Диссоциативные конверсионные расстройства: Расстройства диссоциативные (конверсионные)

Расстройства диссоциативные (конверсионные)

Расстройства диссоциативные (конверсионные)

Клиническая картина диссоциативных и конверсионных расстройств проявляется соматическими и психическими симптомами. Соматические симптомы (часто напоминают неврологическое заболевание) характеризуются внезапным и временным изменением или утратой какой-либо функции тела в результате психологического конфликта (например, психогенный паралич). Психические симптомы также тесно связаны с психологическим конфликтом и характеризуются внезапностью появления и обратимостью.

Конверсия в данном случае означает замещение (конверсию) тревоги соматическими симптомами, которые часто напоминают неврологическое заболевание (например, психогенный паралич). Диссоциация означает происхождение симптомов от недостаточного взаимодействия между различными психическими функциями и проявляется симптомами психических нарушений (например, психогенная амнезия). Альтернативное название этой группы невротических расстройств — истерия. Термин «истерия» исключен из американской классификации и МКБ–10 как «компрометирующий» и заменён на диссоциацию, конверсию, гистрионическое расстройство личности. Тем не менее, этот термин широко применяется отечественными психиатрами.

В американской классификации DSM–IV термины диссоциативный и конверсионный имеют разное значение: понятие конверсионное расстройство используют для определения тех психологически детерминированных расстройств, которые проявляются соматическими симптомами; в то время как понятие диссоциативные расстройства относится к расстройствам, которые проявляются психологическими симптомами (например, амнезия). В МКБ–10 термины «диссоциативные» и «конверсионные» расстройства тождественны.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА
Диссоциативные
(конверсионные) расстройства проявляются прежде всего симптомами соматических и психических нарушений, обусловленными бессознательными психологическими механизмами.

Соматические симптомы при этом расстройстве часто схожи с симптомами неврологических заболеваний. Психические симптомы легко принять за проявление другого психического расстройства, например диссоциативный ступор, который наблюдают также при депрессии и шизофрении. Диссоциативные (конверсионные) расстройства не обусловлены соматическими, неврологическими заболеваниями, воздействием психоактивного вещества, не является частью другого психического расстройства.
Исключение соматического заболевания и другого психического расстройства — главное условие для диагностики диссоциативных (конверсионных) расстройств.
Существуют две основные проблемы при диагностике этих расстройств.
1. На начальном этапе заболевания практически невозможно полное исключение соматической патологии, способной вызвать диссоциативные (конверсионные) симптомы. Часто необходимо длительное наблюдение за пациентом, проведение многочисленных диагностических процедур (например, МРТ для исключения опухоли головного мозга), чтобы выставить этот диагноз. Во всех сомнительных случаях лучше остановиться на предварительном диагнозе диссоциативного (конверсионного) расстройства, чтобы не пропустить тяжёлое соматическое заболевание.
2. Во многих случаях трудно определить являются ли симптомы расстройства бессознательными, или сознательными и намеренными (умышленное воспроизведение симптомов в психиатрии называется симуляцией). В большинстве случаев симуляцию наблюдают у находящихся под следствием, заключённых тюрем, солдат срочной службы, а также во время призыва в армию. Больные с диссоциативным (конверсионным) расстройством часто сознательно и умышленно преувеличивают бессознательные симптомы своего заболевания. Тем не менее при диагностике этого расстройства подразумевают существование бессознательного компонента в происхождении симптомов.

Основные клинические особенности
• Диссоциативные (конверсионные) симптомы не являются по сути умышленными и преднамеренными, тем не менее они формируются под влиянием представления больного о том, как должно было бы проявляться физическое заболевание. Как было указано выше, больные диссоциативным (конверсионным) расстройством нередко сознательно и преднамеренно преувеличивают свои симптомы, однако в основе заболевания всегда лежат бессознательные и непреднамеренные психические механизмы. Больные этим расстройством не осознают, какая психологическая основа обусловливает их нарушения, поэтому они не могут управлять ими произвольно. Кроме того, совершенно очевидно, что диссоциативные (конверсионные) симптомы — выражение эмоционального конфликта, т.е. симптомы, как правило, развиваются в тесной связи с психологическим стрессом и часто проявляются внезапно.

• Отсутствие органического этиологического фактора. Наличие в настоящем или прошлом истинных неврологических нарушений или системных заболеваний, влияющих на ЦНС, отмечают у 40% больных диссоциативным (конверсионным) расстройством. Диссоциативные и конверсионные симптомы иногда трудно отличить от соматического или неврологического заболевания, что особенно характерно для пациентов, хорошо информированных о клинической картине и течении этих заболеваний. Но при медицинском осмотре и обследовании пациента не выявляют каких-либо явных соматических или неврологических нарушений. Следует помнить, что диагноз диссоциативного (конверсионного) расстройства устанавливают только при отсутствии физических или неврологических нарушений или при отсутствии этиологической связи с этими нарушениями.
• Несоответствие клинической картины диссоциативного (конверсионного) расстройства клинической картине схожих соматических и неврологических заболеваний. Диссоциативные (конверсионные) проявления не соответствуют симптомам истинных неврологических расстройств, отражая наивные представления больных об анатомической иннервации (например, характерная анестезия конечности; гемианестезия с границей чувствительности, проходящей точно по срединной линии). Это несоответствие крайне важно при уточнении диагноза.
• Идентификация. Больные часто бессознательно копируют симптоматические проявления, наблюдаемые ими у окружающих, которые для пациентов крайне значимы, например родители. Таким образом пациенты как бы идентифицируют себя с этими людьми. Типичны случаи когда, например, после смерти отца у взрослой дочери развивается диссоциативный паралич, схожий по клинической картине с таковым, наблюдавшимся у отца перед смертью.
• Первичная выгода заключается в том, что при помощи процессов диссоциации и конверсии больному подсознательно удаётся избежать внутренних психологических конфликтов; например при диссоциативной амнезии из памяти пациента выпадают наиболее неприятные события.
• Вторичная (социальная) выгода заключается в том, что больные получают существенные преимущества в результате своей болезни. Больным удаётся избежать обязательных и трудных житейских ситуаций, потому что им всё прощается; со стороны окружающих они получают помощь, поддержку и внимание, которые без этого не получили бы; пациенты, используя своё состояние, могут манипулировать чувствами других людей. Например, диссоциативный паралич помогает пациенту отказаться от нежелательного для него ухода за пожилым родственником. У пациента обычно отсутствует адекватное осознание вторичной выгоды. Несмотря на характерность вторичной выгоды для диссоциативных и конверсионных расстройств, она не может быть использована при постановке диагноза.

Типы диссоциативного (конверсионного) расстройства
Различают двигательные, сенсорные диссоциативные расстройства и диссоциативные расстройства с психическими симптомами.
• К двигательным нарушениям при диссоциативном (конверсионном) расстройстве относят ступор, паралич, нарушения походки, тремор и тики, афония и мутизм, судороги •• Диссоциативный ступор. Поведение больного соответствует критериям ступора: резко уменьшаются или отсутствуют произвольные движения и реакции на внешние стимулы (например, свет, шум, прикосновение). Больной длительное время неподвижен, отсутствуют речь и спонтанные и целенаправленные движения •• Диссоциативный паралич проявляется в невозможности совершать движения какой-либо частью тела.

Паралич вызван одновременным сокращением мышц-сгибателей и мышц-разгибателей (которые не парализованы). Паралич может охватывать одну, две или все четыре конечности, хотя распространение поражения не соответствует иннервации. Рефлексы не изменены, отсутствуют патологические рефлексы; фасцикуляции, признаки мышечной атрофии, изменения тонуса; на электромиограмме не обнаруживают патологических изменений •• Диссоциативные нарушения походки. Походка некоординированная, атаксическая, шатающаяся и сопровождается выраженными, нерегулярными, дёргающимися движениями корпуса, а также беспорядочными движениями и размахиванием рук. Больные с диссоциативными нарушениями походки падают редко, а если падают, то обычно не получают повреждений. Нарушения походки усиливаются, когда на больного окружающие обращают внимание •• Диссоциативный тремор часто бывает грубого характера и распространяется на всю конечность. Диссоциативный тремор усиливается при привлечении внимания к больному. При диссоциативном расстройстве также наблюдают и диссоциативные тики. При появлении у больного тремора и тиков необходимо исключить неврологическое заболевание, т.к. хореоатетоидные движения органической этиологии легко ошибочно принять за психогенные симптомы •• Диссоциативные афония и мутизм не сопровождаются заболеваниями полости рта, голосовых связок •• Диссоциативные судороги необходимо дифференцировать от истинных эпилептических припадков. При диссоциативных судорогах больные не теряют сознания во время приступа и сохраняют память на события этого периода; не характерна стереотипность движений. Больные с диссоциативными судорогами редко ударяются головой во время падения; судорожные движения театральны и всегда возникают в присутствии других лиц; при диссоциативных судорогах не наблюдают цианоза, непроизвольных мочеиспускания и дефекации, прикуса языка. В большинстве случаев отсутствует пароксизмальная активность на ЭЭГ (необходимо учесть, что у 10–15% взрослого населения наблюдают отклонения на ЭЭГ).

• К сенсорным диссоциативным нарушениям относят гиперестезию, парестезию, анестезию, слепоту, глухоту и туннельное зрение. Основные отличия этих расстройств от органических заболеваний заключаются в том, что их распространённость не соответствует иннервации, степень выраженности этих нарушений изменчива, симптомы расстройства могут уменьшаться при внушении и самовнушении •• Анестезия, парестезия и гиперестезия при диссоциативном (конверсионном) расстройстве не соответствуют иннервации; симптомы чаще отмечают в конечностях. Парестезии и гиперестезии больными описываются, как правило, чувством боли или жжения. Например, можно наблюдать характерную парестезию конечностей по типу «чулок» и «носков»; гемианестезию с границей чувствительности, проходящей точно по срединной линии •• Диссоциативные глухота, слепота и тоннельное зрение. Эти симптомы могут быть унилатеральными или билатеральными. Однако при неврологическом осмотре обнаруживают сохранность сенсорных путей. При конверсивной слепоте, например, больные могут передвигаться без посторонней помощи, зрачки хорошо реагируют на свет.
• Диссоциативные расстройства с психическими симптомами •• Диссоциативная амнезия (психогенная амнезия) — внезапная потеря больным памяти, обусловленная стрессом или травмирующим событием. Под влиянием психотравмирующей ситуации «выпадает», «вытесняется» из памяти всё, что с ней связано. Иногда больной временно забывает не только какой-то эпизод или отдельные события, но и всю свою жизнь вплоть до собственных имени и фамилии. Сознание больного не нарушено, он осознаёт потерю памяти, сохранена способность к усвоению новой информации. В период амнестического эпизода пациент может выглядеть дезориентированным, спутанным, бесцельно блуждающим, не узнавать хорошо ему знакомые лица. Иногда внешне пациент может сохранять привычное поведение и удовлетворительно выполнять какую-либо повседневную деятельность. Амнезия может приносить пациенту как первичную (например, утрата памяти о смерти близких), так и вторичную выгоду (например, удаление солдата в состоянии амнезии из зоны боевых действий).
Диссоциативные амнезии обычно недлительны и кончаются полным восстановлением памяти. Расстройство обычно наблюдают во время войны или стихийного бедствия, чаще у молодых женщин •• Диссоциативная фуга (психогенная реакция бегства, диссоциативная реакция бегства) характеризуется неожиданно совершаемой человеком поездкой или даже путешествием в состоянии, соответствующем диссоциативной амнезии. В отличие от психогенной амнезии, больной во время эпизода фуги не осознает расстройства памяти и внешне не выглядит дезориентированным. Пациент может считать себя совершенно другим человеком и заниматься совсем другим делом. Длительность фуги обычно составляет несколько часов/дней. Редкие случаи могут затягиваться на несколько месяцев, за которые иногда больной успевает проехать тысячи километров. Завершение эпизода, как и начало, происходит внезапно, часто на выходе из ночного сна. Характерна последующая частичная или полная потеря памяти на своё прошлое, во многих случаях без осознания этой потери •• Диссоциативный ступор (истерический ступор, психогенный ступор, псевдокататонический ступор, эмоциональный ступор) также имеет психогенное происхождение; проявляется выраженной психомоторной заторможённостью, сопровождающейся мутизмом, выраженным аффективным напряжением. Мимика — выразительная, отражает аффект (страдание, отчаяние, злоба). При напоминании о психологической травме у пациентов учащается пульс, на глаза наворачиваются слёзы, вздрагивают веки и крылья носа. Характерна сохранность нормального мышечного тонуса, дыхания, способности самостоятельно поддержать вертикальное положение тела •• Синдром Ганзера — редкое состояние, при котором диссоциативное нарушение памяти сопровождается психогенными соматическими симптомами, зрительными галлюцинациями и сумеречным помрачением сознания. Расстройство чаще регистрируют у мужчин, особенно среди заключённых. При синдроме Ганзера иногда наблюдают мимоговорение (миморечь) — неправильные ответы на простые вопросы (на вопрос «Сколько будет дважды семь?» больной отвечает «Пятнадцать») •• Расстройство в форме множественной личности (диссоциативное расстройство идентификации) — исключительно редкое состояние, при котором происходит идентификация человека с несколькими личностями, которые как бы существуют в нём одном; каждая из них периодически доминирует, определяя его взгляды, поведение и отношение к самому себе так, как если бы другие личности отсутствовали. Различные личности могут иметь разные физиологические характеристики, например им нужны разные рецепты на очки; возможны разные ответы на психометрическое тестирование, например различные личности могут иметь разный IQ. Личности могут принадлежать к разному полу, иметь разный возраст и относиться к различным национальностям, у каждой из них обычно есть своё имя или описание. В период преобладания одной из личностей пациент не помнит своей исходной личности и не осознаёт существования других личностей. Имеется тенденция к внезапному переходу от доминирования одной личности к доминированию другой •• Диссоциативное расстройство в виде транса. Расстройство сознания со значительным снижением способности реагировать на внешние раздражители. Состояние транса наблюдают у медиумов во время спиритических сеансов, у лётчиков во время длительных перелётов вследствие монотонности движения при высоких скоростях и однообразия зрительных впечатлений, что может привести к авиакатастрофам. У детей такие состояния могут наступать после физического насилия или травмы. Особые состояния одержимости наблюдают в определённом регионе или в условиях той или иной культуры, например «амок» у малайцев (внезапный приступ ярости с последующей амнезией, во время которого больной бежит, уничтожая всё на своём пути, до тех пор, пока не искалечит или не убьёт себя), «пиблокто» у эскимосов (приступы возбуждения с последующей амнезией, во время которых больные кричат, имитируют звуки животных, срывают с себя одежду).

