Эпилептоидная акцентуация характера: Эпилептоидный тип личности: Возбудимая акцентуация характера

Эпилептоидный тип личности: Возбудимая акцентуация характера

Эпилептоидный тип личности — это человек с выраженной импульсивностью, слабым самоконтролем, часто конфликтный и агрессивный.

Зачастую индивид, у которого возбудимая акцентуация характера (эпилептоидный тип), имеет холерический темперамент и в отношениях сначала действует, а потом думает.

У эпилептоида возбуждение в коре головного мозга преобладает над торможением, его психологическая защита — «замещение» («смещение»)

Сегодня вы узнаете как корректировать возбудимый характер человека, укротить и взять под контроль его эпилептоидный психо-тип.

Возбудимый характер: изменение эпилептоидной акцентуации

Возбудимый характер отличается недостаточной управляемостью, ослаблением контроля над влечениями и побуждениями сочетаются у людей такого типа с властью физиологических влечений.
Тест Акцентуации характера

Человеку с эпилептоидной акцентуацией характера свойственна повышенная импульсивность, инстинктивность, грубость, занудство, угрюмость, гневливость, склонность к хамству и брани, к трениям и конфликтам, в которых он сам и является активной, провоцирующей стороной.

Индивид с застревающим характером раздражителен, вспыльчив, часто меняет место работы, неуживчив в коллективе. У него отмечается низкая контактность в общении, замедленность вербальных и невербальных реакций, тяжеловесность поступков.

Для эпилептоидного типа никакой труд не становится привлекательным, он работает лишь по мере необходимости, проявляет такое же нежелание и учиться.

Эпилептоид равнодушен к будущему, целиком живет настоящим, желая извлечь из него массу развлечений. Повышенная импульсивность или возникающая реакция возбуждения гасятся с трудом и могут быть опасны для окружающих. Он может быть властным, выбирая для общения наиболее слабых.

Эпилептоидный характер, коррекция возбудимой акцентуации

Психотренинг-упражнения для человека с возбудимым характером

1) Исполнитель желаний
Вы, как эпилептоидный тип личности, привыкли исполнять все свои желания, а теперь попытайтесь выполнять желания близких, родных Вам людей, своих знакомых, однокашников, сотрудников, клиентов.

Попробуйте жить в соответствии с теми требованиями, которые предъявляют они, а не Вы.

Для начала выберите наиболее приятного для Вас человека и постарайтесь выполнить все его желания (конечно в пределах разумного) без всяких условий с Вашей стороны.

Если не получилось, то через день-два, сделайте еще попытку осуществить желания другого близкого Вам человека.

Если это получилось, постепенно увеличивайте круг людей, желания которых Вы будете выполнять.

2) Ведомый
В ходе деловой беседы или просто разговора постарайтесь периодически передавать инициативу Вашему собеседнику, например, спрашивая его: «А как Вы считаете? Что Вы думаете по этому вопросу?»

Еще лучше, если Вы будете говорить о том, что интересно и что волнует Вашего собеседника.

Не делайте никаких замечаний по поводу манеры общения Вашего собеседника, напротив, похвалите его.
Но делать это нужно без иронии, доброжелательно.

3) Созерцатель
Научитесь относится ко всему, что с Вами происходит, как убеленный сединами восточный мудрец, созерцательно, т.е., прежде, чем реагировать на слова или поступки близких, или просто окружающих Вас людей, спросите себя: «А как бы поступил на моем месте мудрый человек? Что бы он сказал и сделал?»

Принимайте решение и действуйте только после нескольких минут такого спокойного созерцательного размышления.

Выполняя данную программу психокоррекции возбудимого характера эпилептоидного типа, Вы научитесь нивелировать недостатки своей личности, станете более уживчивы в общении, будете более рассудительны и сможете себя контролировать, что благосклонно отразится на межличностных отношениях и деловых контактах, так необходимых для личностного и карьерного роста.

Программы психокоррекции других акцентуаций:

Психокоррекция застревающей акцентуации характера (паранойяльного типа)

Коррекция тревожного и эмотивного характера

Гипотимная и гипертимная акцентуация — психокоррекция

Педантичный характер — изменение

Демонстративная акцентуация характера — коррекция

Циклотимный и экзальтированный характер — психокоррекция

Бесплатная диагностика и тестирование: Онлайн психологические тесты

Тест на тип характера

Тест на психологический тип личности

Тест на социальный тип

📖 1. Краткие общие сведения, Глава 1. Эпилептоидный (авторитарно-напряженный) характер, Часть I. Характерология. Разнообразие человеческих миров. Клиническая характерология. Волков П. В. Страница 3. Читать онлайн


. . .

Глава 1. Эпилептоидный (авторитарно-напряженный) характер.

1. Краткие общие сведения.

Эпилептоидный человек рисунком своего характера в чем-то напоминает больного эпилепсией, по этой причине характер и получил свое название. Эпилептоид — значит похожий на эпилептика. Эпилептоидный характер и эпилепсия составляют единый конституционально-генетический круг: в семьях больных эпилепсией чаще встречаются люди эпилептоидного характера, чем в других семьях. Отчетливо отделил человека эпилептоидного склада от больного эпилепсией М. О. Гуревич в 1913 году /3, с. 265-284/. Подробные клинические описания эпилептоидного характера были сделаны Ф. Минковской (1923 г.) и П. Б. Ганнушкиным (1933 г.).

Психология bookap

У эпилептоидов и некоторых больных эпилепсией обнаруживается характерологическое сходство в виде обстоятельности, злобноватости, вязкости, льстивости, мстительности, подозрительности, гневной взрывчатости и т. д. Однако у эпилептоидов не развивается слабоумие, нет припадков, не отмечается развернутых психозов. Эпилептоидный человек с детства несет в себе типичные черты своего характера.

При эпилепсии же речь идет о болезни, которая имеет свое начало на определенном этапе жизни, протекает с судорожными припадками или их эквивалентами и порой заканчивается слабоумием. Эпилепсия может сопровождаться психозами. Болезнь разрушает целостность ядра характера, делая его мозаичным. По мере развития болезни у эпилептика могут появляться не только эпилептоидные, но и истерические, аутистические, психастенические черты характера. В течение жизни эпилептик способен сильно меняться, становясь совершенно непохожим на того, кем был раньше. Эпилептоид же, при всей динамике своего развития, сохраняет неизменным ядро характера.

Итак, эпилептоид развивается в рамках своего характерологического склада, а эпилепсия, как всякая тяжелая болезнь, имеет разрушительное влияние на организм человека и его личность. Эпилепсия будет рассматриваться во второй части руководства, а сейчас переходим к подробному рассмотрению авторитарно-напряженного характера. Нужно учитывать, что когда говорят об эпилептоиде, то имеют в виду человека с тяжелым характером — психопата. Когда же говорят об эпитиме, то имеют в виду тот же эпилептоидный склад характера, но без его патологической выраженности (то есть речь идет об акцентуации и об акцентуантах).

2. Ядро характера.

Ядром данного характера является напряженная дисфорическим зарядом прямолинейность с тягой к власти и образованием сверхценных идей.

Разберем это определение детально. П. Б. Ганнушкин /4, с. 37/ отмечал, что эпилептоиду свойственна дисфория (от греч. — досада, раздражение). Это особое состояние психики, как правило, с трудом скрываемое. Дисфория состоит из мрачно-тоскливого настроения, тревожной подозрительности и напряженной злобноватости, по причине которой вся эта смесь обжигает собеседника, как крапива. Дисфория напряжена потребностью в разрядке, взрыве, потому люди стараются вести себя с эпилептоидом осторожнее, чтобы не стать объектом дисфорического гнева. Даже когда эпилептоид находится в спокойном состоянии, легкая злобновато-мрачноватая напряженность чувствуется в его давящем взгляде, натянутой улыбке, колком смехе, сердитом тоне голоса, тяжелой осанке. Эта сердитая напряженность нередко проникает в робких, ранимых людей, как бы гипнотизирует их, сковывает, лишает свободы мысли, повергает в оцепенелость.

Дисфорическое состояние составляет фон эпилептоидного настроения, а может сгущаться, накапливаться, что было описано Ф. Минковской /5, с. 483-493/ под названием аффективно-аккумулятивной пропорции. Существо данной пропорции выражается формулой «вязкость — застой — взрыв». Дело в том, что эпилептоид, в отличие от циклоида или ювенила, в силу своей вязкости, тяжеловесности не способен легко и быстро реагировать на неприятности, сразу же избавляясь от переживаний по их поводу. В нем растет душевный дисфорический дискомфорт, который он пытается сдержать сильным волевым напряжением. К этому дискомфорту добавляются все новые неизжитые эмоции, которые, в конце концов, переполняют чашу его терпения, и все заканчивается гневно-агрессивной разрядкой.

Эмоциональный взрыв эпилептоида, как отмечает А. Е. Личко /6, 253/, подобен не быстрой вспышке пороха, а взрыву парового котла, который долго нагревается, дрожит от напряжения, наконец мощно взрывается и еще долго пышет паром. Иногда эпилептоид может впадать в состояние сильной дисфории сам по себе, без всяких видимых причин. Нередко это происходит по утрам — как говорят в таких случаях: «Встал не с той ноги». Эпилептоид не виноват за возникновение дисфории, она самопроизвольно рождается в его теле. Однако отвечает за то, как проявит ее в своем поведении.

Теперь рассмотрим эпилептоидную прямолинейность мысли и чувства. Имеется в виду не внешняя манера жестко высказывать «правду-матку» в глаза, а закономерность проявления внутренних душевных процессов. Прямолинейность — это склонность мысли, шествуя четко и уверенно, двигаться к намеченной цели по кратчайшему пути, то есть по прямой. Мысль не кружит закоулками сомнений, не громоздит витиеватых теоретических построений, не вдается в замысловатую игру парадоксов, а, упрощая и срезая углы, прямолинейно идет вперед, малоспособная к критике самой себя. Человек с таким мышлением плохо чувствует подтекст, у него неважно обстоят дела с юмором, иронией, самоанализом, компромиссами. Даже при кажущейся внешней сложности прямолинейная мысль движется внутри определенных рамок, правил, коридоров. Себе самой подобная манера мышления кажется четкой правильностью.

Теперь представим, что вышеописанная прямолинейность наполнена дисфорией и, стало быть, это уже не какая-то вялая, безразличная и нейтральная прямолинейность. Она прокладывает себе путь вперед злобновато-агрессивным дисфорическим зарядом. Такое прямолинейное мышление не может остановиться, свернуть с пути, а может лишь неукоснительно идти вперед. Оно нетерпимо к инакомыслию, склонно к силовому решению проблемы, не способно понять чужую правоту. Эпилептоидная прямолинейность не переносит резких шуток в свой адрес, редко раскаивается в содеянном, свои неудачи любит объяснять внешними причинами (например, врагами), а не собственной внутренней несостоятельностью.

Психология bookap

Но благодаря тому, что подобное мышление логически крепко сколочено, оно способно брать в плен многих людей без собственной позиции и по-хозяйски вести за собой. Своей упрощенной уверенностью подобное мышление прельщает неуверенных в себе последователей. Прямолинейность, заряженная дисфорией, болезненно реагирует, если ей начинают перечить, и агрессивно защищается, поэтому желающих спорить обычно находится немного.

Мышление эпилептоида вязковато, обстоятельно, ригидно. Если эпилептоид прочно занял какие-то позиции, то его, как тяжелый шкаф, трудно хоть чуть-чуть сдвинуть с места. Эпилептоиду не хватает внутренних оснований для отступления от своих принципов, самое естественное для него — борьба за них. Этот душевный склад называют еще «характером воина, хозяина, хранителя традиций». Подобными «воинами» могут быть и женщины, хотя мужчины все-таки чаще.

Вышеописанные особенности мышления в общении с людьми неизбежно оборачиваются авторитарностью. Авторитарность — это стремление доминировать, начальствовать в широком смысле слова, командирская глухота к инакомыслию, убежденность, что все должно быть, «как я сказал, и точка».

Отсюда понятно, почему многие эпилептоиды рвутся к власти: именно там они могут дать выход своей авторитарности. Эпилептоиды оказываются на своем месте там, где нужно держать дисциплину, единство. Благодаря несгибаемой твердости они умеют держать «в кулаке» трудный коллектив, заставить всех «шагать в ногу». Типичный путь для эпилептоида — пойти в армию и дослужиться до высоких чинов или в гражданской жизни занять место спортивного тренера, кресло начальника и т. п. Если этого не происходит, то остается лишь быть тираном в своей семье, жестким хозяином своей собаки.

Обычно власть дается в структуре какой-то иерархии, где низшие подчиняются высшим, а высшие самому высокому. Эпилептоиду хорошо в подобной системе: он с готовностью подчиняется начальнику (если считает его действительно сильным) и с радостью руководит подчиненными. Таким образом, эпилептоид является важным «кирпичиком» пирамиды власти.

По временам люди разных характеров могут внешне вести себя авторитарно. Однако на то есть психологические причины. Например, человек с неудовлетворенным желанием признания, авторитета пытается компенсировать недостаток уважения к себе авторитарными методами. Как только проблема фрустрированного авторитета решается, от авторитарности может не остаться и следа. Эпилептоид авторитарен и тогда, когда у него нет проблем с уважением. Он авторитарен по причине вышеописанной напряженной дисфорической прямолинейности, которая делает его малоспособным к уступчивости, многопрощающей терпимой доброте. Таким образом, его авторитарность, в отличие от психологической, временной, уходит своими корнями в стойкую психобиологическую конституцию (характер). По причине своей прямолинейной правильности он сам себя не поймет, если позволит людям жить, как им хочется, а не так, как его строгому взгляду представляется нужным.

Некоторым эпилептоидам свойственна высокая степень справедливости, ведь справедливость, в отличие от милосердия, любви, тоже своеобразная правильность — четкий баланс проступка и наказания, успеха и поощрения.

Сильные природные инстинкты и влечения неотделимы от ядра данного характера. Сексуальное и пищевое влечение, тяга к материальным благам и острым ощущениям, инстинкт самосохранения со свойственной ему эгоистичностью оказывают влияние на психическую жизнь эпилептоида, делая его несколько приземленным чувственником.

Также неотделима от ядра характера склонность эпилептоида к образованию сверхценных идей. Сверхценные идеи выделены немецким психиатром К. Вернике в 1892 году. В их основе — патологическая убежденность в чем-либо без достаточных для того оснований. В отличие от бреда это психологически понятная убежденность, опирающаяся на реальные обстоятельства, которые переоцениваются. Как указывал Карл Ясперс /7, с. 143-144/, в сверхценную идею можно «вчувствоваться», она становится психологически понятной, если принять во внимание особенности личности человека и его судьбы. Пример: муж неожиданно пришел раньше с работы и увидел в ведре, приготовленном к выносу, бутылку из-под шампанского, заметил испуганный взгляд жены (она не ожидала его прихода) и убежден, что дома был любовник, а не подруга жены, как было на самом деле. Ход его мыслей понятен, в нем нет нелогичности (подобное могло бы быть). Патология в том, что бутылки в ведре и испуганного взгляда ему достаточно для глубокой убежденности в том, что жена изменила и будет изменять впредь. Даже если вся дальнейшая жизнь покажет, что он ошибался в отношении жены, в глубине его души будет продолжать жить убежденность по поводу того случая и настороженность к подобному в будущем. Важными предпосылками его убежденности служит то, что в последнее время у него стало чуть хуже с потенцией, а жена стала немного любезнее с другими мужчинами.

Совсем иначе выглядит бред ревности. Жена выбрасывает в ведро фантик от конфеты, и мужу становится все абсолютно ясно: «Ага, конечно же, эту конфету ей дал любовник». Очевидно, что его убежденность носит нелепый характер, строится на ложной алогичной посылке, в нее невозможно вчувствоваться, серьезно поверить. Это глубокая патология мышления. Сверхценная же идея эпилептоида строится на реальной логической посылке, которую можно понять, но значение которой человеком явно переоценивается с далеко идущими последствиями. При этом к веским, разубеждающим контраргументам эпилептоид остается глуховат.

Поскольку обычно подробно не показывают тесную связь стойких сверхценных идей с характерологическими особенностями эпилептоида, то я хотел бы это продемонстрировать.

1. Из-за прямолинейной узости мышления у эпилептоида изначально доминирует один путь мысли, а не многообразие вариантов, в каждом из которых нужно серьезно разобраться.

2. Инертность, тугоподвижность мышления. Один раз на чем-то застряв, мысль с этого уже не сходит. Эпилептоиду не хватает отвлекаемости, легкомыслия, переменчивости натуры.

3. Самоуверенность мышления. Так как изначально не хватает иных значимых вариантов, а своя мысль кажется логичной и правильной, то эпилептоиду трудно подумать: «А вдруг все как раз наоборот?».

4. Патологическая стойкость аффекта. Как отмечал Карл Леонгард /8, с. 119/, у людей, склонных к «застреванию» (эпилептоиды являются таковыми), аффект со временем мало гасится. Любые прикосновения к значимому переживанию заставляют аффект заново вспыхивать. Обычно под такой стойкостью аффекта лежит сила какого-либо влечения. В ревности — сексуального, в идеях преследования — инстинкт самосохранения, в сутяжничестве — жадность, эгоизм. Также стойкость аффекта поддерживается неправильным поведением окружающих, которые постоянно напоминают эпилептоиду о чем-то болезненном для него. Да и сам эпилептоид может разжигать себя яркими воображениями на тему того, что, по его мнению, случилось.

5. Сверхценные идеи чаще возникают не про все на свете, а концентрируются на актуальных для эпилептоида сюжетах: ревность, борьба за свои права (сутяжничество), подозрительность вплоть до идей преследования, беспокойство о своем здоровье (ипохондричность), карьеризм, борьба за власть или справедливость. Для эпилептоида это горячие темы, поэтому не удивительно, что именно в данных областях его мысль приобретает качество сверхценности. Чем эпилептоид злее, тем уязвимей его самолюбие, тем более въедливыми, стойкими оказываются сверхценные идеи.

6. Такие особенности эпилептоида, как дисфорическая напряженность, сильная воля, целеустремленность, мстительность, последовательность, помогают сверхценной идее сохранять себя неизменной в меняющемся потоке жизни.

Целесообразно отделять сверхценные идеи от доминирующих. В случае доминирующих идей речь идет не о самоуверенной убежденности и вообще не об убежденности, а об увлеченности каким-то предметом, деятельностью, областью знания (психологией, историей, политикой и т. д.). Эта увлеченность захватывает всего человека, предмет ее становится самым ценным. Доминирующие идеи бывают у людей разных характеров, в том числе и у эпилептоидов, но не составляют специфической, ядерной характеристики эпилептоидного типа. Эпизодически сверхценные идеи могут вспыхивать у людей разных характеров, но там они носят иную тематику и отличаются меньшей стойкостью.

Итак, схема ядра данного характера выглядит так:

1. Дисфория и сильные влечения и инстинкты.

2. Прямолинейность мышления и чувствования.

3. Авторитарность, склонность к стойким сверхценным идеям.

4. Тяга к власти.

Все эти четыре особенности составляют единую цельность, а не отдельные независимые пункты.

Краткое итоговое объяснение: напряженная дисфорическим зарядом прямолинейность мысли и чувства в социальных и межличностных отношениях с неизбежностью оборачивается авторитарностью, которая ищет власти как места, где авторитарность может быть реализована и дисфорический заряд утолен. Эта закономерность может быть выражена следующей последовательностью:

Дисфория -> Прямолинейность -> Авторитарность -> Власть.

Вышеописанное ядро характера свойственно и эпитимам (акцентуантам), но проявляется в более мягкой форме.

3. Варианты эпилептоидного характера.

Выделение вариантов делает чтение сложнее, так как возникает ряд оговорок и уточнений. Но недопустимо многообразие сводить к однообразию и рисовать эпилептоида только как злобного, склонного к взрывам садиста. Можно выделить следующие варианты людей данного душевного склада. Это выделение отталкивается от существующей систематики Я. П. Фрумкина /9/ и систематики М. Е. Бурно /10, с. 88-90/, несколько дополняя их.

1. Грубовато-примитивные. Им свойственны интеллектуальная, духовная ограниченность, мощь яростных разрядов и влечений. Примерами из литературы могут служить чеховский унтер Пришибеев (из одноименного рассказа) и гоголевский Держиморда. Из исторических типажей ярким представителем является помещица Дарья Салтыкова, прозванная Салтычихой. В нашей жизни немало представителей данного типа, их можно найти среди грубой части армейских офицеров, тюремщиков, охранников, швейцаров. Их отличает явное злоупотребление своей властью ради власти, садизм, стремление унижать, решать спор кулаками. Немало преступников относятся к данному типу.

2. Утонченные, гиперсоциальные. Из литературы нам известны такие типы, как Иудушка Головлев, шекспировский Яго, Гобсек Бальзака, Фома Фомич Опискин Достоевского. Хорошо показан гиперсоциальный эпилептоид в телесериале «Рабыня Изаура» — это хозяин Изауры, коварный Леонсио.

Гиперсоциальность — умение скрывать свою асоциальность под утрированной социальностью с помощью лицемерия, услужливости, утонченной маски благообразия. За этой «сладкой» вуалью льстивой предупредительности скрывается низменность собственных жизненных интересов, стремление к власти. Отметим две важные грани гиперсоциальности: ханжество и фарисейство. Ханжество — проповедь для других, в которую сам «проповедник» не верит и не исполняет. Фарисейство — внешнее благообразие, законничество, но без души, сердца. Ханжество и фарисейство нужны эпилептоиду для сильной моральной позиции, с которой можно поучать и командовать /11/. Гиперсоциальные эпилептоиды опаснее грубовато-примитивных, так как последние прибегают к открытому насилию, а первые используют завуалированную манипулятивность. Гиперсоциальные эпилептоиды стараются влезть в душу собеседника, уверяя, что все останется между ними, однако верить этому нельзя.

