Депрессия реферат: Произошла ошибка

Этапы переживания пациентом своей болезни

Психологические консультации для онкологов, сохраняется анонимность
Телефон: 8-800 100-0191
(звонок по России – бесплатный, консультация круглосуточно)

Столкновение с диагнозом «онкологическое заболевание» зачастую является сильнейшим стрессом для любого человека и активизирует различные психологические реакции. Процесс переживания ситуации болезни имеет несколько закономерных этапов, имеющих разную эмоциональную и когнитивную составляющую. Каждый из этих этапов диктует необходимость организации взаимодействия с пациентом соответственно этим особенностям, поэтому понимание фаз переживания болезни является важным инструментом налаживания контакта в системе «врач-пациент».

Е. Кюблер-Росс установила, что большинство больных проходит через пять основных стадий психологической реакции:

  1. Отрицание или шок
  2. Гнев
  3. Торг
  4. Депрессия
  5. Принятие

1. Фаза отрицания заболевания. Она очень типична: человек не верит, что у него есть потенциально смертельная болезнь. Больной начинает ходить от специалиста к специалисту, перепроверяя полученные данные, делает анализы в различных клиниках. В другом варианте он может испытывать шоковую реакцию и вообще больше не обращается в больницу. В этой ситуации нужно эмоционально поддержать человека, но не нужно менять эту установку, пока она не мешает лечению.

2. Фаза протеста или дисфорическая фаза. Характеризуется выраженной эмоциональной реакцией, агрессией, обращенной на врачей, общество, родственников, гневом, непониманием причин болезни: «Почему это случилось именно со мной?» «Как это могло произойти?». В этом случае необходимо дать больному выговориться, высказать все свои обиды, негодование, страхи, переживания, представить ему позитивную картину будущего.

3. Фаза торга или аутосуггестивная. Для этой стадии характерны попытки «выторговать» как можно больше времени жизни у самых разных инстанций, резкое сужение жизненного горизонта человека. В течение этой фазы человек может обращаться к богу, использовать разные способы продлить жизнь по принципу: «если я сделаю это, продлит ли мне это жизнь?». В этом случае важно предоставить человеку позитивную информацию. Так, хороший эффект в этот период дают рассказы о спонтанном выздоровлении. Надежда и вера в успех лечения являются спасательным кругом для тяжело больного человека.

4. Фаза депрессии. На этой стадии человек понимает всю тяжесть своей ситуации. У него опускаются руки, он перестает бороться, избегает своих привычных друзей, оставляет свои обычные дела, закрывается дома и оплакивает свою судьбу. В этот период у родственников возникает чувство вины. В этой ситуации нужно дать человеку уверенность, что в этой ситуации он не один, что за его жизнь продолжается борьба, его поддерживают и за него переживают. Можно вести разговоры в сфере духовности, веры, а также психологически поддерживать и родственников пациента.

5. Пятая стадия – это наиболее рациональная психологическая реакция, хотя до нее доходит далеко не каждый. Больные мобилизуют свои усилия, чтобы несмотря на заболевание, продолжать жить с пользой для близких.

Вышеперечисленные стадии не всегда идут в установленном порядке. Больной может остановиться на какой-то стадии или даже вернуться на предыдущую. Однако знание этих стадий необходимо для правильного понимания того, что происходит в душе человека, столкнувшегося с тяжелой болезнью, и выработки оптимальной стратегии взаимодействия с ним.

Использованы материалы www.psychooncology.ru

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

252627282930 

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Май

Июн

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Появление и выявление подростковой депрессии — реферат

Содержание
Введение
Глава 1. Психологические основыподростковой депрессии
1.1. Симптомы депрессивного состояния
1.2. Причины депрессий в школе
Глава 2. Профилактика и лечениедепрессий
2.1. Специфика поведения  подростков,страдающих скрытой депрессией
2.2. Профилактика депрессий  и помощьв лечении
Заключение
Литература
Приложение

Введение
Слово «депрессия» употребляют вразных смыслах — в науч­ном, общежитейском и литературном. В последних двухслучаях депрессией чаще всего именуют то, что на самом деле депрессией неявляется. Депрессия — это сильная тоска, сопровождающаяся чувством отчаяния итревоги. Помимо депрессии, бывает гипотимия (снижение настроения, знакомое едвали не каждому че­ловеку, но носящее кратковременный и невыраженный характер;гипотимия сопровождает почти все психические болезни и бывает также и усовершенно здоровых людей). У детей и подростков часто регистрируют дистимию —такое кратковременное наруше­ние настроения, которое проявляетсяраздражительностью, плак­сивостью, капризностью, вегето-сосудистымирасстройствами. Ес­ли человек встал утром «с левой ноги», т. е. злобен, раздра­жен,всем делает замечания, всем недоволен, ищет, на ком бы сорвать злобу, то втаких случаях говорят о дисфориях, которые бы­вают у больных эпилепсией и у лицс органическими поврежде­ниями головного мозга.

Как правило, в житейском илитературном смысле и дисфории, и дистимии, и гипотимии называют депрессиями ипотом удив­ляются, откуда это столько депрессий развилось!
    Истинные же депрессии, конечно,существуют, и не так редко. Они бывают не только при маниакально-депрессивномпсихозе, но и практически при всех душевных расстройствах. Например, нет и неможет быть ни одного выраженного невроза, который бы не протекал с пониженнымнастроением, в некоторых случаях де­прессивным. Нередко депрессивное настроениекак бы прикры­вается другими расстройствами, например соматическими. Начи­наютдавать такому больному, который долгое время маялся по терапевтическимкабинетам, препараты, снимающие депрессию (антидепрессанты), как егосоматическое состояние резко улуч­шается. Вот и говорят о депрессиях в маскесоматического заболевания.
        Чаще всего в практикедетского и подросткового психиатра встречаются невротические депрессии испецифические депрессии у подростков[7,139].
       В чем смысл невротическихдепрессий? Человек испытывает неблагоприятное психическое воздействие (ононеблагоприятно лишь для данного индивида, 99% других людей это воздействие невоспринимают как неблагоприятное), у него ухудшается на­строение, он испытываетчувство своей неполноценности, ущерб­ности, ругает себя, ищет у себявсевозможные недостатки и т. д. Все это сочетается с невротическими нарушениямисна, аппетита и пр. Но в любом случае на первый план выходит стойкое по­нижениенастроения, зависящее от ситуации. Вот это расстрой­ство ученый из ФРГ X.Фёлькель и назвал «невротической деп­рессией». В нашей стране оно было подробноописано Надеждой Дмитриевной Лакосиной в 1970 году. У детей невротическая деп­рессия— это не столько депрессия, сколько гипотимия и дистимии.
    Актуальность исследования.Депрессия у подростков — это совсем другое дело, до конца еще не изученное.Давно известно, что данный возрастной период, хотя то и «опьянение без вина»(Гете), часто сопровождается грустью и печалью, которые нередко достигают такойстепени, что подросток добровольно расстается с жизнью.
      Депрессии у подростков могутвыступать в «чистом» виде и в какой-то маске (скрытой). Обычно во втором случаеподростки жалуются на общую разбитость, пониженное настрое­ние, отсутствиеаппетита, непонятные боли в разных частях тела. Если жалобы затянулись, еслиповедение больного вызывает опа­сение у окружающих, то такого подростка лучшепроконсульти­ровать с педиатром, а тот уже решит, нужно ли обращаться кпсихиатру. Подобные депрессии обычно излечиваются без следа, нужно толькоправильно их лечить. Но если речь идет о деп­рессии, то всегда нужно бытьначеку: почти все самоубийства совершаются, когда настроение понижено, когдаодолела тоска и потерян смысл жизни. Всякое неуважение к школьнику, гру­бое кнему отношение (учитывая тем более повышенную рани­мость подростков, их чрезмернуючувствительность ко всякого рода замечаниям и нотациям) — это и многое другоемогут вызвать пониженное настроение или резко заострить его, а от этого до не­поправимойбеды один шаг.
Цель данной работы: рассмотретьпричины появления и выявления подростковой депрессии.
Для достижения поставленной цели,необходимо решить следующие задачи;
— выявить признаки депрессии уподростков;
— проанализировать причины появлениядепрессивного состояния  у подростков;
 — изучить методы лечения ипрофилактики подростковой скрытой депрессии.
Работа состоит из введения, двухглав, заключения, списка литературы.

Глава 1.Психологические основыподростковой депрессии
1.1.Симптомы депрессивного состояния
Одно из ярких проявлений горя вподростковом возрасте — депрессия. Ее глубину опреде­ляют по числу симптомов ипродолжительности их проявления. Горечь потери может способствовать ухудшениюуспеваемости, возникновению проблем со здоровьем, пренебрежению своимиобязанностями дома или на работе, появлению неопрятности в одежде. Подросткимогут уйти в себя, проводить все больше вре­мени в одиночестве, даже начатьпитаться отдельно от других; могут предаваться размышлениям и фантазиям о своембывшем возлюбленном под сентиментальную музыку. Подросткам может казаться, чтоони больше уже никого не полюбят. Они могут даже попытаться найти утешение внаркотиках или алкоголе. Долж­ны вызывать пристальное внимание и те подростки,которые не демонстрируют какой-то особой реакции на свою утрату но при этомначинают вести бурный образ жизни, слишком поспешно завязывая новыеэмоционально окрашенные отношения. Поте­ря любви является также одной изосновных причин самоубийств среди подростков [8,71].
В трудных случаях депрессии лечатлекарствами (антидеп­рессантами) и психотерапевтическим воздействием, направлен­нымна ослабление влияния неблагоприятных факторов среды.
Почти все психические расстрой­ства,кроме протекающих с интеллектуальной недостаточностью, окрашены в печальные,грустные тона. Скрытая форма депрессии  сглаженная, смяг­ченная, не такбросающаяся в глаза. Зато обычно более дли­тельная, растянутая во времени.
Депрессии в детстве в основномразвивается постепенно, после более или менее длительного периодапредвестников, во время которого депрессивная симптоматика имеет стертый, фрагментарныйхарактер. На первый план выступают вегетативные расстройства, ограничивающиесянарушением сна, аппетита и повышением температуры, и отрывочные, непостоянныесоматические жалобы, сопровождающиеся слезливостью, неотчетливыми жалобами наскуку, периодами молчаливости и отгороженностью. Такие дети никогда не попадаютв поле зрения детского психиатра, поскольку начальные этапы депрессии обычнорасцениваются как соматическое заболевание или астеническое состояние послеперенесенного соматического заболевания.
Между тем на ранних стадиях болезниимеется ряд характерных для депрессии признаков, к которым, прежде всего,относится изменение поведения ребенка (или изменение «характера»):веселый, общительный, подвижный ребенок неожиданно становится плаксивым,медлительным, замкнутым; ласковый и доброжелательный — злым, драчливым,ворчливым; любознательный и активный — безразличным, чрезмерно послушным.
Вегетативные, соматическиерасстройства и боли являются наиболее частыми и на высоте депрессии. Нарушения сназаключаются в нарушении его продолжительности, затрудненности засыпания,чуткости, беспокойстве ночного сна, прерывающегося кошмарными сновидениями счастым пробуждением и плачем, нарушении ритма «сна-бодрствования».
Наряду с нарушением сна часто возникаетрасстройство питания, чаще всего в форме резкого снижения аппетита илиизбирательности в пище, предпочтения однородных видов пищи, например, сладкогоили фруктов, упорных тошнот и рвот с последующим иногда весьма значительнымснижением массы тела. В некоторых случаях ведущим в картине болезни являетсяполное отсутствие аппетита, приводящее к резкому физическому истощению; приэтом депрессивные расстройства на протяжение многих месяцев не выявляются, чтослужит поводом для многократных обследований в соматических больницах.
Реже отмечается расстройство аппетитав виде прожорливости, неразборчивости в еде с отсутствием чувства насыщения ичрезмерной прибавкой в весе. Среди других вегетативных расстройств наиболеечастым является нарушение терморегуляции: длительный период слегка повышеннойтемпературы — до 37,1 — 37,3 (субфебрилитет) или кратковременные необъяснимыеподъемы температуры до 39-42). Запоры, потливость, зябкость, похолоданиеконечностей наиболее часты при депрессивных состояниях у подростков.
Несколько чаще у них отмечаютсяучащенное сердцебиение (тахикардия), склонность к понижению или повышениюартериального давления и расширение зрачков. Уже в первые дни и недели посленачала депрессии, на фоне еще неразвернутого стертого снижения настроениябольшинство детей обнаруживает признаки физического недомогания и высказываютжалобы на неприятные телесные ощущения (сердцебиение, головокружение,распирание барабанных перепонок, чувство жжения в груди,«неудобство», «беспокойство» в ногах и руках) и боли (болив сердце, при мочеиспускании, головную боль, боли в животе, спине, конечностяхи т.п.). Эти расстройства являются либо крайне разнообразными, нестойкими,часто сменяющими друг друга, либо, напротив, монотонными, однозначными,элементарными, ограниченными одной изолированной жалобой.
 Названные вегетативные и болевыерасстройства в сочетании с вялостью, повышенной утомляемостью, похуданием,изменением всего облика ребенка (землистый цвет лица, бледность слизистых,синева под глазами, понурый вид, согбенная поза, шаркающая походка и т.д.)создают видимость картины тяжелого физического недуга и в первое время являютсяпредметом пристального внимания педиатров или хирургов. Соматическиерасстройства в рамках детской депрессии имеют две тенденции развития: они либонарастают, формируя на высоте состояния картину развернутой соматизированнойдепрессии, либо постепенно становятся все более стертыми и уступают местоочевидным депрессивным расстройствам. При повторных депрессивных состояниях удетей и подростков соматические и вегетативные расстройства нередко ослабеваютот приступа к приступу, постепенно замещаясь собственно депрессивнойсимптоматикой[12,136].
Депрессивные расстройства неисчерпываются тоской, тревогой, страхом, скукой: нередко на первый планвыступает так называемый дисфорический фон настроения, при котором преобладаетраздражительность с гневливостью, злобностью и агрессией. При этом вспышкиярости, активного сопротивления с драчливостью, грубостью, бранью, как правило,провоцируются извне и чередуются с периодами слезливости и подавленности.Тяжелое, мрачное, угрюмое, безрадостное настроение с отсутствием удовольствияот любого вида деятельности, брюзгливым недовольством собой и окружающими, всеммиром, враждебностью нередко выступает в сочетании с замкнутостью,напряженностью, малодоступностью, ворчливостью; при этом доминируютвысказывания типа: «Я злой», «Всех ненавижу», «Вокругвсе грязное, мерзкое, и я сама не лучше», «Всех бы разорвал», «Дайтеавтомат — всех перестреляю и себя убью» и т.п.
При этом часто возникает необъяснимаяи необоснованная неприязнь по отношению к самым близким людям, чаще всего кматери.
Сензитивные идеи отношения особеннораспространены у детей подросткового возраста при депрессиях с нарушениемуспеваемости и страхом перед школой: дети считают, что учителя их недолюбливаютза тупость, сверстники презирают, не хотят дружить, стремятся обидеть, смеютсянад их неуклюжестью, плохой успеваемостью, неумением играть, что сами онинеинтересны, неприятны даже родителям, которые отдают предпочтение другим детямв семье[9,84].
     Так, печальные, подавленные,молчаливые дети, часы и дни проводят в мечтах о счастье и радости, представляясебя «принцессой», «красавицей с золотыми волосами»,могущественной феей и т.п. Депрессивные идеаторные расстройства(заторможенность, замедленность мышления) с трудом выявляются у дошкольников; оих существовании скорее можно судить по косвенным признакам: замедленностиречи, односложности и долгом обдумывании ответов, отказе от игр, требующихумственного напряжения и внимания, нежелании слушать некогда любимое чтениекниг[9,73]
   Дети все больше времени тратят наприготовление домашних заданий, не понимают прочитанного, много раз пересказавтекст дома, на другой день не могут вспомнить его у доски, не могут решитьпростейших задач, путают счет, делают ошибки в элементарных вычислениях,жалуются, что не понимают объяснений учителя, уроки учат в течение всего дня спомощью родителей или совсем прекращают выполнять домашние задания. При этоммного плачут, причитая, что «все равно будет двойка». Не могутсосредоточиться, становятся крайне рассеянными, забывают приготовить уроки,принести в школу тетради и учебники, жалуются на поглупение: «Памятьиспортилась, совсем глупая стала», «не умею учиться»,«силюсь понять и не понимаю». Изредка отмечаются неясные, слишкомсложные для словесного отчета ребенка ощущения, когда «что-то происходит смыслями, головой», сопровождающиеся страхом «сойти с ума» ибеспокойством. Степень выраженности двигательной заторможенности у большинствадетей в депрессии является незначительной, колеблющейся на протяжении суток.
   В некоторых случаях нанепродолжительном отрезке времени обнаруживаются резкие колебания вдвигательной сфере — от явной заторможенности до повышенной двигательнойактивности, особенно выраженной в приступах тревожного возбуждения иистерически окрашенных эпизодах. Постоянная двигательная заторможенность,достигающая почти полной обездвиженности, в детстве очень редка и проявляется восновном в коротких депрессиях психотического уровня.
   Депрессивные состояния у детей иподростков имеют сложную структуру, представляя собой сочетание истиннойдепрессивной симптоматики, своеобразно преломленной в соответствии с возрастомребенка, и личностной защитной реакции, наступающей в ответ на собственнуюнесостоятельность, невозможность по-прежнему усваивать школьную программу,свободно держаться в детском коллективе и на те социальные меры воздействия, скоторыми из-за нераспознанности болезненного состояния подходят к таким детямвзрослые. К таким личностным реакциям относятся отказ от посещения школы,различного рода истерические состояния, конфликтность, нарушения поведения сантидисциплинарными поступками, прогулами уроков, агрессивностью, тягой к асоциальнымгруппировкам.
На фоне затяжных депрессивныхсостояний у детей нередко возникают расстройства, напоминающие невротическиесимптомы: тики, навязчивые действия, навязчивые страхи и особенно«школьные фобии» — страх перед школой, учителями, скоплением детей,ответами у доски, иногда сопровождаждающиеся заиканием и частичной утратойактивной речи (мутизмом), уходами, побегами и полным отказом от посещенияшколы. «Школьные фобии» имеют свойство не исчезать сразу даже приполном исчезновении депрессивной симптоматики. В период улучшения, обычновечером, ребенок дает слово завтра же отправиться в школу, готовит уроки,собирает портфель, а наутро либо наотрез отказывается выполнять свое обещание,либо доходит до ворот школы и возвращается домой. Ребенок чаще всего не можетсвязно объяснить свое поведение, в ответ на все вопросы лишь повторяя: «немогу», «не хочу», «не буду учиться» или каждый разссылаясь на новые несущественные причины. Он весел и спокоен, когда в связи ссоматическим заболеванием или каникулами родители прекращают обсуждать вопрос ошколе.
     Постепенно возобновляютсяконтакты с одноклассниками, ребенок становится все более активным, подвижным,много гуляет, бегает и ничем не отличается от сверстников, но по-прежнемуактивно протестует против посещения школы. Такие состояния с затянувшейся«школьной фобией» иногда продолжаются долгое время — до 3-4 лет, всеболее отдаляя ребенка от реальной возможности наверстать упущенное.Отграничение собственно депрессии от следовой «школьной фобии» являетсяпорой весьма затруднительным. Патологическое состояние, представляющее собойсовокупность депрессии и порожденной ею «школьной фобии», неисчезающей по завершении депрессии, обычно начинается в начале сентября изаканчивается в конце мая, незадолго до летних каникул («9-месячнаядепрессия»).
При депрессии у детей любого возраставозможно возникновение так называемых регрессивных (точнее — псевдорегрессивных) расстройств, т.е. возврата к формам поведения и навыкам,свойственным младшему возрасту. Псевдорегрессивные расстройства при детскойдепрессии выражаются во временной приостановке развития, когда на недели имесяцы прекращается пополнение словарного запаса, приобретение новыхдвигательных функций, навыков самообслуживания, более сложных форм игры. Вединичных случаях отмечается утрата навыков ходьбы. Псевдорегрессивныерасстройства отмечаются иногда в форме пуэрилизма (детскости): дети школьноговозраста и даже подростки не отпускают от себя мать, не обращая внимания напосторонних и не испытывая чувства стыда, просят взять их «на ручки»,покачать, «посадить на горшочек»; в речи появляются младенческиеинтонации, косноязычие, подражание произношению младших братьев и сестер,неряшливость в еде и одежде[3,109].
      Депрессивная симптоматика вдетстве очень редко является устойчивой и формирует картину цельного,очерченного депрессивного приступа. Для большинства детей характернаизменчивость симптоматики, насыщенность множеством расстройств, фрагментарных,временных и незавершенных, в сочетании слагавшихся в сложную и мозаичнуюкартину. Многообразием отличаются и собственно аффективные расстройства(основные оттенки настроения): так, при ведущем тоскливом настроении неисключено его сочетание с тревогой, страхом, дисфорией; тревога часто выступаетв сочетании со страхом, реже с тоской и дисфорией и т.п. Преобладание того илииного настроения и его напряженность у ребенка в течение суток являютсянепостоянными и зависят как от внешних обстоятельств, так и от времени суток.Изменчивым является и состояние двигательной сферы с чередованиеммалоподвижности и резкого двигательного возбуждения.
     Депрессии с постоянной вялостью,молчаливостью или мутизмом, нарушением контактов с окружающими, отсутствиемпобуждений в детстве крайне редки и кратковременны. В преобладающем большинствеслучаев отмечается непрерывныя «пульсация» в настроении, самочувствиии состоянии моторики. В результате лабильности и неустойчивости симптоматикиклиническая картина депрессии у ребенка отличается непрерывной сменой оттенков,чередованием наиболее яркой симптоматики с относительно спокойнымипромежутками, что создает картину «аффективного шторма»[6,97].
       Суточные изменения настроенияу детей при депрессиях являются более сглаженными, чем у больных подростковогои зрелого возраста. Улучшение самочувствия и настроения во второй половине дняпочти всегда отсутствует. В первой половине дня в основном преобладаютслабость, вялость, медлительность, заторможенность, чувство грусти, печали,тоски или скуки; днем отмечаются усталость, сонливость, головные боли; к вечерунарастают слезливость, двигательное беспокойство, раздражительность, злобность.Очерченные, кратковременные эпизоды возбуждения наблюдаются преимущественно ввечернее время. Поздним вечером и ночью превалирующими становятся тревога истрах, сопровождающиеся иногда иллюзиями и бессонницей. При субъективной оценкесвоего состояния дети обычно отмечают ухудшение самочувствия к вечеру, боятсяприближения темноты, наступления ночи в связи со «страхом страха». Удетей школьного возраста работоспособность не восстанавливается во второйполовине дня, как это происходит при неглубокой депрессии у взрослых. Этоопределенно связано как с нарастающими к вечеру тревогой и беспокойством, так ис повышенной утомляемостью депрессивного ребенка. Такой суточный ритм в немалойстепени способствует дизадаптации ребенка, лишенного возможности хотя бычастичной компенсации в течение суток.
     Изменчивость, подверженностьвнешним влияниям отражается не только на характере настроения и двигательныхрасстройств в течение суток, но и на всей депрессии в целом. Интенсивностьдепрессивной симптоматики у детей и подростков, но особенно у детейдопубертатных возрастных групп, отличается непостоянством и во многом зависитот внешних обстоятельств и физического состояния ребенка. На фоне длительнойтусклой депрессии обычно отмечаются короткие (от нескольких дней до 1 мес.)эпизоды более тяжелых депрессивных расстройств, провоцируемые, особенно наранних стадиях болезни, психотравмирующей ситуацией или тяжелым соматическимзаболеванием. В среднем длительность депрессии в детском возрасте оказываетсяменьше, чем у взрослых и у подростков, и равна 79,2 дня, т.е. 2,6 мес. При этомкороткие (до 14 дней) и затяжные (1-2 года) депрессии встречаются приблизительнос одинаковой частотой, но более частыми являются депрессии длительностью 1-5мес[8,104].
Среди провоцирующих факторов,предшествующих первой депрессии у ребенка, присутствуют психотравмы,соматические заболевания и их сочетания, но преобладающими все же являютсяпсихотравмирующие ситуации.
1.2. Причиныдепрессий в школе
Одним из серьёзных и неразрешённых во­просовсовременной школы остаётся вопрос о психологической комфортности и защи­щённости.В чём его важность? Длительное состояние эмоционального дискомфорта иэмоциональной напряжённости ведёт к эмоциональным расстройствам, высокойтревожности, скрытой депрессии.
Но тем не менее хотелось бы рассмот­ретьпричины, вызывающие состояние беспо­мощности, эмоциональной напряжённости,школьной тревожности, приводящие к дли­тельному состоянию уныния, упадка духа,обескураженности, изоляции и одиночеству, первые признаки скрытой депрессии.
   Порой причины имеют явно врождён­ныйхарактер и обусловлены складом харак­тера. Такие подростки вообще избегают ком­пании,тяжело переживают неудачи и неприятности, обвинения вызывают у них депрес­сивноесостояние. Им часто кажется, что они неполноценны и не нужны.
Каковы объективные причины? Пере­грузкаучебной деятельности, отставание в учёбе, завышенная требовательность, несложившиеся взаимоотношения со свер­стниками. Эти проблемы обостряются при пе­реходеиз начальной в среднюю школу, в пе­риод подросткового кризиса.
Остановимся чуть подробнее на 5-6-хклассах, ведь становление личности подрост­ка во многом зависит от того,насколько ус­пешно будет пройден этот этап.
    На рубеже начальной и средней шко­лыпроисходит снижение интереса к учёбе, так называемый мотивационный кризис. Квнешним проявлениям относятся отрица­тельное отношение к школе вообще, неже­ланиееё посещать, выполнять учебные за­дания на уроках и особенно дома, конфлик­ты сучителями и нарушение правил поведе­ния в школе; к внутренним — эмоция стра­дания,различные комбинации гнева, отвращения и презрения, враждебность, на­правленнаяна себя и вовне, страх, чувство вины и застенчивость.
Есть ли выход из этой ситуации? Ихдва: либо кризис преодолевается и становит­ся стимулом к самовоспитанию, либоон при­водит к блокировке эмоционального разви­тия: отставанию в учёбе,конфликтам с окру­жающими, установке противодействия и аг­рессии, тревоге,замкнутости.
Эти проявления неудовлетворённостидетей учением имеют различные причины, которые в основном можно свести к трём.Во-первых, неблагополучный статус ребёнка в системе отношений класса;во-вторых, пло­хие результаты учёбы, их чрезмерная критика и как следствиенедовольство собой; в-тре­тьих, невнимание педагогов и родителей к переживаниямдетей.
   В более старшем возрасте чувствоне­уверенности, напряжённости, тревоги, де­прессии, являющиеся следствиямипсихоло­гической незащищённости, приводит к от­чуждению. Отчуждение не проходитдля ре­бёнка бесследно. Оно деформирует лич­ность, ведёт к деструктивным формамповедения, асоциальному поведению или неспособности впоследствии строить полно­ценныеотношения с окружающими людьми, то есть вызывает психические и социальныеотклонения в личности. Результатом пере­живания подростками одиночества и отчуж­дённостистановятся глубокие эмоциональ­но-негативные проявления, осознание сво­ей«никчёмности», «ненужности». И если эти проявления постоянны, подросток мо­жетстать изгоем, эгоистом, отшельником или чужаком.
Проблема комфортности подростка вшколе достаточно серьёзная. И чтобы ре­шить её, недостаточно только«воспитатель­ной работы» учителей, школьных психологов. Родители тоже должны«подставить своё крыло». И тогда общими усилиями можно бу­дет решить проблемуэмоциональной безо­пасности учащихся.
Помните, что:
• каждое следующее поколениевзрослеет раньше и стремление к независимой жизни у них тоже появляется раньше!
• подростку нужны деньги: пригласитьде­вочку в кино, купить новую кассету, сходить на дискотеку, да мало ли на что(кстати, сов­сем не обязательно сразу думать о наркоти­ках). Но если он или онабудет зарабатывать эти деньги честным трудом, а не просто по­лучать их отродителей, то и отношение бу­дет совсем другое. Так, опрос, проведённый среди100 ведущих менеджеров Америки, по­казал, что 70% из них с 14 лет работали ле­томв кафе Макдональдс. Они утверждали, что это их научило дисциплине и порядку;
• без преодоления трудностейподростку нельзя вырасти полноценной личностью. Не скрывайте от ребёнкатрудностей своей жизни, обращайтесь к нему за помощью и советом в труднуюминуту, рассказывайте о своей профессии — вдруг заинтересуется[5,82].

Глава 2. Профилактика и лечениедепрессий
2.1. Специфика поведения подростков,страдающих скрытой депрессией
Различают активную и реактивнуюдепрессию. Активная вы­зывается психическими и общими заболеваниями. Ареактивная депрессия связана с тяжелыми жизненными ситуациями: неуда­чами,обидами, смертью близких людей, сопровождается тягост­ными переживаниями,страхами. Ребенок становится мнитель­ным, мрачным, необщительным,пессимистически ко всему настроенным. Снижается самооценка. Успехи в учебе и вдругих областях деятельности падают. Возникает отклоняющееся пове­дение.
    Депрессивное состояние обычнопроходит по прекращению действия основной причины. А если причина не устранена,то де­прессия переходит в устоявшееся эмоциональное состояние, ко­торое может сохранятьсядолго и требует специальной психоло­го-педагогической коррекции. Учитель должензнать, что когда дети переживают тяжелые стрессы, семейные неурядицы, суро­выенаказания, потери родных, неудачи в учебе, то они могут лег­ко оказаться всостоянии депрессии. Социальные психологи от­мечают, что люди, находящиеся вдепрессии, обычно вспомина­ют, что родители отвергали и наказывали их. Из этогоможно сделать вывод, что главной причиной детской депрессии являетсяотвержение, неласковость, слишком суровые наказания.
Сильным источником детскойдепрессивности может быть и школа. Дети более тревожны и склонны к депрессии,когда:
— боятся учителей, администрации;
— общаются с учителем, чье мнение дляних важно или имеет значение, например, при выставлении годовых оценок;
— их успехи оценивает комиссия;
— их поведение разбирается в классе,на собраниях;
— они находятся в новых илинезнакомых ситуациях и не знают, как правильно себя вести;
— готовятся к чему-то новому,необычному, например, к поступ­лению в школу, переходу в новый класс.
Для детей в состоянии депрессиихарактерен негативизм. Их взгляд на жизнь окрашен в мрачные тона. Депрессивныедети, как и взрослые, больше внимания обращают на печальные стороны жизни. Они,как им кажется, больше уже ничего хорошего не ждут, склонны смотреть на всепессимистически. Это противоестествен­но, дети должны быть оптимистами. Когдадети счастливы, мир кажется им более дружелюбным, решения принимаются легче,мыслят они тогда радостно и широко, на ум идет только хорошее.
Обычно у депрессивных детей нетнастроения. Это тоже про­тивоестественно. Дети без настроения — это патология.Они без­деятельны, социальны пассивны, у них выражение нежелание учиться,иногда открытая враждебность. Депрессивные дети со­средоточены на себе, задумчивыи несчастны. Они недоверчивы, необщительны и неотзывчивы. Они прощаютоскорбления, заме­чания, недружелюбное обращение. Ребенок как будто не замечаеттолчков, обидных слов.
В тяжелой форме депрессия можетприводить к саморазрушению:
дети и подростки остро чувствуют иусиленно переживают свою не­значительность. Для них характерны апатия,нежелание что-либо де­лать. безразличие к друзьям и к семье, плохой сон иаппетит. Чрез­мерно пессимистический взгляд на мир заставляет их преувеличеннопереживать плохое и сводить до минимума хорошее. При депрессии ребенок, как ивзрослый, прячет розовые очки и надевает темные.
Конечно же, депрессивное настроениене может не влиять на поведение. Оно становится отклоняющимся и приобретает на­правленностьв зависимости от характера ребенка. У большинства депрессия выражается какпассивный протест, но встречаются и случаи отчаяния, когда ребенок отбезысходности способен на де­структивные действия. Это наблюдаетсяпреимущественно в тех случаях, когда длительная депрессия вызвана депривацией —обездоленностью, безысходностью[7,89].
Депрессия всегда ведет к нарушениюактивности ребенка. Вя­лость, заторможенность, безразличие ко всему — еепостоянные спутники. Нередко депрессия соседствует с аутизмом — заболевани­ем,которое характеризуется погруженностью в свои переживания.
Депрессия проходит после устранениявызвавших ее причин. Но только незначительное количество таких причин можетустра­нить учитель, остальные не в его власти. Педагог не оставит без помощипопавшего в беду, страдающего ребенка. Оказывая по­мощь депрессивным детям, онпозаботится прежде всего о том, чтобы создать хорошее настроение. Мы малоуправляем настрое­нием детей, а часто и вовсе не обращаем на него внимание. Меж­дутем поведение ребенка очень от него зависит. Постепенно улучшая настроениеученика, окружив его заботой и вниманием, можно способствовать еговыздоровлению. Важно, чтобы все дети класса приняли участие в судьбе своеготоварища.
Для коррекции депрессии полезныотвлечения, связанные с положительными эмоциями. Рекомендуется сменаобстановки, усиление разнообразной трудовой нагрузки. Следует больше во­влекатьребенка в игры, приучать его к общению, активнее зани­маться с нимфизкультурой.
Весьма важно ограждать детей (и нетолько депрессивных) от плохих новостей. Установлено, что постоянно плохиесообщения ввергают в пессимизм и уныние даже самых крепких и эмоцио­нальноустойчивых людей.
2.2. Профилактикадепрессий  и помощь в лечении
Как помочь подросткам в эмоциональномплане? Прежде всего надо постоянно помнить, что подростки — эмоционально ещёдети, находящиеся в переходном периоде своего развития. Это еще не взрослые,пусть и молодые. Их потребности, в первую очередь эмо­циональные, по-прежнемутакие же, как и у детей. Одна из наиболее распространённых ошибок родителей,учителей и других взрослых — рассматривать подростков как полно­правныхвзрослых членов общества. Многие люди, работающие с подростками по долгу своейслужбы, пренебрегают их детскими эмоциональными потребностями. Что же подросткамдействительно необходимо? Чтобы их любили безоговорочно и принима­ли такими,какие они есть, чтобы за ними ухаживали, чтобы с ними были ласковы, но при этомуважали, принимали всерьёз. Очень важно, чтобы сами подростки ощущали заботу илюбовь окружающих.
Взрослые, предпочитающие приказнойтон в своих отношениях с детьми, уверен­ные, что их требования не подлежатникаким обсуждениям и должны неукоснительно исполняться, по мнению английскихпсихологов, сильно рискуют здоровьем детей. В ре­зультате такого суровоговоспитания дети становятся зажатыми и замкнутыми, часто концентрируются наотрицательных эмоциях, склонны к депрессии. Во взрослой жизни они подверженыгораздо большему риску возникновения хронических заболеваний (в первую очередьсердечно-сосудистых) по сравнению с теми детьми, которые росли в атмосференежности и доверия.
В результате у многих подростковвозникают чувство собст­венной никчёмности, самоуничижения, а также низкаясамооцен­ка. Это, естественно, приводит к депрессии. Современных подро­стковмногие описывают как «апатичное поколение». Почему? Потому что у них чаще всегоотрицательное самовосприятие и чувствуют они себя непонятыми, никому не нужнымис самого раннего детства.
Многие взрослые понимают, что как быхорошо (с их точки зрения!) они ни выполняли свои обязанности родителей, учите­лей,их усилия практически не оказывают никакого влияния на де­тей. Но на самом делеправда как раз в обратном. Психологи под­тверждают, что дом, полный любви,тёплый и дружеский Домаш­ний Очаг, побеждает без всяких усилий практически влюбом случае.
Подросток может быть сильнее,сообразительнее и даже ум­нее своих родителей или может превосходить их вдругих отно­шениях, например, прекрасно разбираться в технике или бытьспециалистом по компьютерам (каждое следующее поколение развивается всёбыстрее). Но эмоционально он — всё ещё ребё­нок. У него по-прежнему сильнапотребность, чтобы родители лю­били его и принимали таким, какой он есть. Дотех пор, пока под­росток не почувствует бесценную поддержку безусловной любви ипринятия его как личности со стороны родителей, он не станет таким хорошим, кактолько может, и не будет стараться изо всех сил вести себя как следует. А безэтого он не сможет достигнуть своего наивысшего потенциала как личность.
Большинство родителей испытываютглубокое чувство любви к своим подросткам и предполагают, что способны передатьэту любовь своим детям. Но на самом деле они заблуждаются. Чаще всего родителипросто не умеют передать и выразить свою искреннюю любовь к подросткам, потомучто не знают, как это сде­лать. Каковы принципы удовлетворения эмоциональныхпотребно­стей подростков? Это контакт «глаза в глаза», физический контакт,пристальное внимание, активное слушание. И только потом уже — дисциплина. Ночтобы научиться этим простым правилам общения с детьми, нужно потратить массусил, энергии и времени.
Многие проблемы, связанные сподростковым возрастом, можно решить, если снять напряжение и скорректироватьотноше­ния родителей и детей, учителей и детей. Однако некоторые про­блемыэтого периода связаны с неврологическими заболеваниями или физиологическойдепрессией. Диагностирование, лечение бо­лезней и преодоление депрессивныхсостояний поможет лучше корректировать отношения родителей, учителей иподростков.
К сожалению, профилактика депрессии уподростков не всегда возможна. Если сделано всё, чтобы справиться с депрессиейсамо­стоятельно, но нет положительного результата, надо искать квали­фицированнойпомощи. А если сам родитель страдает депрессией, даже в мягкой форме, не говоряо тяжёлых случаях, то он не спосо­бен общаться даже с нормальным подростком итем более помочь.
Увеличение количества разводов,экономические и финан­совые кризисы, снижение качества образования, потерядоверия к власти, криминальная ситуация в стране — всё это сказывается наэмоциональном настрое каждого. И по мере того как взрослые, родители и учителявсё больше страдают от постоянно растущего физического, эмоционального идуховного напряжения, им стано­вится всё труднее и сложнее заботиться оподростках. Ребёнок, особенно подросток, платит самую страшную цену — он самыйуязвимый член нашего общества и больше всего нуждается имен­но в эмоциональномкомфорте.
Многие родители испытывают серьёзныетрудности в воспи­тании своих детей. И чаще всего это связано с непониманиемсво­его воздействия на детей в различные периоды их развития, пока те, наконец,не станут взрослыми. Большинство родителей на са­мом деле имеют довольносмутное представление о том, что нуж­но их ребёнку — защита, жилище, еда, одежда,образование, ру­ководство, любовь и пр. Они стараются по мере своих сил и воз­можностейудовлетворять самые существенные потребности своих детей. Каковы обязанностиродителей? Во-первых, создать любящий и счастливый Домашний Очаг. Поэтому влюбом доме
отношения между супругами даже болеесущественны, чем между родителями и детьми. Ощущение безопасности у подростка ито, насколько глубокая эмоциональная связь установилась между ро­дителями идетьми, в основном зависят от того, какие тёплые и ис­кренние человеческиеотношения существуют между супругами. Именно эмоциональная связь между мужем иженой, которую на­до постоянно укреплять и углублять, является основой, безкото­рой крайне сложно улучшить отношения с подростками. Семья может помочьребёнку обрести душу и укрепить дух, чтобы спра­виться с депрессией и найтисвоё место в мире. Всем нам искрен­не хочется, чтобы в семье были мир и лад,здоровье и процвета­ние, но надо осознать, что изменить мир можно, толькоизменяя самого себя. Но если мы научимся избавляться от всех наших прежнихнезавершённых эмоциональных и духовных проблем, в том числе и от болезней,тогда мы сами сможем обрести ощуще­ние внутреннего мира и помочь своимподросткам жить в эмоцио­нальном мире, душевном согласии и физическом здоровье.
В неполных семьях труднее создатьсчастливый Домашний Очаг. Бывают ситуации, когда депрессия у родителя, водиночку вос­питывающего ребёнка, может спровоцировать депрессию у подрост­ка.Из-за одиночества, чувства неполноценности и неадекватности, состояниядепрессии или по другим причинам одинокие родители порой общаются со своимидетьми как со взрослыми. Они стремятся быть «лучшими друзьями», «своим парнем»,вместо того чтобы уста­новить здоровые полноценные отношения «родителей идетей». Но если взрослые нарушают естественный порядок вещей и пытают­ся, чтобыдети эмоционально поддерживали и «подпитывали» роди­телей, то они травмируют ихи разрушают отношения с ними.
Рецепт профилактики депрессии вподростковом возрасте «прост»: безусловная любовь, пристальное внимание,обучение навыкам общения с подростком (это совсем другое, чем с малень­кимребёнком!), умение поддержать любые стремления подростка к независимости исамостоятельности, способность понять и раз­делить его интересы. Приглашайтеего друзей домой, постоянно разговаривайте с подростком, будьте в курсе всехсобытий его жизни, не навязывая ему своего авторитарного мнения, постарай­тесьобеспечить ему интересную жизнь (это вовсе не означает одобрения постоянныхразвлечений: дискотеки, кино и пр.), по­ощряйте любые его творческие интересы.
Очень полезно обратиться к психологу,чтобы заранее опре­делить профориентацию ребёнка. Вкладывайте деньги в образова­ниеподростка, хотя вам может показаться, что ещё рано думать о будущем. Например,пусть обязательно позанимается на ком­пьютерных курсах, хотя в силу своейстаромодности вы можете испытывать панический ужас перед этой техникой. Сейчасэто так же необходимо, как в своё время учиться грамоте. Да и лиш­ний диплом одополнительном образовании не помешает. Разре­шите подростку (кстати, идевочкам это полезно) учиться водить машину. В будущем им это может оченьпригодиться. Учите их правилам самообороны, плавать, кататься на велосипеде,заниматься боксом, каратэ. Да мало ли какие новые интересы появят­ся у нашихдетей, которые и внутренне, и внешне более свобод­ны, чем предыдущие поколения.Чем больше они будут заняты, тем спокойнее вы будете за их будущее. Депрессиязачастую мо­жет явиться следствием скуки, так что лучше, чтобы у подростка небыло свободного времени на пустые развлечения.
Как успела подсчитать безжалостнаястатистика, чаще всего родители, с утра до ночи занятые тем, чтобы заработатьденьги и прокормить свою семью, общаются с детьми не больше часа в день. Утром,в спешке, засовывая бутерброд в рот ещё сонному ребёнку, некогда обратитьвнимание на его состояние. Вечером надо помочь приготовить уроки, сварить обед,убрать­ся, да мало ли еще обязанностей, которые тяжким грузом ло­жатся нахрупкие плечи наших выносливых женщин, в том чис­ле и учителей, которым некогдапозаботиться и о своих детях. Другое дело, когда ребёнок сильно кашляет или унего высокая температура, тут уже волей-неволей необходимо принимать срочныемеры.
На самом деле гораздо важнее обращатьвнимание на эмо­циональное состояние ребёнка. Любой учитель, особенно опыт­ный,сразу же чувствует, в каком настроении ребёнок пришёл в класс. Когда учительзаходит в класс и обводит взглядом своих учеников, это и есть тот мгновенныйзаряд, который включает эмоциональный контакт с каждым ребёнком.Доброжелательный взгляд «глаза в глаза» — самая главная составляющая установле­нияэмоционального контакта с учеником, впрочем, как и с лю­бым человеком.Используйте это мощное, хотя и безобидное ору­жие! Если ребёнок не смотрит вглаза, если он не отвечает добро­желательным взглядом на ваше приветствие, еслине улыбается на улыбку, если у него постоянно опущены уголки губ, если хму­рится,если сутулится, если не бегает на переменке и не общает­ся со сверстниками,обратите на это самое серьёзное внимание. Всё это внешние признаки, явныесимптомы скрытой депрессии, от которой может страдать ребёнок. Обязательновыясните, в чём дело: поговорите с ребёнком, посоветуйтесь с врачом, школьнымпсихологом и родителями. Дети должны ощущать искреннюю любовь родителей.
Переходный возраст — это время «бурии натиска», время буйных, неудержимых страстей, когда подросток может с лёгко­стью,как на качелях, «перелетать» с детского состояния на взрослое, переходить отулыбки к слезам, от веселья к мрачнос­ти, от разумного поведения к совершеннонелогичному. Неожи­данные перепады настроения могут меняться буквально в тече­ниедня или даже часа. Эти взлёты и падения происходят резко и чаще всего родителии учителя знают точно, почему эти вспышки происходят[8,93].
В подростковые годы мальчишки идевчонки пытаются разре­шить все конфликты, которые происходили с ними раньше,особенно в отношениях с родителями. Хотя подростки на самом деле не осо­знаютэтого желания, это внутреннее стремление настолько сильно в их душе, чтоокружающим кажется, будто подростки выбрали оп­ределённый путь, действуя толькоим назло. Именно с этим связаны необъяснимые перепады настроений. Прежде чемугловатый подрос­ток станет девушкой или юношей, спокойно и естественно отделит­сяот родителей, превратившись в ответственного и независимого взрослого человека,он должен в прямом смысле слова расчистить завалы своего прошлого от проблем иконфликтов, в которые он вступал с разными людьми, особенно с родителями.
Что ещё может способствовать депрессии?Как ни странно — ум. Чем вы умнее, тем больше вероятность того, что вы подверже­ныдепрессии. Так, например, дети, коэффициент интеллекта кото­рых выше 160,оказываются менее приспособленными и счастливыми, чем дети среднего интеллекта.Осознание своего высокого интеллектуального уровня может вызвать чувстваобособленнос­ти и одиночества.
Очень важно своевременно сделатьанализ на микроэлемен­ты по волосам, чтобы заранее знать, какие биологическиактив­ные вещества нужно добавить в рацион ребёнка ещё до трудного переходногопериода.
Начинайте с биологических активныхдобавок, это не лекар­ства! Они не могут дать отрицательных побочных эффектов.Ис­пользуйте также гомеопатию, цветочные на­стои, которые воздействуют наэмоциональную сфе­ру, способствуя саморегуляции, и успокаивают нервную систему.
Еда для детей и подростков должнабыть полноценной,   с достаточным количеством белков. К сожалению, за пределамидома их ожидает множество соблазнов. Но будем надеяться, что дома их всегдаждёт горячий обед и ласковая улыбка. Постарай­тесь утром после вкусногозавтрака с самого детства давать сво­им детям необходимые витамины имикроэлементы: особенно важны витамины группы В — для укрепления нервнойсистемы, а также препараты кальция — чтобы поддержать быстрый рост.Постарайтесь на ночь давать подросткам 2 таблетки экстракта валерианы илиуспокоительный травяной чай + ложку меда + комплекс кальция, поскольку он лучшевсего усваивается но­чью. Тем самым вы поможете им легче справиться с периодом«бури и натиска»[8,93].
Молодые люди всё больше привыкаютпостоянно жевать или грызть что-то, или пить пиво, вместо того чтобы регулярноесть полноценную пищу. Естественно, это приводит к нежела­тельным последствиямкак с точки зрения питательной ценности беспорядочно поглощаемой пустопорожнейпищи, так и с точки зрения социальных последствий, поскольку совместныетрапезы, играющие важную психологическую роль в сплочении семьи, уходят вдалёкое прошлое.
Надо обязательно кормить детей,особенно подростков, пол­ноценной пищей хотя бы утром и вечером. Детям нужныбелки, обеспечивающие организм незаменимыми аминокислотами (мо­лочнокислыепродукты, творог, сыр, орехи, фасоль, горох, чече­вица, соевые продукты, яйца,рыба, мясо), витамины А, группы В, С, Е, рыбий жир, кальций, йод и другиемакро- и микроэлементы. Усиленный рост и нарушение гормонального равновесия впериод полового созревания вызывают большую потребность в витаминах иминеральных солях, которые не удовлетворяются пустопо­рожней едой, наспехпроглоченной в закусочных, или стандарт­ными патентованными синтетическимивитаминами и микроэле­ментами, обычно предлагаемыми в аптеках, так как содержатслишком много меди.
Высококвалифицированные специалисты вобласти про­филактической медицины видят выход из сложившейся в на­стоящеевремя ситуации с неполноценным питанием и плохой экологией в том, чтобывключать в пищу детям и подросткам биологически активные пищевые добавки (БАД),сделанные с помощью самых современных высоких технологий из нату­ральныхпродуктов: шиповника, лимонов, морских водорослей (спирулина, хлорелла),высушенного сока зелёного ячменя и пшеницы, маточного молочка, перги и другихпродуктов пче­ловодства, растений, являющихся иммуномодуляторами и т.д
Особенно нужны натуральные пищевыедобавки подросткам в период активного полового созревания. Учёные во всём миресейчас используют большие дозы витаминов и других питатель­ных веществ прилечении алкоголиков и наркоманов. Не лучше ли заранее для профилактики даватьподросткам качествен­ную полноценную пищу + биологически активные пищевыедобавки, не дожидаясь, пока гром грянет?
Одна из причин наркомании (увы, неединственная!) — го­дами накапливающийся у детей дефицит жизненно важных пита­тельныхвеществ. Если постоянно будет восполняться дефицит витаминов и микроэлементов ссамого детства с помощью БАД, дети смогут преодолеть трагический соблазннаркомании. Конеч­но, это только один из четырёх аспектов (есть еще эмоциональ­ный,духовный и интеллектуальный) профилактики наркомании, но это-то — в нашихсилах!
Как помочь детям справиться сразлукой и вызванной этим депрессией
• Для успокоения — слушать тихую музы­ку.Тревожность снижается медленно. Страх темноты сохраняется на многие годы, могутбыть ночные кошмары.
• 1/3 детей становятся гиперактивнымии агрессивными. Отрицание — ребёнок от­рицает, что что-то произошло (ищетотца). Гиперактивность — как форма протеста. По­иск старых отношений.Непоседливость, по­пытки время от времени восстанавливать связи. Нашастандартная реакция на потерю любимого существа — сначала вернуть его, а потом— ругать. И это не зависит от того, можно ли восстановить потерю или нет, да­жеесли потеря безнадёжна, даже через дли­тельное время. Обещание ребёнка быть все­гдахорошим — часть этой мании.
• Сильные чувства обязательны. Нельзяго­ворить ребёнку: «Не плачь!» Надо дать про­цессу горя пройти, ребёнок долженпере­жить потерю и принять её. Нельзя слишком отвлекать и развлекать. Гнев ивраждеб­ность — неизбежны, их не надо сдерживать (показывать гнев, действоватьгневно). У де­тей может появиться ощущение, что их пре­дали, что их оставил,бросил тот, кому они доверяли. Их гнев выражается в забывчивос­ти, мечтах,потерях и пр. В гневе у каждого ребёнка своя зона проявления: рот (кусать),руки (рвать), ногти (ломать). Необходимо дать физический выход гневу. Горециклич­но. Даты — напоминают о пережитом.
• Потеря родителя или развод можетзанес­ти удар по чувству доверия и самооценки, вы­зывая чувства беспомощности ивины. Роди­тели «учат» детей, что быть отрицательным гораздо легче, чем положительным.Надо хва­лить за положительное. При потере появля­ется чувство беспомощности,слабости, нена­дёжности. Надо учить самоконтролю.
Развитие самооценки
• Ребёнок должен понять, что онрождён ро­дителями, кто они, почему расстались (он не должен себя винить), ондолжен испытывать чувство гнева, печали.
• Ребёнок должен знать, что естькто-то, кто заботится о нём.
• Ребёнок должен попрощаться спрошлым.
• Ребёнок должен быть счастливсейчас, его должны любить сейчас.
• Он должен встретить будущее с уверенно­стью,что прошлое ушло и с этим надо при­мириться[9,173].
Подросток может восстановить потерю приследующих условиях:
• Ребёнок имел относительно ровныеотно­шения с родителями до потери.
• Его сразу информируют о том, чтослучи­лось, и он задает любые вопросы, на которые получает честные ответы.
• Он участвует в семейном горе.
• У него есть утешающее присутствиероди­теля или ребёнка, которому он доверяет и на которого можно положиться вдальнейшем[4,82].
Любить ребенка
• Несмотря на то, как подростоквыглядит.
• Несмотря на то, каковы егодостоинства, дурные склонности, физические или психи­ческие недостатки.
• Несмотря на то, как он себяведёт[9,82].
надо постоянно напоминать себе, что,
 • Подростки — это дети, а невзрослые.
• Подростки стремятся действовать,как все подростки, делая всё наоборот.
• Чаще всего в поведении подростковмало приятного.
• Если вы как следует выполняете своиобя­занности родителей и любите своих детей независимо от их неприглядногоповедения в данный конкретный момент, они смогут стать более зрелымиличностями.
• Если вы любите их только в техслучаях, когда они радуют вас (а это и есть условная любовь), и выражаете своюлюбовь к ним только в эти минуты, дети не будут ощу­щать, что их искренне инежно любят. Это в свою очередь заставит их чувствовать себя неуверенно,нарушит их самооценку и иска­зит их представление о себе самом, приведёт кдепрессии и действительно помешает им развиваться как следует и становитьсяболее взрослой и ответственной личностью. Тем самым вы отвечаете за их развитиеи поведе­ние в такой же степени, как и они сами.
• Если вы любите их безоговорочно ибезус­ловно, они будут себя хорошо и уверенно чувствовать в эмоциональномплане. Это позволит подросткам контролировать свои беспокойные состояния и,соответственно, поведение.
• Если вы любите своих подростковтолько тогда, когда они выполняют ваши требования и соответствуют вашиможиданиям, у них по­явится комплекс неполноценности, они нач­нут чувствоватьсебя некомпетентными, нику­да не годными. Дети будут считать, что бес­смысленностараться, потому что этим «пред­кам» никогда не угодишь. Неуверенность,тревожность и низкая самооценка будут му­чить и преследовать их — отсюда идепрессия[7,92].
Подростки и их пища
• 36% современных детей едят как минимумчетыре разных типа «пустопорожней пищи» (так называемые перекусы — чипсы, конфе­ты,гамбургеры, сникерсы, кока-кола и др.).
• Отсутствие полноценного домашнегозавт­рака приводит к снижению способности к обучению (16% школьников пятых клас­соввообще не завтракают).
• 82,7% подростков употребляют самуюал­лергенную пищу — молочные (а не молочно­кислые, как следовало бы!) продукты.И это при том, что почти половина людей не усваи­вает молока, которое образуетбольшое ко­личество слизи, отсюда постоянный насморк и кашель. Исключительнополезные молоч­нокислые продукты (бифидок, биокефир, биолайф, биойогу оты),наоборот, содер­жат живые молочнокислые (бифидо-и лакто-) бактерии, повышаютиммуни­тет и улучшают пищеварение.
• Воспалительные заболевания желудочно-кишечноготракта — одни из наиболее серь­ёзных хронических заболеваний детей. Кро­метого, практически у всех детей дисбактериоз, поэтому даже те витамины, которыеони получают, гораздо хуже усваиваются, тем более что чаще всего эти витамины —синтетические.
У подростков дела обстоят не лучше.Как мы знаем, подростковый период — это период полового созревания, когдапотреб­ность во всех питательных веществах значи­тельно возрастает. Обратитевнимание на следующие данные:
• Мясо способствует кальциевомудефициту, а используют в пищу его 66,3% подростков. Поэтому мясоедам нужнобольше молочно­кислых продуктов и биологически активных пищевых добавок,содержащих кальций.
• 77% подростков предпочитаютбисквиты, сладости и шоколад.
• Только 44,2% подростков едятзелёные и корневые овощи 4-6 раз в неделю.
• 73,4% подростков питаются вне дома4-6 раз в неделю и в основном употребляют так называемую «пищу быстрогоприготовле­ния», в которой очень мало ценных пита­тельных веществ.
• У физически активных подростковэнерге­тические затраты гораздо выше, чем у тех, кто ведёт сидячий образ жизни.К сожале­нию, следят за своим питанием только те подростки, кто заботится освоей внешности, или молодые спортсмены, стремящиеся за счёт болеекачественного питания улучшить свои спортивные достижения.
каковы потребности подростков ввитаминах?
• Витамин С — до двух граммов в день(не чисто синтетическая аскорбиновая кислота, а натуральный источник витаминаС, кото­рый содержит биофлаваноиды, без которых витамин С не усваивается какследует).
• Витамин В-6 в форме пиридоксина илипиридоксаль фосфата (дозы дробить и уве­личивать постепенно).
• Комплекс микроэлементов, содержащихцинк и марганец.
• Кальциевый комплекс, где кальцийсоче­тается с магнием, цинком, хромом, бором и витамином Д-3,
• Кодированная соль или таблеткипрессо­ванной морской капусты или ламинарии.
• Девочки, которые в подростковомвозрасте почти не едят мяса, должны принимать ком­плекс поливитаминов имикроэлементов, со­держащих, в частности, железо, чтобы пре­дотвратить анемию,и важный микроэлемент молибден, который помогает сбалансировать рост костей впериод полового созревания.

Заключение
Депрессия (от лат. — подавление,угнетение) — это по­давленное, угнетенное, тоскливое состояние, возникающее какреакция на тяжелые и неприятные ситуации. Заторможенность движений,замедленность мышления, снижение активности, бе­зынициативность — таковыхарактерные признаки депрессии.
Нарушения в эмоциональной исоответственно физической сфере у подростка могут возникнуть из-за самыхразличных стрессов, характерных именно для этого возраста: экзамены, пе­реход вдругую школу, первая любовь, конфликты в школе — для подростка всё это крайнесерьёзно, хотя взрослым эти проблемы зачастую кажутся «ерундой». Не забывайте,пожалуйста, что жизнь ребёнка — это «драма», как считал педагог Януш Корчак, ав нашей стране, особенно в горячих точках, — это и трагедия. Я. Корчак писал:«Но и у взрослого много таких минут, когда ему тоскливо без матери, без отца,когда ему кажется, что только ро­дители могли бы его выслушать, посоветовать,помочь, а если на­до, то и простить и пожалеть. Значит, и взрослый можетчувствовать себя сиротой»[3,187].
Плохая успеваемость, задержкаполового созревания или, наоборот, чрезмерно ранняя сексуальная активность,подростко­вая депрессия, склонность к правонарушениям, даже аллергичес­киесимптомы могут быть вызваны тем, что организм подростка физически несправляется с чрезмерными стрессами, истощаю­щими внутренние резервы организма.Стрессовой ситуацией для подростка может быть первая любовь, потерядевственности, ощущение паники при сексуальных покушениях лиц одного пола,отъезд из дома при поступлении в колледж или институт, жизнь в общежитии. Армия— тоже невероятно сильный стрессовый фактор: не привыкшие к стрессовымситуациям и слишком залас­канные маменькины сынки способны даже насамоубийство.
Многим взрослым трудно предугадать иобнаружить стресс в своей жизни, что уж говорить о подростках. Но всё-та­ки,если возможно, надо обойти стрессовые ситуации или хотя бы сгладить стресс ивсегда быть на стороне своих детей.
Любите подростков, смотрите на них снежностью, уделяй­те им больше внимания, спрашивайте их, разговаривайте с ними,слушайте их внимательно и сосредоточенно, заботьтесь о них, кормите их здоровойпищей и постоянно с самого детства давайте им витамины, а они, когда вырастут изаведут свою семью, поне­сут эту нелёгкую эстафету безоговорочной родительскойлюбви к детям — дальше!
Список используемойлитературы:
1.           АлександровскийЮ. А. Глазами психиатра. М., 1977.
2.           Буянов М.И.Беседы о психиатрии.-М.: Просвещение, 1986-208с.
3.           Богданович Л. А.Записки психиатра. М., 1956.
4.           Гарбузсв В. И.,Захаров А. И., Исаев Д. Н. Неврозы у детейи их ле­чение. Л., 1977.
5.           Журавлев Д.Причины депрессии в школе //Народное образование.- 2002- №6 – С.182
6.           Захаров А. И.Психотерапия неврозов у детей и подростков. Л., 1982.
7.           Ковалев В. В.Психиатрия детского возраста. М., 1979.
8.           Коркина М. В.Дисморфомания в подростковом возрасте. М., 1984.
9.           Леей В. Л.Нестандартный ребенок. М., 1983.
10.        Личко А. Е.Подростковая психиатрия. 2-е изд. Л., 1985.
11.        Психологияподростка/Под ред.А.А.Реана- СПб.: прам- ЕВРОЗНАК,2003- 480с.
12.        Подласый И.П.Курслекций по коррекционной педагогике.- М.: ВЛАДОС,2002.- 352с.
13.        Ушаков Г. К.Пограничные нервно-психические расстройства. М., 1978.
14.        Фрейд З. Детскаяпатология. М., — 1998 г.

Приложение
ТЕСТ
Определение степень депрессии
Хотите ли вы самостоятельноопределить уро­вень вашей депрессии? Если да, тогда про­верьте себя поизвестному тесту, разработан­ному в Центре эпидемиологических исследо­ваний«Депрессия» Национального Института психического здоровья США д-ром ЛеноромРадлофом. Для каждого из перечисленных в таблице пунктов выберите и отметьтеодин из вариантов ответа, который наиболее точно от­ражал ваше состояние запрошедшую неделю.
Ключ к тесту
Чтобы подвести итог, сложите всеполучен­ные баллы. Чем больше число, тем в большей степени нарушен ваш душевныйпокой. Если у Вас от 15 до 21 баллов, то это означает «ма­лую депрессию». Тогдасамое время обратить­ся к врачу за помощью. Если же Вы набрали 22 балла илибольше, то вероятнее всего Вы находитесь в состоянии истинной («боль­шой»)депрессии и Вам нужна скорая помощь специалиста. Если Вас преследуют мысли осамоубийстве и Вы чувствуете, что измуче­ны депрессией, немедленно обратитесьза по­мощью к психиатру, психоневрологу или пси­хотерапевту. часть дня Недолг (1-2дня) Изредка (3-4 дня) Часто или постоянно(5-7 дней) 0 баллов 1 балл 2 балла 3 балла 1. Я был взволнован событиями, которые обычно меня не беспокоят. 2. Мне не хотелось есть; у меня был плохой аппетит. 3. Я чувствовал, что не могу выйти из тревожного состояния даже при помощи родных и друзей. 4. Я думал, что я хуже, чем другие. 5.  Я переживал, думая о том, что сделал что-то неправильно. 6. Я чувствовал себя подавленным. 7. Я думал о том, что всё, что я сделал, было ошибкой. 8. Я чувствовал бессмысленность своего будущего. 9. Я считал свою жизнь неудавшейся.
10. Мне было страшно.
11. Мой сон был беспокойным. 12. Я чувствовал себя несчастным. 13. Я говорил меньше, чем обычно. 14. Я чувствовал себя одиноким. 15. Окружающие были недружелюбны ко мне. 16. Меня не радовала жизнь  17. Мои глаза были «на мокром месте». 18. Я был расстроен.  19. Я чувствовал, что меня никто не любит. 20. Я не мог продуктивно работать.

Реферат на тему: Великая депрессия 1929-1939

Великая депрессия 1929- 1939

Отчаяние и нищету трудно представить тем, кто не испытал их сам. В период «великой депрессии», начавшейся спустя десять лет после окончания первой мировой войны, миллионы людей в развитых государствах Запада оказались в ужасающей нищете, сравнимой с той, которой живет ХХ веке население стран Азии, Южной Америки и Африки. Из- за резкого падения цен на сырье показатели жизненного уровня в колониальных империях опустились до отметок более низких, чем в Западных метрополиях. Экономика этих территории находилась в полной зависимости от Запада с его высокоразвитой промышленностью, вследствие чего переживаемые ею спад, каким бы глубоким он ни был, вел к еще более катастрофическим последствиям в странах, в настоящее время получивших общее название развивающихся. «Великую депрессию», которую, как правило, связывают с невзгодами, пережитыми индустриальными государствами, следует рассматривать как бедствие общемирового масштаба. Избежать её, кажется, удалось лишь одному Советскому Союзу, где в то время наблюдался рост промышленного производства, что само по себе было убедительным аргументом в пользу коммунизма, как единственной общественной формации, неподверженной периодическим подъемам и спадам, терзавшем мировую экономику. Однако в действительности осуществлявшееся в Советском Союзе сталинское государственное планирование
«история ХХ века», А.С. Гунденберг. 154 стр.
влекло за собой трудности и лишения отнюдь не меньшие, а зачастую гораздо большие в сравнение с тем, что происходило на Западе.
Экономический кризис оказал огромное влияние на политику и на общество в целом, уступающее по значимости лишь первой мировой войне. Его воздействие усугублялось еще и тем, что он возник до того, как удалось полностью преодолеть нанесенную войной травму. Короткий отрезок времени, разделяющий оба эти потрясения, позволяет сравнить период с 1919 по 1939 год (с его особенностями) с длительным периодом роста благосостояния Запада , вплоть до 1914 года, а также с подъемом, наблюдавшимся в течение тридцати пяти лет после 1945 года. Однако промежуток с 1919 по 1939 год получил определение «длительного мирового кризиса». Начавшийся в 1929 году спад промышленности, которому предшествовал постепенно спад в сельском хозяйстве, проявляющийся 1921 года, так и не удалось преодолеть к середине 20-ых годов. В 1926 году этот спад сменился стремительным ухудшением положения дел в этой отрасли экономики. Следовательно, « индустриальный бум» 20-ых годов нельзя считать, как это иногда делают, периодом всеобщего процветания. Несмотря на ошеломляющий психологический эффект краха Уолл- стрит, причиной депрессии стал вовсе не «черный вторник», 29 октября 1929 года. После окончания первой мировой войны Западный мир, как бы он к тому не стремился, оказался не в силах вернуться к нормальному состоянию, котором он
«история ХХ века», А.С. Гунденберг. 155-156 стр.
находился до её начала. Упорные попытки возврата к прошлому на самом деле свидетельствовали лишь о недостаточном понимании того, как война изменила функционирование мировой экономики. Вместо проведения в жизнь международных финансовых инициатив, направленных на выход из создавшегося положения, каждое государство старалось оживить принятую в довоенные годы практику, подобно тому, как Великобритания вновь пыталась вернуться к золотому стандарту платежеспособности национальной валюты и к сбалансированному бюджету.
Возникшая проблема долгов союзных государств и германских репараций требовала нового подхода, международного обсуждения и сотрудничество. В период с 20-х годов до 1931 года, когда практически все эти выплаты были приостановлены, в международных взаиморасчетах, основанных на германских репарациях, наметилась устойчивая тенденция к сокращению. Это повлекло задержку выплаты долгов союзных наций Соединенным Штатам, в то время как американские займы, предоставляемые Германии в размере, превосходящим сумму репарации, окончательно замкнули круг. Последствия этой практики с финансовой точки зрения ощущались относительно слабо. Размер задействованных сумм, не являясь основной причиной развала международной торговли, тем не менее, в значительной степени способствовало разрушению мировой финансовой системы, начавшемуся в конце десятилетия. Благодаря их исключительной сложности истинные
«Новейшая история Запада», М.А. Леонченко, 98 стр
причины депрессии вплоть до настоящего времени остаются предметом споров среди специалистов. В этой связи представляется целесообразным сделать несколько коротких замечаний.
США в период мирового экономического кризиса
Стремительное падение курса акций на нью-йоркской бирже в октябре 1929 года возвестило начало экономического кризиса, который потряс весь капиталистический мир. Наиболее разрушительное действие кризис оказал на экономику США, отбросив ее к уровню 1913 года. Промышленное производство достигло самой низкой точки в июле 1932 года. Оно уменьшилось на 46% по сравнению с предкризисным уровнем 1929 года. Особенно значительное падение выпуска продукции произошло в тяжелой индустрии. Национальный доход сократился почти вдвое, объем внешней торговли – втрое. Вывоз капитала был почти полностью прекращен. В США обанкротилось свыше 5 тыс. банков. Десятки тысяч мелких фирм разорились или были поглощены корпорациями.
Кризис принес жесточайшие лишения трудящимся. Фонд заработной платы уменьшился более чем в два раза. Во многих отраслях промышленности заработки были снижены на половину. Весной 1933 года в США насчитывалось 17 млн. безработных. На окраинах городов выросли «гувервили» (гуверовские городки) – поселки из лачуг, в которых жили безработные и их семьи, лишенные жилиц из-за отсутствия средств. Сотни
«США в ХХ веке» Т.Льюис, 45-48 стр
тысяч люди скитались по стране в безнадежных поисках работы. Среди них были много разорившихся фермеров. Сельскохозяйственная продукция не находила сбыта. Цены на нее катастрофически упали. В период кризиса свыше 1 млн. ферм было продано с молотка за неуплату долгов.
Основная забота правительства Гувера заключалась в том, чтобы поддержать промышленные компании и банки, помочь им избежать банкротства. С этой целью была создана Реконструктивная финансовая корпорация (РФК), предоставившая монополиям крупные субсидии. Но правительство не хотело облегчить положение безработных и ввести государственную систему социального страхования по безработице.
Федеральное фермерское управление скупало в огромных количествах продукцию сельского хозяйства, пытаясь поднять на нее цены. Эта мера не дала положительных результатов. Часть продовольствия, не находившая сбыта, уничтожалось.
Правительство регулирование не вывело страну из кризиса. Обещания Гувера вернуть Америку к временам просперити оказалось простой фразой. Активное участие в борьбе безработных принимала Лига профсоюзного единства, возникшая в 1929 году.
6 марта 1930года в США, как и других капиталистических странах, был проведен Международный день борьбы с безработицей. По призыву компартии в митингах и демонстрациях
«США в ХХ веке» Т.Льюис, 51стр
участвовали 1250 тысячи человек. Они требовали выдачи пособий, введения системы социального страхования, обеспечения работой. Повсюду создавались местные советы безработных, которые возглавил Национальный совет безработных. Под руководством компартии в 1931 и 1932 гг. были проведены два национальных «голодных похода» в Вашингтон. Летом 1932 году 25 тысячи ветеранов первой мировой войны пришли в столицу, чтобы потребовать выплаты пенсии. По приказу Гувера под руководством начальника штаба американской армии генерал Макартура войска учинили жестокую расправу над участниками похода.
В годы кризиса стачечное движение переживало спад. По мере выхода страны из кризиса забастовочная борьба стала нарастать. Особенно значительной она была в 1933 году, когда бастовало 1170 тысячи рабочих. Стачечники боролись против увольнений и снижения заработной платы, за улучшение условий труда и признание права на организацию профсоюзов. Вследствие слабой организованности рабочего класса и оппортунизма профлидеров АТФ забастовки в основном имели оборонительный характер. Под давлением рабочего класса в 1932 году конгресс принял закон, ограничивший право судов вмешиваться в трудовые конфликты и издавать предписания против стачек. Но никаких гарантий соблюдения этого положения не предприниматели не считали с не считались с законом.
Социальный протест масс против реакционной политики монополий и правительства выразился
«Великая лепрессия», Комсомольская Правда №33 2000 год, 4 стр
также в подъеме фермерского движения. Фермеры участвовали в «голодных походах», создавали свои организации. В некоторых штатах происходили совместные выступления рабочих и фермеров. Американские правящие круги не хотели примириться с ослаблением влияния США в мировой экономики и стремились восстановить подорванные позиции на международной арене. Межимпериалистическая борьба за рынки сбыта и сферой приложения капиталов достигла небывалой остроты. Развернулась таможенная война.
В Латинской Америке монополии США встретились с противодействиями Англии, которая расширила торговлю со странами этого района и усиливала экономическое проникновение в западное полушарие. Столкновение империалистических интересов США и Англии и их вмешательство во внутренние дела латино- американских государств привели к военным конфликтам.
В годы кризиса укрепились связи между американскими монополиями и германскими промышленными магнатами.
Показатели состояния мировой экономики, достигнув своих самых низких отметок 1931- 1932 гг., стали улучшаться, однако, процесс этот развивался медленно. «Всемирная депрессия» продолжалась до начала второй мировой войны, которая, подобно первой, изменила характер экономической деятельности и заставила безработных включиться в работу военной машины. Столь продолжительный и глубокий спад представлял собой нечто невиданное, из за чего
«Великая лепрессия», Комсомольская Правда №33 2000 год, 4 стр
правительство в те дни зачастую не находило путей наиболее адекватного решения экономической проблемы. Состояние экономики США являлось своего рода общим знаменателем мирового хозяйственного кризиса.

«Новый курс»
Франклина Делано Рузвельта
Президентские выборы 1932 года проходили в атмосфере возросшей политической неустойчивости. Республиканцы, с которыми избирателями связывали все бедствия, принесенные кризисом, потерпели на выборах крупное поражение. Гувер, получивший прозвище «президент голода», был забаллотирован.
Победу на выборах одержал кандидат демократической партии Ф.Д. Рузвельт- опытный и реалистически мыслящий политик. Он родился в 1882 году, в богатой семье, окончил Гарвардский университет, учился на юридическом факультете Колумбийского университета в 1928- 1930 годах избирался губернатором штата Нью- Йорк. Ф.Д. Рузвельт Учитывал настроение американского народа и международную обстановку. Предвыборных речах он обещал обратить внимание государства к «забытому человеку» и провозгласил «новый курс». Большое влияние на проведение правительственной политики оказывал «мозговой трест», которой состоял из нескольких близких президенту лиц, разрабатывавших проект реформ.
Цель «нового курса»
Цель его заключалась в том , чтобы средствами
«Великая лепрессия», Комсомольская Правда №33 2000 год, 4 стр

капиталистического реформаторства удержать трудящихся от массовых выступлении и укрепить господство монополии. Придя к власти, правительство Ф.Д. Рузвельта осуществило ряд мероприятии, чтобы вывести экономику США из кризиса с наибольшей выгодой для народа. Прежде всего была укреплена банковская система. Крупные банки получили финансовую помощь от государства, а множество мелких банков перестало существовать. Золотой стандарт был отменен. За счет государственного бюджета правительство предоставило значительные ссуды промышленным, торговым и транспортным компаниям, чтобы спасти их от краха.
Пытаясь разрешить проблемы безработицы, правительство осуществляло программу общественных работ, обеспечившую занятость для многих миллионов безработных. Молодежь направлялась в трудовые лагеря, где она использовалась на различных работах, в том числе на строительстве военных объектов
, и проходила армейское обучение.
Политика «нового курса» помогла американцам выйти из кризиса с минимальными издержками и упрочить своё положение. Государственно- монополистически капитализм США укрепился. В 1933 году кризис начал постепенно переходить в депрессию, которая затем сменилась оживлением производства. В изменившейся обстановке законодательство «нового курса» вызвало протесты монополии, недовольных чрезмерным
«Великая лепрессия», Комсомольская Правда №33 2000 год, 4-5 стр
вмешательством правительства в экономику. Крупнейшие промышленные магнаты потребовали немедленного ограничения этого вмешательства. Реакционные круги капитализма считали также, что реформы «нового курса» стимулируют рост рабочего и профсоюзного движения, а по этому должны быть отменены.
В мае 1935 года Верховный суд США признал закон НРА противоречащим конституции. В январе 1936 года был отменен «акт о регулировании селхоза».

Литературы:
1. «История ХХ века», А.С. Гунденберг.
2. «Новейшая история Запада», М.А. Леонченко
3. «США в ХХ веке» Т.Льюис
4. «Великая лепрессия», Комсомольская Правда №33 2000 год

образцов тезисов | Американская ассоциация тревожности и депрессии, ADAA

Все докладчики должны представить аннотацию, которую рецензенты прочитают, чтобы оценить вашу работу.

Обратите внимание на следующие требования:

  • Тезисы не должны носить коммерческий или рекламный характер.
  • Не вводите название аннотации в основной текст аннотации.
  • Не указывайте имя докладчика или имена других докладчиков на симпозиуме или семинаре в тексте тезисов.
  • Тезисы исследований должны включать предысторию, методы, результаты и заключение.
  • Не более 350 слов

AACME, Американская психологическая ассоциация, Национальная ассоциация социальных работников и Национальный совет сертифицированных консультантов рассматривают тезисы принятых сессий, чтобы решить, имеют ли право на получение зачетных единиц непрерывного образования.

SAMPLE: New Research Poster Abstract

Предыстория: Недавние военные операции привели к увеличению числа раненых солдат, которые были эвакуированы для комплексной помощи в связи с физическими и психологическими травмами.Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и хроническая боль были определены как серьезные проблемы со здоровьем среди репатриантов OEF/OIF. Стремясь разработать более эффективные методы лечения ветеранов с коморбидной хронической болью и посттравматическим стрессовым расстройством, исследователи из Бостонской системы здравоохранения штата Вирджиния разработали и протестировали интенсивное (3 недели, 6 сеансов) комплексное лечение хронической боли и посттравматического стрессового расстройства, сочетающее элементы когнитивной терапии. -процессинговая терапия (КПТ) при посттравматическом стрессовом расстройстве и когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) при хронической боли.

Метод: Для участия в этом пилотном исследовании были набраны в общей сложности восемь ветеранов с коморбидной хронической болью и посттравматическим стрессовым расстройством. Участников оценивал независимый оценщик до и после лечения с использованием нескольких показателей хронической боли (например, многомерная шкала боли West-Haven Yale; WHYMPI), посттравматического стрессового расстройства (т. удовлетворение.

Результаты: После лечения не было случаев прекращения лечения, и участники сообщали о высокой степени удовлетворенности лечением.Все восемь участников продемонстрировали значительное снижение инвалидности, связанной с болью, а пять участников больше не соответствовали критериям посттравматического стрессового расстройства.

Заключение: Результаты этого экспериментального исследования подтверждают осуществимость этого подхода к лечению. Если будет доказана эффективность, интенсивное лечение может быть проведено до того, как боль или посттравматическое стрессовое расстройство станут хроническими, будет экономически эффективным и потенциально может охватить большее количество ветеранов по всей стране.

ОБРАЗЕЦ: Тезисы семинара

Паническое расстройство — изнурительное тревожное расстройство, характеризующееся повторяющимися неожиданными паническими атаками наряду с постоянным страхом повторения приступов, беспокойством о последствиях приступов и/или существенными изменениями в поведении, связанными с нападения (т.д., агорафобическое избегание). Что еще хуже, паническое расстройство (PD) исторически считалось хроническим заболеванием, отчасти из-за отсутствия эффективных методов лечения.

К счастью, за последние 20-25 лет резко возросло количество исследований по болезни Паркинсона. В результате был идентифицирован ряд способствующих факторов, которые, как считается, участвуют в этиологии и поддержании БП, и было разработано, изучено и усовершенствовано несколько методов лечения.

Из психологических методов лечения когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) получила наибольшую эмпирическую поддержку.Было показано, что он очень эффективен, хорошо переносится и экономичен; в настоящее время это единственное психологическое лечение, рекомендованное в качестве терапии первой линии при БП. На этом семинаре участникам будет представлен обзор когнитивных и поведенческих теорий паники, краткое изложение эмпирических данных, подтверждающих КПТ, и описание того, как оценивать и лечить расстройство. Также будет оставлено время для вопросов и ответов для участников семинара.

 

Лечение депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи: еще один пример обратного закона оказания медицинской помощи? | Семейная практика

Аннотация

Фон. Депрессия является распространенной проблемой, часто повторяющейся или становящейся хронической. В Национальной структуре службы охраны психического здоровья (опубликованной Министерством здравоохранения в 1999 г.) говорится, что люди с депрессией должны по-прежнему находиться под наблюдением в основном в учреждениях первичной медико-санитарной помощи. Существует много свидетельств того, что выявление и лечение депрессии врачами общей практики можно было бы улучшить, но мало исследований посвящено взглядам врачей общей практики на их работу с пациентами с депрессией.

Цели. Это было качественное исследование, изучающее отношение врачей общей практики к ведению пациентов с депрессией.Взгляды врачей общей практики в социально-экономически неблагополучных районах сравниваются с взглядами врачей, обслуживающих более обеспеченные слои населения.

Методы. Полуструктурированные интервью были проведены с двумя группами врачей общей практики на северо-западе Англии. Одна группа ВОП (22) практиковала в городских районах, а вторая группа (13) – в пригородных и полусельских районах. Все они были руководителями практик, которые участвовали в обучении студентов. Интервью были записаны на аудиопленку и впоследствии расшифрованы дословно.Анализ проводился путем постоянного сравнения до тех пор, пока не была достигнута насыщенность категории по каждой теме.

Результаты. Субъекты концептуализировали депрессию как повседневную проблему практики, а не как объективную диагностическую категорию. Тематическое кодирование их рассказов предполагает противоречие между тремя видами взглядов на депрессивных людей: (i) что депрессия является обычной и нормальной реакцией на жизненные события или изменения и что она отражает медикализации этих состояний; (ii) что ярлык или диагноз депрессии дает некоторую вторичную выгоду как пациентам, так и врачам, особенно тем врачам общей практики, которые практикуют в центральных районах города, и (iii) что врачи общей практики, живущие в центре города, постоянно лечат депрессию люди как проблема взаимодействия, в отличие от тех врачей общей практики, которые обслуживали менее обездоленное население, которые рассматривали депрессию как излечимую болезнь и вознаграждающую работу для врача общей практики.

Заключение. Депрессию обычно предъявляют врачам общей практики, которые считают, что диагноз часто включает разделение нормальной реакции на окружающую среду и истинного заболевания. Для тех пациентов, которые живут в социально-экономически неблагополучной среде, проблемы и, следовательно, депрессия кажутся неразрешимыми. Это имеет важное значение для построения образовательных мероприятий, направленных на улучшение распознавания и лечения депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи: некоторые врачи могут неохотно распознавать таких пациентов и реагировать на них из-за гораздо более широких структурных и социальных факторов, которые мы предложили. В этой статье.То, что именно врачи, работающие с обездоленными группами населения, выражают эти взгляды, означает, что «обратный закон ухода» [Tudor Hart J. The inverse care Law. Ланцет 1971; 1(7696): 405–412] действует при лечении депрессии.

Chew-Graham CA, Mullin S, May CR, Hedley S и Cole H. Управление депрессией в первичной медико-санитарной помощи: еще один пример закона обратного ухода? Семейная практика 2002; 19 : 632–637.

Введение

Депрессия является наиболее распространенным психическим расстройством, встречающимся в учреждениях первичной медико-санитарной помощи 3 : по оценкам, 17% британского населения в какой-то момент своей жизни страдают тяжелой депрессией. 4, 5 Четверть из них страдают рецидивирующей или хронической депрессией. 4 Возможно, 70% из них обратятся за помощью к своему семейному врачу. 5 Несмотря на это, эпидемиологические исследования в сообществе показывают, что депрессию часто не диагностируют и плохо лечат. 5, 6, 7 Предполагается, что распространенность депрессии связана с бедностью и социальным неблагополучием. 8

Часто трудноизлечимая природа хронической депрессии является проблемой для врачей по нескольким причинам.Существующие методы лечения (как фармакологические, так и психотерапевтические) не позволяют устранить расстройство в значительной части случаев. 9 Регулярный осмотр и наблюдение за пациентами требуют много времени и часто непродуктивны, поскольку рецидивы и выздоровление часто связаны с изменениями или улучшением социальных и экономических условий больных. 10 В Великобритании все больше внимания уделяется распознаванию и диагностике депрессии, 6, 9 , но в то же время было высказано предположение, что врачи общей практики могут неохотно исследовать и решать психосоциальные проблемы с пациентами, потому что давления другой работы и, как следствие, эмоционального бремени, которое они сами испытывают. 11, 12

В случае депрессии предполагалось, что улучшение обучения врачей общей практики приведет к улучшению диагностики, лечения и клинических результатов. 13, 14 Это согласуется с мнением о том, что реагирование на депрессию является технической проблемой клинической практики, которую можно модифицировать посредством улучшения клинических навыков . Однако образовательные мероприятия для врачей общей практики в этой области дали неутешительные результаты. 13, 14 В связи с этим важно понимать, что, хотя социальные и экономические условия пациентов часто являются решающей переменной в понимании рецидива и выздоровления, способы, которыми врачи общей практики представляют людей с депрессией, не менее важны для понимания их позиции. по диагностике и лечению. 11, 15

В этом документе представлены результаты двух качественных исследований, направленных на изучение того, как врачи общей практики формулируют свои представления о депрессии и депрессивных людях. Цель исследований состояла в том, чтобы определить, каким образом медицинские и моральные суждения о депрессии переплетаются воедино в учреждениях первичной медико-санитарной помощи. Мы также намеревались изучить различия в опыте и отношении врачей общей практики, практикующих в разных условиях.

Методы

Две исследовательские группы врачей общей практики, работающих в мегаполисе на северо-западе Англии, были набраны письмом в мае 2000 г. (22 врача общей практики) и мае 2001 года (13 врачей общей практики).Первая группа практиковалась в городских районах, а вторая группа — в пригородных и полусельских районах. Выборки были направлены на то, чтобы в выборку вошли врачи-одиночки и врачи общей практики из различных практик. Частота ответов составила 66% и 65% соответственно. Субъекты согласились принять участие в одном полуструктурированном интервью продолжительностью около 45 минут. Вопросы были сосредоточены на представлении легкой и умеренной депрессии в их практике, диагностике и лечении депрессии в первичной медико-санитарной помощи, а также на трудностях, с которыми могут столкнуться врачи общей практики в любой из этих областей.

Интервью были записаны на аудиокассету с согласия и расшифрованы дословно. Транскрипты составляли материал, подлежащий формальному «постоянному сравнительному» качественному анализу 16 , в котором в отчетах испытуемых выделялись тематические категории. Темы развивались на протяжении всего исследования, при этом графики интервью изменялись в свете возникающих тем. Интерпретацию и кодирование качественных данных проводили все авторы: транскрипты кодировались индивидуально, затем путем обсуждения достигалось согласие в интерпретации данных.

Результаты

Наш анализ сосредоточился на том, как испытуемые воспринимали депрессию как повседневную проблему практики, а не как объективную диагностическую категорию. Тематическое кодирование их рассказов предполагает противоречие между тремя видами взглядов на депрессивных людей: (i) что депрессия является обычной и нормальной реакцией на жизненные события и изменения и что она отражает медикализации этих состояний; (ii) что диагноз депрессии дает некоторую степень вторичной выгоды как пациентам, так и врачам; и (iii) городские врачи общей практики рассматривали людей с депрессией и консультации с ними как проблему взаимодействия.

Депрессия является «нормальной» реакцией на жизненные события

Субъекты, которые практиковали в городских/внутренних районах города (группа 1), сопоставили свои описания депрессии с различными этиологическими факторами; они основывались на представлениях о «стрессе» после распада семьи, незанятости и неполной занятости, преступности и плохих жилищных условиях как основных причинных факторах синдрома, обозначенного как депрессия. Они объясняли как эпидемиологию, так и феноменологию депрессии:

«Здесь? Мы видим нагрузки.Это очень распространено из-за области, в которой мы работаем. Потому что, вы знаете, из-за социальных факторов это неблагополучная область. И это приносит с собой много стресса, много депрессии». [GP13 (группа 1)]

Для врачей не было ничего неожиданного или удивительного в уровне депрессии, обнаруживаемой при таких обстоятельствах. Один испытуемый выразился очень прямо, сказав, что «жизнь в дерьмовой среде… . . является мощной причиной депрессии» [GP1 (1)]. Виды социальных сетей и ресурсов, которые могли бы поддерживать больных в других условиях, для многих из их пациентов отсутствовали:

тяжелая жизнь, много одиночества.И да, я думаю, что во многих случаях депрессия является косвенной». [GP10 (1)]

Если депрессию рассматривать как нормальную реакцию на неблагополучие, главным компонентом которой является экзистенциальное отчаяние , то вопрос о соответствующей диагностической и управленческой стратегии может стать таким же неразрешимым, как и сама болезнь для ВОП в этих условиях. 17

Респонденты, практикующие в более благополучных, пригородных и полусельских районах (группа 2), однако, также концептуализировали депрессию как реакцию на внешние факторы:

«.. . очевидно, у вас много разных факторов. . . часто просто жизненные события, я полагаю. . . может быть, это смерть или стресс на работе, или кого-то уволили. . . на работе сейчас очень много давления на людей». [GP1 (группа 2)]

Роль «стресса» на рабочем месте упоминалась во всех интервью с врачами общей практики, практикующими в пригородных районах, и «профессиональный дистресс» [GP3 (2)] составлял важную тему в интервью. Казалось, что это имеет такое же значение, как социально-экономические лишения, как причина депрессии у врачей общей практики, работающих в центре города.

Потенциал вторичной выгоды?

Проблема «адекватности» диагностики депрессии зависит от того, в какой степени это связано с выгодой как для пациента, так и для врача. Испытуемые сформулировали эти потребности двумя способами. Во-первых, как пример «спроса» пациента, например:

«Общество часто порождает эту потребность в медицинском лечении [своих] проблем. На самом деле пациенты очень часто нуждаются в медицинском ответе, они хотят быстрого решения, они хотят, чтобы что-то было сделано.[GP9 (1)]

Это представление о пациентах, активно видящих медикизацию своих личных проблем, было построено либо с точки зрения социальной этиологии; Ожидания и требования пациентов основывались на их знании того, что существует есть болезнь, называемая депрессией, что она широко распространена и что ее лечат врачи. 18 Но был также смысл, в котором некоторые испытуемые истолковывали пациентов как стремящихся к более явной личной выгоде.

«Что еще происходит? Вот вопрос, который приходит на ум. Депрессия — это новая боль в спине, знаете ли . Я не думаю, что люди уделяют достаточно пристального внимания вторичным приобретениям болезни. Я думаю, особенно сейчас, когда правительство хочет, чтобы мы вернулись к полной занятости, единственный способ не работать, чтобы зарабатывать на жизнь, — это заболеть». [GP17 (1)]

Аналогично:

«И вы, очевидно, должны отсеять несчастных, потому что стало общепринятым, что несчастье — это то же самое, что и депрессия». [GP19 (1)]

Хотя эта тема вторичной выгоды не может показаться неожиданной, когда врачи общей практики работали в неблагополучных районах, эти врачи общей практики из более богатых районов также описывали это явление:

«.. . потому что в [городе] много 20-ти и 30-летних, вполне состоятельных людей, которые как бы говорят: у меня есть все, у меня есть эта работа, у меня красивая жена, у меня хорошая машина, но я просто не чувствую себя счастливым. . ». [GP1 (2)]

Такой ответ согласуется с позицией врачей общей практики по отношению к другим хроническим проблемам, особенно боли в пояснице, которую мы обсуждали в другом месте. 19 Но такие явные атрибуции манипулятивной связи между сообщаемыми симптомами и вторичными достижениями встречались редко.Более распространенным было мнение, что «люди чувствуют, что им навязывают условия… . . и наличие проблемы с психическим здоровьем — выход из этого» [GP13, (1)]. «Выигрыш», который здесь подразумевается, является более условным, концептуализированным в терминах, сильно напоминающих понятие «больной роли». Важно отметить, что понятие «выигрыш» распространяется не только на пациента. Испытуемые также обнаружили улучшение в применении диагноза депрессии:

«Когда мы чувствуем себя бессильными помочь пациенту каким-либо другим способом, или мы видим, что у него нет других ресурсов, к которым можно было бы обратиться, тогда иногда легко читается в ситуацию диагноз депрессии.[GP6 (1)]

В этом контексте «выигрыш» для врача — это диагностический ход, который приспосабливает и признает реальность экзистенциального отчаяния, которое испытуемые представляют как ключевой компонент депрессии. Это преимущество также позволяет терапевту следовать заранее составленному плану лечения:

«Принимая во внимание хорошие стороны антидепрессантов, это помогает нам распределять консультации, имея возможность назначать лекарства и проводить осмотр через 2–3 недели, а также снова через 2-3 недели, это хороший способ прервать консультации, на которые у нас нет времени, это заставляет нас чувствовать себя хорошо, потому что мы чувствуем, что мы что-то делаем, это заставляет нас чувствовать себя хорошо, потому что мы знаем, что пациент улучшится, если мы правильно поставим диагноз и они примут таблетки.” [GP2 (2)]

Присвоение пациенту ярлыка «депрессия» обеспечивает безопасность работы врача общей практики. 11

Трудности во взаимодействии с депрессивными людьми

Селигман 20 описал депрессию как «простуду психопатологии, одновременно знакомую и таинственную». Это отражает тот факт, что депрессия является наиболее распространенным диагнозом, назначаемым в психиатрии и общей практике, а также то, что термин «депрессия» относится к техническому словарю специалистов в области психического здоровья и врачей общей практики, а также, как обычная простуда, к обыденному языку. 21 В соответствии с NSF 1 лечение пациентов с депрессией должно осуществляться в учреждениях первичной медико-санитарной помощи.

Врачи общей практики часто сообщали, что после постановки диагноза депрессии предпочитаемый ими метод лечения был недоступен:

«У нас недостаточно ресурсов. Психология — это то, что требует очень длинного списка ожидания. . . Эм, консультирование, к которому у нас был свободный доступ, но из-за изменений оно будет разбавлено, возвращено к наименьшему общему знаменателю, и это позор.” [GP9 (2)]

Врачи общей практики сообщили, что ограниченные ресурсы, доступные как в первичной, так и в вторичной помощи, вынуждают их прописывать антидепрессанты, а не психологическую терапию:

видимый. Если вы направляете человека, который находится в депрессии, может пройти 4–6 месяцев, прежде чем он попадет на прием. . . Эм, как ни странно, ничего особенного не происходит, когда они туда добираются. . . они меняют антидепрессант и видят, как они себя чувствуют через несколько месяцев — ну, я мог бы это сделать, знаете ли.” [GP9 (1)]

Врачи общей практики, работающие в более благополучных районах (группа 2), были более уверены в доступности и вероятном успехе «лечения разговором»:

«Нет смысла пичкать людей антидепрессантами, когда они все еще остаются с проблемой. . . иногда полезно иметь консультанта, который выдвигает стратегии и помогает им двигаться дальше». [GP4 (2)]

Однако было очевидно, что некоторые пациенты в этих районах обращались за такой помощью в частном порядке:

».. . это во многом золотой стандарт лечения, но вы не получите его в NHS». [GP5 (2)]

Предыдущая работа 22 предполагает, что эмоциональные реакции врачей общей практики влияют на характер направления таких пациентов. Это исследование предоставляет аналогичные доказательства:

(сообщение о том, что сказал ему пациент). . . «Несколько лет назад я пошел к врачу, сел и сказал: «У меня депрессия», а врач повернулся и сказал: «Ну, как вы думаете, как я себя чувствую?» [GP8 (2)]

На этом фоне испытуемые подчеркивали важность развития терапевтического взаимодействия, при котором они «слушали» пациентов и позволяли им говорить.Но они компенсировали это трудностями приспосабливания такой работы к практическим требованиям своей рабочей нагрузки:

«Чем больше вы слушаете, тем больше людей приходят и разговаривают с вами, и чем дольше длятся ваши операции, и тем больше людей жалуются потому что они не могут войти, чтобы увидеть вас. [GP14 (1)]

Аналогично:

“ . . . у нас не хватает времени ни на одного пациента в общей практике. . . просто не подходит для 7,5-минутной встречи, и за это время чрезвычайно сложно управлять любым пациентом.” [GP2 (2)]

Респонденты описали напряженность между неуступчивым характером пациента и более широкими требованиями первичной медицинской помощи. Начнем с того, что эти пациенты представляют собой очень требовательную «нагрузку» к собственным психологическим и профессиональным ресурсам врачей:

«Вы должны обладать эмоциональной энергией и стабильностью, чтобы вести пациентов с депрессией. Но многие врачи общей практики находятся в состоянии стресса и у многих легкая депрессия, и когда у вас есть такая комбинация, чрезвычайно трудно ухаживать за пациентами, страдающими депрессивным заболеванием.” [GP2 (2)]

В этом контексте испытуемые часто обнаруживали, что они глубоко разочарованы и истощены встречами с депрессивными пациентами:

«Я полагаю, что люди, длительное время принимающие антидепрессанты, не особенно привлекательны. Это звучит ужасно, не так ли? Но это люди, с которыми вам обычно трудно иметь дело — люди, которые утомляют вас, утомляют или что-то в этом роде, — поэтому трудно поддерживать интерес». [GP4 (1)]

Некоторые врачи признали свое собственное нежелание распознавать и подробно реагировать на таких пациентов из-за гораздо более широких структурных и социальных факторов. 11 Однако многие врачи общей практики, работающие с менее обездоленными группами населения, более позитивно относились к большинству людей, у которых была диагностирована депрессия, как к потенциальным улучшениям:

на самом деле и рутина, бороться с депрессией всегда немного сложнее и интереснее». [GP3 (2)]

». . . затем через 4, 5, 6 недель спустя вы вдруг видите, что перед вами человек, и это действительно здорово.. . они выглядят намного лучше, и это очень полезно». [GP7 (2)]

Они аналогичным образом, однако, ссылались на основную группу людей, которые разочаровывали их своим явным сопротивлением лечению и продолжающейся недееспособностью:

». . . и ты чувствуешь депрессию, которая просто окружает тебя, когда они выходят, ты думаешь: «Черт возьми, я тоже в депрессии», и ты знаешь, что это не ты, потому что ты был в порядке, когда проснулся сегодня утром». [GP3 (2)]

Субъекты, практикующие в городских районах, были разочарованы неизлечимостью и отнимающим много времени характером депрессии в их практике.Они подчеркивали структурные факторы и рабочую нагрузку как факторы, препятствующие потенциальному терапевтическому взаимодействию с такими пациентами, но через отчеты о практических трудностях, с которыми они столкнулись в этой работе, было ощущение, что для этих врачей общей практики это была неблагодарная область клинической практики. .

Заключение

Депрессия является сложной психологической проблемой не только в Великобритании, но и во всем западном мире, 21, 23, 24 , на этиологию и феноменологию которой влияет множество факторов. 3 Субъектами этого исследования были врачи общей практики, работающие в различных клиниках и географических районах на северо-западе Англии, некоторые из которых характеризовались бедностью и лишениями, другие — изобилием и изобилием. Все врачи общей практики воспринимали депрессию как реакцию на жизненные события или изменения, в зависимости от того, на каком конце социально-экономического спектра проживал пациент. Было замечено, что обычные клинические вмешательства имеют ограниченную эффективность в этих областях социально-экономической депривации. Как и в случае с другими состояниями, потребность в психическом здоровье часто выражается в том, можно ли справиться с проблемой с помощью доступных технологий, лечения и ресурсов. 11 В британской общей практике управленческие ресурсы могут быть ограничены оценкой или маркировкой того, что не так, и назначением антидепрессантов, особенно в городских центрах, где ограниченные финансовые ресурсы пациентов означают, что они не могут получить доступ к частным разговорам.

Усиление социально-экономической депривации связано с более высокой распространенностью психологического дистресса 25 и более короткими консультациями 26 , которые в Великобритании остаются короткими по международным стандартам (в среднем по Великобритании 8.4 минуты 27 по сравнению с 15 минутами в Канаде 28 и 21 минутой в Швеции. 29

В этом контексте врачи общей практики, участвовавшие в этом исследовании и обслуживающие население городских районов в Великобритании, рассматривали лечение и ведение депрессии как источник разочарования и сочли постоянное ведение людей с депрессией бременем. Подспудно они хорошо понимали, что реагируют на отчаяние, проявляющееся в болезни. 18, 22 Одна из интерпретаций этих рассказов может заключаться в том, что они сплели вместе моральные и медицинские категории таким образом, что это отвлекло внимание от их собственной неспособности предложить более чем паллиативную помощь многим таким пациентам, вместо этого сосредоточив внимание на трудностях, с которыми такие пациенты пациенты позируют им.

Учётная запись такого типа имеет важное значение для разработки образовательных мероприятий, направленных на улучшение распознавания и лечения депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи в Великобритании: врачи, работающие в центральных районах городов, могут неохотно распознавать таких пациентов и подробно реагировать на них из-за гораздо более широкие структурные и социальные факторы, а также их собственные эмоциональные реакции. Эти негативные атрибуты означают, что врачи общей практики пессимистично относятся к возможным результатам индивидуальных консультаций.Без понимания структуры, которая лежит в основе взглядов врачей общей практики на «депрессию» как на проблему, которую они представляют, образовательные вмешательства, направленные на врачей общей практики, не улучшат результаты лечения пациентов.

Кроме того, эти результаты показывают, что обратный закон ухода действует при оказании первичной медицинской помощи пациентам с депрессией: простое дополнительное обучение врачей общей практики мало что даст для удовлетворения потребностей врачей общей практики, работающих в социально-экономически неблагополучных районах.

Мы благодарны врачам общей практики, принявшим участие в этом проекте, за их время и откровенность.Мы благодарим Томаса Хогга за его полезные комментарии к этой работе.

Каталожные номера

1

Департамент здравоохранения. Национальная структура обслуживания психического здоровья — современные стандарты и модели обслуживания психического здоровья. Лондон: HMSO, 1999.

2

Тюдор Харт Дж. Закон обратного ухода.

Ланцет

1971

;

1

(7696):

405

–412,3

CVR Blacker, Clare AW. Распространенность и лечение депрессии в общей практике.

Психофармакология

1988

;

95

:

S14

–S17.4

Angst J. Регулярный обзор долгосрочного наблюдения за депрессией.

Br Med J

1997

;

315

:

1143

–1146,5

Davidson JRT, Meltzer-Brody SE. Недостаточное распознавание и недостаточное лечение депрессии: какова широта и глубина проблемы?

J Clin Психиатрия

1999

;

60

(Приложение 7):

4

–9.6

Андерсон И.М., Натт Д.Дж., Дикин Дж.Ф.В. Основанные на фактических данных рекомендации по лечению депрессивных расстройств антидепрессантами: пересмотр рекомендаций Британской ассоциации психофармакологии 1993 года.

Психофармакология

(Берл)

2000

;

14

:

3

–20,7

Мюррей CJL, Lopez AD. Глобальная смертность, инвалидность и вклад факторов риска: исследование глобального бремени болезней.

Ланцет

1997

;

349

:

1436

–1442.8

Фрилинг П., Тайли А. Депрессия в общей практике. В Paykel ES (ред.). Справочник по аффективным расстройствам , 2-е изд. Эдинбург: Черчилль Ливингстон, 1992: 651–666.

9

Hawley CJ, Quick SJ, Harding MJ, Pattinson H, Sivakumaran T. Предварительное исследование для изучения адекватности длительного лечения депрессии и степени выздоровления в общей практике.

BrJ Gen Pract

1997

;

47

:

233

–234.10

Джексон Г., Кассианос Г., Коппл С., Натт Д., Тайли А., Уилкинсон Г.Депрессия: руководство по ее распознаванию и лечению в общей практике.

Клинические рекомендации для первичного звена

2000

;

10

:

165

–168.11

Роджерс А., Мэй С., Оливер Д. Испытывать депрессию, переживать депрессию: рассказы врачей и пациентов.

J Психическое здоровье

2001

;

10

:

317

–333,12

Хоу А. «Я знаю, что делать, но это невозможно сделать» — восприятие врачами общей практики своей способности обнаруживать психологический дистресс.

Фам Практ

1996

;

13

:

127

–132,13

Томпсон К., Кинмонт А.Л., Стивенс Л. и др. . Влияние руководства по клинической практике и практического обучения на выявление и исход депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи: рандомизированное контролируемое исследование Hampshire Depression Project.

Ланцет

2000

;

355

:

185

–191.14

Кендрик Т. Почему врачи общей практики не могут следовать рекомендациям по депрессии?

Br Med J

2000

;

320

:

200

–201.15

May C, Dowrick C, Richardson M. Конфиденциальный пациент: социальное построение терапевтических отношений в общей практике.

Soc Rev

1996

;

44

:

187

–203.16

Штраус А. Качественный анализ для социологов . Cambridge: Cambridge University Press, 1986.

17

Chew-Graham CA, May CR, Cole H, Hedley S. Бремя депрессии в учреждениях первичной медико-санитарной помощи: качественное исследование выводов врачей общей практики о депрессивных людях в центре города.

Pr Care Psych

2001

;

6

:

137

–141.18

Пилигрим Д., Бенталл Р. Медикализация страданий: критический реалистический анализ концепции депрессии.

J Психическое здоровье

1999

;

8

:

261

–274,19

Chew-Graham CA, May CR. Хроническая боль в пояснице в общей практике: задача консультации.

Fam Pract

1999

;

16

:

46

–49.20

Селигман, МООС. Беспомощность: О депрессии, развитии и смерти . Сан-Франциско: Freeman, 1975.

21

Andersson S, Troein M, Lindberg G. Представления о депрессивном расстройстве и его лечении у 17 шведских врачей общей практики. Качественное интервью.

Фам Практ

2001

;

18

:

64

–70,22

Нэнди С., Чалмерс-Уотсон С., Гантли М., Андервуд М. Направление по поводу легких психических заболеваний: качественное исследование.

BrJ Gen Pract

2001

;

51

:

461

–465.23

Армстронг Д., Берд Дж., Фрай Дж., Армстронг П. Восприятие психологических проблем в общей практике: сравнение врачей общей практики и психиатров.

Фам Практ

1992

;

9

:

173

–176,24

Сарториус Н. Международные перспективы психиатрических классификаций.

Br J Психиатрия

1988

; Suppl 1:

9

–14,25

Eachus J, Williams M, Chan P et al . Депривация и заболеваемость по конкретным причинам: данные обследования здоровья Somerset and Avon.

Br Med J

1996

;

312

:

287

–292,26

Stirling AM, Wilson P, McConnachie A. Депривация, психологический дистресс и продолжительность консультаций в общей практике.

BrJ Gen Pract

2001

;

51

:

456

–460.27

Контрольный орган врачей и стоматологов. Обследование рабочей нагрузки врачей общей практики 1992/3 . Лондон: Окончательный анализ, 1994.

28

Уилсон А.Продолжительность консультации в общей практике: обзор.

BrJ Gen Pract

1991

;

41

:

119

–122,29

Андерссон С.О., Маттсон Б. Продолжительность консультаций в общей практике в Швеции: мнения врачей и пациентов.

Fam Pract

1989

;

6

:

130

–134.

© Издательство Оксфордского университета, 2002 г.

Мыльные пузыри, лечение депрессии (абстрактная наука: 27–31 августа)

Наука, стоящая за любимым занятием детства, может ли бывший наркотик для вечеринок быть лекарством от депрессии, и не становится ли CRISPR слишком большим?

Наука о выдувании пузырей

(Science Daily, 28 августа 2018 г., Нью-Йоркский университет)

Ничто так не говорит о лете, как дети, пускающие мыльные пузыри на улице.Но что именно происходит, когда вы дуете на мыльную пленку, чтобы получился пузырь? Лаборатория прикладной математики Нью-Йоркского университета в ходе серии экспериментов, имитирующих надувание пузырей, обнаружила два способа образования пузырей: первый — проталкивание мыльной пленки устойчивым, но сильным ветром через круглую палочку, в результате чего она превращается в пузырек. пузырь, и два, толкая легким ветром уже надутую пленку, чтобы стимулировать ее дальнейший рост.

Кетамин может облегчить депрессию, действуя как опиоид

(TIME, 29.08.2018, Джейми Дюшарм)

Новое исследование предполагает, что кетамин, все более популярное средство от депрессии, имеет что-то общее с такими наркотиками, как фентанил и оксикодон.Небольшое исследование обнаружило доказательства того, что эффективность кетамина при депрессии, продемонстрированная во многих небольших исследованиях за последнее десятилетие, связана с его взаимодействием с опиоидной системой мозга. Команда Стэнфордского университета сообщила о своих выводах в среду в The American Journal of Psychiatry. До сих пор большинство исследователей приписывали успех кетамина его влиянию на глутаматную систему мозга, которая участвует в процессах обучения и памяти. Опиоидная система, напротив, контролирует боль, вознаграждение и аддиктивное поведение.Кетамин — это анестетик, который часто дают детям в отделении неотложной помощи. Это также популярный, но запрещенный наркотик для вечеринок, который в больших дозах может вызвать внетелесный опыт.

CRISPR слишком жирен для многих методов лечения, поэтому ученые сажают редактора генома на диету

(Журнал Science, 30.08.2018, Джон Коэн)

CRISPR — инструмент рок-звезды в биологии, но не становится ли он слишком большим для собственного блага? Исследователи разработали способ посадить CRISPR на диету и при этом сохранить его основные функции.Стандартные методы CRISPR присвоили белок, вырезающий ДНК, под названием SpCas9 из бактерии Streptococcus pyogenes. Другой компонент CRISPR направляет фермент в нужные места генома. SpCas9 связывается с ДНК, и его молекулярные ножницы обрезают двухцепочечную спираль. Но этот лабораторный любимец, содержащий 1368 аминокислот, слишком коренаст для многих биомедицинских применений. Поэтому команда под руководством Дэвида Сэвиджа из Калифорнийского университета в Беркли разработала огромную библиотеку более тонких Cas9, используя схему «направленной эволюции».В этом методе используются два фермента для систематического разрезания ДНК гена SpCas9, извлечения фрагментов, кодирующих различные части белка. Затем Сэвидж и его коллеги тестируют эти генетические последовательности, чтобы увидеть, сохраняют ли полученные в результате белки способность Cas9 связываться с ДНК-мишенями. Затем они объединяют удачные варианты, чтобы добавить к уникальным усеченным вариантам. На данный момент они сделали полмиллиона вариантов.

 

  —-Составлено специалистом по социальным сетям Джиллиан Скола

Депрессия, связанная с расплывчатыми абстрактными целями — Birmingham Maple Clinic

Исследование, проведенное в Великобритании, показало, что у людей, страдающих депрессией, поведение при постановке целей отличается от поведения тех, у кого нет депрессии.Ученые из Ливерпульского университета обнаружили, что общие цели чаще ставятся теми, у кого диагностирована клиническая депрессия. Эти цели были расплывчатыми и труднодостижимыми, в то время как люди, не страдающие депрессией, ставили перед собой конкретные достижимые цели.

Участников попросили перечислить цели, которых они хотели бы достичь в любое время в краткосрочной, среднесрочной или долгосрочной перспективе. Затем доктор Джоанн Дикерсон проанализировала списки, сравнивая тех, кто страдал депрессией, и тех, у кого ее не было.Цели были классифицированы по их специфике. Примером общей цели может быть «быть счастливым», тогда как конкретной целью может быть «улучшить мое время бега на 5 км этим летом».

В то время как исследования показали, что обе группы определили одинаковое количество целей, люди с депрессией перечислили цели, которые были более общими и абстрактными. Кроме того, исследовательские сайты, которые вызывали депрессию у людей, с большей вероятностью приводили неконкретные причины достижения или невыполнения своих целей. Главный исследователь указал, что этим неконкретным целям не хватало внимания, что затрудняло их достижение и, таким образом, способствовало нисходящей спирали негативного мышления и безнадежности, которые могут поддерживать и усугублять депрессию.Кроме того, неконкретные цели трудно визуализировать и составить план, что затрудняет мотивацию к действию. Отсутствие мотивации также является симптомом депрессии.

Ранее было исследовано, что депрессивные люди часто чрезмерно обобщают то, как они думают о себе и своих прошлых воспоминаниях. Это первое исследование, связывающее обобщение с личными целями у людей с депрессией. Авторы исследования надеются, что полученные результаты помогут разработать новые эффективные способы лечения клинической депрессии.

Кэрри Кравец, лицензированный брачный и семейный терапевт в Birmingham Maple Clinic в Трое, штат Мичиган, и исполнительный директор Мичиганской ассоциации супружеской и семейной терапии помогает отдельным лицам, парам и семьям ставить небольшие, разумно достижимые цели. Она использует процесс мозгового штурма, чтобы помочь определить простые поведенческие цели, чтобы поддерживать мотивацию отдельных лиц и семей и добиваться прогресса. Чтобы начать достигать своей цели, она говорит:

  • Разработайте позитивную формулировку цели, ориентированную на будущее.(Избегайте таких слов, как «Стоп», «Не делайте» или «Нет»)
  • Держите цели краткими и сосредоточьтесь на том, что вы хотите «Делать»
  • Проведите мозговой штурм и составьте список возможных ежедневных действий и моделей поведения, которые вы или ваша поддержка могли бы предпринять, чтобы помочь вам достичь своей цели.
  • Будьте открытыми, веселыми, используйте юмор и позволяйте каждому говорить свободно, без критики
  • Исключить необоснованные, слишком сложные или не относящиеся к теме предложения
  • Выберите пять основных целей и начните выполнять каждую из них ежедневно.
  • Поздравляйте и поощряйте небольшие цели. Выполняйте 4 из 5 задач каждый день.
  • Проверяйте цели и задачи каждые две недели и при необходимости устраняйте неполадки.

Если вы или член вашей семьи боретесь с депрессией или испытываете трудности с сохранением мотивации для достижения целей, вам будет полезно поговорить с психотерапевтом. Специалисты-клиницисты Birmingham Maple Clinic готовы работать с отдельными лицами, парами или семьями для создания и достижения достижимых целей.Чтобы записаться на прием, позвоните по телефону (248) 646-6659 или посетите сайт www.birminghammaple.com

.

Ресурс: Науэрт, Рик «Депрессия, связанная с расплывчатыми абстрактными целями» Psychcentral.com 9 июля 2013 г.

В каком возрасте люди впервые испытывают депрессию?

  • Солми М., Радуа Дж., Оливола М., Кроче Э., Соардо Л., Салазар де Пабло Г., Иль Шин Дж., Киркбрайд Дж. Б., Джонс П., Ким, Дж. Х., Ким, Дж. Ю., Карвалью, А. Ф., Симан, М. В., Коррелл, К. У., и Фусар-Поли, П.(2021). Возраст начала психических расстройств во всем мире: крупномасштабный метаанализ 192 эпидемиологических исследований. Молекулярная психиатрия . https://doi.org/10.1038/s41380-021-01161-7
    Исследования, включенные в этот метаанализ, измеряли этот возраст по-разному. В некоторых исследованиях рассматривался возраст, когда появились симптомы расстройства, в некоторых — время, когда им впервые поставили диагноз, а в других — время, когда они впервые получили лечение от расстройства или были впервые госпитализированы по этому поводу. Средний возраст начала некоторых расстройств, таких как расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, расстройства настроения и тревожные расстройства, был раньше, когда он измерялся по первым симптомам, чем когда он измерялся по первому диагнозу или первой госпитализации.

  • Медичи, К.Р., Видебеч, П., Густафссон, Л.Н., и Мунк-Йоргенсен, П. (2015). Смертность и вековая тенденция заболеваемости биполярным расстройством. Журнал аффективных расстройств , 183 , 39–44. https://doi.org/10.1016/j.jad.2015.04.032
    Мауз, Э., и Якоби, Ф. (2008). Psychische Störungen und soziale Ungleichheit im Geburtskohortenvergleich. Psychiatrische Praxis , 35 (07), 343-352. https://www.thieme-connect.com/products/ejournals/abstract/10.1055/s-2008-1067557
    Скотт Дж., Этейн Б., Азорин Дж. М. и Белливье Ф. (2018). Многолетние тенденции в возрасте начала биполярного расстройства I — поддержка влияния когорты новорожденных на основании международных многоцентровых клинических обсервационных исследований. Европейская психиатрия , 52 , 61–67. https://doi.org/10.1016/j.eurpsy.2018.04.002
    Плана-Риполл, О., Момен, Н.К., МакГрат, Дж.Дж., Уимберли, Т., Брикелл, И., Шендель, Д., Тайгесен, М., Вейе Н., Педерсен С.Б., Морс О., Мортенсен П.Б. и Далсгаард С. (2022). Временные изменения в профилях заболеваемости психическими расстройствами в зависимости от пола и возраста — общенациональное исследование с 1970 по 2016 год. Acta Psychiatrica Scandinavica , acps.13410. https://doi.org/10.1111/acps.13410

  • Плана-Риполл, О., Момен, Н.К., МакГрат, Дж.Дж., Уимберли, Т., Брикелл, И., Шендель, Д., Тайгесен, М. ., Weye, N., Pedersen, CB, Mors, O., Mortensen, PB, & Dalsgaard, S. (2022). Временные изменения в половозрастных профилях заболеваемости психическими расстройствами — общенациональное исследование с 1970 по 2016 год. Acta Psychiatrica Scandinavica , acps.13410. https://doi.org/10.1111/acps.13410

  • Schomerus, G., Schwahn, C., Holzinger, A., Corrigan, P.W., Grabe, HJ, Carta, M.G., & Angermeyer, M.C. (2012 ). Эволюция отношения общественности к психическим заболеваниям: систематический обзор и метаанализ: эволюция отношения общественности. Acta Psychiatrica Scandinavica , 125 (6), 440–452. https://doi.org/10.1111/j.1600-0447.2012.01826.x
    Ангермейер, М.К., Матшингер, Х., и Шомерус, Г. (2013). Отношение к психиатрическому лечению и людям с психическими заболеваниями: изменения за два десятилетия. Британский журнал психиатрии , 203 (2), 146-151.

  • Если в 2001 г. 0,4% детей и подростков обращались в психиатрические отделения, то в 2018 г. этот показатель составил 3,3%. Датское управление данных здравоохранения. (2019) Ключевые цифры о здравоохранении в Дании (на датском языке). https://sundhedsdatastyrelsen.dk/da/tal-og-analyser/analyser-og-rapporter/sundhedsvaesenet/noegletal-om-sundhedsvaesenet
    Schmidt, M., Schmidt, S.A.J., Adelborg, K., Sundbøll, J., Laugesen, K., Эренштейн, В., и Соренсен, Х. Т. (2019). Датская система здравоохранения и эпидемиологические исследования: от контактов с медицинскими работниками до записей в базе данных. Клиническая эпидемиология , Том 11 , 563–591. https://doi.org/10.2147/CLEP.S179083

  • Бабатунде Г.Б., ван Ренсбург А.Дж., Бхана А.и Петерсен, И. (2021). Барьеры и факторы, препятствующие доступу к службам охраны психического здоровья детей и подростков в странах с низким и средним уровнем дохода: предварительный обзор. Global Social Welfare , 8 (1), 29–46. https://doi.org/10.1007/s40609-019-00158-z
    Килинг, К., Бейкер-Хеннингем, Х., Белфер, М., Конти, Г., Эртем, И., Омигбодун, О., Роде, Л. А., Шринат, С., Улкуер, Н., и Рахман, А. (2011). Психическое здоровье детей и подростков во всем мире: фактические данные для действий. Ланцет , 378 (9801), 1515–1525.https://doi.org/10.1016/S0140-6736(11)60827-1

  • Все визуализации, данные и код, созданные «Нашим миром в данных», находятся в полностью открытом доступе по лицензии Creative Commons BY. У вас есть разрешение использовать, распространять и воспроизводить их на любом носителе при условии указания источника и авторов.

    Данные, созданные третьими сторонами и предоставленные «Нашим миром в данных», подпадают под действие условий лицензии от первоначальных сторонних авторов. Мы всегда будем указывать исходный источник данных в нашей документации, поэтому вам всегда следует проверять лицензию любых таких сторонних данных перед использованием и распространением.

    Депрессия при сменном графике работы: систематический обзор

    Angerer, P. et al. (2017). Ночная работа и риск депрессии: систематический обзор. Deutsches Aerzteblatt Online. 114(24), 404–411. https://doi.org/10.3238/arztebl.2017.0404

    Чунг, Т., и Ип, PSF (2015). Депрессия, тревога и симптомы стресса у медсестер в Гонконге: перекрестное исследование. Международный журнал экологических исследований и общественного здравоохранения.12(9), 11072–11100. https://doi.org/10.3390/ijerph220911072

    Да Силва, FCT, Нето, MLR (2021). Психиатрическая симптоматика, связанная с депрессией, тревогой, дистрессом и бессонницей у медицинских работников, работающих с пациентами, затронутыми COVID-19: систематический обзор с метаанализом. Прогресс в нейропсихофармакологии и биологической психиатрии, т. 104, н. 110057.

    Дай, К. и др. (2019). Влияние ночной смены на качество сна и симптомы депрессии у китайских медсестер.Нервно-психические заболевания и лечение. 15: 435–440.

    Гонг Ю. и др. (2014). Распространенность тревожных и депрессивных симптомов и связанных с ними факторов риска среди врачей в Китае: перекрестное исследование. PLoS ONE, 9(7), e103242. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0103242.

    Hall, A.L. et al. (2019). Влияние графика работы на предполагаемые назначения антидепрессантов в Швеции: 2-летний анализ с разбивкой по полу с использованием данных национального реестра лекарственных средств.BMJ Open, 9(1), e023247. https://doi.org/10.1136/bmjopen-2018-023247.

    Холл, А.Л., Франш, Р.Л., и Коегоорн, М. (2018). Изучение оценки воздействия при сменной работе: исследование депрессии среди медсестер. Анналы рабочих воздействий и здоровья, 62 (2), 182–194. https://doi.org/10.1093/annweh/wxx103.

    Хан, К. и др. (2019). Изменения в отношении к здоровью и состоянии здоровья начинающих медицинских сестер в течение первых 2 лет работы. Журнал Advanced Nursing, 75 (8), 1648–1656.https://doi.org/10.1111/jan.13947.

    Джаганнатх, А. и др. (2017). Генетика циркадных ритмов, сна и здоровья. Молекулярная генетика человека, 26(R2), R128–R138. https://doi.org/10.1093/hmg/ddx240.

    Kalmbach, D.A. et al. (2015). Расстройство сменной работы, депрессия и тревога при переходе на сменную работу: роль реактивности сна. Медицина сна, 16 (12), 1532–1538. https://doi.org/10.1016/j.sleep.2015.09.007.

    Кальмбах, d.А. и др. (2017). Нарушение сна и короткий сон как факторы риска депрессии и предполагаемых врачебных ошибок у первокурсников. Сон, 40(3), zsw073. https://doi.org/10.1093/sleep/zsw073.

    Кан, М.Ю. и др. (2017). Взаимосвязь между сменной работой и психическим здоровьем среди работников электроники в Южной Корее: поперечное исследование. PLoS ONE, 12(11), e0188019. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0188019.

    Кассани, А. и др. (2015).Путь анализа депрессии и качества жизни среди медсестер. Health Scope, 2015, 4(4):e23353. doi: 10.17795/jhealthscope-23353.

    Khajehnasiri, F. et al. (2014)Окислительный стресс и депрессия среди сменных рабочих-мужчин на нефтеперерабатывающем заводе Шахид Тондгоуян. Иранский журнал психиатрии, 9(2):76-82.

    Kim, H.K. et al. (2017). Влияние сменной работы на депрессивное расстройство с использованием больших данных. Международный журнал сетевых и распределенных вычислений, 10(10): 79-88.http://dx.doi.org/10.14257/ijgdc.2017.10.10.07.

    Krug, M. F. et al. (2017). Изменения в благополучии резидентов в одном учреждении за десятилетие прогрессивных ограничений рабочего времени. Академическая медицина: журнал Ассоциации американских медицинских колледжей, 92 (10), 1480–1484. https://doi.org/10.1097/ACM.0000000000001675.

    Кубик, Б. и др. (2018). Здоровье медсестер в контексте депрессивных симптомов. Медицинские исследования/Studia Mediczne, 34(2), 147-152.https://doi.org/10.5114/ms.2018.76876.

    Ли, А. и др. (2017). Работа в ночную смену и риск депрессии: метаанализ обсервационных исследований. Журнал корейской медицинской науки, 32 (7), 1091–1096. https://doi.org/10.3346/jkms.2017.32.7.1091.

    Лим Д.К. и др. (2014). Факторы, связанные с нарушениями сна у мужчин-пожарных. Анналы медицины труда и окружающей среды, 26, 11. https://doi.org/10.1186/2052-4374-26-11.

    Лука, М.и другие. (2014). Распространенность депрессии и ее связь с характеристиками работы в выборке государственных служащих. Нейропсихиатрические заболевания и лечение, 10: 519–525. https://doi.org/10.2147/NDT.S56989.

    Мачадо, Д. А. и др. (2018). Когнитивные изменения у медсестер, работающих в отделениях интенсивной терапии. Revista brasileira de enfermagem [онлайн], 71(1): 73-79. https://doi.org/10.1590/0034-7167-2016-0513.

    Марзук, М. и др. (2018). Распространенность тревожных и депрессивных симптомов среди медицинских ординаторов в Тунисе: поперечное исследование.BMJ Open, 8(7): e020655. https://doi.org/10.1136/bmjopen-2017-020655.

    Moon, H.J. et al. (2015). Связь между сменной работой и депрессией у работников отелей. Анналы медицины труда и окружающей среды, 27: 29. https://doi.org/10.1186/s40557-015-0081-0.

    Наката, А. (2017). Продолжительный рабочий день, удовлетворенность работой и симптомы депрессии: перекрестное исследование среди японских сотрудников малого и среднего бизнеса.Онкотаргет, 8(32), 53041–53052. https://doi.org/10.18632/oncotarget.18084.

    Нордер, Г. и др. (2015). Сменная работа и отсутствие психических заболеваний: 10-летнее обсервационное когортное исследование среди производственных рабочих-мужчин. Скандинавский журнал работы, окружающей среды и здоровья, 41 (4), 413–416. https://doi.org/10.5271/sjweh.3501.

    Огава Р. и др. (2018). Связь между продолжительным рабочим днем ​​и депрессией среди первокурсников в Японии.Медицинское образование BMC, 18, 50 (2018). https://doi.org/10.1186/s12909-018-1171-9.

    Оливейра, Т. и др. (2018). Генетические полиморфизмы, связанные с нарушением регуляции циркадных ритмов, открывают новые перспективы биполярного расстройства. Биполярные расстройства, 20(6), 515–522. https://doi.org/10.1111/bdi.12624.

    Парк, Дж. Н. и др. (2016). Распространенность депрессивных симптомов и связанных с ними факторов у корейских сотрудников: третье исследование условий труда в Корее (2011 г.).Международный журнал экологических исследований и общественного здравоохранения, 13(4), 424. https://doi.org/10.3390/ijerph23040424.

    Перри, Л. и др. (2015). Психическое здоровье медсестер в отделениях неотложной клинической больницы: поперечное обследование. BMC Nursing, 14, 15. https://doi.org/10.1186/s12912-015-0068-8.

    Робиллард, Р. и др. (2018). Циркадные ритмы и психические профили у молодых людей с униполярными депрессивными расстройствами. Трансляционная психиатрия, 8(1), 213.https://doi.org/10.1038/s41398-018-0255-y.

    Сакиб, Н. и др. (2019). Связь кумулятивной неудовлетворенности работой с депрессией, тревогой и стрессом среди иностранных медсестер в Саудовской Аравии. Журнал управления сестринским делом, 27 (4), 740–748. https://doi.org/10.1111/jonm.12762.

    Соренгаард, Т. А., Саксвик-Леулье, И., и Лангвик, Э. (2019). Продольное и поперечное исследование взаимосвязи между личностью и усталостью среди сменных рабочих.Cogent Psychology, 6(1): 1574095. https://doi.org/10.1080/23311908.2019.1574095.

    Тун, Э. и др. (2014). Работа в ночное время и симптомы тревоги и депрессии у медсестер: лонгитюдное исследование. Работа и стресс, 28(4): 376-386. https://doi.org/10.1080/02678373.2014.969362.

    Томленович, М. и др. (2014). Стресс, депрессия и выгорание среди врачей больницы в Риеке, Хорватия. Psychiatria Danubina, 26(3): 450–458.

    Царас, К.и другие. (2018). Прогнозирование факторов депрессии и тревоги у медсестер психиатрической службы: количественное кросс-секционное исследование. Медицинские архивы (Сараево, Босния и Герцеговина), 72 (1), 62–67. https://doi.org/10.5455/medarh.2017.72.62-67.

    Wirth, M.D. et al. (2017). Диетический воспалительный индекс, сменная работа и депрессия: результаты NHANES. Психология здоровья: официальный журнал Отделения психологии здоровья Американской психологической ассоциации, 36 (8), 760–769.https://doi.org/10.1037/hea0000514.

    Как обычные анализы крови могут указывать на расстройства психического здоровья

    В новом исследовании делается попытка повторить, что психическое здоровье не отделено от физического здоровья и не является абстрактной концепцией, придуманной «ленивыми» людьми, чтобы избежать работы. Это основано на том факте, что анализы крови — даже обычные — могут выявить генетические маркеры психических заболеваний у людей.

    Опубликовано в журнале Science Advances новое исследование, в котором приняли участие почти миллион человек, показало, что ряд психических расстройств, в том числе определенные депрессии и расстройства пищевого поведения, связаны с биомаркерами, которые можно легко обнаружить в обычном анализе крови.Учитывая, что клиницисты в значительной степени полагаются на субъективные самоотчеты для диагностики большинства психических расстройств, это открытие может революционизировать психиатрическую помощь во многих отношениях.

    Но что такое биомаркер? Биомаркер в основном получают из телесных жидкостей — например, из крови — и используют как признак аномальных или даже нормальных процессов в организме. Таким образом, он может служить не только диагностическим инструментом, но и тестом на то, работает ли конкретное лечение для человека.

    «Часто бывает трудно изучить роль этих биомаркеров крови в состояниях психического здоровья», — написал в The Conversation Уильям Рей, первый автор исследования и научный сотрудник Университета Ньюкасла в Австралии. Но «одно из решений — изучить генетическое влияние как на психические заболевания, так и на вещества, измеряемые в крови».


    Связано с The Swaddle:

    Почему «улыбающуюся депрессию» особенно трудно диагностировать и лечить , СДВГ, аутизм и синдром Туретта — с точки зрения их генетической связи с 50 различными факторами, измеряемыми с помощью обычных анализов крови, таких как холестерин, витамины и лейкоциты.Уместно, однако, отметить, что исследователи включили такие нейродивергенции, как аутизм и СДВГ, в группу «психических расстройств», как назвал их Рей. В то время как терминология, безусловно, вредит движению за нейроразнообразие, патологизируя нейродивергентный опыт, само исследование , возможно, стоит изучить и для нейродивергентных людей, учитывая, насколько большой ошибкой оказалась нынешняя система диагностики нейродивергенции.

    Возвращаясь к исследованию, Рей объясняет далее, что «Широкая доступность генетических данных позволила нам исследовать, как… [генетические] варианты связаны с риском психических заболеваний.Затем эти же варианты можно связать с измеренными уровнями биомаркеров в крови. Например, вариант определенного гена может увеличить риск развития шизофрении, а также быть связан со снижением уровня витамина, циркулирующего в крови».

    Ссылаясь на другой пример, Рей добавляет: «…в нашем исследовании была выявлена ​​положительная генетическая корреляция между количеством лейкоцитов и депрессией. Это может указывать на то, что какой-то процесс в нашем организме влияет как на депрессию, так и на лейкоциты.

    В начале 2021 года ученые разработали объективный диагностический инструмент — основанный на биомаркерах крови — для точного измерения уровней мозгового белка, связанного с депрессией и биполярным расстройством. Это было многообещающе в качестве нового подхода не только к диагностике депрессивных расстройств, но и к оценке того, насколько хорошо (и если вообще) пациент реагирует на прописанные антидепрессанты.


    Связанные с The Swaddle:

    Больше женщин, чем мужчин диагностированы с депрессией, беспокойством из-за повседневного неравенства: исследование


    Настоящее открытие дополняет растущий объем исследований, касающихся диагностики и лечения депрессии .Исследователи обнаружили не только генетическую корреляцию между биохимическими признаками и психическими расстройствами, но также и «убедительные доказательства [] причинно-следственной связи» между ними, предполагая, что потенциально возможно воздействовать на рассматриваемые биохимические признаки для лечение.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.