Душа определение в философии: Душа — это… Что такое Душа?

Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail.ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

Философия разума, тела и души — Философия разума, тела и души Душа, ум и тело — это три важных и

Философия разума, тела и души

Душа, ум и тело — это три важных и основных предмета, которые

изучаются при обсуждении философии человека. Понимание отношений

между душой и телом всегда вызывало беспокойство у философов.

Существование души и оправдание ума как отдельной сущности из мозга

никогда не понимается полностью. Связь ума с телом, т. Е. Как ум

контролирует тело и как изменения в теле влияют на ум, всегда были

главной проблемой в изучении философии разума. Философия разума —

сложный вопрос. Некоторые из функций ума работают независимо от тела.

Но другие работают в сотрудничестве с телом. Философы провели

множество исследований, чтобы понять реальную роль и существование

ума, который включает в себя, если ум является физической или

нефизической материей, если это часть тела или души? И другие подобные

проблемы. Дуализм дает хорошее объяснение всем этим проблемам. Хотя

есть возражения против этого. Но он затрагивает все вопросы

самостоятельной работы ума и тела.

Человеческая природа в свою очередь является сложным субъектом, и

трудно понять полное знание философских объяснений людей … Декарт

верил, что ум взаимодействует с мозгом. Хотя он считал ум духовным и

несущественным, а мозг — пространственным. В этой статье обсуждается,

почему человеческая природа и люди имеют проблематичные философские

объяснения и как отношения между разумом и телом делают его сложным

и трудным для понимания.

Философия ума дает современный взгляд на сущность человека или душу.

Современные взгляды принимают душу как независимую сущность.

Главная проблема современного подхода заключается в том, чтобы понять

взаимосвязь между физической работой мозга и состояниями ума. Мой

теоретический взгляд на указанную проблему был бы дуализмом. Согласно

которому ум является нефизической сущностью и может существовать

отдельно от тела.

В этом эссе вначале я объясню феноменальные особенности человеческого

опыта, которые отличает их от других живых существ. Сила интеллекта и

сознания создает такие особенности. Затем в свете теорий и философий,

представленных такими известными философами, как Аристотель и

Стоит ли возвращать душу философии — Сноб

Философ и предприниматель Дмитрий Волков — о том, как наука ищет в человеке что-то бессмертное

«Когда я начинал заниматься философией, не больше одного процента коллег разделяли убеждение о существовании души. Все остальные были материалистами. Cпустя 50 лет работы нас стало целых два процента», — с иронией замечает Ричард Суинберн, оксфордский профессор философии. Мы удобно расположились на скамейке в летнем саду дворца Сан-Антуан, резиденции президента Мальты. Только что закончился прием у президента и церемония открытия летней философской школы, на которую собрались два десятка философов из России, Великобритании, США. Суинберн возглавляет эту школу. «А почему, вы думаете, сторонников существования души так мало? Почему преобладает материалистическая точка зрения?» Суинберн улыбается: «Душа вышла из моды. Наука без нее прекрасно обходится». Киваю. Я знал ответ заранее.

Мир подчиняется физическим законам, он на удивление регулярен. Поэтому многие явления уже можно объяснить. А остальные, вероятно, станут объяснимы в процессе развития науки. Даже поведение и мышление человека не являются исключением. Прошла эра чудес. Теперь «чудеса» делаем сами. Конечно, периодически всплывают сенсационные заявления: сбываются древние предсказания, экстрасенсы демонстрируют исцеленных пациентов, кто-то рассказывает о путешествиях вне тела, случаях телекинеза или телепатии. Но эти «сенсации» раскапываются в основном желтой прессой, не заботящейся о репутации и достоверности. У таких заявлений доказательств нет. Поэтому гранты, обещанные людям, показавшим в лаборатории сверхъестественные способности, остаются невостребованными. В этих условиях трудно обосновывать существование души. «Ричард, а на чем основаны ваши убеждения?»

Суинберн отличается от большинства философов еще и тем, что он теолог и верующий христианин. Да еще и православный. Среди аналитических философов это уникальное сочетание. Но он утверждает, что его аргументы в пользу существования души независимы от теологических взглядов. «Моя позиция рациональна. Она основана на гипотетическом случае деления мозга. Эта ситуация ведет в тупик все альтернативные подходы к пониманию сущности человека. И только допущение существования души может разрешить головоломку». Случай, на который ссылается Суинберн, действительно часто обсуждается в современной философии. И многих он ставит в тупик. Речь вот о чем.

В мысленном эксперименте философы предлагают вообразить ситуацию, в которой каждое из двух полушарий мозга исходной здоровой личности пересаживаются в пустые головы двух доноров. Полушария соединяются со спинным мозгом и другими нервными волокнами так, чтобы обеспечить нормальное функционирование двух людей. Учитывая, что когнитивные функции в основном дублируются и каждое полушарие способно переживать сознательные состояния, в результате операции должны получиться два здоровых человека. Предположим, что операция прошла успешно. В каком из тел продолжится жизнь исходной личности? Не совсем понятно, как это определить. Суинберн считает, что головоломка разрешима, только если существует душа.

«Оба новых человека, — говорит он, — не будут принципиально отличаться от исходной личности. Они будут иметь те же воспоминания, характер и способности, что и исходная личность. Таким образом, большинство современных научных и философских теорий не смогут их различить. Это будет означать, что жизнь исходного человека продолжится в обоих телах. Но очевидно, что личность не может раздвоится: она будет либо в одном теле, либо в другом. Нельзя быть одновременно и там, и здесь. Единственным способом различения является душа. Тот человек, который унаследует душу исходной личности, будет продолжать ее жизнь, а другой — нет». Я возражаю: «Но Ричард, даже вы не сможете в этой ситуации определить, кто из них кто. Эти два человека будут совершенно неразличимы психологически. Они оба будут уверены, что являются исходной личностью. Как тогда быть?» — «Есть факты, которые навсегда останутся неизвестными, но это не говорит о метафизической неопределенности. Просто наши способности к познанию ограничены».

Точка зрения Суинберна экстравагантна. Впрочем, при этом она не самая радикальная. Некоторые философы, например, считают, что у человека в исходном состоянии две личности и в результате разделения мозга они просто получают два тела. Я, однако, не согласен. Скорее всего, в исходной ситуации личность все-таки одна, а после разделения мозга — две. И, по моему мнению, они обе в равной степени продолжают жизнь исходной личности. Да, это чревато некоторыми потенциальными конфликтами: у кого-то таким образом могут оказаться два мужа или две жены, два отца или два сына, но некоторым образом эти ситуации нам уже знакомы. А к тому времени, когда медицина позволит делать подобные операции, мы еще наберемся опыта. Это значит, что у философии все-таки нет достаточных оснований для возвращения души.

19. Понятие сознания, души и духа.

Человек владеет прекрасным даром . Наше сознание является способностью понимать окружающий мир, процессы, происходящие в нем, свои мысли и действия, свое отношение к внешнему миру и к самому себе.

Одни отстаивают мысль о первичности сознания по отношению к материи, рассматривая сознание как крохотную искру величественного пламени божественного разума. Другие верят тому, что мир есть движущаяся материя, сознание является функцией мозга человека, а душа — это выдумка идеалистов и богословов. Однако, по представлениям гениальных и талантливых философов (во всяком случае их подавляющего большинства) всех времен и народов, человек обладает душой.

Можно сказать, нисколько не отступая от истины, что отношением к понятию о душе определялся общий характер любого философского учения: никто из великих мыслителей не обошел этой проблемы в своих исканиях — будь то психологических, нравственных, эстетических, гносеологических проблем.

И. Кант в своей лекции о душе выдвигает следующий тезис:

«Душа представляет собой простую субстанцию. Хорошо, но означает ли это, что она занимает место в пространстве? Если да, то душа материальна, и тогда должна открыться возможность ее измерить. Вы можете себе представить 1 кубический дюйм души? И скажите, в каком месте тела человека находится его душа? Значит ли это, что души бестелесны? Может быть, у них особые, органические тела? Как иначе они могли бы присутствовать и действовать во Вселенной? Ведь существует же сила магнетизма, материальная, но невидимая. Пока напрашивается только один вывод: у души есть внутренняя природа, известная нам из факта сознания, что касается внешней ее природы, то об этом мы ничего не знаем.

Еще проблема. Сохраняет ли душа свое бытие после смерти тела? Весьма вероятно» [3]

Другое дело — как понимать феномен души? В рамках учебника мы не можем вдаваться в тонкости этой проблемы, а ограничимся утверждением, что, анализируя психику, сознание, мы, по существу, анализируем феномен души, тем самым продолжая традицию всей истории философско-психологической мысли.

Душа приобретает форму индивидуального субъекта. Но эта субъективность выступает как обособленность природной определенности характера, темперамента, таланта или тупости, смекалки, воли, словом, духовной физиономии человека. Индивидуальные души отличаются друг от друга. Это бесконечное множество модификаций. От природных данных души ребенка следует отличать то, чем стал человек благодаря своей деятельности, а также благодаря воспитанию и образованию. Природные данные — это скорее возможности, дающие лишь направление нашего развития. Душа совершенствуется, обретая духовную силу и объем. Каждый обладает такой душой, которая свойственна именно данному конкретному человеку, являя собой нечто совершенно уникальное. Это связано и с природной данностью, и с воспитанием, которое получает человек на стадии детства в семье, школе и в обществе, в жизни среди своего народа, а также приобщаясь к общечеловеческим ценностям культуры.

Итак, душа каждого человека — сугубо индивидуальный феномен, она составляет и выражает собой уникальные особенности данной личности. В этом выражается духовная определенность каждой индивидуальности.

Сознание — одна из форм проявления нашей души, при этом очень существенная форма, преисполненная глубокого содержания. В жизни мы часто употребляем эти понятия как синонимы. Однако понятие «душа» шире понятия «сознание». Например, чувства — это состояние души. Их нельзя отождествлять с сознанием. Как синоним понятия «душа» мы можем употреблять понятие «психика».

Сознание — это высшая, свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека.

Мировая Душа | Философский словарь

— единая внутренняя природа мира, мыслимая как живое существо, обладающее стремлениями, представлениями и чувствами….

— единая внутренняя природа мира, мыслимая как живое существо, обладающее стремлениями, представлениями и чувствами. Многие философские учения, выводившие единство мира из вечной области бытия идеального или умопостигаемого, признавали, однако, и живущую во всех явлениях мировую душу, как подчиненное начало, воспринимающее и осуществляющее в чувственной области и во временном процессе высшее идеальное единство, вечно пребывающее в абсолютном начале. Такой взгляд на мировую душу был изложен в “Тимее” Платона и затем стал одним из основных пунктов в философии Плотина и новоплатоников. Так как здесь мировая душа обозначается как третья начальная ипостась всего существующего (? ????? ?????? ?????????), ?? некоторые церковные писатели (особенно Ориген и его последователи) ошибочно отожествляли ее с третьим лицом Св. Троицы. Исчезнувшая в период схоластики, идея мировой души выступает на первый план у платоников эпохи Возрождения и начала новых времен, а в новейшее время – в философских стихотворениях Гете и в некоторых сочинениях Шеллинга. С другой стороны, метафизика слепой воли у Шопенгауэра и бессознательного мирового творчества у Гартмана удаляется от платонизма в сторону того еще более древнего взгляда на мировую душу, который вдохновлял философские и мистические умы Индии. По этому взгляду, безотчетно действующая и творящая мировая душа есть самостоятельная и единственная сущность вселенной, не предполагающая выше себя другого абсолютного и идеального начала. К подобному взгляду, независимо от чисто-метафизических умозрений, приходит логически всякий натуралистический монизм. Признавая реальное единство всего существующего, необходимо признать причину этого единства как действительную сущность. И если частичные элементы вселенной (атомы) должны быть сведены к динамическому определению (центры движущихся сил), которое в свою очередь исчерпывается психическими признаками стремления и представления, то необходимо допустить, что и существенное единство этих сил также имеет психическую природу, или есть мировая душа, как к этому должен был прийти, между прочим, известный натуралист и дарвинист Геккель. Но идея мировой души, как безусловно самостоятельной и единственной сущности всего, встречает непреодолимую трудность в факте целесообразного и планомерного мирового процесса, постепенно осуществляющего во времени нечто такое, что не дано реально в начале. При допущении мировой души как единственного первоначала, такой процесс являлся бы постоянным произведением чего-то безусловно нового или непрерывным творением из ничего, то есть чистым чудом.

Вл. С.

Есть ли у меня душа?

Ученик Сократа, пытается доказать существование души с помощью разума. Что значит быть живым существом? В отличие от неживого? Как узнать, живо что-то или нет?

Движение

Если мы хотим определить, живо что-то или нет, мы обычно проверяем признаки? Причина, по которой мы это делаем, заключается в том, что жизнь как-то связана с движением. Для Платона движение определяет живое.

Но даже неживое движется? В чем разница?

Основной источник движения неживого существа является внешним по отношению к движущемуся существу, поскольку живое существо движется само (самодвижение).Следовательно, принцип движения живого существа является внутренним. «Живые существа обладают внутренним принципом движения». Что такое внутренний принцип?

Подумайте, что общего у живых существ с неживыми? Ответ — материя. Химик мог бы сказать нам, что наши тела состоят из кислорода, углерода, водорода, азота и т. д. Но является ли вещь живой благодаря своей материи? Явно нет. Если бы вещь была живой благодаря своей материи, то все материальные вещи были бы живыми.Но это явно не так.

Материя инертна (неактивна, пассивна). Таким образом, вещь жива благодаря принципу нематерии или нематериальности, и именно это Платон называет душой.

«Самодвижение как раз и есть сущность и определение души. Тело, имеющее внешний источник движения, бездушно, но тело, движимое изнутри, живо или одушевлено, из чего следует, что природа души — это то, что мы сказали» — Платон

*одушевленный означает «наделенный душой».

Нематериальность Интеллекта – Душа – это разумная душа – Платон

Греческое слово для души – «psyche», которое часто переводится как «разум». Объект интеллекта есть сущность вещей. Понятия в том виде, в каком они существуют в нашем уме, универсальны, поэтому они нематериальны.

Материальная вещь не может быть приемником нематериальной формы, скорее материальная вещь, как гончарная глина, получает материальную форму (отпечаток). Форма, полученная материей, индивидуализирована и подвержена изменению.

Но разум получает формы или постигает идеи, которые едины, неизменны и универсальны. Таким образом, ум нематериален. Душа человека есть разумная душа, способная постигать природу вещей.

Как говорит Платон: «Душа подобна вечным идеям, которые являются надлежащим объектом всех ее вниманий»

Дуализм Платона — Для Платона он рассматривал отношения между телом и душой как две субстанции. Тело — тюрьма души.

Форма души: что мистический опыт говорит нам о нас самих и реальности

. . . настоятельно рекомендуемый и вдохновленный, добросовестный, ученый и смелый проявление силы.
Paradigm Explorer, Journal of the Scientific and Medical Network

Исключительно хорошо написанная, организованная и изложенная книга «Форма души» улучшена для научных кругов благодаря включению пятидесяти двух страниц примечаний, шести страница Избранная библиография и указатель на двадцать четыре страницы.
Midwest Book Review

Маршалл приводит веские доводы в пользу серьезного отношения к мистическому опыту как к теме философии религии. . . его книга [представляет] интерес для ученых, которые согласны с тем, что мистицизм — это настоящее, часто игнорируемое, а для некоторых изменившее жизнь свойство. Поскольку значительная часть людей испытывает мистическое измерение реальности, следует приветствовать конструктивную ученость, подобную той, что проводила Маршалл.
Чтение религии

Четыре звезды: текст изобилует подробным анализом богатой традиции недуалистического мышления и идеализма и сопровождается подробными примечаниями, обширной библиографией и указателем.Важный вклад в забытую и немодную область человеческого опыта.
Fortean Times

Пол собирает удивительный набор данных из разных дисциплин, чтобы защитить тезис о том, что люди имеют доступ к конечной природе реальности через мистический опыт. . . . Книга Маршалла представляет собой демонстрацию силы метода, основанного на мистическом откровении реальности и методах, которые могут ее вызвать.


Journal Of Parapsychology

В большей степени, чем любая из недавних книг, пытающихся интегрировать современную науку и духовность, «Форма души» идет дальше, освещая рациональный, естественный путь вперед в понимании природы человечества. существование и, в особенности, реальность человеческой души.Маршалл демонстрирует необычайную глубину знаний обо всех видах человеческого опыта, включая проницательный анализ того, как современная квантовая физика и теория относительности могут быть более полно интегрированы в всеобъемлющее мировоззрение. Его революционный опус, «зачаровывающий мир заново» через монадологию Лейбница, разъясняет фундаментальную природу сознания, да и самой реальности, и является важным чтением для любого истинного искателя.
Эбен Александер, доктор медицинских наук, нейрохирург, автор книги «Доказательство небес» и «Жизнь в разумной вселенной»

Пол Маршалл приглашает нас отправиться в невероятное приключение самопознания.Он формулирует видение потенциального «я», которым мы все являемся, видение самих себя, преобразованных в гармонии друг с другом и, что особенно важно, с миром природы. Настоятельно рекомендуется.
Майкл Гроссо, независимый ученый и автор книги «Человек, который умел летать: святой Иосиф из Копертино и тайна левитации»

мир отдельных самостей, но все они тесно взаимосвязаны в космическом единстве, которое является нашим божественным я.
Ральф В. Худ мл., профессор психологии, и Лерой А. Мартин, заслуженный профессор религиоведения Университета Теннесси в Чаттануге

современной цивилизации, и мы отчаянно нуждаемся в расширенной концепции природы, которая могла бы преодолеть современное отчуждение между наукой и духовностью. В этой прекрасно написанной книге Пол Маршалл обращается к этой потребности, используя как необычные знания о мировых религиозных и мистических традициях, основанные непосредственно на его собственном мистическом опыте, так и глубокое понимание соответствующих достижений в современной физике.Выдающийся вклад.
Эдвард Ф. Келли, профессор отдела исследований восприятия Университета Вирджинии и соредактор книги Beyond Physicalism: Toward Reconciliation of Science and Spirituality

«Форма души» исследует практическое послание мистического опыта: ключи не только к тому, кто мы есть, но и к природе реальности и тому, как мы вписываемся в нее. Маршалл показывает нам, как почитание нашего мистического потенциала поднимает нас от добровольного отчуждения от мира и наполняет нашу жизнь смыслом и глубиной.Эта книга поможет вам вернуться к тому, кто вы есть на самом деле.
Брюс Грейсон, доктор медицинских наук, заслуженный профессор психиатрии и нейроповеденческих наук Университета Вирджинии

Моя душа — это не я: Фома Аквинский о человеческой природе и загробной жизни — Центр христианской мысли Университета Биола / The Table

«Выходит, что общая теория Аквината о душах имеет солидную эмпирическую поддержку».

Как я уже говорил, биологи и сегодня придерживаются той же точки зрения.О душах, конечно, не говорят. Но они много говорят о структурах живых существ и о жизненных способностях, возникающих на разных уровнях организации. Так что получается, что общая теория Аквината о душах имеет солидную эмпирическую поддержку. Во всяком случае, большая часть того, что он говорит о душах, основана на эмпирических наблюдениях, а не на интроспективных данных, касающихся сознания или свободы воли. Несомненно, Аквинский думает, что люди одновременно сознательны и свободны, потому что у нас есть особый тип душ.Но мышление и принятие решений — это лишь два из многих жизненно важных видов деятельности, которыми мы можем заниматься благодаря особому способу строения наших физических частей. Итак, наличие души не имеет прямого отношения к сознанию или свободе. Несмотря на это…

Утверждение № 3: Мышление — это не

просто деятельность мозга, и оно может происходить независимо от активности мозга.

Мышление — это не просто активность мозга, и оно может происходить независимо от активности мозга. Рациональная деятельность — мышление, рассуждение, принятие решений и т. д.— в этом отношении уникальны для Фомы Аквинского. Когда дело доходит до большинства жизненно важных действий, Аквинский сказал бы, что как только у вас будет вся история о всех различных частях тела и процессах, которые они затрагивают, вы будете знать все, что нужно знать о них. Некоторые жизненно важные действия — например, переваривание пищи — могут оказаться чрезвычайно сложными. Но, в принципе, естественные науки, работая вместе, могли бы дать вам исчерпывающий отчет о том, как они происходят, указав как необходимые, так и достаточные условия для их возникновения.