3. Благообразно-застенчивые. Близко примыкают к гиперсоциальному типу. Их особенность состоит в стремлении притвориться психастеником, то есть беспомощным, жалким, нерешительным, сомневающимся, робким. Однако все это лишь фасад, стремление спрятаться, притаиться, ввести в заблуждение ради собственных властолюбивых целей. Истинных мук совести психастеника здесь нет вовсе. По-другому этот вариант можно было бы назвать псевдопсихастеноподобным.

4. Психастеноподобные эпилептоиды. Это те социально-ценные эпилептоиды, которым действительно присуща психастеноподобность с ее совестливостью, даже комплексом неполноценности. Нередко у этих людей можно обнаружить доброту, душевность. Многие герои произведений В. Шукшина являются представителями данного варианта. Но эпилептоидное ядро не растворяется и проявляется агрессивно прямолинейными действиями в трудных ситуациях, в несгибаемости нравственной позиции, которую такой человек занял. Людям данного типа свойствен конфликт между робостью, неуверенностью в себе и ненавистью к этой неуверенности, душевной чувствительности.

5. Благородно-честные, порядочные эпилептоиды. В них нет психастеноподобности (робости, неуверенности, сомнений и т. д.), но есть несгибаемая воля, смелость во имя порядочности, справедливости. Возможно, таким эпилептоидным человеком был маршал Жуков, видимо, не случайно подозрительный Сталин доверял ему самые ответственные военные операции. Эпилептоиды данного типа жестко требуют справедливости не только от других, но и от себя. В своей прямолинейной честности они способны на невыгодный для себя поступок. Будут яростно драться за правое дело, стремясь занять в нем лидерские позиции. Но и они могут быть тиранически тяжелы для своих домашних, утомительны для многих своим правдолюбием.

6. Уязвимые честолюбцы. Это страшные люди, так как легко уязвляются другими людьми, и, злопамятно-мстительно затаившись, ожидают часа, когда можно будет жестоко расправиться с обидчиками. Если такой человек, представитель малой униженной нации, имеет какой-то явный физический дефект, низкоросл, уже с детства терпел лишения и унижения, то всю свою взрослую жизнь он (как Сталин) будет стремиться к власти, чтобы от ее имени расквитаться с судьбой и людьми, обидевшими его когда-то. Подобные эпилептоиды чужой успех, особенно связанный с приобретением положения, власти, нередко воспринимают как умаление собственных заслуг.

7. «Рубаха-парень». Эпилептоид этого типа кажется общительным, «свойским», простым, шутником, балагуром, но это опять же во многом фасад. Этот «простой» парень может со сладострастием выслеживать кого-то, доносить, мелочно контролировать близких в денежных расходах. Если же он получит большую власть, то даст убедительно почувствовать подчиненным, кто есть кто.

Принятое в литературе деление эпилептоидов на «эксплозивных» и «вязких» условно. Как отмечает В. В. Ковалев /12, с. 398/, с возрастом к эксплозивности, то есть взрывчатости, в ряде случаев все более отчетливо прибавляется вязкость. Хочу заметить, что в любом эпилептоиде, в той или иной степени, есть и взрывчатость, и вязкость, и сильные влечения.

Приведенная выше классификация основывается на картине характерного жизненного проявления эпилептоидов, «аромате» их личности. Подобный подход является практическим подспорьем для построения отношений с людьми эпилептоидного склада. Приведенная классификация является относительной в том смысле, что конкретный эпилептоид может нести в себе черты нескольких вариантов.

Долгое время господствовало мнение, что практически все эпилептоиды имеют моральный дефект, так полагал даже П. Б. Ганнушкин. Видимо, такое представление обязано тому, что эпилептоиды чаще всего попадали в поле зрения психиатров принудительно или после какого-либо преступления. По мере более широкого взгляда на данную категорию людей, а также в связи с расширением психотерапевтической помощи все очевидней становилось, что среди эпилептоидных людей немало порядочных граждан. Афористичное выражение «улыбка на устах, молитвенник в кармане и нож за пазухой», как показала практика жизни, является несправедливым в отношении многих эпилептоидных людей.

Все вышеописанные варианты корректны и по отношению к акцентуантам (эпитимам).

4. Особенности проявлений характера в детстве (с элементами психокоррекции).

Нижеследующий материал в основном представлен грубовато-примитивным, асоциальным вариантом эпилептоидного характера, так как эти дети, вследствие отклоняющегося от обычных норм поведения, прежде всего обращают на себя внимание.

Психология bookap

Характерным является высокая потребность в физическом комфорте: важно, чтобы такой ребенок был накормлен, лежал в сухих и теплых пеленках, иначе измучает своим плачем-требованием.

Уже к трем годам могут проявляться садистские наклонности. Дети мучают животных, стараются причинить боль близким, другим детям. Садизм проявляется и скрытым, пассивным образом: с подчеркнутым удовольствием едят колбасу на глазах у голодного человека, бездомной собаки. С неукротимым наслаждением эпилептоидный дошкольник способен хулигански изводить взрослых, например, как это показано в фильме «Вождь краснокожих» по одноименной новелле О. Генри. В школьном возрасте такие дети бегают с гвоздями или перочинными ножичками за одноклассниками или учителями, которые имели неосторожность сильно их разозлить. Вспоминаю одного эпилептоидного мальчика, рассерженного на директора школы. У директора был нежно любимый кот, который часто уютно сидел на плече хозяина. Мальчик выследил и убил кота в школьном туалете выстрелом в голову из самодельного оружия и только после этого смог простить директору свою обиду. У некоторых эпилептоидов хулиганская подвижность с годами сменяется «боярской» степенной важностью.

Рано отмечается недетская бережливость с мелочной аккуратностью по отношению к своим вещам. В играх и занятиях они проявляют тяжеловесную обстоятельность. Работают часто медленно, но компенсируют это тщательным выполнением каждого элемента работы. Однажды я наблюдал, как в детском садике дети соревновались, кто из них быстрее построит самую высокую пирамиду. Дети суетились, торопливо громоздили кубик на кубик, и только два мальчика, один из которых был эпилептоидом, а другой ананкастом (педантичный характер), тщательно, четко и не спеша делали свою работу. У суетливых детей пирамидки то и дело разваливались, и только эти двое шаг за шагом, медленно, но опередив всех, построили самые высокие пирамидки. Пример наглядно показывает, как много времени теряется на возвраты к некачественно сделанной работе и что эпилептоидная основательность, в конце концов, своей тщательностью опережает суету.

Психология bookap

Уже в ранние годы в хмуро-недовольном настроении эпилептоида можно заметить злобноватый дискомфорт дисфории. Ближе к отрочеству этот дискомфорт все чаще накапливается и яростно изливается взрывами агрессивного гнева, в котором эпилептоидные подростки бьют лежачего, бросаются на заведомо более сильного противника, направо и налево крушат все в доме. Если не на чем сорваться, то, как отмечает А. Е. Личко /6, 56/, эпилептоиды причиняют боль самим себе, могут вонзить в свою ногу нож — в этом нет и намека на суицид, а лишь слепое стремление к разрядке аффекта.

Достаточно рано отмечается брутальность (грубая разрушительность) поведения. Она звучит даже в некоторых привычках: курение крепких папирос, употребление водки вместо вина, стремление «пить до отключки». Такие подростки часто идут в спортивные секции по боксу, карате, что дает возможность психокоррекции. Если подросток уважительно подчиняется своему тренеру, то тот может положительно на него повлиять, что не получается у родителей и педагогов.

Уже с детства эпилептоиды отличаются злопамятной мстительностью. В некоторых подростковых суицидальных попытках звучит не мотив самоубийства, а желание сурового наказания для того лица, которое послужило поводом к суицидальной попытке.

Психология bookap

У эпилептоидов рано просыпается сильное сексуальное влечение. Такие подростки, включая девочек, стремятся к разнообразным сексуальным контактам. В случаях, когда естественный половой акт затруднен, сильное влечение может найти себе выход в гомосексуальных связях, насилии, растлении малолетних. У эпилептоидов вообще усилена жизнь инстинктов и влечений. Ими овладевает азарт разного качества, страсть к обогащению.

Эпилептоидной подростковой реакции эмансипации свойственно не только стремление к свободе, но и желание незаслуженно приобрести материальные права, заставить родных обслуживать себя. Плохо, если в семье, где растет эпилептоидный ребенок, господствует атмосфера жестких, а то и жестоких взаимоотношений. Это усиливает их собственную жестокость, закрепляет подозрительное отношение к людям, порождает неверие в добро и бескорыстие. Жесткие отношения ведут к учащению эпилептоидных гневных взрывов, приучают решать конфликты силовым путем. Ровные отношения в семье делают эпилептоидного ребенка мягче и спокойнее.

Подросток эпилептоидного типа пытается брать себе много неограниченных прав в доме, пренебрегая обязанностями. Поэтому целесообразно, пока он сам этого еще не сделал, дать ему определенные права, но непременно вместе с обязанностями и включить все это в определенные общие правила семьи. Эпилептоид склонен хранить правила и традиции. Важно, предоставляя ему права, подчеркнуть его достоинства, благодаря которым он эти права получает. Разумно отметить его силу воли, хозяйственность, домовитость, основательность, похвалить его так, чтобы он сам стал ценить это в себе. Можно «наградить» его почетными «званиями»: защитник матери, пример младшим, верный помощник отца. Если он с гордостью возьмет это себе в душу, то есть надежда, что в пубертатном периоде он не превратится в домашнего тирана, которому «закон не писан».

Психология bookap

Эпилептоиды уже с детства не любят пустых мечтаний. С возрастом все больше ценят здоровье, без которого нет удовольствий и власть не в радость. Некоторые проявляют интерес к истории, чтобы знать, как доподлинно жили люди, и особенно интересуются тем, кто и как взял власть. Не очень любят среди своих сверстников ярких, самобытных личностей: их труднее подчинить, использовать. Уважают смелость и силу, в основном физическую. Ценят тех, кто им полезен. Расчетливо покупают благодарность детей деньгами и подарками, чтобы затем попросить расплатиться какой-либо нужной услугой.

Гиперсоциальные черты имеют тенденцию к появлению и усилению с младшего школьного возраста (10-11 лет). Обычно чем выше интеллектуальный уровень эпилептоида, тем более он склонен к гиперсоциальности. Эпилептоидным детям полезна разрядка через физические упражнения, некоторых хорошо успокаивает монотонный труд.

Данное описание может вызывать неприятное чувство, но оно в основном относится к грубовато-асоциальным эпилептоидам. Детские проявления других вариантов эпилептоидного характера исследованы менее подробно.

5. Межличностные отношения (проблемы коммуникации).

Ограничусь описанием типичных для эпилептоидов психологических игр и манипуляций, представляющих опасность для окружающих. Чтобы понять конкретные эпилептоидные игры и манипуляции, кратко определим основные понятия игр и манипуляций вообще.

Игры, по одному из определений Э. Берна /13, с. 23/, включают в себя 4 необходимых элемента.

1. Все игры содержат приманку или крючок, на который «клюет жертва», и игра начинается. У «жертвы» должна быть заинтересованность, потребность в приманке, одним словом, «слабинка», на которую и рассчитывает игрок. Если этой «слабинки» нет, то крючок остается непроглоченным и игра начаться не может.

Психология bookap

2. Когда «жертва» попалась на приманку и ожидает определенного, как ей кажется, естественного развития событий, игрок делает неожиданный ход (производит переключение), и скрытый до того мотив неожиданно проявляется в игре.

3. «Жертва» впадает в состояние более или менее сильной конфузии или растерянности.

4. Затем игрок и «жертва» получают свое вознаграждение или расплату, и цикл игры заканчивается.

Психология bookap

Таким образом, для взаимодействия, называемого игрой, необходимы: 1) приманка игрока и «слабинка» «жертвы», 2) переключение, производимое игроком и выявляющее его скрытый мотив, 3) растерянность «жертвы» и 4) вознаграждение или расплата, которые достаются обоим участникам.

Имеется элегантный способ утилизации вышеописанного, так называемая теория футбольных маек. Наверняка каждый из вас замечал девушку, одетую в майку, где спереди написано «да», а сзади — «нет». Вообразим смешную ситуацию. Некто решает, что «да» на передней стороне майки является приглашением к знакомству, и радостно направляется к девушке. В этот момент она не спеша поворачивается. И «жертва» видит, как призыв «да» постепенно превращается в запрет «нет». «Жертва» обескуражена. Никто не остается без вознаграждения: девушка, широко улыбаясь, гордо уходит, а молодой человек получает очередной урок: «Все они такие!».

В этой ситуации приманкой служила надпись «да», «слабинкой» — горячее желание познакомиться, переключением — поворот девушки, скрытым мотивом — насмешка над молодым человеком, вознаграждением или расплатой — те чувства и мысли, которые каждый извлек из ситуации.

Я буду, описывая игры, пользоваться этой элегантной теорией футболок. Манипуляция, согласно метафоре психолога Е. Л. Доценко, — «это действия, направленные на «прибирание к рукам» другого человека, помыкание им, производимые настолько искусно, что у того создается впечатление, будто он самостоятельно управляет своим поведением» /14, с. 60/.

Итак, кратко опишу некоторые типичные игры и манипуляции, многие из которых взяты из моего психотерапевтического и жизненного опыта.

1. «Посмотри на солнышко» — читается на передней стороне майки. «Ты его видишь в последний раз» — написано на задней. Утонченному садисту мало просто уничтожить человека, ему нравится подвести человека к приятному ощущению нахождения на вершине успеха и именно в тот момент, когда человек возликует, жестоко сбросить его с этой вершины. При этом еще задолго до конца игры садист начинает извлекать свой «кайф», зная, чем все закончится.

2. «Издевка». Однажды начальник вызвал эпилептоида в кабинет. Со стола на пол упала бумажка. Начальник небрежным жестом указал на нее и показал место на столе, где она должна находиться. Эпилептоид поднял ее. Через какое-то время его повышают, и он становится начальником своего бывшего начальника, причем «бывший» очень сильно от эпилептоида зависит, и тому это известно. Частенько, вроде бы как по важному делу, эпилептоид вызывает бывшего начальника и небрежно скидывает бумажку со стола, указывая на нее пальцем. Тот с готовностью спешит ее поднять. Разговор продолжается дальше, а история с бумажкой периодически повторяется. В конце концов эпилептоид прощается с подчиненным, сообщив ему: «Было так приятно с вами пообщаться!», а на задней стороне майки написано: «Особенно, когда вы ползали за бумажками».

3. «Я ваш друг». Эпилептоид в своих целях нередко прибегает ко лжи, причем делает это расчетливо и четко. Он не клевещет поспешно. Сначала он порождает в собеседнике неуверенность, затем усиливает ее, потом подбрасывает непроверяемую ложь. Собеседник уже близок к тому, чтобы поверить во что угодно. Теперь нужно в красках разрисовать желаемую ситуацию. Собеседник переполнен чувствами и полностью верит обманщику. И вот только сейчас можно уверенно сообщить всю давно заготовленную клевету. Тактика проста, но требует самообладания: «клиента» шаг за шагом нужно готовить и преподносить ложь в нужный момент. На передней стороне майки написано: «Я так усердно стараюсь», а на задней продолжение: «…вас использовать». Именно таким способом Яго манипулировал доверчивым Отелло.

4. Характерна коварная комбинация «подставка». Коварство в данном случае — это такая организация ситуации, когда жертва, думая, что пытается спастись, лишь туже затягивает петлю у себя на шее. Эпилептоид хочет убрать неугодного подчиненного и дает ему на утро срочное поручение, хотя утром должно состояться важное совещание. До совещания он перехватывает начальника отдела и жалуется ему на подчиненного, который не только ведет себя, как хочет, но еще и имеет наглость при этом говорить, что исполняет поручения. Начальник отдела возмущен. Подчиненный, естественно, опаздывает на совещание, уверенно оправдываясь тем, что ему дали срочное поручение. Эпилептоид многозначительно смотрит на начальника отдела, и тому уже не надо никаких объяснений. И чем усерднее сотрудник ссылается на данное ему поручение, тем хуже для него. На передней стороне майки эпилептоида написано: «Положись на меня, дружок», а на задней — «подставка гарантирована».

5. Другой вариант подставки описан Э. Берном /15, с. 118/ в игре «Давай надуем Джо». В результате «в дураках оказывается Уайт, согласившийся помочь игроку «надуть» Джо.

6. «Гость-растяпа». В этом взаимодействии эпилептоид упивается вседозволенностью власти, гарантированным прощением за любой проступок. Он ведет себя как гость-растяпа, который случайно роняет графин, проливает вино на колени хозяйке, наступает кошке на хвост. При этом хозяева продолжают любезно улыбаться, все называть милыми пустяками, стараются угодить ему в чем-нибудь еще. Он же торжествует в душе, что может себе позволить и это и то, а в ответ будет слышать лишь любезности. Подобным образом ведет себя главный герой (прототипом которого является Берия) в известном фильме «Покаяние». На передней стороне майки — «я такой неловкий», а на задней — «вы у меня попляшете».

7. «Попался, негодяй!» В данном случае эпилептоид под видом заботы или справедливой требовательности искусно придирается к человеку так, чтобы тот в любом случае оказался виноватым. В конце концов, собрав достаточно «улик злонамеренности» человека, эпилептоид получает видимость основания для расправы над ним. Антитезисом к этой игре со стороны «жертвы» может быть предложение ввести договорную систему отношений, чтобы все было урегулировано и не оставалось места произвольным придиркам. Эту договорную систему, защищаясь от произвола, можно делать все более детальной, пытаясь заранее оговорить все, что возможно. Если и это не помогает, то, вероятно, лучше полностью прекратить отношения.

8. Очень характерно для эпилептоида, даже ребенка, так называемое «двойное отношение»: когда с начальником или учителем он ведет себя, как верноподданный слуга, а с подчиненными или одноклассниками — как подлец. При этом начальник или учитель отказывается верить жалобам на такого «хорошего» человека. А если сам начальник безнравственный эпилептоид, то его весьма устраивает верноподданный слуга, который может быть полезен своими доносами.

Не только эпилептоид манипулирует людьми, но и им манипулируют. В этом смысле характерна описанная Э. Берном игра «Если бы не ты». Суть такова. Женщина предъявляет претензии суровому и ревнивому мужу (эпилептоиду): «Если бы не ты, я бы не сидела в четырех стенах, а ходила в гости, открыла у себя литературный салон, стала бы актрисой». Однако дело в том, что в глубине души она ужасно боится быть неадекватной в социальном взаимодействии и ей гораздо спокойнее сидеть дома. Претензии к мужу служат ей оправданием и придают уверенность, что она могла бы, если бы… Ее муж действительно так ревнив, что не может ничего с собой поделать. За это жена использует его чувство вины, получая регулярные подарки в качестве компенсации. В их отношениях уже давно наступила пустота и скука, которую они развеивают бурными скандалами на тему свободы и притеснения. Жене по-своему выгодна стойкая ревность эпилептоидного мужа, иначе не удалось бы скрыть от себя своих страхов, меньше было бы подарков и непонятно было бы, о чем так страстно говорить друг с другом. На передней стороне ее майки написано — «Если бы не ты», а на задней — «То я бы все равно не смогла».

Важно знать, что многие благородно-честные, а также психастеноподобные эпилептоиды любят играть в игры и манипулировать, но не выносят, когда манипулируют ими. Они предпочитают открытые, прямые отношения с однозначными «да» и «нет». Вспоминаю одного такого руководителя фирмы. Его раздражали недосказанности, увертки партнеров по делу, он не мог навязываться, приставать к людям и ждал, когда они сами вспомнят про договоренности и ответят ему. Его перекашивало, когда чиновники склоняли его к взяткам. Больше всего он ненавидел, когда после переговоров окончательно ударяли по рукам, и для него это было серьезно, а для партнеров только ритуалом. По причине его несгибаемой моральной порядочности, дела шли все менее и менее успешно, но он ничего не мог и не хотел в себе менять.

6. Семейная и сексуальная жизнь.

Люди данного характера стремятся особенно с возрастом к браку, чтобы крепче, уверенней стоять на земле. Эпилептоид с эпилептоидом могут ужиться, если их соединяет взаимное мощное сексуальное влечение или общее дело, в котором, как правило, четко распределены роли и обязанности. Без этого между ними возникают непримиримые ссоры и драки.

Психология bookap

Наиболее гармонично складывается брак между эпилептоидным мужчиной и синтонной женщиной, которая способна уважительно понять трудности его характера и умело с ними разбираться. Такие обычно духовно несложные синтонные женщины чувствуют в эпилептоиде характер воина, то есть настоящего мужчину. Это ценно для них. Многие из них ощущают как свою обязанность смягчать дисфорическую напряженность мужа, и это у них, как правило, получается. За долгую совместную жизнь у эпилептоида накапливается благодарность жене за то, что удержала его в той или иной ситуации. Например, эпилептоид увидел, как мальчишка-хулиган вытаскивает из сумки пожилой женщины кошелек. Это его так взбесило, что в ярости хотелось догнать вора и убить. Если бы жена не удержала его, то он мог бы попасть в тюрьму. В момент взрыва ему было на это наплевать, а, остыв, был глубоко благодарен жене за то, что спасла его. Кстати, только ей одной и позволил бы себя удержать.

