Экспрессия лица это: этнические и гендерные особенности – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Экспрессия микроРНК, регулирующих костное ремоделирование, в плазме крови у пациентов с акромегалией | Гребенникова

Введение

Акромегалия представляет собой редкое эндокринное заболевание, обусловленное избыточной секрецией соматотропного гормона (СТГ) в большинстве случаев аденомой гипофиза. Действие СТГ в основном опосредовано через инсулиноподобный фактор роста 1 (ИРФ-1), который синтезируется в печени и периферических тканях. СТГ и ИРФ-1 оказывают плейотропное влияние на костное ремоделирование на протяжении всей жизни [1]. СТГ стимулирует рост и развитие скелета у детей и способствует поддержанию костной массы у взрослых. По результатам экспериментальных исследований предполагалось, что СТГ оказывает анаболический эффект на костную ткань, но это не было подтверждено в клинических исследованиях у пожилых пациентов [1]. Известно, что СТГ и ИРФ-1 непосредственно регулируют функционирование зрелого остеобласта. СТГ также стимулирует карбоксилирование остеокальцина и синтез остеопротегерина и его накопление в костном матриксе [1].

Как дефицит СТГ, так и его избыточная секреция нарушают процесс костного ремоделирования. Дефицит СТГ приводит к снижению формирования кости, что в детском возрасте проявляется в виде замедления продольного роста костей и набора костной массы, а во взрослом – повышенного риска переломов [2]. Заместительная терапия СТГ оптимизирует набор пика костной массы при взрослении пациентов с дефицитом СТГ и предотвращает развитие вторичного остеопороза [2].

При акромегалии в условиях избытка СТГ и ИРФ-1 происходит ускорение процессов костного ремоделирования, что подтверждается повышенным уровнем маркеров образования и резорбции костной ткани, уровень которых коррелирует с биохимической активностью заболевания [3]. Известно, что пациенты с акромегалией имеют повышенный риск переломов тел позвонков по сравнению с общей популяцией (39–59% против 14% соответственно) [4]. При этом результаты исследований минеральной плотности кости (МПК) достаточно противоречивы: в одних работах показано повышение МПК [5], в других – снижение [6], а некоторые исследования не выявили значимой разницы между МПК у пациентов с акромегалией и группой контроля [7].

Такая гетерогенность результатов может быть связана с активностью акромегалии, наличием гипогонадизма и сахарного диабета. Повышенный риск переломов может быть обусловлен снижением качества костной ткани, а не потерей МПК. Работы с использованием периферической количественной компьютерной томографии с высокой разрешающей способностью выявили повышенную плотность кортикальной ткани, но при этом микроархитектоника костной ткани была нарушена и плотность трабекул снижена у пациентов с акромегалией по сравнению с контрольной группой [1].

Патогенетические аспекты повышения хрупкости костей и нарушения регуляции костного ремоделирования при акромегалии в настоящее время мало изучены [8]. Современный взгляд на процессы костеообразования и костной резорбции затрагивает эпигенетические механизмы регуляции [9]. Участие микроРНК (мкРНК) в костном обмене является ключевым в эпигенетическом контроле экспрессии генов. мкРНК представляют собой группу некодирующих молекул РНК, состоящих из 20–24 нуклеотидов, которые негативно регулируют экспрессию генов. мкРНК связываются с комплементарными последовательностями в 3’-нетранслируемом участке матричной РНК (мРНК) и блокируют трансляцию белка [9]. МкРНК устойчивы к внешнему воздействию и выделяются клетками в составе микровезикул или в комплексе с липопротеидами в циркулирующую кровь.

Целью работы стало изучение экспрессии мкРНК, регулирующих процессы костного ремоделирования, в плазме крови у пациентов с акромегалией.

Материалы и методы

Пациенты

В исследование по типу случай-контроль были включены 22 пациента с клинически выраженной и биохимически доказанной активностью акромегалии и 18 здоровых добровольцев в качестве контрольной группы, которые подписали официальную форму информированного согласия. У пациентов с акромегалией были типичные клинические проявления, в том числе изменение внешности за счет укрупнения черт лица, кистей и стоп, повышенный ИРФ-1 (возрастной референсный интервал уровней ИРФ-1 определялся следующим образом: 18–20 лет: 127–584 нг/мл; 21–25 лет: 116–358 нг/мл; 26–30 лет: 117–329 нг/мл; 31–35 лет: 115–307 нг/мл; 36–40 лет: 109–284 нг/мл; 41–45 лет: 101–267 нг/мл; 46–50 лет: 94–252 нг/мл; 51–55 лет: 87–238 нг/мл; 56–60 лет: 81–225 нг/мл и 61–65 лет: 75–212 нг/мл) и отсутствие подавления СТГ менее 1 нг/мл после зафиксированной гипергликемии во время проведения перорального глюкозотолерантного теста (ПГТТ) с 82,5 мг моногидрата глюкозы согласно клиническим рекомендациям [9].

Пациентам с акромегалией проводилась магнитно-резонансная томография головного мозга, по результатам которой подтверждено наличие аденомы гипофиза. Среди пациентов с акромегалией аменорея была зарегистрирована в 6 случаях, все остальные женщины сообщили об отсутствии нарушений менструальной функции. У трех пациентов акромегалия была осложнена сахарным диабетом с соответствующим контролем гликемии и у одного пациента выявлено нарушение гликемии натощак.

У здоровых добровольцев, составивших контрольную группу, не было никаких клинических симптомов акромегалии. Отсутствие патологической гормональной секреции гипофиза было подтверждено лабораторными методами исследования.

Критериями исключения являлись: беременность, использование глюкокортикоидов, злоупотребление алкоголем, обострение хронических заболеваний, тяжелые угрожающие жизни состояния (например, почечная и печеночная недостаточность, инфаркт миокарда, острое нарушение мозгового кровообращения), терминальные состояния, длительная общая иммобилизация (более 1 недели), клинически выраженный перелом в течение предыдущих 6 месяцев, любая другая причина вторичного остеопороза в момент проведения исследования или в течение 5-летней истории болезни или любое длительное лечение препаратами, имеющими доказанное влияние на ремоделирование костной ткани у людей, в течение предыдущих 12 месяцев [10], включая лечение антирезорбтивными или анаболическими препаратами, аналогами соматостатина.

Методы

У всех обследуемых были взяты образцы плазмы тощаковой крови, которые подвергнуты двукратному центрифугированию (лабораторная центрифуга Eppendorf 5810R с комплектом роторов (А-4-81, Ф-4-81-MTP/Flex, FA-45-30-11 и F-45-48-PCR)) в течение 15 минут после забора крови из вены при температуре +50°С при скорости вращения 3000 оборотов/мин в течение 20 минут. Образцы плазмы были заморожены и хранились при температуре -80°C.

Выделение мкРНК из 200 мкл плазмы проводили с помощью miRNeasy Serum/Plasma Kit («Qiagen», Германия) согласно инструкции компании-производителя на автоматической станции QIAcube («Qiagen», Германия). Для предотвращения деградации в выделенную РНК добавляли 1 ед. RiboLock RNase Inhibitor («Thermo Fisher Scientific», США) на 1 мкл раствора нуклеиновых кислот. Концентрацию суммарной РНК в водном растворе оценивали на спектрофотометре NanoVue Plus («GE Healthcare», Великобритания). Обратная транскрипция для мкРНК осуществлялась с помощью TaqMan Advanced miRNA cDNA Synthesis Kit («Applied Biosystems», США).

Анализ экспрессии мкРНК, участвующих в костном ремоделировании, проводили с помощью ПЦР «в реальном времени». Для ПЦР «в реальном времени» использовали термоциклер StepOnePlus (Applied Biosystems, USA). В смесь для ПЦР добавляли Fast Advanced Master Mix (Applied Biosystems, USA), раскапывали в 96-луночную плашку с праймерами и флуоресцентными зондами наборов TaqMan Advanced miRNA Assays (Applied Biosystems, USA). Общий объем ПЦР составлял 20 мкл. Условия амплификации фрагментов ДНК: 95°C/20 сек – 1 цикл; 95°C/1 сек, 95°C/20 сек – 40 циклов. В качестве контроля выделения и обратной транскрипции использовались мкРНК miR-191 и искусственный экзогенный контроль cel-39.

У всех обследуемых были взяты образцы сыворотки тощаковой крови для проведения рутинной биохимии, гормонального анализа и определения маркеров костного ремоделирования (остеокальцин, С-концевой телопептид коллагена 1 типа (CTx)).

Анализ крови на остеокальцин, CTx, тиреотропный гормон, пролактин, адренокортикотропный гормон и вечерней слюны (в 23:00) на свободный кортизол проводился электрохемилюминесцентным методом (ECLIA) на аппарате Cobas 6000 Module e601 Roche.

Уровни ИРФ-1 и СТГ измеряли с помощью иммунохемилюминесценции (Liaison). Рутинная биохимия (кальций общий и ионизированный, фосфор, щелочная фосфатаза, креатинин, глюкоза) была выполнена на Architect 8000 (Abbott, USA).

Все участники исследования анкетированы относительно недавних низкотравматичных переломов, наличия боли в спине и изменения роста. Рост измерялся стадиометром, а индекс массы тела (ИМТ) рассчитывался как отношение массы тела (кг) к росту (м2).

Пациентам с акромегалией проведено рентгенографическое исследование грудного и поясничного отделов позвоночника (Th5-L4) в боковой проекции (Axiom Icons R200 «Siemens»). Компрессионный перелом тела позвонка фиксировался, если визуальный осмотр предполагал уменьшение высоты тела позвонка (переднего, заднего или среднего отделов) на 20% и более.

МПК измеряли с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (iDXA, GE) в поясничном отделе позвоночника (L1-L4) и шейке бедренной кости в соответствии со стандартным протоколом.

Статистический анализ данных

Данные представлены с использованием медианы (Ме) и квартилей 25% и 75% (Q25;Q75). Сравнение между описательными параметрами пациентов с акромегалией и группой контроля проводили с использованием непарных 2-сторонних t-тестов. Точный критерий Фишера был использован для сравнения двух независимых групп для качественных параметров. Значение p<0,05 считалось статистически значимым. Вся аналитическая статистика выполнена только с использованием базового пакета «stats».

Статистическая обработка экспрессии мкРНК осуществлялась с помощью программного обеспечения StepOne Software v2.3. Применялся метод ∆∆Сt c учетом референсных образцов. Данные всех экспериментов объединены в одно исследование с помощью пакета программ StepOne Software v2.3. При статистической обработке средние показатели ОК транскриптов группы «норма» принимались за референсные.

Этическая экспертиза

Этическим Комитетом ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздрава РФ, согласно протоколу №17 Заседания Комитета от 26. 10.2016 г., было постановлено, что «планируемая научная работа «Эпигенетические аспекты нарушений костного ремоделирования при гиперкортицизме и акромегалии» соответствует этическим стандартам добросовестной клинической практики».

Результаты

Клиническая характеристика участников исследования и биохимические параметры приведены в таблице 1. Пациенты с акромегалией имели повышенный уровень ИРФ-1 – 622 (Q25;Q75 – 515;1000) нг/мл и отсутствие подавления СТГ в ходе проведения ПГТТ – 3 (1,6;19,8) нг/мл. Средняя расчетная продолжительность акромегалии составила приблизительно 4 (3;8) года. У лиц контрольной группы уровень ИРФ-1 был в пределах возрастных референсных значений и составил 225 (145;245) нг/мл, остальные гормоны гипофиза также находились в референсном интервале. Как и ожидалось, уровни остеокальцина и CTx в сыворотке были увеличены у пациентов с акромегалией по сравнению с группой контроля (p<0,001). У 4 пациентов с акромегалией наблюдались низкотравматические переломы, главным образом компрессионные переломы тел позвонков, однако разница по сравнению с группой контроля была статистически незначимой (p=0,06) (табл.

1).

Таблица 1. Общая характеристика участников исследования*

Параметры

Акромегалия, Мe (Q25;Q75)

Контроль, Мe (Q25;Q75)

p

Количество пациентов

22

18

 

Возраст, годы

42 (37;43)

33 (30;41)

0,205

Индекс массы тела, кг/м2

28 (244;32)

25 (21;32)

0,253

Пол, Ж, %: М, %

17 (77) : 5 (23)

17 (94) :1 (6)

0,135

Кальций общий, ммоль/л

2,36 (2,31;2,4)

2,35 (2,29;2,39)

0,131

Креатинин, мкмоль/л

59 (55;67)

65 (62;71)

0,112

Остеокальцин, нг/мл

44,4 (32,6;61,1)

17,4 (13,4;21,9)

<0,001

СTx, нг/мл

0,97 (0,73;1,13)

0,36 (0,25;0,41)

<0,001

ИРФ-1

622 (515;1000)

225 (145;245)

<0,001

L1-L4 Z-критерий

0,2 (-0,5;1,5)

0 (-0,95;0,4)

0,189

Femur Neck Z-критерий

0,6 (-0,1;1,5)

0,4 (-1,15;0,9)

0,345

       

Низкотравматичные переломы, Количество, %, Тип

4 (18%). В 3 случаях компрессионный перелом тел позвонков и в одном внепозвоночный перелом (лучевая кость)

0

0,06

* Данные представлены в виде медианы (Ме) и квартилей (25% и 75%)

Проведен анализ экспрессии 27 костноспецифических мкРНК в плазме крови у пациентов с акромегалией и здоровых добровольцев, составивших группу контроля (таблица 2). При акромегалии выявлено значимое изменение экспрессии 4 мкРНК: мкРНК100-5р, мкРНК550а-5р, мкРНК7b-5р и мкРНК96-5р из 27 исследованных.

Таблица 2. Результаты всех измеренных уровней мкРНК в образцах плазмы пациентов с акромегалией по сравнению с группой контроля*

МикроРНК (мкРНК)

Акромегалия, Мe (Q25;Q75)

Контроль, Мe (Q25;Q75)

p

мкРНК100-5p

0,43 (0,15;2,39)

0,11 (0,03;0,62)

0,051

мкРНК10b-5p

1,06 (0,21;4,31)

0,63 (0,3;1,99)

0,366

мкРНК122-5p

0,59 (0,21;2,38)

1,1 (0,4;4,33)

0,568

мкРНК125b-5p

1,2 (0,56;8,07)

1,32 (0,59;5,36)

0,900

мкРНК133a-5p

2,57 (0,84;4,78)

1,07 (0,21;6,9)

0,174

мкРНК135a-5p

3,46 (1,3;6,2)

2,86 (1,3;12,5)

0,989

мкРНК148a-3p

17,63 (1,96;53,2)

3,36 (1,05;145,43)

0,186

мкРНК155-5p

822,42 (1,12;4634)

413,23 (0,84;11372)

0,321

мкРНК188-3p

1,87 (0,89;7,14)

1,14 (0,9;4,28)

0,638

мкРНК191-5p

0,39 (0,26;1,1)

0,29 (0,11;1,05)

0,512

мкРНК199a-5p

1,09 (0,43;2,35)

1,21 (0,95;1,57)

0,967

мкРНК203a-5p

5,27 (2,88;7,59)

2,94 (1,69;10,88)

0,106

мкРНК21-3p

1,11 (0,33;1,94)

0,49 (0,32;1,59)

0,313

мкРНК21-5p

0,36 (0,19;1,47)

0,64 (1,16;1,02)

0,954

мкРНК211-5p

1,85 (0,96;4,27)

2,98 (0,99;7,54)

0,298

мкРНК22-3p

0,25 (0,14;1,09)

0,34 (0,15;0,71)

0,512

мкРНК26a-5p

1,03 (0,27;2,09)

0,49 (1,18;1,19)

0,234

мкРНК27a-3p

0,39 (0,09;1,71)

0,21 (0,1;1)

0,394

мкРНК27a-5p

18,92 (6,8;78,1)

36,71 (7,13;64;38)

0,338

мкРНК31-5p

3,32 (1,78;6,44)

4,47 (1,35;6,53)

0,563

мкРНК320a

0,5 (0,22;2,63)

0,48 (0,24;1,03)

0,165

мкРНК328-3p

1,01 (0,16;10,39)

1,68 (0,13;7,37)

0,626

мкРНК34a-5p

1,42 (0,45;4,08)

1,28 (0,19;10,23)

0,563

мкРНК550a-5p

2,82 (0,42;10,83)

1,36 (0,59;2,89)

0,048

мкРНК550b-2-5p

4,62 (2,07;9,95)

3,21 (1,32;2,45)

0,199

мкРНК7b-5p

1,17 (0,84;3,2)

0,35 (0,09;1,07)

0,005

мкРНК9-5p

3,65 (2,16;6,28)

5,83 (1,76;10,71)

0,411

мкРНК96-5p

2,3 (1,29;6;48)

1,22 (0,86;2,74)

0,042

* Данные представлены в виде медианы (Ме) и квартилей (25% и 75%)

Обсуждение

Костное ремоделирование позволяет поддерживать прочность и адаптивность скелета человека в течение всей жизни, однако при изменении гормонального фона возникает нарушение процессов образования и резорбции костной ткани, что приводит к нарушению микроархитектоники кости и повышению риска переломов. В условиях избытка СТГ и ИРФ-1 усиление формирования и разрушения костной ткани осуществляется в разной степени, при этом патогенетические аспекты данных изменений не раскрыты, что требует более глубокого изучения на молекулярном уровне. Эпигенетика представляет собой изучение изменения активности генов, при которых структура ДНК остается прежней [20]. Одним из основных эпигенетических механизмов является изменение экспрессии мкРНК. В исследованиях доказана тканеспецифичность мкРНК [11], а некоторые из них уже используются в качестве маркеров заболеваний [12]. В исследованиях последних лет выявлен спектр костноспецифических мкРНК, регулирующих остеобластогенез, остеокластогенез и процессы минерализации костной ткани [9].

В соответствии с данными мета-анализа [13] в образцах сыворотки пациентов с акромегалией выявлены повышенные показатели маркеров костеобразования и костной резорбции (табл. 1). Вместе с тем, при исследовании экспрессии мкРНК в плазме крови было выявлено повышение мкРНК550а, ингибирующей остеобластогенез через угнетение трансляции RUNX2. В норме RUNX2, являясь ключевым транскрипционным фактором, направляет дифференцировку мезенхимальной стволовой клетки по линии остеобластогенеза [14, 15]. Кроме того, мкРНК550а-5р негативно влияет на синтез щелочной фосфатазы, нарушая минерализацию костной ткани, что может объяснить низкое качество новообразованной кости, обуславливая ее хрупкость [33]. МкРНК550а-5р также является мощным супрессором адипогенеза за счет отрицательного эффекта на экспрессию основного регулятора адипогенеза – PPAR-γ [15].

Известно, что трансляция RUNX2 регулируется целым рядом мкРНК [14], в том числе мкРНК211-5р и мкРНК135-5р. мкРНК211-5р прямо ингибирует RUNX2 [16], а мкРНК135-5р через уменьшение фосфорилирования SMAD5 (внутриклеточный корецептор морфогенетического белка 2 (BMP2)) опосредованно снижает как трансляцию, так и функциональную активность RUNX2 [17]. Однако в сыворотке крови экспрессия мкРНК211-5р и мкРНК135-5р значимо не отличались от группы контроля. Другим медиатором передачи сигнала при остеобластогенезе является SMAD1, который положительно коррелирует с уровнем RUNX2. При акромегалии за счет значимого повышения экспрессии мкРНК100-5р происходит ингибирование SMAD1 и, соответственно, RUNX2 [18]. мкРНК100-5р также нарушает минерализацию костного матрикса за счет угнетения гена щелочной фосфатазы [18].

С другой стороны в сыворотке крови, отмечено повышение экспрессии мкРНК96-5р, которая отрицательно влияет на HB-EGF (гепарин-связывающий фактор роста эпидермального фактора роста), что способствует дифференцировке мезенхимальной стволовой клетки по линии остеобластогенеза [19].

Кроме того, мы выявили изменения регуляторных механизмов, направленных на снижение остеокластогенеза при акромегалии, что также может быть объяснено включением компенсаторных механизмов, направленных на снижение костного ремоделирования. Так, мкРНК7b-5р, экспрессия которой значимо меняется при акромегалии, способствует ингибированию ключевой регулирующей молекулы остеокластогенеза DC-STAMP (дендритного клеточноспецифичного трансмембранного белка) [20], она опосредует слияние моноядерных остеокластов в гигантские многоядерные клетки. При этом многоядерность остеокластов обуславливает их резорбтивную активность.

Данное исследование экспрессии костноспецифических мкРНК в плазме крови при акромегалии является первым и имеет некоторые ограничения в связи с новизной метода. Часто одна мкРНК может влиять на экспрессию нескольких генов, поэтому данные о функции мкРНК могут быть противоречивы, требуют дальнейшего изучения и в данной работе приведены исходя из литературных источников.

Заключение

Таким образом, в данной работе впервые удалось зарегистрировать в периферической крови изменения экспрессии мкРНК, вовлеченных в регуляцию метаболизма костной ткани, у пациентов с акромегалией. Выявленные изменения мкРНК могут оказывать эффекты на остеобласто- и остеокластогенез. Однако их роль как биомаркеров изменений скелета при акромегалии требует дальнейшего изучения.

Дополнительная информация

Источник финансирования.

Грант Российского научного фонда (проект № 15-15-30032).

Конфликт интересов

Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

1. Потешкин Ю., Пронин В.С., Мельниченко Г.А., и др. Влияние избытка гормона роста и ИРФ-1 на костно-суставную систему при акромегалии. //Актуальная эндокринология. – 2015. – №. 10. – С. 2. [Poteshkin Yu, Pronin VS, Mel’nichenko GA, et al. Growth hormone and IGF-1 effects on articular and skeletal system in acromegaly. Aktual’naya endokrinologiya. 2015;(10):2. (In Russ)]

2. Tritos NA, Klibanski A. Effects of Growth Hormone on Bone. 2016;138:193-211. doi: 10.1016/bs.pmbts.2015.10.008.

3. Tamada D, Kitamura T, Onodera T, et al. Rapid decline in bone turnover markers but not bone mineral density in acromegalic patients after transsphenoidal surgery. Endocr J. 2014;61(3):231-237. doi: 10.1507/endocrj.EJ13-0387.

4. Samelson EJ, Hannan MT, Zhang Y, et al. Incidence and Risk Factors for Vertebral Fracture in Women and Men: 25-Year Follow-Up Results From the Population-Based Framingham Study. J Bone Miner Res. 2006;21(8):1207-1214. doi: 10.1359/jbmr.060513.

5. Kaji H, Sugimoto T, Nakaoka D, et al. Bone metabolism and body composition in Japanese patients with active acromegaly. Clin Endocrinol (Oxf). 2001;55(2):175-181. doi: 10.1046/j.1365-2265.2001.01280.x.

6. Ezzat S, Melmed S, Endres D, et al. Biochemical assessment of bone formation and resorption in acromegaly. J Clin Endocr Metab. 1993;76(6):1452-1457. doi: 10.1210/jcem.76.6.8501150.

7. Kayath MJ, Vieira JGH. Osteopenia occurs in a minority of patients with acromegaly and is predominant in the spine. Osteoporos Int. 1997;7(3):226-230. doi: 10.1007/bf01622293.

8. Бровкина О.И., Белая Ж.Е., Гребенникова Т.А., и др. Экспрессия генов, регулирующих остеогенез, в костной ткани пациентов с акромегалией и эндогенным гиперкортицизмом. //Генетика. – 2017. – Т. 53. – № 8. – С. 981-987. [Brovkina OI, Belaya ZhE, Grebennikova TA, et al. Osteogenesis Regulating Genes Expression in Bone Tissue of Patients with Acromegaly and Endogenic Hypercorticism. Genetika. 2017;53(8):981-987 (In Russ)]

9. Grebennikova TA, Belaya ZE, Rozhinskaya LY, et al. Epigenetic Aspects of Osteoporosis. Annals of the Russian academy of medical sciences. 2015;70(5):541. doi: 10.15690/vramn.v70.i5.1440.

10. Дедов И.И., Молитвословова Н.Н., Рожинская Л.Я., Мельниченко Г.А. Федеральные клинические рекомендации по клинике, диагностике, дифференциальной диагностике и методам лечения акромегалии // Проблемы Эндокринологии. – 2013. – Т. 59. – №6. – C. 4-18. [Dedov II, Molitvoslovova NN, Rozhinskaia LI, Mel’nichenko GA. Russian association of endocrinologists national practice guidelines (clinical signs, diagnosis, differential diagnosis, treatment). Acromegaly. Problems of Endocrinology. 2013;59(6):4-18. (In Russ.)] doi: 10.14341/probl20135964-18]

11. Lacey DL, Boyle WJ, Simonet WS, et al. Bench to bedside: elucidation of the OPG–RANK–RANKL pathway and the development of denosumab. Nature Reviews Drug Discovery. 2012;11(5):401-419. doi: 10.1038/nrd3705.

12. Semenova EV, Filatov MV. Genetic and epigenetic markers of gliomas. Cell and Tissue Biology. 2013;7(4):303-313. doi: 10.1134/s1990519x13040123.

13. Chen J-F, Mandel EM, Thomson JM, et al. The role of microRNA-1 and microRNA-133 in skeletal muscle proliferation and differentiation. Nat Genet. 2005;38(2):228-233. doi: 10.1038/ng1725.

14. Zhang Y, Xie R-l, Gordon J, et al. Control of Mesenchymal Lineage Progression by MicroRNAs Targeting Skeletal Gene Regulators Trps1 and Runx2. J Biol Chem. 2012;287(26):21926-21935. doi: 10.1074/jbc.M112.340398.

15. Heilmeier U, Hackl M, Skalicky S, et al. Serum miRNA Signatures Are Indicative of Skeletal Fractures in Postmenopausal Women With and Without Type 2 Diabetes and Influence Osteogenic and Adipogenic Differentiation of Adipose Tissue-Derived Mesenchymal Stem Cells In Vitro. J Bone Miner Res. 2016;31(12):2173-2192. doi: 10.1002/jbmr.2897.

16. Shi X-M, Chen Q, Liu W, et al. Identification and Characterization of MicroRNAs Controlled by the Osteoblast-Specific Transcription Factor Osterix. PLoS One. 2013;8(3):e58104. doi: 10.1371/journal.pone.0058104.

17. Li Z, Hassan MQ, Volinia S, et al. A microRNA signature for a BMP2-induced osteoblast lineage commitment program. Proceedings of the National Academy of Sciences. 2008;105(37):13906-13911. doi: 10.1073/pnas.0804438105.

18. Fu HL, Pan HX, Zhao B, et al. MicroRNA-100 inhibits bone morphogenetic protein-induced osteoblast differentiation by targeting Smad1. Eur Rev Med Pharmacol Sci. 2016;20(18):3911-3919.

19. Yang M, Pan Y, Zhou Y. miR-96 promotes osteogenic differentiation by suppressing HBEGF-EGFR signaling in osteoblastic cells. FEBS Lett. 2014;588(24):4761-4768. doi: 10.1016/j.febslet.2014.11.008.

20. Dou C, Zhang C, Kang F, et al. MiR-7b directly targets DC-STAMP causing suppression of NFATc1 and c-Fos signaling during osteoclast fusion and differentiation. Biochim Biophys Acta. 2014;1839(11):1084-1096. doi: 10.1016/j.bbagrm.2014.08.002.


ЛИЦЕВАЯ ЭКСПРЕССИЯ И ЭМОЦИИ — Студопедия

7.4.1. Лицевая экспрессия как средство невербального общения

Люди обычно обмениваются многими невербальными сигна­лами, используя интонацию голоса, лицевую экспрессию, кон­такты глазами, жесты. С помощью этих средств передается важная информация. Сходным образом обмениваются информацией с со­родичами животные в стае, используя выразительные движения, особые звуки. Ч. Дарвин (1872) был первым, кто предположил, что лицевая экспрессия играет особенно важную роль в коопера­ции, объединении членов сообщества, так как позволяет сооб­щать об эмоциях и намерениях действовать. Наиболее важным ка­налом эмоционального, невербального общения является зритель­ный, через который принимается информация, содержащаяся в выразительных жестах и экспрессивных реакциях лица.То, что лицо — наиболее важный источник информации в процессе об­щения, подтверждается исследованиями, выполненными психо­физическими методами. Для сравнения возможностей зрительного и слухового невербальных каналов в передаче информации об эмо­циях У. Хелл, А. Керрес и К. Шерер (Не115и., Кагтах А., 5спегегК.К..,1988) применили факторный анализ к результатам ранжирования видеокадров (лица человека, изображающего улыбку или эмоцию гнева), а также к записям человеческого голоса, переживающего те же эмоции (рис. /Т(7%) ,Л(25%)

 

Рис. 40.Собственные веса факторов,полученных наоснове субъективного ранжирования кадров отдельно для записи голоса человека,переживаю­щего радость и гнев, и отдельнодля видеозаписейлица человека, выра­жающего эмоцию радости и гнева, которые сопровождалисьтекстом, про­износимым без интонации и эмоций. Факторизациятолько зрительных кадров выделяет два фактора: лицевойэкспрессии и текста.При фактори­зации кадров с голосомполучено три фактора:интонации, текста и каче­ства голоса (с текстом).Видно, что через зрительныйканал суммарно передается большеинформациигневе и радости), чемчерез слуховойканал (по НеП&и. е1 а1, 1988),


Л — лицо; Т — текст; И — интонация; Т+Л — текст и лицо;Т+К — текст и качество голоса.

ции. Исследователями выделены различные выразительные двига­тельные комплексы у макаки резуса, которые используются для демонстрации угрозы, беспокойства, подчинения, испуга, миро­любия и важны для создания иерархии социального доминирова­ния. У человека экспрессивные реакции лица приобретают само­стоятельное значение в передаче эмоциональных сигналов. В со­циальном поведении взаимодействие лиц играет огромную роль. У специалистов оно получило даже специальное название — «поее-

12″

дение лицо к, лицу». «Лицо — это центр передачи и приема соци­альных сигналов, которые являются решающими для развития индивида» (Изард К., 1980. С. 72).

В ходе эволюции мимические реакции развивались из движе­ний — намерений, относящихся к подготовительной фазе дея­тельности (подготовка к нападению или, наоборот, к защите). Это предопределило одну из функций лицевой экспрессии ~ стать средством невербального общения, способом передачи информа­ции о намерениях и состояниях человека, которые должны при­влечь внимание другого субъекта.


Кросс культурные исследования распознавания лицевой эксп­рессии показали, что основные эмоции (гнев, страх, счастье, удив­ление, печаль, отвращение) одинаково проявляются и узнаются в обществах с различной культурой и традициями. Даже в условиях, затрудняющих наблюдение, например на большом удалении, про­является универсальность механизма распознавания эмоций. Это доказывает, что лицевая экспрессия основных эмоций обеспечива­ется врожденными нейронными программами. Процент совпадения оценок лицевых эмоциональных паттернов у лиц разных националь­ностей — около 80%, несколько меньше он у японцев (65%).

Генетическая обусловленность реакций лицевых мышц, выра­жающих эмоциональные переживания, подтверждается ранним созреванием их двигательных комплексов. Все мышцы лица, необходимые для выражения эмоций, формируются у плода уже к 15-18-й неделе жизни. А к 20-й неделе у эмбриона можно наблю­дать мимические реакции. К моменту рождения ребенка механизм лицевой экспрессии уже полностью сформирован и может быть использован в общении. На врожденный характер мимики указы­вает и ее сходство у слепого и зрячего младенцев.Но с возрастом у слепорожденного ребенка реактивность лицевых мышц угасает.

Лицо человека и даже его схематическое изображение — зна­чимый стимул для новорожденного.Об этом можно судить по дли­тельности его фиксации глазами, по частоте обращения внимания на него, по появлению вегетативного компонента ориентировоч­ного рефлекса (снижению ЧСС). Ребенок предпочитает рассмат­ривание человеческого лица любому другому стимулу (шахматной доске, изображению различных животных).

Ki-67 (MIB-1) экспрессия, иммуногистохимическое исследование (оценка пролиферативной активности по экспрессии Ki-67 (MIB-1); Ki-67 (MIB-1) by Immunohistochemistry, IHC)

Метод определения Гистологическое исследование биоптатов опухоли согласно гистологической классификации ВОЗ с окрашиванием гематоксилином-эозином. Иммуногистохимическое исследование индекса пролиферативной активности с применением моноклональных антител к Ki-67 (MIB-1) (пероксидазный и авидин-биотиновый методы).

Доступен выезд на дом

Онлайн-регистрация

Комплексное исследование биоптатов, включающее морфологическое описание и оценку пролиферативной активности клеток, которое используют в целях диагностики − определения биологического потенциала новообразований человека.

В современной онкоморфологии ведется поиск критериев, позволяющих верифицировать степень гистологической и биологической злокачественности с максимальной объективностью. Учитывая, что пролиферативная активность клеток опухолей человека коррелирует со степенью их гистологической и биологической злокачественности, в последние годы ИГХ-определение индекса пролиферации при исследовании экспрессии Ki-67 (MIB-1) является необходимым рутинным исследованием при онкологических заболеваниях.  

Специфичным и оптимальным для широкого использования в патологоанатомической практике маркером пролиферации является антиген Ki-67. Ядерный антиген Кi-67 впервые описан Gerdes и соавторами в 1983 году, он состоит из двух полипептидных цепей с молекулярной массой 345 и 395 кДа. Это основная часть нуклеарного матрикса, в течение интерфазы ассоциированная с хромосомами фазы митоза. Ki-67−димерная молекула, имеющая тесную связь с 10-й хромосомой, конкретная роль этого протеина в процессе клеточного деления до сих пор точно не выяснена. Экспрессия Кi-67 позволяет выделить опухолевые клетки, находящиеся в активной фазе клеточного цикла, на всём его протяжении (G1-, S-, G2- и M-фазы). Кi-67 отсутствует только в G0-периоде. Активно пролиферирующие опухолевые клетки представляют собой «фракцию роста» новообразования. Пролиферативная активность является ведущим фактором как в механизме злокачественной трансформации клеток, так и в биологическом поведении уже возникших опухолей. Это одна из наиболее важных характеристик фенотипа опухоли, в значительной степени определяющая скорость роста новообразования, риск метастазирования, потенциальный ответ на лечебные мероприятия и исход онкологического заболевания. Многие факторы, влияющие на течение и исход онкологических заболеваний, свое патогенетическое действие на опухоль опосредуют через изменение пролиферативной активности. 

Оценивать пролиферативную активность опухолевых клеток необходимо не только для определения биологических характеристик опухолей, но и для селективного подхода к выбору терапии. 

Индекс пролиферативной активности в различных опухолях имеет разные значения, являясь при этом независимым прогностическим признаком, определяющим клиническое течение и прогноз заболевания. При Ki-67 менее 15% опухоль считается менее агрессивной, при показателе более 30% опухоль считается высоко агрессивной. При высоком уровне (выраженном в %) Ki-67 опухоль с более высокой вероятностью ответит на химиотерапевтическое лечение. При низком его уровне опухоль, например, молочной железы, при определённых условиях лучше отреагирует на гормонотерапию.

Литература

  1. Волченко Н.Н., Франк Г.А. Комплекс морфологических и прогностических факторов при раке молочной железы: Пособие для врачей. − М., 2000. 
  2. Иммуногистохимические методы: руководство. Пер. с англ. под ред. Г.А. Франка и П.Г. Малькова // М., 2011, – 224 с. 
  3. Пожарисский К.М., Леенман Е.Н. Значение иммуногистохимических методик для определения характера лечения и прогноза опухолевых заболеваний Арх. патол., 2000; (5): 3–11. 
  4. Schmitt С.A., Love S.W. Apoptosis and therapy. G. Path., 1999; 187: 127–37. 
  5. Viale G., Regan M.M., Mastropasqua M.G. et al. Predictive value of tumor Ki-67 expression in two randomized trials of adjuvant chemoendocrine therapy for node-negative breast cancer // J. Natl Cancer Inst. 2009. Vol. 100 (3). Р. 207–212. 
  6. WHO Classification of Tumors of the Braest. WHO, Lyon, 2012. 
  7. Yerushalmi R., Woods R., Ravdin P.M., et al. Ki-67 in breast cancer: prognostic and predictive potential // Lancet Oncol. 2010. Vol. 11 (2). Р. 174–183.

Премьера «То, что на расстоянии напоминает другое» и «Экспрессия незрячего»

В своих концептуальных и в то же время поэтических фильмах, снятых на 16-мм пленку, Джессика Сара Ринланд раскрывает тактильные, визуальные и звуковые отношения между искусством, художником и зрителем, исследуя то, как мы воспринимаем искусство, и то, как оно воспринимает нас. Garage Screen представляет две работы Ринланд: короткометражный фильм «Экспрессия незрячего» и ее полнометражный дебют «То, что на расстоянии напоминает другое», удостоенный специального упоминания 73-го Международного кинофестиваля в Локарно.