Не так с рациональной деятельностью. Фома Аквинский приводил для этого разные причины. Однако лучший из них можно объяснить следующим образом. 2  Рациональная деятельность должна быть определенно о том или ином. Например, если я занимаюсь геометрией, мне нужно уметь думать 90 121 о 90 122 треугольниках, и ничего больше. Если я занимаюсь логикой, мне нужно уметь рассуждать в modus ponens , а не в какой-то другой недопустимой форме аргумента. Но ничто телесное или физическое не есть определенно о чем-либо еще таким образом.Определенно, физические объекты могут иметь свойство «направленности» или «направленности», к которому я здесь подхожу — то, что философы называют интенциональностью. Но сами по себе они всегда неопределенны между несколькими разными объектами. Философ Людвиг Витгенштейн услужливо иллюстрирует это положение в отрывке из книги « Философских исследований :

». Укажите на лист бумаги. — А теперь укажите на его форму — то на его цвет, то на его номер (это звучит странно).— Как вы это сделали? — Вы скажете, что каждый раз «имели в виду» разные вещи. И если я спрошу, как это делается, вы скажете, что сосредоточили свое внимание на цвете, форме и т. д. Но я снова спрошу: как делается , что ? 3

Идея Витгенштейна состоит в том, что физический акт указания — скажем, вытягивания указательного пальца — действительно может быть направлен на или на что-то другое: на лист бумаги, форму, цвет и т. д. Но само по себе неопределенно, о каких из этих предметов идет речь или на что направлен физический акт.То же самое обязательно верно, сказал бы Аквинский, для любого физического акта, включая мозговую активность.

«По мнению Фомы Аквинского, наличие моей конкретной физической отправной точки необходимо для того, чтобы сделать меня тем, кто я есть».

Фома Аквинский определенно считал мозговую деятельность естественно необходимым условием возникновения мысли в том смысле, что в соответствии с естественными законами, открытыми нашей лучшей наукой, мысль зависит от мозговой деятельности (он признавал, что черепно-мозговая травма или опьянение обычно нарушать способность мыслить).Тем не менее, по причинам, подобным только что приведенным мною, он не думал, что какое-либо естественнонаучное объяснение может дать достаточные условия для мышления. И это оставило открытой метафизическую возможность мышления, происходящего отдельно от его естественно необходимых условий, таких как деятельность мозга. Именно это, по мысли Фомы Аквинского, происходит в случае с душами, отделенными от своих тел; Бог дает необходимую «пищу для размышлений», которую обычно обеспечивает наш сенсорный аппарат, включая наш мозг.Хорошо, что наши души способны выжить и отдельно от наших тел, поскольку Фома Аквинский тоже думал, что…

Утверждение № 4: Если наши души не выживут между нашей смертью и воскресением, даже Бог не сможет воскресить нас из мертвых.

Если наши души не выживут между нашей смертью и воскресением, даже Бог не сможет воскресить нас из мертвых. 4  Сначала: Аквинский неужели думал, что Бог всемогущ. Но всемогущество не означает способность совершать логически противоречивые действия, такие как создание круглых квадратов или окрашивание стен в белый и черный цвет одновременно.И Фома Аквинский считал, что идея о том, что телесная сущность, такая как человеческое существо, прекращает свое существование, а затем возвращается к существованию в будущем, включает в себя своего рода логическое противоречие в этом направлении. Вот почему.

Вспомните, как я сравнивал человеческие души с планом, объясняющим, как структурировать кучу физических вещей с точки зрения человека. В каком-то смысле у каждого из нас один и тот же план. Каждый из нас устроен по-человечески, а не по-дереву или по-беличьи. Но каждый из нас также является уникальной личностью.То, что делает меня уникальным человеком, которым я являюсь, по мнению Аквината, — это особая физическая материя, которая структурируется по-человечески в каждом из наших случаев, когда мы рождаемся. Это начинается с конкретных физических битов, которые я сделал, что делает меня меня . Впоследствии, конечно, мои биты приходят и уходят. Я остаюсь собой, потому что одна и та же всеобъемлющая структура — та же самая душа — все время остается на месте, сохраняя мою уникальную идентичность. Но, по мнению Фомы Аквинского, наличие моей особой физической отправной точки необходимо для того, чтобы сделать меня тем, кто я есть.И это вполне правдоподобная точка зрения, если подумать. Могли ли у вас быть другие родители, чем у вас? Или вы произошли от другого сперматозоида и яйцеклетки? Большинство людей, которым я задавал эти вопросы, говорят, что нет. Но если они правы, то вот результат. Предположим, что-то возникнет в будущем. Он выглядит точно так же, как и перед смертью, утверждает, что у меня есть воспоминания и так далее. Может быть, это я? Что ж, нет — нет, если оно возникло из другого физического материала, чем я при рождении, поскольку моя конкретная физическая отправная точка необходима для моей уникальной идентичности.

«Во многих отношениях точка зрения Аквината имеет больше общего с пересмотренной точкой зрения, предложенной многими современными философами, теологами и учеными».

К счастью, подумал Аквинский, Богу не нужно возвращать нас из мертвых из ничего, потому что наши души были там все это время, сохраняя каждую из наших уникальных личностей в промежутке между смертью и воскресением. Чтобы вернуть нас к жизни, все, что нужно сделать Богу, — это воссоединить эти чертежи с некоторыми физическими вещами, и в результате мы станем людьми.

Преимущества подхода Фомы Аквинского

Утверждение Фомы Аквинского, что наши души после смерти продолжают жить, даже когда нас нет рядом, может показаться несколько парадоксальным. Но это именно его точка зрения, и если она действительно осуществима с философской точки зрения, она дает ему некоторые интересные преимущества по сравнению с двумя позициями, которые я обрисовал выше.

Рассмотрим сначала точку зрения, что Дедушка «живет» после своей смерти как бестелесная душа на небесах. Есть печально известные философские трудности, связанные с утверждением, что человеческие личности на самом деле являются нефизическими душами.Например, как такие нефизические души должны взаимодействовать с физическими телами? Однако, даже если предположить, что такие трудности могут быть решены (и читатели, заинтересованные в том, чтобы узнать, как это сделать, должны прочитать сообщение в блоге Александра Прусса на эту тему! Доступный здесь, остается этот вопрос: почему христианская традиция так настаивает на важности телесных воскресение? Если человеческие личности на самом деле вовсе не тела, а скорее нефизические души, способные прекрасно существовать на небесах без тел, то почему возвращение наших тел обратно может быть такой большой проблемой? Иметь тело, в конце концов, часто довольно неудобно.Почему развоплощенные человеческие личности, наслаждающиеся блаженством в присутствии Бога, должны вернуться к воплощенной жизни? У Аквината есть очевидный ответ на этот вопрос. Бестелесные души не являются человеческими личностями. Это всего лишь бывшие части человеческих личностей, которые когда-то были живыми и которые силой Божией вернутся к жизни в последний день.

«К счастью, — подумал Аквинский, — Богу не нужно возвращать нас из мертвых из ничего, потому что наши души все это время были там, сохраняя каждую из наших уникальных личностей в промежутке между смертью и воскресением.

Во многих отношениях точка зрения Аквината имеет больше общего с пересмотренной точкой зрения, предложенной многими современными философами, теологами и учеными. Я заметил, что его теория души коренится в биологических наблюдениях. И Фома Аквинский придает гораздо большее значение телесному воскресению, чем бессмертию души. Тем не менее тот факт, что описание загробной жизни Аквинского включает в себя души, сохраняющиеся после нашей смерти, может дать ему некоторые преимущества по сравнению с взглядами, предложенными некоторыми современными учеными.Возможно, наиболее важные из них можно проиллюстрировать, вернувшись к нашему воображаемому диалогу выше. Представьте, что репортер придерживается взглядов группы современных ученых, о которых я говорил, и вдобавок еще менее чувствителен, чем я его уже изобразил. Он решает исправить спортсмена:

Репортер : Слушай, малыш, ты обманываешь себя. Твой дедушка не на небесах или где-то еще. Он мертв. Его не существует. Может быть, он снова будет существовать в будущем, если Бог воскресит его из мертвых.Но уж точно не знает о ваших успехах в этих играх (с чем, впрочем, поздравляю!).
Спортсмен : (Ошеломленная тишина, граничащая со слезами…)

Хорошо. Я не утверждаю, что кто-то будет настолько бесчувственным, чтобы говорить подобные вещи любому скорбящему родственнику, профессиональному спортсмену или нет. Но я считаю, что тот, кто поддерживает точку зрения Аквината на загробную жизнь, не обязан этого делать. Правда, Фома Аквинский согласился бы, что Дедушка умер, и его нет ни на небесах, ни где-либо еще.Его не существует. Но его душа знает. И вполне может знать об усилиях олимпийца, вполне может вознести заступническую молитву за внука и так далее. Я предоставлю читателю решать, насколько велико преимущество Аквината в том, что он может предложить такое утешение.

Ссылки

1. Фома Аквинский. Избранные философские сочинения. Выбрано и переведено Тимоти Макдермоттом (Oxford: Oxford University Press, 1993), 192. Некоторые ученые считают, что, несмотря на утверждения, подобные этому, из комментария Аквинского к Коринфянам, Фома действительно верил, что после того, как человеческие души отделяются от своих тел в момент смерти, они становятся человеческими личностями.Они думают так главным образом потому, что Фома Аквинский приписывает отделенным душам различные личностные характеристики и деятельность; они сознательны и способны наслаждаться совершенным счастьем в присутствии Бога. Но я думаю, что все это показывает, что, по мнению Аквината, некоторые бывшие части людей — отдельные души — способны к сознательной деятельности. Что в основном убеждает меня в правильности этой точки зрения, так это яростное отрицание Аквинатом того, что Христос был человеком во время Триденствия, хотя душа Христа в этот период оставалась соединенной со своей божественной природой.

2. Я даю в высшей степени импрессионистическую интерпретацию аргумента Аквината в пользу нематериальности интеллекта в первой части Summa theologiae , вопрос 75, статья 5 (среди прочих мест). Преимущество рендеринга, который я даю, заключается в том, что я думаю, что это действительно хороший аргумент. Недостатком является то, что потребовалось бы много экзегетической работы, чтобы показать, что сам Фома Аквинский имел в виду нечто подобное этому аргументу. Многие ученые, прочитав собственную версию аргумента Аквинского более прямолинейно, пришли к выводу, что она безнадежно ошибочна.Они могут быть правы, хотя я надеюсь, что они ошибаются!

3. Витгенштейн, Людвиг. Философские исследования . 3-е изд. Перевод Г.Э.М. Anscombe (Нью-Йорк: The Macmillan Company, 1968), 16 e .

4. Строго говоря, насколько мне известно, Фома Аквинский никогда прямо не заявляет, что Бог не может вернуть нас от полного уничтожения (души, тела и всего остального). Но я думаю, что есть много свидетельств того, что это действительно было его мнение по этому вопросу. И если бы спросили, почему он придерживается такого мнения, я думаю, что Аквинский, скорее всего, предложил бы что-то вроде рассказа, который я даю здесь.

Фото: «Апофеоз святого Фомы Аквинского», Франсиско де Сурбаран, 1631 г. (с изменениями)

Тело и душа – томистическая философия Страница

Томистская психология

Аристотелевское/томистическое описание души является неотъемлемой частью натуральной философии. Поэтому он использует понятия материи и формы, потенции и действия. Аристотель определяет душу как акт естественного тела, обладающего способностью к жизни; и как первый акт естественного органического тела.Таким образом, душа является формальной причиной животного, действующей причиной его движений, а также его конечной причиной. Тело не может быть принципом, объясняющим жизнь, так как тело, лишенное жизни, остается телом, но уже не живым. Тело есть материя для души, а душа есть форма или действие для потенции тела. Более того, материя, т. е. составляющие тела, постоянно изменяются, в то время как животное существует. Форма животного или функциональная организация, т. е. организация материальных частей, с помощью которых животное осуществляет свои жизненные функции, остается прежней.Эта форма — душа животного.

Существует иерархия жизненных функций и, следовательно, различных видов душ. Прежде всего, это вегетативная душа, на которую возложены функции питания и размножения. У растений только такая душа. Далее идет чувствительная душа, с помощью которой высшие животные воспринимают окружающую среду и реагируют на нее. Этот вид души у некоторых животных также включает в себя способность к локальному движению. Наконец, есть разумная душа, благодаря которой люди могут использовать речь и иметь абстрактные мысли.Во всех высших родах организмов функции, которые выполнялись низшими родами душ, выполняются высшими. Таким образом, у любого конкретного животного есть только одна душа, даже если оно обладает такими же вегетативными способностями, как и растения. Вегетативные функции, которые выполняет душа растения без чувственных функций, также выполняет чувствительная душа. Точно так же разумная душа есть начало и чувственных, и вегетативных функций человека. Таким образом, существует иерархия душ и жизненных функций, так что высшие души подчиняют себе низшие, но низшие жизненные функции необходимы для того, чтобы были высшие.Высшее никогда не бывает без низшего, а низшее без высшего. Более того, существует взаимодействие между способностями, которые характеризуют высшие и низшие души: лев использует зрение, чтобы найти пищу, и движется к ягненку, которого он высматривает, которого он затем ест и переваривает, чтобы преследовать другую добычу.

Аристотелевский антидуализм

Аристотель, таким образом, противостоит платоническому или картезианскому дуализму. Тело и душа вместе составляют одну субстанцию. Основная проблема, которую Аристотель и Аквинский видят в дуализме, заключается в том, что он не может объяснить, почему душа, если она существенно отличается от тела и превосходит его, должна быть соединена с телом.Однако для Аристотеля и Фомы Аквинского именно на благо души (или, скорее, на благо составного, имеющего свою жизненную деятельность благодаря своей душе) душа соединяется с телом; тело необходимо душе для осуществления всех жизненных способностей, поскольку (почти) все жизненные функции являются функциями тела и души вместе. Чувствительная душа требует тела, так как акты ощущения, например, зрения, требуют телесных органов. Точно так же акт мышления, свойственный только людям, требует ощущения, а ощущение, в свою очередь, требует тела.Таким образом, если люди должны выполнять свои функции, они обязательно должны иметь тело.

Интересно, что Аквинский апеллирует к личному опыту в своем утверждении, что человек не является его душой или его интеллектом, как утверждают Платон и Декарт. Человек не может быть просто разумом без тела

, потому что один и тот же человек сознает и то, что он понимает, и то, что он чувствует. Но без тела нельзя чувствовать, и потому тело должно быть какой-то частью человека.

Summa Theologiae Ia 76, 1.

Если бы человек был просто разумом, по существу не связанным с телом, он бы не переживал напрямую то, что происходит с телом, как он это ясно делает, когда чувствует. Следовательно, человеческая душа есть по существу субстанциальная форма человеческого тела, а тело и душа вместе составляют одну субстанцию.

Нематериальность интеллекта

Тем не менее, Фома Аквинский тоже полагает, что душа человека есть неотъемлемая духовная реальность.Он утверждает, что, поскольку человек способен познавать все телесные природы посредством своего интеллекта, его интеллект не может иметь в себе телесной природы. Наличие в себе телесной природы помешало бы восприятию и, следовательно, познанию любой другой телесной природы, поскольку, по Фоме Аквинскому, человек познает, принимая формы того, что он знает, в свой интеллект. Таким образом, если бы разум имел телесную природу, он не мог бы воспринимать формы этих вещей; но так как он получает эти формы, он лишен какой-либо телесной природы.

Таким образом, интеллектуальный принцип, который мы называем умом или интеллектом, имеет действие, в котором тело не участвует. Только то, что существует само по себе, может действовать само по себе. … Мы должны заключить поэтому, что человеческая душа, называемая интеллектом или умом, есть нечто бестелесное и субстанциальное.

С.Т. Я, 75, 2.

Духовная душа как форма тела

Это создает напряжение для Аквинского.С одной стороны, он полагает, что человеческая душа есть форма тела, принцип, по которому живет тело, и принцип, в силу которого происходят телесные действия, т. е. ощущения. И такая деятельность, будучи непосредственным опытом человека, подразумевает, что человек состоит из тела и души. Тем не менее, у человека также есть деятельность, которая НЕ связана с телом, то есть с интеллектом. (См. Summa Contra Gentiles, II, 56). Таким образом, он считает, что душа существует сама по себе, отдельно от тела. Трудно примирить эти два положения (душа есть форма тела, душа существует сама по себе без нужды в теле), так как всякая другая душа, являющаяся формой тела, НЕ МОЖЕТ существовать без этого тела, т.е.грамм. души животных. (ST Ia, 75, 3) Некоторые обвиняют, что это напряжение настолько велико, что делает описание души Аквината бессвязным.

Ответ Аквината состоит в том, что душа имеет свой собственный акт существования, который она сообщает телу, но что без тела она не является полной субстанцией (поскольку она имеет сущностное отношение к телу). (SCG II, 68) Следовательно, без тела он не может осуществлять свою естественную деятельность. Таким образом, разумная душа может существовать без тела, но ничего не может делать в неестественном для нее состоянии.Таким образом, отделенная душа нуждается в Боге либо для воссоединения ее с телом, либо для наполнения ее знанием, и то, и другое было бы сверхъестественным даром.

Пожалуйста, поддержите страницу томистической философии подарком на любую сумму.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Три части души Платона

 

 

Иногда платоновское разделение психики на три его основных элемента может быть легко неправильно понято.Некоторые, кто читал об этом в первый раз думаю это то же самое что деление Фрейда психики на эго (das Ich), ид (das Es) и суперэго (das Über-Ich), но это не то же самое, что подразделение Фрейда. Другие думают это то же самое, что и старое деление «взрослый-родитель-ребенок», но это не то либо. И это не то же самое, что сознание-подсознание-сверхсознание. разделение.

Отождествление Платоном этих трех различных элементы внутренней жизни человека уникальны и могут быть подтверждены прямое обращение внутрь к собственному опыту самости.

Три элемента психики Платона равны

.
  1. аппетиты, включающие в себя все наши бесчисленные желания различных удовольствий, комфорт, физическое удовлетворение и телесная легкость. Существует так много этих влечений, что Платон не утруждает себя их перечислением, но он отмечает, что они часто могут конфликтовать даже друг с другом. Этот элемент души представлен уродливой черной лошадью на слева.
  2. энергичная, или вспыльчивая, часть, т. е. та часть, которая злится, когда он воспринимает (например) совершаемую несправедливость. это часть из нас, кто любит сталкиваться с большими проблемами и преодолевать их, та часть, которая может закалить себя к невзгодам, и который любит победу, победу, вызов, и честь. (Обратите внимание, что использование Платоном термина «одухотворенный» здесь не то же самое, что «духовный». Он означает «духовный». в том же смысле, в каком мы говорим о резвой лошади, например, тот, у кого много энергии и силы.) Этот элемент души представлен благородной белой лошадью справа.
  3. разум ( nous ), наше сознание, представлен возничим кто ведет (или, по крайней мере, должен вести) лошадей и колесницу. Это та часть нас, которая думает, анализирует, смотрит вперед, рационально взвешивает варианты и пытается оценить, что в целом лучше и правдивее.

Я составил следующую небольшую диаграмму метафор, чтобы помочь Платону сформулировать, что каждый из этих трех элементов является.Например, если бы нам нужно было выбрать какую-то часть тела, чтобы символизировать то, что каждый из этих элементов Платон говорит, что разумная часть души есть подобна голове тела, духовная часть подобна горячей крови в сердце, а аппетитная часть лучше всего представлена ​​животом и гениталиями. (Это метафоры Платона.) Если бы нам пришлось выбрать одну из классических психологов для представления каждой из этих трех частей (это моя метафора, очевидно, не Платона), Карл Юнг мог представить разум, часть который любит рациональность и высшую мудрость; Альфред Адлер (с его акцентом о том, как стремление к власти формирует человеческое поведение) может представлять энергичная часть; и Зигмунд Фрейд (с его утверждением, что принцип удовольствия управляет всем человеческим поведением) может представлять аппетитную часть.Некоторые части этой таблицы принадлежат Платону, и лишь некоторые из них принадлежат мне. Например, понятие соматотипов не возникало до 19 века, поэтому я добавил это, но Платон открыл характерные добродетели и пороки, общие к каждому элементу психики.

Так что я предлагаю эту маленькую диаграмму только как еще одну небольшая помощь в попытке понять, что Платон имел в виду под тремя различными элементы души, которые он описал.

Еще одно распространенное заблуждение: некоторые думают, что Платон полагает, что эти три элемента психики должны быть в баланс друг с другом, т.е.е., каждый из них должен иметь равное право голоса в жизни человека. Но это не так, как это видит Платон. Он думает, возничий должен быть ответственным за всей системы, должен сделать решающие решения о том, когда дать повод каждой лошади и когда сдержать его. Вся система не должна управляться желаниями коней (ни по инерции самой колесницы, кузова), но рациональными решениями возничего.

Наконец, в видении Платона ни одно из лошади хороши или плохи сами по себе. Аппетиты, например, делают отличные слуги, но очень плохие хозяева.

Вот таблица:

Три части души
в Платоновской Республике и Федр

Детали души

Рационал

Энергичный
Тимос» )

Аппетитив

Колесница Деталь

Возничий
Белый лошадь

справа
Черный лошадь

слева

Любовь

Истина/Мудрость
Честь/Победа
Удовольствие/$$

Добродетель

Мудрость
Мужество
Умеренность

Тиски

Гордость/лень
Гнев/зависть
Обжорство/Похоть/Жадность

Соматотип

Эктоморф
Мезоморф
Эндоморф

Географический Символ

Афины
Спарта
Египет/Финикия

Корпус Символ

Головка
Сердце
 Живот/гениталии

Психиатр

Карл Юнг
Альфред Адлер
Зигмунд Фрейд

Музыка Тип

Церебральный
Марциал
Лидийский/Чувственный

Класс в республике

Хранители
Вспомогательный персонал/Солдаты
Торговцы

 

Если вы думаете о других трехчастных метафорах для представления трех элементов души Платона.Пожалуйста, не стесняйтесь предлагать их к нам в форуме обсуждения класса.

 

PHIL 176 — Лекция 10 — Личная идентичность, часть I: идентичность в пространстве и времени и теория души

PHIL 176 — Лекция 10 — Личная идентичность, часть I: идентичность в пространстве и времени и теория души

Глава 1. Введение [00:00:00]

Профессор Шелли Каган: В конце последнего урока я предположил, что с этого момента я буду исходить из того, что души нет.Я собираюсь обсудить вопросы, к которым мы обратимся в дальнейшем, с точки зрения физикалиста, человека, который говорит, что человек — это в основном просто причудливое тело — тело, которое может выполнять определенные специальные трюки, тело, которое может функционировать в определенные способы, которые мы связываем с тем, чтобы быть личностью, телом, которое может P-функционировать, как мы выражаемся.

Итак, я изложил вам причины, по которым я считаю, что душ не существует. По сути, различные аргументы, которые могут быть предложены в пользу веры в души, при рассмотрении кажутся не очень убедительными, поэтому нет веских причин постулировать наличие этой дополнительной сущности.По большей части я буду откладывать душевные разговоры. Периодически я буду возвращаться и говорить о том, как некоторые рассматриваемые нами вопросы могут выглядеть с точки зрения того, кто верит в души. Но, как я уже сказал, по большей части я буду предполагать, что душ нет. Для тех из вас, кто все еще верит в существование душ, я полагаю, вы могли бы воспринять большую часть последующего обсуждения как некую форму большого условного или сослагательного наклонения. Если бы не было душ, то вот что мы должны были бы сказать.Поэтому, хотя я буду говорить в основном с точки зрения физикалиста, если вы не убедились в истинности физикализма, пусть будет так. Мы по крайней мере исследуем, что мы скажем о смерти, если решим, что люди в основном просто тела?

Глава 2. Что значит выжить? Метафора поезда [00:01:39]

Теперь вы помните, что в начале семестра я сказал, размышляя над вопросом, смогу ли я пережить свою смерть? нам нужно было прояснить две основные вещи.Во-первых, нам нужно было разобраться, что я такое? Каковы мои части? Вот почему мы провели последние несколько недель, беспокоясь о вопросе, я просто тело? Являюсь ли я телом и нематериальной душой? Или, может быть, строго говоря, только душа? Рассмотрев этот вопрос, мы теперь обратимся ко второму основному вопросу: что значит выжить? Что было бы, если бы такая вещь продолжала существовать? Теперь, конечно, мы собираемся особенно задаться вопросом, что было бы для такой вещи, чтобы пережить смерть тела? Может ли человек вообще пережить смерть своего тела? Вы можете подумать, что ответ на этот вопрос — нет, если мы физикалисты, но на самом деле не так уж ясен ответ на этот вопрос.

Но для того, чтобы ответить на этот конкретный вопрос — Что для меня значит пережить смерть моего тела? Это вообще возможно или нет? — сначала мы должны прояснить более общий вопрос: что значит для меня выжить, и точка? Возьмем более знакомый гул-барабан. Я читаю вам лекцию сегодня, в четверг. Несомненно, кто-нибудь будет здесь читать вам лекцию на следующей неделе, в следующий вторник. Вопрос о выживании можно задать относительно этого очень простого случая. Является ли человек, который будет читать вам лекцию во вторник, тем же человеком, что и человек, который стоит перед вами и читает вам лекцию сейчас? Выдержит ли этот человек выходные? Я, конечно, рассчитываю пережить выходные.Но что значит пережить выходные? Что это такое?

Можно сказать, смотрите, у нас уже есть зачатки ответа. Чтобы я дожил до вторника, предположительно, нужно, чтобы кто-то, какой-то живой человек читал вам лекцию во вторник, и — вот решающий момент — чтобы этот человек, читающий вам лекцию во вторник, был тем же человеком, что и человек, читающий лекцию во вторник. ты сегодня, в четверг. Если бы я погиб в авиакатастрофе в эти выходные, а во вторник для вас был приглашенный лектор, вам бы читал лекции кто-то живой.Но, конечно, это буду не я. Итак, вопрос, который мы хотим прояснить, заключается в том, что для кого-то во вторник быть тем же человеком, что и человек, который разговаривает с вами в четверг? Мы можем поставить вопрос более грандиозно, о больших промежутках времени. Предположим, что через 40 с лишним лет, в 2050 году, есть кто-то живой. Может быть, это я? Спросить, дожил ли я до 2050 года? заключается в том, чтобы спросить, является ли тот человек, который будет жить в 2050 году, тем же самым человеком, что и человек, который стоит здесь сейчас и читает вам лекцию? Что значит для кого-то в будущем быть тем же человеком, что и этот человек, который сейчас здесь, сегодня?

Теперь, размышляя над этим вопросом, важно правильно понять, о чем мы спрашиваем.Некоторые из вас могут неправильно понять, о чем я спрашиваю. Кто-то из вас может захотеть сказать: «Посмотрите, у человека, который сейчас читает вам лекцию, по крайней мере довольно много волос. У него есть борода. Предположим, что человек, живущий в 2050 году, лысый и сгорбленный, без бороды. Как они могли быть одним и тем же человеком? У одного есть волосы, у другого нет. У одного есть борода, у другого нет. Один стоит прямо, другой криво. Это не может быть один и тот же человек». Это ошибка, которую нам важно прояснить. Итак, я собираюсь потратить некоторое время на обсуждение примеров, которые, я думаю, не вызовут у нас недоумения, и вернусь к случаю личной идентичности.Итак, сначала я собираюсь сказать кое-что об идентичности во времени — или даже изначально об идентичности в пространстве — с некоторыми знакомыми, гудящими материальными объектами. Итак, начнем.

Предположим, мы с вами идем и видим поезд. Итак, позвольте мне сначала нарисовать поезд. Я не очень хороший художник, но ладно. Вот наш поезд. Мы начинаем ходить. Я указываю на камбуз. Давайте сделаем это больше похожим на камбуз, чуть больше на камбуз. Просто чтобы он не был слишком похож на локомотив.[См. рис. 10.1]. Я указываю на вагон и говорю: «Посмотрите на этот поезд». А мы идем, идем, идем. Мы подходим к концу поезда, я указываю на локомотив и говорю: «Вау! Посмотрите, какой длинный поезд! Это тот самый поезд, на который я указывал пять минут назад. Мы шли по ней все это время».

А теперь представьте, что вы говорите — вы бы не сказали ничего столь же глупого, но представьте, что вы сказали это — вы говорите: «Это не тот поезд, на который мы указывали пять минут назад.В конце концов, сейчас вы указываете на локомотив, а пять минут назад вы указывали на вагон. Камбуз — это не то же самое, что локомотив. Как ты мог сказать, что это одно и то же? Кто мог совершить такую ​​ошибку? Из паровоза идет дым. Камбуза нет. И так далее и тому подобное. Между ними много различий. Как ты мог совершить такую ​​глупую ошибку?»

Ну, конечно, что я хотел бы тогда сказать вам, так это то, что нет, на самом деле, это вы ошибаетесь.Я согласен, конечно, что локомотив не то же самое, что камбуз. Но я и не утверждал, что это так. Вернее, вначале, когда мы начали нашу прогулку, я указал на камбуз, но, указав на камбуз, я выбрал поезд. Я сказал: «Посмотрите на этот поезд». И я имел в виду не просто камбуз, а весь длинный, вытянутый в пространстве объект, поезд, частью которого камбуз был. И когда… В конце нашей прогулки, когда я указал на локомотив и сказал: «Посмотрите на этот поезд», указывая на локомотив, я выделял поезд, целый поезд.Этот длинный, вытянутый в пространстве объект, поезд. И когда я сказал: «Этот поезд, на который я сейчас указываю, — это тот же самый поезд, на который я указывал пять минут назад», я не говорю того, что заведомо ложно. Я не говорю, что локомотив — это то же самое, что и камбуз. Скорее, я хочу сказать, что весь поезд, проходящий через космос, на который я сейчас указываю, — это тот же поезд, что и весь поезд, проходящий через космос, который я выбрал пять минут назад. И это утверждение далеко не ложно, а верно.

Теперь, как я уже сказал, никто из нас не сделал бы эту ошибку. Но это заманчивая ошибка, если вы не будете осторожны. И эта ошибка может ввести нас в заблуждение, если мы начнем думать о случае личной идентичности. Но давайте немного продолжим поезд. Предположим, что во время прогулки часть поезда не видна. Там есть большой склад, который закрывает обзор. [См. рис. 10.2] Мы идем по дороге. Мы видим камбуз. Я говорю: «Ха! Есть поезд. Затем какое-то время мы идем, ничего не видим, потому что вы видите только склад.А потом, когда мы проходим мимо склада, очень длинного склада, я вижу локомотив и говорю: «Эй, смотри. Есть поезд. И тогда я спрашиваю вас: «Как вы думаете, это тот же поезд, на который мы указывали раньше?» Опять же, важно не понять этот вопрос неправильно. Этот вопрос не заключается в том, является ли локомотив, на который мы сейчас указываем, тем же самым, что и вагон, на который мы указывали ранее? Нет, конечно нет. Локомотив не то же самое, что камбуз. Но это не то, о чем я спрашиваю.Я скорее спрашиваю, помнишь, я указывал на камбуз? При этом, а я начал говорить о поезде, я выделял какой-то целый поезд, проходящий сквозь пространство. Сейчас, указывая на локомотив, я выделяю не только локомотив. Я имею в виду, что речь идет о целом поезде. Какой-то целый протяжённый космический поезд. И я спрашиваю не о паровозе и камбузе, а о поездах, которые я выбираю с помощью локомотива и камбуза.Это один и тот же поезд? И ответ: «Не знаю; не могу сказать. Здание загораживает вид.

Предположим, у нас есть рентгеновское зрение и мы можем видеть сквозь здание. Тогда ответ был бы таким: «Ну, смотрите, если у нас есть что-то вроде этого [рисунка], то, конечно, у нас есть один-единственный поезд». [См. рис. 10.3] Поезд, проходящий через пространство, который я выбрал в конце нашей прогулки, такой же, как поезд, проходящий через космос, который я выбрал в начале нашей прогулки.Но может получиться не так. Может быть, если бы у меня было рентгеновское зрение, я бы увидел вот это [рисунок]. [См. рис. 10.4]. Тогда ответ будет таким: «А, здесь не один поезд, а два поезда». Поезд, проходящий через пространство, который я улавливаю, когда указываю на локомотив, оказывается другим поездом, отличным от поезда, проходящего через пространство, который я выбрал, когда указывал на вагон. У меня нет рентгеновского зрения. Я не знаю, какая из этих метафизических гипотез верна.Хорошо, достаточно легко с поездами. Мы знаем, как это работает с поездами.

Глава 3. Старение автомобиля и пространственно-временные черви [00:14:04]

Теперь поговорим о чем-то ненамного более сложном — об автомобилях. У меня была машина, которую я купил в 1990 году. Я умею рисовать машины даже хуже, чем поезда. Вот моя машина 1990 года. Она была новая. Это было блестяще. Потом я ездил на нем несколько лет, и у меня появились вмятины и так далее, и тому подобное. Вот улыбка. К 1996 или 2000 году все выглядело не так хорошо.Блеск исчез. На нем была пара вмятин. Это была машина 2000 года. К 2006 году на ней было много вмятин, 2006 год, когда она окончательно умерла. [См. рис. 10.5]

Хорошо, теперь мы все понимаем утверждение, что машина, которая была у меня в 2006 году, была той же самой машиной, что и в 1990 году. Конечно, опять же, вы должны быть осторожны, чтобы не понять неправильно то, что говорится. Все мы знаем, что в 2006 году на машине было много царапин, она была забита с одной стороны, и это довольно жалко с точки зрения царапин, покраски и ржавчины.Принимая во внимание, что машина 1990 года, новая, блестящая и гладкая. Вы можете сказать, что автомобильный этап 2006 года явно отличается от автомобильного этапа 1990 года. Это все равно, что думать, что локомотив — это то же самое, что и камбуз. Но когда я говорю, что это одна и та же машина, я не имею в виду автомобильные этапы. Я имею в виду, что говорю об одной вещи, которая была растянута во времени.

Я счастливый обладатель своей новой машины 1990 года и говорю: «Это машина. Это машина, которая просуществует не несколько минут.Это машина, которая будет существовать годами, годами и годами», хотя в то время я не понимал, что она прослужит 16 лет или дольше. Когда я говорю о своей машине — в отличие от того, что мы могли бы назвать автомобильной сценой или автомобильным срезом, — когда я говорю об автомобиле 1990 года, я имею в виду весь протяженный во времени объект. В 2006 году, когда я указываю на эту грустную кучу и говорю: «Эта машина у меня уже 16 лет». Ну, у меня не было этой автомобильной сцены уже 16 лет. Эта автомобильная сцена или этот автомобильный срез, если мы хотим говорить об этом таким образом, существует всего несколько месяцев, лет, год.Его нет уже 16 лет. Но когда я говорю об этой машине, я выбираю не только текущий срез или текущую стадию автомобиля, но весь объект, растянутый во времени. Когда я говорю: «Это та самая машина, которая у меня уже 16 лет», я имею в виду: «Подумайте об объекте, протяженном во времени, который я выбираю, указывая на текущий срез. Это тот же самый протяженный во времени объект, который я выбрал 16 лет назад, указав на то, что тогда было текущим срезом. Срезы не одинаковы; машина такая же.Это та самая машина».

Ну, а теперь представим несколько более сложный случай. В конце 2006 года у меня отказал двигатель. Я продал машину дилеру, барахлу. Предположим, что в 2010 году я вижу машину на свалке, и она кажется мне знакомой. [См. рис. 10.6]. Я говорю: «Вау! Это моя машина». Это моя машина или нет? Это похоже на случай, когда фабрика блокирует вид. с 1990 по 2006 год, очень легко. Машину видел каждый день у себя в гараже. Но вот четырехлетка — Мне не фабрика мешает, а туман времени загораживает.А я спрашиваю: «Такая же машина или нет?» Опять же, к этому времени, я полагаю, вас не нужно предупреждать, но позвольте мне предупредить вас еще пару раз. Я не спрашиваю: «Этап с автомобилями, этап с автомобилями 2010 года — это тот же этап с автомобилями, что и этап с автомобилями 2006 года? Может быть нет. Может быть, очевидно, что нет. Я скорее спрашиваю, указывая на автомобильную стадию 2010 года, я имею в виду, что я выделяю всю протяженную во времени сущность, автомобиль. И я спрашиваю: «Это та же сущность, протянувшаяся во времени, что и сущность, протянувшаяся во времени, которой я когда-то владел?» Я думаю.И ответ: «Не знаю». Туманы времени загораживают мне обзор. Я не знаю ответа. Но мы знаем, каковы возможности. Один из вариантов, что это действительно одно и то же — я не буду рисовать все это, 2008 год и так далее. Это может быть одна и та же машина. Если бы мы знали, что нужно для того, чтобы различные этапы автомобиля складывались в один и тот же автомобиль, то это была бы одна из возможностей. [См. рис. 10.7]

Но может быть и другая возможность. Могло случиться так, что после того, как я продал ее старьевщику, он раздавил ее, превратил в груду металла, и на этом моей машине пришел конец.И машина, которую я вижу на стоянке дилера в 2010 году, может быть какой-то другой машиной со своей историей. [См. рис. 10.8]. Нас интересует, есть ли здесь один — ну, это жаргонизм — один «пространственно-временной червь» или их два? Когда я смотрю на машину 2010 года и говорю: «Вот машина. Интересно, это одна и та же машина», — спрашиваю я об этой штуке, которая простирается — ну, очевидно, в пространстве, поскольку машины занимают какое-то пространство — и во времени. Немного похоже на червя. Поэтому философы называют их пространственно-временными червями.Является ли червь пространства-времени, из которого состоит эта машина, тем же самым червем пространства-времени, что и червь, из которого сделана моя машина? Один червь там или два? И ответ может быть таким: «Не знаю, нужно больше фактов». Но как минимум в этом вопрос.

С метафизической точки зрения, есть разные способы попытаться поставить ряд проблем, о которых я начал говорить. Должны ли мы сказать, как мы могли бы сказать о поезде, поезд состоит из различных вагонов, локомотива, вагона и промежуточных вагонов? Итак, поезд — это то, как мы обычно думаем о поездах, по крайней мере, так, как я обычно думаю о поездах — поезд немного похож на бутерброд, верно? Метафизически фундаментальными вещами являются камбуз, локомотивы, промежуточные поезда.Если их правильно склеить, получится поезд. Какой метафизический клей подходит для поездов? Ну, это связано с теми маленькими замками.

Это может быть правильным или неправильным способом думать о том, что я называю автомобильными этапами или автомобильными срезами. В некоторых метафизических воззрениях можно сказать, точно так же, как и в случае с поездом, этапы вагона являются метафизически фундаментальными вещами, а автомобиль, нечто протяженное во времени, склеивается, как бутерброд, из этапов вагона.И тогда мы могли бы беспокоиться о том, какой метафизический клей подходит для автомобилей. Согласно другим метафизическим воззрениям, на самом деле первичным является не сам автомобиль, а разговоры о автомобильных стадиях — это определенное удобство, своего рода способ измельчения фундаментальной вещи, автомобиля. Итак, если использовать аналогию, которую, я думаю, предлагает Дэвид Каплан, философ из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, это как если бы вы думали об этом больше как о колбасе или салями, которую вы можете нарезать. Если — Для определенных целей можно говорить о нарезке, но основное — это салями.Хорошо.

Размышляя об автомобилях, должны ли мы сказать, что фундаментальной вещью являются этапы автомобиля, и они собираются вместе, как бутерброд, чтобы сделать автомобили? Или мы должны думать, что фундаментальным моментом является автомобиль, растянутый во времени, и его можно нарезать, чтобы сделать автомобильные этапы? Для наших целей, я думаю, нам не придется туда ехать. На самом деле это не имеет значения. Пока нам удобно говорить о целых пространственно-временных червях, машинах и срезах или сценах. Нам не нужно спрашивать, что метафизически первично.Вы также должны заметить, что… я также должен упомянуть, что существуют и другие метафизические взгляды на то, что происходит, когда объект существует во времени. Я здесь помог себе внушить, что мы должны думать о протяженности во времени аналогично тому, как мы думаем о протяженности в пространстве. Вот почему я начал с пространственного примера, поезда, и перешел к временному примеру, машине. И есть те философы, которые думают, что это совершенно правильный способ думать об этом, и те философы, которые думают, что нет, нет, это вводит в заблуждение.Когда объект растягивается во времени, на самом деле весь объект находится прямо здесь в каждый момент времени. Это интересные и сложные вопросы. Но опять же, я думаю, для наших целей нам не обязательно туда лезть.

Так что я угощу себя этим языком пространственно-временных червей, объектов, простирающихся не только в пространстве, но и во времени. И отличайте всего червя от различных частей или стадий, которые либо составляют червь, либо на которые мы могли бы разделить червя. Пункт, который я подчеркивал, ну, первый пункт, конечно, был: «Не путайте этапы со всем пространственно-временным червем.Стадии могут различаться, но при этом весь пространственно-временной червь не является другим червем. Второй вопрос, на который я намекнул, к которому мы собираемся обратиться, не буквально в данный момент, но вскоре мы обратимся к нему: «Какой подходящий клей?» Что делает две стадии, стадии одной и той же вещи? В случае с поездами, как я уже сказал, это довольно очевидно. Что это в случае с автомобилями? Что делает автомобильную сцену 1990 года сценой в той же самой машине, протянутой сквозь пространство и время червячной машине, что и сцена 2006 года? Что за метафизический клей, склеивающий эти этапы вместе? И ответ, не то, чтобы по этому поводу не было загадок, но ответ примерно такой: «Это та же самая машина, если это тот же самый кусок металла, пластика и проводов.

Была машина. Автомобиль — это просто какой-то металл и пластик, резина. И тот же самый кусок продолжался в 2000 году, и он продолжался в 2006 году. Клей, ключ к идентичности во времени для автомобилей, остается одним и тем же куском материала. Это не значит, что это должен быть один и тот же атом за атомом. Мы знаем, что это неправда. Слушай, подумай о моем руле. Каждый раз, когда я хватался за руль, чтобы вести машину, я изнашивал тысячи атомов. Можно потерять какие-то атомы и остаться тем же самым штурвалом.Время от времени я менял шины на своей машине. Но при всем при этом это был один и тот же кусок хлама.

Возникает интересный вопрос. Сколько изменений составных частей вы можете иметь, оставаясь при этом одним и тем же куском материала? Если бы это был класс, в котором мы собирались беспокоиться об общей проблеме идентичности во времени, это была бы проблема, с которой нам пришлось бы столкнуться напрямую. Но поскольку мы рассматриваем проблему идентичности лишь в достаточной степени, чтобы перейти к вопросу, над которым мы действительно хотим подумать, — о природе личностной идентичности во времени, я не буду на этом останавливаться.Я просто хочу отметить мысль о том, что вы можете быть тем же самым куском материала, даже если некоторые из составляющих его атомов изменились на этом пути. И еще большие части. Вы можете заменить фары и остаться тем же куском хлама. Во всяком случае, это то, что произошло в случае с автомобилем, тот же кусок хлама 1900-2006 годов. И когда я вижу машину на дворе у барыги в 2010 году и спрашиваю: «Это моя машина или нет?» ответ заключается в том — если бы мы только могли знать — это тот же самый кусок материала или нет? Вот что является ключом, метафизическим клеем, будучи одним и тем же куском материала.

Глава 4. Переживу ли я смерть? Душа дуалиста как метафизический клей [00:30:30]

Хорошо, теперь давайте обратимся к делу, которое нас действительно интересует, к личности. Вот кто-то читает вам лекцию в 2007 году, Шелли Каган. Мы представляем, что кто-то есть в 2050 году, и спрашиваем: «Это Шелли Каган?» Мы будем звать его «господин». ИКС.» [См. рис. 10.9]. Мы спрашиваем: «Это тот же человек или нет?» Опять же, в этот момент вы не поддадитесь искушению ошибкой. Я не спрашиваю: «Является ли этот человек мистером?»X тот же этап, что и SK 2007?» Очевидно нет. У SK 2007 все еще есть волосы, борода, стоит более или менее прямо. Мистер X лысый, у него нет бороды. Полагаю, мне следовало нарисовать его согбенным. Я могу это сделать? Маленькая трость. Я не спрашиваю: «Является ли человек уровня мистера X таким же, как человек уровня SK 2007?» Похоже на компьютер или что-то в этом роде. Бери СК 2007! Я не об этом спрашиваю. Я спрашиваю, я говорю: «Посмотрите, когда вы смотрите на текущую стадию, нынешний человек разрезается и думает обо всей протяженной во времени сущности, о человеке, который составляет Шелли Каган, или это Шелли Каган. , это тот же человек, что и человек, протянувшийся во времени, которого вы имели в виду, когда указывали на мистера Блэка.Х 2050?

Этапы явно разные. Но, глядя на этапы, мы выделяем пространственно-временного червя, из которого состоит человек. И мы спрашиваем: «Это тот же самый пространственно-временной червь, которого мы выбрали ранее, или другой пространственно-временной червь, чем тот, который мы выбрали ранее?» И ответ, по-видимому, будет таким: «Ну, это зависит от прояснения того, правильно ли метафизически склеены стадии». Итак, что мы хотели бы знать, так это то, что требуется двум стадиям личности, чтобы составить или стать частью одной и той же личности, протянувшейся во времени? Какой метафизический клей лежит в основе того, чтобы быть одинокой личностью, протянувшейся во времени? Что является ключом к личной идентичности? Если бы мы могли прояснить, каков ответ на этот метафизический вопрос, ключ к личной идентичности, мы бы, по крайней мере, знали, что нам нужно выяснить, чтобы ответить на вопрос: «Это один человек или два?» Правильно ли склеены детали?

Другой вопрос, вопрос, на который мы в конечном итоге надеемся получить ответ.Смогу ли я пережить свою смерть? Что ж, подумайте еще раз о вопросе, с которого мы начали. Смогу ли я пережить выходные? Чтобы пережить выходные, должен быть кто-то, кто жив, какой-то человек во вторник, и этот человек должен быть тем же человеком, на которого вы сейчас смотрите, о котором вы сейчас думаете. Или, выражаясь в терминах стадий, этот человек должен быть — эта стадия, этот срез должен быть частью того же пространственно-временного червя, протянувшегося во времени, что и эта стадия. Их нужно правильно склеить.Мы не можем сказать, правда ли это, пока не узнаем, что такое клей. Но, по крайней мере, мы ожидаем, что во вторник здесь будет кто-то, кто склеен таким образом, правильно, что бы это ни оказалось. Этапы будут склеены в правильном порядке.

Предположим, я тогда спросил: «Выживу ли я после смерти?» Ладно, буду оптимистом. Я собираюсь предположить, что доживу до 2040 года. 2040 год… Мне еще не будет и 90. Это не слишком оптимистично. Это оптимистично, но не слишком оптимистично.Итак, вот SK 2040. Мы знаем, что есть вытянутый сквозь пространство и время пространственно-временной червь, человек. Тогда, к сожалению, предположим, что в 2041 году мое тело умрет. И я спрашиваю: «Могу ли я пережить свою смерть, то есть смерть моего тела?» Ну, мы хотим знать, после 2041, скажем, 2045 года, есть ли кто-то, кто является личностью, назовем его Мистер X. Может ли быть так, что в 2045 году, после смерти моего тела в 2041 году, появится человек? , может быть, есть человек, который является частью того самого пространственно-временного червя, о котором вы сейчас думаете? Могло ли это быть или нет? [См. рис. 10.10] Мы не сможем ответить на этот вопрос, пока не поймем, что нужно, чтобы сохранять идентичность во времени. Что является ключом к личной идентичности? Что такое метафизический клей? Как только мы поймем, что является релевантным метафизическим клеем, мы сможем начать спрашивать: «Может ли это произойти или нет?»

Хорошо, тогда я хочу перейти к этому вопросу. Каковы возможные позиции по этому вопросу? Что является ключом к личной идентичности? Что значит быть одним и тем же человеком? Как мы могли бы сформулировать это несколько ошибочно, что значит для «двух» людей быть одним и тем же человеком, протянувшимся во времени?

Предположим, мы верили в души.Тогда это было бы естественным предложением. Метафизический ключ к личной идентичности — иметь ту же самую душу. Итак, предположим, что я был дуалистом. Я говорил: «Смотри, ты смотришь на тело, но с этим телом таким интимным образом связана особая душа, душа Шелли Каган. Что делает правдой то, что человек, который читает вам лекцию в следующий вторник, это Шелли Каган, тот же самый человек, что делает это правдой, так это то, что это та же самая душа. Пока эта душа снова здесь во вторник, Это будет Шелли Каган.Если это другая душа, то это не Шелли Каган». Это естественно предположить, если мы верим в воззрение души. Ключ к личностной идентичности — не единственное, что может сказать теоретик души, но это естественно для теоретика души — ключ к личностной идентичности — иметь ту же самую душу. Та же душа, тот же человек. Другая душа, другой человек.

Представь, что Бог, или демон, или что у тебя есть, по какой-то извращенной причине, разрывает обычную связь между моим телом и моей душой, а затем как бы снова соединяет провода, так что другая душа оживляет и управляет этим телом во вторник. .По каким-то извращенным причинам, может быть, чтобы высказать какое-то философское замечание, этот человек все равно решает прийти во вторник и прочитать вам лекцию о философии. Согласно точке зрения, которой мы придерживаемся, которую мы теперь назовем точкой зрения души, согласно точке зрения души, я не буду читать вам лекции во вторник. Почему нет? Потому что мы только что оговорили, что это не одна и та же душа. Это другая душа. Ключ к личной идентичности, согласно теории личной идентичности души, ключ к личной идентичности имеет ту же самую душу.

Когда я спрашиваю себя: «Переживу ли я выходные?» я спрашиваю: «Моя душа все еще будет рядом во вторник?» Пока моя душа все еще существует и функционирует, это все еще я. Я все еще рядом. На самом деле — забегая вперед, а именно поэтому нас часто привлекают взгляды души, — даже если мое тело умрет, пока моя душа продолжает существовать, я продолжаю существовать. Ключ к личностной идентичности, согласно воззрению души, — иметь ту же самую душу. Пока моя душа продолжает существовать, это все еще я, живо мое тело или нет.И именно поэтому, по крайней мере, душа, вера в душу, соединенная с душевной теорией тождества личности, дает возможность пережить мою смерть. Мы можем не знать, что душа будет продолжать существовать после разрушения тела, но, по крайней мере, это кажется возможным. Платон, конечно, как мы знаем, пытался доказать, что мы можем знать, что есть — есть веские основания полагать, что душа будет продолжать существовать. Я сказал, что не нахожу эти основания столь убедительными.Но даже если бы мы не думали, что сможем показать, что душа будет продолжать существовать, по крайней мере, могла бы , было бы вполне разумно думать о том, что она продолжает существовать. И так я смог пережить смерть своего тела.

Напротив, это выглядит — Перспективы не выглядят столь многообещающими для выживания моей смерти моего тела, если мы не верим в дуализм, если мы физикалисты. Если человек — просто Р-функционирующее тело, то как может быть, что после смерти его тела он все еще жив? Ну, об этом мы скажем чуть позже.

Вернитесь к просмотру души. Это я, пока это одна и та же душа. Это не я, если это другая душа. Теперь рассмотрим следующую возможность. Предположим, что в выходные, в 3 часа ночи, в субботу вечером, в воскресенье утром, пока я сплю, Бог заменяет мою душу другой душой, подключает ее к телу, дает эту душу, эту замещающую душу, все мои воспоминания, все мои убеждения, все мои желания, все мои намерения. Кто-то просыпается воскресным утром и говорит: «Привет, сегодня отличный день.Замечательно быть живым. Я Шелли Каган. Мне пора на работу». Что бы это ни было. Говорит: «Я Шелли Каган»; но это не так. Согласно взгляду души, нет. Потому что, согласно теории личности души, чтобы быть мной, этот человек должен иметь мою душу. И в этой истории у него нет моей души. Моя душа была уничтожена, допустим, в 3 часа ночи в воскресенье. Создана новая душа. Это не я. Там человек, все в порядке. Это человек, у которого не очень долгая история. Возможно, у него будет долгая история.Но это другой человек, протянувшийся сквозь пространство и время, чем тот, о котором вы сейчас думаете. Потому что, согласно взгляду на душу, чтобы быть мной, нужно иметь одну и ту же душу, и мы просто договорились, не одну и ту же душу.

Подумайте, что это значит. Если бы Бог заменил мою душу в субботу вечером, я бы умер. И то, что просыпается в воскресенье, это не я. Конечно, он подумает, что это я. Он думал про себя: «Я тот самый человек, который читал лекции по философии на прошлой неделе». Но он ошибся.Это не тот человек, потому что это не та же душа. Он был бы неправ и — заметьте — он вообще никак не мог бы сказать. Он мог проверить свои убеждения. Он может контролировать свои желания. Он может проверить свои воспоминания. Но это не ключ к личной идентичности, согласно воззрению души. Ключ к личной идентичности, согласно воззрению души, — иметь ту же самую душу. Вы не можете это проверить. Вы не можете увидеть душу, чтобы понять, та же ли она. Так что, если бы это случилось с ним, он бы не был Шелли Каган, человеком, который читал лекцию на прошлой неделе.Но он никак не мог знать этого.

Глава 5. Действительно ли душа является ключом к личности? [00:46:28]

А теперь вопрос, который вы должны задать себе: откуда вы знаете, что это не случилось с вами прошлой ночью? Вы проснулись сегодня утром, думая, что я тот же самый человек — Джо, Линда, Салли, кто бы это ни был — тот же самый человек, который вчера был в классе. Откуда вы знаете? Откуда вы могли знать? Если Бог заменил вашу душу новой, уничтожил старую, дал новой все старые воспоминания, убеждения, желания, цели и так далее, тот человек, который был в классе на прошлой неделе, вчера, умер.Человека, который сейчас здесь, не было лет 10, лет 20, что там у вас. Ты родился несколько часов назад. И не было бы вообще никакого способа, чтобы вы могли сказать.

Откуда вы знаете, мало того, что это не случилось с вами прошлой ночью, откуда вы знаете, что что-то подобное не происходит каждую ночь, каждый час в час, каждую минуту, каждую секунду? Бог выхватывает старую душу, уничтожает ее, вставляет новую с… Может быть, души живут всего полторы минуты. Если так и было, то люди долго не живут.Тела могут просуществовать 20, 50, 80, 100 лет, но люди просуществуют только час или, если речь идет о ежеминутной замене, минуту. И вы никогда не сможете сказать.

Эти опасения были подняты Джоном Локком, великим британским философом, и он подумал, что это слишком большая пилюля, чтобы ее проглотить. Это слишком большая пуля, чтобы ее укусить. Мы не можем принимать всерьез предположение, что нет никакого способа сказать, был ли это все еще я из одного дня в другой, из одного часа в другой, из одной минуты в другую, просто неправдоподобно.Не то чтобы в этом взгляде было что-то непоследовательное. Он не говорит ничего логически противоречащего этой точке зрения. Вам просто нужно спросить себя: «Может ли это действительно быть тем, что касается личной идентичности? Что вообще нельзя будет сказать, выжил ли я от одной минуты к другой, от одного часа к другому?» Локк подумал: «Нет, эту точку зрения нельзя воспринимать всерьез, если подумать о том, что она означает».

Обратите внимание, это не аргумент, что души не существуют.Если вы находите этот аргумент убедительным, то он является аргументом в пользу утверждения, что даже если души действительно существуют, они не могут быть ключом к личной идентичности. И поэтому мы должны спросить себя, какова альтернатива? Что может быть лучше для того, на что мы могли бы указать как на метафизический клей, ключ к личной идентичности? И этим вопросом мы займемся в следующий раз.

[конец стенограммы]

Вернуться к началу

Душа мира

В Душа мира известный философ Роджер Скратон защищает опыт священного от модных сегодня форм атеизма.Он утверждает, что наши личные отношения, моральная интуиция и эстетические суждения намекают на трансцендентное измерение, которое нельзя понять только через призму науки. Быть полностью живым — и понимать, кто мы есть — значит признавать реальность священных вещей. Книга представляет собой не аргумент в пользу существования Бога или защиту истинности религии, а расширенное размышление о том, почему чувство священного необходимо для человеческой жизни и что будет означать окончательная утрата священного.Короче говоря, книга затрагивает самый важный вопрос современности: что остается от наших устремлений после того, как наука вынесла свой вердикт о том, кто мы есть?

Опираясь на искусство, архитектуру, музыку и литературу, Скратон предполагает, что высшие формы человеческого опыта и выражения рассказывают историю нашей религиозной потребности и нашего поиска существа, которое могло бы ответить на нее, и что этот поиск священное наделяет мир душой. Эволюция не может объяснить нашу концепцию священного; неврология не имеет отношения к нашим межличностным отношениям, которые служат моделью нашего отношения к Богу; а научное понимание ничего не говорит об опыте красоты, который обеспечивает взгляд на реальность с точки зрения Бога.

В конце концов, мир без священного был бы совершенно другим миром, в котором мы, люди, не чувствуем себя как дома. Тем не менее, по словам Скратона, несмотря на то, что место священного в современном мире сужается, пути к трансцендентности остаются открытыми.

Награды и признание
  • Книги 2014 года по версии журнала Times Literary Supplement, выбранные Джонатаном Кларком
  • Одна из 10 лучших книг Flavorwire по версии Academic Publishers в 2014 году
  • Одна из шотландских книг 2014 года, выбранная Александром Макколлом Смитом

«Интерес его проекта заключается не столько в самих выводах, сколько в том, как он пытается их обосновать.Большинство консерваторов придают большое значение случайным характеристикам человеческого состояния. Они подчеркивают наши когнитивные ограничения, наши антисоциальные импульсы и крайнюю степень нашего невежества или углубляются в подробности истории человечества, чтобы установить, что старые пути не могут быть оставлены так быстро. Консерватизм Скратона более рационален». — Дэвид Оуэнс, Times Literary Supplement

«[A] величественное и часто красивое путешествие по различным областям человеческого опыта.. . . [Ш]едальнодальна и интеллектуально страстна». — Сара Бейкуэлл, Financial Times

«[В] ни в одной предыдущей работе он не сплетал воедино так успешно свои мысли об эстетике, личности, политике и религии… [Книга, которая — по своему богатству, размаху и красоте — может запомниться как одна из его лучший.» — Spencer Case, National Review Online

«Читать Скратона — значит наслаждаться ясностью его выражения и языковой экономией, а также чувствовать, что вы находитесь в руках проводника, который не боится сомнений и неуверенности. — Лора Кейнс, Точка зрения

«[F]потрясающе.» — Кристофер Харт, Sunday Times

«[C] убедительно.» — Джонатан Дербишир, Prospect

» «Душа мира » — это богатая и полезная работа, написанная ученым, явно обладающим исключительной глубиной и широким кругозором.» — Джерри Сальер, Всемирный католический отчет

«[T] он английский консервативный философ.. . действительно подарок и чудо». — Род Дреер, Американский консерватор

«Еще раз опираясь на идеи, предлагаемые его консерватизмом, он исследует природу близости, родства, интерсубъективности, моральных интуиций и способности к эстетической оценке, а также их значение для священного и трансцендентного в обществе, одурманенном высокомерным сциентизмом. не готов принять свои собственные глубокие ограничения». — Мервин Бендл, журнал Quadrant

«[Небольшой, но элегантный том, который выдвигает на передний план центральные темы искусства, музыки и тайны Скратона, построенные на взаимосвязанных, хотя и немодных понятиях красоты и правды. — Джо Гелонези, ABC Radio National «The Philosopher’s Zone»

«Скратон, как обычно, бросает вызов общепринятому мнению почти обо всем». — Стивен Хейворд, Power Lines

«Очень интересно наблюдать, как Скратон сгоняет редукционистов на землю, а затем выпотрошит их с аппетитом голодного гончего. «Душа мира» стоит читать только ради кровавого спорта, но Скратон охотится за крупной дичью.Его конечная цель — философский трофей: смысл. И это, как считает Скратон, заключается в нашем опыте священного. . . . Душа мира — это очень личное видение реконструированного Lebenswelt. В серии убедительных, увлекательных глав он объясняет, почему мы должны устремить свой взор на прекрасный горизонт». — Доминик Грин, Weekly Standard

«Начало книги Скратона захватывающее, потому что он сразу признает эмоциональную основу религии.. . . Скратон приветствует переориентацию религиозных дебатов на личностный уровень, а не на генетический и групповой отбор. . . . На этой территории — феноменологии религии — Скратон наиболее интересен и проницателен».

«Очень нужна позиция Скратона, которая понимает, что все держится на человеческой субъективности.» — Ангус Кеннеди, Обзор книг с шипами

«Для энергичного, вызывающего, временами приводящего в бешенство эссе по восстановлению порядка человеческого существования в его полном измерении из того, что может показаться чрезвычайно успешной технологической и научной культурой, в которой мы все живем, расширенная медитация Скратона вряд ли может быть лучше. — Брендан Перселл, VoegelinView

«Спектр знаний Скратона поистине замечателен.» — Томас Д. Сеньор, Philosophers’ Magazine

«Самые сильные идеи Скратона оказываются интригующими и заставляют задуматься в этой относительно небольшой книге… В конце концов, он оказал и философии, и религии большую услугу». — Арлис Давенпорт, Уичито Игл

«Роджер Скратон — один из самых ясных выражений этого дискомфорта в чисто материалистическом описании происхождения человека. — Ник Спенсер, Планшет

«Скратон особенно силен в музыке: например, в том, как в ней функционируют необходимость и свобода. На этой территории он так же достоин внимания, как и любой, кто сейчас пишет о музыке». — Эндрю Дэвисон, Church Times

«[R]освежает… Душа мира — это короткая книга, содержащая множество идей о классических религиозных проблемах. Ясно написанный и тщательно аргументированный, текст богат и утончен, его стоит читать и перечитывать. — Деннис О’Брайен, Christian Century

» Душа Мира является стимулирующим чтением и будет полезно всем, кто хочет получить оригинальное представление о пустоте натурализма. Я предполагаю, однако, что решение, предлагаемое Скратоном, не удовлетворит читателя-евангелиста.» — Том Аткинсон, Черчмен

«Для энергичного, сложного, временами приводящего в бешенство эссе по восстановлению порядка человеческого существования в его полном измерении из того, что может показаться чрезвычайно успешной технологической и научной культурой, в которой мы все живем, расширенная медитация Скратона вряд ли может быть лучше. — Брендан Перселл, VoegelinView

«[А] прекрасно написанное, элегантное и исключительное эссе… Эссе, по сути, является расширенным размышлением о том, почему чувство священного является неотъемлемой частью человеческой жизни… Эссе Скратона призывает к определенному уровню духовной внимательности к наше окружение». — Мартин Перси, Journal of Contemporary Religion

«Эрудированная… книга… Рекомендована за ее объем, изобретательность и неподражаемый стиль Скратона. — Чарльз Талиаферро, Журнал междисциплинарных исследований

» Душа Мира стимулирует ум и питает душу.» — Уильям Дж. Мейер, София

«Красиво написано.» Обзор сети

» «Душа мира» — важная работа, даже когда он поднимает вопрос о смерти. Очень личная, требовательная, но прекрасно написанная и волнующая своими мыслями.Книга для чтения, наслаждения и размышлений.» — Алан Прайс, Магония

«Его страсть, воображение и чувствительность ко всем аспектам нашего мира означают, что эта книга может понравиться как гуманистам, так и тем, кто считает себя религиозным. Бог Скратона встроен в человеческий мир, включая наше искусство. , архитектура, музыка и литература, в которых он является таким захватывающим гидом, и это подходящее место для богов », — Саймон Блэкберн, автор книг Think и Mirror, Mirror

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.