Характерен следующий случай. Дочь, не слушая отца, дружила с парнем, который ему не нравился. Грозный отец никак не мог прекратить их встреч. Однажды вечером девушка пришла и сообщила, что беременна. Отец взбеленился и готов был навсегда выгнать дочь из дома. «Не забывай, что она носит в себе твоего внука», — утихомирила его синтонная супруга, и он смягчился.

Эпилептоид способен укротить своенравную истерическую женщину, жестко поставив перед ней ультиматум: «Или будет по-моему, или уходи». И если она им дорожит или его служебное положение дает ей сцену для показа себя, то вся ее капризность попритихнет, так как она понимает: как он сказал, так и будет.

Психология bookap

Людям других характеров тяжеловато с эпилептоидными мужьями и женами: душит их авторитарность, приземленность, вспышки гнева и мелочный контроль. Особенно тяжело с эпилептоидом ранимым, одухотворенным, независимым женщинам. За малую провинность эпилептоид может устраивать обструкции на 3-4 недели. Трезвый защищает от всех обидчиков, а пьяный обижает сам. Рассматривает поведение жены сквозь «лупу», заставляет ее бояться опоздать на 2-3 минуты, следит, чтобы не угощала вареньем чужих людей, устраивает допросы. При всей своей защищенности такая женщина живет в вечном страхе и унижении. В случае какой-то размолвки эпилептоид не может быстро перестроиться, простить, долго молчит. Некоторые женщины на опыте обучаются лавировать с эпилептоидом. Если они опаздывают или делают что-то не так, то умудряются объяснить ситуацию таким образом, что думали не о себе, а старались ради мужа, семьи — потому и опоздали. Такое объяснение эпилептоид приемлет.

Сексуальная жизнь эпилептоидных людей отличается напряженностью. Обычно встречаются два полярных варианта сексуального поведения. Эпилептоиды могут стремиться к сладострастному разнообразию, а могут, реже, быть удивительно стойко привязаны к одному партнеру, партнерше, с возникновением сильной зависимости от них. Так, гордый эпилептоидный мужчина может, как ребенок, упрашивать жену не смотреть на других, страшно мучается, если она его не слушается. Готов валяться у нее в ногах, чтобы дала ему желанное сексуальное удовлетворение. В конце концов, может даже убить ее, но не может освободиться от своей сексуальной привязанности именно к ней. Некоторые эпилептоиды бывают очень верными мужьями и однолюбами. Чаще же постоянно изменяют, объясняя это еще и пользой для собственного здоровья.

Бывает, что крепкие, статные эпилептоидные женщины с дисфорическим огнем в глазах своею хищной красотой повергают некоторых психастеников, циклоидов в рабское подчинение.

Психология bookap

Эпилептоиды настоящие ревнивцы. Однако многим женщинам пусть мешает, но все-таки льстит и нравится эта мужская ревность. Эпилептоид иногда с примесью особого удовольствия выслеживает объект своей ревности. Одно представление, что она (он) кого-то сейчас жарко обнимает, приносит с собой одновременно боль и распаляет страсть. У тех, кому это особенно приятно, возможно, имеется неосознанная склонность к групповому сексу.

Эпилептоидные родители зачастую уверены, что знают то, что нужно их детям, лучше, чем сами дети. В случае собственного дискомфорта могут срываться на детях, при этом без чувства вины, в отличие от астеника, психастеника. Любят поучать детей, попутно возвеличивая себя, расписывая, какими молодцами были в детстве, как слушались родителей (часто все было наоборот). Сами обижают своих детей, но посторонним в обиду не дадут. Дети, замечая неподлинность родительской нравственной позиции, усваивают для себя следующую норму: «можно делать все что угодно, но чтобы никто об этом не знал» /16, с. 179/.

Эпилептоидная женщина бывает крайне неприятной свекровью. Любя своего сына «тяжелой» авторитарной любовью, она не может себе представить, что какая-то другая женщина займет ее место в его сердце. Сын, в которого она столько вложила сил и надежд, должен принадлежать только ей. Такой женщине иногда невыносимо сознавать, что у «ее мальчика» с другой женщиной возникает особо близкая сексуальная связь, и тогда она как мать конкурировать с этой женщиной не может. Ей больно наблюдать, как ее сын ласково смотрит на другую, прислушивается к ней, стремится проводить с ней все свободное время. Мысль о том, что та женщина тоже любит ее сына и желает ему счастья, нисколько не успокаивает такую свекровь, так как она твердо убеждена, что только она — мать — должна быть главной в его жизни. Отсюда у такой свекрови всю жизнь сохраняется яростное неприятие своей невестки, и иногда эта ярость доходит до того, что она готова сделать все, чтобы разбить семью сына. Интересную манипуляцию на данную тему отметил В. П. Руднев в действиях эпилептоидной Кабанихи, которая, ревнуя своего сына к Катерине, завуалированно подталкивает последнюю к супружеской измене и тем самым разрушает их семью /16, с. 165-185/.

Психология bookap

Благородные, порядочные эпилептоиды могут быть хорошими родителями. Воспитывают детей по всем правилам, занимаются их здоровьем, следят за учебой, приучают к выполнению работы по дому, учат уважать старших, чтить традиции. Когда дети подрастают, то приучают их к самостоятельности, труду, стараются подготовить к суровой правде жизни без иллюзий и розовых очков. На воспитание детей не жалеют времени и сил, воспитывают без жестокости, но строго, стараются привить детям честность и чувство ответственности. Сами являются хорошими образцами в этом отношении.

Эпилептоидам часто становится плохо в семье в старости, потому что, старея, они теряют власть, дети их больше не слушаются, живут своей жизнью, как хотят. В этой ситуации эпилептоиды чувствуют себя несчастными, беспомощными и если не находят отдушину в гневных разговорах о непорядках и политике, то для них окажется удачным, если кто-нибудь из внуков выберет время для стариков, чтобы дать им возможность выговариваться. Это может продлить жизнь эпилептоида. Съедаемый сильными невыраженными аффектами эпилептоид склонен к сердечно-сосудистым, желудочно-кишечным (язвенная болезнь) заболеваниям.

7. Духовная жизнь.

Люди данного типа часто воинствующие материалисты, презирающие все идеалистическое как вредную выдумку. Порой смысл жизни понятен им без поисков и размышлений — это удовлетворение своих сильных влечений и радости власти. Среди эпилептоидов встречаются, несмотря на некоторую ограниченность, и духовные люди с чувством святого в душе, философскими поисками, размышлениями о жизни. Однако и в их духовных размышлениях звучит тема власти с ее многоликими гранями, стремление воевать за правду, бичуя недостатки, как видно, например, в злой сатире Салтыкова-Щедрина.

Психология bookap

Бывает, что человек данного типа по причине воспитания или сам с годами приходит к вере в Бога. Здесь он тоже отличается сверхубежденностью в истинности своей веры, как правило, не сомневается, что попадет в рай, гневно проклинает иноверцев, уверен, что их ждет кара Небесная. Верит трудолюбиво, истово, с соблюдением всех обрядов. Бог у него получается тоже напряженно-авторитарным, как и он сам. Его Бог — неумолимый судия, карающий за грехи и крепко держащий все мироздание в своей властной руке. Мир полон крови и страданий грешников, и это правильно. Милосердие — это слабость. Эпилептоид может порой делать, что ему хочется, и Бог тут ему не помеха, наоборот, он Богом оправдывает свои грешные поступки. Такой авторитарно-напряженной верой отличался дед М. Горького, описанный им в автобиографической повести «Детство» /17, с. 68-74/.

Разумеется, касаясь духовной жизни, можно говорить лишь о типичности, определенных тенденциях, так как очень многое зависит от конкретного эпилептоида, его одухотворенности и ума.

8. Дифференциальный диагноз.

Дифференциальный диагноз — это разграничение одного состояния от другого, похожего на него. В типичных случаях эпилептоида легко узнать по дисфорической злобноватой напряженности, в атмосфере которой не чувствуешь себя раскованным и невольно подбираешь слова под собеседника. От эпилептоида исходит аура напряженности, тяжеловесности, обстоятельности. Отчетливо чувствуется прямолинейность эпилептоидного мышления. В разговоре он настаивает на своем. Его мысль движется в некоем «коридоре», его трудно сдвинуть с уже занятой позиции.

Психология bookap

«Взгляд удава на кролика», тяжелая осанка, уверенный, «впечатывающий» голос, атлетоидное телосложение, цельность характера, прямолинейная основательность рассуждений — все говорит в пользу данного характера. Если становится известно, что данный человек «озабочен» сексом, любит солидно покушать, склонен к борьбе и агрессивным разрядам (обычно это утаивается), тяжелой ревности, подозрительности, ценит в жизни надежность и толковость и испытывает антипатию к запутанным и отвлеченным рефлексивным рассуждениям, нерешительности, то диагностическое впечатление еще более усиливается.

В случае гиперсоциального эпилептоида ядро характера прикрыто слащавостью, угодливостью. Слишком много «сладенького» в человеке должно всегда настораживать. Такой эпилептоид выдает себя лакейскими манерами, вертлявостью телодвижений, чрезмерным употреблением ласкательно-уменьшительных словечек. Однако сквозь все эти наслоения ощущается дисфорично-авторитарное ядро характера. У гиперсоциальных эпилептоидов атлетоидное телосложение встречается не часто.

Эпилептоидный «рубаха-парень» бывает общительным, много шутит, но в его общительности и шутках нет обаятельной легкости, изящества, душевной симпатичности. Все в большей или меньшей степени окрашено дисфорично-прямолинейным ядром характера.

Психология bookap

В психастеноподобном эпилептоиде сквозь застенчивость, неуверенность в себе, сомнения, высокую тревожность, душевность и доброту также просвечивает основное ядро характера. Эпилептоид данного типа и психастеник отличаются друг от друга разными «болевыми точками». Для эпилептоида главное — власть, за нее он способен драться. Он даже может благородно отказаться от власти, но потом будет страдать от ее отсутствия. Для психастеника же «болевой точкой» является чувство собственной неполноценности. Когда кто-либо нажимает на эту «точку», психастеник отступает, но иногда может дать и агрессивную реакцию. Однако эта реакция быстро истощается. В отличие от эпилептоида он не рожден быть бойцом. Властью он нередко лишь тяготится.

Следует отличать эпилептоидов от людей с другим характером, которым также присуща дисфорическая окраска настроения. Шизотипальные личности отличаются от эпилептоидов расплывчатостью мышления с элементами нелогичности, вычурности, отсутствием цельности. Шизотипальные люди могут сложно аутистически резонерствовать и не понимать чего-то очень простого, порой они сами не знают, чего хотят, что совершенно нетипично для эпилептоидов.

Органические психопаты и акцентуанты отличаются от эпилептоидов подвижностью своих аффектов, неряшливым аффективным мышлением. В них нет эпилептоидной цельности: дисфория вдруг может сходить на нет, и появляется благодушное добродушие, даже легкомыслие. Они могут быть совершенно разными, в зависимости от ситуации и настроения. Все это не характерно для эпилептоида.

9. Особенности контакта и психотерапевтическая помощь.

Просьба отнестись к нижеперечисленному не как к пособию по манипуляции, а как к рекомендациям, открывающим возможность взаимодействия с людьми такого типа.

Психология bookap

1. С эпилептоидным человеком лучше вступать в контакт, когда он относительно расслаблен, поэтому желательно выбирать нужный момент. Полезно в начале беседы выказать знак уважения, например: пожать крепко руку, отметить, как красиво и аккуратно все разложено у него на столе, доброжелательно оценить его коллекцию (эпилептоид нередко бывает коллекционером). Уважить эпилептоида имеет смысл, так как он смягчается и даже становится менее авторитарным.

2. Его нельзя грубо и резко обрывать высказываниями типа: «Все это ерунда, неправда и т. п.». Он воспримет это в качестве оскорбления, и вы станете его врагом. Он любит, когда его почтительно выслушивают и соглашаются с его словами.

3. Общаться с ним надо не задевая его достоинства и положения, без намека на то, что вы умнее. Неразумно вступать в конфронтацию. Не старайтесь противопоставить ему свою личность и ум. Как бы внешне соглашаясь с ним, можно спросить, не заинтересует ли его мнение такого-то признанного эксперта, высказанное в таком-то признанном труде. Попросите прокомментировать это мнение и, отталкиваясь от этого комментария, приступайте к серьезному разговору по существу. Биться о стену его самоуверенности смысла нет, лучше ее обойти.

Психология bookap

4. Следует быть осторожным в шутках, особенно двусмысленных. Эпилептоид может любезно улыбнуться, но внутренне принять шутку за издевку над собой, так как самоиронии ему недостает. Сам он может шутить, в том числе и над собой, но вам лучше этого не делать. Шутите на посторонние, никак не связанные с его личностью темы.

5. Уважайте склонность эпилептоида к порядку. Без спроса не трогайте его вещи. Старайтесь быть обязательным и выполняйте то, что пообещали (он помнит ваши обещания). Эпилептоиды ценят преданность, деловитость и толковость, поэтому не расплывайтесь в мечтаниях и общих выражениях.

6. В общении с эпилептоидом лучше быть расслабленным, но не развязным, смотреть ему в глаза. Ваше напряжение и бегающий взгляд могут вызвать у него подозрение и ответное напряжение.

Психология bookap

7. Крайне важно понять его схему жизни и кодекс чести (если таковой имеется) и учитывать это, стараясь объяснить свою мысль так, чтобы она хорошо ложилась в его представления. Также важно понять, в чем состоит его интерес, потому что он не будет делать что-либо, по его мнению, противоположное его интересу.

8. Если уж льстить эпилептоиду, то делать это нужно аккуратно, то есть опираясь на реальные факты, значимые для него. Нужно подчеркнуть эти факты и подать их в выгодном свете как результат его ума, профессионализма, целеустремленности. Он «съест» лесть, так как самоуверен, ощущает себя значительным. Но она должна быть точной и по возможности правдоподобной — иначе он может насторожиться.

Данные рекомендации носят общий характер, в каждом отдельном случае необходимы соответствующие корректировки. Когда между вами возникнет первоначальное доверие, подчеркните эпилептоиду прямо или косвенно его достоинства: силу воли, четкость, основательность, любовь к порядку, умение постоять за себя и близких, способность бороться за правду, целеустремленность, обязательность, справедливость, хозяйственность, способность на поступок, надежность, толковость, ответственность, честность и т. д. Откуда взялся такой длинный перечень положительных черт? Дело в том, что этот перечень предназначен для психологической поддержки и психотерапии, за которой, как правило, обращаются порядочные и психастеноподобные эпилептоиды, которым вышеперечисленные черты действительно присущи.

Лишь когда доверие между вами окрепнет, побеседуйте с эпилептоидом о вреде авторитарности для него самого: у тирана всегда много врагов, отсюда вытекает постоянная борьба за власть и страх ее потерять, и это лишь дело времени, так как рабы рано или поздно восстанут. Порекомендуйте почитать под новым углом зрения о таких тиранах разных характеров, как китайский император Цинь Шихуан, Нерон, Калигула, Иван Грозный, Сталин, Гитлер. Пусть эпилептоидный человек постарается увидеть, что радость власти была «съедаема» постоянным напряжением и страхом ее потери; сколько антипатии, ненависти и бедствий принесли людям авторитарные черты правителей. Как ужасна та память, которую некоторые из них навеки оставили у человечества.

Посоветуйте терпимей относиться к малозначимым недостаткам в других людях, видеть за этими недостатками их оборотную позитивную сторону. Подчеркните, что ему самому от этого будет лучше, так как не нужно будет так часто сердиться. Посоветуйте быть демократичней в отношениях с людьми, ведь это поможет двигаться по карьерной лестнице, и достигнутая власть не будет столь шаткой и опасной. Оба этих совета можно дать эпилептоиду с утилитарной позиции (для вас же лучше), которую как реалист-прагматик он хорошо поймет. Если не получается достигнуть внутренней терпимости и демократичности, то эпилептоид способен строго приказать себе вести себя внешне подобным образом. Также подчеркните, какой ущерб он наносит себе вспышками ярости. Эпилептоиду необходимо уходить от людей, когда чувствует, что взорвется. Нужно учиться расслабляться: интенсивный спорт, дрессировка собаки, физический труд, охота, аутогенная тренировка, гипнотические сеансы у психотерапевта. Но только не алкоголь, так как он снимает «тормоза», и вспышка ярости может плохо закончиться.

Если вы хотите в чем-то переубедить эпилептоида, то ссылайтесь не на себя, а на признанные авторитеты, науку, которые в его глазах имеют силу. Уступить логике собеседника значит для него оказаться глупее, что он не потерпит и будет спорить до конца и не сдастся. Ваши доводы, основанные на науке и авторитетах, желательно подкреплять весомо звучащей терминологией (даже если она малопонятна вам и ему). Из ваших аргументов вы должны воздвигнуть крепость, которую он сможет уважать и перед которой ему будет не стыдно сдаться. В этом отношении помогают приемы рациональной терапии по Д. В. Панкову /18, с. 188-213/.

Важно понимать, что эпилептоиду для полного счастья нужна радость власти. У власти две главные фигуры — царь и воин, чем-то повелевать и что-то покорять. Эпилептоиду в своей жизни хоть где-нибудь нужно быть царем или воином. Прекрасно, когда его авторитарность полезна обществу. Честная крепкая власть в любые времена, и особенно в смутные, всегда была в цене. Власть — не обязательно самодурство, это может быть власть справедливости и закона, и даже власть демократии, неукоснительного соблюдения прав человека.

Психастеноподобным эпилептоидам показана терапия творческим самовыражением (ТТС) по методу М. Е. Бурно, речь о которой пойдет в разделе об астеническом и психастеническом характерах.

10. Учебный материал.

В фильме «Список Шиндлера» есть сцена, где происходит разговор о власти между Шиндлером и холодным молодым садистичным нацистом. Шиндлер мастерски трансформировал представление о власти у этого фашиста. Он показал ему, что есть власть убивать и есть власть миловать, когда мог бы убить. Вторая власть выше, ибо принадлежит только Богу и императорам. Нацисту захотелось почувствовать себя императором, и он стал пытаться миловать. Этот эпизод показывает, что понятие власти многогранно и подвержено трансформации. Шиндлер увлекает и вовлекает нациста в создаваемый им образ. Если бы он прямо сказал фашисту, что нужно, подобно императору, миловать людей, то фашист, скорее всего, стал бы сопротивляться такому предложению. Большинство властолюбцев не приемлют прямых указаний. Поэтому в психотерапевтической работе с некоторыми эпилептоидами эффективны косвенные внушения, многообразные примеры которых представлены в трудах М. Эриксона /19, 20/.

Психология bookap

В фильме «Общество мертвых поэтов» хорошо дан образ эпилептоидного отца. Он не способен позволить сыну выбрать карьеру актера, так как уже выработал для сына свою «верную» программу жизни. Отказаться от нее отец не может, потому что будет чувствовать вину за то, что не направил мальчика по правильной жизненной дороге. Он забирает парня со сцены, намереваясь отдать его в закрытое учебное заведение. Для юноши это огромная беда, но отец в своей прямолинейной строгости понять этого не хочет. Он авторитарно-гипнотически давит на сына. Все заканчивается самоубийством юноши и горем отца. Характерно, что отец запрещает мальчику спорить с ним на людях. Обратите внимание, как у отца в гневе ходят желваки (типичная деталь), как аккуратно прибран его стол и поставлены тапочки у дивана. Вообще, в образе отца замечательно передан «аромат» личности эпилептоида.

В фильме «Республика Шкид» примечателен эпизод с молодым «ростовщиком» Слоеновым. В этом эпизоде показан коварный, внешне благостный и сладенький эпилептоид с нравственным дефектом. Он жестоко манипулирует чувством голода у младших ребят, подлизывается к старшим и бесстыдно на глазах у «жертв» наслаждается сытостью и властью. С улыбкой на устах делает гадости, подставляет под наказание вместо себя другого мальчика. Когда его манипулятивные сети рвутся, то с него слетает благостность и обнажаются трусливость и агрессивность.

Вспомните творчество Сурикова, Верещагина, Шишкина, В. Васнецова, Айвазовского, А. Шилова, Шардена (Франция), Матейко (Польша). На полотнах этих талантливых мастеров ощущается дух напряженности, натуралистической утонченности с тщательно выписанными деталями, воинственный характер сюжетов. Это творчество помогает прочувствовать эмоциональный и духовный мир эпилептоидного характера.

Эпилептоидный тип психопатии и акцентуация характера — КиберПедия

Название «эпилептоидный» дано этому типу психопатии из-за сходства с некоторыми изменениями личности, которые происходят у больных эпилепсией.

Основными особенностями характера эпилептоидных психопатов являются повышенная возбудимость в сочетании со взрывчатостью, злобностью, злопамятностью, мстительностью, склонностью проявлять бурные реакции с агрессией в ответ на незначительные внешние раздражители.

Проявления психопатии чаще всего обнаруживаются уже в детстве. С раннего возраста такие дети могут беспричинно подолгу плакать и их невозможно успокоить, не действует окрик – они ожесточаются, колотят ручками и ножками по чему попало, могут ударить мать, сверстников.

Такие дети периодически бывают хмурыми, мрачными, беспричинно озлобленными. Они изводят своих близких капризами и немотивированной злобностью.

С детских лет эпилептоиды проявляют властность и деспотизм. В коллективе они претендуют на роль «вождя» и «властелина», требуют безоговорочного подчинения себе, устанавливают правила в играх и всегда действуют в свою пользу.

