Девиация поведения: Девиации поведения людей и педагогические возможности их коррекции

Девиации поведения в социологической исследовательской парадигме Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

УДК 316.624 ББК 60.524.258 X 95

В.В. Хрущев,

соискатель кафедры философии и социологии Адыгейского государственного университета, г. Майкоп, тел.: +79181949980, e-mail: [email protected] mail.ru

ДЕВИАЦИИ ПОВЕДЕНИЯ В СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ПАРАДИГМЕ

( Рецензирована )

Аннотация. В статье автор рассматривает специфику научных подходов, объясняющих усиление динамики развития девиантных практик в социологической исследовательской парадигме. В работе проводится анализ научного опыта по проблемам отклонения от норм поведения в контексте социокультурного подхода.

Ключевые слова: аксиология, девиация, контркультура, субкультура, социализация.

V.V. Khruschev,

Competitor of Philosophy and Sociology Department, Adyghe State University, Maikop, ph.: + 79181949980, e-mail: [email protected]

BEHAVIOR DEVIATIONS IN A SOCIOLOGICAL RESEARCH PARADIGM

Abstract. In this paper the author examines specifics of the scientific approaches explaining strengthening the dynamics of development of deviant practices in a sociological research paradigm. The work presents the analysis of scientific experiment on deviation from behavior standards in the context of sociocultural approach. Keywords: axiology, deviation, counterculture, subculture, socialization.

Анализируя современные научные подходы к исследованию этиологии развития отклоняющегося поведения, следует отметить, что настоящей проблематике, а также соотношению и взаимовлиянию субкультурных и контркультурных течений, как фактора, во многом обуславливающего развитие данных отклонений, посвящен значительный объем научных знаний, наработанный как представителями классической науки, так и современными теоретиками и практиками. Рядом ученых субкультурная маргинал ьность рассматривается как один из факторов развития девиаций не только

в поведении акторов, но и в массовом сознании.

Так, американский социолог Т. Се л лин, анализируя данную проблему именно на фоне культурных трансформаций, характеризовал в качестве девиантогенного фактора именно комплекс противоречий между общественными культурными нормами и нормами отдельных субкультур [1; 167].

Другой американский ученый Э. Сатерленд, организовав исследования в данном направлении, ввел для объяснения причин деви-антного поведения понятие дифференцированной ассоциации, предполагая, что «преступниками не

рождаются, а становятся в процессе научения — постоянного общения индивида (молодого человека) с членами референтной для него группы — носителями преступной субкультуры» [2; 16].

Аналогичный подход прослеживается и в работах У. Миллера, который определил отклоняющееся поведение как последствие определенной эскалации криминальной субкультуры, создающей благоприятные условия и предпосылки для развития преступности. Доминирующими ценностями, в данной субкультуре, по мнению У. Миллера, являются, например, групповая порука, готовность к риску и т.д. [1].

В то же время, отечественный ученый В.Ф. Пирожков в книге «Законы преступного мира молодежи» рассматривает факт приверженности к ценностям преступного мира как один из факторов не только динамики развития девиантного поведения, но и усиления ее влияния на массовое сознание индивидов. Ученый характеризует данный вид субкультуры (криминальную субкультуру) как устойчивую систему, объективную реальность, как определенный социальный институт [3; 67].

В свою очередь, С.И. Курганов и А.И. Кравченко, вводя понятия «универсально позитивных» и «универсально негативных» ценностей, рассматривают культурную девиацию как процесс отклонения культурных норм, критерии которой меняются во времени в рамках одной и той же культуры [4].

Следует также отметить, что исследование девиаций в социальном поведении в советской социологии практически отсутствовало, что определялось идеологически непримиримым отношением науки к данному явлению. В современном обществе возникла необходимость восполнить этот пробел в связи с постоянно усиливающимся влиянием девиантных установок на социальное поведение индивидов.

В контексте данного подхода следует отдельно выделить особую позицию, сформировавшуюся в современной гуманитарной науке, рассматривающей основные положения теории социализации как составной части концепции профилактики девиантного поведения, в рамках аксиологического подхода. Данный подход актуализирован все более самоутверждающейся концепцией гуманизации, доминирующей в процессах формирующего воздействия.

Вместе с тем, аксиологическая теория (теория ценности) особенно требует от современного общества конкретизации и четкости в определении критериев ценностных ориентаций, способных гарантировать позитивное функционирование социума. Эта традиция не только подкрепляет, но и обуславливает деятельность сознания, от которого, в конечном итоге, зависит и самоорганизации личности.

Созданию условий самоорганизации личности, например, в советской культурной парадигме противостоял комплекс искусственно созданных внешних условий, жесткого, патерналистского «формирования» личности по идеологическому образцу.

В свою очередь, это жесткость находила отклик в особенностях неявных ценностей в ментальности россиян. Тем не менее, потенциал этих ценностей имел большую предрасположенность к нравственной самоорганизации. Таким образом, для создания воспитательных условий, предупреждающих развитие девиаций, необходимо востребование потенциала самоорганизации в современных обстоятельствах, активное обращение к социально-педагогической синергетике [5; 34].

Стремление обосновать особую ценность для человеческого бытия социальных систем имело место на всех этапах развития научного знания. Оно было следствием тех взаимоотношений, которые складывались между человеком и обществом.

Именно они определяли, в свою очередь, ценностный статус правовой социализации как еще одного фактора, обуславливающего успешность превенции развития девиант-ных практик.

Следует также отметить, что аксиологический подход органически присущ гуманистически ориентированной теоретической концепции формирования правопослушной личности в рамках общей социологической теории, поскольку человек рассматривается в ней как высшая ценность общества и самоцель общественного развития.

В этой связи, аксиология, являющаяся более общей по отношению к гуманистической проблематике, может рассматриваться как основа методологии изучения проблем личности и ее правового и отклоняющегося поведения. Соответственно, важнейшей задачей такой методологии является выяснение роли ценностных ориентиров личности, закономерностей их формирования и функционирования [6; 22].

Современные исследователи в области социологической теории Г.С. Денисова и М.Р. Радовель разделяют ценности на осознаваемые и неосознаваемые. Они и характеризуют их как систему норм, определяющую поведенческую сторону культуры, включая и те или иные отклонения от общепринятых норм [7; 68].

Обращение к исключительному значению ценностей в системе общественного развития прослеживается не только в отечественном человекознании. Следует привести высказывание известного американского ученого Т. Парсонса, который, рассматривая ценности как составные части социальной системы, соответственно, определял их как общепринятые представления о желательном типе общества, прежде всего, о нем в представлении его собственных членов [8; 37].

Таким образом, можно утверждать, что если социальный процесс

определяется как последовательное изменение состояний социальной системы или ее подсистем, то индикатором, с помощью которого можно определить эти новации, выступает изменение ценностей и закрепляющих их на поведенческом уровне норм, что и продуцирует отклонение от них. Данный подход последовательно развивался в научных теориях таких исследователей, как М. Вебер, Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Р. Мертон, Ф. Теннис и др.

Однако следует отметить, что качественное содержание системы культурных ценностей, в свою очередь, трансформируется под воздействием условий социальной среды, определяющей так называемые «культурные универсалии»1. Стабильное общество, планомерно развивающее не только культурную, но и экономическую сферу, имеет устойчивую, традиционную систему ценностей, образцов и эталонов поведения. Они, в свою очередь, обуславливают минимизацию угроз и рисков, в том числе связанных с отклонениями в поведенческой модели.

Анализируя различные научно-теоретические подходы к проблемам предупреждения девиации в поведении, значительное количество исследователей рассматривают данную проблему в тесной взаимосвязи с процессами, происходящими внутри современной культуры. Вместе с тем, необходимо отметить, что в современной науке существует мнение о том, что изучение социальных отклонений в рамках одной дисциплины не раскрывает их сущности в полном объеме, а требует интеграции различных областей знаний и широкого междисциплинарного подхода.

1 Известные исследователи М. Мид и К. Клакхон относили к универсалиям культуры следующее: язык как символическую систему, ценностную систему (как совокупность жизненных целей, идеалов и т.п.), образцов поведения, типичные связи и взаимодействия.

Примечания:

1. Аномалии социума: социология девиантного поведения и преступности: хрестоматия / авт.- сост. А.В. Маркин; под общ. ред. JI.B. Карнаушенко. Краснодар: Краснодар, ун-т МВД России, 2009.

2. Агибалова Е.Н. Правовая культура в России на рубеже столетий // Государство и право. 2001. № 10. С. 16.

3. Пирожков В.Ф. Законы преступного мира молодежи. М.: Просвещение, 1993.

4. Курганов Н.И., Кравченко А.И. Социология для юристов: учеб. пособие для ВУЗов. М.: ЮНИТИ, 1996. 155 с.

5. Бондаревская Е.В. Кульневич С.В. Педагогика: личность в гуманистических теориях и системах воспитания. М.; Ростов н/Д: Учитель, 1999.

6. Клямкин И.М., Тимофеев JI.H. Теневое общество. М., 2000.

7. Денисова Г.С., Радовель М.Р. Этносоциология: учеб. пособие для студентов ин-тов и пед. вузов. Ростов н/Д: Изд-во «ЦВВР», 2000.

8. Парсонс Т. Система современных обществ. М., 2004.

References:

1. Anomalies of society: the sociology of deviant behavior and crime: a reader / сотр. by A.V. Markin; general ed. by L.V. Karnaushenko. Krasnodar: Krasnodar University of the Russian The Ministry of internal Affairs, 2009.

2. Agibalova E.N. Legal culture in Russia at the turn of the century // State and law. 2001. No. 10. P. 16.

3. Pyrozhkov V.F. The laws of the criminal world of youth. M.: Prosveshchenie, 1993.

4. Kurganov N.I., Kravchenko A.I. Sociology for lawyers: a manual for higher schools. M.: UNITY, 1996. 155 pp.

5. Bondarevskaya E.V., Kulnevich S.V. Pedagogy: personality in humanistic theories and education systems. M.; Rostov-on-Don: Uchitel, 1999.

6. Klyamkin I.M., Timofeyev L.N. Shadow society. M., 2000.

7. Denisova G.S., Radovel M.R. Ethnosociology: a manual for students of ped. universities. Rostov-on-Don: TsVVR», 2000.

8. Parsons T. The system of modern societies. M., 2004.

Обществознание в мемах: за и против

Причины девиантного поведения

Девиантное поведение-поведение, отклоняющееся от нормы, его также называют социальной девиацией. Данный тип поведения является распространенной проблемой и происходит по разным причинам. Девиантное поведение может привести к изоляции человека от общества, принудительному лечению, наложение штрафов. Такие поведение выражается в нарушение моральных и правовых норм в обществе. К основным формам девиантного поведение следует отнести преступные действие, алкоголизм, наркомания, курение. Многие исследователи считают, что преступлению предшествует аморальное поведение, которое зачастую человек воспринимает как норму в соответствии с его психическим состоянием.

Причины и мотивы девиантного поведения:

1. Биологические. У людей биологические заложено предрасположение к поступкам, которые противоречат общественным нормам. А так же повышенная склонность, например, к алкоголю, наркотикам, так как психические расстройства могут передаваться из поколения в поколение

2. Психологические. Девиация складывается за счет влияния на человека внешних факторов и раздражителей, а также его личностных психологических качеств, которые имеют врожденный характер.

3. Социологические. Мертон ввел в социологию такие понятие как «аномия»(состояние общества, когда старые нормы поведение уже не соответствуют новому обществу, а старые еще не утвердились), причиной девиантного поведения считал несогласованность целей, выдвигаемых обществом, и средств, которое оно предлагает для их достижения. Но есть и другое мнение. Ряд современных социологов считает, что девиантное поведение формируется из-за социального неравенства в обществе, в разной степени возможностей и ресурсов для удовлетворения своих желаний.

Рассмотрим более подробно причины именно у подростков.

I. Ошибки в воспитании

Одной из основных причин девиантного поведения является неправильное воспитание. Семья в большей степени влияет на подростка, так как значительную часть в своей жизни он проводит среди своих родителей и берет с них пример.

Семьи повышенной опасности развития отклонений в поведении:

    1. Неполные семьи(в жизни ребёнка присутствует только один из родителей)
    2. Преступная семья( главный источник заработка незаконный, есть склонность к наркомании, алкоголизму)
    3. Формальная семья( отсутствует взаимное уважение в семье, частые ссоры)
    4. Бедная семья(семья в которой недостаточно материальных средств для удовлетворение порой самых низших потребностей)

Самые распространенные ошибки в воспитании в таких семьях:

    1. Не Осуществляется контроль над ребёнком. Такой член семьи целыми днями предоставлен самому себе, его никто ни в чем не ограничивает
    2. Чрезмерный контроль над ребёнком
    3. Слишком высокие критерии оценивания достижение ребёнка, упреки за любую ошибку, повышенная требовательность к выполняемой работе.
    4. Телесные наказания за проступки ребенка, словесное унижение, неуважение к ребёнку и его интересам

II. Желание ребёнка выделиться из толпы

Подростковый возраст не зря называют переходным. Именно в такой период ребенок начинает переставать слушаться родителей и старается выразить свое мнение. Родителям в основном тяжело перестроиться и осознать, что их ребенок уже повзрослел. Теперь ему бесполезно указывать, а нужно договариваться, несмотря на то, что порой его идеи абсурдные, смешные, далеки от реальности.

Девиантное поведение, которое проявляется у подростков, можно назвать попыткой ребенка отстоять свое мнение, показаться индивидуальным на фоне остальных.. Они пока что только раскрывают свои силы в полной мере, которые раньше подавлялись запретами родителей. Это и приводит к формированию вредных привычек и девиантного поведения

Чем мотивировано желание выделиться:

    1. Недостаток внимания со стороны друзей, сверстников, родителей
    2. Излишняя тяга к риску и всему новому
    3. Самоутвердиться в обществе
    4. Искаженное восприятие социальных норм

III. Закомплексованность

Современная мода часто диктует подросткам определенные правила, показывает им человека и внушает, что так должен выглядеть идеальный подросток. В СМИ активно пропагандируют эту “идеальную” внешность и также активно принижают тех, кто не вписывается в данные рамки. Многие же подростки этому типу не соответствуют, из-за чего у них появляются комплексы и стремление походить на “идеал”. Ученики начинают прогуливать уроки, курить и употреблять алкогольные напитки. Начинают искать незаконные способы получения денег, чтобы купить это все.

Причины закомплексованности:

    1. Излишний вес
    2. Своеобразная внешность
    3. Недостаточное количество материальных средств
    4. Проживание в провинциальных городах

IV. Влияние ближнего окружение подростка

Девиация и норма. Понятие и виды девиантного поведения — Студопедия

Девиантное (отклоняющееся) поведение – это поведение, нарушающее социальные нормы определенного общества. Оно выражается в поступках, поведении (или бездействии) как отдельных индивидов, так и социальных групп, отступающих от установленных законодательно или сложившихся в конкретном социуме общепринятых норм, правил, принципов, образцов поведения, обычаев, традиций.

В историческом аспекте возникновение социологии девиантного поведения связывается с именем Э. Дюркгейма, предложившего концепцию аномии («безнормия»). По его мнению, аномия является следствием кризисов и резких общественных перемен и представляет собой такую ситуацию в обществе, которая характеризуется ослаблением или разрушением норм, противоречивостью правил, регулирующих социальные отношения. В результате этого индивиды теряют социальную ориентацию, что способствует развитию девиантного поведения. Так, в работе «Самоубийство» Дюркгейм отмечал, что в периоды социальных спадов и подъемов растет число самоубийств, показывая, что социальная дезорганизация является причиной девиантного поведения.

В социологии проблемы девиантного поведения рассматривались также в культурологических теориях, усматривающих причины социальных отклонений в конфликте между нормами субкультур и доминирующей культуры. Э. Саттерленд – автор теории дифференцированной связи, утверждал, что преступности обучаются, что преступная девиация является следствием многократного и продолжительного общения индивида с носителями девиантных норм поведения.


В отличие от криминологии, уголовного права и других правовых наук, рассматривающих отклоняющееся поведение в ракурсе нарушения норм права, социология использует более широкое определение девиации как отступления от общепринятых ценностей и норм. Она относит к девиантному поведению не только преступления и иные правонарушения, но и алкоголизм, пьянство, наркоманию, бродяжничество, тунеядство, детскую беспризорность, аморальное поведение и т.п.

Тем не менее, сложился стереотип, в соответствии с которым к девиантам – субъектам отклоняющегося поведения – относят людей, представляющих определенную опасность, некую угрозу стабильности и социальному порядку. Это не совсем так. Социальные отклонения могут проявляться в различных формах, в том числе и в форме преступности, наркомании, алкоголизма. Однако к девиантам с таким же успехом можно отнести политических радикалов, художников-новаторов, великих полководцев и государственных деятелей. Их поведение – тоже отклоняющееся.

Российский исследователь Я. Гилинский выделяет негативное отклоняющееся поведение, наносящее ущерб обществу и препятствующее социальному развитию, и позитивные отклонения – различные формы социального творчества.


Проблема заключается не просто в отклонении поведения от существующих норм, а в отношении общества к нему. В этом плане отклонение может быть социально одобряемым либо осуждаемым. Здесь необходимо привести еще одну интерпретацию девиантного поведения – девиантность определяется как соответствие (или несоответствие) действий социальным ожиданиям. В этом случае крайне сложно определить, что является девиацией, а что нет.

Девиантное поведение как социальное явление имеет определенные исторические корни, характеризуется устойчивостью и массовостью. Разнообразие социальных норм, действующих в обществе – религиозных, эстетических, политических, правовых и др. – влечет за собой разнообразие девиаций (социальных отклонений). Со временем как социальные нормы и правила, так и социальные отклонения претерпевают изменения. То, что ранее считалось девиантным, может превратиться в норму поведения и наоборот. Возникновение новых законов и правил влечет за собой и новые виды девиаций. Поэтому социальная оценка отклонений должна осуществляться с исторических позиций и носить конкретный характер.

Социальное отклонение может быть воплощено как в отдельном поступке личности, так и в череде поступков, характеризующих поведение индивида. Девиантный характер может также носить и деятельность социальных групп (к примеру, семьи), оказывая негативное влияние на взаимоотношения индивидов внутри и вне этих групп. В деятельности представителей коллективов и организаций девиантное поведение может проявляться в форме бюрократизма, местничества, взяточничества, отступления от правил добросовестной конкуренции, уклонения от уплаты налогов, а также других нарушений установленных правил и предъявляемых к ним правовых, организационных или нравственных требований.


Нарушение социальных норм имеет место и в сфере межгосударственных и внутригосударственных отношений, что ведет к увеличению широты распространения социальных отклонений и ужесточает социальные последствия девиантного поведения, выражающегося в актах агрессии, геноцида, терроризма, апартеида, рабства, разрушения или уничтожения культурных ценностей и т.п. Наиболее опасные виды девиантного поведения ряд авторов относит к разряду социальной патологии.

Отклонение (девиация) в сознании и поведении людей обычно созревает постепенно. Более того, в социологии есть понятие «первичная девиация», когда на определенные отклонения окружающие смотрят «сквозь пальцы», а человек, игнорирующие некие правила, не считает себя нарушителем. Такие отклонения граничат с незначительными проступками или безнравственными действия и до поры до времени могут не замечаться (прощаться, игнорироваться), как, например, употребление спиртных напитков со случайными людьми, приводящее к нарушению общественной морали.

Но есть второй уровень отклоняющегося поведения (вторичная девиация), когда окружающей социальной группой или официальными организациями человек открыто признается нарушителем норм морали или права, что всегда связано с определенной реакцией на его действия.

При рассмотрении отклоняющегося поведения важно различать индивидуальные и коллективные формы девиации. Если под первыми понимаются нарушения требований морали, то во втором случае девиантное поведение является отражением деятельности некой социальной группы – преступной шайки или изуверской секты, которые создают некое подобие своей «культуры» (субкультуры) и открыто конфронтируют с принятыми нормами.

Вместе с тем нельзя, как это следует из ряда исследований, всякое отклонение считать девиантным поведением. В таком случае все социальные группы и все люди будут попадать под данное определение, ибо нет в обществе ни одного человека и социальной группы, которые бы во всех ситуациях, во всех случаях жизни абсолютно соответствовали нормам и правилам.

2. Причины девиаций. Отклоняющееся поведение людей существует потому, что:

§ Во-первых, новая социальная система возникает не на пустом месте, а вырастает из ряда элементов прежней, разрушенной системы – идет ли речь о людях или об элементах производительных сил, духовной или материальной культуры.

§ Во-вторых, процесс развития новой социальной системы обычно неравномерен, а это порождает диспропорции в соотношении ее элементов и приводит к отставанию некоторых из них и тем или иным дефектам функционирования.

§ В-третьих, может наблюдаться неполная адаптация развивающейся системы к внешним и внутренним условиям его существования. говоря иными словами, социальное, культурное, или техническое развитие может не поспевать за вновь возникающими общественными, духовными или экономическими потребностями.

§ В-четвертых, нельзя сбрасывать со счетов случайные события. Все это в совокупности и служит конкретным источником негативных явлений.

Рассмотрим эти причины подробнее.

Отклоняющееся поведение опосредуется главным образом экономическими отношениями. Оно не находится в прямой зависимости от их состояния. Взаимосвязь более сложна и многопланова. Но о том, что она существует, говорит вся история существования общества.

Основное, что не следует упускать из виду, это существование различных форм социального неравенства. Те или иные формы неравенства существовали и будут существовать, причем зачастую они вызваны не объективно обусловленными причинами, а деформированными общественными отношениям. Источником отклоняющегося поведения в советский период были противоречия между квалифицированным и неквалифицированным, престижным и непрестижным трудом, создававшие предпосылку для противоречивых действий людей. Конечно, это не значит, что неквалифицированный труд влечет за собой отклонения.

В середине 90-х гг. XX века эти противоречия были вытеснены другими причинами, которые порождаются массовой безработицей. Именно безработица стала питательной средой для формирования групп с отклоняющимся поведением – бомжей, бродяг, наркоманов и преступников.

При анализе условий и причин отклонений нельзя не обращать внимания на противоречия интересов различных слоев и групп населения. Несвоевременное и неадекватное разрешение противоречий накладывает отпечаток на сознание и поведение людей. На почве пренебрежения общественными интересами произрастают разрыв между словом и делом, социальная апатия. Видя бесхозяйственность, безразличие руководства к материальным ценностям, люди начинают пассивно относиться ко всему, ищут пути облегчить свой труд за счет общества.

Источником отрицательных явлений становятся ошибки в управлении, нарушения законности, принципов демократии и справедливости.

Рассматривая социальные девиации, нельзя обойти и вопрос о социальной наследственности. С ней связано воспроизведение как позитивных, так и негативных сторон образа жизни людей. Механизм социальной наследственности не лишен противоречий. Одно из них заключается в том, что предметом преемственности становится не только нормальный, положительный, но и порочный жизненный опыт, который посредством социальной информации передается от поколения к поколению.

И, наконец, девиантное поведение связано с неадекватным отражением в сознании части людей процесса развития и функционирования общественных отношений. Во-первых, взгляды и настроения, сложившиеся на предыдущем этапе общественного развития, нередко вступают в противоречие с новыми условиями. Во-вторых, в ходе практической деятельности возникают или оживляются представления, которые односторонне трактуют смысл и направленность преобразований.

Анализ проявлений девиантного поведения предполагает выделение типологических групп, имеющих как общие черты, так и специфические особенности. Помимо вышеуказанных (деление на первичную и вторичную девиации, на индивидуальные и групповые формы), классификацию данного вида поведения можно осуществить по сферам жизнедеятельности людей. Иногда девиантное поведение типологизируют по другому основанию — противоправное (деликвентное) и аморальное, исходя из того, что нормы, стандарты и правила определяются двумя главными регуляторами жизни людей: нравственностью и правом. Конечно, граница между ними условна, тем не менее ею можно руководствоваться при изучении конкретных форм отклоняющегося поведения.

Рассмотренные типы отклоняющегося поведения свидетельствуют о том, что личность пытается противостоять аномии, вырабатывая определенные приспособительные реакции. Причем важно отметить, что ищет их не общество, а индивид. Задача современного развитого общества стоит в том, чтобы пойти ему навстречу, облегчить поиск взаимопонимания, создать благоприятные условия деятельности, которые снизили бы возможности социальных отклонений в поведении. Другими словами, встает проблема социального контроля.

3. Социальный контроль – это механизм саморегуляции системы, обеспечивающий упорядоченное взаимодействие составляющих ее элементов посредством нормативного регулирования.

Данный термин был впервые введен в научный оборот Г. Тардом, который говорил о том, что контроль является средством возвращения правонарушителя к нормальной жизни. Находясь под влиянием идей Тарда, представители Чикагской социологической школы характеризовали социальный контроль как целенаправленное влияние общества на индивида в целях создания и обеспечения в обществе социального порядка.

Социальный контроль традиционно рассматривается как часть общего процесса социализации. Социализация способствует формированию нормативного поведения личности, соответствующего правилам, нормам, обычаям, принятым в данном обществе. Таким образом, социализация формирует внутренний контроль, тем самым снижая необходимость контроля внешнего.

Социальный контроль проявляет себя через групповое давление и групповой контроль. На поведение индивида влияет нормативно-ценностный механизм тех групп, в жизнедеятельность которых он включен.

Кроме того, социальный контроль выступает в форме принуждения, осуществляемого через санкции. Они могут применяться в рамках группового давления, а также через институциональные и социальные механизмы. Принуждение – это крайняя форма социального контроля.

Также социальный контроль рассматривается зарубежными социологами как практика всех видов социальных групп по предписанию и поощрению конформности и применению санкций к поведению, нарушающему принятые нормы.

Таким образом, социальный контроль относится не только к девиантам, но к любому человеку, поступку или действию, которые регулируются социальными нормами, ценностями и стандартами. Основная задача социального контроля – наиболее полно учитывать интересы и потребности человека в условиях рационально организованного общества.

Вопросы для самоконтроля

1. Какое поведение называется девиантным?

2. В чем проявляется позитивная и негативная направленность девиаций?

3. ++Охарактеризуйте и приведите примеры на различные виды девиаций.

4. Что такое социальный контроль? Какие виды социального контроля Вам известны?

5. В чем специфика девиаций в современном российском обществе? Каковы их причины?

Литература

Богоявленский Д.Д. Российские самоубийства и российские реформы // Социол. исслед. 2002. № 5.

Быков С.А. Наркомания среди молодежи как показатель дезадаптированности // Социол. исслед. 2000. № 4.

Двойменный И.А. Рецидивная преступность: характер, факторы, уровень // Социол. исслед. 2000. № 1.

Девиантность и социальный контроль в России ХIХ – ХХ вв.: тенденции и социологическое осмысление / Отв. ред. Я.И. Гилинский. СПб., 2000.

Дюркгейм Э. Самоубийство: социологический этюд. М., 1993.

Осипова О.Ф. Девиантное поведение: благо или зло? // Социол. исслед. 1998. № 9.

Садков Е.В. Маргинальность и преступность // Социол. исслед. 2000. № 4.

Татидинова Т.Г. Организованная преступность и молодежь // Социол. исслед. 2000. № 1.

Влияние предельных отклонений на поведенческое развитие

Методы

Выборка

В этом исследовании изучались группы предельно агрессивных и предельно неагрессивных мальчиков и девочек, которые были отобраны из популяции почти 12 000 американских детей в 55 начальных школах, входивших в состав крупномасштабное интервенционное исследование проблем поведения («Проект Fast Track», подробности см. в Исследовательской группе по предотвращению проблем поведения, 1992, 1999, 2002). Оценивались все дети, поступившие в первый класс в 1991, 1992 или 1993 годах, и оценки проводились ежегодно весной 4-х последовательных школьных лет (с 1-го по 4-й класс).Пятьдесят процентов участников были мальчиками. Примерно 38% были афроамериканцами, почти 56% были американцами европейского происхождения, а остальные принадлежали к другим этническим группам (например, азиатам, коренным американцам, латиноамериканцам). Детская этническая принадлежность изучалась путем сравнения афроамериканских детей с неафроамериканскими детьми.

Поведенческая оценка и классификация предельных отклонений

Рейтинги учителей и социометрические интервью со сверстниками собирались во время оценок, проводимых весной каждого из 4 лет подряд.

Учительское наблюдение за адаптацией в классе – пересмотренная версия (TOCA-R, Werthamer-Larsson, Kellam, & Wheeler, 1991) применялась к учителям для получения поведенческих рейтингов, измеряющих, среди прочих переменных, невнимательность учащихся или проблемы с когнитивной концентрацией (например, , отвлекаемость, плохая концентрация, чудеса ума, плохие усилия). Для каждого ребенка учителя давали ответы, используя 5-балльную частотную шкалу с вариантами ответов от почти никогда, до почти всегда. Шкала проблем с когнитивной концентрацией показала существенную внутреннюю согласованность (α = 0,85) и использовалась в качестве показателя академических проблем детей.

Не менее 70% детей в каждом классе приняли участие в индивидуальном социометрическом опросе. Каждому ребенку был представлен список всех его/ее одноклассников, и его попросили назвать ряд сверстников и поведенческих номинаций. В частности, их просили указать одноклассников, которые им нравились больше всего, а также тех одноклассников, которые им нравились меньше всего.Следуя процедуре Кои и Доджа (1983), баллы по номинациям подсчитывались и стандартизировались в классах. Разница между этими двумя стандартизированными баллами номинации была рассчитана, снова стандартизирована и использована в качестве индекса социальных предпочтений ребенка. Баллы 4-го класса по социальным предпочтениям детей не были доступны. Что касается поведенческих вопросов, дети называли своих одноклассников агрессивными («Некоторые дети начинают драться, говорить гадости и бить других детей»), гиперактивными («Некоторые дети часто вскакивают со своего места, делают странные вещи и шума»), просоциальный («Некоторые дети много сотрудничают.Они помогают другим и делятся») и застенчивыми/замкнутыми («Некоторые дети застенчивы и большую часть времени играют одни»). По каждому из четырех поведенческих параметров ребенок получал процент номинаций (т. е. общее количество номинаций, деленное на количество оценщиков).

Стандартизированные оценки агрессии 1-го класса затем использовались для классификации как минимально агрессивных всех тех детей, которые получили z-балл в диапазоне от нуля до 1 стандартного отклонения выше среднего в классе. Поскольку мальчики были бы чрезмерно представлены по этому критерию, эта процедура классификации использовалась только после стандартизации социометрических показателей в рамках пола (т.д., чтобы свести к минимуму вероятность того, что в группе малоагрессивных детей окажется непропорционально большое количество учеников мужского пола). По этой процедуре 1429 первоклассников были классифицированы как минимально агрессивные (798 мальчиков и 631 девочка). На протяжении всего анализа эта минимально агрессивная группа сравнивалась с группой из 4 567 первоклассников, которые были классифицированы как минимально неагрессивные на основе стандартизированных оценок агрессии в номинациях, варьирующихся от 0 до 1 стандартного отклонения ниже среднего по классу/полу (2 246 мальчиков и 2 321 девочка). ).Положительная асимметрия в баллах была причиной большего числа маргинально неагрессивных, чем агрессивных детей. Как и ожидалось, одномерный дисперсионный анализ не выявил статистически значимых классификационных по половому признаку различий в среднем уровне социометрической агрессии; F (1,5,992) = 1,67, p = 0,20.

Результаты

показывает средние значения и стандартные отклонения для всех показателей (все показатели нестандартизированы, за исключением оценок социальных предпочтений).Статистические данные представлены в каждый момент времени для всей выборки, предельно агрессивной группы и предельно неагрессивной группы. Относительно агрессивные первоклассники были более агрессивны, чем их сверстники из контрольной группы, в каждый из последующих лет (т. е. со 2-го по 4-й классы). В каждый год у малоагрессивных первоклассников также было больше проблем с когнитивной концентрацией, они были более гиперактивны, менее способны вести себя просоциально и относительно менее приемлемы, чем их сверстники.Наконец, индивидуальные различия в агрессии оказались несколько более стабильными с течением времени у крайне агрессивных детей (от 0,40 до 0,63), чем у малоагрессивных детей (от 0,34 до 0,57).

Таблица 1

Таблица 1

Американское исследование: Средства (SD) для результатов и предсказательных переменных

Полный образец Marganally Agressive
класс 1
Агрессия .12 (0,17) .03 (0,06) .20 (.13)
академических задач 1,65 (1.22) 1.43 (1.15) 1.94 (1.22)
Гиперактивность .11 (.16) .06 (0,09) .17 (016)
просоциальное поведение .16 (.15) .18 (.16) .14 (.14)
Социальные предпочтения .012(1.0) .25 (.86) −0.22 (1.01)
Агрессия .12 (0,18) .07 (.12) .18 (0,20)
Академические проблемы 1.71 (1.19) 1.48 (1.15) 1,48 (1.15) 1.94 (1.16) 1,94 (1.16)
.12 (0,17) .08 (.13) .17 (0.20)
просоциальное поведение .17 (.17) .20 (.18) .15 (.15)
Социальные предпочтения .00 (1.0) .00 (1.0) .24 (0,89) -0,15 (1.06)
класс 3
Агрессия .12 (0,18 ) .08 (.13) .18 (0,21)
академических задач 1.69 (1.19) 1.41 (1.11) 1.91 (1.22)
Гиперактивность .12 (.18) .08 (.14) .17 (.20)
Просоциальное поведение .19 (.18) .22 (0,19) .15 (016)
Социальные предпочтения .00 (1.0) .22 ( .93) -0.16 (1.03)
класс 4
агрессия .12 (0,19) 0,08 (0,13) .17 (0,21)
Академические проблемы 1,94(1,20) 1,75 (1,22) 2,17 (1.21)
Гиперактивность .13 (0,18) .09 (.15) .17 (0,21)
Просоциальное поведение .20 (19) .23 (. 20) 0,16 (0,17)

Две из наших гипотез были сосредоточены на лонгитюдных отношениях между ростом агрессии и проблемами в других областях поведения, а также на том, существенно ли различаются эти отношения у минимально агрессивных и неагрессивных детей. Например, мы предположили, что относительно гиперактивные дети станут более агрессивными, чем менее гиперактивные дети, и что этот эффект гиперактивности будет значительно сильнее у минимально агрессивных детей.Для каждой группы показаны шесть коэффициентов, полученных путем сопоставления этнической принадлежности и пола с показателями агрессии во 2–4 классах, и двенадцать коэффициентов, полученных путем сопоставления гиперактивности, просоциального поведения, когнитивных трудностей и социальных предпочтений в течение одного учебного года с социометрической агрессией. в следующем учебном году.

Таблица 2

Таблица 2

Американское исследование: продольные отношения факторов риска на один год и агрессия в следующем году

4 5 незначительно агрессивный корреляции с агрессией G2

2 .43

2 .24

2 -.220 92 -.19

2 -.25 корреляции с агрессией G3

2 −.33 2 .14

2 -.22

2 -.24 корреляции с агрессией G4

2 −.33 2 .15 2 .49

2 .49 .

2 -.29

2 -.26
Пол −.34 -.48
Этническая принадлежность
.13
G1
G1
G1 академические проблемы
G1 просоциальное поведение -.220
G1
гендер -.50
Этническая принадлежность
.19
G2

2 .51
G2 академические проблемы .32
G2 просоциальное поведение -.22
G2
гендер -.42
Этническая принадлежность
.20
G3 G3
G3 академические проблемы .28
G3 просоциальное поведение -.21 -.21 -.21
G3 социальные предпочтения -.21 -.21

по сравнению с соответствующими коллегами, афроамериканскими детьми и мальчиками, а также дети, которые в раннем возрасте были более гиперактивны, испытывали больше когнитивных трудностей, вели себя менее просоциально или имели более низкие оценки социальных предпочтений среди сверстников, были значительно более агрессивными в более поздние школьные годы.Более того, в соответствии с гипотезой эти лонгитюдные отношения оказались несколько выше у маргинально агрессивных, чем у маргинально неагрессивных детей.

Таким образом, ранние поведенческие проблемы предсказывали более позднюю агрессию, и этот прогноз оказался более выраженным среди крайне агрессивных, чем предельно неагрессивных детей. Мы проверили эту модель результатов, выполнив серию иерархических регрессий, в которых более поздняя агрессия была предсказана после учета начальных уровней агрессии.Термины взаимодействия, связывающие каждый предиктор поведения (например, раннюю гиперактивность) со статусом маргинальной агрессии, были вставлены, чтобы обеспечить статистическую проверку различий в лонгитюдных прогнозах для маргинально агрессивных и неагрессивных детей, о которых сообщалось в .

В частности, агрессия в данном году (т. е. агрессия 2-й, 3-й или 4-й степени) была регрессирована в пять последовательных шагов соответственно (1) классификационному статусу маргинальной агрессии в первом классе (0 = незначительно неагрессивный, 1 = незначительно агрессивный) и показатель непрерывной агрессии, полученный в течение года, предшествующего результату агрессии (т.е., начальный уровень детской агрессии), (2) пол (0 = мальчики, 1 = девочки) и этническая принадлежность (0 = неафроамериканские дети, 1 = афроамериканские дети), (3) непрерывные баллы гиперактивность, просоциальное поведение, социальные предпочтения и академические проблемы, полученные за год до исхода агрессии, (4) шесть показателей двустороннего взаимодействия, полученные путем умножения каждого предиктора на шагах 2 и 3 на предельный статус агрессии на шагах 1 и 5. ) восемь показателей трехстороннего взаимодействия, полученных путем умножения каждого из предикторов на этапе 3 на классификационный статус и либо на пол, либо на этническую принадлежность.

обобщает результаты, полученные в трех отдельных иерархических регрессиях. Для каждого анализа в таблице показаны стандартизованные значения β, полученные для предиктора при его первом вводе в модель (столбцы, помеченные как «при входе»), его стандартизованные значения β, полученные в конце всей пошаговой оценки (столбцы, помеченные как «последние») и приращение объясненной дисперсии, связанное со статистически значимым предиктором (столбец, помеченный как «приращение R 2 »).

Таблица 3

Таблица 3

Американское исследование: продольные иерархические регрессии прогнозируют рост агрессии

8 68 модель 0 G2 0 «Последний» 70 «Последний» 8 8 Шаг 1 2 .60 2 .36

2 .62 2 .07

2 .02 Шаг 2

2 -.36 2 -.23 2 .14 2 .09

2 .06 8

2 .21 .16 Акад Проб 2 .07

2 -.17 2 -.04 акад Проб Soc Pref
R 2 G3 Aghecience «And Action» R R R 2 R 2 G4 Агрессия «На входе» R 2
AGG (T-1) .35 .21 .12 .12 .37 .36 .45 .39
G1 Статус 0,77 .09 . 001 .09 .14 .01 .01 .005
Gender .13 −.18 −.12 .03 -.15 .02 .02 .02 .
.10 .02 .01 .10 . .08 .01 .01
.11 .03 .14 .01 0,09. .07 .004
 Soc Pref −.04 .04 0,002
Доводы Бех
0,10 0,07 .01 0.06 .06 .002 .002 .10 .01
Gender .02 −.12 -.10 .01
Этнос .04 .001 .06 .06 0,002
Hyper. 08 .07 0,002
Soc Pref
Доводы Бех
акад Проб .07 .10 .001 .001
Шаг 5 (P × S × G)

-.04 .001 .05 .05 0,002
Soc Pref
Доводы Бех
−.05 -.08 0,002
Шаг 5 (Р × S × R)
Hyper
Pros Бех
Acad Prob +0,07 +0,001

Не удивительно, что было очевидно, временной устойчивости в агрессии в младших классах школы; то есть чем более агрессивными были дети в раннем возрасте, тем более агрессивными их оценивали сверстники через год (т.е., от 12% до 39% объясненной дисперсии по трем регрессиям). Однако, что более важно, эта стабильность не полностью объясняет изменение детской агрессии с течением времени. В течение четырех школьных лет пол, этническая принадлежность, гиперактивность и когнитивные трудности в школе предсказывали изменение последующей агрессии (т. е. основные эффекты, смоделированные на этапах 2 и 3). Мальчики, афроамериканские дети, дети, которые были более гиперактивными, и дети, у которых были более когнитивные трудности в раннем возрасте, в последующие годы становились более агрессивными, чем их сверстники.Пол и гиперактивность оказали наибольшее влияние на агрессию у детей (соответственно β = -0,23 и β = 0,11 для роста агрессии 2-й степени, β = -0,12 и β = 0,14 для роста агрессии 3-й степени и β = -. 12 и β = 0,07 для роста агрессии 4-й степени), и эти основные эффекты были связаны со значительным приростом объясненной дисперсии исходов агрессии, особенно в ранние годы (13% и 3,2% дисперсии роста 2-й степени агрессии учитывались для по полу и гиперактивности соответственно).Несмотря на статистическую значимость, основные эффекты и приращения объясняемой дисперсии, связанные с этнической принадлежностью и когнитивными трудностями, были гораздо более скромными по величине.

В соответствии с нашими гипотезами прогноз роста агрессии был достоверно более выраженным у детей, изначально проявлявших маргинальную агрессию. В частности, у маргинально агрессивных мальчиков поведение ухудшилось больше, чем у маргинально агрессивных девочек, и эта гендерная разница была значительно больше, чем разница между маргинально неагрессивными мальчиками и девочками (β = -.17 и β = -0,10 для пола по статусному взаимодействию, прогнозирующему рост агрессии во 2-й и 3-й классах соответственно). Точно так же у детей, которые в первом классе также были более гиперактивными, поведение ухудшилось больше, чем у детей, которые были менее гиперактивными, и величина этой связи между гиперактивностью и ростом агрессии была значительно выше среди малоагрессивных детей (β = 0,07). Наконец, аналогичные, хотя и меньшие, сдерживающие эффекты на рост агрессии проявились для этнической принадлежности и когнитивных трудностей.Афроамериканские второклассники стали более агрессивными, чем европейско-американские второклассники, и эта этническая разница была больше среди крайне агрессивных, чем предельно неагрессивных детей (β = 0,06). Точно так же дети, у которых в 3-м классе возникали более серьезные проблемы с учебой, в последующие годы становились более агрессивными, особенно если в начале школьного опыта они демонстрировали минимально агрессивное поведение (β = 0,10).

Важно отметить, что эти статистически значимые сдерживающие эффекты были связаны с довольно скромным увеличением объясненной дисперсии.Тем не менее, они представили статистические данные о том, что смоделированные эффекты, связывающие ранние предикторы и более позднюю агрессию, были более выражены среди детей, которые на раннем этапе были классифицированы как крайне агрессивные. Эти эффекты были вызваны не только несколькими детьми с экстремальными показателями агрессии. У многих детей агрессия со временем ухудшалась, и эта тенденция особенно затронула тех детей, которые проявляли маргинальную агрессию в 1-м классе. В школьные годы только около 9% маргинально неагрессивных первоклассников испытали такое же увеличение показателей агрессии.Сходные процентные различия были зарегистрированы при сравнении минимально агрессивных и неагрессивных детей с точки зрения увеличения показателя агрессии по крайней мере на одну стандартную единицу за три школьных года (например, ребенок имел z-показатель -0,5 в 1 классе). и получил z-показатель 0,5 или выше в классе 2). Эти непараметрические различия между предельно агрессивными и предельно неагрессивными детьми были связаны со статистически высокозначимыми χ-квадратами (все p с < .001).

Предельная агрессия Ослабление связи между количеством факторов риска и агрессией

Наконец, мы изучили, влияет ли предельная агрессия на распространенный в литературе по агрессии вывод, а именно, что детская агрессия имеет тенденцию увеличиваться с увеличением количества факторов риска (например, , Дитер-Декард, Додж, Бейтс и Петтит, 1998). То есть мы исследовали, будет ли положительная связь между количеством факторов риска и агрессивным поведением статистически более сильной у крайне агрессивных, чем у предельно неагрессивных детей.

Быть мальчиком, быть афроамериканцем, испытывать проблемы с гиперактивностью, быть относительно непопулярным (т. е. ребенком с низким уровнем социальных предпочтений), отсутствием навыков просоциального поведения и испытывать когнитивные трудности в школе — это шесть факторов риска возникновения проблем с агрессией в будущем. . Для каждой из последних четырех переменных определялось наличие риска в каждом из первых трех школьных лет, если балл ребенка находился выше медианы распределения всей выборки (т.т. е., 1 = наличие риска, 0 = отсутствие риска). Затем для каждого учебного года каждому ребенку присваивалась общая оценка риска, указывающая, сколько факторов риска присутствовало у ребенка (т. е. эта оценка риска варьировалась от 0 до 6). Наконец, отдельно для минимально агрессивных и минимально неагрессивных детей оценки риска 1-го, 2-го и 3-го классов были сопоставлены с показателями агрессии, рассчитанными в следующем учебном году.

Эти ежегодные лонгитюдные корреляции риска и агрессии оказались несколько сильнее среди крайне агрессивных детей, чем среди крайне неагрессивных ( r = .45, r = 0,45 и r = 0,47 против r = 0,36, r = 0,36 и r = 0,38 соответственно). Графически эту закономерность можно проиллюстрировать, нанеся средние баллы агрессии для каждого уровня риска (т. е. 7 уровней, от 0 до 6) отдельно в двух маргинальных группах. Эти средние показатели агрессии отображаются на трех панелях, представленных на рис.

Американское исследование: 1-летняя лонгитюдная взаимосвязь между количеством факторов риска и агрессией у минимально агрессивных (MA) и минимально неагрессивных (MNA) американских детей начальной школы.

В каждой панели показатели агрессии в группах увеличивались с уровнями риска, измеренными годом ранее. Маргинально агрессивные дети были более агрессивны, чем минимально неагрессивные дети на каждом уровне риска. Кроме того, увеличение средней агрессии по уровням риска оказалось более существенным у минимально агрессивных детей, что привело к постепенному увеличению разрыва между двумя группами. Наконец, агрессия, по-видимому, возрастала быстрее при высоком уровне риска в обеих группах, хотя этот нелинейный паттерн оказался особенно выраженным среди малоагрессивных детей.

Соответственно, мы статистически оценили, будет ли количество факторов риска предсказывать изменение более поздней агрессии, есть ли какие-либо нелинейные эффекты риска и будет ли какой-либо обнаруживаемый эффект значительно сильнее среди минимально агрессивных, чем неагрессивных детей. С этой целью мы выполнили серию иерархических регрессий, в которых агрессия за один год была регрессирована на линейную и квадратичную (т.е. квадратичную) оценку риска, измеренную годом ранее (шаг 2), после статистического учета различий в агрессии, измеренных одновременно с риск и маргинальная агрессия 1 степени (Шаг 1).Кроме того, линейные и квадратичные оценки риска были отдельно умножены на статус маргинальной агрессии, а две оценки взаимодействия были включены на заключительном этапе (Шаг 3).

Факторы риска в течение одного года оказывали значимое квадратичное влияние на изменение агрессии через год даже после статистического учета ее линейных эффектов (β = 0,13, β = 0,18 и β = 0,18 соответственно для степени 1, степени 2 и 3 квадратичные оценки риска). Таким образом, агрессия со временем усугублялась быстрее среди детей с относительно высоким числом факторов риска, чем среди детей с относительно низким числом факторов риска.Что еще более важно, как и предполагалось, это ускорение эффектов было значительно выше среди маргинально агрессивных первоклассников, чем у маргинально неагрессивных первоклассников в течение школьных лет (β = 0,16, β = 0,10 и β = 0,07 для условий произведения предельной агрессии). с оценкой квадратичного риска 1-й, 2-й и 3-й степени соответственно). По сути, крайне агрессивный ребенок, у которого были множественные факторы риска, с гораздо большей вероятностью становился все более агрессивным, чем предельно неагрессивный ребенок, у которого были те же самые факторы риска.

Следующая цель этого исследования состояла в том, чтобы изучить, могут ли эти результаты быть независимо воспроизведены с другой в культурном отношении и немного более старшей выборкой итальянских детей, посещающих среднюю школу.

Дефицит молекулы адгезии нервных клеток Negr1 у мышей приводит к структурным эндофенотипам мозга и поведенческим отклонениям, связанным с психическими расстройствами

  • Gandal, M. J. et al . Общая молекулярная невропатология основных психических расстройств параллельна полигенному перекрытию.Консорциум общего разума; Консорциум PsychENCODE; Рабочая группа iPSYCH-BROAD, Хорват С., Гешвинд Д.Х. Science 359 (6376), 693–697, https://doi.org/10.1126/science.aad6469 (2018).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ли, С. Х. и др. . Генетическая связь между пятью психическими расстройствами, оцененная по полногеномным SNP. Nat Genet 45 , 984–994, https://doi.org/10.1038/ng.2711 (2013 г.).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Ван, Т. и др. . Полигенный риск пяти психических расстройств, а также перекрестных и специфичных для расстройств нейронных соединений в двух независимых популяциях. Neuroimage Clin 14 , 441–449, https://doi.org/10.1016/j.nicl.2017.02.011 (2017).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кошияма Д. и др. . Роль подкорковых структур в когнитивных и социальных функциях при шизофрении. Научный представитель 8 , 1183, https://doi.org/10.1038/s41598-017-18950-2 (2018).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Gao, Q., Zou, K., He, Z., Sun, X. & Chen, H. Изменения причинно-следственной связи корково-подкорковой цепи, привязанные к участкам мозга со сниженной гемодинамической реакцией в первом эпизоде, не получавшем лечения большое депрессивное расстройство. Научный представитель 6 , 21861, https://doi.org/10.1038/srep21861 (2016).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Вудворд, Н. Д., Хиральдо-Чика, М., Роджерс, Б. и Касио, С. Дж. Таламокортикальная разъединенность при расстройствах аутистического спектра: анализ обмена данными визуализации мозга при аутизме. Biol Psychiatry Cognitive Neuroscience and Neuroimaging 2 (1), 76–84, https://doi.org/10.1016/j.bpsc.2016.09.002 (2017 г.).

    Артикул Google ученый

  • Маршан, В. Р., Беннетт, П. Дж. и Дилда, Д. С. Доказательства нарушений лобно-подкорковой цепи при биполярном аффективном расстройстве. Психиатрия 2 (4), 26–33 (2005).

    ПабМед Google ученый

  • Лопес О.Л. и др. . Психиатрические симптомы, связанные с корково-подкорковой дисфункцией при болезни Альцгеймера. J Neuropsychiatry Clin Neurosci 13 (1), 56–60, https://doi.org/10.1176/jnp.13.1.56 (2001).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Schneider, F., Althaus, A., Backes, V. & Dodel, R. Психиатрические симптомы болезни Паркинсона. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci 258 , 55–59, https://doi.org/10.1007/s00406-008-5012-4 (2008).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Курокава, К. и др. . Увеличение желудочков у больных шизофреническим спектром с продромальными симптомами обсессивно-компульсивного расстройства. Psychiatry Res 99 (2), 83–91, https://doi.org/10.1016/S0925-4927(00)00058-5 (2000).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Noordermeer, SDS и др. . Структурные аномалии головного мозга при синдроме дефицита внимания/гиперактивности с оппозиционно-вызывающим расстройством. Biol Psychiatry 82 (9), 642–650, https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2017.07.008 (2017).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Уайз, Т. и др. . Общие и отличительные закономерности изменения объема серого вещества при большой депрессии и биполярном расстройстве: данные метаанализа на основе вокселей. Mol Psychiatry 22 (10), 1455–1463, https://doi.org/10.1038/mp.2016.72 (2017).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Парк, М.Т.М. и др. . Нейроанатомические фенотипы при психических заболеваниях: выявление конвергентных и дивергентных корковых фенотипов при аутизме, СДВГ и шизофрении. J Psychiatry Neurosci 43 (2), 170094, https://doi.org/10.1503/jpn.170094 (2018).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ванавески Т. и др. . Промотор-специфическая экспрессия и геномная структура генов семейства IgLON у мышей. Front Neurosci 11 , 38, https://doi.org/10.3389/fnins.2017.00038 (2017).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Фунацу, Н. и др. . Характеристика нового гликозилфосфатидилинозитоланкорированного белка головного мозга крысы (Negr1), члена семейства молекул клеточной адгезии IgLON. J Biol Chem 274 , 8224–8230, https://doi.org/10.1074/jbc.274.12.8224 (1999).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Мията С. и др. . Биохимический и ультраструктурный анализ молекул клеточной адгезии IgLON, Kilon и OBCAM в мозге крыс. Neuroscience 117 , 645–658, https://doi.org/10.1016/S0306-4522(02)00873-4 (2003).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Такамори С. и др. . Молекулярная анатомия транспортной органеллы. Cell 127 , 831–846, https://doi.org/10.1016/j.cell.2006.10.030 (2006).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Рипке С. и др. . Биологические выводы из 108 генетических локусов, связанных с шизофренией. Природа 511 , 421–427, https://doi.org/10.1038/nature13595 (2014).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Хайд, К.Л. и др. . Идентификация 15 генетических локусов, связанных с риском большой депрессии у лиц европейского происхождения. Nat Genet 48 , 1031–1036, https://doi.org/10.1038/ng.3623 (2016).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ni, H. и др. . Гены риска депрессии GWAS могут быть активно вовлечены в болезнь Альцгеймера. J Alzheimers Dis 64 (4), 1149–1161, https://doi.org/10.3233/JAD-180276 (2018 г.).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Сникерс, С. и др. . Метаанализ геномной ассоциации 78 308 человек выявил новые локусы и гены, влияющие на интеллект человека. Nat Genet 49 , 1558, https://doi.org/10.1038/ng1017-1558c (2017).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Веераппа, А.М., Салдана М., Падаканная П. и Рамачандра Н. Б. Сканирование количества копий всего генома на основе семейства идентифицирует пять новых генов дислексии, участвующих в дендритной пластичности позвоночника. J Hum Genet 58 , 539–547, https://doi.org/10.1038/jhg.2013.47 (2013).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Деннис, Э. Л. и др. . Ген ожирения NEGR1 связан с целостностью белого вещества у здоровых молодых людей. Neuroimage 102 , 548–557, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2014.07.041 (2014).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дженовезе А., Кокс Д. М. и Батлер М. Г. Частичная делеция хромосомы 1p31.1, включая только ген регулятора роста нейронов 1, у двух братьев и сестер. J Pediatr Genet 4 , 23–28, https://doi.org/10.1055/s-0035-1554977 (2015).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Тассано, Э. и др. . Клиническая и молекулярно-цитогенетическая характеристика интерстициальной делеции 1p31.1p31.3 de novo у мальчика с умеренной умственной отсталостью и тяжелым нарушением речи. Cytogenet Genome Res 146 , 39–43, https://doi.org/10.1159/000431391 (2015).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Кокс, Д.А. и др. . Оценка протеомных систем молекулярной валидности моделей доклинических психозов по сравнению с патологией головного мозга при шизофрении. Schizophr Res 177 , 98–107, https://doi.org/10.1016/j.schres.2016.06.012 (2016).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Карис, К. и др. . Измененный профиль экспрессии молекул адгезии нервных клеток семейства IgLON в дорсолатеральной префронтальной коре у пациентов с шизофренией. Front Mol Neurosci 11 , 8, https://doi.org/10.3389/fnmol.2018.00008 (2018).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Chang, L.C. и др. . Консервативный генный модуль, обогащенный BDNF, глутаматом и ГАМК, связанный с депрессией человека, выявленный с помощью метаанализа коэкспрессии и исследований ассоциаций всего генома вариантов ДНК. PLoS One 9 , e

    , https://doi.org/10.1371/journal.pone.00

    (2014 г.).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Маккарроне, Г. и др. . Стратификация психиатрических пациентов с использованием биосигнатур на основе кластеров экспрессии белков спинномозговой жидкости. J Psychiatr Res 47 , 1572–1580, https://doi.org/10.1016/j.jpsychires.2013.07.021 (2013).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Горчица, С.Дж., Уитфилд, П.Д., Мегсон, И.Л. и Вей, Дж. Влияние клозапина на экспрессию генов ожирения. Eur Psychiatry 27 (1), 1104, https://doi.org/10.1016/S0924-9338(12)75271-9 (2012).

    Артикул Google ученый

  • Тамаси, В. и др. . Транскрипционные доказательства роли длительного лечения венлафаксином в нейротрофической передаче сигналов и нейропластичности, включая также глутатматергические и инсулинопосредованные нейронные процессы. PLoS One 9 , e113662, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0113662 (2014).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Thorleifsson, G. и др. . Полногеномная ассоциация дает новые варианты последовательности в семи локусах, которые связаны с показателями ожирения. Nat Genet 41 , 18–24, https://doi.org/10.1038/ng.274 (2009).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Спелиотес, Э.К. и др. . Ассоциативный анализ 249 796 человек выявил 18 новых локусов, связанных с индексом массы тела. Nat Genet 42 , 937–948, https://doi.org/10.1038/ng.686 ( 2010 ).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Gamero-Villarroel, C. и др. . Влияние генетической изменчивости NEGR1 на психологические черты пациентов с расстройствами пищевого поведения. Pharmacogenom J 15 , 278–283, https://doi.org/10.1038/tpj.2014.53 (2015).

    КАС Статья Google ученый

  • Ким Х. и др. . Новый ассоциированный с ожирением белок, регулятор роста нейронов 1 (NEGR1), вовлечен в перенос холестерина, опосредованный болезнью Ниманна-Пика типа C (NPC2). Biochem Biophys Res Commun 482 , 1367–1374, https://doi.org/10.1016/j.bbrc.2016.12.043 (2017).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Чжан Ю. и др. . Транскриптом RNA-Seq и база данных сплайсинга глии, нейронов и сосудистых клеток коры головного мозга. J Neurosci 34 (36), 11929–11947, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.1860-14.2014 (2014).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Шефер, М., Bräuer, A.U., Savaskan, N.E., Rathjen, F.G. & Brümmendorf, T. Neurotractin/kilon способствует росту нейритов и экспрессируется на реактивных астроцитах после поражения энторинальной коры. Mol Cell Neurosci 29 , 580–590, https://doi.org/10.1016/j.mcn.2005.04.010 (2005).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Hashimoto, T., Maekawa, S. & Miyata, S. Молекулы клеточной адгезии IgLON регулируют синаптогенез в нейронах гиппокампа. Cell Biochem Funct 27 , 496–498, https://doi.org/10.1002/cbf.1600 (2009).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Pischedda, F. & Piccoli, G. Член семейства IgLON negr1 способствует разветвлению нейронов, действуя как растворимый фактор через FGFR2. Front Mol Neurosci 8 , 89, https://doi.org/10.3389/fnmol.2015.00089 (2016).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Сингх, К. и др. . Рост нейронов и поведенческие изменения у мышей с дефицитом гена Negr1, связанного с психическим заболеванием. Front Mol Neurosci 11 , 30, https://doi.org/10.3389/fnmol.2018.00030 (2018).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Щурковска Дж. и др. . NEGR1 и FGFR2 совместно регулируют развитие коры головного мозга и основное поведение, связанное с расстройствами аутизма у мышей. Мозг 141 (9), 2772–2794, https://doi.org/10.1093/brain/awy190 (2018).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Чжан, С. Х., Дуань, Л. Х., Цянь, Х. и Ю, X. Скопления актина отмечают места инициации нейритов. Neurosci Bull 32 (1), 1–15, https://doi.org/10.1007/s12264-016-0012-2 (2016).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Инта, д., Мейер-Линденберг, А. и Гасс, П. Изменения в постнатальном нейрогенезе и дисрегуляция дофамина при шизофрении: гипотеза. Schizophr Bull 37 (4), 674–680, https://doi.org/10.1093/schbul/sbq134 (2011).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Steullet, P. и др. . Ретикулярное ядро ​​таламуса при шизофрении и биполярном расстройстве: роль нейронных сетей, экспрессирующих парвальбумин, и окислительный стресс. Mol Psychiatry 23 (10), 2057–2065, https://doi.org/10.1038/mp.2017.230 (2017).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Рубин Р. Д., Уотсон П. Д., Дафф М. К. и Коэн Н. Дж. Роль гиппокампа в гибком познании и социальном поведении. Front in Hum Neurosci 8 , 742, https://doi.org/10.3389/fnhum.2014.00742 (2014).

    Артикул Google ученый

  • Джонстон, М. и др. . DISC1 при шизофрении: генетические мышиные модели и изображения генома человека. Schizophr Bull 37 , 14–20, https://doi.org/10.1093/schbul/sbq135 (2011).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Макинтош, А. Л., Гормли, С., Тоцци, Л., Фродл, Т. и Харкин, А. Последние достижения в трансляционной магнитно-резонансной томографии в животных моделях стресса и депрессии. Front Cell Neurosci 11 , 150, https://doi.org/10.3389/fncel.2017.00150 (2017 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Эллегуд, Дж. и Кроули, Дж. Н. Поведенческие и нейроанатомические фенотипы в мышиных моделях аутизма. Нейротерапия 12 (3), 521–533, https://doi.org/10.1007/s13311-015-0360-z (2015).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Голуб Ю. и др. . Уменьшенный объем гиппокампа в мышиной модели посттравматического стрессового расстройства. J Psychiatr Res 45 , 650–659, https://doi.org/10.1016/j.jpsychires.2010.10.014 (2011).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ринг, Х.А. и Серра-Местрес, Дж. Нейропсихология базальных ганглиев. J Neurol Neurosurg Psychiatry 72 , 12–21, https://doi.org/10.1136/jnnp.72.1.12 (2002).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Гунайдин Л.А. и Крейцер А.С. Функция цепи корково-базальных ганглиев при психических заболеваниях. Annu Rev Physiol 78 , 327–350, https://doi.org/10.1146/annurev-physiol-021115-105355 (2016).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Шехтман, Э., Ноблеяс, М.И., Мизрахи, А.Д., Даубер, О. и Бергман, Х. Пиковая активность паллидалов отражает динамику обучения и прогнозирует производительность. Proc Natl Acad Sci USA 113 (41), E6281–E6289, https://doi.org/10.1073/pnas.16123 (2016).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Lauterbach, EC Расстройства настроения и бледный шар. В Bédard MA., et al (eds) Mental and Behavioral Disfunction in Movement Disorders, 305–320 (Humana Press, Totowa, NJ, 2013).

  • Галдеризи, С. и др. . Паттерны структурных МРТ-аномалий при дефицитарной и недефицитной шизофрении. Schizophr Bull 34 , 393–401, https://doi.org/10.1093/schbul/sbm097 (2008).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Скотт М.Л., Голден С.Дж., Рудрих С.Л. и Бишоп Р.Дж. Увеличение желудочков при большой депрессии. Psychiatry Res 8 (2), 91–93, https://doi.org/10.1016/0165-1781(83)-1 (1983).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Мовсас Т.З. и др. . Расстройство аутистического спектра связано с увеличением желудочков в популяции с низким весом при рождении. J Pediatr 163 (1), 73–78, https://doi.org/10.1016/j.jpeds.2012.12.084 (2013).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Хикида Т. и др. . Доминантно-отрицательные трансгенные мыши DISC1 демонстрируют ассоциированные с шизофренией фенотипы, обнаруженные с помощью измерений, применимых к людям. Proc Natl Acad Sci USA 104 , 14501–14506, https://doi.org/10.1073/pnas.0704774104 (2007).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед Google ученый

  • Плетников М.В. и др. . Индуцируемая экспрессия мутантного человеческого DISC1 у мышей связана с аномалиями мозга и поведения, напоминающими шизофрению. Mol Psychiatry 13 (2), 173–186, https://doi.org/10.1038/sj.mp.4002079 (2008).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Хатаяма М. и др. . Гипоморфные мутантные мыши Zic2 как модель шизофрении и мутации ZIC2, выявленные у пациентов с шизофренией. Научный представитель 1 , 16, https://doi.org/10.1038/srep00016 (2011).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Чжан, Х. и др. . Специфичная для мозга делеция Crmp2 приводит к дефициту развития нейронов и поведенческим нарушениям у мышей. Nat Commun 7 , 11773, https://doi.org/10.1038/ncomms11773 (2016).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Коган, Дж. Х. и др. . Мышиная модель синдрома микроделеции хромосомы 15q13.3 демонстрирует особенности, связанные с расстройством аутистического спектра. J Neurosci 35 , 16282–16294, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.3967-14.2015 (2015).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Кошютцке, Л. и др. . Мыши с нокаутом SrGAP3 обнаруживают увеличенные боковые желудочки и специфические нарушения ресничек эпендимальных клеток в третьем желудочке. Cell Tissue Res 361 , 645–650, https://doi.org/10.1007/s00441-015-2224-6 (2015).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Гименес, У. и др. . Трехмерное изображение морфологии мозга и дефектов связи в модели психических расстройств у мышей MAP6-KO. Научный представитель 7 , 10308, https://doi.org/10.1038/s41598-017-10544-2 (2017).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Шен С. и др. . Связанные с шизофренией нервные и поведенческие фенотипы у трансгенных мышей, экспрессирующих укороченный Disc1. J Neurosci 28 (43), 10893–10904, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.3299-08.2008 (2008).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Кумар, А. и др. . Биофизические изменения в нормально выглядящем белом веществе и подкорковых ядрах при большой депрессии в позднем возрасте, обнаруженные с помощью переноса намагниченности. Psychiatry Res 130 , 131–140, https://doi.org/10.1016/j.pscychresns.2003.12.002 (2004).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Зубенко Г.С., Хьюз Х.Б., Джордан Р.М., Лайонс-Вейлер Дж. и Коэн Б.М. Дифференциальная экспрессия генов гиппокампа и анализ путей в модели большого депрессивного расстройства на мышах, основанной на этиологии. Am J Med Genet B Neuropsychiatr Genet 165B (6), 457–466, https://doi.org/10.1002/ajmg.b.32257 (2014 г.).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • ван дер Кнаап, Л. Дж. и ван дер Хам, И. Дж. Как мозолистое тело обеспечивает межполушарную передачу? Обзор. Behav Brain Res 223 (1), 211–221, https://doi.org/10.1016/j.bbr.2011.04.018 (2011).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Канитано, Р.и Паллагрози, М. Расстройства аутистического спектра и расстройства шизофренического спектра: дисбаланс возбуждения/торможения и траектории развития. Front Psychiatry 8 , 69, https://doi.org/10.3389/fpsyt.2017.00069 (2017).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дэвид А.С., Вахарасиндху А. и Лишман В.А. Тяжелые психические расстройства и аномалии мозолистого тела: обзор и серия случаев. J Neurol Neurosurg Psychiatry 56 (1), 85–93 (1993).

    КАС Статья Google ученый

  • Пол, Л. К., Шиффер, Б. и Браун, В. С. Дефицит социальной обработки при агенезии мозолистого тела: рассказы из теста тематической апперцепции. Arch Clin Neuropsychol 19 , 215–225, https://doi.org/10.1016/S0887-6177(03)00024-6 (2004).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Но, К. и др. . Negr1 контролирует нейрогенез гиппокампа взрослых и аффективное поведение. Мол Психиатрия . https://doi.org/10.1038/s41380-018-0347-3 (2019 г.). [Epub перед печатью].

    Артикул пабмед Google ученый

  • Лодж, Д. Дж., Беренс, М. М. и Грейс, А. А. Потеря интернейронов, содержащих парвальбумин, связана со снижением колебательной активности в модели шизофрении на животных. J Neurosci 29 (8), 2344–2354, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.5419-08.2009 (2009 г.).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Учида, Т., Фурукава, Т., Ивата, С., Янагава, Ю. и Фукуда, А. Избирательная потеря парвальбумин-положительных ГАМКергических интернейронов в коре головного мозга потомства Gad1-гетерозиготных мышей, подвергшихся стрессу со стороны матери. Transl Psychiatry 4 , e371, https://doi.org/10.1038/tp.2014.13 (2014).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Зауэр, Дж.Ф., Стрюбер М. и Бартос М. Нарушение функции интернейронов с быстрыми импульсами в генетической мышиной модели депрессии. eLife 4 , e04979, https://doi.org/10.7554/eLife.04979 (2015).

    Артикул ПабМед Центральный Google ученый

  • Chen, C. C., Lu, J., Yang, R., Ding, J. B. & Zuo, Y. Избирательная активация интернейронов парвальбумина предотвращает вызванную стрессом потерю синапса и дефекты восприятия. Мол психиатрия 23 (7), 1614–1625, https://doi.org/10.1038/mp.2017.159 (2018).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Лаубер, Э., Филис, Ф. и Шваллер, Б. Пренатальное воздействие вальпроата по-разному влияет на нейроны, экспрессирующие парвальбумин, и связанные с ними цепи в коре и стриатуме мышей. Front Mol Neurosci 9 , 150, https://doi.org/10.3389/fnmol.2016.00150 (2016).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ле Магересс, К.& Monyer, H. ГАМКергические интернейроны формируют функциональное созревание коры. Нейрон. 77 (3), 388–405, https://doi.org/10.1016/j.neuron.2013.01.011 (2013).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Строзик, Э. и Фестинг, М. Ф. Стрижка усов у мышей. Lab Anim 15 , 309–312, https://doi.org/10.1258/002367781780953040 (1981).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Калуев А.В., Минасян А., Кейсала Т., Шах З.Х. и Туохимаа П. Стрижка волос у мышей: последствия для нейроповеденческих исследований. Behav Processes 71 , 8–15, https://doi.org/10.1016/j.beproc.2005.09.004 (2006).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Лонг С.Ю. Покусывание шерсти и стрижка усов как индикаторы социальной иерархии у мышей. Anim Behav 20 (1), 10–12, https://doi.org/10.1016/S0003-3472(72)80167-2.

  • Сарна, Дж. Р., Дайк, Р. Х. и Уишоу, И. К. Эффект Далилы: мыши C57BL6 стригут усы путем выщипывания. Behav Brain Res 108 , 39–45, https://doi.org/10.1016/S0166-4328(99)00137-0 (2000).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Лиям, Н. и др. . Нарушения социального взаимодействия и сенсомоторных ворот у мышей, лишенных Dvl1. Мобильный 90 , 895–905, https://doi.org/10.1016/S0092-8674(00)80354-2 (1997).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Иннос, Дж. и др. . Более низкая тревожность и снижение агонистического поведения у мышей с дефицитом Lsamp. Behav Brain Res 217 (1), 21–31, https://doi.org/10.1016/j.bbr.2010.09.019 (2011).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Калуев А.V. и др. . Нейробиология ухода за собой грызунов и ее значение для трансляционной нейронауки. Nat Rev Neurosci 17 , 45–59, https://doi.org/10.1038/nrn.2015.8 (2016).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Cromwell, H.C., Berridge, K.C., Drago, J. & Levine, M.S. Последовательность действия нарушена у мутантных мышей с дефицитом D1A. Eur J Neurosci 10 , 2426–2432, https://doi.org/10.1046/j.1460-9568.1998.00250.x (1998).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Майяр, А. М. и др. . Локус 16p11.2 модулирует структуры мозга, характерные для аутизма, шизофрении и ожирения. Mol Psychiatry 20 , 140–147, https://doi.org/10.1038/mp.2014.145 (2015).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Томас, А. и др. . Закапывание мрамора больше отражает повторяющееся и настойчивое поведение, чем тревогу, вызванную новизной. Психофармакология 204 (2), 361–373, https://doi.org/10.1007/s00213-009-1466-y (2009).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Wiedenmayer, C. Стереотипы, возникающие в результате отклонения в онтогенетическом развитии песчанок. Behav Processes 39 (3), 215–221, https://doi.org/10.1016/S0376-6357(96)00751-6 (1997).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Heinla, I., Leidmaa, E., Visnapuu, T., Philips, M.A., Vasar, E. Обогащение и индивидуальное содержание усиливают различия в агрессивности и реакции на амфетамин у штаммов 129S6/SvEv и C57BL/6. Behav Brain Res 267 , 66–73, https://doi.org/10.1016/j.bbr.2014.03.024.

  • Флинн, К.C. Цитоскелет и инициация нейритов. Биоархитектура 3 (4), 86–109, https://doi.org/10.4161/bioa.26259 (2013).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Sanz, R., Ferraro, G. B. & Fournier, A. E. Молекулы клеточной адгезии IgLON удаляются с клеточной поверхности нейронов коры, чтобы стимулировать рост нейронов. J Biol Chem 290 (7), 4330–4342, https://doi.org/10.1074/jbc.M114.628438 (2015 г.).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Гил, О. Д. и др. . Комплементарная экспрессия и гетерофильные взаимодействия между членами семейства IgLON Ntm и LAMP. J Neurobiol 51 , 190–204, https://doi.org/10.1002/neu.10050 (2002).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Рид, Дж., McNamee, C., Rackstrow, S., Jenkins, J. & Moss, D. Диглоны представляют собой гетеродимерные белки, состоящие из субъединиц IgLON, и диглон-CO ингибирует рост нейритов из гранулярных клеток мозжечка. J Cell Sci 117 , 3961–3973, https://doi.org/10.1242/jcs.01261 ​​(2004).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Хейнла И. и др. . Паттерны экспрессии генов и эффекты, вызванные обогащением окружающей среды в гиппокампе мышей, предполагают важность Lsamp в пластичности. Front Neurosci 9 , 205, https://doi.org/10.3389/fnins.2015.00205 (2015).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Gil, O.D., Zanazzi, G., Struyk, A.F. & Salzer, J.L. Ntm Опосредует бифункциональные эффекты на рост нейритов посредством гомофильных и гетерофильных взаимодействий. J Neurosci 18 , 9312–9325 (1998).

    КАС Статья Google ученый

  • Сингх, К. и др. . Совместное воздействие белков семейства IgLON Lsamp и нейротримина на развитие нейронов и поведенческие профили у мышей. Brain Res Bull 140 , 5–18, https://doi.org/10.1016/j.brainresbull.2018.03.013 (2018).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Бакос Дж., Бакова З., Грант С.Г., Кастехон А.М. и Остатникова Д. Связаны ли молекулы в нейритогенезе и направлении аксонов с патогенезом аутизма? Нейромол Мед 17 , 297–304, https://doi.org/10.1007/s12017-015-8357-7 (2015).

    КАС Статья Google ученый

  • Ланг, Б. и др. . Повторяющиеся делеции ULK4 при шизофрении: ген, имеющий решающее значение для нейритогенеза и подвижности нейронов. J Cell Sci 127 , 630–640, https://doi.org/10.1242/jcs.137604 (2014).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед Google ученый

  • Ли, А.WS и др. . Функциональная инактивация полногеномного ассоциативного исследования регулятора роста нейронов гена ожирения 1 у мышей вызывает фенотип массы тела. PLoS One 7 , e41537, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0041537 (2012).

    ОБЪЯВЛЕНИЯ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Philips, MA и др. . Lsamp участвует в регуляции эмоционального и социального поведения с помощью альтернативных промоторов в головном мозге. Brain Struct Funct 220 , 1381–1393, https://doi.org/10.1007/s00429-014-0732-x (2015).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Баккер, Р., Тисинга, П. и Кёттер, Р. Масштабируемый атлас мозга: мгновенный веб-доступ к общедоступным атласам мозга и соответствующему контенту. Нейроинформатика 13 (3), 353–366, https://doi.org/10.1007/s12021-014-9258-x (2015).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Границы | Каковы вклады рук, доминирования в прицеливании, руки, используемой для деления пополам, и визуально-пространственной обработки линий на смещение линии поведения пополам?

    Введение

    У людей с неврологической интактностью многие исследования показали наличие перцептивной асимметрии в условиях свободного просмотра (в обзоре Voyer et al., 2012). Например, во время задачи «бумага и карандаш» пополам, обычно используемой для оценки игнорирования полупространства (Heilman et al., 1985; Doricchi and Angelelli, 1999; Sperber and Karnath, 2016), неклиническая популяция демонстрирует небольшую, но последовательную склонность слегка отмечать левее истинной средней точки (Jewell and McCourt, 2000), называемая псевдопренебрежением (Bowers and Heilman, 1980).Эта ориентация внимания на левое полупространство может быть связана с асимметричным контролем пространственного внимания над полушария (Mesulam, 1981; Kinsbourne, 1987; Driver and Vuilleumier, 2001; Corbetta and Shulman, 2011) с более сильной активацией правого полушария, которое является доминирующим полушарием для зрительно-пространственной функции внимания (Kinsbourne, 1970; Mesulam, 1999), что приводит к чрезмерному представлению левой стороны пространства и смещению субъективного центра линии в эту сторону.Недавно мы продемонстрировали с помощью фМРТ во время задачи оценки линии пополам (LBJ), что степень поведенческого смещения влево была связана со степенью латерализации правого полушария (Zago et al., 2017).

    Хотя это поведенческое смещение влево является достоверным явлением (Jewell and McCourt, 2000), существует межиндивидуальная вариабельность как по величине, так и по направлению смещения (Manning et al., 1990), а также демонстрация факторов, которые способствуют этому. вопрос о изменчивости этого смещения остается открытым.Например, некоторые исследования показали, что зрительно-пространственные факторы, такие как направление визуального сканирования линии (Chokron and Imbert, 1993; Brodie and Pettigrew, 1996), зрительное полупространство и полупространственное поле тела, в котором находится линия представленные (Bowers and Heilman, 1980; Luh, 1995; Mennemeier et al., 1997; McCourt, 1999) способствуют поведенческой предвзятости внимания. Когда визуальное сканирование первоначально выполнялось слева, оно индуцировало большие отклонения влево по сравнению со сканированием справа (Brodie and Pettigrew, 1996; Chokron et al., 1998). Кроме того, линии, расположенные в левом полупространстве, вызывали более асимметричное деление пополам, чем линии, смещенные вправо (Luh, 1995; Mennemeier et al., 1997; McCourt, 1999). Эти зрительно-пространственные факторы (визуальное сканирование влево и визуальная стимуляция левого полушария) дополнительно активируют правое полушарие и, вероятно, вызывают более сильную поведенческую асимметрию.

    В дополнение к этим зрительно-пространственным компонентам, задание на деление линии пополам также включает латерализованные ручные/моторные компоненты.В частности, рука, используемая для выполнения деления пополам, и кисть участников — это два взаимодействующих (а иногда и смешанных) фактора, которые, как было показано, модулируют предвзятость (обзор см. в Jewell and McCourt, 2000; McCourt et al., 2001). ; Хаусманн и др., 2003). Например, в исследовании Luh (1995) сообщалось о более сильном смещении влево у левшей, чем у правшей (Luh, 1995), но обе группы использовали свою доминирующую (или предпочтительную) руку для ответа, что смешивало эффекты рукопожатие и использование рук.Исследование Scarisbrick et al. (1987) сообщили, что левши, использующие левую руку, демонстрировали большее смещение влево во время задания визуальной линии пополам, чем правши, использующие левую недоминирующую руку (Scarisbrick et al., 1987). Большее отклонение влево было обнаружено у правшей, использующих левую недоминирующую руку, по сравнению с предпочитаемой правой рукой (Brodie and Pettigrew, 1996), в то время как левши делили горизонтальные линии пополам влево при использовании левой доминирующей руки и т.д. вправо при использовании правой руки (Bradshaw et al., 1987; Деллатолас и др., 1996). Поскольку каждая рука в основном контролируется контралатеральным полушарием, эффект руки может отражать активацию сенсомоторных областей правого полушария для управления левой рукой, что приводит к более высокой глобальной активации правого полушария, чем левого полушария, что, в свою очередь, приводит к к большему смещению влево во время деления пополам для левой руки по сравнению с правой рукой. Кроме того, как предположили Броди и Данн (2005), движение недоминантной руки (или непредпочтительной руки) во время деления линии пополам потребует более сознательных усилий, связанных с расширенной и/или двусторонней корковой активацией, что может изменить предвзятость отклонения. Броди и Данн, 2005).

    Что касается корковой организации моторного контроля, некоторые исследования показывают различия между левшами и правшами. Например, Солодкин и др. (2001) сообщили, что у левшей наблюдалась меньшая латерализация мозга, чем у правшей, при последовательном выполнении движений (Солодкин и др., 2001, но см. Кроличак и др., 2016). Совсем недавно Tzourio-Mazoyer et al. (2015) продемонстрировали различный характер дезактивации у левшей и правшей в ипсилатеральной моторной коре во время движения ведущей руки (Tzourio-Mazoyer et al., 2015). Наконец, у левшей была обнаружена предвзятость вправо при использовании предпочитаемой ими руки и при визуальном сканировании справа налево (Brodie and Dunn, 2005), что указывает на взаимодействие между этими факторами. Взятые вместе, эти результаты предполагают, что разница между левшами и правшами должна быть тщательно исследована во время выполнения задания на деление линии пополам, и что изменчивость систематической ошибки отклонения, вероятно, можно объяснить взаимодействием между мануальными/моторными и зрительно-пространственными факторами.

    Наконец, доминирование зрительного восприятия, определяемое как поведенческое предпочтение одного глаза другому в условиях монокулярного наблюдения (Coren and Kaplan, 1973; Porac and Coren, 1976; Coren, 1993), является подчеркнутым индивидуальным фактором латеральности, который также может способствовать смещение отклонения во время этой зрительно-моторной задачи. Хотя известно, что каждое полушарие головного мозга обрабатывает информацию, поступающую от контралатерального зрительного полуполя, недавние исследования изображений показали, что глазное доминирование регулируется ипсилатеральной затылочной корой.В частности, было показано, что зрительная кора, ипсилатеральная по отношению к ведущему глазу, больше по размеру, чем контралатеральная кора (Erdogan et al., 2002), а величина ответа V1 в ипсилатеральной зрительной коре ведущего глаза больше во время при стимуляции ведущего глаза, чем при стимуляции недоминантного (Shima et al., 2010). Помимо зрительной коры, мы наблюдали с помощью фМРТ во время задачи на саккады под визуальным контролем, что правосторонняя церебральная асимметрия дорсальной лобно-теменной сети внимания была более выражена у участников-левшей с преобладанием зрения правым глазом (т.е., скрещенные глаза/руки) во время основных переключений внимания в визуально управляемой задаче на саккаду (Petit et al., 2015). Если доминирование глаза вызывало более сильную активацию ипсилатеральной затылочной коры, то эта усиленная правая латерализация головного мозга могла бы быть следствием функциональной связи между зрительным входом и моторным выходом в правом полушарии у левшей с правым прицельным глазом (Petit et al. ., 2015). Наконец, Chaumillon et al. (2014) продемонстрировали, что эта конкретная связь между доминированием зрения и ипсилатеральной корой приводит к более короткому времени мануальной реакции в ответ на появление латерализованной зрительной цели в контралатеральном полуполе зрения по отношению к доминирующему глазу (Chaumillon et al., 2014). Взятые вместе, эти результаты подчеркивают необходимость учитывать доминирование глаз в исследованиях, изучающих процессы, лежащие в основе зрительно-моторных действий, например, во время деления линии пополам.

    Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы оценить влияние отдельных факторов латеральности, таких как доминирование рук и зрения, а также зрительно-пространственных и моторных факторов, связанных с выполняемой задачей, на погрешность отклонения линии пополам. В частности, в выборке французских участников, обогащенной левшами, мы исследовали, объяснялась ли вариабельность поведенческих отклонений, измеренных во время классической задачи «бумага и карандаш» пополам, леворукостью, рукой, используемой для деления пополам, доминированием зрения, и пространственное положение линии для разделения пополам.Основываясь на гипотезе о том, что величина смещения поведенческих отклонений, полученная во время деления линии пополам, будет отражать степень мозговой активности, вызванной интеграцией различных пространственных процессов внимания, моторики и зрительно-пространственного восприятия, вовлеченных в задачу, мы предсказали, что комбинация этих различных факторов будет вызывают более сильное отклонение влево, например, у левшей, которые делят пополам смещенные влево линии своей левой доминирующей рукой, возможно, с преобладанием прицеливания правым глазом. A contrario , мы ожидали бы обнаружить уменьшенное смещение влево и даже смещение вправо у правшей, которые делят смещенные вправо линии пополам правой ведущей рукой.

    Материалы и методы

    Участники

    Мы набрали 92 здоровых добровольца, измерили их предпочтение руки и преобладание зрения (ESD), а также систематическую ошибку отклонения линии во время задачи «бумага и карандаш» пополам линии. Все участники дали письменное информированное согласие на участие в эксперименте, а протокол был одобрен этическим комитетом Университета Бордо.

    В настоящем исследовании из-за общепризнанной разницы в силе предпочтения рук между правшами и левшами мы отобрали 60 участников с сильным предпочтением руки (правой или левой) (см. ниже). Средний возраст участников этого исследования составил 22,9 года ( SD = 3,5; диапазон: 18–34 года).

    Предпочтительная рука

    Предпочтение руки оценивали с помощью эдинбургского вопросника (EI, Oldfield, 1971). Основываясь на распределении оценок EI, полученных в выборке из 92 участников, мы сохранили верхнюю (оценка EI от ≥ до +85) и нижнюю (оценка EI ≤ до -65) треть населения.Таким образом, у 29 отобранных левшей (ЛР, 14 женщин) средний балл ЭИ составил -81,2 ( SE = 17,4), а у 31 правши (ПР, 16 женщин) средний балл ЭИ составил 97,8 ( SE = 17,4). SE = 4,6). Обратите внимание, что имелась значительная разница в абсолютном значении EI между двумя группами [ t (58) = 5,1, p <0,0001] из-за как более низких значений, так и большей вариабельности в левой руке, чем в правой. Кроме того, обратите внимание, что выборка участников данного исследования не является репрезентативной для генеральной совокупности, так как она была намеренно обогащена левшами.

    Доминирование на глаз

    Преобладание зрения (ESD) оценивали для каждого участника с использованием варианта теста «дырка в карточке» (Durand and Gould, 1910). Участника попросили вытянуть руки перед собой и сформировать ромбовидную рамку, используя большой и указательный пальцы обеих рук, заменив отверстие карты, чтобы видеть сквозь нее. Затем его/ее просили смотреть через этот кадр на конкретный объект, расположенный на расстоянии. Затем, не двигая руками, участник должен был смотреть на объект только одним глазом, сначала правым, а затем левым.Предпочтительным прицельным глазом был определен тот, для которого зрение было таким же, как при взгляде обоими открытыми глазами. Обратите внимание, что использование обеих рук для формирования ромбовидной рамки позволяет избежать смещения из-за прицельной меры с использованием одной руки.

    Среди 29 LH 20 участников (в том числе 9 женщин; средний возраст = 21,8 ± 3,2) показали доминирование левого зрения (L-ESD) и 9 (включая 5 женщин; средний возраст = 23,4 ± 4,3) показали правое ESD. (Р-ЭСД). Среди 31 RH 21 участник (в том числе 11 женщин; средний возраст = 23 года.0 ± 3,2) имели R-ESD, а 10 (5 женщин; средний возраст = 24,7 ± 3,4) имели L-ESD.

    Задача по делению линии пополам: процедура и материалы

    Задание на деление линии пополам содержало 17 горизонтальных черных линий шириной 1 мм, расположенных на белом листе бумаги (альбомная презентация) на расстоянии 18 мм от левого/правого и верхнего/нижнего полей страницы. Линии, которые мы использовали, были аналогичны линиям, использованным в исследовании Hausmann et al. (2002). Линии имели длину от 80 до 240 мм с шагом 20 мм.Они располагались псевдослучайно так, чтобы в середине листа оказывалось семь строк (одна строка 100, 160 и 180 мм, две строки 200 мм и две строки 220 мм), а 10 строк располагались либо в крайнюю правую (пять строк) или крайнюю левую область листа (по одной строке на 80, 120, 140, 180 и 240 мм). Лист был уложен перед средней линией участника. Участникам было предложено разделить все линии пополам на две части одинаковой длины, отметив субъективную середину каждой линии тонким карандашом.Все участники делили пополам строки сверху вниз на странице, и после деления пополам каждая строка закрывалась. Участники выполнили задание дважды, правой и левой рукой. Порядок был уравновешен между участниками. Ограничения по времени не было. Отклонения влево или вправо от центра тщательно измерялись с точностью до 0,5 мм. Систематическая ошибка процентного отклонения была рассчитана с использованием следующей формулы Hausmann et al. (2002): [(измеренная левая половина – истинная половина)/истинная половина] × 100.Систематическая ошибка среднего отклонения вычислялась для каждого положения линий (левого, среднего и правого) отдельно для каждой используемой руки. Отрицательные значения указывают на смещение влево, тогда как положительные значения указывают на смещение вправо.

    Статистический анализ

    Статистический анализ был проведен с использованием функции ezANOVA пакета ez ​​R (версия 4.4-0). Систематическая ошибка отклонения была проанализирована с помощью дисперсионного анализа смешанной модели с повторными измерениями, включая «доминирование прицеливания» (ESD) и «ручность» в качестве факторов между субъектами, а также «использование рук» (левая, правая) и «положение линии» ( левый, средний и правый) как внутрисубъектные факторы.Все апостериорных сравнений были скорректированы на множественные сравнения с использованием поправки Бонферрони. Сообщается стандартизированная величина эффекта, выраженная в виде обобщенного значения эта-квадрата (эта G 2 ) (Bakeman, 2005). Величина эффекта была охарактеризована как небольшая (0,01 < эта G 2 < 0,06), средняя (0,06 < эта G 2 < 0,14) или большая (0,14 < эта G 2 9045) в соответствии с опубликованными данными. рекомендации (Lakens, 2013).

    Результаты

    Анализ смещения отклонения

    Распределение смещения среднего отклонения соответствовало закону Гаусса (Шапиро-Уилк, W = 0,9, p = 0,2). В среднем погрешность отклонения составила -0,5 ( ± 2,2), что указывает на ложное игнорирование [односторонний t -критерий против нуля, т. е. отсутствие систематической ошибки; t (59) = -1,7, p = 0,04] ​​по выборке из 60 участников. Что касается расстояния, то отметка пополам располагалась приблизительно на 0,50 мм левее истинного центра (диапазон в мм; -12,0 мм).1; +11,4).

    Описательная статистика для каждого состояния показана на рисунке 1. Чтобы проверить наличие псевдопренебрежения, мы рассчитали одновыборочные t -тесты с поправкой Бонферрони для каждого из 24 различных условий (порог p < 0,002 Бонферрони). скорректировано). Значительное псевдоигнорирование было обнаружено в левой руке с L-ESD и в правой руке с R-ESD, когда обе группы левой рукой разделили пополам линии, смещенные влево, и линии, расположенные посередине. Значительное отклонение вправо было обнаружено в RH с R-ESD, когда они разделили пополам линии, смещенные вправо, правой рукой.

    РИСУНОК 1. Среднее отклонение (в %) во время деления линии пополам в зависимости от Рукости, Преобладания прицеливания (ESD), Руки, используемой для деления пополам (левая рука и правая рука), и положения линии (левая, правая, и средний).

    Обратите внимание, что самые большие значения смещений влево и вправо были обнаружены в левой руке, когда R-ESD делит пополам линии, смещенные влево, левой рукой, и в RH, когда L-ESD делит пополам линии, смещенные вправо, правой рукой, соответственно. Однако эти значения не достигли порога, скорректированного Бонферрони (LH R-ESD, левая левая линия: p = 0.02, н = 9; RH L-ESD Правая правая линия: p = 0,003, n = 10).

    Дисперсионный анализ выявил два основных эффекта. Во-первых, эффект «Положения линии» [ F ( 2,112) = 36,3, p < 0,0001; eta G 2 = 0,15] показали, что крайние левые линии (среднее ± стандартное отклонение; -1,4 ± 2,9) и средние линии (-1,5 ± 2,5) дают смещение влево, отличное от смещения вправо, вызванного крайним смещением вправо. строки (+1.5 ± 3.1). Во-вторых, эффект «ручного использования» [ F (1,56) = 45,0, p < 0,0001; eta G 2 = 0,13] указывало на то, что левая рука вызывала смещение влево (-1,8 ± 2,6), а правая рука вызывала обратное смещение (+0,8 ± 2,8).

    Кроме того, дисперсионный анализ выявил три взаимодействия. Было обнаружено одно взаимодействие между «Ручность» × «Использование рук» [ F (1,56) = 3,8; р = 0,05; эта G 2 = 0.01], а другой был найден между «Ручность» × «Использование руки» × «Положение линии» [ F (2,112) = 5,4; р = 0,005; эта G 2 = 0,008]. Как показано на рисунке 2А, ​​это последнее взаимодействие указывало на дифференциальный эффект руки, используемой для разделения пополам между левой и правой рукой, на погрешность отклонения в зависимости от положения линии. Для дальнейшего исследования этого взаимодействия мы вычислили апостериорных сравнений с поправкой Бонферонни, показав, что в LH разница между левой и правой рукой при смещении отклонения была значимой только для линий, смещенных влево ( p = 0.01), в то время как для правой руки разница между руками была значимой для каждой позиции линии (все p <0,0001).

    РИСУНОК 2. (A) Диаграмма взаимодействия между положением линии и рукой, используемой для деления пополам (левая рука и правая рука) у левшей и правшей при смещении отклонения. (B) График взаимодействия между положением линии и преобладанием прицеливания (L-ESD и R-ESD) у левшей и правшей при смещении отклонения.

    Третье взаимодействие было обнаружено между «Рукодействие» × «ESD» × «Положение линии» [ F (2,112) = 4.5; р = 0,01; эта G 2 = 0,02; Рисунок 2B], указывающий на различный эффект ESD между LH и RH в зависимости от положения линии. Апостериорные сравнения с поправкой на Bonferonni показали, что эта разница между L-ESD и R-ESD была значимой для RH, когда участники делили средние линии пополам ( p = 0,04), с более выраженным псевдоигнорированием для RH с R-ESD. Эта разница была близка к значимости для линий, смещенных вправо ( p = 0.06) при RH с L-ESD имело тенденцию к большему отклонению вправо, чем при RH с R-ESD.

    Обсуждение

    Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы оценить соответствующие вклады зрительно-пространственной обработки стимула (здесь пространственное положение линий), реакции руки (рука, используемая для деления пополам), а также индивидуальных факторов латеральности, таких как доминирование прицеливания и рукопожатие, чтобы объяснить изменчивость поведенческой предвзятости внимания, измеренную во время задания на разделение бумаги и карандаша пополам.

    Во-первых, результаты продемонстрировали, что в выборке участников это задание на деление линии пополам со свободным просмотром приводило к смещению отклонения влево, согласующемуся с псевдоигнорированием, хорошо задокументированным в общей популяции, в результате доминирования правого полушария для пространственного внимания ( Заго и др., 2017). Что касается изменчивости этого смещения, результаты этого исследования показали сильное влияние как пространственного положения стимула, так и руки, используемой для деления пополам, на направление и величину смещения отклонения.Кроме того, эти результаты также показали, что изменчивость систематической ошибки отклонения также объясняется взаимодействием между отдельными факторами латеральности, такими как доминирование руки и прицеливания, а также зрительно-пространственными и моторными переменными, связанными с выполнением задачи.

    Эти результаты повторяют результаты предыдущих исследований, показывающих, что на погрешность отклонения сильно влияет положение линий на листе, а также рука, используемая для выполнения деления пополам (обзор см. в Jewell and McCourt, 2000).В частности, результаты показали, что как линии, расположенные по центру, так и линии, смещенные влево, вызывали псевдоигнорирование, предполагая, что эти две позиции активировали внимание к левой стороне пространства. Напротив, разделение пополам смещенных вправо линий уменьшило псевдоигнорирование и привело к обратному смещению. Эти результаты согласуются с поведенческими результатами недавнего исследования, в котором измерялось отклонение линии пополам в большой выборке из более чем 500 участников (Ocklenburg et al., 2018). Точно так же использование левой руки вызывало большее отклонение влево, чем использование правой руки.Вместе эти результаты продемонстрировали, что направление смещения отклонения сильно запускается со стороны зрительно-пространственной стимуляции, а также со стороны моторной реакции руки, что подтверждает гипотезу о зрительно-пространственном и моторном происхождении псевдоигнорирования.

    Интересным вкладом настоящего исследования является то, что погрешность отклонения также модулируется, хотя и в меньшей степени, индивидуальными факторами латеральности, указывая, как это было предложено Learmonth et al.(2015), что систематическая ошибка отклонения является «многокомпонентным явлением». Что касается рук, результаты продемонстрировали различный эффект руки, используемой в зависимости от положения линии между левой и правой рукой. В частности, в RH каждая рука создавала разные смещения отклонения для каждого пространственного положения линий. Напротив, в ЛГ не было различий в смещении отклонения между руками, за исключением смещенных влево линий, для которых левая доминирующая рука вызывала сильное отклонение влево, которое было значительно больше, чем уменьшенное смещение, проявлявшееся с недоминантной рукой.За исключением этого специфического состояния, у ЛГ отсутствовала асимметрия между руками, что могло быть связано с хорошо известным феноменом латерализации рук в более низком поведении, наблюдаемым у левшей. Действительно, левши, по-видимому, имеют меньшую разницу в мануальных способностях между их ведущей и недоминантной рукой из-за относительно сохранной способности их недоминирующей руки по сравнению с недоминантной рукой правшей (Tzourio-Mazoyer). и др., 2015). Даже если мы выбрали участников с сильным предпочтением руки по показателю EI, группа левшей по-прежнему демонстрировала более низкую силу предпочтения руки и большую изменчивость, чем группа правшей.Эта более низкая мануальная асимметрия в LH также была выражена во время этой зрительно-пространственной / моторной задачи на внимание, во время которой фактор использования руки оказывает меньшее влияние, чем в RH. Однако когда все факторы направляют внимание влево (доминирующая левая рука и смещенная влево линия), тогда степень псевдоигнорирования была максимальной, что свидетельствует о совместном действии этих факторов.

    Что касается доминирования прицеливания, результаты показали, что этот фактор проявлял тонкий эффект, проявляющийся в определенных условиях, например, когда у людей доминирование скрещенных рук и глаз.В частности, самое высокое среднее значение псевдоигнорирования наблюдалось у ЛГ с преобладанием правого визирования, когда они разделяли пополам смещенные влево линии левой рукой. В свою очередь, самое высокое значение перевернутого ложного игнорирования было обнаружено у правой руки с преобладанием левого взгляда, когда они делили пополам правые линии своей доминирующей рукой. Хотя необходимы дополнительные исследования для подтверждения этих наблюдений путем включения большего числа людей с доминированием скрещенных рук/глаз (Bourassa et al., 1996), эти результаты предполагают аддитивную комбинацию весов полушарий, связанных с различными факторами.Если, как предполагалось в предыдущих исследованиях (Erdogan et al., 2002; Shima et al., 2010), доминантность глаз преимущественно контролируется ипсилатеральной затылочной корой, то все факторы этих двух состояний будут накладывать веса активации на одно и то же полушарие головного мозга. , вызывая внимание, противоположное наиболее активному полушарию.

    В настоящее время необходимы дальнейшие нейровизуализационные исследования, чтобы понять основные мозговые механизмы, лежащие в основе этого поведенческого отклонения. Основываясь на наших предыдущих исследованиях нейровизуализации, показывающих связь между силой псевдоигнорирования и правосторонней церебральной асимметрией (Zago et al., 2016, 2017), а также наличие правых затылочно-височных областей, лежащих в основе псевдоигнорирования, измеренных с помощью суждения по линии восприятия пополам (Zago et al., 2017), мы предполагаем, что конкретное состояние, вызывающее сильнейшее поведенческое псевдоигнорирование, также может быть связано с выраженная правополушарная асимметрия. Остается продолжить изучение соответствующих корковых вкладов, связанных с доминированием рук и зрения, чтобы объяснить обратное псевдоигнорирование.

    Заключение

    Настоящая работа продемонстрировала, что вариабельность поведенческих отклонений, измеренных во время выполнения задания на деление линии пополам, объясняется интеграцией различных факторов, связанных с зрительно-пространственной обработкой стимулов и моторным компонентом руки, используемой для деления пополам, а также некоторыми индивидуальными особенностями. факторы латеральности.Когда все эти факторы, вызывающие асимметричную церебральную активацию, совпадают в одном направлении, то их совместное действие будет обеспечивать сильнейшие асимметричные поведенческие отклонения.

    Вклад авторов

    LZ разработал исследование, проанализировал данные и написал статью. АО проводил эксперименты.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сноски

    1. https://cran.r-project.org/web/packages/ez/index.html

    Каталожные номера

    Брэдшоу, Дж. Л., Нетлтон, Н. К., Уилсон, Л. Е., и Брэдшоу, К. С. (1987). Разделение линии пополам дошкольниками-левшами: феномен симметричного пренебрежения. Познание мозга. 6, 377–385. дои: 10.1016/0278-2626(87)-5

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Броди, Э. Э., и Данн, Э.М. (2005). Разделение визуальной линии пополам в левостороннем и правостороннем направлениях в зависимости от полупространства, руки и направления сканирования. Познание мозга. 58, 149–156. doi: 10.1016/j.bandc.2004.09.019

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Броди, Э. Э., и Петтигрю, Л. Э. (1996). Левое всегда право? Отклонения направления визуальной линии пополам в зависимости от направления руки и исходного сканирования. Нейропсихология 34, 467–470. дои: 10.1016/0028-3932(95)00130-1

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Шомийон, Р., Блуэн, Дж., и Гийом, А. (2014). Доминирование глаз влияет на триггерное действие: новый взгляд на парадигму Поффенбергера. Кортекс 58, 86–98. doi: 10.1016/j.cortex.2014.05.009

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Чокрон С., Бартоломео П., Перенин М. Т., Хелфт Г. и Имберт М. (1998). Направление сканирования и деление линии пополам: исследование нормальных субъектов и пациентов с односторонним пренебрежением с противоположными привычками чтения. Мозг Res. Познан.Мозг Res. 7, 173–178. doi: 10.1016/S0926-6410(98)00022-6

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Чокрон, С., и Имберт, М. (1993). Влияние привычек чтения на деление строки пополам. Мозг Res. Познан. Мозг Res. 1, 219–222. дои: 10.1016/0926-6410(93)-P

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Корен, С. (1993). Инвентарь боковых предпочтений для измерения рук, ног, глаз и ушей: нормы для молодых людей. Бык. Психон. соц. 31, 1–3. дои: 10.3758/BF03334122

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Корен С. и Каплан С.П. (1973). Паттерны окулярного доминирования. утра. Дж. Опт. Арка Являюсь. акад. Опт. 50, 283–292. дои: 10.1097/00006324-197304000-00002

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Деллатолас, Г., Ванлучен, Дж., и Коутин, Т. (1996). Зрительные и двигательные компоненты в простой линии деления пополам: исследование у нормальных взрослых. Мозг Res. Познан. Мозг Res. 4, 49–56. дои: 10.1016/0926-6410(96)00019-5

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Драйвер, Дж., и Вийомье, П. (2001). Перцептивное осознание и его потеря при одностороннем пренебрежении и угасании. Познание 79, 39–88. doi: 10.1016/S0010-0277(00)00124-4

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Дюран, А.С., и Гулд, Г. (1910). Метод определения окулярного доминирования. Дж.Являюсь. Мед. доц. 55, 369–370. дои: 10.1001/jama.1910.04330050007004

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Эрдоган А.Р., Оздикичи М.Е.Т.Е., Айдын М.Д., Актас О. и Дейн С. (2002). Правая и левая области зрительной коры у здоровых людей с преобладанием правого и левого глаза. Междунар. Дж. Нейроски. 112, 517–523. дои: 10.1080/002074502

    626

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Хаусманн М., Эргун Г., Язган Ю.и Гюнтюркюн, О. (2002). Половые различия в делении линии пополам в зависимости от руки. Нейропсихология 40, 235–240. doi: 10.1016/S0028-3932(01)00112-9

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Хаусманн, М., Уолди, К. Э., и Корбаллис, М. К. (2003). Изменения в развитии линии пополам: результат созревания мозоли? Нейропсихология 17, 155–160. дои: 10.1037/0894-4105.17.1.155

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Хейлман, К.М., Уотсон Р.Т. и Валенштейн Э. (1985). «Пренебрежение и родственные расстройства», в Clinical Neuropsychology , eds KM Heilman and E. Valenstein (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Oxford University Press), 243–293.

    Академия Google

    Джуэлл, Г., и Маккорт, М.Е. (2000). Псевдоигнорирование: обзор и метаанализ факторов производительности в задачах деления строки. Нейропсихология 38, 93–110. doi: 10.1016/S0028-3932(99)00045-7

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Кинсборн, М.(1970). «Церебральная основа латеральной асимметрии внимания», в Acta Psychologica 33 Attention and Performance III , ed. А. Ф. Сандерс (Амстердам: издательство North-Holland Publishing Company), 193–201. дои: 10.1016/0001-6918(70)-0

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Кинсборн, М. (1987). «Механизмы одностороннего игнорирования», в нейрофизиологических и нейропсихологических аспектах пространственного игнорирования , изд. М. Жаннерод (Амстердам: Elsevier Science), 69–86.doi: 10.1016/S0166-4115(08)61709-4

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Кроличак, Г., Пайпер, Б.Дж., и Фрей, С.Х. (2016). Специализация левой супрамаргинальной извилины для репрезентации праксиса, независимого от рук, не связана с доминированием рук. Нейропсихология 93, 501–512. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2016.03.023

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Лакенс, Д. (2013). Расчет и отчет о размерах эффекта для облегчения кумулятивной науки: практическое пособие для t -тестов и дисперсионного анализа. Фронт. Психол. 4:863. doi: 10.3389/fpsyg.2013.00863

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Лермонт Г., Галлахер А., Гибсон Дж., Тут Г. и Харви М. (2015). Внутри- и межзадачная надежность измерений пространственного внимания при псевдоигнорировании. PLoS One 10:e0138379. doi: 10.1371/journal.pone.0138379

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Лух, К. Э. (1995). Разделение линии пополам и асимметрия восприятия у нормальных людей: то, что вы видите, не то, что вы получаете. Нейропсихология 9, 435–448. дои: 10.1037/0894-4105.9.4.435

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Мэннинг, Л., Халлиган, П.В., и Маршалл, Дж.К. (1990). Индивидуальные вариации в делении линии пополам: исследование нормальных субъектов с применением к интерпретации пренебрежения зрением. Нейропсихология 28, 647–655. дои: 10.1016/0028-3932(90)-9

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Маккорт, М. (1999).Зрительно-пространственное внимание при разделении линии пополам: стимульная модуляция псевдоигнорирования. Нейропсихология 37, 843–855. doi: 10.1016/s0028-3932(98)00140-7

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Маккорт, М.Э., Фриман, П., Тахмахкера-Стивенс, К., и Чаусси, М. (2001). Влияние одноручного ответа на величину псевдоигнорирования. Познание мозга. 45, 52–63. doi: 10.1006/brcg.2000.1255

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Меннемайер, М., Vezey, E., Chatterjee, A., Rapcsak, S.Z., and Heilman, K.M. (1997). Вклады левого и правого полушарий головного мозга в деление линии пополам. Нейропсихология 35, 703–715. дои: 10.1016/S0028-3932(96)00114-5

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Месулам, М-. М. (1999). Пространственное внимание и пренебрежение: вклад теменной, лобной и поясной извилины в мысленное представление и нацеливание внимания на важные внеличностные события. Филос. Транс.Р. Соц. Лонд. Б биол. науч. 354, 1325–1346. doi: 10.1098/rstb.1999.0482

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Окленбург С., Гердинг В. М., Раане М., Арнинг Л., Генч Э., Эпплен Дж. Т. и соавт. (2018). Вариация гена PLP1 модулирует левостороннюю и правостороннюю функциональную асимметрию полушария. Мол. Нейробиол. doi: 10.1007/s12035-018-0941-z [Epub перед печатью].

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Олдфилд, Р.К. (1971). Оценка и анализ хиральности: Эдинбургская инвентаризация. Нейропсихология 9, 97–113. дои: 10.1016/0028-3932(71)-4

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Petit, L., Zago, L., Mellet, E., Jobard, G., Crivello, F., Joliot, M., et al. (2015). Сильная правая латерализация дорсальной сети внимания у левшей с правым прицельным глазом: эволюционное преимущество. Гул. Карта мозга. 36, 1151–1164. doi: 10.1002/hbm.22693

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Скарисбрик, Д. Дж., Твиди, Дж. Р., и Куслански, Г. (1987). Предпочтение руки и влияние на производительность при разделении линии пополам. Нейропсихология 25, 695–699. дои: 10.1016/0028-3932(87)-3

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Шима Х., Хасегава М., Татибана О., Номура М., Ямасита Дж., Одзаки Ю. и др. (2010). Доминирование глаз влияет на величину дипольного момента: исследование МЭГ. Нейроотчет 21, 817–821. дои: 10.1097/WNR.0b013e32833ce5d7

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Солодкин А., Хлустик П., Нолл Д. К. и Смолл С. Л. (2001). Латерализация двигательных цепей и рукоятка при движениях пальцев. евро. Дж. Нейрол. 8, 425–434. doi: 10.1046/j.1468-1331.2001.00242.x

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Спербер, К., и Карнат, Х.-О. (2016). Диагностическая достоверность бисекции линии в остром периоде инсульта. Нейропсихология 82, 200–204. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2016.01.026

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Tzourio-Mazoyer, N., Petit, L., Zago, L., Crivello, F., Vinuesa, N., Joliot, M., et al. (2015). Различие между руками в ипсилатеральной дезактивации связано с латерализацией рук: фМРТ-картирование 284 добровольцев, сбалансированных по леворукости. Фронт. Гум. Неврологи. 9:5. doi: 10.3389/fnhum.2015.00005

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Заго, Л., Petit, L., Jobard, G., Hay, J., Mazoyer, B., Tzourio-Mazoyer, N., et al. (2017). Псевдоигнорирование при суждении о делении пополам связано с модуляцией доминирования правополушарного пространственного внимания у правшей. Нейропсихология 94, 75–83. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2016.11.024

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Zago, L., Petit, L., Mellet, E., Jobard, G., Crivello, F., Joliot, M., et al. (2016). Связь между специализацией полушария для производства речи и пространственным вниманием зависит от силы предпочтения левой руки. Нейропсихология 93, 394–406. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2015.11.018

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Поведенческий подход к теории интернализации — Исследовательский портал CBS

    @article{93cd8e53a4e146ada3d6863a22723377,

    title = «Отклонение от режима входа: поведенческий подход к теории интернализации»,

    abstract = «Мы изучаем, почему мы выбираем международное решение, когда и выход на рынок режимы (т.например, иерархии или рынки), которые отклоняются от предсказаний теории интернализации. Применяя когнитивный подход к принятию решений в режиме входа, мы предполагаем, что результаты предшествующей международной деятельности влияют на поведение лиц, принимающих решения, иначе, чем предполагается в теории интернализации. В частности, из-за предвзятости репрезентативности неэффективные (превосходные) прошлые предприятия влияют на решение об изменении (продолжении использования) предыдущего выбора режима входа, что может привести к отклонению режима входа.Кроме того, склонность отклоняться от теоретических предсказаний сильнее, когда опыт недавний и/или заметный из-за предвзятости доступности. В заключение мы утверждаем, что теория интернализации может выиграть от включения более систематически важных поведенческих предположений о том, как фирмы выходят на международные рынки. Тем самым мы вносим свой вклад в недавний разговор о том, как различия в человеческом поведении влияют на теорию интернализации.»,

    ключевых слов = «Режим входа, Отклонение от предсказания, Теория интернализации, Ограниченная рациональность, Когнитивное искажение, Режим входа, Отклонение от предсказания, Теория интернализации, ограниченная рациональность, когнитивная предвзятость»,

    автор = «Стефано Элиа и Ларсен, {Маркус М.} и Люсия Пискителло»,

    год = «2019»,

    месяц = ​​октябрь,

    doi = «10.1057/s41267-019-00235-7»,

    язык = «английский»,

    объем = «50 «,

    страниц = «1359–1371»,

    журнал = «Журнал исследований международного бизнеса»,

    issn = «0047-2506»,

    издатель = «Palgrave Macmillan»,

    номер = «8» ,

    }

    Поведенческий подход к теории интернализации

    Автор

    Abstract

    Мы исследуем, когда и почему лица, принимающие решения, выбирают международные способы выхода на рынок (например,например, иерархии или рынки), которые отклоняются от предсказаний теории интернализации. Применяя когнитивный подход к принятию решений в режиме входа, мы предполагаем, что выполнение предыдущей международной деятельности влияет на поведение лиц, принимающих решения, иначе, чем предполагается в теории интернализации. В частности, из-за предвзятости репрезентативности неэффективные (превосходные) прошлые предприятия влияют на решение об изменении (продолжении использования) предыдущего выбора режима входа, что может привести к отклонению режима входа.Кроме того, склонность отклоняться от теоретических предсказаний сильнее, когда опыт недавний и/или заметный из-за предвзятости доступности. В заключение мы утверждаем, что теория интернализации может выиграть от включения более систематически важных поведенческих предположений о том, как фирмы выходят на международные рынки. Тем самым мы вносим свой вклад в недавний разговор о том, как различия в человеческом поведении влияют на теорию интернализации.

    Предлагаемое цитирование

  • Стефано Элиа и Маркус М.Ларсен и Люсия Пискителло, 2019 г. « Отклонение от режима входа: поведенческий подход к теории интернализации «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 50(8), страницы 1359-1371, октябрь.
  • Ручка: RePEc:pal:jintbs:v:50:y:2019:i:8:d:10.1057_s41267-019-00235-7
    DOI: 10.1057/s41267-019-00235-7

    Скачать полный текст от издателя

    Поскольку доступ к этому документу ограничен, вы можете поискать другую его версию.

    Каталожные номера указаны в IDEAS

    1. Джеральд Йонг Гао и Иган Пан, 2010 г. » Скорость последовательных входов МНП: совокупный опыт входа и динамический процесс ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 41(9), страницы 1572-1580, декабрь.
    2. Герберт А. Саймон, 1955 г. « Поведенческая модель рационального выбора », Ежеквартальный журнал экономики, Oxford University Press, vol.69(1), страницы 99-118.
    3. Лаконишок, Йозеф и Шлейфер, Андрей и Вишны, Роберт В., 1994. « Противоположные инвестиции, экстраполяция и риск », Журнал финансов, Американская финансовая ассоциация, том. 49(5), страницы 1541-1578, декабрь.
      • Йозеф Лаконишок, Роберт В. Вишны и Андрей Шлейфер, 1993 г. « Противоположные инвестиции, экстраполяция и риск », Рабочие документы NBER 4360, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
      • Йозеф Лаконишок и Андрей Шлейфер и Роберт В.Вишний, 1993. « Противоположные инвестиции, экстраполяция и риск », Чикагский университет — Центр изучения экономики и государства Джорджа Дж. Стиглера 84, Чикаго — Центр изучения экономики и государства.
    4. Эрин Андерсон и Юбер Гатиньон, 1986 год. « Способы въезда за границу: анализ транзакционных издержек и предложения », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 17(3), страницы 1-26, сентябрь.
    5. Биргитте Грёгаард, Асмунд Риг и Габриэль Р. Г. Бенито, 2019 г. « Введение корпоративного управления в теорию интернализации: государственная собственность и стратегии выхода на иностранные рынки «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 50(8), страницы 1310-1337, октябрь.
    6. Стейси Р. Фицсиммонс, Юань Ляо и Дэвид С. Томас, 2017 г. « От скрещивания культур к преодолению их: эмпирическое исследование результатов для мультикультурных сотрудников «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.48(1), страницы 63-89, январь.
    7. Ахарони, Яир и Тиханьи, Ласло и Коннелли, Брайан Л., 2011 г. « Принятие управленческих решений в международном бизнесе: сорокапятилетняя ретроспектива », Журнал мирового бизнеса, Elsevier, vol. 46(2), страницы 135-142, апрель.
    8. Прит С. Аулах, Масааки Котабе и Арвинд Сахай, 1996 г. « Доверие и эффективность в трансграничных маркетинговых партнерствах: поведенческий подход », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.27(5), страницы 1005-1032, декабрь.
    9. Кристиан Швенс, Флориан Б. Запкау, Кит Д. Браутерс и Лина Холлендер, 2018 г. « Ограничения на обучение в режиме международного входа в МСП ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 49(7), страницы 809-831, сентябрь.
    10. Питер Дж. Бакли и Тимоти М. Девинни и Джордан Дж. Лувьер, 2007 г. « Ведут ли себя менеджеры так, как предлагает теория? Теоретико-выборное исследование принятия решений о размещении прямых иностранных инвестиций », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.38(7), страницы 1069-1094, декабрь.
    11. Канеман, Дэниел и Тверски, Амос, 1979 г. « Теория перспектив: анализ решений в условиях риска », Эконометрика, Эконометрическое общество, том. 47(2), страницы 263-291, март.
    12. Ален Вербеке и Натан С. Грейданус, 2009 г. » Конец спора об оппортунизме и доверии: ограниченная надежность как новая концепция конверта в исследованиях управления многонациональными корпорациями «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.40(9), страницы 1471-1495, декабрь.
    13. Жан-Франсуа Эннарт и Арьен HL Slangen, 2015 г. » Да, нам действительно нужно больше исследований режима начального уровня! Комментарий к бритве ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 46(1), страницы 114-122, январь.
    14. Гомес-Кассерес, Бенджамин, 1989 г. « Структуры собственности иностранных дочерних компаний: теория и доказательства «, Журнал экономического поведения и организации, Elsevier, vol.11(1), страницы 1-25, январь.
    15. Юстина Гинейкене и Адамантиос Диамантопулос, 2017 г. « Я ненавижу то, откуда он взялся, но я все равно его покупаю: уравновешивающее влияние враждебности и ностальгии », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 48(8), страницы 992-1008, октябрь.
    16. Стефан Фольк, Тине Кёлер и Маркус Пуделько, 2014 г. « Утечка мозгов: когнитивная нейробиология обработки иностранных языков в многонациональных корпорациях «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.45(7), страницы 862-885, сентябрь.
    17. Ян-Эрик Вальне и Ян Йохансон, 2017 г. « От интернационализации к эволюции: Уппсальская модель в 40 лет «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 48(9), страницы 1087-1102, декабрь.
    18. Ласло Тиханьи и Дэвид А. Гриффит и Крейг Дж. Рассел, 2005 г. « Влияние культурной дистанции на выбор способа входа, международную диверсификацию и эффективность многонациональных компаний: метаанализ », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.36(3), страницы 270-283, май.
    19. Ларсен, Маркус М., 2016 г. « Неспособность оценить затраты на офшоринг: исследование эффективности процесса «, International Business Review, Elsevier, vol. 25(1), страницы 307-318.
    20. Лу, Джейн В. и Хеберт, Луи, 2005 г. « Контроль над акционерным капиталом и выживание международных совместных предприятий: подход на случай непредвиденных обстоятельств », Журнал бизнес-исследований, Elsevier, vol. 58(6), страницы 736-745, июнь.
    21. Альбертони, Филиппо и Элиа, Стефано и Массини, Сильвия и Пискителло, Лючия, 2017 г.» Переориентация бизнес-услуг: реакция на неудачу или настойчивая стратегия? «, Журнал мирового бизнеса, Elsevier, vol. 52(3), страницы 417-430.
    22. Габриэль Р. Г. Бенито и Гейр Грипсруд, 1992 г. « Расширение прямых иностранных инвестиций: дискретный рациональный выбор места или культурный процесс обучения? », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 23(3), страницы 461-476, сентябрь.
    23. Брюс Когут и Удо Зандер, 1993 год.« Знание фирмы и теории эволюции многонациональной корпорации », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 24(4), страницы 625-645, декабрь.
    24. А Вербеке, 2003 г. « Эволюционный взгляд на МНЭ и будущее теории интернализации «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 34(6), страницы 498-504, ноябрь.
    25. Десмонд Нг, Рэндалл Вестгрен и Стивен Сонка, 2009 г.» Конкурентные слепые зоны в институциональной сфере «, Журнал стратегического управления, Wiley Blackwell, vol. 30(4), страницы 349-369, апрель.
    26. Элизабет Мейтленд и Андре Саммартино, 2015 г. « Принятие решений и неопределенность: роль эвристики и опыта в оценке политически опасной среды », Журнал стратегического управления, Wiley Blackwell, vol. 36(10), страницы 1554-1578, октябрь.
    27. Кейт Д. Браузерс, 2002 г. « Влияние институциональных, культурных и транзакционных издержек на выбор способа входа и производительность », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.33(2), страницы 203-221, июнь.
    28. Ян Йохансон и Ян-Эрик Вальне, 1977 год. « Процесс интернационализации фирмы — модель развития знаний и увеличения обязательств на внешнем рынке ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 8(1), страницы 23-32, март.
    29. Прит С. Аулах, Масааки Котабе и Арвинд Сахай, 1996 г. « Доверие и эффективность в трансграничных маркетинговых партнерствах: поведенческий подход », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.27(4), страницы 1005-1032, декабрь.
    30. Хунсин Чжао, Ядон Луо и Тэвон Су, 2004 г. « Детерминанты стоимости транзакции и выбор режима входа на основе владения: метааналитический обзор », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 35(6), страницы 524-544, ноябрь.
    31. repec:hrv:faseco:30721347 не указан в IDEAS
    32. Ричард Х. Талер, 2016 г. « Поведенческая экономика: прошлое, настоящее и будущее », American Economic Review, Американская экономическая ассоциация, том.106(7), страницы 1577-1600, июль.
    33. Джеральд Йонг Гао, Иган Пан, Цзянъюн Лу и Чжиган Тао, 2008 г. « Показатели деятельности дочерних компаний многонациональных фирм: влияние совокупного опыта », Management International Review, Springer, vol. 48(6), страницы 749-768, декабрь.
    34. Витольд Дж. Хениш и Джеффри Т. Махер, 2004 г. « Компромиссы и непредвиденные обстоятельства на уровне фирм и стран при оценке иностранных инвестиций: полупроводниковая промышленность, 1994–2002 », Организационная наука, ИНФОРМЫ, том.15(5), страницы 537-554, октябрь.
    35. Тайлан Чи и Дональд Дж. Макгуайр, 1996 г. « Совместные предприятия и ценность обучения: интеграция транзакционных издержек и перспектив стратегического выбора при выборе способов выхода на рынок », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 27(2), страницы 285-307, июнь.
    36. Джонатан П. До, 2005 г. « Оффшорный аутсорсинг: значение для международного бизнеса и теории и практики стратегического управления », Журнал управленческих исследований, Wiley Blackwell, vol.42(3), страницы 695-704, май.
    37. Торбен Шуберт, Элизабет Байер и Кристиан Раммер, 2018 г. » Возможности фирмы, технологический динамизм и интернационализация инноваций: поведенческий подход ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 49(1), страницы 70-95, январь.
    Полные ссылки (включая те, которые не соответствуют элементам в IDEAS)

    Цитаты

    Цитаты извлекаются проектом CitEc, подпишитесь на его RSS-канал для этого элемента.


    Процитировано:

    1. Кай Сюй и Майкл А. Хитт и Стюарт Р. Миллер, 2020 г. » Непредвиденные обстоятельства структуры собственности в процессе принятия решения о последовательном международном режиме входа: семейные владельцы и институциональные инвесторы в фирмах, в которых доминирует семья, и фирмы, находящиеся под влиянием семьи ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 51(2), страницы 151-171, март.
    2. Бенишке, Мирко Х. и Гульдикен, Орхун и Дох, Джонатан П.и Мартин, Джеффри и Чжан, Янзе, 2022 г. « К поведенческой теории реакции ТНК на политический риск и неопределенность: роль богатства генерального директора в опасности ,» Журнал мирового бизнеса, Elsevier, vol. 57(1).
    3. Биргитте Грёгаард, Асмунд Риг и Габриэль Р. Г. Бенито, 2019 г. « Введение корпоративного управления в теорию интернализации: государственная собственность и стратегии выхода на иностранные рынки «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.50(8), страницы 1310-1337, октябрь.
    4. Хань, Тао, 2021 г. « Несовершенная информация в стратегии роста фирмы: три эссе о слияниях и поглощениях и ПИИ », Другие публикации ТиСЭМ 43824698-85a4-4c90-949e-6, Тилбургский университет, Школа экономики и менеджмента.
    5. Ref, Охад и Фельдман, Наоми Э. и Айер, Динеш Н и Шапира, Зур, 2021 г. « Выход на новые зарубежные рынки: отзывы о результатах и ​​альтернативные издержки », Журнал мирового бизнеса, Elsevier, vol.56(6).
    6. Ядонг Луо, 2020 г. « Адаптивное обучение в международном бизнесе », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 51(9), страницы 1547-1567, декабрь.
    7. Торбен Педерсен, Маркус М. Ларсен и Ангелс Даси, 2020 г. » Поиск на местном и глобальном уровнях: применение стипендии Даниэля Левинталя в международном бизнесе ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.51(9), страницы 1532-1546, декабрь.
    8. Раджниш Нарула и Кристиан Гайслер Асмуссен и Тайлан Чи и Сумит Кумар Кунду, 2019 г. « Применение и продвижение теории интернализации: многонациональное предприятие в двадцать первом веке «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 50(8), страницы 1231-1252, октябрь.
    9. Мариотти, Серджио и Марцано, Риккардо и Пискителло, Лючия, 2021 г. » Роль разнородности поколений семейных фирм в выборе способа выхода на зарубежные рынки ,» Журнал бизнес-исследований, Elsevier, vol.132(С), страницы 800-812.

    Наиболее похожие товары

    Это элементы, которые чаще всего цитируют те же работы, что и этот, и цитируются теми же работами, что и этот.
    1. Тропчиньски, Петр и Халашович, Тило Ф. и Пясковска, Дорота, 2020. » Роль предполагаемой институциональной дистанции в решениях об уровне иностранной собственности новых МНП «, Журнал бизнес-исследований, Elsevier, vol. 108(С), страницы 435-449.
    2. Альбертони, Филиппо и Элиа, Стефано и Пискителло, Лючия, 2019 г.« Инерционное или осознанное повторение предыдущих вариантов входа: всегда ли фирмы учатся на собственном опыте? », Журнал бизнес-исследований, Elsevier, vol. 103(С), страницы 530-546.
    3. Хитт, Майкл А. и Ли, Дэн и Сюй, Кай, 2016 г. « Международная стратегия: от локального к глобальному и далее », Журнал мирового бизнеса, Elsevier, vol. 51(1), страницы 58-73.
    4. Дель Боско, Барбара и Кристина Беттинелли, 2020 г. « Как семейные МСП контролируют свои инвестиции за границей? Роль расстояния и семейного контроля », Management International Review, Springer, vol.60(1), страницы 1-35, февраль.
    5. Кристина Лопес-Дуарте и Марта М. Видаль-Суарес, Белен Гонсалес-Диас и Нуно Роза Рейс, 2016 г. « Понимание значимости национальной культуры в исследованиях международного бизнеса: количественный анализ «, Наукометрия, Springer; Akadémiai Kiadó, vol. 108(3), страницы 1553-1590, сентябрь.
    6. Ахарони, Яир и Тиханьи, Ласло и Коннелли, Брайан Л., 2011 г. « Принятие управленческих решений в международном бизнесе: сорокапятилетняя ретроспектива », Журнал мирового бизнеса, Elsevier, vol.46(2), страницы 135-142, апрель.
    7. Канабал, Энн и Уайт III, Джордж О., 2008 г. « Исследование режима входа: прошлое и будущее «, International Business Review, Elsevier, vol. 17(3), страницы 267-284, июнь.
    8. Кристиан Швенс, Флориан Б. Запкау, Кит Д. Браутерс и Лина Холлендер, 2018 г. « Ограничения на обучение в режиме международного входа в МСП ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.49(7), страницы 809-831, сентябрь.
    9. Майкл А. Сартор и Пол В. Бимиш, 2018 г. » Коррупция правительства на принимающем рынке и основанные на акционерном капитале стратегии выхода на зарубежные рынки многонациональных предприятий ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 49(3), страницы 346-370, апрель.
    10. Моршетт, Дирк и Шрамм-Кляйн, Ханна и Свобода, Бернхард, 2010 г. » Десятилетия исследований способов входа на рынок: что мы действительно знаем о внешних предпосылках выбора способа входа? ,» Журнал международного менеджмента, Elsevier, vol.16(1), страницы 60-77, март.
    11. Сурду, Ирина и Меллахи, Камель, 2016 г. « Теоретические основы решений о выходе на зарубежные рынки на основе акций: обзор литературы и рекомендации для будущих исследований », International Business Review, Elsevier, vol. 25(5), страницы 1169-1184.
    12. Нииттимис, Алекси и Паюнен, Калле, 2020. « Когнитивные основы интернационализации фирм: систематический обзор и программа будущих исследований », International Business Review, Elsevier, vol.29(4).
    13. Крис Чангва Чанг, Саймон Шуфэн Сяо, Чон Юл Ли и Джингу Кан, 2016 г. « Взаимодействие нисходящего институционального давления и восходящей реакции фирм с переходной экономикой на выбор способа входа ПИИ «, Международное обозрение менеджмента, Спрингер, том. 56(5), страницы 699-732, октябрь.
    14. Кай Сюй, Майкл А. Хитт и Стюарт Р. Миллер, 2020 г. » Непредвиденные обстоятельства структуры собственности в процессе принятия решения о последовательном международном режиме входа: семейные владельцы и институциональные инвесторы в фирмах, в которых доминирует семья, и фирмы, находящиеся под влиянием семьи ,» Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.51(2), страницы 151-171, март.
    15. Раджниш Нарула и Кристиан Гайслер Асмуссен и Тайлан Чи и Сумит Кумар Кунду, 2019 г. « Применение и продвижение теории интернализации: многонациональное предприятие в двадцать первом веке «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol. 50(8), страницы 1231-1252, октябрь.
    16. Дэниел Р. Кларк, Дэн Ли и Дин А. Шепард, 2018 г. « Знакомство со страной на начальном этапе выбора внешнего рынка «, Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.49(4), страницы 442-472, май.
    17. Ларимо, Йорма и Арслан, Ахмад, 2013 г. » Факторы, определяющие выбор режима владения прямыми иностранными инвестициями: данные по инвестициям Северных стран в Центральную и Восточную Европу «, Журнал восточноевропейских исследований менеджмента, Nomos Verlagsgesellschaft mbH & Co. KG, vol. 18(2), страницы 232-263.
    18. Саид Сами и Константин С. Кацикеас и Г. Томас М. Халт, 2021 г. « Главнейшая роль международного маркетинга: актуальность и центральное место в исследованиях и практике », Журнал международных бизнес-исследований, Palgrave Macmillan; Academy of International Business, vol.52(8), страницы 1429-1444, октябрь.
    19. Здолсек, Даниэль и Колар, Изток, 2013 г. » Практика раскрытия руководством дезагрегированной (финансовой) информации в словенских непубличных компаниях ,» Журнал восточноевропейских исследований менеджмента, Nomos Verlagsgesellschaft mbH & Co. KG, vol. 18(2), страницы 232-263.
    20. Джэ К. Юнг, Пол В. Бимиш и Энтони Герцен, 2008 г. « Стратегия владения ПИИ: сравнение японо-американских многонациональных компаний », Management International Review, Springer, vol.48(5), страницы 491-524, ноябрь.

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами. Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите дескриптор этого элемента: RePEc:pal:jintbs:v:50:y:2019:i:8:d:10.1057_s41267-019-00235-7 . См. общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: .Общие контактные данные провайдера: http://www.palgrave-journals.com/.

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь. Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    Если CitEc распознал библиографическую ссылку, но не связал с ней элемент в RePEc, вы можете помочь с помощью этой формы .

    Если вы знаете об отсутствующих элементах, ссылающихся на этот, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылающегося элемента.Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, так как некоторые цитаты могут ожидать подтверждения.

    По техническим вопросам относительно этого элемента или для исправления его авторов, названия, реферата, библиографической информации или информации для загрузки обращайтесь: Sonal Shukla или Springer Nature Abstracting and Indexing (адрес электронной почты доступен ниже). Общие контактные данные провайдера: http://www.palgrave-journals.ком/ .

    Обратите внимание, что фильтрация исправлений может занять пару недель. различные услуги RePEc.

    Поведенческая экономика | Изучение экономики

    Исследуйте перспективы            Сравните перспективы
     
    Этот текст представляет перспективу плюралистической экономики. В разделе ориентации вы можете узнать и сравнить десять различных точек зрения плюралистической экономики.
    Авторы: Феликс Керстинг и Даниэль Обст | 10 апреля 2016 г.

    Академический обзор: анонимный (полный профессор)

    1.Основные элементы

    Поведенческая экономика — довольно новая область основной экономической науки; он преимущественно имеет дело с отклонениями человеческого поведения от модели homo economicus или рационального человека. Эти отклонения от рационального расчета вводятся как «нестандартные» (эталоном является неоклассическая экономическая теория) или отражения «предвзятости». Поведенческие исследования объясняют человеческое поведение через призму социальных предпочтений, эвристик и норм, из которых строятся новые поведенческие модели.Научные выводы в основном берутся из полевых или лабораторных экспериментов. Кроме того, результаты из смежных дисциплин (психологии, социальных наук, неврологии, когнитивистики и т. д.) используются и переносятся в экономическую дисциплину, чтобы повысить надежность и точность объяснения человеческого поведения в экономической сфере.

    2. Терминология, анализ и концепция экономики

    В целом поведенческая экономика не имеет сильных теоретических или нормативных предположений о том, как работает или должна работать экономическая система.Вместо этого известные (неоклассические) экономические теории анализируются и пересматриваются в отношении человеческого поведения, отмечая отклонения от неоклассической модели в конкретных экономических контекстах, т.е. рынки или общественные блага (Weber and Dawes 2010, 91). Следовательно, поведенческая экономика фокусируется на наблюдаемом поведении людей. Центральные понятия особенно относятся к людям и их решениям. Таким образом, люди описываются как ведущие себя в соответствии с « ограниченной рациональностью ».

    Существуют разные объяснения причин.Выдающейся идеей является теория двойного процесса: согласно Даниэлю Канеману (2011), существует два разных способа мышления, основанных на системах, участвующих в принятии решений, в зависимости от ситуации: один, интуитивная система, описывается как быстрая, легкая и изменчивая в отношении ее производительности, в то время как другая система рассуждений более сложная, надежная и медленная. Поскольку интуитивная система отклоняется от предсказаний модели рационального поведения, считается, что люди ведут себя с ограниченной рациональностью.

    Основываясь на неоклассической теории принятия решений , поведенческий экономист Мэтью Рабин (2002) разработал три отклонения от «теории ожидаемой полезности» неоклассической экономики; они стали жизненно важными отличиями в исследованиях поведенческой экономики. Рабин разработал «нестандартные предпочтения», «нестандартные убеждения» и «нестандартное принятие решений» (эти три понятия соответственно относятся к одной части математической функции в неоклассической теории ожидаемой полезности). Они описаны ниже, с двумя примерами, представленными для каждого случая (дополнительные примеры см. в DellaVigna 2009):

    • Нестандартные предпочтения относятся к элементам, которые составляют часть функции полезности:
      • Социальные предпочтения : К ним относятся доказательства альтруизма и взаимности.Пример: люди заботятся не только о своей доле, но и о распределении (Рабин, 1993, Левин, 1998, Фер и Шмидт, 1999, Болтон и Окенфельс, 2000).
      • Временные предпочтения : Люди не всегда делают скидку во времени, но часто отдают предпочтение настоящему. В результате решения относительно будущих инвестиций и сбережений отклоняются от неоклассических прогнозов (Frederick, Loewenstein and O’Donoghue, 2002).
    • Нестандартные убеждения относятся к той части процесса принятия решений, в которой необходимо учитывать вероятности:
      • Излишняя самоуверенность : Люди склонны переоценивать свои возможности.Например, 93% всех водителей в США считают, что они водят лучше среднего водителя (Свенсон, 1981). Точно так же менеджеры крупных компаний переоценивают свои возможности (Malmendier and Tate 2005).
      • Закон малых чисел : Люди склонны экстраполировать данные небольшой выборки на всю статистическую совокупность. Например, даже если управляющий фондом работает лучше, чем в среднем по рынку, в течение трех лет, это не означает, что высокая эффективность обязательно сохранится на долгие годы.
    • Нестандартное принятие решений касается ориентира решений, нормальным случаем является максимизация:
      • Фрейминг : Решения зависят не только от ожидаемых результатов, но и от способа их представления. Врачи скорее склонны использовать опасные лекарства, если они рекламируются фразой «спасает 90 из 100», а не «убивает 10 из 100» (Тверски и Канеман, 1981).
      • Эвристика : Люди используют множество эмпирических правил для более быстрого принятия решения.Эвристика доступности описывает переоценку вероятностей, если событие когнитивно доступно. Например, после авиакатастрофы, которая освещалась в средствах массовой информации по всему миру, люди переоценивают вероятность авиакатастрофы по сравнению с периодами времени, в которые не происходит никаких происшествий (Талер и Санстейн, 2008).

    Использование термина «нестандартный» в классификации Рабина ясно иллюстрирует ориентацию на господствующую экономическую теорию.При этом эта версия поведенческой экономики претендует, во-первых, на создание лучших теорий, во-вторых, на более точные прогнозы и, в-третьих, на предоставление лучших политических рекомендаций (Camerer and Loewenstein, 2004).

    Существуют разногласия по поводу того, как упомянутые результаты должны влиять на теорию принятия решений. Некоторые исследователи просто расширяют неоклассическую теорию ожидаемой полезности, добавляя результаты поведенческой экономики. Например, Даниэль Канеман и Амос Тверски в своей « теории перспектив » (1979) в основном поддерживают концепцию максимизации полезности, хотя в их модели потери имеют вес в два раза больше, чем выгоды.В качестве альтернативы существуют концепции, которые отвергают большую часть концепции homo economicus или используют в качестве основы другие поведенческие модели. Сюда входят исследования социальных норм , когда ожидания других людей напрямую влияют на поведение человека. Что касается теоретических подходов, помимо использования неоклассического подхода к рациональному выбору, поведенческая экономика также привносит в игру концепции из множества областей, включая социологию и социальную психологию, которые имеют разные научные предположения (Bicchieri and Muldoon 2011).В некоторых исследованиях влияние социальных норм используется для того, чтобы вызвать изменение поведения , например, для экономии энергии (Allcott 2011).

    Столько еще предстоит открыть!

    В разделе Discover мы собрали сотни видеороликов, текстов и подкастов на экономические темы. Вы также можете предложить материал самостоятельно!

    Откройте для себя материал             Предложите материал

    3. Онтология

    Акцент поведенческой экономики на человеческом поведении делает индивидуума центральной единицей анализа.Тем не менее, в отличие от господствующей экономической теории, человеческое поведение концептуализируется более сложным образом на онтологическом уровне. Неоклассическая экономическая теория предполагает редукционистский идеальный тип homo economicus, характеризующийся стабильным набором предпочтений в отношении набора товаров. Между тем в поведенческой экономике для целей моделирования индивидуальное поведение определяется правилами, эвристикой, желаниями, настроениями, эмоциями и другими вещами (Anger 2014). Поскольку неоклассическая теория не соответствует реальному поведению, поведенческая экономика исторически развивала и продолжает разрабатывать новые поведенческие модели, которые являются более точными.

    В первую очередь непонятно, чем вызваны отклонения от модели homo economicus на онтологическом уровне. В научном дискурсе существуют конкурирующие и дополняющие друг друга теоретические объяснения, которые видят первопричину в редукционистском фокусе на индивидууме в изоляции, а не на индивидууме в группе или в контексте принятия решений. Примером редукционистского подхода является анализ когнитивных способностей. Авторы Сендхил Муллайнатан и Эльдар Шариф (2013) описывают, что у каждого человека есть то, что они называют когнитивным дефицитом.Следовательно, решения ограниченно рациональны из-за ограниченности человеческого мышления. Примеры теорий, соответствующих контекстуальному подходу, включают публикации о социальных нормах, в которых подчеркивается влияние контекста на индивидуальные решения (теоретический обзор см. Bicchieri, Muldoon 2011).

    Поведенческие экономические исследования не дают универсального ответа на вопрос, какой подход более адекватен для получения достоверных результатов: редукционистский или контекстуальный. Еще один до сих пор спорный вопрос, который фигурирует в качестве предмета продолжающихся дискуссий, заключается в том, коренятся ли предпочтения в людях (методологический индивидуализм со стабильными предпочтениями и реакциями на результаты) или же на них влияют внешние факторы, и поэтому они считаются эндогенными (см. раздел 7).

    Более того, нехватка ресурсов часто понимается как центральная экономическая проблема поведенческой экономики. Исходя из этого понимания, возникает вопрос, какие внешние условия должны присутствовать, чтобы люди вели себя в соответствии с предположениями homo economicus, поскольку это привело бы к эффективному результату (Frank and Bernanke 2004: 4). Центральную экономическую проблему дефицита можно вывести из прикладных поведенческих исследований в дисциплине «дизайн рынка».Дизайн рынка имеет дело с архитектурой рынков с учетом определенных целей. В экономической энциклопедии Gabler Wirtschaftslexikon «максимизация доходов, эффективность или ликвидность, минимизация затрат, раскрытие информации» (собственный перевод, Springer Gabler Verlag 2017) названы основными целями рыночного дизайна.

    Кроме того, неопределенность является фактором поведенческой экономики. Предполагается, что люди в неопределенной среде не просчитывают оптимальный выбор рационально, чтобы прийти к решению.Вместо этого они используют эвристику принятия решений. В отличие от неоклассической экономики поведенческая экономика занимается анализом решений, принимаемых в условиях фундаментальной неопределенности, когда уровень риска остается неизвестным (Tyszka 2015, 12). Но эвристика не ограничивается решениями в условиях неопределенности и может применяться во многих ситуациях, в которых принимаются решения. По сравнению с другими школами мысли, такими как австрийская экономика или посткейнсианская экономика, неопределенность играет лишь второстепенную роль и имеет отношение только к подполю поведенческой экономики.

    Как поведенческая экономика имеет дело с темпоральными последовательностями на онтологическом уровне? В большинстве теорий и моделей они рассматриваются как статические. Это означает, что модели нацелены на предсказание будущих событий в сгруппированные периоды времени. Непостоянные во времени предпочтения демонстрируют определенную степень динамики, однако результаты такой динамики не являются открытыми или неопределенными (например, Frederick, Loewenstein and O’Donoghue, 2002). Кроме того, другие подходы, такие как теория перспектив (Kahneman, Tversky, 1979), основываются на понимании того, что прошлые точки отсчета динамически влияют на будущее поведение, но не открытым и неопределенным образом.

    4. Эпистемология

    Поведенческая экономика предполагает, что поведение, приписываемое homo economicus , неадекватно для описания поведения человека (принятия решений). Это центральная тема поведенческой экономики. Вместо этого отправной точкой поведенческой экономики является реальный мир, в котором теории и гипотезы проверяются с помощью экспериментов (см. раздел 5). Эта описательная ориентация соответствует эпистемологическому реализму, предполагающему, что ученые могут относительно легко наблюдать и описывать человеческое поведение.Вопросы, касающиеся производства знаний и самореферентной динамики науки и научных концепций, к которым обращаются конструктивистские подходы, не играют важной роли в поведенческой экономике, даже если применение поведенческих открытий продвигается учеными в этой области (см. 6).

    Что касается классификации эмпирических данных, предполагаемое поведение homo economicus берется в качестве эталона для измерения наблюдаемого поведения.Это становится очевидным, например, в речи Канемана (2003, 1449), лауреата Нобелевской мемориальной премии, где он объясняет, что в своем исследовании он намеревается исследовать «систематические предубеждения, разделяющие убеждения людей и их выбор». они делают из оптимальных убеждений и вариантов выбора, принятых в моделях рационального агента». С помощью такого рода процедур можно определить, соответствует ли поведение человека предположениям homo economicus и в какой степени поведение отклоняется от этой концепции (Angner 2014).Для некоторых исследователей неоклассический эталон является в то же время нормативным идеалом. Так, Ричард Талер (2016a, стр. 1591) пишет: «Теория ожидаемой полезности остается золотым стандартом принятия решений в условиях риска». Еще более радикально эта позиция сформулирована Колином Камерером и соавт. (2003): «Задача состоит в том, чтобы выяснить, какие виды «идиотского» поведения могут возникать регулярно и как их предотвратить, накладывая при этом минимальные ограничения на тех, кто ведет себя рационально.«Стремление уменьшить разницу между наблюдаемым поведением и эталоном с помощью предписывающих теорий включает в себя конструктивистские элементы (сравните, например, подталкивание Талера и Санстейна, 2008).

    Что касается эпистемологии, поведенческая экономика фокусируется на поведении человека в экономических (принятия решений) ситуациях (объектно-ориентированных, т.е. конкретный вопрос или явление считается очень важным), и в то же время гипотезы выводятся из обобщенной теоретической основы и применяется ко многим аспектам экономики (ориентированным на перспективу).Это отличает поведенческую экономику от других школ теории, которые обычно явно ориентированы на объект или перспективу. Таким образом, основное внимание уделяется анализу поведения человека в экономических (решающих) ситуациях, с одной стороны, и теоретической принадлежности к (неоклассическим) экономическим теориям, с другой стороны. Поведенческая экономика сталкивается с этим противоречием как перспектива, которая следует определенным интересам и в то же время следует теоретическим соображениям (см. раздел 8).

    Стань частью сообщества!

    Exploring Economics — это общественный проект.Как редактор вы можете стать частью редакционной команды. Вы также можете присоединиться к одной из многочисленных групп международного движения Curriculum Change.

    Стать редактором             Присоединяйтесь к движению

    5. Методика

    Методологическое внимание поведенческой экономики сосредоточено на экспериментах. Различают лабораторные и полевые эксперименты. В плане экспериментального исследования в качестве основы для анализа используется только измеренное поведение.

    Вернон Смит заложил основы стандартизированных экономических экспериментов. Его цель состояла в том, чтобы создать экспериментальную ситуацию, аналогичную теоретической ситуации агент-принципал, с фиксированным набором вариантов выбора, чтобы выявить предпочтения участников. Все другие влияющие факторы исключаются, чтобы сравнить предсказания модели с наблюдаемым поведением. Он развил этот подход к теории индуцированной стоимости (Смит, 1976). За это он получил премию Sveriges Riksbank в области экономических наук памяти Альфреда Нобеля.Смит описывает определенные методологические условия, которые должны соблюдаться для получения беспристрастных результатов. Например, разные варианты должны иметь разные награды. Для этого требуется благоприятная среда с определенными свойствами. Например, участник всегда должен предпочитать, чтобы его было больше (монотонность), а другие факторы должны быть скорее несущественными по сравнению со средой (доминирование).

    В то время как на заре поведенческой экономики доминировали лабораторные эксперименты, все большее значение приобретают полевые эксперименты (обзор см. в DellaVigna 2009).В дополнение к этому, применение нейробиологических измерений получило широкое распространение. Часто целью методологии является определение причинно-следственных связей. Часто используемый экспериментальный план с рандомизированной экспериментальной и контрольной группой предназначен для максимально точного моделирования контрфактической ситуации, чтобы изолировать эффект одной меры или изменения ситуации. Методологическая направленность ориентируется на идеал естественных наук.

    Качественные исследования являются редким исключением, и их методология явно отличается от стандартизированных экспериментов.Например, Трумэн Ф. Бьюли (Truman F. Bewley, 2002) провел 300 интервью с деловыми людьми, спрашивая, почему заработная плата не падает во время рецессии. Вместо измерения наблюдаемого поведения Бьюли исследовал индивидуальные мотивы.

    Генерация гипотез не следует единой модели в области поведенческой экономики. Эмпирическая ориентация на наблюдаемое поведение подразумевает индуктивный подход (который также постулируется в некоторых случаях, о чем свидетельствуют такие утверждения, как: «Пусть данные расскажут вам, что происходит как в эмпирической работе, так и в развитии теории» Thaler 2016b).Но обычно гипотезы выводятся из дедуктивной конструкции homo economicus и ее измененных форм. Более того, эксперименты проводятся, если теория не предлагает четких предсказаний или вообще каких-либо предсказаний.

    6. Идеология и политические цели

    Цель поведенческих экономических исследований состоит в том, чтобы получить больше знаний о поведении людей, принимающих решения, а также лучше информировать и политически формировать социальные явления (такие как инвестиции в частные пенсии, здравоохранение, решения по финансам и образованию), в основном в соответствии с нормативный идеал рационального выбора.Это означает, что поведение, которое считается экономически нецелесообразным, должно постепенно снижаться. Подталкивания (такие как настройки по умолчанию в пенсионных системах, расположение овощей в столовой или представление информации) рассматриваются как подходящие инструменты (Талер и Санстейн, 2008), чтобы заставить людей принимать решения, как если бы не было никакой ограниченной рациональности, например. из-за отсутствия самоконтроля. Предполагается, что сами люди предпочитают эти устройства и эти решения по сравнению с теми, которые руководствуются ограниченной рациональностью.Ричард Талер и Касс Санстейн (2008) понимают такие подходы как либеральный патернализм. Либеральный патернализм отличается от чистого патернализма тем, что возможности не ограничены. Вместо этого архитектура выбора изменяется в пользу предпочтительного результата. Относительно дебатов в рамках философии экономики см. Robert Lepenies and Magdalena Malecka (2015).

    Кроме того, результаты поведенческой экономики используются для проверки эффективности намеченной политики по отношению к определенной цели.Для экономистов-бихевиористов эксперименты являются адекватным методом сравнения различных вариантов политики. Группа Behavioral Insights Team в Великобритании, которая работает на правительство, разработала инструкции для государственных органов по проведению экспериментов на местном уровне. Это подразумевает переход к конкретным ситуациям как к отправной точке политики. Этот подход также применяется в экономике развития Абхиджитом Банерджи и Эстер Дюфло (2012), которые также придерживаются идеи либерального патернализма.

    Учись онлайн!

    В области обучения мы собираем множество курсов, на которые вы можете зарегистрироваться онлайн, чтобы получить кредиты или сертификаты об образовании.

    Исследование

    7. Текущие дебаты и анализ

    В литературе по поведенческой экономике постоянно обсуждается вопрос о том, являются ли предпочтения эндогенными или экзогенными. Известное исследование Джозефа Хенриха и соавт. (2001, 77) делает следующий вывод: «предпочтения в отношении экономического выбора не являются экзогенными, как это было бы в канонической модели, а скорее формируются экономическими и социальными взаимодействиями повседневной жизни».Большой обзор Armin Falk et al. (2015) дали аналогичные результаты. Это связано с дебатами в экономике благосостояния, области господствующей экономики, которая допускает нормативные утверждения. Однако, если предпочтения считаются эндогенными, нормативные заявления больше невозможны, потому что экономика благосостояния предполагает стабильные и экзогенные предпочтения. Таким образом, дискуссия в области философии экономики об «очистке предпочтений» обсуждает, возможны ли допущения об истинных утверждениях в экономике благосостояния (ср.Инфанте и др. 2016).

    Дальнейшее текущее исследование связано с переосмыслением представлений о личности. Это кажется необходимым, поскольку поведенческая экономика отвергает homo economicus как агента экономических моделей. В этом контексте Джордж Акерлоф и Рэйчел Кронтон (2000) установили идентичность, в основном понимаемую как предпочтение соответствовать нормам, в рамках экономических исследований. (Другую концепцию идентичности можно найти в работе Бенабу и Тироле, 2011 г.).Текущее состояние дебатов резюмирует Рэйчел Крэнтон (2016), а для критического анализа сравните Джона Дэвиса (2011).

    Испытуемые в лабораторных экспериментах также являются предметом споров (обзор см. у Левитта и Листа, 2007 г., а также у Кэмерера, 2015 г.). В статье, которая привлекла большое внимание, Henrich et al. (2010) охарактеризовали испытуемых как «самых странных людей в мире». В этом контексте «странный» означает «западный, образованный, промышленно развитый, богатый и демократический».По мнению авторов исследований, даже если результаты экономических лабораторных экспериментов не показывают среднего или обычного поведения, из этих экспериментов все же делаются общие выводы. Следовательно, внешняя валидность этих экспериментов ставится под сомнение. Напротив, Армин Фальк и Джеймс Хекман (2009) считают эти проблемы менее серьезными и указывают на высокую внутреннюю валидность, возможность выявления причинно-следственных связей, а также возможность объединения экспериментальных материалов с данными опросов для повышения внешней валидности.

    Что касается политических последствий поведенческой экономики, часто обсуждаются работы Талера и Санстейна о подталкивании и либеральном патернализме, особенно в других социальных науках, помимо экономики. Основные тезисы авторов заключаются в том, что ограниченно-рациональное поведение ведет к «поведенческим провалам рынка» и что человек часто неосознанно действует себе во вред. В таких случаях институты или государство должны «подталкивать» человека в правильном направлении, поскольку в противном случае его/ее будут подталкивать в каком-либо направлении другие лица, фирмы или институты, полностью лишенные демократической подотчетности.В Германии психолог Герд Гигеренцер (2015) отвергает подталкивание, поскольку оно в основном опирается на рациональный выбор как нормативный идеал и не действует посредством более качественных образовательных предложений, касающихся, например, финансовых решений.

    8. Разграничение: вспомогательные школы, другие экономические теории и другие дисциплины

    Невозможно последовательно провести различие между различными течениями поведенческой экономики. В учебниках по экономике (например, Beck 2014) области исследований поведенческой экономики часто разграничиваются по следующим предметам (аналогично дифференциации Рабина, описанной в разделе 2):

    • Анализ эвристики e.грамм. эвристика репрезентативности, эвристика доступности
    • Скидки и временные преференции
    • Альтруизм, справедливость, взаимность
    • Эмоции
    • Исследование счастья

    Дальнейшие различия, в частности в отношении практического применения теоретических открытий, можно провести между различными областями, такими как поведенческие финансы, поведенческая макроэкономика, социальная политика и либеральный патернализм (см. Beck 2014, исторический очерк представлен Heukelom 2014). ).

    Более того, предпринимались попытки классифицировать отдельные аспекты исследования в зависимости от того, кто проводил основную часть этого исследования (Tomer 2007): одним из примеров является теория удовлетворения Герберта Саймона (1955), согласно которой люди не максимизируют свою полезность, но удовлетворяются, как только их ожидания оправдываются. Еще одним примером является работа Джорджа Акерлофа (2002) по интеграции результатов поведенческой экономики в неоклассическую макроэкономику.Другим является значительное влияние Вернона Смита на экспериментальную экономику, основанное на его анализе функционирования и структуры рынков (историю см. Svorenčík 2015).

    В то время как основной поток поведенческой экономики пытается улучшить, а не революционизировать неоклассические концепции, есть некоторые авторы, которые дистанцируются от неоклассических концепций. Герман Брандштеттер и Вернер Гют назвали большую часть вышеупомянутого бренда исследовательских программ «неоклассической ремонтной мастерской» (1994), поскольку стандартные модели расширяются за счет результатов поведенческой экономики, но предположения о рациональной максимизации сохраняются.Однако существуют теории, отвергающие концепцию максимизации полезности. Примерами такого отказа являются теория удовлетворения (Simon, 1955), теория стремления к адаптации (Selten, 1998), принятие решений на основе конкретных случаев (Gilboa and Schmeidler, 2001), а также быстрая и экономная эвристика (Gigerenzer and Goldstein, 1996).

    Наконец, стоит упомянуть область нейроэкономики, с ее сильным акцентом на медицинские исследования, отправной точкой этого анализа являются результаты нейробиологии. Часто поведение здесь анализируют с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ).

    Оставайтесь с нами!

    Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы узнавать о новых дебатах, конференциях и писательских семинарах.

    Подпишись!

    9. Отделение от основного течения

    Одно из основных различий между поведенческой экономикой и основными теориями мейнстрима заключается в том, как классифицируется человеческое поведение. В то время как неоклассический мейнстрим считает концепцию поведения в терминах homo economicus описательно и нормативно адекватной, в поведенческой экономике поведение в терминах homo economicus является нормативным ориентиром (см. Kahneman 2003 и Thaler 2016a).Описательной основой является наблюдаемое человеческое поведение.

    Помимо этого различия, поведенческая экономика является признанной областью господствующей экономики. Признание и совместимость обусловлены экспериментальными методами, которые также являются стандартом в других эмпирических областях основных экономических исследований (см. Ангрист и Пишке, 2014).

    10. Учреждения

    Представители:

    • бывшие: Герберт Саймон, Амон Тверски, Вернон Смит, Рейнхарт Зельтен
    • текущий: Даниэль Канеман, Колин Камерер, Мэтью Рабин, Дэвид Лейбсон, Джордж Левенштейн, Ричард Талер, Эрнст Фер

    Журналы:

    • Игры и экономическое поведение
    • Экспериментальная экономика
    • Журнал экономического поведения и организации
    • Также популярные журналы, такие как American Economic Review, Quarterly Journal of Economics, Econometrica, Journal of Political Economy, Review of Economic Studies, Economic Journal, Journal of Economic Perspectives, Journal of Economic Literature

    Аналитические центры/университеты:

    • Университеты: Боннский, Кельнский, Цюрихский, Лондонская школа экономики и политических наук, Уорик, Ноттингем; Для США c.ф. https://www.behavioraleconomics.com/be-grad-programs/
    • Исследовательские центры: WZB Berlin, MPI für Bildungsforschung Berlin
    • Круглый стол по поведенческой экономике (совместно с Фондом Рассела Сейджа)

    Онлайн-платформы :

    Так какая у тебя самая большая мечта?

    Наше видение — это плюралистическая и критическая экономическая наука, которая находит ответ на климатический кризис и другие серьезные проблемы.

    Наше видение

    Ссылки

    Акерлоф, Джордж А.2002. «Поведенческая макроэкономика и макроэкономическое поведение». The American Economic Review 92 (3): 411–33.

    Акерлоф, Джордж А. и Рэйчел Э. Крэнтон. 2000. «Экономика и идентичность». Ежеквартальный журнал экономики 115 (3): 715–53.

    Олкотт, Хант. 2011. «Социальные нормы и энергосбережение». Журнал общественной экономики 95 (9–10): 1082–95.

    Ангнер, Эрик. 2014. «Безопасное плавание в огромном море эмпирических фактов»: онтология и методология поведенческой экономики».Научная статья SSRN 2489061. Рочестер [Нью-Йорк]: Сеть исследований в области социальных наук.

    Банерджи, Абхиджит В. и Эстер Дюфло. 2012. «Бедная экономика: радикальное переосмысление способа борьбы с глобальной бедностью » . Нью-Йорк [Нью-Йорк]: Связи с общественностью.

    Бек, Ханно. 2014. «Поведенческая экономика: eine Einführung». Висбаден: Спрингер Габлер.

    Бенабу, Роланд и Жан Тироль. 2011. «Идентичность, мораль и табу: убеждения как активы». Ежеквартальный журнал экономики 126 (2): 805–55.

    Бьюли, Трумэн Ф. 2002. «Почему заработная плата не падает во время рецессии ». Кембридж: Гарвардский ун-т. Нажмите .

    Биккери, Кристина и Райан Малдун. 2011. «Социальные нормы». Стэнфордская философская энциклопедия . http://plato.stanford.edu/entries/social-norms/ проверено 16.02.2017.

    Болтон, Гэри Э. и Аксель Окенфельс. 2000. «ERC: теория справедливости, взаимности и конкуренции». The American Economic Review 90 (1): 166–93.

    Брандштеттер, Герман и Вернер Гют, изд. 1994. «Очерки экономической психологии. » . Гейдельберг: Спрингер.

    Камерер, Колин. 2015. «Перспективы и успех лабораторной генерализации в экспериментальной экономике: критический ответ Левитту и Листу». In Handbook of Experimental Economic Methodology , под редакцией Гийома Р. Фрешетта и Эндрю Шоттера, 249–95. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Камерер, Колин, Сэмюэл Иссахарофф, Джордж Левенштейн, Тед О’Донохью и Мэтью Рабин.2003. «Регулирование консерваторов: поведенческая экономика и аргументы в пользу «асимметричного патернализма»». University of Pennsylvania Law Review 151 (3): 1211–54.

    Камерер, Колин и Джордж Левенштейн. 2004. «Поведенческая экономика: прошлое, настоящее, будущее». В Advances in Behavioral Economics под редакцией Колина Камерера, Джорджа Левенштейна и Мэтью Рабина, 3–51. Принстон [Нью-Джерси]: Издательство Принстонского университета.

    Дэвис, Джон. 2011. «Люди и идентичность в экономике » .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Делла Винья, Стефано. 2009. «Психология и экономика: практические данные». Журнал экономической литературы 47 (2): 315–72.

    Фальк, Армин, Анке Беккер, Томас Домен, Бенджамин Энке, Дэвид Б. Хаффман и Уве Сунде. 2015. «Природа и предсказательная сила предпочтений: глобальные данные». 9504. Документы для обсуждения IZA.

    Фальк, Армин и Джеймс Дж. Хекман. 2009. «Лабораторные эксперименты — главный источник знаний в социальных науках». Наука 326 (5952): 535–38.

    Фер, Эрнст и Клаус М. Шмидт. 1999. «Теория справедливости, конкуренции и сотрудничества». Ежеквартальный журнал экономики 114 (3): 817–68.

    Фрэнк, Роберт Х. и Бен С. Бернанке. 2004. «Принципы микроэкономики » . Бостон [Массачусетс]: McGraw-Hill/Irwin.

    Фредерик, Шейн, Джордж Левенштейн и Тед О’Донохью. 2002. «Скидка по времени и временные предпочтения: критический обзор». Журнал экономической литературы 40 (2): 351–401.

    Гигеренцер, Герд. 2015. «О предполагаемых доказательствах либертарианского патернализма». Обзор философии и психологии 6 (3): 361–83.

    Гигеренцер, Герд и Дэн Гольдштейн. 1996. «Рассуждение быстрым и экономным способом: модели ограниченной рациональности». Психологический обзор 103 (4): 650–69.

    Гильбоа, Ицхак и Дэвид Шмейдлер. 2001. «Теория решений, основанных на конкретных случаях». Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Генрих, Джозеф, Роберт Бойд, Сэмюэл Боулз, Колин Камерер, Эрнст Фер, Герберт Гинтис и Ричард МакЭлрит.2001. «В поисках Homo Economicus: поведенческие эксперименты в 15 небольших обществах». The American Economic Review 91 (2): 73–78.

    Генрих, Джозеф, Стивен Дж. Хайне и Ара Норензаян. 2010. «Самые странные люди в мире?» Науки о поведении и мозге 33 (2–3): 61–83.

    Хеукелом, Флорис. 2014. «Поведенческая экономика: история » . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Инфанте, Херардо, Гильем Лекуто и Роберт Сагден.2016. «Очистка предпочтений и внутренний рациональный агент: критика общепринятой точки зрения поведенческой экономики благосостояния». Журнал экономической методологии 23 (1): 1–25.

    Канеман, Даниэль. 2003. «Карты ограниченной рациональности: психология для поведенческой экономики». The American Economic Review 93 (5): 1449–75.

    ———. 2011. «Думай, быстро и медленно » . Нью-Йорк [Нью-Йорк]: Фаррар, Штраус и Жиру.

    Канеман, Даниэль и Амос Тверски.1979. «Теория перспектив: анализ решений в условиях риска». Econometrica 47 (2): 263–91.

    Крэнтон, Рэйчел Э. 2016. «Экономика идентичности 2016: откуда берутся социальные различия и нормы?» The American Economic Review 106 (5): 405–9.

    Лепенис, Роберт и Магдалена Малецка. 2015. «Институциональные последствия подталкивания — подталкивание, политика и закон». Обзор философии и психологии 6 (3): 427–37.

    Левин, Дэвид К.1998. «Моделирование альтруизма и злобности в экспериментах». Обзор экономической динамики , 1, 593–622.

    Левитт, Стивен Д. и Джон А. Лист. 2007. «Что лабораторные эксперименты по измерению социальных предпочтений говорят о реальном мире?» Журнал экономических перспектив 21 (2): 153–74.

    Мальмендье, Ульрике и Джеффри Тейт. 2005. «Самоуверенность генерального директора и корпоративные инвестиции». Финансовый журнал 60 (6): 2661–2700.

    Муллайнатан, Сендхил и Эльдар Шариф.2013. «Дефицит: почему слишком мало значит так много » . Лондон: Аллен Лейн.

    Рабин, Мэтью. 1993. «Включение справедливости в теорию игр и экономику». Американское экономическое обозрение 83: 1281-1302.

    Рабин, Мэтью. 2002. «Взгляд на психологию и экономику». European Economic Review 46 (4–5): 657–85.

    Зельтен, Райнхард. 1998. «Теория адаптации стремления». Журнал математической психологии 42 (2–3): 191–214.

    Саймон, Герберт А. 1955. «Поведенческая модель рационального выбора». Ежеквартальный экономический журнал 69 (1): 99–118.

    Смит, Вернон 1976. «Экспериментальная экономика: теория индуцированной стоимости». American Economic Review 66 (2): 274-79.

    Springer Gabler Verlag (Ed.) 2017. «Gabler Wirtschaftslexikon». c.f: Marktdesign, онлайн: http://wirtschaftslexikon.gabler.de/Archiv/17927/marktdesign-v7.html проверено 16.02.2017.

    Свенсон, Ола, 1981.«Все ли мы менее рискованны и более искусны, чем наши коллеги-водители?» Acta Psychologica . 47 (2): 143–148.

    Своренчик, Андрей. 2015. «Экспериментальный поворот в экономике: история экспериментальной экономики». Утрехтская школа экономики Серия диссертаций № 29. Утрехтский университет.

    Талер, Ричард. 2016а. «Поведенческая экономика: прошлое, настоящее и будущее». American Economic Review 106 (7): 1577–1600.

    ———. 2016б. «Вопросы и ответы с Ричардом Талером».В The Behavioral Economics Guide 2016 под редакцией Алена Самсона. http://www.behavioraleconomics.com.

    Талер, Ричард и Касс Санстейн. 2008. «Подтолкнуть » . Нью-Хейвен [Нью-Джерси]: Издательство Йельского университета.

    Томер, Джон Ф. 2007. «Что такое поведенческая экономика?». Социально-экономический журнал 36 (3): 463–79.

    Тверски, Амос и Даниэль Канеман. 1981. «Формирование решений и психология выбора». Science 211 (4481): 453–58.

    Тышка, Тадеуш. 2015. «Отвращение к двусмысленности». В Принятие решений в реальном мире: энциклопедия поведенческой экономики , под редакцией Морриса Альтмана, 12–14. Санта-Барбара [Калифорния]: Гринвуд.

    Вебер, Роберто и Робин Доус. 2010. «Поведенческая экономика». В The Handbook of Economic Sociology , herausgegeben von Neil J. Smelser und Richard Swedberg, 90–108. Принстон [Нью-Джерси]: Издательство Принстонского университета.

     

    Применение принципов поведения на рабочем месте

    Отклонение от стандартных рабочих процессов является обычным явлением.Но вместо того, чтобы рассматривать отклонение от процесса как врага, компании могут использовать его для достижения положительных результатов, применяя поведенческие принципы на рабочем месте.

    Воскресенье, полдень, и вы наслаждаетесь игрой своего любимого квотербека. Футбольная команда вашего родного города проигрывает 34–28, а мяч находится на 36-ярдовой линии соперника. Часы останавливаются, и это 3-й и 2-й. Когда игра на кону, квотербек кричит «Омаха, Омаха», и центровой ловит мяч. Координатор наступления вызвал реактивный облет звезды.Квотербек, однако, хорошо известный тем, что не обращает внимания на призыв к игре, отступает, отмахивается от дальнего аута и вместо этого делает пас «Радуйся, Мария» в зачетную зону. На этот раз решение квотербека отклониться, проигнорировав указание координатора нападения, преподносится как блестящее победное решение.

    Вы в восторге от результата, но должны задаться вопросом, почему квотербек не вел игру, чтобы легко подобрать два ярда, как ему было приказано? Увидел ли он что-то в линии защиты, что заставило его усомниться в том, что игра сработает? Увидел ли он открытый маршрут, который побудил его бросить мяч, или он просто решил отклониться от предписанной игры по какой-то другой причине или вообще без причины? Вы не единственный, кто задается вопросом.Почему квотербек сошел с ума, спросят и ответят на послематчевой пресс-конференции, а также будут показывать снова и снова в новостях и спортивных телепередачах в ближайшие дни.

    Чтобы вы не думали, что профессиональные футболисты — единственные сотрудники, которые время от времени выбрасывают сборник пьес, факты говорят об обратном.

    Чтобы вы не думали, что профессиональные футболисты — единственные сотрудники, которые время от времени выбрасывают сборник пьес, факты говорят об обратном. Исследование, которое мы представляем в этой статье, предполагает, что работники с готовностью будут игнорировать стандартные бизнес-процессы, когда стимулы или обстоятельства, с которыми они сталкиваются, побуждают их к этому.В этих исследованиях утверждается, что желание отклониться сохраняется с течением времени, а также в различных деловых и других операционных условиях. Во многих случаях отклонения в процессе воспринимаются негативно, но, возможно, столь же часто они рассматриваются как важные факторы повышения производительности.

    Совокупный эффект индивидуальных решений придерживаться или отклоняться от стандартного процесса трудно поддается количественной оценке. Учитывая, что действия сотрудников являются реакцией на окружающую среду, возможно, наиболее важно понять, почему они делают то, что делают.Представьте себе силу ретроспективного взгляда, которым наслаждаются футбольные тренеры в понедельник утром. Что, если бы предприятия лучше понимали, почему сотрудники отклоняются от утвержденных процессов, даже если их действия могут иметь серьезные последствия? Или когда сотрудники вынуждены отклоняться из-за системного сбоя, что можно узнать из их реакции? Могут ли компании лучше справляться с мошенническим поведением и использовать это поведение в качестве важного вклада в процесс постоянного улучшения?

    Чтобы информировать это обсуждение, мы предлагаем перспективы, полученные из трех связанных исследований отклонений рабочего процесса.Исследование, которое мы описываем, имеет место в различных контекстах, включая внедрение планирования ресурсов предприятия (ERP), управление поездками и гостеприимством, а также здравоохранение. Эта широта контекста показывает, насколько широко распространенными могут быть проблемы отклонения процессов, и предлагает важные идеи для менеджеров, стремящихся к повышению производительности труда. В поддержку этой цели мы формулируем и предлагаем основанные на исследованиях рекомендации по управлению людьми и их действиями в сложной и многогранной операционной среде.

    Серия статей Deloitte по поведенческой экономике и менеджменту

    Поведенческая экономика — это исследование того, как психологические, социальные и эмоциональные факторы часто противоречат экономическим стимулам и перевешивают их, когда отдельные лица или группы принимают решения. Эта область берет свое начало в работе лауреата Нобелевской премии Герберта Саймона, который еще в 1959 году подверг сомнению классическую экономическую теорию о том, что люди рационально максимизируют результаты, к которым они стремятся (то есть свою «полезность»), делая выбор. 1 С тех пор ученые утверждают и демонстрируют, что перед лицом неопределенности люди используют всевозможные простые, легкие в использовании, но часто неточные когнитивные сокращения. Люди не максимизаторы, а путаницы, изо всех сил пытающиеся справиться с реальностью, которая гораздо менее определенна, более сложна и более изменчива, чем они допускают. Хуже того, как неоднократно демонстрировал другой лауреат Нобелевской премии по поведенческой экономике Дэниел Канеман: «Мы можем быть слепы к очевидному, и мы также слепы к своей слепоте. 2

    Последствия когнитивных ограничений и предубеждений при принятии решений столь же разнообразны, сколь и обширны. Последствия распространяются на разные отрасли и приложения. Поэтому менеджерам необходимо кое-что понимать в тех аспектах человеческого восприятия и когнитивных процессов, которые могут ввести нас в заблуждение. Короче говоря, им нужно кое-что понять о психологии выбора.

    Этот документ является одним из серии, предлагаемой Deloitte, которая предназначена для удовлетворения этой потребности менеджеров, пытающихся улучшить производительность, рост и инновационные возможности своих организаций. 3  В каждой статье этой серии исследуются влияние и последствия поведенческих принципов на решения, которые люди делают в отношении своей работы. Читатель может ожидать появления некоторых общих тем, связанных с формулировкой выбора, неопределенностью результатов, влиянием времени (и времени) и общей неспособностью эффективно обрабатывать информацию. Каждая статья будет содержать набор практических рекомендаций по распознаванию, управлению и/или смягчению последствий этих очень естественных человеческих ограничений и предубеждений в прикладных условиях.

    В совокупности эти документы призваны проиллюстрировать, как понимание предубеждений и когнитивных ограничений является первым шагом в разработке контрмер, ограничивающих их влияние на организацию. В качестве альтернативы они могут помочь организациям и отдельным лицам определить стратегии, которые этично используют эти неизбежные элементы нашей человечности на благо производительности, роста и инноваций компании.

    Три исследования отклонения процесса

    Стандартизация бизнес-процессов долгое время рассматривалась как преимущество для организаций благодаря ее способности способствовать внедрению знаний о процессах внутри и между операциями, а также расширять возможности измерения и улучшения операций. 3 Неявным в этой перспективе является понимание того, что информационные технологии и протоколы, поддерживающие бизнес-процессы, включают представление о том, как процесс должен функционировать лучше всего, наряду с набором предположений о контексте, в котором процесс будет разворачиваться. Эти системы часто пересекают границы подразделений внутри бизнеса (а также границы между бизнесами). Это означает, что работники должны сделать выбор в отношении того, является ли предписанный способ выполнения работы на самом деле лучшим способом выполнения работы, или им следует отклониться от предписанного подхода и действовать, основываясь на собственной оценке ситуации.

    Исследования показывают, что не только многие склонны к отклонению от процесса, но и намерение отклониться, даже если ему будут препятствовать, будет сохраняться в течение длительных периодов времени.

    Наше первое исследование показывает, насколько настойчивыми могут быть сотрудники, которые используют возможность отклониться от предписанного процесса, когда они считают, что он не соответствует реальным потребностям бизнеса. Это происходит в контексте внедрения ERP-систем, на развертывание которых компании, как известно, тратят десятки и сотни миллионов долларов.Исследование показывает, что многие не только принимают отклонение от процесса, но и намерение отклониться, даже если ему помешают, будет сохраняться в течение длительных периодов времени.

    Если в первом исследовании изучается внутренняя мотивация работников к отклонению от нормы на основе восприятия «несоответствия», то во втором исследовании оценивается влияние внешней мотивации в форме измерений и стимулов. Здесь участникам индустрии гостеприимства представлена ​​система управления доходами (RM), которая использует сложные алгоритмы для балансировки предложения, спроса и времени для установления цен на гостиничные номера.Пользователи имеют возможность отклоняться от этих рекомендаций, основываясь на собственном суждении и понимании условий, которые могут не полностью учитываться установленной технологией и процессом. В исследовании рассматривается вопрос о том, как менеджеры могут влиять на поведение работников, связанное с отклонениями в процессе, с помощью измерений и стимулов. Факты свидетельствуют о том, что выбор, который делают менеджеры в этом отношении, может иметь большое значение.

    Помимо установления того, что мотивация к отклонению от стандартного процесса, особенно в том виде, в каком она реализована в ИТ, может быть как внутренней, так и внешней с предсказуемыми результатами, результаты первых двух исследований также показывают, что такие отклонения не всегда могут быть плохими.На самом деле они могут представлять реальные возможности «стать лучше». В частности, в случае с RM прямо признается, что работники могут иметь информацию, не связанную с «алгоритмом», которая может способствовать принятию более эффективных решений. 4 Но если это так, каковы последствия непрерывного обучения? Если работники регулярно отклоняются (в лучшую или худшую сторону), чтобы приспособиться к реальности конкретной ситуации, приводит ли это к общему организационному обучению и совершенствованию?

    Наше третье исследование предполагает, что препятствия здесь могут быть значительными.Контекст этого исследования — здравоохранение: исследователи следили за профессиональными медсестрами, чтобы наблюдать за моментами, в которых они должны были (по их мнению) отклоняться от стандартного процесса, чтобы справиться с неотложной ситуацией. В этом контексте стремление отклониться от установленного процесса оформляется как «операционная неудача» наряду с необходимостью разрешения ситуации в интересах пациента (в отличие от сделки). Тем не менее, как и прежде, большинство событий было спровоцировано реальным или предполагаемым сбоем потока информации (а в некоторых случаях и потока материалов) между организационными подразделениями (то есть процесс не включал соответствующую информацию).Также, как и прежде, мы видим, что работники (в данном случае медсестры) своевременно справляются с такими ситуациями.

    Особое внимание в третьем исследовании уделялось тому, доводилась ли и каким образом информация о сбое процесса до остальной части организации и включалась ли она в качестве возможности обучения в общий процесс. Похоже, что в большинстве случаев это было не так. В частности, исследование показало, что:

    «Высоко взаимозависимые передовые работники не контролируют организационные процессы, ответственные за большинство сбоев, с которыми они сталкиваются, и перед ними стоит трудная задача убедить влиятельных сотрудников в том, что эти препятствия требуют усилий по их устранению, что делает вероятным сохранение операционных сбоев. 5

    Значение этого открытия и результатов других исследований является существенным и будет обсуждаться после более глубокого обзора каждого исследования.

    Изменение процесса и развертывание ERP: отклонение и настойчивость, когда работники считают, что они лучше знают

    «Я лучше знаю!» Проще говоря, первое исследование помогает объяснить, почему сотрудники предпочитают работать с недавно установленной ERP-системой, отклоняясь от тщательно разработанных и стандартизированных протоколов и процессов.Сотрудники мотивированы вести себя таким образом, потому что они считают, что система не будет работать на них или позволит им выполнять работу по-своему. По своей сути их мотивация сродни гипотезе о том, что наш квотербек отклонился от игры, потому что считал, что она не сработает. Короче говоря, он думал, что знает лучше.

    В первом исследовании изучается предполагаемое отклонение бизнес-процесса после развертывания ERP. Организация обычно внедряет ERP для стандартизации рабочих процессов и обеспечения большей согласованности. 6 Однако достижение согласованности результатов зависит от того, будут ли работники придерживаться определенного для них встроенного в систему бизнес-процесса, включая выполнение предписанных шагов для выполнения работы. Однако возможно, что взгляды проектировщиков систем на правильный баланс между обработкой «потребностей» и «предписанных» процедур варьируются в зависимости от человека. 7 Кроме того, другие исследования показывают, что некоторые работники более склонны отклоняться от предписанных подходов, чем другие. 8 Это критическая проблема, особенно когда человек сталкивается с различными вариантами обработки. 9

    В ходе исследования исследователи использовали контролируемый эксперимент, чтобы повлиять на восприятие работниками того, как развертывание системы ERP «соответствует» потребностям бизнеса в краткосрочной и долгосрочной перспективе (см. врезку «Дизайн исследования» для более подробного описания исследовательский подход). 10 В нем проверялось, зависят ли намерения сотрудников отклоняться от стандартных процессов после крупномасштабного внедрения системы от восприятия пригодности и легкости, с которой можно отклониться от процесса.При этом он также исследовал устойчивость этих намерений с течением времени.

    Дизайн исследования

    Исследователи использовали контролируемое манипулирование контекстом, используя четыре альтернативных сценария, описанных ниже. Сценарии варьировались в зависимости от степени, в которой стандартный бизнес-процесс хорошо «соответствовал» бизнес-потребностям (вертикальная ось), и от того, насколько легко было отклониться от процесса (авторы используют термин «обойти»), чтобы отреагировать.

    Было разработано четыре описания случаев, чтобы увидеть, будут ли реакции, предсказанные структурой исследования, отражаться в поведении.Один из четырех кейсов был представлен каждому из 335 менеджеров, зачисленных на вечернюю программу MBA.

    После прочтения тематического исследования их конкретного состояния (например, низкий уровень несоответствия и высокая легкость обхода) респонденты ответили на вопросы, сосредоточившись на своих краткосрочных и долгосрочных намерениях отклониться от предписанного бизнес-процесса.

    Среднее намерение отклониться сравнивалось в каждом из случаев и подвергалось строгому статистическому тестированию, и были выявлены значительные различия между каждой из испытуемых групп.Короче говоря, на намерение отклониться от предписанных бизнес-процессов в значительной степени влиял уровень воспринимаемой пригодности, а также легкость, с которой такие отклонения могли быть выполнены.

    Ключевые выводы

    Намерения сотрудников отклоняться от стандартного процесса зависят от того, насколько сильно они воспринимают несоответствие технологии и очевидной доступности способов обойти навязанные системные протоколы. Важно отметить, что работники кажутся устойчивыми в своих намерениях, когда способы обойти систему недоступны.Рабочие демонстрируют терпение, пока ищут обходные пути, изначально соблюдая системные протоколы. В частых случаях, когда организация сворачивает свои усилия по адаптации сотрудников, настойчивые намерения таких сотрудников в конечном итоге проявляются в поведении, отклоняющемся от процесса.

    Это первое исследование также предполагает, что есть некоторые типы сотрудников, которые с большей вероятностью примут изменения, вызванные внедрением корпоративной системы (то есть, будут сопротивляться желанию отклониться).Результаты показывают, что сотрудники с опытом руководящей работы предполагали более низкие уровни долгосрочных отклонений процесса. Связанные исследования утверждают, что это связано с тем, что руководители часто демонстрируют лучшее понимание взаимозависимостей, которых требуют условия работы, и поэтому более склонны экспериментировать с технологиями, которые могут способствовать более тесному сотрудничеству. 11

    Основываясь на этих выводах, организационный успех при внедрении систем, по-видимому, зависит от долгосрочной заинтересованности сотрудников и принятия на протяжении всего жизненного цикла внедрения с упором на мониторинг на поздних стадиях.Организации мудры, чтобы не дать себя обмануть появлением, казалось бы, новой нормы, помня поговорку «старые привычки трудно умирают». Участники исследования продемонстрировали готовность отклоняться от предписанного бизнес-процесса в долгосрочной перспективе, когда они считали это необходимым для удовлетворения более понятных бизнес-потребностей.

    Обмен информацией о взаимозависимостях внутри бизнес-подразделений и между ними представляет собой потенциально важные стратегии минимизации этих отклонений. Однако для тех сотрудников, которые более сопротивляются изменениям, следующее исследование иллюстрирует силу стимулов для мотивации изменения поведения.

    Измерение и управление доходами: стимулы и тенденция отклоняться от рекомендаций системы

    « в моих руках!» Что, если вместо того, чтобы наказывать сотрудников за самостоятельные действия, организации позволили бы им действовать по своему усмотрению и даже вознаградили бы их за это компетентным образом? Вернемся к нашей футбольной метафоре: что, если система поощрений, которой был мотивирован квотербек, повлияла на его готовность изменить названную игру, а также на его последующую игру? Во втором исследовании исследователи показывают, как предоставление сотрудникам возможности самостоятельно отказаться от сценария может привести к повышению производительности при соблюдении определенных организационных условий.

    В индустрии гостеприимства отели часто полагаются на системы RM для предоставления агентам по бронированию рекомендаций по ценам на номера. Эти системы предлагают рекомендации, которые со статистической вероятностью максимизируют доход, учитывая количество номеров, доступных в течение периода бронирования. 12 Гостиничные сети различаются по степени соблюдения этих рекомендаций, которых они ожидают от своих работников. 13

    Многие крупные отели уполномочивают агентов принимать решения при принятии решения об отклонении заявок на доступные номера, другими словами, отклоняться от цен, предложенных RM.Это усмотрение позволяет агентам включать информацию, которая может не учитываться в алгоритме RM (например, другая конференция в городе, уникальные погодные условия, местное строительство).

    Авторы этого второго исследования попытались определить те факторы, которые влияют на готовность агентов «выбросить сценарий», отклоняясь от рекомендаций RM. В частности, как оценка эффективности и отзывы сотрудников влияют на принятие ими решений о бронировании?

    В этом исследовании ключевые показатели производительности (KPI) принимали две разные формы.Во-первых, отслеживались «ошибки принятия», когда агент принимает ставку ниже правил системы, часто из-за сокращения времени в периоде бронирования. Второй KPI измерялся как разница между полученным доходом и максимально возможным доходом (на основе предложенной цены). Ключевые показатели эффективности были разработаны для получения в основном одной и той же информации, но они были намеренно оформлены по-разному (сосредоточены на пользе, а не на штрафе/затратах), чтобы изолировать любые потенциальные психологические реакции, вызванные стрессом (см. врезку «Дизайн исследования» для более полного описания исследование).

    Дизайн исследования

    В ходе этого исследования 120 опытных агентов по продажам в отелях познакомились с системой RM, которая предоставила им рекомендации по ценам при различных условиях.

    Задача каждого агента заключалась в том, чтобы выделить фиксированное количество комнат потенциальным клиентам в течение фиксированного периода времени. Номера, которые не были забронированы к концу периода бронирования, не имели денежной стоимости. Агенты получили входящие заявки и решили выделить комнату и получить доход или отклонить заявку в надежде продать более высокооплачиваемому клиенту до истечения времени (в это время непроданные комнаты будут иметь нулевую стоимость).

    Агенты были разделены на три группы лечения. Каждая группа увидела одинаковую модель цен предложений и времени прибытия, но они различались по типу отзывов, которые они получили о своей работе.

    Контрольная группа не получила отзывов о производительности.

    Группе со штрафной рамкой была предложена непрерывная обратная связь по эффективности, в которой подчеркивались упущенные возможности, вызванные отклонениями от рекомендации RM (особенно принятые заявки, которые были ниже рекомендации RM).

    Группе , ориентированной на выгоды, была предложена непрерывная обратная связь о результатах деятельности, в которой подчеркивались ситуации, в которых организация выиграла от отклонения RM (особенно когда отклонение приводило к последующей продаже с более высокой стоимостью).

    По построению показатели обратной связи были сильно коррелированы, а это означает, что различия в поведении, вероятно, были связаны с восприятием показателя эффективности, а не с передаваемой ими информацией. В дополнение к общей производительности участников исследования также отслеживали уровень стресса, который они испытывали.Эта информация также коррелировала с работой исследователей.

    Ключевые выводы

    Исследование показало, что на решение о бронировании сильно повлияла обратная связь. Даже с учетом общей цели максимизации доходов форма обратной связи оказала заметное влияние. Конкретные данные свидетельствуют о том, что:

    • Обратная связь со штрафными рамками приводит к более строгому соблюдению предлагаемых правил ценообразования, а также к большему стрессу для работника. Этот вывод основан на предыдущем исследовании, которое показало, что на решения влияет то, как люди формулируют свой выбор. 14 Обрамление обратной связи также имеет тонкие эффекты. Обратная связь, направленная на наказание, вызывает дискомфорт и стресс у лиц, принимающих решения, при выполнении ими своей работы; воздействие усиливается, когда люди считают, что они не могут повлиять на результат, и предполагают, что в результате может пострадать их производительность. Чем больше неопределенность, тем больше стресс. 15 Кроме того, участники исследования демонстрировали повышенный уровень стресса, когда им давали мало времени для принятия решения. 16 Теоретически, уклонение от штрафов действует как стрессор для людей, мотивируя их избегать штрафов, придерживаясь цен, предложенных RM, а не отклоняясь от них. 17
    • Обратная связь, основанная на преимуществах, привела к более высокому уровню отклонения RM, а также к увеличению доходов на 10 процентов. Преследуя общую цель максимизировать доход от резервирования, агенты, получившие обратную связь, основанную на преимуществах, и, следовательно, испытавшие меньший стресс, добились большего успеха, добившись на 10 % более высокого дохода, чем агенты, получившие обратную связь со штрафной рамкой.

    Основываясь на этом втором исследовании, можно утверждать, что мотивация отклонения от стандартизированных бизнес-процессов и систем, которые их поддерживают, не возникает просто из восприятия того, что процесс недостаточен для поставленной задачи (как в первом исследовании). ), но также может быть дополнен внешними метриками, применяемыми к работникам. В этом случае представление отклонений как положительных или отрицательных увеличивало или уменьшало уровень отклонений, проявляемых рабочими. Кроме того, исследование иллюстрирует влияние негативного фрейминга на уровень стресса у работников — фактор, который менеджеры могли бы справедливо учитывать.

    По совпадению, исследование также продемонстрировало случай, когда более высокие уровни отклонений на самом деле связаны с более высокими уровнями производительности, предполагая, что такие отклонения не всегда плохи для бизнеса. Оказывается, одна хитрость заключается в понимании того, насколько сложно организациям извлечь уроки из отклонений в процессе, чтобы стандартизировать и улучшить общую производительность. Такова тема третьего исследования, которое мы рассмотрели.

    Операционный сбой и восстановление: задача изучения отклонений процесса

    » У меня нет выбора!» Представим на мгновение, что вместо того, чтобы отклониться, сотрудник чувствует себя вынужденным сделать это из-за сбоя в работе.В этом третьем исследовании исследователи изучают, как медицинские работники реагируют на сбои в работе, импровизируя, чтобы защитить уход за пациентами, что больше всего похоже на возможность того, что квотербек увидел сбой в игре. Не имея другого выбора, ему пришлось отказаться от сценария, отреагировать на неудачу в атаке и импровизировать в погоне за лучшим результатом.

    Операционные сбои регулярно возникают в организациях сложного обслуживания, в том числе в здравоохранении. В дополнение к растрате ценных ресурсов и тому, что пациенты подвергаются ненужным процедурам, неудачи часто снижают моральный дух сотрудников и вызывают мысли об увольнении. 18 Что еще более важно, даже кажущиеся незначительными сбои могут привести к угрозе благополучию пациента. 19 Обычно это происходит, когда проблемы задерживают уход за пациентами, что ставит под угрозу их здоровье и создает дополнительную работу для медсестер. Эти проблемы также могут затруднить для медсестер запоминание и управление всеми необходимыми этапами ухода за пациентом и, таким образом, увеличить вероятность ошибок. 20 Это представляет собой серьезную проблему, учитывая, что медицинские несчастные случаи ежегодно убивают больше людей, чем дорожно-транспортные происшествия, рак молочной железы или СПИД. 21

    Дизайн исследования

    Исследователи следили за группой из 26 медсестер в девяти больницах почти 240 часов. За это время была зафиксирована подробная информация о трудовой деятельности.

    После сбора данных наблюдений исследователи опросили половину медсестер. Протокол полуструктурированного интервью был разработан, чтобы понять, как операционные сбои повлияли на производительность медсестер и их отношение к своим ролям, связанным с работой, и уходу за пациентами.

    Операционные сбои были классифицированы как проблемы или системные ошибки. Проблемы включали такие события, как то, что что-то нужное работнику было недоступно или даже присутствовало таким образом, что мешало выполнению задачи. Системные ошибки включали ситуации, когда выполнение задачи считалось ненужным или некорректным. Системные ошибки рассматривались как ошибки в рабочем процессе, которые могли привести или не привести к врачебной ошибке (например, ненужный шаг может не причинить вреда пациенту, но он все же тратит впустую ресурсы больницы).

    Влияние каждой проблемы на систему в целом было определено количественно на основе нескольких параметров производительности, включая количество необходимых дополнительных задач, прямое и косвенное время, затраченное на проблему, количество прерываний, прямую и косвенную задержку выполнения задачи, риск для пациента, количество людей, вовлеченных в решение проблемы, и потери. Приблизительная стоимость каждой проблемы была оценена с использованием этих показателей наряду с оценками заработной платы медсестер, больничных расходов и стоимости врачебных ошибок.

    Часто операционные сбои возникают из-за сбоев в поставке материалов или информации через организационные границы (разные отделы), и сотрудники быстро компенсируют их возникновение. Таким образом, общие затраты, понесенные в связи с этими проблемами, часто остаются незамеченными, и поэтому организациям сложно учиться и совершенствоваться. Обучение на этих обязательных отклонениях процесса затруднено, потому что работники (в данном случае медсестры) быстро выполняют обходные пути, а затем переходят к следующей задаче, не предпринимая никаких организационных усилий, направленных на сбор и использование извлеченных уроков. 22

    Извлечение информации из этих обязательных отклонений процесса не представляется возможным, поскольку работники (в данном случае медсестры) быстро выполняют обходные пути, а затем переходят к следующей задаче без каких-либо организационных усилий, направленных на сбор и использование извлеченных уроков.

    В нашем третьем исследовании исследователи пытаются предложить рецепты по сокращению операционных сбоев, сначала поняв их фундаментальную природу. Операционные сбои считаются обычным явлением в больничных сестринских отделениях, потому что для этой рабочей среды характерны взаимозависимость и неопределенность. 23

    Взаимозависимость задач может заставить медсестер зависеть от других, таких как врачи, фармацевты и уборщики, для эффективной работы. Кроме того, оказание помощи пациентам сопряжено с неопределенностью, поскольку каждый пациент имеет уникальное состояние, историю болезни и реакцию на лечение. Из-за этих двух условий медсестры иногда оказываются без материалов, информации или услуг для лечения пациентов.

    В исследовании наблюдались два типа операционных сбоев: проблемы и системные ошибки (более подробное описание исследования см. врезку «Высокое влияние сбоев»).Различие между этими типами неудач важно для потенциала организационного обучения и решения проблем. Проблемы определяются как те сбои, о которых работники узнают, когда они происходят, — они мешают медсестрам выполнять текущую задачу. Напротив, системные ошибки выявляются постфактум, когда медсестры понимают, что их работа была ненужной или непродуктивной. Эти два типа отказов отличаются тем, что проблемы можно исправить или зарегистрировать по мере их возникновения.

    Источник неудачи рассматривался исследователями как еще один фактор, имеющий отношение к обучению и решению проблем.Исследование классифицировало происхождение каждой проблемы как внутреннее или внешнее по отношению к сестринскому отделению. Это определение было сочтено важным для понимания вероятности того, что сестринское отделение может само по себе повлиять на решение данной проблемы.

    Наконец, была записана реакция медсестер и руководителей больниц на неудачи, чтобы определить, воспринимались ли неудачи как рутина (повторяющаяся или нормальная часть сестринского дела) или как повод для особого беспокойства. Различие важно, потому что рутинные сбои представляли собой отклонения от стандартного процесса, которые обычно не анализировались и, следовательно, не подлежали систематическому обучению или исправлению (даже если они решали проблему).

    Большое влияние отказа

    Неудачи ранжировались по трем параметрам, включая влияние на уход за пациентами, сложность решения и взаимодействие с больницей за пределами отделения сестринского ухода.

    Одиннадцать процентов неудач оказали значительное влияние на пациентов, медсестер и больницы. Эти неудачи требовали в среднем 5,3 дополнительных задач, 11,6 минут рабочего времени медсестер и помощи двух дополнительных человек. Для сравнения, для решения маловажных проблем требовалось примерно две минуты, и никаких дополнительных задач или людей.

    Серьезные отказы негативно повлияли на эффективность ухода за пациентами со средней задержкой в ​​34 минуты. Отложенные задачи, как правило, включали срочные вопросы, такие как лабораторные анализы, лекарства и питание. Незначительные проблемы обычно не влияли на эффективность ухода за пациентами.

    Отказы с серьезными последствиями также были связаны с больничными отходами внутри и за пределами конкретного отделения сестринского ухода. Для этих сбоев среднее задание не было выполнено до тех пор, пока не прошло 42 минуты после того, как сбой был зафиксирован и медсестры были прерваны 1.7 раз.

    Наиболее серьезным последствием серьезных отказов был риск для безопасности пациента со средним риском 1,8/3,0 (0 = отсутствие риска, 1 = дискомфорт пациента, 2 = потенциальный риск при наличии других факторов, 3 = отказ сам по себе может причинить вред).

    В целом стоимость отдельных отказов оценивалась в среднем в 414 долларов США и варьировалась от 16 до 1708 долларов США.

    Низкие ожидания и отсутствие контроля способствовали принятию неудач.

    Ключевые выводы

    1. Примечательно, что 44 процента наблюдаемых сбоев воспринимались медсестрами и менеджерами как рутина.В подавляющем большинстве оставшихся случаев неудачи считались нестандартными только участвующими медсестрами (это составляло 52,6 процента от общего числа случаев неудач). Только в 4 процентах случаев проблема поднималась до уровня, касающегося руководителей больниц.
    2. Медсестры выразили желание устранить первопричины чуть более половины всех проблем, с которыми они столкнулись. Однако они часто не замечали закономерностей в поломках, которые предполагали бы, что эти сбои можно предотвратить в будущем.Кроме того, когда они считали, что их можно предотвратить, они все же предпочитали бороться самостоятельно, а не уведомлять менеджеров.
    3. Склонности медсестер часто были мотивированы нехваткой времени, чувством ответственности перед пациентами и общим убеждением, что квалифицированные медсестры могут преодолеть многие недостатки больничного процесса. Эти мотивы мешали выражать беспокойство по поводу неудач. 24
    4. Большинство медсестер были разочарованы неудачами, но ожидали их как часть ведения бизнеса в сфере здравоохранения.Кроме того, большинство неудач возникло в областях, которые поддерживали медсестер, но не находились под их контролем. Таким образом, низкие ожидания и отсутствие контроля способствовали принятию неудач, что подтверждается другими недавними исследованиями медицинских ошибок. 25
    5. Административная поддержка более высокого уровня при сбоях часто считалась недостаточной. Менеджеров часто считали неэффективными в оценке полного воздействия сбоев процессов. Отсутствие участия и осведомленности препятствовало способности менеджеров использовать свое влияние для решения проблем, возникающих за пределами отделения медсестер.

    Несмотря на сложность выявления возникновения и стоимости организационных сбоев, они заслуживают усилий по пониманию и адаптации стандартных процессов для их устранения. Со временем цена этих неудач может быть огромной. 26 Из этого исследования мы пришли к выводу, что рабочие часто компетентно реагируют на сбои в работе, отклоняясь от стандартного процесса, чтобы приспособиться к обстоятельствам и информации, которые не были предусмотрены разработчиками процесса.Исследование установило, что, хотя эти импровизированные ответы часто соответствуют ситуации или проблеме, они не реализуют возможности для запуска обучения, адаптации и повышения производительности в долгосрочной перспективе. В этом случае отклонение от процесса кажется положительным, хотя и непризнанным, аспектом всей системы.

    Управленческие последствия: сокращение, принятие и использование девиантного поведения

    В совокупности эти исследования показали, что отклонения от стандартного бизнес-процесса являются обычным явлением, обусловлены сложным набором мотивов сотрудников и приводят к континууму результатов.Некоторые сотрудники действуют по своему усмотрению и отклоняются от установленных правил в погоне за оптимизацией производительности, как мы видели в случае с агентами по бронированию отелей. Другие будут отклоняться, когда неоптимальные условия работы мешают им выполнять свою работу, беря на себя инициативу, чтобы найти подходящий обходной путь, который позволит им выполнить поставленную задачу. К сожалению, девиантное поведение также может быть результатом более корыстных амбиций, как мы видели на примере сотрудников, которые выжидали и активно работали над тем, чтобы обойти технологические реализации, которые они считали слишком жесткими, неуместными или неэффективными.

    Если принять, что отклонение процесса во всех его формах вероятно, как менеджеры могут увеличить склонность к положительным результатам? Ниже мы рассмотрим трехэтапную стратегию — сократить, принять и усилить, — которую менеджеры могут использовать именно для этого.

    1. Уменьшите двусмысленность, которая приводит к отклонениям. Взаимозависимость часто порождает двусмысленность, которая, в свою очередь, может создать стимул к отклонению. Когда люди не осознают всего процесса, они могут иметь более сильное убеждение в том, что операционное предписание неверно.Это усиливает ощущение дискомфорта и повышает вероятность того, что будут выявлены отклонения в процессе. Чтобы бороться с этим чувством, менеджеры должны рассмотреть возможность предоставления эталонов, продвижения образцов трудовой деятельности и, что наиболее важно, убедиться, что они соответствуют представлениям работников о том, какова их роль в организации. Если эти взгляды нуждаются в корректировке, менеджеры должны рассмотреть возможность использования стратегий развития, разработанных для того, чтобы сделать более крупную систему более понятной для всех участников — например, внедрение ротации работников или разработка четко сформулированных задач, в которых четко указано «почему», стоящее за каждой задачей.
    2. Примите отклонение от процесса как культурно, так и процедурно. Хотя бывают случаи, когда отклонение от процесса нежелательно, существует множество ситуаций, в которых наделение полномочиями и, следовательно, влияние на то, как кто-то отклоняется, может привести к улучшению процесса. Переход от точки зрения «отклонение — это плохо» к точке зрения, которая поощряет отклонение как предвестник достижения позитивных организационных изменений, может быть большим шагом, требующим значительной организационной поддержки. Для тех организаций, которые хотят поощрять отклонение от процесса, приводящее к положительным результатам, может быть полезно провести ребрендинг или изменить его положение.Отклонение процесса по своей сути представляет собой воплощение индивидуального усмотрения. Выбор отклонения и форма, которую принимает отклонение, являются результатом личного характера, навыков и опыта человека. Менеджеры могут рассмотреть вопрос о дальнейшем увеличении склонности к положительным результатам, вытекающим из отклонений от процесса, путем поощрения индивидуального усмотрения со стороны тех сотрудников, которые обладают пониманием межведомственных проблем и способностью решать трансграничные проблемы. Рассмотрите возможность введения надзорных функций на более ранних этапах продвижения по карьерной лестнице, чтобы расширить этот потенциал в масштабах всей организации.Кроме того, исследования показывают негативное влияние стресса на способность людей здраво рассуждать. Менеджеры должны работать над обеспечением положительной обратной связи и снижением ненужного стресса на рабочем месте, если они стремятся добиться положительных результатов от отклонений в процессе.
    3. Использование девиантного поведения сотрудников для информирования организации о лучших практиках. Как уже говорилось, мы рассматриваем технологические отклонения как результат действия работника по своему усмотрению в ответ на условия, связанные с рабочей средой.Изучение этих условий, особенно тех, которые способствуют отклонению, связанному с организационными преимуществами по сравнению с организационными затратами, может предложить учреждениям ценную возможность обучения. Думайте об этом как о руководстве по эксплуатации, основанном на кумулятивном опыте отдельных участников, которое должно быть распространено за пределами организации для исправления или точной настройки операций — набор передовых методов реагирования на общие проблемы на рабочем месте. Чтобы максимизировать потенциальные выгоды, менеджеры должны учитывать:
      1. Разработка процесса выявления операционных сбоев, особенно тех, которые связаны с межгрупповым общением и координацией. Благодаря формализованному процессу выявления отказов менеджеры смогут наблюдать или анализировать различные импровизированные решения, оценивать эффективность и действенность этих решений и определять их потенциал для более широкого применения в организации.
      2. Внедрение процедур для устранения сбоев, перекрывающих границы. Такие процедуры помогут достичь двух важных результатов: (1) сотрудники могут с большей вероятностью доводить до сведения руководства операционные сбои, а не просто принимать сбои как неизбежную часть своей повседневной работы; и (2) межведомственные оперативные вопросы могут быть решены более гладко при наличии заранее установленного протокола и/или иерархии принятия решений.

    Во время футбольного сезона у нас есть возможность увидеть, как организации могут превратить хорошо управляемое мошенническое поведение в ощутимый успех с помощью этих трех шагов, описанных выше. Во-первых, наш любимый квотербек уменьшает двусмысленность благодаря своему легендарному пониманию тонкостей атакующей и оборонительной систем и того, как они работают вместе. Во-вторых, его самым большим непосредственным стимулом для положительного отклонения является удовлетворение от победы (и долгосрочная финансовая компенсация).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.