Феноменология это в философии: Феноменология

Феноменология – ОБЩИЙ КУРС ФИЛОСОФИИ. Часть I – Философия. Основные понятия о философии

Наука о феноменах сознания, или феноменология, — самостоятельная философская дисциплина, выработанная Эдмундом Гуссерлем, оригинальным немецким философом, которая положила начало принципиально новому подходу к пониманию сознания и его роли в жизни человека. Феноменология (греч. phainomenon — являющееся и logos — учение) — это наука, а точнее, по утверждению самого Гуссерля, научная философия, объектом которой является сознание, осмысливающее бытие самого сознания человека.

Учение о феноменах представляет собой новую философскую систему, стремящуюся описывать события и действия такими, какие они есть. Под феноменом в традиционной философии обычно понимают явление, постигаемое в чувственном опыте. Гуссерль же понимает под феноменом возникающие в сознании смыслы вещей, предметов, явлений. В его феномене воедино сливаются субъект и объект. Внешний мир предстает перед субъектом в естественном потоке феноменов, а самосознание выступает как бытие осознанности. Вообще вне явлений сознания, по Гуссерлю, нет предмета философии, поскольку данность человеческого мира представляет собой сумму явлений, или феноменов, доступных исключительно в качестве наличествующих в сознании.

Э. Гуссерль убежден в том, что сознание всегда активно и целенаправленно в отношении предмета. Оно интенционально по сути (лат. intentio — намерение, тенденция, стремление). Ин-тенциональность трактуется философом не как способ бытия предмета, вещи, явления, а как исполнение, «предположение», или интендирование. Оперируя феноменами, человек интендирует. Иными словами, он всегда имеет дело не только с внешним, но и со своим внутренним миром. Интенция — это род внимания, полагающего предмет. Интенциональность нерасторжимо увязывает сознание и предмет сознания, то есть объединяет субъект и объект, так как сознание устремлено на конкретный предмет с целью смыслового его истолкования. Это состояние, по Гуссерлю, есть врожденная способность субъекта посредством постоянной направленности его сознания на материальные и духовные объекты придавать им жизненный смысл. «Термин «интенциональность» не означает ничего, — разъясняет сам Э. Гуссерль, — кроме общего свойства сознания быть осознанием какой-то вещи» [8]. Это есть конструирование идеального порядка. Образно можно сказать так: сознание человека уподобляется лучику электрического фонарика, который высвечивает в кромешной тьме предметы и вещи, делая их узнаваемыми. При этом лучик целенаправленно ищет только те вещи и предметы, которые подлежат идентификации.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Интенциональность одновременно выражает имманентный мир человеческого сознания, психологически усматривающего общие «идеальные предметы». В нем создаются феномены типа психических переживаний, умозрительных установок, определяющих смысл и назначение предметов. Задача феноменологии — понять подлинный смысл вещей, для чего необходимо очистить сознание от эмпирического содержания. Что же касается бытия предметов и вещей, то оно обретает себя только будучи включенным в сознание человека. В противоположность представителям традиционной гносеологии с ее субъект-объектной дихотомией Э. Гуссерль считает, что осознание предмета и сам предмет сознания неотделимы друг от друга. Первичной реальностью в феноменологии выступает не само по себе «сознание», с одной стороны, и не «материя» — с другой, а некий «жизненный мир». Именно он открывается человеку как коррелят интенционально действующей субъективности, как сфера смыслов и значений, конституированных трансцендентальной субъективностью. Поэтому сознание человека предстает в феноменологии как некая область значений и смыслов, открывающая возможность для многообразных толкований и интерпретаций.

Большое влияние на становление феноменологии Э. Гуссерля оказала трансцендентальная философия И. Канта. У последнего Э. Гуссерль позаимствовал концепцию о мыслительном творчестве по целевому «конструированию» идеальных объектов мира. Он выделял в человеческом сознании несколько уровней, зависящих от целевой направленности сознания, от степени интенциональности. Так, сознание может быть направлено исключительно вовне, на предметы и вещи объективного мира. В таком случае содержанием его становится живое созерцание. Однако оно ориентируется и на самое себя в качестве внутреннего созерцания, которое называется рефлексией. Гуссерль вслед за Кантом индивида как представителя разумного человечества называет трансцендентальным субъектом.

Таким образом, гуссерлевская феноменология стала исходной методологической базой для иррациональной философской системы как «внутренней логики» смыслообразования некоего спектра значений бытия предмета. В сознании ничего нет и не может быть, кроме смыслов реальных или воображаемых предметов.

По Гуссерлю, объективный мир представлен в сознании человека не иначе как конституированное образование. Он связан с неким пунктом, откуда исходит указанное конституирова-ние. Однако специально вопрос о фактической и исторической данности этого исходного пункта философом не поднимается: он отходит на задний план, а на переднем плане стоит системный анализ материальных структур и определение путей их ми-рообразования. Поэтому понимание в философском учении Гуссерля предстает оригинальным способом бытия самого человека. Оно, кстати, не сводится к искусству истолкования и не является неким «методом» оживления мира вещей. Это даже не учет человеческих мотивов или волевых импульсов и желаний, а скорее всего — «снятие мерки» с самой вещи как факта сознания. Для Гуссерля мир существует не вне и не помимо или независимо от сознания, как в материализме, и не в сознании, как в субъективном идеализме, а в некой перспективе сознания, то есть в интенции. Мир, по Гуссерлю, находится вне сознания, но пронизан им, всегда им осмыслен и только в таком виде является реальным.

Феноменологический метод познания и объяснения материального и духовного мира весьма популярен сегодня в мировой философии, а также в естествознании и особенно в медицине. Именно он предостерегает любого исследователя от игнорирования уникальности и самобытности внутреннего (духовного) мира людей. Преодоление кризиса в современной науке и медицине возможно не иначе как на основе феноменологических «рецептов» Э. Гуссерля. В своей работе «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология» он справедливо увязывал тенденцию «натурализации» человека в естественных науках и в философии с социально опасными манипуля-торскими попытками обращаться с людьми примерно так же, как обращаются с предметами и вещами.

Дальнейшее свое развитие идеи феноменологии получили в экзистенциализме, персонализме, философии жизни, герменевтике и т.д. Учение Гуссерля зачастую характеризовалось как «экзистенциальная феноменология», потому что оно детально исследовало «климат современного мышления человека». Человек есть существо, бытие которого заключается в понимании. А это уже главный тезис философской герменевтики.

Феноменология Э. Гуссерля

Определение 1

Эдмунд Гуссерль – ($1859 – 1938$) немецкий философ, основатель феноменологии.

Феноменология считается одним из ведущих направлений в философии $20$ века. Буквально феноменология является учением о феноменах. Эдмунд Гуссерль стоял у истоков феноменологии.

Феномен – явление, которое постигается в чувственном опыте.

Замечание 1

Гуссерль полагал, что феномен это возникающие в сознании смыслы предметов. Чтобы выявить чистое сознание, необходимо отчистить его от натурализма, психологизма, платонизма.

Гуссерль ставил перед собой задачу построить универсальную науку (универсальную философию и универсальную онтологию), которая будет относится к «всеобъемлющему единству сущего», со строгим обоснованием. Таковой должна быть феноменология.

Философская концепция Гуссерля сформировалась под влиянием ведущих философов и мыслителей 19 века. Особенно отводится роль идеям Бернарда Больцано и Франца Брентано.

Б. Больцано выступал с критикой психологизма, считая, что истины существуют вне зависимости от того, выражены они или нет. Это дало возможность Гуссерлю освободить познавательный процесс от давления психологизма.

Ф. Брентано считал, что интенциональность «есть то, что позволяет типизировать психологические феномены». Из этой концепции Гуссерль перенимает его идею интенциональности.

Интенциональность в феноменологии является направленностью сознания на предмет.

Свою оригинальную теорию Гуссерль представил в работах:

  • «Логические исследования» $1901$ год.
  • «Философия как строгая наука» $1911$ год.
  • «Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии» $1913$ год.
  • «Трансцендентальная логика и формальная логика» $1921$ год.
  • «Картезианские размышления» $1931$ год.
  • «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология» $1954$ год.

Готовые работы на аналогичную тему

Своеобразие философии Гуссерля

Замечание 2

Особенностью гуссерлианской философии стало то, что она включала в себя качественно новый метод. Сутью этого метода стала фраза: «Назад к вещам!». Чтобы понять, что из себя представляют вещи, так, как их полагал Гуссерль, необходимо обратиться к характеристике «феноменов», явлений, «которые предстают сознанию после осуществления эпохи, то есть после заключения в скобки нагих философских воззрений и убеждений, связанных с нашей естественной установкой, которая навязывает нам веру в существование мира вещей».

Обращаясь к феноменологическому методу, как полагал Гуссерль, возможно постичь сущность вещи, а не факт. Феноменолога не будет интересовать какая-либо нравственная норма, его будет интересовать – почему она является нормой.

Предметом феноменологии является область чистых истин, априорных смыслов. Гуссерль обозначает феноменологии как «первую философию», это наука о чистых принципах сознания, универсальное учение о методе. Познание полагается в качестве потока сознания, который является внутреннеорганизованным и целостным, но независимым от конкретных психических актов, от субъекта познания.

Феноменологический метод нацелен, как считал Гуссерль, на то, чтобы сделать философию строгой наукой, теорией научного познания, которая будет в состоянии предоставить точное представление о «жизненном мире».

Поскольку старая философия не была способна дать глубинного уровня знания, на основе которого человек смог бы благополучно развиваться, то новая философия и новый метод позволят достичь этих глубинных знаний.

Недостаток старой философии порождает, по мнению Гуссерля, кризис в науке европейских стран, о чем свидетельствует его работа «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология».

Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail.ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

Место и роль философии в контексте феноменологических изысканий Э. Гуссерля Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

А.Н. Бурлуцкий

МЕСТО И РОЛЬ ФИЛОСОФИИ В КОНТЕКСТЕ ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИХ

ИЗЫСКАНИЙ Э. ГУССЕРЛЯ

Э. Гуссерль считает, что философия как «строгая наука» к началу ХХ века перестала соответствовать своему предназначению. Ученый предлагает уйти от рациональных спекуляций и создать новую методологию познания — феноменологию. Феноменология способна лечь в основу наук о сознании и бытии. В качестве конкретных методологий познания, согласно Э. Гуссерлю, следует использовать алгоритм феноменологической дескрипции, включающей в себя: редукцию сознания; интенцию сознания; дескрипцию интенциональных данностей. Методология, предложенная Гуссерлем, апеллирует к интуитивному познанию (в рамках интерсубъективности) как высшему критерию знания о мире.

Ключевые слова: феноменология, философия, наука, бытие, сознание, редукция, интенция, дескрипция, интерсубъективность, интуитивный опыт.

Основатель феноменологии Эдмунд Гуссерль (1859-1938) изначально определяет философию как «строгую науку», с момента своего возникновения претендующую на удовлетворение самых высоких теоретических запросов и объяснение любых феноменов объективной реальности при помощи «чистых форм разума». Претензии философии стать «строгой наукой», по мнению ученого, не нашли реализации ни в одной из исторических эпох в силу того, что философия (практически до ХХ века) не смогла четко сформулировать исследовательские проблемы, определить методы, обосновать теории. Она не ставила перед собой задачи, подобно эмпирическим наукам о природе и духе, и тем самым не смогла трансформироваться в действенную «строгую науку». Сущность философии, не претендовавшей на научность, раскрыл Кант, когда утверждал, что можно научиться философствовать, но научиться философии нельзя.

Гуссерль признает несовершенство современной ему философии, существующей, по его мнению, только на уровне «точек зрения» и не обладающей общей системой идей, учений, методов. Философ актуализирует ряд вопросов («Возможна ли философия как строгая наука?», «Что вообще есть “строгая наука”?», «Возможна ли философия как методология научного познания?» и т.п.) и призывает осуществить «переворот» в философии подобно платоновскому, декартовскому, кантианскому. В то же время Гуссерль подвергает критике философию Гегеля, которую обвиняет в искажении истинных притязаний философии быть наукой. В философской системе гегельянства, пишет он, «:.. .отсутствует критика разума, только и делающая вообще возможной философскую научность» [1, с. 190].

Научная несостоятельность предшествующей философии обусловливает образование строгой научной философии, способной уйти от спекулятивных рассуждений и предлагающей новую конкретную методологию познания. На роль научной философии в начале ХХ века стала претендовать феноменология. По замыслу Гуссерля, феноменология должна была выйти за рамки немецкой университетской философии и как методологическая база лечь в основу всех современных наук о сознании (феноменологическая психология, трансцендентальная феноменология) и бытии (универсальная онтология).

Научную реформу философии Гуссерль предлагает начать с критики, во-первых, натуралистической философии, основанной на принципе натурализма, во-вторых, философии миросозерцания, в основе которой лежит принцип историцизма. Философ указывает, что натурализм как гносеологический принцип возник в результате «открытия природы», сущест-

вующей в единстве пространственно-временного бытия по точным законам природы, а исто-рицизм — вследствие «открытия истории» и обоснования новых наук о духе.

Открытие природы и духа способствовало формированию способов философствования в контексте познания целостного бытия. Однако попытка применить эти способы «всегда и везде» привела к ограничению познания и отходу философии от строгой научности. «Именно в той энергии, — пишет Гуссерль, — с какой натурализм пытается реализовать принцип строгой научности во всех сферах природы и духа, в теории и практике, и с какой он стремится к научному решению философских проблем бытия и ценности, или, по его мнению, “с точностью естествознания”, — в этом заключается его заслуга и в то же время.» [1, с. 194] основная проблема, т.е. натурализация сознания. Сознание, реализуемое в рамках натурализма, предлагает только один путь — эмпирический, в котором мир всегда является наличным и проверяемым экспериментально.

Гуссерль обосновывает проблему философии как «строгой науки» в методологическом измерении своих исследований. Поэтому применение естественнонаучной экспериментальной методологии недостаточно для понимания полного онтологического смысла окружающего мира как во внешнем (естественнонаучном) его проявлении, так и во внутреннем (психологическом). Даже такая наука, как психология, изучающая внутренние переживающие «Я», по мнению Гуссерля, не способна освободиться от натурализма только посредством естественнонаучного опыта и «по поводу физической природы».

Историцизм подобно натурализму полагает себя лишь в сфере фактов эмпирической духовной жизни. Он «рождает к жизни релятивизм, весьма родственный натуралистическому психологизму (направление экспериментальной психологии) и запутывающийся в аналогичные же скептические трудности» [1, с. 222]. Гуссерль указывает, что история — это эмпирическая наука о духе вообще, которая не в состоянии своими силами ничего решить ни положительно, ни отрицательно. История не может выделить, например, различия «.между религией как культурным образованием и религией как идеей, т.е. значимой религией, между искусством как культурным образованием и значимым искусством, между историческим и значимым правом и, наконец, между исторической и значимой философией» [1, с. 224]. Не замечая таких существенных различий, история не способна видеть отношения между идеей и проявляемой ее феноменальной формой.

Если натуральная философия и философия миросозерцания не способны обнаружить «первого по природе» и «первого для нас», возможно ли познание предметов и явлений объективного мира в сущностном и формальном единстве? Гуссерль отвечает положительно, призывая вернуться «назад к опыту, к созерцанию сущности феноменов», к методу самонаблюдения. Для этого, по его мнению, необходимо создать новую науку о сознании, причем отличную от «естествознания сознания» (психологии), т.е. феноменологию сознания.

Гуссерль полагает, что философия, будучи «строгой наукой», возможна как феноменология, и что единственным и основным ее предметом может быть только сознание, а методом его исследования — описание, или феноменологическая дескрипция. Дескрипция как необходимое условие феноменологического исследования сознания определяется рядом методологических процедур: редукцией (очищение сознания), интенцией (направленность сознания на редуцированный предмет с целью обнаружения его сущности), дескрипцией (описание) ин-тенциональных данностей. Дескрипцию вообще «можно характеризовать и как полную определенность интенциональных предметов, и как аналитику актов, в которых полагаются ин-тенциональные данности, и как реконструкцию феноменологического метода в целом» [2, с. 249].

Гуссерль обращает внимание на то, что философ не может довольствоваться известным научным знанием о мире. Он должен исследовать сущность всех предметов, явлений, законов природы. «Если наука строит теории для систематического осуществления своих проблем, то

философ спрашивает, в чем сущность теории, что вообще делает возможным теорию и т.п. Лишь философское исследование дополняет научные работы естествоиспытателя и математика и завершает чистое и подлинное теоретическое познание» [3, с. 254]. Таким образом, феноменология претендует на построение «философии как строгой науки» или научной теории научного познания. Она предлагает новый инструментарий для систематического переосмысления всех наук, в частности философии, и основная ее цель заключается в том, чтобы построить науку о науке, способную решить главную гносеологическую проблему — проблему «объективности познания».

Феноменология Гуссерля — это новая философия, актуализирующая ряд проблем, идей, методологических и категориальных установок, исследовательских тенденций. Приоритетно предметом феноменологии выступает сознание (в отличие, например, от классической философии, сделавшей предметом своего исследования бытие), которому отводится роль гносеологического фундамента. Философское исследование, по мнению Гуссерля, «должно быть направлено на научное познание сущности сознания, на то, что “есть” сознание во всех своих различных образованиях, само по своему существу, и в то же время на то, что “означает”, равно как и на различные способы, какими оно сообразно с сущностью этих образований …мыслит предметное и “выявляет” его как “значимо”, действительно существующие» [1, с. 199]. Не случайно гуссерлианскую феноменологию называют философией сознания.

Сознание, механизмы его функционирования занимают особое место в философском творчестве Гуссерля. Оно представляется первостепенной темой как в эйдической, так и в трансцендентальной феноменологии. Важно отметить, что ученый трактует сознание не так, как его понимали Декарт и Кант.

В отличие от Декарта, Гуссерль не рассматривал сознание как субстанцию, как некую «вещь» мира, включенную в казуальные отношения. По Гуссерлю, сознание — это основа субъективной жизни, в которой «конституируется возможный наличный мир» через спонтанность интенциональных актов, отражающих предметы физической или психической природы [4, с. 16]. Сознание — это область сущностных или априорных («первых по природе») отношений и усмотрений, реализующихся на уровне субъекта. Именно поэтому для феноменологии важным является положение, согласно которому сознание должно исследоваться философски (на основе субъективного опыта), а не с помощью методов других наук.

В отличие от Канта, который придерживался идеи трансцендентного конструктивизма как способа функционирования сознания, Гуссерль не является конструктивистом. Согласно Канту, при фиксации какого-либо факта можно обнаружить и выстроить группу некоторых факторов как условий его возможности. Если полученная конструкция в целом образует систему, позволяющую вывести из нее данный факт, то в рамках трансцендентального обоснования она может считаться вполне достоверной. Согласно Гуссерлю, в философских исследованиях конструктивистская стратегия сознания не может быть до конца достоверна. В этом случае необходимо руководствоваться правилом обращения к опыту. Обращение к опыту обусловливает философское творчество, основанное на анализе данностей опыта и фундаментальных, первостепенных схем и принципов функционирования сознания. Именно в этом заключается суть феноменологической методологии, направленной не на объяснения, а на описание и анализ актов сознания. В ходе феноменологического аналитического описания обнаруживается сущность явлений, фиксируемых в нашей опытной жизни.

Феноменологическое сознание отличается от естественнонаучного и миросозерцательного сознания и сводится к идее интенциональности, которую Гуссерль определял как «направленность на», т.е. направленность сознания на какой-либо предмет. Направленность сознания на анализируемый предмет и выявление его априорной сущности есть главное свойство индивидуального сознания. Интенциональная характеристика анализируемого предмета является носителем объективного смысла, сущностной составляющей сознания индивида.

Интенциональность как «направленность на», или полагание предметности, может существовать лишь при осознании предмета. Интенциональность формирует смысловую структуру сознания, нередуцируемую к психическим и физическим связям; существует в виде единой структуры акта полагания предмета (ноэзис) и его предметного смысла (ноэмы), причем последний не зависит от существования предмета или его данности.

Гуссерль, актуализируя сознание в феноменологическом понимании, критикует тенденцию развития экспериментальной психологии, рассматривавшей логику как часть психологии. Эта тенденция сводилась к психологизму, претендовавшему в начале ХХ века на роль абсолютно точной, основанной на эксперименте и связанной с логической теорией философской методологии. Ученый полагает, что строгую эмпирическую психологию можно построить только в рамках феноменологической (эйдической) психологии, основанной на применении дескриптивного метода. Феноменологию вообще Гуссерль рассматривает как философский метод, на основе которого и может быть создана феноменологическая психология (априорная наука) и трансцендентальная феноменология (наука о сознании и постижении смыслов бытия).

Таким образом, дескриптивная феноменологическая психология, или эйдическая феноменология, — это новая в методологическом отношении психология, отказывающаяся от исследования психического (в данном случае — психофизиологического) как проявления физического мира. Основная задача феноменологической психологии заключается в обнаружении априорных сущностей всех вещей и явлений, т.е. тех сущностей, которые объективно «первые по природе» и которые субъективно проявляются, познаются при применении феноменологической методологии.

В отличие от феноменологической психологии, Гуссерль рассматривает экспериментальную психологию в рамках изучения конкретной связи естественных пространственновременных данностей, а предмет ее исследования сводит к субъективным переживаниям (восприятие, мышление, отражение и т.п.), т.е. к присутствию в мире сознания в виде EGO.

Предметом любой психологии, согласно Гуссерлю, должен быть переживающий субъект, наделенный сознанием, поскольку он и есть показатель наличия сознания. Однако здесь важно указать, что феноменологическая психология — это чистая психология, отличная от психологии как части антропологии и зоологии, где человек и животное могут переживать на уровне физического мира, т.е. психологии как части естествознания.

Феноменологическая, или чистая, психология прежде всего основывается на анализе психологического опыта, который является посредством рефлексии, но иногда в искаженном виде (рефлексия осуществляет любой опыт, в том числе и на физическом уровне). Психический опыт в рамках феноменологической рефлексии концентрирует внимание на субъективном опыте (акте психических переживаний). То, что является посредством феноменологической рефлексии, не зависимо, реально оно или нет, есть феномены (поток различных явлений-актов) или «сознание о» чем-то. «Сознание о» чем-то всегда интенционально, т.е. направлено на постижение априорной сущности феноменов. Феномены в свою очередь соотносительны сознанию. Обыденный язык схватывает эту соотносительность в речевых оборотах: «я думал о чем-то», «я испугался чего-то» и т.п. [4, с. 12-13].

Гуссерль допускает существование такого сознания, которое не связано с рефлексией. Такое сознание, или подсознание, обыденное сознание на уровне автоматизма и т.п., не интенционально, оно «идентируемо», или идентифицируемо. Рефлексия понимает «идентируе-мость» как имманентный процесс, свойственный всякому переживанию, осуществляемому в разных формах.

Только осознание какого-либо явления в различных вариантах его проявления позволяет познать собственную интенциональную структуру феномена, которая есть система индивидуальных интенций и интенционально связанных компонентов. Интенциональное пережива-

ние, т.е. восприятие, отражение, осмысление непрерывной вариантности какого-либо проявляемого явления, полагается как его существование, а наблюдение за многовариантным «потоком» явлений-актов — как «сознание о» чем-то. Интенциональное переживание, поток сознания есть реальность феноменов, фиксируемых в феноменологическом описании.

Отличие экспериментальной психологии от чистой или феноменологической психологии заключается в исследовательской задаче последней, сводящейся к изучению форм интенцио-нальных переживаний в контексте редукции (очищения) их структур к первичным интенциям. Феноменологическая психология первостепенно должна раскрывать редуцируемые интенции, из которых складывается реальная «жизнь общества», определяемая как совокупность опыта собственного «Я» и опыта других «Я» в нашем сознании [4, с. 13-14].

Феноменология изучает опыт своего собственного «Я» и на его основе опыт других «Я» (опыт общества). Однако возникает вопрос: можно ли достичь внутреннего (совокупного) феноменологического опыта своего «Я», не противоречащего опыту других «Я», при этом избежать внешнего опыта экспериментальной психологии? Гуссерль указывает, что психолог собственный психологический опыт осознает через соединение его с опытом «внешней жизни», а феноменолог — через интенциональный опыт «внутренней жизни». Для достижения чистого опыта своего «Я» феноменолог должен практиковать эпохе — отказ от суждений, касающихся объективного мира, полагаемого в естественнонаучной установке.

Эпоха есть акт «заключения мира в скобки», т.е. исключение естественного, природного мира «как он есть» из поля зрения субъекта и замена его миром «переживаемым — воспринимаемым — воспоминаемым — выражаемым» через суждения, мысли, оценки. При использовании эпохе мир (или часть его) не является сам по себе, он приобретает особый феноменологический априорный смысл.

Согласно Гуссерлю, достижение истинного, интеционального смысла мира возможно посредством применения феноменологической редукции к феноменам, что требует реализации двух методологических уровней: во-первых, использования эпохе, во-вторых, описания, или дескрипции, феноменов, которые уже есть не суть объекты, но «единицы смысла». Феноменологическая дескрипция в свою очередь предполагает описание акта переживания, восприятия, осмысления (ноэзис — мышление) и акта описания «того, что пережито», того, что приобрело смысл (ноэма — смысл).

Реализация феноменологического опыта при «заключении в скобки» объективного мира (эпохе) и описании того, что затем является (ноэзис, ноэма), представляется единственно правильным опытом («внутренним опытом» на уровне эйдического видения), не имеющим никаких познавательных границ. Феноменологическая редукция, направленная на постижение априорной сущности феноменов, есть интеллектуально интуитивное достижение эйдо-сов, без которых феномен лишен сущностных характеристик и предстает только как факт, пример. Гуссерль указывает, что «докуда простирается интуиция, созерцательное сознание, дотуда простирается и возможность соответствующей “идиации” (эйдическое видение) или “созерцания сущностей”» [1, с. 213].

Феноменологический опыт, основанный на феноменологической редукции, может распространяться из сферы опыта собственного «Я» на сферу опыта других «Я». Общность феноменологического опыта собственного и других «Я» позволяет достигнуть феноменологического единства мира и выступает критерием существования феноменов. Путь такого достижения лежит в редуцировании собственного индивидуального сознания и интерсубъективной редукции, под которой Гуссерль понимает общность личностей, участвующих в интерсубъективной сознательной жизни, а также схожесть восприятия многих «Я» по одному интенцио-нальному предмету [4, с. 14-16].

Ученый обращает внимание на то, что возможность интерсубъективной редукции обусловливает появление новой философии, новой методологии философских исследований.

Становление такой философии связано с переходом от феноменологической психологии к трансцендентальной феноменологии, использующей трансцендентальную редукцию как продолжение редукции психологического опыта. Трансцендентальная феноменология редуцирует психологически очищенную, эйдическую интерсубъективность к трансцендентальной интерсубъективности, т.е. к такой универсальной интерсубъективности, которая «конституирует мир».

При осуществлении эпохе психологическая интерсубъективность переходит, трансформируется в трансцендентальную интерсубъективность, такую конкретную первооснову, «благодаря которой все, что трансцендируется сознанием, в том числе и любая реальность в мире, обретает смысл своего существования. Ибо всякое существование уже по сути своей “относительно” и обязано своей природой единству интенции, которая, будучи установлена согласно трансцендентальным законам, порождает сознание с его характером веры и убеждений» [4, с. 19].

Таким образом, феноменология как строгая философская наука, или наука о конкретных феноменах, присущих субъективности и интерсубъективности, есть априорная наука о всевозможных видах существования. Предмет феноменологии универсален, поскольку нет таких априорных сущностей, которые не зависели бы от интенционального конструирования и субъективного проявления. Феноменологическая методология призвана решить задачу описания универсума априорных сущностей, реализуемых посредством приведения всех объективностей к их трансцендентальному началу, постигаемому в трансцендентальной интерсубъективности.

Претензия феноменологии на роль универсальной философии как науки и новой методологии познания, охватывающей всю совокупность знаний о мире, ее претензия на переворот в философии нашли свое отражение в предметной и методологической установке — познаваемость феноменального мира не имеет границ. Основной тезис феноменологии сводится к тому, что все философские проблемы имеют свое место в рамках феноменологии, которая способна обнаружить в источнике трансцендентального опыта, или эйдической интуиции, сущностные характеристики проявляемого мира и выделить способы их постижения. Значение «новой философии» в данном случае сводится к актуализации «новой методологии», т.е. феноменологическому постижению различного рода сущностей на основе интуиции, позволяющей избежать всяких спекулятивных методов, а также ненужных умозаключений и доказательств.

Литература

1. Гуссерль Э. Философия как строгая наука // Избранные труды. М., 2005.

2. Серкова В.А. Феноменологическая дескрипция. СПб., 2003.

3. Гуссерль Э. Логические исследования. СПб., 1907. Т. 1.

4. Гуссерль Э. Феноменология. Статья в Британской энциклопедии // Логос. 1991. Вып. 1.

1. Феноменология (Э. Гуссерль). Введение в философию

1. Феноменология (Э. Гуссерль)

Феноменология — одно из важнейших направлений в философии XX века, как определенная методология философского исследования оказавшее влияние на другие течения (прежде всего экзистенциализм) и гуманитарные науки. Основатель этого направления — немецкий философ Эдмунд Гуссерль (1859–1938). Он был учеником немецкого философа Франца Брентано (1838–1917), разработавшего метод непосредственного описания психических явлений и вычленения их структур. Брентано также выдвинул идею интенциональности (направленности на другое) как отличительной особенности психических явлений. Эта идея стала ядром феноменологического подхода. Феноменология с самого начала формировалась не как замкнутая философская школа, а как широкое философское движение, в котором уже в ранний период возникают тенденции, несводимые к философии Гуссерля. Тем не менее ведущую роль в ее становлении сыграли именно работы Гуссерля, и прежде всего его двухтомный труд «Логические исследования» (1900–1901), а также сочинение «Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии» (1913). Феноменология получила широкое распространение в Европе и Америке, а также в Австралии, Японии и некоторых других странах Азии. Архивы Гуссерля находятся в Лувене (Бельгия, основной архив), Кёльне, Фрейбурге, Париже; исследовательские центры и феноменологические общества существуют во многих странах мира.

Исходный пункт феноменологии как философского учения — возможность обнаружения и описания интенциональной (направленной на предмет) жизни сознания. Существенная черта феноменологического метода — отказ от любых непроясненных предпосылок. Феноменология также исходит из идеи неразрывности и в то же время взаимной несводимости (нередуцируемости) сознания и предметного мира (природы, социума, духовной культуры). Гуссерлевский лозунг «К самому предмету!» ориентирует на отстранение от причинных и функциональных связей, существующих между сознанием и предметным миром, а также на отказ от признания их мистического взаимопревращения. Тем самым за сознанием остается лишь функция смыслообразования (установление смысла предметов), не связанная с какими-либо мифологическими, научными, идеологическими и повседневно-обыденными установками. Движение к предметам — это воссоздание смыслового поля (поля значений) непосредственно между сознанием и предметами.

Для этого необходимо обнаружение и выявление чистого сознания, или сущности сознания, что предусматривает определенную методологическую и собственно феноменологическую работу: критику философских и психологических учений (натурализм, историзм, психологизм, платонизм), усматривающих сущность сознания в указанных установках; а также феноменологическую редукцию, то есть исключение этих установок — как внешних по отношению к сознанию — из сферы рассмотрения, или, как говорит Гуссерль, «вынесение их за скобки». С точки зрения Гуссерля, любой предмет должен быть взят только как коррелят сознания, то есть как находящийся лишь в соотношении с сознанием (восприятием, памятью, фантазией, суждением, сомнением, предположением и т. д.). Предмет при этом не превращается в сознание, но его значение, или смысл (для Гуссерля эти термины тождественны), схватывается именно так, как он усматривается сознанием. Феноменологическая установка нацелена, таким образом, не на восприятие известных и выявление еще неизвестных свойств, функций предмета, но на сам процесс сознания как процесс формирования определенного спектра значений, усматриваемых в предмете, его свойствах и функциях. При этом неважно, существует ли предмет реально или же он иллюзия, галлюцинация, мираж. «Безразличие» к существованию предмета носит условно-методологический характер, сознание предстает здесь как «переплетение переживаний в единстве их потока», никак не определяемого предметом, смысл которого оно устанавливает (конституирует). В то же время сознание не есть нечто «чисто внутреннее» (понятия внутреннего и внешнего не являются основными в феноменологическом учении о сознании), в сознании нет ничего, кроме смысловой направленности на реальные, идеальные, воображаемые или просто иллюзорные предметы. Чистое сознание — это не сознание, очищенное от предметов, напротив, сознание здесь впервые выявляет свою сущность как смысловое смыкание с предметом благодаря самоочищению от навязываемых схем, догм, шаблонных ходов мышления, от попыток найти основу сознания в том, что сознанием не является. Феноменологический метод — это выявление и описание поля непосредственной смысловой сопряженности сознания и предмета, поля, горизонты которого не содержат в себе скрытых, не проявленных в качестве значений сущностей.

У Гуссерля взаимная несводимость сознания и предметного мира выражается в различении трех видов связей: между вещами (предметами и процессами внешнего мира), между переживаниями и между значениями. Связь значений — идеальная, а не дедуктивно- или индуктивно-логическая, она дана только в описании как процесс смыслоформирования. Сознание в своей сущности принципиально непредметно, оно не может быть представлено как объект, причинно определяемый или функционально регулируемый. Сознание обнаруживает себя как направленность на предмет (это и есть конституирование значения), как бытие осознанности, но не как осознанная предметность.

Переворот в философии, который Гуссерль провозглашает в своей программной статье «Философия как строгая наука» (1910–1911) [1], связан прежде всего с поворотом к непсихологически понятой субъективности и с критикой натурализма, который, по Гуссерлю, или просто отождествляет все существующее с физической природой, или допускает существование причинно или функционально зависимого от нее психического. В «натурализировании» разума Гуссерль увидел опасность не только для теории познания, но и для человеческой культуры в целом, ибо натурализм стремится сделать относительными как смысловые данности сознания, так и абсолютные идеалы и нормы. Релятивизму натурализма он противопоставляет методологию строгой науки о сознании, в основе которой лежит требование направлять рефлексию (размышление) на смыслообразующий поток сознания и выявлять смысловую данность переживания внутри конкретного потока сознания. «Строгость» в учении о сознании подразумевает, во-первых, отказ от высказываний, в которых нечто утверждается о существовании предметов в их пространственно-временных и причинных связях; во-вторых, отказ от высказываний относительно причинно-ассоциативных связей переживаний. Ни предметы, ни психологические состояния не перестают существовать оттого, что при повороте к феноменологической установке причинность и функционализм лишаются статуса единственного метода изучения сознания.

Гуссерль вводит особые термины для обозначения процедур феноменологического метода, благодаря которым совершается переход от естественной (натуралистической) установки к феноменологической: эпохе (воздержание от суждений по поводу того, что является внешним по отношению к сознанию) и феноменологическая редукция (вынесение его за скобки), то есть выдвижение на первый план смысловой связи сознания и мира. Для «наивного человека» (выражение Гуссерля) тип связи между предметами сливается с типом связи между предметами и сознанием. Феноменологическая установка отстраняется от причинно-функциональной взаимозависимости сознания и предметного мира. Лозунг «К самому предмету!» — это требование удерживать внимание на смысловой направленности сознания к предметам, в которой предметы раскрывают свой смысл без отсылки к природным или рукотворным связям с другими предметами. В этой процедуре нет ничего сверхъестественного: достаточно, например, направить внимание на дом как на архитектурное сооружение, несущее определенный культурно-исторический или социальный смысл, «вынеся за скобки» дом как препятствие (или цель) и дом как результат деятельности строителей. Постижение смысловых связей Гуссерль называет «созерцанием сущностей», к чему и должна подготовить сознание феноменологическая редукция, очистив его от всякого эмпирического содержания и вынеся за скобки вопрос о существовании внешнего по отношению к сознанию мира. Феноменология объединяет традиционно противопоставляемые в философии идеальные, вневременные предметы и временной поток сознания. Поток сознания и идеальный предмет здесь — лишь два рода непсихологических связей сознания. Гуссерль отождествляет идеальное и общее; усмотрение общего — не интеллектуальная, рассудочная операция, но особое, «категориальное созерцание». Созерцание общего должно иметь чувственную опору, которая, однако, может быть совершенно произвольной: идеальный предмет не связан необходимым образом с каким-либо определенным видом восприятия, памяти и т. д. Таким образом, имеют место два существенно различных уровня интенциональности: усмотрение идей (чистых сущностей) надстраивается над восприятием индивидуальных предметов и процессов и радикально изменяет саму направленность сознания (например, восприятие чертежа — это лишь чувственная опора для усмотрения геометрических соотношений).

Время рассматривается в феноменологии не как объективное время, но как темпораль-ность (временность) самого сознания, и прежде всего его первичных форм существования — восприятия, памяти, фантазии. Темпоральность раскрывает сознание как одновременно активное и пассивное, как сочетание переднего плана восприятия — предметов, их форм, цветов и т. д. — и заднего плана, или фона, это основа единства сознания. Временной поток сознания соединяет в себе все его характеристики, как они понимаются в феноменологии: непредметность, несводимость, отсутствие извне заданного направления, воспроизводимость и уникальность.

Принципиальным для феноменологии является разработка онтологического понимания истины. Гуссерль называет истиной, во-первых, определенность бытия, то есть единство значений, существующее независимо от того, усматривает ли его кто-то или нет, а также само бытие, понимаемое как «предмет, свершающий истину». Иначе говоря, истина — это тождество предмета самому себе, «бытие в смысле истины» (истинный друг, истинное положение дел и т. д.). Во-вторых, истина — это структура акта сознания, которая создает возможность усмотрения положения дел именно таким, каково оно есть, то есть возможность тождества (совпадения) мыслимого и созерцаемого; очевидность как критерий истины является переживанием этого совпадения.

С представлением о субъективности сознания и характере его объективации связаны такие понятия феноменологии, как интерсубъективность и историчность. Мир, который мы обнаруживаем в сознании, есть интерсубъективный мир, то есть пересечение и переплетение объективированных смыслов. Что касается исторического мира, то он, согласно Гуссерлю, «дан прежде всего, конечно, как общественно-исторический мир, но он историчен только благодаря внутренней историчности индивидов». В основе историчности лежит, во-первых, первичная темпоральность (временность) индивидуальных человеческих сознаний как условие возможности временного и смыслового поля любого сообщества и, во-вторых, возникшая в Древней Греции «теоретическая установка», связующая людей для совместной работы по созданию мира смысловых структур. В таком понимании европейская культура должна исполнить свое предназначение — осуществление «сверхнациональности» как цивилизации нового типа не столько на пути унификации экономических и политических связей, сколько через «дух свободной критики», который ставит перед человечеством новые, бесконечные задачи и «творит новые, бесконечные идеалы».

Таким образом, феноменология — это учение о бытии сознания, которое несводимо (равно как и невыводимо из них) к «практическим последствиям» (прагматизм), к иррациональному потоку бытия или образу культуры (философия жизни), к практической деятельности (марксизм), к индивидуальному или коллективному бессознательному (психоанализ), к знаковым системам и структурным связям как каркасу культуры (структурализм), к логическому и лингвистическому анализу (аналитическая философия). В то же время феноменология имеет определенные точки соприкосновения практически со всеми течениями мысли, сформировавшимися или получившими распространение в XX веке. Существенная близость обнаруживается там, где на первый план выступает проблема значения (смысла), где анализ наталкивается на несводимость значения к тому, что не является значением или смыслообразующим актом. В феноменологическом учении о сознании выявляются предельные возможности многообразных способов смыслообразования: от простейшей фиксации пространственно-временного положения объекта до усмотрения идеальных предметов, от первичного восприятия предмета до размышления о смысловых основах культуры.

Феноменология / Философский словарь

Феноменология

(Phanomenologie; от феномен и греч. logos — «учение») — учение о явлении. Она обозначает:
1) у Канта — учение об эмпирических явлениях в противоположность к учению о вещи-в- себе, вещи самой по себе; Кант употребляет слово «феноменология» в своей работе «Metaphysische Anfangsgriinden der Naturwissenschaft»; в его трёх «Критиках» оно не встречается;
2) у Гегеля («Феноменология духа») — это метафизическое изображение сознания в его диалектическом поступательном движении от чувственной непосредственности — через самосознание, нравственность, искусство, религию, науку, философию— к абсолютному знанию;
3) у Брентано и его школы — то же, что и «описательная, дескриптивная психология»;
4) у Штумпфа — анализ чувственного содержания и образов памяти, проникающий вплоть до последних компонентов;
5) у Н. Гартмана — непредвзятое выявление и описание феноменов (данного), как первая ступень систематизирующей работы мысли, за которой следуют вторая и третья ступени — апоретика (проблематика) и теория;
6) у Гуссерля — исследование значения и смысла, наука о сущностях (см. Эйдос), которая, подобно геометрии, имеет дело только с чистыми «эссенциями», сущностями, но не с реальными «экзистенциями», вещами, фактами, сведения о которых намеренно исключены, «заключены в скобки» (см. Эпохе). Вернее, у Гуссерля феноменология есть не учение о самой сущности, а наука о созерцании сущности, о сознании, созерцающем сущность; важнейшей особенностью этого сознания является интенциональность (см. Интенция), т. е. сознание есть сознание о чем-либо.

В самой сущности переживания не заключено не только того, что оно есть, но также и того, сознание о чем оно есть, и в каком определённом и неопределённом смысле оно является сознанием, одним словом, что оно «полагает». Реальностью обладает отнюдь не то, что является самостоятельным, но только интенциональное, осознанное, являющееся. «Сущности», которые имеют значение для целого ряда «индивидов» (индивидуальных данностей), основывают как бы некую сферу, объединяющую «индивидов», принадлежащих к соответствующей сущности«, т. е., например, то, что утверждается о сущности «общности», имеет значение для всех действительных общностей. Последняя (абстрактнейшая, чисто формальная) всеобщность сущностей образует «сферу-для-себя», исследование которой составляет конечную задачу феноменологии: создание некоторой Mathesis universalis, которая охватывает логику, математику, теории множеств и отношений и должна проложить для науки путь к «самим вещам». Феноменология Гуссерля представляет собой наряду с философией жизни, экзистенцфилософией, онтологией одно из четырёх крупнейших течений, определяющих современную философию.

Метод Гуссерля ставит себя на место естественной природной установки человека по отношению к тому, что встречается ему в жизни, — установки, которая является скрытым или явно выраженным предположением о возможности того, что мир, микрокосмос вообще может существовать. Феноменология хочет расчистить тот путь к явлениям, который при «природной» установке перегорожен предубеждениями о том, что же здесь является. Сознание, освобождённое от всех человеческих установок, становится полаганием мира, т. е. прямой направленностью на то, что дано, на «мир», который, однако, надо понимать не как микрокосмос, а как коррелят состояний сознания, при которых сознание является только пунктом соотнесения его направленности на предметное существование, т. е. его «интенциональности». В феноменологии сознание становится «чистым» сознанием. Существование предметов оно испытывает, познает благодаря «интенциональному переживанию» — в ходе созерцания, при помощи смутных представлений, осмысления, оценки, в ходе практических устремлений и т. д.; участие субъекта в этих процессах сознания не интересует феноменологию в первую очередь.

Мир превращается в «феномен мира». В этом смысле феноменология является наукой о конструировании, построении мира, такого, какой имеет значение сущего для человека, обладающего феноменологической установкой, о структуре бытия, которое для такого человека имеет значение идеальной предметности. Это конструирование и эта структура осуществляются в придающих смысл чистых переживаниях сознания и его «мнимых», т. е. «интендированных» образах. Гуссерль считал свою феноменологию основной наукой философии вообще; и действительно, как метод она оказала огромное влияние на развитие философии, в особенности на экзистенцфилософию, онтологию и логистику.

Смотрите также:
Эйдос
Эпохе
Интенция

9.3 Феноменология э. Гуссерля

Феноменология (от греч. phainomenon — являющееся) — это влиятельное течение западной философии XXв. Хотя сам термин использовался Кантом и Гегелем, широкое распространение он получил благодаря немецкому философу Эдмунду Гуссерлю (1859—1938), создавшему масштабный проект феноменологической философии. Однако феноменологический метод применяется не только в философии, но и в ряде других наук, например, литературоведении, социальных науках, особенно в психологии и психиатрии. Интерес к феноменологии сегодня охватывает не только западную и восточную Европу, но и Латинскую Америку, Японию. Первый Всемирный конгресс по феноменологии состоялся в Испании в 1988 г. Являясь одним из основополагающих течений современной философии, феноменология отличается высоким уровнем разработки метафизических проблем, связанных с рефлексией над предельными основаниями культуры и человеческого существования. Представителями феноменологии являются Мартин Хайдеггер (1889—1976), Тейяр де Шарден (1881—1955), Жан Поль Сартр (19051980), М. Мерло-Понти (1908—1961) и др. Каждый из них понимает феноменологию по-своему, но есть и единые установки, которых они придерживаются. Так, познание они сводят к созерцанию феноменов. Феномены — это непосредственные переживания человека, которые еще не прошли рациональную обработку сознанием. Например, феномены «грозы» не совпадают с самой грозой. Переживания, которые человек испытывает во время грозы, имеют множество оттенков, их анализом он начинает заниматься после пережитого. Феноменом можно назвать все, что угодно, в их числе: эмоции, рационально протекающая мысль, рассуждения и т. д. Для феноменологов не является принципиальным, стоит ли за феноменом какая-либо объективная реальность или нет, главным является сам феномен, и он исследуется в сознании. Феноменологическая установка отличается от установки наблюдения в традиционной науке. Ученый фиксирует внимание на внешних факторах, а феноменолог — на переживаниях, которые происходят «во мне самом». Традиционная философия рассматривает соответствие нашего мышления объективной реальности. Если соответствие есть, то оно является истиной. Задача феноменологии — преодоление дуализма объективного мира и нашего знания о нем. Ее интересует не соответствие, а сами мысли и переживания, которые испытывает человек. В отличие от других наук, феноменология — это учение о чистой субъективности. Она — абсолютно беспредпосылочная наука. Это важная отличительная черта феноменологии. Другие науки опираются на предпосылки, которые недоказуемы, например, в математике — это аксиомы. Феноменология же опирается на интуитивную очевидность, какой являются непосредственные переживания. Они есть, и доказывать их не нужно. Другой отличительной чертой феноменологии является солипсоидность («я сам»). В связи с этим, возникает проблема совпадений: как сравнить мои переживания и другого. Интерсубъективность является главной проблемой в феноменологии.

По словам Гуссерля, феноменология должна освободить науку от трансцендентальной наивности. Все знания, по его мнению, страдают натурализмом. Ученые не критически отождествляют свои мысли с объективной реальностью, с вещами этого мира. Феноменологи, как и Кант, утверждают, что совпадений не должно быть, существуют как вещи сами по себе, так и «вещи в себе». Как только мы представляем вещь, в нашем сознании возникает ее образ, а какова вещь без образа, нам не дано знать. Поэтому феноменология предлагает: не нужно рассуждать, вещи нам даны в ощущениях, и больше нас не должно ничего интересовать. Знание феноменов достигается не путем логических операций, а путем непосредственного созерцания и психологического самонаблюдения. Благодаря этому феноменология имеет твердую почву под ногами.

Ключевыми понятиями феноменологии являются:

«интенциональность» — направленность сознания не только на объект, находящийся в самом сознании, но и его обращенность к внешнему миру, а также сами способы этой направленности;

«эпохе» — воздержание от суждений до тех пор, пока сознание не освободится от всякого рода догм;

«редукция» — сведение поля анализа к потоку феноменов, где только и возможно обнаружить подлинный смысл.

Гуссерль считал, что философия может стать строгой наукой только тогда, когда она сделает своим предметом структуру «чистого» сознания, когда она будет свободной от индивидуальных (психологических, социальных) характеристик, и тогда она превратится в феноменологию, отказавшись обосновывать свои выводы с помощью наук.

Что ты читаешь… О феноменологии

В том виде, в каком он был впервые введен Гуссерлем, феноменологический метод представляет собой значительный отход от более ранних философий. Были поставлены под вопрос представления о субъективности и объективности, которые оставались неизменными на протяжении столетий. Новая отправная точка философии — субъективный опыт — была введена вместе с методологической практикой — вынесением за скобки допущений, — которые ранее казались бесполезными.

По сравнению с томами по этике, онтологии, метафизике и политике, написанными такими философами, как Ницше, Маркс, Милль и Джеймс, описания Гуссерлем того, как он воспринимает объекты в своей комнате, сравнительно скучны.И все же идея феноменологии весьма радикальна, как показали феноменологи, последовавшие за Гуссерлем. Феноменологические исследования Хайдеггера привели его к выводу, что людям нужен новый способ «бытия-к-смерти», обеспечивающий подлинность. Фанон и де Бовуар сформулировали расовую и гендерную критику общества, рассмотрев субъективное устройство чернокожих и женщин. И Сартр, и Мело-Понти использовали феноменологию, чтобы оживить аргументы в пользу коммунистических принципов. С момента своего появления в логических исследованиях Гуссерля и до настоящего времени феноменологический метод использовался для обсуждения многих тем и изменил то, как философы взаимодействуют с миром.Ниже приведены некоторые недавние работы, продолжающие эту традицию.

  • Бенс Нанай, «Феноменология восприятия», Philosophical Perspectives , 2012.
  • Фарид Масрур, «Тонка ли перцептивная феноменология?» Философия и феноменологические исследования , 2011.
  • Сюзанна Шелленберг, «Онтологический минимализм в феноменологии», Философия и феноменологические исследования , 2011.
  • Бойд Миллар, «Сенсорная феноменология и содержание восприятия», The Philosophical Quarterly , 2011.
  • Андерс Нес, «Тематическое единство в феноменологии мышления», The Philosophical Quarterly , 2012.

 

См. страницу члена Routledge APA для получения дополнительных книг по феноменологии. Члены APA получают 20% скидку на все книги.

*

У вас есть предложение для колонки Что вы читаете ? Свяжитесь с нами здесь .

Феноменология — Энциклопедия Нового Света

Феноменология — это, по формулировке ее основателя Эдмунда Гуссерля, изучение опыта и способов, которыми вещи представляют себя в опыте и через него.Взяв за основу точку зрения от первого лица, феноменология пытается описать существенные черты или структуры данного опыта или любого опыта в целом. Одной из центральных структур любого опыта является его интенциональность, или его направленность на какой-либо объект или положение дел. Теория интенциональности, центральная тема феноменологии, утверждает, что любой опыт обязательно имеет эту объектную связь, и поэтому одна из крылатых фраз феноменологии звучит так: «Всякое сознание есть сознание из ».Короче говоря, в своем опыте мы всегда уже связаны с миром, и упускать из виду этот факт — значит совершать один из смертных грехов феноменологии: абстракцию.

Этот акцент на интенциональной структуре опыта отличает феноменологию от других современных эпистемологических подходов, в которых существует четкое разделение между переживающим субъектом и переживаемым объектом. Начиная с Рене Декарта, это различение субъекта и объекта породило традиции рационализма и эмпиризма, которые сосредотачиваются на одном из этих аспектов опыта за счет другого.Феноменология стремится внести коррективы в эти традиции, объясняя, что переживающий субъект и переживаемый объект не связаны внешне, а внутренне едины. Это единое отношение между субъектом и объектом и есть « феноменов », которые феноменология берет за отправную точку своего дескриптивного анализа.

Дисциплина феноменологии как историческое движение берет начало у Эдмунда Гуссерля (1859-1938). Он считается «отцом» феноменологии и много работал над тем, чтобы сделать ее строгой наукой.Он продолжал развиваться в европейской философии двадцатого века благодаря работам Макса Шелера, Мартина Хайдеггера, Ханны Арендт, Жан-Поля Сартра, Мориса Мерло-Понти, Поля Рикера, Эммануэля Левинаса, Жака Деррида и Жан-Люка Мариона. Учитывая его постоянное развитие и применение в различных других дисциплинах (прежде всего — в онтологии, социологии, психологии, экологии, этике, теологии, философии разума), оно считается одним из самых значительных философских движений двадцатого века.

Гуссерль — отец феноменологии

Эдмунд Гуссерль родился 8 апреля 1859 года в еврейской семье, жившей в Австрийской империи. Он начал свою академическую карьеру как математик, защитив докторскую диссертацию в Вене в 1882 году. Находясь в Вене, он посещал лекции выдающегося психолога и философа Франца Брентано, который в последующие годы оказал значительное влияние на Гуссерля.

В 1886 году Гуссерль обратился в протестантизм, а в следующем году он защитил свой Habilitation по концепции числа в университете Галле, где он должен был провести следующие четырнадцать лет как Приват-доцент .В этот период его углубленное изучение математики привело его к рассмотрению нескольких фундаментальных проблем эпистемологии и теории науки. Эти интересы вылились в его первую крупную работу « Логические исследования » (1900–1901), которая считается основополагающим текстом феноменологии.

С 1901 по 1916 год Гуссерль был профессором Геттингенского университета, где он опубликовал свой следующий крупный труд « идей, относящихся к чистой феноменологии и феноменологической философии», том первый (1913).Этот текст ознаменовал его переход от описательной феноменологии его более ранних работ к трансцендентальной феноменологии. В 1916 году Гуссерль отправился во Фрайбург и стал заведующим кафедрой философии, наняв нескольких помощников, в первую очередь Эдит Штайн и Мартина Хайдеггера, которые были редакторами знаменитых лекций Гуссерля по феноменологии внутреннего времени-сознания (1928). . Гуссерль также ушел в отставку в 1928 году, и его сменил Мартин Хайдеггер на посту председателя отделения во Фрайбурге.

В течение последних пяти лет своей жизни Гуссерль стал жертвой антисемитизма восходящей нацистской партии в Германии. В 1933 году он был исключен из списка профессоров университета и лишен доступа к университетской библиотеке. В 1930-х годах Гуссерль был изолирован от университетской среды в Германии. В 1935 году Гуссерля пригласили читать лекции в Вене и Праге. Эти лекции были разработаны для включения в его последнюю крупную работу « Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология » (1952). ).

Большинство книг, опубликованных Гуссерлем при его жизни, были по существу программными введениями в феноменологию. Но они составляют лишь небольшую часть его обширного творчества. Поскольку Гуссерль имел привычку каждый день записывать свои феноменологические размышления, он также оставил около 45 000 исследовательских рукописей. Когда во время Второй мировой войны эти рукописи оказались под угрозой, их переправили контрабандой в монастырь в Бельгии. В конце концов, эти рукописи (наряду с другими неопубликованными лекциями, статьями и документами) были организованы для создания Гуссерлевских архивов, основанных в Институте философии в Лёвене, где они остаются и по сей день.Гуссерлевские архивы продолжают публиковаться в критическом издании под названием Husserliana и продолжают оставаться основным источником феноменологических исследований.

Предшественники и влияния

Существует несколько прецедентов формулировки Гуссерлем дисциплины феноменологии. Даже в античной философии можно найти различие между phainomenon (по-гречески «видимость») и «реальностью», различие, которое можно найти, например, в аллегории Платона о пещере или в силлогизме явления Аристотеля.Этимология термина «феноменология» происходит от соединения греческих слов phainomenon и logos , что буквально означает рациональное объяснение ( logos ) различных способов появления вещей. Одним из устремлений и преимуществ феноменологии является ее стремление и уникальная способность восстановить многие из решающих аспектов классической философии.

В восемнадцатом веке «феноменология» была связана с теорией явлений, найденной в анализе чувственного восприятия эмпирического знания.Этот термин использовал Иоганн Генрих Ламберт, ученик Кристиана Вольфа. Впоследствии его присвоили Иммануил Кант, Иоганн Готлиб Фихте и Георг Вильгельм Фридрих Гегель. К 1889 году Франц Брентано (1838–1970) использовал этот термин для обозначения своей «описательной психологии». Центральным элементом формулировки Брентано его описательной психологии была теория интенциональности, концепция, которую он возродил из схоластики, чтобы определить характер психических явлений. Гуссерль, наряду с Алексиусом Мейнонгом, Кристианом фон Эренфельсом, Казимиром Твардовским и Антоном Марти, были учениками Брентано в Вене, и их харизматичный учитель оказал на них значительное влияние.Благодаря центральной роли теории интенциональности в творчестве Гуссерля, Брентано считается главным предшественником феноменологии.

См. также:

  • Скептицизм (к понятию эпохи)
  • Рене Декарт (Методологические сомнения, ego cogito )
  • Британский эмпиризм (Гуссерль имел особую близость к трудам Локка, Юма, Беркли, Милля)
  • Иммануил Кант и неокантианство (один из главных противников Гуссерля, тем не менее повлиявший на его трансцендентальный поворот)
  • Франц Брентано (за концепцию интенциональности и метод описательной психологии)
  • Карл Штумпф (психологический анализ, оказавший влияние на ранние работы Гуссерля)
  • Уильям Джеймс (его Принципы психологии (1891) произвели сильное впечатление на Гуссерля, а его «радикальный эмпиризм» имеет поразительное сходство с феноменологией)

Ранний Гуссерль из

Логических исследований

Хотя « логических исследований » не была первой опубликованной работой Гуссерля, он считал ее первым «прорывом» в феноменологии.Это не только основополагающий текст феноменологии, но и один из важнейших текстов философии двадцатого века. Он состоит из спора между психологизмом и логицизмом , спора, который формирует фон первоначальной формулировки Гуссерлем интенциональности. Психологизм утверждает, что психология должна обеспечить теоретическую основу эпистемологии. Поскольку восприятие, убеждение и суждение по своей природе являются психическими явлениями, эмпирические исследования психологии являются надлежащей областью, в которой следует исследовать эти формы познания.Согласно психологизму, это относится ко всем научным и логическим рассуждениям.

Для Гуссерля эта позиция упускает из виду фундаментальное различие между областью логики и психологии. Логика занимается идеальными объектами и законами, управляющими ими, и не может быть сведена к субъективному психическому процессу. Гуссерль утверждает, что идеальные объекты логики и математики не претерпевают временных изменений психических актов, но остаются вневременными и объективными при множественных действиях различных субъектов.Например, 2 + 3 = 5 независимо от того, сколько раз это повторяется или какие операции выполняют разные люди.

Таким образом, основная ошибка психологизма состоит в том, что он не различает предмет познания и акт познания. С другой стороны, логицизм — это точка зрения, что эти идеальные объекты и их законы составляют основу познания и остаются полностью автономными от эмпирических условий. Таким образом, областью логики является sui generis , и нет необходимости прослеживать структуры мышления до предикативного опыта конкретных объектов в мире.Логицизм терпит неудачу, согласно Гуссерлю, потому что он не принимает во внимание способы, которыми субъективные действия функционируют в структурировании идеальной объективности.

Чтобы объяснить субъективные процессы психологии и идеальную объективность логики, Гуссерль разработал свою теорию интенциональности. Через него он пытался объяснить как акты сознания, так и строение идеальных объектов, не сводя одно к другому. Сосредоточив внимание на отношении или соотношении между актами сознания и их объектами, Гуссерль хотел описать априорную структуру этих актов.Тем самым он приостановил метафизический статус этих объектов опыта. В частности, посредством этого процесса заключения метафизических вопросов в скобки он попытался выработать эпистемологическую позицию, которая не была бы ни метафизическим реализмом, ни метафизическим идеализмом, а была бы метафизически нейтральной.

Трансцендентальная феноменология

По мере углубления феноменологических исследований Гуссерля он начал развивать дескриптивную феноменологию своих ранних работ в трансцендентальную феноменологию.Этот «трансцендентальный поворот» сопровождался двумя методологическими уточнениями через понятия эпох и редукции . Эпохе — это методологический сдвиг в отношении человека от наивного принятия определенных догматических представлений о мире к «выводу за скобки» или отстранению этих убеждений для раскрытия их истинного смысла. Это аналогично математической процедуре получения абсолютного значения определенного числа, например, взятию числа 2 и индексации его — [2].Когда кто-то заключает в скобки естественную установку, они, по сути, заключают в скобки ее обыденную значимость, чтобы обнаружить ее значение. Редукция, с другой стороны, — это термин, который Гуссерль в конце концов использовал для описания тематизации отношения между субъективностью и миром. В буквальном смысле редуцировать свой естественный опыт означает «возвратить» свое внимание к всеобщим и необходимым условиям этого опыта. И эпоха, и редукция являются важными чертами в освобождении от натуралистического догматизма, чтобы осветить вклад, который субъективность играет в конституировании смысла.По этой причине трансцендентальную феноменологию также часто называют конститутивной феноменологией.

Трансцендентальный поворот в феноменологии, возможно, является наиболее противоречивым и оспариваемым аспектом дисциплины. Гуссерль впервые разработал его в «Идеях I », которая до сих пор остается одной из его наиболее критикуемых работ. В первую очередь его критиковали Мартин Хайдеггер, Морис Мерло-Понти и Поль Рикер, которые видели в нем возврат к своего рода идеализму в духе Канта или Фихте.Другие утверждали, что идеализм Гуссерля в этот период его исследований не отказывается от эпистемологического реализма его ранних работ.

Генетическая феноменология

Более поздние работы Гуссерля можно охарактеризовать тем, что он назвал генетической феноменологией , что было дальнейшим расширением сферы феноменологического анализа. Генетическая феноменология лучше всего может быть описана в отличие от статической феноменологии , различение, которое Гуссерль провел еще в 1917 году.Статическая феноменология — это стиль анализа, который можно найти, например, в Логических исследованиях и Идеях I , и в основном он фокусируется на фиксированных интенциональных отношениях между действием и объектом. Он обычно ограничен определенной областью опыта (будь то идеальные объекты или физические объекты и т. д.) и статичен в том смысле, что объекты исследования легкодоступны и «заморожены» во времени. Но Гуссерль, в конце концов, стал интересоваться происхождением и историей этих объектов.Переживание различных объектов или состояний дел включает в себя паттерны понимания, окрашивающие эти переживания, процесс, который Гуссерль называет седиментацией . Это процесс, посредством которого предыдущий опыт формирует и обуславливает другие. Генетическая феноменология пытается исследовать происхождение и историю этого процесса в любом заданном наборе событий.

Этот феноменологический подход наиболее типичен в работе, которой Гуссерль занимался за годы до его смерти, Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология (1952).В нем, наряду с другими работами этого периода, можно найти следующие концепции, занимающие центральное место в его генетическом анализе:

  • Интерсубъективность
  • История
  • Жизненный мир
  • Вариант
  • Традиция

Реалистическая феноменология

После публикации Гуссерлем « идей I » многие феноменологи заняли критическую позицию по отношению к его новым теориям. Члены мюнхенской группы особенно дистанцировались от его новой «трансцендентальной феноменологии» и предпочитали более раннюю «реалистическую феноменологию» первого издания «Логических исследований» .

Реалистическая феноменология делает упор на поиске существенных структур различных конкретных ситуаций. Адольф Рейнах распространил феноменологию на область философии права; Макс Шелер добавил этику, религию и философскую антропологию; Эдит Штайн сосредоточилась на гуманитарных науках и гендере; а Роман Ингарден расширил феноменологию до различных тем эстетики. Среди других феноменологов-реалистов: Александр Пфендер, Йоханнес Доберт, Николай Хартманн, Герберт Шпигельберг, Карл Шуман и Барри Смит.

Экзистенциальная феноменология

Хотя экзистенциализм имеет прецедент в трудах Сёрена Кьеркегора, Фридриха Ницше и Федора Достоевского, только в публикации Хайдеггера « Бытие и время » (1927) многие экзистенциальные темы были включены в феноменологическую традицию. Экзистенциальная феноменология исследует смысл в контексте жизненного опыта. Его центральное утверждение состоит в том, что надлежащее место феноменологического исследования не является теоретическим упражнением, сосредоточенным на когнитивных особенностях знания.Скорее, окончательная основа смысла обнаруживается в том, что значит быть, а это вопрос, который может быть поставлен только в контексте обычного и повседневного опыта собственного существования. Из-за своего акцента на практических проблемах повседневной жизни экзистенциальная феноменология пользуется большим вниманием в литературных и популярных кругах.

Хайдеггер и немецкая экзистенциальная феноменология

В то время как Хайдеггер яростно сопротивлялся ярлыку экзистенциализма, его центральная работа Бытие и время (1927) считается центральным источником вдохновения для последующих формулировок экзистенциальной феноменологии.Будучи учеником и будущим преемником Гуссерля, Хайдеггер непосредственно столкнулся с различными аспектами феноменологического исследования и включил многие из них в свою собственную работу. Например, хайдеггеровская концепция бытия-в-мире считается развитием гуссерлевской теории интенциональности в практической сфере. Однако Хайдеггер не считал это практическое измерение интенциональности одним из других. Скорее он утверждал, что «обычное повседневное» поведение человека по отношению к миру является окончательным интенциональным отношением, на котором основаны или укоренены все остальные.

Хайдеггер также подошел к феноменологии Гуссерля, имея в виду конкретный вопрос. Это был вопрос, который он начал задавать после того, как в старшей школе прочитал книгу Франца Брентано «О многообразных значениях бытия у Аристотеля ». Хайдеггер видел в феноменологии возможность переинтерпретировать один из основополагающих вопросов метафизической традиции, по отношению к которому Гуссерль был так критичен: онтология . Онтология — это исследование бытия qua бытия (бытие в противоположность бытию как или вещам), и реактивация Хайдеггером вопроса о бытии стала переломным моментом в философии двадцатого века.Однако, поскольку вопрос о бытии был скрыт внутри дегенеративной традиции западной метафизики, Хайдеггеру пришлось провести предварительный анализ, чтобы избежать ловушек этой традиции. Этот предварительный анализ является задачей Бытия и Времени , которая представляет собой исследование одного частного, но уникального сущего — Dasein (немецкий; буквально бытие-там ).

Хайдеггер был хорошо осведомлен о круговых рассуждениях, которые часто возникают при приближении к онтологии, и поэтому он был вынужден задать вопрос: «Как мы можем надлежащим образом исследовать природу бытия, когда наши онтологические предубеждения неизбежно предопределяют исследование от начало?» Для того чтобы адекватно подойти к вопросу о бытии с прозрачным взглядом на эти предубеждения, Хайдеггер в первую очередь исследовал способ, которым бытие становится проблемой.Это роль Dasein — сущности, «которой мы сами являемся», когда бытие становится проблемой. Dasein — это тот, кто исследует природу бытия, тот, для кого бытие — проблема.

Таким образом, Бытие и Время есть исследование способа, в котором Dasein имеет свое бытие-в-мире. Знаменитый анализ Хайдеггера существования Dasein в контексте практических соображений, беспокойства, темпоральности и историчности оказал влияние на многих экзистенциальных феноменологов в Германии.Наиболее заметными среди них являются Карл Ясперс и Ханна Арендт.

В то время как Гуссерль пытался эксплицировать существенные характеристики и структуры каждого вида опыта, Хайдеггер отклонял свои феноменологические исследования от эссенциалистской ориентации Гуссерля. Для Хайдеггера понимание всегда включает в себя элемент интерпретации. Хайдеггер охарактеризовал свою феноменологию как «герменевтическую феноменологию». В « Бытие и время » Хайдеггер попытался объяснить структуры того, как Dasein интерпретирует смысл своего бытия.Ганс-Георг Гадамер продолжил идею универсальности герменевтики, присущую хайдеггеровской феноменологии.

Сартр и французская экзистенциальная феноменология

Во время Второй мировой войны французская философия все больше интересовалась укреплением теоретических основ диалектического материализма марксизма. Для этого они обратились к гегелевской «Феноменологии духа» , тексту, оказавшему значительное влияние на развитие социализма Марксом.Эта новая волна гегелевской науки (представленная Жаном Валем, Александром Койре, Александром Кожевом, Жаном Ипполитом) включала в себя многие темы феноменологии Гуссерля и Хайдеггера. В частности, знаменитые лекции Кожева в École Pratique des Hautes Études с 1933 по 1939 (частично опубликованные в Introduction to the Reading of Hegel ) оказали огромное влияние на начало интереса к феноменологии. Многие из слушателей этих лекций стали ведущими философами следующего поколения, в том числе: Морис Мерло-Понти, Клод Леви-Стросс, Жак Лакан и Жорж Батай.

Самым влиятельным из всех, несомненно, был Жан-Поль Сартр, чья книга Бытие и ничто: феноменологический очерк онтологии (1944), казалось, отразила настроения послевоенной Франции. Для Сартра онтологию следует рассматривать через феноменологическое описание и классификацию конечного происхождения и конца смысла в жизни людей и вселенной в целом. Его описательный метод начинается с самого общего смысла значения и заканчивается наиболее конкретными формами, которые принимает значение.В этом самом общем смысле Сартр анализирует два фундаментальных аспекта бытия: в-себе ( en-soi ) и для-себя ( pour-soi ), которые многие считают эквивалентными бессознательному и сознания соответственно. Позже в книге Сартр добавляет еще один аспект бытия, для других ( pour-autrui ), который исследует социальное измерение существования.

В 1944 году Сартр прочитал публичную лекцию под названием «Экзистенциализм — это гуманизм», которая считается манифестом экзистенциализма двадцатого века.Он также был основателем (вместе с Симоной де Бовуар) влиятельного журнала Les Temps Modernes , ежемесячного обзора литературы и политики. Другими центральными фигурами, сыгравшими решающую роль во введении феноменологии во Францию, были Эммануэль Левинас, Морис Мерло-Понти и Габриэль Марсель.

Критика феноменологии

Дэниел Деннетт критиковал феноменологию на том основании, что ее явный подход от первого лица несовместим с научным подходом от третьего лица, зайдя так далеко, что ввел термин автофеноменология , чтобы подчеркнуть этот аспект и противопоставить его своей собственной альтернативе, которую он называет гетерофеноменологией.

Токи под влиянием феноменологии

Ссылки

Ссылки ISBN поддерживают NWE за счет реферальных сборов

  • Эди, Джеймс М. (ред.). 1965. Приглашение к феноменологии . Чикаго: Четырехугольник Книги. ISBN 0812960823 Сборник основополагающих феноменологических эссе.
  • Elveton, RO (ред.). 1970. Феноменология Гуссерля: избранные критические чтения . Второе переиздание, 2003 г. Мэдисон, Висконсин: University of Wisconsin Press.ISBN 0970167903 Ключевые очерки о феноменологии Гуссерля.
  • Хаммонд, Майкл, Джейн Ховарт и Рассел Кент. 1991. Понимание феноменологии . Оксфорд: Блэквелл. ISBN 063113283X
  • Луиджпен, Уильям А. и Генри Дж. Корен. 1969. Первое введение в экзистенциальную феноменологию . Питтсбург, Пенсильвания: Издательство Университета Дюкен. ISBN 0820701106
  • Маканн, Кристофер. 1993. Четыре философа-феноменолога: Гуссерль, Хайдеггер, Сартр, Мерло-Понти .Нью-Йорк: Рутледж. ISBN 0415073545
  • Моран, Дермот. 2000. Введение в феноменологию . Оксфорд: Рутледж. ISBN 0415183731 Диаграмма феноменологии от Брентано через Гуссерля и Хайдеггера к Гадамеру, Арендт, Левинасу, Сартру, Мерло-Понти и Деррида.
  • Соколовский, Роберт. 2000. Введение в феноменологию . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. ISBN 0521667925 Превосходное неисторическое введение в феноменологию.
  • Шпигельберг, Герберт. 1965. Феноменологическое движение: историческое введение . Третье издание, Спрингер. ISBN

    25356 Самый полный и тщательный источник всего феноменологического движения. К сожалению, это дорого и трудно найти.

  • Стюарт, Дэвид и Альгис Микунас. 1974. Изучение феноменологии: Путеводитель по области и ее литературе . Афины, Огайо: Издательство Университета Огайо, 1990. ISBN 082140962X
  • Тевеназ, Пьер.1962. Что такое феноменология? Чикаго: Книги Четырехугольника. Новое издание, Times Books, 2000. ISBN 0812960009
  • Занер, Ричард М. 1970. Путь феноменологии . Индианаполис, Индиана: Пегас.
  • Занер, Ричард и Дон Иде (ред.). 1973. Феноменология и экзистенциализм . Нью-Йорк: Патнэм. ISBN 039910951X Содержит множество ключевых эссе по экзистенциальной феноменологии.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 26 ноября 2019 г.

Источники общей философии

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и дополнили статью Википедии в соответствии со стандартами New World Encyclopedia . Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с надлежащим указанием авторства. Упоминание должно быть выполнено в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на авторов New World Encyclopedia , так и на самоотверженных добровольных участников Фонда Викимедиа.Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних вкладов википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в New World Encyclopedia :

Примечание. На использование отдельных изображений, лицензированных отдельно, могут распространяться некоторые ограничения.

Феноменология и индийская философия | Государственный университет Нью-Йорка Press

Моя первая поездка в Индию: личное знакомство
Лестер Эмбри

Феноменология и индийская философия: концепция рациональности
Дж.Н. Моханти

Гуссерль и индийская мысль
Карл Шуман

Феноменология и индийская философия
Сибаджубан Бхаттачарья

Адвайта-веданта о проблеме субъективности воплощенного мира
Р. Баласубраманян

Индийское взаимодействие с феноменологией: взгляды на философию К. К. Бхаттачарьи
Кальян Кумар Багчи

Феноменология и философия истории
Дэвид Карр

Свобода, интерпретация и значение в гуманитарных науках
D.П. Чаттопадхьяя

Гуссерлианские основы сартровской трактовки сознания времени
В. К. Томас

Анализ Я-сознания в трансцендентальной феноменологии и индийской философии
Аниндита Нийоги Балслев

Феноменология и трансцендентное: как трансцендировать?
Паулос Мар Грегориос

Парадокс субъективности и идея окончательного обоснования у Гуссерля и Хайдеггера
Томас М.Сибом

Эксперимент как осуществление теории
Патрик А. Хилан

«Тезис Мерло-Понти о примате восприятия и значении научной объективности»
Джон Дж. Комптон

Мир как онтологический проект человека
Рамакант Синари

Технологии как инструмент культуры
Don Ihde

Мир природы и жизни: к герменевтике природы
Р.Сундара Раджан

Единство и множественность культур с точки зрения Эдмунда Гуссерля и Эрнста Кассирье
Эрнст Вольфганг Орт

Human Scientific Propositions
Лестер Эмбри

Феноменология человеческих отношений: некоторые размышления
С. П. Банерджи

Объект, объективное явление и акт объективации Согласно «Виджнаптиматратасиддхи» Сюаньцзана (600-664)
Исо Керн

Последняя философия: идеи для трансцендентальной феноменологической метафизики — Юджин Финк с Эдмундом Гуссерлем, 1928-38
Рональд Брузина

Герменевтика в индийской философии
Кришна Рой

Чтение Ригведы: Феноменологический очерк
Дж.Л. Мехта

Речь и письмо в философии Хайдеггера
С. Эйсселинг

На пути к герменевтике центральности в индийском искусстве
Маргарет Чаттерджи

Размышления о статьях
Д. П. Чаттопадхьяя

Авторы

Алфавитный указатель

Раса как феномен: между феноменологией и философией расы

Сборник «Раса как явление» должен оказаться ценным ресурсом как для ученых, так и для студентов, интересующихся философией расы.


Исследования Симоны де Бовуар

«Раса как феномен» — доступная коллекция размышлений о конкретных и теоретических аспектах расы в пострасовый момент. Общий феноменологический подход охватывает опыт и идентичность белых, азиатов, латиноамериканцев и чернокожих американцев, а также мусульманский феминизм. Комбинированная перспектива привлекательна и проницательна.
Наоми Зак, профессор философии, Lehman College, CUNY

Race as Phenomena — это жизненно важный вклад в развивающуюся область.Дюбуа однажды пожаловался, что социальные теоретики слишком часто отдают предпочтение абстракциям, а не тому, что он называл «горячей реальностью реальной жизни». Авторы этого ценного сборника избегают этой ошибки, а также предполагают замечательные перспективы феноменологических подходов к философской расовой теории. Профессор Ли заслуживает похвалы!
Пол С. Тейлор, У. Элтон Джонс Профессор философии и заведующий кафедрой Университета Вандербильта

В антологии Ли собран ряд интересных мыслителей по темам, объединяющим феноменологические подходы с широким спектром тем.Из эссе о чадре, цветных людях, государственном насилии в отношении чернокожих женщин, а также о чернокожих и белых, этот том, несомненно, заинтересует ученых, студентов и непрофессиональных читателей в области философии, расовых исследований и феминистской теории.
Фалгуни А. Шет, доцент кафедры изучения женщин, гендера и сексуальности, Университет Эмори

Материалы, собранные в «Расе как феномене», значительно различаются по тональности, характеру и балансу между описанием и анализом.Но эта неравномерность не является слабостью. Он отражает метод и намерения авторов и редактора и является основой его ценности. В каждой главе есть стимулирующие и оригинальные идеи, которые подкрепляют наше понимание того, как «раса» действует и переживается.


Process North

Феноменология и герменевтическая феноменология: философия, методологии и использование герменевтической феноменологии для изучения опыта преподавателей при разработке учебных программ

  • Окерлинд, Г.С.: Вариативность и общность феноменографических методов исследования. Высоко. Образовательный Рез. Дев. 24 (4), 321–334 (2005)

    Статья Google ученый

  • Барнакл Р.: Феноменология и чудо. В: Барнакл, Р. (ред.) Феноменология. Университетское издательство RMIT, Мельбурн (2001)

    Google ученый

  • Богдан Р., Тейлор С.Дж.: Введение в качественные методы исследования — феноменологический подход к социальным наукам.Уайли, Нью-Йорк (1975)

    Google ученый

  • Бут, С.А.: О феноменографии, обучении и преподавании. Высоко. Образовательный Рез. Дев. 16 (2), 135–158 (1997)

    Статья Google ученый

  • Коэн, Л., Мэннион, Л., Моррисон, К.: Методы исследования в образовании, 6-е изд. Рутледж, Лондон (2007)

    Google ученый

  • Коннелли, Л.М. Что такое феноменология? МЕДСУРГ Нурс. 19 (2), 127–128 (2010)

    Google ученый

  • Крессвелл, Дж. В.: Качественное исследование и дизайн исследования: выбор из пяти подходов, 2-е изд. Sage Publications Ltd, Thousand Oaks (2007)

    Google ученый

  • Финлей, Л.: Обсуждение феноменологических методов исследования. Феноменол. Практика. 3 (1), 6–25 (2009)

    Google ученый

  • Глесне, К.: Становление качественных исследователей: введение, 2-е изд. Longman Inc., Нью-Йорк (1999)

    Google ученый

  • Гунценхаузер, М.Г., Герстл-Пепин, К.И.: Привлечение последипломного образования: педагогика эпистемологического и теоретического разнообразия. Преподобный Высокий. Образовательный 29 (3), 319–346 (2006)

    Статья Google ученый

  • Квале С., Бринкманн С.: Интервью: обучение ремеслу качественного исследовательского интервьюирования, 2-е изд.Sage Publications Inc., Thousand Oaks (2008)

    Google ученый

  • Лэнгдридж, Д.: Феноменологическая психология: теория, исследование и метод. Pearson Education Ltd, Харлоу (2007 г.)

    Google ученый

  • Лаверти, С.М.: Герменевтическая феноменология и феноменология: сравнение исторических и методологических соображений. Междунар. Дж. Квал. Методы 2 (3), 21–35 (2003)

    Google ученый

  • Майлз, М.Б., Хуберман, А.М.: Качественный анализ данных: расширенный справочник, 2-е изд. Sage Publications Ltd, Таузенд-Оукс (1994)

    Google ученый

  • Паттон, М.К.: Качественные методы исследования и оценки, 3-е изд. Sage Publications Ltd, Thousand Oaks (2002)

    Google ученый

  • Раппорт, Ф.: Герменевтическая феноменология: наука об интерпретации текстов.В: Холлоуэй, И. (ред.) Качественные исследования в области здравоохранения. Open University Press/McGraw-Hill Education, Нью-Йорк/Лондон (2005)

    Google ученый

  • Сильверман, Д.: Качественные исследования: значение или практика? Инф. Сист. J. 8 (1), 3–20 (1998)

    Статья Google ученый

  • Смит, Дж. А., Флауэрс, П., Ларкин, М.: Интерпретативный феноменологический анализ: теория, метод и исследование.Sage Publications Ltd, Лондон (2009 г.)

    Google ученый

  • Спинелли, Э.: Интерпретируемый мир: введение в феноменологическую психологию, 2-е изд. Sage Publications Ltd, Лондон (2005 г.)

    Google ученый

  • ван Манен, М.: Исследование жизненного опыта: наука о человеке для чувствительной к действию педагогики, 2-е изд. The Althouse Press, Университет Западного Онтарио, Лондон (1997)

    Google ученый

  • ван Манен, М.: Феноменология практики. Феноменол. Практика. 1 (1), 11–30 (2007)

    Google ученый

  • фон Эккартсберг Р.: Введение в экзистенциально-феноменологическую психологию. В: Валле, Р. (ред.) Феноменологические исследования в психологии: экзистенциальные и трансперсональные измерения. Пленум Пресс, Нью-Йорк (1998)

    Google ученый

  • Уэбб П., Поллард К. Демистификация герменевтического подхода к исследованию ИС.Ауст. Дж. Инф. Сист. 13 (2), 31–48 (2006)

    Google ученый

  • Введение — Oxford Handbooks

    В какой-то степени цель The Oxford Handbook of Contemporary Phenomenology должна быть очевидной: включить вклад некоторых ведущих сторонников и практиков в этой области, чтобы предоставить читателю с репрезентативным обзором типа работы и круга тем, обнаруженных и обсуждаемых в современной феноменологии.Однако в отличие от таких томов, как, скажем, The Oxford Handbook of Philosophy of Mind или The Oxford Handbook of Philosophy of Economics , вклады в настоящем справочнике не унифицированы с точки зрения их предмета, а с точки зрения их методологического подхода, который обязан определенной философской традиции и связан с ней. Но существует ли что-то вроде феноменологической традиции, не говоря уже о феноменологическом методе?

    Мнения разделились.Согласно одной точке зрения, феноменология считается одной из доминирующих традиций в философии двадцатого века и до сих пор остается силой, с которой приходится считаться. Эдмунд Гуссерль (1859–1938) был его основателем, но среди других выдающихся и известных представителей были Макс Шелер, Мартин Хайдеггер, Жан-Поль Сартр и Морис Мерло-Понти. Учитывая, что феноменология была решающей предпосылкой и постоянным собеседником целого ряда более поздних формаций теории, включая экзистенциализм, герменевтику, деконструкцию и постструктурализм, она по праву заслуживает того, чтобы считаться краеугольным камнем того, что часто и несколько ошибочно называют « Континентальная философия».

    Гуссерль — отец-основатель феноменологии, но иногда утверждалось, что практически все постгуссерлевские феноменологи дистанцировались от большинства аспектов первоначальной программы Гуссерля. Таким образом, согласно второй конкурирующей точке зрения, феноменология является традицией только по названию. У него нет единого метода и исследовательской программы. Высказывались даже предположения, что Гуссерль был не только основателем феноменологии, но и единственным ее истинным практиком.

    На мой взгляд, который также направлял редакционную работу над текущим томом, последний взгляд ошибочен.Он представляет нам искаженную картину влияния феноменологии на философию ХХ века и современную философию и скрывает, в какой мере постгуссерлевские феноменологи продолжали дело основателя. Хотя феноменология во многих отношениях развивалась как разнородное движение со многими ответвлениями, хотя, по знаменитому выражению Рикёра, история феноменологии есть история гуссерлианских ересей (Ricoeur 1987: 9), и хотя было бы преувеличением утверждать, что феноменология – это философская система с четко (п.2) Очерченный свод доктрин, не следует упускать из виду ни формирующего воздействия работы Гуссерля, несмотря на временами бунтарскую риторику его преемников, ни общих тем и проблем, которые объединяли и продолжают объединять ее сторонников.

    Но что же тогда является ядром феноменологии? Опять же, мнения расходятся, но мы находим одно предложение в Phénoménologie de la восприятия , в котором Мерло-Понти заявляет, что феноменология во всех своих характеристиках отличается от интроспективной психологии и что рассматриваемое различие есть различие принципиальное.В то время как интроспективный психолог рассматривает сознание как простой сектор бытия и пытается исследовать этот сектор так же, как физик пытается исследовать свой, феноменолог, согласно Мерло-Понти, осознал, что сознание в конечном счете требует трансцендентального прояснения. это выходит за рамки постулатов здравого смысла и ставит нас лицом к лицу с проблемой устройства мира (Merleau-Ponty 1945: 72). Самый простой способ понять утверждение Мерло-Понти — это признать, что феноменология — несмотря на всевозможные другие различия — прочно закреплена в определенных кантианских или посткантианских рамках.Один из способов интерпретировать кантовский коперниканский поворот состоит в том, чтобы рассматривать его как равносильное убеждению в том, что наше когнитивное восприятие реальности представляет собой нечто большее, чем простое отражение ранее существовавшего мира. Таким образом, у Канта докритический поиск наиболее фундаментальных строительных блоков эмпирической реальности превратился в трансцендентальное философское размышление о том, каким условиям нечто должно удовлетворять, чтобы считаться «реальным». Феноменология разделяет убеждение, что критическая позиция, присущая философии, требует перехода от прямого метафизического или эмпирического исследования объектов к исследованию той самой структуры значения и постижимости, которая в первую очередь делает возможным любое такое прямое исследование.Феноменология не занимается утверждениями первого порядка о природе вещей (которые она оставляет различным научным дисциплинам), а занимается предварительными условиями для любых таких эмпирических исследований. Таким образом, вместо того, чтобы вносить свой вклад или увеличивать объем нашего позитивного знания, феноменология исследует основу этого знания и задается вопросом, как это возможно. Вот почему Гуссерль, как и Мерло-Понти, отрицал, что задача феноменологии состоит просто в том, чтобы как можно точнее и тщательнее описывать объекты или переживания.Как однажды заметил Шелер, сводить феноменологию к такому предприятию означало бы обойтись «феноменологией книжки с картинками» (Scheler 1927, vii). Это также подчеркивает важный контраст с значительной частью озабоченности феноменальным сознанием, обнаруживаемой в недавней аналитической философии сознания. Феноменологический интерес к перспективе от первого лица в первую очередь мотивирован не убежденностью в том, что нам необходимо рассматривать перспективу от первого лица, если мы хотим понять ментальные феномены.Скорее, внимание феноменологов к точке зрения от первого лица мотивировано как попыткой понять природу объективности, так и интересом к субъективности сознания. В самом деле, вместо того, чтобы брать объективный мир в качестве отправной точки, феноменология в первую очередь точно спрашивает, как возможно что-то вроде объективности. Как устроена объективность? Таким образом — и это еще один способ подчеркнуть свою трансцендентальную озабоченность — феноменология не интересуется сознанием per se .Его интересует сознание, поскольку сознание раскрывает мир. (стр. 3) Следовательно, феноменологию следует понимать как философский анализ различных типов раскрытия мира (перцептивного, суждения, воображения, воспоминания и т. д.) и в связи с этим как рефлексивное исследование тех структур опыта и понимания, которые допускают различные типы существ, чтобы показать себя такими, какие они есть. Принимая феноменологическую позицию, мы обращаем внимание на то, как появляются общественные объекты (деревья, планеты, картины, симфонии, числа, положения дел, социальные отношения и т. д.).Но мы не просто фокусируемся на объектах именно такими, какими они кажутся. Мы также сосредотачиваемся на субъективной стороне сознания, тем самым осознавая наши субъективные достижения и интенциональность, которая действует.

    Нельзя сказать, что этот трансцендентальный фокус очевиден в каждом феноменологическом анализе и ни в коем случае не подчеркивается во всех работах настоящего тома; но я бы сказал, что это необходимо иметь в виду, если кто-то хочет понять отличительное философское видение и устремления классической феноменологии.

    Феноменология не закончилась с уходом Сартра и Хайдеггера. С тех пор многое произошло, особенно во французской феноменологии. Такие мыслители, как Эммануэль Левинас, Поль Рикёр, Жак Деррида, Мишель Анри и Жан-Люк Марион, ставили под сомнение адекватность некоторых классических феноменологических исследований. В своих попытках радикализировать феноменологию они открыли новые типы и структуры проявления и тем самым способствовали дальнейшему развитию феноменологии.

    За свою историю феноменология внесла важный вклад в большинство областей философии, включая трансцендентальную философию, философию сознания, социальную философию, философскую антропологию, эстетику, этику, философию науки, эпистемологию, теорию значения и формальную онтологию. Он предоставил новаторский анализ таких тем, как интенциональность, восприятие, воплощение, самосознание, интерсубъективность и темпоральность. Он подвергал целенаправленной критике редукционизм, объективизм и сциентизм, подчеркивал важность перспективы от первого лица и подробно выступал за реабилитацию жизненного мира.Предоставляя подробный отчет о человеческом существовании, где субъект понимается как воплощенное и социально и культурно встроенное существо-в-мире, феноменология также внесла важный вклад в целый ряд эмпирических дисциплин, включая психиатрию, сестринское дело, социологию. , литературоведение, архитектура, этнология и психология развития.

    В настоящем томе основное внимание уделяется не прикладной феноменологии, то есть тому вкладу, который феноменология может внести в различные эмпирические дисциплины, хотя этот вопрос достоин отдельного подробного рассмотрения, а тому отчетливому вкладу, который современная феноменология может внести в философия.

    Характерной чертой многих недавних работ по феноменологии является степень, в которой они развиваются в постоянном диалоге и беседе с отцами-основателями традиции. Однако во время первоначальных дискуссий относительно формата и структуры настоящего справочника было решено не включать в него научные очерки, посвященные главным образом историческим личностям. В этом смысле цель тома не в том, чтобы представить современное состояние исследований Гуссерля, Хайдеггера, Мерло-Понти и так далее.На самом деле авторов попросили не сосредотачиваться конкретно на экзегетических (стр. 4) методов лечения, а не для предоставления обзоров существующих результатов, а для того, чтобы сформулировать и развить свою собственную теоретическую точку зрения. Это также отражено в заголовках многих глав.

    Авторы находятся в Австрии, Бельгии, Дании, Финляндии, Франции, Германии, Японии, Великобритании и США. При составлении тома, очевидно, необходимо было сделать некоторый выбор.Я счел важным включить вклад феноменологов, которые в течение последних пятнадцати-двадцати лет сформировали и доминировали в этой области благодаря своим трудам и преподаванию в университетах Бохума, Фрайбурга, Лёвена, Парижа и Вупперталя, но которые до сих пор оставались менее известен в англоязычном мире. Другие редакторы, скорее всего, сделали бы другой выбор, но я уверен, что многие авторы этого тома были бы включены в любой справочник по современной феноменологии, независимо от того, кто был бы редактором.

    Как станет ясно из книги, современная феноменология представляет собой несколько неоднородную область. Различные вклады сильно различаются по стилю и направленности. Некоторые очень сильно озабочены проблемами и вопросами, типичными и, возможно, также характерными для феноменологической философии, в то время как другие обращаются к вопросам, знакомым философам-аналитикам, но делают это с аргументами и идеями, взятыми из феноменологии. Некоторые предлагают детальный анализ конкретных явлений, а другие рассматривают более всеобъемлющую перспективу и стремятся наметить и мотивировать будущее направление феноменологии.Будем надеяться, что книга в целом могла бы послужить репрезентативным образцом того, что в настоящее время происходит в феноменологии, и прояснить для философов других традиций, что феноменология, далекая от того, чтобы быть традицией прошлого, вполне жива и способна развиваться. внести ценный вклад в современную мысль.

    Позвольте мне в заключение поблагодарить Питера Момчилоффа из издательства Оксфордского университета за то, что он придумал идею этого тома и пригласил меня возглавить его, а также за то, что он был идеальным редактором.Я также хотел бы поблагодарить Класа Холмберга и Мартина Грюнфельда за помощь в оформлении окончательной версии рукописи и Адама Фарли за составление указателя.

    Идеи для чистой феноменологии и феноменологической философии

    Электронная книга доступна за 24,95 доллара США. Для получения дополнительной информации нажмите здесь.

    « идей » Гуссерля — одна из самых важных работ по философии двадцатого века, предлагающая подробное введение в феноменологический метод, включая редукцию, и обрисовывающая в общих чертах рамки феноменологической философии.Исследования Гуссерля априорных структур интенциональности, сознания, перцептивного опыта, очевидности и рациональности продолжают бросать вызов современной философии разума. Точный и верный перевод Дэна Дальстрема, написанный прозрачной прозой и гибким современным языком, оживляет это классическое произведение для нового поколения».

    «Новый перевод Дальстрема — это благословение для англоязычных читателей Гуссерля.Он превосходит два ранее существовавших перевода по сочетанию удобочитаемости, элегантности, строгости и верности немецкому оригиналу. Дальстрем не только предоставил нам превосходный перевод основополагающего документа трансцендентальной феноменологии, но и установил непревзойденный стандарт для будущих переводов работ Гуссерля на английский язык».

     

    «Этот ясный новый перевод одного из ключевых текстов Гуссерля появился как раз в нужное время, поскольку мы наблюдаем возрождение интереса к оригинальной программе Гуссерля.Элегантно читаемый, никогда не жертвуя точностью и достоверностью, перевод Дальстрема вдохнет новую жизнь в гуссерлевскую науку в частности и в современные работы по феноменологии в целом. Феноменологи-гуссерлианцы приветствуют эту книгу, как и современные философы, желающие использовать метод Гуссерля в современной философии и внефилософских исследованиях».