«Слабое место» эпилептоида – это всё, что посягает на его авторитет и ущемляет его самолюбие.

Эпилептоид не любит никому подчиняться. При малейшем посягательстве на его авторитет и требование подчинения даже по отношению к взрослому человеку он проявляет неповиновение, гневливость и иногда – даже агрессию.

Эпилептоидам свойственны особые злопамятность и мстительность. Они не в состоянии забыть ни малейшей причинённой им обиды.

Им свойственны садистические наклонности. Они исподтишка издеваются над более слабыми, мучают животных, ужасая взрослых своей жестокостью.

В школьные годы у эпилептоидов выявляется приверженность правилам, повышенная скрупулёзность во всём, и это стремление к внешней аккуратности становится самоцелью и осуществляется во вред учёбе.

Наиболее рельефная особенность у эпилептоидов – наличие частых, внешне ничем не спровоцированных, периодов мрачного, угрюмого, злобно-тоскливого или злобно-раздражительного настроения, которые называются дисфориями.

В период дисфории неуклонно накипает раздражение и эпилептоидный психопат ищет, на ком бы сорвать накопившееся зло. Эта злобность не имеет никакого отношения к поведению окружающих, она идёт изнутри и является наиболее характерным эмоциональным проявлением и эпилептоидной психопатии, и эпилепсии.

Стремление окружающих предотвратить дисфорию, их доброжелательность, готовность пойти навстречу в малейших желаниях эпилептоида не имеют успеха. И даже наоборот, участие и доброта окружающих ещё более озлобляют эпилептоидного подростка, так как в этих случаях он не имеет мотива, чтобы сорвать на них своё зло, и оно достигает наивысшего накала. Это состояние подобно взрыву.

В конце концов, эпилептоид находит какой-нибудь повод для придирки, который может быть совершенно случайным и играет роль «последней капли», переполнившей чашу терпения. Происходит бурная эмоциональная разрядка, отличающаяся не только большой силой, но и продолжительностью. Возможно даже двигательное возбуждение с крушением предметов, угрозами в адрес окружающих и агрессивностью, направленной на любого, даже первого попавшегося ни в чём не повинного человека.

Потом эпилептоидный психопат долго не может остыть и успокоиться. Этим эмоциональные разряды при эпилептоидной психопатии отличаются от вспышек при других типах психопатий, где человек быстро вспыхивает, но так же быстро остывает, если отвлечь его внимание или если причина, вызвавшая гнев, устранена.

Дисфория – длительное состояние, может продолжаться и несколько часов, и несколько дней.

Сам эпилептоидный психопат не может ни предотвратить приступ дисфории, ни совладать с собой во время такого приступа. Эпилептоиды признают, что такие состояния возникают без какой-либо внешней причины – «на меня находит».

Идеальные условия для разрядки у эпилептоида – ситуация драки. Иногда они намеренно провоцируют её.

Из судебно-психиатрической практики известно, что не мотивированные и дикие по своей жестокости убийства совершают именно эпилептоиды.

Поэтому социальная декомпенсация у эпилептоидных психопатов происходит очень рано, порой даже в подростковом возрасте. Среди них часты нарушения закона, связанные с насилием и агрессией. Многие из них в течение жизни имеют судимости, в основном за одни и те же преступления.

Иногда дисфория может быть не столь выраженной, а проявляться бездельем, апатией, угрюмостью и хмурым видом.

Эпилептоидам свойственна страсть к накопительству, они предпочитают коллекционировать то, что можно потом с выгодой продать.

Внешность некоторых эпилептоидов имеет характерные особенности – сильная приземистая фигура, массивный торс при сравнительно коротких руках и ногах, короткая шея, тяжёлая нижняя челюсть. Но эти особенности свойственны не всем. В движениях большинства эпилептоидов ощущается тяжеловесность и замедленность.

Все психические процессы эпилептоидов характеризуются патологической инертностью, замедленностью, тугоподвижностью, трудностью переключаемости. Всё это называется вязкостью. Вязкость проявляется в мышлении и в эмоциях (устойчивость, неспособность к переключению – ригидность эмоций). Поэтому отрицательные эмоции, возникнув, продолжаются длительное время, и эпилептоид не способен переключиться.

В определённой степени с этими особенностями связаны злопамятность и мстительность эпилептоидов.

Именно поэтому многие эпилептоиды, став взрослыми, предпочитают асоциальную и криминальную среду, где ответную реакцию они могут тут же проявить в виде немедленной и беспощадной расправы. Даже отпетые уголовники стараются не связываться с эпилептоидом, так как в драке он не щадит ни себя, ни соперника.

В подростковом возрасте обнаруживается ещё одна особенность эпилептоидных психопатов – заискивание перед людьми, от которых они зависят. Эпилептоид может быть льстивым и угодливым перед воспитателем, учителем, директором школы или тренером в спортивной секции. В первое время он даже может произвести впечатление аккуратного, старательного и исполнительного. Угодничество эпилептоида перед «начальством» и неукоснительное выполнение всех его требований имеет своей целью самому приобрести какую-то власть над сверстниками и «командовать» ими. Если эпилептоида назначают старостой класса, капитаном спортивной команды, то от его диктаторских замашек стонут все остальные сверстники, и это приводит к бурным конфликтам.

Эпилептоиды – реалисты. Они не заглядывают далеко в будущее, не любят мечтаний и пустых фантазий, живут сегодняшним днём, предпочитают материальные блага высоким нравственным устремлениям. Они любят деньги и то, что можно приобрести на них, любят вкусно и сытно поесть, у них крепкий сон.

У большинства эпилептоидов наблюдаются напряжённое состояние инстинктивной сферы и аномалия влечений.

Сексуальное влечение очень интенсивно. Любовь эпилептоида сочетается с тяжёлой ревностью. Он может жестоко избить свою избранницу при малейшем сомнении в её верности. Измен эпилептоид не прощает, расценивая их как предательство.

Брак с эпилептоидом – тяжёлое бремя для его жены. В семье он тиран и деспот, добивается повиновения всех членов семьи. В гневе он не способен щадить ни жену, ни детей.

В удовлетворении сексуального влечения присутствуют элементы садомазохизма. В подростковом возрасте эпилептоид получает удовольствие, жестоко мучая животных, а также издеваясь над более слабыми сверстниками.

Чувственное наслаждение приносит эпилептоиду причинение боли и самому себе – он колет, кусает и режет своё тело, прижигает сигаретой.

В условиях закрытых учреждений (в детском доме, интернате, лагере, колонии для несовершеннолетних или взрослых преступников, тюрьме), где находятся люди одного пола, многие эпилептоиды вступают в гомосексуальные отношения. И мужчины, и женщины-эпилептоиды в гомосексуальных отношениях всегда играют активную роль, сочетая гомосексуализм с грубыми извращениями.

В подростковом возрасте у некоторых эпилептоидов наблюдаются и такие расстройства влечений, как пиромания(склонность устраивать поджоги) и дромомания (склонность к бродяжничеству).

Многие эпилептоиды начинают злоупотреблять спиртными напитками уже в подростковом возрасте. Вообще подростки мало выносливы к спиртному, поэтому обычно предпочитают слабые алкогольные напитки крепким. Но эпилептоиды с самого начала отдают предпочтение водке. У них возникает потребность пить «до отключки». В состоянии опьянения эпилептоиды становятся неуправляемыми.

Возможна эпилептоидная психопатия не в чистом виде, а в сочетании с какими-либо чертами, свойственными другим типам психопатий.

При эпилептоидно-истероидном варианте основные эпилептоидные черты сочетаются со склонностью к демонстративному поведению, претенциозностью, повышенной самооценкой, эгоцентризмом.

Эпилептоидная психопатия – один из наиболее трудных вариантов для социальной адаптации. Эпилептоиды любят только себя, власть и материальные выражения социального благополучия. Декомпенсация у них может происходить где угодно – в семье, в учебном заведении, на работе. Больше, чем при других видах психопатии, выявляется склонность к асоциальным и криминальным поступкам, связанным с насилием.

Это один из наиболее неблагоприятных вариантов психопатии как для самого человека из-за частой декомпенсации и социальной дезадаптации, так и для окружающих, для которых эпилептоид – жестокий тиран и деспот.

 

 

Динамика психопатий

Психопатические личности довольно часто вступают в противоречия с окружающими. Сами создавая конфликтные ситуации, они делают себе ещё хуже, так как во время конфликта возникает дополнительное психогенное воздействие.

В такой ситуации возникает психопатическая реакция, которая чревата обострением аномальных особенностей характера. Даже после прекращения конфликта психопатическая реакция может сохраняться.

Обострение психопатических черт может произойти и после того, как человек переболел каким-то тяжёлым заболеванием или при хронических заболеваниях внутренних органов.

Психопатические реакции обычно возникают внезапно, в ответ на малозначимые для психически нормального человека, но очень болезненные для психопата события. Реакция больного всегда неадекватна, то есть не соответствует силе раздражителя, вызвавшего её. Чаще всего она выражается в виде протеста, возмущения, гнева, злобы, ярости и даже агрессии и разрушительных действий.

При декомпенсации в течение продолжительного времени наблюдается нарушение способности больного приспосабливаться к окружающим условиям, резко выявляются все аномальные особенности характера и могут возникнуть новые психические нарушения.

Больные психопатией являются группой повышенного риска в аспекте возможности формирования алкоголизма и наркоманий.

Кроме того, больным психопатией свойственно расстройство влечений, и в первую очередь, сексуального. У многих из них наблюдаются сексуальные извращения – садизм, мазохизм, эксгибиционизм, гомосексуализм, педофилия, нарциссизм и многие другие.

Из-за расстройства влечений у больных психопатией могут возникать конфликты с обществом, противоправные действия, включая насилие, и тоже может произойти декомпенсация.

Если вы обнаружили какие-либо настораживающие нарушения поведения и взаимоотношений с окружающими у ребёнка (подростка), — то не следует отчаиваться. Хотя психопатии характеризуются тотальностью и существуют на протяжении всей жизни человека, но все нарушения можно корригировать и лечить.

Главное – обязательно своевременно проконсультироваться у психиатра.

Для того чтобы дети с аномалией ЦНС развивались правильно, очень многое зависит от родителей и педагогов. Не перегружать нервную систему, создать ребёнку оптимальный режим занятий и отдыха, дать ребёнку полноценное развитие, — вот основные рекомендации, которым должны следовать взрослые, чтобы помочь ребёнку с аномалией характера правильно развиваться.

Конкретные рекомендации по воспитанию ребёнка с психопатическими проявлениями родители получат у специалиста. Индивидуальные особенности психики столь разнообразны и порой диаметрально противоположны, что давать какие-либо общие рекомендации просто нецелесообразно, поскольку то, что требуется одному ребёнку, совершенно не подходит для другого. Излишне активным, возбудимым детям показана седативная (успокаивающая) терапия, малоактивным – активизирующая. В каждом случае врач подберёт индивидуальную лечебную тактику.

 

 

эпилептоидная акцентуация личности (характера) — это… Что такое эпилептоидная акцентуация личности (характера)?

эпилептоидная акцентуация личности (характера)

тип акцентуации, связанный с такими чертами, как склонность к злобно-тоскливому настроению, к накоплению раздражительности, агрессиии, внутренней неудовлетворенности, проявляющихся в форме злости, гнева, ярости, жестокости, конфликтности. Э.а. нередко связана с вязкостью мышления, скрупулезностью, педантичностью и др.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

  • Эпилептогенный
  • Эпилептоидная психопатия

Смотреть что такое «эпилептоидная акцентуация личности (характера)» в других словарях:

  • Акцентуация — (лат. accentus – ударение). Усиление, заострение определенных психических свойств. K. Leonhard (1964, 1968) разработана концепция акцентуированных личностей. Выделяются отдельные черты личности (акцентуированные), которые сами по себе еще не… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • АКЦЕНТУАЦИИ ХАРАКТЕРА — (личности) чрезмерное усиление отдельных черт характера и их сочетаний, представляющих крайние варианты нормы; им присуща тенденция к соц. положительному и соц. отрицательному развитию в зависимости от воздействий среды и воспитания. Автор… …   Педагогический словарь

  • Отклонения личности самих родителей — Довольно часто в нарушениях воспитательного процесса большую роль играют отклонения в личности родителей. Акцентуации характера, психопатии предполагают эти нарушения. При неустойчивой акцентуации воспитание детей носит характер гипопротекции,… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Наркология — Эта статья должна быть полностью переписана. На странице обсуждения могут быть пояснения …   Википедия

Эпилептоидная акцентуация личности . Практический профайлинг [Искусство прогнозировать мотивы тех, кто рядом с вами] [litres]

Внешнее выражение. При натренированном навыке профилирования узнать эпилептоида по внешней атрибутике несложно. Важно помнить, что ключевой характеристикой этого типа будет любовь к порядку, а значит, это непременно найдет отражение и во внешнем виде человека. Отсутствующая пуговица, грязь на ботинках, даже если на улице слякоть, легкие дефекты в маникюре – все это совершенно нехарактерно для эпилептоида. Представитель этого типа будет ревностно следить за тем, чтобы выглядеть подчеркнуто аккуратно и соответствовать избранному стилю.

Примечательно и то, что эпилептоиды крайне редко экспериментируют со стилями в одежде. Сочетание демократичных джинсов с классическим пиджаком и колье в этническом стиле – нечто подобное с изяществом получится у истероида или вполне органично воплотится у шизоида. Но эпилептоид будет по возможности придерживаться канонических стандартов. Конечно, можно и у эпилептоида увидеть смелое сочетание стилей в одежде или аксессуарах. Но, скорее всего, это результат работы с авторитетным стилистом, ибо в этом случае эпилептоиду необходимо иметь того, на чье мнение можно опереться.

В целом эпилептоиды не особо ценят излишества аксессуаров и довольно консервативны в выборе украшений. Ультрамодная авторская коллекция бижутерии, скорее всего, достанется истероиду, а эпилептоид равнодушно пройдет мимо. Зато украшения, дизайн которых проверен временем, вполне могут занять достойное место в его домашней шкатулке с драгоценностями. Практически исключено, чтобы девушка-эпилептоид пыталась украсить себя самодельными фенечками или пыталась привлечь к себе внимание с помощью множества татуировок.

Особенности речи и моторики. Речь эпилептоида зачастую отличается обилием повелительного наклонения. В зависимости от ситуации это может быть как прямая просьба, так и мысль, высказанная с оттенком долженствования, если эпилептоид не может отдать приказ напрямую. «Вы должны это сделать» или «нужно поступить именно так» – речь эпилептоида в буквальном смысле насыщена этими фразами.

Эпилептоиды склонны в морализаторству, нравоучениям. Дело в том, что для них жизненно важным является поддержание порядка в окружающем их пространстве.

Если кто-то из знакомых поступает неправильно с точки зрения эпилептоида, тот непременно выскажется по этому поводу. Окружающие могут принять его слова за грубость, бестактность или бесцеремонность. Однако, с точки зрения эпилептоида, это обратная связь, необходимая для того, чтобы восстановить исходный порядок вещей.

Эпилептоиды часто рассуждают в категориях долженствования или правильности действия. Для них не характерны отвлеченные рассуждения о будущем или терзания о загубленном прошлом. Здесь и сейчас, в конкретные сроки точно охарактеризованные действия – вот тот маркер, по которому можно отличить речь типичного эпилептоида.

Преобладающие эмоции. Эпилептоиды очень часто испытывают внутреннее напряжение в силу особенностей психики. Конечно, привычная раздражительность – это тоже далеко не норма, но эпилептоиды зачастую напряжены в силу того, что в их окружении что-то или кто-то вызывает неприятие, отторжение.

Эпилептоид всегда выступает за соблюдение правил. Он достаточно строг в этом отношении к себе, да и окружающим не позволяет отойти от принятых норм. Понятное дело, что всегда найдется тот, кто либо будет вольно трактовать нормы и правила, либо и вовсе найдет способ их обойти. А может статься и так, что в окружении эпилептоида появится человек, не понимающий цели соблюдения какого-то правила. Вот тут-то эпилептоид и разразится праведным гневом. Впрочем, в этом случае необязательно вольно обходиться только с кодифицированными законами. Внутренние ценности, нормы морали – всё это находится под бдительной охраной эпилептоида и должно соблюдаться.

При этом эпилептоид не думает, что портит отношения с окружающими своей не всегда уместной обратной связью. Он искренне убежден, что действует в рамках необходимости, а критика полезна для улучшения дела. Дипломатичные намеки, тактичный уход от острой темы – все это совершенно не интересно эпилептоиду. Разумеется, это не всегда способствует сохранению дружелюбной обстановки между людьми и вносит напряженность в общение. Однако синтонность, эмпатия – не самые сильные черты эпилептоида, а посему зачастую он может проявлять нетерпимость в общении с другими, кто не понимает, что в жизни все должно быть на своих местах и всему свое время.

Жизненные ценности. Соблюдение внешнего и внутреннего порядка, следование правилам, ликвидация хаоса – вот то, к чему в итоге стремится в своих действиях типичный представитель эпилептоидной акцентуации личности. Шеф-эпилептоид просто органически не вынесет творческого беспорядка у подчиненного-шизоида, а заодно попутно сделает замечание сотруднику-эмотиву по поводу того, что чайной кружке не место возле рабочего компьютера. Шизоид быстро «нырнет» в глубины себя, эмотив искренне огорчится, а эпилептоид и вовсе не заметит этих проявлений. Он ведь просто сказал, что нужно навести порядок на столе и пить чай только в строго отведенном месте в офисе. Все четко и по делу – обидам здесь нет места.

Разумеется, отношения также входят в систему ценностей эпилептоида. Но и тут вряд ли найдется место беспорядочным связям или бестолковому ожиданию ночного звонка от любимого человека. Все должно нести в себе отпечаток определенности и ясности, а иначе появляется повод для вопросов – прямых и конкретных.

Эпилептоиды – прекрасные исполнители, самые толковые заместители выходят именно из них. Они всегда стараются соблюсти график и не выйти за установленные рамки. Если в чем-то начинается хаос, то эпилептоид бросает все силы на то, чтобы его устранить. Но если кипучей энергии эпилептоида явно не хватает для устранения беспорядка, принявшего уже системный характер, эпилептоид уйдет сам. Туда, где все как-то более предсказуемо и упорядоченно.

Реакция на стресс. Нет большего испытания для эпилептоида, чем постоянная непредсказуемость, угроза срыва его планов или непрерывная необходимость самому нарушать или быть свидетелем нарушения инструкций. Поместите эпилептоида в ситуацию неопределенности – и гнев с его стороны не заставит себя долго ждать. Конечно, воспитание тут играет весомую роль, да и обстоятельства важны. Кто-то с едва скрываемым раздражением поинтересуется, когда все будет приведено в порядок. А другой не выдержит и выдаст более бурную реакцию.

Но в чем сходство большинства эпилептоидов, так это во внешнем проявлении реакции на стресс. Замыкаться в себе, переживать и накручивать себя различными сомнениями эпилептоид не будет точно. Для того чтобы поскорее выбраться из стрессового дискомфорта, эпилептоид для начала постарается придать ситуации больше ясности. Он попытается узнать необходимую информацию и, если понадобится, будет действовать напролом. Как-то хитрить и играть в дипломатию он не станет, особенно если убежден, что закон на его стороне. Но если неопределенность затягивается, кто-то систематически вторгается в его упорядоченное пространство, то тут эпилептоид даст свою классическую обратную связь. Он выскажется без обиняков по всем волнующим его вопросам. Это и есть та разрядка, которая необходима эпилептоиду, чтобы справиться с волной раздражения.

Молчать, терпеть моральную боль и унижение, строить козни и вынашивать долгосрочные планы изощренной мести – все это несвойственные эпилептоиду стратегии.

Быстро, четко и желательно так, чтобы противнику было неповадно повторять свои действия в будущем, – это типичная тактика эпилептоида. И обязательно высказать свои критические замечания, дать обратную связь – так эпилептоид пытается обезопасить себя от того, что неприятная ситуация в будущем повторится по чьему-то недосмотру.

Взаимодействие с другими типами личности. Вопреки устоявшейся репутации, поддерживать общение с эпилептоидом можно на достаточно прочном уровне. Хотя тут необходимо постоянно помнить об определенных особенностях его психики и не переходить ту грань, за которой эпилептоид неминуемо затеет конфликт.

Эпилептоиды великолепно ладят с представителями своего типа, но гармония в отношениях возможна только в одном случае: оба должны придерживаться идентичной системы ценностей. Если в такой паре вспыхнет конфликт интересов, то биться до победного конца будут оба.

Эпилептоид и паранойял тоже неплохо находят общий язык. Оба обладают достаточно пробивным характером, умеют добиваться поставленной цели. Эпилептоиду импонирует целеустремленность паранойяла, а тот уважает эпилептоида за умение все содержать в порядке. Ведь так проще продвигаться к цели.

Сложно все складывается у эпилептоида с дипломатичным эмотивом. Сверхчувствительные эмотивы предпочитают уходить от прямого столкновения, не пытаются переубедить собеседника, да и не всегда им хватает терпения поддерживать вокруг себя идеальный порядок. Эпилептоид тут же выскажется, причем по всем пунктам, и конфликт все-таки произойдет. Если беседа и не перейдет на повышенные тона, то в этом целиком заслуга эмотива, который для себя все же сделает выводы и постарается больше не сталкиваться с эпилептоидом. Обратная связь последнего воспринимается им как досадная и неуместная критика.

С шизоидами у эпилептоидов тоже не все получается идеально: оба типа воспринимают общение друг с другом как неоправданно утомительную необходимость. Шизоиду вполне достаточно иметь свои внутренние правила, которые могут легко меняться в зависимости от смены обстоятельств. Он не видит большой беды, если вдруг ему нужно быстро трансформироваться. Но эпилептоид воспринимает это как непостоянство, а значит, нужно непременно исправить положение дел. Никто не хочет, чтобы его перевоспитывали, и при первой же возможности шизоид постарается ускользнуть из-под влияния эпилептоида.

Поведение в деловой сфере. Эпилептоиды прекрасно умеют выполнять распоряжения, следуют инструкциям и правилам, заведенным в конкретном коллективе или среде. Им очень важно не только органично вписаться в эти рамки, но и следовать им, а заодно контролировать, чтобы не нарушался заданный порядок вещей. У секретарши-эпилептоида никогда не будет завала на рабочем столе, даже если в компании цейтнот. Все нужные файлы – в строго отведенных местах, и она точно знает, что где лежит.

Хорошие получаются из эпилептоидов и заместители. Толковые и надежные, умеющие в нужный момент «прикрыть» босса или даже спасти компанию. А все потому, что они дотошно и въедливо изучают все нюансы бизнес-процессов в своем деле. Нередко эпилептоиды растут внутри компании – от курьера до заместителя генерального директора.

В качестве руководителей или собственников бизнеса эпилептоиды не очень уютно себя чувствуют, хотя при необходимости справятся с этой задачей на «отлично».

Им важно иметь готовый рецепт ведения дел в виде списка правил, свода законов, нормативных актов. Если этого нет, то должен быть хотя бы авторитетный консультант, чьему мнению они безоговорочно доверяют.

Непросто вести деловые переговоры с эпилептоидом, а уж переубедить его – совсем трудная задача. Тонкости дипломатии напрочь отметаются, его интересует лишь то, что он имеет в сухом остатке. После формального обмена приветственными любезностями лучше сразу переходить к делу и заранее подготовить графики, цифры, процентные данные. Все, что по сути точно и что можно измерить, сразу повысит доверие эпилептоида к вашим предложениям. От многословия тоже лучше отказаться, равно как и заранее стоит определиться с регламентом встречи. Эпилептоиды прекрасно чувствуют себя в четко установленных рамках.

Для эпилептоида очень важно, чтобы деловая встреча завершилась на какой-то конкретной ноте: подписание договора, назначение следующей встречи с анонсом повестки.

Разойтись с ним на предварительной договоренности или без результата – все равно, что поставить точку в переговорах. Эпилептоиду важно знать, на каком этапе сейчас интересующее его дело и когда ждать следующей порции новостей.

Поведение в любовных и семейных взаимоотношениях. Семейная жизнь с эпилептоидом имеет свои нюансы, которые стоит учитывать заранее, чтобы свести к минимуму риски конфликтов и непонимания. Кому-то это может показаться мелочной придиркой, но супругу-эпилептоиду действительно важно видеть все на своих привычных местах. Одежда, свернутая комом в платяном шкафу, разбросанные носки и майки, всюду расставленные кружки с недопитым чаем – один раз это еще простится, да и то лишь в «конфетно-букетный период». Эпилептоиды не выносят малейшего беспорядка вокруг себя, и действительно, в их доме бывать очень приятно. Все начищено до блеска, нигде ни пылинки – просто идеальный порядок. Но все это надо поддерживать постоянно, и эпилептоид с радостью впустит в свой мир такого же аккуратного партнера. В противном случае скандалы на бытовой почве неминуемы.

Не меньший перфекционист он и в любовных отношениях. Эпилептоиды не выносят лжи, категоричны в вопросе измен. Вряд ли девушка-эпилептоид простит неверного возлюбленного. Да, она может продолжать любить его, но впустить снова в свою жизнь не поторопится. Эпилептоиды непросто сходятся с другими людьми и зачастую имеют свою шкалу ценностей, по которой и подбирают себе вторую половинку. Представители этого типа акцентуации очень пунктуальны, и если мужчина-эпилептоид назначил вам свидание ровно в 18 часов, то он не опоздает. Такой же пунктуальности он ждет и от вас.

Эпилептоиды – приверженцы традиций, а значит, семейные торжества для них очень важны. Годовщина свадьбы, день вашего знакомства и прочие памятные даты будут отмечены, можете даже не напоминать об этом заранее. Но эпилептоид надеется и на вашу ответную внимательность к его жизни, просто не забывайте о том, что он считает значимым, и не упускайте возможность поздравить его с этим.

Конфликтная стратегия. Конфликт с эпилептоидом – дело очень непростое. Обладатели этого типа акцентуации умеют долго держать оборону, да и по части наступления им равных нет. Эпилептоиды не боятся первыми начать конфликт, хотя причина для этого всегда должна быть.

Мы не рассматриваем патологические ситуации, которые характерны для беспричинного конфликта. Даже если повод не более чем иллюзия, конфликт все равно состоится, если эпилептоид воспринимает эту иллюзию как реальность.

Для эпилептоида в любом конфликте важно восстановить или обеспечить порядок, который был нарушен, – в отношениях ли, в деловой сфере или в области морали – значения это не имеет.

Важно вернуть все на свои места и обеспечить дальнейшее соблюдение правил. В отличие от гипотима, эпилептоид не станет ждать, что все само наладится. Если, к примеру, эмотив никогда не пойдет на разрыв отношений с окружающими, то эпилептоида это не слишком-то волнует. Ему важен результат.

Зачастую эпилептоиды невольно инициируют конфликты, пытаясь всего лишь донести до собеседника свои мысли в форме конструктивной критики. Казалось бы, на что тут обижаться, ведь эпилептоид искренне хотел как лучше? Но зачастую он не учитывает эмоциональное состояние собеседника: тот жаждал заслуженной похвалы, а вместо этого получил критические замечания.

Как выйти из конфликта с эпилептоидом? Для начала прекратите спорить с ним – вы же видите, что перевес на его стороне. Нет, соглашаться не надо, просто дайте ему высказаться, задавайте вопросы, поинтересуйтесь его точкой зрения и причинами полагать именно так, а не иначе. Если вы все-таки придерживаетесь другого мнения, то тут два пути: либо уходите, либо делайте вид, что согласны, но потихоньку поступайте по-своему. Однако порядок вещей придется соблюдать или хотя бы его относительную видимость.

Тип и маркеры лжи. Эпилептоиды лгут неохотно, чаще всего для пользы дела, да и то лишь в том случае, если остальные средства не работают. Для того чтобы удачно солгать, необходимо считывать и эмоциональное состояние собеседника, а тут эпилептоиды чувствуют себя не самым уютным образом. Им сложно ориентироваться в эмоциях постороннего человека. Эпилептоида может выдать неуверенность в том, что он говорит, хотя в обычной ситуации это ему несвойственно. Малое количество повелительного наклонения, форм долженствования и, напротив, большое количество объяснений и оправданий – вот признаки неискренности эпилептоида.

Нежданный переход в оборонительную позицию там, где этого в общем-то и не требуется, – тоже форма защиты лжи, к которой прибегают эпилептоиды в безвыходной ситуации. Вы начали его в чем-то подозревать, и он нападает на вас фактически первым? Задумайтесь над правдивостью его слов.

Если эпилептоид чувствует, что верификатор или просто собеседник почти загнал его в угол, то интонационно его речь сглаживается, приобретает некий монотонный характер. Может показаться, что эпилептоид старательно заучил что-то и теперь это воспроизводит. И при вашей попытке перефразировать вопрос он ответит фактически теми же фразами. Эпилептоиды – далеко не мастера импровизации, и там, где гипертим с истероидом в доли секунды сочинят яркий сюжет, эпилептоид сможет лишь воспроизвести то, что было заготовлено заранее.

Профиль в социальной сети. Какой-то особенной визуальной картинки у эпилептоидного профиля в социальной сети нет. Скорее всего, вы не увидите обилия селфи или сентиментальных фотографий с котятами или щенками. Но необходимо помнить, что эпилептоид стремится постоянно поддерживать вокруг себя порядок, а значит, всегда найдется тот, кто его нарушит, то есть объект для критики.

Пробегите глазами по его стене, где он выкладывает свои мысли. Даже если в большинстве случаев это будут цитаты и перепосты из других источников, основной лейтмотив выбранного будет иллюстрировать недовольство. Эпилептоид не просто против повышения цен или плохой работы городского транспорта. Он непременно выскажет свою позицию, даст пресловутую обратную связь и постарается указать на тех, кто, по его мнению, виноват. Поиск виновного эпилептоиду удается неплохо, даже если он и ошибочен.

Активное возмущение на форумах, примыкание к той или иной идейной группе – все это еще одна черта эпилептоидного профиля. Причем в отличие от чистого пессимизма, свойственного психастенику, эпилептоид может согласиться, что да, все очень плохо, но это же можно исправить. Этот своеобразный конструктивный пессимизм он и транслирует в виртуальную среду. Правда, опять-таки делает это по-своему: виновных снять и наказать, чтобы впредь неповадно было.

У эпилептоида не самый внушительный список друзей, тут он, безусловно, сдает позиции по сравнению с гипертимом или истероидом. Но, в отличие от того же шизоида, в друзьях у эпилептоида только те, с кем он лично знаком, или те, кто является для него авторитетом в какой-то области. Кстати, количество друзей у эпилептоида часто держится в приблизительно одних и тех же рамках. Нередко эпилептоиды без промедления удаляют из своих виртуальных друзей человека, с которым разошлись во взглядах.

Из информации, которую эпилептоид нередко публикует на своей страничке, прежде всего обращает на себя внимание большое количество правовых или нормативных документов, например в виде инфографики. Телефоны горячих линий, инструкции поведения в нестандартной ситуации – все это в определенной вариации непременно встретится на страничке эпилептоида.

Акцентуации характера. ЭПИЛЕПТОИДНЫЙ РАДИКАЛ, ИЛИ ПРАВИЛА ДРЕССИРОВКИ

Источник: В.В. Пономаренко, врач-психиатр, психолог, генеральный директор ООО «Линтер» («Секретарь-референт» №4 2005 / Психологический практикум)

Общая характеристика

Выдержав испытание естественным отбором, в качестве эффективных механизмов выживания закрепились три основные формы реакции животного на опасность: так называемая мнимая смерть, бегство и агрессия.

Агрессия, стремление подавить врага, напасть на него первым, лишить его способности сопротивляться, подчинить себе и, таким образом, взять под контроль ситуацию – основная тенденция в поведении эпилептоида.

Легко себе представить, уважаемые читатели, какой взгляд на мир, на окружающих людей формируется у эпилептоида, постоянным фоном настроения которого становится тревога, раздражение, злоба, агрессия. Чувство глубокой неприязни к людям пропитывает всю его жизненную философию, предопределяет выбор профессии и т.д.

Но не спешите записывать эпилептоидный радикал в социально вредные и опасные. Жизнь, как известно, устроена так, что объективно полезные и для общества и для конкретного человека поступки часто совершаются отнюдь не из любви к ближнему, а благие намерения ведут… сами знаете, куда.

Особенности телосложения

Телосложение эпилептоида обладает рядом специфических черт – такое телосложение знаменитый немецкий психиатр Кречмер назвал атлетико-диспластическим. Это относительно большая мышечная масса, крепкий костяк, массивный торс, короткая шея. Словом, «неладно скроен, но креп¬ко сшит». По наблюдениям автора, развитая от природы мускулатура, вне зависимости от того, пропорцио¬нально она распределена по телу или не очень, практически всегда указывает на наличие в характере эпилептоидного радикала. Телосложение эпилептоидов-женщин напоминает мужское: крутые плечи, относительно узкие бедра, мышцы…

У всех ли обладателей эпилептоидного радикала присутствуют названные выше особенности телосложения? Ответ: не всегда, но как правило. Скажем так: если у человека есть признаки атлетико-диспластического телосложения, то в его характере обязательно присутствуют качества эпилептоидного радикала. Но если указанных признаков не наблюдается, это еще не означает, что человек не может быть эпилептоидом.

Внешний вид

Функциональность — это характерное свойство эпилептоидов, в котором выражается их неистребимое стремление к порядку, везде и во всем. Одежда, считают они, должна обяза¬тельно соответствовать ситуации. Для работы существует рабо¬чая одежда, для праздника – праздничная (к слову, эпилептоид – ред¬кий участник увеселительных мероприятий). Эпилептоиды терпеть не могут людей, которые не разделяют этой точки зрения.

В свою очередь, рабочая одежда классифицируется ими по видам деятельности: для офиса, для производ¬ства, для уборки помещений и т.п. По этому принципу формируется эпилептоидный гардероб. Иными словами, эпилептоид не столько одевается, сколько подбирает подходящую экипировку.

Эпилептоидам чужды украшения, прочие аксессуа¬ры. Они предпочитают одежду укороченную, незамысловатого кроя, без излишеств, без претен¬зии на оригинальность. Их любимые стили — рабочий и спортивный. Эстеты – обладатели эмотивного радикала считают вкус эпилептоидов грубым, а их представление о красоте – примитивным. Женщины-эпилептоиды охотно носят одежду мужского типа, и она на них неплохо смотрится.

Опрятный, чистый, отутюженный – эти определе¬ния также из поведенческого арсенала эпилептоидов. В оформлении внешности этот радикал, помимо функциональности, проявляется аккуратнос¬тью и чистоплотностью.

Одежда эпилептоида всегда в полном порядке. Он не допустит прорех, оторванных пуговиц, пятен. Если прореха все же образовалась – она тут же будет аккуратно, незаметно для постороннего глаза заштопана. Если пуговица, не дай Бог, оторвалась – она будет незамед¬лительно пришита на место, и не первыми попавши¬мися под руку, а подходящими нитками.

Эпилептоиды стирают одежду с энергией и азартом енота-«полоскуна». Никто лучше эпилепетоидов не разбирается в марках стиральных порошков и моющих средств.

В завершение отметим, что эпилептоиды постоянно рвутся стричь все и вся – волосы, ногти, траву, вековые деревья… Поэтому характерными для эпилептоидов являются короткие стрижки, они не терпят бород, усов, удлиненные ногти их раздражают.

Оформление пространства

Для эпилепто¬идов очень важно наведение порядка и чистоты. В их пространстве нет бесполезных вещей. Каждый предмет либо уже используется, либо тщательно под¬готовлен к использованию. Причем, обратите внима¬ние, используется точно по назначению. Эпилептоид не станет, к примеру, измерять диаметр отверстия линейкой или забивать гвоздь плоскогубцами…

Запустите эпилептоида в помещение, захламленное, запущенное до крайности (забе¬гая вперед, скажем – шизоид постарался), и вскоре вы его не узнаете. Все будет вымыто с мылом, вычищено, аккуратно разложено по полочкам, отполировано и натерто до блеска.

Все вещи до единой будут расклассифицированы и размещены рядом с себе подобными: книги – к книгам, посуда – к посуде, платье – к платью, инструменты – к инструментам… Следующим шагом эпилептоида станет разделение получив¬шихся групп предметов на подгруппы. Затем эти подгруппы будут разбиты им на еще бо¬лее мелкие, и так до тех пор, пока буквально каждый винтик и шпунтик не обретут своего законного места.

На рабочем месте эпилептоида в офисе всегда есть полный набор канцелярских принадлежностей, и все они находятся в состоянии полной боеготовности. Различные маркеры, ластики разной мягкости, остро отточенные карандаши, ручки, которые прекрасно пишут… Обязательный атрибут эпилепто¬ида – обожаемая им картотека. Загляните в его ПК – и там вы обнаружите исключительный порядок: четко орга¬низованное дерево файлов, стройные шеренги ярлы¬ков, продуманные, чтобы быть понятными сразу, названия и т.п., благодаря чему любая ин¬формация извлекается за считанные минуты. Все это для того, чтобы замедленность психических процессов компенсировать рациональностью технологий обработки информации.

Впрочем, о чем это мы? Загляните, откройте… Ну-ну. Так эпилептоид и позволит вторгнуться в его кабинет, шарить в его компьютере, рыться в его сейфе. Горе тому, кто осмелится покуситься на его личное пространство, на сферу его компетенции! Война неизбежна!

Как вы помните, определяемый эпилептоидным радикалом стиль поведения — это стремление активно подавить источник потенциальной угрозы, взять под тотальный контроль все окружающее пространство, всех, кто в нем находится, и тем самым избавить себя от тягостного переживания тревоги.

Таким образом, наведение эпилептоидом формального порядка есть ни что иное, как средство подавления других людей, желание лишить их самостоятельности, возможности действовать по своему усмотрению.

Вглядитесь пристальнее, и вы увидите, что развешенные, разложенные, расставленные строго по местам чашки, плошки, поварешки, ножи и вилки, утюги и сковородки – это овеществленный приказ. «Не сметь ничего трогать без разрешения! Вымыть руки перед едой! Переодеться! Переобуться! Я навел здесь порядок, и тот, кто нарушит его – будет безжалостно наказан!» – говорит эпилептоид, оформляя пространство по-своему.

Если вам случится прийти в дом, где вас поразит стерильная чистота, где вас усадят за стол, покрытый белоснежной скатертью, с расставленными хрусткими крахмальными салфетками, скрипящими тарелками и сияющими бокалами, где, едва вы возьмете с тарелки последний кусок, вам тут же заменят ее на свежую, настоятельно советуем: долго в гостях не засиживайтесь. Поскольку вы мгновенно уроните себя в глазах принимающей стороны – в одночасье! – если вы уроните на скатерть каплю с неаккуратно подносимой ко рту ложки. Эпилептоидов выводят из себя неаккуратные люди, а чтобы соответствовать их представлениям об аккуратности, надо самому быть эпилептоидом.

Кроме порядка, эпилептоиды привносят в свой быт пристрастие к ремесленническому труду, что также отражается на предметной стороне их среды обита¬ния. Среди их любимых вещей особое место занимают всевозможные пилочки, сверлышки, отверточки, прочий инструмент, позволяю¬щий выполнять работу тонкую, требующую пристального внимания к мелким, хрупким деталям, точных, неторопливых движений. «Штихель штихелю – рознь, – охотно поучают они. – Поспешишь – людей насмешишь».

Мимика и жесты

В отношении мимики и жестикуляции эпилептоидов следует отметить, что, как правило, такие люди медлительны и сдержанны в движениях.

Сказывается их постоянный внутренний самоконтроль. Крупные мимические мышцы редко задействованы. Широкоразмашистые, с большой амплитудой жесты для них нехарактерны. Мы не увидим эпилептоида по¬катывающимся от хохота, ликующим или посыпающим голову пеплом.

Особенности поведения

Зоологи знают, как организована стая, например, волков или гиеновых собак. Самый главный в стае – вожак или, как его еще называют, «альфа-особь». Он для всех – абсолютный, безусловный авторитет. Мощный, уверенный в себе. Его позиция – закон для остальных. Нарушители этого закона жестоко карают¬ся.

Близкое окружение вожака составляют несколько так называемых «бета-особей». Это сильные, агрессивные взрослые животные, которым вожак делегирует часть своих властных полномочий, они – его опора во взаимоотноше¬ниях с другими членами стаи. Вместе с тем, от них же исходит и основная угроза «альфа-особи». Время от времени эти красавцы нападают на вожака, и плохи его де¬ла, если он не сумеет отбить это нападение…

Ниже в иерархии стоят «гамма-особи» и т.д., вплоть до «омеги» – самого жалкого, бесправного, забитого су¬щества в стае, которым она готова пожертвовать в лю¬бой момент. Такого рода организация имеет глубокий приспособительный смысл. Она обеспечивает стае, а через нее – всей популяции, всему виду, выживание.

Так вот эпилептоид ведет себя в обществе, в группе лю¬дей, как животное в стае. Оказавшись в новом для се¬бя социальном окружении, он начинает «прощупывать» каждого, испытывать на прочность, выясняя, на какое место во внутригрупповой иерархии он сам мо¬жет претендовать. При этом он классифици¬рует людей. Он делит всех на «сильных» – тех, кто не позволил ему помыкать собой, отбил его экспансивные притязания на чужую территорию (в широком поведенческом смысле), и на «слабых» – тех, кто уступил, поддался, струсил, спасо¬вал перед ним.

Чем ниже социокультурный уровень группы, тем больше эпилептоидное поведение напоминает анало¬гичное поведение животных. Скажем, в местах заключения, где царствует «беспредел», соперничество за место в иерархии часто приобретает форму драки – злобной, звериной, без правил и пощады.

В цивилизованном обществе эпилептоидные провокации выглядят внешне куда более безобидно. Все начинается, как правило, с попыток нарушить суверенитет другого че¬ловека (например, сослуживца), вторгнуться в его ин¬дивидуальное пространство – физическое и психологическое. Это делается осторожно, поэтапно.

Представьте себе, что к вашему рабочему столу под¬ходит некий сотрудник и, как бы между делом, берет (без спроса!) ваш карандаш, ручку или журнал, который вы вознамерились полистать – не важно. Вы, думаете, что он таким способом выказывает вам свое расположение, симпатию? Нет. Прочь иллюзии! Он, чтоб вы знали, завладевает не карандашом, а вашим правом использовать этот карандаш по своему усмотрению. Уступите, промолчите – завтра, придя на рабо¬ту, вы застанете его уже сидящим в вашем кресле. Ждите тогда, переминаясь с ноги на ногу, когда он соиз¬волит подпустить вас к вашему же столу. Но знайте: если вы не отобьете его атаку и на этот раз, то, в следу¬ющий раз он, не вставая с места, попросит вас сбегать за пивом.

Подобные провокации эпилептоид проделает – во всяком случае, попытается проделать – и с остальны¬ми сотрудниками или близкими. В конце концов в его психическом пространстве будет выстроена искомая иерархия от самого сильного (наверху) до самого слабого (внизу). Эпилептоид завершит свою классификацию членов группы, каждому «навесит бирку». И в дальнейшем все попытки нарушить, пересмотреть это локальное мироустройство будут им безжалостно пресекаться.

Тех, кто слабее (в его представлении), эпилептоид будет стремиться объединить и возглавить. В этой со¬здаваемой подгруппе он будет чувствовать себя вожа¬ком. Он потребует от «подданных» полного подчине¬ния, лишит их самостоятельности, но, вместе с тем, станет их самоотверженно защищать от нападок враждебных внешних сил. Не из любви к ближнему бу¬дет он это делать, а из ненависти к сопернику, посягнувшему на его – эпилептоида – сферу компетенции. По отношению к членам «своей стаи» эпилептоиды авторитарны, деспотичны, требовательны, придирчивы и в то же время покровительственны.

Из сказанного однако не следует, что эпилептоид – хороший руководитель, полноценный лидер. Ему недостает самого главного – целеустремленности. В его поведенческом сценарии после слов «навести порядок, построить всех по ранжиру, наладить дисциплину» стоит жирная точка. Дальше сценарий не про¬писан. Что, собственно, делать с этой вышколенной им командой, на достижение какого результата ее на¬править – он не знает.

Как у истероида хватает сил лишь на то, чтобы обу¬строить яркий, иллюзорный фасад собст¬венной личности, так эпилептоид не способен продвинуться дальше наведения внешнего, формального по¬рядка. Содержательная сторона жизни и ее реальное преобразование остаются за рамками возможностей и того, и другого. Выше головы не прыгнешь…

Эпилептоиды чаще мрачноваты, несловоохотливы. По-настоящему они раскрываются в ситуациях, насыщенных агрессией, угрозой для жизни и здоровья (силовое противоборство, экстремальный спорт, сражение). Создается впечатление, что именно тогда они живут по-настоящему, в полную силу.

Их тугоподвижная, «забитая» органически измененными нейронами, как сточная труба отходами, нервная система получает наконец адекватные раздражители. Ее «пробивает». Эпилептоид, летящий в затяжном прыжке вниз головой в бездонную пропасть, испытывает настоящую радость жизни. Смелое, с риском для собственной жизни поведение дает эпилептоидам сладостную возможность пережить эмоциональ¬ный подъем. Именно поэтому к свойствам эпилептоидного радикала относятся также смелость, решительность (не столько в соци¬альном, сколько в физическом смысле).

Эпилептоиды крайне внимательны к мелочам, к деталям. Это свойство делает их прекрасными ремес¬ленниками, но несносными собеседниками.

Без мелочной тщательности, погружения во все без исключения технологические подробности невозмож¬но сделать по-настоящему хорошую вещь. Но в обще¬нии с людьми эпилептоидное застревание на третье- и десятистепен¬ных по значимости деталях, настойчивость в соблюдении формальностей и т.п. нередко мешает, приводя к поте¬ре времени без приобретения качества. Это свойство эпилептоидов на бытовом языке принято именовать занудливостью.

Широко известно эпилептоидное ханжество. Обусловленные их глубинной мизантропией подозрительность, недоверчивость, склонность во всем (даже в самых возвышенных поступках) видеть корысть, неверие в человеческую порядочность, с одной сторо¬ны, полностью девальвируют в их глазах понятия нравственности, морали, а с другой – развязывают им руки в плане использования моральных норм для уст¬рашения окружающих… Эпилептоиды любят и порождать, и выслушивать сплетни, не гнушаются и клеветой.

К качествам эпилептоидов, связанным с накоплением и застоем возбуждения в их нервной системе, относятся также азартность, склонность к запойному пьянству и к садомазохизму в сексуальных отношениях.

Посильные задачи

Эпилептоиды хорошо справляются с ру¬тинной, неспешной работой, требующей аккуратно¬сти и точности, внимания к мелким деталям: они замечательные часовщики, токари, слесари, парикмахеры, краснодеревщики и ювелиры (если в характере присутствует еще и эмотивный радикал), хи¬рурги, технологи вообще, мастера-ремесленники.

«Как? Хирурги – эпилептоиды? – спрашиваете вы. – А как же любовь врача к людям?» Хорошие хирурги, как правило, наделены выраженным эпилептоидным радикалом. Они придирчивы и требовательны к своим помощни¬кам, грубоваты, резки во взаимоотношениях, не любят «пускать слюни», избегают подолгу беседовать с больными. Зато они точны в движениях, чистоплотны и уж наверняка не забудут свой инструмент в теле па¬циента. Кстати, хорошие медицинские сестры, нянеч¬ки – тоже эпилептоиды.

Никто так аккуратно ни сделает укол, ни пересте¬лит вовремя постель, ни даст нужное (а не первое по¬павшееся) лекарство, ни наладит капельницу, ни уберет в палате, как эпилептоид. У него все на¬готове, все в рабочем состоянии.

Заметьте, все это он сделает не из милосердия, а из… брезгливости к нечистоте, к недис¬циплинированности. Кроме того, эпилептоид, беря под свою опеку существо очевидно слабое, неспособ¬ное конкурировать с ним за место под солнцем, ин¬стинктивно начинает защищать его…

Эпилептоиды – воины, бесстрашные и самоотверженные. Но не спешите заглядывать к ним в душу, когда они выходят на тропу войны. Не инфантильный восторг прекраснодушного патриота найдете вы там, а мрач¬ную темную злобу, ненависть ко всему живому, и прежде всего — к агрессору, покусившемуся на святое – на собственность эпилептоида.

Эпилептоиды – контролеры. Их хлебом ни корми, лишай премии, а они будут стоять стеной на пути нарушителей установленного порядка и правил, с особым удовольствием классифицируя этих самых нарушителей на «злостных» и «не злостных». Лучшие вахтеры, налоговые инспекторы, таможен¬ные досмотрщики и т.п. всех времен и народов – эпи¬лептоиды.

Вот она – диалектика. Получается, что для человеческого общества защита и подспорье во многих полезных делах, подчас – самое спасение, исходит от человеконенавистников…

Что нельзя поручать эпилептоидам? Эпилептоиду, с его подозрительностью и жестокос¬тью, грубостью и придирчивостью, нельзя полностью доверять решение задач воспитания, обучения, управ¬ления. Если эпилептоида не остановить, он просто задушит общество, группу, подчиненного своим сугубо формальным порядком. Заду¬шит свободу во всех ее проявлениях, задушит дело. Он не воспитатель, он — дрессировщик.

В определенном смысле дрессировка как функция присутствует во всех вышеперечисленных сферах деятельнос¬ти. Следовательно, эпилептоидность как тенденция в характере учителя, управленца – вещь необходимая. Но она не должна доминировать. Иначе все будут петь жалобными голосами: «Да здравствует наш Карабас удалой! Как славно нам жить под его бородой. Ведь он никакой не мучитель. Он про¬сто наш добрый учитель». При этом все будут затравлены, запуганы, будут лишь дружно маршировать и четко выполнять команды, а дело встанет.

Не следует также поручать эпилептоиду поздравления с праздниками и юбилеями. Даже находясь в относительно миролюбивом настроении, он натворит бед. Желая обрадовать, развеселить – напугает, доведет до слез. Желая похвалить – оскорбит. Начав за здравие, непременно кончит за упокой. Что уж говорить о ситуации, когда в нем зреет раздражение, и он, по своему обыкновению, становится нарочито, прицельно грубым и бестактным.

Особенности построения коммуникации

Как правильно вести себя с эпилептоидом? Очень просто. С самого начала постарайтесь не дать ему сесть себе на шею. Не воспринимайте его попытки влезть с нога¬ми в ваше индивидуальное пространство как знак рас¬положения, доброжелательного внимания.

Покажите ему, что вы разгадали его намере¬ния. Сумейте отстоять ваше право распоряжаться сво¬ими личными вещами, управлять своими поступками, мыслить, высказываться и действовать так, как вы хо¬тите, как вы (а не он!) считаете нужным. Приучите его давать вам советы только тогда, когда вы его об этом попросили. Не принимайте от него подарков, которые явно покушаются на вашу самостоятель¬ность: дорогих украшений, предметов одежды, биле¬тов, путевок…

Существует золотое правило: чем раньше вы начнете оказывать сопротивление эпилептоиду, тем психологически легче вам будет это делать. И тем проще (без ссор, без изнуряющего агрессивного противостояния) вам будет получить в его классификации желаемую позицию – «сильный».

А что же делать, если эпилептоид уже давно сидит на вашей шее? Или если он – ваш начальник? Понятно, что попытки жестко противостоять давлению в этом случае обойдутся слишком дорого. Эпилептоид не до¬пустит «бунта на корабле».

Остается единственная возможность. Эпилептоидам по сердцу их собствен¬ный стиль поведения. Поэтому, если не получается на равных бороться с ними за лидирующее место в груп¬пе, «в стае», заставьте себя… стать аккуратным. Для начала приучите себя не опаздывать на работу. Наве¬дите порядок вокруг себя – в своем гардеробе, на рабочем месте, на кухне… Сложно? Понимаю, что сложно. Но напрягите для этого всю заложенную в вас эпилептоидность. И вам воздастся. Эпилептоид, возможно, впервые за годы совместной жизни (работы), почувст¬вует в вас нечто, с его точки зрения, человеческое, до¬стойное. Он непременно зачтет вам «в плюс» подобные усилия. После этого можете смело заявлять свои претензии на завоеванное таким способом простран¬ство, а затем – и на связанную с ним функцию (а это уже управление, власть).

Да, он командует фронтом, но домашними тапочка¬ми, своими и его, будете отныне командовать вы. И пусть он только попробует бросить их где попало… Так, шаг за шагом устанавливая вначале формальный по¬рядок, а затем и правила поведения, можно подвинуть любого, самого грозного и неприступного начальника.

Если этот, относительно простой, «недорогой» с точки зрения энергозатрат, способ поведения вам не под силу, что ж, тогда займите в иерархии эпилептоида то место, какое сможете. Смиритесь с его деспотичностью, грубостью. Поймите, что по-другому общаться он не может. В награду вам достанется его защита. Будете за ним, как за каменной стеной…

Эпилептоидный тип акцентуации характера по А.Е. Личко

В 1910 г. психиатр Георг Рёмер (Личко А.Е., 2010) описал группу психопатов, отличающихся возбудимостью, гневом, склонностью к длительным алкогольным эпизодам и сексуальной раскрепощенностью. Более подробное описание данного типа связывают с именем Ф. Минковской (1923), чье наименование «эпилептоидный» было дано за поразительные сходства с теми изменениями личности, которые претерпевают больные эпилепсией.

И данное сходство, по мнению А.Е. Личко, неслучайно. При развивающемся у индивида эпилептоидном типе психопатии в пренатальном, натальном и раннем развитии можно наблюдать присутствие негативных факторов, оставляющих след в неврологической «микросимптоматике». Не исключено, что многие особенности и нюансы характера эпилептоида обусловлены компенсаторными механизмами при негрубом органическом повреждении головного мозга. Но такая картина наблюдается не во всех случаях, и, вероятно, сама по себе обусловлена внутренними факторами (Личко А.Е., 2010).

Главная черта эпилептоидной личности – склонность к дисфории (мрачная раздражительность, неприязнь к окружающим), эмоциональная нестабильность/«взрывчатость», вязкость мышления, инертность, тугоподвижность.

Дисфории, длящиеся часами или днями, отличает злобно-тоскливая окраска настроения, возрастающее раздражение и поиск объекта, на котором можно было бы сорвать злость. Дисфория протекает легче, если человек находится в одиночестве.

Эмоциональные вспышки эпилептоида не являются настолько внезапными, как может показаться окружающим. Чаще всего, эмоциональное состояние эпилептоида можно сравнить с переполненным резервуаром, где последнее эмоциональное событие сыграло роль последней капли. Разрядка отличается не только большой интенсивностью, но и продолжительностью – может пройти довольно много времени, прежде чем индивид успокоится.

Признаки эпилептоидной психопатии можно заметить еще в детстве. С первых лет жизни такие дети могут подолгу плакать, не успокаиваясь ни при каких обстоятельствах. Проявления дисфории могут носить характер капризов, намеренными попытками доставить дискомфорт окружающим, озлобленностью. Могут проявиться и садистические наклонности – издевательства над животными или младшими/слабыми детьми. В компании других детей они претендуют на роль владельца-диктатора, указывающего, как и по каким правилам надо что-то делать и как взаимодействовать с окружающими. К своим вещам, как следствие, они относятся бережливо, попытки окружающих присвоить себе собственность такого ребенка приводит к злобе и гневу.

В младших классах такие дети проявляют педантичное отношение к ведению тетрадей, всем своим школьным вещам, однако, в скором времени, такая педантичность превращается в самоцель, заслоняя учебу.

В большинстве случаев, картина эпилептоидной психопатии разворачивается лишь к 12-19 годам. На первый план выступают дисфории, носящие спонтанный характер, приобретающие также характер апатии, безделья.

Эмоциональные вспышки могут быть следствием разряда дисфории подростка. Но они могут быть и вызваны конфликтами, спровоцированными особенностями личности таких подростков – властность, неуступчивость, жестокость. Повод для реакции может ничтожно мал, но обязательно связан с ущемлением интересов подростка. Аффект отличает безудержная ярость и тенденция к ударам по животу или гениталиям. При этом обнаруживаются проявления напряжения вегетативной нервной системы – покраснение лица, учащается сердцебиение, появляется испарина и тд.

За счет повышенного внимания к своему здоровью, большая сила сексуального влечения сдерживается, подросток отдает предпочтение относительно стабильным отношениям. Чаще всего все отношения с подростками данного типа окрашены тонами ревности. Они никогда не прощают измен, будь они реальными или надуманными. Невинный флирт трактуется как предательство. В периоды дисфории приступы ревности обостряются, что приводит к безосновательным обвинениям своих партнеров. При этом, эпилептоидный подросток склонен к измене.

Эпилептоидные подростки склонны к сексуальной невоздержанности, садистическим или даже мазохистическим стремлениям. В случае, если нормативная половая активность неосуществима, подросток прибегает к извращениям.

Одна из нечастых, но ярких форм нарушения полового влечения, наблюдающаяся у таких подростков – патологическая страсть к аутоасфиксиофилии (игры с контролем дыхания).

Напряженность и необычность влечений ведут к алкоголизации. Подростки пьют крепкие алкогольные напитки до потери дозового контроля («до отключки»). Склонность к употреблению наркотических веществ невысока, т.к. немногие вещества могут вызвать необходимые им состояния, сходные с алкогольным опьянением.

Склонность к бродяжничеству, поджогам или другим формам нарушения влечения встречаются довольно редко. Побеги из дома чаще всего обусловлены потребностью отдалиться от родительского контроля.

Склонность к суицидальному поведению трудно поддается анализу. У эпилептоидных подростков истинные суицидальные попытки довольно редки, в то время как у взрослых они возможны только в случаях тяжелых дисфорий. Чаще всего демонстративные суицидальные попытки обусловлены чувством мести, желанием доставить обидчику неприятности или ревностью. При этом, изощренная мстительность проявляется не только в ситуациях ревности, но также и при ущемлении их интересов. Эпилептоиды любят наслаждаться наблюдением реакции на их месть.

Отделение от родителей происходит довольно тяжело. В крайних проявлениях оно может выражаться полным разрывом отношений и общения с выражением озлобленности и мстительности. При конфликтах с родителями могу держаться за бабушек и дедушек, в случае, если они им потакают в их капризах. С начальством же картина иная, эпилептоид может лебезить и заискивать перед ним, добиваясь расположения.

Формирование референтных групп сопряжено с потребностью властвования и управления. Чаще всего такие подростки становятся лидерами групп младших, слабых или безвольных подростков, не способный пойти наперекор их мнению. Их власть держится на страхе перед ними.

Увлечения таких подростков отличаются яркостью. Большинство эпилептоидных подростков предпочитают азартные игры, т.к. в них пробуждается тяга к легкому обогащению. В игре они могут потерять контроль над собой, играя «запоями». Форма коллекционирования чего-либо привлекает их только со стороны материальных ценностей. Спорт манит возможностью развить и показать физическую силу. Игры в колелктиве даются им плохо.

Г.Е. Сухарева (Клинические лекции по психиатрии детского возраста, 1959) описывает внешность эпилептоидных подростков следующим образом – приземистая сильная фигура, массивный торс при коротких, но крепких конечностях, круглая, чуть вдавленная в плечи голова, большая нижняя челюсть, крупные гениталии у мальчиков, медлительные движения, тяжеловесная моторика.

 

При подготовке данной статьи были использованы материалы Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — СПб.: Речь, 2010. — 256 с.

эпилептоидов. Страница 1

Тридцать три миллиона четыреста девяносто две тысячи пятьсот шестьдесят один. Для описания некоторых подобных закономерностей в психологии существует понятие «акцентуации» — так называется сумма наиболее четко очерченных свойств природы, выходящих за рамки клинических норм, но делающих человека уязвимым к психологическому стрессу того или иного типа.Эпилептическая акцентуация — один из ее вариантов. Чем отличается эпилептоид от эпилептика, какие плюсы и минусы у этого типа и что делать, если у вас характер?

Существующая практика: что такое акцентуация

Акцентуация характера не является болезнью. Несмотря на то, что некоторые названия являются вариантами акцентуации: эпилептоидный истероидный, шизоидный и другие, образованные от названий психических заболеваний, любой человек с акцентуацией здоров и нормален. У эпилептоидов нет эпилепсии, шизоиды не страдают шизофренией (иначе они стали бы эпилептиками и шизофрениками).Люди только с острым акцентуированием определенных черт. Создатель этой концепции, немецкий психиатр Карл Леонхард, например, писал, что «население Берлина на 50 % состоит из людей с акцентуированной личностью и на 50 % из стандартных типов людей». Однако при некоторых неблагоприятных обстоятельствах акцентуация может перейти в болезнь, «дойти» до патологического состояния.

Составители Энциклопедического психолого-педагогического словаря (2013 г.) пишут об этом понятии: «Акцентуации характера отличает от психопатии отсутствие одновременности проявлений, характерных для последней из триады признаков: устойчивость во времени всей совокупности ее проявления во всех ситуациях, социальная дезадаптация».Иными словами, эпилептоид не всегда маниакально стремится поддерживать порядок, а истероид не в любой ситуации жаждет быть в центре внимания.

В отечественной психологии акцентуация характера остается популярным понятием, но общепринятой классификации на сегодняшний день не существует. Современный вариант типологии основан на работе Карла Леонгарда, монографии советского психиатра Андрея Личко и других исследованиях. Работы Лика позволили глубже понять причины и этиологию неврозов, поскольку психиатр выдвинул концепцию так называемого «места наименьшего сопротивления» или «слабого звена» в характере.

«Введение понятия «место наименьшего сопротивления» характера и описание этих мест применительно к каждому типу является важным вкладом в психологическую теорию природы, — пишет в своей монографии российский психолог, специалист в области экспериментальной психологии и нейролингвистического программирования, профессор МГУ Юлия одновременно.— Это также имеет неоценимое практическое значение. Слабые стороны каждой личности нужно знать, чтобы избежать неправильных шагов, ненужного стресса и осложнений в семье и на работе, в воспитании детей, организации личной жизни и т.д.»

Вязкая педантичность: в чем сходство и различие эпилептоида и эпилепсии

Эпилепсия — психическое заболевание, основным признаком которого являются повторяющиеся внезапные припадки, препятствующие правильной работе головного мозга. В их основе лежит чрезмерная электрическая активность нейронов. Из-за ее мозга существует категория, которая бьет и бьет, как молния, в его тканях: раз в год или еженедельно, каждую ночь или каждые несколько часов. При этом припадок может выглядеть не просто как судороги, а как внезапные затухания — так называемые абсансы с кратковременными затемнениями (эпилепсия, petit mal), немедленными мышечными спазмами в руках (миоклоническая эпилепсия) или даже лунатизмом и подергиванием конечностей. мышц лица и тела во время сна (ночная лобная эпилепсия).

По данным Всемирной организации здравоохранения, сегодня в мире этим заболеванием страдает около 50 миллионов человек. В 70% случаев эпилепсию можно вылечить, чаще всего — медикаментозно. Однако три четверти людей даже в развитых странах не получают лечения, потому что не обращаются за помощью. Отчасти это связано с тем, что известность имеет только судорожная форма эпилептического припадка, а другие формы не кажутся людям поводом для беспокойства. Однако без лечения эпилепсия разрушает мозг и в итоге приводит к слабоумию.

Эпилепсия влияет на работу психики. В результате происходит изменение личности: человек становится более «вязким», патологически основательным, неспособным к переключению, раздражительным, склонным к вспышкам и поучениям, подчеркнуто педантичным, излишне привязчивым и крайне эгоцентричным.

Надежность и раздражение: плюсы и минусы эпилептической акцентуации

Подобные черты характерны и для здоровых людей с эпилептическим характером акцентуации были — уж точно не в такой яркой форме.Таким образом, у такого человека не обязательно разовьется эпилепсия или он причинял ей боль в прошлом. Акцентуация – это всего лишь набор личностных черт, тенденций и характеристик. Лечить их можно по-разному, в зависимости от того, как они мешают или помогают человеку и окружающим, но и «лечить» акцентуации также бессмысленно, как лечить низкий рост. Вы можете только исправить симптомы, если они становятся проблемой.

Эпилептическая акцентуация (как и все остальные) действительно может вызвать некоторые трудности. Испытывает эпилептические припадки, а эпилептические — бешенства.Как и эпилептические припадки, все они могут быть видимыми или невидимыми. Оттенки агрессии варьируются индивидуально и ситуативно: от немой вспышки раздражения до полноценной ярости, когда человек может случайно разбить голой рукой толстое стекло в машине. «Я просто очень зол», — скажет он тогда. И это будет правдой: люди с эпилептической акцентуацией способны злиться как никто.

Гнев, раздражение, ярость, гнев, обида, негодование, ярость, обида, озлобленность — они частые и надоедливые спутники.Эпилептоидное злое метро, ​​злое вождение, злость дома, злость на себя, других, обстоятельства. Эта особенность природы чревата инсультами и инфарктами — даже если у вас почти нет внешних проявлений (вроде приступа эпилепсии petit mal), он все равно происходит.

В результате, люди с эпилепсией с акцентуациями раз за разом находятся в системе угроз: агрессивный импульс — задержка, агрессивный импульс — снова задержка… Эпилептоид «сдержанный, но взрывной», «взрывной, но сдержанный».Справляться с этой борьбой каждый день, и люди говорят, что это утомительно. Однако снизить агрессивность в этом случае можно за счет работы — в виде аутотренинга или занятий с психологом. Также полезден полный или частичный переход на вегетарианское питание и «антистрессовые» восточные увлечения: йога, дзен и другие.

Людям с акцентуацией эпилептического припадка и эпилептикам свойственна «вязкость» и «привязчивость» характера. Трудно убежать, трудно переключиться, трудно увидеть альтернативу или принять критику.Однажды проникшие и укоренившиеся в простой и здравой логике эпилептоидные идеи «немыслия», вынуждены вновь и вновь возвращаться, загроможденные добавлениями и добавками, сохраняя при этом неприкосновенность памятника. Эпилептическая акцентуация позволяет верить до тех пор, пока не перестанет работать на мысль, когда все остальное перестало делать, последовательно добиваясь своего за счет чрезвычайного упорства, педантичности, властности и терпения. «Капля точит камень не силой, а частым падением» — это про эпилептоид.Он всегда отступает и достигает ее, так что если это «свое» ему втемяшилось в голову. Поэтому эпилептическая акцентуация может быть полезна для карьеры и саморазвития. Для эпилептоида, однако, важно попытаться выбрать то, что «увязло» и эмоционально привязаться. Безнадежные объекты чреваты пустой тратой времени — но если идея хороша, то она может привести к главной магистрали, к которой сам человек проложит себе дорогу сквозь скалу, и будет потом по праву гордиться.

Эпилептики, как и люди с параноидальной акцентуацией, склонны к «сверхценным идеям».Психологи утверждают, что если параноик — «пророк», то эпилептоид — «апостол». Эта акцентуация характера позволяет человеку быть надежным коллегой, верным другом и преданным партнером в отношениях. Эпилептоид всегда помнит, кого и за что надо, кого и за что нужно благодарить. При этом в памяти такого человека хранится информация, кому и кому он сделал добро. Исходя из моей собственной привычки «давать сдачи», он мог ожидать, что тот ответит тем же, и расстраиваться, когда это происходит.

Пирог на кону: как узнать эпилептоид

Один из ведущих признаков человека-эпилептика с акцентом на его любви к порядку и упорядоченности.Его дом обычно выглядит очень опрятным и довольно чистым. Это «его замок», в который пускают немногих. Там много вещей и явлений имеют свое место, будь то чайная ложка, край ковра или последовательность приговления завтрака.

Эпилептоид охотно убирает (часто по незнанию) в общественных местах: перекладывает салфетницу, чтобы ровно стояла, вытирает капельку супа, если слегка испачкал стол в обед, и может даже пожаловаться, что «торт неровный». Беспорядок раздражает этих людей, а их ультимативность и склонность к агрессии подливает масла в огонь, поэтому посещение захламленного дома может вызвать приступ гнева или депрессии.В лучшем случае он будет переживаться молча, но избежать этого не получится, если человек специально не работает с вашими отрицательными эмоциями.

Человек тоже эпилептик и может показаться довольно строгим: команду отдавать легко, а логика трезвая, ясная и основанная на здравом смысле. Его склонность к контролю часто проявляется в сексуальной сфере. В то же время из-за раздражительности своего ума эпилептоид остается достаточно ранимым: твердости хватает, а спокойствия — нет.

Против приступа: если вы эпилептоид

Одним из важнейших навыков, позволяющих человеку с акцентуацией эпилепсии улучшить свою жизнь, является умение «останавливать» приступы гнева. Такая цель часто требует напряженной работы, но заниматься им не только со специалистом. «Учитесь расслабляться и сохранять внутреннюю улыбку, — советуют психологи. — Воспитывайте большую терпимость к другим людям, даже к тем, кто живет совсем по-другому».

Также представитель эпилептического типа, важно помнить, что «не человек для порядка, а порядок для человека», и можно простить коллеге, другу или любимому беспорядок на столе, немытую посуду в раковина или несколько клочков пыли под кроватью.Процедура – ​​важный элемент жизни, но не все обращают на нее внимание. Все люди разные, и у каждого есть свои преимущества и недостатки.

Эгоизм и внимание к себе является большой проблемой для многих эпилептоидов. Вот почему важно научиться понимать других людей, их чувства и мнения. Можно использовать аутотренинги: например, «Я глазами других», «Реинкарнация» и другие. Также важно регулярно устраивать дни (или даже часы), когда вы добровольно живете по правилам и желаниям близких, а не по своим правилам.

Рим: если есть эпилептоид

Для больных эпилепсией акцентирование важности соблюдения установленных норм и своих личных правил. Именно поэтому важно спросить об их предпочтениях. Такие люди это оценят, и степень миролюбия повысится. Также в случае эпилептической акцентуации необходимо учитывать статус, возраст, заслуги, подчиненность и другие общественные иерархические элементы. Эпилептоид не способен накричать на начальника, но несанкционированное «ты» у попутчика в поезде может вызвать у него плохо скрываемое раздражение.

Следует помнить, что общение с эпилептоидами имеет множество положительных сторон. Помимо гневливости и педантизма, которые можно исправить, если человек занимается, таким людям свойственны порядочность и аккуратность, надежность, самодисциплина, ясность мышления и лояльность. Наверное, им можно простить привычку поправлять скатерть или время от времени раздражаться, если вы не отвечаете на звонок.

Владимир Леви, психолог, психотерапевт и писатель, кандидат медицинских наук:

— Единой, общепринятой формальной классификации акцентуаций характера не признаю, так как уверен, что такого быть не может.Потому что есть такая вещь, как психологическая относительность. Не может быть единого, абсолютного, общего для всех времен, для всех цивилизаций, стран, национальностей и социальных слоев представления о том, что это не акцентуация, то есть природа «среднего», «нормального», «правильного». , или какой-нибудь «гармоничный» или «идеальный». Мы можем с полным правом считать конкретный характер конкретного человека средним, нормальным или идеальным, но кто-то другой с таким же правом зачислить этот характер в разряд акцентуированных или сумасшедших.Один и тот же персонаж в разных историко-социальных контекстах и ​​ситуациях может быть акцентирован и не анантараманом, и недекларированием, и акцентирован в противоположном направлении.

Можно приобрести типологию и классификацию. Сегодня сложившаяся классификация акцентуаций характера не первая и не последняя. Наблюдательные умы давно заметили, что все люди не только и не просто разные, а могут быть сгруппированы в какие-то типы, конгрегации с конгруэнтными конгруэнтными конгруэнтными признаками — или, если хотите, виды, обладающие какими-то характеристиками (признаками, свойствами). ) явно доминируют, усиленно выражены (т.д., ударение), и наоборот. Вспомните знаменитое, даже ныне имеющее школьную силу, древнее деление людей по четырем темпераментам, которое подметил нобелевский лауреат Павлов и их незадачливые подопытные собаки. Блестящий и живописный очерк о характерах отдельных сентенций Лабрюйера (XVIII век), об этой щедрой палитре различных человеческих отличий, которые отчетливо обозначились в дальнейших типах Леонгарда и того же Личко и многих других? А Ганнушкина отличная классификация психопатий и патологических персонажей? А великие Кремеровские патохарактерологические, которые впоследствии стали частью щедрого сплава психушку Гранд ММПИ теста?

В древнеиндийской «Камасутре» неизвестного изощренного автора на основе как бы понятного, очень всестороннего личного опыта выразительно изображены главные сексуальные типы характера женщины; в этой классификации чисто практические, прозрачные и видимые гиппократические темпераменты и конституциональные психосоматические типы последнего времени достаточно реальны для врачей и психологов.Чрезвычайная острота каждого в чем-то смущающего патриотизма становится проблематичной, тяготеющей к сомато-, психо- или социопатии. У одного из персонажей даже синдром Аспергера таится.

Любая (качественная и количественная) совокупность любых более или менее реальных или придуманных, придуманных и привнесенных в реальность свойств человека (и не только) может стать основанием для классификации определенной типологии и/или топометрии. Для измерительных шкал континуума, вблизи крайних полюсов, которые будут здесь, эти акцентированные персонажи акцентируют или акцентируют мифы и вымыслы.К разряду мифов и вымыслов можно отнести, например, псевдоматематическую классификацию имен людей, астрологические и соционические типы (сейчас я нападу на их поклонников — давай, давай, кусай).

Что касается соционики, то эта миристика сначала представляла собой забавную и полезную мысленную игру с человеческим многомерием, постепенно, в ходе апофенической вульгаризации, выродилась в сектодневное псевдовремя с привкусом коммерции. Выросла эта метель на исходной вполне надежной, основанной на эмпирической психотопологии Юнге, создателе классических концепций экстраверсии-интроверсии.Яркий пример того, как из любой теории, основанной на живых практических наблюдениях, можно сделать любую запутанность.

Можно ли понять собственную акцентуацию? В какой-то степени можете, если:

— у вас приемлемый общий уровень интеллекта и базовая образовательная подготовка, в том числе в области психологии;

— у вас хорошо развита саморефлексия, самосознание, достаточная мера самобытности, что, надо отметить, свойство не частое;

— не отдохнул — иметь достаточно открытый и свободный ум; не существуют в каких-либо априорных бесспорных убеждениях о себе и других как о положительных.и отрицательные — готовые, не зная, не понимая чего-то, осознать, что не знают или не понимают, принять, признать это и пожелать узнать и понять;

— не слишком зациклен на себе — интересуется жизнью и характерами других и приобрел значительный опыт наблюдения, сравнения и размышления над людьми;

— достаточно изучены психологические параметры шкалы, по которой хотят получить свои показатели;

спокойно и внимательно пройти соответствующее тестовое исследование;

— не смущает и не огорчает результат, который покажется вам плохим; думать о психологической относительности и о том, что люди понимают себя, чтобы понять пределы, чтобы изменить себя.опубликовано

P. S. И помните, только изменяя свое потребление — вместе мы меняем мир! ©

Источник: theoryandpractice.ru

Типы акцентуации характера

Ученый К. Леонгард ввел представление о 12 типах акцентуаций характера. Это понятие предполагает чрезмерное проявление определенных черт личности или определенных сочетаний. Акцентуация — это всегда предел нормы, проявление до крайности, тонкая грань между характером и патологией в психотерапевтическом смысле этого слова.Типы акцентуаций характера характеризуют определенные склонности и особенности человека.

Существующие типы

  1. Циклоидный — тип акцентуации, при котором чередуется положительное и отрицательное настроение, причем обычно периоды различаются по продолжительности.
  2. Гипертонический — тип акцентуации, для которого всегда характерно веселое настроение, но в то же время — стремление взяться за десятки дел одновременно и ни одно из них не завершить.
  3. Лабильный — тип акцентуации характера, при котором у человека происходит внезапная и резкая смена настроения в зависимости от ситуации.
  4. Астенический — тип акцентуации, который характеризует склонность к депрессии и унынию, быструю утомляемость, раздражительность.
  5. Чувствительный — тип акцентуации характера, при котором человек отличается впечатлительностью, робостью, сильной неуверенностью в себе и своих силах.
  6. Психастенический — тип акцентуации, характеризующийся повышенной мнительностью, тревожностью, бесконечными сомнениями и привычкой долго анализировать каждое действие.
  7. Шизоидный — тип акцентуации, при котором человека отличает повышенная отчужденность, интроверсия, чрезмерная замкнутость, трудности в установлении эмоциональных контактов.
  8. Эпилептоид — склонность к гневно-меланхолическому настроению с накапливающейся агрессией, проявляющейся приступами ярости и гнева (иногда с элементами жестокости), конфликтностью, вязкостью мышления, скрупулезной педантичностью;
  9. Заклинивающий тип акцентуации характера (паранойя) – тип акцентуации, при котором человек чрезмерно обидчив, мнителен, стремится подавить других и конфликтует.
  10. Демонстративный (истероидный) — тип акцентуации, при котором человек отличается фальшивостью, тщеславием, повышенной потребностью во внимании окружающих.
  11. Дистимический — тип акцентуации, при котором человек постоянно находится в плохом настроении, думает о грустном.
  12. Неустойчивый — тип акцентуации, при котором человек слишком зависим от мнения окружающих людей, слишком поверхностен.
  13. Конформный — тип акцентуации, при котором человек подчиняется другим, не способен к критической оценке данных.

В разных источниках выделяют разное количество акцентуаций, и во многом это связано с тем, что часто встречаются акцентуации смешанного типа, включающие черты нескольких сходных вариантов.

Акцентуация личности школьника и музыкальные предпочтения

2268 Развитие коммуникативных навыков у детей с особыми потребностями (СДВГ):

Акцентуация личности школьника и музыкальные предпочтения

агрессивные посылы, далекие от мягкосердечия: это

музыкальное направление отражает самые тяжелые стороны человеческого

бытия, например, тема смерти очень часто

проявляется в наскальном искусстве.Поп-музыка в основном затрагивает

темы отношений между людьми: любовь, разлука,

и т.д., романтизируя их, поэтому подростков

влечет

к прослушиванию такой музыки, для которой эти значения

актуальны, что отражается в результатах эмпирических

исследований. Политтехнологи «Исламского государства»

широко используют эти аспекты при создании видеоматериалов

для привлечения молодежи в свои ряды [21].

Различия в уровне эмоций наиболее выражены у

мужчин.

Рок-музыка отражает, даже навязывает именно такие

качества, о чем свидетельствует следующий факт: представительницы женского пола из

предпочитают поп-музыку больше, чем рок (98

против 22).

На практике можно наблюдать свидетельства того, что рок-музыка является

наиболее излюбленным направлением среди подростков мужского

пола: иногда можно услышать неуважение к тем молодым

людям, предпочитающим сцену (от сверстников-поклонников рока) — слова

презрения или просто невербальные сигналы, выражающие

такое же отношение.Поэтому есть предположение, что поклонники

рок-музыки более подвержены социальным, в частности

гендерным стереотипам, нежели поклонники других музыкальных

направлений (в частности, поп-музыки). Еще одно существенное

различие связано с уровнем тревожности, который также на

ниже у поклонников рока, чем у поклонников поп-музыки.

Человек с преобладанием педантичной силы в

структуре своей личности в процессе импровизации

находит определенный ритм (часто повторяющийся) и старается следовать ему

до конца импровизации.Здесь важно отметить, что

и рок, и поп-музыка по этому признаку идентичны: для них характерны

повторяющиеся ритмические структуры.

Что же касается людей с преобладанием истерической силы

в структуре их личности, то они пытаются найти новые

способы звучания: возможно, слишком резкие или громкие, но главная

цель таких импровизаций — удовлетворить потребность в других

для привлечения внимания к себе (групповое обучение).В данном случае

очевиден тот факт, что рок-музыка привлекает гораздо больше внимания

, чем поп-музыка: стиль подачи более

агрессивный, жесткий вокал, резкость звука

постановки вызывают выраженную негативную реакцию у большинство из

публики, в то время как большинство людей поп-музыки

в основном нейтральны.

Часто поклонников рока (особенно подростков) привлекают

внешние атрибуты: обилие металлических предметов в

одежде, оригинальные прически — все это также отчасти предназначено

для того, чтобы произвести впечатление на окружающих, даже негативное.Их вышеупомянутое

подразумевает, что рок-музыка привлекает большее внимание публики, чем

эстрадное направление, следовательно, оно должно «привлекать»

демонстративных людей. Однако исследование показало

отсутствие существенных различий между поклонниками

обсуждаемых музыкальных направлений. Есть только тенденция

к увеличению демонстративности среди любителей рока.

Возможно, вышеизложенный факт объясняется следующим образом: рок

музыка, помимо истеричности, несет в себе и другие компоненты, как

так же: например, излишняя агрессия может быть

неприемлемой для демонстративного человека.Такие состояния, как

неудовлетворенность, гнев и агрессивность сопровождаются

возбудимостью, но не составляют этой акцентуации:

испытывая какую-либо потребность, возбудимый акцентуант может нарушать

общепринятые моральные и социальные нормы, которые останавливали бы

лиц с другие характеристики. Эпилептоид в

момент аффекта испытывает все вышеперечисленные состояния, но

не осознает их.

Таким образом, слушайте обычные музыкальные направления,

эмоциональный настрой в основном негативный (музыка предназначена

для его исправления), а ситуации самые разнообразные,

указывающие на то, что музыка может сопровождать практически любую жизнь

ситуация.

Исследование показало, что у старшеклассников есть потребность

в музыкальном воздействии, прослушивании музыки для снятия напряжения.

В стрессовых ситуациях чаще прибегают к прослушиванию классической

музыки, однако наблюдается склонность к прослушиванию музыкального

направления личности.

По уровню тревожности у подростков выявлены

значимые корреляции в сторону более низкого

уровня этой акцентуации у старшеклассников,

предпочитающих рок, так как он, по субъективному мнению

подростков, снижает чувство опасности и тревоги.Кроме того,

исследование показало более низкий уровень эмоциональности у

подростков-поклонников рока, очевидно, это связано с тем, что

рок-музыка вызывает агрессивные эмоции, в то время как поп-музыка

не оказывает существенного влияния на эмоциональная сфера

человека. Психодиагностическое исследование, проведенное К.

Леонгардом, показало, что у лиц, предпочитающих рок-музыку,

, а также у лиц, предпочитающих поп-музыку, не выявлено

различий в уровне следующих

акцентуаций: гипертимности, дистимии, циклометрии. ,

экзальтированность, педантичность, демонстративность, застревание, возбудимость.

Из различных видов эмоций музыка воплощает

в основном настроения. Эмоциональные аспекты интеллектуальных

и волевых качеств личности (и соответствующих процессов

) также широко представлены в

музыкальном содержании. Это позволяет музыке раскрывать не только

психологические состояния людей, но и их характеры.

В результате содержание музыки включает в себя огромный и

постоянно обогащающийся круг идей.

Благодарности

Работа выполнена авторами в рамках

гранта РФФИ 17-04-00607ОГН.

Работа выполнена при финансовой поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации

по программе

повышения конкурентоспособности

Российского университета дружбы народов (РУДН,

РУДН) среди ведущих мировых

научно-исследовательских и

образовательных центров в 2016-2020 гг.Публикация

поддержана Министерством образования и науки

Российской Федерации (Соглашение №

Шизоидная личность и люди, которые не хотят вписываться в

Если вы знакомы с психологией, то можете Вы слышали термин « шизоидное расстройство личности ». Это тип расстройства личности, при котором человек имеет последовательный паттерн эмоциональной уплощенности и отстраненности от социальных отношений .

На самом деле, он включен в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам ( DSM-5 ) и Классификацию психических и поведенческих расстройств ( МКБ-10 ), которые широко используются специалистами в области психического здоровья. для диагностики психических расстройств.

Например, критерии DSM-5 для постановки диагноза шизоидного расстройства личности включают следующее:

  • Отсутствие интереса к близким отношениям, часто включая членство в семье;
  • Сильное предпочтение одиночной деятельности;
  • Отсутствие интереса и удовольствия, когда речь идет о действиях, в которых участвуют другие люди, включая сексуальные переживания;
  • Эмоциональная холодность и отстраненность;
  • Не иметь (и желать иметь) совсем или очень мало близких людей, кроме родственников первой степени родства;
  • Равнодушие к похвале и критике.

МКБ-10 также включает следующие критерии:

  • Трудность выражения теплых и нежных чувств к другим людям;
  • Чрезмерная сосредоточенность на самоанализе и фантазиях;
  • Сильная нечувствительность к социальным нормам.

Однако некоторые психиатры считают, что шизоидное расстройство личности следует исключить из этих списков. И вообще считается, что — чрезвычайно редкий и плохо изученный .

Но является ли шизоидный тип личности расстройством?

Когда я впервые прочитал об этом расстройстве личности, я был удивлен, насколько я соответствую критериям — почти всем им.Это было довольно шокирующее откровение — всю свою жизнь я верил, что я просто очень замкнутый , а не то, что я страдаю каким-то расстройством личности.

Именно тогда я решил копнуть немного глубже и проверить ресурсы на других языках. Выводы были поразительными.

Вот что я обнаружил:

Теория акцентуации личности Карла Леонгарда

Немецкий психиатр Карл Леонгард разработал теорию акцентуации личности. акцентуированная личность в основном является промежуточным состоянием между нормой и психопатологией.

Если личная и профессиональная жизнь человека не страдает, и он все еще может приспосабливаться к окружающей среде, то его личностные черты скорее превышают средний уровень, чем указывают на психическое заболевание. Таким образом, мы можем сказать, что человек с акцентуированными личностями находятся на уровне нормальности .

