Дэниел гоулман эмоциональный интеллект: Эмоциональный интеллект (Дэниел Гоулман) — купить в МИФе

Читать «Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ» — Гоулман Дэниел — Страница 1

Дэниел Гоулман

Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ. 6-е издание

Печатается с разрешения автора и литературного агентства Brockman, Inc.

Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© 1995 by Daniel Goleman. Introduction copyright © 2005. All rights reserved

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2018

* * *

Посвящается Таре, неистощимому источнику эмоциональной мудрости

Задача Аристотеля

Всякий может разгневаться – это легко, но совсем не так легко разгневаться на того, кто заслужил, причем до известных пределов, в надлежащее время, с надлежащей целью и надлежащим образом.

Аристотель. Никомахова этика

Невыносимо парило уже с утра. В Нью-Йорке выдался один из тех жарких и влажных августовских дней, когда ощущение дискомфорта всех приводит в уныние. Я возвращался в отель. Вошел в автобус, следовавший по Мэдисон-авеню. И тут же испытал потрясение, встретившись взглядом с чернокожим водителем средних лет, сиявшим радостной улыбкой. Он поприветствовал меня дружеским: «Здорово! Как дела?» Так он обращался ко всем входящим. Каждый вздрагивал от неожиданности, но из-за погоды и дурного расположения духа мало кто отвечал на добродушное приветствие.

Меж тем автобус, выруливая из уличных пробок, неспешно полз по центру послеполуденного города в потоке машин, густом, как всегда в этот час. И по пути в спальный район происходило медленное, прямо-таки волшебное превращение. Водитель между делом развлекал нас непрерывным монологом обо всем на свете: вон в том магазине во время распродажи творилось нечто невообразимое, а в этом музее открылась замечательная выставка. Вы еще ничего не слышали о новом фильме? Его недавно начали показывать в кинотеатре на углу… Восхищение богатыми возможностями, которые Нью-Йорк предоставляет жителям, заразило пассажиров. Приближаясь к своей остановке, каждый избавлялся от мрачной угрюмости, и когда водитель кричал вслед: «Пока! Всех благ!», с улыбкой отвечал ему тем же.

Память об автобусной поездке по Мэдисон-авеню жила во мне почти двадцать лет. На тот момент я только что защитил докторскую диссертацию по психологии; но в те времена психологи обращали слишком мало внимания на механизм подобных метаморфоз. Психологической науке почти ничего не было известно о возникновении эмоций. Однако уже тогда, представив себе, как вирус доброжелательности прокатывается по городу от бывших пассажиров того автобуса, я понял: водитель оказался кем-то вроде местного миротворца. Можно сказать, почти волшебником – ведь он преобразил бродившую в душах пассажиров мрачную раздражительность, чуть-чуть смягчил их сердца, сделал их самих добрее.

Приведу для сравнения несколько сообщений из еженедельной газеты.

• В одной из школ девятилетний ученик разбушевался, залил краской парты, компьютеры и принтеры и покорежил машину на школьной автостоянке. Причина в том, что соученики-третьеклассники назвали его «сосунком», и он вознамерился переубедить их.

• Случайное столкновение в толпе тинейджеров, слонявшихся у манхэттенского клуба по интересам, привело к потасовке. Восемь подростков получили ранения. Драка закончилась тем, что один из обиженных открыл стрельбу из автоматического пистолета 38-го калибра. В отчете сообщается: в последние годы подобная пальба как реакция на мнимое неуважение становится все более и более обычным явлением по всей Америке.

• По сообщениям печати о жертвах убийств моложе двенадцати лет, 57 процентов убийц составляют родители, отчимы или мачехи. Почти в половине случаев взрослые заявляют, что «просто пытались дисциплинировать ребенка». Избиение до смерти спровоцировано «нарушениями» следующего рода: ребенок мешает смотреть телевизор, плачет, пачкает пеленки и т. д.

• Юношу-немца, члена неонацистской группы, судили за убийство пяти турецких женщин и девушек: пока они спали, он устроил пожар. На суде он рассказал, что не сумел сохранить работу, начал пить и в своей жестокой судьбе винил иностранцев. Едва слышным голосом он объяснял: «Я не перестаю глубоко сожалеть о содеянном, мне бесконечно стыдно».

Каждый день поток новостей в изобилии приносит подобные сообщения. Люди все хуже умеют ладить друг с другом, а ведь это угрожает всеобщей безопасности. Низменные побуждения идут на нас в атаку, вызывая безудержное желание уничтожать. Значит, в нашей собственной жизни, в жизни окружающих людей происходит широкомасштабный выход эмоций из-под контроля. Они вызывают волну разрушений, за которой, конечно, иногда следует раскаяние. Что с того? Ведь жизнь каждого под угрозой.

Последнее десятилетие прошло под барабанную дробь сообщений, свидетельствующих, как стремительно растет количество нелепых выходок, проявлений безрассудства и безответственности в семьях, сообществах и коллективах. Перед нами – рассказы о всплесках ярости и отчаяния одиноких детей, оставленных работающими родителями на попечение телевизора вместо приходящей няни. Детей, страдающих от того, что они оказались заброшенными, остались без внимания, подверглись жестокому обращению или стали жертвами распущенности родителей. Статистика показывает, что душевное нездоровье распространяется все шире, что случаев депрессии во всем мире становится все больше. Нарастает волна агрессивности: подростки с огнестрельным оружием в школах, перестрелки на автострадах, зверские убийства бывших коллег, совершенные работниками, недовольными увольнением.

«Злоупотребление эмоциями», «стрельба из автомобилей на дорогах», «посттравматический стресс» – за прошедшее десятилетие все эти выражения вошли в повседневный лексикон. Теперь в конце разговора вместо ободряющего «Всего хорошего!» мы скептически произносим: «Ну, давай!».

Эта книга поможет вам найти смысл в бессмыслице. Как психолог и журналист газеты «Нью-Йорк таймс» – а ваш покорный слуга выступает в этом качестве последние десять лет, – я отчетливо замечаю прогресс в научном понимании сферы иррационального. Более всего меня поражает соседство двух явно противоположных тенденций. С одной стороны, растет неблагополучие в эмоциональной жизни общества, с другой – появляются некоторые эффективные средства оздоровления сложившейся обстановки.

Зачем понадобилось данное исследование

Итак, в последние десять лет неутешительная информация поступала со всех сторон. И тогда представители ученого мира всерьез принялись анализировать эмоции. Среди наиболее впечатляющих результатов следует отметить исследования человеческого мозга в процессе функционирования. Они стали возможны благодаря новейшим разработкам в области технологии оптических изображений отделов головного мозга. Впервые в истории человечества ученые сумели увидеть то, что веками оставалось тайной за семью печатями. Мы начинаем понимать, как, пока мы думаем и чувствуем, строим мысленные образы и мечтаем, работает эта невообразимо сложная система из огромной массы клеток. Обилие данных в области нейробиологии помогает лучше понять, каким образом мозговые центры, ответственные за эмоции, заставляют нас гневаться или плакать. Или как самые потаенные отделы мозга, подталкивающие развязывать войны или пробуждающие любовь, направляют энергию на добро или зло. Подобные изыскания беспрецедентны. Они раскрывают механизмы бурного проявления эмоций и их ослабевания, а еще показывают способы выхода из коллективного эмоционального кризиса.

Читать онлайн «Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ» Дэниела Гоулмана бесплатно без регистрации

Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Дэниел Гоулман

Американский психолог, признанный эксперт в области эмоционального интеллекта Дэниел Гоулман утверждает, что наши эмоции играют в достижении успеха в семье и на работе гораздо большую роль, чем это принято считать.

Но что же такое «эмоциональный интеллект»? Можно ли его измерить? Чем отличается «обычный» интеллект от «эмоционального» и почему обладатели первого зачастую уступают место под солнцем обладателям второго?

Хотите узнать ответы и научиться справляться с унынием, гневом, вспыльчивостью, депрессией и стать успешнее? Читайте эту книгу. Она будет полезна не только студентам и преподавателям, но и родителям.

6-е издание.

Дэниел Гоулман

Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ. 6-е издание

Печатается с разрешения автора и литературного агентства Brockman, Inc.

Все права защищены.

Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© 1995 by Daniel Goleman. Introduction copyright © 2005. All rights reserved

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2018

* * *

Посвящается Таре, неистощимому источнику эмоциональной мудрости

Задача Аристотеля

Всякий может разгневаться – это легко, но совсем не так легко разгневаться на того, кто заслужил, причем до известных пределов, в надлежащее время, с надлежащей целью и надлежащим образом.

    Аристотель. Никомахова этика

Невыносимо парило уже с утра. В Нью-Йорке выдался один из тех жарких и влажных августовских дней, когда ощущение дискомфорта всех приводит в уныние. Я возвращался в отель. Вошел в автобус, следовавший по Мэдисон-авеню. И тут же испытал потрясение, встретившись взглядом с чернокожим водителем средних лет, сиявшим радостной улыбкой. Он поприветствовал меня дружеским: «Здорово! Как дела?» Так он обращался ко всем входящим. Каждый вздрагивал от неожиданности, но из-за погоды и дурного расположения духа мало кто отвечал на добродушное приветствие.

Меж тем автобус, выруливая из уличных пробок, неспешно полз по центру послеполуденного города в потоке машин, густом, как всегда в этот час.

Даниэль (Дэниел) Гоулман: эмоциональный интеллект

Американский популярный психолог.

«Голман вырос в Стоктоне, штат Калифорния. Его докторской диссертацией по психологии в университете Гарварда руководил Дэвид МакКлиланд, который написал скандальную статью,  доказывающую, что традиционные тесты, используемые при приёме на работу или при поступлении в колледж (академический тест и тест IQ), не могут точно предсказать действительный  уровень достижений человека. Вместо него кандидаты должны тестироваться на эмоциональные и социальные навыки. 
Впоследствии эта идея легла в основу теории эмоционального сознания Голмана.
Двенадцать лет Голман редактировал газетную колонку в «Нью-Йорк Тайме», посвящённую психологии. Он также был главным редактором серии «Психология сегодня». Его предшествующие работы: «Размышляющий разум», «Жизненно важная ложь», «Простые истины», «Творческий дух» (в соавторстве), а также «Работа с эмоциональным сознанием». Он также редактировал книгу «Целительные эмоции: беседы с Далай-ламой о внимании, эмоциях и здоровье».

Том Батлер-Боудон, 50 книг и великих идей, которые помогут вам изменить свою жизнь, М., «Аст», 2009 г., с.195.

 

В 1995 году Даниэль Гоулман выпустил книгу: Эмоциональный интеллект / Emotional Intelligence, которая принесла ему большую известность в мире.

 

«То, насколько средний человек ненавидит тест на IQ, отчасти объясняет популярность этой книги. Является ли этот тест хорошим измерителем, его применение сократило шансы и ущемило самомнение миллионов людей». 

Том Батлер-Боудон, 50 книг и великих идей, которые помогут вам изменить свою жизнь, М., «Аст», 2009 г., с.190.

 

Строго говоря, сам термин «Эмоциональный интеллект» (EQ ) был заимствован автором у американского психолога Питера Саловея / Peter Salovey.

«Данный термин изобрёл Питер Саловей, психолог из Гарвардского университета, описавший пять основных эмоциональных проявлений:
1) осознание собственных эмоций;
2) способность контролировать эмоции;
3) способность к самомотивации;
4) осознание чужих эмоций и
5) контроль отношений с людьми.
Однако Гоулману удалось сделать интересные обобщения и практические выводы, и потому его книга пользуется заслуженным успехом. К тому же это очень бодрое по духу произведение, что вообще характерно для американской психологии начиная с кондуктизма и прагматизма и кончая новой позитивной психологией. Европейская же психология, особенно начиная с Фрейда, напротив, тяготеет к пессимизму. Главная идея Гоулмана состоит в том, что развитие эмоционального интеллекта имеет решающее значение для успешной личной жизни, а также жизни общественной и трудовой».

Хосе Антонио Марина, Воспитание таланта, М., «Астрель»; «Corpus», 2012 г.,  с. 108-109.

 

В последующих книгах Даниэль Гоулман – без особых доказательств! – развивает идею о том, некогнитивные навыки имеют для успеха не меньшее значение, чем уровень интеллекта…

Замечу, что частично успех подобных публикаций объяснялся противопоставлением эмоционального интеллекта тотально распространённому на Западе измерению коэффициента интеллекта / Intelligence Quotient (IQ), которое не оправдало возложенных ожиданий. Оказалось, что коэффициент интеллекта не коррелирует с успешностью в бизнесе – см.: Парадокс клуба Менса.

В США даже стало популярным высказывание: «Благодаря IQ Вы устраиваетесь на работу, а благодаря EQ – делаете карьеру».

 

«Что надо сделать, чтобы эмоциональное лидерство работало на всеобщее благо? Ключ к этому, разумеется, заключается в развитии эмоционального интеллекта — умения лидеров управлять собой и отношениями с другими людьми. Лидеры, использующие максимально преимущества эмоционального лидерства, направляют эмоции своих подчиненных в нужное русло. […]
Лидеры с таким талантом действуют как эмоциональные магниты, и совершенно естественно, что люди к ним тянутся. Обратите внимание, с какими лидерами люди предпочитают работать — скорее всего, они излучают оптимизм. Во многом именно поэтому лидеры с высоким эмоциональным интеллектом привлекают талантливых людей — одарённым специалистам приятно работать в таком соседстве. И наоборот, лидеры, вторые несут в себе негативный заряд, — раздражительные, обидчивые, Деспотичные и холодные — отталкивают людей. Никто не хочет работать на брюзгу. Исследования подтверждают это: оптимистичные, увлечённые лидеры легче удерживают свой персонал, нежели начальники, склонные к дурному расположению духа».

Д. Гоулман, Р. Бояцис, Э. Макки, Эмоциональное лидерство: Искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта, М., «Альпина Бизнес Букс», 2005 г., с. 25 и 21.

 

«Гоулмен продолжил изучение личной и профессиональной эффективности. В мире бизнеса, пишет он, принято чрезмерно преувеличивать роль бесстрастного анализа и холодного разума. В действительности для успеха организации исключительно важен эмоциональный климат. Книга Гоулмена «Working with Emotional Intelligence» («Работа с эмоциональным интеллектом») рассказывает о том, что рабочие компетенции, основанные на эмоциональном интеллекте, обнаруживают большую плодотворность, нежели рациональный подход или технические навыки, и что их развитие принесет пользу и людям, и компаниям. В частности, он утверждает, что эмоциональное измерение — основной критерий эффективности лидеров, отмечая, что на ответственной работе, для которой по умолчанию требуется коэффициент интеллекта выше среднего, ярко выраженные эмоциональные качества дают лидерам преимущество. На более высоких уровнях признаком подлинного лидера является «эмоциональный», а не «рациональный» интеллект. Ричард Брэнсон, дважды заваливавший школьные экзамены по математике, как лидер сто очков даст вперед выпускнику Гарвардской бизнес-школы благодаря тому, что у него великолепно развит эмоциональный интеллект — «радар, настроенный на людей»».

Дирлав Дез, Избранные концепции бизнеса. Теории, которые изменили мир,  М., «Олимп-Бизнес», 2007 г., с. 106.

Почему эмоциональный интеллект значит больше IQ ? Отвечает — Дэниел Гоулман

Всем привет! Сегодня в программе вот этот многостраничный трактат)

Из описания:

Признанный эксперт в области эмоционального интеллекта Дэниел Гоулман утверждает, что наши эмоции играют в достижении успеха в семье и на работе гораздо большую роль, чем это принято считать.
Хотите узнать ответы и научиться справляться с унынием, гневом, вспыльчивостью, депрессией и стать успешнее? …
   
 

Смысл книги в 2-х словах: Обычно мы воспринимаем и работаем с эмоциями как Бог даст, не отслеживая их причины и последствия. А делать это нужно и очень полезно.

Помимо целей увеличения продуктивности, посмотрите например вчерашний ЧП (ссылка), где многие правонарушения происходят во время краткосрочного сильного порыва гнева (если не считать алкоголь). Дело сильно ухудшается, если в стране легко доступно автоматическое оружие.

В книге разбирается множество трагедий из разряда «мальчика обижали в школе, и он принёс папин пистолет чтобы наказать обидчиков.» Это в прошлом гнев и быстрая реакция могла спасти жизнь при встрече со зверем. Сейчас он намного чаще вызывает сожаления после.

Основные моменты

👉Эмоция = побуждать

Миндалевидное тело в мозге ответственно за формирование эмоций, и оно связано со всеми остальными отделами мозга, а значит влияет на всё.

Опасности если не уметь управлять эмоциями: Депрессии, склонность к насилию, нарушение питания, существенно бОльшая склонность к зависимостям.

  

👉Характер=самодисциплина

У нас есть 2 мозга — рациональный и эмоциональный. Действуют совершенно обособленно, и оба требуют развития, так как одинаково важны. (А не только IQ или жёсткие навыки)

👉Цитата Бенджамина Франклина:

Гнев никогда не вспыхивает без причины, но она редко бывает уважительной»

Вспышка ярости — худший способ успокоится. Процесс только продлится. Мозг обманывает нас, давая максимальную уверенность в такие моменты.

👉При унынии, депрессии и постоянном прокручивании в голове одних и тех же мыслей — нужно остановиться, обдумать и понять их причины. Есть 2 способа выхода:

1) Отвлечь себя на интересное занятие

2) Ставим под вопрос сами причины, вызывающие депрессию

Мощные негативные эмоции переключают внимание на то что их вызывает (создавая цикл), мешая сосредоточиться на другом

А у детей чем дольше длится депрессия и меланхолия — тем выше шанс попасть в ряды отстающих. Прямая зависимость с положительной обратной связью.

Другой способ — позаниматься больше после невыученного урока, а не начинать думать что-то плохое о своих способностях.

👉Исследования показывают, что тревожные люди чаще терпят неудачу, независимо от подготовки и IQ.

👉Эмоциональный интеллект это:

  1. Знать свои эмоции. (Самоосознание)
  2. Намеренно управлять этими чувствами и эмоциями. (Контроль побуждений)
  3. Мотивировать самого себя. Избавление от тревожности и стресса + Отсрочка удовольствия.
  4. Распознавать эмоции и переживания других людей. Эмпатия.
  5. Поддерживать взаимоотношения

👉Люди живущие с надеждой (например на светлое будущее), меньше склонны к депрессии.

Оптимизм вместе с надеждой ещё лучше. Такие люди просто легче справляются с неудачами.

👉Мнение человека о своих способностях оказывает огромное влияние на способности (!)

👉В общем смысле — умение направлять эмоции на достижение полезного результата, есть главная одарённость характеризующая мастера.

👉Исследования показали что отрицательные эмоции, стресс или тревога очень вредны для здоровья.

А вспыльчивость оказалась даже в 7 раз более сильным параметром смерти в молодом возрасте чем курение

👉Бальзам от гнева и враждебности — когда учишься смотреть на вещи с точки зрения другого человека (то есть эмпатии)

Как ни странно, но неправильное питание также способно вызывать эмоциональную нестабильность.

👉Важно сохранять жизнерадостность даже во время тяжких невзгод, к этому относятся всё что привлекает людей:

  • Общительность
  • уверенность в себе,
  • оптимизм и лёгкий характер

👉Осознавать cвязь: Мысли —> чувства —> реакции

Конкретность — одинаково важна как для похвалы так и для критики. От неконкретной ничего нельзя подчеркнуть.

Разумные доводы не помогают убедить человека находящегося под действием сильных эмоций.

👉В каждой школе необходимо внедрить обязательную программу «Обучение эмоциям»


Выводы

Книга аж 1995 года, 60% воды, осилил с огромным трудом — из-за рекомендации к прочтению от Германа Грефа.

А Вам стоит смотреть по необходимости, возможно пары рецензий будет достаточно.

Успехов!

_______________

-> Подписывайтесь на канал

Почему это может иметь большее значение, чем IQ: Гоулман, Дэниел: 9780553383713: Amazon.com: Books

Дэниел Гоулман, доктор философии, также является соавтором книги «Измененные черты: наука раскрывает, как медитация меняет ваш разум, мозг и Тело и строительные блоки эмоционального интеллекта. Доктор Гоулман получил докторскую степень. из Гарварда и писал о мозге и поведенческих науках для The New York Times в течение двенадцати лет, где он дважды был номинирован на Пулитцеровскую премию. Он был награжден премией Американской психологической ассоциации за заслуги перед жизнью и в настоящее время является членом Американской ассоциации содействия развитию науки. Его другие книги включают «Разрушительные эмоции», «Медитативный разум», «Творческий дух» и «Жизненно важная ложь, простые истины».

Новый Критерий

Правила работы меняются. Нас оценивают по новым меркам: не только по тому, насколько мы умны, или по нашей подготовке и опыту, но и по тому, насколько хорошо мы обращаемся с собой и друг с другом. Этот критерий все чаще применяется при выборе того, кого нанять, а кого нет, кого уволить, а кого оставить, кого обойти, а кого повысить.

Новые правила предсказывают, кто с наибольшей вероятностью станет звездой и кто больше всего склонен к сходу с рельсов.И независимо от того, в какой сфере мы работаем в настоящее время, они измеряют качества, которые имеют решающее значение для нашей конкурентоспособности на будущих должностях.

Эти правила имеют мало общего с тем, что нам говорили в школе. академические способности в значительной степени не имеют отношения к этому стандарту. Новая мера предполагает наличие достаточных интеллектуальных способностей и технических ноу-хау для выполнения нашей работы; вместо этого он фокусируется на личных качествах, таких как инициатива и сочувствие, приспособляемость и убедительность.

Это не мимолетная причуда и не просто управленческая панацея на данный момент.Данные, говорящие в пользу того, чтобы относиться к этому серьезно, основаны на исследованиях десятков тысяч трудящихся самых разных профессий. Исследование с беспрецедентной точностью выявило, какие качества отличают звездного исполнителя. И это демонстрирует, какие человеческие способности составляют большую часть ингредиентов для достижения совершенства в работе, особенно для лидерства.

Если вы работаете в крупной организации, даже сейчас вас, вероятно, оценивают с точки зрения этих способностей, хотя вы можете этого не знать.Если вы подаете заявление о приеме на работу, вас, скорее всего, будут рассматривать через эту призму, хотя, опять же, никто не скажет вам об этом прямо. Какой бы ни была ваша работа, понимание того, как развивать эти способности, может иметь важное значение для успеха в вашей карьере.

Если вы являетесь частью управленческой команды, вам необходимо подумать, поощряет ли ваша организация эти компетенции или препятствует им. В той мере, в какой ваш организационный климат питает эти компетенции, ваша организация будет более эффективной и продуктивной.Вы максимизируете интеллект вашей группы, синергетическое взаимодействие лучших талантов каждого человека.

Если вы работаете в небольшой организации или на себя, ваша способность работать на пике популярности в очень большой степени зависит от наличия у вас этих способностей, хотя почти наверняка вас никогда не учили им в школе. Тем не менее, ваша карьера будет в большей или меньшей степени зависеть от того, насколько хорошо вы освоили эти способности.

Во времена отсутствия гарантий занятости, когда само понятие «работа» быстро заменяется «портативными навыками», именно эти качества делают нас пригодными для трудоустройства и сохраняют их.Об этих человеческих талантах, о которых в течение десятилетий свободно говорили под разными названиями, от «характера» и «личности» до «мягких навыков» и «компетентности», наконец появилось более точное понимание этих человеческих талантов и новое название для них: эмоциональные. интеллект.

Другой способ быть умным

«У меня был самый низкий совокупный средний балл за всю мою инженерную школу», — говорит мне содиректор консалтинговой фирмы. «Но когда я пошел в армию и пошел в школу кандидатов в офицеры, я был номером один в своем классе — все было о том, как ты справляешься с собой, ладишь с людьми, работаешь в команде, лидерству.И это то, что я считаю верным в мире работы».

Другими словами, важен другой способ быть умным. с последствиями для работы и организационной жизни.

Что застало меня врасплох — и восхитило — так это поток интереса со стороны делового сообщества. и консультации, я оказался в глобальной одиссеи, говоря с тысячами людей, от генеральных директоров до секретарей, о том, что значит использовать эмоциональный интеллект на работе.

* * *

Этот поиск вернул меня к исследованию, в котором я участвовал, когда был аспирантом, а затем преподавателем Гарвардского университета. Это исследование было частью раннего вызова мистике IQ — ложному, но широко распространенному представлению о том, что для успеха важен только интеллект. Эта работа помогла породить то, что теперь стало мини-индустрией, которая анализирует фактические компетенции, которые делают людей успешными на работе и в организациях любого рода, и результаты поразительны: IQ занимает второе место после эмоционального интеллекта в определении выдающихся результатов работы.

Анализы, проведенные десятками различных экспертов из почти пятисот корпораций, государственных учреждений и некоммерческих организаций по всему миру, независимо друг от друга пришли к удивительно схожим выводам, и их выводы особенно убедительны, поскольку они позволяют избежать предубеждений или ограничений, присущих работе отдельное лицо или группа. Все их выводы указывают на первостепенное место эмоционального интеллекта в совершенстве на работе — практически на любой работе.

Некоторые неправильные представления

Когда я путешествовал по миру, беседуя и консультируясь с людьми в бизнесе, я столкнулся с некоторыми широко распространенными заблуждениями об эмоциональном интеллекте.Позвольте мне прояснить некоторые из наиболее распространенных в начале. Во-первых, эмоциональный интеллект означает не просто «быть милым». В стратегические моменты это может потребовать не «быть милым», а скорее, например, прямо противостоять кому-то неудобной, но последовательной правдой, которую он избегал.

Во-вторых, эмоциональный интеллект не означает дать волю чувствам — «позволить всему этому болтаться». Скорее, это означает управление чувствами, чтобы они выражались уместно и эффективно, позволяя людям работать вместе для достижения общих целей.

Кроме того, женщины не «умнее» мужчин, когда речь идет об эмоциональном интеллекте, а мужчины не превосходят женщин. У каждого из нас есть личный профиль сильных и слабых сторон этих способностей. Некоторые из нас могут быть очень эмпатичными, но им не хватает некоторых способностей справляться с собственным бедствием; другие могут прекрасно осознавать малейшие изменения в нашем собственном настроении, но при этом быть некомпетентными в общении.

Верно то, что мужчины и женщины как группы обычно имеют общий гендерно-специфический профиль сильных и слабых сторон.Анализ эмоционального интеллекта тысяч мужчин и женщин показал, что женщины в среднем лучше осознают свои эмоции, проявляют больше эмпатии и лучше справляются с межличностными отношениями. Мужчины, напротив, более уверены в себе и оптимистичны, легче адаптируются и лучше справляются со стрессом.

В целом сходства гораздо больше, чем различий. Некоторые мужчины так же эмпатичны, как и самые чувствительные в межличностных отношениях женщины, в то время как некоторые женщины так же способны противостоять стрессу, как и самые эмоционально устойчивые мужчины.Действительно, в среднем, глядя на общие оценки мужчин и женщин, сильные и слабые стороны усредняются, так что с точки зрения общего эмоционального интеллекта половых различий нет.

Наконец, наш уровень эмоционального интеллекта не закреплен генетически и развивается не только в раннем детстве. В отличие от коэффициента интеллекта, который мало меняется после подросткового возраста, эмоциональный интеллект, по-видимому, в значительной степени приобретается, и он продолжает развиваться по мере того, как мы идем по жизни и учимся на собственном опыте — наша компетентность в этом вопросе может продолжать расти.На самом деле, исследования, которые отслеживали уровень эмоционального интеллекта людей на протяжении многих лет, показывают, что люди становятся все лучше и лучше в этих способностях по мере того, как они становятся более искусными в управлении своими эмоциями и импульсами, в мотивации себя и в оттачивании своего сочувствия и социальной ловкости. . Для этого роста эмоционального интеллекта есть старомодное слово: зрелость

. Почему это важно сейчас

В калифорнийском биотехнологическом стартапе генеральный директор с гордостью перечислил черты, которые сделали его организацию современной: Никто , в том числе и он, имели постоянную должность; вместо этого каждый носил с собой небольшой ноутбук — свой мобильный офис — и был подключен ко всем остальным.Должности не имели значения; сотрудники работали в кросс-функциональных командах, и место кипело творческой энергией. Люди обычно работают по семьдесят и восемьдесят часов в неделю.

«Так в чем минус?» Я спросил его.

«Нет никаких недостатков, — заверил он меня.

И это было ошибкой. Как только я смог поговорить с сотрудниками, я услышал правду: лихорадочный темп заставлял людей чувствовать себя выгоревшими и лишенными личной жизни. И хотя каждый мог общаться через компьютер со всеми остальными, люди чувствовали, что их по-настоящему никто не слушает.

Люди отчаянно нуждались в общении, в сочувствии, в открытом общении.

В новом, упрощенном бизнес-климате, в котором важна каждая работа, эти человеческие реалии будут иметь большее значение, чем когда-либо. Масштабные изменения — это константа; технические инновации, глобальная конкуренция и давление со стороны институциональных инвесторов постоянно усиливают колебания.

Еще одна реальность делает эмоциональный интеллект еще более важным: по мере того, как организации сокращаются из-за волн сокращений, те люди, которые остаются, становятся более ответственными и более заметными.Если раньше сотрудник среднего звена мог легко скрыть вспыльчивость или застенчивость, то теперь такие компетенции, как управление своими эмоциями, грамотное решение конфликтов, командная работа и лидерство, проявляются — и имеют значение — больше, чем когда-либо.

В связи с глобализацией рабочей силы эмоциональный интеллект становится особенно важным в более богатых странах. Более высокая заработная плата в этих странах, если она будет поддерживаться, будет зависеть от нового вида производительности. И одних только структурных исправлений или технологических достижений недостаточно: как в калифорнийской биотехнологической фирме, оптимизация или другие инновации часто создают новые проблемы, требующие еще большего эмоционального интеллекта.

По мере того, как меняется бизнес, меняются и качества, необходимые для достижения успеха. Данные, отслеживающие таланты звездных исполнителей за несколько десятилетий, показывают, что две способности, которые относительно мало значили для успеха в 1970-х, стали критически важными в 1990-х: построение команды и адаптация к изменениям. И совершенно новые возможности начали проявляться как черты звездных исполнителей, в частности катализатор изменений и использование разнообразия. Новые вызовы требуют новых талантов.


Грядущий кризис: рост IQ, падение EQ

С 1918 года, когда Первая мировая война привела к первому массовому использованию тестов IQ для новобранцев американской армии, средний показатель IQ в Соединенных Штатах вырос на 24 балла, и аналогичный рост в развитых странах мира.Причины включают в себя лучшее питание, большее количество детей, получающих дополнительное образование, компьютерные игры и головоломки, помогающие детям овладеть пространственными навыками, а также меньший размер семьи (что обычно коррелирует с более высокими показателями IQ у детей).

Однако существует опасный парадокс: по мере того, как IQ детей становится все выше, их эмоциональный интеллект снижается. Возможно, самый тревожный фрагмент данных получен из массового опроса родителей и учителей, который показывает, что нынешнее поколение детей более эмоционально неуравновешенно, чем предыдущее.В среднем дети становятся более одинокими и депрессивными, более злыми и непослушными, более нервными и склонными к беспокойству, более импульсивными и агрессивными.

Две случайные выборки американских детей в возрасте от семи до шестнадцати лет были оценены их родителями и учителями — взрослыми, которые хорошо их знали. Первая группа была обследована в середине 1970-х годов, а сопоставимая группа была обследована в конце 1980-х годов. За эти полтора десятилетия наблюдалось неуклонное ухудшение детского эмоционального интеллекта. Хотя более бедные дети начинали в среднем с более низкого уровня, темпы снижения были одинаковыми во всех экономических группах — столь же резкими в самых богатых пригородах, как и в беднейших городских трущобах.

Доктор Томас Ахенбах, психолог из Университета Вермонта, проводивший эти исследования и сотрудничавший с коллегами в проведении аналогичных оценок в других странах, говорит мне, что снижение основных эмоциональных способностей у детей, по-видимому, наблюдается во всем мире. Наиболее яркими признаками этого являются рост среди молодых людей таких проблем, как отчаяние, отчуждение, злоупотребление наркотиками, преступность и насилие, депрессия или расстройства пищевого поведения, нежелательная беременность, травля и уход из школы.

То, что это предвещает для рабочего места, весьма тревожно: растущий дефицит эмоционального интеллекта среди работников, особенно среди тех, кто только начинает работать. Большинству детей, которых Ахенбах изучал в конце 1980-х, к 2000 году будет за двадцать. Поколение, отстающее в эмоциональном интеллекте, сегодня выходит на рынок труда.

Является ли внимание секретом эмоционального интеллекта?

Новое исследование предполагает, что это ваш телефон? Иди и ответь.Все в порядке, я подожду.

Вернуться? Кажется, я говорил что-то о… подожди, ты проверяешь свою электронную почту? Вы не можете сосредоточиться?

Дэниел Гоулман

Вы не одиноки. Аксиомой современной жизни стало то, что мы — люди, подвергающиеся нападению, атакуемые шквалом технологий и почти постоянной связью. Среди этого изобилия данных и информации не хватает одного ресурса: нашей способности концентрировать внимание.

Реклама Икс

Познакомьтесь с набором инструментов «Большое добро»

Из GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для хорошего самочувствия.

Именно эта дилемма оживляет новую книгу Дэниела Гоулмана, Фокус: скрытый двигатель совершенства .

Гоулман, бывший научный журналист, ставший автором бестселлеров, пожалуй, до сих пор наиболее известен своей книгой 1995 года « Эмоциональный интеллект », за которой более десяти лет спустя последовала книга Социальный интеллект . Как и предыдущие работы, Focus обобщает результаты многолетних исследований в области социальных, поведенческих и когнитивных наук — в данном случае о корнях и важности наших навыков внимания.

Но на первый взгляд тема книги может показаться отходом от предыдущей работы Гоулмана — пока вы не начнете ее читать. Вскоре становится ясно, что Focus во многом продолжает то, на чем остановились предыдущие книги. По словам Гоулмана, эмоциональный интеллект требует самосознания — понимания собственного разума и эмоций, — а также эмпатии, которые можно развивать, оттачивая наши навыки внимания.

«Когда я взялся за написание этой книги, я знал, что собираюсь исследовать волну новых важных исследований внимания, — говорит Гоулман.«Но чего я не понимал, так это того, что это вернет меня к эмоциональному интеллекту».

Недавно я говорил с Гоулманом об этих связях между Эмоциональным интеллектом и Фокусом , попутно изучая современные проблемы, связанные с концентрацией внимания, и размышляя, как — и сможем ли — мы справиться с ними.

Гоулман подробно расскажет об этих идеях, когда посетит Калифорнийский университет в Беркли, чтобы выступить с докладом, который будет организован Большим научным центром в следующий четверг, 21 ноября, в Международном доме университета.(Мероприятие будет модерировать Дачер Кельтнер из GGSC.) Далее следует отредактированная версия нашего разговора.

Джейсон Марш: В книге вы говорите о трех разных типах концентрации: внутренней, другой и внешней. Что нам важнее всего понять о внутреннем фокусе?

Дэниел Гоулман: Главное, что нужно понять о внутреннем фокусе, это то, что мы можем осознавать свое собственное осознание. Существует такая вещь, как мета-осознание, мета-познание, мета-эмоции — перспектива, которую мы можем принять, которая позволяет нам следить за нашим внутренним миром, а не просто быть сметенным им.Это, в свою очередь, дает нам возможность лучше справляться с этим внутренним миром — без него мы пропали.

Новая книга Дэниела Гоулмана, Focus: The Hidden Driver of Excellence (Harper, 2013, 320 страниц)

Например, в Эмоциональный интеллект я рассматривал тревожные эмоции, которые генерируются миндалевидным телом мозга и эмоциональной угрозой. Чтобы справиться с захватом миндалевидного тела, вы должны осознавать, что это происходит. Мета-осознание становится точкой опоры, с помощью которой вы можете справляться с эмоциями, справляться со своим внутренним миром, справляться с мыслями, которые порождают расстраивающие эмоции или которые помогают вам в позитивном ключе управлять ими в лучшую сторону.

ДМ: Очевидно, на протяжении тысячелетий существовали практики, которые помогали нам развивать эти навыки. Но сейчас, когда вы пишете эту книгу, считаете ли вы, что есть проблемы с формированием того типа метасознания, который характерен для нашего времени?

ДГ: Что ж, я думаю, что навыки внимания сегодня находятся в осаде. Никогда раньше в истории человечества не было столько соблазнительных отвлекающих факторов в день человека, в данный час или в 10 минут. Есть пинги, всплывающие окна и всевозможные сенсорные воздействия на наше внимание, которые хотят отвлечь нас от того, на чем мы пытаемся сосредоточиться.

Так что я думаю, что книга о фокусе тем более своевременна, особенно для того, чтобы помочь нам понять, почему так важно, что мы не можем удерживать фокус так долго, как это было раньше, или на том, что мы делаем. предполагается делать или на человека, с которым мы.

ДМ: Не могли бы вы уточнить последнюю часть. Вы только что говорили о внутреннем фокусе, но есть еще один важный фокус, «другой фокус». Что вы обнаружили, когда изучали роль фокуса в наших отношениях?

DG: Что ж, возможность сосредоточиться на другом человеке, а не на только что полученном тексте, стала новым фундаментальным требованием для отношений с этим человеком.Если вы идете в ресторан в эти дни, например, вы видите людей, сидящих вместе за одним столом, уставившихся на свои видеоэкраны, свой телефон, свой iPad или что-то еще — и не разговаривающие друг с другом. Это стало новой нормой. И это означает, что связь в какой-то степени повреждена — под угрозой того факта, что мы вместе, но мы не вместе. Мы вдвоем наедине.

И я думаю, что это еще одна причина развивать мета-осознание того, куда ушло наше внимание.Я думаю, нам нужно прилагать больше усилий и развивать больше силы, чтобы отвлечь [наше внимание] от того, что так соблазнительно вон там, и вернуть его к человеку перед нами.

ДМ: Когда вы углублялись в науку о внимании, что вы думали о нашем потенциале в преодолении этих больших технологических отвлекающих факторов?

DG: Что ж, я ужасно беспокоюсь о нас как о человеческом виде, особенно о молодых людях, которые растут с этой нормой в качестве основы.Я не знаю, каковы будут последствия, но я не могу представить, что они будут прекрасными. У всех нас есть потенциал, чтобы лучше сопротивляться, но нам в целом никогда не приходилось этого делать — никогда не приходилось прилагать усилия, которые для этого требуются.

Например, с точки зрения когнитивной науки, медитация — это переобучение внимания — наращивание нейронных цепей, которое позволяет вам отстраниться от того, где ваш ум блуждал, вернуть его в точку фокусировки и удерживать внимание. это там. Это основное повторение ума в любом виде медитации.И это также то, что создает силу воли, чтобы сопротивляться притяжению электроники и оставаться с человеческим миром.

У нас всегда были возможности для этого, но это также всегда было чем-то, что делало только небольшое меньшинство людей. На самом деле сейчас я за то, чтобы сделать это частью учебной программы, чтобы каждый ребенок выучил его. Но я бы не назвал это медитацией; Я бы сказал «тренировка внимания». На самом деле это очень обыденное применение того, что мы изучаем в науке о внимании, о том, как лучше концентрировать внимание — как концентрироваться с большей силой.

ДМ: Я хочу перейти к третьему типу фокуса. Не могли бы вы немного рассказать о том, что вы подразумеваете под «внешним фокусом».

DG: Третий вид фокуса — системный фокус. Это более неуловимо. У нас есть специальные схемы [мозга] для самоконтроля, самосознания. У нас есть специальная схема для эмпатии. Мозг не имеет эквивалента этой специализированной схемы для восприятия, например, способов, которыми человеческие системы строительства, энергетики, транспорта, промышленности и торговли неумолимо разрушают глобальные системы, поддерживающие жизнь.Это слишком макро или слишком микро для сенсорных систем в первую очередь.

Мы буквально не воспринимаем глобальное потепление напрямую, как мы видим, как человек вздрагивает или подмигивает, и сразу же это регистрируем. У нас нет такой системы сигнализации, как мы слышим рычание — рычание предупреждает миндалевидное тело и приводит в действие гормоны стресса. Но когда речь заходит о глобальном потеплении, на самом деле мозг пожимает плечами. Это то, о чем мы должны узнать, научиться заботиться об этом и научиться обнаруживать косвенно, так что это большая натяжка.Мы заботимся о настоящем гораздо больше, чем об отдаленном будущем, которое невидимо — мы его не замечаем.

ДМ: Не могли бы вы немного рассказать о науке, стоящей за этим. Почему такие проблемы, как глобальное потепление, представляют собой такую ​​проблему, и в какой степени, по вашему мнению, у нас есть умственный механизм, чтобы справиться с этим?

DG: С точки зрения неврологии, я думаю, что стандартный подход к этому совершенно неправильный способ заставить людей заботиться о глобальном потеплении и действовать в связи с ним.В основном они либо угрожают нам гибелью, либо вызывают чувство вины. Это активирует в мозгу центры негатива, тревожных эмоций. И когда мы чувствуем неприятные эмоции, мозг хочет, чтобы мы их отключили — либо отключили их, либо сделали одну маленькую вещь [чтобы мы почувствовали себя лучше]. И я думаю, что это одна из основных причин того, почему экологическое движение так плохо добилось того, что широкая общественность сделала что-то в связи с экологическим кризисом.

Есть более умный способ вовлечь людей: вместо того, чтобы смотреть на следа , что является всем плохим, что мы делаем, посмотрите на отпечатка руки , который является суммой всех хороших вещей, которые мы делаем, чтобы уменьшить наш след.

Это детище Грегори Норриса из Гарвардской школы общественного здравоохранения. Подход с отпечатком руки означает, что вы получаете баллы за каждый раз, когда вы едете на велосипеде на работу или идете пешком вместо поездки, когда вы перерабатываете, когда вы печатаете на обеих сторонах бумаги, когда вы вообще не печатаете. Все те вещи, которые помогают, можно сосчитать, и идея состоит в том, чтобы вырастить свой отпечаток руки, а не след. Это цель, к которой мы можем двигаться маленькими детскими шажками, которые выполнимы и от которых мы можем чувствовать себя хорошо.И это мотивирует те части мозга, которые заставляют нас работать над достижением наших целей.

ДМ: Это также связано с другим измерением книги. Говоря о концентрации, вы имеете в виду не только совершенство или достижения; вы говорите ни о чем ином, как о «ключе к полноценной жизни», как вы выразились. Именно сосредоточенность заставляет нас настроиться на то хорошее, что мы испытываем каждый день, чтобы этот опыт мог способствовать более глубокому чувству удовлетворения или счастья.

ДГ: Точно. Слишком часто мы думаем о том, чтобы заняться чем-то другим или побыть где-то еще, вместо того, чтобы просто наслаждаться тем, где мы находимся и что происходит сейчас. А возвращение к моменту — это способ как обогатить его, так и оценить его, и это добавляет больше положительных моментов в вашу жизнь. Барбара Фредриксон говорит о соотношении положительных и отрицательных моментов как об одном из показателей того, насколько насыщенным является наш день, час, минута или жизнь. Чем выше отношение положительного к отрицательному с положительной стороны, тем большее удовлетворение мы испытываем.

ДМ: Еще одна обнадеживающая вещь, о которой вы рассказываете в книге, заключается в том, что концентрация в определенной степени находится под нашим контролем — это навык, который мы можем развить.

ДГ: Это хорошая новость, но нам нужно поработать над ее созданием. И по этой причине я действительно выступаю за укрепление намерений как своего рода умственную подготовку, которую мы практикуем ежедневно, точно так же, как вы могли бы бегать трусцой.

ДМ: Глядя на образовательный ландшафт, думаете ли вы, что включение этих типов навыков в образование является чем-то в наших силах, скажем, в ближайшие 10-20 лет?

DG: В 1994 году, за год до публикации моей книги Эмоциональный интеллект , я стал соучредителем группы под названием Collaborative for Academic Social and Emotional Learning (CASEL), миссия которой заключалась в том, чтобы внедрить в школы программы самостоятельного обучения. — осознание и самоуправление, эмпатия и социальные навыки — другими словами, эмоциональная грамотность, теперь называемая социально-эмоциональным обучением.

Тем не менее, после написания «Фокус», я думаю, есть следующий шаг: более подробно рассказать о помощи детям в оттачивании навыков внимания, лежащих в основе эмоционального интеллекта. Например, помогая детям развивать способность сосредотачиваться на своих чувствах, сосредотачиваться на поставленной задаче, укреплять эту мышцу внимания — это ускоряет их способность развивать все другие навыки эмоционального интеллекта. Это делает их лучшими учениками, более бдительными и более спокойными — именно такими, какими хочет их видеть учитель.

Например, я был в школе в Испанском Гарлеме, где второклассники ежедневно наблюдают за своим дыханием и считают его, что делает их очень спокойными и очень бдительными. Подобные упражнения укрепляют схему так называемого «когнитивного контроля», то есть способности концентрироваться на чем-то одном и игнорировать отвлекающие факторы. Это ключ к концентрации, и оказывается, что когнитивный контроль в детстве предсказывает жизненный успех в 30 лет — например, сколько вы зарабатываете, есть ли у вас сбережения, есть ли у вас дом, а также во многих других показателях здоровья.Он предсказывает эти вещи намного лучше, чем IQ или богатство и обстоятельства вашей семьи. Что довольно ошеломляет. Еще поразительно, что мы этому не учим.

ДМ: Все это говорит о том, что в Focus вы также затрагиваете ценность того, чтобы иногда отпускать свой разум на самотек.

DG: Есть много видов внимания, и каждый имеет свою ценность. Когда мы думаем о концентрации, мы, как правило, думаем об одной точке концентрации: «Я сделаю это, даже если это убьет меня», просто не сводите глаз с цели.Что ж, это полезно во многих отношениях — в школе, на работе. Но не всегда. Если вы хотите быть креативным, на самом деле, это убийца креативности.

Чтобы быть в творческом состоянии ума, вы хотите, чтобы ваш разум блуждал. Вы действительно хотите сначала сосредоточиться на проблеме и собрать всю информацию, которая может быть уместной, как своего рода удобрение для творческого процесса. Но зато настоящее действие в творчестве — это те моменты, когда отпускаешь и ни о чем особо не думаешь. У вас есть огромное количество цепей «снизу вверх», как их называют, которые находятся под завесой осознания, обрабатывающего информацию, и они придумают новую комбинацию, которая может быть полезной — что является определением творческого подхода. понимание — и представить его вам в нерабочее время, когда вы в душе или собираетесь на прогулку.Так что каждому найдется место для внимания.

Понимание эмоционального интеллекта с Дэниелом Гоулманом – Be Here Now Network 2022

Моя модель эмоционального интеллекта имеет три уровня.

Во-первых, задействованы нейронные цепи, особенно динамика между префронтальной корой — исполнительным центром мозга — и эмоциональными цепями, в частности миндалевидным телом, которое вызывает наши расстройства.Эти нейронные магистрали поддерживают четыре области: самосознание, самоуправление, социальную осведомленность (в основном эмпатию) и управление отношениями. И в каждой из этих четырех областей заключены компетенции, которые делают человека высокоэффективным. Дефицит в данной области, такой как самоуправление, означает, что компетенции, основанные на этой области, пострадают — будет трудно поддерживать эмоциональный баланс, например, из-за отсутствия базовых навыков самоуправления.

Эта модель отражает структуру Опросника эмоциональной и социальной компетентности (ESCI-360), который, как и эта книга, переведен на многие языки.Распространенный метод оценки сильных сторон и потенциальных областей для развития руководителей и менеджеров. ESCI сравнивает собственную оценку с оценкой людей, которые хорошо вас знают и чье мнение вы уважаете, и которые оценивают вас анонимно (и, таким образом, более честно).

Шотландский поэт Роберт Бернс выразился так:

.

«О! Чтобы боги даровали нам видеть себя такими, какими нас видят другие».

В то время как эмоциональный интеллект нашел прочную нишу в рабочем мире, я изначально сосредоточился на образовании в форме того, что сейчас называется «социальным/эмоциональным обучением» (или SEL).Эта книга была в значительной степени аргументом в пользу обучения детей этому набору человеческих навыков наряду со стандартными академическими предметами, такими как математика и чтение. Организация, которая способствует распространению SEL, проводит исследования, показывающие его эффективность, и устанавливает лучшие практики, — это Collaborative for Academic, Social and Emotional Learning, соучредителем которой я стал в 1994 году, за год до публикации этой книги. В 2019 году компания CASEL отпраздновала свое 25-летие.  

Дэниел Гоулман продолжает свое исследование эмоционального интеллекта в эпизоде.366 подкаста MIndrolling 

Пять принципов CASEL охватывают все области моего эмоционального интеллекта: самосознание, самоуправление, эмпатию и социальные навыки. К этим четырем основным человеческим навыкам система CASEL добавляет пятый — умение принимать правильные решения, побочный продукт спокойного, ясного, настроенного и связанного ума. Эта способность позволяет, например, подростку, который чувствует давление со стороны своих друзей, чтобы они принимали наркотики, сказать им «нет» и по-прежнему держать их в друзьях. Студенты, как правило, любят свои занятия SEL хотя бы потому, что они помогают им ориентироваться в таких невзгодах и мелодрамах детства и юности.

Что принесут Эмоциональному интеллекту следующие 25 лет? Возможно, это покажется удивительным, но появление искусственного интеллекта (ИИ) на рабочем месте, по-видимому, служит хорошим предзнаменованием для эмоционального интеллекта (ЭИ). Прогнозы таковы, что по мере того, как ИИ набирает обороты и заменяет людей на должностях всех уровней, больше внимания будет уделяться людям с высокими способностями к EI.

Выдержка из книги «Эмоциональный интеллект» Дэниела Гоулмана. Copyright © 2020 Дэниел Гоулман. Выдержка с разрешения Bantam.Все права защищены. Никакая часть этого отрывка не может быть воспроизведена или перепечатана без письменного разрешения издателя.
Изображения через @paigeinrealif и @tiff_oftheiron на Twenty20

 

 

Краткое изложение книги по эмоциональному интеллекту Дэниела Гоулмана

1-страничное резюме1-страничное краткое изложение книги по эмоциональному интеллектуКраткое изложение краткого руководства по эмоциональному интеллекту

Многие культуры, особенно западные, уделяют большое внимание интеллекту как барометру успеха.Мы даже разработали тесты для измерения нашего интеллекта, в результате чего выводится показатель, известный как наш коэффициент интеллекта, или IQ. Но данные показывают, что IQ обеспечивает лишь около 20% успеха в жизни, а остальные 80% составляют другие факторы, включая эмоциональный интеллект. Было проведено гораздо больше исследований IQ, чем эмоций и эмоционального интеллекта, несмотря на тот факт, что эмоции жестко запрограммированы в человеческом мозгу и делают нас тем видом, которым мы являемся.

IQ фиксирован: то, с чем мы рождаемся, остается с нами на всю жизнь.Но эмоциональному интеллекту можно научить и научиться — у нас есть возможность улучшать свой эмоциональный интеллект на протяжении всей жизни. В этом кратком изложении на одной странице мы рассмотрим широкий обзор того, что такое эмоции, что такое эмоциональный интеллект и как мы можем использовать его в нескольких различных сферах жизни. Полное резюме содержит гораздо более подробную информацию о каждой из этих категорий.

Эмоции

Что это такое

Эмоции — это сильные импульсы, побуждающие нас к немедленным действиям.Они основаны на фундаментальных потребностях (обычно на выживании) и неврологически предназначены для того, чтобы подтолкнуть нас к действию, не задумываясь : «Беги от тигра, прежде чем рассматривать варианты, которые убьют нас!»

Нет ничего плохого в том, чтобы чувствовать эмоции — проблемы возникают, когда эмоции не соответствуют ситуации и когда мы не выражаем свои эмоции продуктивно или безопасно.

Наука, стоящая за ними

Человеческий мозг был построен снизу вверх:

  • Ствол мозга отвечает за все наши основные необходимые функции (дыхание, питание, сон).
  • Лимбическая система построена на стволе головного мозга, и эта система отвечает за наши основные эмоции. Это также дало нам возможность учиться и запоминать вещи, что позволяло нам адаптироваться к новым условиям.
  • Затем наш неокортекс сформировался поверх лимбической системы, и это наш рациональный разум. Это дает нам возможность выбирать, как реагировать на свои эмоции, размышлять о своих действиях и сопереживать другим людям.

По сути, у нас есть два разума: мыслящий и чувствующий. Наш чувствующий ум ассоциативен, категоричен, абсолютистичен и индивидуален — и он реагирует на информацию еще до того, как наш мыслящий ум получает всю информацию и получает возможность взвесить наилучшее действие.

Наш чувствующий разум более полно сформирован при рождении, а неокортекс может учиться, изменяться и приспосабливаться на протяжении всей жизни. Это означает, что наши эмоциональные реакции на вещи формируются до того, как у нас появляются высокоуровневые мысли, чтобы их осмыслить. Мы не можем изменить свои эмоциональные реакции на вещи, но мы можем научиться реагировать на них по-другому.

Эмоциональные захваты происходят, когда наша лимбическая система получает информацию первой и реагирует экстренным сигналом. Это переводит наше тело в состояние паники, и нашему неокортексу становится труднее контролировать действия, которые мы предпринимаем в зависимости от наших эмоциональных импульсов.

Эмоциональный интеллект

Эмоциональный интеллект включает в себя следующие навыки:

  • Знание своих эмоций
  • Управление эмоциями
  • Мотивируйте себя
  • Распознавание эмоций других (эмпатия)
  • Обработка отношений
Знание своих эмоций

Самосознание — это способность распознавать чувство, когда оно происходит с вами. Возможность отслеживать свои чувства по мере их возникновения помогает нам понять себя и свою психологию. Чем больше мы уверены в своих чувствах, тем легче нам принимать личные решения.

Люди, которые знают свои эмоции, осознают свое настроение, когда оно возникает, но могут помнить о том, как они с ним справляются. Они более уверены в своих границах, так как знают, что они будут чувствовать. Они склонны к позитивному взгляду на жизнь, поскольку знают, что могут справиться с любым настроением.Они не зацикливаются на плохом настроении и могут быстрее выйти из колеи. Они могут помнить о своих эмоциях и успешно управлять ими.

Цель состоит в том, чтобы осознать свои эмоции, но большинство людей справляются со своими эмоциями одним из двух нездоровых способов:

  • Поглощенный . Люди, которые таким образом справляются с эмоциями, не осознают, что с ними происходит. Их настроения часто меняются и подавляют их. Они мало что делают, чтобы изменить свои чувства, и часто чувствуют себя неуправляемыми.
  • Принятие . Эти люди более ясно понимают, что они чувствуют, но они также не чувствуют, что нужно что-то менять. Они либо в хорошем настроении, поэтому у них нет никакой мотивации изменить свое настроение, либо они в плохом настроении, но смирились с ощущением, что ничего не могут с этим поделать.
Управление эмоциями

Как только мы осознаем свои эмоциональные реакции по мере их возникновения, мы можем начать регулировать их влияние на наши действия.

Есть три эмоции, которые большинству людей трудно контролировать: гнев, тревога и печаль.

  • Мы злимся, когда чувствуем себя атакованными. Худшее, что вы можете сделать для гнева, — это зацикливаться на нем. Вместо этого попробуйте бросить вызов предположениям, которые вызывают у вас гнев, физически охладиться с помощью упражнений или отвлечения внимания, использовать техники релаксации или записать свои злые мысли, чтобы поразмышлять над ними.
  • Тревога — это форма беспокойства, своего рода репетиция того, что может пойти не так, и потенциальных способов, с помощью которых мы можем с этим справиться.Техники релаксации могут помочь справиться с тревогой и бросить вызов тревоге, задавая реалистичные вопросы (например, «Помогает ли это на самом деле снова и снова переживать эти мысли?»).
  • Печаль — это обычно настроение, которое люди хотят изменить больше всего, но они делают это способами, которые могут усугубить печаль: изолируя себя или зацикливаясь на печали под видом ее анализа. Попробуйте бросить вызов грустным мыслям, чтобы найти в них позитивный смысл, запланировать приятные развлечения или добиться для себя небольших успехов.
Мотивация себя

Нам также нужно уметь…

Лучшие книги по эмоциональному интеллекту

Прежде чем мы начнем говорить о книгах по эмоциональному интеллекту, что такое эмоциональный интеллект?

Эмоциональный интеллект, как я его понимаю, включает в себя четыре основных компонента. Один из них — самосознание: знание того, что вы чувствуете и почему вы это чувствуете, как это влияет на то, что вы делаете, что вы думаете.Второй: самоуправление. Не только знать, что вы чувствуете, но и справляться со своими разрушительными эмоциями, чтобы они не беспокоили вас. Может быть, выстраивание положительных эмоций, позитивный настрой, чтобы вы могли работать над достижением целей. Третье: эмпатия, знание того, что думают другие люди. Вернее, то, что чувствуют другие люди. Они не говорят нам словами, они говорят нам своим тоном голоса, жестами и так далее. И четвертый компонент — собрать все вместе, чтобы управлять эффективными отношениями — т.е.е. хорошо справляться с вашими отношениями.

Это четыре основные части эмоционального интеллекта, но вы можете углубиться в них глубже. Для каждой части существуют определенные компетенции. Например, в самоуправлении есть работа с деструктивными эмоциями. Работайте над своей целью, сохраняйте мотивацию. Позитивное мировоззрение, гибкость. В общем, я просто говорю о четырех основных компонентах.

Кстати, понятие эмоционального интеллекта придумал не я.Питер Саловей, который сейчас является президентом Йельского университета, и тогдашний аспирант Джек Майер впервые предложили его в 1990 году в очень малоизвестном журнале. В то время я был научным журналистом в The New York Times . Моя работа заключалась в том, чтобы читать эти малоизвестные журналы и выяснять, есть ли там что-то, представляющее общий интерес, и я подумал: «эмоциональный интеллект, какой невероятный оксюморон». Но это действительно означает быть разумным в отношении эмоций.

В этой статье они определяют эмоциональный интеллект как «набор навыков, которые, как предполагается , способствуют точной оценке и выражению эмоций у себя и других, эффективному регулированию эмоций у себя и других, а также использованию чувств для мотивации, планировать и достигать в жизни.’ Чрезвычайно важный набор навыков. Но является ли это измеримой величиной?

Эмоциональный интеллект нельзя измерить так, как можно измерить IQ. Это не совокупность знаний, которая обязательно концептуальна. Эмпатия заключается не в том, чтобы думать: «О, она, должно быть, сейчас чувствует Х», а в том, чтобы немедленно знать в своем сердце, что она чувствует, потому что вы тоже это чувствуете. Или как другой человек думает или беспокоится о том, что происходит с другим человеком. Это все проявления эмпатии.

Но лучшим показателем для нас является инструмент оценки под названием «Опросник эмоциональной и социальной компетентности» или ESCI. Его сила в том, что он не только просит вас оценить себя, но и просит других людей, которые хорошо вас знают, оценить вас по тем же параметрам. Несоответствие между ними, конечно, говорит вам о том, есть ли у вас большое слепое пятно, то, как вы видите себя, так же, как другие видят вас. Как сказал Роберт Бернс: «О, если бы дар дал нам какую-то силу, чтобы увидеть себя такими, какими нас видят другие».[Оригинал: ‘О, немного Силы, даруй нам подарок/Чтобы увидеть себя такими, какими нас видят другие’ ].

Думаю, это лучшая мера.

Можно ли развить эмоциональный интеллект или мы рождены с определенной способностью к эмоциональному интеллекту?

Что ж, я думаю, хорошая новость заключается в том, что эмоциональный интеллект в основном приобретается и поддается обучению. Я думаю, что могут быть индивидуальные различия в стартовых точках нейротрансмиттеров от рождения; возможно, один человек более реактивен эмоционально, чем другой.Но все это формируется окружающей средой, нашими семьями, нашей школой, нашими друзьями.

Есть лирика Джексона Брауна, которую я люблю: «Просто делай шаги, которые тебе показали / Все, кого ты когда-либо знал». Я думаю, что мы постоянно формируем наше представление о себе и о том, как относиться к другим людям во всех наших отношениях. Сумма всего, что сводится к тому, насколько хорошо мы знаем себя, как справляемся с собой. Мы знаем других людей и эффективны в наших отношениях. Другими словами, эмоциональный интеллект — это то, что растет на протяжении всей жизни.

Дэниел Гоулман и Питер Сенге

Читать

Этот вопрос о работе над улучшением умственных качеств связан с первой книгой по эмоциональному интеллекту, которую вы выбрали для обсуждения, Тройной фокус: новый подход к образованию . Это книга, которую вы написали в соавторстве с Питером Сенджем, системным ученым из Школы менеджмента имени Слоана при Массачусетском технологическом институте.В книге вы утверждаете, что коэффициент интеллекта играет определенную роль в получении людьми работы, но как только люди получают эту работу, другие аспекты интеллекта, такие как эмоциональный интеллект, выходят на первый план. Можете ли вы рассказать нам больше?

Позвольте мне начать с нового исследования, только что опубликованного за последние несколько месяцев — это действительно, кстати, ересь в академическом мире, но тем не менее — данные показывают, что после IQ 120 нет никакой связи с эффективностью лидера. Выше 128 на самом деле отношения негативные , возможно, потому, что вместо того, чтобы мотивировать людей, они представляют вещи слишком абстрактно, так, как другим людям трудно понять.

Парадокс в том, что важно учиться — это поможет нам получить работу — но когда мы на работе, то, что кажется самым важным, и я основываю это на внутренних исследованиях, проведенных организациями их звездных исполнителей. , то, что имеет большее значение, чем ваше академическое образование или ваш IQ — ваши когнитивные способности — это ваши способности эмоционального интеллекта. Вы самодисциплинированы? Умеете ли вы ладить с другими людьми? Эти две вещи гораздо важнее, когда вы идете по карьерной лестнице.

Получить еженедельный информационный бюллетень Five Books

По мере того, как вы становитесь элитой, по мере вашего продвижения по иерархии, чем выше вы находитесь, тем меньше значения имеют когнитивные способности, потому что вы можете нанимать людей, обладающих такими способностями.Говорят, что искусство лидерства заключается в том, чтобы добиваться цели с помощью других людей.

Итак, по сути, Питер Сенге и я утверждаем, что мы должны учить детей, а также ученых тому, как справляться со своими эмоциями, как сопереживать: социальным навыкам. Другими словами, навыки и способности, которые будут важны для них на протяжении всей их карьеры. В некотором смысле, это готовит людей к тому, чтобы они стали лидерами в будущем.

Мы также предлагаем в Triple Focus , что в дополнение к этим основным навыкам эмоционального интеллекта в книге есть еще три способности, которые молодые люди могли бы извлечь пользу из развития в течение своей жизни.Один из них — это навыки внимания, лучшей концентрации, чтобы они могли сосредоточиться на математике, а не на своем телефоне все время. Другое дело забота о людях – забота, сострадание. И третье — это понимание систем, потому что это сложный мир. Если вы собираетесь преуспеть в этом, было бы лучше, если бы вы понимали конкретную систему, с которой работаете. В бизнесе, конечно, это экономика, технология, культура, очень сложная сеть взаимодействующих систем. Возможно также, что изменения окружающей среды коснутся всех в ближайшие десятилетия.

Ваш второй выбор книги по эмоциональному интеллекту также фокусируется на важности развития навыков учащихся, помимо результатов экзаменов и академического интеллекта. Это Справочник по социальному и эмоциональному обучению (2015 г.) под редакцией Джозефа Дурлака и других.

Книга, которую я написал вместе с Питером Сенге, основана на исследованиях других людей. Справочник предлагает все новые исследования для тех, кто серьезно заинтересован в том, чтобы помочь учащимся развивать и приобретать эти навыки.Я думаю, что важно, чтобы это было основано на опыте. И изменения, которые мы вносим в такие вещи, как образование детей, должны быть подкреплены надежными исследованиями. Это то, что делает справочник . Он объединяет все эти исследования и дает преподавателям и специалистам в области образования лучшее представление о том, что на самом деле является наиболее хорошо проверенным способом применения этой науки в образовании, потому что это все еще очень ново.

Считаете ли вы, что эти навыки и умения ценятся системой образования в ее нынешнем виде?

На самом деле я нахожу сектор образования немного ретроградным, особенно педагогические школы, аспирантуры, готовящие учителей.Существует также проблема внесения изменений в учебную программу, которая часто связана с бюрократией. Но данные, представленные в Справочнике , показывают, что учащиеся не только лучше учатся, но и получают более высокие баллы на тестах успеваемости, когда у них есть социальное и эмоциональное обучение. Они ведут себя лучше. Они уделяют больше внимания. Учителя, как правило, довольны, потому что они тратят меньше времени на то, чтобы просто заставить своих учеников сидеть на месте и быть внимательными.

Оксфордский справочник по науке о сострадании (2017 г.) рассматривает нейробиологическую, эволюционную, эволюционную и социальную основу сострадания.Но что такое сострадание? Это просто другое слово для эмоционального интеллекта, и наоборот?

Ну, как я уже упоминал, одной из категорий эмоционального интеллекта является эмпатия: социальная осведомленность, понимание чувств другого человека. Но есть три вида эмпатии. Один из видов эмпатии — это когда вы чувствуете, как думает другой человек. Так что это может помочь вам быть очень эффективным коммуникатором, потому что вы можете изложить свое сообщение в терминах, понятных человеку. Вторая форма эмпатии — это эмоциональная эмпатия, когда вы чувствуете вместе с человеком.Вы улавливаете их чувства и на самом деле испытываете их сами. Это также помогает довольно эффективно настроиться на другого человека. Третий вид теперь входит в сферу сострадания. Это называется эмпатической заботой. Каждый из них основан на различном наборе схем в мозге, и эмпатическая забота активирует схему родительской заботы. Это есть у каждого млекопитающего. Это любовь родителей к своему ребенку. И это означает, что вы действительно заботитесь о человеке. Вы не только понимаете их, но и чувствуете, как они.

«Все, от политики до нашей личной жизни, выигрывает от заботы о других людях вокруг нас»

Я думаю, что это абсолютно необходимо для продвижения вперед в современном мире. Как сказал Берт Бахарах: «Любовь, сладкая любовь / Это единственное / чего слишком мало». Я чувствую, что все, от политики до нашей личной жизни, выигрывает от заботы о других людях вокруг нас. Возможно, Оксфордский справочник , так же как и Справочник по социальному и эмоциональному обучению , представляют собой книги по эмоциональному интеллекту, в которых собраны лучшие исследования в этой области.Потому что это может звучать очень хлипко и мягко — «о, сострадание, для него нет жесткой метрики» — ну, на самом деле, есть, и Справочник предлагает лучшее резюме того, что мы знаем о сострадании.

Идем дальше. Эмоциональная алхимия (2001) — это бестселлер, синтезирующий неврологию и буддийскую психологию Тары Беннетт-Гоулман, вашей жены.

Тара была первым человеком, который соединил осознанность — сейчас очень популярную технику развития внимания — с когнитивной терапией, очень популярной терапией.Осознанность означает, что люди отслеживают свои мысли, чувства и действия в режиме реального времени. Не только на сеансах терапии, но и в жизни. Когнитивная терапия помогает вам вернуться к ошибочным убеждениям и идеям, которые часто лежат в основе наших действий, о которых мы сожалеем. Это помогает вам изменить их на месте, поэтому осознанность помогает вам справиться с ситуацией; когнитивная терапия поможет вам изменить его в лучшую сторону.

Книга Эмоциональная алхимия помогает читателю узнать, как привнести осознанность в эти моменты, но также предлагает своего рода диагностическое меню для общего эквивалента эмоциональной дисфункции, таких вещей, как эмоциональная депривация («никто не заботится обо мне») или социальная изоляция («Я не вписываюсь в эту группу»).Их около десяти, которые очень распространены, и она описывает, что они из себя представляют, как узнать, чувствуете ли вы их, и что с этим делать. Это очень практичная книга, в отличие от моей, которая, как правило, более научно обоснована.

Ваша последняя книга посвящена науке медитации. Как вы думаете, насколько тесно связаны медитация и осознанность (и другие практики, которые способствуют обращению внутрь себя) с эмоциональным интеллектом? Являются ли они частью одного и того же процесса?

Да. Основополагающей способностью эмоционального интеллекта является осознание, а осознанность фактически усиливает способность человека к самосознанию.Так что я вижу их как одно и то же на самом деле, в том смысле, что если вы станете более внимательными, вы станете более самосознательными.

Я только что опубликовал книгу вместе со своим старым другом, нейробиологом Ричардом Дэвидсоном из Висконсинского университета. В Великобритании и странах Содружества она называется «Наука медитации: как изменить свой мозг, разум и тело ». В США это называется « Измененные черты: наука раскрывает, как медитация меняет ваш разум, мозг и тело» . Дэвидсон и я вместе были аспирантами Гарварда, когда-то давно, и мы были изолированы и связаны бедром.Присоединился к бедру, потому что мы интересовались медитацией; изолированы, потому что никто из наших преподавателей и друзей не был изолирован. А в то время в научной литературе было всего три статьи о медитации. Перенесемся в настоящее время, и их более 6000. Но Дэвидсон, у которого в лаборатории мозга в Университете Висконсина работает около 100 человек, смог просеять эти 6000 и в итоге получил 60 пуленепробиваемых. Они использовали методологию; это журналы уровня A. И книга Altered Traits объединяет их таким образом, что рассказывает историю для начинающих и излагает их преимущества.Такие вещи, как лучшее внимание, меньшее эмоциональное возбуждение, как быстрее восстанавливаться в условиях стресса. Чем дольше вы это делаете, тем сильнее становятся преимущества. Это, по сути, посыл книги.

Было ли написание книг об эмоциональном интеллекте процессом, посредством которого вы развили собственное самосознание?

Некоторые говорят, что ты пишешь о том, чему нужно учиться! Итак, я бы сказал, что размышления об эмоциональном интеллекте, глубокое изучение его помогли мне лучше осознать свои недостатки и свои сильные стороны и помогли мне работать над ними.Жена мне в этом тоже помогает. Так что я не разделяю их на самом деле, но да, работа в процессе.

Вы, должно быть, очень эмоциональная пара.

Моя жена эмоционально осведомлена.

Наконец, обратимся к мемуарному произведению. В Marrow (2016) Элизабет Лессер женщина узнает, что она идеально подходит для своей сестры, которой нужна пересадка костного мозга, поскольку она борется с раком.На рынке есть много тысяч трогательных историй из реальной жизни, которые можно прочитать; что заставляет вас хотеть обсудить это?

Что ж, книга не столько о раке костей сестры и о том, что Элизабет идеально ей подходит, сколько об эмоциях и очищении воздуха. Сестры могут быть очень близки, но часто возникает и большое напряжение. И я нашел это очень убедительным чтением, а также довольно честным, довольно откровенным. К сожалению, сестра Лессера умерла. Но тот факт, что она пожертвовала свой костный мозг, очень сблизил их.Ближе, чем когда-либо прежде.

Лессер был соучредителем Института целостных исследований Омега в штате Нью-Йорк, который проводит семинары по психологии, искусству и духовности. Она кажется хорошо подготовленной, чтобы писать с самосознательной или внимательной точки зрения.

Я думаю, что книга была действительно эмоционально интеллектуальной и рассказывала не только о том, что они чувствовали, проходя через процесс, но и о том, как они справлялись с тем, что они чувствовали. И по этой причине я вижу, что это захватывающий пример книги, показывающей, как практиковать эмоциональный интеллект.

Наконец: что я могу сделать сегодня или завтра — с чего я могу начать (кроме чтения рекомендуемых вами книг по эмоциональному интеллекту) — , чтобы улучшить свой эмоциональный интеллект?

Ну, начать можно практически с любого места. Вы можете начать с характеристики того, кто вас хорошо знает, того, чьему мнению вы доверяете и цените. Что они говорят о вас в этих четырех сферах: осознанность, самообладание, эмпатия, социальные навыки? Где ваши сильные стороны? Где вы могли бы стать лучше? Как только вы поймете, в чем вы могли бы стать лучше, внимательность станет мощным первым шагом, когда вы увидите, как вы обычно действуете, думаете и чувствуете определенным образом, а затем увидите, как вы можете измениться к лучшему.

Five Books постоянно обновляет свои книжные рекомендации и интервью. Если вы даете интервью и хотели бы обновить свой выбор книг (или хотя бы то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу [email protected]

.

Производство интервью Five Books обходится дорого.Если вам понравилось это интервью, пожалуйста, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

Работа с эмоциональным интеллектом

ГЛАВА ОДИН

Работа с эмоциональным интеллектом


ДЭНИЭЛЬ ГОЛМАН
Бантамские книги

Прочитать обзор

Новый критерий

    Правила работы меняются.Нас оценивают по новым меркам: не только по тому, насколько мы умны, или по нашей подготовке и опыту, но и по тому, насколько хорошо мы обращаемся с собой и друг с другом. Этот критерий все чаще применяется при выборе, кого нанять, а кого нет, кого уволить, а кого оставить, кого обойти, а кого повысить.

    Новые правила предсказывают, кто с наибольшей вероятностью станет звездой, а кто больше всего склонен к провалу. И независимо от того, в какой области мы работаем в настоящее время, они измеряют характеристики, которые имеют решающее значение для нашей конкурентоспособности в будущем. рабочие места.

    Эти правила имеют мало общего с тем, что, как нам говорили, было важным в школе; академические способности в значительной степени не имеют отношения к этому стандарту. Новая мера предполагает наличие достаточных интеллектуальных способностей и технических ноу-хау для выполнения нашей работы; вместо этого он фокусируется на личных качествах, таких как инициатива и сочувствие, приспособляемость и убедительность.

    Это не мимолетная причуда и не просто управленческая панацея на данный момент.Данные, говорящие в пользу того, чтобы относиться к этому серьезно, основаны на исследованиях десятков тысяч трудящихся самых разных профессий. Исследования дистиллируют с беспрецедентной точностью, качества которой отличают звездного исполнителя. И это демонстрирует, какие человеческие способности составляют большую часть ингредиентов для достижения совершенства в работе, особенно для лидерства.

    Если вы работаете в крупной организации, даже сейчас вас, вероятно, оценивают с точки зрения этих способностей, хотя вы можете этого не знать.Если вы подаете заявление о приеме на работу, вас, скорее всего, будут рассматривать через эту призму. хотя, опять же, так прямо вам никто не скажет. Какой бы ни была ваша работа, понимание того, как развивать эти способности, может иметь важное значение для успеха в вашей карьере.

    Если вы являетесь частью управленческой команды, вам необходимо подумать, поощряет ли ваша организация эти компетенции или препятствует им. В той мере, в какой ваш организационный климат способствует развитию этих компетенций, ваша организация будет более эффективным и продуктивным.Вы максимизируете интеллект вашей группы, синергетическое взаимодействие лучших талантов каждого человека.

    Если вы работаете в небольшой организации или на себя, ваша способность работать на высоте во многом зависит от наличия у вас этих способностей, хотя почти наверняка вас никогда не учили им в школе. Несмотря на это, ваша карьера будет зависеть в большей или меньшей степени от того, насколько хорошо вы освоили эти способности.

    Во времена отсутствия гарантий занятости, когда само понятие «работа» быстро заменяется «портативными навыками», это основные качества, которые делают нас пригодными для трудоустройства и сохраняют их.Говорили о десятилетиями под разными названиями, от «характера» и «личности» до «мягких навыков» и «компетентности», наконец-то появилось более точное понимание этих человеческих талантов и новый название для них: эмоциональный интеллект.

Другой способ быть умным

    У меня был самый низкий совокупный средний балл за всю мою инженерную школу», — рассказывает мне содиректор консалтинговой фирмы.»Но когда я пошел в армию и пошел в школу кандидатов в офицеры, я был номером один в мой класс — все было о том, как вы ведете себя, ладите с людьми, работаете в команде, лидерстве. И это то, что я считаю правдой в мире работы».

    Другими словами, важен другой способ быть умным. В моей книге «Эмоциональный интеллект » основное внимание уделялось образованию, хотя короткая глава касалась последствий для работы и организационной жизни.

    Что застало меня врасплох и порадовало, так это прилив интереса со стороны деловых кругов. Отвечая на приливную волну писем и факсов, электронных писем и телефонных звонков, просьб поговорить и проконсультироваться, я обнаружил Я путешествую по миру, разговаривая с тысячами людей, от генеральных директоров до секретарей, о том, что значит использовать эмоциональный интеллект на работе.

    Снова и снова я слышал то, что превратилось в знакомую литанию.Такие люди, как высокоэффективный бизнес-консультант с низким средним баллом, говорили мне, что считают важным эмоциональный интеллект, а не технические знания или знания книг. больше всего за превосходство. Моя книга, по их словам, позволила безопасно говорить о коммерческих издержках эмоциональной некомпетентности и подвергать сомнению узкий взгляд на способности, основанный на опыте. Они чувствовали, что теперь у них появился новый способ думать о том, что они желаемого на своих рабочих местах.

    Люди говорили с необычайной искренностью о вещах, которые находятся далеко за пределами досягаемости корпоративного PR-радара.Многие детализировали, что не работает (такие рассказы об эмоциональной несостоятельности пересказываются здесь, не раскрывая человека или личность организации). Но многие другие рассказывали истории успеха, подтверждая практическую ценность работы с эмоциональным интеллектом.

    Так началось двухлетнее расследование, кульминацией которого стала эта книга. Усилия сплели воедино несколько профессиональных нитей из моей собственной жизни. С самого начала я полагался на методы журналистики, чтобы вникать в факты и рассказать свои выводы.Я также вернулся к своим профессиональным корням в качестве академического психолога, проведя исчерпывающий обзор исследований, освещающих место эмоционального интеллекта в высокой производительности. для отдельных лиц, команд и организаций. И я провел или заказал несколько новых научных анализов данных от сотен компаний, чтобы установить точную метрику для количественной оценки ценности эмоционального интеллекта.

    Этот поиск вернул меня к исследованию, в котором я участвовал, когда был аспирантом, а затем преподавателем Гарвардского университета.Это исследование было частью раннего вызова мистике IQ — ложной, но широко распространенной придерживался мнения, что для успеха важен только интеллект. Эта работа помогла породить то, что теперь стало мини-индустрией, которая анализирует фактические компетенции, которые делают людей успешными на работе и в организациях любого рода, и результаты поразительны: IQ занимает второе место после эмоционального интеллекта в определении выдающихся результатов работы.

    Анализы, проведенные десятками разных экспертов из почти пятисот корпораций, государственных учреждений и некоммерческих организаций по всему миру, независимо друг от друга пришли к удивительно схожим выводам, и их выводы особенно убедительны, потому что они избегают предубеждений или ограничений, присущих работе одного человека или группы.Все их выводы указывают на первостепенное место эмоционального интеллекта в превосходстве на работе — практически в любая работа.

   Безусловно, эти идеи не новы для рабочего места; то, как люди управляют собой и относятся к окружающим, занимает центральное место во многих классических теориях управления. Что нового, так это данные: теперь у нас есть двадцать пять лет. стоит эмпирических исследований, которые говорят нам с неизвестной ранее точностью, насколько эмоциональный интеллект важен для успеха.

    Еще одно направление: в течение десятилетий, прошедших после моих собственных исследований в области психобиологии, я отслеживал передовые открытия в области неврологии. Это позволило мне предложить основы науки о мозге для эмоционального интеллекта. модель. Многие бизнесмены традиционно скептически относятся к «мягкой» психологии и настороженно относятся к популярным теориям, которые приходят и уходят, но нейробиология ясно показывает, почему эмоциональный интеллект так важен.

    Древние мозговые центры эмоций также содержат навыки, необходимые для эффективного управления собой и для социальной адаптации.Таким образом, эти навыки основаны на нашем эволюционном наследии выживания и адаптации.

    Эта эмоциональная часть мозга, как говорят нам нейронауки, учится иначе, чем мыслящий мозг. Это понимание сыграло ключевую роль в моей работе над этой книгой и заставило меня бросить вызов многим общепринятым представлениям о корпоративном бизнесе. Тренировка и развитие.

    Я не одинок в этом испытании. Последние два года я работаю сопредседателем Консорциума по изучению эмоционального интеллекта в организациях — группы исследователей из бизнес-школ, федерального правительство, промышленность.Наше исследование выявило прискорбные недостатки в том, как компании обучают людей навыкам: от умения слушать и лидерства до создания команды и управления изменениями.

    Большинство программ обучения основано на академической модели, но это было серьезной ошибкой, повлекшей за собой потерю миллионов часов и миллиардов долларов. Что необходимо, так это совершенно новый способ мышления о том, что нужно для помочь людям повысить их эмоциональный интеллект.

Некоторые заблуждения

    Путешествуя по миру, беседуя и консультируясь с людьми из бизнеса, я столкнулся с некоторыми широко распространенными заблуждениями об эмоциональном интеллекте.Позвольте мне прояснить некоторые из наиболее распространенных в начале. Во-первых, эмоциональный интеллект означает не просто «быть милым». В стратегические моменты это может потребовать не «быть милым», а, например, прямо говорить кому-то неудобную, но важную правду. они избегали.

    Во-вторых, эмоциональный интеллект не означает давать волю чувствам — «позволять всему этому болтаться». Скорее, это означает управление чувствами, чтобы они выражались уместно и эффективно, позволяя людям слаженно работать вместе для достижения общих целей.

    Кроме того, женщины не «умнее» мужчин, когда речь идет об эмоциональном интеллекте, а мужчины не превосходят женщин. У каждого из нас есть личный профиль сильных и слабых сторон этих способностей. Некоторые из нас могут быть очень эмпатичны, но не обладают некоторыми способностями справляться с собственным бедствием; другие могут прекрасно осознавать малейшие изменения в нашем собственном настроении, но при этом быть некомпетентными в общении.

    Это правда, что мужчины и женщины как группы, как правило, имеют общий гендерно-специфический профиль сильных и слабых сторон.Анализ эмоционального интеллекта тысяч мужчин и женщин показал, что женщины в среднем более развиты. осознают свои эмоции, проявляют больше эмпатии и более искусны в межличностном общении. Мужчины, напротив, более уверены в себе и оптимистичны, легче адаптируются и лучше справляются со стрессом.

    В целом сходства гораздо больше, чем различий. Некоторые мужчины так же эмпатичны, как и самые чувствительные в межличностных отношениях женщины, в то время как некоторые женщины так же способны противостоять стрессу, как и самые эмоционально чувствительные. выносливые мужчины.Действительно, в среднем, глядя на общие оценки мужчин и женщин, сильные и слабые стороны усредняются, так что с точки зрения общего эмоционального интеллекта половых различий нет.

    Наконец, наш уровень эмоционального интеллекта не закреплен генетически и развивается не только в раннем детстве. В отличие от коэффициента интеллекта, который мало меняется после подросткового возраста, эмоциональный интеллект, по-видимому, в значительной степени приобретается. и она продолжает развиваться по мере того, как мы идем по жизни и учимся на собственном опыте — наша компетентность в ней может продолжать расти.На самом деле, исследования, которые отслеживали уровень эмоционального интеллекта людей на протяжении многих лет, показывают, что люди становятся все лучше и лучше в этих способностях по мере того, как они становятся более искусными в управлении своими эмоциями и импульсами, в мотивации себя и в оттачивании своего сочувствия и социальной ловкости. Для этого роста есть старомодное слово в эмоциональном интеллекте: зрелость .

Эмоциональный интеллект: недостающий приоритет

    Все больше и больше компаний понимают, что поощрение навыков эмоционального интеллекта является жизненно важным компонентом философии управления любой организации.«Вы больше не конкурируете только с продуктами, но как хорошо вы используете своих людей», — сказал мне менеджер Telia, шведской телекоммуникационной компании. А Линда Киган, вице-президент по развитию руководителей в Citibank, сказала мне: «Эмоциональный интеллект для всех управленческих тренингов».

    Это рефрен, который я слышу снова и снова:

[] Президент компании по трудоустройству из сотни человек в аэрокосмической отрасли рассказал мне, что одна из основных компаний, которую он снабжает, AlliedSignal, требовала, чтобы он и все его сотрудники были обучены вездесущему подходу «круг качества».»Они хотел, чтобы мы лучше работали как команда, и это было здорово», — говорит он. «Но нам было трудно — как вы можете быть командой, если вы не группа в первую очередь? И чтобы сплотиться как группа, нам нужно было повысить наш эмоциональный интеллект».
[] «Мы очень эффективно повышали рентабельность с помощью таких методов, как реинжиниринг и ускорение оборотного цикла для новых продуктов. Но даже при некоторых больших успехах наша кривая улучшения выравнивается», — менеджер Siemens AG, немецкий конгломерат, говорит мне.«Мы видим необходимость лучше использовать наших людей — максимизировать наши человеческие ресурсы — чтобы снова поднять кривую. Поэтому мы пытаемся сделать компанию более эмоционально интеллектуальной».
[] Бывший руководитель проекта в Ford Motor Company рассказывает, как он использовал методы «обучающейся организации», разработанные в Школе менеджмента Слоана при Массачусетском технологическом институте, при реконструкции Lincoln Continental. Он говорит, что изучение эмоционального интеллекта было для него своего рода прозрением: «Это именно те способности, которые мы должны были развить, чтобы сделать нас эффективной обучающейся организацией.

В 1997 году Американское общество обучения и развития провело исследование эталонных практик среди крупных корпораций и показало, что четыре из пяти компаний пытаются развивать эмоциональный интеллект своих сотрудников с помощью обучения и развития. при оценке работы и при приеме на работу.

    Если да, то зачем писать эту книгу? Потому что усилия многих или большинства организаций по поощрению эмоционального интеллекта были неудачными, на них тратилось огромное количество времени, энергии и денег.Например, самое систематическое исследование когда-либо Исследование окупаемости инвестиций в обучение руководителей (как мы увидим в части 4) обнаружило, что один уважаемый недельный семинар для руководителей высшего звена на самом деле оказал небольшое отрицательное влияние на эффективность их работы.

    Компании осознают тот факт, что даже самое дорогое обучение может пойти наперекосяк, и часто так и происходит. И эта неумелость возникает в то время, когда эмоциональный интеллект у отдельных лиц и организаций становится недостатком. ингредиент рецепта конкурентоспособности.

Почему это важно сейчас

    В калифорнийском биотехнологическом стартапе генеральный директор с гордостью перечислил особенности, которые сделали его организацию современной: ни у кого, включая его самого, не было постоянного офиса; вместо этого каждый носил с собой небольшой ноутбук — свой мобильный офис — и был подключен ко всем остальным. Должности не имели значения; сотрудники работали в кросс-функциональных командах, и место кипело творческой энергией.Люди обычно работают по семьдесят и восемьдесят часов в неделю.

    «Так в чем минус?» Я спросил его.

    «Нет никаких недостатков, — заверил он меня.

    И это было ошибкой. Как только я смог поговорить с сотрудниками, я услышал правду: лихорадочный темп заставлял людей чувствовать себя выгоревшими и лишенными личной жизни. И хотя каждый мог говорить через компьютер со всеми в противном случае люди чувствовали, что их по-настоящему никто не слушает.

    Люди отчаянно нуждались в общении, в сочувствии, в открытом общении.

    В новом, упрощенном бизнес-климате, в котором важна каждая работа, эти человеческие реалии будут иметь большее значение, чем когда-либо. Масштабные изменения — это константа; технические инновации, глобальная конкуренция и давление институциональных инвесторы постоянно наращивают силы для движения.

    Еще одна реальность делает эмоциональный интеллект еще более важным: по мере того, как организации сокращаются из-за волн сокращений, те люди, которые остаются, становятся более ответственными и более заметными.Там, где раньше сотрудник среднего звена мог легко скрыть вспыльчивость или застенчивость, теперь такие компетенции, как умение управлять своими эмоциями, хорошо справляться с конфликтами, командная работа и лидерство, показывают — и учитывают — больше, чем когда-либо.

    В связи с глобализацией рабочей силы эмоциональному интеллекту уделяется особое внимание в более богатых странах. Более высокая заработная плата в этих странах, если она будет поддерживаться, будет зависеть от нового вида производительности. И одних только структурных исправлений или технологических достижений недостаточно: как в калифорнийской биотехнологической фирме, рационализация или другие инновации часто создают новые проблемы, требующие еще большего эмоционального интеллекта.

    По мере того, как меняется бизнес, меняются и качества, необходимые для достижения успеха. Данные, отслеживающие таланты звездных исполнителей за несколько десятилетий, показывают, что две способности, которые в 1970-х годах имели относительно небольшое значение для успеха, стали решающими. важно в 1990-х: создание команды и адаптация к изменениям. И совершенно новые возможности начали проявляться как черты звездных исполнителей, в частности катализатор изменений и использование разнообразия. Новые вызовы требуют новых талантов.

Взбивание и новый страх

    Друг из компании из списка Fortune 500, которая только что сократила штат, уволив тысячи сотрудников, сказал мне: «Это было ужасно — так много людей, которых я знал много лет, были уволены, понижены в должности или переведены. тяжело для всех. У меня все еще есть моя работа, но я никогда не буду чувствовать то же самое об этом месте.

    «Я работаю здесь уже тридцать лет, и за это время нам дали понять, что пока мы работаем достойно, компания будет поддерживать нас.Затем ни с того ни с сего нам сказали: «Никто не гарантирует работа здесь больше ».

    Кажется, никто больше не гарантирует работу в любом месте . Это трудные времена для рабочих. Подкрадывающееся ощущение, что ничья работа не является безопасной, даже если компании, в которых они работают, процветают, означает распространение страх, опасение и растерянность.

    Один из признаков растущего беспокойства. Американская фирма по подбору персонала сообщила, что более половины звонивших с вопросами о вакансиях по-прежнему работают, но так боятся потерять эту работу, что уже устроились на нее. искать другую.В тот день, когда AT&T начала увольнять первых из сорока тысяч рабочих — за год, когда ее прибыль составила рекордные 4,7 миллиарда долларов, — опрос показал, что треть американцев опасаются, что кто-то в их домохозяйство вскоре потеряет работу.

    Такие опасения сохраняются в то время, когда американская экономика создает больше рабочих мест, чем теряет. Перемешивание рабочих мест — то, что экономисты эвфемистически называют «гибкостью рынка труда», — в настоящее время является тревожным фактом рабочая жизнь.И это часть глобальной приливной волны, захлестнувшей все ведущие экономики развитого мира, будь то в Европе, Азии или Америке. Процветание не гарантирует рабочих мест; увольнения продолжаются даже в условиях экономического подъема. Этот парадокс, по выражению Пола Кругмана, экономиста Массачусетского технологического института, представляет собой «досадную цену, которую мы должны платить за такую ​​динамичную экономику, как наша».

   Теперь в новом ландшафте работы ощущается ощутимая безрадостность. «Мы работаем в тихой зоне военных действий», — сказал мне один руководитель среднего звена в многонациональной компании.«Нет возможности дать ваша лояльность к компании и ожидать, что она будет возвращена больше. Таким образом, каждый человек становится своим маленьким магазинчиком внутри компании — вы должны быть частью команды, но также быть готовыми двигаться дальше и быть самодостаточными».

    Для многих пожилых работников — детей меритократии, которых учили, что образование и технические навыки являются залогом успеха, — этот новый образ мышления может стать шоком. Люди начинают осознавать что для успеха требуется нечто большее, чем интеллектуальное совершенство или техническое мастерство, и что нам нужны навыки другого рода, чтобы просто выжить — и, конечно, процветать — на все более турбулентном рынке труда будущего.Внутренние качества такие поскольку устойчивость, инициатива, оптимизм и адаптивность приобретают новую оценку.

Грядущий кризис: рост IQ, падение EQ

    С 1918 года, когда Первая мировая война привела к первому массовому использованию IQ-тестов для новобранцев американской армии, средний показатель IQ в Соединенных Штатах вырос на 24 балла, и аналогичный рост наблюдался в развитых странах около мир.Причины включают лучшее питание, большее количество детей, завершающих школьное обучение, компьютерные игры и головоломки, которые помогают детям овладеть пространственными навыками, а также меньший размер семьи (что обычно коррелирует с более высокими показателями IQ в дети).

    Однако существует опасный парадокс: по мере того, как IQ детей становится все выше, их эмоциональный интеллект снижается. Возможно, самый тревожный фрагмент данных получен из массового опроса родителей. и учителей, которые показывают, что нынешнее поколение детей более эмоционально обеспокоено, чем предыдущее.В среднем дети становятся более одинокими и депрессивными, более злыми и непослушными, более нервными и склонными к беспокойству, более импульсивными. и агрессивный.

    Две случайные выборки американских детей в возрасте от семи до шестнадцати лет были оценены их родителями и учителями — взрослыми, которые хорошо их знали. Первую группу оценивали в середине 1970-х годов, а сопоставимую группу обследовали в конец 1980-х. За эти полтора десятилетия наблюдалось неуклонное ухудшение детского эмоционального интеллекта.Хотя более бедные дети начинали в среднем с более низкого уровня, темпы снижения были одинаковыми во всех экономических условиях. группы — столь же крутые в самых богатых пригородах, как и в беднейших городских трущобах.

    Доктор Томас Ахенбах, психолог из Университета Вермонта, проводивший эти исследования и сотрудничавший с коллегами в проведении аналогичных оценок в других странах, говорит мне, что снижение основных эмоциональных компетенции, кажется, во всем мире.Наиболее яркими признаками этого являются рост среди молодых людей таких проблем, как отчаяние, отчуждение, злоупотребление наркотиками, преступность и насилие, депрессия или расстройства пищевого поведения, нежелательная беременность, издевательства и уход из школы.

    То, что это предвещает для рабочего места, весьма тревожно: растущий дефицит эмоционального интеллекта среди работников, особенно среди новичков. Большинство детей, которых Ахенбах изучал в конце 1980-х гг. к 2000 году им будет за двадцать.Поколение, которое отстает в эмоциональном интеллекте, сегодня выходит на рынок труда.

Чего хотят работодатели

    Опрос американских работодателей показывает, что более половины работающих на них людей не имеют мотивации продолжать учиться и совершенствоваться в своей работе. Четверо из десяти не могут сотрудничать с коллегами по работе, и только 19% тех, кто претендует на работу начального уровня, обладают достаточной самодисциплиной в своих рабочих привычках.

    Все больше и больше работодателей жалуются на отсутствие социальных навыков у новых сотрудников. По словам руководителя крупной сети ресторанов: «Слишком много молодых людей не выносят критики — они занимают оборонительную позицию или враждебны, когда люди отзываются о том, как у них дела. Они реагируют на отзывы о производительности, как если бы это были личные нападки».

    Проблема не только в новых работниках, но и в некоторых опытных руководителях.В мире 1960-х и 1970-х годов люди продвигались вперед, посещая правильные школы и преуспевая в них. Но мир полон хорошо обученных, когда-то многообещающих мужчин и женщин, которые остановились в своей карьере — или, что еще хуже, сошли с рельсов — из-за существенных пробелов в эмоциональном интеллекте.

    В национальном опросе о том, что работодатели ищут в работниках начального уровня, конкретные технические навыки теперь менее важны, чем базовая способность учиться на рабочем месте.После этого работодатели перечислили:

[] Аудирование и устное общение
[] Адаптивность и творческие реакции на неудачи и препятствия
[] Личный менеджмент, уверенность, мотивация работать для достижения целей, чувство желания развивать свою карьеру и гордиться достижениями
[] Групповая и межличностная эффективность, сотрудничество и командная работа, навыки разрешения разногласий
[] Эффективность в организации, желание внести свой вклад, лидерский потенциал

Из семи желаемых качеств только одно было академическим: умение читать, писать и считать.

    Исследование того, что корпорации ищут в MBA, которых они нанимают, дает аналогичный список. Три наиболее желательные способности — это коммуникативные навыки, навыки межличностного общения и инициативность. Как Джилл Фадул, управляющий директор приемных и финансовой помощи в Гарвардской школе бизнеса, сказал мне, что «эмпатия, понимание перспективы, взаимопонимание и сотрудничество» входят в число компетенций, которые школа ищет в тех, кто подает заявку.

Наше путешествие

    Моя миссия при написании этой книги состоит в том, чтобы послужить руководством к научному обоснованию работы с эмоциональным интеллектом — индивидуально, в группах, в организациях.На каждом шагу я стремился подтвердить науку свидетельства людей на разных должностях и в различных организациях, и их голоса будут слышны на всем пути.

    В Части 1 я доказываю, что эмоциональный интеллект имеет большее значение, чем IQ или опыт, для определения того, кто преуспевает в работе — любой работе — и что для выдающегося лидерства он имеет значение почти во всем. Бизнес Дело убедительно: компании, которые используют это преимущество, заметно увеличивают свою прибыль.

    Часть 2 подробно описывает двенадцать конкретных рабочих качеств, основанных на самообладании, включая инициативу, надежность, уверенность в себе и стремление к достижениям, и описывает уникальный вклад, который каждый из них вносит в достижение звезд.

    В части 3 я расскажу о тринадцати ключевых навыках взаимоотношений, таких как эмпатия и политическая осведомленность, использование разнообразия, командные способности и лидерство. Это навыки, которые позволяют нам, например, ориентироваться в течениях. организации без особых усилий, в то время как другие основатели.

    На протяжении всей книги читатели могут получить приблизительное представление о том, на каком уровне они находятся, когда дело доходит до работы с эмоциональным интеллектом. Как я покажу в главе 3, «звездные» достижения не требуют от нас преуспевания во всех этих компетенциях, но скорее, мы должны быть сильны в достаточном количестве из них, чтобы достичь критической массы для успеха.

    Часть 4 сообщает хорошие новости: в каких бы компетенциях мы ни были слабы, мы всегда можем научиться быть лучше.Чтобы помочь читателям, которые хотят улучшить свои собственные способности эмоционального интеллекта, и не тратить время и деньги впустую, я предложить практические, научно обоснованные рекомендации для наилучших способов сделать это.

    Наконец, в части 5 рассматривается, что значит для организации быть эмоционально интеллектуальной. Я описываю одну такую ​​компанию и показываю, почему такая практика может помочь не только в повышении эффективности бизнеса, но и в создании организаций. удовлетворительно и желательно работать.Я также показываю, как компании, которые игнорируют эмоциональные реалии своих сотрудников, делают это на свой страх и риск, в то время как организации с эмоциональным интеллектом лучше всего подготовлены к выживанию и делать хорошо — в еще более бурные годы впереди.

    Хотя моя цель — быть полезным, это не книга о самопомощи. Возможно, существует слишком много практических книг, обещающих слишком много об улучшении эмоционального интеллекта. Хотя эти книги, без сомнения, имеют благие намерения, они, как правило, увековечить неверные представления о том, что действительно требуется для модернизации этих наиболее важных возможностей.Вместо быстрых решений вы найдете здесь надежные рекомендации для реальной работы по повышению эмоциональной компетентности. Эти руководящие принципы представляют взвешенный обзор нового мышления, результатов исследований и образцовых практик организаций по всему миру.

    Мы живем в такое время, когда наши перспективы на будущее все больше зависят от умения управлять собой и более искусно управлять своими отношениями. Я надеюсь предложить некоторые практические рекомендации для важных личных и деловых вопросов. проблемы, с которыми мы все столкнемся в грядущем столетии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.