Этик или логик: Этика и Логика

Этики и логики

КАК ПОНЯТЬ: ТЫ ЭТИК, ИЛИ ЛОГИК?
— Ты изъясняешься кратко, сухо, логично и по сути: «Мы быстро спустились с горы на закате» (логика), или допускаешь много эпитетов, украшений и поэтичности в своей речи: «Мы такого заката в жизни не видели, когда, как дети, скатывались с крутой горы. Чистый восторг!» (этика).
— Ты констатируешь факты и перечисляешь объекты: «На завтрак мы ели овсянку и пили кофе, которые приготовила Леся» (логика), или описываешь чувства, отношения, состояния, настроения: «Лесечка приготовила замечательный завтрак, и кофе мне тоже очень понравился» (этика).
— Ты используешь беспристрастные, отстранённые формулировки типа «был ясный день» (логика), или описываешь вовлечённо, выражая своё мнение «мне запомнился тот ясный день» (этика).

КАКИЕ ПРОФЕССИИ ПОДХОДЯТ
Этикам:

— Где предполагается обходительность, деликатность, манерность, эмпатия в общении и неформальные отношения
— Где нужно презентовать, украшать, создавать привлекательный образ и «картинку»
— Где важны эмоции, отношения, гибкость

Примеры профессий для этиков:
Психолог, экскурсовод, ведущий в сфере развлечений, оратор, актёр, сценарист, режиссер, поэт, преподаватель-гуманитарий, дизайнер, художник, музыкант, искусствовед, шоу-мен, коуч-тренер, тренер личностного роста, журналист, теле- и радио-ведущий, педагог, HR и подбор кадров, служба знакомств, имиджмейкер, переводчик, дипломат, социальный работник, воспитатель, косметолог, секретарь, продавец-консультант, общение с клиентами, ресепшн.


Логикам:

— Где предполагается анализ, оптимизация, логистика, создание структуры и деловые отношения
— Где нужно работать с сутью, механизмами, устройствами, содержанием
— Где важны разум, точность, принципиальность

Примеры профессий для логиков:

Предприниматель, финансист, маркетолог, деловод, оптимизатор, логист, аудитор, проектировщик, разработчик технологий, инженер, тестировщик, организатор, военный, администратор, учёный, исследователь, физик, химик, аналитик, социолог, автомеханик, машиностроитель, металлург, механик, технолог, товаровед, строитель, мастер ремонта, верстальщик веб-сайтов, оператор электростанций и конвееров, шофер, машинист, картограф, завхоз, архитектор, хирург.

Логик и этик (соционика) — hlg_plot — LiveJournal

Если вам довелось встретится с соционическим логиком, следует всегда иметь в виду:
соционические логики обожают всё классифицировать
Логики мыслят абстрактно и абстрактные общие вопросы интересуют их неизмеримо больше вопроса личных взаимоотношений.
Занимаясь этим своим любимым делом они никого не хотят обидеть, и страшно удивляются, что кто-то обиделся из-за того, что его классифицировали.
Логики вообще обычно никого не хотят обидеть, поскольку у них как правило нет цели вызвать ту или иную эмоцию.
Логики не любят никого обсуждать, задевать и провоцировать. Хотя бы потому, что больше всего на свете логики не любят выяснять отношения.
Потому же они всячески избегают переходить на личности.
Чужие эмоции, как правило, для неискушённых логиков оказываются совершенно неожиданными.

В отношениях логики руководствуются правилами и тем, что им кажется здравым смыслом (а он у них вне эмоционален).

Классический пример: мальчишки играют в футбол, один нарушил правила, его удаляют с поля. он не хочет, плачет. но мальчики смотрят на это безучастно, потому что таковы правила. происходящее видит девочка и кричит им: «да ладно, дайте ему еще один шанс». Пацанов это конечно бесит.

Эмоциональный подтекст слов логики как правило в упор не видят (им приходится специально работать над тем чтобы видеть). И в свою очередь как правило сами не вкладывают в свои слова подтекстов. Иллюстрацией служат многочисленные анекдоты, в которых происходит непонимание между мужчиной и женщиной на этой почве.

И да, среди женщин процентов этак 75 — этики. И даже будучи логиком, женщина как правило разбирается в отношалках лучше мужчин. Соответственно, большинство мужчин — логики.

Кстати, ориентированность этика на эмоциональную сторону жизни, совсем не означает его непременную адекватность в этой сфере (равно как и адекватность логика — в логике).

Вообще, с точки зрения логика мышление этика это и не мышление вовсе, а бессистемный набор ассоциаций, фантазий, мечтаний, трагедий на ровном месте, сцуко котегов, цветочков, готики и эмотики. Котеги и цветочки вызывают у среднего логика как минимум недоумение, поскольку ему трудно себе представить, что должно твориться в голове у человека, который без конца их постит. ) Поскольку в этих картинках нет никакой структурированной смысловой нагрузки, для него это выглядит примерно так же, как для этика, наверное, выглядели бы без конца постуемые математические формулы. Этики же постят весь этот шлак чтобы испытать и вызвать в читателе определённые эмоции. Для логика подобный режим общения, скажем так, не характерен. Но для этика смысл общения во многом заключён именно в эмоциональной составляющей.

Что, конечно не верно в том смысле что этот поток на деле совсем не бессистемный. Просто работает на других принципах.

Вообще, как логикам так и этикам в одинаковой степени свойственен своего рода шовинизм, когда соционических антиподов они считают нездоровым явлением, втайне или активно. Но шовинизм этот вполне преодолим. Взаимопонимание достижимо.

Среди этиков меньше шовинистов ) по той простой причине, что они чаще всего не верят в существование логиков, а считают их лицемерным этиками, которые придумали такую хитроумную стратегию, чтобы их позлить )

Ну я встречал также и такую позицию: «логики — это просто такие покалеченные жизнью этики». В особо острых случаях этик принимается логика лечить.

И именно из этиков при определённых обстоятельствах получаются самые отмороженные манипуляторы. Впрочем, из логиков получаются персонажи типа доктора Менгеле. Тут видимо речь идёт об уровне личностного развития. По мере развития как этик так и логик становятся всё более понимающими и сострадающими людьми. Логик всё больше учитывает чувства других людей (и не только людей), а этик начинает мыслить всё более отчётливо и отстранённо. Так, видимо, и рождается мудрость.

Этик от природы субъективен. Более того, он зачастую субъективен вполне сознательно. Это для него, можно сказать, эпистемологический вопрос. То есть для него истинность суждения неразрывно связана с субъективным (прежде всего эмоциональным) отношением. «Он плох потому что мне лично он не нравится.» Логик же, наоборот, стремится к тому чтобы личное отношение минимально влияло на решения и прочее. «Ничего личного.»

Нужно понимать одну вещь: логик это не обязательно человек на рациональном уровне развития. Этика-логика в соционике это не вертикальная шкала, а сугубо горизонтальная. Поэтому есть разумные этики, есть разумные логики. Равно как есть фанатики-этики и фанатики-логики. И кто из них страшнее — сложный вопрос.

Как чаще всего разворачивается конфликт между логиком и этиком?

Логик создаёт сообщение весь смысл которого в тексте (у логиков тоже есть подтекст, но это обычно просто отсылка к другому тексту). Этик игнорирует текст, поскольку знает, что текст не важен, главное это эмоциональный подтекст (как он ко мне относится, как я к нему отношусь, как изменить это отношение, как выразить это отношение и т.д.). Поэтому он пытается вычислить этот подтекст (например -«ага — это он хочет выразить своё презрение!»), соответственно изобретает его по собственному усмотрению и именно на него реагирует. Этику кажется, что он адекватно ответил — прореагировал, или даже отзеркалил собеседника. Логику, естественно, кажется, что он стал жертвой неспровоцированной агрессии.

Когда этик создаёт сообщение, это часто великолепное блюдо из разных эмоций с тонкими или острыми приправами(чтобы пресно не показалось). Искушённый логик считывает дай бог половину, неискушённый по привычке читает текст, ищет интересную ему структурированную информацию, не находит и зависает. Этик, естественно, обижается («это он демонстрирует, что я ему безразличен/безразлична», например). Ну и т.д.

Обида это когда человек чувствует себя эмоционально задетым, чувствует, что ему нанесли несправедливое огорчение, оскорбление и т.д.

Эмоция — это, в самом общем смысле, реакция, побуждающая к действию (при этом не факт что действие будет реализовано). Нужно понимать, что чистая мысль сама по себе не побуждает нас к действию. Это просто некая нейтральная операция. К действию побуждает эмоциональная оценка. Без оценки невозможно действие, не так ли, поскольку без оценки не понятно, в каком направлении действовать. Даже если это чисто рациональные соображения, критерии для действия и для рационального анализа закладываются эмоциональной оценкой. Не эмоцией даже как таковой в физиологическом смысле, а её результатом — эмоциональной оценкой. То есть любое наше действие, любая наша деятельность, всегда имеет в основе эмоцию и эмоциональную оценку, пусть даже и сделанную когда-то.

Итак, если человек делает нечто, например в некой конкретной ситуации общения — им очевидно руководит та или иная эмоция, даже если сам формат действия рационален. Вопрос только — какими эмоциями человек в данном случае руководствуется и как он вообще относится к своим эмоциям, как он с ними «работает» (рефлексирует ли, верифицирует ли с помощью рассудка, управляет ли он своими эмоциями, отрицает ли их, рационализирует ли их и т.д.). Плюс сами эмоции могут иметь разную степень грубости, эгоцентричности и т.д. Они могут быть аффликтивными и конструктивными. Они зависят от нашего мировосприятия. Они могут быть вообще трансперсональны, в конце концов. Но если действие негативно, значит и эмоция была скорее всего негативной.

Логикам тоже свойственны эмоции в полной мере, просто они возникают не в тех местах и по другим поводам и через другие психологические механизмы, нежели у этиков. Иными словами, логик тоже может обижаться, например, но происходит это в совсем других обстоятельствах и по иным причинам, нежели у этиков. И эта инаковость не лучше и не хуже. Это просто инаковость.

Характерная фишка: этики страшно не любят, когда логик начинает анализировать их эмоциональность, откуда что берётся и что собой представляет. Это прямо-таки неизменная реакция. Постоянно в ответ от этика слышится нечто вроде «нет, всё не так, ты ничего не понимаешь». Судя по всему, в подобном поведении логика этику опять-таки видится некое пренебрежение его, этика, личностью. Некое редуцирование. Некая десакрализация. Что, конечно, часто встречает у человека инстинктивный отпор. Обиду, прошу прощения.

Отсюда
Прямым шрифтом приведены реплики пользователя Ондатр, курсивом — пользователя plot.

Кто лучше понимает истинное положение вещей и раскрывает качества человека: логик или этик?

Давайте рассмотрим важные два врожденные качества человека. Вам это поможет понять какие люди вас окружают — логики или этики. А в конце материала потренируемся на фотографиях. Свои ответы пишите в комментариях на сайте и в социальных сетях.

Человек, имея сильной Логичность (T), рассматривает все явления через причинно-следственные связи.

Анализируя все, приходит к самостоятельным выводам. Абстрагируясь, показывает события в их взаимосвязи. Отслеживает четкость формулирования мысли, умение делать выводы. Объясняет истинное положение вещей, несмотря на то, что это может не понравиться. Умело аргументирует свою правоту, предан внутренней справедливости. Отстаивает свои взгляды, точку зрения. 

 

Понимает закономерность сочетания вещей и сравнивает это с собственным понятием правильности. Приходит к выводу не сразу. Постепенно, основательно обдумывает каждый шаг своих действий для выработки окончательного решения. 

 

Для него всегда важно знать: правильно или неправильно, умно или глупо, справедливо или несправедливо, правдиво или ложно, логично или алогично. Поэтому сбить его с толку невозможно. Ценит компетентность и знания, стремится к ним.

 

Как проявляются логика абстрактная и деловая?

Логика абстрактная. Размышляя, человек с удовольствием все сравнивает, сопоставляет, классифицирует, выделяет главное от второстепенного, ищет причинно-следственные связи и анализирует все явления и события, по-философски осмысливает мир. На основе новых выводов совершенствуется понимание явлений, происходит интеллектуальный рост.

Развиваясь таким образом, человек приобретает опыт и новые знания. Так приходит мудрость.

Высказывания становятся короткими и содержательными, афористическими, оценки -объективными. Человек в таком состоянии отстраняется от других, погружаясь в самоуглубленные размышления, уединяется. Это уравновешенное и стабильное состояние, размышления замедляют эмоции, за счет анализа ситуации спокойно решаются проблемы. Внешне: неприступный холодный облик, человек как бы отсутствует в группе, если что и делает в это время, то движения автоматические.

Логика деловая. Продумывания полезных действий, способов достижения цели, расчеты последовательных шагов по методу «если — то», ощущение динамики процессов, в рассказах описание действий, как развертывание событий, движение от простого к сложному, — это состояние не рассуждений, а действий. И мышление подчинено требованиям деятельности: что и как надо делать, чтобы достичь желаемого результата. В таком состоянии человек не может быть бездеятельным, стремление к постоянной активности побуждает к полезным действиям.

В состоянии деловой логики не до отдыха — бездействие тяготит, вносит дискомфорт, человек начинает суетиться и раздражаться, если не в состоянии реализовать двигательное возбуждение.

Чувствуя подъем работоспособности, становится энергичным и целеустремленным, может проявлять несдержанность и нервничать, поскольку энергия требует реализации. А отвлечения от работы воспринимаются как пустая трата времени. Если движения быстрые, четкие, отработанные, в напряженном рабочем ритме, человек работает в одном направлении, а отвлечения и помехи в работе раздражают — он ​​находится в состоянии деловой логики.

 

Человек, имея сильной Этичность (F), чувствует эмоциональное состояние окружающих, их душевные переживания, чувства, волнение, радость или боль.

Дает предпочтение человеку, не отказывает в просьбе, стремится не навредить ему, отводит от споров, старается все уладить. Налаживает отношения. Принимает во внимание чувства окружающих. Поддерживает хорошее настроение, реагирует на тонкости шуток, юмора. Дипломат.

 

Раскрывает качества людей, пытается их соединить, сплотить. Чуткий, благоразумно и мягко уравновешивает и успокаивает людей. Отстаивает, защищает и показывает достоинство человека, духовные качества и душевное состояние. Переживает за других.

 

Оберегая мораль, оценивает поведение. Знает, кто чего хочет или не хочет, поступки других оценивает в категориях хорошо или плохо, гуманно или негуманно.

 

Как проявляются этика эмоций и этика отношений?

Этика эмоций. Будучи в состоянии эмоционального возбуждения, человек теряет объективность суждений и погружается в бурную стихию чувств и привязанностей. Оценки страстные, зависят от того, как человек относится к ситуации, событиям, поступкам людей и к самим людям, то есть, насколько они ему нравятся или не нравятся.

Мышление — диалоговое с реальным или вымышленным собеседником. Язык богат интонациями, многословен. В таком состоянии человека охватывает сильное желание, страсть, выражаемые в бурной радости или неутешительном горе.

Когда человек смеется, грустит или плачет — он ​​находится в этом состоянии, причем внешних причин для эмоций может и не быть, хотя чаще всего — это эмоциональная реакция на события. Таким состоянием очень трудно управлять, хоть оно и осознается. Происходит процесс эмпатии — когда другого человека чувствуют, как самого себя. Богатая мимика, широко раскрытые, выразительные, горящие глаза, эффектная жестикуляция, порывистые движения, покрасневшее или бледное лицо — внешние признаки этики эмоций.

Этика отношений. Мысли имеют свою скрытую причину  в зависимости от предпочтения тому или иному объекту, когда человек испытывает глубокую привязанность, тяготеет к чему-то или кому-то. Это зависимость морально-этического характера, гарантия верности в отношениях, как притягательная или отталкивающая сила.

Благодаря этому состоянию мы воспринимаем людей, ситуации, места и времена. В коллективе человек в таком состоянии поддерживает теплый и дружелюбный климат, сглаживает острые углы, примиряет людей, успокаивает их, снимает напряжение.

Проявления симпатий-антипатий, мягкий, теплый, вежливый тон, плавные движения, приятные, успокаивающие, завораживающие интонации, легкое внутреннее волнение свидетельствует о состоянии этики отношений.

А теперь давайте посмотрим и потренируемся на лицах, чтобы знать человек логик или этик, а это важно для ориентации и понимания в любых жизненных ситуациях.

Для удобности будем подписывать каждую фотографию.

Эта кареглазая девушка логик или этик?

Этот седой и интересный мужчина логик или этик?

Что скажете по лицу Арона, он логик или этик?

Дениэл Редклиф логик или этик?

Пишите в комментариях или в соцсетях свои варианты ответов. Подписывайтесь на наш Ютюб-канал и емейл-рассылку. 

Навыки определения качеств людей из вашего окружения, ценнейшее орудие для приятных и плодотворных отношений.

Будьте здоровы и уважайте друг друга! До встречи!

Быстрый тест определения социотипа — Логика — Этика

Примечение: Чтобы выключить фильтр по признаку, нужно нажать по нему еще раз.

Логика — Этика


Этика

Сказать о том, что этик прекрасно разбирается в отношениях между людьми — значит ничего не сказать об этике. Он не просто разбирается. Он великолепно чувствует отношение других к себе, отношения людей между собой. Собственно, он не просто смотрит и изучает, он активно их моделирует. Было бы неверно предположить, что этики безусловно и всегда вежливы и приятны в общении. Да, конечно, но только тогда, когда им это нужно. В общем-то, они довольно легко ссорятся, мирятся, легко говорят о своих отношениях, чувствах другим. Установление психологической дистанции, любовь, дружба, симпатия, теплота, общительность и в то же время холодность, отчужденность, зло, безжалостность. Они просто воспринимают мир через отношения или чувство, эмоцию. Как и отношения между людьми, так и эмоции людей представляют для них ценность, будь они положительными или отрицательными. Если попытаться сравнить людей, то они как небесные тела: есть источники света и есть отражатели, те, которые сами не светят, но передают свет других. Этики — это своего рода светила, генераторы отношений, эмоций, которые распространяются всем и многие с благодарностью их принимают, впитывают и шлют дальше, отразив в них частичку своего тепла и своей души. И это могут быть эмоции радости или печали, воодушевления и депрессии, оптимизма, счастья, смеха и плача, пессимизма, недовольства. И все-таки…

 

О, весна без конца и без краю —

Без конца и без краю мечта!

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

И приветствую звоном щита. 

 

Логика

Если представить, что логик начал писать стихи, то думаю, что получится что-то типа: «Перфолентой течет жизнь и глобальна моя печаль». А, может быть, вот так:

 

Я люблю тебя, вечность,

Единица плюс бесконечность.

И терзаюсь, как корень из тридцати девяти,

Не могу пройти

Мимо твоего дома,

Невозмутимо,

Как бином Ньютона.

 

У меня логики почему-то ассоциируются с. калькулятором: два пишем, три в уме. Некоторые из них живут в системе строгой иерархии и если в ней нет места факту — тем хуже факту. Да и занимаются они чем-нибудь таким: функционирование, организация, показатели, отчетность, выбор лучшего варианта из нескольких уже имеющихся. Основа жизни — формально-логические соотношения, организация, официальные отношения людей, аппарат. Вот они все знают. Что, почему, как, зачем, каким образом, и что из этого получится. Великолепно ориентируются в фактах, событиях, их причинно-следственной связи, легко отделяют главное от второстепенного. Оценивая людей, они руководствуются принципами «разумно-неразумно», «деловой-неделовой», достаточно ли логично действует человек, решая собственные проблемы. Если логику доведется побеседовать с кем-нибудь, то в отличие от этика, который будет уговаривать или ругаться, логик будет спокойно, оперируя фактами и цифрами, доказывать целесообразность или нецелесообразность того или иного поступка. Вот о чувствах не говорят. То ли стесняются, то ли не знают, что это такое, ведь «голосом разума» их не проверить. И все-таки, с ними лучше, чем без них.