Проще говоря, у некоторых людей есть отличительные черты характера, которые делают их слишком непохожими на остальных.Более того, их поведение и черты могут казаться другим эксцентричными, социально неприемлемыми или странными . Но если этот человек все еще может функционировать как часть общества, то о диагнозе психического расстройства не может быть и речи.

По словам Леонхарда, есть несколько разных типов акцентированных личностей , такие как:

  1. демонстративная личность
  2. Гипер-точная личность
  3. Hyper-настойчивая личность
  4. неверный личность
  5. Гипертитивная личность
  6. Диштимическая личность
  7. циклотимная личность
  8. Extalted личность
  9. тревожная личность
  10. эмоциональная личность
3 эмоциональная личность
Классификация подчеркнутых личностей
Российский психиатр
Андрей Лимко разработал теорию Леонада в классификацию акцентированных личностей .Типы включены:

  1. Гиперторий
  2. Cycloid
  3. Labile
  4. Hypochondriac
  5. эпилептоид
  6. нестабильный
  7. соответствует

, поэтому давайте сосредоточимся на описание шизоидная личность, по классификации Личко. Одной из наиболее заметных черт этого типа акцентуированной личности является склонность к теоретизированию и погружению во внутренний мир.

Это человек, который постоянно думает и анализирует себя и жизнь. Они чрезвычайно интровертны и получают энергию от уединенной деятельности. В то время как человек с шизоидными чертами личности большую часть времени занят интенсивным мышлением, у него мало желания или энергии для социальной и практической деятельности. Они буквально живут в своем внутреннем мире и наслаждаются им .

Кто-то с шизоидной личностью часто эрудирован и имеет высокий IQ.Они заядлые читатели, которые могут похвастаться обширными знаниями в различных вещах. Они предпочитают карьеру в таких областях, как наука, философия и искусство, где они могут полностью раскрыть потенциал своего высоко абстрактного ума .

Когда дело доходит до романтических, социальных и профессиональных отношений, шизоидной личности приходится нелегко. Эти люди эмоционально отстранены, лишены эмпатии и им трудно выражать свои мысли и чувства другим. Им трудно установить эмоциональную связь с другим человеком.

По этой причине они плохо справляются с управленческой работой или карьерой, предполагающей социальное взаимодействие. Они также чрезвычайно избирательны, когда дело доходит до круга их общения. В основном это только те люди, с которыми они могут обсуждать интересующие их темы и вести содержательные беседы.

Так что вы думаете? Должны ли люди с шизоидной личностью считаться психически больными?

Вы заметили, сколько пунктов в описании Личко шизоидного типа акцентуированной личности соответствуют критериям DSM-5 и МКБ-10? Что это значит?

Это означает, что система психического здоровья США однозначно считает такой тип личности отклонением от нормы.В то же время вышеописанные теории зарубежных психиатров, по-видимому, рассматривают людей с такими характеристиками, как , как обладающих ярко выраженными личностными чертами, а не как психически больных .

Это заставляет задуматься, потому что это не единственный случай, когда определенные модели поведения и черты попадают в справочники по психическим расстройствам именно в США.

Например, СДВГ был открыт и классифицирован американскими психиатрами. Однако в некоторых странах, например в России, он не признается, а в некоторых других, например во Франции, диагностируется и лечится по-разному.До сих пор ведутся споры о том, является ли это достоверным диагнозом. На самом деле, некоторые американские психиатры, такие как Томас Сас и доктор Ричард Сол, утверждают, что это вымышленное расстройство.

Просто учтите следующее. Когда вам поставят диагноз «расстройство личности», вы, скорее всего, будете принимать лекарства и регулярно посещать специалистов в области психического здоровья. Это означает, что вы будете в значительной степени полагаться на систему здравоохранения до конца своей жизни.

А что, если все это — часть нескончаемой жадной игры нашего капиталистического общества? Могли ли быть изобретены определенные диагнозы психических заболеваний, чтобы лечить как можно больше людей? Я оставлю эту идею на ваш суд.

Теперь вернемся к шизоидной личности.

Итак, перед нами эмоционально отстраненный, крайне замкнутый человек, который большую часть времени погружен в мысли и практически не интересуется общественной деятельностью. Человек, который не вписывается и не хочет, чтобы вписывался. Кто-то, кто не понимает или не следует неписаным правилам социального поведения и этикета.

Это портрет психически больного человека или просто человека, у которого социальных потребностей меньше, чем у обычного человека ?

Возможно, некоторые люди рождаются с более низкой потребностью в принадлежности и отношениях с другими людьми.Может быть, им больше нравится неуловимый мир фантазий и самоанализа, чем обыденная реальность повседневной жизни. Если они счастливы и их поведение не вредит другим людям, это их право быть и жить так.

Ведь где граница нормальности и кто это решает? Может, нам стоит перестать стигматизировать людей за то, что они другие, и ценить их такими, какие они есть.

Я считаю, что каждый может внести свой вклад в мир, независимо от того, насколько он общителен.Делать что-то хорошее или значимое не обязательно означает общение с другими людьми. На самом деле считается, что некоторые из величайших мыслителей в истории обладали шизоидными чертами личности . Несколько примеров включают Альберта Эйнштейна, Чарльза Дарвина, Зигмунда Фрейда, Стивена Хокинга и Исаака Азимова.

Итак, если вы подходите под описание выше, не спешите считать себя психически больным. Прежде всего, задайте себе следующие вопросы:

  • Вызывают ли ваши черты характера, модели мышления или поведения серьезные проблемы у вас или у других людей?
  • Если да, влияют ли эти проблемы на Вашу повседневную жизнь и различные аспекты Вашей жизни?

Если ответ на оба вопроса нет , маловероятно, что вы страдаете психическим заболеванием.У вас, наверное, просто шизоидные черты характера, как и у меня.

Другими словами, если ваше поведение не причиняет вреда вам или другим людям, даже если оно социально неприемлемо; если вам нравится ваш образ жизни, каким бы уединенным и нетрадиционным он ни был, тогда вы просто остаетесь самим собой. И в нашем конформистском мире это совсем не плохо.

Давайте просто будем собой и внесем свой вклад в этот мир своим уникальным способом. И нам не нужно подстраиваться для этого.

Ссылки :

  1. Карл Леонхард.Akzentuierte Persönlichkeiten. 2. Auflage (Акцентуированная личность, 2-е издание). Берлин, 1976, ISBN 3-437-10447-0
  2. Андрей Личко. Психопатии и акцентуации личности у подростков. Санкт-Петербург: Речь, 2010.
  3. https://link.springer.com
  4. https://www.researchgate.net

Основатель и ведущий редактор Learning Mind

Анна ЛеМинд — энтузиаст психологии, имеет степень бакалавра социальных наук. Она глубоко мыслящий интроверт, который пишет о человеческом поведении и личности, природе интроверсии, концепции принадлежности и социальной тревоге, надеясь помочь тем, кто борется с такими же проблемами, как и она.Анна является автором книги «Сила неудачников: как найти свое место в мире, в который вы не вписываетесь », цель которого — помочь всем интровертам, социально тревожным людям и одиночкам найти свой путь в этом шумном экстравертном мире. world.Latest posts by Anna LeMind, B.A. (посмотреть все)
Copyright © 2012-2022 Learning Mind. Все права защищены. Для получения разрешения на перепечатку свяжитесь с нами.

Обзор, изменения в нормальных ритмах, аномальные медленные волны

Автор

Алексис Д. Боро, доктор медицины , ассистент профессора кафедры неврологии Сола Р. Кори Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна; Врач отделения неврологии Медицинского центра Монтефиоре

Алексис Д. Боро, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия неврологии, Американское общество эпилепсии

Раскрытие информации: Ничего не раскрывается.

Соавтор (ы)

Шерил Хаут, доктор медицины  , профессор клинической неврологии Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна; Директор отделения эпилепсии взрослых, Медицинский центр Монтефиоре

Шерил Хаут, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Альфа Омега Альфа, Американская академия неврологии, Американское общество клинической нейрофизиологии, Американское общество эпилепсии, Американская неврологическая ассоциация

раскрывать.

Редакционная коллегия специалистов

Франсиско Талавера, PharmD, PhD  адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Получал зарплату от Medscape за трудоустройство. для: Медскейп.

Норберто Альварес, доктор медицины , доцент кафедры неврологии Гарвардской медицинской школы; консультанты отделения неврологии Бостонской детской больницы; Медицинский директор Центра развития Рентама

Норберто Альварес, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия неврологии, Американское общество эпилепсии, Общество детской неврологии

Раскрытие информации: Ничего не раскрывается.

Главный редактор

Селим Р. Бенбадис, доктор медицины Профессор, директор Комплексной программы по эпилепсии, отделения неврологии и нейрохирургии, Больница общего профиля Тампы, Медицинский колледж Морсани Университета Южной Флориды

Селим Р. Бенбадис, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия неврологии, Американская академия медицины сна, Американское общество клинической нейрофизиологии, Американское общество эпилепсии, Американская медицинская ассоциация

Раскрытие информации: Служить директором, должностным лицом, партнером, сотрудником, советником, консультантом или попечителем для: Aquestive, Bioserenity, Ceribell, Eisai, Jazz, LivaNova, Neurelis, Neuropace, Nexus, SK life science, Stratus, Sunovion, UCB
Выступать(d) в качестве спикера или члена бюро спикеров для: Aquestive, Bioserenity, Ceribell , Eisai, Jazz, LivaNova, Neurelis, Neuropace, Nexus, SK life science, Stratus, Sunovion, UCB
Получил исследовательский грант от: Cerevel, LivaNova, Greenwich (Jazz), SK biopharmaceuticals, Takeda, Xeno н.

Благодарности

Авторы и редакторы Medscape Reference выражают признательность предыдущему автору Джозефу Ф. Хулихану, доктору медицинских наук, за вклад в разработку и написание этой статьи.

описание, особенности поведения и характера 🤞🏿 🔌 👺

У каждого человека уникальный характер, формировавшийся годами его жизни. Но есть и некоторые общие черты, присущие нам от рождения, которые позволяют выделить основные типы личности.Рассмотрим тех людей, которые оставили самый глубокий, но и самый кровавый след в истории — эпилептоидного типа. S-теория развития личности утверждает, что примерно каждый десятый человек на планете принадлежит к этому виду. Но что отличает эпилептоидов от остального человечества? Что заставляет людей избегать их?



Что характерно для эпилептоидного типа личности

Такое название связано с тем, что процессы, происходящие в голове таких людей, напоминают изменения личности, вызванные эпилепсией.Они склонны к проявлениям агрессии и постоянно провоцируют конфликты. Такому субъекту нужно много времени, чтобы потерять контроль над собой, но когда чаша терпения переполнится, горе тому, кто попадется под его горячую руку. Эпилептоид долго «заводится» и как минимум надолго «остывает», срывая свой гнев на всех подряд.

Еще одна отличительная черта этого типа — невероятная педантичность и аккуратность. Все, что окружает таких людей, должно подчиняться строгому порядку. В противном случае эпилептоид быстро выходит из себя и начинает терроризировать окружающих.Власть над людьми — его заветная мечта. Большинство известных диктаторов и тиранов относятся именно к этому типу личности. Эпилептоиды хотят властвовать и командовать, но жизнь не всегда складывается так, как им хочется. Поэтому многие из них становятся домашними диктаторами, притесняющими и притесняющими своих родных и близких.



Детство

Возбудимый, или эпилептоидный, тип акцентуации личности начинает проявляться в раннем возрасте. Дети, имеющие предрасположенность к такому поведению, с раннего возраста стараются подчинить своей воле окружающих.Они хотят диктовать правила игры другим детям, всячески угнетая и унижая тех, кто слабее. Также и со взрослыми – стоит им только проявить слабость, как эпилептоидный ребенок тут же попытается взять верх. Поэтому легкого разговора с ним не получится, доброта не имеет цены для людей с таким характером, они понимают только язык власти. Перед сильным человеком эпилептоидный тип личности будет преклоняться, подкрадываться к нему и доносить до сверстников.


У детей-эпилептоидов есть и положительные черты — они очень бережно относятся к своим вещам, всячески оберегают их и содержат в хорошем состоянии. Такой ребенок никогда не откажется от своих игрушек, но с удовольствием выберет чужие. Отношения с животными у эпилептоидов имеют ярко выраженный садистский уклон – они постоянно издеваются над своими питомцами. Поэтому представление о том, что подаренное такому ребенку животное может приучить его к доброте и заботе, в корне неверно. Скорее всего, такое взаимодействие только усугубит эпилептоидный характер.





Юность

Школьные годы этого типа личности проходят в особо жарких битвах со всеми вокруг. В школах такие дети постоянно дерутся и ссорятся со сверстниками и учителями. Учиться с ними тоже плохо из-за природной заторможенности. Эпилептоидный тип личности может закончить школу с нормальными результатами только с помощью родителей.

Часто такой подросток пытается окружить себя более слабыми, часто младшими детьми.Из них он собирает настоящую стаю, которая беспрекословно подчиняется вожаку. Больше всего эпилептоидные натуры не любят, когда кто-то пытается вырваться из-под их влияния. В этом случае насилие почти неизбежно. Ярость человека с эпилептоидным характером может быть настолько велика, что он способен нанести своей жертве серьезные повреждения, не в силах остановиться.

Взрослость

Даже во взрослом, сознательном возрасте огромную роль играет тип личности. Эпилептоиды будут стремиться к власти и накоплению материальных благ.Если его развитие шло нормально, без серьезных потрясений, то из такого человека может вырасти хороший полицейский, военный или бюрократ. Эпилептоид перенесет любовь к порядку в новую сферу деятельности, с энтузиазмом вставая на защиту социальных норм и законов. Именно люди с таким типом личности создали полицию, армию и бессмысленный бюрократический аппарат.


Конечно, жизнь подчиненного вряд ли подойдет эпилептоидному типу личности.Ведь амбиции и жажда власти никуда не денутся, просто обстоятельства заставляют скрывать свое истинное лицо и прикидываться невинной овцой. А в притворстве эпилептоидам нет равных — они могут обмануть даже самого внимательного индивидуума, усыпив его бдительность сладкими речами. Но при первой же возможности заполучить свое, он лишится маски, обнажая свирепую ухмылку.

Супружеская жизнь

Совместная жизнь с эпилептоидом не сулит ничего хорошего, независимо от пола.Чаще всего они ищут слабого, инертного партнера. Потом этот партнер постепенно начинает становиться собственностью. Ревность — неискоренимый порок, пронизывающий такой тип личной жизни. Любой малейший повод для ревности может вывести эпилептоида из себя, и это при том, что он сам может измениться без всяких зазрений совести.


Людей этого типа личности часто привлекает необузданная, гипертрофированная сексуальность. Он несет на себе ощутимый отпечаток насилия и позволяет еще больше привязать партнера к себе.Редко бывает, что в брак вступают два эпилептоида. В этом случае неизбежны постоянные ссоры и попытки выяснить, кто в доме хозяин. Такие браки редко бывают прочными.

Отношение к деньгам

Эпилептоидный тип всегда стремится к власти над людьми, а деньги являются ее эквивалентом в современном обществе. Поэтому отношение к презренному металлу у эпилептоидов очень трепетное. Для них процесс накопления и умножения материальных благ естественен и прост.Этот тип личности готов к тяжелой, упорной работе для достижения своих целей. В семье эпилептоидная личность стремится в первую очередь получить контроль над финансами, часто отбирая у своей второй половины заработную плату.


Если эпилептоид сумел накопить хороший капитал, то он обязательно превратится в скрягу. Подобно дракону, он сядет на свои богатства, уничтожая всякого, кто посмеет на них посягнуть. Это часто приводит к одиночеству, что совершенно не пугает эпилептоидного типа.Психология и психоанализ натуры таких людей выявили в них замечательную целеустремленность, способность идти вперед, несмотря ни на что. Ради будущего богатства такой человек способен выдержать любые тяготы и невзгоды, проявить настоящие чудеса выдержки и упорства.

Эпилептоидный тип личности: как общаться

Общение с эпилептоидом – непростая задача. Часто бывают грубы и мелочны, стремятся манипулировать собеседником. Важно понимать, что такие люди не скованы моральными нормами, они будут льстить и клеветать, притеснять и порабощать, чтобы получить свои.Поэтому нет смысла пытаться изменить их или как-то нейтрализовать их действия. Любые проявления доброты будут восприниматься эпилептоидным типом как слабость, которую необходимо использовать в своих целях.


В конфликтной ситуации такого субъекта не остановить мольбами и смирением. Вид беззащитной жертвы только взбесит его, усилит агрессию. Единственный язык, понятный эпилептоидному типу характера, — это язык власти. Остановить его может только достойный отпор.Однако, учитывая тяжелый характер эпилептоидов, лучше всего просто не иметь с ними ничего общего. Это сэкономит вам массу нервов и времени.

Ваше руководство по дизайну с акцентными элементами

Когда дело доходит до дизайна, красота дома или квартиры заключается в деталях. Акцентные элементы добавляют теплоты и характера вашему декору и отражают ваш личный стиль. Выбор правильных акцентов может быть сложной задачей, но несколько советов и приемов могут помочь. Используйте это удобное руководство, чтобы украсить любое внутреннее пространство как профессионал.

Определите свой стиль

Прежде чем выбрать акцентные элементы для своего дома, важно определить эстетику вашего дизайна. Современный, традиционный, современный, французский деревенский, прибрежный или деревенский — проведите небольшое исследование и решите, какой тип декора вы предпочитаете. Подумайте о цветовой палитре, которую вы хотели бы использовать, и типах текстур, которые вы хотите отобразить, от деревянных рам для картин и плетеных стульев до шерстяных подушек.

Начните с ковриков

В тот момент, когда вы его кладете, ковер может определить внешний вид комнаты, поэтому он является отличным местом для начала создания декора.Если вы хотите создать гостиную в более традиционном стиле, расставьте все ножки мебели на централизованном коврике. Для более современного вида ковер должен быть свободен от какой-либо мебели.

Включая акцентную мебель

Спальня, домашний офис, кабинет или гостиная — все внутренние помещения нуждаются в основных предметах мебели, но акцентные элементы связывают комнату воедино. Ищите акцентную мебель, которая дополняет ваш декор, но также добавляет изюминку, например, винтажный сундук или табурет с принтом под зебру.Выбирая акцентную мебель для небольших помещений, рассмотрите такие предметы, как стильный угловой стул или скамья для хранения с рисунком.

Разогрейте стены

Пустые стены могут создать ощущение холода в комнате, поэтому используйте настенные акценты, чтобы создать теплый и уютный вид. В маленькой комнате повесьте зеркало напротив окна, чтобы отражать солнечный свет и создавать иллюзию большего пространства. Добавьте настенное кашпо, чтобы привнести нотку природы, или рассмотрите другие настенные украшения:

  • Добавьте стеллажи для хранения книг или сувениров
  • Повесьте на стену картины, рисунки и фотографии
  • Покройте стену красочным гобеленом
  • Добавьте настенный фонтан, чтобы создать ощущение безмятежности
  • Украсьте стену интересными часами

Добавьте ярких красок с подушками

Подушки

предлагают недорогой способ поэкспериментировать с узорами и цветами.Попробуйте смелые геометрические принты для современной эстетики и цветы и пейсли для более традиционного декора. Согласно журналу Real Simple Magazine, нечетное количество подушек обеспечивает более художественный и случайный вид, и независимо от рисунка все подушки должны иметь хотя бы один общий цвет для ощущения гармонии.

Создайте шарм и характер с дополнительными аксессуарами

Не стоит недооценивать важность аксессуаров в дизайне интерьера. Эти декоративные элементы привносят в ваше жилое пространство шарм, характер и нотку «вас».Выбирая аксессуары, убедитесь, что они имеют для вас значение, и не забывайте сочетать цвет, текстуру и размер, чтобы привлечь внимание. В дополнение к коврам, акцентной мебели, настенным рисункам и подушкам, следующие предметы хорошо подходят для украшения интерьера:

  • Корзины, ящики и урны
  • Свечи
  • Одеяла и покрывала
  • Статуэтки и скульптуры
  • Чаши, вазы и урны
  • Натуральные элементы, такие как цветы, сосновые шишки, ракушки и свежие фрукты
  • Клетки для птиц
  • Барные тележки и подносы
  • Мобильники и другой подвесной декор

Фокус на коллекциях

Некоторые эксперты по дизайну рекомендуют размещать аксессуары группами.Суть в том, чтобы сгруппировать похожие типы предметов вместе или расположить аксессуары по цвету. Даниэль Барсанти, основатель дизайнерской фирмы Healing Barsanti Home, предлагает использовать несколько аксессуаров для украшения. Например, он контрастирует темно-красную краску стен с соответствующими белыми зеркалами в прихожей своего дома в Коннектикуте.

Поднимите настроение

Превратите мрачные комнаты в уютные с помощью внутреннего освещения. Преобразите кухню красивыми подвесными светильниками или украсьте гостиную тщательно расставленными торшерами.Используйте небольшие настольные лампы, чтобы осветить темные углы, и продемонстрируйте любимое произведение искусства с помощью трекового освещения. Украсьте каминную полку сезонной зеленью и искусственными свечами, а также разместите гирлянды вдоль дверной рамы или балдахина в спальне. Освещение меняет настроение в помещении одним щелчком выключателя.

Подумайте о масштабе и пропорции

Прежде чем выбирать и выставлять мебель и акцентные предметы, найдите время, чтобы проанализировать масштаб и пропорции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.