Дифференциальная диагностика
В большинстве случаев наибольшие проблемы вызывает исключение органических заболеваний ЦНС. Например, слабость отмечают при миастении, миопатиях и рассеянном склерозе. Неврит зрительного нерва может быть ошибочно принят за диссоциативную слепоту. Симптомы и признаки, не соответствующие анатомическим структурам или известным патофизиологическим механизмам каких-либо заболеваний, а также варьирующие от одного обследования до другого, скорее обусловлены диссоциативным расстройством, чем соматическим заболеванием. Таким образом, во всех случаях необходимо проведение тщательного соматического и неврологического обследования больного. Симптомы. которые исчезают под влиянием гипноза, внушения или при внутривенном введении барбамила, также скорее всего являются психогенными.
При проведении дифференциальной диагностики диссоциативного (конверсионного) расстройства необходимо учесть следующие клинические особенности.
• Возраст начала заболевания. Диссоциативные расстройства чаще всего впервые обнаруживают в возрасте до 40 лет.
• Появление симптомов провоцируют стрессовые ситуации. Если такие ситуации отсутствуют, то диагноз расстройства сомнителен. Однако сами по себе стрессовые ситуации не доказывают диагноз диссоциативного расстройства, т.к. они часто предшествуют соматическим заболеваниям.
• Вторичная выгода (см. выше). При отсутствии вторичной выгоды диагноз диссоциативного расстройства следует пересмотреть. Однако присутствие только вторичной выгоды не доказывает диагноз расстройства, т.к. иногда пациенты с соматическими заболеваниями используют своё состояние для достижения каких-либо целей (например, пособия по инвалидности).

ЛЕЧЕНИЕ
Прежде всего необходимо по возможности устранить травмирующие обстоятельства либо смягчить их влияние. Иногда положительное воздействие оказывает перемена обстановки. Главное место в лечении диссоциативных расстройств отводят психотерапии, в частности рациональной. Пациенту необходимо деликатно объяснить, что симптомы вызваны не соматическим заболеванием, а психологическими причинами, например можно сказать больному, что у него всё в порядке, что все болезненные симптомы со временем пройдут и что ему показано лечение с помощью психологических методов. Если сказать таким больным, что все их жалобы являются плодом воображения, это приводит не к улучшению, а к ухудшению. Многократные настойчивые и целенаправленные беседы с больным способствуют выработке у него правильного отношения к причинам заболевания.
Психологическое лечение. Метод выбора — психоаналитическая психотерапия. В некоторых случаях успешными оказываются гипноз и поведенческая психотерапия. Важное условие успешного лечения — изучение социальной ситуации больного с целью устранения вторичных выгод от заболевания.
Лекарственная терапия играет незначительную роль в лечении диссоциативных расстройств, кроме тех случаев когда конверсионные симптомы возникают вторично и обусловлены депрессивными расстройствами. При выраженной тревоге рекомендуют транквилизаторы, например диазепам 2–10 мг внутрь 2–4 р/сут (длительное лечение не показано из-за высокого риска развития зависимости). При депрессивных состояниях назначают антидепрессанты, например флуоксетин 20–40 мг/сут.
Тактика ведения. У большинства больных на фоне лечения наступает улучшение. При отсутствии эффекта от терапии необходимо ещё раз исключить возможность соматического заболевания. Для лечения диссоциативных расстройств применяются более короткие и директивные методы психотерапии. Чем больше времени такие больные находятся в роли больных, тем хуже они поддаются терапии.
Прогноз обычно благоприятен • В большинстве случаев конверсивные симптомы непродолжительны, внезапно начинаются и так же внезапно заканчиваются • Длительно текущие диссоциативные расстройства, сочетающиеся со вторичной выгодой, плохо поддаются терапии • Диссоциативная амнезия — внезапное окончание расстройства, немногочисленные рецидивы • Диссоциативная фуга — обычно кратковременное нарушение, выздоровление наступает спонтанно и быстро, редкие рецидивы • Диссоциативное расстройство идентификации — наиболее тяжёлое из диссоциативных расстройств с наибольшей вероятностью хронического течения. Больные с диссоциативными расстройствами личности на протяжении всей жизни, оставаясь внешне абсолютно здоровым, могут страдать от депрессивных состояний.
Синонимы • Истерический невроз • Конверсионные расстройства

МКБ-10 • F44 Диссоциативные [конверсионные] расстройства • F06. 5 Органическое диссоциативное расстройство


Диссоциативные (конверсионные) расстройства: Причины,Симптомы,Лечение | Doc.ua

Под конверсией понимается замещение тревоги различными соматическими симптомами, которые нередко могут быть признаками неврологического заболевания. Диссоциация же значит, что симптомы происходят от неправильного взаимодействия между разными функциями психического характера и являются результатом определенных нарушений. Также такого рода расстройства могут называться истерией.
Выделяют две главные проблемы в случае диагностики такого рода расстройств.
В начале развития заболевания, например такого, как синдром деперсонализации, полностью исключить соматическую патологию нельзя. Часто требуется длительное наблюдение за больным, проведение многих процедур, что позволяет поставить точный диагноз. Если случай сомнителен, то останавливаются на диагнозе диссоциативных расстройств, что не дает допустить наличие тяжелого заболевания соматического характера.
Иногда весьма тяжело определить, сознательные такие симптомы или бессознательные. Во многих случаях симуляция наблюдается у тех, кто лишен свободы или желает избежать призыва к армии. Часто больным свойственно преувеличивать свои симптомы, однако, при диагностике, в любом случае, предполагается существование компонента бессознательного характера, принимающего участие в происхождении симптомов.

Расстройства такого рода разделяются на двигательные, сенсорные диссоциативные и диссоциатвные расстройства, которые имеют определенные психологические симптомы.

Причины

Очень часто больные, сами того не сознавая, начинают подражать симптоматическим проявлениям, которые ими наблюдаются у окружающих. Таким образом, они проводят параллели между собой и этими людьми. Также распространены случаи, когда после того, как умер отец, взрослая дочь может страдать диссоциативным параличом, который по клинической картине схож с тем, который наблюдался у отца перед смертью.
Первоначальная выгода проявляется в том, что с помощью процессов диссоциации, а также конверсии, больной может подсознательно предотвращать внутренние конфликты психологического характера, к примеру, при диссоциативной амнезии из воспоминаний пациента могут выпадать наиболее приятные для него события.
Вторичная или социальная выгода проявляется в том, что результаты болезни могут стать для больного явными преимуществами. Они могут предотвратить трудные и обязательные житейские ситуации, так как больным действительно многое прощается. Они постоянно получают поддержку и достаточный уровень внимания со стороны окружающих, могут манипулировать своим состоянием и применять его для достижения личных целей. Несмотря на то, что вторичная выгода может быть очевидной, она не может быть использована для стопроцентной постановки точного диагноза.

Симптомы

По сути, возникновение таких симптомов не является умышленным и преднамеренным, однако они формируются под воздействием того, как больной сам представляет свое заболевание. Как уже было сказано, часто больные склонны придавать своим симптомам преувеличенное значение, но в основе заболевания находятся и бессознательные механизмы психологического характера. Больные, страдающие данным расстройством, могут не осознавать свои действия и не управлять ими. Также ясно, что такого рода расстройства являются выражением эмоционального конфликта: они имеют тесную связь со стрессом и развиваются внезапно.
Имеет место и отсутствие органических этиологических факторов. Если в настоящем или прошлом имелись истинные нарушения неврологического характера либо системные заболевания, которые влияют на ЦНС, то расстройства присутствовали у 40% больных. Диссоциативные и конверсивные проявления часто бывает весьма тяжело отличить от неврологических или соматических расстройств, особенно у тех пациентов, которые неплохо информированы о клинической картине и ходе течения такого рода заболеваний. Однако при медицинском осмотре и обследовании не выявляются нарушения. Важно помнить и понимать, что диагноз может быть установлен только в случае отсутствия нарушений физического и неврологического характеров или при отсутствии явной связи с данными нарушениями.

Клиническая картина не соответствует картине расстройства и схожих заболеваний. Проявления расстройств не соответствуют проявлениям настоящих неврологических расстройств, что отражает наивные представления пациентов относительно анатомической иннервации. Данное несоответствие крайне важно в случае необходимости уточнения диагноза.

Диагностика

Практически во всех случаях самые большие проблемы провоцируются органическими болезнями ЦНС. К примеру, явная слабость замечается при миопатиях, миастении и рассеянных склерозах. Неврит зрительных нервов может быть ошибочно принят за дисоциативную слепоту. Признаки и симптомы, которые не соответствуют анатомическим структурам либо известным механизмам патофизиологического характера, наверняка будут обусловлены диссоциативного рода расстройствами, а не соматическими болезнями. То есть, во всех ситуациях нужно провести тщательное соматическое и неврологическое обследования пациента. Симптомы таких проблем, как диссоциативное расстройство личности, которые могут пропасть под действием гипноза, внушения либо при введении определенных препаратов, скорее всего, также являются психогенными.
В случае проведения дифференциальной диагностики расстройств нужно принимать по внимание следующие особенности:

  • возраст проявления заболевания – как правило, диссоциативные расстройства обнаруживаются в возрасте моложе 40 лет;
  • симптомы — они проявляются под действием стрессовых ситуаций. Если ситуации такого рода не присутствуют, то диагноз является сомнительным. Но сами по себе стрессовые ситуации не являются доказательством диссоциативного расстройства, поскольку они часто предшествуют соматическим болезням.
  • вторичная выгода, о которой говорилось выше. Если она отсутствует, то диагноз расстройства нужно пересмотреть.

Лечение

При такой задаче, как лечение диссоциативных расстройств, в первую очередь очень важно устранить обстоятельства, которые могут травмировать больного или минимизировать их влияние. Часто, положительное действие достигается благодаря перемене обстановки. Основное место в лечении таких проблем возлагается на плечи психотерапии, в том числе рациональной. Пациенту очень важно объяснить то, что причиной являются не заболевания, а психологические причины, поэтому именно психологическую терапию рекомендуют в данной ситуации. Регулярные убедительные беседы с больным помогают выработать у него правильное отношение к данной проблеме и причинам, которые стали факторами ее развития.

Психологическое лечение

Врачи советуют использовать психоаналитическую психотерапию. В определенных случаях оказывают хорошее действие гипноз и психотерапия поведенческого характера. Очень важное условие лечения – это изучение ситуации больного в социальном плане, что дает возможность исключить вторичные выгоды от данных заболеваний.
Лекарственная терапия не играет принципиальной роли в данной ситуации, помимо тех случаев, когда такого рода расстройства проявляются вторично и являются результатом депрессивного заболевания. В случае выраженной тревоги показан прием транквилизаторов и антидепрессантов.
Почти у всех больных на фоне лечения проявляется улучшение. В случае отсутствия результатов терапии нужно исключить возможности соматического заболевания. С целью лечения диссоциативных расстройств используются короткие и директивные психотерапевтические методы. Причем чем больше времени пациент пребывает в роли больного, тем хуже будет действие терапии.
Прогноз, как правило, благоприятен. Практически во всех случаях симптомы заболеваний непродолжительны, они резко начинаются и так же быстро заканчиваются. Болезни, которые являются длительно текущими, и сочетаются с определенной выгодой, терапии могут поддаваться тяжело. Диссоциативная амнезия, которая является внезапным окончанием расстройства, нечасто имеет рецидивы. Диссоциативная фуга – это кратковременное нарушение, при котором рецидивы случаются крайне редко, выздоровление появляется быстро и неожиданно. Диссоциативное расстройство идентичности – самое тяжелое расстройство из всех, при нем есть вероятность хронического течения. Больные, которые имеют такие диссоциативные расстройства личности, как дереализация и деперсонализация, могут наблюдаться на протяжении всей жизни. При этом больные остаются абсолютно здоровыми внешне, но могут страдать от состояний депрессивного характера.

Диссоциативные (конверсионные) расстройства в неврологической практике

Авторы: Ю. В. Вольных

Статья в формате PDF

По материалам II Международной конференции «Достижения в неврологии» (3-5 апреля, г. Киев)

На приеме у невро­лога и в клинике внут­ренних болезней часто встречаются пациенты с необъяснимыми соматическими или неврологическими жалобами и поведением, указывающим на психогенную природу симптомов. Под этой маской могут скрываться диссоциативные расстройства, которые раньше объединялись термином «истерия».

Президент психо­аналитической ассоциации «Группа Фрейдово поле – Украина», заместитель главного врача по медицинской части Киевской городской психоневрологической больницы № 3 Юрий Владимирович Вольных представил проблему диссоциативных (конверсионных) расстройств с точки зрения психотерапевта. Общепринятыми критериями, на основе которых выделяются диссоциативные, или конверсионные, расстройства, являются полная или частичная потеря нормальной интеграции между памятью на прошлые события, способностью осознать себя как личность, непосредственными ощущениями и способностью управлять движениями тела.

Диссоциативное расстройство обычно связано с психотравмирующим событием, неразрешимой проблемой, внутриличностным или межличностным конфликтом и может проявляться широким спектром соматизированных и неврологических симп­томов, вплоть до паралича или ­анестезии определенных частей тела, потери зрения, слуха, речи и др.

Подобные симптомы имеют психогенную природу и ранее квалифицировались как истерия. Они развиваются в тесной связи со стрессом и часто внезапно. Симптомы отражают представления пациента о том, как должно проявляться соматическое заболевание. При этом медицинский осмотр и обследование не выявляют определенных соматических или нев­рологических нарушений. Даже для врача-интерниста очевидно, что потеря функции является выражением эмоционального конфликта или потребностей.

Со времен Древнего Египта (первое описание встречается в Кахунском медицинском папирусе 1950 г. до н. э.) многие женские болезни считались болезнями именно матки, хотя о расстройствах поведения или эмоций еще не упоминалось. Описано «лечение женщины, которой нравится быть в постели…» с диагнозом «спазмы матки».

Диагноз «истерия» (от др.-греч. uστερα – ​матка) впервые появляется в Древней Греции, в трудах Гиппократа, с характерной для античной медицины ложной анатомической привязкой. Истерия трактуется как «бешенство матки», в которое впадает этот женский орган, не имея возможности зачатия. Исходя из этих представлений о природе истерии, возможность истерии у мужчин долгое время отрицалась. На сегодняшний день очевидно, что болеют и женщины, и мужчины.

Научные основы изучения истерии заложил в ХІХ веке выдающийся французский врач и ученый Жан-Мартен Шарко (1825-1893). Шарко основал новое учение о психо­генной природе истерии и называл ее «великой симулянткой». Он заметил, что истерический невроз способен копировать многие органические заболевания нервной системы. В механизме развития истерического невроза лежат «бегство в болезнь», «условная приятность или желательность» болезненного симптома.

В истории учения об истерии упоминается личность Берты Паппенгейм – ​общественного деятеля, защитницы прав женщин и основательницы Иудейского союза ­женщин. Однако она более известна как пациент­ка Йозефа Брейера и Зигмунда Фрейда Anna O.

Рассмотренный в «Очерках об истерии» (1885) случай Анны О. послужил для Фрейда отправной точкой в разработке его теории истерии, а впоследствии и психо­анализа.

Термин «диссоциация» был предложен в конце ХIX века французским психологом и врачом П. Жане, который заметил, что комплекс идей может отщепляться от основной личности и существовать независимо и вне сознания, но может быть возвращен в сознание с помощью гипноза.

В современной психиатрии термин «диссоциативные расстройства» используется для обозначения таких феноменов:

  •  Множественная личность (ставится под сомнение многими клиницистами и учеными).
  •  Диссоциативная амнезия – ​потеря памяти, особенно на важные недавние события, которая не вызвана органическим психическим заболеванием и слишком выражена, чтобы ее можно было объяснить обычной забывчивостью или усталостью.
  •  Диссоциативная фуга – ​«побег от самого себя». Имеет все черты диссоциативной амнезии в сочетании с целенаправленными передвижениями, выходящими за обычный каждодневный предел (например, переезд в другой город). Хотя в период фуги имеет место амнезия, посторонним наблюдателям поведение пациента в это время может казаться абсолютно нормальным.

В Международной классификации болезней 10-го пересмотра эта группа расстройств кодируется в рубрике F44.

Второй вариант названия расстройства – ​конверсионное. Конверсия рассматривается как прыжок из бессознательного напряжения в телесные страдания с фиксацией на определенной части тела или системе органов. Этот соматический симптом является эквивалентом телесной разрядки (рвота, энурез, приступы плача, потеря голоса, покраснение кожи). Механизмы происхождения истерических симптомов с точки зрения психодинамической теории представляются следующим образом. В момент появления бессознательного возбуждения, тревоги (например, в результате психологической травмы) образовывается связь с какой-­либо ­частью тела (реальной либо воображаемой).

Травматический бессознательный комплекс блокирует осознание травматического переживания, и энергия тревоги переносится на реальную или во­ображаемую часть тела, которая обосабливается от всех остальных образов тела и перестает нормально функционировать. Обособ­ленная часть тела «загружается» излишком психического напряжения, и «Я» теряет над ней контроль. Так, например, возникает истерическая слепота, при которой взгляд «загружается» избыточным возбуждением и «Я» теряет контроль над функцией зрения.

Современные проявления диссоциативных расстройств сложны и разнообразны:

– панические атаки;

– фобии смерти и сумасшествия;

– анорексия/булимия;

– соматизированная депрессия, тревога;

– расстройства в сексуальной сфере (относительная анестезия в генитальной зоне, фригидность, импотенция, которые сопровождаются чрезмерной эротизацией других частей тела, болезненный половой акт, преждевременная эякуляция).

С позиций современной психосоматической концепции депрессия также рассматривается как одно из патологических звеньев реакции на стресс. Маскированная ­депрессия – ​депрессивное расстройство, представленное разнообразными и ­много­численными соматическими сиптомами с недостаточным для соответствия диагностическим критериям проявлением нарушений настроения.

По данным Всемирной организации здравоохранения, депрессивные расстройства являются одной из ведущих причин нетрудоспособности взрослого населения. 45-60% суицидов совершаются лицами с депрессивными расстройствами. Женщины страдают депрессивными расстройствами примерно в 2 раза чаще мужчин. В связи с тенденцией к увеличению продолжительности жизни населения растет риск развития депрессий и их склонности к атипичному течению.

В настоящее время золотым стандартом лечения пациентов с депрессивными расстройствами является фармакотерапия антидепрессантами в сочетании с психотерапией. В качестве оптимального антидепрессанта мультимодального действия, сохраняющего дневную активность пациентов, можно рекомендовать тразодон (­Триттико), в частности инновационную форму ­Триттико XR на основе Contramid.

Тразодон (­Триттико) – ​модулятор серотониновой системы с мультимодальным рецепторным действием (антагонист серотониновых рецепторов и ингибитор обратного захвата серотонина). В малых дозах (50-150 мг) тразодон является чистым антагонистом рецепторов 5-НT и 5-НТ, что объясняет 10% его механизма действия как антидепрессанта, а также анксиолитический и снотворный эффекты. В более высоких дозах (150-450 мг) присоединяется второй механизм – ​ингибирование обратного захвата серотонина, развивается полный антидепрессивный эффект препарата.

Благодаря сочетанию двух механизмов модуляции серотонинергической системы, а также антагонизма к α1-адренорецепторам тразодон эффективен при широком спектре расстройств, коморбидных депрессии, включая тревогу, нарушения сна и сексуальную дисфункцию.

Лекарственная форма на основе Contramid Триттико XR (таблетки по 300 мг) имеет плавный фармакокинетический профиль без пиков концентрации и с быстрым формированием плато. Благодаря этому снижается частота таких побочных эффектов, как дневная сонливость и гипотензия, пациент легче переносит период титрации дозы, быстрее ощущает антидепрессивный эффект, у него формируется доверие к врачу.

Таким образом, неврологам и врачам общего профиля следует проявлять настороженность в отношении психогенной природы соматических симптомов, характер и тяжесть которых не соответствуют данным лабораторных и инструментальных исследований. Часто у таких пациентов кратчайшим путем к решению проблемы является назначение эффективного антидепрессанта с благоприятным профилем безопасности наряду с профессиональной психотерапией.

Подготовил Дмитрий Молчанов

Тематичний номер «Неврологія, Психіатрія, Психотерапія» № 2 (45) червень 2018 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Неврологія

24. 02.2021 Неврологія Влияние липидов крови и гиполипидемической терапии на вторичную профилактику инсультов

В настоящее время назначению гиполипидемической терапии для вторичной профилактики ишемических цереброваскулярных событий уделяется недостаточно внимания. В отличие от ишемической болезни сердца, при которой определены целевые уровни липопротеинов, находящиеся в фокусе как врачей, так и пациентов, в течение нескольких лет уровень холестерина (ХС) не был целью вторичной профилактики инсульта. Между тем цереброваскулярная патология является одной из наиболее распространенных и социально значимых проблем во всем мире и, в частности, в Казахстане. В США, странах Евросоюза, Японии, а в последнее время – ​Китае и Южной Корее проводится ряд исследований, посвященных этому вопросу….

24.02.2021 Неврологія Терапія та сімейна медицина Роль фармакологічної терапії при постінсультній депресії

Метою огляду F. Corallo et al., опублікованого у виданні Journal of International Medical Research (2020; 48 (9): 1-11), було оцінити, чи є антидепресивні препарати, зокрема селективні інгібітори зворотного захоплення серотоніну (СІЗЗС) чи інгібітори зворотного захоплення серотоніну й норадреналіну (ІЗЗСН), а також підтримувальна терапія цитиколіном або холіну альфосцератом ефективними для зменшення проявів депресії у пацієнтів із цереброваскулярними захворюваннями. Методика полягала в систематичному пошуку досліджень у науковій літературі в базах даних PubMed та Web of Science. Загалом було виявлено 1566 досліджень, з яких автори відібрали чотири, що відповідали усім критеріям включення/виключення. …

24.02.2021 Неврологія Особливості постінсультної епілепсії та потенційні методи терапії

Інсульт як серйозна клінічна проблема для охорони здоров’я в усьому світі є третьою провідною причиною смерті та першою – ​інвалідності у розвинених країнах. Дані щодо поширеності постінсультної епілепсії (ПІЕ) є суперечливими, але за останніми епідеміологічними дослід­жен­нями вона становить приблизно 10% усіх епілепсій та 55% вперше діагностованих нападів серед осіб похилого віку. Зростання частоти ПІЕ порівняно з попередніми роками пояснюється глобальним процесом постаріння населення, збільшенням тривалості життя та поліпшенням діагностики епілептичних нападів у віці від 65 років….

24.02.2021 Неврологія Лікування пацієнта із хронічною ішемією мозку: як досягти ефекту синергії?

Конференцію «Європейські стратегії сучасної медицини» було проведено 4‑6 грудня 2020 року в форматі онлайн. У межах заходу учасники розглянули безліч цікавих та актуальних тем. Представляємо до вашої уваги огляд однієї з доповідей неврологічної секції, яку було присвячено можливостям корекції ішемії головного мозку….

Терапевтические и социальные вмешательства при конверсионных и диссоциативных расстройствах

Целью этого обзора является обеспечение лучшего понимания того, какие вмешательства (лечение) эффективны и полезны для людей с конверсионными и диссоциативными расстройствами. Вмешательства, о которых идет речь, не являются медицинскими. Вместо этого они включают терапию или социальные мероприятия.

Актуальность

Конверсионные и диссоциативные расстройства — это состояния, при которых люди испытывают необычные неврологические симптомы (связанные с нервами и нервной системой), или изменения в сознании, или своей идентичности. Неврологические заболевания или другие медицинские состояния не могут объяснить эти клинические признаки; часто присутствует психологический (затрагивающий или возникающий в сознании) стресс или травма. Симптомы реальны и могут вызывать у людей, испытывающих их, дистресс или проблемы с функционированием в повседневной жизни.

Этот обзор призван помочь этим пациентам, а также клиницистам, разработчикам политики и медицинским службам, работающим с этими расстройствами.

Вопрос обзора

Каковы доказательства в отношении психосоциального (связанного с социальными факторами и индивидуальным мышлением и поведением) вмешательства при конверсионных и диссоциативных расстройствах?

Дата поиска

Мы провели поиск в медицинских базах данных с 16 июля по 16 августа 2019 года.

Результаты поиска

Мы прочитали 3048 резюме статей, в результате чего выбрали 17 исследований, которые соответствовали нашим критериям в отношении состояний, групп людей, вмешательств и видов исследований, которые находятся в фокусе этого обзора.

В 17 исследованиях приняли участие 894 человека, и каждое исследование было относительно небольшим.

В настоящее время проводятся дополнительные исследования, и мы включим их в обновленную версию этого обзора.

Характеристика исследований

Исследования были проведены в девяти разных странах мира с участием взрослых в возрасте от 18 до 80 с диагнозом конверсионного или диссоциативного расстройства в течение любого периода времени. Некоторые исследования были проведены либо в психиатрических, либо в неврологических учреждениях. Некоторые из них включали госпитализированных пациентов, некоторые — пациентов в амбулаторных условиях.

Все вмешательства были психосоциальными, то есть они были сосредоточены на психологических или социальных вмешательствах, таких как терапия, гипноз или просто обучение людей по вопросам их заболевания. Число сессий варьировало.

Все включенные исследования сравнивали вмешательство с контрольной группой, чтобы определить эффективность вмешательства (имело ли оно какое-либо значение). Контрольные группы получали различные психосоциальные вмешательства, лекарства или уход, который люди обычно получали бы, если бы у них было то же самое состояние, но они не были бы участниками исследования.

Первичным исходом, который мы искали, было уменьшение соматических симптомов (физических признаков заболевания).

Основные результаты

Мы исследовали влияние различных видов психосоциальных вмешательств, начиная от гипноза и заканчивая поведенческой терапией. Ни одно из исследований не было проведено на достаточно высоком уровне, чтобы можно было сказать что-либо убедительное о доказательствах по результатам.

В конце лечения наблюдалось уменьшение соматических симптомов при использовании трёх вариантов вмешательств.

Гипноз снижал тяжесть расстройства по сравнению с людьми, находившимися на листе ожидания; поведенческая терапия, предоставляемая в дополнение к обычному уходу стационарным больным, снижала число еженедельных приступов (припадков) и тяжесть симптомов по сравнению с людьми, получавшими только обычный уход; и психотерапия с предварительным мотивирующим интервью (разговорная терапия, которая пытается вывести человека из состояния нерешительности или неопределенности в позитивное состояние) по сравнению с только психотерапией, снижала частоту приступов.

Качество доказательств

В большинстве включенных исследований были методологические недостатки, а качество данных, использованных для оценки эффективности различных методов лечения, было оценено как низкое или очень низкое. Из-за этого низкого качества доказательств мы не можем сказать, насколько надежны результаты.

Выводы

Результаты мета-анализа и сообщения о результатах отдельных исследований свидетельствуют об отсутствии доказательств в отношении эффектов любых психосоциальных вмешательств при конверсионных или диссоциативных расстройствах у взрослых. Поэтому из включенных исследований невозможно сделать какие-либо выводы о потенциальных пользе или вреде.

Однако обзор показывает, что исследования в этой области возможны.

Официальный сайт УЗ “Городской клинический психиатрический диспансер г.Минска”

Пашник Анна Иосифовна, врач-психотерапевт, заведующий амбулаторным отделением пограничных состояний №2 учреждения здравоохранения «Городской клинический психиатрический диспансер»

Конверсия – это защитный механизм психики, в результате которого психическое напряжение, вызванное стрессом,  конверсируется (преобразовывается) в симптомы соматического заболевания.

Это отвлекает человека от тревожащей эмоциональной проблемы и переносит его внимание на менее пугающую проблему — физическое состояние. Фактически любой симптом может быть конверсионным. Конверсионные симптомы служат символическим выражением психологической проблемы человека. Например, боль в грудной клетке иногда появляется при психическом страдании отвергнутого любимой (буквально «разбитое сердце»), а боль в пояснице — когда человек чувствует, что его проблемы слишком тяжелы и непереносимы.

Как ни странно, при наличии болезненных ощущений и субъективно плохого самочувствия, такой человек, пройдя медицинское  обследование,  часто оказывается здоров. Многие скажут, что этот человек – симулянт, но будут не правы. В медицине  не ново такое явление, когда у физически здорового человека возникают нарушения различных функций организма. Это явление получило название «конверсионное расстройство».

Мнимые ощущения и признаки долгое время называли истерией и относились к ним, как к притворству. Только в конце 19-го века Жан Мартен Шарко доказал, что больные реально испытывают симптомы несуществующих болезней. Именно с этого времени официальная медицина признала, что конверсионные (истерические) расстройства – это болезнь. 

Диагноз «истерия»  в классификации болезней сегодня распался на многочисленные более конкретные диагнозы, такие как:

-Другие уточнённые тревожные расстройства (включена тревожная истерия).

— Диссоциативные (конверсионные) расстройства  (включается конверсионная истерия, конверсионная реакция, истерия, истерический психоз)

-Соматоформные расстройства

-Диссоциативные двигательные расстройства (случаи астазии-абазии, частичного или полного паралича; включается психогенная афония и дисфония)

-Диссоциативная анестезия или потеря чувственного восприятия (включается психогенная глухота)

-Истерическое расстройство личности. 

 

Причины расстройства

 Основной пpичинoй кoнвepcиoннoгo paccтpoйcтвa (КР) cчитaется внутpeнний пcиxoлoгичecкий кoнфликт, когда чeлoвeк пpeдъявляeт зaвышeнныe тpeбoвaния к oкpужaющим  и пepecтaeт peaльнo oцeнивaть cитуaцию вoкpуг ceбя.

 Еще одной причиной (КР)  являeтcя жeлaниe уйти oт cущecтвующeгo внутpeннeгo, либo внeшнeгo кoнфликтa. Opгaнизм выcтpaивaeт зaщитную peaкцию в видe мнимoй бoлeзни, чтoбы cпpятaтьcя oт cтpeccoвыx cитуaций.

Довольно частым фактором проявления конверсии являeтcя пoлучeниe кaкoй-либo бeccoзнaтeльнoй выгoды oт этoгo состояния. Так человек пытaeтcя мaнипулиpoвaть близким человеком, и удepживaть eгo pядoм xoтя бы c пoмoщью мнимoгo зaбoлeвaния.

КР наиболее часто встречается у детей, молодых людей  и пожилых. Причина в том, что люди в этот период жизни наиболее эмоционально уязвимы.

Конверсионное расстройство может быть вызвано недооценкой собственной значимости, попыткой «закрыться» от проблем, необходимостью принимать важные решения или взять на себя ответственность. Все это происходит на фоне стресса, и психика «включает» болезнь.

         

Как проявляется? Симптомы.

Изначально симптомы сводили к обморокам, истерическим припадкам, параличам и душевным расстройствам. Дальнейшее изучение конверсионного расстройства показало, что симптомы более обширны. Было определено, что влияния болезни может ощутить любой орган. Haибoлee чacтыe пpoявлeния – oщущeниe кoмa в гopлe, тpуднocти пpи глoтaнии, пoтepя oднoгo из чувcтв ceнcopнoгo вocпpиятия.

Выделяют 4 группы симптомов КР.

1).Двигательная группа симптомов

Самая большая группа симптомов, которая поражает двигательные функции организма. Нарушения могут быть различными: от нарушений походки до возникновения паралича. Конверсионное расстройство часто ассоциируется с неконтролируемыми припадками, внезапно проявляющимися при внешнем раздражении. Пациент может упасть, поднять крик, дергать руками или ногами, неестественно выгибаться и кататься по полу. Такие двигательные расстройства длятся от нескольких часов до нескольких минут, а причиной могут стать – резкий громкий звук, появление нового человека, световая вспышка и другие раздражители.

В психиатрии выделяют диссоциативные:

 -фуга;

-ступор;

-судороги;

 — нарушения моторики и ощущений

Диссоциативная фуга

Это нарушение, при котором человек под влиянием стрессовых ситуаций резко переезжает с прежнего и привычного места жительства, при этом полностью утрачивает воспоминания о собственной личности. Период фуги амнезируется, т. е. воспоминания об этом периоде жизни забываются больным. Это состояние длится от нескольких часов до нескольких месяцев (в отдельных случаях – лет).

Диссоциативный ступор

Это двигательное расстройство, которое характеризуется снижением/отсутствием произвольных движений. Человек лежит и сидит неподвижно длительное время.

При этом расстройстве отмечается мутизм — отсутствие речи, а также суженность сознания. Пациенты не отвечают на вопросы, обращенные к ним, или отвечает с задержкой.

Диссоциативные судороги (псевдоприпадки)

Они характеризуются наличием судорог конечностей. Отличие от эпилептических припадков заключается в том, что не наблюдается прикусывания языка и резкого падения пациента на пол. Отсутствует потеря сознания. При попытках врача открыть пациенту глаза больной оказывает сопротивление.

Длительность припадка составляет от нескольких минут до нескольких часов. Припадки происходят в присутствии других людей и развиваются во время обращения внимания на пациента. При утрате к нему интереса приступы исчезают. В некоторых случаях возникают обмороки, слезы или смех. У детей псевдоприпадки возникают в качестве реакции протеста на отказ взрослых выполнить их требования.

Диссоциативные расстройства моторики и ощущений

Это нарушения ощущений или движений, которые происходят при отсутствии какого-либо соматического симптома. Нарушения движения проявляются в виде парезов (снижение силы мышц с ограничением объема произвольных движений), параличей (полная неспособность к выполнению движений), дрожания конечностей. Отмечается нарушение координации движений (атаксия), потеря звучности голоса при сохранности говорить шепотом (афония).

У таких пациентов наблюдается нарушение речи, возникающее из-за ограниченности подвижности органов речевого аппарата: мягкого неба, губ и языка (дизартрия), внезапно возникающие произвольные движения различных групп мышц (дискинезии). Отмечается нарушение возможности сидеть и ходить (астазия-абазия), непроизвольное сокращение круговых мышц глаза (блефароспазм ). Иногда встречается истерическая слепота, истерические боли, тики и тремор головы.

2) Сенсорная группа симптомов диссоциативных расстройств

К этой группе относят все симптомы, связанные с чувствительностью человека. Сенсорные нарушения могут проявляться по-разному: может повыситься или понизиться болевой порог. Может наступить онемение, при котором чувствительность к боли пропадает вообще; нарушение температурного восприятия, при котором человек перестает чувствовать горячее; глухота; изменение вкуса; проявления слепоты; нарушение обоняния. Все эти симптомы могут быть более или менее выражены и ощущаться на протяжении разного времени.

3)Вегетативная симптоматика

 Симптомы этой группы вызывают спазмы гладкой мускулатуры и кровоснабжающих сосудов. В этом случае конверсионное расстройство может выглядеть, как любое другое заболевание. Первоначально человека проводят через множество тестов и анализов, пока возникает подозрение, что это диссоциативное расстройство.

4) Психическая группа симптомов

 В этой группе могут быть безобидные фантазии и болезненный бред. Могут проявиться галлюцинации или начаться мнимая потеря памяти, так называемая амнезия.

При амнезии больные не могут вспомнить и рассказать длительные моменты из своей жизни. Иногда они отрицают, что знают что-либо о своей жизни, которая была ранее. Часто это происходит в следствие  вытеснение воспоминаний о психической травме (например, насилие).

Этот вид нарушений проявляется в нескольких формах:

1.Локализованная форма амнезии — забывание кратковременных событий (от нескольких часов до нескольких дней).

2.Генерализованная форма амнезии проявляется потерей памяти на весь период болезни.

3.Селективная форма — забывание некоторых событий, значимых для личности. Непрерывный тип амнезии характеризуется забыванием каждого события жизни пациента.

Однако, данные психические симптомы вызывают напряженность и тревожность, а в более сложных случаях могут вызвать даже раздвоение личности.

   Диссоциативное расстройство идентичности (раздвоение личности)

Заболевание довольно редкое. Ранее при диагностике использовалось название «расстройство множественных личностей». Но сегодня от этого диагноза отказались. Официально используется название «диссоциативное расстройство идентичности». Но чаще всего этот подвид расстройства называют именно «раздвоение личности».

 Симптомы и признаки болезни диагностируют по четырем критериям:

-Пациент имеет два или более личностных состояния.

-Каждая личность имеет свою модель поведения, отдельное мировоззрение и свое отношение к окружающему миру.

-Внутренние личности попеременно получают контроль над поведением больного.

— Пациент не имеет воспоминаний о важных событиях в своей жизни, не помнит важные факты.

 Состояние пациента не вызвано действием алкоголя или наркотиков. Пациент не испытывал воздействия отравляющих веществ, у него не диагностированы другие психические заболевания. При проведении диагностики раздвоения личности у детей психиатры часто сталкиваются с проявлениями бурной фантазии, затянувшимися играми и вымышленными друзьями.

 

Как проходит лечение.

Лечение истерии осуществляется в амбулаторных условиях. Конверсионное расстройство надо лечить при помощи медикаментов и психотерапии. Только комплексное лечение позволяет избавиться от этого заболевания. Лечение лекарственными препаратами влияет на проявление симптомов.

Медикаментозное лечение включает в себя применения нейролептиков, тракнвилизаторов, антидепрессантов, психостимуляторов и ноотропных препаратов. Наиболее широко применяются антидепрессанты и транквилизаторы. Вид препаратов и их дозировка зависит от симптомов и их выраженности, индивидуальных особенностей пациента. Если амбулаторное лечение не дает результатов, то его госпитализируют в стационар.

Одновременно с приемом лекарств необходимо проходить психотерапевтическое лечение. Психотерапевт помогает больного выявить и устранить причину возникновения болезни. Основным направлением психотерапии в этом случае является психодинамический подход.

Этот вид лечения используется в работе как со взрослыми, так и с детьми и подростками. В некоторых случаях применяется гипноз. Семейная психотерапия применяется в тех случаях, если причиной развития болезни являются семейные проблемы.

Лечение конверсионного расстройства у детей не требует назначения препаратов. Для избавления от этого недуга рекомендуется родителям изменить свой стиль поведения по отношению к ребенку и методы воспитания. Если этот способ не помогает вылечить конверсионное расстройство, то необходимо обратиться за помощью к психологу или психотерапевту.

Диссоциативные (конверсионные) расстройства, история заболевания

 Общим для данной категории расстройств являются транзиторные нарушения интеграции функций памяти, сознания, собственной идентичности и моторики, включающие утрату какой-то части этих функций. Эти расстройства известны человечеству с незапамятных времен. Сходные состояния описаны в древнеегипетских папирусах около 2 тысяч лет до н.э., где их появление у женщин связывали с «блужданием матки» (отсюда термин — истерия). Гиппократ и Гален связывали их с половым воздержанием. В 19 веке французский врач Briquet впервые определил их как дисфункцию нервной системы в результате психологического стресса. Charcot считал истерию следствием наследственных дегенеративных изменений ЦНС и, несмотря на такую органическую трактовку, с успехом лечил ее психологически — гипнозом. Janet (1989) выдвинул теорию психической диссоциации, согласно которой в результате конституционально-генетических причин может снижаться синтетическая деятельность психики, при этом определенные идеаторные и аффективные компоненты перестают осознаваться, проявляясь в сенсомоторных эффектах через бессознательные механизмы. Breuer (1985), в отличие от Janet, считал процесс диссоциации не пассивным, а инициируемым самим пациентом. Подобное особое состояние лишь частичного осознания дезинтегрированных психических процессов он называл аутогипнозом.

Крайне важным было обнаружение Фрейдом основы механизма диссоциации — активного процесса психологической защиты, феномена вытеснения из сознания угрожающих или нежелательных содержательных элементов. Эмоция, которая не могла быть выражена, оказывалась превращенной в физический симптом, представлявший собой, таким образом, компромисс между неосознаваемым желанием выразить мысль или чувство и страхом возможных последствий. Симптомы, как выяснилось, позволяли не только маскировать нежелательные эмоции, но и представляли собой своеобразное самоналагаемое наказание за запрещенное желание или удаление себя из устрашающей ситуации. Эти же симптомы обусловливали и получение вторичных выгод от занятия роли больного. «Соматический язык» симптомов может также использоваться как средство коммуникации, когда последняя затруднена бессознательными, сознательными или социокультуральными факторами. Такой способ общения в особенности свойственен инфантильным, незрелым, зависимым личностям с невысоким уровнем образования и интеллекта. Коммуникативный эффект симптома проявляется и в том, что, трансформируя конфликт в разных сферах отношений личности в физическое заболевание, он позволяет больному манипулировать социальным окружением, в какой-то мере снижая болезненность конфликтной ситуации.

Устранение блокады на пути эмоции, последующая эмоциональная разгрузка (катарсис) и, вследствие этого, исчезновение физического симптома, лишенного своей бессознательной эмоциональной поддержки, явилось первоначальной основой психоаналитического метода. К сожалению, взаимосвязь обширной феноменологии диссоциативных расстройств и лабораторного изучения диссоциации еще далека от того, чтобы представлять собой четкую концепцию.

Истерические и коморбидные психические расстройства в амбулаторной неврологической практике | Ромасенко

1. Ромасенко Л.В. Патоморфоз истерических расстройств. Материалы конференции «Х клинические Павловские чтения. Выпуск 10-й». Санкт-Петербург, 2006. С. 20–25. Жане П. Неврозы. М.: Космос, 1911. 315 с.

2. Якубик А. Истерия (методология, теория, психопатология). М.: Медицина, 1982. 44 с.

3. Семке В.Я. Истерические состояния. М.: Медицина, 1988. 224 с.

4. Woodruff R., Clayton P., Guze S. Hysteria: Studies of diagnosis, outcome, and prevalence. JAMA 1971;215:425–8. DOI: 10.1001/jama.1971.03180160025006. PMID: 5107385.

5. Stone J., Carson A., Duncan R. et al. Symptoms “unexplained by organic disease” in 1144 new neurology outpatients: how often does the diagnosis change at follow-up? Brain 2009;132:2878–88. DOI: 10.1093/brain/awp220. PMID: 19737842.

6. Lempert T., Dieterich M., Huppert D., Brandt T. Psychogenic disorders in neurology: frequency and clinical spectrum. Acta Neurol Scand 1990;82: 335–40. DOI: 10.1111/j.1600-0404.1990. tb03312.x. PMID: 2281751.

7. Reynolds E.H. Hysteria, conversion and functional disorders: A neurological contribution to classification issues. Br J Psychiatr 2012;201:253–4. DOI: 10.1192/bjp.bp.111.107219. PMID: 23028080.

8. North C.S. The classification of hysteria and related disorders: historical and phenomenological considerations. Behav Sci 2015;5(4):496–517. DOI: 10.3390/bs5040496. PMID: 26561836.

9. Дюкова Г.М. Основные принципы диагностики истерии в неврологии. Избранные лекции. М.: Эйдос-Медиа, 2006. С. 316–337.

10. Дюкова Г.М., Голубев В.Л., Погромов А.П., Мнацаканян М.Г. Функциональные расстройства: систематика клинических проявлений и патогенез. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2016;12:137–44.

11. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике. СПб.: Оверлайд, 1994. 303 с.

12. Folstein M.F., Folstein S.E., McHugh P.R. “Mini-mental state”. A practical method for grading the cognitive state of patients for the clinician. J Psychiatr Res 1975;12(3):189–98. DOI: 10.1016/0022-3956(75)90026-6. PMID: 1202204.

Конверсионное расстройство: симптомы, причины, диагностика, лечение

Что такое конверсионное расстройство?

Конверсионное расстройство — это состояние, при котором у вас есть физические симптомы проблемы со здоровьем, но нет травмы или болезни, которые могли бы их объяснить.

Например, представьте, что вы резко упали с велосипеда и не можете пошевелить рукой. Но ваша рука не повреждена. Ни одна другая часть вашего тела.

Ваше тело преобразовало эмоциональный и психологический стресс, вызванный вашим падением, в физическую реакцию парализованной руки.Это может показаться странным, но ваши симптомы реальны, и вы не можете их контролировать.

Эксперты включают конверсионное расстройство в более широкую категорию заболеваний, называемых функциональными неврологическими расстройствами.

Причины конверсионного расстройства

Исследователи все еще ищут конкретную причину, но они думают, что конверсионное расстройство возникает как способ, которым ваш мозг справляется с эмоциональным стрессом. Почти всегда причиной этого являются неприятные ситуации и другие психические расстройства.

Женщины болеют им чаще, чем мужчины.Это также чаще случается с людьми, у которых в прошлом был эмоциональный стресс или которым трудно говорить о своих чувствах.

Физические симптомы иногда могут помочь во внутреннем конфликте. Например, если вы боретесь с желанием кого-то обидеть, конверсионное расстройство может привести к параличу, и вы не сможете действовать в соответствии с этим желанием.

Симптомы конверсионного расстройства

Симптомы конверсионного расстройства обычно возникают внезапно и выглядят как проблемы с вашей нервной системой (головным, спинным мозгом или другими нервами).К ним относятся:

  • Движения, которые вы не можете контролировать
  • Туннельное зрение или слепота
  • Потеря обоняния или речи
  • Онемение или паралич

Диагностика конверсионного расстройства

Теста для диагностики конверсионного расстройства не существует. Ваш врач начнет с исключения других физических, психических или неврологических причин ваших симптомов. Они могут спросить вас, были ли у вас в последнее время стрессовые события.

Американская психиатрическая ассоциация установила стандарты для симптомов, которые следует диагностировать как конверсионное расстройство:

  • Они влияют на ваши движения или чувства, и вы не можете их контролировать.
  • Вы их не притворяетесь.
  • Их нельзя объяснить никаким другим заболеванием, лекарствами или поведением.
  • Они не вызваны другой проблемой психического здоровья.
  • Они вызывают стресс в социальной и рабочей обстановке.

Лечение конверсионного расстройства

Простого знания того, что у вас нет серьезного физического состояния, может быть достаточно, чтобы купировать симптомы. Но ранняя помощь врача может улучшить ваше самочувствие.

Они, вероятно, порекомендуют психотерапевтическое лечение, в том числе:

Перспективы конверсионного расстройства

Симптомы могут длиться от нескольких дней до нескольких недель.Они могли уйти так же быстро, как появились. В большинстве случаев они не опасны для жизни. Но они могут иметь длительное влияние на качество вашей жизни, если вы не будете лечиться.

Лучший способ предотвратить конверсионное расстройство — это найти хорошие способы справляться со стрессами в жизни. Могут помочь упражнения и успокаивающие действия, такие как йога и медитация.

Если у вас есть психическое заболевание, регулярно посещайте врача и принимайте лекарства в соответствии с указаниями.

Функциональные неврологические расстройства / конверсионное расстройство — Симптомы и причины

Обзор

Функциональные неврологические расстройства — более новый и широкий термин, который включает в себя то, что некоторые люди называют конверсионным расстройством — проявляются симптомами нервной системы (неврологическими), которые не могут быть объяснены неврологическим заболеванием или другим заболеванием.Однако симптомы реальны и вызывают серьезные расстройства или проблемы с функционированием.

Признаки и симптомы различаются в зависимости от типа функционального неврологического расстройства и могут включать определенные закономерности. Обычно эти расстройства влияют на ваше движение или ваши чувства, такие как способность ходить, глотать, видеть или слышать. Симптомы могут различаться по степени тяжести, приходить и уходить, а также быть стойкими. Однако вы не можете намеренно вызвать или контролировать свои симптомы.

Причина функциональных неврологических расстройств неизвестна.Состояние может быть вызвано неврологическим расстройством или реакцией на стресс, психологическую или физическую травму, но это не всегда так. Функциональные неврологические расстройства связаны с функционированием мозга, а не с повреждением его структуры (например, в результате инсульта, рассеянного склероза, инфекции или травмы).

Ранняя диагностика и лечение, особенно информирование о заболевании, могут помочь в выздоровлении.

Продукты и услуги

Показать другие продукты Mayo Clinic

Симптомы

Симптомы функциональных неврологических расстройств могут различаться в зависимости от типа функционального неврологического расстройства, и они достаточно значительны, чтобы вызвать ухудшение и потребовать медицинского обследования.Симптомы могут влиять на движения и функции тела, а также на чувства.

Признаки и симптомы, влияющие на движения и функции тела, могут включать:

  • Слабость или паралич
  • Ненормальные движения, например тремор или затруднения при ходьбе
  • Утрата баланса
  • Затруднение при глотании или ощущение «комка в горле»
  • Припадки или эпизоды дрожи и явной потери сознания (неэпилептические припадки)
  • Эпизоды отсутствия ответа

Признаки и симптомы, влияющие на органы чувств, могут включать:

  • Онемение или потеря чувствительности
  • Проблемы с речью, такие как неспособность говорить или невнятная речь
  • Проблемы со зрением, такие как двоение в глазах или слепота
  • Проблемы со слухом или глухота
Когда обращаться к врачу

При появлении признаков и симптомов, перечисленных выше, обратитесь за медицинской помощью.Если основной причиной является неврологическое заболевание или другое заболевание, важны быстрая диагностика и лечение. Если диагноз — функциональное неврологическое расстройство, лечение может улучшить симптомы и помочь предотвратить проблемы в будущем.

Причины

Точная причина функциональных неврологических расстройств неизвестна. Теории относительно того, что происходит в мозге и приводит к появлению симптомов, сложны и включают множество механизмов, которые могут различаться в зависимости от типа функционального неврологического расстройства.

В основном, могут быть задействованы части мозга, которые контролируют работу ваших мышц и органов чувств, даже если нет никаких заболеваний или аномалий.

Симптомы функциональных неврологических расстройств могут появиться внезапно после стрессового события, эмоциональной или физической травмы. Другие триггеры могут включать изменения или нарушения в работе мозга на структурном, клеточном или метаболическом уровне. Но не всегда можно определить причину появления симптомов.

Факторы риска

Факторы, которые могут увеличить риск функциональных неврологических расстройств, включают:

  • Имея неврологическое заболевание или расстройство, такое как эпилепсия, мигрень или двигательное расстройство
  • Недавний значительный стресс, эмоциональная или физическая травма
  • Наличие психического расстройства, такого как расстройство настроения или тревожное расстройство, диссоциативное расстройство или определенные расстройства личности
  • Наличие члена семьи с функциональным неврологическим расстройством
  • Возможно, в детстве имел место физическое или сексуальное насилие или пренебрежение заботой

Вероятность развития функциональных неврологических расстройств у женщин выше, чем у мужчин.

Осложнения

Некоторые симптомы функциональных неврологических расстройств, особенно если их не лечить, могут привести к значительной инвалидности и низкому качеству жизни, как и те, которые вызваны медицинскими состояниями или заболеванием.

Опыт клиники Майо и истории пациентов

Наши пациенты говорят нам, что качество их взаимодействия, наше внимание к деталям и эффективность их посещений означают такое медицинское обслуживание, которого они никогда не получали.Посмотрите истории довольных пациентов клиники Мэйо.

05 октября 2019 г.

Конверсионное расстройство у взрослых

Обзор

Что такое конверсионное расстройство?

Конверсионное расстройство, также называемое функциональным неврологическим симптоматическим расстройством, представляет собой медицинскую проблему, затрагивающую функцию нервной системы; в частности, мозг и нервы тела не могут правильно посылать и принимать сигналы.В результате этой проблемы «общения» пациенты с конверсионными расстройствами могут испытывать трудности с движением конечностей или иметь проблемы с одним или несколькими чувствами.

В прошлом конверсионное расстройство считалось исключительно психологическим расстройством, при котором психологические проблемы «превращались» в физические симптомы. Сегодня конверсионное расстройство признано отдельным расстройством. Психологические проблемы (например, травмы, личные конфликты, факторы жизненного стресса) часто наблюдаются у пациентов с симптомами конверсионного расстройства, но не всегда присутствуют у всех пациентов.

Уход за пациентами с конверсионным расстройством перекрывает области психиатрии и неврологии. Однако важно отметить, что симптомы реальны; они не выдуманы, и пациенты их не притворяются.

Насколько распространено конверсионное расстройство?

Число людей с конверсионным расстройством малоизвестно. Некоторые исследователи подсчитали, что количество пациентов с продолжающимися симптомами составляет от 2 до 5 человек на каждые 100 000 пациентов в год.

Кто страдает конверсионным расстройством?

Хотя конверсионное расстройство может возникнуть в любом возрасте, оно имеет тенденцию развиваться в подростковом и раннем взрослом возрасте.Конверсионное расстройство чаще встречается у женщин. Около двух третей пациентов имеют признаки психического заболевания, наиболее распространенными из которых являются депрессия и травмы. Также часто наблюдаются расстройства личности.

Симптомы и причины

Каковы причины конверсионного расстройства?

Нет конкретной причины конверсионного расстройства.Вместо этого исследователи полагают, что существует множество факторов риска и / или триггеров, которые могут привести к развитию конверсионного расстройства. Один из наиболее распространенных сценариев состоит в том, что конверсионное расстройство может быть вызвано реакцией организма на психологическую травму или стрессовое событие. Другие врачи и исследователи считают, что физическая травма, инфекция, мигрень или панические атаки могут спровоцировать развитие конверсионного расстройства. Многие исследователи начинают полагать, что независимо от триггера симптомы, кажется, «застревают» вместо того, чтобы улучшаться.Затем возникают функциональные проблемы.

Каковы симптомы конверсионного расстройства?

Конверсионное расстройство подобно многим другим расстройствам или заболеваниям, имеющим множество причин, множество факторов риска и широкий спектр симптомов. Кроме того, симптомы варьируются от человека к человеку. Симптомы конверсионного расстройства включают:

  • Потеря зрения, двоение в глазах, светочувствительность
  • Слабость или паралич конечностей
  • Потеря голоса, невнятная или запинающаяся речь
  • Нарушение координации движений
  • Проблемы с памятью, проблемы с мышлением
  • Головные боли, мигрени
  • Потеря обоняния
  • Хроническая боль
  • Потеря осязания
  • Потеря слуха
  • Онемение, покалывание в конечностях, теле или лице
  • Судороги, затемнение, обморок
  • Тремор, судороги
  • Проблемы со сном
  • Гиперактивный мочевой пузырь
  • Галлюцинации

У некоторых пациентов есть только несколько симптомов; у некоторых есть много симптомов.Симптомы различаются по интенсивности и частоте. У некоторых пациентов симптомы присутствуют всегда; в других они появляются, исчезают и снова появляются.

Диагностика и тесты

Как диагностируется конверсионное расстройство?

Конверсионное расстройство очень сложно диагностировать, потому что проблема связана с функционированием нервной системы, а не из-за болезни нервов или головного мозга.Для диагностики конверсионного расстройства обычно используются следующие тесты:

  • История болезни и медицинский осмотр. Это помогает как исключить другие существующие заболевания как возможные причины, так и / или выявляет состояния, которые могут играть роль в симптомах конверсионного расстройства.
  • КТ и МРТ. Эти тесты предоставляют подробную информацию о возможных травмах головы, инсультах, опухолях головного мозга и заболеваниях головного мозга, которые могут вызывать симптомы. Кроме того, более новые исследования предоставляют доказательства того, что в мозге пациентов с конверсионным расстройством наблюдаются структурные изменения.
  • ЭЭГ (электроэнцефалограмма). Этот тест ищет доказательства судорог или других электрических изменений в головном мозге.

Технически диагноз конверсионного расстройства ставится на основании следующих критериев.

У пациента:

  • Один или несколько симптомов, влияющих на произвольную моторную (мышечную) или сенсорную функцию (влияющую на пять органов чувств: зрение, слух, осязание, вкус, обоняние)
  • Нет физических данных, которые могли бы объяснить симптомы.
  • Отсутствует какое-либо другое заболевание или психическое расстройство, объясняющее симптомы.
  • Симптомы, вызывающие серьезное расстройство или ухудшение состояния.

После того, как положительные результаты обследования укажут на диагноз конверсионного расстройства, следующим шагом будет скрининг пациента на предмет психиатрических факторов риска, которые могут сыграть роль в развитии или осложнении расстройства.

Ведение и лечение

Какие методы лечения конверсионного расстройства?

Поскольку симптомы у каждого пациента с конверсионным расстройством различны, лечение должно быть адаптировано для каждого отдельного пациента.К лечению могут привлекаться врачи многих специальностей. К ним относятся неврологи, физиотерапевты (помогают с симптомами движения, такими как мышечные спазмы, тремор и / или слабость), психиатры / психологи, физиотерапевты и терапевты по трудоустройству.

Как пациент, первый шаг к успешному лечению — это понять свой диагноз. Хотя приятно знать, что ваши опасения не являются признаком какого-то редкого неврологического заболевания, не менее важно понимать, как врачи установили диагноз конверсионного расстройства.Многие из физических неврологических тестов, которые вы, вероятно, прошли, показали, что нервы пораженных конечностей на самом деле полностью не повреждены. Попросите вашего врача подробнее объяснить эти тесты. Чем больше вы понимаете о своем состоянии, тем больше вероятность того, что лечение будет успешным.

Большая часть лечения направлена ​​на «переподготовку мозга». Поскольку нервная система не повреждена и проблема заключается в обмене сигналами между мозгом и нервами, цель лечения состоит в том, чтобы заново научиться нормальным функциям.Некоторые из наиболее часто рекомендуемых процедур включают:

  • Психологическая терапия, например когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). КПТ включает в себя изучение расстройства, распознавание триггеров и симптомов, а также изучение новых способов реагировать на них и контролировать их.
  • Гипноз
  • Тренинг по управлению стрессом, чтобы облегчить симптомы
  • Физиотерапия слабых конечностей, проблем с ходьбой, других проблем с движением
  • Трудотерапия
  • Логопед
  • Лекарства для лечения заболеваний, которые могут сосуществовать у пациентов с конверсионным расстройством

Перспективы / Прогноз

Каков прогноз для пациентов с конверсионным расстройством?

Есть основания для надежды: большинство людей, испытывающих функциональные симптомы, поправляются.Факторы, которые связаны с положительным исходом, включают:

  • Пациент получил хорошее объяснение состояния и принял рекомендации по лечению.
  • Больному поставлен диагноз рано.
  • Пациент хорошо отреагировал на лечение.

Хорошая новость в том, что есть потенциал для улучшения. Достичь этой цели помогает соблюдение рекомендованного физического и поведенческого контроля.

Ресурсы

Какие еще ресурсы доступны, чтобы узнать больше о конверсионном расстройстве?

Связь с группами поддержки и защиты может помочь вам найти других пациентов для обмена информацией.Кроме того, группы могут предоставлять услуги, исследования, ресурсы и медицинских консультантов. Группы, которые могут быть интересны, включают:

Конверсионное расстройство в неотложной медицине: история вопроса, патофизиология, эпидемиология

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

  • Купфер DJ. Критерии соматических симптомов в DSM-5 Улучшение диагностики и ухода.Huffington Post. Доступно на http://www.huffingtonpost.com/david-j-kupfer-md/dsm-5_b_2648990.html. Доступ: 14 апреля 2013 г.

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание, редакция текста . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2000.

  • Канаан Р.А., Карсон А., Уэссели СК, Николсон Т.Р., Айбек С., Дэвид А.С. Что такого особенного в конверсионном расстройстве? Проблема и предложение по диагностической классификации. Br J Психиатрия . 2010 июн. 196 (6): 427-8. [Медлайн].

  • Brown RJ, Cardena E, Nijenhuis E, et al. Следует ли переклассифицировать конверсионное расстройство в DSM V как диссоциативное расстройство? Психосоматика . 2007 сентябрь-октябрь. 48 (5): 369-78. [Медлайн].

  • Ford CV, Folks DG. Конверсионные расстройства: обзор. Психосоматика . 1985 Май. 26 (5): 371-4, 380-3. [Медлайн].

  • Кроммелинк М.Нейрофизиология конверсионных расстройств: историческая перспектива. Нейрофизиол Клин . 2014 Октябрь 44 (4): 315-21. [Медлайн].

  • Брейер Дж, Фрейд С. Исследования истерии. Переведено с немецкого и отредактировано Джеймсом Стрейчи в сотрудничестве с Анной Фрейд при поддержке Аликс Стрейчи и Алан Тайсон. Дело I Фройлейн Анна О. (Брейер) . Нью-Йорк: основные книги; 1957. 21.

  • Уилсон Дж. Раскрытие тайны конверсионного расстройства.CNN Health. Доступно по адресу http://thechart.blogs.cnn.com/2012/02/04/taking-the-mystery-out-of-conversion-disorder/. Доступ: 23 октября 2017 г.

  • Кэси Форбс. Становление Ironman: путь от конверсионного расстройства к триатлонисту. USA Today. Доступно по адресу https://www.usatoday.com/story/life/life-columnists/2015/06/15/becoming-ironman-conversion-disorder/71246346/. 15 июня 2015 г .; Доступ: 23 октября 2017 г.

  • Stone J, Zeman A, Simonotto E, et al.FMRI у пациентов с симптомами моторной конверсии и контрольной группы с симулированной слабостью. Психосом Мед . 2007 декабрь 69 (9): 961-9. [Медлайн].

  • Липерт Дж., Хасса Т., Тушер О. и др. Электрофизиологические корреляты нарушения моторной конверсии. Mov Disord . 2008 10 сентября [Medline].

  • Эдвардс MJ, Bhatia KP. Функциональные (психогенные) двигательные расстройства: слияние разума и мозга. Ланцет Нейрол . 2012 Март.11 (3): 250-60. [Медлайн].

  • Файнштейн А. Конверсионное расстройство: успехи в нашем понимании. CMAJ . 2011 17 мая. 183 (8): 915-20. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Vuilleumier P. Мозговые цепи вовлечены в психогенный паралич, конверсионные расстройства и гипноз. Нейрофизиол Клин . 2014 Октябрь. 44 (4): 323-37. [Медлайн].

  • Май FM. «Истерия» в клинической неврологии. Can J Neurol Sci .1995 Май. 22 (2): 101-10. [Медлайн].

  • Dula DJ, DeNaples L. Представление пациентов с конверсионным расстройством в отделении неотложной помощи. Acad Emerg Med . 1995 Февраль 2 (2): 120-3. [Медлайн].

  • Короче E. Граница между неврологией и историей. Конверсионные реакции. Нейрол Клин . 1995 Май. 13 (2): 229-39. [Медлайн].

  • Браун Р.Дж., Льюис-Фернандес Р. Расстройство культуры и конверсии: последствия для DSM-5. Психиатрия . 2011 Осень. 74 (3): 187-206. [Медлайн].

  • Ллойд Г.Г. Острые нарушения поведения. J Neurol Neurosurg Psychiatry . 1993 ноябрь 56 (11): 1149-56. [Медлайн].

  • Schwingenschuh P, Pont-Sunyer C, Surtees R, et al. Психогенные двигательные расстройства у детей: отчет о 15 случаях и обзор литературы. Mov Disord . 2008 29 августа. [Medline].

  • Кент Д.А., Томассон К., Кориелл В.Течение и исход конверсионных и соматических расстройств. Четырехлетнее наблюдение. Психосоматика . 1995 март-апрель. 36 (2): 138-44. [Медлайн].

  • Козловска К., Нанн К.П., Роуз Д., Моррис А., Оврие Р.А., Варгез Дж. Конверсионное расстройство в педиатрической практике Австралии. J Am Acad Детская подростковая психиатрия . 2007 Январь 46 (1): 68-75. [Медлайн].

  • Hodgman CH. Конверсия и соматизация в педиатрии. Педиатр Ред. .1995 16 января (1): 29-34. [Медлайн].

  • Дрейк М. Е. Младший. Преобразовательная истерия и поражения доминирующего полушария. Психосоматика . 1993 ноябрь-декабрь. 34 (6): 524-30. [Медлайн].

  • Даум К., Хубшмид М., Айбек С. Значение «положительных» клинических признаков слабости, сенсорных нарушений и нарушений походки при конверсионном расстройстве: систематический и повествовательный обзор. J Neurol Neurosurg Psychiatry . 2014 Февраль 85 (2): 180-90. [Медлайн].

  • Stone J, Mutch J, Giannokous D, Hoeritzauer I, Carson A.Еще раз о Херсте: «Зависят ли симптомы и признаки функциональных моторных и сенсорных расстройств от идеи»? Дж. Neurol Sci . 2017 15 октября. 381: 188-191. [Медлайн].

  • Binzer M, Andersen PM, Kullgren G. Клинические характеристики пациентов с двигательной инвалидностью из-за конверсионного расстройства: проспективное исследование контрольной группы. J Neurol Neurosurg Psychiatry . 1997 июл.63 (1): 83-8. [Медлайн].

  • McCahill ME. Соматоформные и родственные расстройства: поставка диагноза как первый шаг. Ам Фам Врач . 1995 июл.52 (1): 193-204. [Медлайн].

  • Kroenke K. Эффективность лечения соматоформных расстройств: обзор рандомизированных контролируемых исследований. Психосом Мед . 2007 декабрь 69 (9): 881-8. [Медлайн].

  • Speed ​​J. Поведенческое управление конверсионным расстройством: ретроспективное исследование. Arch Phys Med Rehabil . 1996 Февраль 77 (2): 147-54. [Медлайн].

  • Шапиро А.П., Тизелл РВ.Поведенческие вмешательства в реабилитации острых и хронических неорганических (конверсионных / искусственных) двигательных расстройств. Br J Психиатрия . 2004 августа 185: 140-6. [Медлайн].

  • Коттенцин О. Конверсионные расстройства: психиатрические и психотерапевтические аспекты. Нейрофизиол Клин . 2014 Октябрь 44 (4): 405-10. [Медлайн].

  • Solvason HB, Харрис Б., Зейферт П. и др. Психологическая и биологическая клиническая интерпретация: пациент с прионной болезнью. Am J Psychiatry . 2002 апр. 159 (4): 528-37. [Медлайн].

  • Лок У., Ялин О., Одес Р., Бозкурт С., Гулакти У. Двусторонний таламический инфаркт как диагностированное конверсионное расстройство. Am J Emerg Med . 2013 8 февраля [Medline].

  • Ли В., Брэндон О., Смит Д.В., Петерсен Э. Конверсионное расстройство или инсульт? Тромбоз проксимальной базилярной артерии вызвал синдром запертости у молодой женщины европеоидной расы. BMJ Case Rep . 2013 14 марта.2013: [Medline].

  • Тизелл РВ, Шапиро А.П. Ошибочная диагностика конверсионных расстройств. Am J Phys Med Rehabil . 2002 Март 81 (3): 236-40. [Медлайн].

  • Glick TH, Workman TP, Gaufberg SV. Подозрение на конверсионное расстройство: предсказуемые риски и ошибки, которых можно избежать. Acad Emerg Med . 2000 ноября, 7 (11): 1272-7. [Медлайн].

  • Бинзер М., Куллгрен Г. Расстройство моторной конверсии. Проспективное катамнестическое исследование продолжительностью от 2 до 5 лет. Психосоматика . 1998 ноябрь-декабрь. 39 (6): 519-27. [Медлайн].

  • Tobiano PS, Wang HE, McCausland JB, et al. Случай конверсионного расстройства в виде тяжелого острого инсульта. J Emerg Med . 2006 Апрель 30 (3): 283-6. [Медлайн].

  • Стоун Дж., Смит Р., Карсон А. и др. Систематический обзор ошибочной диагностики конверсионных симптомов и «истерии». BMJ . 2005 29 октября. 331 (7523): 989. [Медлайн].

  • Конверсионное расстройство: определение, симптомы и лечение

    Конверсионное расстройство, также известное как расстройство функциональных неврологических симптомов, возникает, когда у человека возникают неврологические симптомы (симптомы нервной системы), не связанные с каким-либо заболеванием.Симптомы реальны, а не воображаемы, и они могут повлиять на двигательные функции и ваши чувства.

    Исследователям еще предстоит раскрыть причину конверсионного расстройства или функциональных неврологических расстройств. Вполне возможно, что симптомы вызваны физически или психологически травмирующими событиями или стрессом, но не обязательно. Человек может подвергаться повышенному риску развития этого состояния, если у него неврологическое заболевание, двигательное расстройство или состояние психического здоровья.Они также подвергаются повышенному риску, если у члена семьи есть функциональное неврологическое расстройство, или если он пережил физическое или сексуальное насилие в детстве или любую другую травму в жизни. У женщин также в два-три раза больше шансов получить диагноз конверсионного расстройства, чем у мужчин.

    Каковы симптомы?

    Симптомы конверсионного расстройства могут включать:

    • Затруднения при ходьбе
    • Утрата баланса
    • Тремор тела
    • Слабость или паралич
    • Нарушение слуха
    • Проблемы со зрением или слепота
    • Потеря чувствительности
    • Проблемы с глотанием
    • Припадки или приступы тряски
    • Отсутствие ответа

    Чтобы получить диагноз конверсионного расстройства, человек должен испытать изменение двигательной функции или изменение чувств.Симптомы не могут быть связаны с каким-либо заболеванием или другим психическим заболеванием, и симптомы должны вызывать расстройство или ухудшение работы, отношений или других сфер жизни человека. Благодаря технологии ЭЭГ и другим нейропсихологическим инструментам, конверсионное расстройство стало легче диагностировать за последнее десятилетие.

    Согласно DSM-5, конверсионное расстройство может быть диагностировано с помощью спецификаторов симптомов, включая следующие: слабость или паралич, аномальные движения, симптомы глотания, речевые симптомы, приступы или судороги, анестезия или потеря чувствительности или особые сенсорные симптомы.Конверсионное расстройство также может протекать как стойкое или в виде острого приступа. Конверсионное расстройство обычно диагностирует невролог или психиатр. Они могут провести медицинский осмотр, а также психиатрическое обследование, чтобы определить, соответствуете ли вы диагностическим критериям.

    Человек с конверсионным расстройством часто имеет сопутствующее психическое заболевание. Это может включать расстройство настроения, паническое расстройство, генерализованное тревожное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство, диссоциативные расстройства, обсессивно-компульсивное расстройство, соматические расстройства и расстройства личности.Депрессия является наиболее частым сопутствующим диагнозом у людей с конверсионным расстройством, у которых возникают неэпилептические припадки.

    Как лечится конверсионное расстройство?

    Эффективное лечение конверсионного расстройства лечит как состояние, так и любые сопутствующие расстройства, которые испытывает человек. Лечение также будет адаптировано к конкретным симптомам, которые испытывает человек. Например, логопед может принести пользу человеку, если его симптомы включают проблемы с речью или глотанием.Если у человека проблемы с подвижностью, паралич или слабость, может потребоваться физиотерапия или трудотерапия. Поведенческая терапия, направленная на снижение стресса и методы релаксации, также может помочь уменьшить симптомы.

    Лица с конверсионным расстройством также могут получить пользу от психотерапии. Рекомендуемый тип психотерапии может отличаться в зависимости от других сопутствующих диагнозов. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может помочь людям выявлять негативные или иррациональные стереотипы мышления и более эффективно реагировать на проблемы.КПТ также может помочь людям научиться лучше справляться с факторами жизненного стресса. Если у человека в анамнезе была травма, ему также могут помочь другие виды терапии. Семейная терапия также может быть полезна для решения проблем семейной динамики, которая вызывает стресс и подпитывает симптомы конверсионного расстройства.

    Гипноз и самогипноз также оказались полезными для уменьшения симптомов конверсионного расстройства. Этот тип лечения может включать сосредоточение на приятном изображении, чтобы отвлечь или отвлечь мысли от симптомов, которые могут замедлить или остановить их.Однако важно, чтобы этими методами управлял профессионал, который специально помогает людям с конверсионным расстройством. Эффективность самовнушения обычно зависит от регулярного продолжения практики.

    Фармакотерапия конверсионного расстройства обычно включает лечение симптомами сопутствующих состояний. Исследования показали, что лекарства, включая селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), бета-блокаторы, анальгетики и бензодиазепины, могут оказаться полезными.Противоэпилептические препараты обычно не используются, если они также не помогают лечить сопутствующий диагноз. Существует меньше исследований об альтернативных методах лечения, поэтому обязательно поговорите со своим врачом о потенциальных рисках и преимуществах.

    При лечении конверсионного расстройства между поставщиками услуг обязательно должна быть связь. Неврологи, психиатры и другие специалисты должны регулярно общаться, чтобы быть уверенными в том, что они на одной странице о причинах и лечении различных симптомов.

    Как помочь близкому человеку с конверсионным расстройством

    Если у вашего близкого человека наблюдаются симптомы конверсионного расстройства, важно ему верить, а не обвинять его в симуляции своих симптомов. Эти симптомы вполне реальны, даже если их происхождение до конца не выяснено. Помните, что изначально ваш близкий может испытывать разочарование и эмоциональное расстройство, когда невролог или другой специалист говорит ему, что его симптомы не связаны с конкретным неврологическим заболеванием или другим заболеванием.Заверьте их, что вы понимаете, что их симптомы реальны, и что вы готовы помочь им найти подходящих специалистов, которые могут оценить и вылечить их состояние.

    Если вы считаете, что у вас может быть конверсионное расстройство, поговорите со своим лечащим врачом. Составьте список своих симптомов, любой личный анамнез, который может иметь отношение к делу, и вопросы, которые у вас есть к врачу. Спросите их, считают ли они направление к неврологу правильным следующим шагом и рекомендуют ли они других специалистов для постановки диагноза.Вы имеете право получать информацию о последних исследованиях и лечении вашего состояния, поэтому не стесняйтесь обращаться к своим неврологам или другим специалистам за образовательной информацией, которая поможет вам принимать обоснованные решения относительно вашего лечения. Вы также можете спросить их, могут ли они предоставить какие-либо направления к психиатрам и специалистам в области психического здоровья, которые специализируются на лечении конверсионного расстройства и / или любого из ваших сопутствующих диагнозов.

    Поскольку конверсионное расстройство — менее известное заболевание, важно проявлять терпение при работе с медицинскими работниками.Может потребоваться несколько встреч и разговоров, чтобы найти подходящую команду людей, которые помогут вам справиться с симптомами. Не сомневайтесь, начните сегодня же с создания поддержки, необходимой вам для лечения конверсионного расстройства и лучшей жизни.

    Источники статей

    Последнее обновление: 14 марта 2019 г.

    Соматоформная диссоциация и синдром посттравматического стресса — две стороны одной медали? Сравнение профилей симптомов, истории травм и регуляции измененных аффектов у пациентов с функциональными неврологическими симптомами и пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством | BMC Psychiatry

  • 1.

    Всемирная организация здравоохранения. Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10: клинические описания и диагностические рекомендации. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 1992.

    Google ученый

  • 2.

    Sack M, Lahmann C, Jaeger B, Henningsen P. Распространенность травм и соматоформные симптомы: существуют ли специфические соматоформные симптомы, связанные с травматическими переживаниями? J Nerv Ment Dis. 2007; 195: 928–33.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 3.

    Sar V, Akyüz G, Kundakci T, Kizilitan E, Dogan O. Детские травмы, диссоциация и коморбидность у пациентов с конверсионным расстройством. Am J Psychiatr. 2004. 161: 2271–6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 4.

    Сар В., Ислам С., Озтюрк Э. Эмоциональное насилие и диссоциация в детстве у пациентов с симптомами конверсии. Психиатрия Clin Neurosci. 2009; 63: 670–7.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 5.

    Озцетин А., Белли Х, Эртем У., Бахчебаси Т., Атаоглу А., Канан Ф. Детские травмы и диссоциация у женщин с конверсионным расстройством псевдосудорожного типа. Nord J Psychiatry. 2009; 63: 462–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 6.

    Фисман А., Алвес-Леон С.В., Нуньес Р.Г., Д’Андреа И., Фигейра И. Травматические события и посттравматическое стрессовое расстройство у пациентов с психогенными неэпилептическими припадками: критический обзор. Эпилепсия.2004; 5: 818–25.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 7.

    van der Hart O, Nijenhuis E, Steele K, Brown D. Диссоциация, связанная с травмой — концептуальная ясность потеряна и найдена. Aust N Z J Psychiatry. 2004. 38: 906–14.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 8.

    Nijenhuis E, Spinhoven P, van Dyck R, van der Hart O, Vanderlinden J. Степень соматоформной и психологической диссоциации коррелирует с сообщенной травмой.J Стресс травмы. 1998; 11: 711–30.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 9.

    Сар В. Травма развития, комплексное посттравматическое стрессовое расстройство и текущее предложение DSM-5. Eur J Psychotraumatol. 2011; 2: 5622-31.

  • 10.

    Draijer. Детские травмы и предполагаемая родительская дисфункция у диссоциативных пациентов. 1999.

  • 11.

    Roelofs K, Keijsers G, Hoogduin K, Näring G, Moene F. Жестокое обращение с детьми у пациентов с конверсионным расстройством.Am J Psychiatr. 2002; 159: 1908–13.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 12.

    Putnam F, Helmers K, Horowitz LA. Гипнотизируемость и диссоциативность у девушек, подвергшихся сексуальному насилию. Жестокое обращение с детьми Negl. 1995; 19: 645–55.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 13.

    Macfie J, Cicchetti D, Toth SL. Развитие диссоциации у детей дошкольного возраста, подвергшихся жестокому обращению.Dev Psychopathol. 2001; 13: 233–54.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 14.

    Шалински И., Эльберт Т., Шауэр М. Женская диссоциативная реакция на крайнее сексуальное насилие в условиях хронического кризиса: пример Восточного Конго. J Стресс травмы. 2011; 24: 235–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Armor C, Contractor AA, Palmieri PA, Elhai JD.Оценка ассоциаций латентного уровня между посттравматическим стрессовым расстройством и диссоциативными факторами: связаны ли деперсонализация и дереализация с факторами посттравматического стрессового расстройства больше, чем с альтернативными диссоциативными факторами? Psychol Inj Law. 2014; 7: 131–42.

    Артикул Google ученый

  • 16.

    van der Hart O, Nijenhuis ER, Steele K. Диссоциация: недостаточно признанный главный признак сложного посттравматического стрессового расстройства. J Стресс травмы. 2005; 18: 413–23.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Карлсон Е.Б., Даленберг С., Макдейд-Монтес Э. Диссоциация при посттравматическом стрессовом расстройстве, часть I: определения и обзор исследований. Психологическая травма. 2012; 4: 479–89.

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Нидженхейс Э. Разработка и психометрические характеристики SDQ. J Nerv Ment Dis. 1996; 184: 688–94.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 19.

    Ellert RS, Nijenhuis ER. Соматоформная диссоциация и соматоформные диссоциативные расстройства. В: Dell P, O’Neil JA, редакторы. Диссоциация и диссоциативные расстройства: DSM-V и другие. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Рутледж; 2009.

    Google ученый

  • 20.

    Шауэр М., Эльберт Т. Диссоциация после травматического стресса. Z Psychol / J Psychol. 2010; 218: 109–27.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Schalinski I, Schauer M, Elbert T. Шкала диссоциации при останове (shut-d). Eur J Psychotraumatol. 2015; 6: 25652.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 22.

    Нидженхейс Э., ван дер Харт О., Стил К. Структурная диссоциация личности, связанная с травмой. Закон Nerv Super. 2010; 52: 1–23.

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Рулофс К., Пасман Дж.Стресс, детские травмы и когнитивные функции при функциональных неврологических расстройствах. Handb Clin Neurol. 2016; 139: 139–55.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 24.

    Айбек С., Николсон Т.Р., О’Дали О, Селайя Ф, Канаан Р.А., Дэвид А.С. Эмоционально-двигательные взаимодействия при конверсионном расстройстве: исследование фМРТ. PLoS One. 2015; 10: e0123273.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Gündel H, Ceballos-Baumann AO, von Rad M. Aktuelle Perspektiven der Alexithymie. Nervenarzt. 2000; 71: 151–63.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 26.

    Гулпек Д., Келеменс Каплан Ф., Кесебир С., Бора О. Алекситимия у пациентов с конверсионным расстройством. Nord J Psychiatry. 2014; 68: 300–5.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Demartini B, Petrochilos P, Ricciardi L, Price G, Edwards MJ, Joyce E.Роль алекситимии в развитии функциональных двигательных симптомов (конверсионное расстройство). J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2014; 85: 1132–7.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28.

    Каплан MJ, Dwivedi AK, Privitera MD, Isaacs K, Hughes C, Bowman M. Сравнение детской травмы, алекситимии и защитных стилей у пациентов с психогенными неэпилептическими припадками и эпилепсией: значение для этиологии конверсионного расстройства.J Psychosom Res. 2013; 75: 142–6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 29.

    Штеффен А., Фисс Дж., Шмидт Р., Рокстро Б. «Это вырвало ковер из-под моих ног!» — неблагоприятный опыт и измененная обработка эмоций у пациентов с функциональными неврологическими симптомами по сравнению со здоровыми объектами сравнения. BMC Psychiatry. 2015; 15: 133-42.

  • 30.

    Фрюен PA, Pain C, Dozois DJA, Lanius RA. Алекситимия при посттравматическом стрессе.Ann N Y Acad Sci. 2006; 1071: 397–400.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 31.

    Сондергаард Х.П., Теорелл Т. Алекситимия, эмоции и посттравматическое стрессовое расстройство; результаты лонгитюдного исследования беженцев. Nord J Psychiatry. 2004. 58: 185–91.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 32.

    Терок Дж., Ван дер Аувера С., Яновиц Д., Спитцер С., Барноу С., Мирч М., Фрейбергер Х. Дж., Грабе Х. Дж..От детской травмы до диссоциации взрослых: роль посттравматического стрессового расстройства и алекситимии. Психопатология. 2016; 49 (5): 374-82.

  • 33.

    Кусевич З., Цивляк М., Рукавина Т.В., Бабич Г., Лончар М., Куса Б.В., Грегурек Р. Связь между алекситимией и соматической заболеваемостью в популяции ветеранов боевых действий с хроническим посттравматическим стрессовым расстройством. Acta Inform Med. 2013; 21: 7–11.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 34.

    Ферст М., Уильямс Дж., Карг Р., Спитцер Р.Структурированное клиническое интервью для расстройств DSM-5, версия для клинициста (SCID-5-CV). Арлингтон: Американская психиатрическая ассоциация; 2015.

    Google ученый

  • 35.

    Loranger AW. Международный экзамен на расстройство личности (IPDE). В: Янка А., Лорангер А.В., Сарториус Н., редакторы. Оценка и диагностика расстройств личности: Международная экспертиза расстройств личности (IPDE) МКБ-10. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1997 г.п. 43–51.

    Google ученый

  • 36.

    Ackenheil M, Stotz G, Dietz-Bauer R, Vossen A. Deutsche Fassung des Mini-International Neuropsychiatric Interview. Мюнхен: Психиатрическая университетская клиника; 1999.

    Google ученый

  • 37.

    Mueller-Pfeiffer C, Schumacher S, Martin-Soelch C, Pazhenkottil AP, Wirtz G, Fuhrhans C, Hindermann E, Assaloni H, Briner DP, Rufer M.Обоснованность и надежность немецкой версии опросника соматоформной диссоциации (SDQ-20). J Диссоциация травм. 2010; 11: 337–57.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 38.

    Bernstein EM, Putnam FW. Развитие, надежность и валидность шкалы диссоциации. J Nerv Ment Dis. 1986; 174: 727–35.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 39.

    Freyberger HJ, Spitzer C, Stieglitz RD, Kuhn G, Magdeburg N, Bernstein-Carlson E. Опросник по диссоциативным симптомам. Немецкая адаптация, надежность и валидность американской шкалы диссоциативного опыта (DES). Psychother Psychosom Med Psychol. 1998. 48: 223–229.

    CAS PubMed Google ученый

  • 40.

    Foa E, Cashman L, Jaycox L, Perry K. Подтверждение самоотчета о посттравматическом стрессовом расстройстве.Посттравматическая диагностическая шкала Psychol Assess. 1997; 9: 445–51.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Гризель Д., Весса М., Флор Х. Психометрические качества немецкой версии посттравматической диагностической шкалы (PTDS). Psychol Assess. 2006; 18: 262–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 42.

    Isele D, Teicher MH, Ruf-Leuschner M, Elbert T, Kolassa I-T, Schury K, Schauer M.KERF – Ein Instrument zur umfassenden Ermittlung belastender Kindheitserfahrungen. З Клин Психол Психотр. 2014; 43: 121–30.

    Артикул Google ученый

  • 43.

    Тейчер М.Х., Париггер А. Модифицированная шкала неблагоприятного детского опыта, версия 0.9; Вдохновленный шкалой ACE. В: Шауэр М., Нойнер Ф., Эльберт Т., редакторы. Нарративная экспозиционная терапия (NET). Кратковременное вмешательство при травматическом стрессе, 2. Aufl. Кембридж / Геттинген: Huber Publisher & Hogrefe; 2011 г.

    Google ученый

  • 44.

    Бэгби Р.М., Тейлор Г.Дж., Паркер Дж.Д. Двадцатипозиционная шкала алекситимии Торонто-II. J Psychosom Res. 1994; 38: 33–40.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 45.

    Kupfer J, Brosig B, Brähler E. Überprüfung und Validierung der 26-Item Toronto Alexithymie-Skala anhand einer repräsentativen Bevölkerungsstischprobe. Z Psychosom Med Psychother.2000; 46: 368–84.

    PubMed Google ученый

  • 46.

    Розенталь Р. Метааналитические процедуры для социальных исследований, вып. 6. Ньюберри Парк: SAGE Publications, Incorporated; 1991.

    Google ученый

  • 47.

    Стоун Дж., ЛаФранс В.С. младший, Браун Р., Шпигель Д., Левенсон Дж. Л., Шарп М. Конверсионное расстройство: текущие проблемы и потенциальные решения для DSM-5. J Psychosom Res.2011; 71: 369–76.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 48.

    Нойнер Ф., Шауэр М., Карунакара У., Клащик С., Роберт С., Эльберт Т. Психологическая травма и доказательства повышенной уязвимости посттравматического стрессового расстройства из-за предыдущей травмы среди беженцев из Западного Нила. BMC Psychiatry. 2004; 4: 1–7.

    Артикул Google ученый

  • 49.

    Ритвински Н.К., Скур М.Д., Фини Н.К., Янгстром Е.А.Сочетание большого депрессивного расстройства среди людей с посттравматическим стрессовым расстройством: метаанализ. J Стресс травмы. 2013; 26: 299–309.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 50.

    Стоун Дж., Карсон А., Дункан Р., Робертс Р., Коулман Р., Уорлоу С., Мюррей Дж., Пелоси А., Кавана Дж., Мэтьюз К. и др. Какие неврологические заболевания чаще всего связаны с «симптомами, не объяснимыми органическими заболеваниями». J Neurol.2012; 259: 33–8.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 51.

    Подрядчик А.А., Роли-Робертс М.Э., Лагдон С., Армор С. Неоднородность паттернов посттравматического стрессового расстройства и симптомов депрессии DSM-5: анализ скрытого профиля. J влияет на Disord. 2017; 212: 17–24.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 52.

    Stone J, Edwards MJ. Насколько «психогенными» являются психогенные двигательные расстройства? Mov Disord.2011; 26: 1787–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 53.

    Фриас А., Пальма С. Коморбидность между посттравматическим стрессовым расстройством и пограничным расстройством личности: обзор. Психопатология. 2015; 48: 1–10.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 54.

    Meyer P-W, Müller LE, Zastrow A, Schmidinger I, Bohus M, Herpertz SC, Bertsch K. Вариабельность сердечного ритма у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством или пограничным расстройством личности: связь с жестоким обращением в раннем возрасте.J Neural Transm. 2016; 123: 1107–18.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 55.

    Драйджер Л. Детские травмы и предполагаемая родительская дисфункция у диссоциативных пациентов. Am J Psychiatr. 1999; 156: 379–85.

    CAS PubMed Google ученый

  • 56.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств: DSM-5.Вашингтон: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

    Google ученый

  • 57.

    Mullerova J, Hansen M, Contractor AA, Elhai JD, Armor C. Диссоциативные особенности посттравматического стрессового расстройства: анализ латентного профиля. Психологическая травма. 2016; 8: 601–8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Характеристики и исходы у детей с диссоциативными (конверсионными) расстройствами в западном Китае: ретроспективное исследование | BMC Psychiatry

    Диссоциативные (конверсионные) расстройства чаще встречаются в развивающихся странах.Хотя в настоящее время нет достоверных данных о распространенности диссоциативных (конверсионных) расстройств у детей и подростков в Китае, в нескольких исследованиях изучалась степень распространенности диссоциативных расстройств как в клинических, так и в доклинических популяциях в китайском контексте. Одно исследование показало, что 4,52% из 177 студентов колледжей в Гонконге могут иметь диссоциативное расстройство DSM-5 [26]. Другое исследование, в котором изучалась распространенность диссоциативных расстройств у психиатрических стационаров на Тайване, показало, что 19.У 5% стационарных психиатрических больных было диагностировано диссоциативное расстройство [9]. Диссоциативные (конверсионные) расстройства обычно связаны с психологическими факторами и факторами окружающей среды. У подавляющего большинства детей выявляются предшествующие стрессовые факторы, включая социальный или семейный стресс, неблагоприятные жизненные события и травмы, такие как насилие и жестокое обращение. Предыдущие исследования показали, что патологическая диссоциация связана с психологической травмой, особенно с детской травмой [27, 28]. Более того, диссоциация психологических функций после травмы может даже отделить ментальные представления о теле от эмоционального осознания, вызывая алекситимию и несколько соматоформных симптомов [29, 30].Однако не у всех травмированных детей развиваются диссоциативные симптомы. Другие факторы, такие как семейное окружение, влияют на способность к регуляции, а привязанность также может влиять на взаимосвязь между диссоциацией и травмой [31, 32]. Барах первым предложил связь между теорией привязанности и диссоциацией [33]. Неорганизованная привязанность была предложена в качестве опосредующего механизма во взаимоотношениях между детской травмой и диссоциацией, которая может иметь даже более важное значение для развития диссоциации, чем сама травма [34, 35].Дети особенно восприимчивы к вышеуказанным пусковым факторам из-за своей незрелой личности и повышенной чувствительности к неблагоприятным ситуациям, и они легко таким образом реагируют на психическое напряжение [4, 12]. Наше исследование показало, что около двух третей пациентов имели предшествующие стрессоры, и что наиболее распространенные стрессоры были аналогичны тем, о которых сообщалось в предыдущих исследованиях, в основном школьные и семейные факторы [6, 7]. Это отражается в том факте, что около двух пятых пациентов имели негармоничные отношения с одноклассниками, из которых шесть пациентов в анамнезе подвергались издевательствам в школе, почти четверть пациентов были из неполных семей и 40 человек.9% пациентов имели школьный класс ниже B. Кроме того, почти половина наших пациентов, оставшихся без родителей, и их родители-мигранты имеют ограниченное общение со своими детьми, часто обсуждая учебные ситуации своих детей, а не их эмоциональное состояние или сверстников. взаимодействие. Эти недостатки усиливают тревогу детей по поводу учебы и отрицательно сказываются на эмоциональном развитии, самосознании, психическом здоровье и социальном поведении забытого ребенка [2, 36].

    Двигательные симптомы и неэпилептические припадки являются наиболее частыми симптомами у детей с диссоциативными расстройствами, а множественные конверсионные симптомы являются нормой [4, 14]. Симптомы конверсии составляли большинство симптомов в нашем исследовании, и только у одной пятой пациентов наблюдались диссоциативные симптомы. Тем не менее, мы обнаружили, что почти у половины пациентов наблюдались сенсорные симптомы, что может быть связано с тем, что по сравнению с сенсорными симптомами моторные симптомы легче идентифицировать с помощью вспомогательного обследования, и больницам более низкого уровня нелегко диагностировать у пациентов сенсорные симптомы.Следовательно, пациенты с сенсорными симптомами могут относительно чаще встречаться в нашей больнице, потому что это больница третичного уровня. Более того, предыдущие исследования показали, что у некоторых пациентов наблюдаются смешанные диссоциативные и конверсионные расстройства, а у многих детей могут быть сопутствующие неспецифические соматические жалобы, как это было обнаружено в нашем собственном исследовании [14, 37]. Тревога и депрессия часто встречаются у пациентов с диссоциативными (конверсионными) расстройствами (45,5% пациентов в настоящем исследовании имели коморбидность тревожных или депрессивных расстройств) и могут увеличивать тяжесть заболевания у детей [16].До сих пор ни одно исследование не прояснило взаимосвязь между депрессией или тревогой и диссоциативными (конверсионными) расстройствами. Следовательно, остается неясным, являются ли диссоциативные (конверсионные) расстройства следствием стойкой депрессии или симптомов тревоги или наоборот.

    Коморбидность диссоциативных (конверсионных) расстройств с пограничным расстройством личности хорошо задокументирована. Пограничное расстройство личности характеризуется нестабильностью межличностных отношений и эмоциональной регуляции с психотическими симптомами и выраженной импульсивностью [37].В нашем исследовании мы использовали EPQ, который был разработан для оценки личностных качеств, и обнаружили, что около половины пациентов имели нестабильные эмоции, а небольшой процент пациентов проявлял психотизм. Исследования нейрокогнитивного функционирования у пациентов с диссоциативными (конверсионными) расстройствами выявили снижение коэффициента интеллекта (IQ) и нейрокогнитивной функции на исходном уровне [13]. Была выдвинута гипотеза, что снижение когнитивного функционирования пациентов с диссоциативными (конверсионными) расстройствами может быть связано с активацией или праймингом стрессовой системы различными способами [38].Кроме того, сопутствующая тревога или депрессия могут влиять на когнитивные функции этих пациентов [39]. Однако другие исследования показывают, что дети с диссоциацией обладают плохими когнитивными способностями, что приводит к неэффективному преодолению стресса, и что более низкие показатели IQ в значительной степени связаны с плохой адаптацией в школе, что вызывает диссоциативные (конверсионные) расстройства [40]. Результаты RSPM в нашем исследовании показали, что средний балл пациентов составил 101,22, что было классифицировано как средний интеллект; только 13.4% пациентов имели пограничный или недостаточный уровень интеллекта. Это означает, что средний уровень когнитивных функций наших пациентов существенно не снизился. Кроме того, мы обнаружили, что пациенты с коморбидной тревогой или депрессией имели значительно более низкие баллы по RSPM, чем пациенты без тревоги или депрессии, и это согласуется с предыдущими исследованиями. Однако не было обнаружено значительных различий в оценках RSPM между пациентами с факторами стресса и без них.

    Многопрофильный подход считается наиболее эффективным методом лечения диссоциативных (конверсионных) расстройств.В основе лечения лежит комплексный психотерапевтический подход, который включает когнитивно-поведенческую терапию, психодинамическую терапию и гипноз. Другие подходы к лечению, которые включают поведенческое обучение, семейную терапию и лечение сопутствующих расстройств, дают лучший терапевтический эффект [12]. Первый подход к лечению — стабилизировать эмоции ребенка путем создания терапевтического альянса, основанного на доверии и надежде, с использованием определенных терапевтических методов релаксации и обеспечения того, чтобы ребенок мог выражать свои эмоции и потребности.Для пациентов с предыдущей травмой семейная терапия может улучшить семейное общение, исправляя модели взаимодействия, которые способствуют диссоциации, и помогают родителям справиться с чувством вины или отрицанием, связанным с предыдущей травмой. Семейная работа, способствующая развитию привязанности, также важна [4]. Пациентов, страдающих коморбидными тревожно-депрессивными расстройствами, необходимо лечить антидепрессантами и анксиолитиками [7, 12]. Кроме того, когнитивно-поведенческая терапия является эффективным вмешательством для пациентов с когнитивными нарушениями, которое может изменить исход диссоциативных (конверсионных) расстройств [40, 41].

    Большинство детей полностью выздоравливают в течение нескольких недель после терапевтических вмешательств. Однако в редких случаях симптомы могут длиться намного дольше, иногда несколько месяцев или даже лет [2, 42]. Чтобы изучить факторы, связанные с прогнозом, мы провели логистическую регрессию для анализа факторов, влияющих на клиническую эффективность. Результаты показали, что отношения детей с родителями, уровень образования их отца и степень сотрудничества членов семьи в значительной степени связаны с прогнозом.Семейная терапия — важная часть лечения диссоциативных (конверсионных) расстройств, которая требует улучшения отношений между детьми и их родителями, позволяя детям выражать свои чувства и помогая родителям справляться с эмоциональной ситуацией и потребностями своего ребенка [4] . Таким образом, развитие отношений между родителями и детьми помогает улучшить прогноз. Препятствия на пути к лечению включают трудности с сообщением диагноза пациентам и членам их семей, и у родителей нет ничего необычного в том, чтобы сомневаться в диагнозе диссоциативных (конверсионных) расстройств.Многим родителям трудно понять, что эмоциональные факторы и психические состояния могут приводить к очевидным физическим симптомам, которые указывают на серьезное физическое заболевание [12]. Таким образом, родители почти всех пациентов вначале испытывают некоторое сопротивление или недоверие к диагнозу, а также непонимание, принятие или и то, и другое, что приводит к плохому взаимодействию с терапевтическим процессом и откладывает выздоровление [42]. В этом случае важно эффективно отвечать на вопросы родителей и потенциально негативные реакции, объяснять, что симптомы у ребенка не являются фальшивыми или намеренно вызванными ребенком, и поощрять родителей сотрудничать с планом лечения [7].Интересно, что мы обнаружили, что чем выше образовательный уровень отца, тем хуже был прогноз пациента. Причина этого может заключаться в том, что более образованные отцы могут быть более напористыми, поэтому им легче поставить под сомнение диагноз диссоциативного (конверсионного) расстройства, а в большинстве китайских семей преобладают отцы, что приводит к несовместимости лечения. В то же время у этих пациентов наблюдались более низкая самооценка, страх и преувеличенные амбиции, что приводило к увеличению трудностей с лечением [12].Однако мы должны скептически относиться к этому результату, так как это может быть связано с особой ситуацией в конкретных случаях, которая не может быть обобщена, или это может быть вызвано небольшим размером выборки, и для его проверки необходимы дальнейшие исследования.

    Это исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, размер выборки этого исследования невелик, и мы набирали только клинические образцы в нашем центре; Таким образом, в нашем исследовании может существовать систематическая ошибка отбора, и мы не можем гарантировать репрезентативность выборки. Следовательно, необходимы будущие многоцентровые исследования с большими выборками.Во-вторых, не существует утвержденной китайской версии структурированных диагностических интервью для детей. Таким образом, пересмотр проверенных структурированных интервью будет полезен для будущих исследований. В-третьих, могли возникнуть нераспознанные проблемы с переводом мер. Однако эти проблемы вряд ли будут серьезными, потому что китайская версия этих мер оказалась достаточно надежной и обоснованной, а результаты были интерпретированы китайскими психологами. В-четвертых, хотя EPQ широко используется в Китае и обладает высокой надежностью и валидностью, он долгое время не пересматривался и не согласуется с нынешним многомерным подходом к изучению личности у детей (i .д., эмоциональная устойчивость, экстраверсия, воображение, доброжелательность и добросовестность). Следовательно, в будущем может потребоваться улучшение оценок личности.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *