Диалектический материализм это учение: Диалектический материализм — Психологос

Диалектический материализм — это… Что такое Диалектический материализм?

Проверить нейтральность.

На странице обсуждения должны быть подробности.

Диалекти́ческий материали́зм (Диама́т) — направление в философии, материалистически интерпретированная диалектика Гегеля, является философской основой марксизма. Диалектический материализм основан на онтологической первичности материи относительно сознания и постоянного развития материи во времени. Согласно диалектическому материализму:

  • материя — единственная основа мира;
  • мышление — неотъемлемое свойство материи;
  • движение и развитие мира — результат преодоления его внутренних противоречий.

История

Термин «Диалектический материализм» создал в 1887 году Иосиф Дицген, социалист, который состоял в переписке с Марксом с 1848 года. Сам Маркс термин «диалектический материализм» не использовал.

Круг основных интересов Маркса лежал в сфере экономики и политики. Метафизические вопросы представлялись ему малозначительными без связи с конкретным окружающим миром. Свое отношение к философии Маркс с присущей ему резкостью выразил в работе «Немецкая идеология» словами: «Философия и изучение действительного мира относятся друг к другу, как онанизм и половая любовь».

[1] В то же время Маркс не только прекрасно знал, но и мастерски применял диалектические подходы в своих работах, в том числе в «Капитале». Маркс говорил о «материалистической диалектике» и «материалистическом понимании истории», на что впоследствии ссылался, как на «исторический материализм», Фридрих Энгельс. В марксистскую литературу термин «диалектический материализм» ввёл русский марксист Георгий Плеханов. Владимир Ленин активно использовал данный термин в своих работах.

Основные положения диалектики были сформулированы Гегелем в форме диалектического идеализма и восприняты Марксом в пору юношеского увлечения гегельянством. Так, Гегелем (и отчасти Шеллингом) был сформулирован принцип единства и борьбы противоположностей, получивший развитие в философских учениях 20-х годов XIX века (В. Кузен и его «взаимодействие противоположностей»).

Основной заслугой Маркса стала систематизация уже имевшихся в историко-философской практике правил, перевод диалектики на базу материализма и придание им формы целостного учения. Ленин, конспектируя «Науку Логики» Гегеля, отмечал: «Нельзя понять „Капитала“ Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей „Логики“ Гегеля. Следовательно никто из марксистов не понял Маркса 1/2 века спустя!!

[2]».

Следующим этапом развития материалистической диалектики была работа Г. Лукача История и классовое сознание, где он определял ортодоксальность марксизма по признаку верности марксистскому методу, а не догмам. За это книга, вместе с сочинением Карла Корша Марксизм и философия стала предметом осуждения на пятом Конгрессе Коминтерна со стороны Григория Зиновьева. В области биологии и других наук пропагандистами диалектического материализма были Стивен Джей Гулд и Ричард Левонтин.

В советских ВУЗах в рамках преподавания марксистско-ленинской философии курс диалектического и исторического материализма был обязательным для освоения как на гуманитарных, так и на естественнонаучных факультетах. После исчезновения СССР, лишившись государственной поддержки, диалектический материализм и его догматические интерпретации резко потеряли популярность, сейчас его придерживаются лишь немногие мыслители квазимарксистского, марксистского и постмарксистского толка.

Критика диалектического материализма

Карл Поппер в своей работе «Что такое диалектика»[3] подвергает критике применение «диалектического метода» в логике и тем более в естественных науках. Признавая, что диалектика является весьма плодотворным способом описания исторического хода развития научной мысли, Поппер категорически возражает против переноса «закона противоречий» в формальную логику, отмечая, что одновременное признание истинным и тезиса, и антитезиса позволяет доказать истинность любого, даже явно ложного высказывания. Ещё больше возражений вызывает у Поппера распространение «диалектической логики» на другие области математики и в естественные науки.

Известна, например, диалектическая интерпретация, которая отождествляет пшеничное зерно с тезисом, развившееся из него растение — с антитезисом, а все зерна этого растения — с синтезом. Что такие примеры затуманивают и без того неясный смысл диалектической триады, делая ее расплывчатость просто угрожающей, — это очевидно; в какой-то момент, охарактеризовав развитие как диалектическое, мы сообщим только то, что развитие проходит определенные ступени, то есть очень немногое. Интерпретировать же этот процесс развития в том смысле, что рост растения есть отрицание зерна, которое перестает существовать, и что созревание многочисленных новых зерен есть отрицание отрицания — некое новое начало на более высоком уровне — значит просто играть словами.

<…>

Возьмем знаменитый пример, использованный Энгельсом и кратко сформулированный И.Хеккером, «Закон синтеза на более высоком уровне… широко применяется в математике. Отрицательная величина (−а), умноженная сама на себя, становится а², то есть отрицание отрицания завершилось в новом синтезе». Но даже если считать а тезисом, а −
а
антитезисом, или отрицанием, то отрицанием отрицания является, надо думать, −(−а), то есть а, представляющее собой не синтез «на более высоком уровне», а тождество с первоначальным тезисом. Иными словами, почему синтез должен достигаться только умножением антитезиса на самое себя? Почему, например, не сложением тезиса с антитезисом (что дало бы в результате 0)? Или не умножением тезиса на антитезис (что дало бы −а², а вовсе не а²)? И в каком смысле а² «выше», чем а или −а? (Явно не в смысле численного превосходства, поскольку если а = 1/2, то а² = 1/4). Этот пример демонстрирует крайнюю произвольность в применении туманных идей диалектики.

Карл Р. Поппер Что такое диалектика? // Институт философии РАН Вопросы философии : Журнал. — М., 1995. — В. 1. — С. 118­-138. — ISSN 0042-8744.

Поппер отмечает, что расплывчатость основных понятий диалектики («противоречие», «борьба», «отрицание») ведёт к вырождению диалектического материализма в чистую софистику, делающую бессмысленной любую критику под предлогом «непонимания» критиками диалектического метода, что в дальнейшем служит предпосылкой для развития «диалектического» догматизма и прекращению всякого развития философской мысли.

Марксистская теория… в некоторых своих ранних формулировках… давала проверяемые предсказания и действительно была фальсифицирована. Однако вместо того, чтобы признать это опровержение, последователи Маркса переинтерпретировали и теорию и свидетельство с тем, чтобы привести их в соответствие. Таким путем они спасли теорию от опровержения, однако это было достигнуто ценой использования средств, сделавших её неопровержимой… и благодаря этой уловке они разрушили её широко разрекламированные претензии на научный статус.

Поппер К. Логика и рост научного знания. — М., 1983. — С. 246.

Известно рассмотрение Лениным В.И., в его работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», существовавшей уже тогда критики марксизма в ключе понятия триады «тезис-антитезис-синтез». Ленин В.И. показал несостоятельность высказывавшейся критики. Имея ввиду примеры диалектического процесса с зерном и др., Ленин В.И. пишет, что «казалось бы, одного сопоставления этих примеров с такими ясными и категорическими заявлениями Энгельса (и Маркса…), что не может быть и речи о том, чтобы доказывать что-нибудь триадами, или о том, чтобы подсовывать в изображение действительного процесса «условные члены» этих триад, — совершенно достаточно, чтобы понять нелепость обвинения марксизма в гегелевской диалектике».

[4] В свою очередь и Плеханов Г.В. обращал внимание, что триада «вовсе не играет у Гегеля той роли, которую ей приписывают люди, не имеющие никакого понятия о философии этого мыслителя… Ни в одном из 18 томов сочинений Гегеля «триада» ни разу не играет роли довода, и кто хоть немного знаком с его философским учением, тот понимает, что она никоим образом не могла играть её».
[5]
Грэхэм Л.Р. отмечает, что «Гегель был против сведения собственного анализа к триадичной формуле и обращал внимание на то, что эта схема может быть использована только в качестве «просто педагогического средства», в качестве «формулы для памяти и разума».[6]

Вместе с этим, доктор философских наук Метлов В.И. полагает, что попперовская критика диалектики несостоятельна, обосновывая это следующим образом:

…невозможно не обратить внимания на то обстоятельство, что противоречивость собственно диалектического порядка возникает у Гегеля фактически в ходе и на основе взаимо-отношения субъектного и объектного уровней как форма развития взаимоотношения между «я» и «вещью» и что, следовательно, возможность столкновения такого рода противоречивости с рассудочным мышлением, на уровне которого описывается языковая и логическая активность, подчиняющаяся действию известного закона формальной логики – логики, как уже отмечалось, одного уровня, здесь полностью исключается, и критика Поппера в адрес диалектики бьет мимо цели. …Диалектическое противоречие – это в конечном итоге определенный тип взаимоотношения субъектного и объектного и, далее, материального и идеального, оно не представляет собой нечто законченное раз и навсегда, оно имеет свою историю, развертываясь от начальных форм, антиномичности, к формам более развитым, в которых осуществляется снятие противоречивости, обретение субъектом вещи в себе, преодоление отчуждения как гносеологического (И. Кант), так и социального (А. Смит). Эта двухплоскостность диалектического противоречия, реализующаяся во взаимоотношении названных уровней, исключает саму возможность соотнесения его с противоречием формально-логическим, а потому делает иррелевантной критику диалектики типа попперовской.

В.И. Метлов Диалектика и современное научное познание // Издательство Учитель Философия и общество : Журнал. — Волгоград, 2005. — В. 4. — С. 38, 42. — ISSN 1681-4339.

Догматизм

Наглядным подтверждением слов Поппера стала судьба диалектического материализма в СССР и других социалистических странах. Жёсткая и жестокая борьба за власть, стремление к введению единомыслия и подавлению всякой интеллектуальной конкуренции привело к тому, что диалектический материализм стал квазирелигиозным культом со своим «священным писанием» — трудами считавшихся непогрешимыми «классиков марксизма-ленинизма», цитаты из которых были абсолютными аргументами в любой дискуссии. Догматизм диалектического материализма нашёл свое крайнее выражение в «Кратком курсе истории ВКП(б)», ставшем катехизисом этого культа.

Идеологический контроль в науке, основанный на философии диалектического материализма, в некоторых случаях приводил к кампаниям репрессий, в ходе которых целые научные направления объявлялись «буржуазными» и «идеалистическими», а их приверженцы подвергались гонениям и репрессиям, вплоть до физического уничтожения[7]. Примером является сессия ВАСХНИЛ 1948 года, в результате которой генетика в СССР оказалась под запретом до 1952 года и биологическая наука оказалась в застое почти на 20 лет[8]. Любопытно, что в ходе этой дискуссии «идеалистическим» было объявлено понятие о наследственном веществе (то есть материи), а «материалистическим» — содержащий элементы телеологии неоламаркизм Т. Д. Лысенко и неовиталистская теория «живого вещества» О. Б. Лепешинской.

См. также

Примечания

  1. Немецкая идеология К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные сочинения в 9 т. Т. 2. — М.:Политиздат, 1985
  2. Ленин В. И. Конспект книги Гегеля „Наука логики“ // Полн. собр. соч. Т. 29. С. 162.
  3. Карл Р. Поппер Что такое диалектика? // Институт философии РАН Вопросы философии : Журнал. — М., 1995. — В. 1. — С. 118­-138. — ISSN 0042-8744.
  4. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1967. Т. I, с. 175.
  5. Плеханов Г.В. К вопросу о развитии монистического взгляда на историю. М., 1949. С. 84.
  6. Грэхэм Л.Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. М., 1991. С. 51.
  7. Loren R. Graham (2004) Science in Russia and the Soviet Union. A Short History. Series: Cambridge Studies in the History of Science. Cambridge University Press. ISBN 978-0-521-28789-0
  8. Александров В. Я. Трудные годы советской биологии

Ссылки

Литература

  • Ай Сы-ци. Лекции по диалектическому материализму. М., 1959.
  • Кессиди Ф. Х. Гераклит и диалектический материализм // Вопросы философии. 2009. № 3. С.142-146.
  • Ойзерман Т. И. Диалектический материализм и история философии (историко-философские очерки). Москва: Мысль, 1979 (2-е издание — 1982, на английском языке — Dialectical Materialism and the History of Philosophy: Essays on the History of Philosophy, Москва: Прогресс, 1984).
  • Руткевич М. Н. Диалектический материализм. М., 1973.

Диалектический материализм — это… Что такое Диалектический материализм?

Проверить нейтральность.

На странице обсуждения должны быть подробности.

Диалекти́ческий материали́зм (Диама́т) — направление в философии, материалистически интерпретированная диалектика Гегеля, является философской основой марксизма. Диалектический материализм основан на онтологической первичности материи относительно сознания и постоянного развития материи во времени. Согласно диалектическому материализму:

  • материя — единственная основа мира;
  • мышление — неотъемлемое свойство материи;
  • движение и развитие мира — результат преодоления его внутренних противоречий.

История

Термин «Диалектический материализм» создал в 1887 году Иосиф Дицген, социалист, который состоял в переписке с Марксом с 1848 года. Сам Маркс термин «диалектический материализм» не использовал.

Круг основных интересов Маркса лежал в сфере экономики и политики. Метафизические вопросы представлялись ему малозначительными без связи с конкретным окружающим миром. Свое отношение к философии Маркс с присущей ему резкостью выразил в работе «Немецкая идеология» словами: «Философия и изучение действительного мира относятся друг к другу, как онанизм и половая любовь».[1] В то же время Маркс не только прекрасно знал, но и мастерски применял диалектические подходы в своих работах, в том числе в «Капитале». Маркс говорил о «материалистической диалектике» и «материалистическом понимании истории», на что впоследствии ссылался, как на «исторический материализм», Фридрих Энгельс. В марксистскую литературу термин «диалектический материализм» ввёл русский марксист Георгий Плеханов. Владимир Ленин активно использовал данный термин в своих работах.

Основные положения диалектики были сформулированы Гегелем в форме диалектического идеализма и восприняты Марксом в пору юношеского увлечения гегельянством. Так, Гегелем (и отчасти Шеллингом) был сформулирован принцип единства и борьбы противоположностей, получивший развитие в философских учениях 20-х годов XIX века (В. Кузен и его «взаимодействие противоположностей»).

Основной заслугой Маркса стала систематизация уже имевшихся в историко-философской практике правил, перевод диалектики на базу материализма и придание им формы целостного учения. Ленин, конспектируя «Науку Логики» Гегеля, отмечал: «Нельзя понять „Капитала“ Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей „Логики“ Гегеля. Следовательно никто из марксистов не понял Маркса 1/2 века спустя!![2]».

Следующим этапом развития материалистической диалектики была работа Г. Лукача История и классовое сознание, где он определял ортодоксальность марксизма по признаку верности марксистскому методу, а не догмам. За это книга, вместе с сочинением Карла Корша Марксизм и философия стала предметом осуждения на пятом Конгрессе Коминтерна со стороны Григория Зиновьева. В области биологии и других наук пропагандистами диалектического материализма были Стивен Джей Гулд и Ричард Левонтин.

В советских ВУЗах в рамках преподавания марксистско-ленинской философии курс диалектического и исторического материализма был обязательным для освоения как на гуманитарных, так и на естественнонаучных факультетах. После исчезновения СССР, лишившись государственной поддержки, диалектический материализм и его догматические интерпретации резко потеряли популярность, сейчас его придерживаются лишь немногие мыслители квазимарксистского, марксистского и постмарксистского толка.

Критика диалектического материализма

Карл Поппер в своей работе «Что такое диалектика»[3] подвергает критике применение «диалектического метода» в логике и тем более в естественных науках. Признавая, что диалектика является весьма плодотворным способом описания исторического хода развития научной мысли, Поппер категорически возражает против переноса «закона противоречий» в формальную логику, отмечая, что одновременное признание истинным и тезиса, и антитезиса позволяет доказать истинность любого, даже явно ложного высказывания. Ещё больше возражений вызывает у Поппера распространение «диалектической логики» на другие области математики и в естественные науки.

Известна, например, диалектическая интерпретация, которая отождествляет пшеничное зерно с тезисом, развившееся из него растение — с антитезисом, а все зерна этого растения — с синтезом. Что такие примеры затуманивают и без того неясный смысл диалектической триады, делая ее расплывчатость просто угрожающей, — это очевидно; в какой-то момент, охарактеризовав развитие как диалектическое, мы сообщим только то, что развитие проходит определенные ступени, то есть очень немногое. Интерпретировать же этот процесс развития в том смысле, что рост растения есть отрицание зерна, которое перестает существовать, и что созревание многочисленных новых зерен есть отрицание отрицания — некое новое начало на более высоком уровне — значит просто играть словами.

<…>

Возьмем знаменитый пример, использованный Энгельсом и кратко сформулированный И.Хеккером, «Закон синтеза на более высоком уровне… широко применяется в математике. Отрицательная величина (−а), умноженная сама на себя, становится а², то есть отрицание отрицания завершилось в новом синтезе». Но даже если считать а тезисом, а −а антитезисом, или отрицанием, то отрицанием отрицания является, надо думать, −(−а), то есть а, представляющее собой не синтез «на более высоком уровне», а тождество с первоначальным тезисом. Иными словами, почему синтез должен достигаться только умножением антитезиса на самое себя? Почему, например, не сложением тезиса с антитезисом (что дало бы в результате 0)? Или не умножением тезиса на антитезис (что дало бы −а², а вовсе не а²)? И в каком смысле а² «выше», чем а или −а? (Явно не в смысле численного превосходства, поскольку если а = 1/2, то а² = 1/4). Этот пример демонстрирует крайнюю произвольность в применении туманных идей диалектики.

Карл Р. Поппер Что такое диалектика? // Институт философии РАН Вопросы философии : Журнал. — М., 1995. — В. 1. — С. 118­-138. — ISSN 0042-8744.

Поппер отмечает, что расплывчатость основных понятий диалектики («противоречие», «борьба», «отрицание») ведёт к вырождению диалектического материализма в чистую софистику, делающую бессмысленной любую критику под предлогом «непонимания» критиками диалектического метода, что в дальнейшем служит предпосылкой для развития «диалектического» догматизма и прекращению всякого развития философской мысли.

Марксистская теория… в некоторых своих ранних формулировках… давала проверяемые предсказания и действительно была фальсифицирована. Однако вместо того, чтобы признать это опровержение, последователи Маркса переинтерпретировали и теорию и свидетельство с тем, чтобы привести их в соответствие. Таким путем они спасли теорию от опровержения, однако это было достигнуто ценой использования средств, сделавших её неопровержимой… и благодаря этой уловке они разрушили её широко разрекламированные претензии на научный статус.

Поппер К. Логика и рост научного знания. — М., 1983. — С. 246.

Известно рассмотрение Лениным В.И., в его работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», существовавшей уже тогда критики марксизма в ключе понятия триады «тезис-антитезис-синтез». Ленин В.И. показал несостоятельность высказывавшейся критики. Имея ввиду примеры диалектического процесса с зерном и др., Ленин В.И. пишет, что «казалось бы, одного сопоставления этих примеров с такими ясными и категорическими заявлениями Энгельса (и Маркса…), что не может быть и речи о том, чтобы доказывать что-нибудь триадами, или о том, чтобы подсовывать в изображение действительного процесса «условные члены» этих триад, — совершенно достаточно, чтобы понять нелепость обвинения марксизма в гегелевской диалектике».[4] В свою очередь и Плеханов Г.В. обращал внимание, что триада «вовсе не играет у Гегеля той роли, которую ей приписывают люди, не имеющие никакого понятия о философии этого мыслителя… Ни в одном из 18 томов сочинений Гегеля «триада» ни разу не играет роли довода, и кто хоть немного знаком с его философским учением, тот понимает, что она никоим образом не могла играть её».[5]Грэхэм Л.Р. отмечает, что «Гегель был против сведения собственного анализа к триадичной формуле и обращал внимание на то, что эта схема может быть использована только в качестве «просто педагогического средства», в качестве «формулы для памяти и разума».[6]

Вместе с этим, доктор философских наук Метлов В.И. полагает, что попперовская критика диалектики несостоятельна, обосновывая это следующим образом:

…невозможно не обратить внимания на то обстоятельство, что противоречивость собственно диалектического порядка возникает у Гегеля фактически в ходе и на основе взаимо-отношения субъектного и объектного уровней как форма развития взаимоотношения между «я» и «вещью» и что, следовательно, возможность столкновения такого рода противоречивости с рассудочным мышлением, на уровне которого описывается языковая и логическая активность, подчиняющаяся действию известного закона формальной логики – логики, как уже отмечалось, одного уровня, здесь полностью исключается, и критика Поппера в адрес диалектики бьет мимо цели. …Диалектическое противоречие – это в конечном итоге определенный тип взаимоотношения субъектного и объектного и, далее, материального и идеального, оно не представляет собой нечто законченное раз и навсегда, оно имеет свою историю, развертываясь от начальных форм, антиномичности, к формам более развитым, в которых осуществляется снятие противоречивости, обретение субъектом вещи в себе, преодоление отчуждения как гносеологического (И. Кант), так и социального (А. Смит). Эта двухплоскостность диалектического противоречия, реализующаяся во взаимоотношении названных уровней, исключает саму возможность соотнесения его с противоречием формально-логическим, а потому делает иррелевантной критику диалектики типа попперовской.

В.И. Метлов Диалектика и современное научное познание // Издательство Учитель Философия и общество : Журнал. — Волгоград, 2005. — В. 4. — С. 38, 42. — ISSN 1681-4339.

Догматизм

Наглядным подтверждением слов Поппера стала судьба диалектического материализма в СССР и других социалистических странах. Жёсткая и жестокая борьба за власть, стремление к введению единомыслия и подавлению всякой интеллектуальной конкуренции привело к тому, что диалектический материализм стал квазирелигиозным культом со своим «священным писанием» — трудами считавшихся непогрешимыми «классиков марксизма-ленинизма», цитаты из которых были абсолютными аргументами в любой дискуссии. Догматизм диалектического материализма нашёл свое крайнее выражение в «Кратком курсе истории ВКП(б)», ставшем катехизисом этого культа.

Идеологический контроль в науке, основанный на философии диалектического материализма, в некоторых случаях приводил к кампаниям репрессий, в ходе которых целые научные направления объявлялись «буржуазными» и «идеалистическими», а их приверженцы подвергались гонениям и репрессиям, вплоть до физического уничтожения[7]. Примером является сессия ВАСХНИЛ 1948 года, в результате которой генетика в СССР оказалась под запретом до 1952 года и биологическая наука оказалась в застое почти на 20 лет[8]. Любопытно, что в ходе этой дискуссии «идеалистическим» было объявлено понятие о наследственном веществе (то есть материи), а «материалистическим» — содержащий элементы телеологии неоламаркизм Т. Д. Лысенко и неовиталистская теория «живого вещества» О. Б. Лепешинской.

См. также

Примечания

  1. Немецкая идеология К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные сочинения в 9 т. Т. 2. — М.:Политиздат, 1985
  2. Ленин В. И. Конспект книги Гегеля „Наука логики“ // Полн. собр. соч. Т. 29. С. 162.
  3. Карл Р. Поппер Что такое диалектика? // Институт философии РАН Вопросы философии : Журнал. — М., 1995. — В. 1. — С. 118­-138. — ISSN 0042-8744.
  4. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1967. Т. I, с. 175.
  5. Плеханов Г.В. К вопросу о развитии монистического взгляда на историю. М., 1949. С. 84.
  6. Грэхэм Л.Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. М., 1991. С. 51.
  7. Loren R. Graham (2004) Science in Russia and the Soviet Union. A Short History. Series: Cambridge Studies in the History of Science. Cambridge University Press. ISBN 978-0-521-28789-0
  8. Александров В. Я. Трудные годы советской биологии

Ссылки

Литература

  • Ай Сы-ци. Лекции по диалектическому материализму. М., 1959.
  • Кессиди Ф. Х. Гераклит и диалектический материализм // Вопросы философии. 2009. № 3. С.142-146.
  • Ойзерман Т. И. Диалектический материализм и история философии (историко-философские очерки). Москва: Мысль, 1979 (2-е издание — 1982, на английском языке — Dialectical Materialism and the History of Philosophy: Essays on the History of Philosophy, Москва: Прогресс, 1984).
  • Руткевич М. Н. Диалектический материализм. М., 1973.

Диалектический материализм — это… Что такое Диалектический материализм?

Проверить нейтральность.

На странице обсуждения должны быть подробности.

Диалекти́ческий материали́зм (Диама́т) — направление в философии, материалистически интерпретированная диалектика Гегеля, является философской основой марксизма. Диалектический материализм основан на онтологической первичности материи относительно сознания и постоянного развития материи во времени. Согласно диалектическому материализму:

  • материя — единственная основа мира;
  • мышление — неотъемлемое свойство материи;
  • движение и развитие мира — результат преодоления его внутренних противоречий.

История

Термин «Диалектический материализм» создал в 1887 году Иосиф Дицген, социалист, который состоял в переписке с Марксом с 1848 года. Сам Маркс термин «диалектический материализм» не использовал.

Круг основных интересов Маркса лежал в сфере экономики и политики. Метафизические вопросы представлялись ему малозначительными без связи с конкретным окружающим миром. Свое отношение к философии Маркс с присущей ему резкостью выразил в работе «Немецкая идеология» словами: «Философия и изучение действительного мира относятся друг к другу, как онанизм и половая любовь».[1] В то же время Маркс не только прекрасно знал, но и мастерски применял диалектические подходы в своих работах, в том числе в «Капитале». Маркс говорил о «материалистической диалектике» и «материалистическом понимании истории», на что впоследствии ссылался, как на «исторический материализм», Фридрих Энгельс. В марксистскую литературу термин «диалектический материализм» ввёл русский марксист Георгий Плеханов. Владимир Ленин активно использовал данный термин в своих работах.

Основные положения диалектики были сформулированы Гегелем в форме диалектического идеализма и восприняты Марксом в пору юношеского увлечения гегельянством. Так, Гегелем (и отчасти Шеллингом) был сформулирован принцип единства и борьбы противоположностей, получивший развитие в философских учениях 20-х годов XIX века (В. Кузен и его «взаимодействие противоположностей»).

Основной заслугой Маркса стала систематизация уже имевшихся в историко-философской практике правил, перевод диалектики на базу материализма и придание им формы целостного учения. Ленин, конспектируя «Науку Логики» Гегеля, отмечал: «Нельзя понять „Капитала“ Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей „Логики“ Гегеля. Следовательно никто из марксистов не понял Маркса 1/2 века спустя!![2]».

Следующим этапом развития материалистической диалектики была работа Г. Лукача История и классовое сознание, где он определял ортодоксальность марксизма по признаку верности марксистскому методу, а не догмам. За это книга, вместе с сочинением Карла Корша Марксизм и философия стала предметом осуждения на пятом Конгрессе Коминтерна со стороны Григория Зиновьева. В области биологии и других наук пропагандистами диалектического материализма были Стивен Джей Гулд и Ричард Левонтин.

В советских ВУЗах в рамках преподавания марксистско-ленинской философии курс диалектического и исторического материализма был обязательным для освоения как на гуманитарных, так и на естественнонаучных факультетах. После исчезновения СССР, лишившись государственной поддержки, диалектический материализм и его догматические интерпретации резко потеряли популярность, сейчас его придерживаются лишь немногие мыслители квазимарксистского, марксистского и постмарксистского толка.

Критика диалектического материализма

Карл Поппер в своей работе «Что такое диалектика»[3] подвергает критике применение «диалектического метода» в логике и тем более в естественных науках. Признавая, что диалектика является весьма плодотворным способом описания исторического хода развития научной мысли, Поппер категорически возражает против переноса «закона противоречий» в формальную логику, отмечая, что одновременное признание истинным и тезиса, и антитезиса позволяет доказать истинность любого, даже явно ложного высказывания. Ещё больше возражений вызывает у Поппера распространение «диалектической логики» на другие области математики и в естественные науки.

Известна, например, диалектическая интерпретация, которая отождествляет пшеничное зерно с тезисом, развившееся из него растение — с антитезисом, а все зерна этого растения — с синтезом. Что такие примеры затуманивают и без того неясный смысл диалектической триады, делая ее расплывчатость просто угрожающей, — это очевидно; в какой-то момент, охарактеризовав развитие как диалектическое, мы сообщим только то, что развитие проходит определенные ступени, то есть очень немногое. Интерпретировать же этот процесс развития в том смысле, что рост растения есть отрицание зерна, которое перестает существовать, и что созревание многочисленных новых зерен есть отрицание отрицания — некое новое начало на более высоком уровне — значит просто играть словами.

<…>

Возьмем знаменитый пример, использованный Энгельсом и кратко сформулированный И.Хеккером, «Закон синтеза на более высоком уровне… широко применяется в математике. Отрицательная величина (−а), умноженная сама на себя, становится а², то есть отрицание отрицания завершилось в новом синтезе». Но даже если считать а тезисом, а −а антитезисом, или отрицанием, то отрицанием отрицания является, надо думать, −(−а), то есть а, представляющее собой не синтез «на более высоком уровне», а тождество с первоначальным тезисом. Иными словами, почему синтез должен достигаться только умножением антитезиса на самое себя? Почему, например, не сложением тезиса с антитезисом (что дало бы в результате 0)? Или не умножением тезиса на антитезис (что дало бы −а², а вовсе не а²)? И в каком смысле а² «выше», чем а или −а? (Явно не в смысле численного превосходства, поскольку если а = 1/2, то а² = 1/4). Этот пример демонстрирует крайнюю произвольность в применении туманных идей диалектики.

Карл Р. Поппер Что такое диалектика? // Институт философии РАН Вопросы философии : Журнал. — М., 1995. — В. 1. — С. 118­-138. — ISSN 0042-8744.

Поппер отмечает, что расплывчатость основных понятий диалектики («противоречие», «борьба», «отрицание») ведёт к вырождению диалектического материализма в чистую софистику, делающую бессмысленной любую критику под предлогом «непонимания» критиками диалектического метода, что в дальнейшем служит предпосылкой для развития «диалектического» догматизма и прекращению всякого развития философской мысли.

Марксистская теория… в некоторых своих ранних формулировках… давала проверяемые предсказания и действительно была фальсифицирована. Однако вместо того, чтобы признать это опровержение, последователи Маркса переинтерпретировали и теорию и свидетельство с тем, чтобы привести их в соответствие. Таким путем они спасли теорию от опровержения, однако это было достигнуто ценой использования средств, сделавших её неопровержимой… и благодаря этой уловке они разрушили её широко разрекламированные претензии на научный статус.

Поппер К. Логика и рост научного знания. — М., 1983. — С. 246.

Известно рассмотрение Лениным В.И., в его работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», существовавшей уже тогда критики марксизма в ключе понятия триады «тезис-антитезис-синтез». Ленин В.И. показал несостоятельность высказывавшейся критики. Имея ввиду примеры диалектического процесса с зерном и др., Ленин В.И. пишет, что «казалось бы, одного сопоставления этих примеров с такими ясными и категорическими заявлениями Энгельса (и Маркса…), что не может быть и речи о том, чтобы доказывать что-нибудь триадами, или о том, чтобы подсовывать в изображение действительного процесса «условные члены» этих триад, — совершенно достаточно, чтобы понять нелепость обвинения марксизма в гегелевской диалектике».[4] В свою очередь и Плеханов Г.В. обращал внимание, что триада «вовсе не играет у Гегеля той роли, которую ей приписывают люди, не имеющие никакого понятия о философии этого мыслителя… Ни в одном из 18 томов сочинений Гегеля «триада» ни разу не играет роли довода, и кто хоть немного знаком с его философским учением, тот понимает, что она никоим образом не могла играть её».[5]Грэхэм Л.Р. отмечает, что «Гегель был против сведения собственного анализа к триадичной формуле и обращал внимание на то, что эта схема может быть использована только в качестве «просто педагогического средства», в качестве «формулы для памяти и разума».[6]

Вместе с этим, доктор философских наук Метлов В.И. полагает, что попперовская критика диалектики несостоятельна, обосновывая это следующим образом:

…невозможно не обратить внимания на то обстоятельство, что противоречивость собственно диалектического порядка возникает у Гегеля фактически в ходе и на основе взаимо-отношения субъектного и объектного уровней как форма развития взаимоотношения между «я» и «вещью» и что, следовательно, возможность столкновения такого рода противоречивости с рассудочным мышлением, на уровне которого описывается языковая и логическая активность, подчиняющаяся действию известного закона формальной логики – логики, как уже отмечалось, одного уровня, здесь полностью исключается, и критика Поппера в адрес диалектики бьет мимо цели. …Диалектическое противоречие – это в конечном итоге определенный тип взаимоотношения субъектного и объектного и, далее, материального и идеального, оно не представляет собой нечто законченное раз и навсегда, оно имеет свою историю, развертываясь от начальных форм, антиномичности, к формам более развитым, в которых осуществляется снятие противоречивости, обретение субъектом вещи в себе, преодоление отчуждения как гносеологического (И. Кант), так и социального (А. Смит). Эта двухплоскостность диалектического противоречия, реализующаяся во взаимоотношении названных уровней, исключает саму возможность соотнесения его с противоречием формально-логическим, а потому делает иррелевантной критику диалектики типа попперовской.

В.И. Метлов Диалектика и современное научное познание // Издательство Учитель Философия и общество : Журнал. — Волгоград, 2005. — В. 4. — С. 38, 42. — ISSN 1681-4339.

Догматизм

Наглядным подтверждением слов Поппера стала судьба диалектического материализма в СССР и других социалистических странах. Жёсткая и жестокая борьба за власть, стремление к введению единомыслия и подавлению всякой интеллектуальной конкуренции привело к тому, что диалектический материализм стал квазирелигиозным культом со своим «священным писанием» — трудами считавшихся непогрешимыми «классиков марксизма-ленинизма», цитаты из которых были абсолютными аргументами в любой дискуссии. Догматизм диалектического материализма нашёл свое крайнее выражение в «Кратком курсе истории ВКП(б)», ставшем катехизисом этого культа.

Идеологический контроль в науке, основанный на философии диалектического материализма, в некоторых случаях приводил к кампаниям репрессий, в ходе которых целые научные направления объявлялись «буржуазными» и «идеалистическими», а их приверженцы подвергались гонениям и репрессиям, вплоть до физического уничтожения[7]. Примером является сессия ВАСХНИЛ 1948 года, в результате которой генетика в СССР оказалась под запретом до 1952 года и биологическая наука оказалась в застое почти на 20 лет[8]. Любопытно, что в ходе этой дискуссии «идеалистическим» было объявлено понятие о наследственном веществе (то есть материи), а «материалистическим» — содержащий элементы телеологии неоламаркизм Т. Д. Лысенко и неовиталистская теория «живого вещества» О. Б. Лепешинской.

См. также

Примечания

  1. Немецкая идеология К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные сочинения в 9 т. Т. 2. — М.:Политиздат, 1985
  2. Ленин В. И. Конспект книги Гегеля „Наука логики“ // Полн. собр. соч. Т. 29. С. 162.
  3. Карл Р. Поппер Что такое диалектика? // Институт философии РАН Вопросы философии : Журнал. — М., 1995. — В. 1. — С. 118­-138. — ISSN 0042-8744.
  4. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1967. Т. I, с. 175.
  5. Плеханов Г.В. К вопросу о развитии монистического взгляда на историю. М., 1949. С. 84.
  6. Грэхэм Л.Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. М., 1991. С. 51.
  7. Loren R. Graham (2004) Science in Russia and the Soviet Union. A Short History. Series: Cambridge Studies in the History of Science. Cambridge University Press. ISBN 978-0-521-28789-0
  8. Александров В. Я. Трудные годы советской биологии

Ссылки

Литература

  • Ай Сы-ци. Лекции по диалектическому материализму. М., 1959.
  • Кессиди Ф. Х. Гераклит и диалектический материализм // Вопросы философии. 2009. № 3. С.142-146.
  • Ойзерман Т. И. Диалектический материализм и история философии (историко-философские очерки). Москва: Мысль, 1979 (2-е издание — 1982, на английском языке — Dialectical Materialism and the History of Philosophy: Essays on the History of Philosophy, Москва: Прогресс, 1984).
  • Руткевич М. Н. Диалектический материализм. М., 1973.

Диалектический и исторический материализм — теоретический фундамент коммунизма

ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ И ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ — ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ФУНДАМЕНТ КОММУНИЗМА

М. А. ЛЕОНОВ

Диалектический материализм — философская система, из которой вытекает научный социализм

Диалектический и исторический материализм И. В. Сталин характеризует как мировоззрение марксистско-ленинской партии, теоретический фундамент коммунизма, теоретические основы марксистской партии. Диалектический материализм он рассматривает как философско-теоретическую основу марксизма, а исторический материализм — как его научно-историческую основу.

В этой характеристике выражено великое значение марксистско-ленинской философии: её классовая природа, её роль в борьбе пролетариата за диктатуру рабочего класса, её место и значение в советском обществе, строящем коммунизм, её роль как научной основы практической деятельности марксистско-ленинской партии. Эта характеристика указывает на глубокие качественные отличия марксистско-ленинской философии от всей предшествующей. Никогда в прошлом ни одна философская теория не имела такого практически-политического значения, какое имеет диалектический и исторический материализм.

Марксизм-ленинизм есть монолитное, целостное учение, все составные части которого — научный коммунизм, политическая экономия и философия — органически связаны между собой.

«Марксизм, — писал И. В. Сталин в труде «Анархизм или социализм?», — это не только теория социализма, это — цельное мировоззрение, философская система, из которой само собой вытекает пролетарский социализм Маркса. Эта философская система называется диалектическим материализмом». (И.В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 297). В этой работе И. В, Сталин показывает, что пролетарский социализм является прямым выводом из диалектического материализма (См. там же, стр. 331), что «теоретической основой научного социализма является материалистическая теория Маркса — Энгельса». (Там же, стр. 352).

Марксистская философия отличается монолитностью, цельностью и стройностью. Характеризуя диалектический материализм, Ленин писал: «В этой философии марксизма, вылитой из одного куска стали, нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной существенной части, не отходя от объективной истины, не падая в объятия буржуазно-реакционной лжи». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 312).

Мировоззрение марксистско-ленинской партии внутренне и неразрывно связано с конечной целью пролетариата — коммунизмом. Теория научного коммунизма, созданная Марксом и Энгельсом и развитая Лениным и Сталиным, основана на гранитном фундаменте диалектического и исторического материализма. Созданием диалектического и исторического материализма марксизм превратил социализм из утопии в науку. Это философское учение научно обосновывает коренные классовые интересы и задачи пролетариата.

Маркс и Энгельс всесторонне раскрыли неразрывную связь научного коммунизма с диалектическим и историческим материализмом. Они показали, что диалектический и исторический материализм является теоретическим оружием пролетариата в борьбе за освобождение от капиталистической эксплуатации. В «Святом семействе» Маркс и Энгельс писали, что материализм есть логическая основа коммунизма. Коммунизм они называли практическим материализмом.

Исходя из диалектико-материалистического мировоззрения, Маркс и Энгельс вскрыли объективные законы капитализма, с неизбежностью приводящие к необходимости смены капиталистического строя коммунистическим. Благодаря материалистическому пониманию истории была научно доказана объективная неизбежность коммунизма как высшей ступени общественного развития. Основоположники научного коммунизма, вскрыв законы возникновения и развития капиталистического способа производства, показали, что капиталистические производственные отношения на известной ступени своего развития вступают в непримиримое противоречие с выросшими в условиях капитализма производительными силами, что делает абсолютно неизбежным революционную смену капиталистического способа производства социалистическим. «Маркс и Энгельс открыли законы развития капиталистического общества и научно доказали, что развитие капиталистического общества и классовая борьба в нем должны неизбежно привести к падению капитализма, к победе пролетариата, к диктатуре пролетариата». (История ВКП(б). Краткий курс, стр. 11).

Ленин и Сталин конкретизировали положение марксизма о диалектическом материализме как философском учении, из которого вытекает научный социализм. Они подняли на новую, более высокую ступень учение Маркса и Энгельса об исторической необходимости социализма. В борьбе с различными буржуазными писаками и их подпевалами из лагеря оппортунистов, которые отрицали «возможность научно обосновать социализм и доказать, с точки зрения материалистического понимания истории, его необходимость и неизбежность», Ленин и Сталин всесторонне обосновали марксистское положение, что пролетарский социализм не выдумка мечтателей, а наука, основанная на знании законов общественного развития и экономических законов буржуазного общества.

Изучая эпоху империализма, Ленин и Сталин установили, что капиталистическая система хозяйства отжила свой век и должна уступить место другой, высшей — социалистической системе хозяйства. На основе глубокого изучения эпохи империализма Ленин установил, что империализм представляет собой стадию созревшего и перезревшего капитализма, стоящего накануне своего крушения и смены его социализмом. Открыв, что неравномерность экономического и политического развития есть объективный закон, присущий империализму, Ленин сделал вывод, что одновременная победа социализма во всех странах невозможна, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Раскрыв главные противоречия империализма, И. В. Сталин показал, что пролетарская революция стала «практической неизбежностью». (И.В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 74).

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин дал глубокий анализ современного состояния мировой капиталистической системы, показал нарастающее углубление общего кризиса капитализма, охарактеризовал этапы его развития.

Товарищ Сталин показал, что общий, т. е. охватывающий как экономику, так и политику, кризис мировой капиталистической системы начался в период первой мировой войны, особенно в результате отпадения от капиталистической системы СССР. В период второй мировой войны, особенно после отпадения от капиталистической системы народно-демократических стран в Европе и в Азии, общий кризис капитализма вступил во второй этап своего развития. И. В. Сталин учит, что в основе общего кризиса капитализма «лежит всё более усиливающееся разложение мировой экономической системы капитализма, с одной стороны, и растущая экономическая мощь отпавших от капитализма стран – СССР, Китая и других народно-демократических стран, с другой стороны». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 57).

Важнейшей чертой второго этапа общего кризиса мировой капиталистической системы является распад единого мирового рынка и образование двух параллельных мировых рынков, противостоящих друг другу.

Товарищ Сталин указывает, что «сфера приложения сил главных капиталистических стран (США, Англия, Франция) к мировым ресурсам будет не расширяться, а сокращаться, что условия мирового рынка сбыта для этих стран будут ухудшаться, а недогрузка предприятий в этих странах будет увеличиваться. В этом, собственно, и состоит углубление общего кризиса мировой капиталистической системы в связи с распадом мирового рынка». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 31-32).

В выступлении на XIX съезде партии И. В. Сталин указал, что сейчас буржуазия серьёзным образом изменилась, стала более реакционной, потеряла связь с народом и тем ослабила себя. Она отказалась даже от ограниченных буржуазных демократических свобод, выбросила за борт принцип равноправия людей и наций, растоптала принцип защиты независимости своей нации.

Эти изменения отражают политический кризис мировой капиталистической системы.

Все эти обстоятельства ослабляют и не могут не ослаблять позиции буржуазии, облегчают борьбу народных масс против капитализма.

В труде «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин развивает и углубляет марксистское положение о диалектическом и историческом материализме как теоретическом фундаменте коммунизма, как мировоззрение марксистско-ленинской партии.

И. В. Сталин показывает, что все положения диалектического и исторического материализма и выводы из этих положений служат делу научного обоснования неизбежности замены капиталистического строя коммунистическим и дают пролетарским революционерам мощное оружие в их практической деятельности.

В теоретическом обосновании научного коммунизма большое значение имеет положение марксистской диалектики, согласно которому никакое явление не может быть понято, если рассматривать его изолированно, вне связи с окружающими условиями. В противоположность утопистам, у которых идеи о социализме были построены на фантазии, а не на учёте материальных условий жизни общества, марксизм установил, что социализм — необходимый результат развития общества, обусловленный не просто «доброй волей» людей, а всем предшествующим развитием. Ленин указывал, что «неизбежность превращения капиталистического общества в социалистическое Маркс выводит всецело и исключительно из экономического закона движения современного общества». (В.И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 54).

Энгельс писал, что научный социализм есть идеальное отражение в головах рабочего класса того конфликта, который порождается буржуазным способом производства. И чем дальше развивается этот способ производства, тем резче выступает несовместимость общественного производства с буржуазным присвоением. (См. Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, 1952, стр. 252, 255). Таким образом, из рассмотрения общественных явлений в их взаимосвязи с конкретными историческими условиями необходимость и неизбежность смены капиталистического строя социалистическим становятся очевидными.

В высшей степени революционные выводы следуют из всеобщего закона движения и развития. Ещё в 1895 году Ленин писал: «Если все развивается, если одни учреждения сменяются другими, почему же вечно будут продолжаться самодержавие прусского короля или русского царя, обогащение ничтожного меньшинства на счет огромного большинства, господство буржуазии над народом?». (В.И. Ленин, Соч., т. 2, изд. 4, стр. 7). Этот вывод получил дальнейшее развитие в труде И. В. Сталина «О диалектическом и историческом материализме». Товарищ Сталин показал, что если мир находится в непрерывном движении и развитии и отмирание старого и нарастание нового является законом развития, то из этого непреложного закона вытекает, что нет и не может быть «вечных принципов» частной собственности, подчинения крестьян помещикам, рабочих капиталистам.

«Значит, капиталистический строй можно заменить социалистическим строем, так же, как капиталистический строй заменил в своё время феодальный строй». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 579).

Этот вывод о неизбежности гибели капитализма вооружает трудящихся в борьбе против империалистической буржуазии, прибегающей к самым гнусным средствам, чтобы спасти прогнивший капиталистический строй.

Неизбежность коммунизма марксизм обосновывает, исходя из объективного закона развития как поступательного движения от простого к сложному, от низшего к высшему. Главным для «победы каждого нового общественного строя, для перехода от одной ступени общественного развития к другой — более высокой — является производительность труда. Капитализм победил феодализм потому, что создал более высокую производительность труда. Социализм побеждает капитализм потому, что создаёт гораздо более высокую производительность труда, чем капитализм. Эта общественная закономерность получает своё наглядное выражение в росте производительности труда в СССР, а также в странах народной демократии.

Повышение производительности труда является важнейшим источником роста социалистического производства. Так, директивы XIX съезда партии по пятому пятилетнему плану предусматривают рост производительности труда за пятилетие в промышленности примерно на 50%, в строительстве — на 55, в сельском хозяйстве — на 40%. За счёт роста производительности труда в пятой пятилетке будет получено около трёх четвертей всего прироста промышленной продукции, что означает, что в основном промышленная продукция будет увеличена именно за счёт повышения производительности труда.

Исходя из объективного закона неодолимости того, что возникает и развивается, марксистская диалектика научно обосновала положение неодолимости коммунизма как нового, могучего общественного строя, которому принадлежит будущее. «Коммунисты должны знать, — писал Ленин, — что будущее во всяком случае принадлежит им, и потому мы можем (и должны) соединять величайшую страстность в великой революционной борьбе с наиболее хладнокровным и трезвым учетом бешеных метаний буржуазии». (В.И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 81).

Диалектический и исторический материализм служит научным обоснованием классовой борьбы пролетариата и закономерности революционных переворотов. «Если переход медленных количественных изменений в быстрые и внезапные качественные изменения составляет закон развития, то ясно, что революционные перевороты, совершаемые угнетёнными классами, представляют совершенно естественное и неизбежное явление.

Значит, переход от капитализма к социализму и освобождение рабочего класса от капиталистического гнёта может быть осуществлено не путём медленных изменений, не путём реформ, а только лишь путём качественного изменения капиталистического строя, путём революции». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 580).

Этот вывод идейно вооружил рабочий класс на штурм капитализма и ныне вооружает всех трудящихся капиталистических стран в борьбе с приверженцами реформистской идеологии — лидерами правых социалистов, которые настойчиво пропагандируют идею врастания капиталистического общества в социалистическое.

Правосоциалистические теоретики, рассуждая о современном капитализме, стремятся представить чёрное белым, капитализм — социализмом.

Например, Уильямс, бывший советник Эттли, в своей книге «Тройной вызов» изобразил деятельность лейбористского правительства, направленную на укрепление монополистического капитализма, как «подлинную революцию», якобы создавшую в Англии «новый социализм». Другой лейбористский лидер, К. Янгер, писал: «Многое из того, что европейцы назвали бы социализмом, осуществлено в Соединённых Штатах». Ему вторит лидер бельгийских правых социалистов Спаак, утверждающий, что якобы в Америке «постепенно исчезают миллионеры», «американский капитализм достигает социалистических целей». Так говорят правые социалисты о стране, переполненной безработными, о стране, где расизм стал государственной идеологией, о стране, армия которой превзошла в Корее зверства гитлеровцев, о стране, монополисты которой жестоко эксплуатируют народы колониальных и других порабощённых стран.

Марксизм-ленинизм учит пролетариев капиталистических стран не бояться столкновений классов и довести до конца, революционным путём, разрешение противоречий буржуазного общества. Диалектический материализм воспитывает у трудящихся сознание непримиримой противоположности их интересов интересам буржуазии и всему буржуазному строю.

Могучим призывом к революционному действию звучат слова И. В. Сталина: «Если развитие происходит в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновений противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.

Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить её до конца.

Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику «врастания» капитализма в социализм». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 580). Этот вывод воспитывает у борцов за коммунизм смелость, стойкость, революционное мужество и принципиальность в борьбе против империалистической буржуазии и всех её защитников. Он разоблачает правых социалистов, которые пытаются замолчать классовую борьбу и которых Морис Торез справедливо охарактеризовал как людей «синтеза», «примирения», «чёрно-белых» резолюций, смазывающих разногласия и «прячущих шило в мешке».

Марксистско-ленинская философия вооружает рабочий класс и всех трудящихся ясной перспективой. Научно доказывая неизбежность гибели капитализма, она вместе с тем учит, что капитализм не погибает автоматически, он сам «не «упадет», если его не «уронят»». (В.И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 190). Давая правильное понимание всего окружающего нас мира, марксистско-ленинская философия служит теоретической основой практической деятельности миллионных пролетарских масс, направленной на революционное преобразование капиталистического общества в социалистическое.

Диалектический и исторический материализм немыслим без связи с практикой классовой борьбы пролетариата, без революционной тактики этой борьбы; «…без этой стороны материализма Маркс справедливо считал его половинчатым, односторонним, мертвенным». (В.И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 58).

Марксизм-ленинизм исходит из признания объективной исторической закономерности, из признания действия объективных социологических и экономических законов, существующих во всех общественно-экономических формациях. В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» И. В. Сталин подверг суровой критике тех, кто отрицал объективную закономерность экономического развития социалистического общества, и показал, что при социализме, как и во всех других общественных формациях, действуют объективные, не зависящие от воли и желания людей экономические законы.

Марксизм-ленинизм учит, что хотя объективная историческая закономерность определяет деятельность людей, эта закономерность действует не сама по себе, а предполагает их активную деятельность.

Разоблачив идеалистический, волюнтаристский взгляд на общественные закономерности, товарищ Сталин вместе с тем опроверг также и фетишистский взгляд на законы экономического развития общества и показал, что люди вовсе не должны рабски склоняться перед действием экономических законов. Они могут познать их, изучить их действие и на основании этого использовать их в своих интересах, давая простор действию одних законов, ограничивая действие других и т. п.

Объективная необходимость в развитии общества не исключает, а, наоборот, предполагает творческое участие людей. «Люди, — писал Ленин, — сами творят свою историю…». (В.И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 40). И чем активнее деятельность людей, тем быстрее и полнее осуществляется эта объективная историческая необходимость. Задачи социалистической революции, задачи строительства социализма и коммунизма возможно осуществить только тогда, когда приведена в активное действие вся революционная армия рабочего класса и широких трудящихся масс. Глубокие общественные преобразования требуют участия широких народных масс, участия десятков и сотен миллионов. Этот закон исторического развития был сформулирован Лениным: «…чем глубже преобразование, которое мы хотим произвести, тем больше надо поднять интерес к нему и сознательное отношение, убедить в этой необходимости новые и новые миллионы и десятки миллионов». (В.И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 467).

Коммунистическая партия считала и считает одной из своих основных задач вооружение широких масс трудящихся марксистским мировоззрением. В. И. Ленин в работе «Что делать?», товарищ Сталин в работе «Коротко о партийных разногласиях» разработали идеологические основы марксистской партии и обосновали марксистское положение о соединении рабочего движения с социализмом, о внесении социалистического сознания в рабочее движение.

В пролетариате вследствие занимаемого им в обществе положения само собой рождается влечение к социализму. В силу этого влечения к социализму пролетариат легко усваивает социалистические идеи.

Но выработка научного социализма не может быть делом самих рабочих, так как они в условиях капитализма не обладают требуемыми для этого средствами и досугом. История всех стран, говорил Ленин, свидетельствует о том, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, сводящее задачи рабочего движения только к защите частных, узко профессиональных интересов рабочих. Развивая дальше это положение, И. В. Сталин говорит: «Чтобы выработать научный социализм, надо стоять во главе науки, надо быть вооружённым научными знаниями и уметь глубоко исследовать законы исторического развития». (И.В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 99).

Марксистское мировоззрение, которое основывается на выводах всех наук, на знании законов общественного развития, вырабатывается идеологами рабочего класса, теоретиками, учёными, овладевшими всеми данными науки. Социалистическая идеология, научное мировоззрение вносится в сознание рабочих масс авангардом рабочего класса — его партией. Этим мировоззрением вооружила и вооружает трудящихся нашей Родины Коммунистическая партия.

Только марксизм, отмечал Ленин, указал пролетариату выход из духовного рабства, в котором прозябали доныне угнетённые классы.

Ещё в работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» Ленин указывал, что эта «теория прямо ставит своей задачей вскрыть все формы антагонизма и эксплуатации в современном обществе, проследить их эволюцию, доказать их преходящий характер, неизбежность превращения их в другую форму и послужить таким образом пролетариату для того, чтобы он как можно скорее и как можно легче покончил со всякой эксплуатацией». (В.И. Ленин, Соч., т. 1, изд. 4, стр. 308).

Только интересы пролетариата требуют уничтожения всякой эксплуатации. Поэтому марксисты не останавливаются на том, чтобы объяснить мир, а изменяют его. Коренное отличие диалектического материализма как пролетарского мировоззрения от всех других философских систем и заключается в том, что, давая правильное понимание всего окружающего нас мира, он вместе с тем указывает путь переделки этого мира, служит теоретической основой практической деятельности, направленной на революционное преобразование капиталистического общества в коммунистическое.

Являясь теоретическим выражением потребностей рабочего движения, марксистская философия играет роль мощного орудия практического изменения мира. Только диалектический и исторический материализм указывает путь к овладению законами развития природы и общества, к практической перестройке мира в интересах трудящихся. Этим определяются такие отличительные особенности марксистской философии, как пролетарская действенность, революционно-критическое отношение к действительности, неистощимая, всё преодолевающая революционная энергия, исключающая всякий самотёк, фатализм, всякую пассивность и созерцательность.

Марксизму всегда была присуща революционная действенность и органическая враждебность фаталистическому пониманию общественного развития, фетишистскому отношению к законам развития общества.

Ещё Маркс и Энгельс боролись против фаталистов, которые абстрактно понимали объективную необходимость и утверждали, что человек никак не может поступить иначе, чем он поступает. Всё, что люди предпринимают, утверждали фаталисты, так обусловлено общим ходом развития, что воля оказывается предопределённой, бессильной. В письме Л. Кугельману Маркс высмеял фаталистов и обосновал идею активной революционной деятельности. Творить мировую историю, писал Маркс, было бы, конечно, очень удобно, если бы борьба предпринималась только под условием непогрешимо благоприятных шансов. Энгельс также высмеял фаталистический взгляд на необходимость, как на предопределённость всего происходящего. Маркс и Энгельс дали «глубочайшее понимание коренных преобразовательных целей пролетариата…». (В.И. Ленин, Соч., т. 19, изд. 4, стр. 503).

В период империализма вопрос о роли революционной деятельности пролетариата и его партии приобрёл особенно серьёзное значение. Новая эпоха по-новому поставила вопрос о роли субъективного фактора в борьбе за социалистическую революцию и преобразование мира.

Маркс и Энгельс теоретически решили проблему соотношения объективных и субъективных моментов в общественном развитии. Но в силу ряда исторических обстоятельств Маркс и Энгельс основное внимание обратили на выяснение роли объективных, материальных условий общественного развития. Перед Марксом и Энгельсом прежде всего стояла задача доказать, что объективные внутренние противоречия капитализма неизбежно ведут этот строй к гибели и к установлению диктатуры пролетариата. Эпоха империализма и пролетарских революций чрезвычайно остро поставила и вторую задачу — задачу всесторонней разработки вопроса о роли революционной борьбы пролетариата как решающей исторической силы, от которой зависит ускорение гибели капитализма.

Поэтому Ленин и Сталин наряду с изучением объективных процессов экономического и политического развития общества и открытием новых законов огромное внимание уделяли исследованию роли революционных идей и значения деятельности революционных классов и партий и условий её успеха.

Ленин и Сталин, опираясь на потребности революционной борьбы пролетариата в новую эпоху — эпоху империализма и пролетарских революций, всесторонне разработали вопрос о роли субъективного фактора, т. е. вопрос о роли передовых идей, о роли пролетарской сознательности и организованности, о роли партии пролетариата. Они показали, как в эпоху пролетарских революций исключительное значение приобрели сознательность и организованность, воля и непреклонность пролетариата и его авангарда — Коммунистической партии.

Ленин и Сталин уделили столь большое внимание вопросу о роли революционной действенности ещё и потому, что необходимо было противопоставить боевой революционный марксизм оппортунизму II Интернационала. Являясь агентурой буржуазии в рабочем движении, оппортунисты изощрялись в попытках лишить пролетариат воли к борьбе, умертвить в рабочем классе и его партии революционную действенность, непреклонную решимость и стойкость в борьбе за коммунизм. Оппортунизм готов был «взять из марксизма все, что приемлемо для либеральной буржуазии, вплоть до борьбы за реформы, вплоть до классовой борьбы (без диктатуры пролетариата), вплоть до «общего» признания «социалистических идеалов» и смены капитализма «новым строем», и отбросить «только» живую душу марксизма, «только» его революционность». (В.И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 197-198).

Вместо революционной действенности, решительной классовой борьбы оппортунисты проповедуют фатализм, созерцательность, бездеятельность, пассивное отношение к окружающему. Идеологи II Интернационала чудовищно фальсифицировали положение Маркса и Энгельса о том, что ни одна общественная формация не погибает, прежде чем не разовьются в ней необходимые производительные силы. Это положение Маркса они истолковали в духе фатализма. Фатализм II Интернационала означал отказ от борьбы за социалистическую революцию и диктатуру пролетариата. Фатализм, проповедуемый оппортунистами, стал особенно опасным, когда развернулась решительная схватка между капитализмом и социализмом и когда значение активности пролетариата и руководящей роли его партий особенно возросло.

Развивая марксистское учение, Ленин и Сталин упорно боролись против оппортунизма в рабочем движении.

И. В. Сталин показал, что «теория» стихийности является логической основой оппортунизма. Историческая необходимость гибели капитализма обусловлена двумя внутренне связанными друг с другом сторонами — объективной (наличие определённых социально-экономических условий) и субъективной (решимость рабочего класса бороться против буржуазии). Оппортунизм метафизически истолковывает объективный фактор и игнорирует активную, действенную роль субъективного фактора, рассматривая «историческую необходимость» вне активного революционного действия классов и партий.

Ленин и Сталин подвергли уничтожающей критике извращение оппортунистами марксистской теории. В борьбе с меньшевиками Ленин показал, что «они принижают материалистическое понимание истории своим игнорированием действенной, руководящей и направляющей роли, которую могут и должны играть в истории партии, сознавшие материальные условия переворота и ставшие во главе передовых классов». (В.И. Ленин, Соч., т. 9, изд. 4, стр. 28). Разоблачая ревизионизм, его попытки подменить революционную действенность диалектического материализма созерцательностью, И. В. Сталин писал: «Маркс говорил, что материалистическая теория не может ограничиваться объяснением мира, что она должна еще изменить его. Но Каутскому и Ко нет дела до этого, они предпочитают остаться при первой части формулы Маркса». (И.В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 92).

Современные руководители правых социалистических партий стремятся удержать рабочие массы от активных действий в защиту мира, демократии и национальной независимости, от решительной борьбы за социальные и политические права трудящихся, за улучшение их материального положения. В условиях углубления противоречий империализма и обострения общего кризиса мировой капиталистической системы они стремятся притупить остроту противоречий между трудящимися и монополистами, между угнетёнными народами колониальных стран и империалистами, между сторонниками мира и реакционными силами, стремящимися развязать новую войну. Сковывая, таким образом, революционную энергию и инициативу масс, они наносят огромный вред освободительному движению трудящихся, их борьбе за лучшее будущее, за социализм.

Противопоставляя революционный марксизм оппортунизму, Ленин и Сталин выдвигают как одну из важнейших черт марксизма-ленинизма революционно-критическую, преобразующую деятельность пролетариата и его партии. Ленин и Сталин подняли на новую ступень учение Маркса и Энгельса об исторической закономерности, о путях, методах и формах её осуществления. Марксизм- ленинизм не только утверждает наличие объективных законов общественного развития, но и признаёт необходимость их использования в практической революционно- преобразующей деятельности пролетариата.

 

Диалектический материализм — научная основа практической деятельности марксистско-ленинской партии

 

Марксистско-ленинская партия является прежде всего действующей. Принятый на XIX съезде Устав Коммунистической партии обязывает каждого члена партии «быть активным бойцом за выполнение партийных решений». Коммунистическая партия борется, как с большим злом, с формальным отношением к решениям партии, с пассивностью в деле претворения в жизнь политики партии, всемерно повышает активность и боеспособность партийных организаций.

В своей практической деятельности Коммунистическая партия опирается на теорию марксизма, изучающую объективные процессы в их развитии, на программу марксизма, основанную на выводах теории и определяющую цель движения рабочего класса, на стратегию и тактику, являющуюся наукой о руководстве классовой борьбой пролетариата. Такого научного фундамента не имела и не имеет никакая другая партия.

Практическая деятельность партии основана на точном знании законов развития природы и общества и вследствие этого отличается непреоборимой силой, которая «не знает и не признаёт преград, которая размывает своей деловитой настойчивостью все и всякие препятствия, которая не может не довести до конца раз начатое дело…». Марксистско-ленинское мировоззрение даёт партии возможность итти «вперёд смело, не боясь подводных камней», даёт ей «ясную программу и твёрдую тактику…» (Сталин).

Маркс и Энгельс, обобщая опыт классовой борьбы и руководя рабочим движением, в своё время выдвинули ряд гениальных идей о революционной тактике пролетариата, основанных на диалектико-материалистическом мировоззрении. «…Маркс выковывал единую тактику пролетарской борьбы рабочего класса в различных странах». (В.И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 33).

Энгельс, характеризуя научные основы марксистской тактики, писал: «Для меня историческая теория Маркса — основное условие всякой выдержанной и последовательной революционной тактики; чтобы найти эту тактику, нужно только приложить теорию к экономическим и политическим условиям данной страны». («Переписка К. Маркса и Ф. Энгельса с русскими политическими деятелями», 1951, стр. 309).

Философской основой стратегии и тактики классовой борьбы пролетариата является диалектический и исторический материализм. Ленин отмечал, что «основную задачу тактики пролетариата Маркс определял в строгом соответствии со всеми посылками своего материалистически-диалектического миросозерцания». (В.И. Ленин, Соч., т. 21, изд. 4, стр. 58).

Революционная тактика пролетариата является неотъемлемой частью марксизма-ленинизма. Поэтому «Маркс в течение всей своей жизни, наряду с теоретическими работами, уделял неослабное внимание вопросам тактики классовой борьбы пролетариата». (Там же).

Гениальные мысли Маркса и Энгельса о тактике и стратегии были замуравлены оппортунистами II Интернационала. Партии II Интернационала, действовавшие в период более или менее мирного развития капитализма, в период парламентаризма как преимущественной формы классовой борьбы, не имели ни цельной стратегии, ни разработанной тактики. «Только в следующий период, — указывает И. В. Сталин, — период открытых выступлений пролетариата, в период пролетарской революции, когда вопрос о свержении буржуазии стал вопросом прямой практики, когда вопрос о резервах пролетариата (стратегия) сделался одним из самых животрепещущих вопросов, когда все формы борьбы и организации — и парламентские, и внепарламентские (тактика) — выявили себя с полной определённостью, — только в этот период могли быть выработаны цельная стратегия и разработанная тактика борьбы пролетариата». (И.В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 151).

Эту цельную стратегию и разработанную тактику революционной борьбы пролетариата создали великие продолжатели дела и учения Маркса и Энгельса — Ленин и Сталин. Труды Ленина и Сталина, в которых всесторонне и глубоко обобщён богатый опыт партии, опыт всей освободительной борьбы пролетариата в капиталистических странах и национально-освободительной борьбы угнетённых народов в колониях, величайший опыт строительства социализма, представляют неисчерпаемый источник глубочайших мыслей и руководящих положений по вопросам стратегии и тактики.

Стратегия и тактика, вся деятельность Коммунистической партии зиждутся на незыблемом фундаменте диалектического и исторического материализма, на знании законов общественного развития, диалектическом подходе к историческим событиям, строгом объективном учёте движущих сил революции, соотношения классов и т. д.

И. В. Сталин учит, что рабочее движение состоит из двух сторон: объективной (или стихийной) и субъективной (или сознательной). «Объективная сторона — те процессы развития, которые происходят вне и вокруг пролетариата независимо от воли последнего и его партии, процессы, в последнем счёте определяющие развитие всего общества. Субъективная сторона — те процессы, которые происходят внутри пролетариата как отражение в сознании пролетариата процессов объективных, процессы, ускоряющие или замедляющие ход последних, но отнюдь не определяющие их». (И.В. Сталин, Соч., т. 5, стр. 62).

Если объективную сторону (например, законы экономического развития) партия не может ни отметить, ни изменить, то субъективная сторона в отличие от объективной стороны целиком находится под воздействием партии. От стратегии и тактики партии зависит ускорение или замедление движения, облегчение или усложнение объективного хода развития. Ярким примером воздействующей роли партии на ход революционной борьбы пролетариата являются её стратегические лозунги, отражающие расположение революционных сил на фронте классовой борьбы, облегчающие подвод масс к фронту борьбы за победу революции. Имея дело с основными силами революции и их резервами, стратегия большевистской партии играла важнейшую роль на всех этапах революции: 1905 год — февраль 1917 года, когда шла борьба за победу буржуазно-демократической революции; февраль 1917 года — октябрь 1917 года, когда шла борьба за победу социалистической революции, и позднее.

Стратегия партии пролетариата учитывает изменения в ходе классовой борьбы, она меняется в зависимости от исторических поворотов и переходов от одного этапа революционной борьбы к другому. Она основана на анализе объективных условий классовой борьбы пролетариата, на трезвом учёте сил борющихся.

Политика марксистско-ленинской партии, имея своей теоретической основой диалектический материализм, принципиально отличается от политики всех других партий.

Об отличительной особенности политики буржуазных партий Ленин писал, что «умнейшие люди буржуазии запутались и не могут не делать непоправимых глупостей. На этом буржуазия и погибнет». (В.И. Ленин, Соч., т. 31, изд. 4, стр. 63). Политика эксплуататорских классов не может базироваться на научной основе; эта политика призвана замазывать вопиющие противоречия антагонистического общества, скрывать болезни, порождаемые такой общественной системой. В отчётном докладе XVII съезду партии И. В. Сталин говорил: «Посмотрите на окружающие страны: много ли вы найдёте правящих партий, имеющих правильную линию и проводящих её в жизнь? Собственно, таких партий нет теперь в мире, ибо все они живут без перспектив, путаются в хаосе кризиса и не видят путей для того, чтобы выбраться из трясины». (И.В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 377). Эта оценка буржуазных партий, данная около 20 лет назад, сохраняет всю свою силу и поныне, идёт ли речь о партиях лейбористов и консерваторов в Англии, демократической и республиканской партиях в США и т. д. и т. п. Политика этих партий основана на демагогии и авантюризме, шантаже и насилии, лжи и обмане.

В научной политике заинтересован пролетариат, классовые интересы которого не противоречат, а, наоборот, соответствуют поступательному ходу общественного развития. Пролетарскую политику, основанную на науке, осуществляет марксистско-ленинская партия. Поэтому она с успехом решала и решает стоящие перед ней задачи. «Только наша партия, — говорил И. В. Сталин, — знает, куда вести дело, и ведёт его вперёд с успехом. Чему обязана наша партия этим своим преимуществом? Тому, что она является партией марксистской, партией ленинской. Она обязана тому, что руководствуется в своей работе учением Маркса, Энгельса, Ленина. Не может быть сомнения, что пока мы остаёмся верными этому учению, пока мы владеем этим компасом, — будем иметь успехи в своей работе». (И.В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 377).

Жизненной проверкой правильности политики партии служит её долгая и славная история. История Коммунистической партии Советского Союза показывает, что вся её многогранная деятельность основывается на гранитном фундаменте марксистско-ленинского мировоззрения. Все программные, стратегические и тактические задачи партия решала и решает в полном соответствии с этим учением. История партии — это диалектический и исторический материализм в действии, это классический образец единства теории и практики.

С непревзойдённой силой И. В. Сталин раскрывает в «Кратком курсе истории ВКП(б)» внутреннюю связь, существующую между философией марксизма-ленинизма и практической революционной деятельностью партии, роль диалектического и исторического материализма как орудия преобразования мира, значение его в борьбе пролетариата за завоевание диктатуры пролетариата и построение коммунизма.

И. В. Сталин показал, что пролетарская партия на протяжении всей своей истории при решении всех политических вопросов исходила из положений марксистско-ленинской науки, применяя их к решению сложнейших стратегических и тактических задач. Выводы, сформулированные И. В. Сталиным, характеризуют неразрывную связь марксистско-ленинской философии с политикой, являются блестящим образцом творческого применения положений диалектического и исторического материализма к практической деятельности партии пролетариата.

Одной из научных основ практической деятельности партии, её политики является материалистическая диалектика, которую Ленин и Сталин называют душой марксизма. И. В. Сталин, характеризуя силу и мощь марксистской диалектики, говорил, что она «даёт большевикам возможность брать самые неприступные крепости…». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 370).

В труде «История ВКП(б). Краткий курс» и его составной части «О диалектическом и историческом материализме» дано всестороннее рассмотрение роли марксистского диалектического метода в практической деятельности партии пролетариата. В обобщённом виде роль диалектики как научной основы политики партии выражена в виде ряда замечательных формул и выводов.

И. В. Сталин учит: «Всё зависит от условий, места и времени». Этим принципом диалектики партия руководствуется в подходе ко всем явлениям, рассматривая их конкретно-исторически. Любое общественное явление, экономический факт, политическое требование или лозунг можно правильно понять теоретически и оценить политически только в том случае, если они будут взяты в связи с конкретными историческими условиями.

Партия в своей деятельности руководствуется и другим выводом из диалектики, сформулированным товарищем Сталиным: «…чтобы не ошибиться в политике, надо смотреть вперёд, а не назад». Партия стоит впереди рабочего класса, смотрит вперёд, проникает в будущее и строит перспективы на научной основе. «Мы не можем удовлетвориться тем, чтобы наши тактические лозунги ковыляли вслед за событиями, приспособляясь к ним после их совершения. Мы должны стремиться к тому, чтобы эти лозунги вели нас вперед, освещали наш дальнейший путь, поднимали нас выше непосредственных задач минуты». (В.И. Ленин, Соч., т. 9, изд. 4, стр. 132). Марксистская диалектика, обращённая в настоящее и будущее, даёт партии возможность смотреть далеко вперёд, проникать в глубину будущего и вооружать рабочий класс и всех трудящихся ясной целью движения, глубокой уверенностью в успехе революционного дела.

На основе знания законов общественного развития, глубокого анализа причин исторических событий марксистско-ленинская партия строит своё научное предвидение.

Достаточно напомнить, например, предвидение И. В. Сталина, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму; или предвидение И. В. Сталина, что мировая революция будет развиваться путём отпадения всё новых и новых стран от системы империалистических государств, при этом «процесс отпадения от империализма ряда новых стран будет происходить тем скорее и основательнее, чем основательнее будет укрепляться социализм в первой победив-шей стране…» (И.В. Сталин, Соч., т. 6, стр. 399); нет никакого сомнения, что высказанное товарищем Сталиным на XIX съезде партии предвидение о том, что «есть все основания рассчитывать на успехи и победу братских партий в странах господства капитала»(И.В. Сталин, Речь на XIX съезде партии, Госполитиздат, 1952, стр. 13), сбудется наверняка.

В труде «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин формулирует ряд других выводов из марксистской диалектики, весьма важных для практической деятельности партии. И. В. Сталин учит: «…чтобы не ошибиться в политике, надо быть революционером, а не реформистом… чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику…». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 580).

Быть революционером — значит вести решительную, последовательную классовую пролетарскую линию, проявлять непреклонность в борьбе, отстаивать марксистско-ленинскую партийность, принципиальность, определённость и твёрдость: «Революционная тактика должна быть ясной, чёткой и определённой…». (И.В. Сталин, Соч., т. 1, стр. 210).

Партия в своей деятельности руководствуется выводами из (марксистской диалектической концепции развития. Руководствуясь диалектикой, партия распознаёт новое и старое в развитии, воспитывает у всех работников чувство нового, умение распознавать ростки нового, прогрессивного и оказывать им поддержку.

Непоколебимой основой практической деятельности партии, её политики является марксистский философский материализм. «Сила и жизненность марксизма-ленинизма, — учит И. В. Сталин, — состоит в том, что он опирается в своей практической деятельности именно на потребности развития материальной жизни общества, никогда не отрываясь от реальной жизни общества». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 585).

Этот вывод в обобщённом виде показывает значение марксистского философского материализма для практической деятельности партии.

Партия в своей деятельности руководствуется незыблемым принципом материалистического воззрения: подобно тому как связь и взаимная обусловленность явлений природы представляют объективные закономерности, связь явлений общественной жизни и взаимная их обусловленность также представляют объективные закономерности, а не скопление «случайностей».

Из этого положения И. В. Сталин формулирует важнейший вывод для практической деятельности партии: «Значит, практическая деятельность партии пролетариата должна основываться не на добрых пожеланиях «выдающихся лиц», не на требованиях «разума», «всеобщей морали» и т. п., а на закономерностях развития общества, на изучении этих закономерностей». (Там же, стр. 583)

Марксистско-ленинская партия в своей практической деятельности использует объективные законы общественного развития, опирается на них.

Руководствуясь принципами диалектического и исторического материализма, И. В. Сталин в труде «Экономические проблемы социализма в СССР» раскрыл экономические законы, присущие советскому социалистическому обществу, указал партии пути и методы использования законов развития общества.

И. В. Сталин показал, что законы, присущие советскому социалистическому обществу, качественно отличаются от законов, свойственных капиталистическому обществу. Основой буржуазного строя является частнокапиталистическая собственность на средства производства. Основным экономическим законом буржуазного способа производства является погоня за высокой капиталистической прибылью, а в период империализма — погоня за максимальной прибылью. Основной экономический закон современного капитализма обусловливает неизбежность диспропорций между производством и потреблением, между промышленностью и сельским хозяйством, между различными отраслями промышленности, неравномерность экономического и политического развития капиталистических стран и неизбежность грабительских, империалистических войн. В условиях буржуазного общества потребление определяется капиталистическим характером распределения, потребление трудящихся масс ограничено их низкой покупательной способностью. И. В. Сталин указывает, что при капитализме «рост потребления масс (покупательной способности) никогда не поспевает за ростом производства и всё время отстаёт от него, то и дело обрекая производство на кризисы». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 322-323).

Кризисы перепроизводства являются единственно возможным при капитализме «средством» восстановления какой-то «пропорциональности» между различными отраслями хозяйства, которая тут же нарушается и приводит к новой диспропорции в силу анархии капиталистического производства.

Таковы законы капиталистического способа производства. «Если бы капитализм мог приспособить производство не к получению максимума прибыли, а к систематическому улучшению материального положения народных масс, если бы он мог обращать прибыль не на удовлетворение прихотей паразитических классов, не на усовершенствование методов эксплуатации, не на вывоз капитала, а на систематический подъём материального положения рабочих и крестьян, то тогда не было бы кризисов. Но тогда и капитализм не был бы капитализмом». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 244-245).

Партия в своей практической деятельности исходит из учёта того, что социалистическому способу производства свойственны принципиально иные законы. Социалистический строй основан на общественной собственности на средства производства. «Особенность советского общества нынешнего времени, в отличие от любого капиталистического общества, состоит в том, что в нём нет больше антагонистических, враждебных классов, эксплуататорские классы ликвидированы, а рабочие, крестьяне и интеллигенция, составляющие советское общество, живут и работают на началах дружественного сотрудничества». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 629).

Анализируя закономерности возникновения и развития социалистического строя, И. В. Сталин указывает, что успехи Советской власти обусловлены тем, что она опиралась на экономический закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил. Обобществив средства производства, Советская власть сделала их собственностью всего народа, уничтожила систему эксплуатации, создала социалистические формы хозяйства.

Партия и Советская власть в своей деятельности учитывали и учитывают, что «производительные силы могут развиваться в полной мере лишь в том случае, если производственные отношения соответствуют характеру, состоянию производительных сил и дают простор развитию производительных сил». (Там же, стр. 592). Поэтому советское общество своевременно приводит отстающие производственные отношения в соответствие с характером производительных сил, не доводя дело до конфликта.

Коммунистическая партия в своей практической деятельности опирается на основной экономический закон социализма, существенными чертами которого, как учит И. В. Сталин, является обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники.

Партия в своей деятельности учитывает закон диалектической взаимосвязи между производством и потреблением при социализме, использует этот закон в интересах советского общества и способствует максимальной реализации богатых возможностей и великих преимуществ социалистического строя. Партия учит советских людей, что, развивая производство, совершенствуя его, люди создают возможности для непрерывного удовлетворения новых рождающихся потребностей. В СССР «рост потребления (покупательной способности) масс всё время обгоняет рост производства, толкая его вперёд…». (И.В. Сталин, Соч., т. 12, стр. 322).

Партия и Советская власть учитывают и другие объективные законы, свойственные социализму, и используют их в интересах советского общества.

На смену закону конкуренции и анархии производства, действующему в условиях капитализма, при социализме на базе обобществлённых средств производства возник закон планомерного (пропорционального) развития народного хозяйства. Закон планомерного (пропорционального) развития народного хозяйства даёт планирующим органам Советского государства возможность правильно планировать общественное производство. Познавая этот закон и отражая его требования в пятилетних планах, партия и Советское государство добиваются планомерного, пропорционального и ускоренного развития всего народного хозяйства.

В своей практической деятельности партия руководствуется принципами марксистского философского материализма, материалистическим решением основного гносеологического вопроса. Если бытие первично, а сознание вторично, если соответственно этому общественное бытие, материальная жизнь является первичным, а общественное сознание вторичным, то исходя из этого И. В. Сталин формулирует вывод для деятельности партии:

«Значит, чтобы не ошибиться в политике и не попасть в положение пустых мечтателей, партия пролетариата должна исходить в своей деятельности не из отвлечённых «принципов человеческого разума», а из конкретных условий материальной жизни общества, как решающей силы общественного развития, не из добрых пожеланий «великих людей», а из реальных потребностей развития материальной жизни общества». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 585).

Марксизм-ленинизм учит, что необходимость природы есть первичное, а сознание и воля людей — вторичное. Последние, говорит Ленин, должны приспособляться к первой.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин показывает, что как законы природы, так и законы экономического развития общества объективны, первичны, что деятельность людей должна строиться на основе учёта объективной экономической необходимости. Так, например, планирующие органы Советского государства должны составлять такие планы, которые полностью отражают требования объективного закона планомерного, пропорционального развития народного хозяйства.

Пренебрежение к изучению объективных экономических законов, идеализм и субъективизм в экономической теории на практике ведут к авантюризму и невозможности «наладить хотя бы самое элементарное экономическое руководство».

Указывая на эту опасность, товарищ Сталин говорит: «В конечном счёте мы оказались бы во власти произвола «экономических» авантюристов, готовых «уничтожить» законы экономического развития и «создать» новые законы без понимания и учёта объективных закономерностей». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 85).

Куда приводит игнорирование первенствующей роли материальной жизни общества, показала позорная судьба анархистов, эсеров, троцкистов и других враждебных пролетариату и его партии политических групп, строивших свою деятельность на авантюризме.

При решении конкретных практически-политических задач Коммунистическая партия исходит из анализа объективных условий и учёта реальных потребностей общественного развития. Игнорирование объективных условий партия осуждает как выражение прожектёрства и авантюризма. Например, в деле колхозного строительства партия осудила левацкие попытки перейти, минуя сельхозартель, прямо к коммуне. Исходя из учёта объективной ступени развития производительных сил, достигнутой советским обществом, партия указала, что главным звеном в колхозном движении на современном этапе является сельскохозяйственная артель. В современных условиях она наиболее удачно сочетает общественные и личные интересы колхозников. Поэтому укрепление и упрочение сельскохозяйственной артели является на данной ступени главной задачей. Сельхозартель — необходимое условие для перехода к будущей сельскохозяйственной коммуне. И. В. Сталин учит, что «будущая коммуна вырастет из развитой и зажиточной артели». (И.В. Сталин, Соч., т. 13, стр. 353).

Партия осудила вульгаризаторские рассуждения некоторых экономистов и философов о путях перехода от социализма к коммунизму. Она указала упрощенцам, что выдвижение на первый план проблем распределения, а не вопросов развития производительных сил и производственных отношений является опошлением марксизма, извращением исторического материализма.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин дал обстоятельный ответ на вопрос о путях и условиях перехода от социализма к коммунизму и тем самым положил конец путанице и неразберихе в этом важнейшем в практическом и теоретическом отношении вопросе.

Марксистско-ленинский подход к пониманию общественных закономерностей органически связан с коренными положениями марксистского диалектического метода и марксистского философского материализма, вытекает из этих философских положений.

Если мир познаваем и соответственно познаваемы законы развития общества, а данные науки о законах развития общества имеют значение объективных истин, то отсюда следует, что «в своей практической деятельности партия пролетариата должна руководствоваться не какими-либо случайными мотивами, а законами развития общества, практическими выводами из этих законов». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 584).

Величие Коммунистической партии состоит в том, что она в своей деятельности исходит из объективных закономерностей природы и общества и руководствуется практическими выводами из этих законов. Законы природы и общества существуют объективно, независимо от сознания и воли людей. Признание объективной закономерности, говорит Ленин, находится у материалистов в неразрывной связи с признанием объективной реальности внешнего мира, отражаемого нашим сознанием. Не считаться с объективными законами природы и общества — значит в теории перейти на позиции идеализма, а в политике — скатиться к волюнтаризму и авантюризму.

Признание объективного характера законов природы и общества не значит, что люди находятся во власти этих законов. Наоборот, признание объективной закономерности предполагает овладение ею, предполагает господство человека над законами внешнего мира. Так же обстоит дело и с законами общества. «Общественные силы, подобно силам природы, действуют слепо, насильственно, разрушительно, пока мы не познали их и не считаемся с ними. Но раз мы познали их, изучили их действие, направление и влияние, то только от нас самих зависит подчинять их все более и более нашей воле и с помощью их достигать наших целей». (Ф. Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, 1952, стр. 73).

Господство над природой основано на познании её законов. Иные законы природы действуют разрушительно. Но, познав их, человек может дать разрушительным силам природы другое направление. Электричество является разрушительной силой в виде молнии из грозовой тучи, но эту силу можно использовать в телеграфном аппарате или в дуговой лампе. Такое же различие, говорит Энгельс, между пожаром и огнём, служащим человеку. (См. Ф. Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, 1952, стр. 73). Энгельс указывал, что раз понята природа законов, они из деспотических повелителей превращаются в покорных слуг. Обосновывая эти положения Энгельса, Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме» писал: «…пока мы не знаем закона природы, он, существуя и действуя помимо, вне нашего познания, делает нас рабами «слепой необходимости». Раз мы узнали этот закон, действующий (как тысячи раз повторял Маркс) независимо от нашей воли и от нашего сознания, — мы господа природы». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 177). В этом труде Ленин далее отмечает, что самая высшая задача человечества — познать объективную логику развития, «критически приспособить к ней свое общественное сознание…» (Там же, стр. 311) и действовать тем самым сознательно, со знанием дела.

Ту же мысль развивает И. В. Сталин в труде «Экономические проблемы социализма в СССР». «Если, — говорит И. В. Сталин, — исключить астрономические, геологические и некоторые другие аналогичные процессы, где люди, если они даже познали законы их развития, действительно бессильны воздействовать на них, то во многих других случаях люди далеко не бессильны в смысле возможности их воздействия на процессы природы. Во всех таких случаях люди, познав законы природы, учитывая их и опираясь на них, умело применяя и используя их, могут ограничить сферу их действия, дать разрушительным силам природы другое направление, обратить разрушительные силы природы на пользу общества». (И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 4).

Стало быть, господство над законами природы заключается не в воображаемой независимости от них, а в познании этих законов и в возможности поэтому планомерно пользоваться ими для осуществления определённых целей.

Ярким примером использования законов природы в интересах общества служат такие мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства, как постройка Волго-Донского канала имени В. И. Ленина и сооружение гигантских гидростанций на Волге, Дону, Днепре, Аму-Дарье. Эти огромные стройки, сооружающиеся на основе самой передовой советской техники, — новое свидетельство созидательной, преобразующей силы советского общественного строя.

И. В. Сталин глубоко и всесторонне разработал вопрос об использовании законов развития общества. Люди могут воздействовать на условия материальной жизни общества и ускорить их развитие, ускорить их улучшение. Овладевая знанием объективных законов развития общества, можно ускорить темп его развития, облегчить движение общества вперёд.

И. В. Сталин учит, что социалистический строй способен максимально использовать в интересах общества законы, благоприятствующие развитию общества, дать простор таким законам и вместе с тем дать другое направление разрушительным действиям некоторых законов, ограничить сферу их действия. При капитализме объективные законы действуют стихийно и слепо. При социализме люди овладевают объективными законами и господствуют над ними.

Учитывая, что законы «ограничиваются или усиливаются в своём действии в зависимости от меняющихся условий…» (Сталин), люди могут создавать условия, которые исключают возможность действия таких законов, которые порождают экономические кризисы, разрушение производительных сил, нищету трудящихся масс, безработицу и т. д. С обобществлением средств производства в СССР прекратил своё действие закон анархии производства и конкуренции и начал действовать закон планомерного развития народного хозяйства. «…Социалистическое производство в СССР не знает периодических кризисов перепроизводства и связанных с ними нелепостей». (И.В. Сталин, вопросы ленинизма, 1952, стр. 597). Люди могут создать условия, необходимые для того, чтобы дать широкий простор таким законам, как, например, закон полного соответствия производственных отношений характеру производительных сил. В СССР созданы такие объективные условия, при которых производительные силы развиваются «ускоренным темпом, так как соответствующие им производственные отношения дают им полный простор для такого развития». (Там же)

Коммунистическая партия решала и решает свои задачи в полном соответствии с учением диалектического и исторического материализма, т. е. того мировоззрения, которое представляет собой единство диалектического метода и материалистической теории. Партия всегда была и остаётся верной материалистическому пониманию и истолкованию явлений и диалектическому подходу к ним. Партия большевиков в своей политике исходит из материалистического анализа данной исторической обстановки, из трезвого учёта реальных сил и возможностей, причём самая реальность исследуется с точки зрения развития зреющих в ней тенденций и возможностей. Поэтому партия в своей деятельности всегда была свободна как от волюнтаризма, неизбежно открывающего двери политическому авантюризму, так и от фаталистически-созерцательного отношения к действительности, неизбежно ведущего к тому, что политика плетётся в хвосте событий. В идейном богатстве марксизма-ленинизма гранитной основой является научное мировоззрение партии — диалектический материализм, который представляет незаменимое оружие для научного познания и революционного действия.

 

Диалектический материализм — идейное оружие в борьбе за построение коммунизма

 

С победой социализма в СССР перед марксистско- ленинской философией встали новые задачи в связи с новыми потребностями материальной жизни советского общества.

Марксистско-ленинское мировоззрение как составная часть надстройки советского общества призвано активно содействовать укреплению и развитию базиса социалистического общества. Оно цементирует движущие силы советского общества: морально-политическое единство, дружбу народов, советский патриотизм.

Активная, творческая роль марксистско-ленинской философии и надстройки в целом состоит в том, что она в максимальной степени содействует базису в его движении вперёд к коммунизму. Вся идеологическая надстройка советского общества служит одной цели — построению коммунизма. Однако по своим служебным функциям составные части надстройки различаются между собой и имеют свои специфические особенности. Особая роль марксистско-ленинской философии состоит в создании идеологических предпосылок для перехода к коммунизму.

В условиях социализма марксистско-ленинская идеология призвана вооружить советских людей знанием законов строительства коммунизма. Марксистско-ленинское мировоззрение является основой развития всей духовной жизни советского общества. Марксизм-ленинизм вооружает Коммунистическую партию Советского Союза и Советское государство в деле решения поставленной товарищем Сталиным задачи «подготовить идеологически наши кадры всех отраслей работы и закалить их политически в такой мере, чтобы они могли свободно ориентироваться во внутренней и международной обстановке…». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 638).

XIX съезд партии вновь со всей силой подчеркнул необходимость усиления идейно-политической подготовки кадров, усиления работы по коммунистическому воспитанию трудящихся.

То большое внимание, которое партия уделяет делу идейно-политической подготовки кадров и коммунистическому воспитанию трудящихся, не случайно. Марксизм-ленинизм даёт возможность правильно действовать в повседневной политической, хозяйственной и культурной жизни, плодотворно участвовать в управлении страной. Коммунистическая партия, её политика является руководящей и направляющей силой развития советского общества. Поэтому понимание политики Коммунистической партии, изучение её научных основ, умение руководствоваться марксистско-ленинской теорией и политикой партии в практической работе являются важнейшими условиями успешной деятельности советских людей.

Принципы диалектического и исторического материализма являются руководящими для всех советских людей. Марксизм-ленинизм вооружает советских людей знанием законов общественного развития, учит применять эти законы на практике, обязывает их в своей практической деятельности опираться на передовую общественную теорию и «использовать до дна её мобилизующую, организующую и преобразующую силу» (Сталин).

Значение идеологической и политической подготовки советских людей возросло ввиду тех новых великих задач, которые стоят перед советским народом в период завершения строительства социалистического общества и постепенного перехода от социализма к коммунизму.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин указывает, что одним из основных предварительных условий для перехода к коммунизму является такой культурный рост членов общества, который обеспечил бы всестороннее развитие их физических и умственных способностей. Существенным элементом культурного роста членов советского общества является овладение научным мировоззрением, освобождение от пережитков капитализма, религии, идеализма и т. п.

Одно из основных противоречий в СССР на современном этапе выражается в борьбе передовой части социалистического общества против пережитков капитализма в сознании некоторой части советских людей. И. В. Сталин учит, что пережитки капитализма в сознании людей — навыки и привычки, традиции и предрассудки, унаследованные от буржуазного общества и отражающие враждебные влияния, — «являются опаснейшим врагом социализма». Отсюда во весь рост встаёт задача коммунистического воспитания.

Коммунистическое сознание советских людей, порождаемое социалистическими отношениями в производстве и воспитываемое Коммунистической партией, является существенным фактором ускорения движения советского общества к коммунизму.

Отсюда задача неустанной борьбы со всякими пережитками буржуазной идеологии. И в наши дни не утратили своей актуальности ленинские слова, сказанные 50 лет назад: «…вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет… Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной». (В.И. Ленин, Соч., т. 5, изд. 4, стр. 355-356).

В докладе на XIX съезде партии Г. М. Маленков указал, что, несмотря на господство в советском обществе социалистической идеологии, основанной на марксизме-ленинизме, у нас ещё сохранились остатки буржуазной идеологии, пережитки частнособственнической психологии и морали. Борьба с этими пережитками, подогреваемыми и раздуваемыми врагами Советского государства, является одной из важнейших задач партии.

В деле коммунистического воспитания советских людей, преодоления вредоносных, разлагающих пережитков капитализма в их сознании первостепенную роль играет марксистско-ленинское мировоззрение. Исторические постановления ЦК партии по идеологическим вопросам являются классическим примером применения принципов марксистско-ленинского мировоззрения в борьбе против остатков влияния буржуазной идеологии в области литературы и искусства, в разоблачении аполитичности, пессимизма, безродного космополитизма и раболепия перед растленной буржуазной культурой. Философская дискуссия, проведённая в 1947 году по инициативе ЦК партии, явилась блестящим образцом применения коммунистической партийности в борьбе против буржуазного объективизма. В дискуссиях по биологии, физиологии, языкознанию, политической экономии, в выступлениях партийной печати против космополитизма и др. были разоблачены и разбиты различные проявления буржуазной идеологии, различные антимарксистские взгляды и «точки зрения», пытавшиеся свить себе гнездо в советской науке и культуре.

Идеи марксистско-ленинского мировоззрения играют руководящую и направляющую роль в разоблачении и разгроме остатков идеалистических, метафизических и прочих ошибочных представлений во всех областях науки и искусства.

В эпоху борьбы за коммунизм перед марксистско- ленинской философией встают особые задачи по разоблачению разбойничьей философии империалистической буржуазии. Современная буржуазная философия наиболее рельефно отражает маразм и разложение буржуазной культуры. Служебное назначение этой, с позволения сказать, философии состоит в том, чтобы спасти капиталистические порядки, обречённые историей на гибель, затормозить развитие общества и повернуть его вспять. Служебная роль буржуазных философов состоит в том, что они выступают идейными оруженосцами поджигателей войны, трубадурами американских претендентов на мировое господство.

Идеалистическая философия всегда отличалась своей антинародностью. Антинародный характер современной буржуазной философии доходит до крайних пределов. Она от начала до конца служит эксплуататорам, являясь средством духовного порабощения масс. Чтобы духовно разоружить массы, в современной буржуазной философии ведётся безудержная проповедь пессимизма и агностицизма. Современные обскуранты заверяют, что буржуазная философия призвана нести людям утешение. (В американском словаре Д. Рюнеса философия так и определяется — «утешение».)

С пеною у рта современные философствующие обскуранты воюют против науки и бесстыдно чернят её. Модным стал клич идеологов империализма: «Заковать Прометея науки». Дьюи, Сантаяна, Рассел и др. откровенно проповедуют фидеизм и сеют неверие в силы науки. Один из идеологов поджигателей войны — Рассел призывает создать «науку о том, как избавиться от науки». Яростно нападая на науку, фальсифицируя не только выводы из фактов, но и самые факты, идеологи империалистической буржуазии разглагольствуют о том, что «значительная часть накопленной миром мудрости получена не в результате применения научных методов исследования, а благодаря искусному интуитивному воображению философов, прорицателей, государственных деятелей, артистов, художников, учёных». (Цит. По книге «Буржуазная география на службе американского империализма», изд. Академии наук СССР, М – Л. 1951, стр. 104).

В капиталистических странах создаются различные реакционные, фашиствующие организации и учреждения вроде «Службы космополитической науки и искусства» в США, ставящей своей целью «укрепить американский дух».

Такими средствами стремится буржуазная реакционная философия одурманить сознание народов и продлить существование отжившего свой век капиталистического строя. Марксистско-ленинское учение идейно вооружает всё прогрессивное человечество в борьбе против реакции и мракобесия, против политики и идеологии поджигателей войны. Марксизм-ленинизм становится мировоззрением всё более и более широких масс трудящихся всего земного шара.

Торжество диалектического материализма в СССР выражается также и в том, что философское учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина является теоретическим фундаментом советской науки.

Наука никогда раньше не имела таких благоприятных социальных условий для развития, как при социализме. Октябрьская революция устранила причины, порождавшие кризис теоретического естествознания, и создала в СССР невиданные ещё в истории условия для развития науки; «…только социализм, — говорил Ленин, — освободит науку от ее буржуазных пут, от ее порабощения капиталу, от ее рабства перед интересами грязного капиталистического корыстолюбия». (В.И. Ленин, Соч., т. 27, изд. 4, стр. 375).

Только при социализме диалектический материализм как метод научного исследования и руководство к практическому действию получил возможность глубоко проникнуть в сознание учёных. В советскую эпоху, когда диалектический материализм превратился в господствующее мировоззрение, по-новому встал вопрос о взаимоотношении философии и естествознания, о руководящей роли марксистского мировоззрения в научном исследовании. В советскую эпоху марксистско-ленинская философия играет направляющую роль в развитии естествознания.

Ленин и Сталин вооружили советскую науку могучим идейным оружием — диалектическим материализмом, превратив его в незыблемый фундамент советского естествознания и общественных наук. Теория познания диалектического материализма раскрыла перед советской наукой необозримые перспективы развития. В «Материализме и эмпириокритицизме» Ленин писал: «Если мир есть движущаяся материя, — ее можно и должно бесконечно изучать в бесконечно сложных и детальных проявлениях и разветвлениях этого движения…». (В.И. Ленин, Соч., т. 14, изд. 4, стр. 329). Там же Ленин отмечал, что внешний мир и законы внешней природы «вполне познаваемы для человека, но никогда не могут быть им познаны до конца». (Там же, стр. 177).

Эти положения стали руководящими для советской науки. Диалектический материализм является надёжным путеводителем в научном исследовании, расширяет рамки научной деятельности, помогает найти актуальные проблемы, вооружает уменьем решать сложнейшие вопросы современности. В этом одно из несравненных преимуществ советской науки перед буржуазной.

Могучий рост советской науки, её расцвет и возрастающие достижения стали возможны благодаря направляющей роли марксистско-ленинского мировоззрения. Советская наука во всех отраслях знания руководствуется единственно научным, марксистско-ленинским мировоззрением.

Характеризуя в докладе на XVIII съезде партии взаимоотношение марксистско-ленинской теории со специальными науками в новых исторических условиях, И. В. Сталин отмечал огромную роль марксистско-ленинского мировоззрения, роль принципа партийности для всех отраслей знания.

И. В. Сталин, говоря о связи науки и практической деятельности, учит, что связь теории и практики, их единство есть путеводная звезда партии пролетариата (См. И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 584). Этот марксистский принцип связи теории с практикой является руководящим принципом и для передовой советской науки.

В своём бессмертном труде «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин бичевал представителей буржуазной «чистой науки», которая не позволяет себе «прыжка» от теории к практике. У буржуазных учёных, указывал Ленин, одно дело теория познания и совсем другое дело практика. Напротив, основным законом развития советской науки является связь с жизнью, единство теории и практики.

Советская наука служит делу коммунизма, активно содействует построению коммунизма. Советская общественность с негодованием осудила пресловутые опыты морганистов-вейсманистов по генетике с мушкой-дрозофилой, никчёмные опыты академика Бериташвили по исследованию вопроса о том, как ведёт себя лягушка, помещённая в водопроводную трубу, осудила уход в прошлое, уход от больших актуальных практических задач. О существе марксистско-ленинской партийности в советской науке хорошо сказала О. Б. Лепешинская: «Большевистская партийность в науке требует боевой направленности в изучаемых вопросах, требует борьбы против идеализма и метафизики в науке и выдвижения на первый план тех вопросов, которые связаны с разработкой новых областей знания, могущих по-новому осветить вопросы, связанные с практикой». («Совещание по проблеме живого вещества и развития клеток. Стенографический отчёт», изд. Академии наук СССР, 1951, стр. 9).

Вооружённая могучим и плодотворным методом диалектического материализма, советская наука, смело и решительно отбрасывая устаревшие понятия, ломает старые традиции и нормы, открывает всё новые и новые законы природы. Великий преобразователь природы И. В. Мичурин так характеризует направляющую роль марксистской философии: «Только на основе учения Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина можно полностью реконструировать науку. Объективный мир — природа — есть примат, человек — есть часть природы, но он не должен только внешне созерцать эту природу, но, как сказал Карл Маркс, он может изменять её. Философия диалектического материализма есть орудие изменения этого объективного мира, она учит активно воздействовать на эту природу и изменять её, но последовательно и активно воздействовать и изменять природу в силах только пролетариат, — так говорит учение Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, — непревзойдённых умов-гигантов». (И.В. Мичурин, Соч., т. I, 1948, стр. 623).

В советском социалистическом обществе биология из науки созерцательной, описывающей развитие живой природы, превратилась в творческую науку, преобразующую природу соответственно материальным потребностям социалистического общества. Слова И. В. Мичурина о том, что «человек может и должен делать лучше природы…» (И.В. Мичурин, Соч., т. IV, 1948, стр. 245), выражают революционное творческое отношение к природе. «…При вмешательстве человека, — говорил И. В. Мичурин, — является возможным вынудить каждую форму животного или растения более быстро изменяться и притом в сторону, желательную человеку. Для человека открывается обширное поле самой полезной для него деятельности…». (Там же, стр. 158).

Мичуринское учение — это советский творческий дарвинизм. Величие мичуринского учения заключается в том, что оно вооружает практиков научно обоснованными методами планомерного изменения природы растений и животных.

Вооружённая идеями марксистско-ленинской философии, передовая советская наука громит идеализм и метафизику. В. Р. Вильямс рассказывал, как философия марксизма помогла передовым советским почвоведам разоблачить и опрокинуть буржуазную теорию убывающего плодородия почвы. «Мы отлично поняли из этих классических работ творцов научного коммунизма классовую природу этого буржуазного закона, его весьма относительный характер, связь с застоем способов производства, односторонним характером вложений труда и капитала и что, по существу, ни о каком «законе» и даже ни о какой кардинальной особенности земледелия не может быть и речи. Основываясь на работах Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, нам удалось доказать, что все эти опыты буржуазных естествоиспытателей были лишь иллюстрацией неправильного подхода к объяснению сложных процессов, что выявление закономерностей этих процессов может быть осуществлено лишь в результате приложения анализа диалектического, а не метафизического». (В.Р. Вильямс, Плодородие советской земли, «Советская наука» № 12, 1939, стр. 101).

Марксистско-ленинская критика идеализма и метафизики сыграла огромную роль в разгроме реакционного вейсманизма, который исходит из того, что человек якобы не в состоянии познать причины, вызывающие и направляющие изменение наследственности. Эти изменения вейсманисты-морганисты считают чисто случайными.

Разгромив вейсманизм-морганизм, мичуринцы отстояли действенно-преобразующую роль науки, возможность сознательной, планомерной переделки растений, животных, почвенных микроорганизмов, возможность переделки самих почв и преобразования природы на обширных территориях.

Советские физиологи, вооружённые марксистско-ленинским мировоззрением, нанесли сокрушительный удар по различным попыткам эклектического соединения учения И. П. Павлова с идеалистическими идеями западноевропейских физиологов.

Последовательный материализм является теоретической философской основой учения Павлова и мичуринской биологии. В свою очередь павловское учение и мичуринская биология представляют собой краеугольные камни естественно-научного фундамента диалектического материализма.

Чем дальше советское общество продвигается по пути к коммунизму, тем всё большее значение приобретает диалектический материализм для науки.

Диалектический материализм служит могучим орудием, способствующим глубокому исследованию предмета, открывающим науке широкие перспективы развития.

Для развития общественных наук, наряду с диалектическим материализмом, огромное значение имеют исторический материализм и марксистская политическая экономия. Раскрывая закономерности исторического развития, законы экономического развития общества, исторический материализм и политическая экономия вооружают умением последовательно проводить материалистическую точку зрения при изучении различных сторон общественной жизни.

Важное значение для развития науки имеет критика и самокритика.

Борьба мнений, свобода критики, творческие дискуссии преодолевают застой в науке, помогают отбросить отжившее, ломают окаменевшие, омертвевшие взгляды, способствуют расчищению пути для нового, передового, ускоряют развитие науки и теоретической мысли в целом. Под знаком всестороннего развития научной критики прошли дискуссии по философии, биологии, физиологии, языкознанию, политической экономии.

Метод творческих научных дискуссий выражает собой критический и революционный дух марксистской диалектики, которая рассматривает предметы, явления в движении, развитии, изменении и обновлении. «Для диалектического метода, — учит товарищ Сталин, — важно прежде всего не то, что кажется в данный момент прочным, но начинает уже отмирать, а то, что возникает и развивается, если даже выглядит оно в данный момент непрочным, ибо для него неодолимо только то, что возникает и развивается». (И.В. Сталин, Вопросы ленинизма, 1952, стр. 576).

Роль науки в СССР огромна и возрастает из года в год по мере движения нашей страны вперёд к коммунизму.

Советская наука помогает советскому народу свести к минимуму роль случайностей, дать разрушительным силам природы другое направление, использовать как законы природы, так и экономические законы в интересах общества.

Г. М. Маленков в докладе XIX съезду партии отметил роль советской науки в борьбе за дальнейший технический прогресс. Г. М. Маленков указал, что советские учёные своими открытиями помогают советскому народу использовать богатства и силы природы, что в послевоенный период они решили много научных проблем большого народнохозяйственного значения, важнейшей из которых является открытие методов производства атомной энергии.

Г. М. Маленков указал, что «Советское государство глубоко заинтересовано в том, чтобы этот новый вид энергии использовался в мирных целях, на благо народа, ибо такое использование атомной энергии безгранично расширяет власть человека над стихийными силами природы, открывает перед человечеством колоссальные возможности роста производительных сил, технического и культурного прогресса, увеличения общественного богатства». (Г. Маленков, Отчётный доклад XIX съезду партии о работе Центрального Комитета ВКП(б), стр. 42).

Советская наука неутомимо работает над разрешением важных народнохозяйственных задач, направленных к новому подъёму промышленности и сельского хозяйства. Работники советской науки, как и весь советский народ, стремятся к тому, чтобы наша промышленность неуклонно развивалась, становилась всё более мощной и технически оснащённой, чтобы сельское хозяйство добилось новых успехов и мы имели в стране обилие продовольствия н полный достаток сырья для промышленности.

Социалистическая система хозяйства даёт полный простор для науки, позволяет быстро внедрить достижения науки в производство и сельскохозяйственную практику, сделать их достоянием всех предприятий промышленности и транспорта, всех колхозов, совхозов и МТС.

Советские учёные оказывают повседневную помощь рабочим и колхозникам в деле совершенствования методов труда, технологии производства в промышленности и агротехники в сельском хозяйстве. Творческое содружество учёных и новаторов производства способствует техническому прогрессу, быстрейшему выполнению народнохозяйственных планов и ускорению темпов развития промышленности и сельского хозяйства.

Советская наука находится сейчас на новом подъёме. В пятой пятилетке советская наука, играющая важную роль в обеспечении технического прогресса и подъёме социалистической культуры, получает большую государственную поддержку. Почти вдвое по сравнению с 1950 годом увеличивается выпуск специалистов из высших учебных заведений и подготовка научных и научно-педагогических кадров через аспирантуру высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов. Предусматриваются большие капитальные вложения на строительство научно-исследовательских институтов и высших учебных заведений.

Директивы XIX съезда партии по пятому пятилетнему плану обязывают:

«Улучшить работу научно-исследовательских институтов и научную работу высших учебных заведений, полнее использовать научные силы для решения важнейших вопросов развития народного хозяйства, обобщения передового опыта, обеспечивая широкое практическое применение научных открытий. Всемерно содействовать учёным в разработке ими теоретических проблем во всех областях знания и укреплять связь науки с производством». («Директивы XIX съезда партии по пятилетнему плану развития СССР на 1951-1955 годы», Госполитиздат, 1952, стр. 28).

Товарищ Сталин, XIX съезд партии поставили перед советской наукой серьёзную задачу — занять первое место в мировой науке. Советские учёные, вооружённые самым передовым, научным мировоззрением, воодушевлённые идеями марксизма-ленинизма, с честью выполнят эту задачу.

 

Творческий характер марксистско-ленинской философии

 

Марксизм-ленинизм и его философская теория — диалектический и исторический материализм является творческим учением, которое развивается и обогащается вместе с развитием классовой борьбы пролетариата и всей общественной жизни. Давая научные ответы на вопросы, возникающие в ходе революционной борьбы пролетариата, марксизм-ленинизм вместе с тем развивает и обогащает свою теорию. Характеризуя творческую природу этого учения, И. В. Сталин говорил: «Марксизм, как наука, не может стоять на одном месте, — он развивается и совершенствуется. В своём развитии марксизм не может не обогащаться новым опытом, новыми знаниями, — следовательно, отдельные его формулы и выводы не могут не изменяться с течением времени, не могут не заменяться новыми формулами и выводами, соответствующими новым историческим задачам». (И.В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 55).

Творческий характер марксизма-ленинизма — признак величайшей силы этой теории. Эта теория является единственной, которая способна быстро и глубоко отразить изменения в условиях общественной жизни, подметить новое в её развитии, дать научное объяснение новым явлениям и служить тем самым руководством к практической деятельности. Творческий марксизм неразрывно связан с чувством нового. Именно поэтому марксизм не является чем-то застывшим, а постоянно развивается и обогащается.

Отличительные особенности творческого марксизма с исчерпывающей полнотой вскрыты И. В. Сталиным. Творческое отношение к марксизму предполагает, во-первых, не внешнее признание марксизма, а его претворение в жизнь, во-вторых, конкретность в определении путей и средств осуществления марксизма, выбор путей и средств, соответствующих реальной обстановке, в-третьих, построение своих выводов не на исторических аналогиях и параллелях, а на изучении окружающих условий, в-четвёртых, проверку своей деятельности на практике. (См. И.В. Сталин, Соч., т. 4, стр. 306).

На основе учёта нового исторического опыта, новых закономерностей марксизм-ленинизм заменяет устаревшие положения новыми, соответствующими новым историческим условиям. Ленинская формула о возможности победы социализма в одной, отдельно взятой, стране пришла на смену старой формуле Маркса и Энгельса об одновременной победе социалистической революции в ряде стран. Формула товарища Сталина о сохранении государства при социализме при наличии капиталистического окружения уточнила формулу Энгельса о судьбах социалистического государства и т. д.

В труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин указывает, что ввиду новых условий, возникших в связи со второй мировой войной, утратили силу тезис об относительной стабильности рынков в период общего кризиса капитализма и тезис о том, что, несмотря на загнивание капитализма, «в целом капитализм растёт неизмеримо быстрее, чем прежде».

Партия, указывает товарищ Сталин, блуждала бы в потёмках, а марксистская теория хирела бы, если бы старые формулы не заменялись новыми, соответствующими новой исторической обстановке.

Итак, творческая природа марксизма состоит в том, что это учение не признаёт неизменных выводов и формул.

Но этой особенностью, как отмечает товарищ Сталин, не исчерпывается творческий характер марксизма. В развитии марксизма не просто меняются формулы и выводы. Товарищ Сталин указывает, что «марксизм требует улучшения и обогащения старых формул на основе учёта нового опыта при сохранении точки зрения марксизма…». (И.В. Сталин, Соч. т. 9, стр. 99).

Исходные, коренные принципы марксизма незыблемы. Так, выводы о первичности материи и вторичности сознания или о неизбежности замены капиталистического общества коммунистическим — это такие положения марксизма, которые не могут быть заменены какими-либо другими. Что же касается отдельных формул, отражающих конкретные, развивающиеся представления науки об отдельных свойствах материи и движения или о способах победы социализма (сразу ли во всех странах или сначала в одной стране), то они, эти формулы, не безусловны, а преходящи и не могут не меняться с развитием науки, с развитием и изменением исторических условий. Следовательно, меняются отдельные формулы марксизма при сохранении существа марксизма, его коренных принципов.

Что значит овладеть марксистско-ленинской теорией? Это значит уметь руководствоваться принципами этого учения в практической деятельности, уметь применять их к конкретным условиям.

«Овладеть марксистско-ленинской теорией вовсе не значит — заучить все ее формулы и выводы и цепляться за каждую букву этих формул и выводов. Чтобы овладеть марксистско-ленинской теорией, нужно, прежде всего, научиться различать между ее буквой и сущностью.

Овладеть марксистско-ленинской теорией — значит усвоить существо этой теории и научиться пользоваться этой теорией при решении практических вопросов революционного движения в различных условиях классовой борьбы пролетариата.

Овладеть марксистско-ленинской теорией — значит уметь обогащать эту теорию новым опытом революционного движения, уметь обогащать ее новыми положениями и выводами, уметь развивать ее и двигать вперед, не останавливаясь перед тем, чтобы, исходя из существа теории, заменить некоторые ее положения и выводы, ставшие уже устаревшими, новыми положениями и выводами, соответствующими новой исторической обстановке». («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 339-340).

Забвение этих указаний неизбежно приводит к догматизму. Догматизация марксизма есть стремление умертвить его революционную душу, превратить боевые, революционные принципы марксизма в мёртвые, сухие догмы, выхолостить из марксизма его живое содержание.

Отличительной чертой догматизма является отрыв теории от практики, уход в область схоластического теоретизирования. Догматик, талмудист, начётчик исходит только из цитат, но не из жизненного опыта, не из практики, не из действительности. Не вникая в существо дела, начётчик, догматик, талмудист механически распространяет высказывания классиков марксизма-ленинизма, относящиеся к определённым, конкретным историческим условиям, на все времена и эпохи. Догматик — враг марксистской диалектики. Непонимание и отрицание идеи развития, антиисторизм в подходе к вопросам — типичные черты догматизма. Вместе с тем догматизм примыкает и к идеализму. Вместо того чтобы отправляться от явлений объективной действительности, догматик отправляется от мёртвых схем, которые он пытается навязать живой действительности.

Марксизм является врагом догматизма. Марксизм возник, развивался и закалялся в борьбе против всякого догматизма. Не случайно в эпоху империализма враги марксизма избрали догматизм как одно из средств своей подлой борьбы против марксистского учения. Ленин и Сталин разоблачили и разгромили попытки подменить творческий марксизм догматизмом. Великие корифеи марксизма Ленин и Сталин двинули творческое развитие марксистской теории далеко вперёд.

В труде «Марксизм и вопросы языкознания» товарищ Сталин отмечает актуальное значение творческого овладения марксизмом и решительной борьбы с догматизмом. Переход от социализма к коммунизму требует от советских людей творческого подхода к решению стоящих задач, умения находить новые пути в решении вопросов теории и практики. Между тем люди, впадающие в догматизм, думают, что если они заучат выводы и формулы марксизма, как таблицу умножения, и «начнут их цитировать вкривь и вкось, то они будут в состоянии решать любые вопросы, в расчёте, что заученные выводы и формулы пригодятся им для всех времён и стран, для всех случаев в жизни». (И.В. Сталин, Марксизм и вопросы языкознания, стр. 54).

В стране победившего социализма догматизм имеет своим источником слабое овладение основами марксизма-ленинизма, неумение применять руководящие идеи этого учения в практической деятельности.

Товарищ Сталин учит, что самым решительным средством против догматизма является овладение марксистско-ленинской теорией и активное применение её в практике строительства коммунизма. Итак, глубокое понимание марксизма невозможно без творческого отношения к нему. Творчески пользоваться оружием марксизма-ленинизма — значит постоянно оттачивать и совершенствовать его.

На протяжении ста лет существования и развития марксистской философии подтвердилась на практике её великая действенная сила. Сила и жизненность диалектического материализма проверены всем ходом современной истории на опыте жизни и революционной борьбы миллионов трудящихся. Ни одно учение в истории человечества не получило столь блестящего подтверждения самой жизнью, как великое учение Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина.

В статье «Исторические судьбы учения Карла Маркса» Ленин писал: «После появления марксизма каждая из трех великих эпох всемирной истории приносила ему новые подтверждения и новые триумфы. Но еще больший триумф принесет марксизму, как учению пролетариата, грядущая историческая эпоха». (В.И. Ленин, Соч., т. 18, изд. 4, стр. 547).

Под знаменем марксистско-ленинского мировоззрения социализм в СССР одержал полную победу, и наша страна вступила на путь постепенного перехода от социализма к коммунизму.

Победа социализма в СССР, строительство социализма в странах народной демократии, победа китайского народа над силами реакции — замечательное свидетельство мощи марксизма-ленинизма и его философского учения.

Марксизм-ленинизм — путеводная звезда для всех народов мира, немеркнущий маяк, освещающий человечеству путь к коммунизму.

Идеи марксизма-ленинизма, идеи Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, освещают трудящимся всех стран путь к лучшему будущему. Марксистско-ленинская теория является могучей силой, мобилизующей массы, преобразующей мир.

Вооружённые всепобеждающим марксистско-ленинским мировоззрением, коммунистические партии всего мира ведут прогрессивное человечество по пути к коммунизму. 

Диалектический материализм. Коротко о главном.

Систематизация и связи

Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

Целью этой небольшой работы есть освещение некоторых аспектов диалектического материализма (или диамата, как любят пренебрежительно говорить его противники). Эта необходимость связана с тем, что многие критикующие философские воззрения Маркса и Энгельса совершенно не учитывают собственно их воззрений, критикуя при этом свою же, зачастую сильно искаженную интерпретацию их учений. 

Раздел первый. ГНОСЕОЛОГИЯ

…Философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, в конечном счете, так или иначе признавали сотворение мира, – а у философов, например у Гегеля, сотворение мира принимает нередко еще более запутанный и нелепый вид, чем в христианстве, – составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма.

Ничего другого первоначально и не означают выражения: идеализм и материализм, и только в этом смысле они здесь и употребляются…

«Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» 

В своем «Людвиге Фейербахе» Энгельс объявляет основными философскими направлениями материализм и идеализм. Материализм берет природу за первичное, дух – за вторичное, на первое место ставит бытие, на второе – мышление. Идеализм поступает обратно. Это коренное различие «двух больших лагерей», на которые делятся философы «различных школ» идеализма и материализма, Энгельс ставит во главу угла, прямо обвиняя в «путанице» тех, кто в ином смысле употребляет выражения идеализм и материализм.

Ленин В.И. «Материализм и змпириокритицизм»

Как видно из сказанного разделение на материализм и идеализм в понимании классиков диамата есть сугубо гносеологическое, следовательно основной вопрос философии они видели именно в гносеологии и нелепо критиковать некую онтологию называя это критикой материализма, поскольку ни одна из онтологий не имеет непосредственное отношение к любому из этих гносеологических течений.

Только после понимание вышесказанного можно понять также и следующие слова Ленина:

…Материя есть то, что, действуя на наши органы чувств, производит ощущение; материя есть объективная реальность, данная нам в ощущении, и т.п.

Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм

Говоря о том, что материя ничто иное как объективная реальность Ленин имел ввиду исключительно гносеологические аспект в то время как критики обвиняли в расплывчатости этого суждения, что мол, объективной реальностью может быть все что угодно, имея ввиду онтологию. На такое обвинения Ленин дал четкий ответ критикуя Маха:

..Махисты презрительно пожимают плечами по поводу «устарелых» взглядов «догматиков» – материалистов, которые держатся за опровергнутое будто бы «новейшей наукой» и «новейшим позитивизмом» понятие материи. О новых теориях физики, касающихся строения материи, речь будет у нас особо. Но совершенно непозволительно смешивать, как это делают махисты, учение о том или ином строении материи с гносеологической категорией, – смешивать вопрос о новых свойствах новых видов материи (например, электронов) с старым вопросом теории познания, вопросом об источниках нашего знания, о существовании объективной истины и т.п. Мах «открыл элементы мира»: красное, зеленое, твердое, мягкое, громкое, длинное и т.п., говорят нам. Мы спрашиваем: дана ли человеку, когда он видит красное, ощущает твердое и т.п., объективная реальность или нет? Этот старый, престарый философский вопрос запутан Махом. Если не дана, то вы неизбежно скатываетесь вместе с Махом в субъективизм и агностицизм, в заслуженные вами объятия имманентов, т.е. философских Меньшиковых. Если дана, то нужно философское понятие для этой объективной реальности, и это понятие давно, очень давно выработано, это понятие и есть материя. Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них. Поэтому говорить о том, что такое понятие может «устареть», есть младенческий лепет, есть бессмысленное повторение доводов модной реакционной философии. Могла ли устареть за две тысячи лет развития философии борьба идеализма и материализма? Тенденций или линий Платона и Демокрита в философии? Борьба религии и науки? Отрицания объективной истины и признания ее? Борьба сторонников сверхчувственного знания с противниками его?

Иными словами под материей понималось в большей степени не онтологическое, а гносеологическое понятие, т.е учение о существующей вне нашего или кого бы то ни было иного сознания реальности, данной нам посредством чувств и других практик познания.

Вопрос о том, принять или отвергнуть понятие материи, есть вопрос о доверии человека к показаниям его органов чувств, вопрос об источнике нашего познания, вопрос, который ставился и обсуждался с самого начала в философии, вопрос, который может быть переряжен на тысячи ладов клоунами-профессорами, некоторый не может устареть, как не может устареть вопрос о том, является ли источником человеческого познания зрение и осязание, слух и обоняние. Считать наши ощущения образами внешнего мира – признавать объективную истину – стоять на точке зрения материалистической теории познания, – это одно и то же.

Ленин В.И. «Материализм и эмпириокритицизм»

Раздел второй. ОНТОЛОГИЯ

Конечно, и противоположность материи и сознания имеет абсолютное значение только в пределах очень ограниченной области: в данном случае исключительно в пределах основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным. За этими пределами относительность данного противоположения несомненна.

Ленин В.И. «Материализм и эмпириокритицизм»

Ясно что марксизм никогда не был ограничен одной лишь только гносеологией, хотя и уделял ей особое значение. Для понимания онтологического аспекта марксизма/диалектического материализма в большей степени понадобится знание диалектики нежели чего-либо другого, поэтому определение онтологических взглядов диамата как «вещьной онтологии» или некой «вещественной концепции» и прочие выглядит более чем нелепым.

…Нам говорят, что мы не знаем также и того, что такое материя и движение! Разумеется, не знаем, ибо материю как таковую и движение как таковое никто еще не видел и не испытал каким-нибудь иным чувственным образом; люди имеют дело только с различными реально существующими веществами и формами движения. Вещество, материя есть не что иное, как совокупность веществ, из которой абстрагировано это понятие; движение как таковое есть не что иное, как совокупность всех чувственно воспринимаемых форм движения; такие слова, как «материя» и «движение», суть не более, как сокращения, в которых мы охватываем, сообразно их общим свойствам, множество различных чувственно воспринимаемых вещей. Поэтому материю и движение можно познать лишь путем изучения отдельных веществ и отдельных форм движения; и поскольку мы познаём последние, постольку мы познаём также и материю и движение как таковые. Поэтому, когда Негели говорит, что мы не знаем, что такое время, пространство, материя, движение, причина и действие, то он этим лишь утверждает, что мы при помощи своей головы сперва создаем себе абстракции, отвлекая их от действительного мира, а затем оказываемся не в состоянии познать эти нами самими созданные абстракции, потому что они умственные, а не чувственные вещи, всякое же познание, по Негели, есть чувственное измерение? Это точь-в-точь как указываемое Гегелем затруднение насчет того, что мы можем, конечно, есть вишни и сливы, но не можем есть плод, потому что никто еще не ел плод как таковой.

Энгельс Ф. «Диалектика природы»

Материя как таковая, это – чистое создание мысли и абстракция. Мы отвлекаемся от качественных различий вещей, когда объединяем их, как телесно существующие, под понятием материи. Материя как таковая, в отличие от определенных, существующих материи, не является, таким образом, чем-то чувственно существующим. Когда естествознание ставит себе целью отыскать единообразную материю как таковую и свести качественные различия к чисто количественным различиям, образуемым сочетаниями тождественных мельчайших частиц, то оно поступает таким же образом, как если бы оно вместо вишен, груш, яблок желало видеть плод как таковой, вместо кошек, собак, овец и т.д. – млекопитающее как таковое, газ как таковой, металл как таковой, камень как таковой, химическое соединение как таковое, движение как таковое. Теория Дарвина требует подобного первичного млекопитающего, Promammale Геккеля, но должна в то же время признать, что если оно содержало в себе в зародыше всех будущих и ныне существующих млекопитающих, то в действительности оно стояло ниже всех теперешних млекопитающих и было первобытно грубым, а поэтому и более преходящим, чем все они. Как доказал уже Гегель («Энциклопедия», ч. I, стр. 199), это воззрение, эта «односторонне математическая точка зрения», согласно которой материя определима только количественным образом, а качественно искони одинакова, есть «не что иное, как точка зрения» французского материализма XVIII века. Она является даже возвратом к Пифагору, который уже рассматривал число, количественную определенность, как сущность вещей.

Энгельс Ф. «Диалектика природы»

«Сущность» вещей или «субстанция» тоже относительны; они выражают только углубление человеческого познания объектов, и если вчера это углубление не шло дальше атома, сегодня – дальше электрона и эфира, то диалектический материализм настаивает на временном, относительном,. приблизительном характере всех этих вех познания природы прогрессирующей наукой человека. Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна, но она бесконечно существует, и вот это-то единственно категорическое, единственно безусловное признание ее существования вне сознания и ощущения человека и отличает диалектический материализм от релятивистского агностицизма и идеализма.

Ленин В.И. «Материализм и эмпириокритицизм»

Таким образом в основу своей онтологии диалектический материализм ставит утверждение, что ни какое вещество, ни какая «субстанция» того или иного вещества и т.д не есть и не может быть представлена как всеобщая. Это утверждение соответствует положению о качественной неисчерпаемости материи как вглубь так и вширь, что, следовательно абсолютным представляется лишь природа как таковая, существующая вне и независимо от человеческого познания, вечно изменяющаяся и бесконечно многообразная.

Выводы

Но если бы все противоречия были раз навсегда устранены, то мы пришли бы к так называемой абсолютной истине, – всемирная история была бы закончена и в то же время должна была бы продолжаться, хотя ей уже ничего не оставалось бы делать. Таким образом, тут получается новое, неразрешимое противоречие. Требовать от философии разрешения всех противоречий, значит требовать, чтобы один философ сделал такое дело, какое в состоянии выполнить только все человечество в своем поступательном развитии. Раз мы поняли это, – а этим мы больше, чем кому-нибудь, обязаны Гегелю, – то всей философии в старом смысле слова приходит конец. Мы оставляем в покое недостижимую на этом пути и для каждого человека в отдельности «абсолютную истину» и зато устремляемся в погоню за достижимыми для нас относительными истинами по пути положительных наук и обобщения их результатов при помощи диалектического мышления.  

Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической ненецкой философии.

Дополнение: О понятии материальности

Когда диалектические материалисты говорят об материальности, они подразумевают прежде всего, что она не есть некая конкретная форма бытия, будь то некое вещество либо же некий отдельно взятый атрибут реальности как, например, пространство или время и т.д, а имеют ввиду именно некую систему взаимозависимых атрибутов, которые обуславливают, создают, переходят один в другой и т.д, т.е являются в некоторой степени взаимозависимыми.

Самая малая система таких взаимозависимых атрибутов есть тело, поскольку только тело отделяет одну систему атрибутов от другой, следовательно материя, материальность есть ничто иное как телесность вообще. Любой атрибут взятый обособленно вне системы взаимосвязанных атрибутов, вне тела есть лишь абстракция и не более того, поэтому возведение чего либо объективно существующего вне телесности, вне взаимосвязи между телами есть лишь создание химер, заблуждение.

Только в мышлении атрибуты реальности могут существовать обособлено, сами по себе, либо иметь некую главенствующую роль над другими связанными атрибутами, следовательно такая абсолютизация абстракции ведет к признанию первичности мыслеформ относительно реальности, т.е к идеализму.

Диалектический материализм — Справочник химика 21

    Таким образом, основанная на незаконном абсолютизировании второго начала термодинамики идеалистическая теория тепловой смерти , отрицая вечность движения материи, тем самым отрицает закон сохранения и превращения энергии. Концепция тепловой смерти обязывает не только согласиться с тем, что материя приходит в состояние, лишенное движения, но и допустить, что вселенная возникла в результате некоторого творческого акта, создавшего как самую вселенную, так и разность энтропий и температур в различных ее частях. Естественно, что это метафизическое положение об абсолютном начале и конце вселенной не научно и несовместимо с диалектическим материализмом. [c.99]
    Диалектический материализм — основа ТРИЗ [c.223]

    Глубокая и острая критика идеалистических учений в физике была дана В. И. Лениным в книге Материализм и эмпириокритицизм (1908). В. И. Ленин показал идеалистическую сущность взглядов Оствальда, несовместимую с единственно научным мировоззрением— диалектическим материализмом. Отрыв движения от материи, отрицание материи неизбежно приводит к отрицанию объективной реальности изучаемого нами. мира, к субъективному идеализму. [c.15]

    Принципы исследования печей, разработанные системной теорией, являются конкретным выражением общего положения диалектического материализма о единстве экспериментального и теоретического уровней в процессе познания. [c.132]

    В. И. Ленин указывал, что диалектический материализм настаивает на приблизительном, относительном характере всякого научного положения о строении материи и свойствах ее, на отсутствии абсолютных граней в природе… з. Далее он писал Сущность вещей или субстанция тоже относительны они выражают только углубление человеческого познания объектов, и если вчера это углубление не шло дальше атома, сегодня — дальше электрона и эфира, то диалектический материализм настаивает на временном, относительном, приблизительном характере всех этих вех познания природы прогрессирующей наукой человека. Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна, но она бесконечно существует, и вот это-то единственно категорическое, единственно безусловное признание ее существования вне сознания и ощущения человека и отличает диалектический материализм от релятивистского агностицизма и идеализма  [c.21]

    В физической химии, как и в других научных дисциплинах, правильная в философском отношении, основанная на диалектическом материализме оценка вопроса является совершенно необходимой для правильных выводов. [c.22]

    Первое начало (или первый закон) термодинамики и есть закон сохранения энергии. Этот закон выполняется во всех явлениях природы и подтверждается всем опытом человечества. Ни одно из его следствий не противоречит опыту. Закон сохранения энергии подтверждает положение диалектического материализма [c.51]

    Физическая химия, как и каждая дисциплина, опирается на диалектический материализм и, в частности, на ленинскую теорию отражения. [c.9]

    Доказанное квантовой механикой наличие у атомов и других частиц нулевой энергии еще раз подтверждает правильность утверждения диалектического материализма о невозможности существования материи без движения. [c.32]

    Будучи одним из важнейших в естествознании, периодический закон Д. И. Менделеева имеет большое философское значение. Он наглядно иллюстрирует учение диалектического материализма о всеобщей взаимосвязи явлений природы, отображает диалектический закон единства противоположностей, перехода количественных изменений в качественные. [c.114]

    В соответствии с положениями диалектического материализма химия не может быть сведена к физике. Все законы физики соблюдаются и в области химии, однако в химии есть ряд своих, только ей присущих закономерностей наиболее важной из них является периодический закон. [c.99]


    Все перечисленные особенности настоящего издания обусловлены требованием соединения процессов обучения и воспитания. Основным же способом реализации этого требования является такое изучение химии и химической технологии (т. е. собственно химических теорий), которое сопровождается одновременным изучением диалектики развития химии (т. е. логики, или теории химического познания). В этом и состоит реализация ленинского призыва — крепить союз естествознания с философией диалектического материализма. [c.6]

    Здесь необходимо, однако, обратить внимание на различное отношение химиков к философии в смысле понимания ее предмета, содержания и сущности. Дело в том, что в философской литературе предметом марксистской философии нередко объявляется мир в целом , а сама эта наука делится на ряд относительно самостоятельных наук, таких, как философский материализм, диалектика и т. д. Между тем для основоположников марксизма философия диалектического материализма всегда была единой, цельной, действенной наукой, в которой общие и для бытия, и для мышления законы развития выступают в качестве факторов познания материального мира и сознательной деятельности по его преобразованию, в качестве мировоззренческих ориентиров коммунистического переустройства общества и разработки научных принципов освоения природы. [c.6]

    Исключительно точно обрисовал отношения между марксистской философией и естествознанием именно в плане понимания предмета и сущности диалектического материализма лауреат Ленинской и Нобелевской премий крупнейший советский физико-хи- [c.6]

    Периодический закон и периодическая система элементов отражают законы диалектического материализма. Анализируя свойства элементов, мы убеждаемся, что они взаимосвязаны общностью структурных признаков. Так, наружному энергетическому уровню галогенов соответствует электронная конфигурация что свидетельствует об их высокой электроотрицательности, минимальных радиусах атомов, высоких энергиях ионизации и т. д. Все это говорит о проявлении закона взаимосвязи и взаимообусловленности явлений. [c.59]

    Марксистско-ленинская философия и ее метод — диалектический материализм — вооружают естествоиспытателей, в том числе и химиков, общими принципами, позволяющими правильно понимать и объяснять происходящие явления. Одним из таких принципов является закон сохранения материи. [c.8]

    Таким образом, состояние, в которое система переходит самопроизвольно и пребывает в нем при неизменных условиях, является итогом конкуренции двух факторов — энтропийного и энергетического. В этом проявляется действие одного из законов диалектического материализма — борьбы противоположностей. При переходе вещества в то или иное фазовое состояние сталкиваются две противодействующие тенденции первая — стремление к уменьшению внутренней энергии, приводящее к потере частицами подвижности и к возрастанию порядка в системе (ЛЯувеличению энтропии, приводящее к уменьшению порядка (А5>0). Каждый процесс является отражением борьбы этих противоположных факторов. Преобладание одного из них определяет возможность и направление самопроизвольного перехода системы в более термодинамически устойчивое состояние. [c.104]

    В широком смысле качество —это то, что отличает один объект (предмет, явление, процесс) от других то, благодаря чему он является именно этим, а не другим объектом. Качество — философская категория, смысл и значение которой раскрывает диалектический материализм. Качество сообщает своеобразие и специфику каждому веществу. Взгляните на материальные предметы окружающего нас мира. Никто не станет спорить, что стакан, ложка, книга, камень — разные предметы, а дождь и солнечное затмение — разные природные явления. Никто не спутает ель с березой, воду со ртутью, сахар с углем. Почему Очевидно потому, что они имеют различный внешний вид (форму) и проявляют различные свойства. (Форма — это также одно из свойств объекта.) Стало быть, качество обнаруживается в сочетании свойств, а свойство есть не что иное, как способ проявления определенной стороны качества объекта по отношению к другим объектам. Каждое вещество обладает множеством свойств, поскольку находится в бесконечных связях с другими объектами. Например, сахар белый, следовательно, по отношению к свету он обладает отражающей способностью, воспринимаемой нашим зрением. На вкус — сладкий. По отношению к воде — растворимый. Хрупкий, легко разрушается и т. д. Все это свойства, в которых проявляется качественное своеобразие вещества, названного сахаром. [c.23]

    В заключение отметим, что периодическая система по самой своей сути материалистична. В ней нашли свое яркое выражение основные положения диалектического материализма. Прежде всего — это взаимосвязь. Все элементы объединены той или иной общностью. Характер этой взаимосвязи различен. Так, элементы одного и того же периода взаимосвязаны одинаковым числом уровней у их атомов. Элементы одной и той же подгруппы взаимосвязаны аналогией в строении электронных оболочек их атомов. Элементы разных подгрупп, но одной группы взаимосвязаны одинаковой высшей степенью окисления. Звездность системы — [c.102]

    Существуют ли последние неделимые элементарные материальные образования ( частицы ) Как решает этот вопрос диалектический материализм  [c.4]

    Новейшие открытия естествознания — радий, электроны, превращение элементов — замечательно подтвердили диалектический материализм Маркса… [c.393]


    Периодический закон и периодическая система сыграли и продолжают играть огромную роль в развитии естествознания, успехи которого должны рассматриваться с позиций диалектического материализма. Эти позиции блестяще отстоял В. И. Ленин в 1908 г. в работе Материализм и эмпириокритицизм . Он писал … Если вчера это углубление не шло дальше атома, сегодня — дальше электрона…, то диалектический материализм настаивает на временном, относительном, приблизительном характере всех этих вех познания природы прогрессирующей наукой человека. Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна, но она бесконечно существует…  [c.59]

    Периодический закон играет большую роль в развитии всех естественных наук. Он наглядно демонстрирует основные законы философии (диалектического материализма). Поэтому можно сказать, что закон Д. И. Менделеева имеет общенаучное значение и является фундаментальным законом природы. [c.33]

    Значение преподавания истории науки, и истории химии в частности, в системе подготовки учителей химии в средней школе многократно подчеркивалось многими видными деятелями науки и культуры. Неоспоримо и большое идейно-воспитательное значение этого курса. Классики марксизма-ленинизма многократно указывали на важность разработки и изучения истории науки и техники для дальнейшего развития диалектического материализма и теории познания. [c.4]

    В. И. Ленин указывал, что … диалектический материализм настаивает на приблизительном, относительном характере всякого научного положения о строении материи и свойствах ее, на отсутствии абсолютных граней в природе… . Далее он писал Сущность вещей или субстанция тоже относительны они выражают только углубление человеческого познания объектов, и если вчера это углубление не шло дальше атома, сегодня — дальше электрона и эфира, то диалектический материализм на- [c.21]

    В. И. Ленин дал высокую оценку учению Гераклита. Он писал Очень хорошее изложение начал диалектического материализма .  [c.12]

    Удобство и польза у Паулинга и Уэланда, так же как и у других махистов, не имеет ничего общего с критерием практики в теории познания диалектического материализма. [c.13]

    Ясно, что и польза у Паулинга не имеет ничего общего с критерием практики в теории познания диалектического материализма Паулинг и Уэланд, так же как и Мах, отрывают практику от теории познания польза у Паулинга и Уэланда ни в коей степени не означает правильности теории, соответствия ее объективному миру, объективным отношениям вещей. [c.13]

    Разбирать махизм, — говорит далее В. И. Ленин,— игнорируя эту связь,—как делает Плеханов,—значит издеваться над духом диалектического материализма, т. е. жертвовать методом Энгельса ради той или иной буквы у Энгельса  [c.15]

    Итак, В. И. Ленин не только подчеркивает связь современной идеалистической философии и, в частности, махизма с определенной школой в новой физике, но указывает, что разбирать махизм, игнорируя эту связь,—значит издеваться над духом диалектического материализма. [c.15]

    Оба вывода Клаузиуса соверщенпо несовместимы с основными положениями диалектического материализма. Энгельс подверг указанные высказывания Клаузиуса жесткой критике. Он писал В каком бы виде ни выступало перед нами второе положение Клаузиуса и т. д., во всяком случае, согласно ему, энергия теряется, если не количественно, то качественно. Энтропия не может уничтожаться естественным путем, но зато может создаваться. Мировые часы сначала должны быть заведены, затем они идут, пока не придут в состояние равновесия, и только чудо может вывести их из этого состояния и снова пустить в ход. Потраченная на завод часов энергия исчезла, по крайней мере в качественном отношении, и может быть восстановлена только путем толчка извне. Значит, толчок извне был необходим также и вначале значит, количество имеющегося во вселенной движения, или энергии, не всегда одинаково значит энергия должна была быть сотворена значит, она сотворима значит, она уничтожима. Лс1 аЬ5иг(]ит1 [До абсурда ] (Ф. Энгельс, Диалектика природы, Госполитиздат, 1953, стр. 229). [c.106]

    Системный подход в химической технологии [ 4, 45, 47, 49] — это методологическое направление, основная задача которого состоит в разработке общей методологии, а также неформализованных или эвристических и формализованных методов комплексного исследования и создания сложных ХТП и ХТС разных типов и классов. Системный подход предполагает, что взаимосвязь и взаимодействие элементов, входящих в некоторую систему, обеспечивают появление у этой системы принципиально новых свойств, которые не присущи ее отдельным невзаимосвязанным элементам [45, 47, 49]. Системный подход основан на одном из важнейших законов диалектического материализма — законе всеобщей связи, взаимодействия и взаимообусловленности явлений в мире и обществе [182], исходя из которого любые изучаемые явления рассматриваются не только как самостоятельные системы, но и как подсистемы некоторой большей системы. [c.147]

    Сложность атомов. В последней четверти XIX в. возникли представления о сложности структ уры атомов. Д. И. Менделсеи и А. М. Бутлеров указывали, что атомы не подвергаются делс[гню лишь при обычных (для того времени) химических процессах, но могут быть, по-виднмому, разделены в ходе процессов, которые будут открыты впоследствии. Основоположники диалектического материализма утверждали, что атом не является пределом делимости материи. Фридрих Энгельс, например, подчеркивал, что …атомы отнюдь не являются чем-то простым, не являются вообш,е мельчайшими известными нам частицами вещества… атомы обладают сложным составом…  [c.19]

    Обращение к истории химии и философии бывает необходимым и при решении тактических задач. Но оно ограничивается обычно изучением истории вопроса , чтобы иметь право на эксперимент, т. е. чтобы не повторить того, что уже сделано и в литературе описано. Обращение к философии для решения тактически.х задач, как правило, ничего дать не может все ключи от них находятся в теоретическом арсенале самой химии. Поэтому химик, выполняющий исследования на уровне решения тактических задач в русле готовых работающих теорий, может в принципе обойтись и без истории химии и без философии. И надо сказать, что так оно иногда и бывает. Ученый или аспирант, — замечает Н. Н. Семенов,—в публичном выступлении или при сдаче экзамена по диалектическому материализму прекрасно излагает весь вопрос о роли противоречий в зазвитии природы и мышления. В своей же работе он совершенно и не думает с этим считаться, по-видимому, искрение полагая, что для реальной практики философия не нужна .  [c.8]

    Современная неорганическая химия состоит из многих самостоятельных разделов, например химии комплексных соединений, химии неорганических полимеров, химии полупроводников, металлохимии, физико-химического анализа, химии редких металлов, радиохимии и т. п. Неорганическая химия давно перешагнула стадию описательной науки и в настоящее время переживает свое второе рождение в результате широкого привлечения квантовохимических методов, зонной модели энергетического спектра электронов, открытия валентнохимических соединений благородных газов, целенаправленного синтеза материалов с особыми физическими и химическими свойствами. На основе глубокого изучения зависимости между химическим строением и свойствами она успешно решает главную задачу создание новых неорганических веи еств с заданными свойствами. Неорганическая химия, как и любая естественная наука, руководствуется методологией диалектического материализма, следовательно, опирается на ленинскую теорию отражения От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике… . Живое созерцание осуществляется, как правило, при помощи эксперимента — наблюдения явлений в искусственно созданных условиях. Из экспериментальных методов важнейшим является метод химических реакций. Химические реакции — превращение одних веществ в другие путем изменения состава и химического строения. Во-первых, химические реакции дают возможность исследовать химические свойства вещества. Аналитическая химия использует химические реакции для установления качественного и количественного состава вещества. Кроме того, но химическим реакциям исследуемого вещества можно косвенно судить о его химическом строении. Прямые же методы установления химического строения в большинстве своем основаны на использовании физических явлений. Во-вторых, на основе химических реакций осуществляется неорганический синтез. За последнее время неорганический синтез достиг большого успеха, особенно в получении особочистых соединений в виде монокристаллов. Этому способствовало применение высоких температур и давлений, глубокого вакуума, внедрение бесконтейнерных способов синтеза и т. п. [c.7]

    Теоретической основой научного познания мира является марксистско-ленинская философия. Она основана на диалектическом материализме. Сущность диалектического материализма состоит в том, что мир материален (состоит из лгатерии) г существует лишь в движении (изменении). Таким образом, основным свойством материи является движение. Ф. Энгельс писал Предмет естествознания — движущаяся материя, тела . Химия, как известно, является частью естествознания. Факты, законы и теории химии представляют естественнонаучные доказательства положений диалектического материализма. Закон сохранения массы вещества, законы стехиометрии, периодический закон Д. И. Менделеева являются частными выражениями принципов марксистско-ленинской философии о несотворимости и неуничто-жимости материи, о материальном единстве мира, о связи взаимообусловленности всех его частей. [c.517]

    Дальнейщее творческое развитие диалектического материализма в трудах В. И. Ленина и И. В. Сталина обеспечило возможность развития советской науки на основе философского учения марксизма-ленинизма и позволяет ей успешно преодолевать реакционные идеалистические пережитки и новые попытки явного или скрытого протаскивания идеалистических измышлений. [c.22]


Диалектический материализм — Антимодернизм.ру

Диалектический материализм

А. Характеристика

Ю.М. Бохеньский

В совокупной европейской философии диалектический материализм занимает совершенно особое положение. Прежде всего, у него почти нет сторонников в академических кругах за исключением России, где он является официальной философией и пользуется в силу этого преимуществами, как никакая другая школа современности. Далее, он представляет собой философию одной политической партии, а именно, коммунистической партии, и тем самым он теснейшим образом связывается с экономическими и политическими теориями, а также с практической деятельностью этой партии, рассматривающей его как свою «общую теорию» – также уникальная ситуация. В России, где правит коммунистическая партия, нельзя обучать никакой другой философии, кроме диалектического материализма, и даже за истолкованием его классических текстов очень строго следят. Этой слежкой, но также, по-видимому, и русским национальным характером объясняется и своеобразная внешняя форма публикаций диалектических материалистов. Эти публикации отличаются от всех других прежде всего своим единообразием – все авторы говорят в точности одно и то же, а также наличием бесчисленных ссылок на классиков, которые на каждом шагу должны подкреплять выдвигаемые положения. Возможно, что слежка виновата и в том, что философы этой школы столь посредственны. Во всяком случае она отвечает за крайний догматизм, шовинизм и агрессивную позицию диалектических материалистов.

Но еще важнее, чем эти особенности, которые могли бы быть преходящими, реакционный характер диалектического материализма: фактически эта философия возвращает нас к середине XIX столетия, пытаясь возродить в неизменном виде духовную ситуацию того времени.

Б. Диалектический материализм. Истоки и основатели

Основателем диалектического материализма у русских считается знаменитый теоретик науки Карл Генрих Маркс (1818-1883), с которым тесно сотрудничал Фридрих Энгельс (1820-1895). Маркс был учеником Гегеля. В период, когда он учился в Берлинском университете (1837-1841), в гегелевской школе уже выделились «правые» и «левые». Заметным представителем этих левых, истолковавшим гегелевскую систему материалистически и представившим мировую историю как развитие не духа, а материи, был Людвиг Фейербах (1804-1872). Маркс тесно примкнул к Фейербаху, в то же время находясь под влиянием восходящего естественнонаучного материализма. Этим объясняется его преклонение перед наукой, его глубокая и наивная вера в прогресс и его увлечение эволюционизмом Дарвина. При этом сам Маркс был экономистом, социологом и социальным философом; он основал исторический материализм, тогда как общефилософское основание системы, диалектический материализм – в основном дело рук Энгельса. Этот диалектический материализм заключается в соединении гегелевской диалектики с материализмом XIX столетия.

Впоследствии учения Маркса и Энгельса были подхвачены Владимиром Ильичом Ульяновым (Ленин, 1870-1924), который их истолковал и предписал коммунистической партии. Ленин незначительно изменил марксистское учение, но он развил его дальше в ходе полемики с его механистическими и эмпириокритицистскими истолкованиями. Сотрудничавший с ним и наследовавший ему в руководстве партией Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин, 1879-1953) систематизировал учение Маркса в соответствии с его ленинским толкованием. Таким образом сформированная философия называется «марксизмом-ленинизмом-сталинизмом» и рассматривается в России как неделимое целое. Ее излагают в энциклопедиях, в посредственных работах и небольших катехизисах, а в высших учебных заведениях советского государства она – обязательный предмет. Что же касается авторов соответствующих учебных пособий, то они вряд ли заслуживают упоминания, поскольку, как уже сказано, они лишь повторяют рассуждения Ленина и Сталина.

В. Ход событий в России

Здесь стоит кое-что добавить о философии в советской России, так как советско-русская философия тождественна диалектическому материализму, а его западноевропейские сторонники важны лишь постольку, поскольку они соглашаются с русскими философами. Объясняется это тем, что своим влиянием диалектический материализм почти исключительно обязан поддержке со стороны партии, а партия строго централизована и допускает лишь философию, соответствующую русским нормам.

В истории советско-русской философии выделяются четыре периода. 1) После короткого военного периода (1917-1921), во время которого царила еще относительная свобода, все немарксистские философы были арестованы, высланы из России или ликвидированы. 2) В период 1922-1930 гг. развернулись острые дискуссии между так называемой «механистической» и «меньшевистско-идеалистической» школой. Первая из них представляла диалектический материализм как чистый материализм, а вторая, руководимая А.М. Дебориным, стремилась удержать в равновесии оба его элемента. 3) 15 января 1931 г. обе школы были осуждены Центральным комитетом партии, и с этого начался третий период (1931-1946), во время которого, если не считать выхода в свет работы Сталина (1938) («О диалектическом и историческом материализме» – ред.), философская жизнь в России совсем замерла. Философы публиковали лишь комментарии или популяризаторские книжки. 4) Четвертый период открывается речью А.А. Жданова, произнесенной 24 июня 1947 г. по поручению Центрального комитета и лично Сталина. В этой речи Жданов осуждает одного из ведущих русских философов, Г.Ф. Александрова, и требует от всех русских философов более активной систематической работы. Ответ на это требование последовал незамедлительно. В настоящее время (1950) в России идут острые дискуссии об истолковании «классиков» в связи с некоторыми специальными областями, в которых оно еще не было догматически утверждено названной брошюрой Сталина. В этой связи можно упомянуть осуждение «Логики» В.Ф. Асмуса из-за ее «аполитичного и объективистского характера» (1948), отречение Б.М. Кедрова от своей попытки приглушить дикий национализм (1949), нынешние (1950) нападки на «Основы общей психологии» С.Л. Рубинштейна и особенно дискуссию вокруг значительной работы М.А. Маркова «О природе физического знания» (1947), которую А.А. Максимов заклеймил как неправоверную (1948).

Соответствующие процессы происходили и в области психологии. Если ранее само слово «психология» считалось неправоверным и его пытались заменить «реактологией» или другими названиями, то в последнее время психология допущена в качестве законного учебного предмета (как, впрочем, и ранее отвергавшаяся логика). Во всех этих дискуссиях, как и в известной дискуссии о генетике (1948), роковую роль сыграл М.Б. Митин. Он считался выразителем взглядов правительства и участвовал во всех осуждениях своих слишком самостоятельно мыслящих коллег. Между тем Митин может считаться виднейшим философским представителем современного диалектического материализма.

Стоит еще отметить, что все эти дискуссии проходят строго в рамках диалектического материализма, не покушаясь ни на одно из определенных Сталиным основных положений системы, а дискуссионные приемы заключаются в том, что противники стремятся уличить друг друга в неверности Марксу-Энгельсу-Ленину-Сталину. При этом, надо заметить, они меньше всего ссылаются на самого Маркса, а главным образом на Энгельса и Ленина.

Г. Материализм

Согласно материализму, единственный действительный мир – это материальный мир, а дух есть лишь продукт материального органа – мозга. Противопоставление материи и сознания имеет лишь гносеологический смысл, а онтологически существует только материя. Правда, диалектические материалисты критикуют прежние материалистические теории, но эта критика касается не материализма как такового, а исключительно отсутствия «диалектического» элемента, отсутствия правильного понимания развития.

Разумеется, оценка диалектического материализма зависит от того, какой смысл вкладывается в слово «материя». В этом отношении есть определенная трудность, связанная с ее ленинским определением.

Согласно Ленину, материя есть лишь «философская категория для обозначения объективной реальности», причем в теории познания материя все время противопоставляется сознанию и отождествляется с «объективным бытием». Между тем, здесь не должно быть никаких сомнений, ибо, с другой стороны, диалектические материалисты утверждают, что материю мы познаем с помощью наших чувств, что она подчиняется детерминистским и чисто каузальным законам и противостоит сознанию. В общем ясно, что слово «материя» у диалектических материалистов никакого другого, кроме обыденного, смысла не имеет. Диалектический материализм это классический и радикальный материализм.

В то же время этот материализм – не механистический. Согласно принятому учению, механическим законам подчинена лишь неорганическая материя, но не живая материя, которая подчиняется хотя и детерминистско-каузальным, но не механическим законам. Даже в физике диалектические материалисты не отстаивают безусловный атомизм.

Д. Диалектическое развитие; монизм и детерминизм

Материя находится в постоянном развитии, в результате чего возникают все более сложные вещи – атомы, молекулы, живые клетки, растения, люди, общество. Таким образом, развитие рассматривается не как круговое, а как линейное и притом в оптимистическом духе: всякое последнее есть всегда более сложное, которое отождествляется с лучшим и высшим. Диалектические материалисты полностью сохранили веру XIX века в прогресс через развитие.

Но это развитие происходит, с их точки зрения, путем целого ряда революций: в сущности каждой вещи накапливаются небольшие количественные изменения; возникает напряженность, борьба, и к определенному моменту новые элементы становятся достаточно сильны, чтобы нарушить равновесие; тогда из предыдущих количественных изменений скачком возникает новое качество. Таким образом, борьба является движущей силой развития, которое идет скачками: это так называемое «диалектическое развитие».

Весь этот процесс развития совершается без цели, происходя под давлением чисто каузальных факторов путем толчков и борьбы. Строго говоря, мир не имеет ни смысла, ни цели, он развивается вслепую в соответствии с вечными и исчислимыми законами.

Нет ничего устойчивого: диалектическим развитием охвачен весь мир и все его составные части; всюду и везде умирает старое и нарождается новое. Нет ни неизменных субстанций, ни «вечных принципов». Лишь материя как таковая и законы ее изменения вечно сохраняются во всеобщем движении.

Мир рассматривается как единое целое. В противоположность метафизике, которая (согласно этому учению) видела в мире множество не связанных между собой сущностей, диалектические материалисты отстаивают монизм, причем в двух смыслах: мир для них это единственная реальность (помимо него нет ничего и особенно никакого Бога) и он в принципе однороден, всякий дуализм и плюрализм отбрасываются как ложные.

Законы, управляющие этим миром, это детерминистские законы в классическом смысле слова. Правда, по некоторым основаниям диалектические материалисты не хотят называться «детерминистами». Согласно их учению, например, рост растения определяется не просто законами этого растения, ибо в силу какой-то внешней причины, скажем града, эти законы могут оказаться не действующими. Но по отношению ко всей вселенной, согласно диалектическим материалистам, всякая случайность, очевидно, исключается; совокупность мировых законов безусловно определяет все движение мирового целого.

Е. Психология

Сознание, дух есть лишь эпифеномен, «копия, отображение, фотография» материи (Ленин). Без тела сознание существовать не может; оно есть продукт мозга. Материя всегда первична, а сознание или дух вторично. Следовательно, не сознание определяет материю, но, наоборот, материя определяет сознание. Таким образом, марксистская психология материалистична и детерминистична.

В то же время этот детерминизм более тонкий, чем у прежних материалистов. Прежде всего, как мы это уже отмечали по поводу случайности, диалектические материалисты вовсе не желают считаться детерминистами. С их точки зрения, существует возможность использовать законы природы, это свобода. Правда, сам человек остается обусловленным собственными законами, но он это сознает, и его свобода состоит (как у Гегеля) в сознании необходимости. Кроме того, согласно диалектическим материалистам, материя не непосредственно определяет сознание; скорее, она действует через посредство общества.

Дело в том, что человек по своей сути социален, без общества он жить не может. Только в обществе он может производить жизненно необходимые блага. Орудия же и способы этого производства определяют в первую очередь покоящиеся на них межчеловеческие отношения и опосредованно через эти последние – сознание людей. Это тезис исторического материализма: все, что человек мыслит, желает, хочет и т.д., есть в конечном итоге следствие его экономических потребностей, складывающихся на основе способов производства и общественных отношений, создаваемых производством.

Эти способы и отношения беспрестанно изменяются. Тем самым общество подводится под закон диалектического развития, проявляющегося в общественной борьбе классов. Со своей стороны, все содержание человеческого сознания обусловлено обществом и оно изменяется по ходу экономического прогресса.

Ж. Диалектический материализм. Теория познания

Так как материя определяет сознание, познание должно пониматься реалистски: субъект не производит объект, но объект существует независимо от субъекта; познание заключается в том, что в уме наличествуют копии, отражения, фотографии материи. Мир не является непознаваемым, он вполне познаваем. Разумеется, подлинный метод познания – только в науке, связанной с технической практикой; а прогресс техники достаточно доказывает, насколько несостоятелен любой агностицизм. Познание есть в сущности чувственное познание, но необходимо и рациональное мышление – для упорядочивания данных опыта. Позитивизм – это «буржуазное шарлатанство» и «идеализм»; в действительности мы через явления постигаем сущность вещей.

Во всем этом марксистская гносеология выступает как безусловный и наивный реализм хорошо известного эмпиристского типа. Своеобразие же диалектического материализма состоит в том, что с этими реалистскими взглядами он связывает еще другие, а именно, прагматистские. Из того, что все содержание нашего сознания определяется нашими экономическими потребностями, следует, в частности, что каждый общественный класс имеет собственную науку и собственную философию. Независимая, беспартийная наука невозможна. Истинно то, что ведет к успеху; критерием истины является только практика.

Эти две теории познания существуют в марксизме бок о бок, причем марксисты не очень стараются согласовать их друг с другом. Самое большее, ссылаются на то, что наше познание стремится к совершенной истине, а пока она по нашим потребностям относительна. Здесь, по-видимому, теория впадает в противоречие, ибо даже если бы истина определялась через потребности, познание не могло бы быть никакой, даже частичной, копией реальности.

З. Ценности

Согласно историческому материализму, все содержание сознания зависит от экономических потребностей, которые со своей стороны постоянно развиваются. Это особенно касается морали, эстетики и религии.

В отношении морали диалектический материализм не признает никаких вечных законов; у каждого общественного класса своя собственная мораль. Для самого прогрессивного класса, пролетариата, высшее моральное правило таково: лишь то нравственно хорошо, что способствует разрушению буржуазного мира.

В эстетике дело обстоит сложнее. Приходится признать, что в самой действительности, в самих вещах имеется объективный элемент, образующий основу нашей эстетической оценки, побуждающий нас считать что-либо красивым или безобразным. Но с другой стороны, оценка зависит также от развития классов: так как у разных классов разные потребности, то каждый оценивает по-своему. Соответственно этому искусство нельзя отрывать от жизни, оно должно принимать участие в классовой борьбе. Его задача – дать изображение героических усилий пролетариата в его борьбе и в строительстве социалистического общества (социалистический реализм).

Наконец, в отношении религии теория опять выглядит несколько по-иному. Согласно диалектическим материалистам, религия есть совокупность ложных и фантастических, осужденных наукой утверждений. Лишь наука дает нам возможность познать действительность. Корень религии – страх: будучи бессильны по отношению к природе, а затем по отношению к эксплуататорам, люди стали обожествлять эти силы и молиться на них; в религии, в вере в потустороннее они нашли утешение, которого они не могли найти в своем рабском существовании эксплуатируемых. Для эксплуататоров же (феодалов, капиталистов и т.п.) религия оказалась прекрасным средством для того, чтобы держать массы в узде: с одной стороны, она приучает их к послушанию эксплуататорам, а с другой, обещая лучшую долю после смерти, отвлекает пролетариев от революции. Но пролетариат, который никого не эксплуатирует, не нуждается в религии. Если мораль и эстетика должны лишь измениться, то религия должна полностью исчезнуть.

Публикуется по изд.

Бохеньский Ю.М. Современная европейская философия. М.: Научный мир, 2000

Загрузка…

Социокультурная теория и диалектико-материалистический подход к развитию Я2

Альджаафре, А. (1992). Отрицательная обратная связь при изучении второго языка и зона ближайшего развития. Неопубликованная докторская степень. диссертация. Университет Делавэра, Ньюарк, Делавэр.

Aljaafreh, A. and Lantolf, J.P. (1994). Отрицательная обратная связь как регулирование и изучение второго языка в зоне ближайшего развития. Журнал современного языка 78: 465–483. https://doi.org/10.1111/j.1540-4781.1994.tb02064.x

Аткинсон, Д. (2011). Альтернативные подходы к изучению второго языка. Лондон: Рутледж.

Баркхейзен, Г. (2013). Нарративное исследование в прикладной лингвистике. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Берлин, И. (2000). Три критика Просвещения: Вико, Гаманн, Гердер. Лондон: Пимлико.

Блок, Д. (1996). Не так быстро: некоторые мысли об отборе теорий, релятивизме, принятых выводах и сердце и душе SLA. Прикладная лингвистика 17: 63–83.https://doi.org/10.1093/applin/17.1.63

Блок, Д. (2014). Социальный класс в прикладной лингвистике. Нью-Йорк: Рутледж.

Карр, В. и Кеммис, С. (1986). Стать критическим: образование, знания и исследования действий. Филадельфия, Пенсильвания: The Falmer Press.

Чайклин С. (2003). Зона ближайшего развития в анализе обучения и обучения у Выготского. В А. Козулин, Б. Гиндис, В. С. Агеев и С. М. Миллер (ред.), Теория образования Выготского в культурном контексте, 39–64.Кембридж: Издательство Кембриджского университета. https://doi.org/10.1017/CBO9780511840975.004

Кордер, Х. П. (1967/1981). Значение ошибок учащихся. Перепечатано в SP Corder, Error Analysis and Interlanguage, 5–13. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Данцигер, К. (1997). Именование разума: как психология нашла свой язык. Тысяча дубов, Калифорния: Sage.

Деланти, Г. и Стридом, П. (редакторы) (2003). Философии социальных наук. Классические и современные чтения. Филадельфия, Пенсильвания: Издательство Открытого университета.

Дулай, Х. и Берт, М. (1972). Тупость, показатель стратегии детей в отношении второго языка. Изучение языков 22: 234–252. https://doi.org/10.1111/j.1467-1770.1972.tb00085.x

Эллис, Р. (1990). Ответ Греггу. Прикладная лингвистика 11: 384–391. https://doi.org/10.1093/applin/11.4.384

Эрлам Р., Эллис Р. и Бэтстон Р. (2013). Устная корректирующая обратная связь по написанию L2: сравнение двух подходов. Система 41: 557–628. https://doi.org/10.1016/j.system.2013.03.004

Фроули, В.и Лантольф, Дж. П. (1985). Дискурс второго языка: точка зрения Выготского. Прикладная лингвистика 6 (1): 19–44. https://doi.org/10.1093/applin/6.1.19

Грегг, К. Р. (1993). Серьезно относиться к объяснениям; или пусть расцветает пара цветов. Прикладная лингвистика 14: 276–294. https://doi.org/10.1093/applin/14.3.276

Хольцман, Л. (2009). Выготский за работой и отдыхом. Нью-Йорк: Рутледж.

Крамш, К. и Уайтсайд, А. (2008). Языковая экология в многоязычной среде. К теории символической компетентности.Прикладная лингвистика 29: 645–671. https://doi.org/10.1093/applin/amn022

Крашен, С. Д. (1985). Входная гипотеза: проблемы и последствия. Харлоу: Лонгман.

Лантольф, Дж. П. (ожидается). Материалистическая диалектика в методологической базе Выготского: значение для исследований прикладной лингвистики. В К. Ратнер и Д. Н. Энрике Сильва (ред.), Выготский, Маркс и психология: марксистские концепции в исследованиях Выготского. Нью-Йорк: Рутледж.

Лантольф, Дж. П. и Аппель, Г.(редакторы) (1994). Выготский Подходы к исследованию второго языка. Норвуд, Нью-Джерси: Ablex.

Lantolf, JP и Poehner, ME (2014). Социокультурная теория и педагогический императив в L2-образовании. Праксис Выготского и разрыв между исследованием и практикой. Лондон: Рутледж.

Лантольф, Дж. П. и Торн, С. Л. (2006). Социокультурная теория и генезис развития второго языка. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Лонг, М. Х. (1993). Стратегии оценки для теорий овладения вторым языком.Прикладная лингвистика 14: 225–249. https://doi.org/10.1093/applin/14.3.225

Лонг, М. Х. и Даути, К. Дж. (2003). SLA и когнитивная наука. В CJ Doughty and MH Long (Eds), Handbook of Second Language Acquisition, 866–870. Молден, Массачусетс: Блэквелл. https://doi.org/10.1002/9780470756492.ch34

Маркс, К. (1978). Тезисы о Фейербахе. В RC Tucker (Ed.), The Marx-Engels Reader, 2-е изд., 143–145. Нью-Йорк: WW Norton.

Ньюман, Ф. и Хольцман, Л. (1993). Лев Выготский: ученый-революционер.Нью-Йорк: Рутледж.

Новак, Г. (1971). Введение в логику марксизма. Атланта, Джорджия: Pathfinder Press.

Оллман, Б. (2003). Танец диалектики: шаги в методе Маркса. Урбана-Шампейн, Иллинойс: University of Illinois Press.

Филлипс, округ Колумбия, и Бербулс, Северная Каролина (2000). Постпозитивизм и исследования в области образования. Лэнхэм, Мэриленд: Rowman & Littlefield Publishers.

Понер, М. Э. и Инфанте, П. (2015). Опосредованное развитие: Интерпсихологическая деятельность для обучения L2.Язык и социокультурная теория 2: 161–183. https://doi.org/10.1558/lst.v2i2.26982

Скиннер, Б. Ф. (1953). Наука и поведение человека. Нью-Йорк: Свободная пресса.

Талмы, С. (2012). Социализация второго языка. В С. М. Гасс и А. Макки (ред.), Routledge Encyclopedia of Second Language Acquisition, 571–575. Нью-Йорк: Рутледж.

Тоомела, А. (2014). Методология культурно-исторической психологии. В А. Ясницкий, Р. ван дер Веер и М. Феррари (ред.), Кембриджский справочник по культурно-исторической психологии, 101–125.Кембридж: Издательство Кембриджского университета. https://doi.org/10.1017/CBO97811397.007

Уэллс, Г. (1999). Диалогическое исследование. К социокультурной практике и теории образования. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. https://doi.org/10.1017/CBO9780511605895

ван Манен, М. (1997). Исследование жизненного опыта. Гуманитарная наука для чувствительной к действию педагогики. Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка.

ВанПаттен, Б. (2015). Обработка ввода в SLA для взрослых. В Б. ВанПаттен и Дж.Уильямс (редакторы), Теории овладения вторым языком. Введение, 113–134. Нью-Йорк: Рутледж.

ВанПаттен, Б. и Уильямс, Дж. (ред.). (2015). Теории овладения вторым языком. Введение. Нью-Йорк: Рутледж.

Выготский Л. С. (1978). Разум в обществе. Развитие высших психических процессов. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Выготский Л.С. (1987). Собрание сочинений Л. С. Выготского. Том 1: Проблемы общей психологии, включая том «Мышление и речь» (Р.У. Рибер и А.С. Картон (ред.)). Нью-Йорк: Пленум.

Выготский Л.С. (1994). Проблема окружающей среды. В Р. ван дер Веер и Дж. Валсинер (ред.), The Vygotsky Reader, 338–354. Оксфорд: Блэквелл.

Выготский Л.С. (1997). Исторический смысл кризиса в психологии: Методологическое исследование. В Р. В. Рибер и Дж. Уоллок (ред.), Собрание сочинений Л. С. Выготского. Том 3. Проблемы теории и истории психологии, 233–244. Нью-Йорк: Пленум.

Что такое диалектический материализм? Введение – Школа освобождения

После смерти Маркса и Энгельса социалисты взялись за важную задачу подведения итогов своей работы для популяризации.В 1919 году, например, Георг Лукач, венгерский марксист, утверждал, что суть проекта Маркса не в правильности или неправильности его многочисленных тезисов, а в его диалектическом методе. Подчеркивая значение метода Маркса, Лукач отмечает, что это «оружие» пролетариата и «орудие войны» (1919/1971, 224). Маркс никогда не писал текстов по диалектике и даже не использовал термин «диалектический материализм», поэтому формулирование диалектики Маркса было предоставлено Энгельсу и его последователям.В результате существует очень много споров о том, что такое диалектический материализм. Также существовала тенденция чрезмерного упрощения диалектического материализма до механической и детерминистской догмы.

В этой статье описывается метод Маркса, диалектический материализм, теория и способ понимания изменений. Это теория, которая улавливает, как многие из конкурирующих социальных сил, движущих движением общества, часто скрыты или загадываются, и это дает нам способ раскрыть их. Это метод, который понимает, что раскрытие социальных сил должно осуществляться таким образом, чтобы способствовать развитию класса для самосознания внутри рабочего класса как революционной силы.С этой целью в этой статье вводятся основные компоненты диалектического материализма, включая отрицание отрицания, снятие, единство противоположностей и переход количества в качество.

Что такое метод Маркса?

Разрабатывая свой метод, Маркс бросил вызов тому, что он считал вульгарным материализмом, за его тенденцию игнорировать тотальность и отношения между сознанием и материальной реальностью. Философский термин «тотальность» относится ко всей совокупности существования в любой данный момент.В то же время Маркс отвергал чистый идеализм за замену материальной реальности идеей реальности (т. е. абстрактным мышлением). Таким образом, идеализм ведет к ложному предположению, что отчуждение или отчужденность можно преодолеть только в сфере мысли, как будто мы можем изменить нашу материальную реальность, изменив наши идеи и убеждения.

Скорее диалектический метод Маркса основан на «объединяющей истине обоих» (1844/1988, 154). Это означает, что «недостаточно, чтобы мысль стремилась реализовать себя; действительность тоже должна стремиться к мысли.Другими словами, метод Маркса предполагает исследование отношения между идеями и материальной реальностью, особенно в том, что касается классовой борьбы и освобождения пролетариата. Диалектика Маркса называется диалектическим материализмом в отличие от диалектики Гегеля. Маркс писал, что он «обнаружил рациональное зерно в мистической оболочке» (1867/1967, 29) гегелевской диалектики.

Для осуществления этой революции рабочий класс должен не только понять взаимодействие сил, стоящих за развитием общества, но и осознать себя одной из этих сил.Диалектика — могучее оружие, потому что она пробивает капиталистическую иллюзию индивидуализма и атомизма и подрывает представление о том, что отдельные факты говорят сами за себя. Только помещая факты или идеи в историческую тотальность общества, они обретают реальный смысл. Чтобы понять это революционное движение, мы должны понимать взаимодействие сил как нечто большее, чем взаимодействие статичных и независимых сущностей. Когда части тотальности изменяются, меняется и их отношение к тотальности, и сами они изменяются.Диалектика представляет реальность как непрерывный социальный процесс; ничто никогда не бывает статичным или фиксированным.

Диалектика — это и метод, или способ исследования и понимания явлений, и факт существования. Для Энгельса центральным в диалектике является стремление к вечному «движению и развитию» (1894/1987, 131). Далее следует краткое изложение диалектической теории движения и изменения. Понятие, вокруг которого вращается диалектическое понимание развития, есть отрицание отрицания, которое будет рассмотрено первым, прежде чем обратиться к понятию снятия.Затем исследуется единство противоположностей или взаимопроникновение противоположностей, центральная движущая сила диалектики. Наконец, мы смотрим на тенденцию к переходу количества в качество, что, в свою очередь, позволяет нам глубже понять отрицание отрицания.

Отрицание отрицания

Тенденция к отрицанию отрицания , возможно, лежит в основе диалектического развития. Энгельс, например, отмечает, что отрицание отрицания «чрезвычайно общее — и потому чрезвычайно далеко идущее и важное» (1894/1987, 131).Отрицание отрицания относится именно к тому, как явления и структуры производят свои противоположности.

Например, в первом томе « Капитал » Маркс (1867/1967) пишет, что капиталистическая частная собственность есть отрицание индивидуальной частной собственности, или собственности собственника или отдельного рабочего. Крестьяне-собственники, как мелкие промышленные производители, тяготели к частной собственности и производили собственные средства к существованию. Эта мелкая, разрозненная, мелкая промышленность крестьян была ограничена в своих возможностях способствовать экономическому росту.Наступление капиталистической эры включало в себя экспроприацию крестьян их средств производства. Логика феодальной системы и обмена создала агентов своего собственного уничтожения.

В то время как феодализм был преодолен в капитализме, некоторые его аспекты были сохранены, но изменены таким образом, чтобы способствовать экономическому росту. Например, частная собственность крестьян была упразднена, но самой частной собственности не было.

Капитализм концентрирует и централизует собственность, стремясь к монополии.Более крупные капиталисты выкупают или иным образом переманивают более мелких капиталистов. В то же время капитализм создает своего антагониста: рабочий класс. С ростом капитала растет и рабочий класс. Эти противоречия дают основу для второго отрицания: экспроприация экспроприаторов, или превращение капитализма в социализм.

При социализме сохраняются средства производства, существовавшие при капитализме. Вместо того, чтобы держаться в частном порядке, они проводятся совместно.Вместо эксплуатации средства производства поставлены на службу удовлетворению многочисленных потребностей производителей. Этот процесс называется снятием. Когда что-то снимается, оно и преодолевается, и в то же время сохраняется. Мы также можем видеть снятие в действии в марксовой теории монополии. Монополии создают материальную базу социализма, объединяя и концентрируя производительные силы. Социалистическая революция экспроприирует их у капиталистов, но вместо того, чтобы разбить их на более мелкие предприятия, рабочий класс берет их в свои руки.Если это все еще немного сбивает с толку на данный момент, это должно стать яснее после того, как мы рассмотрим другие компоненты диалектики.

Конечно, капитализм не собирается автоматически превращаться в социализм, хотя его собственная внутренняя логика ориентирует его развитие в этом общем направлении. Капиталистические кризисы и противоречия необходимы для социалистических революций, но их недостаточно. Если бы их было достаточно, то мы бы уже жили при социализме!

Взаимопроникновение противоположностей

К постоянному движению сущностей принуждают их внутренние противоречия или силы, порожденные единством противоположностей.Самое центральное или существенное противоречие внутри капитализма — это противоречие между трудом и капиталом.

Труд и капитал противоположны, потому что у них противоречивые побуждения. Например, исторически рабочие спонтанно стремились снизить уровень эксплуатации путем коллективных переговоров о более высокой заработной плате, лучших условиях, льготах и ​​т. д. В случае успеха они уменьшают размер прибыли. Капитал, с другой стороны, всегда стремится увеличить степень эксплуатации. Таким образом, труд и капитал побуждаются противоположными и антагонистическими побуждениями.Этот антагонизм может управляться и опосредоваться союзами и государственным регулированием, но преодолеть его можно только через отрицание отрицания.

Труд и капитал как таковые не имеют самостоятельного существования отдельно друг от друга. Быть рабочим — это 90 089 по определению 90 090 для эксплуатации капиталом, а быть капиталистом — это 90 089 по определению 90 090 для эксплуатации рабочих. Таким образом, отношение между трудом и капиталом является внутренним и составляет тотальность. Как отношение эксплуатации капитал есть единство противоречий.Диалектическое развитие этих отношений во времени есть движение балансов сил внутри капитализма.

Распространенной ошибкой является представление движения, порождаемого антагонистически связанными социальными классами, как взаимодействие отдельных внешних друг другу сил. Это приводит к ложному убеждению, что роль революции рабочего класса сегодня состоит в том, чтобы разрушить капитализм и заменить его социализмом. Социализм можно создать только из того, что уже есть.

Маркс и Энгельс считали, что социализм сначала возникнет в наиболее развитых капиталистических странах. Это не оправдалось, так как социализм впервые возник в России, стране слаборазвитой, преимущественно феодальной. Тем не менее социализм был введен производителями и создан из старого общества, а не отдельно от него.

Количество в качество

Тенденция к переходу количества в качество предлагает более глубокое понимание отрицания отрицания.До сих пор мы видели, что основным противоречием внутри капитализма является отношение труда к капиталу, являющееся примером единства противоположностей. Мы также видели снятие частной собственности с одного отрицаемого способа производства на другой. Исследование взаимосвязи этих двух вопросов послужит основой для нашего примера перехода количества в качество.

Внутренне неравные отношения между трудом и капиталом были установлены отчасти в результате насильственной экспроприации крестьян их средств производства.Не имея прямого доступа к средствам производства, бывшие крестьяне были вынуждены продавать свою способность работать за заработную плату, тем самым становясь частью рабочего класса. Хотя это выходит за рамки этого краткого введения, важно отметить, что насилие рабства, колониализма и колониализма поселенцев были одинаково важны для установления капитализма.

Конкуренция между капиталистами способствует технологическому развитию. Поскольку цена любого данного товара, как правило, зависит от среднего количества времени, необходимого для его производства, разработка новых технологий, которые могут сократить количество рабочих часов, необходимых для производства любого товара, является внутренней тенденцией капитализма.

В краткосрочной перспективе это дает капиталисту, находящемуся на переднем крае технологий, конкурентное преимущество, поскольку он может продавать товар ниже его общественной стоимости. Но как только новая технология интегрируется во всю отрасль или отрасли промышленности, среднее время, необходимое для производства того или иного товара, уменьшается, и конкуренция начинается заново.

В то время как новые трудосберегающие технологии могут быть сверхприбыльными для отдельных капиталистов в краткосрочной перспективе, в долгосрочной перспективе они сокращают количество рабочих часов, одновременно пущенных в ход.Это также означает, что больше капитала вкладывается в машины, чем в рабочих. А поскольку рабочие производят стоимость, а машины — нет, это способствует тенденции к падению нормы прибыли.

Когда количество рабочих часов, необходимых для превращения данного количества сырья в любой товар, уменьшается, состав капитала изменяется количественно, по степени. Исторически сложилось так, что отдельные капиталисты противодействовали падающей норме своей прибыли многими способами, такими как разработка схем снижения цены, которую они платят за труд, даже если его стоимость остается неизменной, тем самым подталкивая рабочего к разврату и обнищанию.Капиталист, стремящийся противостоять падающей норме прибыли, извлекая из рабочего все большую и большую стоимость, тем самым усугубляет кризис капитала.

Внутреннее стремление капитала к вечному расширению накопления прибавочной стоимости приводит единство противоположностей, труда и капитала, во все возрастающий конфликт друг с другом. Это движение представляет собой процесс развития, лежащий в основе диалектики капитализма. В то время как капиталист заинтересован в поддержании противоречия и создании иллюзии постоянства капитала, объективный интерес труда состоит в том, чтобы разрешить противоречие, изменив тем самым качество производственных отношений.Это переход количества в качество и центр борьбы между трудом и капиталом. Количественные изменения обеспечивают основу или возможность качественного изменения.

Заключение

Одна из причин, почему диалектический материализм так важен, заключается в том, что он воплощает в себе глубокий революционный оптимизм. Привлечение внимания к тому факту, что будущее уже существует как нереализованный потенциал в настоящем, демистифицирует кажущееся постоянство капитализма.Другими словами, он показывает поражение империализма как реальную возможность, а не фантазию. Например, фактом является то, что самые современные средства производства, трудосберегающие технологии в том виде, в каком они существуют в настоящее время, способны удовлетворить базовые потребности каждого человека в мире. Таким образом, будущее освобождение человечества от эксплуатации и материального гнета уже существует.

Практичность вышеупомянутого оптимизма заключается в том факте, что метод Маркса правильно находит агента революционного преобразования внутри рабочего класса, многих.

Ссылки

-Энгельс, Ф. (1894/1987). Анти-Дюринг. У Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Карл Маркс и Фридрих Энгельс: Собрание сочинений (том 25). Нью-Йорк: Международные издатели.
— Лукач, Г. (1919/1971). История и сознание: Исследования по марксистской диалектике. Кембридж: Массачусетский технологический институт.
-Маркс, К. (1844/1988). Экономические и философские рукописи 1844 г. . Нью-Йорк: Книги Прометея.
-Маркс, К. (1867/1967). Капитал: критика политической экономии (т.1). Нью-Йорк: Международные издатели.

Диалектический материализм и вопрос о черных дырах

Марксист , XXXII 1, январь–март 2016 г.

 

Диалектический материализм и вопрос о черных дырах

 

На вопрос « Нуждается ли диалектический материализм в защите?» ответ категорически да. Это связано с продолжающейся классовой борьбой во всем мире. Позволь мне объяснить.

Ком Э.М.С.Намбудирипад говорил, что для того, чтобы хорошо понять диалектику и роль Маркса и Энгельса в формулировании этой философии, необходимо обратиться к самым ранним произведениям этих революционеров. В 1843–1845 годах были изданы три важные книги: «Положение рабочего класса в Англии», , Энгельса, , «Философия Гегеля», , , «Право», , Маркса и , «Святое семейство», , Маркса и Энгельса.

Еще до их партнерства их взгляды совпадали по основным вопросам философии и революции.Энгельс открыл ключевую роль рабочего класса не только как объекта жалости, но и как потенциального лидера революционных преобразований. Маркс открыл роль частной собственности как ключа к пониманию эксплуатации рабочих и роль сознания или философии в деле освобождения. Он подчеркивает необходимость философии для рабочего класса, потребность эксплуататоров уничтожить философию и вытекающую из этого необходимость защиты философии рабочим классом.В этой книге появляется следующее важное положение: «Как философия находит свое материальное оружие в пролетариате, так пролетариат находит свое духовное оружие в философии».

Это значит, что классовая основа философии уже выяснена. Новая философия диалектического материализма наверняка станет мировоззрением рабочего класса. Эксплуататорам нужно было скрывать факт эксплуатации, тогда как рабочему классу скрывать было нечего. Его философия была бы истинной философией, изображающей мир таким, какой он есть.

Святое Семейство

Маркс и Энгельс были учеными, работавшими непредвзято. Философа Декарта часто изображают как философа-дуалиста, не имеющего ничего общего с материализмом. Но в Святом Семействе Маркс и Энгельс пишут: «Скажем только следующее: Декарт в своей физике наделил материю самотворческой силой и мыслил механическое движение как проявление его жизни. Он полностью отделил свою физику от своей метафизики. В пределах его физики, материи является единственной субстанцией, единственной основой бытия и знания». Здесь заложено зерно диалектики, опровержение дуализма и наделение материи способностью к развитию сознания и познания.

Com E.M.S. подчеркивал, что ранние сочинения Маркса и Энгельса имели важное значение, поскольку здесь мы видим, как в процессе их формирования отложились ключевые идеи диалектического материализма.Классовая природа философии была раскрыта Марксом в гегелевской «Философии права », и он подчеркнул необходимость философии для рабочего класса. Такая философия необходима для осуществления изменений, которые должны быть осуществлены рабочим классом. Это подчеркивает Маркс весной 1845 года в «Тезисах о Фейербахе» : «Философы только по-разному истолковывали мир; дело в том, чтобы изменить его».

Основной принцип познания отложен также как жемчужина в высказывании Маркса: «Главный недостаток всего прежнего материализма (в том числе и фейербаховского) состоит в том, что вещи (Gegenstand) действительность, чувственность мыслится только в форме предмета, или созерцания, но не как чувственной человеческой деятельности, практики, не субъективно… Вопрос о том, можно ли приписать объективную истину человеческому мышлению, есть вопрос не теоретический, а практический.Человек должен доказать истину, т. е. реальность и силу, посюсторонность своего мышления, на деле. Спор о реальности или недействительности мышления, изолированного от практики, есть вопрос чисто схоластический».

Практика — это проверка истины или знаний. Проверка познания объективной реальности не может быть отождествлена ​​ни с одним из так называемых критериев, таких как предсказуемость и т.д. Социальная практика – это проверка знаний. Таким образом, процесс приобретения знаний является постоянным упражнением.Таков же процесс развития философии рабочего класса. Рабочий класс не нуждается в философии, которая стоит над миром и не проверяется практикой.

В сущности, диалектический материализм считает, что мир развивается по законам движения материи и не нуждается во «вселенском духе». Это положение резюмируется в следующих словах Энгельса: « Материалистическое воззрение на природу означает не что иное, как простое понимание природы такой, какой она есть, без всякой посторонней примеси .«Рабочее резюме принципов диалектического материализма было дано в моей более ранней статье « В защиту диалектического материализма» в Marxist XXX 2 (апрель-июнь 2014 г.).

Энгельс описывает, что требуется от философии рабочего класса, который должен понять реальность эксплуатации и необходимость изменить мир. Он должен разоблачать фальшь всех чужеземных примесей, как, например, богов, привидений и духов, которыми держится в рабстве рабочий класс.

Другие философии

Совершенно противоположное требование господствующих классов, которые своей философией хотят скрыть реальность эксплуатации. Им должно нравиться мировоззрение, при котором развитие мира идет не по законам движения материи. Они хотели бы выйти за пределы всех законов и внести свое перевернутое мировоззрение с «чужой примесью», или Стрелку, которая приводит часы в движение. Это объективная потребность эксплуататоров, выражающаяся в их философии.

Здесь не место комментировать философии, отличные от диалектического материализма. Мы не собираемся отмахиваться от всех таких философий как не имеющих корней или не имеющих значения. Как указывал Ленин в часто цитируемом абзаце из своей работы «К вопросу о диалектике» (Собрание сочинений, том 38), «философский идеализм есть только вздор с точки зрения грубого, простого, метафизического материализма. С точки зрения диалектического материализма, напротив, философский идеализм есть одностороннее, преувеличенное развитие одной из черт, сторон, граней познания в абсолют, оторванный от материи, от природы, обожествленный.Идеализм есть клерикальное мракобесие. Истинный. Но философский идеализм есть («вернее» и «сверх того») путь к поповскому мракобесию через одну из теней бесконечно сложного знания (диалектического) человека».

Это можно ошибочно принять за милосердие Ленина к философскому идеализму. Но правда далека от этого. Ибо уже в следующем абзаце, который также является заключительным абзацем произведения, он ясно дает понять, что, хотя философский идеализм имеет эпистемологические корни, в действительности , это бесплодный цветок .Очень ясны следующие слова из этого абзаца: «Прямолинейность и односторонность, деревянность и окаменение, субъективизм и субъективная слепота — вуаля гносеологические корни идеализма. А поповское мракобесие (=философский идеализм), конечно, имеет гносеологические корни, оно не беспочвенно; это бесплодный цветок, несомненно, но бесплодный цветок, растущий на живом дереве живого, плодородного, подлинного, могущественного, объективного, абсолютного человеческого знания».

В идеологических требованиях рабочего класса такие стерильные цветы не пригодятся.Возьмем в качестве примера философию научного реализма , которая утверждает, что «среди безграничного множества истин есть такие, которые мы знаем сейчас, есть такие, которых мы не знаем сейчас и узнаем позже, а есть такие, которые могут лежать за пределами нашего понимания». дальней досягаемости наших ищущих знания сил…». Такая позиция относительно истин, лежащих за пределами дальней досягаемости наших ищущих знания сил, откроет путь для введения чужеродных примесей в наши попытки понять природу.

Действительно, со всем, что мешает познанию природы такой, какая она есть, без всякой посторонней примеси, нужно бороться и устранять. Классовая борьба в мире ведется не только в повседневной жизни профсоюзов или уличной борьбы с репрессивными правительствами, но и на уровне идеологии. Правящие классы прилагают все усилия, чтобы идеология рабочего класса выглядела неуместной и ложной.

Развитие естественных наук показывает, что они не нейтральны по отношению к философии, а являются ареной борьбы двух мировоззрений.Мы видим, что достижения естествознания нередко служат исходным пунктом для диаметрально противоположных философских выводов идеологов враждебных классов. Вот где рабочий класс должен постоянно подниматься на защиту материалистических позиций.

 Развития науки, особенно физики, в первые годы ХХ века использовались господствующими классами для поддержки маховского эмпириокритицизма (ранняя форма позитивизма).Вот почему Ленин выступил со своей книгой в защиту материализма: Материализм и эмпириокритицизм . И в процессе защиты материализма от искажений научных открытий Ленин еще больше обогатил диалектический материализм. Например, бесконечную глубину природы он объяснял в ее движении: «Электрон так же неисчерпаем, как атом, природа бесконечна, но бесконечно существует». Следует помнить, что задача защиты диалектического материализма связана и с углублением этой философии.Как сказал Энгельс: «…Для меня не могло быть и речи о встраивании законов диалектики в природу, а об открытии их в ней и выведении их из нее» (выделено мной). Задача защиты диалектического материализма остается главной обязанностью рабочего класса, пока продолжается классовая борьба.

II
Теория относительности и черные дыры

В нашей предыдущей статье мы видели, как философский идеализм в форме позитивизма повлиял на многих ведущих ученых при построении квантовой теории.Квантовая теория в ее копенгагенской интерпретации на основе того, что было названо принципом неопределенности, исключала любые причинно-следственные законы на уровне квантовых явлений. В этой версии квантовой теории в принципе невозможно понять движение элементарной частицы, такой как электрон, или распад атома радия, отыскивая глубинные причины. Это была философская позиция, которую готова была поддержать буржуазия. Его приветствовали лидеры западной науки.

Таким образом, мы имеем физика Вальтера Хайтлера, написавшего эссе в Альберте Эйнштейне Ученом-философе (Ed.P.A.Schlipp), заявляющем со вздохом облегчения: противостоящих в квантовой механике, создало пространство для подхода к проблемам жизни (и других областей человеческой мысли), который не привязан к детерминистическим взглядам классической физики». То, что искал Гайтлер, было наукой, которая оставляла бы место для веры.

Очень похожая ситуация наблюдается при разработке великих теорий Эйнштейна, специальной теории относительности (1905 г.) и общей теории относительности (1915 г.). Общая теория относительности использовалась для распространения различного рода идеалистических и креационистских взглядов на мир, например, так называемая теория большого взрыва, согласно которой мир образовался около 15 миллиардов лет назад.

Одним из ответвлений этой теории является положение о существовании объектов, называемых черными дырами , как завершающих стадий развития некоторых типов звезд.Такие астрономические объекты бросают вызов принципам диалектического материализма, например, о познаваемости мира или о существовании противоречивых процессов внутри таких объектов. Если черные дыры, как это утверждает общая теория относительности, существуют с указанными выше свойствами, то это означает, что диалектический материализм не имеет места, и его придется отбросить. Поэтому вопрос о черных дырах имеет большое значение. Вот случай, когда перед рабочим классом ставится вопрос о защите диалектического материализма.

Специальная теория относительности (СТО)

 Давайте начнем с краткого рассмотрения специальной теории относительности, на которой основана общая теория относительности. Сначала рассмотрим, как даже в первом десятилетии двадцатого века специальная теория относительности была искажена в своем изложении в угоду потребностям философского идеализма.

Ленин особенно интересовался теорией относительности, как видно из его подробных заметок о скорости света в копии технической книги, которую он сделал в 1915 году (см.38, с. 335). Он знал, как СТО используется для поддержки всех форм религии. Он пишет: «Стоит только вспомнить громадное большинство модных философских течений, так часто возникающих в европейских странах, начиная с тех, что связаны с открытием радия, и заканчивая теми, которые стремятся теперь ухватиться за юбки Эйнштейна, получить представление о связи классовых интересов с классовым положением буржуазии и поддержкой ею всех форм религии, с одной стороны, и идейным содержанием модных философских течений, с другой» (). Воинственный Материализм ).

Ленин уточняет, что сам Эйнштейн не виноват в этой ситуации. Ссылаясь на статью Тимирязева по теории относительности Эйнштейна, Ленин говорит, что «Эйнштейн… сам не предпринимает никаких активных нападок на основы материализма». Но его теория «уже подхвачена громадным числом буржуазных интеллигентов всех стран; следует отметить, что это относится не только к Эйнштейну, но и к ряду, если не к большинству, великих реформаторов естествознания с конца девятнадцатого века».

Мы не будем углубляться в саму теорию, а рассмотрим некоторые искажения, внесенные в различные понятия, относящиеся к физике. За подробностями о СТО можно обратиться к моей книге Dialectics, Relativity and Quantum, National Book Agency, Kolkata ( DRQ ).

Специальная теория относительности уходит своими корнями в противоречия, возникшие между двумя физическими теориями, а именно механикой Галилея и Ньютона, с одной стороны, и электромагнитной теорией Фарадея и Максвелла, с другой.

Физические методы к концу девятнадцатого века усовершенствовались до такой степени, что скорость света можно было очень точно измерить и сравнить с тем, что было предсказано ньютоновской механикой. Было обнаружено противоречие между тем, что ожидалось, если теория Ньютона была верна, и тем, что наблюдалось при измерении скорости света.

Согласно механике, скорость объекта будет зависеть от скорости наблюдателя.Поскольку свет был формой движения, ожидалось, что его скорость будет разной при различных условиях движения наблюдателя, скажем, наблюдатель на Земле ожидал бы, что скорость света будет зависеть от собственного движения Земли относительно Солнца. ; также можно было бы ожидать, что скорости в разных направлениях будут иметь небольшие вариации. Но детальные эксперименты со светом, проводившиеся в течение последних двух десятилетий девятнадцатого века, не выявили таких вариаций. Скорость света, самая быстрая форма распространения, показала это странное свойство, а именно , что его скорость не зависит от состояния движения ни излучающего тела, ни наблюдателя .Эта уникальная особенность постоянства скорости света вызывала много беспокойства и недоумения у ученых конца девятнадцатого века. Эта особая скорость около 300 000 километров в секунду обозначается в физике символом с.

Чтобы исправить эту ситуацию, Эйнштейн разрешил противоречие, пересмотрев наши определения измерения времени и одновременности двух удаленных друг от друга событий.

Что такое событие?

Событие — это абстракция, которую мы делаем, когда имеем дело с некоторыми процессами, такими как взрыв маленькой хлопушки, которые происходят за короткий промежуток времени и в небольшой области пространства.Предположим, кто-то говорит нам, что вчера в воздухе загорелся самолет. Мы хотели бы знать, когда и где это произошло. Мы получили бы ответ в 10 утра в месте, для которого даны широта и долгота вместе с высотой, на которой взорвался самолет. Таким образом, событие взрыва самолета описывается тремя числами, указывающими место, и одним числом, указывающим время. Когда мы говорим о событии, мы игнорируем все детали, такие как длина самолета, время, которое потребовалось, чтобы сгореть, а также все другие детали.Именно это мы имеем в виду, говоря, что событие есть абстракция. Оно описывается тремя числами, обозначающими пространство, и одним числом, определяющим время возникновения. Такие числа называются координатами события.

Эйнштейн исследовал вопрос о том, как определить, являются ли два отдаленных события одновременными или нет. Это делается с помощью наблюдения за светом, излучаемым событиями, который проходит весь путь от двух событий и достигает наблюдателей. Эйнштейн выбрал свет в качестве сигнала, потому что это был самый быстрый сигнал, который позволял коррелировать два события.Посредством такого анализа, используя физические данные о скорости света, данные с предельной точностью экспериментами, проведенными в течение двух десятилетий, был сделан вывод, что два отдаленных события E и F, которые наблюдались как одновременные одной группой наблюдателей в одном кадре эталон S не был бы одновременным, наблюдаемым другой группой наблюдателей, если бы они находились в системе отсчета S’, которая находилась в движении относительно S. Другими словами, одновременность удаленных событий не была абсолютной, а относилась к системе отсчета. ссылки.Если два отдаленных события E и F одновременны в одной системе отсчета, в другой системе отсчета, которая движется, E может быть раньше или позже, чем F, и между двумя событиями будет временной интервал.

Подразумевается, что измерение времени, прошедшего между двумя событиями, не является абсолютным, а зависит от системы отсчета, в которой производится наблюдение. Итак, системы отсчета, которые Эйнштейн использовал здесь, были неускоряющими системами отсчета, или так называемыми инерциальными системами отсчета.Это были системы отсчета, как купе железнодорожного поезда, движущегося с постоянной скоростью, или кабинет начальника станции на вокзале.

Если S и S’ являются инерциальными системами отсчета (движущимися с одинаковой скоростью относительно друг друга), то не только измерения времени не являются одними и теми же для обоих наблюдателей, но и пространственные измерения также относительны. Эйнштейн дал формулу отношения между пространственными координатами и временными координатами данного события в двух системах отсчета S и S’.Это формулы Лоренца, данные в его первой статье по теории относительности в 1905 году. Поскольку эти формулы позволяют нам вычислять новые координаты при переходе от одной системы отсчета к другой, они называются преобразованиями Лоренца .

Чтобы получить эти результаты, Эйнштейн использовал принцип постоянства скорости света и другой принцип, называемый принципом относительности, который первоначально сформулировал Галилей, а именно, что все инерциальные системы отсчета эквивалентны.

Пространство-время

В 1908 г. Минковский показал, что хотя для инерциальных систем отсчета S и S’ измерения времени, прошедшего между двумя событиями E и F, различны, как и измерения расстояния между E и F, возможно объединить эти измерения прошедшего времени и пространственного расстояния таким образом, чтобы получить один и тот же результат для обеих систем отсчета. Этот результат для данной пары событий, который является инвариантным для S и S’, называется «интервалом» между двумя событиями.

 Этот математический результат был интерпретирован Минковским как объединение пространства и времени в одно пространство-время. Он провозгласил, что пространство само по себе и время само по себе не имеют отдельного самостоятельного существования, а только пространство-время имеет физический смысл. Событие в пространстве-времени задавалось четырьмя числами, три числа задавали положение в пространстве, а одно число задавало время возникновения события Е. Таким образом, пространство-время описывалось как четырехмерное, и эти числа были четырьмя координатами событие.

В той же статье Минковский работал над идеей, исходившей от Анри Пуанкаре, которая рассматривала преобразования Лоренца как образующие группу вращений. Когда мы имеем дело с вращениями, мы на самом деле трактуем пространство и время как равные. Тем самым произошло полное смыкание пространства и времени. Пространственное и временное поведение любого объекта можно рассматривать вместе.

Это соединение пространства и времени в одну структуру было очень мощной конструкцией. Более ранние уравнения электромагнитной теории, данные Максвеллом в девятнадцатом веке, теперь можно было записать в сжатой форме, используя четырехмерный язык.Для этого используется математический аппарат четырехмерных векторов и тензоров. Более поздняя работа Эйнштейна по явлению гравитации, а именно общая теория относительности, основывалась на этом аппарате четырехмерной пространственно-временной структуры.

Здесь следует сказать, что, хотя пространство и время спаивались в пространство-время на основе общих черт измерений пространства и измерения времени, пренебрегали тем, что при абстрактном объединении пространства и времени существенное различие между пространством и временем игнорировалось.Что игнорировалось в этом процессе объединения, так это существование конкретных различий, которые объединялись в новую конструкцию, называемую пространством-временем. Эта слабость вскоре проявилась в нападках на материализм со стороны философов-идеалистов. Эта ситуация должна обратить наше внимание на необходимость диалектико-материалистического принципа « восхождения от абстрактного к конкретному », предложенного Марксом. Ниже мы рассмотрим один пример.

Атака Рассела на материализм

Поскольку нашей целью является рассмотрение общей теории относительности и концепции черных дыр, мы не будем подробно останавливаться на СТО.Однако необходимо сослаться на одного известного автора, который использовал эту концепцию относительности времени и объединения пространства и времени в одно пространство-время, чтобы спроецировать идеалистический взгляд на природу физического мира. Это был лауреат Нобелевской премии Бертран Рассел.

 В своей книге History of Western Philosophy (1946) Рассел утверждает: «Что важно для философа в теории относительности, так это замена пространства и времени пространством-временем. Здравый смысл рассматривает физический мир как состоящий из «вещей», которые существуют в течение определенного периода времени и перемещаются в пространстве.Философия и физика развили понятие «вещь» в понятие «материальная субстанция» и представили субстанцию ​​состоящей из частиц, каждая из которых очень мала и каждая из которых существует во все времена. Эйнштейн заменил частицы событиями; каждое событие имело друг к другу отношение, называемое «интервалом», которое можно было по-разному анализировать на элемент времени и элемент пространства. Выбор между этими различными путями был произвольным, и ни один из них теоретически не был предпочтительнее любого другого. Имея два события А и В в разных регионах, может случиться так, что, согласно одному соглашению, они произошли одновременно, согласно другому, А произошло раньше, чем В, а согласно третьему, В произошло раньше, чем А.Никакие физические факты не соответствуют этим различным соглашениям.

«Из всего этого как бы следует, что предметом физики должны быть события, а не частицы. То, о чем думали как о частице, придется мыслить как о серии событий. Ряд событий, который заменяет частицу, обладает некоторыми важными свойствами и поэтому требует нашего внимания; но у него не больше субстанциальности, чем у любого другого ряда, который мы могли бы выделить абстрактно. Таким образом, «материя» не является частью конечной материи мира, а лишь удобным способом собирать события в пучки».

Это была мощная атака на материализм. Как предполагал Ленин в 1923 году, в 1946 году буржуазный философ хватался за юбки Эйнштейна, чтобы напасть на материализм. Вопрос в том, не нужно ли защищать диалектический материализм от такого натиска? Может ли обычный рабочий, который трудится по четырнадцать часов в день, чтобы заработать себе на хлеб, защищать себя, когда в религиозном дискурсе, который он посещает, ему говорят, что наука доказала, что мир не реален, а только состоит из связок события, которые можно собирать разными способами? Здесь должны собраться все защитники философии рабочего класса и дать достойную защиту.

Защита диалектики

 Таким ученым был физик-марксист и математик А.Д.Александров. (Можно отметить, что он был учеником русского ученого В. А. Фока и членом коммунистической партии). Он сосредоточился на различиях между пространством и временем, которые были проигнорированы Минковским в его программе объединения пространства и времени в пространство-время. Он указал, что сам Минковский заявил, что вектор пространства и вектор времени на самом деле расположены по-разному.Используя техническую концепцию светового конуса , было показано, что вектор времени всегда находится внутри светового конуса, а пространственный вектор всегда находится вне светового конуса. Александров математически показал, что преобразование Лоренца сохраняет это свойство разделения пространственноподобных векторов и времениподобных векторов. Далее он показал, что, приняв световой конус за фундаментальное понятие, можно вывести время и пространство из движущейся материи. (Подробнее см. DRQ .)

Смысл работы Александрова в том, что именно движущаяся материя есть фундаментальная реальность.Движущаяся материя или процессы (события) связаны между собой различными цепями других процессов, например, причинными цепями. Световой конус данного события есть внешняя граница причинного влияния события. Используя эту материальную связь между процессами, должны быть определены пространство и время.

Теперь давайте посмотрим на аргумент Рассела. Он говорит о двух событиях А и В. Затем он говорит, что в соответствии с одним соглашением 90 089 90 090 они могут быть одновременными, согласно другому, А было раньше, чем В, и согласно третьему, В было раньше, чем А.Во-первых, Рассел говорит об «условиях», тогда как ему следовало бы говорить о системах отсчета. Теперь система отсчета — это жесткая материальная конструкция, подобная движущемуся поезду с многочисленными пассажирами в качестве наблюдателей или кабинету начальника станции вместе с его коллегами. Так что ни о какой условности между людьми не может быть и речи. Здесь все объективно, в наблюдениях не задействовано никакого субъективного элемента.

Бертран Рассел намеренно выбрал такие события, как А и В, которые одновременны в определенной системе отсчета, «согласно одному соглашению».Предположительно, он имеет дело с далекими событиями. Далекие одновременные события, такие как А и В, находятся вне каких-либо физических отношений между собой. Это связано с тем, что самое быстрое влияние, т.е. лучу света потребовалось бы некоторое время, чтобы пройти либо от А до В, либо от В до А. Он выбрал такие несвязанные события, потому что он хорошо знает что для всех физически связанных событий, где, например, одно событие является Причина другой, теория Эйнштейна строго сохраняет приоритет во времени.

 На самом деле это суть работы Александрова. Именно физическая связь причины и следствия, или развития, лежит в основе концепции времени. Как утверждает диалектический материализм, время абстрагируется от движущейся материи. Дэвид Юм говорил, что временной приоритет лежит в основе концепции причины и следствия. Учение теории относительности, напротив, состоит в том, что именно физическая реальность причинно-следственных связей составляет основу концепции времени.

Далее Рассел утверждает, что события, а не частицы, составляют основу физики.Мы уже видели, что понятие события является абстракцией физического процесса. Понятие частицы также является абстракцией небольшого движущегося физического объекта. Рассел работает с абстракциями, заменяя движущийся физический объект движущейся частицей, а затем заменяя движущуюся частицу серией событий. Затем он заявляет, что материя растворилась в «пучках событий»! Энгельс говорит об абстракции и чувственной действительности: «Это старая история. Сначала чувственные вещи превращают в абстракции, а затем хотят познавать через чувства, видеть время и чувствовать запах пространства.Эмпирик настолько увязает в привычке к эмпирическому опыту, что думает, что он все еще находится в области чувственного опыта, когда оперирует абстракциями».

Приведенный выше аргумент показывает, как идеалистическая философия пытается представить важное открытие науки таким образом, который противостоит материализму. Защиту материализма пришлось вести в данном случае с помощью оружия «диалектики абстрактного и конкретного», данного Марксом.

 Специальная теория относительности Эйнштейна представляет собой революционный отход от ньютоновской механики и от старых способов понимания пространства и времени: пространство как огромное вместилище, в котором все существует и движется, и время как универсальный поток, независимый от природы и ее бесконечности. движение.Физические следствия СТО нет необходимости описывать здесь, например, относительность времени и пространства, связь массы с движением (т. е. увеличение массы объекта с его скоростью движения) и равенство массы и энергии, указанной в знаменитой формуле E = m c2.

СТО корректирует ньютоновскую механику

Несмотря на то, что специальная теория относительности представляет собой революционный отход от ньютоновской механики в том, что касается идей, с практической точки зрения вносимые поправки незначительны.Преобразования Лоренца включают скорость v системы отсчета, но она сравнивается со скоростью света c, которая является огромной величиной. Даже самые высокие скорости на Земле, которых может достичь наша система отсчета, скажем, реактивный самолет, микроскопичны по сравнению с c. Сама Земля обращается вокруг Солнца по своей орбите со скоростью около 30 км в секунду. Но эта скорость составляет лишь одну десятитысячную скорости света. Даже при такой головокружительной скорости поправки, вносимые в механику Ньютона, составят лишь одну миллионную доли процента! Следовательно, гениальность Ньютона не оспаривается точностью результатов.

Общая теория относительности (ОТО)

Общая теория относительности — это теория гравитации Эйнштейна. Ньютон открыл закон всемирного тяготения, согласно которому все объекты в мире притягиваются друг к другу. Далее он описывает эту силу притяжения как непосредственно зависящую от масс тел и падающую по мере увеличения расстояния между ними.

В случае Земли и Луны Земля притягивает Луну, заставляя ее вращаться вокруг Земли, а Луна притягивает Землю как равную и противоположную реакцию, производя в качестве одного из результатов приливы на Земле.Действие и противодействие равны и противоположны и происходят одновременно. Это пример одновременного действия на расстоянии.

Эйнштейн размышлял над этой ситуацией действия на расстоянии, которую включала в себя ньютоновская теория тяготения. Специальная теория относительности показала, что такое одновременное действие на расстоянии недопустимо, так как различные инерциальные системы отсчета не согласуются с этой концепцией. Теорию Ньютона пришлось пересмотреть. Эйнштейн пытался переделать теорию Ньютона по образцу электромагнитной теории, которая говорила об электрическом и магнитном полях.Он пытался найти полевую теорию гравитации.

Эйнштейн пытался приспособить закон движения материальной точки в гравитационном поле к требованиям специальной теории относительности. Одним из следствий СТО было то, что при падении тела его инерционная масса увеличивалась из-за его скорости. Это исследование поставило его лицом к лицу с вопросом о соотношении между инертной массой и гравитационной массой.

Инерционная масса и гравитационная масса

Теперь инерционная масса является мерой сопротивления тела действующей на него силе.Если бы я толкал тележку, скорость, с которой она будет двигаться, и увеличение скорости (ускорение) зависели бы от того, насколько она массивна. Чем массивнее тележка, тем меньше будет ускорение, когда я ее толкну. Эта масса, которая измеряет инертность или лень объекта, называется его инерционной массой.

Эффекты инертной массы можно увидеть в нескольких обычных явлениях. Если поезд, в котором мы едем, вдруг останавливается, нас бросает вперед. Это пример силы инерции, действующей на нас.Во время поездки в автобусе, когда автобус делает крутой поворот, нас отбрасывает в сторону. Это тоже пример силы инерции, действующей на нас. Видно, что эти силы инерции возникают из-за ускорения нашей системы отсчета. В науке некоторыми примерами сил инерции являются центробежные силы и силы Кориолиса.

Теория гравитации Ньютона говорит, что гравитационное притяжение зависит от массы объектов. Здесь речь идет о притягательной силе масс.Эта сила гравитационного притяжения объекта называется его гравитационной массой.

Вес тела есть результат притяжения к нему земли. Он выражает гравитационную массу тела. Мы можем измерить гравитационную массу по весу объекта.

В 1890 г. ученый Р.В.Эотвос поставил остроумный эксперимент, целью которого было проверить отношение инертной массы к весу. На основании этого эксперимента был сделан вывод, что две массы, инертная масса и гравитационная масса, равны друг другу в пределах одной части на 108 (то есть одной стомиллионной части).Дальнейшие эксперименты улучшили этот результат. Таким образом, равенство инертной массы и гравитационной массы было хорошо установлено.

Эйнштейн понял, что принцип равенства инертной массы и гравитационной массы должен быть помещен в центр любой теории гравитации. В своей автобиографической книге «Мир, каким я его вижу » он говорит: «Этот закон, который можно также сформулировать как закон равенства инертной и гравитационной масс, теперь дошел до меня во всем его значении.Я был в высшей степени поражен ее упорством и догадался, что в ней должен лежать ключ к более глубокому пониманию инерции и тяготения».

Гравитация и геометрия пространства-времени

На основе этого принципа равенства инертной массы и гравитационной массы Эйнштейн утверждал, что нет никакой разницы между действием сил гравитации и сил инерции. Мы опускаем детали аргумента (см. DRQ ). Если несколько друзей входят в подъемник, их вес на мгновение увеличивается, как только начинается подъемник.Это происходит из-за ускорения лифта. К их первоначальному весу добавляется этот дополнительный вес, возникающий из-за ускорения. Можно сказать, что в лифте существует инерционное силовое поле, поскольку оно действует во всех точках внутри лифта. Отличается ли это инерционное поле по качеству от гравитационного поля? Эйнштейн постулировал, что инерционное поле такое же, как и гравитационное поле, не только для механических задач, но и для всех явлений, включая электрические и магнитные явления.Это называется принципом эквивалентности Эйнштейна.

Основываясь на этом постулате и логике, он исследовал положение луча света, проходящего вблизи массивного тела Солнца. Он основывал свои расчеты на этом принципе эквивалентности гравитации и поля внутри ускоряющегося лифта. Он получил результат, что луч света слегка отклоняется к солнцу. Это предсказание было сделано в 1915 году. Оно было фактически подтверждено точными измерениями, проведенными астрономом Артуром Эддингтоном во время полного солнечного затмения в мае 1919 года.Это действительно было убедительным доказательством правильности теории Эйнштейна. Он назвал эту теорию тяготения общей теорией, поскольку имел дело не с равномерно движущимися системами отсчета, а также с ускоренными системами отсчета.

На основе постулата эквивалентности всех систем отсчета он рассмотрел вращающуюся систему отсчета и попытался поставить вопрос о геометрии пространства в такой системе отсчета. Верна ли геометрия, которую мы изучали в школе под названием геометрия Евклида? Является ли сумма трех углов треугольника двумя прямыми углами? Является ли отношение длины окружности к ее диаметру той же самой старой постоянной пи? Эйнштейн утверждал, что в ускоренной системе отсчета, как и в гравитационном поле, эти результаты не выполняются.В результаты евклидовой геометрии придется внести небольшие поправки. В гравитационном поле геометрия неевклидова. Должна была использоваться более общая форма геометрии, открытая Риманом.

 Кроме того, мы не можем ограничиться трехмерным пространством, но из-за задействованных движений время должно быть включено. Именно конструкция пространства-времени должна стать основой нашей геометрии. Эйнштейн связывал природу пространства-времени с наличием материи, ответственной за гравитацию.Он связал геометрию пространства-времени с распределением материи. Это были его знаменитые уравнения поля для гравитации . Они связывают геометрические величины, такие как кривизна, с одной стороны, и физические величины, такие как движение и поток материи, с другой стороны уравнений поля. Всего это десять уравнений.

Здесь можно сказать, что Эйнштейн пошел еще дальше и отождествил гравитацию с геометрией . Это был ложный шаг, как показал позднее физик-марксист В.А.Фок в своей книге Теория пространства, времени и гравитации .

Основные результаты ОТО и то, как ОТО корректирует теорию Ньютона

Как и его специальная теория относительности, общая теория также была революционной теорией, поскольку она вносила дальнейшие поправки в ньютоновскую механику и его теорию гравитации. Эйнштейн применил свои уравнения поля к Солнечной системе. Здесь притягивающим объектом является солнце. Планеты можно считать пробными частицами. Эйнштейн получил следующие результаты, которые мы приводим под тремя заголовками:

(a)        Законы Ньютона, касающиеся гравитации, выведены заново как первое приближение теории Эйнштейна.

(б)        Однако в дополнение к этому делаются новые предсказания, которые нельзя вывести из теории Ньютона. Это:

(i) Путь луча света, проходящего вблизи тяжелого тела, такого как солнце, будет отклоняться к нему.

(ii) Путь планеты вокруг Солнца представляет собой не замкнутый эллипс, как того требует теория Ньютона, а эллиптическую кривую, не замкнутую, а медленно вращающуюся в своей плоскости, образующую нечто вроде розетки.

(iii)        Свет, излучаемый сильным гравитационным полем, таким как поле звезды, и получаемый на Земле, будет иметь немного большую длину волны и казаться более красным.Это называется гравитационным красным смещением.

Все эти результаты были подтверждены с очень высокой степенью точности.

Гравитационные волны

Теория гравитации Эйнштейна радикально отличается от ньютоновской теории в отношении решений уравнений поля. При определенных предположениях уравнения поля теории Эйнштейна предсказывают гравитационные волны. Если большие массы имеют ускоренное движение, то они излучают энергию в виде гравитационных волн.

 В частности, излучение энергии определенным пульсаром (парой звезд) через гравитационные волны было косвенно подтверждено в 1979 году. Лазерная интерферометрическая обсерватория гравитационных волн (LIGO ) окончательно подтвердила существование гравитационных волн.

  ОТО Эйнштейна развивает работу Ньютона. Это представляет собой прогресс в теории гравитации.

ОТО и диалектический материализм

Прежде чем мы перейдем к идеалистическим искажениям, введенным в ОТО, таким как подробные свойства постулируемых черных дыр , мы хотели бы показать, как общая теория относительности дополнительно поддерживает позиции диалектического материализма, особенно в отношении пространства и времени. Полное обсуждение этого вопроса выходит за рамки данного эссе и может быть найдено в другом месте. (См., например, DRQ ).

Проблемы пространства и времени привлекали внимание философов и ученых с древних времен.В истории возникли две основные точки зрения: точка зрения, рассматривавшая пространство и время как независимые сущности, существовавшие до существования материи, и точка зрения, согласно которой пространство и время зависят от материи, которая считается приоритетной.

Так считал, например, пифагорейский мыслитель Архит; «Поскольку все, что движется, перемещается в известном месте, то ясно, что место, где должно быть то, что движется или движется, должно сначала существовать. Может быть, это первое из всех существ, так как все существующее находится в месте и не может существовать без места.

Аристотель занимал противоположную позицию в вопросе о пространстве и времени. Он признавал объективную реальность пространства и времени и утверждал, что пространственные свойства и отношения неотделимы от материи, не имеют существования вне материи.

Мы уже говорили, что Ньютон считал, что существует абсолютное пространство, независимое от материи, в котором все тела движутся как бы в вместилище, и что время течет как поток независимо от всех материальных процессов.

Весьма влиятельный философ восемнадцатого века Иммануил Кант утверждал, что пространство и время — понятия, не выведенные из опыта, а каким-то образом укоренившиеся в сознании еще до любого опыта.В своих рассуждениях он использовал предположение, что правила евклидовой геометрии (единственной известной в его время геометрии) абсолютно верны и не допускают исключений. Он основывал свои аргументы на справедливости предложений евклидовой геометрии.

Однако математические работы Лобачевского, Бойяи, Гаусса и Римана в девятнадцатом веке показали, что это предположение неверно. Математики продемонстрировали возможность существования неевклидовой геометрии.

Самым революционным философским следствием теории гравитации Эйнштейна было то, что физическое пространство, раскрываемое такими процессами, как световые лучи и движение пробных частиц, на самом деле неевклидово. Специальная теория относительности (СТО) показала, что пространство и время связаны в одну структуру пространство-время, и эта структура сама может быть построена посредством связей между событиями. ОТО развивает эту программу, показывая, что сами связи определялись присутствием материи.Эйнштейн говорит: «Нет такой вещи, как пустое пространство, т. е. пространство без поля. Пространство-время не претендует на существование само по себе, а лишь как структурное свойство поля».

Легко видеть, что приведенный выше вывод Эйнштейна очень похож на позицию диалектического материализма о пространстве и времени, которую излагает Ленин, цитируя Фейербаха. Ленин говорит: «Не вещи предполагают пространство и время, а пространство и время предполагают вещи, ибо пространство или протяжение предполагает нечто протяжение, а время, движение, ибо время действительно есть только понятие, производное от движения, предполагает нечто такое, что движется.

Короче говоря, СТО Эйнштейна, как и ОТО, полностью поддерживают позицию диалектического материализма в отношении пространства и времени в противовес идеалистическим взглядам Архита, Ньютона и Канта.

III
Некоторые идеалистические искажения теорий Эйнштейна

В этом разделе мы будем иметь дело с двумя идеалистическими выводами, вытекающими из общей теории относительности, а именно с тем, что называется причинными патологиями и черными дырами.

 A. Причинные патологии

Проблема причинной патологии может быть сформулирована следующим образом: можно доказать, что теория относительности согласуется с существованием так называемых замкнутых времяподобных кривых.Временная кривая на пространственно-временном графике представляет движение частицы. Например, прямая линия с определенным наклоном на ранее упомянутом графике может представлять движение автомобиля с постоянной скоростью. Поскольку времяподобная кривая представляет движение частицы, замкнутая времениподобная кривая будет представлять движение частицы, которая может вернуться в исходную точку в начальное время. Например, частица может стартовать из Мумбаи 1 января 2016 года, отправиться в какое-то отдаленное место, скажем, на Луну, вернуться в Мумбаи из прошлого и достичь Мумбаи в тот же день, 1 января 2016 года.

Очевидно, это приводит к безвыходной ситуации. Ведь человек мог совершить воображаемое путешествие в прошлое на ракете по такому пути и вернуться в свое прошлое. Тогда он мог бы устроить все так, например, убив своего деда, что первоначальное путешествие не состоялось бы. Это противоречит принципу причинности.

Таким образом, существование таких замкнутых времяподобных кривых представляет собой парадокс. Это пример причинной патологии. В современной литературе по теории относительности и космологии такой ситуации избегают, делая дополнительные предположения, такие как принцип причинности 90 0 8 9 .Постулируется, что пространственно-временная структура строго причинна. Уравнений поля ОТО недостаточно, чтобы избежать таких причинных патологий.

Теперь рассмотрим, почему такая ситуация возникает в СТО и ОТО. Мы видели, что при построении пространства-времени Минковский трактовал пространство и время на равных, абстрагируя различия между пространством и временем. В этом процессе абстракции фактическая разница между пространством и временем игнорируется. Для лучшего понимания действительности необходимо следовать совету Маркса и «восходить от абстрактного к конкретному».

Другой факт, который необходимо понять, состоит в том, что, найдя связь между природой геометрии пространства-времени и гравитацией, Эйнштейн пошел дальше и отождествил пространство-время с гравитацией. Как мы уже отмечали, это подверглось критике со стороны Фока. Последователи Эйнштейна, такие как Хокинг и Эллис, пошли дальше и отождествили любую абстрактную математическую структуру, называемую многообразием, имеющую метрику Лоренца, с физическим пространством-временем. Соответственно, любое многообразие с метрикой Лоренца является пространством-временем и, следовательно, представляет гравитационное поле.Как говорит Панкадж С.Джоши: «Когда многообразие имеет четыре измерения и когда оно оснащено глобально определенным лоренцевым метрическим тензорным полем, оно называется пространством-временем». (Панкадж Джоши: Глобальные аспекты гравитации и космологии, Oxford Univ Press, 1993).

Конструкция пространства-времени Минковского получила математическую структуру благодаря теории гравитации Эйнштейна, которая определяла «интервал» на основе присутствия тяготеющей материи, превращая пространство-время в искривленную геометрическую структуру, называемую многообразием.Многообразие похоже на гладкий лист бумаги, в котором все направления эквивалентны. Математики, работавшие с теорией Эйнштейна, затем оправдывали работу с пространственно-временным многообразием точно так же, как мы работаем с гладким многообразием, таким как лист бумаги. Операции вырезания, склеивания и складывания бумаги снова приводят к многообразной структуре. Математики вслед за Эйнштейном отождествили гравитационное поле с пространственно-временным многообразием, а затем начали работать с этим многообразием так же, как вы работали бы с бумажным многообразием.

Каков результат принятия такой абстракции, как пространство-время? Если у нас есть прямоугольный лист бумаги, мы можем свернуть его и склеить пару противоположных сторон, чтобы получился цилиндр. Тем самым мы создаем двухмерное пространство, в котором мы можем, например, идти на запад и возвращаться с востока. Такие пространства принадлежат нашему миру опыта.

Теперь предположим, что мы нарисовали пространственно-временной график на листе бумаги, приняв представление пространства на горизонтальной линии (оси) и представления времени на вертикальной линии (оси).Такой граф можно использовать для описания, например, движения автомобиля по прямой дороге. Каждая точка на графике будет представлять положение автомобиля в данный момент времени. Такие графики используются в школах для графического решения задач.

Построив пространственно-временной график, как указано выше, нам не разрешается сворачивать ось времени и склеивать противоположные ребра. Потому что, если бы мы это сделали, мы изобразили бы ложную ситуацию, когда мы могли бы отправиться в будущее и вернуться из прошлого в исходную точку.В этом случае мы получили бы то, что называется «замкнутой времениподобной кривой». Ось времени образует такую ​​замкнутую кривую.

Хотя такое вырезание и вставка не влияет на структуру многообразия или метрику Лоренца, эта операция разрушает способность структуры точно представлять реальность, поскольку в этой новой структуре отрицается фундаментальное свойство пространства и времени. По сути, именно такой способ использования абстрактной математики в правильном представлении порождает такие каузальные патологии.

Вклад Александрова

Мы сослались на работу русского математика А.Д.Александрова, который занимался проблемой пространства и времени в изложении Минковского, но также включал различие между пространством и временем. Он определил пространство-время как совокупность всех событий в мире, абстрагированную от всех его свойств, кроме тех, которые определяются влиянием одних событий на другие. На основе физической причинно-следственной связи, используя техническое устройство светового конуса, он смог реконструировать пространство и время.

Александров установил тесную связь между световыми конусами и преобразованиями Лоренца специальной теории относительности Эйнштейна.

Следует отметить, что даже когда мы выходим за рамки специальной теории относительности и изучаем общее пространство-время, такое как ОТО, которое не дается определением интервала Минковского, пространство все же может быть наделено структурой. -время с использованием световых конусов. Эта структура называется топологией Александрова.

Топология многообразия и топология Александрова

Мы видели, что уравнения общей теории относительности не исключают таких заболеваний, как причинная патология.Вы можете иметь в ОТО замкнутые времяподобные кривые. Во избежание подобных проблем требуются дополнительные постулаты. Корень этой проблемы — обращение с пространством-временем как с листом бумаги или как с многообразием. Многообразная структура, которая абстрактно рассматривает пространство и время как равные, порождает проблемы. Можно доказать, что топология многообразия неадекватна для того, чтобы избежать таких каузальных патологий. Роджер Пенроуз показал, что топология Александрова не ставит таких проблем.

 Он математически показал, что пространство-время, описываемое топологией Александрова, свободно от причинных патологий.Он показывает, что если топология многообразия не страдает причинными патологиями, то определяемая ею структура совпадает с топологией Александрова. И наоборот, если топология многообразия согласуется с топологией Александрова, то она строго причинна (то есть причинные патологии отсутствуют). (Подробнее см. DRQ )

Подводя итог этому обсуждению, мы можем сказать, что из работы Эйнштейна Минковский сконструировал пространство-время посредством процесса абстракции, где различия между пространством и временем игнорировались.У нас была перевернутая структура, где можно было отправиться в прошлое, убить собственного дедушку и сделать так, чтобы ты не родился, чтобы изначальное путешествие не началось! Александров, признавая многообразие свойств пространства и времени в конкретной действительности, реконструировал пространство-время на материальной основе.

С Минсковским пространство-время стояло с ног на голову. Александров оказал Минковскому услугу, которую Маркс оказал Гегелю, когда поставил на ноги его диалектику.

B. Черные дыры

Согласно общей теории относительности, конечными стадиями некоторых типов звезд могут быть только структуры, называемые черными дырами, с некоторыми удивительными свойствами, противоречащими принципам диалектического материализма.Вот некоторые из таких свойств: исчезновение материи в точку, структуры, не имеющие внутреннего противоречивого движения, а только движение внутрь, или материя, входящая в так называемый «горизонт событий», из которого в принципе невозможно получить никакой информации.

Из всех законов диалектики центральный касается единства и борьбы противоположностей и соответствующей категории противоречия. Астрономия дает множество примеров действия этого закона противоречия в процессах природы.Одним из примеров является постоянная работа противоречивых процессов на всех стадиях развития звезды.

Наиболее распространенная модель конденсации предполагает, что звезды образуются в результате конденсации огромных облаков газа и пыли, обнаруженных в галактиках. Гравитация является главной силой на этом этапе. Если размер облака больше критического, оно начинает уплотняться за счет гравитационного притяжения частей друг к другу. Меньшие облака рассеиваются из-за движения частиц.Обратите внимание, что именно на критической количественной стадии рассеивание становится конденсацией — примером перехода количества в качество. Этот критический размер оказывается массой, равной сотням обычных звезд. Следовательно, из такого облака могут образоваться сотни звезд.

На определенной стадии конденсации из-за нестабильности облако распадается на части, называемые протозвездами. На следующем этапе фрагмент еще больше уплотняется под действием гравитации и становится объектом, излучающим свет.Оно стало звездой. Здесь по мере конденсации газ нагревается и создается огромное давление. Именно это давление (тепловое давление) удерживает систему стабильной, не разрушая ее под действием силы тяжести.

Процесс нагревания продолжается до тех пор, пока температуры не станут достаточно высокими, чтобы начать ядерные процессы в центральной области. Здесь снова наступает критическая стадия, когда силы отталкивания между ядрами водорода разрушаются энергией частиц, так что они могут сливаться, образуя ядра гелия.Это еще один пример перехода закона количества в качество. Но это также пример игры противоположных сил теплового давления и гравитационного притяжения. Теперь звезда превратилась в термоядерный реактор, производящий огромное количество энергии.

Звезда остается на этой стадии, превращая водород в гелий в течение длительного периода времени (насчитывающего тысячи миллионов лет). Наша собственная звезда, Солнце, принадлежит к этому классу звезд. На этом этапе звезда находится в равновесии.Но постепенно в ядре звезды развиваются неоднородности по мере истощения водорода и увеличения содержания гелия. Звезда приспосабливается к новой ситуации расширением внешней части и дальнейшим уплотнением ядра. Температура ядра будет повышаться до тех пор, пока в его недрах не начнутся новые процессы. Это ядерный процесс превращения гелия в углерод. Опять же, действуют противоположные силы: притяжение из-за силы тяжести и давление, создаваемое новыми источниками энергии.

Мы не будем вдаваться в дальнейшее повествование о последовательных стадиях развития звезд, различные сценарии наблюдаются в различных условиях, таких как массы звезд. В каждом случае происходит борьба противоположных сил, гравитационное притяжение и давление, обеспечиваемые разными способами производства энергии. Мы можем наблюдать звезды в различных условиях, так называемые красные гиганты, белые карлики, нейтронные звезды и пульсирующие пары звезд, называемые пульсарами.

Белые карлики — это звезды, достигшие чрезвычайно высокой плотности. Самая яркая звезда в нашем полушарии, Сириус (Виад), имеет слабую звезду-компаньон, которая является белым карликом. У белого карлика есть новый метод обеспечения давления, противодействующего гравитации, с помощью того, что называется давлением из-за вырожденной материи. Звезды, массы которых превышают указанные выше требования к белым карликам, становятся так называемыми нейтронными звездами. Плотность нейтронных звезд примерно в 100 раз превышает плотность белых карликов.Здесь снова тяжесть и давление действуют в противоположных смыслах, внутрь и наружу, давая подтверждение диалектическому закону единства и борьбы противоположностей.

В случае еще более тяжелых звезд они могут взорваться и превратиться в сверхновую или сжаться до тех пор, пока не станут меньше критического размера, определяемого общей теорией относительности, называемого радиусом Шварцшильда. Сверхновая образуется, когда внутренняя часть звезды, ее ядро, коллапсирует и высвобождает энергию до такой степени, что внешняя область, ее мантия, взрывается.В некотором смысле это смерть звезды.

 Внутренняя часть становится белым карликом или нейтронной звездой (пульсаром).Внешняя мантия продолжает движение в новой форме. Внутренние противоречия продолжают действовать.

Что происходит, когда заканчивается топливо?

Вторая возможность звезды, исчерпавшей все вышеперечисленные источники энергии, состоит в том, что она будет непрерывно сжиматься, пока не станет меньше своего радиуса Шварцшильда. Это приведет к тому, что называется черной дырой.Согласно решению уравнения гравитационного поля Эйнштейна, разработанному математиком Шварцшильдом, для каждого притягивающего тела существует величина, называемая его радиусом Шварцшильда R. (Для Солнца величина R = 1,5 мили, а для Земли это всего лишь 9 миллиметров ).

 Звезда, исчерпавшая свое ядерное топливо, перешла бы в эту стадию черной дыры, если ее масса превышает определенный критический размер, называемый пределом Чандрасекара, названным так в честь индийского астронома, лауреата Нобелевской премии С.Чандрасекар. Как будут вести себя такие объекты, радиус которых меньше радиуса Шварцшильда?

Гравитационное поле внутри такого объекта (черной дыры) будет настолько сильным, что даже испускаемый им свет будет оттягиваться назад. На самом деле геометрия пространства-времени внутри радиуса Шварцшильда была бы такой, что световые конусы загибались бы внутрь, и, таким образом, существует только одна форма движения, а именно движение внутрь. Любой объект в непосредственной близости от черной дыры будет притягиваться внутрь.Не было бы никакого способа узнать что-либо о материи в черной дыре. Весь материал в конечном итоге сжался бы в точку бесконечной плотности. Такая точка называется особенностью. Это называется гравитационным коллапсом. Существует теоретическая сфера, окружающая черную дыру, называемая горизонтом событий, которая поглощает всю информацию об объектах, попадающих внутрь. Из-за горизонтов событий, которые препятствуют выходу информации, все черные дыры имеют одинаковую форму, за исключением их массы, углового момента и заряда.В этом смысле все черные дыры голые. Хокинг и Пенроуз описали эту ситуацию, сказав, что у черной дыры нет волос!

С точки зрения ОТО все, что происходит с материей внутри сферы Шварцшильда, даже в принципе не может быть известно внешнему наблюдателю. Физически эта ситуация накладывает ограничения на знания о том, как развивается материя. Это философская позиция, согласующаяся с буржуазной философией. Мы уже приводили позицию научного реализма о том, что есть некоторые истины, которые могут лежать вне пределов досягаемости наших ищущих знания сил.Должны ли мы принять эту позицию относительно мира? Или мы собираемся исследовать предположения, которые привели к таким выводам о черных дырах? Мы попытаемся тем самым отстоять позицию диалектического материализма, что мир не только существует, но познаваем .

В защиту диалектического материализма

Эта ситуация требует защиты диалектического материализма. В данном случае мы рассматриваем постулаты, на основании которых математика неумолимо делает выводы о пространстве-времени вокруг такого объекта.Один из постулатов, конечно, состоит в том, что общая теория относительности абсолютно верна даже в тех случаях, когда предполагается, что материя имеет плотности, с которыми никогда не сталкивались наблюдатели, и не было случая, чтобы принцип равенства внутренней массы и гравитационная масса была проверена в таких обстоятельствах. Другой постулат — это так называемое энергетическое условие, лежащее в основе всех теорем о черных дырах. Не будем вдаваться в подробности (см. DRQ ).Но возьмем первое предположение об абсолютной достоверности ОТО.

Ученый-марксист В.А.Фок подверг общую теорию относительности Эйнштейна детальной критике. В 1959 году он написал основополагающую книгу « Теория пространства, времени и гравитации». Он показал, как ошибался Эйнштейн, предполагая тождество геометрии пространства-времени физическому гравитационному полю. Тем самым он свел гравитацию к системе координат, и технически в результате в его теории гравитации не было закона сохранения, как в случае электрического и магнитного полей. Таким образом, гравитационное поле можно было просто отключить, приняв новую систему координат . Также была показана ошибочность отождествления инерционных полей с гравитационными полями.

С точки зрения математики Фок показал, что количества уравнений в уравнениях поля Эйнштейна (а их десять) недостаточно для фактического определения структуры геометрии и системы координат. Он также опроверг убеждение Эйнштейна в том, что он доказал эквивалентность всех систем отсчета, включая ускоренные системы отсчета, из-за чего Эйнштейн назвал свою теорию общей теорией относительности .

Опираясь на ньютоновскую теорию тяготения, согласно которой гравитационное поле исчезает по мере удаления от притягивающего тела, Фок рассмотрел случай островных вселенных с условием, что на бесконечности геометрия должна быть плоской. Отсюда возникла естественная система координат , , гармонические координаты , занимавшие в теории кардинальное место. С четырьмя условиями для гармонических координат теперь теория смогла определить структуру пространства-времени, связанную с гравитационным полем.Он дал новую структуру (метрику) пространству-времени, отличную от ранее принятой «шварцшильдовской» структуры.

Здесь следует упомянуть, что исторически во всех практических работах наряду с гармоническими координатами использовались уравнения поля Эйнштейна, которые давали дополнительные уравнения для определения пространственно-временной структуры. Даже для доказательства существования гравитационных волн использовались гармонические координаты. Дирак узнал этот , когда сказал: «Однако для обсуждения гравитационных волн очень полезны гармонические координаты» ( General Theory of Relativity , 1975).

 Следовательно, строго говоря, эксперименты 1979 года, которые косвенно доказали излучение гравитационных волн звездами-пульсарами, а также недавнее обнаружение гравитационных волн LIGO , на самом деле подтверждают совместную работу (а) уравнений поля Эйнштейна наряду с (b) гармоническими условиями; то есть десять уравнений плюс четыре уравнения соответственно.

Работа Фока была продолжена Денисовым и Логуновым в 1982 году. Они переняли грандиозную идею Эйнштейна о том, что гравитирующая материя определяет геометрию пространства-времени, но настаивали на том, что гравитационные поля должны быть материальными полями, имеющими законы сохранения, как электромагнитные и другие поля.Их теория, называемая релятивистской теорией гравитации (РТГ), подтверждает работу Фока, но не требует предположения об островных вселенных. Технически РТГ имеет четыре уравнения в дополнение к уравнениям поля, обычно называемым уравнениями Эйнштейна-Гильберта. Следовательно, нет необходимости в дополнительных предположениях.

В этой теории, РТГ, гравитационное поле является физическим полем с законом сохранения. Его нельзя отключить выбором координат, т.к. это материальный субстрат.Он описывает весь комплекс гравитационных экспериментов и показывает, что формула Эйнштейна для гравитационных волн непосредственно следует из теории. Наиболее важным для настоящего обсуждения является то, что гравитационный коллапс не приводит к бесконечному сжатию материи. В РТГ нет черных дыр, так как не может быть объектов радиусом меньше определенной величины, связанной с их массой. Не существует объектов, в которых гравитационный коллапс приводит к образованию черных дыр.

Другие теории и черные дыры

Джаянт Нарликар и Фред Хойл работали с уравнениями поля Эйнштейна и внесли в них поправки, чтобы ввести С-поле для объяснения образования частиц в поле гравитации.Это должно было нейтрализовать падение плотности материи по мере расширения Вселенной в так называемой модели Вселенной Большого Взрыва. С введением С-поля они пришли к выводу, что гравитационная сила, которая считалась насквозь притягивающей, проявляет свойство, заключающееся в том, что когда частицы подходят очень близко, притяжение меняется на отталкивание. Именно так предсказывал Энгельс более ста лет назад. В их теории также не было места для существования черных дыр.

Работая с общей теорией Эйнштейна, Хокинг позже пришел к выводу, что черные дыры будут излучать энергию из-за так называемого образования пар. В пространстве вблизи черных дыр, благодаря квантовой механике, спонтанно возникали бы пары частиц с положительной и отрицательной энергией, и столь же спонтанно они аннигилировали бы друг друга. Часть частиц с отрицательной энергией могла быть поглощена черными дырами, а соответствующие частицы с положительной энергией вышли бы в виде излучения.Изучив ситуацию количественно, Хокинг пришел к выводу, что излучение, исходящее от черной дыры, принимает форму теплового излучения. Он также показал, что проглоченные частицы с отрицательной энергией уменьшат массу черной дыры. Черная дыра в конце концов будет уничтожена. Он назвал это «испарением черной дыры». В своей книге «Краткая история времени » он описал это, сказав, что черных дыр не такие уж и черные.

Совсем недавно Хокинг вернулся к некоторым из своих более ранних предсказаний о том, что черные дыры поглотят всю информацию, и признал, что некоторые из его предсказаний были ошибочными.Когда черные дыры распадаются, они отправляют свою информацию обратно в мир .

Еще недавно, работая в том же направлении, что и Хокинг, и следуя работе У. Г. Унру по испарению черных дыр, американский ученый Лаура Мерсини-Хоутон в заметке от 15 сентября 2014 года заявила, что черные дыры просто невозможны. !

Она говорит, что испарение коллапсирующей звезды можно эквивалентно описать как отрицательный поток радиации, движущийся радиально внутрь по направлению к центру звезды.«Включаем обратное излучение отрицательного потока Хокинга. Мы находим, что количественно излучение, испускаемое звездой непосредственно перед тем, как она проходит радиус Шварцшильда, существенно уменьшает массу звезды, и поэтому звезда отскакивает назад. Черной дыры не существует!»

Это все еще находится на стадии расследования. Но из этого ясно, что упомянутые выше нападки на законы диалектики были преждевременны. Видно, что даже на этом постулируемом этапе на уровне недр звезд протекают противоречивые процессы.Знания, в принципе, доступны из-за короткого замыкания материи в черной дыре. И самое главное, материя не исчезает.

Диалектика бесконечности природы

Из приведенного выше рассуждения мы видим, что диалектический материализм не разрушается новыми открытиями науки, хотя каждое важное открытие стремятся представить таким образом, чтобы укрепить идеалистическую философию. Но давайте продвинемся в этих законах диалектики немного дальше.Ленинский закон неисчерпаемости природы должен привести к закону неисчерпаемости материи в движении .

Ленин имеет дело с гегелевской книгой об учении о сущности . Он цитирует на полях, что то, что Гегель говорит о бесконечном движении бытия, имеет «объективное значение», и он цитирует: « Сущность… есть то, что она есть… в силу своего собственного бесконечного движения Бытия ». ( Собрание сочинений Том 38).

Неисчерпаемость движения означала бы, что путем отвода энергии невозможно привести материю к состоянию неподвижности, когда внутреннее движение равно нулю.Это сразу наводит на мысль о возможности неисчерпаемых запасов энергии в природе. Здесь можно указать, что современные теории ядер галактик не в состоянии объяснить огромные выбросы энергии от этих ядер.

Гравитационные поля кажутся источниками огромного количества энергии. Это отражено в отрицательном знаке , который мы придаем потенциальной энергии гравитации. Теория Хойла-Нарликара связывает образование новых галактик с изъятием энергии из этого отрицательного резервуара энергии.Обсуждая C-поле в своей книге «Природа Вселенной », Нарликар приводит аргумент, почему они считают его отрицательным полем. Из отрицательного поля, если мы забираем энергию, поле не истощается, а становится еще более отрицательным. В алгебре, если из отрицательных 5 отнять 2, получится отрицательных 7 . Таким образом, мы получаем 2 как положительную величину, не затрагивая отрицательность источника!

Понятие отрицательной энергии также используется в некоторых теориях позитрона, а также в расчетах Хокинга относительно того, как энергия отбирается из черной дыры посредством образования пар.Точно так же в работе Унру, а также в недавней работе Лауры Мерсини-Хоутон используется понятие давления отрицательного излучения Хокинга. Отрицательная энергия, оказывается, отражает бесконечность движения материи.

Владимир А Фок

Когда мы говорим, что ученые А.Д.Александров и В.А.Фок были марксистами, мы хотим показать, что только путем сознательного использования марксистской философии диалектического материализма они смогли спасти физику относительности от идеалистического присвоения теории буржуазными философами в чтобы использовать его в своих классовых целях.Фактически, в своем предисловии к своей работе 1959 года Теория пространства, времени и тяготения Фок признает, что обязан книге Ленина Материализм и эмпириокритицизм , которая помогла ему «критически подойти к точке зрения Эйнштейна относительно теорию, созданную им, и продумать ее заново».

Говорят, что хотя В. А. Фок помог спасти общую теорию относительности от идеалистических искажений, «Фок всю свою жизнь был твердым сторонником копенгагенской интерпретации».Давайте рассмотрим это обвинение.

Фок родился в 1898 г. и умер в 1974 г. Он был одним из основоположников квантовой теории и был ответственен за распространение квантовой теории в Советском Союзе в своей книге Основы квантовой механики в 1931 г., где он представил последнюю работу Дирак о существовании позитрона. На самом деле он проделал фундаментальную работу по квантовой механике, и это видно по нескольким процессам, названным в его честь. Например, в 1926 г. он вывел уравнение Клейна-Гордона, а в 1930 г. разработал метод Хартри-Фока.

Но сказать, что он был твердым сторонником копенгагенской интерпретации, было бы таким же ревом, как сказать, что Шредингер, другой основатель квантовой теории, был твердым сторонником копенгагенской интерпретации. Хорошо известно, что Шредингер и Эйнштейн были среди тех, кто яростно критиковал копенгагенскую интерпретацию.

Копенгагенская интерпретация была идеалистической интерпретацией некоторых результатов квантовой теории, введенной Нильсом Бором, влиятельным физиком из Копенгагена.Копенгагенскую интерпретацию следует отличать от квантовой физики того времени. Может быть интересно отметить, что даже в этой книге 1931 года Фок критиковал некоторые предположения Дирака о море электронов, заполняющем все пространство. Он также критиковал идеалистическую позицию Нильса Бора.

Оппозиция Фока Бору и его принципу дополнительности видна в первой главе самой книги. Он считал первостепенной задачей сформулировать основные понятия квантовой механики с собственно материалистической точки зрения.В исправленном издании книги, опубликованном посмертно в 1976 г., в предисловии к его дискуссиям с Нильсом Бором есть следующий комментарий: «На самом деле есть свидетельства того, что критика Фоком «ненаблюдаемости в принципе» побудила Бора отказаться от этой идеи. в его более поздних взглядах».

Копенгагенская интерпретация — это агностическая позиция « принципиальной ненаблюдаемости» в квантовой теории. Фок, как диалектический материалист, выступал против такой позиции в квантовой механике, точно так же, как мы в этом очерке выступали против такой позиции (принципиальной ненаблюдаемости) в отношении черных дыр в общей теории относительности.

 

SOCY 151 — Лекция 10 — Марксова теория исторического материализма

SOCY 151 — Лекция 10 — Марксова теория исторического материализма

Глава 1. Значение марксовой теории отчуждения [00:00:00]

Профессор Иван Селеньи: Что ж, я хотел бы начать. Доброе утро. В разделе обсуждения я понял, что провалил свою последнюю лекцию. Это не совсем ясно; либо гегелевская, либо марксовая теория отчуждения.Поэтому я хотел бы вернуться к теории отчуждения и к тому, как Маркс пришел к Париж Рукописи , прежде чем мы углубимся в исторический материализм.

И позвольте мне сделать два вступительных замечания по этому поводу. Один важный момент, который я пытался подчеркнуть, заключается в том, что вы должны быть. Я думаю, что одна из целей моих лекций по Марксу состоит в том, чтобы предупредить вас о том, что было два Маркса, а не один, и вы, вероятно, знаете только об одном Марксе. Верно? Это Маркс, у которого была теория классовой борьбы и теория эксплуатации — верно? — и который был теоретиком коммунизма.Но вы можете очень мало знать о Марксе, идеалисте, гегельянце, гуманисте, центральной идеей которого было понятие отчуждения. Верно? Чья главная забота была о человеческих условиях в современности, и он хотел преодолеть это. И, вы знаете, эти два очень разных Маркса обращаются к очень разным аудиториям. На самом деле первый Маркс — гуманист, гегельянец, идеалист — был почти забыт на очень долгое время и, как правило, заново открыт к 1960-м годам. Поэтому очень важно понимать, что, скорее всего, то, что вы слышали о Марксе — а я полагаю, что большинство из вас никогда не читали ни одного текста Маркса — является предвзятым мнением.Вы знаете только одного Маркса, а не обоих. И моя цель состоит в том, чтобы попытаться познакомить вас со сложностью, с которой вы встречаетесь как с Карлом Марксом. Верно?

Во-вторых, то, что меня расстроило вчера в секции обсуждений, которая была одной из худших за последние пару лет, никогда в жизни я не делала еще хуже секции обсуждений, но это было очень плохо- что, знаете, не дошло значение и значение марксовой теории отчуждения. И я, очевидно, проделал очень плохую работу, потому что очень мало текстов, написанных в семнадцатом, восемнадцатом и девятнадцатом веках, которые были бы настолько могущественны и так влиятельны, и так широко повлияли на теории двадцатого века, чем именно этот текст. об отчуждении.Вы можете подумать о литературе — верно? — и вы можете увидеть необычайное влияние идеи отчуждения в литературе. Некоторые из вас, возможно, читали французского романиста Альбера Камю — Незнакомец . Это прямо из теории отчуждения. Возможно, вы знакомы с Францем Кафкой, верно? Ну вот. Это чувство отчуждения. Возможно, вы когда-нибудь смотрели пьесу, прекрасную пьесу Генрика Ибсена, Пер Гюнт . Это что касается отчуждения. Верно? Итак, в литературе двадцатого века мы полны чувств отчуждения.

Такова и социальная теория двадцатого века. Без теории отчуждения не может быть социальной теории двадцатого века. Кстати, интересно, потому что The Paris Manuscript впервые была опубликована только в 1931 году. Тем не менее, идея уже начала закрадываться ранее. Умные люди раньше читали теорию отчуждения у Маркса; Например, Георг Лукач. А потом Франкфуртская школа. Нет Адорно, нет Хоркхаймера, нет Маркузе без теории отчуждения.И я могу пойти еще дальше. Без теории отчуждения не может быть теории культуры. Нет Баумана, нет Колаковского без теории отчуждения. Это очень важная идея.

Итак, я должен вернуться к этому и попытаться показать вам, как он приходит к этому пункту и почему он отказывается от него — почему появляется второй Маркс. И тогда мы получаем, начиная со второго Маркса, первый шаг ко второму Марксу — это «Тезисы о Фейербахе, » , о чем я хочу сегодня поговорить.И я постараюсь сэкономить свое время, верно? Верно? Я должен учиться у Адама Смита — правильно? — быть более утилитарным и убедиться, что средства и цели соответствуют друг другу.

Хорошо, вернемся к Гегелю и его теории отчуждения. Потому что я не думаю — из раздела обсуждения я понял, что недостаточно ясно объяснил, что такое теория Гегеля. И хорошо позвольте мне попытаться трудиться над этим. Как я уже сказал, вы знаете, он был идеалистом, и я надеюсь, что объяснил это в той мере, в какой это необходимо.Я вернусь к этому, когда буду говорить о «Тезисах о Фейербахе» и Немецкая идеология . Но он действительно думал, что сознание каким-то образом предшествует материальному существованию, и именно это сделало его идеалистом. Насколько он был религиозен, я на самом деле не знаю. Это не религиозное, не богословское положение. Верно? Идея состоит в том, что до того, как появился физический мир, существовал абсолютный дух. Верно? В начале мира существует абсолютный дух, который существует в материальном мире как таковом.

И затем его центральная идея состоит в том, что вы можете описать историю вселенной как проблему отчуждения, как проблему постепенного отделения, как я сказал, от субъекта и объекта. Это очень важная мысль, и нам предстоит рассмотреть ее у Маркса. И даже если вы имеете дело с теориями двадцатого века, критической теорией, это центральное понятие, знаете ли, субъекта и объекта.

Позвольте мне немного поработать над этим. И я должен сделать это на доске. Итак, основная идея Гегеля состоит в том, что когда у вас есть абсолютный дух — верно? — и это не личный Бог, а просто идея.Вот это ситуация тотальности. Абсолютный дух есть одновременно субъект и объект, соединенные в себе. Верно? И это то, что Гегель называет тотальностью. И есть термин тотальность, используемый позже в критической теории. И мы говорим, что ищем целостность, мы ищем единство субъекта и объекта.

Ну, у Гегеля вторая стадия состоит в том, что субъект и объект отделены друг от друга. <> Существует материальный мир без сознания, и сознание становится абсолютным сознанием, потому что оно как бы проецирует материальный мир из себя.Верно? И это—это ситуация отчуждения. Объект становится отдельным. Затем, по мере появления человека, субъект и объект начинают сливаться. Верно? Появляется сознание. Верно? Сознание – верно? Это субъект — это вы, а объект — условия вашей жизни. Верно? Другой человек, с которым вы взаимодействуете, является объектом вашего взаимодействия. Или условия вашей жизни. Верно? Объективные условия. Эта комната. В Йельском университете строительство, которое там идет — верно? — это наши объективные условия.Верно? И вы являетесь субъектом, который размышляет об этом. Но поскольку вы обретаете некоторое сознание, вы начинаете побеждать объективные условия своей жизни.

И то, что он предполагает, это отчуждение преодолеет, когда ваш субъект сможет контролировать объективные условия вашей жизни. Верно? Где ваше сознание адекватно вашему существованию. Верно? Когда вы хозяин своей жизни, вы хозяин своих условий. Не условия управляют вами, а вы хозяин условий.Верно? Это ключевая мысль Гегеля.

И Маркс очень следует этой идее. Я имею в виду, что он, конечно, устраняет всю идею абсолютного духа. Верно? Он не хочет иметь дело с идеей абсолютного духа. Для него это слишком спекулятивно. Его также беспокоит мысль о том, что проблему отчуждения можно преодолеть просто силой мысли. Верно? Проект Маркса состоит в том, чтобы привнести всю эту идею отчуждения на землю, в повседневный опыт, в ваш опыт и ваш опыт, я бы использовал этот термин, современности до 1944 года [исправление: 1844].У Маркса нет понятия капитализма или капиталистического способа производства. Верно? Он даже просто смутно думает о частной собственности. Он действительно пытается концептуализировать современность, современную индустриальную городскую жизнь, в отличие от более ранней общинной жизни — жизни, которая была у нас в более тесных сообществах, деревенских крестьян или кого-то еще. Верно? Он пытается осмыслить это.

Он видит в этом прогресс, в современности прогресс. Но мы должны заплатить за это высокую цену, и цена, которую мы платим за эту современность, — это разделение субъекта и объекта.Верно? Крестьянин в деревне не отрывался от объективных условий своего существования. Это было связано с объективными условиями. Оно было привязано к земле. Верно? Даже рабы не были отделены от объективных условий своего существования. К ним относились как к объектам. Верно? Не было субъекта, отделенного от объекта. Итак, уникальное — это Маркс, это уже не Гегель — уникальная черта отчуждения, что у вас есть это отделение от субъекта и объекта в современных условиях.Верно?

И я думаю, именно поэтому марксова теория отчуждения пережила марксову теорию эксплуатации. Что молодой Маркс пережил старого Маркса; первый Маркс пережил второго Маркса. Потому что мы все можем больше общаться, если у вас есть хороший лектор, который более эффективно доносит до вас то, к чему он клонит. Вы можете рассказать больше, вы можете сказать гораздо больше: «О да, я чувствую себя отчужденным на этом уроке». Верно? «Это не имеет для меня никакого смысла». Верно? «Это не имеет никакого смысла в моей жизни, и я должен сидеть там, потому что я специализировался на социологии и должен ходить на этот чертов урок.» Верно? Тогда вы отчуждены. Верно? И вот когда ты захочешь — вот что ты скажешь. Верно? «Я отчужден, потому что я должен делать эту ерунду, потому что они заставляют меня это делать». Тогда вы отчуждены. Именно на это и намекает Маркс. Верно?

В каком-то смысле это ваш выбор. Верно? Вы объявили, что специализируетесь на социологии. Верно? Но потом вас заставляют делать то, чего вы на самом деле не хотите. Так что это не значит, что вы несвободны. Вы свободны, но в своей свободе вы отчуждены, потому что не контролируете свои условия, и похоже, что в вашей свободе, в вашем свободном выборе вы вынуждены что-то делать.Верно? Этого и добивается Маркс. Вы думаете, что вы свободны, вы думаете, что вы равны с другими, но на самом деле вы не свободны. Потому что объективные условия, которые вы создали для себя – да? Вы попали в беду. Верно? Кто заставил вас стать социологом? Никто. И тогда вы попадаете в беду, которую вам приходится делать – преодолевать определенные препятствия. Но вы чувствуете себя отчужденным и не чувствуете, что вся ваша личность развивается. Верно? Говоря словами Джона Стюарта Милля, вы не чувствуете саморазвития.Тогда вы чрезмерно отчуждены. Верно? Это немного приближается к этому? Имеет больше смысла? Хорошо.

Теперь позвольте мне также показать вам, как Маркс доходит до этого. Я думаю, это очень важно. И я пропустил все это, потому что пытался очень быстро — я пытался добраться слишком быстро — к понятию марксовой теории отчуждения. И сейчас я хотел бы это исправить. И я уже предсказал в своей последней лекции, что это грозные годы для Маркса, 1843 и 1844 годы. В два года его умственное развитие совершенно необыкновенно.

Глава 2. Интеллектуальное развитие теории отчуждения [00:15:06]

Позвольте мне проследить за вами через эти интеллектуальные разработки. Летом 1843 года он пишет эту книгу « вкладов в критику гегелевской философии права»; или Философия права Гегеля . Что ж, Гегель прошел через долгое интеллектуальное развитие. Он начинал как радикал, поклонник Французской революции, и по мере того, как он становился старше, он становился все более и более консервативным и все больше беспокоился о последствиях Французской революции.И когда он стал, знаете ли, более консервативным, он сказал: «Ну, то, что происходит с французами после Французской революции, на самом деле не то, чего я хотел. Потому что теперь Французская революция фактически раскалывает общество на два класса, капитал и труд». Это не совсем терминология, которую он имеет в виду, но это то, к чему стремится Гегель в Философия права . «А кто может сказать, кто прав, а кто виноват? Они находятся в конфликте друг с другом. Работодатели или собственники хотят чего-то, а рабочие хотят другого.Оба они представляют частные интересы.

Но где универсальные интересы?» Так спрашивал Гегель. Должна быть какая-то всеобщая справедливость. Говоря терминологией, которую мы использовали ранее в этом курсе, должно существовать что-то вроде общего блага, объединяющего капитал и труд. Откуда возьмется это общее благо? А в «Философия права» он предлагает интересную теорию. Он сказал, что это исходит от правительства, это исходит от государства. Государство должно представлять универсальную инстанцию.И тогда он сказал: «Ну, вы знаете, общество, современное буржуазное общество, возникшее в результате Французской революции, разделено на эти партикуляристские классы. Но нам нужен универсальный агент, универсальный класс, представляющий общее благо, и это должно быть правительство, это должен быть класс государственных служащих». А в книге «Философия права » — своего рода последней крупной книге, написанной им незадолго до смерти, — он утверждает, что именно государственные служащие составляют универсальный класс.

Это не глупая идея. Мы думаем об этом таким образом. И да, я имею в виду, что во многих отношениях он более изощренно строит идеи Локка и Руссо и идеи всеобщей воли, особенно у Руссо. Верно? И это государство, которое должно представлять общую волю. Верно? И мы тоже иногда думаем об этом таким образом. Верно? Вокруг этой страны идут все эти конфликты, и мы ожидаем, что правительство выразит всеобщий интерес, пробудит всеобщую волю.Мы ожидаем, что время от времени это будет делать федеральное правительство, и федеральное правительство время от времени это делает. Вы читали о Движении за гражданские права. Я имею в виду, кто был агентством, которое следило за тем, чтобы штаты действительно соблюдали законы и объединяли школы? Это было федеральное правительство. Верно? Именно Бобби Кеннеди пришел и убедился, что южные штаты действительно следуют правилам. Верно? Мы ожидали, что правительство выразит всеобщий интерес. Верно? Так что это не глупо.

Но Маркс как бы сказал: «Ну, это не так просто.Гегель наивен в отношении правительства». И он сказал: «Ну, правительство не такое беспристрастное, как нам хотелось бы». Верно? Если вы богаты, у вас больше влияния на то, что делает правительство, чем когда вы бедны. Верно? В Вашингтоне есть лоббисты, и у вас, вероятно, очень мало рычагов влияния на этих лоббистов. Большой бизнес имеет много рычагов воздействия на этих лоббистов. Верно? И они, конечно, оказывают большое давление на то, что будет делать законодательный орган. Просто следите за тем, что происходит с законодательством о здравоохранении.Ну, вы можете позвонить своему конгрессмену, и вы можете отправить электронные письма, вы знаете, и можете отправить письма и попросить их что-то сделать. Но поверьте мне, когда фармацевтическая промышленность тратит много денег и говорит сенатору, понимаете: «Если вы не проголосуете так или иначе, мы, вероятно, не сможем поддержать вашу следующую избирательную кампанию» — верно? — тогда это окажет большее влияние, чем ваша индивидуальная электронная почта. Верно? Не то чтобы вы не должны отправлять отдельные электронные письма. Отправь это. Верно? Быть вовлечены. Но имейте в виду, что правительство призвано быть более ответственным за крупный бизнес.

— Так, — сказал он, — как это может быть универсальным классом? Это действительно то, что он делает в The Philosophy of Right . Верно? Государство не универсально. Он претендует на универсальность. Он должен притворяться универсальным, чтобы быть легитимным, но на самом деле он не универсален. А государственные служащие — это, конечно, не всеобщий класс. Иногда они весьма коррумпированы. Верно? Не в США, конечно, но в некоторых странах госслужащие коррумпированы.Верно? Знаете, а потом им предлагают, знаете, бесплатное место, знаете, в частном самолете, они его принимают. А потом они приняли это, они сделали что-то для владельца этого частного самолета. Верно? Итак, есть некоторые государственные служащие, которые не так уж невинны — верно? — и на них можно повлиять. Так что это еще не все, что универсальный класс. Они… не все государственные служащие ангелы. Верно? Некоторые из них есть, некоторые нет.

На самом деле, заключает он незаконченную книгу, «на самом деле проблема в том, что у нас нет всеобщего избирательного права»; пишет он в 1843 г.И он сказал: «Давайте сделаем всеобщее избирательное право, и тогда, если мы на свободных выборах будем избирать всех представителей, проблема исчезнет». Как мы знаем, он был не совсем прав. Верно? У нас все равные голоса, но не все равные голоса. Верно? Я думаю, что это… но Маркс здесь еще буржуазный либерал; по состоянию на лето 1843 года считает, что проблема будет решена.

Теперь позвольте мне быстро пройтись и показать вам тип интеллектуального развития — и я кратко указал на это. Это три важных шага, которые следуют за этой заброшенной рукописью.Теперь он вступает на путь радикализации, отходит от Гегеля и пытается реализовать свой собственный интеллектуальный и политический проект. И он пишет статью «К еврейскому вопросу», в которой говорит: «Ну, Гегель прав. Нам нужно что-то универсальное. Мы не должны позволять обществу быть просто борьбой частных интересов». Верно? Это в какой-то степени противоречит утилитаризму Адама Смита. Недостаточно, чтобы люди боролись за интересы друг друга, и это приведет к всеобщему благу.Нам нужно достичь некоего всеобщего блага, и оно не может быть достигнуто простым следованием частным интересам. Это точка зрения Маркса.

Но затем он пишет введение к Критике – Вклады в критику гегелевской философии права . И в этом вступлении он сказал: «Ну, нам нужно кое-что; всеобщее освобождение. Но кто принесет всеобщее освобождение человечеству?» Верно? Он ищет агента, который сможет это сделать. А во вступлении он сказал: «Это будет пролетариат.«Ну, вы можете сказать, что сейчас он вступает на неверный путь, — верно? все, и создаст хорошее общество как таковое. Но люди, когда они читают введение — и я приведу вам несколько цитат из него, потому что это прекрасная работа. Во многих смыслах это замечательная поэзия. У него какая-то необычная постановка проблемы.

Но потом, знаете ли, его критики сказали: «Что за вздор». Ты знаешь? «Зачем пролетариат? Как известно, рабочие тупые. Вы хотите сказать, что мы, критические философы, не можем освободить человечество? Но вы думаете, что эти простые рабочие, с отчужденным сознанием, принесут нам неотчужденный мир? Как идет? Что это за ерунда?» Вот тогда-то он и пишет Парижские рукописи и пытается свести всю идею отчуждения на землю, наполнить ее некоторым экономическим содержанием.Вот почему теперь он пытается связать его с товарным производством и утверждает, что хотя в современном обществе все отчуждены, но только рабочие полностью отчуждены, и их интерес состоит в преодолении отчуждения. Вот что — вот почему он пытается доказать, что отчуждение приведет рабочий класс к освобождению человечества; это проект.

Конечно, он никогда не публикует книгу, потому что после того, как он ее записал, он сказал: «Ну» — я полагаю, он сказал: «Ну, это очень хорошо написано.У меня есть пара хороших идей. Но мне никто не поверит». Верно? «Рабочий класс не пойдет на баррикады и не умрет, потому что я говорю им, что они отчуждены». Верно? «Их не волнует отчуждение. Я должен придумать какую-нибудь… какую-нибудь вескую причину, знаете ли, почему рабочий класс взбунтуется. И это конец молодого Маркса.

А теперь он начинает читать Адама Смита и Рикардо и политическую экономию. Верно? И он начинает развивать свою теорию эксплуатации.Это молодой или зрелый Маркс, и мы поговорим о нем очень кратко. Теперь только пара идей здесь. Верно?

Глава 3.

К еврейскому вопросу : Всеобщее освобождение [00:27:27]

А «К еврейскому вопросу», о чем идет речь? Бруно Бауэр написал статью об истоках антисемитизма и сказал: «У нас в Германии есть антисемитизм, потому что государство христианское, и пока государство христианское, оно будет дискриминировать евреев. Итак, решение состоит в том, чтобы отделить государство от церкви, добиться политической эмансипации.Верно? И если у нас будет политическая эмансипация, мы отменим антисемитизм».

Теперь Маркс понимает свою точку зрения и говорит: «Послушайте, этот парень совершенно не прав. Посмотрите на Соединенные Штаты, церковь и государство разделены, а в девятнадцатом веке в Соединенных Штатах было немало антисемитизма». Не только в девятнадцатом веке. В этом самом учреждении в 1920-х и 30-х годах было много антисемитизма. Есть замечательный социолог Джереми Карабел, написавший прекрасную книгу о правилах приема в университеты Лиги плюща в 1920-х годах, и он смог доказать, что университеты Лиги плюща, включая Йельский университет, действительно применяли квоту.Они никогда не принимали в Йельский университет больше евреев, чем среднее еврейское население Соединенных Штатов. Хочешь верь, хочешь нет. Это никогда не было официальной политикой, но практиковалось постоянно. Итак, я имею в виду, что был антисемитизм. Антисемитизм может существовать, если государство и церковь разделены, если государство должно быть светским.

И Маркс сказал: «Откуда такое расизм?» Он сказал, что это исходит, как он сказал, от гражданского общества. У него нет понятия капитализма. Он сказал, что это коренится в повседневном опыте и интересах людей.Верно? Антисемитизм исходит от гражданского общества, потому что некоторые люди чувствуют угрозу со стороны евреев. Откуда, знаете ли, антиафроамериканские настроения? Потому что некоторые люди чувствуют угрозу со стороны афроамериканцев. Верно? И поэтому существует расизм. Таким образом, вы должны исправить проблемы в гражданском обществе. Проблема в гражданском обществе, а не в государстве. Поэтому вам нужна всеобщая эмансипация. Это суть «К еврейскому вопросу». Это достаточно ясно? Хорошо, тогда идем дальше.

Глава 4. Введение в

Критика гегелевской философии права [00:30:21]

А это введение. Что ж, в этом есть замечательные вещи. Это больше поэзия, чем — это, конечно, не социальная наука. Я бы сказал больше поэзии, но очень сильно сделано. Ну, он сказал: «Что нам нужно сделать, так это выйти за пределы Фейербаха, который просто как бы размышлял над ситуациями». И он сказал: «Как только была разоблачена святая форма человеческого самоотчуждения», — вот что сделал Фейербах.Верно? Он действительно показал, что отчуждение принадлежит нам — мы проецируем свое отчуждение, создавая Бога. Верно? Он сказал: «Теперь задача состоит в том, чтобы разоблачить самоотчуждение или отчуждение в его нечестивой форме». Верно? В повседневной жизни – в вашем повседневном опыте – особенно в вашей экономической деятельности. Это то, что он пытается сделать.

Затем он идет дальше и говорит: «Ну, младогегельянцы говорили: «Будь критическим критиком; критиковать гегелевскую теорию». И я думаю, что это фантастическое предложение; опять же, это прекрасная поэзия.Очень опасно и пусть много бед в истории. В каком-то смысле я бы хотел, чтобы он не записал это. Но мне нравится, что он это записал, потому что это красивое предложение. «Оружие критики не может заменить критику оружием». Верно? Ну, недостаточно быть критичным в мыслях. Вы должны быть критичны в действии. Верно? Вы должны действовать на него. Только не разговаривай. Сделайте что-нибудь с этим. Вот что он говорит. Ну, я думаю, что это, знаете ли, одно из самых сильных предложений, которые я читал в литературе по общественным наукам.Верно? «Оружие критики не может заменить критику оружием».

Что ж, это тоже отличное предложение. «Теория становится материальной силой, как только она схватила массы — схватила массы. Теория способна захватить массы, как только она демонстрирует ad hominem». Ву. Это нечто. Верно? Что он? Он сказал: «Вопрос в том, что является хорошей теорией, что поможет вам освободиться? Хорошо, суть хорошей теории в том, что она вас захватывает, она вас захватывает.» Верно? Когда вы говорите: «Угу, это действительно ударило меня». Это теория. Верно? Но это может быть только тогда, когда оно адресовано человеку, когда оно направлено на решение ваших проблем. Верно? Теория, что вы теряетесь, вы не знаете, почему она актуальна для вашей жизни, никуда не годится.

Я бы даже сказал, что скучная теория — это плохая теория. Что вам нужно, так это увлекательная теория. Вы должны быть очарованы. Вы должны быть шокированы. Верно? Вы должны сказать: «Да, теперь я буду жить по-другому после того, как я понял эту теорию.» Верно? Это должно вас тронуть. Это хорошая теория. Я думаю, что это замечательный момент, и очень сильно сделано.

И тогда он сказал: «Ну, что… ну мы говорим, что теория должна захватить массы, но какие массы? Кому? Кто наша аудитория?» Ну, а он говорит: «Чтобы провести революционное изменение». Недостаточно иметь теорию, недостаточно иметь идеи. «Вам может понадобиться, — сказал он — это очень проблематично, но очень важно понять обратную сторону, плохую сторону марксизма, — пассивный элемент, материальная база.» Верно? Как видите, сколько бы Маркс ни прославлял рабочий класс, он думает о нем как о пассивном элементе. Верно? Просто как материальная база. И это — кто это? Пролетариат. И почему? — Потому что ему нечего терять, кроме своих цепей. Он имеет универсальный характер, и поэтому он является универсальным классом».

И, знаете, в 1843 году это, может быть, и было правильно. Рабочему классу, вероятно, больше нечего было терять, кроме своих цепей. Конечно, в 2009 году это обычно не так. Рабочий класс может потерять гораздо больше, чем свои цепи.Верно? У него, вероятно, есть собственный хороший загородный дом. Вероятно, у них две машины. У них, наверное, даже есть какой-то пенсионный фонд, на бирже. Даже обычные рабочие проверяют, что вчера сделал Доу-Джонс, потому что это влияет на результат. Но в его времена это, вероятно, было правдой. Вот так он подходит к проблеме. Всеобщим классом будет пролетариат. А теперь вы уже знакомы с The Paris Manuscript , и я не буду об этом говорить.

Вот почему он хочет показать, что пролетариат наиболее отчужден.И это делает – следует логически. Я думаю, что это в некоторой степени наносит ущерб теории отчуждения, потому что слишком сужает ее. Слишком много внимания уделяется рабочему классу и в какой-то степени слишком мало внимания уделяется рабочему классу, работающему над промышленным производством в фирмах. Но на самом деле смысл отчуждения гораздо шире. Он пытается передать вам некий общий опыт современной жизни, в которой мы не чувствуем себя как дома. Это большая постановка проблемы в начале двадцатого века. Бездомность, бездомный ум; что мы чувствуем себя бездомными в этом мире, ищем дом.Это чувство отчуждения. Вот что Маркс пытался уловить здесь; каким-то образом, к сожалению, неверно указан. Слишком много внимания уделяется рабочим только потому, что у него появляется этот политический проект и он хочет найти революционный класс.

И, знаете, бросает. «Это смешно, знаете ли. Я должен собрать свое шоу». И тогда он это делает; начинает развивать то, что он называет историческим материализмом. Итак, давайте углубимся в это. И у меня есть десять минут, чтобы сделать это, и все в порядке.При необходимости я вернусь к этому.

Глава 5. Исторический материализм [00:37:51]

Итак, Маркс развивает то, что он называет историческим материализмом. И я предлагаю его сделать — это делается в два этапа. Во-первых, он делает акцент на диалектике в своей критике Фейербаха. Фейербах, конечно, материалист, но он материалист-механик, а Маркс хочет внести в свой материализм динамику. И он будет утверждать, что это должно – он исторически определил материальную силу. И это то, что он будет делать в Немецкая идеология .Но что такое диалектика? Я не хочу тратить на это время. Я хочу сразу перейти к «Тезисам о Фейербахе», тексту очень короткому, но очень глубокому.

Итак, вот одиннадцать тезисов Фейербаха на тему «Тезисов о Фейербахе». Он пытается определить, каким будет его новый подход. А это одиннадцать пьес — очень короткие. Он сказал, что материализм Фейербаха был просто рефлексивным. Фактически это означало, что субъект и объект оставались разделенными, а субъект отражал объект вне субъекта, доминируя над действиями субъекта.Но предполагается, что существуют объективные условия независимо от субъекта, а вы размышляете только о субъективных условиях. И он сказал: «Что ж, в новом материализме истина — это практический вопрос». И я расскажу об этом через минуту. Это означает, что вы должны с помощью человеческой практики свести воедино субъект и объект. Вы должны изменить объективные условия своей жизни. Это, знаете ли, не пассивность, не сверхрешительность. Маркса всегда читали как детерминиста. Нет. Как я скажу, философия Маркса — это философия практики; практика, практическая деятельность является ключом теории Маркса.

Человек- человек меняет обстоятельства. И как? Мы подробнее остановимся на этом. Но, знаете ли, мы… вы знаете, мы родились в определенных условиях, но мы можем их изменить. Верно? Затем, но для того, чтобы действительно изменить… мы не можем действовать в одиночку. Мы должны сотрудничать. Это четвертый тезис. Он сказал, что Гегель, он думал, это можно сделать в мышлении. Нет. Фейербах думал, что мы можем сделать это в созерцании. Маркс сказал: «Нет, это можно сделать только с помощью социальной практики».

В, VI. Что ж, старый материализм смотрел на индивидуума.Верно? Теперь я рассмотрю коллективные, социальные отношения — реляционные, то, что я предлагаю, реляционные. Что ж, религия — это еще и социальный продукт; это типа кстати. Общественная жизнь практична, следует из того, что мы сказали. Колодезное созерцание подразумевает изолированные индивидуумы в обществе. Ну, мы предлагаем взгляд на социализированное человечество, что мы все действуем вместе, и есть коллективное действие, которое приносит изменения.

А потом самое спорное и самое главное. До сих пор философы интерпретировали мир.Теперь дело в том, чтобы изменить его. Верно? Хорошая теория не просто описывает, она дает вам рецепт, что делать со своей жизнью. Вот такая теория нам нужна.

Это «Тезисы о Фейербахе». В общем, всего одиннадцать предложений. Отличные фразы. Как бы любой материализм рефлексивен. Верно? «Главный недостаток Фейербаха состоит в том, что вещи, — говорил он, — немецкий термин Gegenstand , — действительность, чувственность» — ощущающая через наши чувства, не так ли? — «рассматривается только в форме предмета»; что мы ощущаем объекты вне нашего созерцания.Но чувственность не воспринимается как человеческое действие, деятельность. Верно? Мы просто чувствуем вещи, но ничего с этим не делаем. Он сказал: «Чувственная деятельность — это то, что я подчеркиваю». Ну новый материализм.

Это, знаете ли, одно из самых важных предложений, записанных Марксом. «Что ж, вопрос о том, можно ли приписать объективные истины человеческому мышлению, — это не вопрос теории, а практический вопрос. Человек должен доказать истину, что это мирское его мышление на практике.» Верно? Это не спекулятивная вещь, а вопрос истины. «Испытание пудинга в еде»; он говорит в другом месте. Итальянский философ-марксист Антонио Грамши, умерший в тюрьме Муссолини, называл марксизм «философией практики». В том и суть марксизма, что истина не в отражении субъекта на объекте, а во взаимодействии субъекта между объектом. Верно? Что субъект меняет объект, чтобы удовлетворить потребность субъекта. Это главный момент — разделение субъекта и объекта.

Предположение, что существуют объективные условия, которые находятся за пределами нашего возможного действия, — это то, что более поздние марксисты назовут позитивизмом. Марксизм не позитивист. Он считает, что мы можем изменить мир, а не просто принять мир. Верно? Ну, мне не нужно говорить — у меня нет времени говорить о Грамши. Всего одно слово: на самом деле он называл марксизм философией практики, потому что свою главную работу он писал в тюрьме Муссолини и тайно вывозил эту книгу, которую они называли Тюремные тетради .Его вывезли контрабандой перед смертью. И он знал, что, понимаете, тюремщики это прочитают. Поэтому он не хотел записывать термин марксизм. Когда он имел в виду марксизм, он написал это «философия практики». И, конечно же, глупые фашистские охранники не знали, что такое, черт возьми, философия практики. Значит, они не знали, что он пишет о марксизме. Но я думаю, что он получил очень важный момент. Это действительно важная черта марксизма. Ну человек меняет обстоятельства.

Ну обстоятельства меняет человек.И это снова важная фраза. «Педагог сам должен быть образованным». И те из вас, кто вчера участвовал в моей дискуссии, вот что вы сделали: вы обучили педагога. Я понял, что не вполне эффективно понял теорию отчуждения. Поэтому я вернулся и скорректировал свой курс. Верно? «Педагоги должны быть образованными». Верно? Я думаю, это отличная фраза.

Ну, а роль масс надо открыть. А вот и политический проект Маркса.Но важный проект. Верно? Что вы не можете сделать сами. Верно? Если вы хотите чего-то добиться, вы должны сотрудничать. Ты знаешь? Вам необходимо сотрудничество с другими. Верно? Иначе ничего нельзя добиться.

Итак, отправной точкой Гегеля было абстрактное мышление. Фейербах, он материалист, он думает, что реально то, что мы можем постичь нашими чувствами. Маркс сказал: «Нет. Это чувственная практическая деятельность». Он должен быть чувственным, но он должен быть практичным. Это то, что любил Юрген Хабермас, немецкий философ.Он сказал: «Это настоящий Маркс, который видит суть всей чувственной человеческой деятельности в стержне». Позже Маркс — редукционист, потому что он сводит чувственную деятельность к экономической деятельности. Здесь Маркс воспринимает всю чувственную деятельность, в том числе и человеческое взаимодействие между нами, в том числе и половое взаимодействие между нами, как чувственную деятельность. Верно? Как материальная реальность. Между Марксом и Фрейдом не так много противоречий, как кажется. Теперь позвольте мне пойти дальше.

VI. Старый материализм смотрит на индивидуума.Верно? И это большая одержимость Маркса. Проблема современности заключается в изолированном буржуазном индивидууме, и мы должны преодолеть этого изолированного индивидуума и вовлечь друг друга в человеческое взаимодействие. Он коммунарианец, верно? Он коммунист, да? Он не хочет иметь изолированных личностей, верно? Он хочет человеческого общения.

Ну, это я пропущу: религия тоже социальный продукт. Социальная жизнь практична; это снова совершенно очевидно, и я, вероятно, могу пропустить это.И вот опять, вы знаете, изолированный индивидуум; в том-то и проблема, что вы не видите, что действительно то, чего мы можем достичь, всегда взаимодействуя друг с другом, опираясь друг на друга. Один человек ничего не изменит. Ну, а потому мы за социализированное человечество. Точка зрения старого материализма есть гражданское общество и обособленный буржуазный индивидуум в гражданском обществе, и речь идет о человеческом обществе, где мы братья и сестры, где у нас солидарность, где мы действуем согласованно и солидарно.

А теперь самое спорное, что я ненавижу и что люблю. Я люблю, потому что снова думаю, что это чудесно сделано, ненавижу, потому что это отчаянно неправильно. Верно? Философы лишь по-разному интерпретировали мир. Суть в том, чтобы изменить его. В некотором смысле это следует из более ранних идей, а именно из практики. Истина — это практический вопрос. Философия имеет смысл только в том случае, если она меняет вашу жизнь. Если вы просто прочитаете текст по философии или теоретический текст для «Основ современной социальной мысли», чтобы убедиться, что мы заснем, тогда текст сделал что-то не так, и я сделал что-то не так.Верно? Если тексты правильные, если мои лекции правильные, если вы начнете читать «Тезисы о Фейербахе», вы не сможете уснуть. Верно? Возможно, вам придется принять снотворное, чтобы успокоиться и уснуть, потому что эта мысль беспокоит вас, потому что вы чувствуете, что теперь вам нужно изменить мир, а не принять его. Хорошо. Спасибо.

[конец стенограммы]

Наверх

О нас | Исторический материализм

      Искусство Дэвида Мабба

Исторический материализм: исследования в области критической марксистской теории — марксистский журнал, выходящий четыре раза в год и базирующийся в Лондоне.Основанный в 1997 году, он утверждает, что, несмотря на разнообразие его практических и теоретических формулировок, марксизм представляет собой наиболее плодотворную концептуальную основу для анализа социальных явлений с целью их пересмотра. При выборе материалов мы не отдаем предпочтение какой-то одной тенденции, традиции или варианту. Маркс требовал «беспощадной критики всего существующего»: для нас это включает в себя и сам марксизм. Подробности о подаче статей в журнал можно узнать здесь.

С 1997 г. редакционная коллегия расширила свою деятельность за пределы производства журнала.Мы вносим свой вклад в выпуск серии книг по историческому материализму, сначала опубликованной в твердом переплете издательством Brill, а затем изданием в мягкой обложке, опубликованным Haymarket. Мы организуем ежегодную конференцию HM London в середине ноября, которой уже 15 лет. Аффилированные сети в этом году 2018-2019 организуют конференции в Нью-Йорке, Торонто, Сиднее, Афинах и Анкаре с прошлыми конференциями в Монреале, Бейруте, Риме и Дели.

Основная роль веб-сайта – реклама журнала и связанной с ним деятельности.Поэтому мы публикуем новости, новые блоги и соответствующие блоги с аффилированных веб-сайтов, связанные с журналом, сериями книг или конференциями, а также более общие обзоры книг, руководства по чтению, интервью и рисунки. Мы также публикуем архивные статьи и рецензии на книги из печатного журнала (обратите внимание, что с 2018–2019 года журнал больше не будет публиковать рецензии на книги в своем печатном издании). Если вы хотите внести свой вклад в одну из этих категорий, написав исторические и современные вопросы, представляющие интерес для марксистов, критически настроенных авторов и активистов, свяжитесь с редактором веб-сайта по адресу: веб-сайт@историческийматериализм.орг. Мы принимаем статьи объемом не более 10 000 слов.

Для связи с редакцией:

Редакторы Исторического Материализма

Факультет права и социальных наук

SOAS, Лондонский университет

Торнхау-стрит, Рассел-сквер

Лондон WC1H 0XG

Соединенное Королевство

Электронная почта: 

Чтобы опубликовать соответствующие новости, события или запросить документы, отправьте электронное письмо по адресу [email protected]орг.

По другим общим вопросам, пожалуйста, пишите по адресу [email protected]

По вопросам, связанным с содержанием веб-сайта, обращайтесь по адресу [email protected]

Вы также можете следить за нами в нашем Twitter, группе Facebook и на странице Facebook.

Марксизм есть не что иное, как «междисциплинарность», или, иначе говоря, теория тотальности. Производственные отношения являются доминирующими отношениями, оказывающими влияние на всю социальную матрицу.Нет смысла заниматься одной небольшой областью учебной программы, не раскрывая идеи другим исследователям, чтобы дополнительно исследовать их значимость и ценность.

Задача марксистского критика состоит в том, чтобы предложить саморефлексивное объяснение исторических различий между областями знания, не натурализируя их и не овеществляя их разделения. С этой целью журнал выступает против разделения знаний. Учитывая давление карьеры и институционализации исследователей, это непростая задача.Исторический материализм приветствует статьи, которые выходят за рамки дисциплин и избегают академического жаргона.

Исторический материализм  в прошлом публиковал достаточно седобородых и будет продолжать это делать. Однако мы с оптимизмом смотрим на то, что наш диагноз реально существующих мировых условий, с повторяющимся ростом классового антагонизма и непрерывным проявлением имперского насилия, порождает все новые и новые марксистские группы. Их доселе неслыханные голоса приветствуются в нашем журнале.Кроме того, Исторический материализм, как и подобает марксистскому форуму, культивирует международные контакты, предоставляя место аналитикам со всего мира, в том числе из неанглоязычных стран. Мы пытаемся провести всемирную проверку как наш вклад в разоблачение капитализма во всем мире.

Редколлегия

 

Мириям Аура  — старший преподаватель Вестминстерского университета, где она преподает критическую теорию социальных сетей и Интернета (MA) и СМИ и глобализацию (UG), а также работает исследователем в Институте исследований в области коммуникаций и СМИ (CAMRI). .Она также (вместе с Тариком Сабри) является содиректором Арабского медиацентра. Аура — антрополог и специалист по медиа и коммуникациям. Она сочетает этнографические офлайн-методологии (полевые исследования в Палестине, Ливане, Иордании, Марокко) с критической теорией и анализом онлайн-медиа. Она пишет о сложной революционной динамике в арабском мире, уделяя особое внимание влиянию цифрового подавления и киберимпериализма в парадоксальном контексте революции/контрреволюции.Ее докторская степень (NWO, Амстердамский университет, 2008 г.) касалась последствий Интернета, впервые появившегося в Палестине, и, в частности, значения этого совпадения технической эволюции с началом Второй интифады. Ее постдок (Рубикон, Оксфордский университет, 2011 г.) сосредоточился на политической роли цифровых медиа/Интернета 2 для активистов на низовом уровне, области, которую она продолжает исследовать после начала арабских революций (Леверхалм, Вестминстерский университет, 2013 г.) с определенной сосредоточиться на Сирии и Марокко.Ее работы опубликованы в нескольких книгах и журналах, в том числе в ее собственной монографии Палестина в Интернете (IB Tauris 2011). Ее вторая готовящаяся книга посвящена изучению подъема и падения массовых политических протестов в Марокко. Ее исследовательские интересы включают: цифровой империализм; кибервойна; социальные сети; активность; Марокко, Палестина, Сирия, Ливан.

Свенья Бромберг  преподает социологию в Голдсмитс, Лондонский университет. Ее исследования и преподавание сосредоточены на вопросах эмансипации, радикальной демократии, гражданства и прав человека между 18 и 21 веками, а также на различных концепциях (исторического, диалектического, нового) материализма.Она защитила докторскую диссертацию «Думая об эмансипации после Маркса — концептуальный анализ эмансипации между гражданством и революцией у Маркса и Балибара» в 2016 году в Goldsmiths, финансируемой Фондом Розы Люксембург и Немецкой службой академических обменов. Свенья является соредактором журнала Eurotrash  (опубликовано в 2016 году в Merve Verlag, Берлин) и член редакционной коллегии издательства August Verlag Berlin.

Себастьян Баджен  работает старшим редактором Verso Books.Он живет в Париже и работает, в частности, над преобразованиями французской политической и интеллектуальной жизни.

Демет Сахенде Динлер — Хелена Нормантон, научный сотрудник в области международного развития Школы глобальных исследований Университета Сассекса. Она имеет степень бакалавра политических наук и социологии Ближневосточного технического университета (METU), Анкара, Турция, а также степень магистра и доктора наук в области исследований в области развития в Школе восточных и африканских исследований (SOAS) Лондонского университета.Ее докторская диссертация была многопрофильным анализом рынка вторичной переработки, включая сборщиков отходов, торговцев ломом в Турции и Лондонскую биржу металлов. В настоящее время она работает над этнографическим исследовательским проектом под названием «Управление природой и рынком: фермеры, торговцы и эксперты в индустрии срезанных цветов», в котором прослеживаются разновидности производства и обменных отношений на рынке срезанных цветов от ферм / теплиц до местных / глобальных аукционов. . Помимо научных исследований, Демет работала координатором кампании по организации работников UPS в Международной федерации транспортников (ITF), а также была опытным тренером и организатором ассоциаций/союзов неформальных работников, включая сборщиков мусора, строителей и домашних работников. в индейке.Ее статьи о труде и классовой борьбе были опубликованы в журналах Third World Quarterly и Class Strikes Back (Azzellini and Kraft (eds.), 2018, Brill). Она также является членом Турецкого коллектива/журнала 1+1 Express.

Сай Энглерт  преподает в Лейденском университете. Он работает над политической экономией, рабочими движениями, сионизмом, антисемитизмом и поселенческим колониализмом.

Хуан Григера  – научный сотрудник Британской академии, работающий в Институте Америки Университетского колледжа Лондона.Он защитил докторскую диссертацию в Университете Буэнос-Айреса при поддержке CONICET (Аргентина), а затем получил степень магистра в области исследований в области развития в Лондонской школе экономики. Его работы об аргентинском кризисе 2001 года, ЭКЛАК, деиндустриализации и формировании классов были опубликованы в нескольких журналах, а недавно он редактировал издание Argentina despues de la convertibilidad (2002–2011). Он является активным членом редколлегии Cuadernos de Economía Crítica (Аргентина) в дополнение к Исторический материализм. Его последний исследовательский проект называется Возвращение глобального рынка. Индустриализация и экспорт товаров: Аргентина и Бразилия (1950–2010 г.) и предлагает углубленное сравнительное исследование долгосрочных экономических показателей Бразилии и Аргентины после 1950-х годов. Это исследование касается как сравнительной оценки экономической динамики двух ключевых стран Латинской Америки, так и теоретических подходов к ним.

Алекс де Йонг — содиректор Международного института исследований и образования в Амстердаме.Его исследовательские интересы включают коммунистические движения в Юго-Восточной Азии, а также исторические и современные ультраправые движения и идеологии. Он был соредактором October 1917 — Workers in Power (2017, IIRE & Merlin Press) и редактировал сборник эссе Энцо Траверсо:  Critique of Modern Barbarism. Очерки фашизма, антисемитизма и использования истории  (2019, ИИРЕ).   Член социалистической группы Grenzeloos в Нидерландах.

Роберт Нокс  преподает право в Ливерпульском университете.Его основной интерес лежит в областях марксистской и критической теории права, особенно в отношении международного права. В частности, его исследование пытается проанализировать тесную взаимосвязь между капитализмом, империализмом, процессами расизации и международным правом. В его работе также была предпринята попытка изучить роль, которую закон играет в поощрении и сдерживании радикальных социальных изменений, уделяя особое внимание тому, как закон способен изменить коллективную политическую субъективность. В настоящее время он работает над документом «Против международного права» (оборотная сторона) в соавторстве с Чайной Мьевиль.Некоторые из его публикаций можно найти здесь.

Эстер Лесли — профессор политической эстетики Биркбекского Лондонского университета. Она является автором книг «Вальтер Бенджамин: подавляющий конформизм», (Плутон, 2000), «Голливудские равнины: анимация, критическая теория и авангард», (Verso, 2002), «Синтетические миры: природа, искусство и химическая промышленность», . (Reaktion 2005), Вальтер Бенджамин: критические жизни (Reaktion, 2007) и Жидкие кристаллы: искусство и наука о жидкой форме  (Reaktion, 2016).Помимо ее связи с Исторический материализм , она входит в редакционный коллектив Радикальная философия и редактор Революционная история . Ее исследовательские интересы связаны с марксистскими теориями эстетики и культуры с особым акцентом на работах Вальтера Беньямина и Теодора Адорно. Другие исследовательские интересы включают европейский литературный и визуальный модернизм, «повседневность» и ценность, память и историю, безумие и самовыражение и цифровую эстетику.Вместе с Беном Уотсоном она ведет сайт www.militantesthetix.co.uk.

Андреас Мальм  — старший преподаватель экологии человека в Лундском университете. Он является автором последних книг «Ископаемый капитал: рост силы пара и корни глобального потепления» (Verso, 2016 г.) и «Прогресс этой бури: природа и общество в мире потепления» (готовится к выпуску Verso в 2017 г.). Его основной исследовательский интерес — роль ископаемого топлива в истории капиталистического развития, но он также пишет о других аспектах изменения климата и в настоящее время работает над книгой о политике дикой природы.

Сорен Мау  – исследователь с докторской степенью, интересующийся теорией форм ценности, марксистским феминизмом, марксистской экологией, марксологией, немецким идеализмом и радикальной философией. Он является членом правления Датского общества марксистских исследований и автором книги «Немое принуждение: марксистский анализ экономической силы капитала» (готовится к публикации на английском языке издательством Verso Books в 2022 г., на немецком языке издательством Karl Dietz Berlin в 2021 г., и на датском от Клима в 2021 г.). В настоящее время он работает над исследовательским проектом о марксизме и теле.

Майя Пал — старший преподаватель международных отношений в Оксфордском университете Брукс. В 2013 году она защитила докторскую диссертацию по международным отношениям в Университете Сассекса по теме «Политика экстерриториальности: историческая социология международного публичного права». Ее исследовательские интересы включают современную европейскую и колониальную историю, право и формирование государства, глобальное управление и соглашения о свободной торговле, экстерриториальную юрисдикцию и современные студенческие движения в связи с контрповедением и критической педагогикой.Публиковалась в Global Society и International Studies Perspectives . В настоящее время она работает над монографией под названием Юрисдикционное накопление: ранняя современная история права, империй и капитала (ожидается, Кембридж: Издательство Кембриджского университета) ,  и над совместно отредактированным томом Экстерриториальность права: история , Theory, Politics (2019, Abingdon: Routledge). Она также является членом исследовательской группы по политическому марксизму в Университете Сассекса.

Пол Рейнольдс  – преподаватель социологии и социальной философии в Университете Эдж-Хилл в Великобритании. Его исследовательские интересы и публикации лежат в области марксизма и радикальной философии / социальной теории с особым упором на: сексуальность и сексуальную политику, этику и различия; классовая и политическая критика; и роль и обязанности интеллектуалов. В настоящее время он разрабатывает критическую работу о сексуальном согласии, грамотности и благополучии, а также о силе культурного материализма.Он является соучредителем Международной сети сексуальной этики и политики (INSEP — http://www.insep.ugent.be/) и редактором ее журнала, а также соучредителем Сети исторического материализма, сексуальности и политической экономии. Он является содиректором организации «Культурные различия и социальная солидарность» (CDSS — http://www.differenceandsolidarity.org/).

Сара Салем — доцент социологии Лондонской школы экономики. Научные интересы Сары включают политическую социологию, постколониальные исследования, марксистскую теорию и глобальную историю империи.Недавно она опубликовала статьи об Анджеле Дэвис в Египте в журнале Signs; о Франце Фаноне и постколониальном государстве Египта в Interventions: A Journal of Postcolonial Studies и о насеризме в Египте через призму преследования в Middle East Critique. Ее готовящаяся к выпуску в издательстве Кембриджского университета книга называется « антиколониальных загробных жизней в Египте: политика гегемонии».

Панайотис Сотирис  имеет докторскую степень Университета Пантейон в Афинах. В настоящее время он работает журналистом и редактором в Афинах, Греция.Он преподавал социальную и политическую философию в различных греческих университетах. Его исследовательские интересы включают марксистскую философию, теорию империализма и левую стратегию. Его книга «Философия коммунизма». «Переосмысление Альтюссера» будет опубликовано Бриллом в серии «Исторический материализм».

Питер Томас — преподаватель истории политической мысли в Университете Брунеля в Лондоне. Он является автором книги The Gramscian Moment: Philosophy, Hegemony and Marxism (Brill, 2009; Haymarket, 2011) и (совместно с Юхой Койвисто) Mapping Communication and Media Research: Conjunctures, Institutions, Challenges (Tampere University Press, 2010) и соредактор (вместе с Риккардо Беллофиоре и Гвидо Староста) журнала In Marx’s Laboratory: Critical Interpretations of the Grundrisse (Brill, 2012).Он опубликовал много работ по марксистской политической теории и философии, истории политической мысли и истории философии. Он является переводчиком Антонио Негри, Goodbye Mr Socialism (Seven Stories Press, 2008), (с Альберто Тоскано) Алена Бадью и Славоя Жижека, Philosophy in the Present (Polity, 2009), Mario Tronti’s Workers and Capital (Mayfly, 2012 г.) и (совместно с Сарой Р. Фаррис) Марио Тронти «Автономия политического » (ожидается в 2012 г.).В настоящее время он работает над тремя исследовательскими проектами: во-первых, над критической историей современных западноевропейских марксизмов с 1945 года по настоящее время; во-вторых, исследование недавних дебатов о понятии Политического; в-третьих, критическая реконструкция истории понятия конъюнктуры в современной политической мысли и социальных науках.

Альберто Тоскано  —  доцент по критической теории и содиректор Центра философии и критической мысли Голдсмитского университета Лондона.Он является автором книг Картографии Абсолюта (2015) , Театр производства: философия и индивидуализация между Кантом и Делёзом (Palgrave, 2006) и Фанатизм: использование идеи (Verso, 2010). а также последний переводчик книг Алена Бадью « Логика миров» (Continuum, 2009) и The Century (Polity, 2007). Он также редактирует итальянский список для Seagull Books.

Джейми Вудкок  — научный сотрудник Лондонской школы экономики (LSE).Он является автором книги Работа с телефонами: контроль и сопротивление в колл-центрах (Pluto, 2017). Его текущие исследования сосредоточены на цифровом труде, социологии труда, гиг-экономике, сопротивлении и видеоиграх.

Соответствующая редакция

Алекс Аниевас, Саманта Эшман, Лайам Кэмплинг, Джорджио Сезарале, Гейл Дэй, Дэ-уп Чанг, Анджела Димитракаки, ​​Ана Сесилия Динерштейн, Стив Эдвардс, Феликс Боггио Эванджи-Эпе, Адам Фабри, Сара Фаррис, Харрисон Фласс, Джеймс Фернер, Гиоргос Галанис, Сарой Гири, Оуэн Хазерли, Пол Хайдеман, Друв Джайн, Джим Кинкейд, Гэл Кирн, Ашок Кумар, Алекс Левант, Грант Мандарино, Джефф Манн, Томас Маруа, Чайна Мьевиль, Бенджамин Нойс, Крис О’Кейн, Николь Пепперелл, Гонсало Посо-Мартин, Альфредо Саад-Фильо, Гвидо Староста, Ричард Сеймур, Грег Шарзер, Майк Уэйн, Леа Ипи.

Теория исторического материализма: определение и пример — видео и расшифровка урока

Способ производства

Исторический материализм звучит сложно и абстрактно, но на самом деле это довольно причудливый способ сказать, что экономическая организация общества фундаментально определяет его социальные институты. Способ производства имеет особое значение в историческом материализме. Способ производства — это то, как конкретное общество организует себя экономически.

Организация состоит из двух частей. Во-первых, он включает в себя средства экономического производства, такие как инструменты, машины, фабрики и ресурсы, такие как земля и т. д., а также человеческую рабочую силу. Другими словами, способ производства включает людей, которые работают, а также инструменты и ресурсы, которые они используют для производства вещей. Во-вторых, способ производства также включает в себя отношения между людьми с точки зрения экономического производства, например, кто владеет фабриками и кто на них работает.

Маркс и Энгельс изложили свою теорию истории, взглянув на прошлое.Они начали с племенных обществ. Для этих обществ способом производства были охота, рыболовство и собирательство, при этом труд был разделен в основном между мужчинами и женщинами. Таким образом, тип производства — охота, рыболовство и собирательство — влиял на общественные отношения, такие как семья.

В марксистской терминологии социальные и политические институты, такие как семья, культура, политика, право, наука и религия, являются надстройками над социально-экономическими силами. Таким образом, изменения в экономической организации приводят к изменениям в социальных институтах.Если все это немного размыто и абстрактно, не волнуйтесь. Становится яснее, когда смотришь на конкретный пример.

Пример

Маркс и Энгельс рассматривали различные этапы исторического развития, но большую часть своего времени они уделяли изучению развития капитализма, пришедшего на смену феодализму. Феодализм заключался в том, что крестьяне обрабатывали сельскохозяйственную землю на лорда. Согласно Марксу и Энгельсу, капитализм смог выйти из феодализма в значительной степени благодаря росту торговли, что привело к развитию купеческого класса.

Купеческий класс становился все более могущественной группой в феодальные времена. Однако феодальное общество было иерархическим обществом с королевской властью и дворянством на вершине. Феодальное общество не отражало того, насколько важными становились купцы. Поскольку производительные силы — все более могущественные купцы — не соответствовали дворянским социальным отношениям феодализма, феодализм был свергнут.

Капитализм лучше отражал важность торговцев. В историческом материализме конфликт между производительными силами и общественными отношениями приводит к революции и изменению способа производства.В результате произошел переход от феодализма к капитализму.

Предсказания

Маркс и Энгельс смотрели на историю так, как если бы она управлялась общими законами и процессами. Точно так же, как Чарльз Дарвин открыл теорию эволюции в биологии, Маркс и Энгельс считали, что история также развивается посредством различных способов производства.

Маркс и Энгельс считали, что капитализму, как и феодализму и предшествующим ему периодам истории, придет конец. На этот раз все закончится в руках пролетариата или рабочего класса.Пролетариат не владеет средствами производства. У них есть только свой труд, и они работают на других. Пролетариат получит власть, что в конечном итоге приведет к коммунизму и прекращению неравенства.

Критика

Исторический материализм подвергся жесткой критике со стороны самых разных ученых, как с левой, так и с правой стороны политического спектра. Один из основных критических замечаний исторического материализма состоит в том, что он слишком «редукционистский», что означает, что исторический материализм чрезмерно упрощает историю, сводя всю историю к одному важному фактору: экономическому производству.

Критики считают, что история гораздо сложнее, чем ее представляет исторический материализм. Например, многие историки считают, что другие факторы, такие как идеи, культура и политика, могут играть не менее важную роль, чем экономическое производство и отношения. Несмотря на эту критику и другие, нельзя отрицать, что теории Маркса и Энгеля были и продолжают оставаться очень влиятельными во всем мире.

Резюме урока

Исторический материализм — это теория истории, изложенная Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, которая утверждает, что экономическая организация общества фундаментально определяет его социальные институты.Маркс и Энгельс считали, что история определяется общественным способом производства , или тем, как данное общество самоорганизуется экономически. Способ производства общества изменился, когда производительные силы пришли в противоречие с общественными отношениями. Для Маркса и Энгельса все, что не имело отношения к экономическому производству, было надстройкой, которая в конечном счете формировалась производством. Маркс и Энгельс считали, что историческое развитие завершится коммунизмом с помощью пролетариата.

Исторический и диалектический материализм — Аналитический марксизм и будущее — Энгельс, Карл, Оксфорд и история

В 1970-х годах группа самозваных «аналитических марксистов» возродила исторический материализм, переопределив его как доктрину исторического объяснения, но исключив все аспекты «диалектики». Главным историческим теоретиком группы был Г. А. Коэн, разработавший переформулированную версию собственных взглядов Маркса. Он попытался строго отредактировать их, чтобы они соответствовали тому, что может быть эмпирически продемонстрировано в истории как истинное, и переместить свои взгляды на силы и отношения производства, базы и надстройки в рамках функционального понимания объяснения.В конце концов Коэн пришел к выводу, что его попытка переработать концепции и фразы Маркса в том, что он назвал наиболее благоприятным образом, доказала провал теории. Однако с точки зрения современной историографии и философии это привело к освобождению идей Маркса об истории и прогрессе от всякой неразрывной связи с всеобъемлющей «диалектической» доктриной.

Современных гегельянцев вряд ли сильно заинтересует попытка Энгельса сочетать диалектическое мышление с материализмом движущейся материи, поскольку последний мало применим в философии, истории или социальных науках, а первый очень наивен и банален, особенно по сравнению с с более поздними идеалистическими, феноменологическими и постструктурными апроприациями Гегеля.Исторический материализм, однако, имеет более светлое будущее, поскольку собственные загадочные и двусмысленные труды Маркса по истории и политике окажутся источником постоянного вдохновения.

БИБЛИОГРАФИЯ

ПЕРВИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Энгельс, Фридрих. Анти-Дюринг. В году Карл Маркс и Фридрих Энгельс: Собрание сочинений. Том. 25. Лондон: Лоуренс и Уишарт, 1987.

.

——. Диалектика природы. В году Карл Маркс и Фридрих Энгельс: Собрание сочинений. Том. 25. Лондон: Лоуренс и Уишарт, 1987.

.

——. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. В году Карл Маркс и Фридрих Энгельс: Собрание сочинений. Том. 26. Лондон: Лоуренс и Уишарт, 1990.

.

——. Обзор Маркса: вклад в критику политической экономии. В году Карл Маркс и Фридрих Энгельс: Собрание сочинений. Том. 16. Лондон: Лоуренс и Уишарт, 1980.

.

——. Социализм: утопический и научный. В году Карл Маркс и Фридрих Энгельс: Собрание сочинений. Том. 24. Лондон: Лоуренс и Уишарт, 1989.

.

Маркс, Карл. Манифест Коммунистической партии (совместно с Фридрихом Энгельсом). В 91 176 Маркс: более поздние политические сочинения, 91 177, отредактированный и переведенный Терреллом Карвером. Кембридж, Великобритания, и Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1996. Переиздание, 2002.

.

——. «Предисловие к . Вклад в критику политической экономии. » В Маркс: более поздние политические сочинения, , отредактированный и переведенный Терреллом Карвером.Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета, 1996. Переиздание, 2002.

.

ВТОРИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Карвер, Террелл. Социальная теория Маркса. Оксфорд и Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1982.

Коэн, Джорджия Теория истории Карла Маркса: защита. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2000.

Гидденс, Энтони. Современная критика исторического материализма. 2 тт. Кембридж, Великобритания: Polity, 1985.

.

Джордан, З.А. Эволюция диалектического материализма: философский и социологический анализ. Нью-Йорк: Сент-Мартинс, 1967.

Колаковский, Лешек. Основные течения марксизма: его возникновение, рост и упадок. Перевод П. С. Фаллы. 3 тт. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1978.

.

Рубен, Давид-Гилель. Марксизм и материализм: исследование марксистской теории познания. Ред. изд. Брайтон, Великобритания: Harvester, 1979.

.

Веттер, Густав А. Диалектический материализм: исторический и систематический обзор философии в Советском Союзе. Перевод Питера Хита. Лондон: Рутледж и Кеган Пол, 1958.

.

Уайльд, Лоуренс. Маркс и противоречие. Олдершот, Великобритания, и Брукфилд, штат Вирджиния: Эйвбери, 1989.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.