 

Комментарий:  К этому описанию мало можно добавить. Разве что подчеркнуть, что для этиков основными носителями информации являются люди, их переживания, интонации, настроение. Для этика принципиальное значение имеет тон высказывания, а потом уже его содержание. Да и сами этики, говоря что-то, особое внимание уделяют интонационной окраске свои слов, вкладывая в это дополнительные смыслы. С неодушевленными предметами этики часто общаются так, как будто они живые, со своими чувствами и отношениями. 

 

Для логика же мерилом всего являются объективные факты. Логики и человеческие переживания стремятся систематизировать, обосновать или опровергнуть. Свои собственные чувства логикам не всегда понятны до конца, а эмоциональная реакция других людей на слова и поступки логиков часто бывает для них неожиданной.

 

Или вот просто дополнительная табличка признаков Рейнина

Логика — этика — тест

Логики

1. При оценке поступков  людей руководствуются критериями:
   логично — нелогично, правильно — неправильно, разумно — глупо, рационально — нерационально.

2. Исследуют мир: ищут логические связи и устраняют противоречия, находят законы, существующие в объективном мире,  объясняют их. Знают и выполняют существующие правила и законы, устанавливают новые, умеют действовать эффективно во времени и в пространстве.

3. Все  стараются делать САМИ — никого не просят. Свою правоту ДОКАЗЫВАЮТ.  Уговаривать,  просить не умеют.

4. Удивляются несамостоятельности ЭТИКОВ в объективном мире: могут обвинять их в отсутствии здравого смысла, когда нужно решать объективные задачи.

5. В отношениях с людьми, В ОТЛИЧИЕ ОТ ЭТИКОВ, используют ЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД.  Не уверены в своем отношении к человеку и отношении другого к себе.  Очень хотят быть хорошими людьми, положительными: быть нужным другим, полезным – вот чего желает от отношений ЛОГИК.

6. Стремятся выполнять установленные ЭТИКАМИ этические нормы и никакого творчества себе в этом не позволяют. В исполнении этических норм стремятся к совершенству и никогда не уверены в том, что его достигли.

7. Сила ЛОГИКОВ — в самостоятельности при решении проблем и задач объективного мира.

8. Слабость ЛОГИКОВ – в недооценке чувств, часто — в игнорировании их, в неуверенности в этичности своих слов и поступков, иногда — наличие страха при необходимости строить отношения или входить в новый контакт с человком. Неуверенность в своем умении  строить отношения с людьми. (у этиков нет таких проблем — они всегда в этом уверены)

Этики

1. В поступках руководствуются критериями:
   хорошо — плохо, честно – не честно, нужно — не нужно  (людям или человеку),  гуманно – не гуманно.

2. От отношений Этики  ждут самих отношений и свободного проявления чувств и эмоций в них. Хорошо понимают как свое отношение к другим людям, так и отношение других к себе: отношения строят на  своих и чужих ЧУВСТВАХ и ЭМОЦИЯХ и законах этики. Знают, как НЕ ОБИДЕТЬ человека, сделать ему приятно. 

3. Знают нормы поведения как в обществе, так и в межличностных отношениях  — этические нормы. Устанавливают их и следуют им. Умеют творчески их применять. Следят за их соблюдением другими людьми. Могут объяснить, как надо себя вести в обществе и в личных отношениях, учитывая разные конкретные ситуации.

4. Удивляются, почему ЛОГИКИ не знают этических правил и норм, не умеют решить простую, с точки зрения этика,  этическую ситуацию — могут сознательно  обидеть, испортить отношения и не уметь восстановить. Почему  игнорируют чувства людей в отношениях?  Почему для них трудно сказать «ПРОСТИ» ?

5.   В случае затруднений этикам, в отличие от логиков,  нетрудно попросить другого о помощи.

6. В объективном мире стремятся строго выполнять все логические нормативы, установленные ЛОГИКАМИ, и никакого творчества в этой сфере себе не позволяют.
В своих поступках и логических рассуждениях  — очень осторожны и  не уверены в их правильности и совершенстве.

7. Сила ЭТИКОВ — в их самостоятельности при решении проблем человеческих взаимоотношений и регулировки их эмоциональной жизни.

8. Слабость ЭТИКОВ – в недооценке здравого смысла, зачастую — игнорировании логических связей, фактов, а также неуверенность, иногда наличие страха в случаях, когда необходимо действовать максимально эффективно в объективном мире.

Дополнение.
Существенная разница между ЛОГИКАМИ и ЭТИКАМИ в том, что ЭТИКИ видят и понимают не только свои, но и чужие чувства и эмоции. За  поступками, случайными словами, мимикой ЭТИК видит сложный мир чувств другого человека. И видит это лучше, чем сам ЛОГИК, для которого собственные чувства — мало понимаемая загадка и нужно, чтобы нашелся кто-то, кто ее разгадает.

Шаг 2. Сенсорика — интуиция

 

 

 

Прагматичные этики и великодушные логики

Логика — это все, что касается фактов и того, как эти факты между собой связаны. А этика — это информация о человеческих эмоциях и чувствах. И вот невозможно быть одновременно и логиком, и этиком — только кем-то одним. Как вы думаете, кто вы? Отличить этика от логика несложно. Тот, кто скорее думает головой, чем действует по сердечной указке — логик, подчиняющийся симпатиям и эмоциям — логик. Хотя этот способ может привести вас к неверному результату, для полноты картины надо разобраться глубже.

Оказывается, есть разные виды логики и этики

Существует черная и белая логика и черная и белая этика. Черная логика — это реальные факты. Человек, получающий информацию по черной логике, действует согласно тому, как реально обстоят дела на данный момент, он прагматичен. А белая логика — это система, это идеальная модель, это то, в какую картину должны сложиться все факты. То есть это какое-то суждение о том, как все взаимосвязано. Это план. И человек, получающий информацию по белой логике, будет придерживаться плана вопреки реальности.

Вот Павел Воля, например, этик

То есть для черного логика важно то, как есть на самом деле, он будет искать выгоды. А для белого логика — как должно быть, он будет искать истины. Черный логик — коммерсант, белый — такой инспектор, который контролирует коммерсанта.

С этикой такая же штука. Черная этика — это информация об эмоциях. Промелькнула эмоция, черный этик ее уловил и выдал. А белая этика — это чувства между людьми, человеческие отношения. Белая этика ограничивает черную. Например, черный этик будет фонтанировать эмоциями, не задумываясь о чужих чувствах. А вот белый будет контролировать свои эмоции, чтобы не навредить отношениям.

Брижит Бардо — белый этик

Получается, что есть очень разные логики и этики. Прямо противоположные друг другу. Если вы уже прикинули, кто вы, этик или логик, то теперь подумайте, какой именно — черный или белый. Черные этики артистичны. Они будто сливаются с другим человеком, пропуская его эмоции через себя. Эмоции собеседника становятся их эмоциями. Благодаря такой восприимчивости черные, поэты, художники. Например, Лайза Минелли — очень яркий и очень черный этик.

Белые этики милосердны. Они самые любящие и преданные. Мать Тереза, кстати, была белым этиком. Люди, получающие информацию по белой этике в полном объеме, очень дорожат отношениями, они мгновенно понимают, кто с кем и как душевно связан. Понимают, когда происходит ослабление связи, когда наоборот — усиление. Некоторые даже сами усиливают или ослабляют эти связи, намеренно.

Лайза Минелли — этик

Черные логики прагматичны, они умеют поступать рационально. Деньги и выгода — это то, в чем они действительно разбираются. Черные логики опираются на факты, на объективную реальность, это очень практичные люди. Белые же логики имеют в голове уже сложенную систему, и в подавляющем числе случаев будут поступать согласно этой системе. Любой реальный факт, противоречащий тому, как, по мнению белого логика, все должно быть, игнорируется. Для примера возьмем Сталина — очень яркий пример того, как работает белая логика: есть система, и реальность должна быть ей подчинена, а не наоборот.

Как вам кажется, что ближе именно вам?

Логика и этика дополняют друг друга. Черному логику нужен белый этик, а черному этику — белый логик. Возьмем для примера какую-нибудь выдуманную черноэтическую женщину. Какая она? Яркая, эмоциональная, подверженная частым сменам настроения. А теперь прибавляем к ней хладнокровного белологического мужчину. Что получается? Лед и пламень, как говорится. То, что нужно.

Бродский — черный логик

Доброй белоэтической женщине нужен прагматичный чернологический мужчина, чтобы бедняжка выжила вообще в этом часто недобром мире. Но это если говорить о дуальности, о принципе двух половинок, принципе дополняемости одного другим. Этот принцип работает не только в случае с людьми, а еще вот как. Например, у вас была продолжительная истерика. Истерика — это черная этика, это яркие мощные эмоции. Что вам нужно, чтобы восстановить баланс? Верно, немного белой логики — выдержки, спокойствия, нужно разложить эти свои эмоции по полочкам. А если вы, скажем, заработались (ну вот как герой Духлесса), то есть если вы весь такой погруженный в суровую реальность, чего вы захотите? Вы захотите ощутить душевное тепло, вам станет необходимо почувствовать себя любимым. Или любимой.

Иван Ургант — белый этик

Такое тяготение к противоположному полюсу объясняет тот факт, что этики часто выглядят прагматичными, а логики настырно добиваются чужой любви. Вероятно, это происходит, потому что люди боятся не получить то, в чем они не разбираются, но чего им очень не хватает. Логики любят долго, часто зависают на одном и том же объекте, потому что не могут самостоятельно сделать новый выбор и переключиться. А этики часто, например, действуют по какому-то непонятному плану, который вообще в корне неверный, но составить другой, подходящий, этик не в состоянии. Ведь он простой этик, а не какой-нибудь умный логик.

А зачем надо знать, этик ты или логик?

Интересно, что люди, осознавшие свои способности, начинаются пользоваться ими и отходят от старых схем. То есть, если ты этик и понимаешь это, то ты перестаешь все рассчитывать и доверяешься чувству. А если ты логик, то чаще включаешь голову. Самая большая прелесть, самое удивительное чудо происходит тогда, когда человек перестает беспокоиться по поводу того, в чем он некомпетентен и просто доверяется миру. Белый этик просто любит, и тогда он получает необходимую защиту от внешних реалий, белый логик — продумывает планы, анализирует, и получает эмоциональную подпитку, черный логик работает, и рядом всегда будет тот, кто его ждет, а черный этик наслаждается эмоциональной стороной жизни, тогда как за него уже все продумано. На этом все. А в следующей статье разговор будет о сенсорике и интуиции — это тоже довольно занимательная парочка информационных аспектов.

Поделиться ссылкой:

Типы руководителей. Как руководят этики и логики

Руководство тесно связано с принятием решений, так что лидерский потенциал человека в значительной степени зависит от пары предпочтений «логика – этика», определяющей его стиль принятия решений.

Давайте начнём с логиков. Они составляют лишь половину всего населения, однако подавляющее большинство руководителей во всем мире – логики, причём чем выше вы подниметесь по иерархической лестнице, тем больше логиков будете обнаруживать. Примерно за двадцать лет у нас накопилось множество сведений по различным культурам, и они показывают: логики составляют 86% менеджеров среднего звена, примерно 93% старших менеджеров и 95% директоров и управляющих.

Как такое возможно? Для этого факта можно найти два вероятных объяснения. Во-первых, в деловой среде уже давно преобладают мужчины, а две трети мужчин – логики. Во-вторых, у людей, будь они логики или этики, есть естественная склонность – подбирать и воспитывать подчинённых по своему образу и подобию. Это означает, что через какое-то время естественная склонность логиков подыскивать себе на замену других логиков и брать их в своё окружение, вкупе с традиционным преобладанием мужчин на рабочих местах, вполне могло вылиться в такое чрезмерное изобилие руководителей-логиков.

Логикам полезнее всего принимать решения, эмоционально отстраняясь от рассматриваемого вопроса, и приходить к нужному заключению, опираясь на причинно-следственные связи. Логики мыслят аналитически и стремятся к объективности, опираясь на объективность, логику и анализ (то есть на средства, обезличивающие подход к проблемам и ситуациям). Дело не в том, что для логиков утрачивают важность человеческие ценности и сами люди: чаще всего их просто подстёгивает свойственная логическому предпочтению тяга к правоте, компетентности и сохранению объективности. В решениях, принимаемых логиками, могут учитываться и вопросы личного характера, которым, впрочем, не позволяют брать верх при принятии решений.

Логики часто смотрят на жизнь как на совокупность требующих решения проблем. Следовательно, руководители-логики часто ориентируются именно на проблемы. Имея дело с человеком или с группой людей, с задачей или с кризисом, лидер-логик склонён реагировать на это вопросами вроде следующих: «Что здесь неладно?», «Как можно улучшить этот показатель или продукт?», «Что требуется исправить?», а может быть, даже «Кто в первую очередь во всем виноват?» Подобная устремлённость логиков, если она остаётся без внимания в организации, руководимой такими же логиками, рискует породить атмосферу постоянной критики руководителями подчинённых (и наоборот). Деятельность подчинённых при этом сводится лишь к выполнению поставленных задач, а деятельность начальства – к критике работы подчинённых. Некоторые руководители-логики даже считают критику своего рода комплиментом, которого они удостаивают лишь тех, кому считают возможным уделять своё время и внимание и кого считают достойными советов по улучшению работы.

Что касается руководителей-этиков, то они в первую очередь обращаются к человеческому фактору и считают его важнейшим в принятии любого окончательного решения. Принятие решения они предпочитают начинать с обдумывания субъективных соображений, связанных с теми, кого это решение затронет, и с обстоятельствами, в которых находятся эти люди; этики будут стремиться к такому решению, которое окажется самым тесным образом связано с их собственными ценностями. Вместе с тем личностно ориентированная и субъективная природа таких решений вовсе не означает, что лидеры-этики воздерживаются от жёстких и объективных решений. Они учтут и объективные факторы, но лишь после того, как будут оценены и взвешены личностные аспекты проблемы.

Этики на руководящих должностях предпочитают реализовывать свою власть через отношения с людьми, уделяя внимание субъективным человеческим ценностям. Они прекрасно умеют ставить себя на место другого человека. Их склонность к сочувствию приводит к тому, что при принятии решений руководители-этики чрезмерно полагаются на обстоятельства и в первую очередь беспокоятся о том, как их решение отзовётся на человеке или группе людей, и только затем – о следовании прецедентам и правилам, которыми нужно руководствоваться в данном вопросе. Подобная тенденция отражает один из аспектов классического девиза этиков: «Люди – в первую очередь», а результаты подобной стратегии могут пойти группе или организации как на пользу, так и во вред. Например, в результате такого руководства между участниками группы может сложиться атмосфера тесной связи и взаимодействия, которая будет мотивировать и вдохновлять их. Многие из тех, кому довелось работать под началом руководителя-этика, заявляли нам, что преданы такому лидеру как в профессиональном, так и в личном плане. (Секрет того, как достигаются столь близкие личные взаимоотношения, а также сама их необходимость, для руководителей-логиков покрыт мраком.) У медали, впрочем, имеется оборотная сторона: слишком субъективное или недостаточно мотивированное решение может показаться несправедливым тем людям, по которым оно ударило, или когда за ним проглядывает тенденция привести к единому знаменателю все многообразие потребностей членов команды или сотрудников офиса.

Однако внимательность руководителя-этика к людям – это не просто упражнение в благодушии.

Если пользоваться этим средством эффективно, оно может обеспечить руководителю подлинное влияние. Преуспевающие руководители-этики пользуются этой своей способностью, чтобы понять, как живут другие люди, поставить себя на их место и почувствовать их проблемы, а в результате – укрепить личные отношения с ними. Поступая таким образом, они нередко обретают дополнительные средства управления.

В деловом мире едва ли найдётся явление, которое так явственно высвечивает различия между логическим и этическим стилями руководства, как одна крайне неприятная процедура: сокращение штатов. Однажды мы помогли некоему руководителю-логику из крупного оборонного предприятия справиться с этой трудной ситуацией – или во всяком случае сделать её не столь трудной.

 

Справедливое предупреждение

Согласно политике одной компании рабочий день начинается в девять ноль-ноль. В инструкции для служащих сказано, что все они к девяти часам должны сидеть за своими столами и работать, в противном случае их ждёт наказание. Служащий Джон опаздывает однажды на двадцать минут.

– Реакция руководителя-логика:  «Джон, я заметил, что вы сегодня опоздали на двадцать минут. Вам известно, что это – нарушение политики компании, так что я поступлю справедливо, если вынесу вам устное предупреждение о том, что в будущем подобные нарушения не будут оставляться без внимания». Столь объективный подход служит тому, чтобы самым справедливым образом следить за соблюдением правил и время от времени укреплять их действие.

– Реакция руководителя-этика:  «Джон, я заметил, что вы сегодня опоздали на двадцать минут. Может быть, ваше опоздание как-то связано с тем, что вы должны были заботиться о своём ребёнке, о чем мы с вами говорили на прошлой неделе? Я знаю, что его воспитание последнее время стало для вас большой проблемой, но вы нужны нам здесь с девяти часов, так что давайте разработаем план действий, чтобы мы больше не испытывали утреннюю нехватку сотрудников, как это случилось сегодня. Кстати, как поживает ваша дочка?» Столь субъективный подход призван обеспечить справедливость тем, что он принимает во внимание личные потребности всех участников ситуации.

Какой руководитель, по-вашему, справедливее?

 

Завод, на котором предстояло провести массовые увольнения, располагался на юго-западе Соединённых Штатов и к тому моменту обеспечивал округу наибольшим количеством рабочих мест. Общее сокращение штатов приводило к тому, что более десяти процентов всех местных работников оказывалось на улице, что чувствительно ударяло по местному населению. На самом заводе ситуация была не менее тяжёлой: рабочие, трудившиеся здесь уже во втором поколении, казалось, неизбежно должны были потерять работу, а найти сколько-нибудь приличную работу в том регионе было трудно. Более того, в компании вовсю шли междоусобные войны, которые вели между собой старшие менеджеры, каждый из которых стремился уберечь от губительного сокращения свой отдел.

Нас пригласили туда, чтобы в течение двух дней мы включились в этот процесс и помогли генеральному директору завода и шестнадцати его непосредственным подчинённым провести эту процедуру. В числе первых проведённых нами мероприятий было изучение типологического профиля всех участников этой группы, а затем и всех руководителей организации. Когда это было сделано, стало очевидным: этой организацией руководили исключительно логики, которые «воспроизводились» с такой скоростью, что вскоре более девяноста процентов сотрудников компании оказались логиками. Подобная «логическая» культура имела тяжёлые последствия для всех и каждого в компании.

Будучи логиками, менеджеры компании были склонны рассматривать события беспристрастно и объективно, что может быть очень полезно, если речь заходит о сокращении. Это позволяет людям, принимающим решения, быть нелицеприятными и сделать тяжёлый выбор для блага компании. Но одержимые объективностью логики неизменно стремятся все «исправлять» – находить то, что не в порядке, и решать эти вопросы. Однако в этот тяжёлый и беспокойный период им не хватало одного: субъективного подхода, то есть способности разбираться в развитии межличностных отношений.

Мы помогли руководящим сотрудникам разобраться в самих себе (как правило, логики терпеть не могут этого делать), чтобы они могли заметить и оценить слабые места в своём организаторском потенциале. Это позволило им лучше управлять собственной деятельностью и сокращением в целом. Раздоры прекратились, количество стрессов поубавилось, и печальная процедура сокращения штатов получила более человечный характер.

Помимо всего прочего, менеджеры-логики украсили стены плакатами, демонстрирующими вновь обретённый ими дух товарищества, и сделали это в крайней «логической» манере, взяв на вооружение лозунг «Думай о людях!»

Из книги Типы людей и бизнес

Этика работы

— это не генетический кодекс. Сосредоточенный ум — успешный ум. | Бруно (HE) Мирчевски | Логик

Более сильная трудовая этика может быть достигнута упорным трудом и самоотверженностью.

Предупреждаю — вы разочаруетесь.

Вы даже можете в конечном итоге возненавидеть процесс, но я гарантирую, что вам понравятся результаты. Просто не сдавайся и продолжай. Вам понравится то, во что вы превратитесь.

Научитесь балансировать

Источник: www.jeffbullas.com

Вы, наверное, уже знаете, что баланс — это ключ к жизни .То же самое и с вашей трудовой этикой.

Наличие твердой, но здоровой трудовой этики не означает, что вы должны проводить все свое время за работой. Это также включает заботу о себе.

Узнайте, как найти баланс между жизнью и работой. Знайте, когда пора ненадолго остановиться, когда расслабиться, а когда выключить мозг.

Зарядка — важная часть процесса, поэтому обязательно сделайте ее приоритетной.

Сохраняйте разум здоровым , чтобы ваше тело могло следовать.

Развивайте самодисциплину

Самодисциплина — это способность контролировать свои чувства, а также преодолевать свои слабости. Следовательно, логически любое стоящее достижение требует дисциплины, особенно самодисциплины.

Вам нужно дисциплинировать себя, чтобы оставаться сосредоточенным на ваших долгосрочных целях. Вам нужно дисциплинировать себя, чтобы не отвлекаться от краткосрочных удовольствий и удовлетворения.

Для того, чтобы стремиться к совершенству, вам нужно научиться подталкивать себя и быть настойчивым в своем стремлении к успеху.

Используйте время с умом

Источник: www.pexels.com

Один из старейших советов, которые вы услышите в своей жизни, будет: « Никогда не оставляйте на завтра то, что вы можете сделать сегодня» .

Используйте свое время с умом и выполняйте проекты вовремя.

Не принимайте участие в большом количестве проектов, на которые у вас действительно нет шансов выполнить.

Будьте честны с собой и своими способностями.

Если у вас не получается завершить работу вовремя, начните с поручения меньшему количеству проектов и начните с этого.

Слишком много работы только заставит вас почувствовать давление, разочарование и неспособность сосредоточиться.

Сделайте себе одолжение и используйте время, которое у вас есть, как можно более осмотрительно.

Упражнение Пунктуальность

Пунктуальность, как и трудовая этика в целом, многое говорит о человеке.

Быть вовремя — большое дело . Это может звучать не так, но это действительно так.

Уважение к времени других людей заставит их уважать ваше. Это так просто.

Вот почему вам обязательно нужно практиковаться и проявлять пунктуальность. Попытайтесь прийти на прием на 10 минут раньше. Если для вас это сложно, по крайней мере, постарайтесь придерживаться своего расписания.

Если вам нужно быть где-то в определенное время, лучше сделайте это.

И, пожалуйста, не ищите оправданий. У всех нас есть 24 часа в сутки.

Наша система личного управления, которую мы практикуем, отличает нас от других.

Привычки на рабочем месте | Логик (INTP) Личность

Основная тема логиков — их стремление к уединению, потребность в интеллектуальном стимулировании и удовлетворение от того, что последний кусок головоломки встанет на место. Будь то на подчиненных или руководящих должностях, с коллегами или работая в одиночку, эти привилегии и свобода преследовать их, не ограничиваясь социальными обязательствами и отчетами о проделанной работе, относятся ко всем людям с типом личности Логик, которых ищут на своем рабочем месте.

Хотя логики могут насмехаться над этим понятием, на самом деле они лучше всего работают в паре с другим человеком. Их положение определяет, какой тип личности лучше всего соответствует их потребностям, но склонность логиков жить в своих головах и изливать вдохновение и творчество, казалось бы, наугад, требует присутствия исполнителя, чтобы ни один гениальный ход не остался незамеченным.

Подчиненные логики

В подходящих условиях подчиненные-логики проявляют новаторский подход, находчивы и трудолюбивы, легко погружаются в мысли о любых сложных проблемах, которые стоят перед ними, и предлагают неортодоксальные, но эффективные решения.Однако эти качества требуют большой свободы, от чего стереотипные менеджеры не хотят уступать. Трудно количественно оценить эти качества в резюме — некоторые другие характеристики, такие как относительное безразличие к безопасности работы и симпатии, усугубляют проблему — и может потребоваться время, чтобы вырасти, чтобы довериться подчиненным-логикам настолько, чтобы позволить такую ​​свободу действий.

Логики предпочитают работать в одиночку, но в то же время презирают «ворчание». Их ориентация на создание новых и захватывающих идей и игнорирование деталей реализации означает, что логикам нужен кто-то рядом, чтобы поддерживать порядок и фактически воплощать в жизнь свои часто неочищенные идеи.Такое условие нельзя навязывать логикам, но несколько логически сформулированных критических замечаний (конечно, не эмоциональные призывы или бодрые разговоры о работе в команде) и умный менеджмент могут сделать это возможным.

Коллеги-логики

Для логиков коллеги — это не столько группа людей, с которыми они общаются и с которыми они работают, сколько ряд препятствий и отвлекающих факторов, порой приносящих полезные знания. Общение, болтовня, выпивка после работы — все это заставляет логиков работать в одиночестве, а не вставать по утрам.Несмотря на эту дистанцию, люди с типом личности Логика необычайно хороши в развитии проницательных и непредвзятых интерпретаций мотиваций других, хотя иногда они переоценивают это, становясь излишне подозрительным по отношению к чужим целям.

Что им действительно нравится, так это загадки и закономерности, и любой логик будет горд быть гуру, которого ищут в качестве арбитра в обоснованности идеи или за их понимание того, как применить принцип к новым ситуациям. Логики любят обсуждать теории, по крайней мере, с «проверенными» коллегами, и почти всегда доступны в качестве импровизированных консультантов.Это, однако, не относится к эмоциональным загадкам и конфликтам, Ахиллесовой пяте логиков — в этих напряженных ситуациях логики не знают, что им делать.

Менеджеры по логике

Хотя логики не заботятся об управлении другими людьми, это, вероятно, наиболее полезная должность, поскольку она дает возможность направлять концепции и теории, в то время как другие занимаются логистикой. Логики обладают очень терпимым и гибким стилем, характеризующимся открытостью к логическим предложениям и относительной свободой для своих подчиненных.Но за эту свободу приходится платить — менеджеры-логики придерживаются очень высоких стандартов и ожидают, что другие мгновенно поймут их идеи и в равной мере предоставят свои собственные.

Помимо потребности в инновациях, логики лучше, чем любой другой тип, замечают логические несоответствия — их склонность игнорировать чувства других означает, что их критика часто приходит жестко и быстро, поскольку они направляют проекты в соответствии со своими перфекционистскими стандартами. И здесь логики лучше всего работают с партнером, на этот раз с делегатом, который может фильтровать их мысли и направлять свою команду более социально продуктивными способами.Связь также может помочь предотвратить разговоры и попытки эмоционального манипулирования, что является верной ошибкой для любого, кто пытается.

07

А.Н. Логика Приора | Интернет-энциклопедия философии

Артур Норман Прайор (1914-1969) был логиком и философом из Новой Зеландии, внесшим решающий вклад в развитие «нестандартной» логики, особенно модальной разновидности. Его величайшим достижением было изобретение современной темпоральной логики, разработанной в тесной связи с модальной логикой.Однако его логическая работа имела гораздо более широкий размах. Он также был основателем гибридной логики и внес важный вклад в деонтическую логику, модальную логику, теорию квантификации, природу предложений и историю логики. Кроме того, он обсудил вопросы этики, свободы воли и общего богословия. Философские работы Приора насчитывают около 200 наименований. Его ранние статьи посвящены философскому богословию и историческим исследованиям шотландского реформатского богословия. Это привело к публикации его первой влиятельной работы по этике: «Логика и основы этики» (1949).С изобретением временной логики в начале 1950-х годов его внимание переключилось на исследования синтаксиса темпомодальной логики, что привело к его основополагающему исследованию Time and Modality (1957), основанному на его лекциях Джона Локка в Оксфорде в 1956 году. Кроме того, Прайор вместе с ирландским математиком и логиком К.А. Мередит (1904-76) внес важный ранний вклад в семантику возможных миров. Временная логика Прайора обеспечила прочную концептуальную основу для проблем, относящихся к философии времени.В книге «Время и модальность» Приор обсуждал философские последствия знаменитых формул временной логики Рут Баркан, а в 1960-х годах работал над понятием настоящего.

Самая постоянная проблема, возникающая в работах Приора, — это его исследование вопросов, связанных с человеческой свободой и божественным предвидением, а также более общих философских проблем, возникающих из этого классического богословского вопроса. Его тщательный анализ этой проблемы с помощью концептуальных инструментов логики времени получил решающий импульс в его переписке с молодым Саулом Крипке, когда последний предложил Приору семантический инструмент ветвления времени.Разработка Приором двух решений, основанных на времени ветвления для проблемы непредвиденных обстоятельств в будущем, решения Пирсеана и решения Оккама, была наиболее тщательно разработана в Past, Present and Future (1967), наиболее важной работе, опубликованной Prior. Что характерно для методологического подхода Прайора, разработка этих двух решений была одновременно развитием двух новых систем напряженной логики, и наоборот. Одним из значительных вкладов Прайора в логику была его работа над предложениями мира и мгновенными предложениями.В ходе развития этих понятий он также сделал одну из первых формулировок гибридной логики. В Papers on Time and Tense (1968) он представил эту идею более подробно в контексте своих четырех степеней напряженно-логической вовлеченности.

Содержание

  1. Жизнь и работа
  2. Основные направления философской логики Прайора
    1. Логика этики
    2. Синтаксис темпо-модальной логики
    3. Свобода Юма и Божественное предвидение
    4. Временная логика и теории истины
    5. Логика существования
    6. Четыре степени напряженно-логической вовлеченности
  3. Заключение
  4. Ссылки и дополнительная литература

1.Жизнь и работа

Артур Прайор родился в Мастертоне, Новая Зеландия, 4 декабря 1914 года. Он окончил факультет философии в 1937 году и несколько лет проработал в Кентерберийском университете, Крайстчерч, с 1952 года в качестве профессора. В 1959 году он был назначен профессором философии в Манчестерском университете, а в 1965 году он стал читателем в Оксфорде и сотрудником Баллиол-колледжа. Прайор умер 6 октября 1969 года в Тронхейме, Норвегия, во время лекционного тура по Скандинавии.

Мать Артура Прайора умерла через несколько недель после его рождения.Его отец был врачом и медицинским работником во время Первой мировой войны, и Артур воспитывался тетями, бабушкой и дедушкой. Оба его деда были методистскими священниками. Очевидно, что воспитание Приора в христианской семье послужило важным фоном для его более поздних философских и логических работ.

В 1932 году Приор поступил в университет Отаго в Данидине. Он намеревался изучать медицину, но через короткое время вместо этого занялся философией и психологией. В 1934 году он посетил курсы Финдли по этике и логике.Через Финдли Прайор заинтересовался историей логики. Его магистерская диссертация была посвящена этой теме.

Во время своего первого года обучения философии в университете Отаго Приор присоединился к пресвитерианской конфессии. Он посещал курсы в пресвитерианском Нокс-холле с целью вступить в пресвитерианское служение. Это намерение так и не было реализовано, но на долгие годы он был практикующим членом пресвитерианской общины. В частности, он стал очень активным членом Студенческого христианского движения (СКМ).Основное богословское влияние на него оказали Карл Барт, Эмиль Бруннер и в некоторой степени Сорен Кьеркегор (1940). Прайор также был социалистом, и его приверженность социализму особенно заметна в его ранних статьях в журнале SCM « Open Windows ».

Его статья «Можно ли обсуждать религию?» Была опубликована в 1942 году. В это время Приор оказался в кризисе веры. Об этом свидетельствует дневниковая запись от 25 марта 1942 г. (до 2018 г.). Тем не менее, что мотивировало Приора продолжить свои богословские исследования, несмотря на кризис веры, было убеждение, что «сейчас» мы можем оценить: что «полезные знания в свое время вырастут из коллекции [Приора] богословских систем.Похоже, что после кризиса веры Приор вернулся к несколько более классической пресвитерианской позиции. Не далее как в 1958 году он опубликовал статью, которая, кажется, хотя и неявно поддерживает эту веру, Хорошая жизнь и религиозная вера (1958).

В 1943 году Артур Прайор женился на Мэри Уилкинсон. С 1943 года до конца Второй мировой войны он служил в Королевских ВВС Новой Зеландии. Ввиду нацизма и мировой войны Приор отказался от своих прежних пацифистских взглядов.

Прайор начал работать в университетском колледже Кентербери в 1946 году.Когда Карл Поппер уехал, освободилось место. В то время Приор все еще был твердо привержен богословским исследованиям и работал над книгой по истории и философии шотландского (пресвитерианского) богословия. К сожалению, дом приора сгорел в марте 1949 года. После пожара, в результате которого погибли некоторые из его набросков, он отказался от проекта по шотландскому богословию. С тех пор его главный интеллектуальный интерес сместился в сторону философии, этики и логики.

Первая книга

Приора, Логика и основы этики , была опубликована в 1949 году издательством Oxford University Press.В 1950 и 1951 годах Прайор написал рукопись для книги с рабочим названием The Craft of Logic . Эта книга, однако, так и не была опубликована целиком, но в 1976 году П. Гич и А.Дж.П. Кенни отредактировал его части, которые были опубликованы как Доктрина предложений и терминов . В первой главе книги «Утверждения и предложения» Прайор утверждал, что согласно древним, а также средневековым воззрениям суждение может быть истинным в один момент и ложным в другой (Prior 1976a, p.38).

В начале 1953 года Clarendon Press приняла The Craft of Logic к публикации при условии, что Приор внесет ряд довольно существенных изменений. В результате Приор написал совершенно другую книгу, Formal Logic , которая была опубликована в 1955 году.

Короткая статья Бенсона Мейтса «Диодорианская импликация» (1949) позволила Приору еще больше узнать об интересной связи между временем и логикой. До понял, что возможно связать идеи Диодора с современными работами по модальности, разработав исчисление, которое включает временные операторы, аналогичные операторам модальной логики.

Примерно в 1953 году Прайор начал разработку формального исчисления времен. Мэри Прайор описала первое возникновение этой идеи: «Я помню, как он однажды ночью разбудил меня, пришел и сел на мою кровать, и прочитал сноску из статьи Джона Финдли о Time, и сказал, что, по его мнению, можно составить формализованную логику времени». (Хасл, 2003). Это должно было быть где-то в 1953 году. Сноска в (Findlay 1941), которую Приор изучил в ту ночь, была следующей:

И наши соглашения о временах настолько хорошо проработаны, что у нас практически есть в них материал для формального исчисления.Исчисление времен должно было быть включено в современное развитие модальной логики. Он включает в себя такие очевидные предложения, как

x присутствует = (x присутствует) присутствует;
x будущее = (x будущее) настоящее = (x настоящее) будущее;
также такие относительно непонятные суждения, как это
(x). (X прошлое) будущее; т.е. все события прошлого и будущего останутся в прошлом.

Соображения Финдли об отношении между временем и логикой в ​​этой сноске были не очень детально проработаны, но, по-видимому, они дали последний импульс идее Прайора о разработке формального исчисления, которое могло бы детально зафиксировать это отношение.С 1953 года до его смерти в 1969 году развитие напряженной логики было его основным проектом. Своими многочисленными статьями и книгами по вопросам напряженной логики он представил очень обширный и исчерпывающий корпус, который до сих пор составляет основу напряженной логики как дисциплины.

Приор был приглашен прочитать «Лекции Джона Локка» в Оксфорде. В 1956 году Priors отправились с этой целью в Оксфорд. Это дало ему прекрасную возможность представить свои новые открытия относительно времени и модальности. Среди участников были Джон Леммон, Иво Томас и Питер Гич (Kenny 1970, стр.337). Позже лекции были опубликованы в виде книги Время и модальность (1957a). Именно эта работа принесла Приору международную известность. В Оксфорде Прайор также завязал важные и прочные дружеские отношения и профессиональные ассоциации, особенно с Джоном Леммоном, Иво Томасом, П. Гич, Элизабет Анскомб, Кэрью Мередит, Дэвид Мередит и К. Леевски.

Приор твердо верил в ценность формальной логики. С другой стороны, он также подчеркнул, что логика имеет отношение к реальной жизни.Ему нужна была логика, которая в полной мере использовала бы формальные методы, но при этом была бы чувствительной к реальности человеческого опыта.

Prior принял так называемую польскую нотацию Лукасевича, в которой союз представлен как. Он подчеркнул, что это префиксное обозначение «устраняет необходимость использования скобок», так что «нет необходимости включать какие-либо специальные правила, касающиеся заключения в скобки и замены скобок в правила доказательства одной формулы из другой» (1955a, стр. 6). Польские обозначения были довольно распространены при жизни Приора.Помимо теоретической привлекательности, он имел значительное практическое преимущество, заключающееся в том, что, помимо прочего, корректуры можно было писать прямо на пишущей машинке. Тем не менее, нет сомнений в том, что Приор также был вполне убежден в синтаксическом превосходстве польской нотации, за что он боролся на протяжении всей своей карьеры логика.

Приор не только предпочитал использовать польские понятия в своих работах в рамках символической логики, на самом деле он высоко ценил различные части польской логики и переписывался с несколькими польскими логиками.В 1961 г. он даже поехал в Польшу, чтобы прочитать лекцию (см. 1962 г.) и принять участие в «Международном коллоквиуме по методологии науки» 1961 г. в Варшаве. В частности, Приор нашел очень интересной трехзначную логику Лукасевича (1920, 1930) и провел некоторые тщательные исследования этой логики (см. Prior 1952).

Приор очень интересовался историей логики не только как самостоятельным предметом, но он также видел в трудах древних и средневековых логиков значительный вклад в современное развитие логики.С 1952 по 1955 год он опубликовал семь статей по истории логики. Четыре из них касались средневековой логики, а один — логики Диодора. Его интерес к истории логики также очевиден в Formal Logic . Приор особенно интересовался Аристотелем, Диодором и схоластами, но его интерес также распространялся на более поздних логиков, таких как Буль и Пирс, последнего из которых он называл «величайшими из всех символических логиков» (1957b).

После публикации Time and Modality Прайор получил ряд важных и интересных писем от различных логиков.Одним из писавших логиков был Саул Крипке (Ploug and Øhrstrøm, 2012). В двух письмах к Приору в сентябре и октябре 1958 года Крипке выдвинул идею ветвления времени. В последующие годы Приор развил эту идею.

В 1959 году Артур Прайор стал профессором Манчестерского университета. В то время он покинул пресвитерианскую церковь, не присоединившись ни к какой другой деноминации. Одна из его основных причин (сравните с Hasle 2012), скорее всего, — это напряжение, которое видел Приор между идеями предопределения и свободной воли, хотя недавнее открытие дневника Приора из его кризиса веры дает нам и другие причины в дополнение (доступно в Prior 2018 ).Хотя на протяжении всей своей карьеры Приор продолжал ценить свою богословскую библиотеку и изучать проблемы, связанные с теологией (см. Kenny 1970, p. 326), мы находим в его молочных продуктах четкое видение такого обязательства, которое не предполагает наличия приверженность личным убеждениям.

Ранней зимой 1962 года Прайор был приглашенным профессором Чикагского университета. Во время этого пребывания он тщательно изучил логику Чарльза Сандерса Пирса.

С сентября 1965 по январь 1966 Прайор был приглашенным профессором Флинта в Калифорнийском университете.Во время своего пребывания в Калифорнии Прайор установил несколько важных профессиональных ассоциаций, особенно с Даной Скотт, Дональдом Дэвидсоном, Дэвидом Льюисом и Ричардом Монтегю. В этот период был написан проект книги «Прошлое, настоящее и будущее» (1967), которую часто считают самой важной книгой Приора. Судя по всему, лекции Прайора в Калифорнии в значительной степени способствовали расцвету логики там в то время, и особенно, похоже, вызвали большой интерес к напряженной логике в США.

Приоры оставались в Манчестере семь лет.В 1966 году Энтони Кенни порекомендовал Приора поступить в колледж Баллиол. Приору предложили эту должность. Он согласился, и семья переехала в Оксфорд, где Прайор проработал до своей смерти в 1969 году.

В 1960-е годы Прайор внес очень важный вклад в понимание концепции времени. Он продемонстрировал, что темпоральная логика на самом деле может быть очень мощным инструментом в философском анализе — в том числе и в отношении многих вопросов, которые породили его более ранние исследования в области теологии и этики.Он сохранял интерес к теологии и этике на протяжении всей своей жизни, и во время учебы ему удалось возобновить дискуссии о взаимосвязи между предвидением Бога и свободой человечества.

2. Основные направления философской логики Прайора

Работа

Приора по философской логике включает аналитический и современный компонент, а также исторический компонент. Тем не менее, нет резкого различия между аналитическими и историческими проблемами Приора, с одной стороны, и его работой в качестве формального логика, с другой.

Следующие разделы посвящены этим основным направлениям философской логики Прайора: (а) Логика этики; (б) Синтаксис темпо-модальной логики; c) свобода человека и божественное предвидение; d) временная логика и теории истины; (д) Логика существования; и (е) Четыре степени напряженно-логической вовлеченности.

а. Логика этики

Первым крупным вкладом Приора в философию была его работа над логикой этики. Работа завершилась публикацией «Логика и основы этики» (1949), которая довольно быстро принесла ему признание как философа.В книге отражены глубокие познания Прайора в шотландской философии, которые лежат в основе дискуссии об автономии этики. В 1942 году Приор обсуждал эту тему в книге «Вера, неверие и зло» (доступной в Prior 2018), где контекстом является вопрос о том, является ли Бог необходимой основой морали. В «Логика и основы этики» Прайор использует тот же аргумент и утверждает, что нельзя логически утверждать, что какое-либо основание лучше другого в отношении этики.G.E. Мур критиковал вывод «должно» из «есть» (то есть так называемую натуралистическую ошибку). Он согласился с Г. Мур, но Прайор утверждал, что отрицать автономию этики было бы большой ошибкой (1949, с. 107).

Будучи логиком, Приор хотел продемонстрировать, что логику можно использовать как в изучении этики, так и в изучении природы. Приор указал, что логика этики — это не особый вид логики или особая ветвь логики, а ее применение.(1949, стр. Ix) Он утверждал, что категорические обязательства должны лежать на определенных людях в определенные моменты.

Для Приора, как и для многих других, работающих с этикой, понятие долга является довольно простым. В 1950-х годах Г. Определение «долга», данное Муром в Principia Ethica , оказало большое влияние. В этой работе Мур неоднократно заявляет, что наш долг — это действие, которое из всех доступных нам альтернатив будет иметь наилучшие общие последствия. В своей статье «Последствия действий» (2003, стр.65-72), который первоначально был представлен на совместной сессии Mind Association и Аристотелевского общества в Аберистуите в 1956 году, Прайор утверждал, что это определение очень проблематично. Во многих случаях не очень ясно, что следует принимать как следствие того или иного действия или поведения. По этой причине может оказаться очень трудно определить с какой-либо уверенностью, каков наш долг, учитывая определение «долга», данное Муром.

Однако критика Прайор определения Мура идет гораздо глубже, чем анализ идеи последствий.Фактически, Прайор утверждал, что существует логическая невозможность в том, что является такой вещью, как долг в понимании Мура. Предполагая, что детерминизм , а не истинен, Прайор рассматривал «ряд альтернативных действий, которые мы могли бы выполнить в данном случае», и утверждал, что ни одно из этих действий не может иметь «общих последствий», поскольку будущее состояние мира зависит от того, как выбирают другие, а также от того, как этот человек выбирает… ». (2003, с. 65).Это просто означает, что — это , такой совокупности нет. По этой причине Прайор отвергает идею Мура о долге как непоследовательную.

Согласно Приору, единственный выход из этой проблемы, открытый для утилитариста, включает другое определение «долга». Следуя этому альтернативному определению, долг — делать то, что , вероятно, будет иметь наилучшие общие последствия из всех доступных нам действий. Однако с концептуальной точки зрения это решение несколько проблематично.

Критику утилитаристской теории Прайор следует также рассматривать в свете того факта, что он хотел, чтобы этика рассматривалась теоретически иначе, то есть в терминах деонтической логики, включающей операторов, соответствующих обязательству и допустимости.

Термин «деонтическая логика» был предложен Хенриком фон Райтом (1951). В своей работе Formal Logic (1955a) Прайор отстаивал точку зрения фон Райта о том, что с логикой обязательства можно обращаться во многом так же, как с логикой необходимости. Однако он осознавал тот факт, что многие философы будут сопротивляться этому, и настаивал на том, что моральная философия имеет очень мало общего с логическим выводом. В статье «Логика обязательства и обязательство логика» (доступной в предыдущей версии 2018 г.) Прайор утверждал, что, хотя этику нельзя вывести или вывести из логики, этическая аргументация должна соответствовать определенным формальным стандартам, которые имеют значение. учатся ради них самих.

В соответствии с обычным логическим квадратом Аристотеля для силлогизмов, Приор построил следующую диаграмму, объясняющую взаимоотношения между некоторыми основными понятиями деонтического мышления:

В своей деонтической логике Приор использовал оператор для выражения «допустимо, чтобы (совершалось такое-то действие)». Из этого оператора мы можем построить оператор

, что соответствует «обязательно». Деонтическая логика может быть построена путем добавления следующих двух аксиом к пропозициональной логике:

AD1.
AD2.

вместе с правилом

RD1:

Приор продемонстрировал, что в этой аксиоматической системе можно вывести следующее правило:

RD2:

├ ├

(1)
(2)
(3)
(4)
(5)
(6)
(7)
(8)

[предположение]
[AD1]
[от 2 и определение]
[от 3 и логика высказываний]
[от 4 и AD2]
[от 1 и логика высказываний]
[от 6 и RD1]
[от 1 и 7]

RD2 означает, что если выражает логический закон, то это допустимый закон.Прайор выражает это более свободно как «то, что я не могу не делать, мне разрешено делать». Это также равносильно тому, что «то, что я не могу не опустить, мне разрешено опускать» и, следовательно, также кантовскому принципу «что я должен, я могу». Ряд других интересных теорем можно доказать в системе Приора, например:

∧ ⊃ ⊃
(Если выполнение того, что мы должны, обязывает нас делать что-то еще, тогда мы должны сделать это что-то еще.)

~ ⊃ ⊃
(Делать то, что запрещено, обязывает нас делать что угодно.)



Последний пример соответствует одному из парадоксов строгой импликации.

В приложении к своей книге Time and Modality (1957a) Приор обсуждал другой подход к деонтической логике, основанный на идее Алана Росса Андерсона. Согласно этой идее, деонтическая логика может быть установлена ​​из модальной логики путем добавления пропозициональной константы, соответствующей чтению «мир будет хуже», «должно последовать наказание» или что-то в этом роде.Учитывая модальную логику высказываний с оператором возможности, и пропозициональную константу, мы можем определить «допустимое» следующим образом:

~

В соответствии с этим определением следует рассматривать как аббревиатуру

где — оператор необходимости, определенный как ~~. Вкратце, это означает, что это допустимо, если это возможно без «плохого» (). Точно так же запрещено, если это обязательно следует из этого.

Используя эти определения, (AD2) можно сразу вывести в большинстве модальных систем. Prior демонстрирует, что

эквивалентно

~

Поскольку нельзя признать, что все возможные действия допустимы, Алан Росс Андерсон предположил, что. Фактически он предложил аксиому

. ~

, в котором просто говорится, что это условно. Приор показал, что вторая часть аксиомы дедуктивно эквивалентна в большинстве модальных систем AD1, то есть ⊃.Он также продемонстрировал, что в большинстве модальных систем можно вывести принцип Канта

. ⊃

а также принцип

Кроме того, он обсудил вопрос о применимости в различных системах более сложных теорем, таких как

, а также парадоксальный

Приор хотел изучить логический механизм, участвующий в теоретическом выводе обязательства. Он утверждал, что в этом исследовании участвует

человек.

(a) описание реальной ситуации и
(b) соответствующие общие моральные правила.





Приор изложил свое фундаментальное кредо относительно деонтической логики, заявив, что «наши настоящие настоящие обязательства могут быть автоматически выведены из (а) и (б), если полное знание о них когда-либо будет достигнуто» (1949, стр. 42).

Приор хотел представить этическую аргументацию как аксиоматическую систему. Но при этом он понял, что что-то экстра-логичное следует воспринимать как должное. В своем неопубликованном черновике «Логическая критика теории, отождествляющей долг с личным интересом» (доступной в Prior 2018), которую он, по-видимому, написал из лекции по этике в 1947 году, он процитировал К.С. Льюис, в книге The Abolition of Man : «Если ничто не является самоочевидным, ничего нельзя доказать. Точно так же , если ничто не является обязательным само по себе, ничто не является обязательным вообще »(1943, стр. 21; курсив Прайора). Точно так же Приор принял идею экстралогического и аксиоматического основания этики (деонтической логики) и отверг идею сведения этики к чему-то другому.

Очевидно, что долгосрочная цель Приора заключалась в том, чтобы включить логику этики в более широкий контекст времени и модальности.К сожалению, ему так и не удалось достичь этой цели в деталях, но ему, безусловно, удалось установить более широкий контекст времени и модальности, в который должна вписаться логика обязательства.

г. Синтаксис темпо-модальной логики

Приор возродил средневековую попытку сформулировать временную логику естественного языка. В кратком, но наводящем на размышления очерке истории логики с особым взглядом на временную логику Прайор утверждал, что основные принципы средневековой логики в отношении времени и времени можно резюмировать следующим образом:

(i) напряженные различия являются правильным предметом логической рефлексии,
(ii) то, что верно в один момент, во многих случаях ложно в другое время, и наоборот.(1957a, стр. 104)





Прайор заметил, что древние и средневековые логики принимали эти предположения как должное, но в конечном итоге они были отвергнуты (или просто проигнорированы) после Возрождения. Фактически, угасание напряженной логики началось с постепенной утраты интереса к темпоральным структурам, то есть именно пункт (i) был сначала оставлен различными школами логики, и (ii) был отвергнут только впоследствии.

Можно сказать, что

Prior осознал возможность (пере) формулировки логики, основанной на этих старых предположениях.Основными источниками для него были дискуссия Лукасевича о будущих контингентах (1920), которая была вдохновлена ​​Аристотелем De Interpretatione и Диодорианский аргумент Master Argument , который он начал изучать через статью Бенсона Мейтса о Диодоровом значении ( 1949 г.).

Приор считал, что проблемы будущих контингентов могут быть проанализированы и гораздо лучше поняты с использованием временной логики, которая включает в себя оператора — «в единицах времени это будет так».В своей самой ранней попытке (1953) решить эти проблемы он использовал трехзначную логику Лукасевича, в которой третье значение, ½, должно было представлять «неопределенность». Он предположил, что условные утверждения, такие как аристотелевский «Завтра идет морская битва», являются условными утверждениями формы, все неопределенны.

Однако Приор понял, что в этом подходе есть серьезная проблема. Фактически, обычная техника функциональной истинности для этих теорий не работает.Например, если и ~ являются «неопределенными» (½), очень трудно объяснить, как такие утверждения, как союз ~ и дизъюнкция ~, могут выступать чем-то еще, кроме «неопределенного», если рассматривать их в соответствии с трехзначной оценкой Лукасевича. логика (До 1967, с. 135). Поэтому он решил придерживаться логики бивалентного времени.

Ранняя работа Прайора по логике времени также привела к работе Diodoran Modalities (1955c) (позднее написание: «Diodorean»). Фактически, его самое первое собственное исследование временной логики было анализом древнего аргумента в пользу детерминизма, главного аргумента Диодора (1955b).Этот аргумент был построен Диодором Кроносом (ок. 340–280 до н. Э.), Философом мегарианской школы, получившим широкую известность как логик и формулировщик философских парадоксов (Sedley 1977). К сожалению, известны только предпосылки и выводы Основного аргумента. Нам почти ничего не известно о том, как Диодор использовал свои посылки, чтобы прийти к заключению. Однако известно, что главный аргумент был представлен как трилемма. Согласно Эпиктету, Диодор утверждал, что все следующие три утверждения не могут быть верными (Mates 1961, стр.38):

(D1)
(D2)
(D3)

Необходимо каждое истинное суждение о прошлом.
Невозможное предложение не может следовать из (или после) возможного.
Есть предположение, которое возможно, но оно не истинно и не будет истинным.

Диодор использовал эту несовместимость в сочетании с правдоподобием (D1) и (D2), чтобы обосновать, что (D3) ложно. Предполагая (D1) и (D2), он определил возможность и необходимость следующим образом:

(Г)
(D)

Возможное — это то, что либо есть, либо будет правдой.
Необходимо то, что, будучи истинным, не будет ложным.

Реконструкция главного аргумента, безусловно, представляет собой настоящую проблему в истории логики. Однако следует отметить, что этот аргумент изучается не по историческим причинам. Прежде всего, главный аргумент был прочитан как аргумент в пользу детерминизма. Во-вторых, главный аргумент можно рассматривать как попытку прояснить концептуальные отношения между временем и модальностью.

Реконструкция Основного аргумента Прайор (1967, стр. 32 и далее) основана на предположении, что рассматриваемые утверждения на самом деле являются пропозициональными функциями, истинностные значения которых могут время от времени изменяться. Приор использует в реконструкции свои временные операторы:

С этими предположениями можно переформулировать проблему реконструкции. Используя символы, (D1-3) можно сформулировать следующим образом:

(D1 ’)
(D2’)
(D3 ’)

, где — строгое следствие, определенное как

. ⊃

Однако

Prior не может восстановить аргумент только с помощью (D1), (D2) и (D3).Вдобавок к ним ему понадобятся два дополнительных помещения. Он должен принять тезисы

(Д4)
(Д5)

Доказательство Приора, что три посылки Диодора (D1 ’, D2’, D3 ’) несовместимы с данными (D4) и (D5), можно резюмировать как доказательство reductio ad absurdum следующим образом.

(1)
(2)
(3)
(4)
(5)
(6)
(7)
(8)

[из D3 ’]
[из 1]
[из D5]
[из D2, 2 и 3]
[из 1]
[из 5 и D4]
[из 6 и D1]
[из 7; противоречит 4]


О.Беккер (1960) показал, что дополнительные посылки (D4) и (D5) можно найти в трудах Аристотеля, и он утверждает, что кажется разумным предположить, что дополнительные посылки были общепринятыми в древности.

В 1950-е и 1960-е годы Приор развил свое исчисление времен до довольно сложного формализма. В 1958 году он вступил в переписку с Чарльзом Хамблином из Технологического университета Нового Южного Уэльса, Австралия. Их переписка привела к важным результатам, особенно в отношении импликативных отношений между напряженными предложениями.Прайор и Хэмблин обсудили два центральных вопроса в логике времен: количество неэквивалентных времен и импликативная структура операторов времени. В 1958 году Хамблин предложил набор аксиом с монадическими операторами и в виде монадических операторов, соответствующих «простой интерпретации в терминах двусторонней бесконечной непрерывной шкалы времени». Аксиомы Хэмблина:

Ax1:
Ax2:
Ax3:
Ax4:
Ax5:

Хэмблин также предположил три правила вывода:

Когда эти аксиомы и правила добавляются к обычному исчислению высказываний, можно доказать ряд интересных теорем.Фактически, Хэмблин смог доказать, что «существует всего 30 различных времен», которые могут быть образованы с использованием только отрицания и отрицания.

В 1965 году Хэмблин и Прайор пришли к следующей импликативной структуре для операторов времени, которая, по словам Хэмблина, «немного похожа на птичье гнездо» (Øhrstrøm and Hasle, p. 178):

Этот результат относительно так называемой линейной временной логики заключался в том, что Приор опубликовал свою основную работу Прошлое, настоящее и будущее (1967), в которой он также показал, что можно установить несколько других интересных систем временной логики.

с. Свобода Юма и Божественное предвидение

Приора очень интересовали логические отношения между двумя учениями о человеческой свободе и божественном предвидении. Его озабоченность свободой воли была мотивирована его борьбой с теологическим детерминизмом, который в первую очередь привлек его к пресвитерианской церкви.

Приор изменил свое мнение относительно детерминизма примерно в 1950 году. В это время он превратился в приверженца индетерминизма и, по сути, свободной воли.По его собственным словам: «Будущее — это в некоторой степени, даже если это лишь в очень небольшой степени, то, что мы можем сделать для себя». («Немного свободного размышления о времени», до 2018 г.)

Логические исследования Приора все больше уводили его от того, что он считал неотъемлемой частью христианской веры. Его основной публикацией по логическим проблемам, связанным с доктринами человеческой свободы и божественного предвидения, была статья Formalities of Omniscience в 1962 году (перепечатанная в Prior 2003, стр.39-58). В этой статье он обсудил теологический детерминизм с точки зрения темпоральной логики и, как указал Хаскер (1989), начал современную дискуссию о божественном предвидении и человеческой свободе. В статье исследуется идея всеведения, особенно в форме утверждения «Бог всеведущ», и некоторые предполагаемые последствия этого, такие как:

«Так было, всегда было и всегда будет так, что для всех, если тогда Бог это знает», и:
«Для всех, если (это так), Бог всегда знал, что это будет быть в том случае, если ».

Приор обсуждает различные интерпретации таких утверждений, особенно в отношении Св. Фомы Аквинского. Он возражает против точки зрения Томаса о том, что познание Бога находится вне времени, но в остальном он соглашается с большей частью того, что Томас сказал о логических рассуждениях. Согласно интерпретации Прайора философии Томаса, Томас даже согласился бы с отрицанием «диодорианского» предположения (D5).

На основе своих исследований средневековой логики Приор развил аргумент относительно случайного будущего и божественного предвидения.В этом аргументе необходим новый оператор:

: «Бог его знает»

В «Формальности всеведения» (2003, стр. 39-58), а также в других работах Прайор представил несколько версий аргументации. Самую интересную версию можно перефразировать, используя следующие 5 принципов:

(P1)
(P2)
(P3)
(P4)
(P5)

(Божественное предвидение)
(Непогрешимость знания Бога)
(Непоколебимость прошлого)
(Основное предположение о модальности)
(Принцип исключенного среднего)


Здесь и представляют произвольные правильно оформленные утверждения в рамках логики.Если означает какое-то атомарное утверждение, то это утверждение о случайном будущем.

Принцип

(P1) гласит, что если что-то должно произойти, Бог уже какое-то время знает, что это произойдет. Согласно (P2), если это были единицы времени назад, о которых Бог знал, что будут единицы времени позже, то из этого обязательно следует, что так обстоит дело сейчас. Принцип (P3) означает, что если был случай единиц времени назад, то необходимо, чтобы это было единиц времени назад.(P4) — базовое допущение в модальной логике, а (P5) — об определенности будущих состояний, которые либо будут иметь место в единицах времени, либо ~ будет иметь место в единицах времени.

Аргумент проходит в два этапа: сначала от божественного предвидения к необходимости будущего, и от этого аргумента к выводу о том, что реальной человеческой свободы выбора быть не может. Формально аргумент таков:

(1)
(2)
(3)
(4)
(5)

[предположение]
[из 1 и P1]
[из 2 и P3]
[из P2]
[из 3, 4, P4]







Таким образом доказано, что

(6)

и, аналогично, можно доказать

(7)

Вторая часть основного доказательства проводится следующим образом:

(8)
(9)

[из P5]
[из 6, 7, 8]





Здесь (9) задумано как отрицание догмы человеческой свободы.Следовательно, если кто-то хочет спасти эту догму (и избежать фатализма), по крайней мере, один из вышеперечисленных принципов (P1-5) должен быть отвергнут. Приора понял, что это можно получить несколькими способами. Однако он утверждал, что два из них особенно важны, а именно отрицание (P3) и (P5). Решение, основанное на отрицании (P3), называется решением Оккамизма. Согласно этой точке зрения, не все предложения, сформулированные в прошедшем времени, следует рассматривать как утверждения о прошлом, и (P3) следует принимать только в том случае, если это утверждение о собственном прошлом.Это исключило бы использование (P3) для вывода (3) из (2), поскольку это не утверждение о собственном прошлом.

Собственная позиция

Приора заключалась в том, что (P3) фактически следует принять, а (P5) следует отклонить. Его взгляд на будущие контингенты состоял в том, что их истинная ценность не может быть известна сейчас, даже Богом, то есть нет никаких истинных утверждений о будущих контингентах. С этой точки зрения утверждение «Завтра будет морское сражение» не может быть верным сегодня, как и утверждение «Завтра морского сражения не будет».Прайор утверждал, что оба эти утверждения на самом деле ложны сегодня, и предлагал следующее условие истины в отношении будущих утверждений:

ничто не может считаться действительно «происходящим» (футурум), пока оно не будет настолько «присутствовать в своих причинах», что его невозможно остановить; до тех пор, пока это не произойдет, ни «не будет так, что р», ни «не будет так, что р», строго говоря, верны. (2003, с. 52)

Приор считал, что утверждение может быть истинным только в том случае, если оно «присутствует в своих причинах».То же самое можно сказать и о ~. По его мнению, суждения о случайном будущем ложны или плохо сформированы. Следовательно, утверждение ~ ложно согласно этой точке зрения, если является утверждением о случайном будущем.

Приор считал, что святой Фома Аквинский также придерживался этих идей. Приор указал, что эта позиция относительно случайного будущего также весьма существенна в философии Пирса. Фактически, Приор назвал способ ответа на проблемы аргументами, подобными представленному выше, решением Пирсана.Эта точка зрения означает, что он должен был отклонить ⊃ как тезис. Если верно сейчас, но не то, что должно было быть истинным (по необходимости), то решение Пирсеана подразумевает, что для некоторых это были ложные единицы времени назад.

г. Временная логика и теории истины

По словам Питера Гича, Приор считал свое собственное исследование логики конструкций обычного языка продолжением средневековой традиции (Geach 1970, p. 188). Поступая так, Прайор искал объяснение истинности предложений в модальной логике, которое больше соответствовало интенсиональной логике.Это привело его к важным вкладам в логику модальности. Он дал самую первую формулировку ответа, который сейчас обычно дается, то есть ответа с точки зрения доступности между возможными мирами. Фактически, уже в 1951 году он предложил работать с модальной логикой, используя «описания состояний» (см. Copeland 1996, p. 11). Несколькими годами позже он показал, как можно изучать временную логику, используя моменты в качестве описаний состояний, которые упорядочиваются отношением «раньше — позже». Вместе с Кэрью Мередит эти идеи получили дальнейшее развитие и тем самым привели к значительному открытию возможной мировой семантики (см. Copeland 1996, p.8 сл.). В 1956 году Прайор и Мередит написали краткую совместную статью под названием Интерпретации различных модальных логик в «Исчислении свойств» (1956). Эта статья, которая была распространена в форме мимеографа, содержала основные элементы семантики возможных миров для модальной логики высказываний. Кажется, что Джек Коупленд (2002) прав, считая, что в этой статье бинарное отношение впервые появилось как интерпретация отношения, подобная доступности, в явно модальном контексте.Авторы не предлагают никакого философского объяснения отношения или связанного объекта. Тем не менее, не может быть никаких сомнений в том, что они имели в виду связь между возможными мирами. Как указал Джек Коупленд, Мередит в письме Приору от 10 октября 1956 г. фактически использует термин «возможный мир», а Мередит и Прайор в Computations and Speculations (Bodleian Library, box 8, p. 119) использовали тот же срок. Позже Приор писал:

Помню К.А.Мередит в 1956 году заметил, что он думал, что единственными подлинными индивидами являются «миры», то есть суждения, выражающие совокупные состояния мира, как в открытии трактата Витгенштейна («Мир — это все, что имеет место»). [2003, с. 219]

Используя идею времени ветвления, предложенную Солом Крипке в 1958 году, Прайор показал, что важные различия между некоторыми системами можно проиллюстрировать графически (Ploug and Øhrstrøm 2012). Фактически, Приор обсуждал три разные модели времени ветвления.Основное различие между этими моделями связано со статусом будущего. Модели делятся на небольшое количество групп, где основные идеи могут быть продемонстрированы очень интуитивно: рассмотрим еще раз старый аристотелевский пример о возможном завтрашнем морском сражении. Давайте рассмотрим три способа (a, b и c ниже) определения истины для таких утверждений, как:

(a) Первый ответ состоит в том, что две возможности, морской бой и отсутствие морского боя, являются частью будущего, и что ни одна из них не имеет более высокого статуса по сравнению с другой.Этот ответ можно представить графически следующим образом:

Стрелки на концах двух будущих веток указывают на то, что утверждения «Будет морское сражение (завтра)» и «Морского сражения (завтра) не будет», оба верны в этом картина разветвления времени. То есть, если мы позволим обозначать «Идет морское сражение» и стоять за «Завтра будет морское сражение», то

~

верно. Соответствующая временно-логическая система называется K b в честь Саула Крипке.

(b) Приор назвал модель Оккама в честь Уильяма Оккама (ок. 1285–1349), который в своей логике настаивал на том, что Бог знает истинную ценность каждого будущего условного утверждения. Согласно этой модели, истинным является только одно возможное будущее, хотя мы, люди, не знаем, какое именно из них. Предположим, что завтра на море действительно не будет. В этом случае будущее должно быть представлено графически следующим образом, где линия, не оканчивающаяся стрелкой, указывает на то, что было бы неверно утверждать, что соответствующее положение дел будет иметь место завтра:

Итак, ~~ является истинным описанием этой ситуации, даже если мы не можем знать этого в настоящий момент (и так далее, если мы определяем, как указано выше).

(c) Приор назвал модель Пирса в честь Чарльза Сандерса Пирса (1839-1914). Согласно этой модели, которую сам Приор принял как покрывающую его собственную точку зрения, нет смысла говорить об истинном будущем как об одном из возможных вариантов будущего. Будущего пока нет, только несколько возможностей. Следовательно, будущее или, скорее, «гипотетическое будущее» следует представить графически следующим образом:

На этой картинке ни одно, ни ~ не соответствует действительности. Однако, если какое-то утверждение справедливо для завтрашнего дня во всех возможных вариантах будущего, т. Е. Если истина завтрашнего дня считается необходимой, тогда оно истинно.

Для более точного описания семантики этих темпомодальных систем Приору (1967, с. 126 и далее) требуется понятие временных «маршрутов» или «временных ветвей», то есть максимально упорядоченных (т.е. есть, линейные) подмножества в. В этой статье используется термин «летопись». Назовите совокупность всех таких хроник.

В структуре может быть определен оператор оценки Оккамизма. Учитывая значение истинности для любой пропозициональной константы в любой момент в, может быть определено рекурсивно для любого момента в любой хронике:

(а)
(б)
(в)
(г)
(д)

можно прочитать как «верно в летописи».Формула называется допустимой по Оккаму тогда и только тогда, когда для любого в любой временной структуре ветвления,.

Можно усомниться в том, что система Оккама Прайора действительно адекватно отражает напряженные логические идеи, пропагандируемые Уильямом Оккамом. Согласно Оккаму, Бог знает случайное будущее, поэтому кажется, что он согласился бы с идеей абсолютной истины, в том числе и в отношении утверждения о случайном будущем — и не только то, что Приор назвал «prima-facie назначениями» (1967, p. .126) нравится. Иными словами, такое предложение может быть выполнено «по указу», просто построив конкретную структуру, которая ему удовлетворяет. Но Оккам согласился бы, что это могло быть правдой, не будучи привязанным к какой-либо хронике.

Теперь обратимся к системе Пирса. В этой системе оператор истинности отличается от оператора Оккамизма, когда дело доходит до оценки предложений в форме. В этом случае оператор истины Пирсана может быть определен следующим образом:

Приор утверждал, что эта идея включена в философию Пирса.Проанализировав образ мышления Пирса и перенеся его в современную логику времени, Прайор (1967, стр. 132) обнаружил, что в системе Пирсена для любого предложения должна выполняться следующая формула:

~~

, тогда как его аналог «исключенного среднего»

~

вообще не держит. Это связано с тем, что оба утверждения и ~ могут быть ложными, если они представляют собой пару утверждений о случайном будущем. Оказывается, в системе Пирсена и эквивалентны.Также очевидно, что в этом, вообще говоря, не выполняется.

Обсуждение системы Оккамизма в сравнении с системой Пирсана было решающим для Прайора в его попытках разобраться с философскими аргументами в пользу детерминизма. Однако его тщательный анализ этих систем был не единственным его вкладом в дальнейшее развитие логики напряжений. Фактически, он изучил ряд временн-логических систем, соответствующих различным понятиям времени (например, плотное время, круговое время, дискретное время).Он рассказал о многих своих открытиях в статье Recent Advances in Tense Logic , которая была опубликована вскоре после его смерти в 1969 году.

e. Логика существования

Приору очень интересовали вопросы о времени и существовании. В частности, он обсуждал идеи реальности и количественной оценки в свете своей временной логики. Он считал вопросы, касающиеся отношения между логикой и существованием, «самой беспорядочной и самой темной частью логики времени» (1967, с.172), и ему было важно найти решения, твердо основанные на логике времени.

Среди прочего, Приор известен тем, что представил и отстаивал идею презентизма, то есть позицию, согласно которой реально только настоящее. В статье «Понятие настоящего », которую он прочитал при открытии «Международное общество изучения времени » в 1969 году, Прайор предложил следующее определение презентизма:

Они [настоящее и реальное] представляют собой одно и то же понятие, а настоящее — просто реальное, рассматриваемое в отношении двух конкретных видов нереальности, а именно прошлого и будущего.(1970, стр. 245)

Газета была опубликована после его смерти на основе его заметок, и с тех пор она стала хорошо принятой статьей среди некоторых подарков. Но, как указывает Оклендер, хотя такие философы, как Уильям Лейн Крейг, Джон Бигелоу и Роберт Ладлоу, «признают свой долг перед Прайором, [они] по той или иной причине находят его конкретное объяснение презентизма недостаточным» (2002, с. 76-77). Таким образом, определение Приора подвергалось большой критике за его довольно радикальные последствия для времени и существования.Квентин Смит, который сам является представителем, считает это «логически противоречивым»:

Если реальное соотносится с двумя конкретными видами нереального, то нереальное реально, поскольку только что-то реальное может относиться к чему-то. Нереальность может стоять во взаимосвязи не больше, чем она может обладать монадическими свойствами. (2002, стр.123)

Однако, как показано в (Jakobsen 2011), из заметок Приора видно, что ему было трудно сформулировать свое определение удовлетворительным образом.Важно подчеркнуть, что Приор не утверждал, что настоящее каким-то образом связано с нереальным будущим и нереальным прошлым. Скорее, мы понимаем, что такое настоящее, поскольку мы противопоставляем его в нашем сознании как реальное некоторым нынешним представлениям о том, что не реально, а именно представлениям о прошлом и будущем.

Идеи презентизма Прайора вызывают важные вопросы, касающиеся времени и количественной оценки. Ключевая проблема, по-видимому, заключается в следующем: как мы можем количественно оценить будущие и прошлые объекты, если существует только настоящее? Прайор рассмотрел следующий пример (1957a, стр.26):

(а)
(б)

Это будет тот случай, когда кто-то летит на Луну.
Есть кто-то, кто полетит на Луну.

Здесь Приор понимает (б) как: «В настоящее время существует кто-то, кто собирается полететь на Луну». Если означает оператор будущего, структура (a) — : (то есть количественная оценка «в рамках модальности»), тогда как формальная структура (b) — : . Связь между утверждениями типа (a) и (b) изучалась Рут Баркан Маркус с 1946 года в попытке объединить модальную логику с теорией квантификации.В частности, Рут Баркан Маркус (1946) изучала системы, в которых справедлива следующая формула:

Эта формула теперь известна как формула Баркана и может применяться ко всем типам модальных операторов. Прайор утверждал, что формула Баркана в целом неприменима для будущего оператора. Он хотел четкое логическое различие между количественной оценкой «в рамках модальности» и количественной оценкой за пределами модальности.

Однако Приор понял, что по формальным причинам довольно сложно сохранить количественную оценку в рамках модальности.С помощью всего лишь нескольких, казалось бы, довольно простых аксиом временной логики и собственной общей теории квантификации Прайора формула Баркана для оператора будущего становится доказуемой (Jakobsen et al. 2011). Как продемонстрировали Филип Хагли и Чарльз Сэйворд (1996, с. 240), Прайор утверждал, что существуют неизвлекаемые, не-замещающие, не-объектные и нереферентные виды количественной оценки. Они предположили, что, следуя идеям Прайора, количественная оценка может быть представлена ​​как «метод построения общих предложений, применимых практически к любому типу или категории терминов» (1996, стр.265). Приор отклонил точку зрения, предложенную Нико Коккиареллой, согласно которой допустимо количественное определение отдельных переменных имен, даже если эти имена теперь были пустыми. Приор отверг эту точку зрения в первую очередь по метафизическим причинам. Ему казалось, что такой вид представит своего рода комнату ожидания, откуда будущие существа ждут, когда их вызовут на сцену (1957a, с. 158). Согласно Прайор, количественная оценка возможных или будущих существований не может проводиться по отдельным переменным имени, поскольку о них нет никаких фактов до того, как они существуют, и, если о них нет фактов, это означает, что они не существуют.С другой стороны, он обнаружил, что количественная оценка вполне приемлема по сравнению с существительными нарицательными. Фактически, как обсуждалось в (Jakobsen and others 2011), он разработал так называемое ε-исчисление, чтобы иметь дело с логикой объектов прошлого и будущего.

Основная проблема при работе с несуществующими объектами связана с проблемой устойчивости. Дело в том, что, поскольку сегодня появились новые вещи, есть некоторые заявления, которые можно сделать сегодня, но которые нельзя было сделать вчера.Вероятно, это было основной мотивацией Прайора в его предложении в 1957 году о модальной системе, в которой предполагается, что в определенных возможных мирах некоторые предложения просто не могут возникнуть. Примером могут быть предложения, непосредственно касающиеся индивидов, которых нет в этих мирах, поскольку, согласно Приору, никакие факты не могут быть заявлены об индивиде, за исключением случаев, когда они существуют.

В 1959 году Приор описал основную идею системы с намеком на Витгенштейна следующим образом:

Ничто не может быть вернее того, о чем мы не можем говорить, об этом мы должны молчать, хотя из этого не следует, что о чем мы не могли говорить вчера, об этом мы должны молчать сегодня.

В переводе на временные логические термины система представляет собой интересный пример логической системы, которая, помимо прочего, предназначена для решения проблем, связанных с непостоянными или случайными сущностями.

Интересно изучить проблему статичности и ее значение для философии времени. Однако оказывается очень сложной задачей установить напряженный логический формализм, в рамках которого мы можем удовлетворительно справляться с временными аспектами статабильности (см., Например, Wegener & Øhrstrøm 1997).Однако основная идея очевидна, когда мы имеем дело с идентифицируемыми людьми. Сам факт возникновения индивидов делает для нас невозможным сформулировать важные утверждения о таких людях удовлетворительным образом до того, как они действительно будут созданы. Как отмечал Приор, утверждение «Юлий Цезарь не существовал в 200 г. до н. Э.» Имеет смысл, но здесь важно, чтобы главный глагол находился в прошедшем, а не в настоящем времени (2003, стр.92). В 200 г. до н. Э. Утверждение вроде «Юлия Цезаря не существует» не имело бы никакого смысла. Тогда это было просто невозможно.

Можно возразить, что многие утверждения будущего времени не о частностях, а о типах. Однако это наблюдение, конечно, не решает проблему устойчивости. Утверждение Прайора о нестатабильности касается не только отсутствия субъектов предикации. Это также вопрос о других частях словарного запаса. Дело в том, что могут возникнуть новые понятия, то есть новые предикаты.Это означает, что язык спецификации может развиваться очень радикально.

Размышляя о временных аспектах статабильности, Приор (2003, стр. 91) утверждал, что течение времени не только означает, что все больше и больше возможностей теряются. Это также открывает для нас новые возможности по мере появления на свет новых людей.

Кроме того, следует отметить, что Приора интересовали вопросы, касающиеся идентичности вещей во времени. Как может одна вещь в одно время быть такой же, как другая в другое время? Как вещь может сохранять свою индивидуальность с течением времени? Как мы можем быть уверены, что отдельные вещи никогда не разделятся на две (или более) идентичные отдельные вещи? Приор довольно занимательно обсуждал эти проблемы в своей «Басне о четырех проповедниках» (доступной в Prior 2018).Кроме того, он проанализировал проблемы формально, показав, что мы легко можем столкнуться с серьезными проблемами, если предположим, что одна вещь может стать двумя вещами (2003, с. 96 и далее).

ф. Четыре степени напряженно-логической вовлеченности

Именно Питер Гич где-то в начале 1960-х сообщил Приору о важности и актуальности разграничения МакТаггартом так называемых концепций времени A-серий и B-серий (1967, p. Vi). С тех пор понятия и аргументы в работе МакТаггарта Нереальность времени (1908) стали необходимыми составляющими всех основных трактовок философских проблем, связанных с темпоральной логикой.

Концепция серии A

МакТаггарта основана на представлениях о прошлом, настоящем и будущем, в отличие от «гобеленового» взгляда на время, воплощенного в концепции времени в серии B. Позднее Прайор формально развил различие Мак-Таггарта и показал, что мы можем обсуждать время, используя либо временную логику, соответствующую концепции A-серии, либо исчисление более раннего и позднего времени, соответствующее концепции B-серии. Интерес Прайора к наблюдениям МакТаггарта впервые пробудился, когда он понял, что МакТаггарт выдвинул аргумент о том, что серия B предполагает серию A, а не наоборот (1967, стр.2). Прайора особенно беспокоил аргумент Мактаггарта против реальности времен. Исследования Прайора вновь принесли этому аргументу известность. Как следствие, это было очень важно в философских дебатах о различных видах темпоральной логики и их взаимоотношениях.

Приор отверг заключение МакТаггарта; и он считал, что темпоральный мир на самом деле следует описывать в терминах времен (то есть А-серии Мактаггарта). По его мнению, альтернативное описание темпоральности в терминах «раньше-позже» (то есть B-серия МакТаггарта) было вторичным.Прайор явно считал эту напряженно-логическую точку зрения фундаментальной, когда дело касалось исследования времени. С другой стороны, он обнаружил, что отношения между серией A и серией B имеют решающее значение, когда дело доходит до более глубокого понимания логики и времени. В своих исследованиях отношений между серией А и серией В Прайор ввел четыре степени «напряженной логической вовлеченности». (См. Prior 2003, стр. 119 и сл.)

Первая ступень полностью определяет времена в терминах объективных моментов и отношения «раньше-позже».Например, такое предложение, как «Будет так», определяется как сокращение для «Существует некоторый момент, который позже, чем сейчас, и является истинным в», и то же самое для прошедшего времени; эти определения

(DF)
(DP)

Времена, таким образом, можно рассматривать как простые металингвистические сокращения, так что это самая низкая степень напряженной логической вовлеченности. Времена рассматриваются просто как удобный способ резюмировать свойства отношений до и после, которые составляют B-теорию.Времена не имеют независимого эпистемологического статуса. Основная идея — определение истины относительно временных моментов:

(Т1)
(Т2)

Кроме того, могут быть определенные свойства отношения до-после, например, транзитивность:

(B1)

Таким образом, моменты приобретают независимый онтологический статус. Как мы видели, Приор отверг идею временных мгновений как нечто примитивное и объективное.

Во второй степени напряженной логической вовлеченности времена не сводятся к понятиям серии B. Скорее, они рассматриваются наравне с отношением «раньше — позже». В частности, простое предложение трактуется как синтаксически полноценное предложение наравне с такими предложениями, как («это правда в момент времени»). Смысл второй степени состоит в том, что простое предложение без явной временной ссылки не должно рассматриваться как неполное предложение. Одним из следствий этого является то, что выражение, такое как ’, также имеет правильный формат и имеет тот же тип, что и и.Прайор показал, как такая система приводит к ряду тезисов, которые связывают временную логику с исчислением «раньше — позже» и наоборот. Следующее ключевое правило вывода проясняет эту связь во втором классе:

(РТ)

Если ├, то ├ для любого и любого истинностного оператора.



Он также высказал следующие основные предположения относительно оператора истины:

(TX1)
(TX2)
(TX3)

Согласно второй степени напряженной логической вовлеченности, A-концепции и B-концепции рассматриваются как находящиеся на одном концептуальном уровне.Ни один набор концепций не обусловлен другим.

Это может быть немного озадачивающим, и его можно рассматривать как находящееся на одном и том же логическом уровне, если ожидать, что первый принадлежит логическому языку (или объектному языку), а второй — семантике (или метаязыку). По мнению Приора, в этом нет ничего удивительного. В статье о некоторых проблемах самоотнесения он заявил:

Другими словами, язык может содержать свою собственную семантику, то есть свою собственную теорию значения, при условии, что эта семантика содержит закон, который для любого предложения означает, что это истинно.(1976b, стр. 141)

Это становится еще яснее в третьем классе, согласно которому моменты рассматриваются как особый тип предложения. Эти мгновенные суждения однозначно описывают мир и по этой причине также называются суждениями мирового состояния. Как и в случае с Prior, пусть будет мгновенное предложение вместо. Фактически, Прайор предположил, что такие предложения — это , что следует понимать под «моментами»:

Предложение мирового состояния в логическом смысле времени — это просто показатель момента; действительно, я хотел бы сказать, что это мгновение в том единственном смысле, в котором «мгновения» не являются в высшей степени фиктивными сущностями.(1967, с. 188-9)

Тем самым исчезает традиционное различие между описанием содержания и указанием времени события. Из свойств логического языка, олицетворяющего третью степень напряженной логической вовлеченности, Прайор также показал, что это может быть определено в терминах примитивного оператора необходимости. Тогда временная логика, да и вся темпоральная логика могут быть разработаны на основе чисто «модальных представлений» о прошлом, настоящем, будущем и необходимости.

Идея трактовки мгновений как своего рода мировоззрений была одной из самых интересных построений Прайора.Этим занимались Патрик Блэкберн (2006), Торбен Браунер (2011) и другие. Они показали, что идеи Прайора могут быть в дальнейшем развиты в очень полезные структуры, которые они назвали гибридной логикой .

Четвертая ступень состоит в напряженном логическом определении оператора необходимости, так что единственными примитивными операторами в теории являются два напряженных логических оператора: и. Сам приор был сторонником этого четвертого класса. Похоже, что причины его стремления свести модальность к временам были в основном метафизическими, поскольку это связано с его отказом от концепции (единого) истинного (но все еще неизвестного) будущего.Если принять четвертую степень напряженно-логической вовлеченности, окажется, что что-то вроде решения Пирса будет естественным, и что мы должны отвергнуть такие решения, как теория Оккамизма.

3. Заключение

Приор имел дело со многими проблемами философской логики, и для него было очень важно рассматривать логику как тесно связанную с реальностью. Он считал, что логика «в первую очередь связана не с языком, а с реальным миром» (Copeland 1996, p. 45). По его словам, времена важны для понимания действительности.«Я верю в реальность различия между прошлым, настоящим и будущим», — утверждал он (Copeland 1996, p. 47). Фактически, он считал, что напряженная логика важна не только в философии, но также в метафизике и физике. Он утверждал, что физик должен понимать, что вопросы логической напряженности должны серьезно приниматься во внимание при развитии релятивистской физики и других разделов естествознания, связанных со временем. Он утверждал, что при этом ученый и логик могут сотрудничать:

Логик должен быть скорее похож на юриста — не в смысле Тулмина, рассуждающего менее строго, чем математик, — но в том смысле, что он должен дать метафизику, возможно, даже физику, ту напряженную логику, которую он хочет, при условии чтобы он был последовательным.Он должен сказать своему клиенту, какими будут последствия данного выбора и какие альтернативы открыты для него; но я сомневаюсь, что он как логик может сделать больше (1967, с. 59).

В последние годы своей жизни Приор очень заинтересовался логическим аспектом понятия «я» и тем, что он назвал «эгоцентрической логикой». Фактически, он готовил книгу Worlds, Times и Selves , которую Кит Файн закончил после смерти Прайора и опубликовал в 1976 году. Значительная формальная часть этой работы состоит в разработке эгоцентрического аналога обычной временной или модальной логики, которая ключевой особенностью является оператор, «который выбирает те предложения, которые соответствуют моментам, мирам или самим себе, в зависимости от обстоятельств» (1977, с.8).

Самым важным достижением Приора было создание им темпоральной логики как области исследования в рамках философской логики. Он инициировал ряд интересных исследований в этой новой области и ясно продемонстрировал, что темпоральную логику можно понять как имеющую фундаментальное отношение к существенным проблемам философии, теологии и науки (см., Например, Hasle et al.2017).

Эта статья является развитием и обновлением Øhrstrøm, P. & Hasle, P.::A.N. Логика Приора ».In Gabbay, D .; Вудс, Дж. (Редакторы): Логика и модальности в двадцатом веке. Справочник по истории логики , Elsevier, Vol. 6, Глава 5, стр. 323-71.

3. Ссылки и дополнительная литература

  • Баркан, Рут К. 1946. «Функциональное исчисление первого порядка, основанное на строгом применении», Journal of Symbolic Logic , 11 , p. 2.
  • Беккер, О. 1960, «Zur Rekonstruktion des Kyrieuon Logos des Diodorus Kronos (mit besonderer Rücksicht auf die Arbeiten von A.N. Prior) », в Derbolav, J .; Николин, Ф. (ред.), Erkenntnis und Verantwortung: Festschrift für Theodor Litt , Düsseldorf.
  • Блэкберн, П. 2006. «Артур Прайор и гибридная логика», Synthese , 150 , стр. 329-72.
  • Braüner, T. 2011. Гибридная логика и ее теория доказательства . Springer.
  • Джек Коупленд (ред.) 1996. Логика и реальность: очерки о наследии предшествующих , Oxford University Press.
  • Коупленд, Джек 2002.«Генезис семантики возможных миров», Journal of Philosophical Logic , 31 , стр. 99–137.
  • Финдли, Дж. 1941. «Время: решение некоторых загадок», Австралазийский журнал психологии и философии , 19 , стр. 216-35.
  • Гич, П. 1970, «Артур Прайор: личное впечатление», Theoria , 3 , стр. 186-8.
  • Hasle, P. 2003. «Жизнь и творчество Артура Н. Прайор: Интервью с Мэри Прайор», в Prior 2003, стр.293-310).
  • Hasle, P. 2012. «Проблема предопределения: как прелюдия к А.Н. Временная логика Прайора », Synthese, 188 , октябрь 2012 г., стр. 331-47.
  • Хасл П., Блэкберн П. и Эрстрём П. (ред.) 2017. Логика и философия времени: темы из Prior , Издательство Ольборгского университета.
  • Хьюгли, Филип и Сэйворд, Чарльз. 1996. Интенциональность и правда. Очерк философии А. Prior , Kluwer Academic Publishers, 1996.
  • Jakobsen, D., Øhrstrøm, P. и Schärfe, H. 2011. «A.N. Идеи Прайора о напряженной онтологии »в S. Andrews et al. (Ред.): ICCS 2011 , LNAI 6828, стр. 118–30. Springer-Verlag Berlin Heidelberg.
  • Якобсен, Д. 2011. «А.Н. Представление Приора о настоящем ». В книге Time and Time Perception , LNCS 6789, стр. 36-45. Springer-Verlag Berlin Heidelberg.
  • Кенни, Энтони 1970. «Артур Норманн Прайор (1914–1969)», Труды Британской академии , Vol.56 , стр. 321-49.
  • Lewis C.S.1944, The Abolition of Man , Haper Collins Publ.
  • Лукасевич, январь 1920. «О трехзначной логике», перепечатано в Борковском, Л. (ред.) 1970. Ян Лукасевич: Избранные произведения , Амстердам.
  • Лукасевич, январь 1930 г. «Философские замечания о многозначных системах логики высказываний», перепечатано в Borkowski 1970 (см. Выше).
  • Матес, Бенсон 1949. «Диодорианское значение», Philosophical Review , 58, 1949, стр.234-44.
  • Mates, Benson 1961. Stoic Logic, University of California Press, .
  • McTaggart, J.M.E. 1908. «Нереальность времени», Mind , 17 , стр. 457-74.
  • Мередит, Кэрью и Прайор, Артур 1956. «Интерпретации различных модальных логик в« исчислении свойств »», Университет Кентербери, перепечатано в Copeland, J. (Ed.) 1996, pp. 133-4.
  • Ploug, T. & Øhrstrøm, P. 2012. «Ветвление времени, индетерминизм и временная логика», Synthese , 188 , стр.367-79.
  • Приор, А. 1940. «Создатели современной мысли (1): Кьеркегор», Студенческое движение, , март 1940, стр. 131-32.
  • Приор, А. 1942. «Можно ли обсуждать религию?», Australasian Journal of Psychology and Philosophy , 15 (1937), стр. 141–151, перепечатано в Flew, A., MacIntyre, A. (Eds.) 1955, Новые очерки философского богословия , SCM Press, Лондон, стр. 1-11.
  • Приор, А. 1946. «Реформаторы-реформаторы: Нокс о предопределении», Пресвитер , 4 , стр.19-23.
  • Прайор, А. Н. 1949. Логика и основы этики. Издательство Оксфордского университета.
  • Приор, А. 1951, «Этическая копула», Австралазийский журнал философии , 29 , стр. 137–54, перепечатано в Prior 1976b, стр. 9–24.
  • Приор, А. 1952. «Символическая логика Лукасевича». Австралийский философский журнал , 30 , стр. 121-30.
  • Приор, А. 1953. «Трехзначная логика и будущие контингенты», The Philosophical Quarterly , 3 , стр.317-26.
  • Приор, А. 1955а. Формальная логика , Кларендон Пресс, Оксфорд.
  • Прайор, А. Н. 1955b. «Возможно ли необходимое существование?», Философские и феноменологические исследования , 15 , стр. 545-47.
  • Приор, А. 1955c. «Diodoran Modalities», The Philosophical Quarterly , 5 , стр. 205-13.
  • Приор, А. 1957а. Время и модальность , Оксфорд.
  • Приор, А. 1957b. «Символизм и аналогия», Слушатель , 25 апреля.
  • Приор, А. 1958. «Хорошая жизнь и религиозная вера» (встреча Восток-Запад в Канберре, декабрь 1957 г.), Australasian Journal of Philosophy , 36 , стр. 1-13.
  • Приор, А. 1959. «Слава Богу, что все кончено», Philosophy , 34 , стр. 11-17.
  • Приор, А. 1962. Логика в Англии сегодня . Бодлеанская библиотека, вставка 5, 16 стр. Английский оригинал книги «Wspolczesca logica w Anglii», Ruch filozoficzny , 21 (1962), стр.251-56.
  • Приор, А. 1967. Прошлое, настоящее и будущее , Oxford University Press.
  • Приор, А. 1969. «Последние достижения в области временной логики», The Monist , 53 , стр. 325–39.
  • Приор, А. 1970. «Понятие настоящего». Studium Generale , 23 , стр. 245-248.
  • Приор, А. 1976a, Доктрина предложений и терминов . Под редакцией П. Гич и А. Дж. П. Кенни, Лондон.
  • Приор, А.Н. 1976б. Статьи по логике и этике . Под редакцией П. Гич и А.Дж.П. Кенни, Массачусетский университет Press, Амхерст, 1976.
  • Приор, А. и Fine, Kit 1977. Worlds, Times and Selves . Массачусетский университет Press / Дакворт, Лондон. На основе рукописей Прайора с предисловием и постскриптумом Кита Файна.
  • Приор, А. 2003. Статьи о времени и времени , 2-е издание. Под редакцией Пера Хасла, Петера Эрстрёма, Торбена Браунера и Джека Коупленда.Издательство Оксфордского университета. (Доступно в открытом доступе по адресу http://vbn.aau.dk/files/266668121/Logic_and_Philosophy_of_Themes_from_Prior_ONLINE.pdf)
  • Приор, А. 2018. Nachlass , http://nachlass.prior.aau.dk/.
  • Седли, Дэвид 1977 г. «Диодор Кронос и эллинистическая философия», Proceedings Cambridge Philol. Soc. , 203 , стр. 74-120.
  • Wegener, M. & Øhrstrøm, P. 1997. «Новая темпо-модальная логика для возникновения истины», в Jan Faye et al.(Ред.), Перспективы времени, Бостонские исследования в области философии науки , 189 . Kluwer Academic Publishers 1997, стр. 417-41.
  • Райт, Хенрик фон 1951. Эссе по модальной логике , North-Holland Publ., Амстердам.
  • Øhrstrøm, P .; Хасл, П., 1995. Временная логика — от древних идей до искусственного интеллекта . Kluwer Academic Publishers, Дордрехт.

Информация об авторе

Peter Øhrstrøm
Электронная почта: poe @ hum.aau.dk
Департамент коммуникации и психологии Ольборгского университета
Дания

и

Per Frederik Vilhelm Hasle
Департамент информационных исследований Копенгагенский университет
Дания

и

Дэвид Якобсен
Департамент коммуникации и психологии Ольборгского университета
Дания

Этика и логика — в чем разница?

этика | логика |

Как существительные, разница между этикой

и логикой состоит в том, что этика (философия) является изучением принципов, относящихся к правильному и неправильному поведению, в то время как логика является (неисчислимым) методом человеческого мышления, который включает мышление в линейный, пошаговый способ решения проблемы. Логика является основой многих принципов, включая научный метод.

Как прилагательное

логика — это логика.

В качестве глагола

логика означает (уничижительное слово), чтобы задействовать чрезмерное или несоответствующее применение логики.

Другие сравнения: в чем разница?

Существительное

()
  • (философия) Изучение принципов, касающихся правильного и неправильного поведения.
  • Нравственность.
  • Стандарты, регулирующие поведение человека, особенно представителя профессии.
  • Примечания по использованию
    * Хотя термины этика и мораль могут иногда использоваться как синонимы, философы-этики часто различают их, используя термин «этика» для обозначения теорий и концептуальных исследований, касающихся добра и зла, правильного и неправильного, и использование «морали» и связанных с ней терминов для обозначения реальных, реальных убеждений и практик, касающихся надлежащего поведения. В этом ключе американский философ, изд. «Философия Бранда Бланшарда, , Библиотека живых философов, ISBN 0875483496,« Автобиография », стр.85. * В частности, в общем случае этический «этический» используется для описания стандартов поведения между людьми, в то время как «моральный» или «аморальный» может описывать любое поведение. Вы можете назвать ложь неэтичной или аморальной, например, потому что она связана с поведением одного человека и тем, как она влияет на другого, но нарушение диетических запретов в священном тексте будет описано как аморальное.

    Синонимы
    * моральная философия

    Производные условия
    * прикладная этика * биоэтика * деловая этика * сравнительная этика * описательная этика * экологическая этика * специалист по этике * медицинская этика * метаэтика * нормативная этика * ситуационная этика

    Связанные термины
    * этика * этический * этос

    См. Также
    * ареатика

    Внешние ссылки
    *

    Список литературы

    Анаграммы

    *

    Английский

    Альтернативные формы

    * логика ( архаичный )

    Прилагательное

  • логический
  • Существительное

    ( Википедия логика )
  • (бесчисленное множество) Метод человеческого мышления, предполагающий линейное, пошаговое мышление о том, как можно решить проблему.Логика — основа многих принципов, включая научный метод.
  • (философия, логика) Изучение принципов и критериев достоверного вывода и демонстрации.
  • * 2001 , Марк Сейнсбери, Логические формы — Введение в философскую логику, второе издание , Blackwell Publishing, стр. 9
  • По старой традиции существует две ветви логики: дедуктивная логика и индуктивная логика. В последнее время различия между этими дисциплинами стали настолько заметными, что сегодня большинство людей используют термин «логика» для обозначения дедуктивной логики, оставляя за собой такие термины, как «теория подтверждения», по крайней мере, для некоторых из того, что раньше называлось индуктивной логикой.Я буду следовать более поздней практике и буду истолковывать «философию логики» как «философию дедуктивной логики».
  • (бесчисленное множество, математика) Математическое исследование отношений между строго определенными понятиями и доказательствами утверждений.
  • (счетный, математика) Формальный или неформальный язык вместе с дедуктивной системой или теоретико-модельной семантикой.
  • (бесчисленное множество) Любая система мышления, строгая и продуктивная или нет, особенно связанная с конкретным человеком.
  • Трудно разработать его систему логики .
  • (бесчисленное множество) Часть системы (обычно электронная), которая выполняет логические логические операции, сокращенно от логических вентилей или логической схемы.
  • Фред разрабатывает логику для нового контроллера.

    Синонимы
    * формальная логика, современная логика * формальная система * (Философия ): логика предикатов

    Связанные термины
    * логик * логично

    Производные условия
    ( Производные термины ) * Аристотелевская логика * Логическая логика * рубить логику * комбинационная логика * логика вычислимости * деонтическая логика * диодная логика * диодно-транзисторная логика * логика первого порядка * формальная логика * нечеткая логика * интенсиональная логика * логика интерпретируемости * интуиционистская логика * логический прерыватель * многосортная логика * материальная логика * математическая логика * модальная логика * современная логика * многозначная логика * отрицательная логика * неаристотелевская логика * философская логика * положительная логика * логика предикатов * логика высказываний * логика доказуемости * резисторно-транзисторная логика * последовательная логика * символическая логика * традиционная логика * транзисторно-транзисторная логика

    Глагол

  • (уничижительный) Принять участие в чрезмерном или ненадлежащем применении логики.
  • *
  • Чтобы применить логические рассуждения к.
  • *
  • Преодолеть логическим аргументом.
  • *
  • Внешние ссылки
    * * *

    Макс Вебер и политическая этика

    Я ничего не читал Макса Вебера до недавнего времени, но, наконец, я прочитал лекцию «Политика как призвание», которую он прочитал вскоре после окончания Первой мировой войны и начала немецкой революции.

    Вебер, кажется, сегодня известен в первую очередь несколькими в значительной степени логически независимыми идеями, разбросанными по социальным и гуманитарным наукам, особенно: идея о том, что протестантская трудовая этика сыграла роль в подъеме капитализма, важность харизмы для политики, центральность бюрократизм в современном государстве, а также определение государства как «человеческого сообщества, которое (успешно) заявляет о монополии на законное применение физической силы на данной территории» (где «законный» означает только «принятый как законный, »К явному ужасу многих теоретиков нормативной политики).

    Я слышал, что «Политика как призвание», где появляется это определение государства, было одним из тех мест, где Вебер подходил к политическому теоретизированию, и я был предрасположен сочувствовать лекции благодаря некоторым положительным замечаниям, которые ученый-юрист Дункан Кеннеди о Вебере и «этике ответственности». Я также всегда считал, что политические теоретики склонны уделять слишком мало внимания эмпирическим знаниям из истории и политологии, поэтому я надеялся, что такой широко исторически и эмпирически информированный социолог, как Вебер, может предложить ценную перспективу.

    Однако, к моему удивлению, лекция в целом оказалась весьма узкой, а отчасти опасно ошибочной.

    Во-первых, с точки зрения ограниченности: без некоторого исторического контекста может показаться трудным понять, почему Вебер освещает темы, которые он затрагивает. Лекция часто напоминает бессистемный обзор различных политических должностей, которые человек мог занимать в разных западных странах столетие назад. Основываясь на некотором вторичном прочтении, я обнаружил, что было полезно думать о лекции как о реакции Вебера на то, что он считал фатальным упадком немецкого политического строя после того, как Отто фон Бисмарк в 1870-х и 1880-х годах руководил им.По сути, Вебер, очевидно, смотрел на политический порядок, которым руководил Бисмарк, как на высшую точку, проистекающую из исключительных личных качеств Бисмарка как лидера. Вебер также отмечает в своей лекции немецкие националистические нотки. Я предполагаю, что он счел поражение Германии в войне разочарованием и возложил вину на неадекватное руководство страны после Бисмарка.

    Исходя из этого неустановленного фона, Вебер, похоже, пришел к взгляду на политику, в котором личные качества лидеров имеют первостепенное значение — необходимое условие для хорошо функционирующего политического строя, но которое часто отсутствует.Заключительные, риторически усиленные разделы «Политика как призвание» связаны с характером, который нужен настоящему политическому лидеру: «Можно сказать, что три выдающихся качества имеют решающее значение для политика: страсть, чувство ответственности и чувство меры ». В частности, Вебер выделяет «этику конечных целей», которая подходит, например, религиозному деятелю, который может игнорировать последствия своего выбора (например, заключив: «Христианин поступает правильно, а результаты оставляет Господу»). ), от «этики ответственности», свойственной политическому лидеру, который должен учитывать и брать на себя ответственность за предсказуемые последствия своих решений и действий.

    Не вдаваясь в детали презентации Вебера — я не пытаюсь быть здесь ничем иным, кроме поверхностного — в академическом теоретике, безусловно, есть что-то ценное в том, что можно было бы назвать морально серьезным взглядом на политические вопросы, в отличие от безрассудство, которое характеризует такое интеллектуальное вовлечение в политику. (Фуко восхваляет аятоллу Хомейни, «маоистов» от Сартра до Бадью и так далее…) Отчасти моральное серьезное отношение к политике может означать серьезное размышление о том, как работает политическое лидерство, в том числе обдумывание проблем и ограничений, с которыми сталкиваются исторически сложившиеся, институционально ограниченные актеры, которые не могут позволить себе роскошь зрителя не принимать решения.

    С другой стороны, трактуя этические установки политических лидеров как очень важные, лекция имеет досадное сходство с одержимостью великим лидером характером, которая часто наполняет газету Op-Ed. страниц и телевизионных политических комментариев. Я имею в виду, например, рутинный жанр изложения мнения — менее распространенный сегодня, но рутинный с 1990-х до начала 2010-х годов, например, в редакциях New York Times Томаса Фридмана и Дэвида Брукса — которые игнорировали конституционные и другие институциональные структуры и вместо этого наказывали различных политических лидеров за то, что они не были более склонными к сотрудничеству или иным образом лично добродетельными, как если бы эти личные недостатки, а не структурные недостатки нашей демократии, были причинами партийности, тупика и провалов политики.

    Этот личностно-ориентированный взгляд на политику контрастирует с традицией институционально ориентированной политической мысли, связанной, например, с Джеймсом Мэдисоном, и в настоящее время практикуемой многими учеными-юристами и политическими теоретиками, такими как Джереми Уолдрон, в которой предполагается, что лидеры (и все остальные) будут кем угодно, только не ангелами, и одна из основных целей политического теоретизирования состоит в том, чтобы разработать институциональные структуры, которые способствуют хорошему поведению или, за исключением этого, по крайней мере, хорошим результатам, независимо от идиосинкразических личностей отдельных акторов.В своей очевидной вере в причинную важность личностей лидеров Вебер иногда звучит почти как ранний Фрэнк Бруни — хотя это может зайти слишком далеко, потому что, по крайней мере, Вебер сосредоточен на оценке этики политических лидеров по сравнению с эстетика их политико-драматических представлений, причем последняя является специальностью Бруни (особенно контрпродуктивной).

    Если бы Вебер, например, взглянул на Соединенные Штаты сегодня, он, вероятно, раскритиковал бы чрезвычайные недостатки характера и недееспособность президента Трампа, а, возможно, и различных лидеров Конгресса — и остановился бы на этом, сокрушаясь о том, что наши лидеры так разочаровывают.Но это, конечно, отвлечет от более глубоких, более важных и потенциально продуктивных вопросов, касающихся нашей политики: как этот впечатляюще неквалифицированный демагог оказался избранным? Как его сторонники-республиканцы в Конгрессе оказались там, где они есть, и почему они продолжают поддерживать его? Почему сторонники Трампа его поддерживают? (Мои последние мысли в ответ на эти вопросы будут сосредоточены на том, что Джек Балкин называет конституционной гнилью, с акцентом на нашу олигархию нового позолоченного века, а также на огромное значение Fox News и других правых СМИ в современной американской демократии. .) Веберу практически нечего предложить, по крайней мере, в «Политике как призвании» относительно аналогичных структурных, институциональных, правовых, экономических, культурных и т. Д. Вопросов, которые он мог бы поднять в отношении условий, которые сформировали идентичности и выбор. немецких чиновников после Бисмарка и результаты их действий. Если проблемы в государстве носят структурный характер, а не являются особенностями личностей отдельных лидеров, то отстранение человека от должности не решит проблемы.

    Возможно, Вебер дает менее индивидуалистический, личностно-ориентированный взгляд на политику в целом в другом месте, возможно, в Экономика и общество — в конце концов, «Политика как призвание» с самого начала заявляет о своей узкой направленности на предмет заголовка — но если так , то примечательно, насколько мало намека на этот альтернативный, институционально ориентированный взгляд он дает в этой лекции, даже если это кажется весьма актуальным. По крайней мере, один писатель предполагает, что Экономика и Общество сохраняет фокус, аналогичный тому, который я обнаружил в «Политике как призвании», в конечном итоге не касаясь структурных аспектов политического порядка, таких как политические и экономические институты. , но с харизмой политических лидеров, «нескончаемой борьбой харизмы… с рутинными силами бюрократизации и рутинизации.Очевидно, что в «Экономика и общество» Вебер разработал исторически обоснованную типологию форм правления и управления и что в других местах он также защищал конкретные, практические взгляды на современный конституционный дизайн. Однако даже на этом фоне утверждения в «Политике как призвании», кажется, придают неоправданный причинный вес индивидуальным этическим установкам политических лидеров.

    Во-вторых, опасно ошибочный аспект лекции проистекает из узкого аспекта: полагая всю свою веру в потенциал лидера с правильными политическими добродетелями, который может возникнуть в качестве своего рода спасителя для государства, Вебер, очевидно, не может предвидеть опасности поклонения харизматическому политическому лидеру и концентрации власти — опасности, которые, разумеется, вскоре материализовались в Германии и других странах.Он небрежно отвергает жизнеспособность чего-либо, напоминающего низовую демократию или парламентские дискуссии, и, кажется, благосклонно смотрит на эффективность политических машин, таких как Таммани-холл, в котором лидер механически контролирует голоса слепо послушной массы последователей. Вебер, например, пишет: «Есть только выбор между демократией лидерства с« машиной »и демократией без лидера, а именно, правление профессиональных политиков без призвания … На данный момент, — сетует он, — у нас в Германии есть только последний.”

    Очевидно, будущий нацистский политический теоретик Карл Шмитт присутствовал на лекции Вебера, и на него повлияло переплетение Вебером концепции государства и применения силы. Он, по-видимому, также сочувствовал пренебрежению Вебером к парламентским обсуждениям и его акценту на важности «подлинного лидерства» — такого лидерства, которое Шмитт хвалил бы в своей защите диктатуры.

    В качестве современного «зеркала для принцев» эпохи демократии «Политика как призвание» имеет определенную ценность.Но как политической теории ее слабости, кажется, иллюстрируют мудрость того, что Ганс Слуга называет «диагностическим» подходом к политическому теоретизированию: подход, который пытается признать свое собственное историческое состояние, практические проблемы, неизбежно побуждающие к исследованию, и пределы перспективы, которые навязывают эти факторы.

    Логика против рассуждений

    То, что логично, не всегда разумно

    А значительная часть моральной теории происходит от метаэтики (одной из трех ветвей этики), которая не верит что моральное знание существует или что такие слова, как мораль или добро, могут даже быть определенным.Метаэтика фокусируется на словах этических заявлений, а не на человеческом поведении, которое считается правильным или неправильным. Научные факты, наблюдения и человеческий опыт не применяются напрямую к этическим рассуждениям метаэтики. Это сужает рамки исследования природы морали и приводит к неопределенным выводам для метаэтических суждений. Фундаментальная проблема состоит в том, что эволюционная этика является научно обоснованной теорией, в то время как метаэтика является философской. Логика метаэтики приводит к мысли, что такие слова, как мораль, не могут быть определены; что добро и добро не могут быть определены.Якобы, поскольку мораль не может быть определена, нельзя определить правильность или неправильность поведения. Логика метаэтики в словах этических утверждений, а не этических действиях. см. науку и этику. То, что кажется логичным, не всегда разумно. Логика метаэтики приводит к мысли, что изнасилование не является ни правильным, ни неправильным. Это идет вразрез с разумом и многовековым человеческим опытом.

    Натуралистическая ошибка, популярная метаэтическая теория не считает, что можно делать моральные выводы, используя неморальные факты.Но на самом деле можно с полным основанием сказать, что этические системы развиваются на протяжении тысячелетий под сильным влиянием поведенческих фактов, наблюдений и человеческого опыта. Например, если есть публичные факты, свидетельствующие об увеличении аварии, связанные с употреблением алкоголя за рулем, логически невозможно приводят к моральному выводу, что нельзя употреблять алкоголь и водить машину. Логика говорит, что моральная позиция не может быть выведена из фактов, но разум говорит иначе.

    Что Проблемой здесь является то, что логика метаэтики является двумерной анализ тщательно выбранные слова, исключающие науку, опыт и историю как переменные. Слова логика обращаются к символам нравственности, хорошо и доброта, но не суть этих слов и их происхождение на протяжении веков строительства цивилизации. Более того, статическая логика метаэтики сталкивается с лингвистической проблемой, лучше всего иллюстрируемой в трудах лингвиста С.И. Хаякава. В своей книге Language и «Мысль в действии» он утверждает, что « символ — это не то, что символизирует вещь; Карта не та территория: Слово не вещь . «Слова мораль, хорошо и добро символы, полученные в результате тысячелетних наблюдений за человеческое поведение; какое-то поведение хорошее, какое-то плохое, какое-то лучше, чем другие. В теории, идея морали происходит от конкретного термина (моральный, как в конкретное поведение) и приближается к общему термину (мораль).Если наука, опыт и история могут быть использованы при создании теории эволюционного этики можно прийти к разумному и надежному результату. Тем не мение, если эти соображения исключены, то логика метафизика верна в говоря, что теория эволюционной этики невозможна, потому что такая теория будет использовать не моральный факты, чтобы прийти к моральным выводам, таким образом, нарушая правила логики.

    Пример логики и причины

    Применяемая логика к морали напрашивается вопрос, можно ли приравнять слова к математике. На каждом шагу логика пытается таким образом количественно оценить мораль.

    Что, скорее всего, произойдет с вами: быть съеденным акула или удар молнии. Статистика показывает, что человек дважды как вероятно быть укушенным к акула, чем застряла от молнии.Это логично следует из информации учитывая, что плавать в океане опаснее, чем выйдите на открытое место, где вас может поразить молния. Логический процесс мы говорим здесь, включает только переменные, представленные на вашем компьютере экран. Но то, что логично, не всегда разумно, особенно если я ограничиваю количество переменных только к тому, что находится на бумаге или на экране компьютера. В предложении есть слово «ты».» Если мы не будем учитывать контекст «вы» в предложении, мы можем прийти при ошибочном выводе. Поскольку я не плаваю в океане, у меня нет шансов быть укушенным акулой Рассуждение включает интерактивный компонент — связь между слова в предложении и рассуждение человека. Обстоятельства человека; в контекст слов; наука; и история может изменить результат моральный анализ. Моральное рассуждение берет с листа двумерные слова и добавляет необходимую информацию на возникающие вопросы.Невозможно отделить человеческий опыт от слов, которые люди создают для его описания. решить вопрос об акуле и молнии логически, но это было бы так подробно механический процесс, который вы можете закончить заполните сотню страниц слов и упустите из виду объект анализа. В одних местах логика стоит для нас, в других — нет. Что забыто к логика в том, что отдельные слова выражают очень сложные сокращения в мышление.Когда подходящие слова используются в диссертации, которую человек может пройти через необъятная плеяда понятий в нескольких коротких предложениях. Логика, связанная с человеком поведение плохо приспособлено, чтобы передать сложность человеческого опыта. Мораль такие термины, как добро и мораль, — это термины, которые могут быть считается, что возникли миллиарды социальных проблем на протяжении веков которые связаны с человеческим поведением. В этом отношении было бы трудно отделить человеческий опыт от человеческой морали.

    Выводы по логике можно вводящие в заблуждение. Take в следующий пример. Дэйвид Юм утверждал что нормативные утверждения не могут быть выведены из эмпирических фактов. В здесь основное внимание уделяется эмпирическим фактам, которые заставляют людей рассуждать поверить, что «логика» выбрала правильный термин для сравнения с нормативным актом. Если эквивалентные термины * не используются в аргументе, его выводы будет вводить в заблуждение.Здесь эмпирические факты не эквивалентны термину. для сравнения с нормативным заявлением. Если нормативные положения выводят напрямую из человеческий опыт и косвенно из фактов, используемых для описания опыта, тогда логика Юма ошибочна из-за упреков. Разумный человек доверяет теоретик, такой как Юм, чтобы представить аргумент эквивалентного и надлежащие сроки. Но если они не равнозначны или не соответствуют действительности, разумный человек приведет к ошибочным выводам.

    Считайте, что это нормативные положения возникают не из фактов, а из человеческий опыт, который частично объясняется фактами.

    * Идея эквивалентности требует пространных объяснений. Вместо этого подумайте о слове «правильный термин» в его окружении.

    версия 1.3 05.01.05

    Вернуться на первую страницу

    Логических заблуждений и этики в повседневном языке


    Первым шагом в эволюции этики является
    чувство солидарности с другими людьми.
    Альберт Швейцер


    Аннотация

    В нашем ежедневном устном и письменном общении с другими людьми мы полагаемся на основные правила рассуждений, которыми мы руководствуемся. Верен ли тот или иной аргумент — с логической точки зрения — не всегда очевидно. Действительно, ошибочные аргументы могут указывать на кажущиеся убедительными выводы, которые, однако, неверны и часто не соответствуют этическим принципам. Сосредоточившись на неразрывной связи между этикой и языком, в этой статье рассматриваются некоторые из наиболее распространенных логических ошибок, которые помогают их обнаруживать (и избегать).

    В нашем глобальном мире все больше дисциплин и профессий взаимодействуют друг с другом. Переводчики, переводчики, учителя, студенты, сотрудники агентства, члены интернет-сообщества, языковые брокеры и клиенты с различным опытом — все они объединяются в одном и том же реальном и виртуальном пространстве. Как следует проводить эти сложные взаимодействия? Прежде всего, этично. Этичное поведение и соблюдение этических стандартов друг у друга — это идеалы, в достижение которых мы, любители языков, можем внести существенный вклад, анализируя то, что мы говорим, пишем, слышим и читаем.


    Язык и причина

    Если бы для руководства нашим повседневным дискурсом нам пришлось бы выбрать краткую заповедь, это был бы совет логиков и специалистов по этике: будьте правдивыми и последовательными .

    Что вы имеете в виду, когда читаете или слышите что-то и рассуждаете: «Это не имеет смысла»? И что означает следующий человек? Рассуждение — сложный процесс; охарактеризовать это сложно. Отчасти это связано с тем, что способы рассуждения не универсальны.Западная логика, например, произошла от греческой традиции публичных дебатов на форуме forum и основана на правилах; некоторые восточные культуры вдохновлены конфуцианством и подчеркивают социальную гармонию. Тем не менее, похоже, что у людей действительно есть общий набор правил осмысления. Независимо от вопросов, представленных в определенном пути рассуждений, мы соглашаемся соблюдать прямоту этого пути. На этом основании мы отличаем правильные рассуждения от неправильных. Правила рассуждения сгруппированы в дисциплину , логика .


    Что такое аргумент?

    Логики определяют «аргумент» как группу утверждений, в которой одно или несколько утверждений или утверждений (т. Е. Посылки) используются в качестве свидетельства в поддержку вывода. Логическая связь между помещениями — это вывод . Основной формат аргумента:

    С [истинной посылки]

    и [истинная посылка] → [логический вывод] _

    Следовательно, [вывод]

    Пример:

    Поскольку все дельфины — млекопитающие

    и все млекопитающие животные

    Следовательно, все дельфины — животные

    Помещения — это только помещения в контексте определенного аргумента; в других аргументах они могут быть выводами, и наоборот, , вывод из одного аргумента может быть предпосылкой для другого аргумента.

    Логики говорят о , сохраняя истину . В дедуктивном аргументе всякий раз, когда посылки верны, заключение гарантированно будет верным. Дедуктивный аргумент действителен, когда вывод от посылок к заключению безупречен. Однако, говоря обыденным языком, большинство аргументов — это индуктивное . В индуктивных аргументах предположения (только) могут поддержать вывод. Однако неподтвержденное утверждение не является аргументом; это всего лишь мнение.


    Что такое хороший аргумент?

    По данным T.E. Дамер, хороший аргумент — это аргумент, в котором предпосылки приемлемы, имеют отношение к истинности заключения и обеспечивают для него достаточные основания, а также предвосхищают и опровергают все разумные возражения против заключения.

    Когда утверждение в аргументе вызывает мысль «это не имеет смысла», это утверждение, вероятно, содержит логическую ошибку .


    Что такое логические заблуждения?

    Логическая ошибка — это ошибка аргументации, которая делает вывод недействительным.Заблуждения были классифицированы как формальных и неформальных .

    Формальная ошибка — это неверный дедуктивный аргумент. Рассмотрим:

    1. Все люди — млекопитающие.
    2. Все собаки млекопитающие
    3. Следовательно, все люди — собаки.

    Посылки верны, но вывод ложен. Аргумент недействителен из-за его неправильной структуры:

    1. Все A — это C
    2. Все B — C
    3. Следовательно, все A — это B

    Неформальная ошибка — это любое другое неверное рассуждение, которое не связано со структурой аргумента (т.е., структура может быть действительной), но из-за некорректного содержания. Аргумент не может продемонстрировать истинность его вывода. Его единственная правдоподобность происходит от неправильного использования семантики.


    Почему случаются заблуждения?

    Логики подчеркивают, что мы склонны слышать то, что хотим слышать, и верить в то, во что хотим верить. Мы невольно заблуждаемся. Автор Мэрилин Вос Савант (человек с самым высоким зарегистрированным IQ) объясняет : «Возможно, желание быть правым является даже инстинктивным в человеческом животном.В конце концов, нарциссизм имеет огромную ценность для индивидуального выживания ». Действительно, многие заблуждения являются непреднамеренными . Они могут возникать из:

    • языковых барьеров. Это влияет на обмен мнениями, когда некоторые участники плохо владеют языком, на котором проводится обсуждение.
    • культурных парадигм. То, что мы читаем, слышим, говорим и пишем, может быть случайно отфильтровано и искажено нашими собственными предположениями.
    • фрагментированное внимание. Это происходит всякий раз, когда внимание слушателя или читателя отвлекается, затем он догадывается, что он пропустил, а затем отвечает.Это случается на собраниях, конференциях и онлайн-форумах, на которых участники пропускают части обсуждения, но делают (неверные) выводы. Эти ошибочные выводы, в свою очередь, могут быть всем, что понимают другие участники, что порождает ситуацию, похожую на «телефонную» детскую игру.
    • плохая память: неврологические и психические расстройства, многие лекарства, алкоголизм и злоупотребление психоактивными веществами (или любая их комбинация) могут размыть память. Спорщик может опровергнуть свои собственные предыдущие утверждения, которые он, возможно, не помнит.
    • неадекватный познавательный уровень.

    Другими логическими ошибками являются преднамеренное . Они созданы для того, чтобы убеждать, уклоняться от ответственности, манипулировать, высмеивать или унижать. Основное предположение состоит в том, что аргументация — это игра с нулевой суммой: если одна сторона проигрывает, другая выигрывает. Заблуждения изобилуют запутанным дискурсом «политтехнологов», политиков, гуру рекламы (и их главных «подражателей», согласно Уильяму Сэфайру), власть имущих и мошенников.Ошибочные формулировки распространены среди людей с расстройствами личности, такими как антисоциальная личность и нарциссическая личность.


    Рассуждая логически и этически

    Чтобы установить реальное общение с помощью языка, мы должны понимать, что значит быть последовательным и что значит быть противоречивым. В основе обоих лежит понятие истины: истина как точность соответствие факту или действительности и истина как искренность .Язык и моральное поведение действительно неразрывно связаны. T.E. Дамер предлагает, чтобы при общении каждый из нас придерживался интеллектуального кодекса поведения.

    Однако в некоторых дискуссиях изобилует заблуждениями. Сознательное использование заблуждений, конечно, неэтично. Писатель Джин Холлис Вебер утверждает, что быть этичным означает знать «, что« правильно », а что« неправильно », и применять это в ситуациях, когда ваша работа или, возможно, даже ваша жизнь могут оказаться под угрозой, если вы поступите« правильно ». Вебер добавляет: « Мы все читали о« разоблачителях », которых понижают в должности, увольняют, преследуют и т. Д. За то, что они обнародовали некоторую информацию, о которой кто-то у власти не хотел сообщать». Это «расстрел». Ситуация с посланником — это тема виньетки, которая используется ниже, чтобы проиллюстрировать несколько заблуждений.


    Некоторые распространенные логические заблуждения

    Есть много типов неформальных заблуждений; не все представлены в этой статье. Возможно, самая большая категория — это заблуждения относительно релевантности.Широкое название всех релевантных заблуждений — нерелевантный вывод ( Ignoratio elenchi ; буквально «незнание опровержения»). Ошибка возникает, когда аргумент утверждает, что аргумент устанавливает конкретный вывод, когда он поддерживает другой вывод (т. Е. Упускает суть). К этой категории относится большинство заблуждений, обсуждаемых ниже. Когда вывод аргумента явно ошибочен, применяется термин non sequitur (т.е. «не следует»); один из примеров — «орлом я выигрываю, решкой проигрываю» — применительно к подбрасыванию монеты.

    Виньетка: (вымышленная) компания профессиональных воспитателей предлагает услуги по уходу за детьми на дому и рекламирует «воспитателей с высшим образованием в области развития ребенка и безупречными рекомендациями». Одно из основных правил компании — «недопустимость неправомерных действий сотрудников». Правила соблюдаются региональными менеджерами, которые контролируют сотрудников. Сэм, один из новых менеджеров компании, получает жалобу от клиента. Клиентка утверждает, что сиделка в ее доме, Трики, кажется отстраненной.Клиентка выражает беспокойство по поводу того, что ее ребенка игнорируют и не кормят. Кроме того, в доме не хватает некоторых дорогих вещей.

    Сэм проверяет цифровую видеозапись с камер наблюдения, установленных компанией в домах клиентов. Он ясно видит, как Трики выносит украшения клиента из дома. Также видно, как Трики трясет плачущего ребенка, находящегося на ее попечении. Сэм изучает предыдущие изображения с камер наблюдения из архива компании. Он замечает, что Трики и раньше вела подобное поведение.Сэм просматривает досье Трики и находит в качестве подтверждения личности копию водительских прав. Имя на нем не совпадает с именем в школьном аттестате Трики. В файле Triki невозможно найти ссылки на клиентов.

    Сэм звонит Трики и спрашивает о ее прошлом и прошлой работе. Ответы Трики уклончивы. После допроса она неохотно признается, что предъявила поддельное удостоверение личности и диплом. Сэм сообщает Трики о жалобе клиента. Затем Трики признается, что пренебрегала детьми, находящимися под ее опекой, и «одалживала» вещи из дома.

    Вся эта информация собрана Сэмом в подробный отчет для обсуждения на регулярных веб-конференциях компании, на которых присутствуют все менеджеры, а также владелец компании Тодд. На следующей встрече Сэм загружает во внутреннюю сеть компании документ со своим отчетом о фактах. Затем он делает краткое устное представление о своих выводах о Трики и объясняет, что предпочитает показывать изображения, прежде чем продолжить. Затем он запускает интернет-трансляцию видео наблюдения. Перед тем, как закончится первое видео, изображение и звук прерываются.Большая часть отчета Сэма остается неуслышанной. Коробка передач не восстанавливается.


    Обсуждение заблуждений

    Сообщение Сэма: «Тодд, что случилось с моим отчетом?»

    Тодд: «Я прервал кастинг и скрыл ваш отчет от просмотра, потому что меня беспокоит наша политика конфиденциальности».

    Это нерелевантный вывод . Логический аргумент заключается не в том, была ли нарушена политика конфиденциальности компании, а в том, предоставляет ли конкретный отчет доказательства неправомерных действий и незаконной деятельности сотрудников.


    Отвратительная сельдь (дымовая завеса, смена темы)

    Это отвлекающая тактика. Его название происходит от вида спорта — охоты на лисиц, когда по лисьей тропе таскают пахнущую красную сельдь, чтобы ввести собак в заблуждение. Точно так же «отвлекающий маневр» состоит из введения темы, не имеющей отношения к аргументу (под видом релевантности).

    Тодд: «Менеджеры, вчерашняя презентация Сэма предполагает, что наши правила в отношении отчетов о производительности сотрудников неясны.Я изменил формулировку правил и загрузил их как «Обновленные правила». Просмотрите их и подтвердите как можно скорее ».


    Попрошайничество (Petitio Principii)

    «Вопрос» здесь относится не к актуальному вопросу, а к проблеме, сформулированной в предпосылке (т. Е. Заблуждение состоит в «попрошайничестве [принятии] проблемы»). В форме кругового аргумента или тавтологии аргумент исходит из бездоказательного утверждения и пытается использовать его в качестве вывода, чтобы доказать это утверждение: «A истинно, потому что A истинно.»Всякий раз, когда делается предположение об истинности заключения, причины, которые его объясняют, становятся зависимыми от того самого пункта, который оспаривается.

    Тодд: «Сэм, ваша презентация затрагивает вопросы конфиденциальности».

    Сэм: «Почему? Я ни с кем не обсуждал случай Трики. Я собрал всю необходимую информацию и передал ее команде для консультации. Случай Трики также может указывать на необходимость пересмотра наших процедур проверки биографических данных сотрудников и предыдущих спектакль.«

    Тодд: «Понимаете, что я имею в виду? Вы игнорируете политику конфиденциальности нашей компании».

    Вывод остается недоказанным; слушателя «умоляют» принять это. Напротив, в нетавтологическом аргументе утверждение должно быть надлежащим образом подтверждено независимыми доказательствами .

    Вариантом «напрашивания вопроса» является «определение напрашивания вопроса». Аргумент создает определение, которое «доказывает» истинность утверждения. Это обычное явление из-за «сверхадаптации» условных определений.Условное определение — это конкретное значение, приписываемое термину. Например, в контракте может быть указано «здесь термин« устройство »означает« кардиостимуляторы или дефибрилляторы »». Это разумное ограничение для предотвращения двусмысленности. Но некоторые условные определения — это импровизированные определения , созданные для манипулирования.

    Тодд: «Сэм, ваша презентация затрагивает вопросы конфиденциальности. Наши веб-конференции посещают многие менеджеры: множество пар глаз и ушей».

    Согласно этому «адаптированному» определению «конфиденциальности», любой менеджер, которому становится известна информация о нерегулярной деятельности сотрудника, не сможет затронуть эту тему на собраниях компании, даже если в обязанности менеджеров входит получение такой информации и действия в соответствии с ней.

    Следует отметить, что , вызывающий вопрос, — заблуждение — отличается от , чтобы задать вопрос — фраза. Последнее означает «вопрос действительно должен быть поднят / решен», где «вопрос» — это не проблема, а реальный вопрос. Это словосочетание относительно новое (и неверное).


    «Кто сказать?» ошибка

    Обоснованный вывод аргумента помечается как «просто мнение» или «убеждение». Злоумышленник искажает вывод аргумента как субъективный и, таким образом, лишает его легитимности, но при этом выглядит как нейтральное.

    Тодд: «Сэм, ты здесь не осуждаешь Трики? Почему мы осуждаем одного из наших самых уважаемых сотрудников?»

    Тем не менее, исходные посылки и их вывод являются фактическими (объективными). Они могут быть независимо рассмотрены другими, которые проверит обоснованность исходного аргумента. Различие между мнением и обоснованным выводом в целом аналогично разнице в науке между гипотезой и результатами научного исследования.


    Ошибка «Либо — либо» («черно-белая ошибка» или «ложная дилемма»)

    Это происходит, когда аргумент строится на предположении, что возможны только два результата, когда их несколько, или когда из двух возможных результатов один не противоречит другому. Эта ошибочная состязательная конструкция помещает слушателя «между камнем и наковальней».

    Сэм: «Тодд, я провел расследование по Трики не для того, чтобы« осудить »ее, а потому, что я получил жалобу от клиента.То, что я нашел, было определенно больше, чем я ожидал. Triki явно нарушила не одно, а несколько правил компании. Сама Трики призналась, что неоднократно злоупотребляла своим положением и предоставляла фальшивые документы при зачислении. Все это в моем отчете; его цель состояла в том, чтобы проанализировать поведение сотрудников — в соответствии с нашими обычными процедурами — и предложить обзор нашей системы найма и проверки сотрудников. Я не понимаю, что плохого в том, чтобы поднять этот вопрос здесь «.

    Тодд: «Сэм, ты, кажется, больше заинтересован в правоте, чем в правдивости.«

    Это утверждение подразумевает, что быть правым несовместимо с правдивостью; есть также недомолвки (см. ниже).


    Ошибка исключения (складывание колоды)

    Свидетельства, которые могут изменить исход аргумента, исключаются из рассмотрения. Оратор «складывает колоду» в свою пользу, игнорируя доказательства заключения.

    Все менеджеры: «Тодд, Сэм обнаружил необычный материал, который у нас не было возможности увидеть.Сможем ли мы его рассмотреть и обсудить? »

    Тодд: «Наша работа не включает сплетни. Я не только удалил отчет Сэма с нашего веб-сайта, но и скрыл его и все видео с моей собственной точки зрения. Сэм, если вы хотите правильно изложить свое дело, я рекомендую вам отредактировать видео. Делайте каждое продолжительностью около 3 секунд. Добавьте одно предложение с субтитрами. А пока эта тема закрыта «.

    Требование, которому пытался следовать Сэм (то есть, чтобы вся значимая информация была включена в аргумент), называется «принципом полной доказательности».«


    Ошибка соломенного человека

    Название соломенный человек происходит от боевой подготовки. Первый наносит удар второму, который строит соломенного человечка, наносит ему удары и заявляет о своей победе за победу в против первого человека . Однако реальный оппонент (аргумент) был проигнорирован. В заблуждении соломенного человека первый человек представляет веский аргумент. Аргумент воспринимается как «удар» вторым лицом (нападающим), который переформулирует аргумент как карикатуру или версию самого себя «соломенного человека».

    Сэм: «Тодд, вы упомянули о беспокойстве по поводу конфиденциальности, но наша команда менеджеров является частной группой. Мы все обязаны соблюдать конфиденциальность! Или вы имели в виду наших клиентов? ; наш мониторинг не одобрен клиентами? »

    Тодд: «Сэм, ты предлагаешь, чтобы мы любили людей … что наш настоящий бизнес — это не уход за детьми на дому, а систематический вуайеризм? Должны ли мы переименовать нашу компанию в« Подглядывание »…или, может быть, «Щепка» — после фильма? Или, может быть, мы установим шпионское ПО? Может быть, мы тайно собираем подробности о личных переездах людей и их предприятиях, а затем продаем их за целое состояние?

    Хотя злоумышленник действительно опровергает свое собственное творение (искажая позицию аргумента), опровержение кажется убедительным для кого-то, кто не знаком с исходным аргументом.


    Аргумент innuendo

    Состоит из «посадки» иска.Посредством определенного выбора слов аргумент направляет слушателей сделать определенный вывод, для которого нет никаких доказательств. Сила заблуждения заключается в создаваемом впечатлении, что какое-то завуалированное утверждение (обычно уничижительное) является правдой.

    Во время частного телефонного разговора:

    Сэм: «Тодд, как мне отредактировать видео, чтобы они были приемлемы для вас, но при этом рассказывали?»

    Тодд: «Я уже объяснил это».

    Тодд (менеджерам через онлайн-встречу): «Я разговаривал с Сэмом; он задерживает повторную подачу отредактированного отчета.Я его отстраняю. Пожалуйста, помните, что менеджеры не должны позволять страстям мешать их работе ».

    Предполагается, что Сэм гневно отреагировал на директивы Тодда.


    Отравление колодца

    Это состоит в том, чтобы сделать отрицательное замечание в адрес оппонента до того, как услышать его аргумент.

    Тодд: «Менеджеры, в соответствии с вашими запросами на прошлой неделе, я согласен пересмотреть решение о приостановке Сэма. Я приглашаю Сэма присоединиться к нам на нашей следующей веб-конференции.Однако сегодня мы снова поговорили, и он все еще не подошел к делу, признав наши новые правила. Я прошу вас относиться к этому непредвзято, потому что это поведение, свидетелем которого был только * я * ».

    Это настраивает менеджеров против Сэма.


    Апелляция в силу (argumentum ad baculum)

    Это форма издевательства. Спорщик требует принятия своего предложения не потому, что оно достоверно, а потому, что его отклонение приведет к негативным последствиям.

    Тодд: «Сэм, я достаточно долго ждал, чтобы ты отредактировал свой материал. Ваше молчание означает, что вы снова бросаете вызов нашим правилам. Если вы сохраните такое отношение, у меня не будет другого выбора, кроме как отпустить вас. »


    Argumentum ad hominem .

    Человек нападает на спорщика вместо того, чтобы опровергнуть его тезис. Критиковать обстоятельства или характер спорщика намного проще, чем опровергать его позицию логически обоснованными доказательствами.

    По запросу менеджеров Тодд назначает небольшую встречу с несколькими старшими менеджерами и Сэмом, «чтобы рассмотреть возможные решения проблемы Сэма.«Дата встречи совпадает с одной из запланированных поездок Сэма — факт, известный Тодду. В день встречи Сэм звонит, чтобы принять участие в разговоре по телефону.

    Тодд: «Сэм, твое отсутствие сегодня — всего лишь еще один способ показать презрение ко мне и нашей компании. Это уловка, чтобы избежать ответственности; еще одна из твоих уловок. Ты явно нечестен. На данный момент ты освобожден от долг.»

    Эта вымышленная виньетка иллюстрирует ряд заблуждений. Что их побудило, аудитории Тодда неясно.В качестве упражнения мы могли бы сделать некоторые предположения. Во-первых, Тодд не хотел обсуждать этот вопрос. Это желание могло быть направлено на защиту Трики, либо потому, что она его друг, либо из-за страха возмездия Трики в судебном порядке. Полное обсуждение также включало бы рассмотрение методов наблюдения компании; это, в свою очередь, могло вызвать неудобные вопросы (если, например, методы слежки или истинный бизнес компании были незаконными). Другое предположение состоит в том, что, возможно, Тодд сожалел о найме Сэма (по личным причинам) и воспользовался случаем своего отчета, чтобы сфабриковать причину его увольнения.Или, возможно, когнитивные способности Тодда были нарушены, а его заблуждения были непреднамеренными.

    Какими бы ни были причины, важно, чтобы мы внимательно относились к использованию языка. На первый взгляд невинные заблуждения, которые нелегко признать или обнаружить, могут ввести людей в заблуждение и заставить их пойти по неэтичным путям. Для тех, кто стал свидетелем логических заблуждений (таких как ошибки Тодда или кого-либо еще) или участвовал в сложных обсуждениях, принципиальные действия будут включать:

    • Проанализируйте представленные аргументы.Рассмотрим:
    1. Каково буквальное значение сообщения? (обозначение)
    2. Что предлагают синтаксис и выбор слов? Есть ли намек или намек? Какое впечатление производит аргумент? (коннотация).
    3. Могу ли я позволить своим собственным желаниям или предрассудкам влиять на мое понимание сообщения? Что я предполагаю вместо этого проверить? На эти вопросы может быть трудно ответить без посторонней помощи; возможно, потребуется запросить разъяснения у нейтральной и компетентной третьей стороны.
    • Если вы считаете, что была высказана ошибка, укажите на нее, указав предпосылки аргумента и его ошибочный вывод в сравнении с вероятным правильным выводом.
    • Всякий раз, когда вам нужно привести аргумент, четко изложите свои предпосылки. С большей вероятностью будут приняты обоснованные претензии.
    • Если среди своих собственных утверждений вы обнаруживаете ошибку или одно указывается на вас, признайте это; затем переформулируйте свой аргумент или откажитесь от него.

    Если бы для руководства нашим повседневным дискурсом нам пришлось бы выбрать краткое предписание, это был бы совет логиков и специалистов по этике: будьте правдивыми и последовательными .Это предписание означает, что наши слова должны отражать наши принципы и соответствовать не только нашим предыдущим словам, но и нашим последующим словам и действиям. В нашем эпизоде ​​заблуждения Тодда противоречат (то есть, не соответствуют ) основному правилу его компании, а именно: «неправомерное поведение сотрудников недопустимо». Если это правило действует, пока Сэм освобожден от обязанностей, а Трики остается на работе (отчет о ней никогда не обсуждался), то это правило ложно — и Тодд не является правдивым .Фактически соблюдается правило: «Служба службы , сообщающая о неправомерном поведении сотрудников службы , недопустима».


    Заключение

    В настоящее время мы все пользуемся одним и тем же реальным и виртуальным разговорным пространством. Определяя в аргументе посылки и выводы, мы можем обнаружить их логический вывод (или его отсутствие). Затем вывод может быть исследован на предмет ошибок, которые делают аргумент недействительным. Тогда заблуждения можно заменить действительными рассуждениями.

    В заключение, этические стандарты, которыми руководствуется традиционный дискурс, могут также направлять наше взаимодействие сегодня.Во время каждого письменного или устного обмена мнениями мы, лингвисты, несем особую ответственность за соблюдение интеллектуального кодекса поведения и, если это уместно, помогаем другим в этом.

    Я признателен Розмари Камиллери, доктору философии, за ее экспертную оценку рукописи.

    Артикул:

    1. Д.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *