Евгеника это что: ЕВГЕНИКА — это… Что такое ЕВГЕНИКА?

ЕВГЕНИКА — это… Что такое ЕВГЕНИКА?

  • ЕВГЕНИКА — (от греч. eugenes – благородный) созданное Фрэнсисом Гальтоном и восходящее к «Государству» Платона учение об условиях, при которых рождается потомство, удачное по своим физическим и духовным признакам, и предотвращается рождение неудачного… …   Философская энциклопедия

  • ЕВГЕНИКА — [Словарь иностранных слов русского языка

  • ЕВГЕНИКА — (от греч. ей хорошо и ge nos род), по определению ее основателя Гальтона «дисциплина, изучающая, какие факторы улучшают и какие ухудшают врожденные качества расы». В основе Е. лежит изучение законов наследственности, генетики (см.)… …   Большая медицинская энциклопедия

  • ЕВГЕНИКА — (от греч. eugenes хорошего рода) теория о наследственном здоровье человека и путях его улучшения. Принципы евгеники были впервые сформулированы Ф. Гальтоном (1869), предложившим изучать влияния, которые могут улучшить наследственные качества… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Евгеника — (от греч. eugenes породистый) улучшение человеческого вида за счет контроля за генофондом, автор Ф. Гальтон . Одной из основных задач ставится задача повышения рождаемости одаренных людей. Основные разработки ведутся в следующих направлениях:… …   Психологический словарь

  • ЕВГЕНИКА — ЕВГЕНИКА, дисциплина, посвященная улучшению человеческой породы путем СЕЛЕКЦИИ, созданная в XIX в. Френсисом ГАЛЬТОНОМ. Он предлагал «улучшить» человеческий род, установив общественный контроль над брачными парами и поощряя родителей,… …   Научно-технический энциклопедический словарь

  • Евгеника — (от греч. eugenes хорошего рода) теория о наследственном здоровье человека и путях его улучшения. Принципы евгеники были впервые сформулированы Ф. Гальтоном (1869), предложившим изучать влияния, которые могут улучшить наследственные качества… …   Политология. Словарь.

  • евгеника —         ЕВГЕНИКА (от греч. eugenes благородного происхождения, породистый) учение об усовершенствовании человеческой «породы» методами селекции, применяемыми в животноводстве.         Сама по себе идея Е. очень древняя. Напр., в «Государстве»… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Евгеника — (гр.eugenes асыл тұқымды) адамның тұқым қуалаушылығы және оны жақсарту жолдары туралы адам генетикасы мен медициналық генетиканы қолдануды пайдалануға шақыратын ілім.Евгениканың әсіре бағыттары нәсілшілдік пен «әлеуметтік дарвинизм» ағымдарының… …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • Евгеника —  Евгеника  ♦ Eugenisme    Теория улучшения человеческого рода не путем воспитания отдельных индивидуумов, а путем селекции или генных манипуляций. Евгеника больше полагается на изменение генотипа человечества, чем на развитие его культурного… …   Философский словарь Спонвиля

  • ЕВГЕНИКА — (от греческого eugenes хорошего рода), теория о наследственном здоровье человека и путях его улучшения. Принципы евгеники были впервые сформулированы Ф. Гальтоном (1869), предложившим изучать влияния, которые могут улучшить наследственные… …   Современная энциклопедия

  • Арийская евгеника и расистская медицина / История / Независимая газета

    Проект «Лебенсборн» – один из самых
    чудовищных замыслов нацистов. 
    Фото Федерального архива Германии
    «Лебенсборн» («Источник жизни») – так называлась разработанная в нацистской Германии под руководством Генриха Гиммлера программа превращения германской нации в «расу господ» путем селекционного отбора лучших представителей «новой чистой породы» людей.

    «Ребенок для фюрера»

    Отдел «Лебенсборн» был создан в 1935 году в составе Главного управления расы и поселений СС для подготовки молодых «расово чистых» матерей и воспитания арийских младенцев. В 1938 году отдел был преобразован в управление L в составе личного штаба рейхсфюрера СС. Руководителями «Лебенсборна» были оберфюрер СС Грегор Эбнер и штандартенфюрер СС Макс Зольман.

    Предпосылкой к «Лебенсборну» стала проблема снижения рождаемости в Германии. Кто будет через 20 лет воевать, если женщины не рожают будущих солдат? Немецкий историк Фолькер Кооп, изучая программу «Лебенсборн», опубликовал материалы, обнаруженные в архивах ФРГ. Из них следует, что Гиммлер пытался положить конец «эпидемии абортов» в Третьем рейхе. 600 тыс. прекращенных беременностей в год – слишком большая цифра. Рейхсфюрер СС решил создать спецприемники, в которых женщина могла бы спокойно родить младенца и передать его для воспитания государству.

    Для подготовки будущих матерей и воспитания детей Лебенсборн создавал собственные дома матери и дома ребенка. Всего было шесть домов ребенка и 17 домов матери. Планировалось открыть еще три в Польше (в Кракове, Отвоке и Варшаве) и один в Нидерландах (в Ниймегене).

    Идеология национал-социализма особо подчеркивала, что долгом немецких женщин является рожать «расово полноценных арийских» детей независимо от того, рождены они в семье или вне брака. Молодым немкам, особенно состоявшим в Союзе немецких девушек, постоянно напоминали об их материнском долге перед Родиной. Высшей добродетелью немецкой женщины провозглашалось рождение чистокровных арийцев – голубоглазых блондинов с «правильными» чертами лица и пропорциями тела, сильных, крепких физически.

    Для того чтобы зачать ребенка, истинным арийцам не нужно было вступать в брак и жить совместно. Он и она могли зачать ребенка и расстаться. Мать вынашивала плод под присмотром квалифицированных медиков и рожала на свет младенца, который объявлялся наследием нации. Появившийся на свет новый «властелин мира» проходил особый ритуал «арийского крещения»: мать от имени новорожденного давала клятву верности фюреру и рейху.

    В Германии во время войны развернулось движение «Ребенок для фюрера». Поощрялась беременность от членов СС как наиболее «чистых в расовом отношении», а также «политически и идеологически благонадежных». Для этой цели существовали специальные дома свиданий, где самец-эсэсовец мог оплодотворить расово полноценную самку – арийку минимум в третьем поколении. Накануне родов женщин направляли в один из родильных домов «Лебенсборна», где им обеспечивали надлежащий медицинский уход. Ребенка и мать после родов обычно разлучали.

    Но при желании мать могла сама заботиться о ребенке и даже получать приличное денежное пособие, если папа – эсэсовец. В ином случае с письменного согласия матери новорожденного передавали нянькам из «Лебенсборна», а впоследствии – приемным «арийским» семьям, где ребенка воспитывали в соответствии с идеями «нового порядка», который спустя небольшое время должен воцариться в Европе.

    Расовая селекция

    Но собственных арийцев нацистам показалось мало. Когда началась Вторая мировая война и гитлеровские войска оккупировали пол-Европы, подходящих для «германизации» детей принялись искать в других странах.

    Во время Второй мировой войны Гиммлер информировал руководство программы «Лебенсборн» о том, что желательно ввозить в Германию «расово приемлемых» детей из таких оккупированных стран, как Франция, Норвегия, Чехословакия, Латвия, Литва, Эстония. В исполнение приказа Гиммлера детей с арийской внешностью отбирали путем многочисленных проверок, привозили в Германию и помещали в центры идеологической обработки. А затем направляли для адаптации в «расово благонадежные» немецкие семьи.

    После Второй мировой войны были обнародованы документы, которые пролили свет на ужасные аспекты деятельности «Лебенсборна». Помимо селекционной работы в Третьем рейхе осуществлялась оптовая торговля и уничтожение похищенных иностранных детей. В рамках программы «Лебенсборн» несколько сотен тысяч детей были отняты у своих семей, а тысячи детей-инвалидов и душевнобольных – уничтожены.

    «Все, что другие нации смогут предложить нам в качестве чистой крови, наподобие нашей, мы примем. При необходимости сделаем это путем похищения их детей и воспитания в нашей среде», – говорил Гиммлер.

    Одним из наиболее известных случаев стала трагедия в чешском селе Лидице. Нацисты стерли село с лица земли. Это была месть за убийство заместителя Гиммлера, шефа РСХА и протектора Богемии и Моравии, обергруппенфюрера СС и генерала полиции Рейнхарда Гейдриха. Он был убит 27 мая 1942 года двумя подготовленными в Англии бойцами Сопротивления – Йозефом Габчиком и Яном Кубицом.

    Все мужчины Лидице старше шестнадцати лет (172 человека) были расстреляны на месте. 195 женщин были отправлены в концлагерь Равенсбрюк. А дети доставлены в Центральное бюро по делам переселенцев города Лицманштадт.

    Мария Долежалова-Шупикова из Лидице в числе 23 детей была отобрана для германизации. Девочку отдали в детский дом «Лебенсборна», а потом в немецкую семью. Остальные 82 ребенка, не прошедшие расовый отбор, были отправлены в концлагерь Хелмно, где их отравили газом.

    Приемные родители дали Марии дали новое имя – Ингеборга, с этим именем она прожила до 1946 года. «Я и те немногие, кого передали на воспитание в приемные семьи, были благодарны новым маме и папе. И радовались, что мы живы. Все время нахождения в семьях к нам хорошо относились, даже, возможно, и любили. И по сравнению с детскими домами, куда нас поселили сразу после того, как вывезли из Лидице, здесь было довольно неплохо», – вспоминала девочка.

    В 1946 году в архивах «Лебенсборна» были обнаружены ее подлинные документы. Мария смогла найти свою настоящую мать. Во время войны женщина находилась в концлагере и к тому времени, когда дочь ее нашла, была парализована. В 1947 году, когда Марии исполнилось 15 лет, ее пригласили выступить свидетелем на Нюрнбергском процессе. В своих показаниях она подробно описала жизнь в детском доме «Лебенсборна».

    Принудительная «германизация»

    Сегодня в Лидице, в 20 километрах от Праги, стоит памятник детям, ставшим жертвами «Лебенсборна».

    Пенсионер из Гамбурга Александр-Фолькнер Хайнеке показывает свое свидетельство о рождении: «Здесь написано Литау Александр. Я не знаю, были ли у меня братья или сестры. Мне всегда казалось, что были…» Пожелтевшие листы – ниточка, по которой он пытается распутать клубок лжи, которым окутано все его детство. Дата рождения выдумана. Метрики – подделка. Он взял двойное имя и стал Александром-Фолькнером, как только узнал, что настоящая его родина – Крым, а его, маленького Сашку, похитили нацисты. «Я все не могу найти себе покоя, я по ночам не сплю, все читаю про детей «Лебенсборна». И поэтому, наверное, мой брак развалился. Мне нужно найти ответ, узнать, откуда же я родом».

    Гиммлер часто бывал в гостях у семьи Хайнеке. Новые родители Фолькнера, убежденные нацисты, уговорили шефа СС стать сыну крестным отцом. «Я вспоминаю человека в черном кожаном плаще и черной фуражке. Я смотрел, как он разговаривал с моим приемным отцом. Они оба увлекались разведением кур, хотели вывести новую белую расу несушек», – рассказывает Хайнеке.

    «Детей забирали иногда прямо с улиц. Обычно это были дети двухлетнего возраста. Они в лучшем случае могли знать свое имя, но не фамилию. И «Лебенсборн» уничтожал все следы», – поясняет сотрудница Международной группы розыска Катрин Флор.

    Барбара Пацеркивич, в «Лебенсборн» она попала из Польши, рассказывает, как в приюте детям делали специальные уколы. «Я не знала, что это за уколы. Кто-то говорил, что это уколы с препаратом, чтобы дети забывали свое прошлое», – говорит она. Им пытались стереть память о прошлой жизни. На родном языке говорить было строжайше запрещено. За ослушание – побои и карцер.

    «Детей запирали в мертвецкой, в подвале. Там лежали трупы людей, бегали крысы. А они туда маленьких детей на колени на горох ставили, чтобы им не только страшно, но и больно было», – вспоминает Хайнеке. Его запирали в подвале дома в польском городке Бад Польцин. Там же детей тщательно обследовали. «80% детей не проходили расовый отбор. Их возвращали обратно в лагерь. Больше о них никто не слышал», – говорит Хайнеке.

    Самый известный в мире ребенок «Лебенсборна» – певица и актриса Анни-Фрид Лингстад. Та самая, темненькая, из шведской группы АББА – плод проекта Гиммлера по созданию детей «расы господ». Мама – норвежка, отец – чистокровный ариец из Германии. Рождение таких нордических полукровок было одной из целей «Лебенсборна». Анни-Фрид повезло найти отца и даже встретиться с ним.

    Александр-Фолькнер Хайнеке собирал все вырезки из газет на тему «Лебенсборна». Ездил в Крым. Искал возможных родственников. Но безрезультатно. Считает, писарь в его настоящей фамилии мог сделать ошибку. И Александр Литау на самом деле может быть Александром Лито или даже Александром Литовым. «Может, когда-нибудь моя мечта наконец сбудется… Я бы очень был благодарен русским людям, если бы они помогли мне. Я хочу, очень хочу, наконец, обрести семью», – говорил Хайнеке.

    Для славянских детей в «Лебенсборне» был разработан ритуал «наречения именем». Ребенка называли по-древнегермански – Зигфрид, Гудрун, Этельвольф. «Новорожденного» брал на руки офицер СС и держал перед алтарем, украшенным факелами, свастикой и портретом Гитлера. Это была изощренная месть славянам: «Вы сражаетесь против Великой Германии, а ваши дети вырастут убежденными нацистами».

    К счастью, планы «германизации» славян рухнули вместе с Третьим рейхом. Однако до сих пор нет точных данных о том, что случилось с тысячами советских детей, попавших в приюты «Лебенсборна».

    Сколько всего детей было увезено в Германию из Польши, Чехии, Украины, Белоруссии и России – никто точно не знает. 28 апреля 1945 года, перед вступлением американских войск в пригород Мюнхена Штайнхёринг архив «Лебенсборна» был поспешно сожжен его сотрудниками. В результате досье о детях, попавших на усыновление в немецкие семьи в рамках «германизации», исчезли.

    В показаниях шефа «Лебенсборна» штандартенфюрера СС Макса Зольмана приводятся такие цифры: от 5 тыс. до 50 тыс. детей из оккупированных областей СССР прошли через «Лебенсборн».

    В 1941 году руководство Третьего рейха отдало приказ начать программу онемечивания славян, рассказывает историк Тадеуш Малицкий из Вроцлава. «Лебенсборну» предписывалось изымать в Польше, Чехии, Югославии, а с лета 1943 года и в СССР малышей с арийской внешностью: со светлыми волосами и голубыми глазами. Их отбирали у родителей, иногда просто похищали на улице. Зачастую в «Лебенсборн» отправляли детей партизан, включая и новорожденных: зафиксирован случай, когда немцы забрали в приют ребенка пяти дней от роду. После разгрома в 1942 году партизанской ячейки в столице Словении дети подпольщиков в возрасте до пяти лет были посланы на «адаптацию» в «Лебенсборн», а их родители – расстреляны.

    Герлинда Свиллен, пресс-секретарь ассоциации «Рожденные войной», объединяющей детей, рожденных в Европе в 1939–1945 годах, утверждала, что знает десятки случаев, когда для приютов «Лебенсборна» похищали русских и украинских детей. «Если мать и отец сопротивлялись, эсэсовцы убивали их на глазах у ребенка».

    Но самое страшное, пожалуй, другое. После победы домой вернулась лишь четверть малолетних узников инкубаторов СС из Восточной Европы. Остальные растворились неизвестно где. И в их числе почти все советские дети, отнятые нацистами у родителей.

    На Нюрнбергском процессе (восьмом из двенадцати, проведенных оккупационными властями США) по делу «Главного расово-колонизационного ведомства СС» против руководителей «Лебенсборна» было выдвинуто три обвинения: преступления против человечности, разграбление оккупированных территорий и принадлежность к СС.

    После пятимесячного следствия, изучения документов и допросов свидетелей американский трибунал 10 марта 1948 года вынес приговор. Руководитель «Лебенсборна» штандартенфюрер СС Макс Зольман вместе со своими ближайшими соратниками были оправданы по двум первым пунктам и осуждены по третьему пункту обвинения. Зольман провел за решеткой менее трех лет. Когда он вышел на свободу, ему пришлось заплатить штраф – 50 марок ФРГ.

    Немецкий антрополог Бруно Бегер в тибетской
    экспедиции в поисках арийских корней.
    Фото Федерального архива Германии
    «Наследие предков»

    Другим вопросом, находившимся в личном ведении рейхсфюрера СС, была программа «Аненербе» – «Наследие предков».

    Общество «Аненербе» – Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков – было создано в 1933 году по инициативе апологета теории «чистой расы» Вальтера Дарре. Корни «Аненербе» следует искать в начале XX века в деятельности эзотерического общества «Туле», название которого происходит от мифической северной страны из древнегреческих легенд. Страну Туле античные географы помещали на Крайнем Севере.

    Общество было названо в честь Ultima Thule – дальней северной части Туле (Скандинавии), упоминаемой Вергилием в «Энеиде». Нацистские мистики вслед за основателем общества «Туле» Рудольфом фон Зеботтендорфом заявляли, что эта Ultima Thule находится в древней Гиперборее, рядом с Гренландией и Исландией.

    Основной темой исследований общества «Туле» было происхождение арийской расы. Члены общества верили, что «арийцы» жили на легендарном материке Атлантида. Жители Туле были якобы потомками «арийцев», выжившими после гибели Атлантиды. В обществе были популярны антропософские идеи. Члены общества верили в то, что «арийцы» обладали секретным знанием, которое можно перенять путем магических ритуалов.

    Кроме теоретического наследия общества «Туле» общество «Аненербе» базировалось на идеях оккультиста-язычника Фридриха Хильшера (наставника генерального секретаря «Аненербе» Зиверса) и на трудах Германа Вирта. Главной целью «Аненербе» было доказательство расового превосходства германцев посредством исторических, антропологических и археологических исследований.

    В книге Вирта «Происхождение человечества» утверждалось, что у истоков человечества стоят две борющиеся ветви. «Нордическая» раса – духовная раса Севера. И «раса Юга» – охваченные низменными инстинктами пришельцы с Юга, жители континента Гондвана. Особое влияние на теорию «арийской расы» оказало учение Елены Блаватской о существовании высших и низших рас – в частности, ее «Тайная доктрина».

    Хильшер общался с мюнхенским профессором, «отцом геополитики» Карлом Хаусхофером, ассистентом которого был молодой нацист Рудольф Гесс. Гесс познакомил Хаусхофера с Гиммлером, которого увлекла идея завоевания жизненного пространства. Интересовали Гиммлера и оккультно-мистические построения и гипотезы.

    В 1935 году в Мюнхене прошла организованная Виртом выставка «Наследие немецких предков», которую посетил Гиммлер. Он проявил большой интерес к «Аненербе». Этой организации было поручено изучать все, что касалось «духа, деяний, традиций, отличительных черт и наследия индогерманской нордической расы».

    В программе «Аненербе» 1935 года было сказано: «Изыскания в области локализации духа, деяний, наследства индогерманской расы. Популяризация результатов исследований в доступной и интересной для широких масс народа форме. Работы производятся с полным соблюдением научных методов и научной точности».

    Гиммлер стал президентом и уполномоченным «Наследия предков». В 1937 году он отправил Вирта в отставку (в связи с несостоятельностью идеи Вирта о происхождения ариев от атлантов) и включил «Аненербе» в Инспекцию концентрационных лагерей в качестве отдела. Так Гиммлер интегрировал «Аненербе» в систему СС. Генеральный секретарь «Наследия предков» Зиверс играл роль связующего звена между «Аненербе» и рейхсфюрером СС, который лично санкционировал важнейшие проекты этой организации.

    Эсэсовская медицина

    Среди программ «Аненербе» особое место занимали антропологические опыты: измерение «неправильных» черепов узников Аушвица ради сравнения их с «правильными» арийскими головами. Особую роль играли медицинские исследования, включая зловещие «опыты» над близнецами и цыганами Йозефа Менгеле по прозвищу доктор Смерть в Аушвице-Освенциме. А также эксперименты по переносимости людьми низких температур, проводимые Зигмундом Рашером в Дахау.

    Своему начальнику Гиммлеру д-р Рашер писал: «Аушвиц больше подходит для проведения подобных испытаний, чем Дахау, так как климат в Аушвице несколько холоднее, а также потому, что в этом лагере опыты будут меньше привлекать внимания ввиду его большей площади (испытуемые громко кричат при замораживании)».

    Пока люди замерзали и задыхались в барокамере, д-р Рашер и его ассистент регистрировали давление, температуру, работу сердца, дыхание и т.п. Тишину ночи часто нарушали душераздирающие крики мучеников. Когда в Освенциме опыты по охлаждению людей провести по каким-то причинам не удалось, Рашер продолжил свои исследования в Дахау: «Слава богу, у нас в Дахау вновь наступили сильные холода, – писал он Гиммлеру ранней весной 1943 года. – Некоторые испытуемые находились на открытом воздухе по 14 часов при наружной температуре 21 градус по Фаренгейту (–6 по Цельсию), при этом температура тела опускалась до 77 градусов по Фаренгейту (+25 по Цельсию) и наблюдалось обморожение конечностей».

    Рашер несет ответственность за наиболее садистские медицинские эксперименты. Этот отпетый шарлатан привлек внимание Гиммлера, распространив в кругах СС слух о том, что фрау Рашер после сорока восьми лет родила троих детей, отличающихся совершенными качествами с точки зрения расовой теории. В действительности же семейство Рашер попросту похищало детей из сиротских домов через соответствующие промежутки времени.

    Весной 1941 года д-ру Рашеру, посещавшему специальные медицинские курсы в Мюнхене, организованные люфтваффе, неожиданно пришла в голову идея, о которой он написал Гиммлеру. Рашер обнаружил, что опыты по исследованию воздействия больших высот на летчиков застряли на мертвой точке. «До настоящего времени невозможно было проводить эксперименты на людях, потому что они опасны для здоровья испытуемых, а добровольцев, готовых подвергнуться им, не находится, – писал он. – Не могли бы вы предоставить двух или трех профессиональных преступников… для участия в этих экспериментах. Опыты, в ходе которых они, вероятно, погибнут, будут проводиться при моем участии».

    Через неделю рейхсфюрер СС ответил, что «заключенные, конечно, будут охотно предоставлены для проведения высотных экспериментов». Вскоре д-р Рашер приступил к делу. О результатах можно судить по его собственным докладам и по отчетам других «экспериментаторов».

    Эти документы фигурировали в Нюрнбергском международном трибунале и последующих процессах – в частности, над врачами СС. Для проведения высотных экспериментов Рашер организовал переброску барокамеры люфтваффе из Мюнхена прямо в концлагерь Дахау, где не было недостатка в человеческом материале. Из хитроумного устройства выкачивался воздух так, что моделировались условия отсутствия кислорода и низкого давления, характерные для больших высот. После этого д-р Рашер приступал к наблюдениям.

    «Третий опыт проводился в условиях отсутствия кислорода, соответствующих высоте 29 400 футов (8820 м). Испытуемым был еврей 37 лет в хорошем физическом состоянии. Дыхание продолжалось в течение 30 минут. Через четыре минуты после начала испытуемый стал покрываться потом и крутить головой. Пять минут спустя появились спазмы; между шестой и десятой минутами увеличилась частота дыхания, испытуемый стал терять сознание. С одиннадцатой по тридцатую минуту дыхание замедлилось до трех вдохов в минуту и полностью прекратилось к концу срока испытания… Спустя полчаса после прекращения дыхания началось вскрытие».

    Австрийский заключенный Антон Пахолег, который работал в отделе Рашера, описал «эксперименты» менее научным языком: «Я лично видел через смотровое окно барокамеры, как заключенные переносили вакуум, пока не происходил разрыв легких. Они сходили с ума, рвали на себе волосы, пытаясь уменьшить давление. Они расцарапывали себе голову и лицо ногтями и пытались искалечить себя в приступе безумия, бились головой о стены и кричали, стремясь ослабить давление на барабанные перепонки. Такие опыты завершались, как правило, смертью испытуемых».

    Около 200 заключенных были подвергнуты этим опытам, прежде чем д-р Рашер завершил их. Из них около 80 погибли на месте, остальные были ликвидированы позднее, чтобы никто не мог рассказать о происходившем. Закончилась эта программа «исследований» в мае 1942 года, когда генерал-фельдмаршал Эрхард Мильх из люфтваффе передал Гиммлеру благодарность рейхсмаршала Геринга за новаторские «эксперименты» д-ра Рашера.

    «Арийская наука»

    «Аненербе» занималось изучением древней германской истории в странном смешении естественных наук и мистического романтизма. Исследования велись с постоянной и единственной целью – подтвердить превосходство «арийской расы» в рамках расовой доктрины национал-социализма. С 1938 года все археологические раскопки в Германии и на оккупированных ей территориях проводились обществом «Аненербе».

    Солидное финансирование позволило привлечь к научным исследованиям университетских ученых, с помощью которых были произведены раскопки укреплений викингов IX века, состоялись экспедиции СС на Тибет и Ближний Восток. Позднее осуществлялись исследования древних поселений и курганов в оккупированных южных частях Украины.

    Нацистская пропаганда преподносила деятельность «Аненербе» как изучение корней германской нации, из которых произрастали «расово чистые, элитные» эсэсовские организации. «Аненербе» в составе СС выродилось в преступную организацию, занимавшуюся чудовищными медицинскими экспериментами на людях. Во главе медицинского факультета Страсбургского университета – основного центра медицинских исследований общества – был поставлен штурмбаннфюрер СС доктор Хирт.

    1 января 1939 года общество получило новый статус: на него были возложены «научные изыскания», по поиску «основ арийской расы», завершившиеся опытами над заключенными в концлагерях. С началом Второй мировой войны изучение древней германской культуры было сокращено, а новые исследовательские проекты полностью перешли в ведение СС.

    С началом Второй мировой войны специалисты организации «Наследие предков», следуя за частями вермахта, принимали участие в разграблении европейских музеев, коллекций древностей и библиотек, включая собрания масонских и еврейских книг.

    1 января 1942 года «Аненербе» было включено в состав личного штаба рейхсфюрера СС. Вся деятельность этой организации была окончательно переориентирована на военные нужды. Многие невоенные проекты были свернуты; был организован Институт военных исследований «Аненербе», возглавленный Зиверсом.

    К концу войны «Аненербе» превратилось во влиятельную тайную силу. Этой структуре был поручен контроль над секретной программой «оружия возмездия» («Фау-1» и «Фау-2»), которую возглавлял офицер СС авиаконструктор Вернер фон Браун, после войны ставший создателем американских космических кораблей.

    По счастью, немецкий атомный проект, разрабатывавшийся в Германии с 1942 года, не привлек внимания рейхсфюрера СС. Может быть, потому, что Гиммлер делил всю физику на две части: «арийскую» и «еврейскую». На конференции Имперского исследовательского совета он язвительно заметил в адрес физика Эриха Шумана, что его выводы о ядерной физике как оружии не имеют никакого практического значения. Очевидно, Гиммлера больше интересовали самолеты со сплошным круговым крылом – летающие тарелки.

    Общество «Аненербе» прекратило свое существование с концом Третьего рейха. Многие его архивы были в 1945 году захвачены советской контрразведкой и вывезены в СССР.

    Деятельность института была подробно рассмотрена на Нюрнбергском процессе. Международный трибунал признал «Наследие предков» преступной организацией, а ее руководитель Зиверс был приговорен к смертной казни и повешен.

    Американский историк и журналист Уильям Ширер писал: «Бывший книготорговец Сиверс дослужился до чина полковника войск СС и секретаря-исполнителя в Институте исследований наследственности, одном из нелепых «культурных» учреждений, созданных Гиммлером для исследований в сфере его многочисленных безумных идей. По показаниям Сиверса, там имелось 50 научных учреждений, одно из которых именовалось Институтом военно-научных изысканий, и возглавлял его все тот же Сиверс. Это был человек, чем-то похожий на Мефистофеля, с хитрым прищуром глаз и густой иссиня-черной бородой. В Нюрнберге его окрестили нацистской Синей Бородой по сходству с известным персонажем. Подобно многим другим участникам этой истории, он вел обстоятельный дневник, который, как и его переписка, сохранился и помог ему окончить жизнь на виселице».

    Евгеника — Психологос

    Настоящее богатство любой страны — люди. Однако, не любые, а только воспитанные, имеющие профессию и достойную работу с приличной зарплатой. Предоставить возможность всем гражданам вести полноценную жизнь, выработав реальную программу выхода из социального кризиса, поразившего страну, задача руководства страны. Евгеника — теория о наследственном здоровье человека и путях его улучшения.

    Важнейший пункт в оценке евгеники, это различение ее негативной и позитивной формы. Цель негативной евгеники — прекращение воспроизводства лиц, имеющих наследственные дефекты, либо тех, кого в данном обществе считают физически или умственно неполноценными. Именно негативная евгеника практиковалась в нацисткой Германии, и именно по этой причине евгеника до сих пор в представлении многих стоит в одном ряду с нацисткими преступлениями. Цель же позитивной евгеники — содействие воспроизводству людей с признаками, которые рассматриваются, как ценные для общества (отсутствие наследственных заболеваний, хорошее физическое развитие, иногда — высокий интеллект). Негативная евгеника для нас неприемлема, позитивная может быть полезна.

    Споры о евгенике переходят в предметную плоскость, когда рассматриваются реальные результаты ее социального применения.

    Ли Куан Ю, премьер министр Сингапура

    Закон естественного отбора как один из основополагающих законов рынка стал базовым для воспитания граждан Сингапура. Концепцию воспитания, использующую взгляды позитивной евгеники, разработал премьер-министр Сингапура Ли Куан Йу в 1984 году. Сингапурские ученые-социологи заметили, что множество высокообразованных женщин не выходят замуж и не рожают детей, а множество мужчин женятся на бедных необразованных малайках и индианках. Ли Куан Йу распорядился создать мощную базу для создания нормальных семей, способных растить и воспитывать здоровых и умных детей.

    Под патронажем правительства было создано два брачных агентства. Их цель — заключение браков между парами сопоставимого социального и интеллектуального уровня. Первое агентство называется так — Отделение социального развития, или ОСР. Оно занимается образованными молодыми людьми. Второе агентство — Служба социального развития, или ССР. Их клиентура — вся остальная молодежь. Оба агентства работают с привлечением серьезных специалистов: психологов, социологов и врачей. Здесь не только подбирают пару молодому человеку с учетом всех личностных особенностей, но и создают условия для встреч, в том числе и tet-a-tet. При агентствах функционирует сеть спортивных тренажерных залов, кафе, бассейнов, дискотек и кинотеатров. После заключения брака молодоженам от государства «светит» солидный подарок в виде кредита на приобретение жилья.

    Необразованным женщинам предлагается стерилизация после рождения второго ребенка в обмен на решение жилищной проблемы. Интеллектуалок тоже ждет немалое поощрение, но если она родит больше трех детей. Таким образом, Ли Куан Ю сформулировал условия для увеличения процента умных людей: рождение детей у образованных женщин приветствуется, а у необразованных, напротив, ограничивается. Разработана и успешно работает система подбора пар молодых людей. Результаты? Из одной из самых отсталых азиатских стран за пару десятилетий Сингапур превратился в процветающую страну. Сейчас Сингапур считается одним из экономических чудес Юго-Восточной Азии, а его столица превратилась в азиатский Нью-Йорк.

    Хельмут Нюборг, профессор Орхусского университета

    «Согласно статистике, женщины с высоким образовательным уровнем, прежде чем завести детей, тратят время на учебу и работу. Надо уменьшить нагрузку на умных женщин, а глупым просто платить за то, чтобы они не имели детей. Это совершенно необходимая мера для того, чтобы снизить число дегенератов среди населения Дании» — писал профессор психологии Орхусского университета (Дания) Хельмут Нюборг.

    Датский психолог уверен, что человеческий интеллект запрограммирован генетически и передается по наследству, означая для нашего неуспеха или успеха в жизни больше, чем все социальные факторы вместе взятые. Указывая на высокую — до 80% — корреляцию между величиной IQ индивида и его дальнейшими социальными успехами, Нюборг делает оговорку: зависимость эта — статистическая. Иначе говоря, конкретный человек с невысоким уровнем интеллекта может учиться и добиться в жизни большего, нежели его более одаренный сверстник. Тем не менее дети слабоинтеллектуальных родителей пополняют класс бедняков в 15 раз чаще, чем потомки людей с высокой познавательной способностью. Они чаще бросают учебу, а уже во взрослом возрасте массово вливаются в ряды деклассированных и уголовных элементов — и тут, как считает профессор, ничего не поделаешь: натура…

    А это значит, что многомиллионные проекты, нацеленные на создание лучших стартовых условий для детей из непривилегированных классов, бессмысленны, — делает вывод ученый, приводя в пример неудачу американского общеобразовательного проекта Head Star. Стремясь достичь социальной справедливости и уменьшить различия в уровнях образования и доходов населения, администрация США выделяет немало бюджетных средств на подтягивание отстающих. Однако в результате уровень школьного обучения снижается, и задачи, которые в начале прошлого века задавались 15-летним школьникам, сегодняшним их ровесникам не по силам. Проблема, к слову сказать, хорошо знакомая и датской образовательной системе «народных школ», сглаживающей в духе демократических традиций различия между слабыми и сильными учениками.

    Для демократической Европы подобный взгляд ученого кажется диким, он взбудоражил общественное мнение и был подвергнут остракизму. Однако, мысли Хельмута Нюборга разделяют некоторые ученые, подчеркивая актуальность темы и возможность реализации программы по улучшению состава общества, увеличению процента более развитых интеллектуально людей с помощью биотехнологий. Пока Европа спорит, Сингапур давно и успешно проводит в жизнь программу позитивной евгеники.

    А что в России? Власти России пытаются стимулировать размножение с помощью материнского капитала, но такой метод приводит к рождению детей у женщин-алкоголичек, в бедных и необразованных слоях населения. Рождаются и взращиваются худшие, то есть получается евгеника наоборот.

    А что думаете вы?

    что это -, определение, проблемы и цели науки

    В конце XlX начале XX века наука находилась на подъеме. Тиражи «Происхождения видов» Дарвина, написанного еще в 1859 году, распродавались в считаные дни, а споры о путях эволюции и возможностях на нее повлиять не утихали ни на минуту. За несколько десятилетий, что ученые интенсивно исследовали эволюционный подход, появилось много направлений в биологии, некоторые из которых предлагали активное воздействие на ход эволюции человека.

    Евгеника — что такое?

    На протяжении всей своей истории человечество использовало селекцию для того, чтобы повышать урожайность сельскохозяйственных культур и производительность домашних животных. Таким образом, история евгеники имеет свои корни в самом желании человека максимально повышать производительность не только животных, но и своего собственного вида.

    Отдельной дисциплины, занимающейся научной этикой в XlX веке еще не существовало, поэтому роль главного ограничителя и препятствия на пути улучшения человеческого вида взяла на себя церковь, которая активно критиковала всякие попытки вмешаться в устройство божественного творения.

    Таким образом, идеи евгеники состоят в том, чтобы путем целенаправленного отбора произвести улучшение человеческого вида, осуществляя контроль над деторождением и брачными союзами.

    Популярность и сомнительная репутация

    В первые десятилетия XX века она приобрела такую популярность, что некоторые государства стали задумываться о применении на практике ее основных положений. Так состоялся союз Германской нацистской науки и евгеники. Именно при нацистском режиме получили наиболее ужасное распространение такие меры, как принудительная стерилизация, эксперименты над живыми людьми и уничтожение целых групп населения, признанных правительством нежелательными.

    Однако евгенические законы применялись и далеко за пределами нацистской Германии. Например, в США в некоторых штатах беднякам и людям с низким IQ предлагали вознаграждение за прохождение добровольной стерилизации. Предполагалось, что люди с нежелательными качествами могут испортить генофонд самим фактом рождения детей.

    В первую очередь евгеника — это наука, изучающая искусственный отбор, главным объектом которого становится человек. Существуют два способа осуществлять контроль над таким отбором: так называемая позитивная евгеника концентрируется на стимулировании браков, в результате которых рождаются дети с востребованными чертами; негативная генетика основана на исключении рождения детей с дефектами развития или чертами, нежелательными для общества. С развитием диагностических медицинских технологий в арсенале евгеники оказались такие способы контроля рождаемости, как генетические тесты и УЗИ-диагностика.

    Вернувшаяся евгеника

    Что такое евгенические принципы, становится понятно, если взглянуть на проблему ретроспективно. В первую очередь стоит разобраться со значением самого слова. В переводе с древнегреческого слово переводится примерно как «благороднорожденный». Так зародилось учение евгеника. Что такое искусственный отбор, стало понятно в 1883 году, когда ученый Ф. Гальтон опубликовал свой фундаментальный труд «Исследование человеческих способностей и их развитие».

    Главной опорой ученых-евгеников была идеология генетической детерминированности. Суть учения Гальтона сводилась к тому, что ни воспитание, ни образование не влияют радикальным образом на манеру поведения, но ведущую роль имеет наследственность, которая определяет, в том числе и социальное поведение.

    С публикации этой книги началось победное шествие евгеники по университетам Европы. Новая наука заслужила себе место в академической среде.

    Евгеника как наука. Основные положения

    В 1907 году в Британии было создано Общество Гальтона, в котором занимались разработкой положений новой науки и поиском инструментов для применения их на практике. В США аналогичное общество появилось в 1921 году и получило название Американского Евгенического Общества.

    История евгеники неразрывно связана с понятием социального дарвинизма, который основан на том, что только определенные классы и сословия, а также люди с некоторыми антропологическими признаками достойны продолжить свой род.

    Этика евгеники основывается на том, что люди не рождаются равными, только самые достойные вправе контролировать ход эволюции человека, вмешиваясь в репродуктивный процесс. Таким образом, евгеника — это наука, изучающая селекцию человека.

    Критика современников

    Несмотря на победное шествие новой науки по университетам и правительственным кабинетам, далеко не все интеллектуалы поддерживали ее методы. Убежденными противниками евгенических методов были писатель Честертон, американский социолог Лестер Уорд, а также биологи Фишер и Холдейн, которые выразили сомнение в том, что стерилизация «дефективных» может привести к исчезновению из человеческой популяции нежелательных признаков.

    Самый многочисленный и мощный лагерь последовательных противников принудительной стерилизации и искусственной селекции состоял из представителей религиозных организаций. Несмотря на то что на первых порах некоторые религиозные деятели с интересом отнеслись к новой науке, уже после 1930 года поддержка прекратилась. Так как против применения евгенических законов высказался папа Пий Xl, который ясно заявил, что светские власти не имеют права распоряжаться телами своих подданных.

    Нацизм и понижение уровня исследований

    Репутационные проблемы у евгеники как науки начались в 1930 годах, когда нацистский генетик Эрнст Рудин взялся использовать ее для оправдания преступлений Третьего рейха. К тому моменту уже было примерно понятно, как работает естественный отбор и евгеника. Что такое нацистская медицина станет понятно немного позже, но эта связь бесповоротно испортит репутацию евгенической науке.

    Ближе к концу Второй мировой войны репутация евгеники была окончательно испорчена. Замечательно иллюстрацией к эволюции взглядов на методы искусственной селекции служит история Герберта Уэллса, которой из последовательного сторонника принудительной стерилизации превратился за тридцать лет в убежденного борца за права человека. В том числе он утверждал, что никто не имеет права калечить человека, каким бы тяжелым ни было его заболевание, но, напротив, общество должно брать на себя заботу о нем. Но, несмотря на сопротивление некоторых представителей общественности, в Швеции, например, принудительная кастрация «неполноценных» осуществлялась до 1976 года.

    Возрождение интереса

    После разоблачения преступлений нацистской Германии, вдохновленных евгеническими исследованиями, репутация науки была, казалось, окончательно испорчена. Однако после долгого забвения интерес к экспериментам вновь вернулся и теоретическим исследованиям над геномом вновь возродился, но уже в виде респектабельной генетики.

    Оплотом новой евгенической революции стали США, где существует достаточное количество высокотехнологичных исследовательских центров, занимающихся генетической инженерией, клонированием и пренатальной диагностикой, занимающей особое место в данном научном направлении. Так идеи евгеники нашли свое продолжение в генной инженерии.

    В 2003 году Таня Симончелли, работавшая на тот момент помощником директора по криминологии при правительстве США, заявила, что пренатационная генетическая диагностика открывает новую эру евгеники, которая, в отличие от нацистской, должна не служить человеконенавистнической идеологии, а отвечать спросу рядового населения.

    Реабилитация учения

    Британский эволюционный биолог Ричард Докинз заявил в своей газетной статье в 2006 году, что евгеника — наука будущего. Он также заявил, что из-за того, что науку в своих интересах использовали нацистские лидеры, на ней лежит тень, препятствовавшая на протяжении нескольких десятилетий проведению объективных исследований в этой области.

    Исследователь добавил, что, по его мнению, подобный подход мало чем отличается от селекции в сельском хозяйстве. Разумеется, в своем оправдании евгенического подхода ученый основывается на том, что со времен Третьего Рейха этика науки не стояла на месте и сможет дать ответ на многие сложные вопросы и помочь найти решение в неоднозначных ситуациях.

    Однако подход Докинза существенно отличается от его предшественников. Он не столько предлагает влиять на результат беременности и заниматься искусственным отбором, сколько настаивает на том, что евгеника поможет человеку больше узнать о самом себе. Например, после прохождения генетических тестов родители не станут тратить время на обучение ребенка музыке, если тесты не покажут соответствующих способностей. Предполагается, что подобные тесты помогут улучшить достижения в спорте, если люди будут знать свои сильные и слабые стороны. По мнению Докинза, решением многих проблем современного мира может стать генетика и евгеника.

    Что такое дискриминация, предлагает вспомнить Международный комитет по биоэтике, члены которого считают, что такой подход открывает дорогу дискриминации и стигматизации и ставит под сомнение идею всеобщего равенства людей.

    Несмотря на то что современные сторонники евгеники всячески избегают сравнения с практиками двадцатого века, используя слова «репродуктивная генетика» и «зародышевый выбор», фактически все эти исследования являются частью селекции человека.

    Одна из наиболее распространенных сегодня медицинских процедур — пренатальный скрининг — тоже может рассматриваться как форма реализации евгенического подхода. С медицинской точки зрения, такой скрининг может предупредить рождение ребенка с серьезными генетическими отклонениями и наследственными заболеваниями.

    Современная евгеника: проблемы с эффективностью

    Впервые о сложностях с реализацией генетического отбора способами евгеники заявил в 1915 году Томасом Хантом Морганом, который считал, что личностные характеристики не могут передаваться по наследству он, например, сомневался, что склонность к насилию и преступности может передаваться от родителей детям и указывал на то, что наследование происходит социальным путем через воспитание, а не через геном.

    Кроме того, он привел результаты наблюдений за мухами, которые свидетельствовали о том, что негативные факторы — такие как лишние пары глаз или лап — появляются у дрозофил не только в результате наследования, но и как следствие мутаций.

    Однако сегодня наука евгеника опирается на более совершенные технологии. Например, тесты, которые семейные пары проходят, прежде чем зачать ребенка, позволяют определить, существует ли риск рождения ребенка с генетическими отклонениями и, соответственно, отказаться от рождения в таком случае. Но и про этот высокотехнологичный тест нельзя сказать, что он дает стопроцентную защиту от ошибки: известны случаи, когда пары, решившие все же зачать ребенка несмотря на отрицательный результат тестирования, рождали здоровых детей.

    Потеря генетического разнообразия

    Специалисты по генетике и эволюционной биологии бьют тревогу из-за того, что чрезмерная увлеченность селективной политикой может привести деградации человеческой популяции подобно тому, как деградируют популяции, проживающие в очень маленьких ареалах или на островах.

    Эдвард Миллер настаивает на том, что любому поколению надо дать возможность внести свой маленький вклад в эволюционное развитие вида и указывает на то, что даже явления, которые могут казаться нам отрицательными, в конечном счете имеют огромное значение для биологического развития.

    Оппозиция к евгенике

    Большинство противников евгеники указывают на то, что какими бы благими ни были намерения исследователей, в конечном счете все это приведет к действиями противоречащим этике. К таким действиям противники евгеники относят принудительную стерилизацию, генетическую дискриминацию, сегрегацию и, возможно, геноцид.

    В свое основополагающей статье об эволюции Лори Эндрюс утверждает, что злоупотребление возможностью вмешиваться в ход эволюции приведет к появлению так называемого постчеловека, который может отличаться от современного непредсказуемым набором качеств. Кроме того, он рекомендует не вмешиваться в такие фундаментальные процессы, как старение и продолжительность жизни, которыми как раз и заинтересована евгеника.

    Что такое человеческая жизнь? Каков ее смысл и может ли человек брать на себя роль творца? Этими вопросами задаются многочисленные специалисты по биоэтике. Ответов на данный момент существует множество, но все они не кажутся убедительными, а это значит, что над решением этических задач будет биться не одно поколение биологов, этиков, философов и богословов. Проблемы евгеники достойны того, чтобы им уделяли самое пристальное внимание.

    Файл: Евгеника Реферат.docx — Страницы №№1-3

    Введение

    1. Понятие евгеника

    2. Виды евгеники

    3. Евгеника и современность

    4. Заключение

    5. Литература


    Введение

    Не так давно в нашей науке слова «евгеника» и «генетика» были ругательными. С генетики проклятие со временем сняли, а вот евгеника – наука об улучшении человеческого рода – так и остается чем-то сомнительным, связанным с бесчеловечными экспериментами нацистов и другими опытами того же толка. Евгеника – это что-то вроде «больного вопроса» для человечества. Поэтому поговорить о ней не только интересно, но и полезно.

    Это учение в современном его понимании зародилось в Англии, его лидером был Френсис Гальтон — двоюродный брат Чарльза Дарвина. Именно Гальтон придумал термин «евгеника».

    В современной науке многие проблемы евгеники, особенно борьба с наследственными заболеваниями, решаются в рамках генетики человека. В связи с быстрым развитием генетики вообще и геномики в частности евгеника как самостоятельная наука утратила свой смысл.

    Понятие евгеника

    Евгеника (от греч. – «хорошего рода», «породистый») – учение о наследственном здоровье человека, а также о путях улучшения его наследственных свойств. В современной науке многие проблемы евгеники, особенно борьба с наследственными заболеваниями, решаются в рамках генетики человека.

    Первый, кто поставил перед собой этот вопрос, был Фрэнсис Гальтон — двоюродный брат Чарльза Дарвина. Гальтон намеревался сделать евгенику, которая, по его мнению, подтверждала право англосаксонской расы на мировое господство, «частью национального сознания, наподобие новой религии».

    Хорошо известны предложения Платона по евгеническому устройству общества. Он считал, что не следует растить детей с дефектами или рожденных от неполноценных родителей.

    Виды евгеники

    Различают «позитивную» и «негативную» евгенику (хотя грань между ними условна).

    В позитивной евгенике во главу угла ставится вопрос о содействии воспроизводству людей с генетическим кодом, не загрязненным наследственными заболеваниями, а также людей с высоким интеллектом.

    В негативной евгенике большее внимание уделяется прекращению воспроизводства физически или умственно неполноценных людей, а также людей, имеющих опасные наследственные заболевания. Негативная евгеника требует, чтобы «негодный человеческий материал» более не размножался. Из данных генетики был сделан вывод, что люди так же, как и растения и животные, должны быть отделены от своих менее полезных членов посредством принудительной стерилизации, тогда как размножаться могут только самые здоровые особи.

    Широкую реализацию получила негативная евгеника: во многих странах мира быстро завоевала популярность «научно обоснованная» стерилизация людей, объявленных в конкретном обществе неугодными.

    В Китае, Индии широко практикуют диагностику пола плода и часто абортируют девочек. В Германии были объявленные неполноценными евреи и цыгане, несущие угрозу политическому строю представители других политических партий, душевно больные люди, а также гомосексуалисты; в США стерилизации и кастрации подвергались половые извращенцы и коммунисты.


    Евгеника и современность

    Доводы «За»

    Предполагается, что в развитых странах растет т. н. генетический груз. В том числе это может быть результатом сохранения маложизнеспособных особей. Второй причиной роста генетического груза является развитие медицины, которое позволяет дойти до репродуктивного возраста лицам, имеющим значительные врожденные генетические аномалии или заболевания. Эти заболевания ранее были препятствием к передаче дефектного генетического материала следующим поколениям.

    Доводы «Против»

    Во-первых, слабо изучено наследование многих признаков, которые рассматриваются в современном обществе как отрицательные и положительных.

    Во-вторых, лица, страдающие врожденными соматическими дефектами могут обладать интеллектуальными качествами, ценными для общества.

    Заключение

    Итак, евгеника безусловно послужила одним из стимулов зарождения и развития генетики человека и ее важной части — медицинской генетики. Поставленные евгеникой цели — освободить генотип человека от вредных наследственных задатков и обогатить его ценными для физического и умственного развития генами — полностью актуальны и теперь.

    Как бы ни были гуманны побудительные мотивы евгеники — сделать человечество более здоровым, красивым, одаренным и, в конечном счете, более счастливым, — в самой ее сути есть какой-то изъян. Она не вписывается в сложную структуру человеческого общества, сотканного из противоречий не только биологических, но и юридических, социальных, психологических, религиозных.

    Литература

    1. http://ethology.ru/

    2. http://www.13min.ru/

    3. http://www.53l.ru/

    4. http://ru.wikipedia.org


    4. Евгеника

    Термин «евгеника» предложен и 1883 г. Френсисом Галь-тоном, кузеном Ч. Дарвина, который известен также благодаря многим научным открытиям, например методу идентификации личности путем сличения отпечатков пальцев. По Гальтону, евгеника призвана разрабатывать методы социального контроля, которые «могут исправить или улучшить расовые качества будущих поколений, как физические, так и интеллектуальные». В первой половине XX века, когда евгеника была особенно влиятельным научным и политическим движением, видные его представители выступали в роли консультантов при правительствах многих стран по вопросам аборта, стерилизации, психиатрической помощи, образования, эмиграции и т.д.

    По мнению сторонников евгеники, общество за счет развития медицины, социальной поддержки инвалидов и других «искусственных» мер улучшения качества жизни ослабило действие естественного отбора, в результате чего возникла опасность расового вырождения. «Субнормальные» индивиды, участвуя в размножении, «засоряют» так называемый «генофонд нации» недоброкачественными генами. Евгенические методы направлены на то, чтобы остановить генетическое вырождение населения. Различают «негативную» и «позитивную» евгенику. Негативная евгеника должна приостановить передачу по наследству «субнормальных» генов. Позитивная евгеника ставит своей задачей обеспечить преимущества (например финансовые) для воспроизводства наиболее физически или интеллектуально одаренных. Исторически излюбленным объектом негативной евгеники являлись алкоголики, психиатрические больные, наркоманы, сифилитики, уголовники, «половые извращенцы» и т.д.

    Первый закон о принудительной стерилизации был принят в США в штате Индиана в 1907 году. Он разрешал ее по генетическим основаниям. Подобные законы потом были приняты еше почти в тридцати штатах. Всего до Второй, мировой войны в США было зарегистрировано около 50 тыс. случаев принудительной стерилизации. Евгенические соображения

    оказали существенное влияние на иммиграционную политику США после Первой мировой войны, когда поток переселенцев из стран Восточной Европы буквально хлынул в Америку. В результате к концу 20-х годов, в том числе и по рекомендации ев-геииков, иммиграция была сокращена на 95%.

    До Второй мировой войны около 30 американских штатов по евгеническим основаниям ввели законы, запрещающие межрасовые браки. Человек считался «негром», даже если у него была всего 1/32 часть «негритянской крови». Это-был куда более жесткий расовый критерий, чем тот, который использовался в нацистской Германии, где для того, чтобы считаться «евреем», необходимо было иметь не меньше 1/4 «еврейской крови».

    В целом же идеи евгеники оказали очень существенное влияние на формирование фашистской расовой теории. Нацистскими специалистами в области евгеники было введено понятие «генетическое здоровье нации», разработана специализированная отрасль превентивной медицины — «расовая гигиена». В 1933 г. в Германии был принят «Закон о защите потомства от генетических заболеваний», применение которого привело к более чем 350 тыс. случаев насильственной стерилизации. Генетическое консультирование в нацистской Германии было обязательным условием для получения разрешения на вступление в брак.

    Опыт довоенной евгеники свидетельствует о том, в какой мере смесь генетического знания и невежества могут служить в качестве инструмента репрессивной политики государства, а также насколько легко ученые могут соучаствовать в репрессивной политике, придавая ей вид респектабельной легитимности. Наука и научное знание оказались средством для распространения и политической реализации самых темных предрассудков толпы.

    В последние годы евгеника как форма государственной политики получила развитие в Сингапуре. С 1982 года в этой стране действует особая программа, стимулирующая плодовитость образованных женщин и ограничивающая ее среди необразованных.

    Политика правительства Сингапура включает добровольные меры позитивной и негативной евгеники. К мероприятиям позитивной евгеники относятся компьютерный подбор пар, брак между которыми способен произвести наиболее одаренное потомство; круизы и «лодках любви», которые для образованных одиноких государственных служащих (женщин) оплачиваются из казны, разнообразные финансовые льготы, а также привилегии для их детей при поступлении в элитарные школы и университеты. Меры негативном евгеники также носят «добровольный» характер. Убеждающими, а, скорее, принуждающими аргументами служат финансовые соображения. Правительство предоставляет безвозмездную ссуду женщине для приобретения дешевой квартиры в построенном за счет государства доме при соблюдении следующих условий: возраст до 30 лет, не более двух детей, невысокий уровень образования, доход не выше 300 долл. в месяц и согласие на стерилизацию. Несмотря на достаточно жесткие условия, эта мера пользуется большой популярностью среди женщин с низким уровнем образования и дохода. Здесь, таким образом, нет добровольного выбора в точном смысле слова, поскольку власти .манипулируют выбором, который осуществляет женщина.

    По мнению большинства отечественных генетиков, евгеническая политика, какими бы методами она ни проводилась, вызывает серьезные возражения и с теоретической, и с практической точек зрения. Многие значимые в евгеническом отношении признаки, такие как интеллект, детерминируются, вероятно, сотнями генов. И все эти гены примерно одинаково важны. Вести отбор по такому количеству генов — нереальная селекционная задача. Столь же нереально пока пытаться изменить эти сотни генов методами генной инженерии.

    Евгеника как составная часть генетики человека активно развивалась в нашей стране до начала 30-х годов такими крупными учеными, как Н.К. Кольцов, А.С. Серебровский, Ю.А. Филипченко. Однако в СССР евгеника никогда не была частью государственной политики. Более того, в конце 20-х годов она попала под пресс идеологического давления и вскоре оказалась под запретом. Вместе с тем нелишне подчеркнуть, что медицинская генетика и нашей стране фактически родилась из евгеники.

    В настоящее время нельзя сказать, что евгеническая идеология совершенно чужда российскому общественному мнению. Хотя термин «евгеника» практически не используется, но ее идеи достаточно отчетливо звучат в суждениях идеологов и политиков, отдающих приоритет интересам «генофонда» нации в сравнении с интересами отдельных индивидов. По мне-

    нию юриста М.В. Ковалева, «вопросы, касающиеся безусловной зашиты генофонда от любых акций: научных, медицинских, промышленных, религиозных или коммерческих, которые стали бы или могут поставить в опасность генофонд человечества, должны регулироваться международным правом, нормами, принятыми на уровне самых авторитетных международных организаций. При этом несомненным приоритетом должны пользоваться интересы генофонда перед интересами и правами отдельных людей».

    О том, что евгенические умонастроения имеют довольно широкое распространение в современном российском обществе, свидетельствуют данные опроса, проведенного в 1995 г. Российским национальным комитетом по биоэтике РАН (РНКБ РАН) и Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). По данным этого опроса, 56% респондентов по общероссийской выборке согласились с мнением, что населению России угрожает опасность физического вырождения, и только 21% выразили несогласие с этим. Около трети населения высказалось в пользу применения насильственной стерилизации наркоманов, больных СПИДом, психиатрических больных. Примерно столько же высказалось в пользу принудительного аборта плодов с диагностированными пороками развития и генетическими отклонениями. Вместе с тем лишь незначительная часть опрошенных согласилась с жесткими евгеническими мерами, такими как направленный отбор особо одаренных родителей для выращивания «элиты нации». Улучшение здоровья населения, в том числе и путем снижения концентрации генов, детерминирующих развитие тяжелой патологии, можно считать морально оправданной целью здравоохранения. Неприемлемы с моральной точки зрения насильственные средства для реализации подобных целей, что имело место в практике американских и немецких евгеников в первой половине XX века.

    Следует также иметь в виду, что, конечно, не все евгеники были и являются сторонниками насильственных мер. К примеру, один из ведущих британских евгеников начала века X. Эл-лис настаивал на допустимости лишь добровольных евгенических мероприятий: «Единственное принуждение, которое мы можем применять в евгенике, есть принуждение, которое идет изнутри», то есть связанное с личными убеждениями индивида. Если еще раз обратиться к важнейшей этической проблеме — проблеме свободы воли, — то можно, вообще говоря, различать два противоположных подхода к проблеме принуждения. С точки зрения консервативных либералов, действие может рассматриваться как свободное, то есть не содержащее признаков принуждения, в том случае, если отсутствуют правовые или иные формальные (например административные) барьеры для его выбора и осуществления. В рамках социалистической традиции считается, что принуждение отсутствует тогда, когда человек практически имеет возможность согласиться или отказаться от осуществления определенного действия.

    С формальной точки зрения сингапурские женщины, соглашающиеся на ограничение числа детей и стерилизацию, свободны. Ни закон, ни правительство их к этому не принуждают. Их вынуждает и принуждает материальная нужда. Конечно, экономическое принуждение не столь жестко, как административное или правовое насилие. Но оно сохраняет, тем не менее, характер насилия и принуждения.

    Поэтому даже если цели медицинской генетики смещаются от обеспечения интересов населения к более полному учету интересов и ценностей отдельных пациентов и их семей, общество должно ответственно использовать и контролировать социальные и экономические силы принуждении, которые могут существенно влиять на свободный личный выбор индивида.

    Воспоминания, связанные со злоупотреблениями евгеникой в первой половине XX века, определяют болезненность реакции, с которой в современном научном и медицинском сообществе воспринимаются предложения, направленные на выработку государственной политики в области улучшения генетических качеств человеческих популяций. Однако невмешательство государства означает в современных условиях власть рынка.

    При рассмотрении интересующего нас вопроса следует иметь в виду, что поводом для генетического вмешательства может быть не только »исправление1‘ неблагоприятного влияния патологических генов, но и улучшение нормальных качеств. Если родители мечтают о карьере баскетболиста для своего ребенка, то они захотят «заказать» ребенка с генами, определяющими высокий рост. Если о карьере музыканта — то с генами, определяющими абсолютный слух, и т.д. Массовый результат индивидуальных выборов может иметь неоднозначный популяционный эффект, который следует прогнозировать, разрабатывая моральные и правовые рамки деятельности медико-генетической службы в рыночных условия.

    Применение в массовых масштабах технологии, приносящей благо отдельному человеку, должно, на первый взгляд, увеличивать «общее благо». Однако mi деле суммирование индивидуальных благ на уровне общества в целом может приводить к негативным последствиям. Пример выбора пола ребенка наиболее нагляден. В ряде стран азиатского континента рождение мальчика воспринимается как благо, а рождение девочки — как своеобразное «наказание» и бремя. Существуют медицинские технологии, способные с достаточной надежностью детерминировать пол будущего ребенка. Пока применение этих технологий единично, оно приносит благо. Но когда вследствие упрощения и удешевления они начинают использоваться в массовом масштабе, то это оборачивается бедой для общества вследствие диспропорции полов. Уже сейчас во многих странах вводятся ограничения на право родителей выбирать по своему усмотрению пол ребенка, если последнее не связано с уменьшением риска возникновения сцепленного с полом наследственного заболевания.

    Серьезность риска негативных последствий при безответственном использовании генетической информации предопределяет особую важность морального принципа «не навреди». В генетике человека, как и в других отраслях науки, значительное место занимают гипотезы и теоретические модели, еще не получившие достаточного эмпирического подтверждения и теоретического обоснования.

    В связи с этим следует иметь в виду, что, оказавшись в массовом сознании, научные гипотезы выходят из-под контроля жестких механизмов «отбора», приобретают собственную жизнь, мотивируя и направляя социальные действия, неоднозначные по своим последствиям. Ученые должны осознавать ответственность за ущерб, который способна принести выпущенная «на волю» недостаточно продуманная, или тем более ошибочная, гипотеза.

    Сточки зрения морального принципа «не навреди» научные гипотезы, влекущие серьезные социальные последствия, должны подвергаться особенно жесткому отбору и проверке. Весьма серьезное значение этот принцип приобретает также при обсуждении проблем генной терапии.

    Банковская евгеника | Банковское обозрение

    Российский народ силен привычкой привыкать ко всему, что бы с ним ни происходило. Какой шок в деловых кругах вызвал арест М. Ходорковского. Однако ничего, привыкли. Спустя год бизнес живет совершенно параллельно с делом ЮКОСа и даже старается не упоминать это имя при случайной встрече с президентом. Ну разве только фондовики и примкнувшие к ним чиновники чутко чают перипетий вокруг нефтяного гиганта. Но их понять можно, они ЮКОСом масло на хлеб намазывают.

    К зачисткам в банковской системе привыкли еще быстрее — за каких-нибудь три месяца. Хотя первоначальный шок был посильнее, чем от затворения Ходорковского в кутузку. От банковских экзекуций реакция была такой, что государству даже пришлось принимать успокоительные меры. Это и понятно: банки — не ЮКОС, тут и народ может взволноваться. В количестве большем, чем десять студентов у Басманного суда.

    Безусловно, своего масла в банковский пожар подлили и «неосторожные высказывания отдельных госслужащих», и «недобросовестная конкуренция». И все же спустя три месяца можно признать, что этот пожар разгорелся вовсе не от случайного окурка, вылетевшего из окна Центробанка. Нет, Центробанк целенаправленно ходит по тучным банковским нивам с факелом и планомерно выжигает угодья, слишком заросшие разноцветом в урожайные годы последефолтья. Хочет культивировать банки определенного сорта. С высокой удойностью и хорошим содержанием клейковины.

    История с Содбизнесбанком — это не отдельный случай. Это просто первый случай. Еще в июле и у банкиров, и у клиентов было паническое ожидание: кто же следующий?! К концу августа воцарилось такое рабочее любопытство: ну а кто же следующий? Следующий непременно будет.

    Июльская паника вкладчиков стала хорошей прививкой для всех. Вспомнили, как бояться, и сразу привыкли. Пусть даже откуда-то сверху время от времени с грозовым скрежетом врывается в буколические пасторали властная длань и выхватывает кого-либо, пищащего и барахтающегося, но не подошедшего по кондициям. Остальные продолжают упорно трудиться. С одной стороны, оно, конечно, в следующий раз может и тебя выхватить. С другой стороны, во всем этом есть и свои прелести — соседское место расчистилось.

    Если же отвлечься от стилистики пожаров и рассудить хладнокровно, то следует однозначно признать: ну не может российская банковская система прийти в божеский вид без того, чтобы часть банков не была выкорчевана. Если вспомнить историю возникновения современных банков, то понятно же, что при переходе (вдруг) от дикого собирательства к цивилизованному распашному земледелию изрядный клин банковского разнотравья должен быть записан в сорняки. С неизбежной сезонной прополкой. Строго говоря, при таком подходе Центробанк просто обязан отзывать у кого-нибудь лицензию и вводить временную администрацию для улучшения наследственности.

    Причем для распашного земледелия очень важна именно регулярность. В связи с этим предложение. С целью воспитания пущей привычки Центробанку вменить в обязанность отзыв лицензий производить регулярно, раз в две недели, желательно по пятницам. А банкиры могли бы сами (открытым голосованием) выбирать кандидатов для евгенических процедур (все же знают, кто есть кто и кто за кем стоит) и направлять официально утвержденные черные списки для опубликования в СМИ. Тогда процесс станет еще более привычным, регулярным и безболезненным. Не надо сопротивляться, надо помогать.

    Что такое евгеника? Определение и история

    Евгеника — это общественное движение, основанное на вере в то, что генетическое качество человеческой расы может быть улучшено с помощью селекционного размножения, а также других часто критикуемых с моральной точки зрения средств для устранения групп людей, считающихся генетически неполноценными, при одновременном поощрении роста групп. считается генетически превосходным. С момента первого осмысления Платоном около 400 г. до н.э. практика евгеники обсуждалась и подвергалась критике.

    Основные выводы: Евгеника

    • Под евгеникой понимается использование таких процедур, как селекция и принудительная стерилизация, в попытке улучшить генетическую чистоту человеческой расы.
    • Евгеники верят, что болезни, инвалидность и «нежелательные» человеческие черты можно «вывести» из человеческой расы.
    • Хотя евгеника обычно ассоциируется со зверствами в области прав человека в нацистской Германии при Адольфе Гитлере, евгеника в форме принудительной стерилизации была впервые использована в Соединенных Штатах в начале 1900-х годов.

    Определение евгеники

    Происходя от греческого слова, означающего «хороший от рождения», термин «евгеника» относится к противоречивой области генетической науки, основанной на вере в то, что человеческий вид можно улучшить, поощряя к размножению только людей или группы с «желательными» чертами, в то же время препятствуя размножению. или даже предотвращение размножения среди людей с «нежелательными» качествами.Его заявленная цель состоит в том, чтобы улучшить состояние человека путем «выведения» из человеческой популяции болезней, инвалидности и других субъективно определенных нежелательных характеристик.

    Под влиянием теории Чарльза Дарвина о естественном отборе и выживании наиболее приспособленных британский естествоиспытатель сэр Фрэнсис Гальтон, двоюродный брат Дарвина, в 1883 году ввел термин «евгеника». возможность быстро преобладать над менее подходящим.Он пообещал, что евгеника сможет «поднять нынешний ничтожно низкий уровень человеческой расы», «скрестив лучших с лучшими».

    Гравюра на дереве британского ученого сэра Фрэнсиса Гальтона (1822–1911), середина-конец 19 века. Известный своими работами в области антропологии, он также был основателем евгеники. Стоковый монтаж / Getty Images

    Завоевав поддержку всего политического спектра в начале 1900-х годов, программы евгеники появились в Великобритании, США, Канаде и большей части Европы.В этих программах применялись как пассивные меры, такие как простое побуждение людей, считающихся генетически «подходящими», к размножению, так и осуждаемые сегодня агрессивные меры, такие как запрет на брак и принудительная стерилизация лиц, считающихся «неспособными к размножению». Лица с ограниченными возможностями, люди с низкими результатами теста на IQ, «социальные девианты», лица с судимостью и члены неблагоприятных расовых или религиозных групп часто подвергались стерилизации или даже эвтаназии.

    После Второй мировой войны концепция евгеники потеряла поддержку, когда подсудимые на Нюрнбергском процессе попытались приравнять программу евгеники нацистской Германии по еврейскому Холокосту к менее радикальным программам евгеники в Соединенных Штатах.По мере того, как глобальная озабоченность правами человека росла, многие страны постепенно отказывались от своей политики евгеники. Однако США, Канада, Швеция и некоторые другие западные страны продолжали проводить принудительную стерилизацию.

    Евгеника в нацистской Германии

    Осуществляемые под названием «Национал-социалистическая расовая гигиена», программы евгеники нацистской Германии были посвящены совершенствованию и доминированию «германской расы», которую Адольф Гитлер называл чисто белой арийской «высшей расой».”

    До того, как Гитлер пришел к власти, программа евгеники в Германии была ограничена по масштабу, как и в Соединенных Штатах. Однако под руководством Гитлера евгеника стала главным приоритетом в достижении нацистской цели расовой чистоты посредством целенаправленного уничтожения людей, которых считали Lebensunwertes Leben — «жизнь, недостойная жизни». В число целевых групп входили: заключенные, «дегенераты», диссиденты, люди с серьезными умственными и физическими недостатками, гомосексуалы и хронически безработные.

    Еще до начала Второй мировой войны более 400 000 немцев подверглись принудительной стерилизации, а еще 300 000 были казнены в рамках довоенной программы Гитлера по евгенике. По данным Мемориального музея Холокоста США, в период с 1933 по 1945 год во имя евгеники было убито 17 миллионов человек, в том числе шесть миллионов евреев.

    Принудительная стерилизация в США

    Хотя движение евгеники обычно ассоциируется с нацистской Германией, оно зародилось в Соединенных Штатах в начале 1900-х годов под руководством известного биолога Чарльза Дэвенпорта.В 1910 году Давенпорт основал Бюро записи евгеники (ERO) с заявленной целью улучшения «природных, физических, умственных и темпераментных качеств человеческой семьи». На протяжении более 30 лет ERO собирала данные об отдельных лицах и семьях, которые могли унаследовать определенные «нежелательные» черты, такие как нищета, умственная отсталость, карликовость, распущенность и преступность. Как и ожидалось, ERO чаще всего обнаруживала эти черты среди бедных, необразованных и представителей меньшинств.

    При поддержке ученых, социальных реформаторов, политиков, бизнес-лидеров и других, считавших ее ключом к уменьшению «бремени» «нежелательных» для общества, евгеника быстро превратилась в популярное американское общественное движение, пик которого пришелся на 1920-е и 30-е годы. .Члены Американского общества евгеники участвовали в конкурсах «лучше семья» и «лучше ребенок», поскольку фильмы и книги, восхваляющие преимущества евгеники, стали популярными.

    Индиана стала первым штатом, принявшим закон о принудительной стерилизации в 1907 году, за которым вскоре последовала Калифорния. К 1931 году в общей сложности 32 штата приняли законы о евгенике, которые привели к принудительной стерилизации более 64 000 человек. В 1927 г. решение Верховного суда США по делу Бак против Белла подтвердило конституционность законов о принудительной стерилизации.В постановлении суда 8-1 известный председатель Верховного суда Оливер Уэнделл Холмс написал: «Для всего мира будет лучше, если вместо того, чтобы ждать казни дегенеративных отпрысков за преступления или позволять им голодать за глупость, общество сможет предотвратить эти преступления». которые явно неспособны продолжать свой род… Трех поколений слабоумных достаточно».

    Только в Калифорнии было проведено около 20 000 стерилизации, что фактически побудило Адольфа Гитлера обратиться к Калифорнии за советом по совершенствованию нацистской евгеники.Гитлер открыто признал, что черпал вдохновение в законах штатов США, которые препятствовали размножению «непригодных» людей.

    К 1940-м годам поддержка американского евгенического движения ослабла и полностью исчезла после ужасов нацистской Германии. Теперь дискредитированное движение ранней евгеники стоит с порабощением как два самых мрачных периода в истории Америки.

    Современные проблемы

    Доступные с конца 1980-х годов процедуры генетических репродуктивных технологий, такие как гестационное суррогатное материнство и диагностика генетических заболеваний in vitro, позволили снизить распространенность некоторых заболеваний, передающихся генетически.Например, случаи болезни Тея-Сакса и кистозного фиброза среди еврейского населения ашкенази были снижены благодаря генетическому скринингу. Однако критики таких попыток искоренить наследственные заболевания опасаются, что они могут привести к возрождению евгеники.

    Многие рассматривают возможность запрета некоторым людям размножаться — даже во имя искоренения болезней — как нарушение прав человека. Другие критики опасаются, что современная политика евгеники может привести к опасной потере генетического разнообразия, что приведет к инбридингу.Еще одна критика новой евгеники заключается в том, что «вмешательство» в миллионы лет эволюции и естественного отбора в попытке создать генетически «чистый» вид может на самом деле привести к вымиранию, лишив иммунную систему естественной способности реагировать на новые или мутировавшие виды. болезни.

    Однако, в отличие от евгеники принудительной стерилизации и эвтаназии, современные генетические технологии применяются с согласия вовлеченных людей. Современное генетическое тестирование проводится по выбору, и людей нельзя принуждать к таким действиям, как стерилизация, на основании результатов генетического скрининга.

    Источники и дополнительные ссылки

    • Проктор, Роберт (1988). «Расовая гигиена: медицина при нацистах». Издательство Гарвардского университета. ISBN 9780674745780. 
    • Эстрада, Андреа. «Политика женской биологии и репродукции». Калифорнийский университет в Санта-Барбаре. (6 апреля 2015 г.).
    • Блэк, Эдвин. «Ужасающие американские корни нацистской евгеники». Сеть новостей истории. (сентябрь 2003 г.).
    • Хроматка, к.т.н., Бетанн. «Уникальность еврейского происхождения ашкенази важна для здоровья.23andMe (22 мая 2012 г.).
    • Ломбардо, Пол. «Законы о евгенической стерилизации». Университет Вирджинии.
    • Ко, Лиза. «Нежелательные программы стерилизации и евгеники в США». Служба общественного вещания. (2016).
    • Розенберг, Джереми. «Когда в Калифорнии решили, кто может иметь детей, а кто нет». Служба общественного вещания (18 июня 2012 г.).

    Евгеника и права человека — PMC

    BMJ. 1999 г., 14 августа; 319 (7207): 435–438.

    Отделение гуманитарных наук Калифорнийского технологического института, Пасадена, Калифорния 91125, США

    Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

    В эпоху нацизма в Германии евгеника привела к стерилизации нескольких сотен тысяч человек, затем способствовала антисемитским программам эвтаназии и, в конечном счете, конечно же, к лагерям смерти. Связь евгеники с нацистами настолько сильна, что многие люди были удивлены новостью несколько лет назад о том, что Швеция стерилизовала около 60 000 человек (в основном женщин) в период с 1930-х по 1970-е годы.Намерение состояло в том, чтобы уменьшить количество детей, рожденных с генетическими заболеваниями и нарушениями. На рубеже веков евгенические движения, в том числе требования стерилизации людей, признанных непригодными, фактически расцвели в Соединенных Штатах, Канаде, Великобритании и Скандинавии, не говоря уже о других странах Европы и в некоторых частях Латинской Америки и Азия. Таким образом, евгеника не была уникальной для нацистов. Это могло произойти и произошло везде.

    Обобщающие пункты

    • Хотя программы евгеники обычно ассоциируются с нацистской Германией, они могли и действительно проводились повсюду

    • Они были сосредоточены на манипулировании наследственностью или селекции для получения лучших людей и на устранении тех, кого считали биологически неполноценными

    • В 1920-х и 1930-х годах законы о евгенической стерилизации были приняты в 24 американских штатах, в Канаде и в Швеции

    • Евгеника подвергалась все большей критике в период между войнами и широко подвергалась нападкам, когда была раскрыта ее роль в Холокосте

    • Многие считали, что индивидуальные права человека имеют гораздо большее значение, чем те, которые санкционированы наукой, законом и социальными потребностями

    Истоки евгеники

    Современная евгеника уходит своими корнями в социальный дарвинизм конца 19 века со всеми его метафорами пригодности, конкуренции и рационализации неравенства.Действительно, Фрэнсис Гальтон, двоюродный брат Чарльза Дарвина и опытный ученый, придумал слово «евгеника». Гальтон продвигал идеал улучшения человеческого рода путем избавления от «нежелательных» и умножения «желаемых». Евгеника начала процветать после повторного открытия в 1900 году теории Менделя о том, что биологический состав организмов определяется определенными факторами, позднее отождествленными с генами. Применение менделизма к людям укрепило идею о том, что мы почти полностью определяемся нашей «зародышевой плазмой».

    Евгенические доктрины были сформулированы врачами, специалистами в области психического здоровья и учеными, особенно биологами, занимавшимися новой дисциплиной генетики, и широко популяризировались в книгах, лекциях и статьях для образованной публики того времени. Публикации подкреплялись исследованиями институтов по изучению евгеники или «расовой биологии». Они были созданы в нескольких странах, включая Данию, Швецию, Великобританию и США. Эксперты подняли призрак социального вырождения, настаивая на том, что «слабоумные» люди (термин, обычно применявшийся к людям, которых считали умственно отсталыми) несут ответственность за широкий спектр социальных проблем и размножаются со скоростью, угрожающей социальным ресурсам и стабильности. .Считалось, что слабоумными женщинами движет безрассудная сексуальность, продукт биологически обоснованных недостатков их морального характера, которые привели их к проституции и рождению внебрачных детей. «Наследственная» биология приписывала бедность и преступность плохим генам, а не изъянам в социальном корпусе.

    Стремление к социальным улучшениям

    Большая часть евгеники принадлежала волне прогрессивных социальных реформ, прокатившейся по Западной Европе и Северной Америке в первые десятилетия века.Для прогрессистов евгеника была ответвлением стремления к социальному совершенствованию или совершенствованию, которое, по мнению многих реформаторов того времени, могло быть достигнуто за счет использования науки для достижения благих социальных целей. Евгеника, конечно, также получила заметную поддержку со стороны социальных консерваторов, озабоченных предотвращением роста групп с низкими доходами и экономией на затратах на уход за ними. Прогрессисты и консерваторы нашли общий язык, приписывая такие явления, как преступность, трущобы, проституция и алкоголизм, в первую очередь биологии и полагая, что биология может быть использована для устранения этих несоответствий современного, городского, индустриального общества.

    Раса была второстепенным подтекстом в скандинавской и британской евгенике, но играла большую роль в американской и канадской версиях веры. Североамериканских евгенистов особенно беспокоили иммигранты из Восточной и Южной Европы, которые наводняли их страны с конца 19 века. Они считали этих людей не только расово отличными от англосаксонского большинства, но и ниже его, отчасти потому, что их представительство среди преступников, проституток, обитателей трущоб и слабоумных во многих городах было непропорционально велико.Англо-американские евгеники зациклились на британских данных, свидетельствующих о том, что половина каждого поколения была произведена не более чем четвертью женатых людей в предыдущем поколении, и что плодовитая четверть непропорционально располагалась среди «отбросов» общества. Согласно евгеническим рассуждениям в Соединенных Штатах, если недостатки иммигрантов были наследственными, а восточноевропейские иммигранты превосходили по воспроизводству туземцев англосаксонского происхождения, то качество американского населения неизбежно снижалось.

    Позитивная и негативная евгеника

    Евгеники по обе стороны Атлантики выступали за двустороннюю программу, которая увеличила бы частоту «социально хороших» генов в популяции и уменьшила бы «плохих генов». Одним из направлений была позитивная евгеника, которая означала манипулирование человеческой наследственностью или разведением, или и тем, и другим, чтобы производить превосходных людей; другой была негативная евгеника, которая означала улучшение качества человеческой расы путем устранения или исключения биологически неполноценных людей из населения.

    В Британии между войнами позитивное евгеническое мышление привело к предложениям (неудачным) семейных пособий, которые были бы пропорциональны доходу. В Соединенных Штатах это способствовало проведению соревнований «семейных сборщиков». Они стали стандартной функцией на ряде государственных ярмарок и проводились в секциях «человеческого фонда». На Канзасской бесплатной ярмарке 1924 года семьи-победители в трех категориях — маленькие, средние и большие — были награждены губернаторским семейным трофеем. Лица «класса А» получили медаль, на которой были изображены двое родителей в прозрачных одеждах, протянувшие руки к своему (предположительно) евгенически достойному младенцу.Трудно точно сказать, что выделяло эти семьи и отдельных лиц как пригодных, но тот факт, что все участники должны были пройти тест на IQ и тест Вассермана на сифилис, кое-что говорит о взглядах организаторов на необходимые качества.

    Гораздо больше призывали к негативной евгенике, особенно к принятию законов о евгенической стерилизации. К концу 1920-х годов законы о стерилизации были приняты в двух дюжинах американских штатов, в основном в Среднеатлантическом регионе, на Среднем Западе и в Калифорнии.К 1933 году Калифорния подвергла евгенической стерилизации больше людей, чем все остальные штаты Союза вместе взятые. Аналогичные меры были приняты в Канаде, в провинциях Британская Колумбия и Альберта. Однако почти везде они принимались, однако законы распространялись лишь на воспитанников государственных учреждений для душевнобольных или душевнобольных. Люди, находящиеся на частной опеке или на попечении своих семей, сбежали от них. Таким образом, законы, как правило, дискриминируют более бедных людей и группы меньшинств.В Калифорнии, например, уровень стерилизации чернокожих и иностранных иммигрантов был в два раза выше, чем можно было бы ожидать, исходя из их представленности в общей популяции.

    Общество превыше прав личности

    Законы о стерилизации грубо попирали частные права человека, ставя их в подчинение якобы более высокому общественному благу. Это рассуждение четко фигурировало в решении Верховного суда США восемь против одного в 1927 году по делу Бак против Белла, которое поддержало закон Вирджинии о евгенической стерилизации.Судья Оливер Венделл Холмс, писавший от имени большинства, утверждал: «Мы не раз видели, как общественное благосостояние может призывать к спасению жизни лучших граждан. Было бы странно, если бы он не мог призвать тех, кто уже истощает силу государства, для этих меньших жертв, часто не ощущаемых таковыми теми, кого это касается, чтобы не допустить, чтобы мы захлебнулись в некомпетентности. Для всего мира будет лучше, если вместо того, чтобы ждать казни дегенеративных отпрысков за преступления или оставлять их голодать за их слабоумие, общество сможет помешать тем, кто явно непригоден, продолжать свой род.Принцип, поддерживающий принудительную вакцинацию, достаточно широк, чтобы включать перерезание фаллопиевых труб… Достаточно трех поколений слабоумных». 1

    В Альберте премьер-министр назвал стерилизацию гораздо более эффективной, чем сегрегация, и, возможно, взяв листок из книги Холмса, настаивал на том, что «аргумент о свободе или праве личности больше не может иметь силы там, где благополучие государства и общество обеспокоено». 2 ,3

    Уровень стерилизации увеличился с началом мировой экономической депрессии в 1929 году.В некоторых частях Канады, на юге США и по всей Скандинавии стерилизация получила широкую поддержку. Это было сделано в первую очередь не по евгеническим соображениям (хотя некоторые профессионалы в области психического здоровья, склонные к наследственности, продолжали настаивать на этом), а по экономическим соображениям. Стерилизация повысила перспективы снижения стоимости стационарного ухода и помощи бедным. Даже генетики, пренебрежительно относившиеся к стерилизации как к средству от вырождения, считали, что стерилизация умственно отсталых людей принесет пользу обществу, поскольку предотвратит рождение детей у родителей, которые не могут о них заботиться.

    В Скандинавии стерилизация была широко одобрена социал-демократами как часть научно ориентированного планирования нового государства всеобщего благосостояния. Альва Мюрдал говорила от лица своего мужа Гуннара и от имени многих либералов, подобных им самим, когда в 1941 г. она писала: «В наши дни резко ускорившихся социальных реформ потребность в стерилизации по социальным мотивам приобретает новый импульс. Щедрые социальные реформы могут больше, чем раньше, способствовать ведению домашнего хозяйства и рождению детей среди групп как менее желанных, так и более желанных родителей.[Такая тенденция] требует соответствующей корректировки». 4 На таких основаниях программы стерилизации продолжались в нескольких штатах Америки, Альберте и Скандинавии вплоть до 1970-х годов.

    Евгеника под огнем

    Однако в межвоенные годы доктрины евгеники подвергались все большей критике по научным причинам и за их классовую и расовую предвзятость. Было показано, что многие умственные отклонения не имеют ничего общего с генами; что те, которые это делают, не являются простыми продуктами генетического строения; и что большинство видов человеческого поведения (включая девиантное) формируются окружающей средой по крайней мере в той же мере, что и биологической наследственностью, если они вообще формируются генами.Если оставить в стороне науку, евгеника стала зловонной именно из-за ее связи с гитлеровским режимом, особенно после Второй мировой войны, когда вскрылась ее причастность к нацистским лагерям смерти.

    Все это время у многих людей по обе стороны Атлантики были этические сомнения в отношении стерилизации и брезгливость в отношении насильственного применения ножа. Попытки санкционировать евгеническую стерилизацию в Великобритании достигли своего апогея в дебатах по поводу Закона об умственной отсталости в 1913 году.Они потерпели неудачу не в последнюю очередь из-за сильных возражений со стороны гражданских либертарианцев, настаивающих на защите индивидуальных прав человека. Более трети американских штатов отказались принять законы о стерилизации, как и восточные провинции Канады. Большинство американских штатов, принявших законы, отказались применять их, а закон Британской Колумбии применялся очень слабо.

    Оппозиция состояла из различных по составу коалиций. Это исходило от специалистов в области психического здоровья, которые сомневались в научных основах евгеники, и от гражданских либертарианцев, некоторые из которых предупреждали, что принудительная стерилизация представляет собой «гитлеризацию».Католики также решительно сопротивлялись стерилизации — отчасти потому, что это противоречило церковной доктрине, а отчасти потому, что многие недавние иммигранты в Соединенных Штатах были католиками и, таким образом, подвергались несоразмерной опасности ножа. Для многих людей перед Второй мировой войной индивидуальные права человека имели гораздо большее значение, чем права, санкционированные наукой, законом и предполагаемыми социальными потребностями той эпохи.

    Разоблачения Холокоста усилили моральные возражения против евгеники и стерилизации, равно как и растущая во всем мире дискуссия о правах человека, основой для которой стала Всеобщая декларация прав человека, принятая и провозглашенная Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в 1948 год.С тех пор движение за права женщин и репродуктивную свободу еще больше изменило моральные представления о евгенике, так что мы отшатываемся от решения большинства в деле «Бак против Белла». История, по крайней мере, научила нас тому, что забота о правах личности лежит в основе любых уловок, которые мы можем изобретать для применения наших быстро растущих знаний о человеческой и медицинской генетике.

    Конкурирующие интересы: Не заявлено.

    Таблицы, иллюстрирующие наследование социально вредных черт и настоятельную важность избавления от них, часто демонстрировались на выставках евгеники на ярмарках американских штатов.

    Семья А.Б. государственная ярмарка, 1925

    Ссылки

    1.Бак против Белла [1927] 274 США 201-7.

    2. Кристиан Т. Психически больные и права человека в Альберте: исследование Закона Альберты о сексуальной стерилизации. Эдмонтон: юридический факультет Университета Альберты, nd: 27.

    3. Макларен А. Наша раса господ: евгеника в Канаде, 1885-1945 гг. Торонто: Макклелланд и Стюарт; 1990. [Google Scholar]4. Броберг Г., Ролл-Хансен Н., редакторы. Ист-Лансинг: Издательство Мичиганского государственного университета; 1996. Евгеника и государство всеобщего благосостояния: политика стерилизации в Дании, Швеции, Норвегии и Финляндии.[Google Scholar]

    Евгеника в тренде. Это проблема.

    Заполнитель при загрузке статьи

    Ученый Ричард Докинз вызвал споры, когда написал в Твиттере, что, помимо моральных проблем, евгеника будет работать «на практике». Хотя это замечание шокирует, Докинз вряд ли одинок в принятии предпосылки, лежащей в основе евгеники и теории контроля рождаемости. В прошлом году группа из 11 000 ученых подписала заявление, в котором призвала контролировать численность населения, чтобы замедлить эксплуатацию человеком хрупких ресурсов Земли.Поскольку изменение климата, наконец, стало предметом неотложных дебатов, некоторые утверждают, что ограничение роста населения — если не евгеника — может быть частью спасения планеты.

    Идея о том, что люди должны меньше размножаться, чтобы сохранить наши общие ресурсы, не нова. Это старая идея с бурной историей. Когда реформаторы поощряли — или заставляли — женщин иметь меньше детей во имя контроля над населением, расплачивались за это самые уязвимые люди и те, кого с наибольшей вероятностью считали нежелательными или непригодными.В то время как защитники репродуктивных прав и зеленые активисты могут призывать к поддержке большей индивидуальной телесной автономии, они должны быть осторожны, чтобы не усиливать опасные, даже евгенистские силы, стоящие за поощрением контроля над населением, подобные тем, на которые намекает Докинз в твите.

    Хотя Соединенные Штаты не ввели в действие официальную общенациональную политику в области народонаселения, дебаты о демографическом контроле в течение многих лет возникали в самых разных политических кругах — с участием лидеров от президента Ричарда М.Никсона вице-президенту Элу Гору. Тем не менее, темная изнанка контроля над населением — от евгеники в Соединенных Штатах в начале 20-го века до массовых убийств во время Холокоста и принудительной стерилизации в Индии в 1970-х годах и политики одного ребенка в Китае — подорвала серьезные разговоры о глобальном планировании семьи или стратегиях. для борьбы с изменением климата, бедностью и перенаселенностью путем решения проблемы роста населения.

    Английский статистик Фрэнсис Гальтон, двоюродный брат Чарльза Дарвина, ввел термин «евгеника» в 1883 году после изучения наследуемых качеств человеческого интеллекта и способностей.Движение евгеники набрало силу в Америке начала 20-го века как, среди прочего, способ объяснить гениальность и хороший характер, а также преступность, плохое социальное поведение и «слабоумие». Евгеники стремились улучшить человеческую популяцию и ее генофонд, поощряя «подходящих» людей к размножению (позитивная евгеника) и препятствуя или предотвращая размножение «неподходящих» (негативная евгеника). Это привело к насильственной стерилизации тысяч американцев и, в случае нацистской Германии, к оправданию убийства миллионов людей.

    Движение населения 20-го века уклонилось от этого наследия и сосредоточилось на том, как можно использовать планирование семьи для минимизации ущерба окружающей среде и человеческой жизни. Хотя эти усилия укрепили дело расистской евгеники, они также сыграли активную роль в продвижении прав женщин. Биолог и основатель нулевого роста населения (ZPG) Пол Эрлих попытался рассказать американцам о важности иметь меньшие семьи ради окружающей среды и качества жизни человека.Начиная с конца 1960-х годов, ZPG расширила свою деятельность, утверждая, что перенаселенность является причиной практически всех современных бед: пробок, загрязнения, перенаселенности и бедности, среди прочих. Тем не менее, не случайно, что работа Эрлиха первоначально была сосредоточена на бедных городах на глобальном юге, таких как индийский штат Дели, как на проблеме и реальной причине паники, а не на уровне потребления богатых, преимущественно белых стран с гораздо более высоким уровнем потребления. населения и нормы потребления.

    Связь между контролем над населением и темным использованием евгеники никогда не была устранена, что привело к бесчеловечным решениям по всему миру. Эта проблема? Многие сторонники контроля над населением сосредоточились на принудительных кампаниях по переселению, нацеленных на самых беспомощных людей.

    В 1970-х годах политика Китая в отношении одного ребенка требовала противозачаточных средств, абортов и стерилизации для женщин, забеременевших вторым ребенком. (Были исключения, например, если первый ребенок женщины был девочкой или родился с инвалидностью.) Хотя эта политика закончилась несколько лет назад, она привела к устойчиво низким показателям рождаемости, «сильно перекошенному соотношению полов» и, как говорят некоторые исследователи, к значительному повышению уровня преступности в Китае.

    В Индии политика принудительной стерилизации в 1970-х годах также ставила своей целью максимальное сдерживание населения, лишая граждан свободы и права заниматься добровольным планированием семьи, главным образом в отношении бедных мужчин и некоторых женщин. Даже в 60-х и 70-х годах многие бедные цветные женщины подвергались принудительной стерилизации в Соединенных Штатах, часто в поисках другого типа операции или после родов.Подобно евгенике, эти принудительные инициативы стремились ограничить репродуктивные права большого числа мужчин и женщин ради «здоровья» нации.

    Даже в движении «Нулевой прирост населения» антииммигрантские и проевгенические деятели, такие как Джон Тантон, нашли платформу для использования беспокойства о народонаселении для продвижения расизма, фанатизма и нативизма, а также противостояния «нас» и «них». склад ума. Тантон и другие участники движения за население помогли проложить путь антииммигрантской националистической риторике администрации Трампа.

    Такое беспокойство о населении подпитывало санкционированные правительством решения, которые подрывали добровольный индивидуальный выбор. Хотя некоторые из членов ZPG действительно выступали за принудительную демографическую политику, другие говорили, что предоставление женщинам большего выбора — путем продвижения репродуктивных прав и борьбы с глубоко укоренившимся в стране пронатализмом — было лучшим и наиболее гуманным решением проблемы роста населения. Они могут стать ориентиром для тех, кто сегодня беспокоится о перенаселении.

    Как крупнейшее массовое движение населения в Соединенных Штатах, принудительные и расовые подходы к населению являются тревожной частью истории ZPG.Но многие из его первых и самых молодых членов не поддерживали принудительные меры по контролю над населением. На самом деле, многие твердо верили в сексуальное освобождение и продвижение репродуктивных прав женщин как часть своих экологических целей. Здесь предоставление образования и ресурсов было ключевым.

    Чтобы решить проблему роста населения, многие активисты на низовом уровне взяли образование простых американцев в свои руки, распространяя литературу и листовки, участвуя в юридических баталиях вместе с разочарованными женщинами, которые добивались стерилизации, и являясь активной силой в движении за права на аборт.Они не только пропагандировали контроль над рождаемостью, но и проводили конкурсы на бесплатные вазэктомии и рецепты на таблетки. С помощью броских лозунгов на наклейках на бампер, таких как «Бомба для населения — это детище каждого» и «Контролируй своего местного аиста», многие члены ZPG подчеркивали важность активности населения на местном уровне, подчеркивая позитивные изменения, которые люди могут внести в мир. Сосредоточение внимания на ответственности и действиях каждого человека отчасти бросило вызов пессимистическому, склоняющемуся к склонности посылу современного экологического движения.

    Например, с 1971 по 1973 год ZPG вместе с Ассоциацией добровольной стерилизации (AVS) и Американским союзом гражданских свобод (ACLU) проводила «Операцию «Судебный процесс», которая предоставляла ресурсы и советы мужчинам и женщинам, ищущим добровольную постоянную стерилизацию. стерилизация. Члены ZPG боролись за то, чтобы дать большему количеству американцев доступ к противозачаточным средствам, абортам, стерилизации, предотвращению беременности и всестороннему половому воспитанию. При этом, утверждали они, родительство станет более осознанным и добровольным, и, таким образом, будет рождаться меньше людей.Но ZPG также выступала за более широкие изменения в американских культурных и социальных нормах, которые были в значительной степени пронаталистскими, отвергая идею о том, что материнство — это главное и главное в женственности. Некоторые назвали эти нормы «принудительным пронатализмом», ссылаясь на проблему случайной подростковой беременности, нападки на права на аборт и требования к минимальному возрасту, которые больницы предъявляют к женщинам, желающим быть стерилизованными. По их словам, решение проблемы неравенства женщин неизбежно приведет к снижению прироста населения.

    К сожалению, хотя эти усилия помогли продвинуть дело прав женщин, они также отвлекли внимание от более серьезных факторов изменения климата, таких как высокий уровень потребления ископаемого топлива. (На самом деле большая часть поддержки движения народонаселения, включая его расистские антииммигрантские настроения, финансировалась влиятельными и богатыми людьми и корпорациями, получающими прибыль от потребления энергии, получаемой из ископаемого топлива.)

    Сегодня мы наблюдаем возрождение индивидуальных усилий по решению экологических проблем.Мы должны хвалить тех, кто стремится бороться с изменением климата, решив иметь меньше детей, но мы также должны быть осторожны, чтобы не возродить темные силы, стоящие за контролем над населением, и не упустить из виду наиболее пагубные источники деградации окружающей среды. И, как показывает история, любые усилия по обузданию населения должны быть добровольными. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на контроле глобальных показателей рождаемости, нам нужно поддерживать и защищать политику, идеи и активизм, которые способствуют расширению репродуктивного выбора, ресурсов и образования для всех.

    Дебаты о евгенике еще не окончены, но нам следует опасаться людей, утверждающих, что она может решить социальные проблемы.

    Евгенику можно описать как науку и практику улучшения человеческой расы путем отбора «хороших» наследственных признаков. Евгеника неизбежно напоминает о зверствах, совершенных нацистами, которые использовали евгеническую идеологию в качестве обоснования крупномасштабной принудительной стерилизации, недобровольной эвтаназии и Холокоста. Учитывая эту зловещую историю, должно вызывать тревогу, когда правительственные чиновники одобряют идеи евгеники.

    Евгеническое движение прошлого было полностью дискредитировано как с моральной, так и с научной точки зрения. Но вопросы этики генетических улучшений людей остаются актуальными.

    Появление новых генетических технологий часто вызывает новые споры. Можно ли отделить евгенические идеи об улучшении человечества от зла ​​прошлого и преследовать их щадящими средствами? Или есть что-то изначально морально проблематичное в идее генетического улучшения людей?

    Новую, морально ответственную евгенику вполне можно защитить, и новые генетические технологии должны оцениваться на их собственных условиях.Но нам также необходимо учитывать более широкий политический контекст. Если бы улучшение индивидуальных черт было представлено как ключевая стратегия улучшения человеческого благосостояния, это было бы очень похоже на индивидуализацию социальных проблем, которая была центральной чертой старой евгеники.

    Темное прошлое

    Основоположником евгенического движения был английский исследователь и ученый Фрэнсис Гальтон (1822–1911). Под влиянием работы своего кузена Чарльза Дарвина «Происхождение видов» Гальтон заинтересовался идеями о наследуемости различных признаков.Его особенно интересовала наследуемость интеллекта и то, как увеличить уменьшившийся в обществе запас талантов и характера. Он также считал, что социальные проблемы, такие как бедность, бродяжничество и преступность, в конечном итоге были вызваны наследованием дегенеративных черт от родителей к ребенку.

    Гальтон приступил к осуществлению амбициозной исследовательской программы с явной целью «улучшить человеческий род» посредством селекции людей. В 1883 году он назвал эту исследовательскую программу «евгеникой», что означает «хорошее от рождения».

    Идеи Гальтона быстро стали влиятельными и получили широкое распространение сначала в Великобритании, а затем во многих других странах, включая США, Германию, Бразилию и Скандинавию. Во времена широко распространенных опасений по поводу состояния нации, отсутствия социального прогресса и «вырождения» населения идеи Гальтона вдохновили народное движение за социальные реформы путем избирательного воспроизводства человека.

    В первой половине 20-го века было принято множество евгенических правил.«Позитивная» евгеника была сосредоточена на поощрении «хорошего происхождения» к размножению, например, посредством конкурсов «более приспособленных семей», проводимых в США. «Негативная» евгеника включала в себя препятствование или предотвращение размножения среди тех, кого считали «непригодными», таких как бедняки, преступники или «слабоумные», преимущественно с помощью принудительных средств.

    %PDF-1.4 % 119 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 119 78 0000000016 00000 н 0000002535 00000 н 0000002636 00000 н 0000002663 00000 н 0000002735 00000 н 0000003078 00000 н 0000003225 00000 н 0000003370 00000 н 0000003525 00000 н 0000003604 00000 н 0000003684 00000 н 0000003763 00000 н 0000003842 00000 н 0000003922 00000 н 0000004001 00000 н 0000004079 00000 н 0000004157 00000 н 0000004235 00000 н 0000004313 00000 н 0000004392 00000 н 0000004470 00000 н 0000004548 00000 н 0000004627 00000 н 0000004705 00000 н 0000004784 00000 н 0000004863 00000 н 0000004941 00000 н 0000005018 00000 н 0000005096 00000 н 0000005172 00000 н 0000005249 00000 н 0000005327 00000 н 0000005405 00000 н 0000005481 00000 н 0000005558 00000 н 0000005636 00000 н 0000005714 00000 н 0000005793 00000 н 0000005873 00000 н 0000005954 00000 н 0000006034 00000 н 0000006114 00000 н 0000006194 00000 н 0000006273 00000 н 0000006353 00000 н 0000006433 00000 н 0000006602 00000 н 0000006680 00000 н 0000006719 00000 н 0000017690 00000 н 0000018311 00000 н 0000018718 00000 н 0000019036 00000 н 0000019244 00000 н 0000019837 00000 н 0000020579 00000 н 0000021053 00000 н 0000021668 00000 н 0000021931 00000 н 0000022255 00000 н 0000022772 00000 н 0000022905 00000 н 0000023623 00000 н 0000024350 00000 н 0000025154 00000 н 0000025898 00000 н 0000026362 00000 н 0000026812 00000 н 0000027121 00000 н 0000027365 00000 н 0000028117 00000 н 0000028605 00000 н 0000034451 00000 н 0000043796 00000 н 0000052155 00000 н 0000054488 00000 н 0000055432 00000 н 0000001856 00000 н трейлер ]/предыдущая 176047>> startxref 0 %%EOF 196 0 объект >поток hb«`f«_

    Евгеника в Соединенных Штатах: забытое движение

    Автор: Саманта Шекснайдер

    «Евгеника в Соединенных Штатах: забытое движение»

    Евгеника как концепция существует уже много веков и постоянно развивается в своем исполнении с течением времени.Такие мыслители, как Платон и Гальтон, а также такие лидеры, как Гитлер, поддерживали использование науки для улучшения человеческого рода. Некоторые из этих применений более распространены, чем другие, например, программы, реализованные Гитлером в нацистской Германии. Тем не менее, часто упускаемый из виду раздел в истории евгеники — это движение в Соединенных Штатах. Движение в начале двадцатого века демонстрирует злоупотребление престижем науки и ее разрушительное влияние на историю. Эти предосудительные действия больше не практикуются в Америке, но концепция евгеники продолжает развиваться, постоянно развиваясь с развитием технологий и науки.Эта эволюция приводит к волнующим общество вопросам о том, как следует обращаться с евгеникой в ​​современном мире.

    Евгеника возникла как дисциплина в конце 1800-х годов, во главе с Фрэнсисом Гальтоном. Однако концепция евгеники существует гораздо дольше. Термин евгеника происходит от греческого слова eugenes, где eu означает «хорошо», а genos означает «рожденный» (Гарвер). Греческий философ Платон был непреклонным сторонником идеи о том, что государство должно контролировать процесс воспроизводства человека.Он, как и многие другие, исходил из идеи селекции животных, говоря, что то же самое можно и нужно сделать для человеческого вида. Он даже предложил проводить отбор с помощью фальшивой лотерейной системы. При этом правительство избегало бы обидеть отдельных лиц, поскольку они не знали бы о принципах отбора. Постоянно растущее господство монотеистических религий сдерживало продвижение евгенистских идей, подобных платоновским. Однако в современную эпоху, с появлением таких мыслителей, как Чарльз Дарвин, и подъемом современной науки как вызова традиционным религиозным убеждениям, концепция евгеники начала набирать обороты.

    Фрэнсис Гальтон ввел термин «евгеника» в 1883 году (Whitney 107). Он описывает евгенику как «науку, которая имеет дело со всеми факторами, улучшающими врожденные качества расы; также и с теми, кто развивает их с максимальной выгодой» (Гальтон). Гальтон применил теорию эволюции, разработанную его двоюродным братом Чарльзом Дарвином, для продвижения своих исследований. Он использовал работу Дарвина «Происхождение видов», , чтобы описать, как поведение человека сдерживает процесс естественного отбора.Теория использовалась для продвижения идеи о том, что люди ничем не отличаются от животных и что они тоже должны следовать процессу естественного отбора. Гальтон объяснил, что, поскольку люди заботятся о больных и немощных, они позволяют им размножаться и передавать свои отрицательные качества, тем самым допуская ухудшение человеческого вида. Гальтон поддерживал практику позитивной евгеники, что означает поощрение к размножению людей с хорошими чертами. Только позже, когда позитивная евгеника не дала адекватных результатов, практика негативной евгеники, такая как принудительная стерилизация, получила распространение.Работы Гальтона никогда не пользовались успехом в Великобритании. Тем не менее, он приобрел большую популярность в Соединенных Штатах.

    Евгеника «сначала процветала как научная деятельность в Соединенных Штатах и ​​привела к одному из крупнейших евгенических движений в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков» (MacKellar 26). Первый зарегистрированный евгенический эксперимент был проведен в Сообществе перфекционистов в Онейде, Нью-Йорк; лидер, Джон Х. Нойес, находился под влиянием книги Дарвина «Происхождение видов », а также ранней работы Гальтона по евгенике.Он использовал это вдохновение для создания экспериментов, которые привели к тому, что он назвал «стирпикультурой», выращиванием высококачественных человеческих животных (MacKellar 26). Он провел множество таких экспериментов, в результате которых появилось около пятидесяти восьми детей, известных как «стирпикульты». Нойес был не единственным христианским служителем, внедрявшим программы евгеники, многие другие начали ограничивать браки между людьми с отрицательными психическими или физическими особенностями. Вскоре штаты начали принимать законы о браке, которые запрещали вступать в брак определенным типам людей, особенно лицам с психическими расстройствами; позже законы были расширены, чтобы включить меньшинства.На федеральном уровне иммиграционные законы применялись в целях евгеники. В 1917 г. правительственный закон исключил «всех идиотов, слабоумных, слабоумных, эпилептиков и [и] душевнобольных» иммиграцию в Соединенные Штаты (цит. по MacKellar 27). Первый закон о стерилизации был принят в Индиане в 1907 году. Закон давал учреждениям право стерилизовать преступников, идиотов, насильников и слабоумных, которые содержались в их учреждениях. На протяжении 1900-х годов законы о принудительной стерилизации применялись штатами по всей стране; лица, считавшиеся «умственно отсталыми», те, у кого были какие-либо физические недостатки, бедняки, беспорядочные половые связи и представители меньшинств, подвергались насильственной стерилизации (Верховный).К 1927 году двадцать четыре других штата приняли законодательные органы, аналогичные законодательным органам Индианы. В Калифорнии были самые плодотворные программы: «в период с 1907 по 1925 год было проведено 4636 стерилизации и кастрации, а к 1935 году их число достигло 9930» (цит. по MacKellar 28).

    Движение евгеники в Соединенных Штатах достигло апогея в 1927 году, когда женщина по имени Кэрри Бак бросила вызов закону в Вирджинии. Баку сказали, что ее стерилизуют за то, что она «слабоумная». Однако Бак сопротивлялся и обратился в суд.Дело дошло до Верховного суда, и в результате суд вынес решение восемь против одного против Бака. Суд постановил, что государство имеет право принудительно стерилизовать человека, которого оно считает непригодным для продолжения рода (Верховный). Судья Оливер Венделл Холмс-младший заключил мнение большинства, заявив, что долг Бакс перед обществом — не производить больше таких слабоумных, как она, заявив, что «достаточно трех поколений идиотов» (БАК). Этот случай стал огромной победой евгенического движения в Соединенных Штатах и ​​укрепил его силу.

    Американские сторонники евгеники систематически продвигали свои идеи с помощью евгенического континуума. Этому континууму следует почти каждое евгеническое движение во всем мире. Он состоит из пяти ступеней нарастания тяжести: дифференциация, отчуждение, сегрегация, стерилизация и элиминация. Первый шаг, дифференциация, требует убедить одну группу в том, что она существенно отличается от другой. Этому способствовало образование в Соединенных Штатах с использованием таких программ, как ERO, Eugenic Records Office, для изучения семей и просвещения общественности о том, как создавать «семейные родословные» (Markfield 25).Конкурс и реклама также использовались, чтобы помочь отличить людей с хорошими чертами от тех, у кого отрицательные. Следующим шагом в континууме является отчуждение. Этот шаг основывается на первом, говоря, что установленные различия являются проблемой, которая делает людей «несовместимыми с доминирующим социальным порядком» (Markfield 25). Евгеники считали, что отчуждение необходимо, чтобы люди с нежелательными чертами не передавали их будущим поколениям. Но изоляции было недостаточно, они считали, что непригодные также должны быть разоблачены как опасные для человечества.В 1911 году группой американских евгеников был составлен список, в котором были обозначены 10 категорий, от которых следует отчуждать, чтобы они не могли размножаться. В этот список входили слабоумные, бедняки, алкоголики, преступники, эпилептики, душевнобольные, конституционально слабые, предрасположенные к определенным заболеваниям, уродливые и люди с дефектами органов, такие как слепые, глухие и немые.

    За отчуждением в континууме следует сегрегация, которая переводит континуум из области евгенической теории в область политики.Этот шаг было несложно осуществить, поскольку в обществе уже существовало множество форм сегрегации. Наряду с расовой сегрегацией тех, кого считали психически больными, часто помещали в психиатрические больницы, что держало их подальше от нормального общества. Однако этот шаг получил дальнейшее развитие благодаря предложению в начале двадцатого века, которое призывало к интернированию тех, кто считался непригодным в их плодородные годы. Другой формой сегрегации были законы об иммиграции, которые были введены в действие в начале двадцатого века, а также строгие законы о браке.Эти законы использовались для поддержания расово чистого англосаксонского народа в Соединенных Штатах, что становилось все более трудным с экспансией на запад и притоком иммиграции из южной и восточной Европы.

    В то время как сегрегация помогла их цели, евгеники осознали, что размещение неприспособленных обходится чрезвычайно дорого. Альтернативой этому была стерилизация; это было намного дешевле и гарантировало, что неумелые не смогут размножаться и передавать свои нежелательные гены. Стерилизация была чрезвычайно популярна среди американских евгеников, и врачи быстро начали применять ее к пациентам.Вскоре на уровне штатов начали появляться законы, разрешающие стерилизацию отдельных лиц, и в конце концов тридцать два штата легализовали принудительную стерилизацию определенных групп населения.

    Некоторые евгеники считали, что стерилизации недостаточно для адекватной защиты человечества; они считали, что устранение непригодных необходимо для того, чтобы их отрицательные качества не передавались будущим поколениям. Хотя это может показаться радикальным, в то время смертная казнь уже была обычной практикой.Преступность в глазах американских евгеников была подобна слепоте и считалась передаваемой из поколения в поколение. Таким образом, казнь преступников и других лиц, признанных непригодными, была подходящим способом остановить распространение, а с новыми нововведениями казнь большого количества непригодных стала бы проще. Такие изобретения, как «камера смерти», изначально предназначенная для гуманного уничтожения бездомных животных, вызвали в то время интерес видных евгеников.Однако эта практика так и не получила такого же распространения в Соединенных Штатах, как предыдущие шаги в континууме.

    Движение в Соединенных Штатах было настолько заметным, что вдохновило движения в странах по всему миру. Одним из самых известных людей, которые искали вдохновения в Америке, является Адольф Гитлер. После прихода к власти в Германии он начал внедрять евгеническую теорию в закон. Его Закон о предотвращении потомства с наследственными заболеваниями был создан по образцу американской евгенической теории и законодательства.Нацистское правительство часто ссылалось на публикации, в которых сообщалось о результатах политики стерилизации в Калифорнии, как на свидетельство того, что широкомасштабные программы стерилизации возможны. Американские сторонники евгеники были поражены успехом программ Гитлера и завидовали тому, что их усилия не могут достичь того же уровня. Доктор Дж. ДеЖарнетт, суперинтендант Западной государственной больницы Вирджинии, сообщил местной газете, что «немцы побеждают нас в нашей собственной игре» (цит. в Markfield 34).Нацисты разработали систему отслеживания расовых характеристик немцев, которая напоминала систему, созданную ERO для отслеживания определенных черт американцев. Следуя континууму, нацисты вскоре перешли от отчуждения и сегрегации к стерилизации и уничтожению. Часто предполагается, что никто не знал об истинных зверствах, совершенных нацистами, однако многие американцы контактировали с высокопоставленными немецкими чиновниками и, несмотря на то, что им было известно об этих действиях, оставались верны своей вере в теорию евгеники.На самом деле, многие из шагов нацистского окончательного решения обсуждались американскими евгенистами как возможности для будущих действий. Программы продолжались в Америке в послевоенный период, не встречая сопротивления на законных основаниях до 1970-х годов. В 1974 году дело Релф против Вайнбергера было передано в Верховный суд. На этот раз суд вынес решение в пользу истца и заявил, что согласие человека необходимо для того, чтобы стерилизация была законной. Это положило начало не концу евгеники, а трансформации.

    Основное различие между новой евгеникой и старой евгеникой заключается в том, что новая евгеника — это индивидуальное решение, а не коллективное. Больше внимания уделяется не улучшению человеческого вида, а улучшению качества жизни матери или ребенка, проходящего процедуру. Экстракорпоральное оплодотворение было создано в 1970-х годах и в значительной степени не нравилось большинству общества, которое считало его неестественным и формой евгеники. Это опровержение, однако, было преодолено благодаря требованию бесплодных людей, которые отчаянно нуждались в этом.Это отражает трансформацию евгеники, потому что показывает, что теперь основное внимание уделяется желаниям матери, а не обществу. Аборт — еще одна форма современной евгеники. Это может быть средством предотвращения жизни ребенка с разрушительными заболеваниями. После скрининга, чтобы определить, есть ли у плода какие-либо признаки опасного для жизни заболевания, мать может сделать аборт. Это снова показывает, как власть в современной евгенике находится в руках женщины, а не общества или правительства.

     Наряду с абортами и экстракорпоральным оплодотворением генная терапия является еще одним примером современной евгеники. Генная терапия включает в себя заражение достаточного количества клеток в организме вирусом, несущим гены, для исправления неисправного гена (Ридли 35). Врачи могут порекомендовать женщине пройти определенную процедуру, чтобы обеспечить лучшую жизнь для нее и ее ребенка, однако решение в конечном итоге остается за матерью. В то время как многие новые медицинские процедуры используются для предотвращения распространения определенных заболеваний, некоторые группы все еще используют архаичные методы евгеники.Например, евреи-ашкенази, являющиеся носителями мутации Тея-Сакса, которая представляет собой «наследственное нарушение обмена веществ, при котором определенные липиды накапливаются в мозгу, вызывая спастичность и смерть в детстве», избегают вступать в брак с другими носителями этой черты (Оксфорд). Их проверяют на наличие болезни с помощью анализов крови, организованных Комитетом по предотвращению еврейских генетических заболеваний. Хотя этот метод может быть подобен тем, которые использовались в начале двадцатого века, власть по-прежнему находится в руках человека, поскольку он не принуждается к принятию каких-либо конкретных мер, а вместо этого выбирает это.

    Основным сторонником современной евгеники является генная инженерия. Достижения в области технологий позволили модифицировать гены, чтобы избежать определенных признаков и болезней. «Недорогие и эффективные методы редактирования генов, такие как ZFN, TALEN и CRISPR-Cas9, позволяют молекулярным биологам вносить изменения в последовательности ДНК организмов, вызывая генетические мутации в их клетках» (Cerroni 3). Их можно использовать для манипулирования стволовыми клетками и предотвращения развития генетических заболеваний.Поскольку технологии продолжают развиваться, скоро появится возможность манипулировать сложными характеристиками, такими как внешность и интеллект. Эта способность манипулировать генетикой поднимает вопрос о том, какие методы являются приемлемыми.

     Из-за зверств нацистского «Окончательного решения» большинство людей крайне настороженно относятся к любым попыткам изменить или улучшить человеческий вид и убеждены, что такие действия приемлемы только в том случае, если они могут предотвратить смертельную болезнь. Это приводит к необходимости различать то, что является терапией, то есть лечением болезней, и тем, что является просто улучшением, то есть улучшением желаемых характеристик.Однако это различие не так очевидно, как может показаться. Например, такую ​​инвалидность, как дислексия, можно рассматривать как болезнь, которую необходимо вылечить, так и просто часть интеллекта человека, которая не обязательно снижает качество его жизни. Наряду с размытыми линиями, которые сопровождают генную инженерию, возникает еще одна проблема — страх ее потенциального злоупотребления.

    Из-за этого страха различные группы составили список возможных злоупотреблений, которые могут возникнуть в результате генной инженерии.Список включает в себя: «продвижение евгенического менталитета, предоставление новых средств социального контроля, внедрение социальной стигмы, предпочтение воли одних свободе других, содействие расизации и евгеническому отказу от непатологических состояний» (Cerroni 3). Сосредоточенность этого списка на социальных проблемах, которые могут возникнуть в результате злоупотребления генной инженерией, а не на медицинских проблемах, показывает, что генная инженерия и евгеника в целом считаются общественным делом, а не личным. Из-за этого правительство часто вовлечено в дела, относящиеся к нему.В прошлом правительства злоупотребляли своей властью в отношении евгеники, что часто заставляет людей опасаться участия правительства в текущих проблемах. Однако участие государства не является абстрактной идеей даже в более современные времена. Дело Верховного суда Роу против Уэйда в 1973 году привело к решению правительства в пользу современной евгенической практики абортов. Это поднимает вопрос о том, насколько государство должно быть вовлечено в вопросы современной евгенической практики.

    Вмешательство правительства, связанное с евгенической практикой в ​​прошлом, имело субоптимальные результаты.Если взглянуть на американцев, они могут стать свидетелями зверств, которые произошли в результате почти полного государственного контроля над такими методами, как стерилизация, поскольку тысячи граждан были стерилизованы, потому что государство считало их непригодными для размножения. Однако никакое государственное регулирование не может быть потенциально столь же вредным. Без регулирования врачи потенциально могли бы практиковать небезопасные процедуры или могли бы сами попадать в ситуации, подобные тем, что поступали с врачами в начале двадцатого века, которые считали, что имеют право решать, кому проводить процедуры.DJ Galton утверждает в своей статье «Евгеника: некоторые уроки из прошлого», что «главная роль законодательства может заключаться в сдерживании чрезмерно активной деятельности компаний и предприятий, которые продвигают и продают такие евгенические услуги широкой публике». (Гальтон 135). Эта цитата демонстрирует идею о том, что государственное регулирование хорошо в меру, но не должно разрастаться до значительных размеров.

    Еще одна проблема, вытекающая из концепции современных евгенических программ, — это мораль; морально ли лишать чью-то способности к воспроизведению или изменять жизнь ребенка из-за его генетической структуры? История предоставила множество примеров, доказывающих, что ответ на первую часть этого вопроса отрицательный.Однако вторая часть остается без ответа. Имея дело с изменениями, которые могут предотвратить опасные для жизни заболевания плода, большинство людей будут утверждать, что это правильно с моральной точки зрения. С другой стороны, при обсуждении возможности изменения таких вещей, как цвет глаз, интеллект или спортивные способности, ответить на вопрос становится сложнее. Некоторые утверждают, что разрешение «дизайнерских детей» увеличит разрыв между богатыми и бедными, потому что только богатые смогут позволить себе эту процедуру.Это подразумевает, однако, что все захотят генетически изменить своих детей, что, скорее всего, будет неправдой. Подобно тому, как экстракорпоральное оплодотворение использовалось только теми, кто в нем нуждался, а не широкими массами населения, можно предположить, что аналогичная модель проявляется и в генной инженерии; те, у кого есть бюджет, рассмотрят эту процедуру, но большинство людей — нет.

    Лично я согласен с тем, что должно быть какое-то государственное регулирование современных евгенических практик, как и любой медицинской процедуры.Правительство должно просто быть там, чтобы гарантировать, что практика безопасна и что медицинский персонал полностью прозрачен в отношении того, что произойдет с вовлеченным человеком. Вопрос морали гораздо сложнее. Я считаю, что если процедуры могут спасти жизнь ребенка или обещают лучшее качество жизни в целом, то не должно быть никаких моральных проблем. С другой стороны, о создании «дизайнерских младенцев» труднее спорить, потому что просто родители хотят, чтобы их ребенок выглядел определенным образом; это не обязательно положительно сказывается на качестве жизни ребенка.Из-за этого его можно было оставить в покое без какого-либо воздействия на ребенка. Следовательно, это бессмысленное манипулирование жизнью исключительно из эстетических соображений.

    Движение евгеники в Америке малоизвестно, но оно оказало огромное влияние на мир и продолжает влиять на общество. От законов о принудительной стерилизации во множестве штатов США до зверств, совершенных Третьим рейхом, евгеника начала двадцатого века демонстрирует опасность злоупотребления престижем и властью науки.Эти практики закончились, но евгеника продолжается. Новые достижения в науке позволили появиться новым практикам, направленным на улучшение будущих поколений человеческого вида. Эта новая форма евгеники влияет не только на научную сферу, но и на общество в целом, что приводит к многим критическим вопросам, на которые необходимо ответить, прежде чем можно будет применять практику. Эти вопросы охватывают участие правительства и вопросы морали, выводя практику из научной сферы в мир общества и политики.

    Работы цитируются

    «БАК против БЕЛЛА, начальника государственной колонии для больных эпилепсией и слабоумных», Институт правовой информации, по состоянию на 09 апреля 2021 г., https://www.law.cornell.edu/supremecourt/text/274/200.

    Черрони, Фил. «Генетическая модификация и неблагоприятные социальные эффекты». Этика и медицина , том. 43, нет. 3, март 2018 г., стр. 2–4. EBSCOhost , search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=a9h&AN=128062801&login.asp&site=ehost-live&scope=site.

    Гальтон, ди-джей «Евгеника: некоторые уроки из прошлого». Reproductive BioMedicine Online (Reproductive Healthcare Limited) , vol. 10 марта 2005 г., стр. 133–136. EBSCOhost , doi:10.1016/S1472-6483(10)62222-5.

    Гальтон, Фрэнсис. «Евгеника: ее определение, объем и цели». Американский журнал социологии, том. 10, нет. 1, 1904, стр. 1–25., doi: 10.1086/211280.

    Гарвер К. и Б. Гарвер. «Евгеника: прошлое, настоящее и будущее». Американский журнал генетики человека, том.49, 1991, стр. 1109–1118.

    Ходж, Джонатан и Грегори Радик. Кембриджский компаньон Дарвина . Издательство Кембриджского университета, 2009.

    .

    МакКеллар, Калум и Кристофер Бектель, редакторы. «История евгеники». Этика новой евгеники , 1-е изд., Berghahn Books, НЬЮ-ЙОРК; ОКСФОРД, 2014 г., стр. 15–34. JSTOR , www.jstor.org/stable/j.ctt9qcw9j.7. По состоянию на 16 апреля 2020 г.

    Маркфилд, Мириам Х. «Более совершенный союз: евгеника в Америке. NAELA Journal , vol. 15, весна 2019 г., стр. 17–37. EBSCOhost , search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=a9h&AN=136834087&login.asp&site=ehost-live&scope=site.

    Ридли, Мэтт. «Новая евгеника». Национальный обзор , том. 52, нет. 14, июль 2000 г., стр. 34–36. EBSCOhost , search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=a9h&AN=3356665&login.asp&site=ehost-live&scope=site.

    «Решение Верховного суда, которое привело к 70 000 принудительных стерилизации.NPR, NPR, 7 марта 2016 г., www.npr.org/sections/health-shots/2016/03/07/469478098/the-supreme-court-ruling-that-led-to-70-000-forced- стерилизация#:~:text=В%201927%2C%20%20US%20Supreme, считается%20to%20be%20%22слабоумным.%22.

    «Болезнь Тея-Сакса: значение болезни Тея-Сакса по Lexico». Лексико-словари | Английский , Словари Lexico, www.lexico.com/definition/tay–sachs_disease.

    Уитни, Дэвид Н.  Болезни современности: сциентизм и деформация политического порядка .Издательство Святого Августина, 2019.

    .

    Как евгеника повлияла на статистику — Наутилус

    В начале 2018 года официальные лица Университетского колледжа Лондона были потрясены, узнав, что встречи, организованные «учеными-расистами» и неонацистами под названием «Лондонская конференция по разведке», проводились в колледже в предыдущие четыре года.

    Наличие конференции удивило, а выбор места — нет. UCL был эпицентром евгенического движения начала 20-го века — предшественника нацистских программ «расовой гигиены» — из-за его связей с Фрэнсисом Гальтоном, отцом евгеники, и его интеллектуальными потомками и коллегами-евгениками Карлом Пирсоном и Рональдом Фишером.В ответ на протесты по поводу конференции UCL объявил в июне этого года, что убрал имена Гальтона и Пирсона со своих зданий и классных комнат. После подобных протестов по поводу евгеники Комитет президентов статистических обществ переименовал свою ежегодную лекцию Фишера, а Общество изучения эволюции сделало то же самое для своей премии Фишера. В науке это эквивалентно опрокидыванию статуи Конфедерации и броску ее в море.

    Темные пророки: Карл Пирсон (слева) назвал евгенику «направленной и самосознательной эволюцией человечества», которую, по его словам, Фрэнсис Гальтон (справа) понял «с энтузиазмом пророка».Википедия

    В отличие от сноса памятников превосходству белых на юге Америки, очистка статистики от призраков евгенического прошлого — непростая задача. В этой версии как будто Стоунволл Джексон разработал квантовую физику. То, что мы сейчас понимаем под статистикой, во многом основано на работах Гальтона, Пирсона и Фишера, чьи имена фигурируют в таких общеупотребительных терминах, как «коэффициент корреляции Пирсона» и «информация Фишера». В частности, осаждённое понятие «статистической значимости», десятилетиями определяющее, достойны ли публикации эмпирические исследования, можно отнести непосредственно к этой троице.

    В идеале статистики хотели бы отделить эти инструменты от жизни и времени людей, которые их создали. Было бы удобно, если бы статистика существовала вне истории, но это не так. Статистика, как линза, через которую ученые исследуют вопросы реального мира, всегда была затуманена отпечатками пальцев людей, держащих линзу. Статистическое мышление и евгеническое мышление на самом деле глубоко переплетены, и многие теоретические проблемы, связанные с такими методами, как проверка значимости, впервые разработанными для выявления расовых различий, являются остатками их первоначальной цели — поддержки евгеники.

    Не случайно метод проверки значимости и репутация людей, которые его изобрели, рушатся одновременно. Наряду с ними рушится образ статистики как совершенно объективной дисциплины — еще одно наследие трех евгеников. Гальтон, Пирсон и Фишер не просто добавили новые инструменты в набор инструментов. Служа своей социально-политической повестке дня, они сделали статистика авторитетной фигурой, числовым арбитром, который по своей природе беспристрастен, как они утверждали, поскольку статистический анализ — это просто беспристрастное перемалывание чисел.Однако даже в своей работе они показали, насколько тонким всегда был миф об объективности. Различные перевороты, происходящие сегодня в статистике — методологические и символические — следует правильно понимать как часть более крупной истории, переосмысления дисциплины и расплаты с ее истоками. Здания и лекции — памятники евгенике, которые мы видим. Менее заметные из них встроены в язык, логику и философию самой статистики.

    Фрэнсис Гальтон, пионер статистики, называющий африканцев «ссорящимися дикарями»

    Евгеника, от греческого «благородный», была детищем Гальтона, родовитого викторианского джентльмена-ученого из видной английской семьи.Благодаря своему сводному двоюродному брату Чарльзу Дарвину Гальтон рано принял теорию эволюции, с особым интересом применив ее к людям. Он утверждал, что характеристики успешных людей происходят от природы, а не от воспитания (фраза, которую он придумал), и, следовательно, передаются по наследству, поэтому государство должно поощрять размножение среди элиты, в то время как размножение среди тех, «страдающих безумием, слабоумие, привычная преступность, и пауперизм». Он утверждал, что, проявляя избирательность, например, выбирая лучшие черты лошадей или крупного рогатого скота, мы можем изменить человеческий вид и создать «галактику гениев».

    В своей книге 1869 года « Наследственный гений » он подсчитывал известных людей из разных слоев общества, у которых также были знаменитые родственники, чтобы оценить, насколько сильные врожденные способности можно ожидать в семьях. Но эти расчеты также двигались в предсказуемо расистском направлении. В главе под названием «Сравнительная ценность различных рас» он оценил, что «средний интеллектуальный уровень негритянской расы примерно на две ступени ниже нашего собственного», что он приписал наследственности. Гальтон часто выражал ненависть к африканцам, которых он называл «ленивыми болтливыми дикарями» в письме, которое он написал в «Таймс» , призывая отдать побережье Африки китайским колонистам, чтобы они могли «вытеснить низшую негритянскую расу.

    Долой евгенику: Подобно удалению статуй Конфедерации из общественных мест на Юге, университеты и научные ассоциации убрали имена Гальтона, Пирсона и Фишера из зданий и научных премий. AP

    В мире статистики Гальтон известен как изобретатель фундаментальных идей регрессии и корреляции, связанных способов измерения степени, в которой одна переменная предсказывает другую. Он также популяризировал концепцию о том, что распространение человеческих способностей, таких как интеллект, имеет тенденцию следовать нормальному распределению или кривой нормального распределения (идея, наиболее ярко изложенная в книге 1994 года The Bell Curve ).

    Рейтинг рас Гальтона был основан на этом распределении, которое лишь недавно вошло в моду в прикладной статистике. С начала 1800-х годов теоретически было известно, что при объединении большого количества небольших независимых приращений суммы будут следовать колоколообразной кривой. Если, например, толпа людей встанет вместе и каждый подбросит правильную монету, чтобы решить сделать шаг вперед или назад, после большого количества подбрасываний монеты их позиции будут распределены в виде кривой нормального распределения, в основном сгруппированных ближе к середине. с некоторыми в крайностях.Сначала ученые использовали это в астрономии и геодезии, изучая форму Земли, предполагая, что их ошибки измерения возникают как сумма большого количества крошечных независимых дефектов и, следовательно, должны подчиняться нормальному распределению. В 1840-х годах бельгийский социолог Адольф Кетле обнаружил форму в распределении людей по росту и размеру груди, что привело его с поэтическим чутьем к представлению людей как отклонения от общего идеала, «среднего человека». Сглаживая ошибки, можно было понять истинную природу этого среднестатистического человека, подобно тому, как точно оценить положение Юпитера по нескольким наблюдениям.

    В науке это эквивалентно опрокидыванию статуи Конфедерации и броску ее в море.

    Однако одним важным предположением было то, что возрастающие вероятности были одинаковыми для всех людей. Если в нашем примере половина людей использует честные монеты, а другая половина — кривые монеты с 60-процентной вероятностью выпадения орла, в конечном итоге группа разделится на «бимодальное» распределение с двумя кластерами, соответствующими двум средним значениям. Вместо одного «среднего человека» на самом деле может быть два.Кетле понимал эту возможность и постарался проанализировать свои данные в группах, которые можно было бы считать достаточно сходными.

    Работа Кетле с нормальной кривой оказала глубокое влияние на Гальтона, поскольку она предоставила шкалу, по которой можно классифицировать людей во всех мыслимых категориях. Однако, когда он сам использовал кривую, Гальтон предсказал, что она всегда будет применяться к «людям одной и той же расы». (Идея группировки только по расе имела некоторый прецедент; в 1860-х годах французские ученые Луи-Адольф Бертильон и Гюстав Ланьо обнаружили то, что они считали бимодальным распределением роста солдат в Дубе, которое они приняли как доказательство того, что население содержало две разные расы.) Итак, Гальтон представил одну кривую нормального распределения для белых европейцев, одну для африканцев, одну для азиатов и так далее. Сравнение кривых друг с другом показало бы, насколько существенными были расовые различия.

    Расистские взгляды, подобные взглядам Гальтона, не были редкостью среди британской аристократии на пике колониализма, но Гальтон оказал им научную поддержку. Он обладал авторитетом путешественника в традициях викторианских натуралистов, как и его сводный кузен на борту «Бигля». Его оценка предполагаемой неполноценности других по сравнению с белыми британцами была важным шагом на пути к закреплению этих идей как общеизвестных, рационализирующих неоценимое колониальное насилие в Азии, Африке и Америке.

    Между тем во времена Гальтона поддержка евгеники была скудной. Ближе к концу своей жизни Гальтон прочитал лекцию «Вероятность, основа евгеники». Сетуя на то, что общественность еще не осознала евгенику — в частности, на то, что люди до сих пор женятся «почти на ком угодно», не принимая во внимание их способность к превосходному размножению, — он предсказал, что общественное мнение поколеблется, «когда будет собрано достаточно доказательств, чтобы сделать вывод». истины, на которых она основана, очевидны для всех». Когда это произошло, Гальтон предвидел революцию, говоря: «Тогда, и только тогда, будет подходящий момент, чтобы объявить «Джехад», или Священную войну против обычаев и предрассудков, которые ухудшают физические и моральные качества нашей расы.

    Карл Пирсон, пионер математики, восхваляет американское убийство «красного человека»

    Величайшим святым воином евгенического движения был Карл Пирсон, человек, которого сегодня считают главным создателем дисциплины математической статистики. Пирсон был интеллектуальным и плодовитым ученым во многих областях. После окончания Кембриджа он изучал физику, философию, право, литературу, историю и политологию, прежде чем стать профессором прикладной математики в UCL.Там он познакомился с идеями Гальтона, и эти двое мужчин много лет плодотворно сотрудничали. Пирсон назвал евгенику «направленной и сознательной эволюцией человечества», которую, по его словам, Гальтон понял «с энтузиазмом пророка».

    У Пирсона были крайние, расистские политические взгляды, и евгеника предоставила язык для аргументации этих взглядов. В 1900 году он выступил с речью под названием «Национальная жизнь с точки зрения науки», в которой сказал: «Моя точка зрения — и я думаю, что ее можно назвать научной точкой зрения нации — это точка зрения организованного целого, поддерживаемого до высокого уровня внутренней эффективности, гарантируя, что его численность в значительной степени набирается из лучших групп… и поддерживается на высоком уровне внешней эффективности путем соперничества, главным образом путем войны с низшими расами.По словам Пирсона, конфликты между расами были неизбежны и желательны, потому что они помогали отсеять плохой состав. Как он выразился, «История показывает мне один и только один путь, которым достигается высокое состояние цивилизации, а именно борьба расы с расой и выживание более физически и умственно более здоровой расы».

    Иллюстрация Джонатона Розена

    Пирсон считал колониальный геноцид в Америке великим триумфом, потому что «вместо краснокожего человека, практически ничего не вносящего в работу и мысль мира, мы имеем великую нацию, владычицу многих искусств, и способный… внести большой вклад в общий фонд цивилизованного человека.С осознанием того, что некоторые раскритиковали бы это как бесчеловечное, он написал в «Грамматике науки» : «Это ложный взгляд на человеческую солидарность, слабый гуманизм, а не истинный гуманизм, который сожалеет о том, что способная и стойкая раса белых люди должны заменить темнокожее племя, которое не может ни использовать свою землю для всеобщего блага человечества, ни вносить свой вклад в общий запас человеческих знаний».

    Пирсон, статистик, обладал математическими способностями, которых не хватало Гальтону, и он привнес большую теоретическую строгость в области статистики.В 1901 году вместе с Гальтоном и биологом Рафаэлем Уэлдоном Пирсон основал Biometrika , на протяжении десятилетий ведущее издание по статистической теории (до сих пор высоко ценимое), а Пирсон был редактором до своей смерти в 1936 году.

    Один из первых теоретических проблемы, которые пытался решить Пирсон, касались бимодальных распределений, о которых беспокоились Кетле и Гальтон, что привело к оригинальным примерам проверки значимости. К концу 19 века, когда ученые начали собирать больше данных, чтобы лучше понять процесс эволюции, такие распределения стали возникать чаще.Некоторые особенно необычные измерения панцирей крабов, собранные Уэлдоном, вдохновили Пирсона на вопрос, как именно можно решить, были ли наблюдения распределены нормально?

    До Пирсона лучшее, что можно было сделать, это собрать результаты в виде гистограммы и посмотреть, выглядит ли она приблизительно как кривая нормального распределения. Анализ Пирсона привел его к ныне известному критерию хи-квадрат, в котором использовалась мера под названием Χ 2 для представления «расстояния» между эмпирическими результатами и теоретическим распределением.Высокие значения, означающие большое отклонение, вряд ли могли бы возникнуть случайно, если бы теория была верна с вероятностями, рассчитанными Пирсоном. Это сформировало базовый шаблон теста значимости, состоящий из трех частей, как мы его теперь понимаем:

    1. Выдвинуть гипотезу о каком-то распределении данных (например, «Все особи принадлежат к одному и тому же виду, поэтому их измерения должны быть распределены нормально»). ). Сегодня это назвали бы «нулевой гипотезой», соломенным человеком, противостоящим более интересному исследовательскому утверждению, например, что две популяции в чем-то существенно различаются.

    2. Используйте тестовую статистику, такую ​​как Χ 2 Пирсона, чтобы измерить, насколько реальные наблюдения отличаются от этого прогноза.

    3. Решите, достаточно ли наблюдаемого отклонения, чтобы сбить соломенного человечка, измеренного с помощью вероятности, называемой теперь « p -значением», случайного получения статистической величины не меньше такой величины. Как правило, значение p менее 5 процентов считается достаточной причиной для отклонения нулевой гипотезы, а результаты считаются «статистически значимыми».В использовании Пирсона слово «значительный» не обязательно имело коннотации важности или величины, а было просто прилагательной формой «означать», что означает «указывать». То есть экспериментальные результаты были значимыми для гипотезы, если они указывали на то, что гипотеза верна с некоторой степенью уверенности.

    Применение его тестов привело Пирсона к выводу, что некоторые наборы данных, такие как измерения крабов Уэлдона, не были на самом деле нормальными. Однако с самого начала его главным интересом были расовые различия.Статистическая работа Пирсона была неотделима от его защиты евгеники. Один из его первых примерных расчетов касался ряда измерений черепа, взятых из могил культуры Райхенграбер в Южной Германии в пятом-седьмом веках. Пирсон утверждал, что асимметрия в распределении черепов означает наличие двух рас людей. То, что размеры черепа могли указывать на различия между расами и, следовательно, на различия в интеллекте или характере, было аксиомой для евгенистского мышления.Установление различий таким образом, который казался научным, было мощным шагом к отстаиванию расового превосходства.

    Так ли легко отделить науку от ученого?

    Примерно в то же время, когда Пирсон описывал свой метод распознавания ненормальных данных, написав: «Асимметрия может возникать из-за того, что единицы, сгруппированные вместе в измеряемом материале, на самом деле не однородны», он также описывал свою теорию. о нациях, говоря: «Нация, организованная для борьбы, должна быть однородным целым, а не смесью высших и низших рас.Итак, слово «однородный», связывающее статистическое утверждение с утверждением из евгеники, имело для Пирсона особенно заряженное значение с коннотациями расовой чистоты. Однородность данных и то, что они указывали на однородность людей, неизбежно имели расистский оттенок.

    Другим типичным примером является то, что в 1904 году он опубликовал исследование в Biometrika , в котором с помощью метода его изобретения, называемого «тетрахорная корреляция», сообщалось о примерно такой же корреляции среди 4000 пар братьев и сестер по унаследованным признакам, таким как цвет глаз, как это было раньше. для психических качеств, таких как «живость», «напористость» и «самоанализ».Он пришел к выводу, что это означает, что все они в равной степени наследственны, что нас «буквально принуждают к общему заключению, что… мы наследуем характер наших родителей, их добросовестность, застенчивость и способности, точно так же, как мы наследуем их рост, предплечья и размах рук». ». Он закончил широким заявлением о неспособности британского капитала идти в ногу с американским и немецким, посоветовав, что «интеллект можно развивать и обучать, но никакое обучение или образование не могут его создать. Вы должны воспитать его, это общий результат государственного управления, который вытекает из равенства наследования психических и физических качеств в человеке.Другими словами, он измерил две вещи — как часто тела братьев и сестер были похожи и как часто их личности — и, найдя эти измерения примерно одинаковыми, пришел к выводу, что качества должны происходить одним и тем же путем, от чего он перескочил к драматическому , выводы евгеники.

    В том же году Гальтон создал Бюро регистрации евгеники, позднее переименованное в Лабораторию национальной евгеники Гальтона. Работая в лаборатории Гальтона, Пирсон основал другой журнал, Annals of Eugenics (известный сегодня как Annals of Human Genetics ), где он мог еще более подробно изложить аргументы в пользу евгеники.Первый такой аргумент в томе I нового журнала в 1925 году касался притока еврейских иммигрантов в Соединенное Королевство, спасающихся от погромов из Восточной Европы. Пирсон предсказал, что если эти иммигранты продолжат прибывать, они «превратятся в паразитическую расу». (1) ), что дети (особенно девочки) в среднем были менее умны, чем их нееврейские сверстники, и (2) их интеллект не имел существенной корреляции с какими-либо факторами окружающей среды, которые можно было бы улучшить, такими как здоровье, чистота или питание.Как заключил Пирсон, «в настоящее время у нас нет никаких доказательств того, что среда без отбора способна оказывать какое-либо прямое и ощутимое влияние на интеллект; и аргумент настоящей статьи состоит в том, что в густонаселенную страну следует допускать только высшие группы, а не низшие группы в надежде — необоснованной никакими статистическими исследованиями — что они поднимутся до среднего туземного уровня, живя в новых условиях. атмосфера». На журнал сразу же стали ссылаться люди, которые хотели научно поддержать свой антисемитизм.Артур Генри Лейн, автор книги «Инопланетная угроза », сказал, что выводы Пирсона «имеют такое глубокое значение, поскольку затрагивают интересы и благополучие нашей нации, что все люди британской расы, и особенно все государственные деятели и политики, должны получить». Евгеника .’ ”

    «Моя Библия»: Гитлер сказал, что он «с большим интересом изучил» евгенические теории Гальтона и его последователей. В письме к Мэдисон Грант, соучредителю Американского общества Гальтона, Гитлер назвал книгу Гранта «Уход великой расы » «моей библией.”Everett Collection / Shutterstock

    Кажется, наиболее последовательным признаком человека с повесткой дня является чрезмерное отрицание того, что она у него есть. Представляя исследование еврейских детей, Пирсон писал: «Мы считаем, что нет учреждения, более способного к беспристрастному статистическому исследованию, чем Лаборатория Гальтона. У нас нет топоров, которые нужно было бы шлифовать, у нас нет руководящего органа, который можно было бы умилостивить широко разрекламированными открытиями; нам никто не платит за то, чтобы мы достигли результатов с заданной предвзятостью… Мы твердо верим, что у нас нет ни политических, ни религиозных, ни социальных предрассудков, потому что мы случайно оказываемся оскорбленными каждой группой и органом по очереди.Мы радуемся числам и цифрам сами по себе и, подверженные человеческой ошибке, собираем наши данные — как и должны делать все ученые — чтобы узнать истину, которая в них содержится». Покрыв это толстым слоем статистики, Пирсон придал евгенике видимость математического факта, который было бы трудно опровергнуть. Любой, кто хочет критиковать его выводы, должен сначала продираться через сотни страниц формул и технического жаргона.

    Когда Гальтон умер в 1911 году, он оставил остаток своего значительного состояния Калифорнийскому университету Лондона, чтобы финансировать университетский факультет евгеники.Пирсон, в то время занимавший пост директора лаборатории Гальтона, был назван Гальтоном первой кафедрой Гальтона в национальной евгенике, и эта должность существует сегодня как кафедра генетики Гальтона. Ответвление отдела евгеники UCL позже станет первым в мире отделом математической статистики. В своей двойной роли директора лаборатории и профессора Пирсон обладал огромной властью над первой группой британских статистиков. Майор Гринвуд, бывший ученик Пирсона, однажды назвал его «одним из самых влиятельных университетских преподавателей своего времени.

    Большинство ученых теперь понимают, что данные не говорят сами за себя и никогда не говорили.

    Работа Пирсона в этот период была продолжением миссии Гальтона по распространению «правды» евгеники в рамках подготовки к пересмотру социальных норм. Это означало бы вмешательство в интимные отношения внутри семьи. Пирсон сказал: «Я боюсь, что наши нынешние экономические и социальные условия едва ли еще созрели для такого движения; важнейший вопрос отцовства по-прежнему в значительной степени воспринимается как исключительно семейный, а не национальный вопрос… С точки зрения нации мы хотим внушить родителям слабака чувство стыда, будь то умственно или физически непригодным.

    Учитывая реакцию, которую это должно было вызвать, сохранение видимости объективности имело решающее значение. Пирсон утверждал, что он просто использовал статистику, чтобы раскрыть фундаментальные истины о людях, столь же бесспорные, как и закон всемирного тяготения. Он наставлял своих университетских студентов: «Социальные факты поддаются измерению и, следовательно, математической обработке, их власть не должна быть узурпирована болтовней, господствующей над разумом, страстью, вытесняющей истину, активным невежеством, подавляющим просвещение». Подзаголовком «Анналов евгеники » была знаменитая цитата Дарвина: «Я не верю ни во что, кроме реальных измерений и правила трех.

    По мнению Пирсона, только позволив числам рассказать свою собственную историю, мы смогли увидеть эти истины такими, какие они есть. Если кто-то и возражал против выводов Пирсона, например о том, что геноцид и расовые войны были инструментами прогресса, то они выступали против холодной, жесткой логики и позволяли страсти подменять истину.

    Рональд Фишер, пионер биологии, выступает за стерилизацию «слабоумных» человек с законными претензиями на звание самого влиятельного статистика 20-го века.Фишер также оказал невероятное влияние на биологию. Прежде всего, его книга 1930 года «Генетическая теория естественного отбора » помогла примирить менделевскую генетику с дарвиновской эволюцией, проект эволюционной биологии, названный «современным синтезом». За эти и другие заслуги он получил широкую известность тогда и сейчас. В 2011 году Ричард Докинз назвал его «величайшим биологом со времен Дарвина».

    Но до того, как стать биологом или статистиком, Фишер был евгенистом. Он стал новообращенным во время учебы в Кембридже, где познакомился с работой Гальтона и Пирсона и помог сформировать Кембриджское евгеническое общество, а Фишер был студенческим председателем совета.Между 1912 и 1920 годами он написал 91 статью для журнала Гальтона The Eugenics Review . В одной из своих первых публикаций, эссе под названием «Некоторые надежды евгениста», он писал: «Нации, чьи институты, законы, традиции и идеалы в наибольшей степени способствуют производству лучших и более приспособленных мужчин и женщин, вполне естественно и неизбежно вытесняют сначала тех, чья организация склонна порождать упадок, а затем и тех, кто, хотя и здоров от природы, все же не видит важности специфически евгенических идей.”

    Привратник: Евгенические предложения Рональда Фишера в некоторых случаях были нацелены на статистическую академию. В The Eugenics Review Фишер писал: «Профессия должна иметь право выбирать своих членов, строго исключая все низшие типы». Баррингтон Браун / Science Photo Library / Wikimedia

    Этот национализм с примесью евгеники будет постоянной темой на протяжении всей карьеры Фишера. Последние пять глав книги «Генетическая теория естественного отбора» , составляющие около трети книги, содержат манифест о падении наций с такими разделами, как «Умственные и моральные качества, определяющие воспроизводство», «Экономические и биологические аспекты классовые различия» и «Распад господствующих классов.Фишер утверждал, что более высокий уровень рождаемости среди низших классов обрушит любую цивилизацию, включая Британскую империю, поэтому он предложил систему ограничений и сдерживающих стимулов против многодетных семей с низким социальным статусом или иммигрантов.

    Ко времени Фишера евгеника набирала обороты как часть более крупных программ социальных реформ в начале 20-го века. Движение встретило ожесточенное сопротивление, особенно со стороны религиозных организаций, и так и не достигло известности в Великобритании.Британским евгенистам удалось воплотить в жизнь лишь некоторые из своих идей, в первую очередь иммиграционные ограничения и одну особенно ужасную внутреннюю политику, Закон об умственной отсталости 1913 года, который сделал так, что любой, кого считали «слабоумным» или «морально неполноценным», мог быть невольно преданный идее. Поскольку стандарты для тех, кто соответствует требованиям, были общеизвестно расплывчатыми, когда-то в таких государственных «колониях» проживало более 65 000 человек. В ответ на акт Г.К. Честертон написал Eugenics and Other Evils , в которой он высмеивал евгенистов за вмешательство в жизнь людей, «как будто кто-то имел право драгунировать и порабощать своих сограждан в качестве своего рода химического эксперимента.

    Тем временем движение Гальтона распространилось на США, в первую очередь благодаря усилиям гарвардского профессора Чарльза Дэвенпорта, соредактора «Биометрика », который узнал о евгенике и ее статистических аргументах непосредственно от Гальтона и Пирсона. В 1910 году Давенпорт основал в Колд-Спринг-Харбор, штат Нью-Йорк, Бюро евгеники, которое, как и лаборатория Гальтона, собирало данные о социальных и физических чертах нескольких сотен тысяч человек. Применяя методы Гальтона и Пирсона, Давенпорт написал множество публикаций, в которых доказывал опасность межрасовых браков и иммиграции из стран «низшего» происхождения.Давенпорт основал Американское общество Гальтона, организацию евгеников в науке с влиятельными связями. Они использовали свое положение у власти, чтобы руководить американскими исследованиями в 1920-х и 30-х годах и успешно лоббировать такие меры, как запрет на брак, ограничения на иммиграцию и принудительную стерилизацию психически больных, физически неполноценных или всех, кого считали истощающими. общество.

    Чтобы избавиться от пятна евгеники, статистика должна освободиться от идеала абсолютной объективности.

    Сегодня у большинства людей евгеника ассоциируется с нацистской Германией, но именно от этих американских евгеников и последователей Гальтона нацисты в основном черпали вдохновение. Адольф Гитлер однажды сказал: «Я с большим интересом изучил законы нескольких американских штатов, касающиеся предотвращения размножения людьми, чье потомство, по всей вероятности, не имело бы никакой ценности или было бы вредным для расы». Мэдисон Грант, соучредитель Американского общества Гальтона, Гитлер назвал книгу Гранта «Уход великой расы » «моей библией.

    Подобная политика стерилизации была бы незаконна в Великобритании в то время, но Фишер и другие британские евгенисты работали над тем, чтобы изменить это. Жуткое сходство с нацистскими программами не было случайным. В 1930 году Фишер и другие члены Британского евгенического общества сформировали Комитет по легализации евгенической стерилизации, который выпустил пропагандистскую брошюру, в которой доказывались преимущества стерилизации «слабоумных высококлассных дефективных». Фишер провел вспомогательный статистический анализ, основанный на данных, собранных американскими евгениками, демонстрирующий то, что, по их утверждениям, было степенью наследственности умственной отсталости.

    Чтобы подкрепить свои аргументы дополнительными данными, Общество обратилось напрямую к нацистскому евгенику Эрнсту Рюдину, главному автору псевдонаучных оправданий зверств гитлеровской Германии. Рюдин, в свою очередь, выразил свое восхищение работой Комитета Фишера. Фишер продолжал поддерживать тревожно тесные связи с нацистскими учеными даже после войны. Он выступил с публичными заявлениями, чтобы помочь реабилитировать образ Отмара Фрейхера фон Фершуера, нацистского генетика и сторонника идей расовой гигиены, который был наставником Йозефа Менгеле, проводившего варварские эксперименты над заключенными в нацистских лагерях.В защиту фон Фершуера Фишер писал: «У меня также нет сомнений в том, что [нацистская] партия искренне желала принести пользу немецкой расе, особенно путем устранения явных дефектов, таких как умственно отсталые, и я не сомневаюсь, что фон Фершуер, как и я, поддержал такое движение».

    В 1950 году в связи с Холокостом Организация Объединенных Наций ЮНЕСКО опубликовала заявление под названием «Расовый вопрос», в котором осуждала расизм на научных основаниях. Фишер написал особое мнение, которое ЮНЕСКО включило в пересмотренную версию в 1951 году.Он утверждал, что данные свидетельствуют о том, что человеческие группы сильно различаются «по своей врожденной способности к интеллектуальному и эмоциональному развитию», и пришел к выводу, что «практическая международная проблема заключается в том, чтобы научиться мирно делить ресурсы этой планеты с людьми материально иной природы».

    Как статистик, Фишер лично отвечает за многие основные термины, которые теперь составляют стандартный лексикон, такие как «оценка параметров», «максимальная вероятность» и «достаточная статистика».Но основой его вклада была проверка значимости. Учебник Фишера 1925 года «Статистические методы для научных работников », содержащий статистические рецепты для решения различных задач, ввел тестирование значимости в мир науки и стал таким отраслевым стандартом, что любому, кто не следует ни одному из его рецептов, будет трудно опубликоваться. Среди наиболее выдающихся учеников Фишера были статистик и экономист Гарольд Хотеллинг, который, в свою очередь, повлиял на двух экономистов, лауреатов Нобелевской премии, Кеннета Эрроу и Милтона Фридмана, а также Джорджа Снедекора, который основал первый академический отдел статистики в США.S.

    Фишер продвигал тестирование значимости как общую основу для решения всевозможных вопросов, утверждая, что его логика «общая для всех экспериментов». Применяя тот же шаблон из теста хи-квадрат Пирсона к другим типам задач, Фишер предоставил многие тесты, которые мы используем до сих пор, такие как F-критерий Фишера, ANOVA (дисперсионный анализ) и точный критерий Фишера. Таким образом, многие работы Фишера были просто выводами математических формул, необходимых для этих тестов.В процессе его методы сделали возможными совершенно новые исследовательские гипотезы: такие вопросы, как корреляция между двумя переменными или одно и то же среднее значение для нескольких групп населения.

    Как и Пирсон, Фишер утверждал, что всегда отслеживал только те номера, по которым его взяли. Тестирование значимости для Фишера было способом сообщения статистических данных, которые были столь же неопровержимы, как и логическое доказательство. Что касается метода, он писал: «Чувство, вызванное проверкой значимости, имеет объективную основу в том, что вероятностное утверждение, на котором оно основано, является фактом, который может быть сообщен другим рациональным умам и поддается проверке ими.Как он писал в 1932 году, «выводы можно делать только на основании данных… если кажется, что вопросы, которые мы задаем, требуют знаний, предшествующих этим, это потому, что… мы задаем несколько неправильные вопросы».

    Разрушение наследия евгеники и ложной объективности

    Сегодня, в ответ на протесты против Гальтона, Пирсона и Фишера, защитники заявили, что лекции и здания названы в честь научного вклада, а не людей. Профессора статистики Джо Гиннесс из Корнелла, Гарри Крейн из Рутгерса и Райан Мартин из штата Северная Каролина написали в комментарии по поводу разногласий по поводу лекций Фишера: «Мы должны помнить, что уважение к науке поддерживается коллективным доверием к тому, что ее достижения не зависят от добродетели и пороки людей, которые их достигают, что признание не предоставляется и не отзывается под предлогом личной дружбы или политического положения, и что мы можем одновременно прославлять научный вклад и извлекать из него пользу, полностью не соглашаясь с личными убеждениями ученых. ответственность за них.

    Но так ли легко отделить науку от ученого?

    Без Фишера, выступающего за это, доминирование тестирования значимости ослабевает. В прошлом году письмо, подписанное более чем 800 учеными, призвало покончить с концепцией статистической значимости, а руководство Американской статистической ассоциации издало прямолинейный указ: «Не говорите «статистически значимо»». Суть проблемы. с проверкой значимости заключается в том, что принятие бинарных решений об однородности никогда не было значимой статистической задачей.При достаточном количестве данных, при достаточно внимательном рассмотрении, всегда будут возникать некоторые неоднородности и статистически значимые различия. В реальном мире данные всегда о чем-то сигнализируют. Только может быть непонятно что.

    В 1968 году психологи Дэвид Ликкен и Пол Мил из Миннесотского университета эмпирически продемонстрировали это, проанализировав 57 000 анкет, заполненных учащимися средней школы Миннесоты. Опросы включали ряд вопросов о семьях учащихся, досуге, отношении к школе, внеучебным организациям и др.Мил и Ликкен обнаружили, что из 105 возможных перекрестных таблиц переменных каждая отдельная ассоциация была статистически значимой, а 101 (96 процентов) имела 90 207 p 90 208 -значений менее 0,000001. Так, например, порядок рождения (старший, средний, младший, единственный ребенок) был в значительной степени связан с религиозными взглядами, отношением семьи к колледжу, интересом к кулинарии, членством в фермерских молодежных клубах, профессиональными планами после школы и так далее. Но, как подчеркивал Мил, эти результаты были получены не случайно: «Это факты о мире, и с 90 207 N 90 208 = 57 000 они довольно стабильны… Извлечение теорий из горшка и причудливая ассоциация их с переменными парами дали бы внушительная порция [нулевых гипотез] — опровержение «подтверждений».То есть любой из этих 105 выводов может, в соответствии со стандартной пирсоновской и фишеровской практикой, рассматриваться как свидетельство неоднородности и существенное опровержение нулевой гипотезы.

    Мил стал одним из самых ярых критиков тестирования значимости. В 1978 году, когда этот метод к тому времени уже более 50 лет был стандартом, он писал, что «сэр Рональд [Фишер] сбил нас с толку, загипнотизировал и повел по тропе первоцветов» и что «почти повсеместная зависимость от простое опровержение нулевой гипотезы в качестве стандартного метода подтверждения содержательных теорий в мягких областях является ужасной ошибкой, в основе своей несостоятельной, плохой научной стратегией и одной из худших вещей, которые когда-либо случались в истории психологии.Он назвал свой призыв избавиться от проверки значимости «революционным, а не реформистским».

    Подобная критика использования статистики в науке имеет долгую историю. Как впервые заявил психолог Эдвин Боринг в 1919 году, научная гипотеза никогда не бывает просто статистической гипотезой — о том, что два средних значения в популяции различны, что две переменные коррелируют, что лечение имеет какой-то ненулевой эффект, — а является попыткой объяснить, почему насколько и почему это важно. Тот факт, что тестирование значимости игнорирует это, экономисты Дейдра Макклоски и Стивен Зилиак в своей книге 2008 года «Культ статистической значимости » назвали «безразмерным взглядом статистической значимости».Как они выразились, «Статистическая значимость — это не научный тест. Это философский, качественный тест. Не спрашивает сколько. Он спрашивает «ли» — то есть существует ли эффект или ассоциация. «Существование, вопрос о том, интересно, — говорили они, — но это ненаучно».

    Мы не можем избежать того факта, что статистика — это человеческое предприятие, подверженное человеческим желаниям, предубеждениям, консенсусу и интерпретации.

    Несмотря на возражения, практика по-прежнему остается нормой.Когда мы слышим, что встреча в сети приносит больше счастья, чем встреча вживую, что некоторая пища связана с уменьшением риска заболевания раком или что такая-то образовательная политика привела к статистически значимому увеличению результатов тестов и т. д. , мы только слышим ответы на «вопрос ли». Нам следует задаться вопросом, какой каузальный механизм объясняет это различие, можно ли его применить в другом месте и какую пользу можно извлечь из этого.

    В контексте евгеники понятно, почему Гальтона, Пирсона и Фишера так волновали вопросы существования.Для целей евгенической дискриминации достаточно было констатировать существование отчетливых расовых подгрупп или наличие «значительной» корреляции между интеллектом и чистоплотностью или «существенной» разницы в преступности, рождаемости или заболеваемости между людьми разных социально-экономических классов. Первые гипотезы были таксономическими: можно ли считать людей принадлежащими к одному и тому же виду или люди принадлежат к одной и той же расе. Разделение было всем — не тем, что еще могло бы объяснить его или почему оно имело значение, а тем, что оно было.Проверка значимости не полностью сформировалась в головах этих людей. Он создавался и совершенствовался на протяжении многих лет специально для того, чтобы сформулировать эволюционные и евгенические аргументы. Гальтон, Пирсон и Фишер, евгеники, нуждались в количественном способе доказательства существования таких различий, и Гальтон, Пирсон и Фишер, статистики, ответили на этот призыв проверкой значимости.

    Их отношение к тому, что статистический анализ выявляет истину без помощи статистика, также распадается.Большинство ученых теперь понимают, что данные не говорят сами за себя и никогда не говорили. Наблюдения всегда можно интерпретировать по-разному, и ученый и более широкое сообщество должны решить, какая интерпретация лучше всего соответствует фактам. Ошибка выборки — не единственный тип ошибки, имеющий значение при тестировании значимости. Предвзятость может быть результатом того, как проводится эксперимент и как измеряются результаты.

    Натаниэль Джозельсон — специалист по данным в области технологий здравоохранения, чей опыт изучения статистики в Кейптауне, Южная Африка, во время протестов против статуи колониального деятеля Сесила Джона Родса привел его к созданию веб-сайта «Размышления об инклюзивной статистике.Он утверждает, что статистика запоздала для «деколонизации», чтобы обратиться к евгеническому наследию Гальтона, Пирсона и Фишера, которое, по его словам, все еще наносит ущерб, особенно в области уголовного правосудия и образования. «Объективность чрезвычайно переоценивают, — сказал он мне. «В чем нуждается наука в будущем, так это в демократизации процесса анализа и генерации анализа», и что больше всего ученым нужно сделать, так это «услышать, что люди, знающие об этом, говорят в течение длительного времени. Если вы что-то не измерили, это не значит, что этого нет.Часто вы можете увидеть это своими глазами, и этого достаточно».

    Чтобы избавиться от пятна евгеники, помимо исправления логики ее методов, статистика должна освободиться от идеала абсолютной объективности. Он может начать с таких вопросов, как демонтаж своих евгенических памятников и решение собственных проблем разнообразия. Опросы постоянно показывают, что среди студентов-резидентов США на всех уровнях чернокожие / афроамериканцы и латиноамериканцы / латиноамериканцы крайне недопредставлены в статистике.Но чтобы понять всю глубину того, что это означает в отношении дисциплины, необходимо разобраться в сложной паутине взглядов, ожиданий, символов и человеческих эмоций. Никакое итоговое число не могло бы воздать должное. Даниэла Виттен из статистического факультета Вашингтонского университета, член комитета по наградам за лекцию COPSS Fisher, которая инициировала движение за изменение названия, сказала мне: «Нам нужно занять интеллектуальную позицию, академическую позицию и историческую позицию. , но мы также должны учитывать тот факт, что в этом участвуют реальные люди.

    Евгенические предложения Фишера в некоторых случаях были направлены непосредственно на статистическую академию. В 1917 году он писал в The Eugenics Review : «Профессия должна иметь право выбирать своих членов, строго исключая все низшие типы, которые снижают как уровень жизни, так и уровень профессионального статуса. В этом процессе евгенист видит желаемый тип, отобранный по его ценным качествам и защищенный исключительной властью своей профессии в ситуации сравнительного достатка.Фишер действовал как привратник профессии статистики, поощряя тех, кого он считал правильными, к вступлению, и, как ясно из его слов, он считал правильным типом статистика того, кто больше всего похож на него самого. Точно так же Гальтон и Пирсон, когда они представляли себе утопию, воплощенную в евгенике, представляли себе общество исключительно Гальтонов и Пирсонов.

    Эмма Бенн — профессор биостатистики на горе Синай и сторонник изменения названия Лекции Фишера.Когда я разговаривал с Бенн, афроамериканкой, она сразу же заметила, что разногласия по поводу лекции касались более важных вопросов, чем Фишер. «Давайте переоценим то, что мы считаем большим вкладом в эту область», — сказала она. «Да, мы можем обратиться конкретно к Фишеру, но я надеюсь, что это поможет нам глубже вникнуть в вопрос: «Что значит в науке принадлежать?», «Как знание об этих вещах влияет на нашу научную идентичность?» Когда у нас будет этот разговор о Фишере, или у нас есть разговор о расе, то внезапно это интеллектуальное упражнение избавляет людей от необходимости думать о том, как люди, подобные мне, чувствуют себя в этой области.”

    Обращение к наследию евгеники в статистике потребует задать много таких сложных вопросов. Делая вид, что отвечаю на них под завесой объективности, мы дегуманизируем наших коллег точно так же, как дегуманизирующая риторика евгеники способствовала дискриминационным практикам, таким как принудительная стерилизация и запрет на брак. Оба полагаются на то, что дистанцируются от затронутых людей и думают о них как о «других», чтобы лишить их свободы воли и заставить замолчать их протесты.

    То, как академическое сообщество смотрит на себя, является полезным тестом того, как оно будет смотреть на мир.Статистика, погруженная в эзотерическую математическую терминологию, иногда может казаться чисто теоретической. Но правда в том, что статистика ближе к гуманитарным наукам, чем хотелось бы признать. Борьба в гуманитарных науках за то, чьи голоса будут услышаны, и за динамику власти, присущую академическому дискурсу, часто была разрушительной, и прогресс был достигнут с трудом. Теперь этот бой, возможно, был доведен до порога статистики.

    В книге 1972 года « Социальные науки как колдовство » Станислав Андрески утверждал, что в поисках объективности исследователи остановились на ее дешевой версии, прикрываясь статистическими методами как «количественной маскировкой».Вместо этого мы должны стремиться к нравственной объективности, необходимой нам, чтобы одновременно жить в мире и изучать его. «Идеал объективности, — писал Андрески, — требует гораздо большего, чем следование техническим правилам проверки или обращение к неопределенной неэмоциональной терминологии: а именно, моральная приверженность справедливости — желание быть справедливым по отношению к людям и избегайте искушений принятия желаемого за действительное и ядовитых мыслей и мужества сопротивляться угрозам и искушениям».

    Даже если мы используем самый технический язык, мы не можем избежать того факта, что статистика — это человеческое предприятие, подверженное человеческим желаниям, предубеждениям, консенсусу и интерпретации.Андрески призвал нас быть честными в отношении факторов, влияющих на нас, и избегать служения несправедливым хозяевам, которые подталкивают нас к выводам, которые им больше всего подходят. Нам нужно, чтобы дисциплина статистики была инклюзивной не только потому, что это правильно и потому, что она расширяет круг талантливых статистиков, но и потому, что это лучший способ устранить наши коллективные слепые пятна. Мы должны стараться быть объективными, но не в невозможном смысле, который, как утверждали Гальтон, Пирсон и Фишер, предоставил им авторитет, а в том смысле, в каком они не смогли этого сделать, когда позволили интересам правящего класса диктовать результаты своих исследований еще до их начала. .

    Обри Клейтон — математик, живущий в Бостоне и автор будущей книги «Заблуждение Бернулли».

    Главное изображение: Джордж Комб / Wikimedia

    Получить информационный бюллетень Nautilus

    Самые новые и самые популярные статьи доставляются прямо на ваш почтовый ящик!

    Посмотреть / добавить комментарии .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.