В «Экспрессии незрячего» руки слепого мужчины, чье лицо скрыто от зрителей рамкой кадра, ощупывают многофигурную статую, пытаясь сформировать представление о ней. Постепенно герой, а вместе с ним и зрители, собирает воедино античный сюжет о Гиласе — возлюбленном Геркулеса, которого нимфы, завороженные его красотой, утащили в морскую пучину. Чувственный и тактильный фильм Ринланд предлагает аудитории двойную идентификацию: зрители, не имеющие прямого доступа к статуе, соотносят себя как с мужчиной, касающимся ее, так и с нимфами, которые с вожделением взирают на Гиласа и пытаются завладеть им.

В фильме «То, что на расстоянии напоминает другое» Ринланд проникает за кулисы нескольких музеев археологии, этнологии, естественной истории и декоративно-прикладного искусства, включая музей Виктории и Альберта и Британский музей, документируя различные консервационные и реставрационные процессы. На протяжении фильма зрителей сопровождают руки множества музейных сотрудников, занимающихся всем — от лепки на гончарном круге и литья в специальных формах до замера узоров на вазах и реконструкции ювелирных шкатулок.

Их скрытый от посетителей труд образует целую хореографическую партитуру — захватывающий, поэтичный балет из движений рук и их звуков. Чаще всего на экране появляются руки женщины с ярко-розовым лаком — они принадлежат самой Ринланд, создающей керамическую копию слоновьих бивней. На их примере Ринланд прослеживает все стадии создания имитации природных объектов, задаваясь вечным вопросом: насколько копия, воссоздающая форму, цвет и текстуру оригинала, может его повторить или даже превзойти? Что из них является более аутентичным? И возможно ли в принципе отличить одно от другого?

Фильм демонстрируется на английском, испанском и португальском языках с русскими субтитрами.

«То, что на расстоянии напоминает другое»
Режиссер Джессика Сара Ринланд
Великобритания, Аргентина, Испания, 2019. 67 мин. 18+

Фильм демонстрируется на английском языке с русскими субтитрами.

«Экспрессия незрячего»
Режиссер Джессика Сара Ринланд
Великобритания, 2016. 7 мин. 18+

Лицевая экспрессия и эмоции доклад по психологии

Лицевая экспрессия и эмоции Лицевая экспрессия как средство невербального общения Люди обычно обмениваются многими невербальными сигналами, используя интонацию голоса, лицевую экспрессию, контакты глазами, жесты. С помощью этих средств передается важная информация. Сходным образом обмениваются информацией с сородичами животные в стае, используя выразительные движения, особые звуки. Ч. Дарвин (1872) был первым, кто предположил, что лицевая экспрессия играет особенно важную роль в кооперации, объединении членов сообщества, так как позволяет сообщать об эмоциях и намерениях действовать. Наиболее важным каналом эмоционального, невербального общения является зрительный, через который принимается информация, содержащаяся в выразительных жестах и экспрессивных реакциях лица. Кросскультурные исследования распознавания лицевой экспрессии показали, что основные эмоции (гнев, страх, счастье, удцв. ление, печаль, отвращение) одинаково проявляются и узнаются в обществах с различной культурой и традициями. Даже в условиях затрудняющих наблюдение, например на большом удалении, проявляется универсальность механизма распознавания эмоций. Это доказывает, что лицевая экспрессия основных эмоций обеспечивается врожденными нейронными программами. Процент совпадения оценок лицевых эмоциональных паттернов у лиц разных национальностей — около 80%, несколько меньше он у японцев (65%). Лицо человека и даже его схематическое изображение — значимый стимул для новорожденного. Об этом можно судить по длительности его фиксации глазами, по частоте обращения внимания на него, по появлению вегетативного компонента ориентировочного рефлекса (снижению ЧСС). Ребенок предпочитает рассмаривание человеческого лица любому другому стимулу (шахматной доске, изображению различных животных). Для распознавания и измерения лицевой экспрессии испозуют два основных метода: идентификацию одной из основ эмоций по выражению лица человека и регистрацию электрической активности мышц лица, по паттерну которых судят о той или иной эмоции. Корреляция активности лицевых мышц и эмоций Д. Экман и У. Фризен исследовали связь активности мышц липа с различными эмоциями, когда испытуемые просматривали фильмы приятного (щенок, играющий цветком, горилла в зоопарке, океан) и неприятного (травматический инцидент в цеху) содержания. После просмотра каждого фильма испытуемые должны были ранжировать свои эмоции по 9 шкалам (счастья, гнева, страха и др.)- Была обнаружена положительная корреляция переживания «счастья» только с активностью большой скуловой мышцы. Чем сильнее активность этой мышцы, тем выше уровень субъективной оценки переживаемого «счастья» при просмотре приятного фильма. В работах Г. Швартца и его коллег из Йельского университета штата Коннектикут была изучена связь депрессии с особенностями активности лицевых мышц. У больных отмечены ослабление паттернов ЭМГ-активности, которые связаны с эмоцией «счастья», а также усиление активности мышц, реагирующих на переживание «печали». Женщины в целом показывают более интенсивную лицевую экспрессию по сравнению с мужчинами. При этом у них мышцы нахмуривания более активирована как во время представления эмо циональных ситуаций с отрицательным знаком, так и во время положительных. Теория обратной лицевой связи как одного из механизмов эмоций Впервые мысль о роли мимических реакций в генезе эмоций «олее 100 лет назад была высказана Ч. Дарвином (1872). Он подчеркивал регулирующую функцию выразительного поведения лица, усиливающего или ослабляющего эмоцию: свободное выражен эмоций с помощью внешних реакций усиливает субъективное переживание, подавление же внешних эмоциональных проявлени смягчает его. Особое значение обратной связи от мимических мышц в возникновении эмоций придавал Сильвин Томкинс, который считал, что эмоция — это в основном мимические реакции. И. Уэйнбаум отметил тесное взаимодействие между лицевыми мышцами и мозговым кровотоком и предположил, что мышцы лица регулируют кровоток, противоположно воздействуя на вены и артерии, усиливая приток крови в мозг или ее отток. Изменения кровотока сопровождаются сменой субъективных переживаний. И. Уэйнбаум не был согласен с Ч. Дарвином, что функция мимики — сообщать другим о своем эмоциональном состоянии. Он полагал, что коммуникативная функция эмоций является вторичной. Кодирование и декодирование лицевой экспрессии Некоторые аспекты социального поведения человека обеспечиваются биологическими программами. В частности, способность человека передавать эмоциональные сигналы и принимать их имеет биологическую природу. Процесс посылки эмоциональной информации при общении начинается с мотивационно- эмоциональ-ного состояния, которое трансформируется в соответствующее выражение лица. С эволюционной точки зрения внешняя экспрессия эмоций не «была бы полезной, если бы члены общества (группы) не могли декодировать эти сигналы и, следовательно, адекватно реагировать на них. Это означает, что лицо, принимающее сигналы (реципиент), должно быть подготовлено к их восприятию, т.е. иметь специальный механизм для их декодирования. При этом демонстрация гнева должна легко ассоциироваться с аверсивными явления-щи и их следствиями — возникновением эмоции страха. Наоборот, положительная экспрессия, например выражение счастья на лице человека, должна вызывать положительные эмоциональные реакции. Механизм декодирования экспрессивной информации должен уметь дифференцировать паттерны лицевой экспрессии, а также идентифицировать их как сигналы определенных эмоциональных состояний. Биологическая природа этого механизма проявляется во врожденной боязни человека большого открытого пространства или змей и в той легкости, с которой он вырабатывает условные рефлексы на отрицательном подкреплении, когда в качестве условных сигналов используются аверсивные стимулы, вызывающие негативные эмоции. Функциональная асимметрия мозга и эмоции Имеются многочисленные доказательства того, что восприятие эмоциональных сигналов находится под контролем правого полушария. Правосторонние корковые разрушения делают невозможным декодирование эмоционального настроения собеседника, нарушают распознавание лицевой экспрессии эмоций. Разрушения в правом полушарии (но не в левом) сопровождаются побрей способности выразить или передать свое переживание интонацией голоса. Правое полушарие более тесно, чем левое, связано с вегетативньщи и телесными реакциями. Из клинической практики известно, что пациенты более осведомлены о нарушениях и отклоне-Ниях в реакциях на левой стороне тела. Человеку обычно легче постукивать синхронно в такт с сердечными ударами левой рукой. Индивидуальные различия и эмоции Индивидуальные различия, связанные с особенностями функциональной

ЭКСПРЕССИЯ — это… Что такое ЭКСПРЕССИЯ?

  • ЭКСПРЕССИЯ — (лат., от exprimere выражать). Выразительность: в живописи, в музыке, сценической игре и проч. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЭКСПРЕССИЯ выразительность, преимущ. в сценич. игре и в живописи.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • экспрессия — выразительность; сила проявления чувств, переживаний. Экспрессивные реакции являются внешним проявлением эмоций и чувств человека в мимике, пантомимике, голосе и жестах. Хотя экспрессия у человека генетически детерминирована, она сильно зависит… …   Большая психологическая энциклопедия

  • экспрессия — См …   Словарь синонимов

  • экспрессия — и, я. expression f. &LT;, лат. expressio выражение. 1. устар. Выражение, слово. Если на пассаж &LT;пасквиля&GT;, до меня касающийся, ответствовать труд заслуживает, всенижайше предлагаю, не употребить ли следующих, или тому подобных экспрессий:… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Экспрессия — * экспрэсія * expression 1. . 2. Синтез белка в клетке, который кодируется геном, конкретным для каждого из белков. Процесс Э. включает в себя транскрипцию ДНК, процессинг полученного продукта мРНК и его трансляцию в активный белок. В этом случае …   Генетика. Энциклопедический словарь

  • экспрессия — экспрессия. Произносится [экспрэссия] и [экспрессия] …   Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

  • ЭКСПРЕССИЯ — ЭКСПРЕССИЯ, выразительность; яркое, значительное проявление чувств, настроений, мыслей …   Современная энциклопедия

  • ЭКСПРЕССИЯ — выразительность; яркое, значительное проявление чувств, настроений, мыслей …   Большой Энциклопедический словарь

  • ЭКСПРЕССИЯ — ЭКСПРЕССИЯ, и, ж. (книжн.). Выражение чувств, переживаний, выразительность. Декламировать с большой экспрессией. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • экспрессия — (гена) [http://www.dunwoodypress.com/148/PDF/Biotech Eng Rus.pdf] Тематики биотехнологии EN expression …   Справочник технического переводчика

  • ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ОПОЗНАНИЯ ЛИЦЕВОЙ ЭКСПРЕССИИ У МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ В ВОЗРАСТЕ 18—19 ЛЕТ С ПРИЗНАКАМИ ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

    Черемушкин Е.А.1, Петренко Н.Е.2,Яковенко И.А.3, Алипов Н.Н.4 Сергеева О.В.5, Гордеев С.А.6

    1Кандидат биологических наук, Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, Москва

    2 Кандидат биологических наук, Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, Москва

    3 Кандидат биологических наук, Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, Москва

    4 Профессор, Доктор медицинских наук, Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н. И. Пирогова, Москва

    5 Доцент, Кандидат биологических наук, Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н. И. Пирогова, Москва

    6 Доктор медицинских наук, “Научный центр неврологии”, Москва

    Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект №16-06-00-945, “Факторы психосоциальной дезадаптации у лиц с различными формами психовегетативных расстройств”.

    ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ОПОЗНАНИЯ ЛИЦЕВОЙ ЭКСПРЕССИИ У МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ В ВОЗРАСТЕ 1819 ЛЕТ С ПРИЗНАКАМИ ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ

    Аннотация

    С помощью модели психофизиологической установки исследовались электрофизиологические корреляты опознания лицевой экспрессии у молодых людей в возрасте 1819 лет с признаками личностной тревожности. Показан значимый рост мощности тета- и альфа-1 диапазонов ЭЭГ непосредственно после предъявления стимулов, содержащих лицо с сердитым выражением у тревожных испытуемых по сравнению с нормой. При последующем экспонировании лиц только с нейтральным выражением у них отмечается значимая десинхронизация ЭЭГ в альфа-1 диапазоне. Это связано с ожиданием отрицательной информации, которое вызвано сформированной установкой на восприятие сердитого выражения лица. Данные факты служат объективным показателем внутреннего состояния, определяемого тревожностью. Они могут использоваться в качестве ее предикторов.

    Ключевые слова: тревожность, установка, ЭЭГ, лицевая экспрессия.

    Cheremushkin Е.А.1, Petrenko N.Е.2,Yakovenko I.А.3, Alipov N.N.4, Sergeeva О.V.5, Gordeev S.А.6

    1 PhD in Biology, Institute of Higher Nervous Activity and Neurophysiology

    2 PhD in Biology, Institute of Higher Nervous Activity and Neurophysiology

    3 PhD in Biology, Institute of Higher Nervous Activity and Neurophysiology

    4 Professor, MD, Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow

    5 Associate Professor, PhD in Biology, Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow

    6 MD, Neurology Science Center, Moscow

    PECULIARITIES OF FACIAL EXPRESSION RECOGNITION AMONG YOUNG PEOPLE AGED 18-19 YEARS OLD WITH SIGNS OF PERSONAL ANXIETY

    Abstract

    We investigated electrophysiological correlates in the recognition of facial expressions of young people aged 18-19 years old with evidence of personal anxiety. The study was conducted with the help of psycho-physiological setup model. We identified significant increase in the power of theta- and alpha-1 ranges of EEG immediately after the stimuli are obtained containing the face with an angry expression among anxious subjects and compared these data with the norm. After subsequent exposure of individuals with a neutral expression we observed significant desynchronization of EEG in alpha-1 range. This is due to the expectation of negative information, formed due to a setup to perceive an angry expression. These facts serve as an objective indicator of the internal state, defined as anxiety. They can be used as predictors.

    Keywords: young adult, anxiety, set, EEG, facial expression.

    В исследованиях психовегетативных расстройств  важное место занимает тревожность. Ее механизмам посвящено большое количество исследований [1], [2], [3], которые, однако, в малой степени затрагивают юношеский возраст. Представляется перспективным исследовать нейрофизиологические корреляты опознания эмоций у молодых людей с разной выраженностью тревожности. Распознавание лиц, влияющее на межличностное общение, играет существенную роль для социальной адаптации человека. В электрофизиологических исследованиях психофизиологической установки на эмоционально-негативную лицевую экспрессию у взрослых здоровых людей была показана связь пластичности когнитивных процессов с успешностью зрительного опознания [4]. Задачей нашего исследования было выявление особенностей в показателях биоэлектрической активности мозга при опознании лицевой экспрессии у молодых людей в возрасте 18—19 лет в норме и с признаками тревожности, а также их личностных и поведенческих характеристик.

    Методы исследования / Methods. Исследовали 28 здоровых молодых людей в возрасте 18—19 лет. На основании результатов теста Спилбергера выделяли группы с низкими (менее 30 баллов, далее — контроль) — 12 человек и с высокими показателями (54 и более баллов, далее — “тревожная”) личностной тревожности — 16 человек. Они заполняли личностный опросник Айзенка, Торонтскую алекситимическую шкалу (TAS26), опросник качества жизни (SF—36) и клиническую шкалу сна. Непосредственно перед отведением ЭЭГ студенты заполняли опросник САН (“Самочувствие, Активность, Настроение”). Далее к результатам тестирования применялся факторный анализ.

    Использовали модифицированную модель фиксированной установки на лицевую экспрессию [4]. На стадии ее формирования 20 раз одновременно предъявляли две фотографии одного человека: слева — с сердитым (не агрессивным), справа — с нейтральным выражением лица [5]; на стадии тестирования влияния установки на восприятие 40 раз экспонировали два “нейтральных” лица. Время экспонирования лицевых стимулов — 0.35 с. На обеих стадиях опыта испытуемый должен был определять, одинаковы были выражения лиц, или одно из них было более неприятным.

    В течение эксперимента монополярно, от 20 электродов, расположенных по международной схеме 10—20%. отводили ЭЭГ. С помощью вейвлет-преобразования исследовали отрезки ЭЭГ: 0.5 с перед предъявлением лицевых стимулов и 4 постстимульных отрезка ЭЭГ по 0.5 с. Подробное изложение использования данного метода в наших исследованиях приведено в [6]. Различия усредненных по всем отведениям показателей реакции ЭЭГ на лицевые стимулы между выделенными по степени тревожности группами, а также их психологических характеристик оценивали по критерию Стьюдента.

    Результаты исследования / Results. Среднее количество ошибок при опознании лицевой экспрессии у контрольной и “тревожной” групп при предъявлении одинаковых изображений лиц с нейтральным выражением — 4.08±1.41 и 4.06±1.62 соответственно. Они различаются по результатам психологических тестов (см. табл.).

    Таблица 1 – Средние значения шкал психологических тестов, по которым были получены различия между контрольной и “тревожной” группой. Приведена ошибка среднего.* — шкалы, вошедшие в 1 часть факторного анализа; ** — во вторую.

     Шкалы психологических тестов Контроль (n=12) Группа с высокой личностной тревожностью (n=16) Статистические различия
    Шкалы теста Айзенка
    Экстраверсия-интроверсия* 19. 0±1.1 10.9±1.3 t=4.8, p<0.001
    Нейротизм* 5.8±1.6 18.7±1.0 t=-9.8, p<0.0001
    Ложь* 15.3±1.2 9.0±1.0 t=4.2, p<0.001
    Тест Спилбергера
    Ситуативная тревожность* 12.5±2.8 36.3±1.7 t=-9.1, p<0.00001
    Тест САН
    Самочувствие 59.6±2.6 45.6±1.9 t=4.4, p=0.0002
    Активность 58.3±2.8 45.3±1.9 t=4.0, p=0.001
    Настроение 60.9±2.7 47.7±2.2 t=3.9, p=0.001
    Шкалы SF—36 (“Качество жизни”)
    Ролевая деятельность (RP) 86.9±6.5 56.3±8.4 t=2.7, p=0.011
    Телесная боль (BP) 87. 1±4.1 70.1±5.8 t=2.3, p=0.033
    Общее состояние здоровья (GH) 77.8±6.0 55.4±3.2 t=3.7, p=0.002
    Жизнеспособность (VT)** 78.3±4.8 45.9±3.5 t=6.2, p<0.0001
    Социальное функционирование (SF)** 93.7±4.9 68.3±4.8 t=3.8, p=0.0008
    Эмоциональное состояние (RE) 80.3±9.2 43.6±7.3 t=3.3, p=0.003
    Психическое здоровье (MH)** 80.7±4.8 52.3±2.5 t=6.1, p<0.0001
    Алекситимия* 49.4±2.6 67.9±3.4 t=-6.4, p<0.00001
    Нарушения сна* 24.7±0.6 19.0±0.7 t=6.3, p<0.00001

    По результатам психологического тестирования осуществляли факторный анализ. Вычисляли коэффициенты корреляции Пирсона (КК) между баллами, полученными при заполнении испытуемыми шкалы личностной тревожности теста Спилбергера, и значениями тех шкал, в отношении которых были получены достоверные различия между исследуемыми группами (см. табл. 1). Шкалы, КК которых были статистически значимы с достоверностью р=0.001 подвергались факторному анализу. Состав выделенных факторов с весами их составляющих (>0.7) приведены на рис.1.

    Исследование ЭЭГ параметров показало следующее. Рост амплитудных показателей тета (4—7.5 Гц), так и альфа1-ритма (8—10.5 Гц) отмечаемый в обеих группах испытуемых на первых 500 мс, может быть связан с вызванным ответом на предъявление стимула (рис 2). Однако, в обеих исследуемых диапазонах, эта ранняя реакция более выражена в “тревожной” группе. Тета-ритм часто рассматривают как показатель состояния психофизиологического и эмоционального напряжения, поскольку он связан с активностью кортикальных областей, играющих важную роль в обеспечении мотивационных процессов и регуляции эмоций [7]. Факт усиления альфа-ритма в ответ на стимул, характерный для лиц с повышенной базовой тревожностью, известен достаточно давно [8,9]. Можно предположить, что “тревожная” группа, в отличие от нормы, находится в более напряженном состоянии по эмоциональным и вегетативным показателям, что затрудняет их когнитивную деятельность. Это подтверждается данными психологического тестирования (см. табл. 1).

    Рис. 1 – Выраженность выделенных по результатам факторного анализа факторов у студентов контрольной (синие круги) и “тревожной” группы (зеленого). По горизонтали — первый фактор, по вертикали — второй. А — психофизиологические факторы (описывают 83% дисперсии), Б — социальные (95%).

    Было также показано, что наблюдаемая нами более существенная степень “активации ЭЭГ” (комплекс изменений, среди которых ведущим является подавление альфа-активности — ее десинхронизация) при выполнении когнитивных задач зависит от трудности выполнения задачи [9]. Отметим, что в исследованиях с установкой было показано, что при нагрузке на рабочую память (дополнительная семантическая задача) вызванная реакция десинхронизации альфа-ритма на изображение лица, по сравнению с опытами без “нагрузки” увеличивается [10]. В работе А.Моореа с соавторами была показана более выраженная альфа десинхронизация при восприятии негативной информации, по сравнению с нейтральной [11]. Предъявление одновременно “нейтрального” и “сердитого” лица вызывает у контрольной группы более существенный уровень десинхронизации, что может указывать на более детальный анализ поступающей информации, чем у “тревожной”. Отметим, что это происходит на фоне более высокого эмоционального напряжения, о чем свидетельствует большее увеличение у последних мощности тета-ритма непосредственно после предъявления упомянутых изображений. Ожидание “сердитого” лица в условиях предъявления “нейтральных” лиц вызывает бóльшую реакцию десинхронизации у “тревожной” группы, т.к. им более характерно ожидание негативной информации [8]. Этот фактор представляется нам преобладающим в организации когнитивной деятельности, поскольку степень влияния когнитивного контроля, который выражается в количестве ошибочных распознаваний лицевой экспрессии на стадии его тестирования (вызванных ранее предъявляемыми парой изображений лиц, одно из которых было “сердитым”) у студентов в норме и тревожных практически не различается. Иными словами, и те и другие в течение длительного периода правильно оценивают выражения лиц как “нейтральные”, но, судя по десинхронизации альфа1-ритма, “тревожные” настроены увидеть “негатив”, тем самым обнаруживая рассогласование между нисходящими и восходящими влияниями в опознании.

    Рис. 2 – Изменения мощности тета- и альфа1-ритмов в ответ на предъявление стимулов “лица” по отношению к предстимульному (0.5 с) отрезку ЭЭГ у студентов групп “норма” (белые столбики) и “тревожные” (серые) в опытах с психофизиологической установкой. По вертикали – доля (в %), на которую изменилась мощность ритмов; по горизонтали – время после предъявления стимулов (1, 2, 3 ,4 – 0-–500, 501–1000, 1001–1500, 1501–2000 мс соответственно). I – тета, II I – альфа1-ритм; А – формирование установки, Б – тестирование эффекта установки. *, **, *** – значимость различий (р=0.05, 0.01, 0.001 соответственно). Показана ошибка среднего.

     

    Список литературы / References

    1. Hagemann J. Too bad: Bias for angry faces in social anxiety interferes with identity processing /J. Hagemann J, Th Straube, C. Schulz// Neuropsychologia. — 2016. — V.84. — P.136–149.
    2. Lueken U. Neurobiological markers predicting treatment response in anxiety disorders: A systematic review and implications for clinical application /U. Luekena, K. C. Zierhuta, T. Hahnb, B. Straubec et all// Neuroscience and Biobehavioral Reviews. — 2016. — V.66. — P.143–162.
    3. Ball T.M. Single-subject anxiety treatment outcome prediction using functional neuroimaging/ T.M. Ball, M.B.Stein, H.J. Ramsawh, L. Campbell-Sills, M.P. Paulus // Neuropsychopharmacology. — 2014. —V.39. —P.1254–1261.
    4. Kostandov E.A. The role of top-down inhibitory control in providing flexibility to the processes underlying recognition of an emotional facial expression/ E.A. Kostandov // Neuroscience and Behavioral Physiology. — 2016. — Т. 46. — №2. — P.186—197.
    5. Ekman P. Pictures of Facial Affect. / Ekman P., Frisen W. V. //Palo Alto (CA): Consult. Psychol. Press, 1976. 250 p.
    6. Yakovenko I. A. Changes in the Beta Rhythm on Acquisition of a Set to an Emotional Facial Expression with Lengthening of the Time Interval between the Warning and Trigger Stimuli / I. A. Yakovenko, E. A. Cheremushkin, and M. K. Kozlov //Neuroscience and Behavioral Physiology. —2014. — V. 44. — N. 9. —P.1031-1038.
    7. Knyazev G.G. Motivation, emotion, and their inhibitory control mirrored in brain oscillations/ G.G. Knyazev //Neurosci. Biobeh. Rev. —2007. —V.31. —P.377-395.
    8. Knyazev G.G., Savostyanov A.N., Levin E.A. Alpha oscillations as a correlate of trait anxiety // Int.J. Psychophysiol. —2004. —V.53. —P.147-160.
    9. Earle J.B. Task difficulty and EEG alpha asymmetry. An amplitude and frequency analysis: Review. / Earle J.B. // Neuropsychobiology. — 1988. — V. 20. — №2. — P. 96—112.
    10. Kostandov E.A. Relationship between the plastity of a set to an emotional facial expression and the load on working memory / Kostandov É. A., Kurova N.S., Cheremushkin E.A., Ashkinazi M.L., Yakovenko I.A., Petrenko N.E. // Neuroscience and Behavioral Physiology. — 2009. — Т. 39 . — № 3. — С. 223-229.
    11. Moorea A. EEG mu component responses to viewing emotional faces. /Moorea A., Gorodnitskya I., Pineda J. // Behavioral Brain Research. — 2012. — V.226. — №1. — Р.309 — 316.

    границ | Выражение лица, эмоции и языки жестов

    Введение

    Люди воспринимают выражения лиц как передающие смысл, но откуда они берутся и что именно означают? Основываясь на наблюдениях за выражениями лица, обычно связанными с эмоциями, Дарвин (1904) предположил, что они должны были иметь какое-то инструментальное значение в истории эволюции. Например, приподнятие бровей могло помочь нашим предкам реагировать на неожиданные события окружающей среды, расширяя поле зрения и, следовательно, позволяя им видеть больше.Даже несмотря на то, что их инструментальная функция могла быть утрачена, выражение лица остается у людей как часть нашего биологического дара, и поэтому мы все еще поднимаем брови, когда в окружающей среде происходит что-то удивительное, независимо от того, имеет ли видение больше ценности или нет. Следуя этой традиции, Экман (1979, 1992) утверждал, что существует набор выражений лица, которые являются врожденными, и они означают, что человек, делающий это лицо, испытывает эмоции; то есть поднятие бровей означает «Я удивлен.Он также утверждал, что существуют культурно приобретенные выражения лица, используемые для модуляции врожденных эмоциональных выражений, так называемые правила отображения, а также другие выражения, используемые для общения. Примеры последнего типа: (а) вспышка бровей означает «привет», (б) движения бровей во время речи, подчеркивающие определенные слова. Согласно этой точке зрения, некоторые выражения лица являются «считыванием» внутренних эмоциональных состояний, и тот факт, что они имеют значение для наблюдателя, является случайным, в то время как другие используются специально для общения и, таким образом, в некотором смысле преднамеренно значимы.

    Однако Фридлунд (1997) утверждал, что нет никаких «считываний» внутренних эмоциональных состояний; скорее то, что обычно считается эмоциональным выражением, эволюционировало для передачи намерений. То есть поднятые брови не означают «я удивлен», но может означать «что-то случилось; Я собираюсь выяснить, что. С этой точки зрения все выражения лица развивались в коммуникативных целях.

    Последние 30 лет лингвистических исследований жестовых языков показали, что существуют выражения лица, которые используются вместе с ручными знаками и функционируют как фонологические признаки, морфемы и синтаксические / просодические маркеры, например, условные предложения, обозначающие поднятие бровей (Liddell, 1980). ; Дачковский, Сандлер, 2009).Эти выражения лица явно коммуникативны по своей природе и используются в сочетании с другими значимыми движениями (движениями рук).

    В целом, есть свидетельства того, что выражения лица означают разные вещи, начиная от, возможно, универсальных сообщений, например, «Я удивлен» / «Что-то случилось!» к культуре конкретных усвоенных смыслов; то есть, «привет», специфическим для культуры значениям, которые могут принимать участие в более крупных составных структурах с другими значимыми элементами, то есть маркером условного предложения в жестовых языках.

    Как учесть диапазон значений и употребления выражений лица? Следуя Вежбицкой (1999), мы утверждаем, что выражения лица — это семиотические единицы (пары форма-значение), которые можно анализировать с помощью той же семантической методологии, которая используется для анализа слов (см. Wierzbicka, 1996, для описания ее методологии). Два дополнительных рабочих предположения, которые мы принимаем из Вежбицкой (1999, с. 185), заключаются в следующем: (а) некоторые конфигурации лица имеют идентифицируемые независимые от контекста значения; (б) некоторые выражения лица имеют универсальное значение, которое можно интерпретировать без привязки к культуре.Предположение (а) также сделано Дачковским и Сандлером (2009), хотя, насколько мы понимаем, они ограничивают это утверждение выражениями лица, используемыми в качестве просодических единиц. Предположение (б) разделяет Экман. Обратите внимание, что в целом можно привести сильный аргумент в пользу того, что некоторые выражения лица являются врожденными, потому что они также производятся врожденно слепыми людьми (Matsumoto and Willingham, 2009), но определение их значения вызывает большие споры.

    Чтобы проиллюстрировать противоречие, мы кратко обсудим значение подъема бровей, поскольку мы используем это выражение лица в качестве примера в этой статье.Экман (1992) предполагает, что это означает «Я удивлен», но мы принимаем предложение Вежбицкой (1999, стр. 205), что оно означает «Я хочу знать (об этом) больше». Мы принимаем интерпретацию Вежбицкой по следующим причинам: Вежбицкая указывает, что термин «сюрприз» не универсален, он является частью англоязычного языка и культуры. Вместо этого она предлагает, чтобы значения мимики можно было лучше выразить с помощью терминов из естественного семантического метаязыка (Wierzbicka, 1996), для которого у нее есть некоторые свидетельства универсальности.Более того, нам кажется, что часть значения удивления заключается в том, что на самом деле «желание узнать больше об этом [неожиданном событии, которое только что произошло]», поэтому эти две интерпретации не являются полностью несовместимыми. Однако мы находим определение Вежбицкой более общим, позволяющее охватить использование подъема бровей в отношении эмоций и языков жестов, поэтому мы принимаем именно его, признавая, что в настоящее время нет единого мнения по этому поводу.

    Что касается выражений лиц в целом, мы предлагаем, чтобы их различия и сходства можно было объяснить в трех измерениях: семантическом, иконическом и композиционном.Эти размеры получены из нашего первого рабочего предположения; что некоторые выражения лица являются семиотическими единицами (парно-значение формы). Семантическое измерение относится к значимой части семиотической единицы, измерение иконичности — к природе отношений между формой и значением, а композиционность — к тому, как семиотическая единица может сочетаться с другими семиотическими единицами для образования сложных семиотических структур. Семантическое измерение охватывает значения, универсальные для тех, которые зависят от культуры.Знаковое измерение охватывает различные степени, в которых выражения лица соответствуют своему значению. Измерение композиционности охватывает степени, в которых выражения лица легко сочетаются с другими семиотическими единицами, образуя сложные структуры. Аналогичное предположение было сделано для объяснения диапазона движений рук, используемых людьми, включая жесты совместной речи слышащих людей и жестов глухих (McNeill, 1992). В этом мини-обзоре мы обобщаем данные о приобретении выражений лиц подписавшимися, чтобы поддержать нашу точку зрения.Сначала мы представляем краткий обзор роли лица в структуре языка жестов. Затем мы описываем предлагаемые параметры и результаты приобретения выражений лиц глухими подписывающими, которые их поддерживают, после чего мы приходим к заключению. Обратите внимание, что, насколько нам известно, в настоящее время существуют данные о приобретении только по не руководствам по американскому языку жестов (ASL), поэтому все приведенные ниже примеры относятся к ASL.

    Языки жестов и роль лица

    Жестовые языки — это естественные лингвистические системы, которые возникают в сообществе глухих и, как и разговорные языки, имеют фонологический, лексический и синтаксический уровни структуры (например,г., Liddell, 2003; Сандлер и Лилло-Мартин, 2006). Когнитивные и нейрокогнитивные данные свидетельствуют о том, что жестовые и разговорные языки обрабатываются аналогичным образом; например, они демонстрируют похожие эффекты лексического доступа (Baus et al., 2008; Carreiras et al., 2008), и они поддерживаются схожими областями мозга (Campbell et al., 2008).

    Движения лица и головы используются в жестовых языках на всех уровнях языковой структуры. На фонологическом уровне некоторые знаки имеют обязательный лицевой компонент в форме цитирования (Liddell, 1980; Woll, 2001).В ASL есть лицевые морфемы, такие как наречие «th», означающее «небрежно» (McIntire, Reilly, 1988; Crasborn et al., 2008). Действиями лица, среди прочего, отмечаются относительные придаточные предложения, вопросы содержания и условные выражения, хотя есть некоторые разногласия, следует ли рассматривать эти обозначения как синтаксические или просодические (см. Liddell, 1980; Baker-Shenk, 1983; Aarons et al., 1992; Nespor and Sandler, 1999; Sandler, 1999; Wilbur, Patschke, 1999; Neidle et al., 2000; Dachkovsky, Sandler, 2009; Wilbur, 2009).Подписывающие также используют лицо для жестов (Sandler, 2009). Ниже мы описываем, как это использование лица может быть описано в трех измерениях; семантические, композиционные и иконические со свидетельствами приобретения выражения лица.

    Семантическое измерение

    Семантическое измерение относится к значимой части семиотической единицы. Было предложено, особенно для значений выражений лица, что существуют универсальные значения и значения, специфичные для культуры. Поднятие бровей считается единицей универсального значения, и мы принимаем предположение, что это означает «Я хочу знать больше (об этом)».”

    Поднятие брови, по-видимому, используется как с речью, так и без нее. Контекст может придать ему дополнительное значение помимо «Я хочу знать больше (об этом)», однако мы утверждаем, что даже когда контекст добавляет больше смысла, он всегда сохраняет свое универсальное значение. Например, слышащие люди могут поднимать брови, задавая вопрос типа «да-нет» (Ekman, 1979), и когда они сталкиваются с чем-то неожиданным в окружающей среде. В обоих случаях он по-прежнему сохраняет значение «Я хочу знать больше (об этом)», но в первом случае оно связано со словами в вопросе, а во втором — с событием.В жестовых языках поднятие бровей также используется в разных контекстах; он может отмечать вопросы типа «да-нет» и предшествующие условные предложения. Дачковский и Сандлер (2009, с. 300) предполагают, что, несмотря на эти разные лингвистические контексты, поднятие бровей имеет одно значение, а именно: «[…] промежуточная или интонационная фраза, отмеченная [поднятием бровей], должна сопровождаться другой фразой, производимой либо собеседник или другой ». Мы находим интерпретацию Дачковского и Сандлера совместимой с интерпретацией «я хочу знать больше (об этом)» или аналогичной формулировкой, такой как «поступает больше информации.”

    На культурно-специфическом конце семантического измерения лежит, например, наречие «th» на ASL (небрежно), передаваемое посредством высунувания языка между сомкнутыми губами и наклона головы. Говоря, что «небрежно» — это понятие, специфичное для культуры, мы имеем в виду, что не во всех языках сложный набор моделей поведения и отношений, составляющих значение «небрежно», обозначен словом / знаком. Однако мы не имеем в виду, что концепция не может быть объяснена кому-то, чей язык не имеет для нее слова.

    Семантически универсальные выражения лица логически появляются первыми при усвоении. К 0: 2 дети поднимают брови в том, что Изард и др. (1995) называют выражение «интерес», но мы называем это «я хочу знать больше (об этом)». Специфические для культуры выражения лица, такие как отрицательное рукопожатие, появляются примерно 1: 0, но они еще не сочетаются с жестованием (Anderson and Reilly, 1997; Reilly, 2005).

    Измерение иконичности

    Мы используем термин иконичность для обозначения формально-смыслового сходства.Сходство по своей природе зависит от степени. Некоторые выражения лица в большей степени напоминают свое значение, чем другие. Связь между формой поднятия бровей и значением «Я хочу знать больше (об этом)» является знаковой, поскольку поднятие бровей, чтобы увидеть больше, является метафорическим символом (Тауб, 2001) желания узнать больше. Наречное «th» (небрежно) также кажется культовым, поскольку небольшой выпирающий язык и наклон головы могут напоминать лицо человека, который ведет себя неосторожно. У нас нет данных о выражениях лиц слышащих или глухих людей, которые полностью произвольно связаны со своим значением; однако мы думаем, что это в принципе возможно, потому что многие семиотические единицы, особенно в разговорной речи, не проявляют никакого сходства со значением формы.Мы предлагаем подмигивание, используемое в некоторых англоязычных культурах для обозначения «я не серьезно», как пример лицевого действия, произвольно связанного со значением.

    При приобретении, поскольку универсальные выражения появляются первыми и поскольку универсальные значения, как представляется, обязательно имеют форму, мотивированную значением (Wierzbicka, 1999, p. 213), иконичность предшествует произволу. Даже когда подписывающие дети начинают сочетать выражения со знаками (1: 6), первые типы, которые они используют, — это выражения лица, связанные с эмоциями, с концептуальными знаками эмоций (McIntire и Reilly, 1988; Reilly et al., 1990b).

    Измерение композиционности

    Выше мы видели, что поднятие брови может использоваться отдельно или в сочетании с другими семиотическими единицами, такими как слова, т.е. оно является композиционным. В языках жестов подъем бровей можно использовать вместе с жестами (что эквивалентно произнесению слов). В разговорных языках подъем бровей также может использоваться вместе со словами, однако в языках жестов, похоже, существует больше ограничений на то, как подъем бровей сочетается со знаками / словами. Первое существенное отличие состоит в том, что в некоторых жестовых языках подъем бровей является обязательным при ответах на вопросы типа «да-нет» (Дачковский, Сандлер, 2009), а в разговорных языках — нет.Второе отличие состоит в том, что выражения лица, которые участвуют в составных знаковых структурах, по-видимому, более строго привязаны к возникновению и смещению знаков / слов по сравнению с разговорным языком (Veinberg and Wilbur, 1990). Казалось бы, увеличивается количество комбинаторных вариантов выражения лица при переходе от использования лица в разговорной речи к использованию лица как части жестов, подобно тому, как это предлагалось для жестикуляции и языка жестов в McNeill (1992).

    Не все выражения лица должны появляться в составных структурах; однако мы не знаем о существовании выражения лица, которое запрещает комбинирование во всех случаях.Например, кажется, что даже характерные выражения лица, которые обычно стоят особняком, такие как вспышка бровей «привет», упомянутая выше, могут использоваться для замены слов в предложении. Однако наша точка зрения состоит в том, что некоторые выражения лица легче комбинируются с другими семиотическими единицами, чем другие, и что существуют степени регулярности составных структур, т. Е. Сочетание поднятия брови со словами на языках жестов встречается чаще и время, чем в разговорных языках.

    Полное овладение комбинаторными условными обозначениями мимики в языке жестов длится не менее 7 лет. Первая комбинация выражений лица с другими семиотическими единицами у подписывающих происходит примерно в соотношении 1: 6. Эти лицевые действия кажутся фонологическими особенностями. Это также происходит, когда появляется ручной знак отрицания, но ребенок не совмещает его со своим рукопожатием до 2 месяцев спустя (1: 8). В 2 года появляются первые наречия на лице.В 2: 5 дети используют мимику, чтобы изобразить эмоции других людей, а в 3: 0 используют перерыв в зрительном контакте и мимику других, чтобы отметить смену ролей. 3: 0 — это также возраст, когда дети используют ручной знак для «если», но только в 5: 0 они начинают использовать его, приподняв бровь, и только в 7: 0 они полностью приближаются к выработке условных выражений взрослыми (Reilly et al. ., 1990а; Рейли, 2005).

    Заключение

    С точки зрения трех предложенных измерений, по мере того, как дети приобретают выражения лица, они переходят от врожденных универсальных концепций, отображаемых на иконические формы, созданные в целостных структурах, к концепциям, специфическим для культуры, традиционным сопоставлениям форм и значений и все более сложным составным структурам.Дополнительные данные о приобретении мимики на жестовых языках, отличных от ASL, а также данные о развитии и использовании мимики в устной речи помогут прояснить, какие концепции и формы являются универсальными (если таковые имеются).

    Мы считаем важным отметить, что наши континуумы ​​не объясняют , как детей приобретают выражения лица, скорее они делают сильное заявление относительно того, что приобретают дети: семиотические единицы и знание того, как объединить их в более сложные семиотические единицы.Эта точка зрения контрастирует с взглядами, утверждающими, что связанные с эмоциями выражения лица, выражения лиц, используемые людьми, которые слышат во время разговора, и выражения лиц, используемые подписывающими лицами при подписании, должны рассматриваться как отдельные явления. Мы считаем важным сначала точно охарактеризовать «что» приобретения выражения лица, поскольку это обязательно ограничивает возможные ответы относительно того, как люди приобретают выражения лица.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Эта работа была поддержана Международной исследовательской школой Макса Планка «Жизненный путь: эволюционная и онтогенетическая динамика» (LIFE) и Cluster of Excellence, Languages ​​of Emotion, Freie Universität Berlin.

    Список литературы

    Ааронс, Д., Бахан, Б., Нейдл, К., и Кегл, Дж. (1992). Клаузальная структура и уровень грамматической разметки в американском жестовом языке. Nord. J. Лингвист. 15, 103–142.

    CrossRef Полный текст

    Андерсон Д.Э. и Рейли Дж. С. (1997). Загадка отрицания: как дети переходят от коммуникативного отрицания к грамматическому в ASL. Заявл. Психолингвист. 18, 411–429.

    CrossRef Полный текст

    Бейкер-Шенк, К. (1983). Микроанализ не ручных компонентов вопросов на американском жестовом языке . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет.

    Каррейрас М., Гутьеррес-Сигут Э., Бакеро С. и Корина Д. (2008).Лексическая обработка в испанском жестовом языке (LSE). J. Mem. Lang. 58, 100–122.

    CrossRef Полный текст

    Красборн, О., ван дер Кой, Э., Уотерс, Д., Волл, Б., и Меш, Дж. (2008). Распределение частот и распространение различных типов движений ртом на трех жестовых языках. Sign Lang. Лингвист. 11, 45–67.

    CrossRef Полный текст

    Дарвин, К. (1904). Выражение эмоций у человека и животных .Лондон: Джон Мюррей.

    Экман П. (1979). «О бровях: эмоциональные и разговорные сигналы», в Human Ethology , ред. J. Aschoof, M. von Cranach, K. Foppa, W. Lepenies, and D. Ploog (Cambridge: Cambridge University Press), 169–202.

    Экман П. (1992). Аргумент в пользу основных эмоций. Cogn. Эмот. 6, 169–200.

    CrossRef Полный текст

    Фридлунд, А. Дж. (1997). «Новая этология выражения лица человека», в Психология выражения лица , ред. Дж.А. Рассел и Дж. Фернандес-Долс (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 103–129.

    Изард, К. Э., Фантауццо, К. А., Касл, Дж. М., Хейнс, О. М., Райас, М. Ф., и Патнэм, П. Х. (1995). Онтогенез и значение мимики младенцев в первые 9 месяцев жизни. Dev. Psychol. 31, 997–1013.

    CrossRef Полный текст

    Лидделл, С. К. (1980). Синтаксис американского языка жестов . Гаага: Мутон.

    Лидделл, С.К. (2003). Грамматика, жесты и значения американского языка жестов . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Макинтайр, М. Л., и Рейли, Дж. С. (1988). Неуправляемое поведение у изучающих американский язык жестов L1 и L2. Sign Lang. Stud. 61, 351–375.

    Макнил, Дэвид. (1992). Рука и разум: что жесты говорят о мысли . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Нейдл, К., Кегл, Дж., Мак Лафлин, Д., Бахан, Б., и Ли, Р. Г. (2000). Синтаксис американского языка жестов . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Nespor, M., and Sandler, W. (1999). Просодия на израильском жестовом языке. Lang. Речь 42, 143–176.

    CrossRef Полный текст

    Рейли, Дж. (2005). Как лица приходят на службу грамматику: развитие нерукотворной морфологии в американском языке жестов. Adv. Подпишите Lang. Dev. Глухой ребенок. 11, 262–290.

    CrossRef Полный текст

    Рейли, Дж. С., Макинтайр, М., и Беллуджи, У. (1990a). Усвоение условных выражений в американском языке жестов — грамматизированных выражений лица. Заявл. Психолингвист. 11, 369–392.

    CrossRef Полный текст

    Рейли, Дж. С., Макинтайр, М. Л., и Беллуджи, У. (1990b). «Лица: взаимосвязь между языком и аффектом», в От жестов к языку у слышащих и глухих детей , ред.Вольтерра и К. Эртинг (Берлин: Springer Verlag), 128–142.

    Сандлер, W. (1999). Просодия в двух модальностях естественного языка. Lang. Речь 42, 127–142.

    CrossRef Полный текст

    Сандлер, В. (2009). Симбиотическая символизация рукой и ртом на языке жестов. Семиотика 174, 241–275.

    Сандлер, В., и Лилло-Мартин, Д. (2006). Язык жестов и лингвистические универсалии . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Тауб С. (2001). Язык из тела: иконичность и метафора в американском языке жестов . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Вейнберг, С., Уилбур, Р. Б. (1990). Лингвистический анализ негативного ответа на вопрос американского языка жестов. Sign Lang. Stud. 68, 217–244.

    Вежбицкая А. (1996). Семантика: простые и универсальные числа . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Вежбицкая, А.(1999). Эмоции на разных языках и культурах . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Уилбур, Р. Б., и Патчке, К. (1999). Синтаксические корреляты подъема брови в ASL. Sign Lang. Лингвист. 2, 3–40.

    CrossRef Полный текст

    Уолл, Б. (2001). «Знак, который осмеливается произнести свое имя: эхо-фонология на британском жестовом языке (BSL)», в «Руки — это голова рта », — под редакцией П. Бойса Брэма и Р.Саттон-Спенс (Гамбург: Signum-Verlag), 87–98.

    Что такое мимика | Академия эмоционального интеллекта |

    Человеческое лицо — самое сложное и многогранное из всех животных. Используя только свое лицо, мы можем передавать другим огромное количество информации. Мы можем использовать свое лицо, чтобы подчеркнуть речь, передать свое эмоциональное состояние, а также использовать его, чтобы безмолвно передать свое понимание и намерения.

    Обдумайте все, что можно сказать, просто выражением лица…
    • Улыбка, показывающая счастье или согласие.
    • Хмурый взгляд, чтобы кто-то знал, что вы несчастны.
    • Вы опускаете брови, чтобы показать кому-то, что вы сердитесь или разочарованы.
    • Поднятие бровей, чтобы задать вопрос или подчеркнуть слово.

    Это все способы, которыми мы намеренно манипулируем мышцами нашего лица, чтобы показать другому человеку определенное сообщение, мысль или чувство. Имея 43 мышцы лица, расположенные прямо под поверхностью кожи, они могут воспроизводить тысячи различных выражений лица при движении и манипуляциях.

    Хотя многие из этих выражений не несут какого-либо значимого значения или ценности для других, есть семь конкретных выражений лица, о которых мы все должны знать и знать, как их распознать — 7 универсальных выражений эмоций на лице.

    Конкретно — счастье, печаль, гнев, страх, удивление, презрение и отвращение.

    Эти общие выражения лица встречаются у всех людей (и некоторых животных) независимо от культуры. Теория универсальности мимики была впервые изложена Гийомом Дюшеном в 1862 году и далее развита Чарльзом Дарвином в его легендарной книге « Выражение эмоций у человека и животных».

    Важно помнить, что, хотя эти семь универсальных выражений лица одинаковы для всех людей, это не исключает тонких различий из-за разнообразия форм лица, возможных травм или других переменных, таких как косметическая хирургия и ботокс.

    Два типа мимики

    В способе создания выражения лица есть два существенных различия —

    1. Позируемое
      Выражения, которые отправитель намеревается показать для социальной коммуникации.Эти выражения создаются сознательно, путешествуя через кору головного мозга нашего мозга, которая играет роль в мысли, языке и сознании (среди других функций). Проходя через кору головного мозга, мы контролируем их; здесь управляются правила отображения; например, вы не стали бы смеяться над увольнением коллеги (даже если они вам не нравились).
    2. Эмоциональное
      Эти типы выражений подпитываются врожденными эмоциональными реакциями на стимулы и не проходят через кору головного мозга, не оставляя времени для сознания или осознания, что также приводит к микровыражениям, которые раньше считаются утечкой наших истинных внутренних эмоций. у нас есть время, чтобы осознать эмоцию и, возможно, контролировать ее тем или иным способом (мы рассмотрим Микровыражения более подробно).Это подтверждается универсальностью эмоций и их выражений, а также исследованиями, показывающими выражения у младенцев, врожденно слепых детей и спортсменов.

    Чем полезны выражения лица?

    Способность читать и понимать выражение лица человека, с которым вы общаетесь, дает вам более глубокий уровень понимания его точки зрения и внутреннего состояния. При конструктивном использовании это может привести к эффективному общению, увеличению сходства, более высокому эмоциональному интеллекту , и лучшему взаимопониманию, и это лишь некоторые из преимуществ.

    Если вы заметили выражение печали (например, опущенные уголки губ и приподнятая середина бровей) на лице вашего коллеги, вы должны подумать, почему это проявилось. Это связано с тем, что вы только что сказали, или потому, что они думают о другом? В этом примере мягкий вопрос может помочь вам понять, а затем, при необходимости, предложить помощь. Возможность предложить помощь, помощь или проявить понимание другому человеку, когда он ничего не сказал, показывает уровень осведомленности и сочувствия, за который другие будут помнить вас.

    В качестве альтернативы вы можете использовать распознавание мимики, чтобы дать вам преимущество. Во время переговоров о коммерческой сделке или покупке новой машины вы можете оценить эмоциональную реакцию собеседника по выражению его лица. Если вы подойдете к низкому предложению и увидите отвращение на лице вашего собеседника, вы можете подумать, что он оскорблен числом, которое вы указали, или, возможно, оскорблен агрессивностью, с которой вы представили предложение, в любом случае; вы можете оценить, куда вы хотите пойти дальше в переговорах.

    Micro Expressions

    Выражение лица также может отображать скрытые чувства и мысли; они появляются без нашего ведома, спонтанно и бессознательно, и известны как микровыражения лица или микровыражения (6). Эти непроизвольные выражения лица могут появиться менее чем за полсекунды. Поскольку человек не осознает, что демонстрирует эти выражения, это дает представление об их истинных мыслях и эмоциях.

    В отличие от мимики, используемой при открытом общении, микровыражения трудно подделать из-за быстрого и бессознательного отображения; они появляются быстро, прежде чем отправитель полностью осознает и не может контролировать свою эмоциональную реакцию.Это может затруднить их обнаружение и распознавание, но вы можете читать других, обучившись и попрактиковавшись во время разговора.

    Микровыражения полезны для обнаружения лжи и обмана; Если слова, которые кто-то произносит, противоречат эмоциям, вы видите в микровыражении, что у вас есть противоречие из-за контролируемого общения (слов) и неконтролируемых микровыражений лица, что может указывать на отсутствие доверия к рассказу / ответу, который они предоставляют.

    Офицер полиции — «Вы выпили, сэр»?
    Пьяный мужчина — «не офицер» *, пока они высвечивают микровыражение страха.

    Микровыражение страха не соответствует их реакции; зачем показывать страх, если они действительно не пили? Требуются дальнейшие расспросы, чтобы понять, почему этот человек может чувствовать страх. Возможно, они пьяны и не хотят, чтобы их поймали, или, возможно, у них в прошлом был плохой опыт общения с полицейским; в любом случае есть скрытые эмоции, которые можно уловить и помочь вам лучше понять другого человека.

    Выражение лица также выглядит как смесь двух ощущаемых эмоций, чувство отвращения и гнева (презрения) может проявлять черты обоих универсальных выражений. Например, опущенные брови при гневе и приподнятая верхняя губа при выражении отвращения.

    Как читать выражения лица и микровыражения

    Научиться точно читать выражения лица может быть сложно; Точное распознавание микровыражений требует обучения и большой практики. Вы можете научиться распознавать микровыражения с помощью онлайн-тренинга или более глубоких семинаров.Они дают представление о том, что вызывает эмоции и их выражения, и фокусируют их на желаемом результате, улучшении коммуникации и эмоциональном интеллекте или обнаружении обмана и анализе поведения.

    После тренировки ключ к чтению Микровыражений — внимательность; действительно сосредоточиться на другом человеке, чтобы понять, что он говорит и что сигнализирует его лицо, — важный шаг в применении этих навыков в вашей личной жизни и работе.

    Микровыражения такие быстрые (меньше 0.5 секунд), наконечник должен мягко сфокусироваться на переносице человека и позволить вашему периферийному зрению снова уловить движения нижней части лица и бровей. Это может потребовать практики, и существует тренинг, который может развить этот навык.

    Чтобы стать экспертом в мимике, многие начинают изучать систему кодирования движений лица или FACS. FACS — это золотой стандарт в измерении движений лица, принятый аниматорами, исследователями и практиками-аналитиками по всему миру.Изучение FACS не для всех; однако, если вы хотите узнать больше об обучении FACS и FACS, вы можете узнать больше здесь.

    Измерение движений и выражений лица — Система кодирования движений лица

    Система кодирования движений лица (FACS) — это международно признанный сложный исследовательский инструмент, который точно измеряет весь спектр выражений лица человека.

    Созданный в 1970-х годах психологами Полом Экманом и Уоллесом В. Фризеном, FACS предоставляет исчерпывающую систематизацию выражений лица человека.Система анализирует наблюдаемые выражения, определяя, как сокращения лицевых мышц меняют внешний вид. Каждое движение подразделяется на определенные единицы действия (ЕД), которые представляют сокращение или расслабление одной или нескольких мышц.

    Цифры и метки (единицы действия) в правой части изображения выше показывают индивидуальные движения мышц каждого выражения лица; они обозначают определенные движения и отличительные черты лица.

    Лица , прошедшие обучение по FACS , могут использовать эти концепции в сочетании со своим опытом для проведения собеседований, допросов и деловых операций. FACS также широко используется аниматорами, исследователями поведения и специалистами по искусственному интеллекту, которые стремятся лучше отображать эмоции своих персонажей и анализировать эмоциональные проявления других.

    Будущее обнаружения мимики и проблемы, которые необходимо преодолеть?

    За последний год значительно увеличились исследования и разработки технологий автоматического чтения мимики.Мы видели использование веб-камер для анализа эмоций пользователей, реагирующих на онлайн-рекламу, которая затем переросла в распознавание выражений лиц в проходах супермаркетов с покупателями.

    Аниматоры, такие как Pixar и Disney, изучали FACS, чтобы гарантировать, что их персонажи максимально реалистичны, передают гораздо более глубокий смысл и влияют на них посредством точной мимики; затем это распространилось на разработку видеоигр, а теперь переходит в персонажей и роботов с искусственным интеллектом посредством машинного обучения.

    Крупные кадровые компании и новые стартапы ищут новые способы сделать глобальный набор персонала более эффективным и заслуживающим доверия. Потенциальные сотрудники присылают записанное видео, на котором они отвечают на структурированные вопросы, которые затем анализируются с помощью программного обеспечения для обнаружения выражений с акцентом на выявление конкретных черт и доверия к кандидату.

    Аэропорты, военные и охранные фирмы изучают возможности использования камер и программного обеспечения, чтобы объединить наши знания о мимике и обмане, чтобы помочь в следственном допросе и первичном обнаружении потенциальных подозреваемых в больших и загруженных местах.

    На сегодняшний день эта технология далека от полной функциональности и надежности; в то время как система камеры и сопутствующее программное обеспечение могут «обнаруживать» выражение лица, проблема возникает, когда она пытается интерпретировать это отображение и выдвигать гипотезу о его потенциальном значении / значимости. Прямо сейчас нет технологии для точной оценки этих контекстных вариаций, и, следовательно, существующие системы дают высокий уровень ложных срабатываний. Я верю, что однажды технология догонит людей, но я не собирался задерживать дыхание, чтобы увидеть, что это произойдет в ближайшее время.На данный момент обученный человек, который может оценить учетную запись, исходные данные и контекст человека, намного превосходит любой компьютер.

    Резюме

    Хотя выражения и микровыражения играют важную роль в понимании других и улучшении общения, они не являются полной картиной, если вы хотите преуспеть или повысить уровень обнаружения обмана. Они являются частью вербального и невербального общения, которое также включает голос, вербальный стиль, вербальное содержание, язык тела и психофизиологию.Все эти каналы ведут к пониманию поведения других, которое вы можете направить к желаемому результату, будь то укрепление отношений или исследование доверия.

    Полное руководство по чтению микровыражений лица

    Лицо и его выражения, также известные как микровыражения, являются окном в душу — , если вы умеете их читать. Хорошая новость в том, что мы можем многое рассказать о ком-то по его лицу.

    Лицо лидера

    Посмотрите на эти лица руководителей.Можете ли вы сказать, у каких компаний самые прибыльные?

    В этом исследовании Николаса Рула и Налини Амбади исследователи попросили участников оценить этих руководителей на основе их фотографий. Их рейтинги точно коррелировали с уровнем прибыли, полученной генеральным директором.

    Ответы: J. David J. O’reilly (Chevron), G. James Mulva (Conoco Phillips), C. H. Lee Scott Jr.(Walmart).

    ↑ Содержание ↑

    Можете ли вы прочитать выражение лица?

    Вы умеете читать микровыражения? Прежде чем читать руководство ниже, посмотрите, насколько хорошо вы можете определить 7 универсальных выражений лица!

    Я искренне верю, что умение читать по лицам — один из 10 важнейших навыков работы с людьми, которые должен знать каждый. Давайте добавим это в ваш набор инструментов Soft Skills:

    ↑ Содержание ↑

    Как читать микровыражения

    Микровыражения — ключ к чтению лиц.Посмотрите мое видео, чтобы получить подробную информацию, а также узнать, как определять каждое микровыражение!

    Готовы двигаться дальше? Вот мое руководство по пониманию микровыражения.

    Что такое микровыражение?

    Микровыражение — это очень короткое непроизвольное выражение лица, которое люди делают, когда испытывают эмоцию. Обычно они длятся 0,5–4,0 секунды и не могут быть подделаны.

    Что такое тренировка с микровыражением?

    Умение читать микровыражения и расшифровывать лица — один из лучших навыков работы с людьми, которые у вас могут быть.Тренировка микровыражений — это способ быстро выучить каждое из 7 микровыражений, чтобы вы могли замечать их и реагировать на них в реальной жизни. Узнайте больше о тренировках с микровыражениями здесь.

    Кто изобрел микровыражение?

    Микровыражения были впервые обнаружены исследователями Хаггардом и Айзексом. Доктор Пол Экман популяризировал термин «микровыражение» и значительно расширил исследования.

    Есть ли универсальные эмоции?

    Да. Чарльз Дарвин был первым, кто продвигал идею о том, что люди выражают эмоции одинаково, независимо от того, где они находятся в мире.Доктор Экман попытался подтвердить ответ, поэтому он направился в Чили, Аргентину, Бразилию, Японию и США, чтобы найти его.

    Экман обнаружил, что во всех этих странах люди выражают и идентифицируют 7 универсальных эмоций одинаково. Он даже рискнул отправиться в отдаленное примитивное племя фор в Папау-Новой Гвинее и обнаружил, что они выражают те же эмоции, что и мы.

    Как читать микровыражения?

    Научиться читать микровыражения — это легкий навык, который чрезвычайно полезен как в профессиональной, так и в общественной жизни.Прочтите наше руководство ниже о том, как определить каждое из семи микровыражений.

    Они могут возникать от 1/15 до 1/25 секунды. Вы видите их повсюду. Билл Клинтон показал их во время своих показаний.

    Лэнс Армстронг проявил презрение в интервью Опре.

    Нам просто нужно знать, что искать.

    Лицо — лучший индикатор эмоций человека. Тем не менее, это часто упускается из виду. Доктор Пол Экман, чьи исследования лежат в основе шоу Lie to Me , провел новаторское исследование по расшифровке человеческого лица.Он показал, что мимика универсальна.

    Другими словами, люди в США делают то же лицо печали, что и коренные жители Папуа-Новой Гвинеи, которые никогда не видели телевизионных или киногероев, чтобы подражать им. Он также обнаружил, что слепые от рождения люди — или слепые с рождения — также имеют такое же выражение лица, хотя никогда не видели лиц других людей.

    Экман выделил семь выражений лица, которые наиболее широко используются и легко интерпретируются.Научиться их читать невероятно полезно для понимания людей в нашей жизни.

    Если вы хотите научиться читать по лицам людей, важно знать следующие основные выражения. Я бы порекомендовал примерить следующие лица в зеркало, чтобы вы могли увидеть, как они выглядят на себе.

    Интересное примечание: Исследователи обнаружили, что если вы сделаете выражение лица, вы тоже начнете ощущать эмоции! Эмоции вызывают не только выражения лица — выражения лица также вызывают эмоции.

    ↑ Содержание ↑

    Семь микровыражений

    Сюрприз Микроэкспрессия

    • Брови приподняты и изогнуты.
    • Кожа под бровью растянута.
    • На лбу видны горизонтальные морщины.
    • Веки открыты, белок глаза виден сверху и снизу.
    • Челюсть раскрывается, зубы раздвигаются, но нет напряжения или растяжения рта.

    Вы когда-нибудь задумывались, , почему мы выглядим удивленными? Когда мы поднимаем брови, мы открываем глаза шире.Это позволяет другим наблюдателям намного легче увидеть, куда мы смотрим… так что они могут видеть именно , а нас удивляет.

    И если вас когда-либо обвиняли во лжи, когда вы говорите правду, вы могли бы вскинуть брови и широко раскрыть глаза. Согласно исследованию Нью-Йоркского университета в 2014 году, это также помогает нам выглядеть заслуживающими доверия. Когда вы широко открываете глаза, вы буквально сигнализируете окружающим, что вам нечего скрывать.

    Сюрприз также может быть полезен в мире свиданий и влечения — когда кто-то тянется к вам, вы можете заметить, что он коротко приподнимает бровь, что называется вспышкой бровей.

    Что такое вспышка бровей?

    Вспышка бровей — это быстрое поднятие и опускание бровей, которое обычно длится всего долю секунды. Его обычно используют люди, которые знают друг друга, чтобы указать на знакомство, или как знак влечения и интереса.

    В исследовании 2008 года, проведенном Лондонским университетом, исследователи намеревались выяснить силу вспышки бровей:

    • 6-месячных младенцев проверяли, будут ли они следить за взглядом взрослого.
    • Когда взрослый куда-то смотрел, не используя микровыражение, младенец не следил за взглядом.
    • Однако, когда была включена вспышка бровей, младенца проследовали за взором взрослого.

    Другими словами, даже младенцы знают о важности мелькания бровей. Мы все понимаем на глубоком, биологическом уровне, что когда мы видим это выражение лица … это потому, что мы видели что-то интересное (или кого-то привлекательного!).

    ↑ Содержание ↑

    Fear Microexpression

    • Брови приподняты и сведены вместе, обычно плоской линией.
    • Морщины на лбу расположены посередине между бровями, а не поперек.
    • Верхнее веко поднято, но нижнее веко напряжено и приподнято.
    • Глаза имеют верхний белый вид, но не нижний белый.
    • Рот открыт, губы слегка напряжены или вытянуты и отведены назад.

    Микровыражение страха тесно связано с шоком, поэтому между ними много общего. Но у этого также есть своя цель — когда мы напуганы и широко открываем глаза, наше поле зрения увеличивается.Это позволяет нам видеть любые угрозы, которые могут скрываться поблизости.

    Наш рот открывается, когда мы боимся, потому что это помогает нам подготовиться к двум вещам. Во-первых, он подготавливает нас на случай, если нам понадобится позвать на помощь, если мы почувствуем угрозу. Во-вторых, он подготавливает нас к вдыханию большого количества кислорода. Этот кислород полезен в случае, если нам нужно убежать… или сразиться с врагом!

    И если вы когда-нибудь видели кого-то напуганным, вы тоже могли испугаться. Это совершенно нормально: отражение страха других людей — естественная реакция.Исследование, проведенное в 1996 году, показывает, что, когда мы видим испуганные выражения лица, активность нашей миндалины — части нашего мозга, ответственной за страх — увеличивается.

    Таким образом, когда один человек демонстрирует микровыражение страха, другие вокруг него также широко открывают глаза. Это позволяет окружающим лучше подготовиться к поиску признаков опасности.

    Bonus: Вы когда-нибудь задумывались, почему мы закрываем рты, когда мы шокированы или напуганы? Это способ скрыть свои эмоции. Это полезный жест, если нас не пугает ничего слишком серьезного.Например, если мы спотыкаемся в темноте и сталкиваемся с кем-то — только для того, чтобы понять, что кто-то является нашим другом или членом семьи.

    ↑ Содержание ↑

    Disgust Microexpression:

    • Глаза суженные.
    • Верхняя губа приподнята.
    • Возможно обнажение верхних зубов.
    • Нос морщинистый.
    • Скулы приподняты.

    Отвращение — это выражение вашего лица, когда вы чувствуете запах чего-то плохого или слышите что-то неприятное.Когда мы прищуриваем глаза от отвращения, наша острота зрения увеличивается, помогая нам найти источник нашего отвращения. Это также важное микровыражение, на которое следует обратить внимание: если вы хотите быть привлекательным, наука говорит, что избегайте отвращения любой ценой.

    И вот почему: в исследовании 76 гетеросексуальных женщин Портсмутского университета было обнаружено, что отвращение оказывает наибольшее негативное влияние на сексуальное возбуждение — даже в 3 раза больше, чем страх. Так что, если вы хотите быть романтичным, лучше вообще избегать всего отвратительного.

    Попытка подавить отвращение также имеет плохие последствия. В 2009 году Университет Гронингена провел исследование:

    • Участников попросили подавить отвращение.
    • Им показали изображения грязного туалета или фильм, изображающий ампутацию.

    Вы можете угадать, что случилось? Эти участники стали еще больше думать об отвратительных вещах! И в целом они чувствовали себя более негативно.

    ↑ Содержание ↑

    Микроэкспрессия гнева:

    • Брови опущены и сведены вместе.
    • Между бровями появляются вертикальные линии.
    • Нижняя губа напряжена.
    • Глаза пристально смотрят или выпучены.
    • Губы можно плотно прижать друг к другу, уголками вниз или принимать квадратную форму, как при крике.
    • Ноздри могут быть расширены.
    • Нижняя челюсть выдвигается.

    (Все три области лица должны быть задействованы, чтобы не было двусмысленности)

    В отличие от микровыражений удивления и страха микровыражение гнева характеризуется опущенными бровями.И этому есть причина. В выпуске журнала Psychological Science за 2019 год :

    • 101 участник оценил преобладание различных аватарок.
    • У аватаров было нейтральное выражение лица, но они были либо наклонены вверх, вниз, либо оставались нейтральными.

    Результаты показали, что те, кто занимал более низкую позицию, воспринимались как более доминирующие. Это потому, что когда голова опущена, брови кажутся более V-образными и выступающими.

    Это также означает, что люди считают разгневанных людей менее заслуживающими доверия.С опущенными бровями и прищуренными глазами становится труднее «увидеть» окно в душу, что приводит к снижению уровня воспринимаемого доверия.

    Люди, которые искренне злятся, могут пытаться скрыть свое гневное выражение лица в социальных ситуациях. В конце концов, гнев — более серьезное нарушение социальных норм, чем грусть или другие негативные эмоции. Следовательно, люди могут показать лишь небольшой признак, например, быстрое сморщивание бровей.

    Однако исследователи из Университета Эссекса обнаружили, что сердитые лица — одно из самых быстрых выражений, которые можно обнаружить.Это потому, что нам нужно быстро определить, рассердился ли человек, с которым мы разговариваем, внезапно, чтобы избежать возможного физического вреда.

    ↑ Содержание ↑

    Happiness Microexpression

    • Уголки губ оттянуты назад и вверх.
    • Рот может быть приоткрыт, зубы открыты.
    • Морщинка идет от носа к внешней губе.
    • Скулы приподняты.
    • На нижнем веке могут появиться морщины или оно будет напряженным.
    • Гусиные лапки возле глаз.

    * Выражения наверху — это фальшивое счастье, когда боковые глазные мышцы не задействованы. Те, что внизу — настоящее счастье. Увидеть разницу?

    Люди все время пытаются симулировать свое счастье. Но настоящее счастье невозможно подделать. Когда люди по-настоящему счастливы, они улыбаются так называемой улыбкой Дюшена.

    Что такое улыбка Дюшенна?

    Улыбка Дюшена, придуманная французским неврологом Гийомом Дюшенном, — это искренняя улыбка, рожденная истинным удовольствием.Ее можно отличить от фальшивой улыбки по мышце orbicularis oculi , которая образует морщинки типа «гусиные лапки» вокруг глаз.

    Когда кто-то по-настоящему счастлив, вы заметите, что на его улыбке также есть морщинки вокруг глаз (так называемый маркер Дюшена). Улыбки без маркера Дюшенна — это «фальшивые» или вежливые улыбки.

    Мы даже заранее настроены отличать настоящие улыбки от фальшивых! Исследователи из Западного университета обнаружили, что наш мозг воспринимает микровыражения, сопровождаемые маркером Дюшенна, как более искренние и интенсивные.Так что, зная микровыражение счастья, вы сможете отличить настоящее счастье от тех, кто его притворяется.

    ↑ Содержание ↑

    Sadness Microexpression

    • Внутренние уголки надбровных дуг втягиваются, а затем поднимаются вверх.
    • Кожа под бровями треугольная, внутренним уголком вверх.
    • Уголки губ опущены.
    • Челюсть поднимается.
    • Нижняя губа надувается.

    Это микровыражение сложнее всего подделать! Это также одно из самых сложных микровыражений для правильного определения.Причина? Печальные микровыражения не очень большие или заметные. Когда человеку грустно, нет такого большого выражения, как улыбка.

    Печаль, в отличие от удивления, также является одним из самых продолжительных микровыражений. У людей может даже развиться грустное лицо в состоянии покоя (похоже на RBF). Печаль также можно использовать как выражение лица, чтобы успокоить злых.

    ↑ Содержание ↑

    Презрение / ненависть Microexpression

    • Одна сторона рта приподнята.

    Что такое неуважение? Презрение, как и ненависть, — это негативное чувство неприязни, неуважения или оскорбления по отношению к кому-либо. Это единственное из 7 универсальных микровыражений, которое асимметрично.

    В отличие от микровыражения отвращения, презрение характеризуется чувством превосходства над другим. Когда человек испытывает презрение, он может чувствовать себя правым, а другой — неправым. Если вы видите микровыражение презрения, это плохой знак.

    Почему? По словам брачного эксперта д-ра.Готтман, презрение — самая разрушительная эмоция и главный фактор развода. Но не все так плохо. Если вы правильно определите презрение, вы сможете его исправить.

    Согласно исследованию, опубликованному в журнале Journal of Marriage and the Family , 83% непростых отношений, в которых проявлялись такие негативные признаки, как презрение, смогли изменить их — при условии, что пары смогли успешно помириться после ссоры.

    ↑ Содержание ↑

    Бонус: Resting Bitch Face (RBF)

    Вы когда-нибудь смотрели на кого-то, кто просто СМОТРИТ, что злится / грустит / ненавидит всю вселенную без причины? Они могут просто страдать от того, что известно как покоящаяся сука с лицом (или сокращенно RBF).

    Если вы такой же больной, как я, вы знаете, что что бы вы ни делали, RBF никуда не денется.

    • Хотите вкусно поесть? RBF.
    • Стираете? RBF.
    • Смотрите смешной фильм со своей второй половинкой? RBF.

    ↑ Содержание ↑

    Бонус № 2: Снарл

    Рык — это выражение лица, которое характеризуется приподнятой верхней губой, опущенными бровями, расширенными ноздрями и обнаженными зубами.Ворчание редко случается в одиночку; люди обычно рычат на других, чтобы послать им агрессивное предупреждение. Рычание уникально, потому что это, по сути, эмоции отвращения и гнева, объединенные в одно целое.

    Наряду с людьми, животные, такие как собаки и волки, также рычат, показывая свои зубы и отправляя невербальное сообщение, чтобы отступить.

    ↑ Содержание ↑

    Управляйте своими микровыражениями, управляйте своей жизнью

    Теперь вы можете спросить — зачем мне контролировать свои микровыражения? Помимо того, что вы придаете уверенности в социальных ситуациях, ваши микровыражения позволяют другим людям заглянуть в ваши истинные эмоции.И, как мы уже говорили ранее, люди запрограммированы на то, чтобы чувствовать микровыражения. Нравится нам это или нет!

    Зная микровыражения, вы сможете:

    • Будьте увереннее на встречах, собеседованиях и переговорах о продажах.
    • Улучшите отношения между любимым человеком, друзьями и членами семьи.
    • Откройте для себя истинные чувства своих клиентов и партнеров как в профессиональной, так и в личной жизни.

    Чарльз Дарвин описал это лучше всего:

    Кажется, что каждое истинное или унаследованное движение выражения имело какое-то естественное и независимое происхождение.Но однажды приобретенные, такие движения могут быть добровольно и сознательно использованы в качестве средства коммуникации.

    Чарльз Дарвин

    Когда мы изучаем микровыражения других и контролируем свои собственные, мы получаем больший контроль над собственной жизнью.

    Но правда в том…

    Определение микровыражений — это только одна часть головоломки. Может быть, пришло время повысить уровень ваших навыков работы с людьми.

    1. Научитесь читать и расшифровывать эти 7 невербальных сигналов
    2. Научитесь понимать науку, лежащую в основе каждой эмоции
    3. Если вы действительно хотите улучшить свою игру, вы можете попробовать наши интенсивные онлайн-тренинги, чтобы повысить свою харизму, общаться мощно, и возьмите на себя командование своим присутствием.

    Какое ваше любимое микровыражение? Оставьте комментарий ниже!

    Что такое анализ мимики? (И как это работает?)

    Люди — эмоциональные существа. Наше эмоциональное состояние сообщает о том, как мы ведем себя, от самых фундаментальных процессов до сложных действий и трудных решений [1, 2]. Наша жизнь во многом определяется нашими эмоциями, поэтому знание эмоций позволяет нам больше узнать о человеческом поведении в целом.

    Понятно, что понимание эмоционального состояния людей может быть полезно для ряда приложений — от развития лучшего понимания психологии человека до исследования поведения для улучшения пользовательского опыта, разработки продуктивных рекламных кампаний и т. Д.

    Но, хотя важность понимания эмоций очевидна, бывает трудно получить объективные данные об эмоциональном состоянии человека в реальном времени.

    Существуют анкеты, предназначенные для измерения эмоционального состояния человека, хотя вводящие в заблуждение предубеждения могут быть легко введены (как и в любом вопроснике; [3]). Кроме того, они позволяют сделать снимок информации только в один момент времени, а это означает, что данные могут дать только общую картину того, как кто-то себя чувствует.

    С другой стороны, анализ выражения лица может предоставить объективные данные в реальном времени о том, как наши лица выражают эмоциональное содержание. Хотя ведутся споры о точном эмоциональном содержании, которое демонстрируют выражения лица [4, 5], это остается одним из немногих инструментов, позволяющих понять, что кто-то может чувствовать [6], и эту возможность нельзя упускать.

    Но прежде чем мы поговорим об анализе, давайте начнем с основ:

    Что такое выражения лица?

    Наше лицо — сложная, сильно дифференцированная часть нашего тела — фактически, это одна из самых сложных сигнальных систем, доступных нам.Он включает 43 структурно и функционально автономных мышцы, каждая из которых может запускаться независимо друг от друга [7].

    Лицевая мышечная система — единственное место в нашем теле, где мышцы либо прикреплены к кости и тканям лица (другие мышцы человеческого тела соединяются с двумя костями), либо только к тканям лица, таким как мышцы, окружающие глаза или губы.

    Все мышцы нашего тела иннервируются нервами, которые изначально получают сигналы от спинного и головного мозга.Нервное соединение является двунаправленным, что означает, что нерв запускает мышечные сокращения на основе сигналов мозга, а также может передавать информацию обратно в мозг.

    Почти все лицевые мышцы иннервируются одним нервом, лицевым нервом, который также известен как VII черепной нерв. Лицевой нерв выходит из глубины ствола мозга (моста), выходит из черепа немного ниже уха (лицевой канал) и разветвляется на все лицевые мышцы [8]. Лицевой нерв также связан с первичной моторной областью неокортекса, которая контролирует все мышечные движения нашего тела (типичное изображение того, как это устроено, показано ниже; [9]).

    Таким образом, выражения нашего лица часто возникают в первичной моторной области, которая получает сигналы от таламуса и дополнительной моторной коры [10, 11]. Этот путь может быть выяснен дополнительно, но, по сути, ведет к более широкой и широкой сети областей мозга, которые могут активировать мимику на различных этапах.

    Как только лицевой нерв подает сигнал мышце, он сокращается (или расслабляется), вызывая изменение в лицевой (ых) мышце (ах). Этот сигнал не обязательно может привести к наблюдаемому извне изменению выражения лица, но это будет более подробно описано ниже.

    Как работает анализ мимики?

    Существует три основных метода анализа выражения лица, каждый из которых имеет свои преимущества и недостатки. Самый старый из этих трех методов, электромиография лица (ФЭМГ), включает регистрацию электрической активности лицевых мышц.

    fEMG

    Записи fEMG показали, что активность может быть обнаружена даже тогда, когда не видно внешних изменений в выражении лица. Было предложено связать эту деятельность с соответствующим эмоциональным состоянием человека (т.е. повышенная активность zygomaticus major , связанная с улыбкой, была предложена как связанная с чувством радости; [12]).

    Хотя фЭМГ может предоставить данные о движениях лицевых мышц, которые невозможно обнаружить визуально, записи ограничены конечным числом электродов, которые можно разместить на лице. Применение электродов также требует определенных знаний как о мускулатуре лица, так и о том, как правильно наложить электроды.

    Система кодирования действий лица (FACS)

    Вскоре после использования fEMG для обнаружения изменений выражения лица Пол Экман и Уоллес Фризен представили систему кодирования действий лица (FACS) [13].FACS был построен на основе работы Карла-Хермана Хьорсьё [14], который разделил лицо на отдельные мышечные движения.

    FACS стал фундаментальным источником при изучении мимики, формируя область анализа мимики с самого начала. Обрисовав в общих чертах набор движений лица, связанных с движением лицевых мышц, исследователи смогли количественно оценить действие лица и связать его с эмоциональными выражениями.

    Несмотря на то, что важность FACS для анализа мимики трудно переоценить, практическое применение ее методов сопряжено с трудностями.Для правильной количественной оценки выражений лица в соответствии с методом FACS официально сертифицированным и обученным кодировщикам FACS необходимо определить, какие мышцы движутся и интенсивность движения. На практике это означает, что видео взаимодействия необходимо просматривать по существу покадрово и обрабатывать, что явно может занять много времени.

    Программное обеспечение для анализа выражения лица

    Впоследствии появилось программное обеспечение, которое пытается удовлетворить требования к обработке, необходимые для точной обработки выражений лица в соответствии с принципами метода FACS или на его основе.Одно из созданных программ называлось Emotient, советником которого был Пол Экман. Впоследствии Emotient был приобретен Apple в 2016 году.

    Другие компании также предоставили автоматические решения для анализа выражений лица, например Affectiva, компания, которая обучила свои алгоритмы более чем семи миллионам лиц (самый большой такой набор данных среди всех программ для анализа выражений лиц). company), который интегрирован в платформу iMotions.

    Программное обеспечение сначала идентифицирует лицо и использует алгоритмы компьютерного зрения для определения ключевых ориентиров (аналогично разделению лица FACS).Программное обеспечение может отличаться по способу обработки изображений, но Affectiva использует алгоритмы, обученные посредством глубокого обучения, для анализа этих ориентиров и последующего прогнозирования выражений лица.

    Программное обеспечение, созданное для анализа выражений лица, явно имеет преимущество, когда речь идет о времени и необходимых ресурсах: простая веб-камера — единственное необходимое оборудование. Однако обычно считается, что точность лучше при использовании fEMG или ручного метода FACS. В конечном итоге тем, кто работает с анализом выражения лица, нужно будет решить, какой метод лучше всего соответствует их потребностям и требованиям.

    Данные анализа выражения лица

    Тип данных, конечно же, зависит от метода, из которого они собираются (например, fEMG, ручное кодирование FACS или автоматический анализ выражения лица с помощью программного обеспечения). Мы рассмотрим типы данных для каждого ниже.

    fEMG

    Как и в случае с EMG, данные относятся к уровню электрической активности, генерируемой мышцами после определения исходного уровня. Базовый уровень определяется на основании записей так называемого максимального произвольного сокращения (MVC) — максимальной интенсивности мышечного сокращения, на которое способен человек.

    Затем измеряется разница напряжений между двумя электродами на коже, которая затем анализируется относительно максимальной активности.

    Система кодирования действий лица (FACS)

    Система FACS состоит из числа, относящегося к каждому мышечному действию, и может быть дополнительно детализирована по стороне лица (то есть слева или справа) и, кроме того, по силе действия. Сила оценивается от «А» (следовая активность) до «Е» (максимальная активность).Таким образом, сильное открытие глаз может быть обозначено как R5C + L5C (движение Levator palpebrae superioris влево и вправо с интенсивностью «C»).

    Автоматический анализ выражения лица

    Точный тип данных будет зависеть от типа программного обеспечения, используемого для автоматического анализа выражения лица. Например, Affectiva предоставляет значения, которые называются «детекторами» — со значениями в диапазоне от 0 (без выражения) до 100 (полностью присутствующее выражение). Затем значения можно анализировать так же, как и любые другие данные.

    Проверить : Советы по качественному анализу выражения лица

    Заключение

    Джеймс Рассел и Хосе Фернандес-долс заявили в 1997 году: «Связать лица с эмоциями может быть здравым смыслом, но оказалось, что это помогает. быть самой важной идеей в психологии эмоций »[15]. Хотя детали этой связи с эмоциями остаются источником дискуссий, она остается одним из немногих доступных инструментов, которые могут предоставить объективные данные, связанные с эмоциональными выражениями.

    Существуют различные способы проведения анализа выражения лица, и определение того, какой из них лучше всего подходит для вашего исследования, будет во многом зависеть от имеющихся у вас ресурсов и от того, как они расставлены по приоритетам. Лучшее решение, которое вы можете принять, — это осознанное. Чтобы продолжить изучение мимики, загрузите наше бесплатное руководство ниже.

    Ссылки

    [1] Санфей А.Г., Риллинг Дж. К., Аронсон Дж. А., Нистром Л. Е. и Коэн Дж. Д. (2003). Нейронная основа принятия экономических решений в игре Ultimatum. Наука , 300, 1755–1758.

    [2] Энджи, А. Д., Коннелли, С. Ваплс, Э. П. Клигайт, В. (2011). Влияние дискретных эмоций на суждения и принятие решений: метааналитический обзор. Cogn. Эмоция , 25 (2011), 1393-1422.

    [3] Чой, Б. К. К., и Пак, А. В. П. (2005). Каталог предубеждений в анкетах. Профилактика хронических заболеваний , 2, 1-13.

    [4] Кэрролл, Дж. М. и Рассел, Дж. А. (1996) Сигнализируют ли выражения лица определенные эмоции? Оценка эмоций по лицу в контексте. Журнал личности и социальной психологии , 70: 205–18.

    [5] Aviezer H, Trope Y, Todorov A (2012) Телесные сигналы, а не выражения лица, различают сильные положительные и отрицательные эмоции. Наука , 338: 1225–1229.

    [6] Себе. Н., Лью, М.С., Коэн, И., Сан, Ю., Геверс, Т., Хуанг, Т.С. (2004). Аутентичный анализ выражения лица. В Proc. Международная конф. Распознавание лиц и жестов , 517-522.

    [7] Мур, Кейт Л.; Далли, Артур Ф .; Агур, Энн М. Р. (2010). Клиническая анатомия Мура . Соединенные Штаты Америки: Lippincott Williams & Wilkins.

    [8] Гупта, С., Мендс, Ф., Хагивара, М., Фаттерпекар, Г., Роем, П. К. (2013). Визуализация лицевого нерва: современный обзор. Radiol Res Pract , 248039: 1–14.

    [9] OpenStax College, CC BY 3.0. Получено 24 сентября 2018 г. с: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:1421_Sensory_Homunculus.jpg

    [10] Behrens, T., Йохансен-Берг, Х., Вулрич, М., Смит, С., Уиллер-Кингшот, К., Боулби, П., Баркер, Г., Силлери, Э., Шихан, К., Чиккарелли, О., Томпсон, А., Брэди, Дж., Мэтьюз, П. (2003). Неинвазивное картирование связей между таламусом и корой головного мозга человека с использованием диффузионной визуализации. Nat. Neurosci . 6 (7), 750–757.

    [11] Оливери, М., Бабилони, К., Филиппи, М.М., Кальтаджироне, К., Бабилони, Ф., Чичинелли, П., Траверса, Р., Пальмиери, MG и Россини, PM (2003). Влияние дополнительной моторной области на возбудимость первичной моторной коры во время движений, вызванных нейтральными или эмоционально неприятными визуальными сигналами. Exp Brain Res , 149, 214–221.

    [12] Шмидт, К. Л., Амбадар, З., Кон, Дж. Ф., Рид, Л. И. Различия в движениях между преднамеренными и спонтанными выражениями лица: главное действие скуловой мышцы при улыбке. Журнал невербального поведения . 2006; 30: 37–52.

    [13] Экман П. и Фризен В. В. (1978). Система кодирования движений лица: метод измерения движений лица . Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.

    [14] Hjortsjo, C.Х. (1970). Лицо человека и мимика . Мальме, Швеция: Nordens Boktryckeri.

    [15] Рассел, Дж. А., Фернандес-Долс, Дж. М. (1997). Психология мимики . Кембридж, Массачусетс: Кембридж, UP. [/ Fusion_builder_column] [/ fusion_builder_row] [/ fusion_builder_container]

    Выражение лица — ключ к первому впечатлению. Что это означает для людей с параличом лицевого нерва?

    Выражение лица — важная часть того, как мы общаемся и формируем впечатление о людях вокруг нас.В «Выражении эмоций у человека и животных» Чарльз Дарвин предположил, что мимика эволюционировала для быстрой передачи эмоциональных состояний, важных для социального выживания. Он предположил, что определенные выражения лица являются врожденными и поэтому универсально выражаются и признаются во всех культурах.

    В 1971 году исследователи-психологи Пол Экман и Уоллес Фризен проверили гипотезу Дарвина. Они наняли членов племени фор в Папуа-Новой Гвинее, которые в то время мало контактировали с западной культурой, чтобы выполнить задание по распознаванию эмоций.Переводчик читал членам племени рассказы об эмоциональных событиях, например, «ее ребенок умер, и ей очень грустно». Затем фор попросили сопоставить фотографии выражений лиц американцев с историей. Исследователи также сфотографировали выражения лиц людей форе и позже показали их американцам.

    Люди из обеих культур демонстрировали одинаковые выражения лица для шести «основных» эмоций (гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление) и могли распознавать их значение в других.Это убедительное доказательство того, что определенные эмоции основаны на эволюции. В последующие десятилетия исследования продолжали поддерживать гипотезу Дарвина: например, они показали, что от рождения слепые люди проявляют те же спонтанные выражения, что и зрячие. Действительно, выражение лица может быть одним из единственных универсальных языков.

    Так что же тогда делать людям с параличом лицевого нерва? Как профессор психологии с синдромом Мебиуса, состоянием, включающим паралич лицевого нерва, я лично и профессионально интересуюсь тем, что происходит, когда лицо перестает быть основным средством выражения.Моя лаборатория по вопросам инвалидности и социального взаимодействия в Университете штата Орегон изучает этот вопрос.

    Лаборатория инвалидности и социального взаимодействия Кэтлин Богарт представляет исследование о Дне осведомленности о синдроме Мебиуса. Автор предоставил

    Виды паралича лицевого нерва

    Ежегодно примерно у 225 000 американцев диагностируется паралич лицевого нерва. Он может быть врожденным, например синдром Мебиуса или наследственный паралич лицевого нерва. Это также может быть результатом родовой травмы при повреждении лицевого нерва в родовых путях или в результате введения щипцов.

    Гораздо чаще встречается паралич лицевого нерва в результате болезни или травмы. Паралич Белла, невринома слухового нерва, болезнь Лайма, инсульт, рассеянный склероз, ушные инфекции, повреждение лицевого нерва и другие заболевания могут привести к параличу лицевого нерва. Паралич Белла, который обычно поражает одну сторону лица, является наиболее распространенным. Хотя обычно это временно, примерно у 15 процентов людей с болезнью Белла остается паралич, который не проходит.

    В ходе серии опубликованных и неопубликованных фокус-групп и интервью мои коллеги и я обнаружили, что люди с лицевым параличом сообщали, что слышали всевозможные «интерпретации» своей внешности.Незнакомцы спрашивали их, сделали ли они только что прививку новокаина, был ли у них инсульт, или состояние было заразным, смертельным или болезненным. Некоторые люди связывались с характером человека, считая его недружелюбным, несчастным или даже умственно отсталым.

    Произвести первое впечатление

    В историческом исследовании, опубликованном в 1993 году, психологи Налини Амбади и Роберт Розенталь просили незнакомцев просматривать короткие (от шести до 30 секунд) немые видеоклипы учителей средней школы и колледжей во время их преподавания.Затем незнакомцы оценивали свои впечатления от личностей учителей на основе их невербального поведения — таких вещей, как выражения и жесты. Сегодня такого рода исследования с использованием очень короткого опыта для формирования суждений об индивидуальном поведении называются исследованиями тонкого среза.

    Оценки незнакомцев были удивительно похожи на рейтинги эффективности преподавания от учеников учителей и их руководителей, которые очень хорошо знали их и их работу.

    Наш социальный мир обладает огромным объемом информации, но многочисленные исследования с тонкими срезами показывают, что мы можем эффективно ориентироваться в нем на основе «интуитивной» реакции.Первое впечатление людей на удивление точно предсказывает многие социальные характеристики: личность, депрессию и даже гомосексуальность.

    Выражение лица приобретенное или врожденное?

    Хотя выражение лица — не единственное, что влияет на первое впечатление, это довольно важный элемент. Так что основывать наши впечатления о других на выражении их лиц обычно является эффективной стратегией. Однако точность впечатлений снижается, когда люди сталкиваются с параличом лицевого нерва.На первый взгляд человек с парализованным лицом может выглядеть недружелюбно, скучающим, неразумным или даже подавленным. И действительно, людям с параличом лицевого нерва часто приписывают эти характеристики по ошибке.

    Компенсация паралича лицевого нерва

    Мое собственное исследование показало, что у многих людей с параличом лицевого нерва увеличивается экспрессия в теле и голосе, что я называю «компенсаторным выражением».

    В исследовании 2012 года я и мои коллеги записали на видео интервью с 27 людьми с различными типами паралича лицевого нерва.Ассистенты-исследователи (которые не знали о наших гипотезах) наблюдали за интервью и оценивали вокальную и телесную выразительность людей с параличом лицевого нерва.

    Интересно, что мы обнаружили, что люди с врожденным параличом лицевого нерва, такие как синдром Мебиуса, использовали значительно больше компенсаторных проявлений, чем люди с приобретенным параличом лицевого нерва. Например, они использовали больше эмоциональных слов, интонаций голоса, смеха, жестов, движений головы и тела. К тому же они были громче и разговорчивее.

    Возможно, что люди с врожденным параличом лицевого нерва лучше адаптированы, возможно, потому, что они прошли этапы раннего развития с параличом лицевого нерва.

    Люди, получившие паралич лицевого нерва после рождения, но жившие с ним долгое время, также могут хорошо адаптироваться. Однако наши ранние данные показывают, что у людей с врожденными патологиями может быть уникальное адаптационное преимущество.

    Выражение лица — не единственный способ общения людей. Женщины пожимают друг другу руки через www.shutterstock.com.

    Исследование паралича лицевого нерва с помощью тонких срезов

    Выражение лица играет очень важную роль в формировании первого впечатления, так что это значит для людей с параличом лицевого нерва?

    В серии экспериментов мы показывали незнакомцам тонкие срезы видео людей с расстройствами, влияющими на движение лица, включая паралич лицевого нерва и болезнь Паркинсона. Мы спросили у незнакомцев их первые впечатления по видео.

    Люди с тяжелыми нарушениями движений лица были признаны менее счастливыми и общительными по сравнению с людьми с легкими нарушениями движений лица.У участников также было меньше желания заводить с ними дружеские отношения.

    Наши результаты этих исследований показали, что существует очень большая предвзятость в отношении людей с нарушениями движений лица.

    Важно отметить, что участники оценили людей с параличом лицевого нерва, которые часто используют компенсаторные выражения, как более счастливых и более общительных, чем тех, кто использует меньше, независимо от степени их паралича. Мы разрабатываем семинары по коммуникативным навыкам, поощряющие использование компенсаторного выражения для людей с параличом лицевого нерва.

    В другом исследовании «тонких срезов» Линда Тикл-Дегнен и Кэтлин Лайонс обнаружили, что даже клиницисты, имеющие опыт работы с нарушениями движений лица, негативно относятся к людям с нарушением движений лица.

    Это указывает на то, насколько трудно преодолеть естественную человеческую склонность формировать впечатления на основе лица. И для врачей это вызывает особую озабоченность. Их предвзятое выражение лица может быть препятствием для взаимопонимания или даже клинических суждений о депрессии и боли у пациентов с параличом лицевого нерва.

    Повышение осведомленности может помочь

    В ходе недавнего эксперимента мы обнаружили первые доказательства того, что повышение осведомленности улучшает восприятие людьми паралича лицевого нерва. Некоторые участники прочитали несколько образовательных абзацев о параличе лицевого нерва (как и информация в этой статье), а некоторым не дали никакой информации о параличе лицевого нерва. Затем все участники просмотрели видео с тонкими срезами людей с параличом лицевого нерва. Участники, прочитавшие образовательную информацию, оценили людей с параличом лицевого нерва как более общительных, чем тех, кто не читал информацию.

    Мы продолжаем разработку учебных материалов для врачей и широкой общественности, чтобы повысить осведомленность и уменьшить предвзятость.

    В наших фокус-группах наиболее частым комментарием людей с параличом лицевого нерва был призыв к большей осведомленности общественности. Они не понаслышке знают, что людей смущает их различие в лицах. Они часто задаются вопросом, следует ли им объяснять это другим, но делать это каждый раз, когда они встречают кого-то нового, было бы неловко и обременительно. Широкая осведомленность снизит потребность в объяснении своего состояния и научит других обращать внимание на компенсаторную тактику, которую они используют для передачи своих эмоций.

    Почему выражение лица не отражает наши чувства

    Почему выражение лица не отражает наши чувства

    (Изображение предоставлено Getty Images)

    На протяжении веков мы верили, что выражение лица отражает наши сокровенные эмоции. Но недавние исследования показали, что это может быть далеко от истины.

    W

    Во время исследования эмоций и выражений лица в Папуа-Новой Гвинее в 2015 году психолог Карлос Кривелли обнаружил нечто поразительное.

    Он показал жителям Тробриандских островов фотографии стандартного западного лица страха — с широко открытыми глазами и разинутым ртом — и попросил их идентифицировать то, что они видели. Тробрианцы не видели испуганного лица. Вместо этого они увидели признаки угрозы и агрессии.

    Когда были показаны фотографии стандартного западного лица страха, жители Тробрианских островов видели не испуганного человека — они видели агрессивного человека (Источник: Alamy)

    Это лицо действует «как дорожный знак, влияющий на проезжающее движение. это », — говорит Алан Фридлунд, профессор психологии Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, который является соавтором недавнего исследования с Кривелли из Университета Де Монфор, в котором обосновывается более утилитарный взгляд на выражения лица.«Наши лица — это то, как мы направляем траекторию социального взаимодействия».

    Нельзя сказать, что мы активно пытаемся манипулировать другими с помощью выражения лица (хотя время от времени мы можем). Наши улыбки и хмурый взгляд вполне могут быть инстинктивными.

    Наши улыбки и хмурые взгляды могут быть инстинктивными, но они сигнализируют о том, что мы хотим сделать дальше. должно произойти дальше.Например, ваше лучшее «отвращение» лицо может показывать, что вы недовольны тем, как идет разговор, и что вы хотите, чтобы он принял другую сторону.

    «Это единственная причина, которая имеет смысл для развития выражения лица», — говорит Бриджит Уоллер, профессор эволюционной психологии Портсмутского университета. Лица, по ее словам, всегда «дают какую-то важную и полезную информацию как отправителю…, так и получателю».

    Хотя это может показаться разумным, эта теория появилась давно.

    Идея о том, что эмоции являются фундаментальными, инстинктивными и выражаются на наших лицах, глубоко укоренилась в западной культуре. Древние греки противопоставляли «страсти» разуму; в 17 веке философ Рене Декарт выделил шесть основных страстей, которые могли мешать рациональному мышлению. Художник Шарль Лебрен затем соединил их с лицом, выложив «анатомически правильную и соответствующую нюансам конфигурацию лица для каждой картезианской страсти», пишут Кривелли и Фридлунд.

    Идея о том, что наши лица служат зеркалом наших эмоций, глубоко укоренилась в западной культуре (Источник: Getty Images)

    В 1960-х и 1970-х годах научные исследования также начали подтверждать идею о том, что некоторые базовые эмоции могут быть универсально понятым через мимику.

    В разных странах мира исследователь Пол Экман попросил испытуемых сопоставить фотографии выражений лиц с эмоциями или эмоциональными сценариями. Его исследования, казалось, показали, что некоторые выражения и соответствующие им чувства признавались людьми всех культур.(Этими «основными эмоциями» были счастье, удивление, отвращение, страх, печаль и гнев.) Сегодня наследие теорий Экмана повсюду: от плакатов «Чувства», которые вы видите в дошкольных учреждениях с их карикатурными улыбками и хмурыми взглядами, до Программа правительства США, направленная на выявление потенциальных террористов.

    Исследования Пола Экмана показали, что такие эмоции, как отвращение, признавались людьми всех культур, но это может быть неточно (Источник: Getty Images)

    Но у этой точки зрения всегда были недоброжелатели.Среди них была Маргарет Мид, которая считала, что наши выражения — это выученное поведение. То же самое и с Фридлундом, который в начале своей карьеры
    сотрудничал с Экманом над двумя статьями, прежде чем разочаровался в идеях Экмана.

    Противостояние

    Новое исследование бросает вызов двум основным столпам теории эмоций. Во-первых, это идея о том, что некоторые эмоции разделяются и признаются всеми. Во-вторых, это вера в то, что выражения лица надежно отражают эти эмоции.«Это два разных момента, которые действительно были сбиты с толку учеными», — говорит Мария Гендрон, исследователь психологии из Северо-Восточного университета, вскоре поступившая на факультет Йельского университета.

    Показав улыбающееся лицо, небольшая часть тробрианцев сказала, что этот человек счастлив (Источник: Getty Images)

    Это новое исследование включает недавнюю работу Кривелли. Он провел месяцы, погружаясь в тробрианцев Папуа-Новой Гвинеи, а также мвани в Мозамбике. Он обнаружил, что в обеих группах коренных народов участники исследования не приписывали эмоции лицам так, как это делают жители Запада.

    Это было не просто лицо страха. Показав улыбающееся лицо, только небольшой процент тробрианцев заявили, что это лицо было счастливым. Около половины тех, кого попросили описать это своими словами, назвали это «смехом»: словом, имеющим отношение к действию, а не к чувству. И некоторые описали улыбающееся лицо как проявление «магии притяжения», эмоции, уникально идентифицируемой Тробрианом, которую Кривелли описывает как «восхищенное очарование» или ощущение положительного воздействия магии.

    Гендрон обнаружил аналогичные реакции при изучении других групп коренного населения — народа химба в Намибии и хадза в Танзании. Обе группы, когда их просили описать выражение лица своими словами, обычно не описывали выражение как «счастливое» или «грустное». Вместо этого они могли бы сосредоточиться на действиях людей на фотографиях (описывая их как смеющихся или плачущих) или экстраполировать причины выражений («Кто-то умер»).

    Когда другие интерпретируют наши выражения лица, они могут определить эмоцию, которую мы на самом деле не чувствуем (Источник: Getty Images)

    Другими словами, ни один исследователь не обнаружил доказательств того, что стоит за выражением лица, в том числе отражает ли выражение самые сокровенные моменты. эмоция вообще — это врожденное или универсальное понимание.

    Что еще более усложняет ситуацию, даже когда другие интерпретируют выражение нашего лица как выражение определенного чувства, они могут точно определить эмоцию, которую мы на самом деле не испытываем.

    В результате анализа около 50 исследований за 2017 год исследователи обнаружили, что лишь небольшая часть лиц людей отражает их настоящие чувства. По словам соавтора Райнера Райзензайна, было одно сильное исключение: веселье, которое почти всегда приводило к улыбке или смеху.

    Reisenzein не решается интерпретировать значение этих результатов.«Я один из тех старомодных ученых, которые просто проводят исследования», — шутит он. Однако он считает, что у нас есть веские эволюционные причины не раскрывать свои внутренние состояния другим людям: «Это ставит нас в невыгодное положение».

    С точки зрения эволюции, раскрытие нашего внутреннего состояния другим людям может поставить нас в невыгодное положение (Источник: Getty Images)

    Если наши выражения на самом деле не отражают наши чувства, это чревато огромными последствиями.

    Один из них — в области искусственного интеллекта (ИИ), в частности робототехники.«Многие люди тренируют свой искусственный интеллект и своих социальных роботов, используя эти классические« плакатные »лица, — говорит Фридлунд. Но если кто-то, хмуро глядя на робота, сигнализирует о чем-то отличном от простого несчастья, ИИ может ответить ему неправильно.

    «Невозможно предсказать, как робот будет реагировать, когда увидит смайлик, надутое лицо или рычание», — отмечает Фридлунд. «Вы должны иметь какое-то представление о роли человека по отношению к вам, а также о вашей совместной истории, прежде чем понимать, что означает это лицо.Фридлунд, консультирующий компании, занимающиеся разработкой искусственного интеллекта, считает, что искусственный интеллект, наученный использовать контекстные подсказки, будет более эффективным.

    Однако для большинства из нас новое исследование может иметь наибольшее влияние на то, как мы интерпретируем социальные взаимодействия. Оказывается, мы могли бы лучше общаться, если бы видели лица не как отражающие скрытые эмоции, а скорее как активные, пытающиеся с нами поговорить.

    Некоторые исследователи утверждают, что люди должны читать лица не как выражение самых сокровенных чувств, а как указание на то, как кто-то хочет, чтобы происходило взаимодействие (Источник: Getty Images)

    Люди должны читать лица, «как дорожные знаки», — говорит Фридлунд.«Это как стрелка на железнодорожном пути: мы идем сюда или идем туда в разговоре?» Этот хмурый взгляд на лице вашего друга может не быть гневом; возможно, она просто хочет, чтобы вы согласились с ее точкой зрения. Надутая голова вашего сына не обязательно отражает печаль; он может просто захотеть, чтобы вы посочувствовали или защитили его от неудобной ситуации.

    Возьмите смех, говорит Уоллер: «Когда вы смеетесь, и то, как вы смеетесь, в социальном взаимодействии имеет решающее значение». Несоответствующий смех может не показать вашу внутреннюю радость от происходящего, но он может показать, что вы не уделяете пристального внимания разговору, или даже может сигнализировать о враждебности.

    Для Кривелли наши лица могут быть даже более расчетливыми. Он сравнивает нас с кукловодами, с такими выражениями, как «невидимые провода или веревки, которые вы пытаетесь использовать, чтобы манипулировать другим».

    И, конечно же, этот другой человек манипулирует нами в ответ. В конце концов, мы социальные существа.

    Присоединяйтесь к 800000+ будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter .

    Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную новостную рассылку bbc.com под названием «Если вы прочитаете только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Capital и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

    Анализ мимики | Секция анализа биомедицинских изображений (SBIA)

    Анализ выражения лица при психоневрологических расстройствах


    Выражение лица позволяет увидеть аффективное состояние, познавательную активность, темперамент и, возможно, личность и психопатологию человека.С ростом использования мимики в клинических исследованиях психоневрологических расстройств, влияющих на восприятие и выражение эмоций, распознавание аффектов оказалось более податливым для количественных исследований, в то время как трудности с количественной оценкой выражений стали серьезным препятствием для прогресса в исследованиях в этой области. Поскольку в настоящее время врачи полагаются на чисто ручные и обычно субъективные методы оценки выражений, клинические исследования шизофрении и аффективных расстройств были сосредоточены на возможностях восприятия и распознавания пациентов по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, а не на том, как пациенты выражают эмоции. в отличие от здорового контроля.Основная цель этого проекта — разработка объективных автоматизированных методов количественной оценки выражений на основе данных 2D и 3D изображений.

    Конкретные цели проекта:

    1. Разработать компьютерный метод с использованием 2D-изображений лица и лиц, смоделированных как 3D-поверхности, для количественной оценки изменений в выражении лица (а) между различной интенсивностью одной и той же эмоции и (б) у людей, выражающих одинаковые или разные эмоции .Мы используем преобразования формы большого размера, чтобы связать различные состояния выражения.
    Смещение выражения лица от нейтрального к счастливому. Два левых изображения — это нейтральные (а) и счастливые (б) изображения лиц. Поле смещения выражения (c) характеризует движение областей лица с помощью векторов. (d) представляет собой количественную оценку этого поля смещения и представляет собой пространственный профиль расширения и сжатия лицевых областей как части изменения выражения.
    1. Разработать полностью автоматизированный метод количественной оценки выражения с использованием видеопоследовательностей лица, выражение лица которого изменяется.Мы объединим пространственную информацию с внутренней временной информацией видео , чтобы определить структуру для точного и непрерывного отслеживания и количественной оценки изменения выражения. Мы предполагаем, что количественная оценка выражения, обеспечиваемая этим полным пространственно-временным анализом выражения лица, будет более всеобъемлющей и отличительной, чем сравнение двух или трех различных состояний. Мы используем комбинацию геометрических и текстурных функций для моделирования лица, которое затем отслеживается с помощью видео.Получаем вероятностный профиль изменения различных выражений.

    1. Для всесторонней валидации этих методов и проверки их применимости в клинических исследованиях. В частности, мы предлагаем:
    • Для проверки методов по установленным в настоящее время клиническим шкалам оценки экспрессии.
    • Чтобы различать пациентов, у которых клинически диагностирован «плоский» или «несоответствующий» аффект, и здоровых людей из контрольной группы, а также проверять наши результаты на основании клинически установленных результатов.
    • Изучить способность нашего метода получать количественные показатели, выходящие за рамки того, что в настоящее время возможно с помощью клинически установленных методик, с акцентом на обнаружение тонких аффективных аномалий, которые, как ожидается, будут характеризовать и отличать здоровых людей от представителей популяций «высокого риска» (например, как члены семьи пациентов). Эти меры потенциально могут служить эндофенотипическими маркерами для генетических исследований

    В настоящее время мы используем разнообразные методы для включения информации из различных траекторий экспрессии, созданной из видео, для определения групповых различий между пациентами и контрольной группой.

    1. Рагини Верма, Христос Давацикос, Джеймс Лоугхед, Тим Индерсмиттен, Ранлианг Ху, Кристиан Колер, Ракель Э. Гур и Рубен С. Гур, «Количественная оценка выражений лица с использованием многомерных преобразований форм», Журнал методов неврологии, том 141 , Выпуск 1, январь 2005 г.
    2. C.G. Kohler, E.A. Мартин, Н. Столар, Ф. С. Барретт, Р. Верма, К. Брензингер, В. Билкер, Р. Э. Гур и Р. К. Гур, «Статические постановочные и вызванные выражения эмоций на лице при шизофрении», Schizophrenia Research , в печати, 2008.
    3. Пэн Ван, Кристиан Колер, Элизабет Мартин, Нил Столар, Рагини Верма, «Анализ эмоциональных нарушений при шизофрении на основе обучения», Семинар компьютерного общества IEEE по математическим методам в биомедицинском анализе изображений (MMBIA), Анкоридж, Аляска, июнь 27 — 28, 2008.
    4. П. Ван, Ф. Барретт, Э. Мартин, М. Миланова, Р. Э. Гур, Р. К. Гур, К. Колер и Рагини Верма, «Автоматизированный видеоанализ выражения лица нервно-психических расстройств», Journal of Neuroscience Методы , 168 (1): 224-238, февраль 2008 г.
    5. Peng Wang, Fred Barrett, Christian Kohler, Raquel E. Gur, Ruben C. Gur, Ragini Verma: «Количественная оценка аномалий выражения лица при шизофрении» Конференция IEEE по компьютерному зрению и распознаванию образов (CVPR) июнь 2007 г.
    6. Кристиан Г. Колер, Элизабет А. Мартин, Марина Милонова, Пэн Ван, Рагини Верма, Коллин М. Брензингер, Уоррен Билкер, Ракель Э. Гур, Рубен С. Гур: «Динамические вызванные выражения эмоций на лице при шизофрении» Шизофрения Research , 30-39, Vol.105, № 1-3, 2008
    7. Кристофер Альвино, Кристиан Колер, Фредерик Барретт, Ракель Э. Гур, Рубен К. Гур, Рагини Верма: «Компьютерное измерение выражения эмоций на лице при шизофрении» Журнал методов нейробиологии , 350-361, Vol. 163, № 2, 2007 г.
    8. Jihun Hamm, Christian G. Kohler, Ruben C Gur, Ragini Verma: «Автоматизированная система кодирования действий лица для динамического анализа мимики при психоневрологических расстройствах». J Neurosci Methods .2011 15 сентября; 200 (2): 237-56. Epub 2011 29 июня,

    Закрыть


    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *