Что такое справедливость определение: Справедливость | Понятия и категории

Понятие справедливости. Этика

Читайте также

О СПРАВЕДЛИВОСТИ

О СПРАВЕДЛИВОСТИ Равенство всех людей в их человеческом достоинстве — это начало справедливости, но в жизни равенство не достигается одними лишь благими пожеланиями. Для этого нужны горячее стремление к нему, энергия и мужество, чтобы преодолеть все то, что преграждает

1. РОЛЬ СПРАВЕДЛИВОСТИ

1. РОЛЬ СПРАВЕДЛИВОСТИ Справедливость — это первая добродетель общественных институтов, точно так же как истина — первая добродетель систем мысли. Теория, как бы она ни была элегантна и экономна, должна быть отвергнута или подвергнута ревизии, если она не истинна.

2. СУБЪЕКТ СПРАВЕДЛИВОСТИ

2. СУБЪЕКТ СПРАВЕДЛИВОСТИ Многие вещи могут полагаться справедливыми и несправедливыми; не только законы, институты и социальные системы, но и самые различные конкретные действия, включая решения, суждения и обвинения. Мы также называем справедливыми и несправедливыми

22. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СПРАВЕДЛИВОСТИ

22. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СПРАВЕДЛИВОСТИ Обстоятельства справедливости могут рассматриваться как нормальные условия, при которых человеческая кооперация возможна и необходима3. Как я заметил с самого начала, хотя общество и является кооперативным предприятием во имя

Стремление к справедливости

Стремление к справедливости Человек является существом, стремящимся к справедливости и руководствующийся ею в своих отношениях с другими членами общества. «Справедливость, – пишет Д. Роулз, – есть главная добродетель социальных установлений, как истинная есть

12. Стремление к справедливости

12. Стремление к справедливости Понятие справедливости – одно из центральных в социальной жизни. Человек, говорит французский философ П. Рикёр, – это существо, стремящееся к справедливости. Главное достоинство мышления – истина, главное достоинство социальных

О СПРАВЕДЛИВОСТИ

О СПРАВЕДЛИВОСТИ • Равенство всех людей в их человеческом достоинстве — это начало социальной справедливости, однако в жизни равенство не достигается одними пожеланиями. Для этого нужны горячее стремление к нему, мужество и энергия, чтобы преодолеть все то, что

О справедливости

О справедливости Равенство всех людей в их человеческом достоинстве — это начало справедливости, но в жизни равенство не достигается одними лишь благими пожеланиями. Для этого нужны горячее стремление к нему, энергия и мужество, чтобы преодолеть все то, что преграждает

2. О СПРАВЕДЛИВОСТИ

2. О СПРАВЕДЛИВОСТИ С незапамятных времен люди говорят и пишут о справедливости: может быть, даже с тех самых пор, как вообще начали говорить и писать… Но до сих пор вопрос, по-видимому, не решен, – что такое справедливость и как ее осуществить в жизни? Трудно людям

2. О СПРАВЕДЛИВОСТИ

2. О СПРАВЕДЛИВОСТИ С незапамятных времен люди говорят и пишут о справедливости: может быть, даже с тех самых пор, как вообще начали говорить и писать… Но до сих пор вопрос, по-видимому, не решен, – что такое справедливость и как ее осуществить в жизни? Трудно людям

Притча о справедливости

Притча о справедливости 31 декабря, 2007Давным-давно, но всё же во времена не столь отдалённые (ибо все времена похожи, просто не все об этом догадываются) в земле Уц, что в стране Нод, жил праведник. Во всякой земле временами появляются праведники, даже в стране Нод, совершенно

1. ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ

1. ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ Когда юристы хвалят или осуждают закон или его администрирование, они чаще всего используют термины «справедливый» и «несправедливый» и очень часто используют их так, как если бы понятия справедливости и нравственности были соразмерны.

2. Понятие о микрообъекте как понятие о транссубъективной реальности

2. Понятие о микрообъекте как понятие о транссубъективной реальности или о транссубъективном предмете, именуемом «объект науки», которое приложимо к эстетикеЭто не предмет моих внешних чувств, сущий вне меня и моего сознания: не нечто объективно-реальное.Это не предмет

ГЛАВА I ПОНЯТИЕ ОБРАЗЦА И ПОНЯТИЕ ПОДРАЖАНИЯ

ГЛАВА I ПОНЯТИЕ ОБРАЗЦА И ПОНЯТИЕ ПОДРАЖАНИЯ Следует выбрать кого-нибудь из людей добра и всегда иметь его перед глазами, — чтобы жить так, словно он смотрит на нас, и так поступать, словно он видит нас. Сенека. Нравственные письма к Луцилию, XI, 8 Возьми себе, наконец, за

Проблема справедливости в социальной философии

Социально-философский дискурс последних десятилетий характеризуется пристальным вниманием к проблеме справедливости. Это связано в основном с выходом в свет в 1971 г. известной книги американского философа Дж. Роулза «Теория справедливости». «Справедливость, – писал Роулз, – есть главная добродетель социальных установлений, как истина есть главная добродетель систем мышления»[1].Таким образом, справедливость, и с этим соглашается большинство теоретиков, имеет самое непосредственное отношение к социальным установлениям, оценивая их с точки зрения распределения ролей, задач, преимуществ или потерь, испытываемых членами общества при условии наличия «желания жить вместе» (П. Рикер). Главная проблема, на которую обращают внимание исследователи, состоит в том, чтобы выяснить, каким образом интерсубъективные связи, в основе которых лежит противостояние одного субъекта другому, порождают консенсус, определяющий в конечном итоге справедливое распределение имеющихся в наличии благ. Ведь справедливость благодаря своему распределяющему характеру несет в себе элементы различения, разделения, и в то же время она способствует сочленению, согласованию разнородных воли и претензий, превращая общество в единое целое, основанное на сотрудничестве.

Справедливость – это нечто больше, чем просто одна из ценностей, так как не включает в себя никакого конкретного представления о благе. Она всегда является «не-достигнутым» состоянием, поскольку разговор о ней возникает только ввиду ее отсутствия, как реакция на несправедливость[2]. В силу своего непосредственно-практического характера справедливость существенно отличается от других подобных ей высших жизненных идей, потому что жизнь людей в обществе немыслима без надлежащего урегулирования его фундаментальных основ, к числу которых относится справедливость.

Проблема справедливости сложна и многогранна, на что указывают все теоретики справедливости. Об этом писал еще Аристотель. Так, при установлении выделяемой им (книга 5-я «Никомаховой этики») (дистрибутивной) распределительной справедливости, связанной с распределением благ – почестей, материальных вознаграждений, различного рода преимуществ, – необходимо принимать во внимание заслуги и распределять по достоинству, что, конечно же, непросто. «Дело в том, – пишет Аристотель, – что распределительное право, с чем все согласны, должно учитывать известное достоинство, правда, “достоинством” не все называют одно и то же, но сторонники демократии – свободу, сторонники олигархии – богатство, иные – благородное происхождение, а сторонники аристократии – добродетель»[3]. Однако есть области, принципы действия в которых не вызывают возражения при оценке их с позиций справедливости. Речь идет о коммутативной (уравнивающей) справедливости. Коммутативная справедливость применяется в сфере обмена и со времен Аристотелева критического анализа справедливости представляет собой второй после дистрибутивной вид справедливости. На самом деле и при уравнивающей справедливости не все так просто. Согласно Аристотелю, только тот обмен может считаться справедливым, при котором учитываются пропорции соотношения обмениваемых благ. «Поэтому все, – пишет Аристотель, – что участвует в обмене, должно быть каким-то образом сопоставимо. Для этого появилась монета и служит в известном смысле посредницей, ибо ею все измеряется, а значит, как переизбыток, так и недостаток, и тем самым сколько башмаков равно дому или еде»[4].

Позиция Аристотеля, в основе которой лежит установка на признание справедливым только пропорционального обмена, была поставлена под сомнение Т. Гоббсом. «Цена вещей, являющихся объектом договора, – писал Т. Гоббс, – измеряется желанием договаривающихся сторон, и справедливой ценой поэтому является та, которую они согласны дать»[5].

Таким образом, при коммутативной справедливости оценка распределения в процессе обмена может быть однозначно истолкована как справедливая только в случае достижения соглашения сторонами по всем пунктам осуществляемой сделки. Если же договоренности достичь не удалось, то сделка просто не состоится, и участники переговоров мирно разойдутся по своим делам. Следовательно, независимо от того, оцениваются обмениваемые товары по рыночной стоимости или цены устанавливаются произвольно, по обоюдному желанию сторон, сам факт достижения соглашения свидетельствует в пользу его справедливости.

Распределительная справедливость в силу своей природы предполагает существование конфликтов; поэтому она призвана гармонизировать антиномии: в гармоничном самом по себе порядке, например в обществе ангелов и святых, справедливость не нужна и бесполезна. И, как верно отметил Г. Радбрух, «если отношения уравнивающей справедливости требуют участия по крайней мере двух лиц, то распределительной – по крайней мере трех»[6]. В первом случае два противостоящих друг другу лица равноправны. Во втором – одно из этих трех лиц в качестве начальника налагает на двух других обязательства или предоставляет им преимущества.

Таким образом, распределительная справедливость предполагает существование арбитра, который уполномочен объединившимися гражданами следить за тем, чтобы осуществляемое между ними распределение соответствовало достигнутой договоренности. Если распределение признается всеми людьми как выполнение условий достигнутой между ними договоренности, то оно является справедливым и значимым для всех, обязательным для исполнения. Всеобщая значимость и обязательность для исполнения некоторого правила являются выражением существенных качеств закона. Следовательно, одобряемый всеми принцип распределения принимает форму закона, претворение в жизнь которого и позволяет осуществить распределение благ согласно достигнутой договоренности, то есть осуществить справедливое распределение. Проблемность создания интерпретационной модели распределительной справедливости объясняется сложностью обоснования достигнутой договоренности: каковы критерии, позволяющие людям признать справедливым именно этот, а не другой принцип распределения?

Для выяснения вопроса «чему служит справедливость?» Гоббс обращается к государству. С его точки зрения, функция справедливости состоит в обеспечении достижения цели, ради которой люди объединяются в государство. А объединяются они в государство для того, чтобы сохранить свое «собственное», свою собственность. Справедливость же призвана этот процесс распределения «собственного» урегулировать. В подтверждение этой мысли Гоббс приводит определение справедливости, данное схоластами: «Справедливость есть неизменная воля давать каждому человеку его собственное»[7]. Но что представляет собой это собственное, они узнают только после того, как вступит в законную силу принятое ими же соглашение, фиксирующее этого «собственного» границы. Однако для того, чтобы подобная процедура стала возможной, все распределяемые блага должны оказаться в распоряжении тех, кто это распределение осуществляет. Следовательно, логично предположить, что процедуре распределения предшествует символическая процедура передачи всех благ, находящихся в единоличном владении при жизни в естественном состоянии, в коллективную собственность образуемой индивидами ассоциации. Таким образом, между жизнью естественной, когда каждый считал своим все, что он мог добыть и удержать, и жизнью общественной, где право присвоения ограничено рамками дозволенного – собственностью, должно существовать переходное состояние передачи всего имеющегося в коллективное ведение и распоряжение.

Положение благ, находящихся в коллективном владении, таково, что никто из желающих не имеет преимущественного права доступа к ним. Однако исключительной важности момент заключается в том, что, несмотря на то, что желаемое «нечто» находится в ведении всех входящих в ассоциацию субъектов, последующее оформление благ в собственность, их индивидуальное присвоение, становится возможным только на основании закона, который распространяется на всех без исключения членов сообщества.

В условиях совместной деятельности индивид вынужден считаться с интересами других, то есть принять для себя в качестве обязательного способ получения желаемого, который принят в ассоциации в качестве закона. Считаясь с интересами других, никто не может претендовать на получение большего, чем это предусмотрено законом и установлено принятыми нормами. Соответственно ни у кого не должно быть возможности уклониться от исполнения обязательств, рассчитывая на особые привилегии, ущемляющие положение одних и обеспечивающие преимущества другим. Поэтому основанием такого порядка выступают ценности равенства и беспристрастности. Но равенство само по себе может принимать различные значения. С одной стороны, имеется в виду равенство самих субъектов как необходимая предпосылка справедливого распределения между ними. Подобное равенство является необходимым условием справедливости самого принципа распределения. Справедливость возможна только при условии равного влияния каждого на принимаемое решение, исключающее возможность преимущественного отстаивания интересов как следствия отношений господства-подчинения. Подобное равенство обусловлено равенством в отношении распределяемой собственности: она находится в коллективном владении. С другой стороны, равенство, как и беспристрастность, должны обеспечивать справедливое применение того или иного правила, то есть каждый должен получать равную долю при выполнении одних и тех же требований, предусмотренных законом. Равенство по отношению к закону предполагает равное ограничение свободы для каждого в целях получения желаемого. Следовательно, договориться могут только те индивиды, которые находятся в равном отношении к распределяемым благам, а договорившись, они в равной мере подпадают под юрисдикцию созданного ими закона.

Таким образом, вести речь о справедливости возможно лишь при условии, когда распределяемое нечто находится в совместном, коллективном владении всех членов кооперации. И именно владельцы распределяемых благ определяют принцип распределения, в соответствии с которым каждый получает справедливую долю. Ввиду подобного обстоятельства фактически невозможно предъ-явить обвинения в несправедливости частному владельцу, организующему свое производство и распределяющему по своему усмотрению вознаграждение среди работающих на него работников. Любой устанавливаемый им принцип распределения будет соответствовать его интересам, так как только сам владелец формулирует цели распределения принадлежащих ему благ (цели организованного им производства), и цели эти могут быть самыми различными – от получения наибольшей прибыли до благотворительности в пользу работающих на его предприятии. Возражения с позиций справедливости распоряжения такого собственника могут вызвать только при условии их несоответствия поставленной им же самим цели.

Возможность установления справедливости в подобных отношениях, в отношениях господства-подчинения, вызывала сомнения еще у Аристотеля. Аристотель задавался вопросом: есть ли место для справедливости в отношении слуги к господину и сына к отцу? Его ответ был отрицательным: «Но справедливое тут, по-видимому, лишь омоним к справедливому между гражданами государства»[8]. При этом Аристотель оговаривался, что все-таки полностью исключать справедливость из этих отношений не стоит, так как нужно иметь в виду, что «дурное применение власти не приносит пользы ни тому ни другому… Поэтому полезно рабу и господину взаимное дружеское отношение»[9]. Очевидно, что в отношениях господства и подчинения – изначально неравных – невозможно вести речь о справедливости. У подчиняющегося раба отсутствует возможность предъявления каких-либо требований к своему господину, идет ли речь об увеличении доли причитающегося ему вознаграждения или изменении (смягчении) условий труда. Состояние зависимости исключает подобную возможность, так как раб не обладает правом распоряжения и владения произведенным им же продуктом. Право это принадлежит господину как властителю. Власть с самого начала ставит одного субъекта в преимущественное положение по отношению к другому, исключая такие важные, как указывалось выше, характеристики справедливости, как равенство и беспристрастность. Господин всегда пристрастен, по крайней мере, он ничем не стеснен в выборе своих предпочтений. Единственное, что его может остановить, так это негативное воздействие его страстей на конечный результат господства – на получаемый доход. Поэтому, как справедливо заметил Аристотель, господину желательно устанавливать дружеские отношения со своими рабами, от этого выиграют не только рабы, но и сам господин. Однако, как говорится, свою голову этому господину не приставишь, и если уж он не желает быть разумным, заставить его никто не сможет. Таким образом, отношения господина и раба характеризуются асимметричной зависимостью: господин имеет право требовать от раба выполнения своих приказов, но он не несет перед рабом никаких обязательств, в то время как раб, имея обязательства перед господином, не может рассчитывать на возникновение каких-либо прав.

В рассуждения о «праве» господина следует внести, однако, существенные коррективы. Само употребление понятия «право» в данной ситуации не совсем корректно, так как право одного лица предполагает уважение, признание его со стороны другого лица, исключающее возможность его нарушения. При этом лицо, уважающее право другого, обязано избегать действий, которые бы это право нарушали. Вряд ли подчиненный труд раба в таком случае подпадает под подобную мотивировку – обеспечить господину реализацию его права. Для этого ему как минимум нужно быть свободным – присваивать произведенные блага без санкции другого. Получается, что условием возникновения «права» является свободное сосуществование субъектов, которые ради этих прав вынуждены ограничивать свое свободное существование, то есть мириться с некоторой несвободой.

Как уже отмечали, исключающими справедливость являются отношения господства-подчинения, когда распределение имеющегося в собственности господина зависит исключительно от его желаний и предпочтений: господином ставятся условия распределения, и им же эти условия изменяются по его собственному усмотрению. Властитель – это собственник, и его власть основана на том факте, что в присвоении принадлежащих ему благ заинтересованы другие индивиды, которые и получают их в обмен на подчинение. Эта версия концептуализации власти была выдвинута основателями теории «обмена ресурсами» (П. Блау, Д. Хиксон, К. Хайнингс и др.). Представители этой теории пришли к выводу, что основанием властных отношений в обществе является неравное распределение ресурсов между участниками социального взаимодействия, обусловливающее острую потребность в них со стороны тех, кто их лишен. Индивиды, располагающие «редкими ресурсами», могут трансформировать их излишки во власть, уступая часть ресурсов тем, кто их лишен, в обмен на желаемое поведение. Казалось бы, власть в таком случае является разновидностью обменных процессов в обществе, представляя собой обмен эквивалентными ценностями, и в контексте нашего исследования могла бы быть проанализирована с позиций коммутативной справедливости. Однако представителями теории обмена, на наш взгляд, затушевывается весьма существенный момент проявления феномена власти, который был выявлен К. Марксом, серьезно исследован им, получив развитие в теории эксплуатации. Маркс обратил внимание на тот факт, что владение ресурсами (а применительно к экономической власти речь идет о собственности на средства производства) позволяет присваивать способность человека к труду и результаты этого труда, компенсируя лишь часть произведенных затрат. Владение редкими ресурсами как существенный признак власти дает возможность присваивать чужой труд без эквивалентного возмещения. «Однако обмен эквивалентов, – пишет Маркс, – выступавший как та первоначальная операция, в которой периодически было выражено право собственности, обернулся таким образом, что для одной из сторон он является лишь видимостью обмена, так как часть капитала, обмененная на живую рабочую силу, во-первых, сама является чужим трудом, присвоенным без эквивалента, и, во-вторых, она должна быть с избытком возмещена живой рабочей силой. Итак, отношение обмена отпало или является всего лишь видимостью»[10]. Специфика феномена власти состоит в том, что блага, которые благородно жалуются подчиненным ей индивидам, произведены ими же самими, представляют продукт их труда, усилий, творчества и т. п., но возвращаются они своим производителям не в полном объеме, а лишь частично, по усмотрению властителя, в соответствии с произведенной им оценкой их стоимости. Власть имущий располагает возможностями, позволяющими присвоить производительную способность других индивидов и соответственно присвоить все то, что ими создано, в обмен на обещанные блага, но с выгодой для себя. Власть – это форма неэквивалентного обмена, предоставляющая преимущества властителю и не оставляющая возможности выбора подчиненному ей индивиду. В этом заключена ее величайшая притягательная сила, ведь она, по сути, представляет собой законный способ присвоения принадлежащего другому.

Можно назвать еще один существенный момент, исключающий возможность применения оценки с позиций справедливости к отношениям господства-подчинения. Будучи собственником производимого другими предмета, власть имущий при распределении этого предмета не может быть поставлен в зависимость от издаваемого им самим закона, так как он сам является его олицетворением, воплощением своеобразного синтеза законодательной, исполнительной и судебной функций в одном лице. Являясь автором императивных требований, обращенных к подчиненным, и одновременно арбитром, обладающим правом изменять их содержание и предусмотренные за их неисполнение санкции в зависимости от произвольно выбираемых целей, ценностей, властитель абсолютно свободен в выборе количества даваемого. Находящиеся в подчинении индивиды в получении желаемых благ могут рассчитывать только на счастливое стечение обстоятельств и на благосклонность своего благодетеля – не более. Они лишены возможности требовать, так как желаемое им не принадлежит, они не располагают субъективным правом, позволяющим с полным основанием заявить: «У меня есть на это право» или «Вы не имеете на это права». Возможность подобных заявлений говорит о том, что требуемое индивидом «нечто» уже принадлежит ему в качестве его «собственного», закреплено в законе как «право», и поэтому действия других, на это собственное претендующих, лишены реальных оснований. Именно поэтому справедливости требуют. «Если доброжелательности, – пишет Хеффе, – великодушия или солидарности мы просим или на них надеемся, то справедливого поведения мы требуем»[11].

В современном обществе экономическая власть становится основой власти вообще, поэтому главные механизмы установления справедливости становятся все более экономическими, а не политическими. Политическая власть зависит от экономики настолько, что справедливый политический строй невозможен без реформирования экономического строя, точнее, без реформирования системы собственности. Падает покупательная способность масс, и рынки не справляются со все увеличивающимся потоком товаров, в результате чего периодическое перепроизводство товаров приводит к росту безработицы и экономическим рецессиям. Как показывает практика, все попытки решить проблему несправедливого распределения предметов потребления в рамках существующих общественных отношений в долгосрочном плане терпят провал.

Здесь нельзя не заметить, что переживаемый современным обществом глубокий кризис еще раз подтвердил жизненную силу марксистской теории справедливости. Неслучайно происходит своего рода возврат к Марксу, к его творческому наследию. Американский экономист Е. Хант в этой связи отмечал: «Я верю в то, что если когда и будет создано общество, основанное на принципах истинного равенства и свободы, его создатели будут многим обязаны идеям К. Маркса»[12]. Политические теории моралистов и религиозных идеалистов, пытающихся обойти или игнорировать экономические основы справедливости, невероятно наивны по сравнению с марксистским анализом.

В своей статье мы коснулись лишь некоторых, как нам кажется, важных аспектов проблемы справедливости. Ее решение имеет не только теоретическое, но и сугубо практическое значение. Именно несправедливое распределение общественных благ нередко приводит к социальным катаклизмам, революциям и войнам. Надо признать, что мы живем в самом несправедливом обществе. Сотни миллионов людей элементарно голодают, вто время как небольшая кучка собственников владеет колоссальными богатствами. «Всего лишь 358 миллиардеров владеют таким же богатством, как и 2,5 миллиарда человек, вместе взятые, почти половина населения Земли»[13]. Человечество должно осознать, что от справедливого распределения материальных и духовных ценностей зависит его будущее.


[1] Роулз, Дж. Теория справедливости / пер. с англ. и науч. ред. В. В. Целищева. – Новосибирск, 1995. – С. 19.

[2] См.: Шабуров, А. Г. «Справедливое» и «несправедливое» в современном идеологическом дискурсе // Без темы. – 2007. – № 2(4). – С. 21–27.

[3] Аристотель. Никомахова этика / аристотель // Соч.: в 4 т. – М., 1984. – Т. 4. – С. 151.

[4] Там же. – С. 156.

[5] Гоббс, Т. Левиафан / Т. Гоббс // Соч.: в 2 т. – М., 1991. – Т. 2. – С. 116.

[6] Радбрух, Г. Философия права. – М., 2004. – С. 43.

[7] Гоббс, Т. Указ. соч. – С. 110.

[8] Аристотель. Большая этика / Аристотель // Соч.: в 4 т. – М., 1984. – Т. 4. – С. 324.

[9] Там же. – С. 386.

[10] Маркс, К. Экономические рукописи 1857–1861 гг. (Первоначальный вариант «Капитала»). – М., 1980. – Ч. 1. – С. 451.

[11] Хеффе, О. Политика, право, справедливость. Основоположения критической философии права и государства. – М., 1994. – С. 29.

[12] См.: Брагинский, С. В., Певзнер, А. Я. Политическая экономия: дискуссионные проблемы, пути обновления. – М., 1991. – С. 22.

[13] Мартин, Г.-П., Шуманн, X. Западня глобализации. Атака на процветание и демократию / пер. с нем. – М., 2001. – С. 46.

Справедливость — экономическая этимология

Equity, 公平

Справедливость – это базовое понятие, в первую очередь, социально-политической и морально-правовой проблематики. В этом качестве оно является понятием о должном соответствии. В общем плане — соответствии между реальной значимостью различных индивидов (социальных групп) и их социальным положением. В более конкретном плане – соответствии между их правами и обязанностями, преступлением и наказанием, между деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением, и т. п. Несоответствие в этих соотношениях оценивается как несправедливость.

Справедливость – это и базовое понятие экономики. В англоязычной экономической литературе ему посвящены отдельные статьи в самых известных словарях международного уровня, например, в энциклопедических словарях The Palgrave: The Dictionary of Economics, и Macmillan Dictionary of Modern Economics. Примечательно, что в русскоязычных экономических словарях, если только они не переводные, понятию «справедливости» такого внимания, по крайней мере, пока, не уделяется.

Как экономическое понятие справедливость относится к такому разделу экономики как экономика благосостояния. Здесь она понимается как беспристрастность или незаинтересованность (fairness). Такое понимание справедливости получило название в честь ее автора — справедливость по Ролзу. В своей книге «Теория справедливости» он доказывает, что справедливость – это признак такого устройства общества, которое индивиды выбрали бы, если на них не оказывали влияние чисто личные интересы. В этом незаинтересованном состоянии они как бы заключают соглашение относительно характера общества и его экономического устройства. «Неведение» своих интересов не позволяет им знать то положение (определяемой способностями, полом, расой), которое они займут в этом обществе. В этом случае будет выбрано общество с четырьмя свойствами и эти свойства можно рассматривать как свойства справедливости.

Свойства справедливости как экономического понятия. Первое — равенство прав на максимально личную свободу, совместимую со свободой других индивидов. Второе – невозможность через первое свойство гарантировать экономическое равенство. Третье – конкурентная природа неравенства, оно может являться результатом свободной конкуренции. Четвертое свойство – утилитарная обоснованность неравенства, то есть оно может оправдываться лишь настолько, насколько оно приносит пользу всем членам общества. Последние два свойства фокусируются в конституирующем принципе справедливости.

Конституирующий принцип современного понимания справедливости как экономического понятия – «дифференциальный принцип». Он требует, чтобы неравенство гарантировало наименее обеспеченным членам общества максимально возможное благосостояние.

Этимология русскоязычного слова. Обращение к ней помогает объяснить причины ослабленного внимания российского общества к экономическим и повышенного внимания к социально-политическим аспектам справедливости. Последние предполагают обращение к власти, силе, к проблеме полномочий и это зафиксировано в генах слова «справедливость» И действительно, по справедливости – это по праву. Др.-русск. правъ. – правильный, невиновный. Вероятно из pro vos родственного латинского probos «добрый, честный, порядочный», др.-инд prabhus выдающийся по силе и изобилию, превосходящий. Приводятся и точки зрения связывающие прав с латинским provincia, первоначально означающее «власть, полномочия».

Этимология англоязычных слов equity и fairness более «экономическая». Fairness от fair — базар, рынок; ярмарка, выставка. Но наиболее широк спектр экономических значений у equity. Уже на поверхности анализа мы видим, что наряду со справедливостью это слово означает как минимум 5 базовых финансовых понятий, связанных с акцией. Среди них — обыкновенная акция, доля акционера в капитале компании, акционерный капитал, капитал компании, маржа (разница между рыночной стоимостью акций и состоянием маржинального счета клиента у брокера, т. е. размером полученной под них ссуды). Такой акционерный веер значений слова объясняется тем, что акция – это величайший «демократизатор», то есть выравниватель всплесков экономической жизни, ибо права, которые она представляет, не зависят от статуса ее держателя. Это связано с первичным значением слова — equity от англо-французского equité, от латинского aequitat-, aequitas, от aequus равный.



Китайское толкование слова «Справедливость»

Справедливость по-китайски 公平 (гунпин). Данное слово в китайском, как и в других языках является основопологающим и является очень интересным по просихождению.

Первый иероглиф 公 (гун) состоит из двух частей — верхней и нижней и имеет две версии происхождения.

Первая утверждает, что нижняя часть раньше была квадратной, по форме похожей на посуду, сосуд. Две черты вверху означают «делить поровну». Делить поровну то, что лежит на тарелке (в сосуде). То есть, еду. Именно с еды начинается справедливость.

По второй версии верхняя часть (две черты) означает «разделение», то есть противоположность, противоречие. Нижняя часть означает «личный, частный». Именно она присутствует в современном иероглифе с данным значением (私). Итого получается «противоположный частному«, «не личный».

Эти два значения удивительным образом переплетаются в иероглифе 公. Вот его основные значения:
1. «справедливый, правдивый, бескорыстный». Уже в значении «бескорыстный» видно, что «справедливый» и «не личный» близки по значению.
2. «общественный, коллективный, общий». Справедливость и общественность всегда были вместе. Но в данном случае китайское слово очень сильно попахивает социализмом.
3. «государственный, казенный, официальный». А вот это уже очень интересно. Государство, общественность и справедливость по сути являются одим словом. Не удивительно, что в китайском сознании государство это справедливость и коллективизм. Это крепко зашито в китайском языке.

Второй иероглиф 平 (пин) также состоит из двух частей, причем вторая часть (две черточки) «делить» также, что и в первом иероглифе. Первая же часть означает «воздух (звук), свободно преодолевающий преграды». «Деление» также означает свободу воздуха, что он может рассеиваться. Поэтому изначальный смысл данного иероглифа: спокойный и ровный тон (звук).

Отсюда и значения второго иероглифа: «ровный, гладкий, горизонтальный, плоский, равный, равный, нормальный, справедливый, беспристрастный, точный, мирный, спокойный, безмятежный«. Как видно, значение «равный, одинаковый» также в нем присутствует.

Слово «справедливость» имеет глубокое значение в китайском языке. Оно связано со многими понятиями, которые во многом объясняют китайское мировоззрение.


Категория:
Связанные понятия:
Благосостояние, Интерес, Клиент, Общество
Client, Interest, Society, Welfare,

это… Определение, значение слова для сочинения

Определение понятия «СПРАВЕДЛИВОСТЬ»для сочинения ОГЭ (9.3), ЕГЭ, итогового сочинения по русскому языку и литературе на тему: Как Вы понимаете значение слова СПРАВЕДЛИВОСТЬ? Сформулируйте и прокомментируйте данное Вами определение. Напишите сочинение-рассуждение на тему  «Какого человека можно назвать справедливым?», «Что такое справедливость?», «Для чего нужна справедливость?», «Что означает быть справедливым?».

Справедливость — это…Определение, значение.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ — это соответствие человеческих отношений, законов, порядка морально-этическим, правовым нормам, требованиям; беспристрастное отношение к людям.
СПРАВЕДЛИВОСТЬ  это категория этики, понятие, в котором отражается представление о должном распределении между людьми прав и обязанностей, деяний и воздаяния за них, достоинств и вознаграждения.
СПРАВЕДЛИВОСТЬ — совокупность вознаграждений и наказаний, которые могут сказываться на судьбе человека в соответствии с его социальным положением, поведением и поступками.

О понятии «справедливость», история понятия (для комментария, примеров из жизни)

Справедливость проявляется в разных сферах общественной жизни: в морали, праве, политике, экономике и многих других.

Будучи формой проявления гуманности, справедливость имеет свое особое содержание. Справедливость побуждает соблюдать интересы других людей, не давать необоснованных преимуществ никому, в том числе и самому себе. Если некто поступает несправедливо, он наносит неоправданный ущерб другому человеку, нарушает принцип гуманности. Он восстанавливает окружающих против себя, а значит, нарушает нормальные отношения между ними и социальной группой, которую представляет, то есть вносит разлад в социальные связи, деформирует и ослабляет их, действует вo вред общему благу. Сказанное означает, что справедливость является необходимым фактором нравственного поведения.

Справедливость в повседневной жизни часто выступает как моральное качество, присущее конкретному человеку. Оно означает, что индивид обладает способностью соотносить разного рода явления с точки зрения распределения добра и зла и следует этому в своих поступках. Понятие справедливости находит отражение в общественном мнении. Справедливость также следует рассматривать как основополагающий принцип, следование которому  — цель некоторых профессий. Например, главная цель профессионального юриста (адвоката, следователя, судьи и т. п.) — восстановление справедливости либо ее защита. 
Справедливость тесно связана с еще более широким понятием «гуманность». Однако без справедливости гуманность мыслится абстрактно, не может служить нормой конкретного поведения. По отношению к отдельной личности было бы в высшей степени гуманно удовлетворять все ее разумные потребности, обеспечивать ей наибольшее счастье. Но как это скажется на отношении к другим? Будет ли справедливо, если одному будет дано все, что он ни пожелает, другие же должны будут удовлетвориться голодным минимумом? Справедливость определяет меру добра и гуманности, является необходимым критерием моральности в отношении к каждому отдельному человеку, уважения его человеческого достоинства.

На протяжении всего периода истории этической мысли понятие справедливости связывалось с идеей равенства, представление же о последней изменялось неоднократно. Наиболее древняя модель, соответствующая еще доклассовому обществу, получила название уравнительной. Идея справедливости формулировалась тогда как выражение реально существовавшего требования на получение равной доли при дележе пищи, добычи, земли, что вытекало из уравнительного характера родовых отношений. Всякое отклонение от подобных требований, закреплявшихся силой обычая, рассматривалось как тяжкое преступление и жестоко каралось. Действовавший в те времена закон возмездия (талион) — «око за око», «зуб за зуб» и т. д. требовал возмещения ущерба, равного причиненному. Эту идею пифагорейцы позднее выразили в аксиоме «Не нарушай равновесия весов». Весы с момента их изобретения стали символом справедливости и правосудия. С возникновением классового общества понятие «справедливость» не совпадает с «равенством». Справедливость начинает пониматься не только как равенство, но и как различия людей в их положении соответственно достоинствам. Складывается распределительная справедливость, основанная на идее воздаяния человеку по его делам. 

Первая фундаментальная концепция социальной справедливости была высказана Платоном. В трактате «Государство» он писал о трех сословиях, каждое из которых занимает четко отведенное ему место в общественной иерархии, определенное волей богов. Справедливым, считал он, является то, что никто из представителей сословий не претендует на чужую роль, а каждый строго выполняет свои функции. Важную роль категория справедливости занимала в этике Аристотеля. Он считал справедливость величайшей из добродетелей, которая выражает не какую-то одну добродетель, а охватывает их все. Справедливость он определял как середину между двумя крайностями — несправедливостями. Аристотель выделял два вида справедливости — распределительную (распределения благ, а соответственно, и обязанностей с учетом достоинства лиц, т. е. в зависимости от их вклада в общее дело) и уравнительную (распределение благ, осуществляемое без учета достоинства лиц). 

В центре современных споров о справедливости находится теория Дж. Ролса. Ее основой являются два принципа «справедливости как честности».

Примеры справедливости в литературе:

1. В.К. Железников «Чучело»
2. Ф.М. Достоевский «Преступление и наказание»
3. М.А. Булгаков «Собачье сердце»
4. А.С. Пушкин «Капитанская дочка»
5. А.С. Грибоедов «Горе от ума»

Справедливость как основная идея в налоговом праве

Понятия «право» и «справедливость» имеют один этимологический корень: «правовое», «праведное». Таким образом, регулирование общественных отношений — это регулирование на основе справедливости (1).

Каждому человеку присуще чувство справедливости. Например, известный ученый И.А. Ильин был убежден в том, что «где-то в глубине бессознательного живет священная способность человека отличать лучшее от худшего, предпочитать именно лучшее, радоваться ему, желать его и любить его. С этого и начинается духовность человека, в этом и состоит жизнь духа. При этом, говоря о «лучшем», надо разуметь не субъективно-приятное или удобное, а объективно-совершннейшее в смысле художественном, нравственном, социальном и религиозном. Человеку дано от Бога и от природы некое инстинктивное чувствилище для объективно-лучшего, и воспитать ребенка значит пробудить и укрепить в нем на всю жизнь это инстинктивное чувствилище. В искусстве это называется художественным чутьем или «вкусом», в нравственности — совестью, или чувством справедливости, или еще органической добротой души, в науке — чувством истины или иногда очевидностью, в религии — жаждою Совершенства, молитвою или иногда Богосозерцанием, в общественной жизни это выражается в здоровом и крепком правосознании» (2).

Термин «справедливость» многоаспектен, имеет смысловые оттенки в философии, социологии, юриспруденции. Справедливость представляет собой нравственный ориентир во взаимоотношениях людей и нередко толкуется в контексте понятий «честность», «беспристрастность», «правда», «истина». Используются также и понятия «интерес», «желание», «благо». В подобном сочетании, справедливость есть отношение человека к другому лицу, опосредованное отношением к благам, на которые они оба претендуют; возможно, ее деление на дистрибутивную и уравнивающую. В праве о справедливости говорят как об универсальном принципе, объединяющем морально-этические ценности, которые общество желает видеть мерой, эталоном поведения.

Выделяют три функции справедливости: помощь праву, заключающаяся в индивидуализации рассматриваемых дел, затем восполнение имеющихся в праве пробелов и, наконец, исправление слишком суровых последствий юридических норм (3).

Сегодня справедливость обоснованно признается не только вечной, но и высшей ценностью, с которой все остальные должны согласовываться и не могут ей противоречить (4). Так что же представляет собой справедливость, как она соотносится с правом? Здесь нет однозначного ответа, поскольку не существует единодушия в понимании права (5).

Для сторонников нормативного понимания права справедливость — не свойство, а принцип, исходная, определяющая идея, установка, составляющая нравственную основу возникновения, развития и функционирования права (6). Например, М.Н. Руткевич пишет: «В понятии справедливости фиксируется моральное и правовое представление о том, что соответствует законам, нормам права и общественной, господствующей в обществе морали, что заслуживает нравственного признания, а что нет» (7). По М.Н. Руткевичу, не справедливость определяет содержание нормы права, а наоборот, норма права указывает границы справедливости.

Представитель либертарно-юридического типа правопонимания В.С. Нерсесянц считал, что «справедливость входит в понятие права, что право по определению справедливо, а справедливость — это сущностное свойство и качество права, категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.). … Более того, только право и справедливо. Ведь справедливость, потому, собственно, и справедлива, что воплощает собой и выражает общезначимую правильность, а это в своем рационализованном виде и формализованном виде означает всеобщую правомерность, т.е. существо и начало права, смысл правового принципа всеобщего равенства и свободы» (8).

Сторонники естественно-правовой концепции утверждают, что нравственность дана человеку in potentia. Права на жизнь, свободу и телесную неприкосновенность, репродукцию потомства, собственность и т.д. даруются человеку in potential от рождения в силу принадлежности к биологическому типу homo sapiens, и это — его естественные права (9).

Как видно среди представителей юридической науки не существует единого взгляда на понимание справедливости, но можно с уверенностью сказать, что справедливость — не только правовая, а также философская и социологическая категория. Политики, философы, юристы и т.п. не устают говорить о справедливости, которая якобы установилась в России. В связи с этим Р.С. Данелян достаточно четко подчеркивает: «Справедливость — общая нравственная санкция совместной жизни людей, рассмотренной главным образом под углом зрения сталкивающихся желаний, интересов, обязанностей; способ обоснования и распределения между индивидами выгод и тягот их совместного существования в рамках единого социального пространства. Существуют два значения понятия справедливости — широкое и узкое. В широком смысле справедливость есть разумность общественной жизни; она совпадает с нравственностью в ее проекции на социальную сферу, является основной добродетелью социальных институтов. В специальном, узком смысле слова справедливость есть нравственно санкционированная соразмерность в распределении выгод и тягот совместной жизни людей, степень совершенства самого способа кооперирования деятельностей и взаимного уравновешивания конфликтующих интересов в обществе и государстве. Для построения теории справедливости существенно признание того, что индивиды рассматриваются в аспекте их совместной жизни как взаимно нуждающиеся друг в друге и потому равные между собой. В этическом аспекте справедливость выступает как равенство в достоинстве быть счастливыми и в обладании необходимыми для этого благами. Всякая цельная концепция справедливости исходит из основополагающих и одинаково доступных всем индивидам ценностей, а всякая социальная практика справедливости предполагает некий каждый раз исторически конкретный набор материальных и духовных благ (от бесплатной раздачи пищи в античных полисах до блага свободы в современных либеральных демократиях), к которым все граждане имеют изначально равный доступ. Здесь точкой отсчета и исходным нормативным основанием справедливости оказывается взаимность золотого правила нравственности» ,(10).

Таким образом, Р.С. Данелян доказывает незыблемую связь между справедливостью и нравственностью. И в этом с ним вполне можно согласиться. Конечно, справедливость более широкая категория, чем нравственность, объединяющая все сферы социального представления о жизненных ценностях. Она может охватывать моральные, политические и экономические ценности в правосознании человека.

В правовом аспекте справедливость выступает как формальное равенство, одинаковость масштаба (требований, законов, правил, норм), посредством которого «измеряются» поступки граждан, становящихся в таком случае лицами, уравненными между собой в качестве субъектов права. И в морали, и в праве справедливость оказывается равенством, но существенно различным. Нравственная (этическая) справедливость — это, можно сказать, равенство бесконечностей, люди здесь равны так, как могут быть равны совершенные миры. Правовая справедливость, напротив, есть равенство единиц, она полностью укладывается в рамки арифметического равенства, но в известном смысле только ее и можно считать равенством, люди здесь равны именно как субъекты права, как если бы у них не было других свойств, интересов, потребностей, целей, кроме как выполнять нормы права. Люди равны и в качестве «соучредителей» социального пространства (11).

Особое значение приобретает справедливость в урегулировании правом отношений по взиманию и уплате налогов. Поскольку налоги являются основным источником в формировании доходов и отличаются по своему характеру безвозмездностью, то достижение «праведного» имеет значение не только важного и основополагающего признака, но и очень сложного, трудноразрешимого вопроса, обеспечивающего правомерное изъятие в казну государства части доходов организаций и физических лиц. В этом случае справедливость основывается не только на нравственных началах, но и на экономических законах и аксиомах, испытанных временем и обусловленных историческими факторами.

Идея справедливого налогообложения — стержень основных учений и теории финансовой сферы. Она свойственна и мыслителям глубокой древности, и современникам. Так, выражая свои взгляды на справедливость в области налогообложения Марк Випсаний Агриппа (63–12 гг. до н. э.) писал: «Налогообложение вовсе не отличительная черта монархии — любая форма правления требует взимания налогов… Нам следует облагать сборами любую собственность, приносящую прибыль ее владельцу, и для этого станем взимать налоги в империи повсеместно. Ведь вполне справедливо то, что ни одно лицо, ни одна местность не остаются свободными от налогов, в то же время как сами они, подобно всем остальным, пользуются благами, которые государство предоставляет всем посредством взимания налогов» (12).

В отличие от Агриппы ряд древних мыслителей (например, Аристотель) считали, что всеобщность налогообложения должна быть свойственна только периодам чрезвычайных обстоятельств. По их мнению, налоги на граждан должны были вводиться, когда существовала угроза войны. В иные периоды справедливым являлось только налогообложение рабов. Неравенство в налогообложении, как и во всем другом, было свойственно людям от рождения. Данное правило было естественной нормой.

Существенно меняются взгляды на справедливость налогообложения в средние века. Т. Гоббс (1588–1679 гг.) в своем знаменитом труде «О государстве» писал: «К равной справедливости относится также равномерное налогообложение, равенство которого зависит не от равенства богатства, а от равенства долга всякого человека государству за свою защиту. Недостаточно, чтобы человек трудился для своего существования: он должен также в случае необходимости сражаться для защиты своего труда. Люди должны поступать как евреи при восстановлении храма после возвращения из плена, когда они одной рукой строили, а в другой держали меч, или же должны нанимать других, чтобы те сражались за них. Ибо налоги, которыми верховная власть облагает людей, есть не что иное, как жалованье, причитающееся тем, кто держал государственный меч для защиты людей, занимающихся различными промыслами и ремеслами» (13).

Т. Гоббс был представителем меркантилистов (14), основавшим свое учение о справедливом налогообложении. Они обсуждали вопрос о том, какие налоги наиболее предпочтительны — прямые или косвенные, не отрицая абсолютного права государя облагать подданных налогами (15).

С. Вобан и П. Буагильбер поддерживали прямое налогообложение как соответствующее справедливости: «Существующая система налогов, с одной стороны, и невымершие остатки феодального порядка — с другой, привели народ к крайнему разорению и убили промышленность. Поэтому необходима податная реформа, и реформа эта, исходя из того принципа, что всякая привилегия, клонящая к изъятию налога, несправедлива, — должна заключаться прежде всего в уравнении налогов на основании того начала, что каждый обязан платить государству пропорциональную долю своих доходов. Цель эта достигается установлением так называемой податной десятины (dime royale), т.е. подоходного налога, для всех равного и обязательного» (16).

Т. Гоббс и В. Пети склонялись к косвенному налогообложению, как наиболее справедливому, поскольку при последнем облагаются предметы потребления и «в основание обложения следует брать расход, а не доход, причем налог на съестные припасы представляется наиболее удобным» (17).

Ф. Бэкон, У. Стаффорд, Т. Мен, Э. Миссельден, Дж. Локк и другие меркантилисты разбирали те или иные финансовые вопросы, но, как общее правило цельных характеристик или систем они не давали. Первыми учеными среди меркантилистов, объединившими разрозненные взгляды в самостоятельную систему в одно целое, были Ф. Юсти и Й. Зонненфельс (18).

Ф. Юсти выработал полную теорию государственного хозяйства. Науку о финансах он определял как совокупность тех правил и начал, которыми следует руководствоваться для успешного управления имуществом государства, достижения общего благополучия, равно как и для хозяйственного извлечения этого имущества из всего достояния народа. Внося в свою финансовую систему три отдела (доходы, расходы и управление ими), он требовал, чтобы в основание системы налогов положены были следующие начала: а) согласование их со средствами подданных; б) равномерность; в) безвредность для благосостояния государства и подданных; г) согласованность с природой государства и формой правления; д) правильность обоснования для их установления; и е) удобство взимания (19). С этого времени произошел в теории окончательный разрыв между фиском как остатком прежних частноправовых воззрений на государственное хозяйство и финансами как плодом новых воззрений на цель, средства, задачи и значение государства (20).

Под влиянием Великой французской революции и технического прогресса формировалась теория физиократов (основателем был Ф. Кенэ), научные воззрения которых направлены были на установление пропорционального налогообложения в виде единого земельного налога (21). По учению физиократов, земледелие в обширном смысле производительно, вследствие чего землевладелец получал чистый доход, и поэтому должен был существовать единственный налог в форме поземельной подати, пропорциональный доходу, работник же и капиталист освобождались от податного обложения (22).

И меркантилисты, и физиократы были абсолютистами. Они поддерживали монархическую форму правления и ограничивались идеями справедливости, в основе которых было отношение к всеобщности, равенству налогообложения, прогрессивности или пропорциональности, а также к видам налогов (косвенным или прямым). Они не стремились к изменению иных факторов, влияющих на налогообложение. Монарх, по их мнению, был самой справедливой государственной фигурой, обложение которой налогами не охватывалось понятием всеобщности и равенства. В России к числу первых абсолютистов следует относить Ю. Крижанича и И. Посошкова, (23) внесших свой вклад в развитие прогрессивных взглядов на справедливое налогообложение.

Интересные концепции справедливого налогообложения были у представителей школы естественной теории права (например, Ж.-Ж. Руссо, А.Н. Радищева). Справедливое налогообложение, по Ж.-Ж. Руссо, определялось рядом правил: «Общественная власть возникает в силу свободного соглашения граждан, в силу общественного договора. В основании последнего лежит право собственности, требующее, чтобы каждому было обеспечено спокойное пользование тем, что ему принадлежит. Хотя вместе с тем каждый обязывается, по крайней мере молчаливо, вносить свою долю на общие нужды, но это обстоятельство не нарушает основного закона, так как предполагается, что сами плательщики удостоверяют наличность такой общей нужды. Отсюда вытекает правило, что уплата подати тогда лишь может считаться законной, если она добровольна, т.е. зависит не от частной воли, от усмотрения каждого отдельного плательщика, но от воли общей, т.е. устанавливается по большинству голосов и по пропорциональному тарифу, не допускающему произволу в обложении. Таким образом, налоги законным образом могут быть установлены только с согласия народа и его представителей» (24).

Ж.-Ж. Руссо был республиканцем и этим сильно отличался от абсолютистов (монархистов). Его идеи нашли свое отображение в Декрете от 17 июня 1789 г., в соответствии с которым Национальное собрание предоставляло народным представителям право «вотировать налоги». Впоследствии Конституция Франции 1791 г. передала в исключительное ведение Законодательного собрания ежегодное утверждение государственных доходов (налогов), оговариваясь, что законы, их установление обнародываются и приводятся в исполнение без королевской санкции (25). В России данные взгляды поддерживались, но не находили своего практического применения, так как в ней все прогрессивное, присущее Европе, осуществлялось гораздо медленнее (26).

Классическую упорядоченность во взглядах на роль налогов и осуществление справедливости в налогообложении внес А. Смит. Он сформулировал четыре основные правила справедливого налогообложения: равномерности, удобства уплаты, определенности и дешевизны взимания (27).

Данные правила не потеряли своей актуальности, поэтому остаются основой принципов налогового права и сегодня. Не случайно Ф. Нити писал: «Много времени прошло с тех пор, как Адам Смит с замечательной точностью формулировал в своих знаменитых четырех правилах основные принципы, которые должны руководить собиранием налогов. И в настоящее время приходится сказать, что немного можно прибавить к ним. Эти максимы, — быть может излагавшиеся раньше другими, но все же не с такой точностью, — справедливо названы Миллем классическими, а Гоком логическими» (28).

В России многие мыслители поддерживали идеи А.Смита. Так, А.А. Исаев (1851-1924) отмечал: «Учение о справедливости в политике налогов содер¬жит в себе ответы на два вопроса: 1) кто должен платить налоги? и 2 ) как достигнуть уравнительности при распределении налогов между плательщиками?» (29). Подобных взглядов придерживался и Н.И. Тургенев (30). Рассмотренная трактовка имеет право на существование и содержит нравственные начала, касающиеся всеобщности и равноправия, а также экономический аспект, т.е. определяющий критерий возможности участия в налогообложении. Как правило, последний сводился к учету фактической способности плательщика уплатить налог в зависимости от получаемого дохода. Современная действительность не позволяет подобного ограничительного толкования справедливости налогообложения. Налоговое право регулирует значительное количество налоговых отношений, среди которых можно выделить ответственность за налоговые правонарушения, налоговый контроль, обжалование актов налоговых органов, исполнение обязанности и др. И в этих сферах также должна быть справедливость. К тому же справедливость охватывает и налоговую политику, т.е. она должна включать и политические требования, объективирующиеся в налоговых концепциях, программах, посланиях, а также в налоговом законодательстве. Современная «правовая политика налоговой справедливости — это политика максимального сочетания в законодательстве интересов налогоплательщика и государства» (31).

Таким образом, справедливость налогообложения — категория конкретно-историческая. Идея о ней зародилась в глубокой древности, с момента возникновения фискальных платежей (32), и всегда отличалась особой актуальностью и противоречивостью субъективных взглядов на нее. При этом все финансовые школы были едины в том, что «справедливость в обложении не есть нечто абсолютное, что понятие о ней изменяется в зависимости от места и исторической эпохи» (33).

Налоговая справедливость зависит от многих факторов, в числе которых тип государства, форма государственного устройства, правовая система и ряд других. От отношения к данным факторам зависит субъективный взгляд на справедливость в налогообложении. В историческом развитии налогового права видна эволюция взглядов на справедливость налогообложения. Анализ развития принципов налогового права показывает длительный период становления и закрепления идеи справедливости в налоговом законодательстве, которая была достаточно широко исследована в теории. К концу XX в. прогрессивные идеи справедливого налогообложения, выдвигавшиеся в далеком прошлом, наконец-то нашли свое, достаточно полное закрепление в действующем налоговом законодательстве. Это касается основных принципов всеобщности, равенства, определенности, ясности налогообложения, а также учета фактической способности налогоплательщика к уплате налога. Все они закреплены в ст. 3 НК РФ.

Но тем не менее в настоящее время не существует единства в определении критериев справедливого налогообложения в Российской Федерации. В учебниках по налоговому и финансовому праву справедливость сводится к принципу, основанному на равном налоговом бремени или равенстве (34), учете фактической способности налогоплательщика к уплате налога (35), всеобщности, соразмерности, определенности и других основах налогообложения, в том числе свободе и братстве (36). Иногда принцип справедливости рассматривают в качестве дифференцированного установления налоговых санкций, учитывающего характер налогового правонарушения (37), либо объективных критериев отграничения невысоких и средних доходов от доходов высоких и сверхвысоких (38), а также льготности (39) или справедливого тарифообложения (40).

Столь широкая трактовка основана на оценочном характере справедливости налогообложения. Все вышеперечисленные основания справедливости соответствуют действительности, но требуют некоторых уточнений.

Во-первых, справедливость в налоговом праве многоаспектна. Ее следует рассматривать как главенствующую основную идею, определяющую принципы налогового права, а также его содержание и развитие. Ученые ассоциируют справедливость налогообложения социальным факторам, поэтому всеобщность, равенство, учет фактической способности к уплате налогов прежде всего характеризуют социальную справедливость и подтверждают существование принципа социальной справедливости налогообложения в качестве самостоятельного принципа налогового права, являющегося отображением общеправового принципа справедливости. Но в целом в налоговом праве «все сводится к требованию справедливости налогообложения, все остальные принципы от него производны» (41). Иными словами справедливость — это принцип принципов, содержание которого в налоговом праве раскрывается через все иные принципы. Конституционный Суд РФ ярко это демонстрировал. Например, в своем постановлении от 30 января 2001 г. № 2-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта «д» пункта 1 и пункта 3 статьи 20 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 31 июля 1998 года «О внесении изменений и дополнений в статью 20 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», а также положений Закона Чувашской Республики «О налоге с продаж», Закона Кировской области «О налоге с продаж» и Закона Челябинской области «О налоге с продаж» в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами общества с ограниченной ответственностью «Русская тройка» и ряда граждан» он указывает: «Одним из принципов справедливого налогообложения, на который неоднократно ссылался в своих решениях Конституционный Суд, является принцип посильного налогового бремени» (42). Иногда Конституционный Суд РФ использует следующую фразу: « В силу принципов справедливого налогообложения…» (43) или «из принципов справедливого налогообложения…» (44). Тем самым Конституционный Суд РФ выделяет многоаспектность, сложность такого явления как справедливость налогообложения. По его мнению, с принципом справедливого налогообложения соизмеряются все иные принципы налогового права.

Подчеркивая данную особенность, Конституционный Суд РФ отмечал, что общеправовой принцип справедливости обладает высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяет содержание конституционных и отраслевых прав гражданина, носит универсальный характер и в связи с этим оказывает регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на все субъекты права (45).

Таким образом, в налоговом праве справедливость налогообложения является базисной категорией (46), которой присуща целостность, основательность, глобальность, системность и историчность.

Во-вторых, значительная часть представителей науки сводит понятие справедливости к нравственной категории как к соответствию между деянием и воздаянием (47). В то же время понятие справедливости в налоговом праве шире только нравственных начал. В качестве ориентира для любой цивилизованной системы налогообложения выступает справедливость — совокупность требований, основанных на нравственных, экономических и политических ценностях, выработанных прогрессивным историческим развитием человечества. Попадая в конституционный текст, справедливость приобретает качество правовой категории, т.е. опирается на нормы права, становится обязательным критерием для всех членов общества и правоприменителей, в частности.

В-третьих, как историческая категория справедливость наполнена современным содержанием. Несмотря на то, что Конституция РФ и налоговое законодательство не раскрывают понятия справедливости, на практике данная категория используется в качестве функционального инструментария для достижения целей правоприменения (48). Практически любое постановление или определение Конституционного Суда РФ, посвященное налоговым вопросам, имеет в своем содержании указание на справедливость (49). Если ранее справедливым в налогообложении считалось применение сословности либо классовый подход (50), то в настоящее время данные ценности утратили былое значение. Вступление человеческой цивилизации в «межформационную фазу» (51) потребовало существенных корректив во взглядах на справедливое налогообложение. В условиях нового государственного строя, основанного на Конституции РФ и ее высшей юридической силе, справедливое налогообложение рассматривается сквозь призму конституционных ценностей, в качестве которых выступают основы конституционного строя, нравственность, здоровье, права и законные интересы граждан, обороноспособность страны и безопасность государства (52), а также федерализм (53).

Н.И. Химичева совершенно справедливо отмечает, что принципы налогового права исходят из конституционных положений о правах человека и гражданина, принципов рыночных экономических отношений, государственной целостности России, разграничения полномочий между органами государственной власти Федерации, ее субъектов и органов местного самоуправления (54).

Конституция РФ есть способ закрепления и выражения высших правовых норм. И, в этом смысле, она является абсолютной нормой, которой не могут противоречить иные правовые акты, действующие в государстве. В связи с этим Конституция РФ выступает в качестве закона, обладающего верховенством на всей территории государства и высшей юридической силой, гарантирующего политическое единство и единство экономического пространства государства (55). Именно поэтому свое первое налоговое дело Конституционный Суд России посвятил вопросу справедливого налогообложения. Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 1996 г. № 9-П «По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы» (c особым мнением судьи Конституционного Суда Российской Федерации Баглая М.В.) (56) разъясняет, что справедливое налогообложение основано на Конституции РФ и не должно лишать граждан возможности реализовывать свои конституционные права (право на собственность, жилище и т.д.). Кроме того, налогообложение, не позволяющее реализовать гражданам свои конституционные права, должно быть признано несоразмерным (57).

Таким образом, справедливость в сфере налогового права необходимо рассматривать как: 1) историческую категорию наполненную правовым содержанием; 2) принцип юридической деятельности; 3) принцип налогового права; 4) практический критерий правоприменительной деятельности в области налогообложения; 5) цель всего налоготворческого и правоприменительного процесса в налогообложении.

 

Примечания:

1. Цыбулевская О.И. Принцип права // Теория государства и права. Саратов, 1995. С. 123; Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1995. С. 216.

2. Ильин И.А. Теория государства и права: учебник. 2-е изд., перер. и доп. М., 2008. С. 15.

3. См.: Бошно С.В. Доктринальные и другие нетрадиционные формы права // Журнал российского права. 2003. № 1. С. 82-91.

4. См.: Мартышин О.В. Справедливость и право // Право и политика. 2000. № 12. С. 4.

5. См.: Бытко Ю.И. Справедливость и право: лекция. Саратов, 2005. С. 15.

6. См.: Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков).М., 2005. С. 94; Бытко Ю.И. Указ. соч. С. 16.

7. Руткевич М.Н. Социалистическая справедливость // Социологические исследования. 1986. № 3. С. 16.

8. Нерсесянц В.С. Философия права: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М, 2008. С. 45.

9. См., например: Виноградов П.Г. Очерки по теории права. М., 1915. С. 150. 

10. Данелян Р.С. Судейское усмотрение. Теоретические, законодательные и правоприменительные аспекты // Содержится в СПС «Гарант».

11. См.: Там же.

12. Цит. по: Строженко В. Любая форма правления требует налогов // Наука и жизнь. 2004. № 1. С. 11.

13. Гоббс Т. Сочинения: в 2 т. М., 1991. Т. 2. С. 15-16.

14. К числу меркантилистов относились также Н. Макиавелли, Ж. Боден, А. Серра, Д.Локк и др.

15. См.: Аронов А.В., Кашин В.А. Налоговая политика и налоговое администрирование: учебное пособие. М., 2006. С. 71.

16. См.: Тарасов И.Т. Очерк науки финансового права // Финансы и налоги: очерки теории и политики. Сер.: Золотые страницы финансового права России. М., 2004. Т. 4. С. 75.

17. Там же. С. 74-75.

18. См.: Янжул И.И. Основные начала финансовой науки: учение о государственных доходах // Золотые страницы финансового права России / Под ред. А.Н. Козырина. М., 2002. Т. 3. С. 84-85.

19. См.: Тарасов И.Т. Указ. соч. С. 79-80.

20. Там же. С. 80.

21. См.: Пушкарева В.М. История финансовой мысли и политики налогов: учебное пособие. М., 1996. С. 92.

22. См.: Фридман М.И. Конспект лекций по науке о финансах. СПб., 1910. С. 18-22; Тарасов И.Т. Указ. соч. С. 75-76.

23. См.: Львов Д. Курс финансового права. Казань, 1887. С. 38-46.

24. См.: Бржеский Н. Податная реформа. Французская теория XVIII столетия. СПб., 1888. С. 88.

25. См.: Алексеев А.А. Юридическое значение бюджетного закона // Журнал министерства юстиции. 1913. Март-апрель. С. 4.

26. См.: Кулишер И.М. Очерки финансовой науки. Пг., 1920. Вып. 2. С. 17-18. 

27. Подробнее см.: Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1935. Т. 2. С. 341-343.

28. Нити Ф. Основные начала финансовой науки. М., 1904. С. 312.

29. Исаев А.А. Очерк теории и политики налогов. М., 2004. С. 45. 

30. См.: Тургенев Н.И. Опыт теории налогов // У истоков финансового права. Сер.: Золотые страницы финансового права России. М., 1998. Т. 1. С. 134-141.

31. Карасева М.В. Бюджетное и налоговое право России (политический аспект). М., 2003. С. 112.

32. См.: Шепенко Р.А. Налоговое право: конституционные нормы. М., 2006. С. 6. 

33. Фридман М. Указ. соч. С. 22. 

34. См.: Парыгина В.А., Тедеев А.А. Налоговое право Российской Федерации. Ростов н/Д, 2002. С. 79-81.

35. См.: Белых В.С., Винницкий Д.В. Налоговое право России. М., 2004. С. 145-147; Кучеров И.И. Налоговое право России: курс лекций. М., 2001. С. 53.

36. См.: Демин А.В. Налоговое право России: учебное пособие. М., 2008. С. 90-97.

37. См.: Караханян С.Г., Баталова И.С. Налоговые споры: проблемы анализ, решение. М., 2008. С. 22-23.

38. См.: Брызгалин А.В., Головкин А.И. и др. Судебная практика по налоговым и финансовым спорам. 2007 год // Налоги и финансовое право. 2008. № 4. С. 14-20.

39. См.: Верещагин С.Г. Принципы налогообложения и политические подходы к идее справедливости в налогообложении // Гражданин и право. 2007. № 9. С. 3-11.

40. См.: Винницкий Д.В. Принцип равенства и всеобщности налогообложения: проблемы реализации // Законодательство и экономика. 2003. № 4. С. 33-37.

41. Демин А.В. К вопросу об общих принципах налогообложения // Журнал российского права. 2002. № 4. С. 54-62.

42. См.: СЗ РФ. 2001. № 7. Ст. 701.

43. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2002 г. № 313-О «По жалобе гражданки Паутовой Людмилы Ивановны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 145 Налогового кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 5. Ст. 501.

44. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2002 г. № 13-О «По жалобе гражданки Кулаковой Маргариты Ильиничны на нарушение ее конституционных прав абзацем пятым статьи 4 Закона Российской Федерации «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения»» // СЗ РФ. 2002. № 11. Ст. 1092. 

45. См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова» // СЗ РФ. 2001. № 7. Ст. 700; Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2001 г. № 7-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 11 статьи 51 Федерального закона от 24 июня 1999 года «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 19. Ст. 2102.

46. Подробнее о категориях финансового права см.: Бельский К.С. Финансовое право. М., 1995. С. 25-31.

47. См.: Налоги и налоговое право: учебное пособие / под ред. А.В. Брызгалина. М., 1997. С.72.

48. См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26 ноября 2008 г. № Ф03-5163/2008: «Иск в части признания недействительным решения налогового органа об установленном размере штрафных санкций и об уменьшении размера штрафа более чем в два раза удовлетворен, поскольку суд пришел к выводу о наличии обстоятельств, смягчающих ответственность налогоплательщика и не учтенных налоговым органом при принятии решения, в связи с чем снизил размер штрафа». В качестве одного из аргументов для принятия решения по делу была ссылка на принцип справедливости // Не опубликовано. Содержится в СПС «Консультант Плюс»; Решение Арбитражного суда Республики Коми от 18 июля 2008 г. № А29-2546/2008 «О признании подпункта «б» пункта 1 решения Совета муниципального образования городского округа «Ухта» от 28 ноября 2007 г. № 123 «О внесении изменений в Решение Совета МОГО «Ухта» от 21.11.2006 года № 5 «О едином налоге на вмененный доход для отдельных видов деятельности» не соответствующим положениям Налогового кодекса РФ и недействующим». Арбитражный суд Республики Коми также использовал ссылку на принцип справедливости // Вестник ВАС РФ. 2008. № 11. С. 176-210; Решение Арбитражного суда Рязанской области от 30 апреля 2008 г. № А54-854/2008С18: «Учитывая, что размер санкции является значительным для индивидуального предпринимателя, начисление налоговой санкции в полном объеме может причинить ущерб хозяйственной деятельности заявителя, принимая во внимание полное погашение предпринимателем задолженности по НДС, а также то обстоятельство, что заявитель привлекается к ответственности впервые, суд, руководствуясь принципами справедливости и соразмерности, вытекающими из Конституции РФ, считает необходимым уменьшить размер штрафных санкций, начисленных на основании оспариваемого решения в два раза» // Не опубликовано. Содержится в СПС «Консультант Плюс» и др.

49. См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 ноября 2008 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 5 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда» в связи с жалобами граждан А.Ф. Кутиной и А.Ф. Поварнициной» // СЗ РФ. 2008. № 51. Ст. 6205; а также Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2008 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца четырнадцатого статьи 3 и пункта 3 статьи 10 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» в связи с жалобой гражданина В.В. Михайлова» // СЗ РФ. 2008. № 31. Ст. 3763 и др.

50. См.: Альтшулер В.А. Налоги (промысловый, подоходный, гербовый сбор и акцизы). М., 1926. С. 5-10.

51. См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд РФ: учебное пособие для вузов. М., 1997. С. 19.

52. См.: Кононов А.Л. О некоторых конституционных ценностях // Налоговое право в решениях Конституционного Суда Российской Федерации 2004 г.: по материалам II международной научно-практической конференции. 15-16 апреля 2005 г. / под ред. С.Г. Пепеляева. М., 2006. С. 40; Эбзеев Б.С. Указ. соч. С. 23. 

53. См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21 марта 1997 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 13. Ст. 1602.

54. См.: Финансовое право: учебник / Отв. ред. Н.И. Химичева. 4-е изд, перер. и доп. М., 2008. С. 388.

55. См.: Эбзеев Б.С. Указ. соч. С. 18.

56. См.: СЗ РФ. 1996. № 16. Ст. 1909.

57. См.: Брызгалин А.В. Справедливость как основной принцип налогообложения // Финансы. 1997. № 8. С. 28-29.

Электронные учебники по русскому языку

У понятия Справедливость в словаре несколько длинных толкований. Все они примерно одинаково описывают это качество. Я попробую сформулировать свое понимание справедливости. Для меня она тесно связана с правдой, с совестью и с уважением к личности. Все эти понятия можно объединить в одно: нравственный закон.


Справедливость – понятие нравственного порядка. Я считаю, что справедливость жизненно необходима в обществе людей, так как она помогает регулировать отношения между ними. Она помогает ощутить свою правоту или признать вину.


Я отношу себя к категории людей с обостренным чувством справедливости. Мне оно помогает сохранять душевное спокойствие. Если совершаешь какой – то проступок, то ощущаешь после чувство дискомфорта, нервозности. Хочется поскорей исправить ошибку, поговорить с человеком, принести извинения. А если ты ничего плохого не совершал, а тебя пытаются обвинить, чувство справедливости помогает сохранить уверенность в своей правоте.

Этот абзац вы пишете на экзамене по выданному тексту. Из текста нужно выбрать пример справедливости (или её отсутствия).

Начать абзац можно так:

  • А вот как о справедливости рассказывает автор текста…
  • О справедливости автор предложенного текста рассказывает так…

В произведении А.С. Пушкина «Капитанская дочка» Емельян Пугачев поступает с Петром Гриневым по справедливости: он оставляет Петра в живых, тогда как остальных защитников крепости жестоко казнит. Пугачев помнит доброту, с которой отнесся к нему Гринев во время их первой встречи. Пугачев справедлив и во время сцены, где узнает, что Швабрин насильно удерживает Машу Миронову. Вопреки ожиданиям предателя Швабрина он не только не казнит Машу, но и отпускает их с Гриневым на волю. Что и говорить, предводитель восстания, по мысли автора, человек жестокий, но в высшей степени справедливый.


Справедлив гнев Тараса Бульбы по отношению к своему предателю – сыну. Андрий перешел на сторону поляков, предал своих товарищей. Такая справедливость страшна, ведь отец вынужден убить своего сына. Но по-другому в то время с предателями не поступали.

справедливость – важное качество человека и человеческих отношений. Справедливый человек никогда не посягнет на свободу другого человека, не унизит его; он также не посягнет на чужое, не развяжет войну. Справедливость считается одним из мерил человеческой души.


Всемирный день социальной справедливости | Организация Объединенных Наций

Социальная справедливость в условиях цифровой экономики

Цифровая экономика кардинальным образом изменяет сферу труда. За последнее десятилетие распространение широкополосной связи, облачных вычислений и больших данных привело к внедрению в ряде секторов экономики цифровых платформ, которые существенным образом влияют на жизнь общества. В условиях пандемии COVID-19 благодаря электронным средствам была возможность бесперебойно осуществлять многие виды деятельности дистанционно, что свидетельствует о важнейшей роли цифровых технологий. Но пандемия также обнажила и усугубила растущий цифровой разрыв как в самих развитых и развивающихся странах, так и между ними, особенно в том, что касается наличия, доступности и степени использования информационно-коммуникационных технологий и доступа к Интернету, углубляя существующее неравенство.

Для Организации Объединенных Наций стремление к социальной справедливости для всех лежит в самом центре нашей глобальной миссии по поощрению развития и уважению человеческого достоинства. Принятие Международной организацией труда Декларации о социальной справедливости в целях справедливой глобализации является лишь одним из примеров, свидетельствующих о приверженности системы Организации Объединенных Наций обеспечению социальной справедливости. В Декларации делается упор на гарантии достижения справедливых результатов для всех через посредство обеспечения занятости, социальной защиты, социального диалога и основополагающих принципов и прав на рабочем месте.Хотя цифровые платформы предоставляют возможность применять гибкий рабочий график, что является благоприятным фактором для женщин, инвалидов, молодежи и трудящихся-мигрантов, они также создают ряд сложностей. Это прежде всего касается возможностей получения стабильного дохода, а также таких важнейших вопросов, как право на нормальные условия труда, социальную защиту и приемлемый жизненный уровень, право на использование профессиональных навыков, а также право создавать профсоюзы или вступать в них. Растущую обеспокоенность вызывает также практика алгоритмического мониторинга, в некоторых случаях применяемая в дополнение к существующим мерам контроля на рабочем месте. Пандемия COVID-19 обнажила риски и неравенство работников, привязанных к определенному рабочему месту. Для традиционных предприятий к числу проблем относится недобросовестная конкуренция со стороны предприятий, использующих новейшие платформы, некоторые из которых не подлежат обычному налогообложению и не связаны другими обязательствами, в том числе в отношении их собственных работников. Традиционные предприятия, особенно малые и средние предприятия, также сталкиваются с проблемой отсутствия средств, необходимых для постоянной адаптации к изменениям в цифровой сфере. Предприятия глобального Юга страдают от отсутствия надежной цифровой инфраструктуры.

Регулирующие органы многих стран начали заниматься некоторыми из вопросов, связанных с условиями труда работников, занятых в цифровой сфере. Однако необходим диалог на международном уровне по вопросам политики и координации, поскольку цифровые платформы функционируют во многих юрисдикциях. Поощрение многостороннего диалога на национальном, региональном и международном уровнях по вопросам политики и координации также имеет жизненно важное значение для обеспечения единообразных подходов в сфере регулирования и внедрения универсальных трудовых стандартов с учетом разнообразия ответных мер, принимаемых странами и предприятиями. 

Усилия международного сообщества должны быть направлены на поиск решений для достижения устойчивого развития, искоренения нищеты, содействия обеспечению полной занятости и достойной работы, всеобщей социальной защиты, гендерного равенства, также достижения социального благополучия и справедливости для всех. Государства — члены ООН подчеркивают важность диалога о действиях, необходимых для преодоления «цифрового разрыва», обеспечения возможностей получения достойной работы, а также защиты труда и прав человека в современную эпоху цифровых технологий.

Основные сведения

10 июня 2008 года Международная организация труда единогласно приняла Декларацию МОТ о социальной справедливости в целях справедливой глобализации. Это третье важнейшее заявление относительно принципов и политики, которое было принято Международной конференцией труда после того, как в 1919 году МОТ приняла свой Устав. В этой Декларации нашли отражение принципы, заложенные в Филадельфийской декларации 1944 года и в Декларации об основополагающих принципах и правах в сфере труда 1998 года. В Декларации 2008 года излагается современное видение МОТ своего мандата в эпоху глобализации.

Эта имеющая историческое значение Декларация является новым энергичным подтверждением ценностей МОТ. Она явилась результатом трехсторонних консультаций, начавшихся сразу же после принятия доклада Всемирной комиссии по социальным аспектам глобализации. Приняв этот документ, представители правительств и организаций работодателей и работников 182 государств — членов МОТ подчеркнули ведущую роль нашей трехсторонней Организации в деле обеспечения прогресса и социальной справедливости в контексте глобализации. Совместно они приняли на себя обязательства расширять потенциальные возможности МОТ во имя достижения этих целей посредством Программы достойного труда. Декларация институционализирует концепцию достойного труда, разработанную МОТ в период после 1999 года, используя ее в качестве стержневого элемента политики Организации в целях решения своих уставных задач.

Декларация принята в решающий политический момент и отражает сложившийся широкий консенсус относительно необходимости придания процессу глобализации сильного социального звучания во имя обеспечения более широких и справедливых результатов для всех. Она является компасом, указывающим путь обеспечения справедливой глобализации, основанной на принципах достойного труда; кроме того, данная Декларация — это практическое средство обеспечения ускоренного прогресса с точки зрения выполнения Программы достойного труда на страновом уровне. В ней также нашли отражение реальные перспективы развития благодаря выдвижению на передний план аспектов важности жизнеспособных предприятий в деле расширения занятости и создания возможностей получения доходов для всех.

В своей резолюции 62/10 от 26 ноября 2007 года, Генеральная Ассамблея признала, что социальное развитие и социальная справедливость необходимы для обеспечения и поддержания мира и безопасности внутри стран и в отношениях между ними и что, в свою очередь, социальное развитие и социальная справедливость не могут быть достигнуты в отсутствие мира и безопасности или в условиях отсутствия уважения всех прав человека и основных свобод.

Ассамблея также признала, что глобализация и взаимозависимость благодаря торговле, инвестициям и потокам капитала, а также достижениям в технологии, включая информационную технологию, открывают новые возможности для роста мировой экономики и подъема и улучшения уровня жизни во всем мире, хотя в то же время сохраняются серьезные проблемы, включая серьезные финансовые кризисы, отсутствие безопасности, нищету, отчуждение и неравенство внутри обществ и между ними, и значительные препятствия на пути дальнейшей интеграции в глобальную экономику и полного участия в ней развивающихся стран, а также некоторых стран с переходной экономикой.

26 ноября 2007 года Генеральная Ассамблея провозгласила 20 февраля Всемирным днем социальной справедливости, который отмечается ежегодно начиная с 2009 года.

Правосудие Правовое определение правосудия

Правосудие

n. 1) справедливость. 2) моральная правота. 3) схема или система права, в которых каждый человек получает от системы причитающуюся ему сумму, включая все права, как естественные, так и юридические. Одна из проблем заключается в том, что адвокаты, судьи и законодательные органы часто больше заняты процедурой, чем достижением справедливости для всех. Пример: поговорка «Отложенное правосудие — это отказ в правосудии» применима к обременительным процедурам, отсутствию достаточного количества судов, засорению системы безосновательными делами и использованию судов для урегулирования вопросов, которые могут быть решены путем переговоров.Несбалансированность между судебными привилегиями, полученными адвокатами для богатых и для людей со скромным достатком, использование отсрочек и «метели» ненужных бумаг крупными юридическими фирмами и судьи, которые не могут пробиться сквозь подлесок процедур, — все это подрывает справедливость. 4) судья апелляционной инстанции, главный судья и помощники судей Верховного суда США, член Федерального апелляционного суда и судьи любого из апелляционных судов различных штатов.

Авторские права © 1981-2005, Джеральд Н.Хилл и Кэтлин Т. Хилл. Все права защищены.

ПРАВОСУДИЕ. Постоянное и непрекращающееся стремление отдавать каждому человеку должное. Только. Inst. Б. 1, тит. 1. Тулье определяет это как соответствие нашей действия и наша воля к закону. Доктор Цив. Пт. синица. прел. п. 5. В большинстве в широком смысле слова, оно мало отличается от добродетели, так как включает внутри себя весь круг добродетелей. Но общее различие между ними есть то, что считается положительно и само по себе называемая добродетелью, если рассматривать ее относительно и по отношению к другим, имеет имя справедливости.Но справедливость сама по себе является частью добродетели. ограничивается вещами просто добром или злом, и состоит в том, что человек принимает такие часть из них, как он должен.
2. Правосудие бывает распределительным или коммутативным. Справедливое распределение благ это та добродетель, цель которой — раздавать награды и наказания каждому один по достоинству, соблюдая справедливую пропорцию, сравнивая личность или факт с другим, так что ни один равный человек не имеет неравных вещи, ни неравные люди вещи равны.Тр. уравнения 3 и Тулье выучил записку, доктор Цив. Пт. синица. прел. п. 7, примечание.
3. Коммутативная справедливость — это добродетель, цель которой каждый, что ему принадлежит, насколько это возможно, или то, что управляет контракты. Чтобы обеспечить коммутативное правосудие, судья должен обеспечить равенство между сторонами, что никто не может выиграть от проигрыша другого. Тр. Уравнение 3.
4. Тулье показывает недостаток полезности и точности в этом делении. распределительной и коммутативной справедливости, принятой в сборнике или сокращений древних врачей и предпочитает разделение на внутренние и внешнее правосудие; первое — это соответствие нашей воле, а второе — соответствие наших действий закону: их союз, совершающий правосудие.Внешняя справедливость — предмет юриспруденции; внутренняя справедливость — это объект морали. Доктор Цив. Пт. синица. прел. п. 6 и 7.
5. Согласно Фредерикскому кодексу, часть 1, книга 1, тит. 2, с. 27, справедливость состоит просто в том, чтобы позволить каждому пользоваться правами, которыми он обладает приобретены в силу законов. И поскольку это определение включает в себя все других правил права, собственно, есть только одно общее правило правильно, а именно: давать каждому свое.См. Вообще Пуффенд. Закон Природа и народы, Б. 1, c. 7, с. 89; Elementorum Jurisprudentiae Universalis, lib. 1, определенно, 17, 3, 1; Гео. Lib. 2, в. 11, с. 3; Ld. Bac. Читать. Стат. Использование, 306; Трактат о справедливости, Б. 1, c. 1, с. 1.

Юридический словарь, адаптированный к Конституции и законам США. Автор Джон Бувье. Опубликовано 1856 г.

Что для вас значит справедливость?

С годами меня всегда восхищало слово справедливость .Это слово имеет тенденцию обретать форму и форму в зависимости от ситуационного отношения тех, кого он затронул. Например, можно дать очень общее определение правосудия, если они никогда не были жертвой преступления. Если они действительно становятся жертвой, правосудие становится более личным; правила, положения и условия меняются. Имеет ли справедливость прямую связь с нашими основными человеческими потребностями? Давайте посмотрим…

Справедливость — это концепция моральной справедливости, основанная на этике, рациональности, законе, естественном праве, религии или равенстве.Это также акт справедливости и / или честности.

Концепция справедливости

Согласно большинству современных теорий справедливости, справедливость чрезвычайно важна: Джон Ролз утверждает, что «Справедливость — это первая добродетель социальных институтов, как истина — систем мышления». в отличие от доброжелательности, милосердия, милосердия, щедрости или сострадания и более фундаментальны. Справедливость традиционно ассоциируется с концепциями судьбы, реинкарнации или Божественного провидения, т.е. с жизнью по космическому плану. Таким образом, связь справедливости со справедливостью была исторически и культурно редкой и, возможно, в основном является современной инновацией [в западных обществах].

Исследования в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе в 2008 году показали, что реакции на справедливость «встраиваются» в мозг и что «справедливость активирует ту же часть мозга, которая реагирует на еду у крыс … удовлетворяет основную потребность ». Исследование, проведенное в 2003 году в Университете Эмори с участием обезьян-капуцинов, показало, что другие животные, работающие в сотрудничестве, также обладают таким чутьем и что «неприятие несправедливости не может быть исключительно человеческим», что указывает на то, что идеи справедливости и справедливости могут быть инстинктивными по своей природе.

Варианты правосудия

Утилитаризм — это форма консеквенциализма, при которой наказание является дальновидным. Моральная ценность действия, оправданного способностью в будущем получить социальные выгоды, что приведет к снижению преступности, определяется его результатом.

Карательное правосудие регулирует соразмерную реакцию на преступление, доказанное законными доказательствами, так что наказание назначается справедливо и считается морально правильным и полностью заслуженным. Закон возмездия (lex talionis) — это военная теория возмездия, которая гласит, что взаимность должна приравниваться к причиненной несправедливости; «Жизнь за жизнь, рана за рану, нашивка за полосу».

Восстановительное правосудие касается не столько возмездия и наказания, сколько (а) восстановления целостности жертвы и (б) реинтеграции правонарушителя в общество. Такой подход часто объединяет правонарушителя и жертву, чтобы правонарушитель мог лучше понять влияние его / ее правонарушения на жертву.

Распределительная справедливость направлена ​​на правильное распределение вещей — богатства, власти, награды, уважения — между разными людьми.

Заставляет задуматься — но помогает мне понять, почему люди различаются в своем понимании справедливости.И, в конце концов, часть понимания справедливости в некоторой степени заключается в знании того, что оно означает для человека, суда или жертвы, у которых больше нет права голоса.

Об авторе — Камерон Кнауэрхаз — бывший президент Совета CSI и нынешний член Совета CSI. Он сержант полиции округа Ориндж, Калифорния, с 16-летним опытом патрулирования, расследований и охраны общественного порядка. Он имеет степень магистра коммуникаций Университета Гонзага и степень бакалавра в области управления чрезвычайными ситуациями Университета штата Калифорния в Лонг-Бич.

Правосудие — определение и значение

Правосудие — один из наших основополагающих принципов. Справедливость включает социальные, этические и моральные ценности. Это теория, согласно которой человеческое общество применяет справедливость. Этот термин идет рука об руку с верховенством закона. Он гарантирует, что все решения соответствуют закону, то есть правилам и положениям. Это также гарантирует, что никто не стоит выше закона.

Проще говоря; это система, которая судит людей в судах.Это также система, которая наказывает людей, нарушающих закон.

Термин может также относиться к человеку; в частности судья в высоком суде. Мировой судья — непрофессиональный судебный исполнитель, который рассматривает обвинения в незначительных правонарушениях.

Это может означать несколько разные вещи в зависимости от того, где вы живете. Во всем мире у нас разные истории, убеждения и ценности.

Например, в одной стране употребление алкоголя разрешено и разрешено. Однако в другой стране употребление алкоголя незаконно и недопустимо.

Однако все мы рассматриваем эту концепцию как способ обеспечить процветание общества и справедливое отношение друг к другу.

Согласно ft.com/lexicon , глоссарию терминов Financial Times, данное слово означает:

«Система, по которой людей судят в судах, а преступники наказываются».

«Судья в суде. Звание судьи в высшем суде ».

Согласно Law.com, справедливость заключается в следующем: «1. Честность. 2. Моральная правота.3. Схема или система права, в которой каждый человек получает должное от системы, включая все права, как физические, так и юридические. 4. Судья апелляционной инстанции.

Этимология правосудия

Этимология — это изучение происхождения слов, т. Е. Их происхождения. Он также определяет, как менялись значения слов. Этимолог — это тот, кто изучает происхождение слов.

Слово впервые появилось в английском языке в Британии в XII веке.Это означало «проявление власти для отстаивания права путем назначения награды или наказания». Это также означало «качество справедливости и справедливости, соответствия истине и моральной стойкости».

Слово произошло от старофранцузского слова Justice , которое произошло от латинского Iustitia . Латинское слово означало «справедливость», и «праведность».

Платон

Одним из первых философов, определивших справедливость, был Платон (428/427 или 424/423 — 348/347 до н.э.).Платон был основателем Академии в Афинах, первого высшего учебного заведения в западном мире. Он определил этот термин двумя способами:

— Во-первых, индивидуально, , как добродетель, позволяющая людям воздерживаться от плохих поступков. Наше чувство правильного и неправильного не позволяет плохим вещам заманивать нас. Наша цель в этом определении справедливости — быть последовательными и добрыми.

— Во-вторых, это компонент общественного сознания . Делает общество внутренне гармоничным и добрым.

С течением веков значение этого термина расширилось. Следовательно, сегодня он имеет гораздо более широкое значение, чем во времена Платона. Фактически, справедливость сейчас присутствует практически во всех секторах общества и экономики.

Четыре вида правосудия

Сегодня существует четыре вида правосудия:

Распределительная или экономическая справедливость — это справедливость в том, что мы получаем. Он включает в себя все, от товаров до внимания. Это лежит в основе социализма, который ставит во главу угла равенство, т.е.э., мы все одинаковые.

Процессуальное правосудие обеспечивает справедливость принимаемых людьми решений. Понятие честной игры существует здесь.

Если мы считаем, что вещи были распределены справедливо, мы с большей вероятностью примем несбалансированность. Другими словами, мы с большей вероятностью примем то, что у других больше, чем у нас.

Карательное правосудие работает по принципу наказания. Однако мы постоянно обсуждаем, что представляет собой пропорциональное и справедливое наказание.

Некоторые люди настаивают на необходимости возмездия. Другие, однако, ссылаются на статистику по рецидивистам и считают, что обществу необходимо придерживаться другого подхода.

Восстановительное или исправительное правосудие ориентировано на людей, пострадавших от преступления. Он также пытается найти способы их компенсировать. У него есть идея вернуть вещи в исходное состояние, то есть реституцию.

Извинение — это пример возмездия. Это, наверное, самый простой и понятный пример.

Восстановление может включать в себя действие или выплату денег лицу, пострадавшему от несправедливости.

Видео — Что такое справедливость?

Мы используем этот термин постоянно. Однако мы редко уточняем, что означает это слово.

В этом видео Crash Course Хэнк пытается объяснить, что такое справедливость.


Определение правосудия в онлайн-словаре Вебстера

Правосудие | Определение справедливости в онлайн-словаре Вебстера

Jus´tice Произношение: jŭs´tĭs

JUSTICE.Постоянное и непрекращающееся стремление отдавать каждому человеку должное. Только. Inst. Б. 1, тит. 1. Тулье определяет это как соответствие нашей действия и наша воля к закону. Доктор Цив. Пт. синица. прел. п. 5. В большинстве в широком смысле слова, оно мало отличается от добродетели, так как включает внутри себя весь круг добродетелей. Но общее различие между ними есть то, что считается положительно и само по себе называемая добродетелью, если рассматривать ее относительно и по отношению к другим, имеет имя справедливости.Но справедливость сама по себе является частью добродетели. ограничивается вещами просто добром или злом, и состоит в том, что человек принимает такие часть из них, как он должен.
2. Правосудие бывает распределительным или коммутативным. Справедливое распределение благ это та добродетель, цель которой — раздавать награды и наказания каждому один по достоинству, соблюдая справедливую пропорцию, сравнивая личность или факт с другим, так что ни один равный человек не имеет неравных вещи, ни неравные люди вещи равны.Тр. уравнения 3 и Тулье выучил записку, доктор Цив. Пт. синица. прел. п. 7, примечание.
3. Коммутативная справедливость — это добродетель, цель которой каждый, что ему принадлежит, насколько это возможно, или то, что управляет контракты. Чтобы обеспечить коммутативное правосудие, судья должен обеспечить равенство между сторонами, что никто не может выиграть от проигрыша другого. Тр. Уравнение 3.
4. Тулье показывает недостаток полезности и точности в этом делении. распределительной и коммутативной справедливости, принятой в сборнике или сокращений древних врачей и предпочитает разделение на внутренние и внешнее правосудие; первое — это соответствие нашей воле, а второе — соответствие наших действий закону: их союз, совершающий правосудие.Внешняя справедливость — предмет юриспруденции; внутренняя справедливость — это объект морали. Доктор Цив. Пт. синица. прел. п. 6 и 7.
5. Согласно Фредерикскому кодексу, часть 1, книга 1, тит. 2, с. 27, справедливость состоит просто в том, чтобы позволить каждому пользоваться правами, которыми он обладает приобретены в силу законов. И поскольку это определение включает в себя все других правил права, собственно, есть только одно общее правило правильно, а именно: давать каждому свое.См. Вообще Пуффенд. Закон Природа и народы, Б. 1, c. 7, с. 89; Elementorum Jurisprudentiae Universalis, lib. 1, определенно, 17, 3, 1; Гео. Lib. 2, в. 11, с. 3; Ld. Bac. Читать. Стат. Использование, 306; Трактат о справедливости, Б. 1, c. 1, с. 1.

Видеть во сне, что вы требуете справедливости, означает, что вам грозит смущение из-за ложных заявлений и обвинений. Видеть во сне, что другие требуют от вас справедливости, означает, что ваше поведение и репутация подвергаются сомнению. Астрея, Дике, JP, Юпитер Фидиус, Справедливость, Юстития, Минос, Немезида, Радамантус, Фемида, применимость, применимость, арбитр, арбитр, гарантированная честность, баланс, клюв, скамейка запасных, безупречность, правосудие с завязанными глазами, основные добродетели, характер, милосердие, чистота, равноправие, сосуществование, конституционная действительность, конституционализм, конституционность, переписка, суд, критик, порядочность, задержание, надлежащая правовая процедура, дуэлянтность, право равенство, уравнение, равновесие, уравновешенность, уравновешенность, уравновешенность, уравновешенность, эквивалентность, эквивалентность, прямолинейность, оцениваемость, уравновешенность, ожидание, честная игра, беспристрастность, справедливость, вера, стойкость, добрый характер, доброта, высокие идеалы, высокие принципы высокомерие, его честь, его светлость, его поклонение, честность, честь, благородство, надежда, личность, безупречность, тюремное заключение, заключение, показатель, целостность y, безупречность, безупречность, судья, судья, приговор, судебный, судебный процесс, судебный процесс, судебная система, рассудительность, юрисдикция, возможность рассмотрения в суде, оправданное ожидание, законность, правовая форма, юридический процесс, законность, законность, легитимность, законность, уравновешенность, правомочность, сходство, любовь, судья, достоинства, модератор, моральное превосходство, моральная сила, мораль, естественные добродетели, нейтралитет, благородство, объективность, объективность, паритет, параллелизм, паритет, уравновешенность, принципы, тюрьма, честность, пропорция, благоразумие, наказание, чистота , чистота, судья, авторитет, респектабельность, право, праведность, законность, размах, безупречность, сверхъестественные добродетели, симметрия, умеренность, суд, закон, богословские добродетели, судья, безупречность, безупречность, незапятнанность, честность, честность, обоснованность, добродетель , добродетель, достоинство

Определение для изучающих английский язык из Словаря учащихся Merriam-Webster

справедливость / ˈʤʌstəs / имя существительное

множественное число судьи

множественное число судьи

Определение СПРАВЕДЛИВОСТИ учащимся

1 [noncount] : процесс или результат использования законов для справедливого суждения и наказания преступников и преступников
  • Получено правосудие, в суд.

  • правосудие система

  • Министерство юстиции США Юстиция

  • преступника, пытающегося скрыться от правосудия

  • Роль судов заключается в отправлении правосудия справедливо для всех.

  • Многие люди не верят, что по его делу справедливость восторжествовала. [= что он получил надлежащее наказание или справедливое обращение со стороны правовой системы]

  • Его сторонники утверждают, что он невиновен и что его осуждение было ошибкой правосудия. [= ошибка, допущенная в суде, в результате которой невиновный подлежит наказанию или виновное лицо освобождается]

◊ Тот, кто предстал перед судом, арестован и наказан за преступление в суде.

— см. также поэтическое правосудие 2 a [считать] нас : судья в суде — см. также главный судья b справедливость — используется как титул судьи (например, судья U.S. Верховный суд) 3

[noncount]

a : качество честности или справедливости

отдать должное

◊ Чтобы отдать должное чему-то или кому-то, или сделать кого-то или что-то справедливым, значит относиться или показывать что-то или кого-то так, как должно быть.

  • Слова никогда не могут воздать должное ее красоте. [= не может адекватно описать ее красоту]

  • Фильм не соответствует книге. = Фильм не делает , а книга справедливость . [= фильм не так хорош, как книга]

  • краткое изложение, которое не соответствует [= недостаточно полно показывает] сложность этой проблемы

извращать правосудие

— см. 1 извращенец

Мнение | Что на самом деле означает «справедливость»

Основные моральные принципы справедливости требуют от нас должного уважения друг к другу: каждый из нас должен признавать другого как личность, а не просто как объект.Каждый из нас может свидетельствовать. Наименее общий знаменатель среди нас — все мы люди. В дополнение к этому, у каждого из нас есть свои особенности, которые делают всех нас уникальными. Правосудие уделяет должное внимание тому, что у нас общего, и тому, что нас отличает.

Обсуждая справедливость как личную добродетель, Аристотель сказал, что справедливость «есть средство между совершением несправедливости и страданием от нее, поскольку один имеет больше, чем одну долю, а другой — меньше». Подобно тому, как безрассудство и трусость противостоят порокам храбрости, высокомерие и раболепие противостоят порокам справедливости.

От сексуальных домогательств на тротуаре до воспрепятствования правосудию — все злоупотребления властью связаны с несправедливым желанием жадно присвоить себе большее, чем положенное. Обычно те, кто злоупотребляют своей силой или обманывают, а затем их не поймают или не наказывают, обманчиво думают, что они «победили систему» ​​и «победили». Но заставить других думать, что вы заслужили победу, — не то же самое, что по-настоящему победить. Мошенники обманывают себя, игнорируя эту разницу.

Другой способ обмануть правосудие — это признать себя менее достойными, чем мы есть на самом деле.Это, к сожалению, распространено среди угнетенных людей, но также возникает среди богатых и влиятельных под видом «синдрома самозванца». Смирение имеет свое место, но мы не должны переусердствовать и не позволять ему мешать интеллектуальной смелости, необходимой для того, чтобы вызвать несправедливость. Те, кто несправедливо унижают себя или раболепствуют по какой-либо причине, поступают несправедливо, сознательно принимая меньшее, чем их справедливая доля.

Учитывая все это, справедливость играет важную роль в семьях и дружбе, между соседями и гражданами, коллегами и клиентами, знакомыми и незнакомцами.Но это также важно для того, чтобы быть хорошим человеком и жить счастливо, а не просто обмануть себя, чтобы поверить в то, что он хороший человек и что он счастлив.

Полное привнесение справедливости в нашу жизнь, если мыслить ее категориями, сделает нас более осмотрительными. Мы все слишком подвержены ошибкам. Но часто бывает так, что мы гораздо лучше обнаруживаем недостатки других, чем сами. Наши слепые зоны удобно расположены, чтобы мы не видели собственных слабостей.Какое совпадение!

Жизнь несправедлива и несправедлива: хорошие вещи случаются с плохими людьми, а плохие — с хорошими людьми. Это, однако, только увеличивает нашу обязанность быть максимально справедливыми и честными, быть честными как с самими собой, так и с другими, пытаться исправить несправедливость, когда мы ее видим, и поступать правильно в этом несправедливом мире, насколько это возможно. мы можем.

Пол Блумфилд — профессор философии Университета Коннектикута и автор книги «Добродетели счастья».

Сейчас в печати : « Современная этика в 77 аргументах, » и « Каменный чтец: современная философия в 133 аргументах » с эссе из серии, под редакцией Питера Катапано и Саймона Кричли, изданного Liveright Books.

Следите за разделом мнения New York Times на Facebook и Twitter .

Что для вас справедливость?

Общественный обозреватель Опубликовано 17:12 CT 8 июля 2015 г.

. (Фото: Getty Images / iStockphoto)

Когда ученики читали его в школах, я часто задавался вопросом, понимают ли они слова, которые так покорно произносятся каждое утро.Иногда я сомневаюсь, как взрослые воспринимают это заявление, с которого начинается так много встреч и публичных мероприятий. В этом обещании лояльности нашей стране есть один ключевой термин.

Это клятва верности, и речь идет о справедливости.

Как вы определяете справедливость? Многие скажут, что это означает справедливость. Законы должны справедливо применяться ко всем людям. Вот почему статуя Справедливости в Верховном суде слепая. Она не видит пола, сословия, цвета кожи, немощи или возраста, подчиняя граждан законам страны.

Другие сказали бы, что справедливость означает «он получил то, что к нему шло». Чтобы справедливость восторжествовала, строгость наказания должна соответствовать тяжести преступления.

Или, посмотрев фильм, вы можете сказать: «Все в порядке, но на самом деле это не отдает должное книге». Это слово подразумевает, что фильм не полностью отражал содержание романа.

А как насчет системы уголовного правосудия? Теперь мы имеем в виду процесс ареста, судебного преследования и вынесения приговора людям, нарушившим закон.

Как насчет того, чтобы Жан Вальжан украл буханку хлеба в «Отверженных»? Он сделал это по уважительной причине; он сделал это справедливо. Хороший результат, которого он добивался, оправдал средства, использованные для его получения.

Затем есть должности мировых судей вплоть до судей в Верховном суде.

Но недавно я прочитал последнюю книгу Джона Доминика Кроссана о балансировании, казалось бы, противоречивых взглядов мстительного Бога и сострадательного Бога в Священных Писаниях, и перечитал книгу Мортимера Адлерса «Шесть великих идей».«Оба выражали идеи о справедливости, которые были не совсем похожи на те, о которых я обычно слышу.

Кроссан называет справедливость в ее высшей форме« распределительной справедливостью ». Это справедливое и равноправное распределение« хороших вещей »этого мира … люди должны жить хорошей человеческой жизнью. Они не только нуждаются в ней, но и имеют на нее право, — говорит Кроссан. Все люди рождаются с естественным правом участвовать в «дарах мира Бога».

Адлер звонит. справедливость — «высшее благо» и говорит, что все дело в том, чтобы люди могли иметь все, что им нужно для успешной жизни.Он не говорит, что все должны обладать этими вещами в равной степени. Каждый не может и не должен получать одинаковое количество ресурсов общества. Он не использует Красную книгу Мао в своем плане на игру.

Всегда было и будет неравное распределение богатства. Но каждый должен быть в какой-то степени «иметь», а не «не иметь».

У людей разные навыки, интеллект, амбиции и ценности. Так что то, что им удастся получить от общества, тоже будет отличаться.Но для справедливого общества должна быть база. Ни один человек не должен иметь меньше, чем необходимо для того, чтобы прожить свою жизнь с определенным уровнем достоинства, и ни один человек не должен иметь столько, чтобы покинуть первую группу, не зная, что они могут это сделать.

Теперь, если вы принимаете этот взгляд на справедливость, позвольте мне спросить: «Живем ли мы в справедливом обществе? Есть ли у нас справедливость для всех?» Ответьте Да или Нет на следующие вопросы.

Превышает ли то, что мы платим за обучение и переподготовку уволенных рабочих, то, что мы тратим на постоянное повышение уровня нашей военной мощи? Повышается ли заработная плата малооплачиваемых работников пропорционально росту благосостояния 1 процента самых богатых людей?

Превышают ли затраты на улучшение инфраструктуры дома расходы, понесенные на поддержку иностранных правительств, которые в большей степени обязаны США?С.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.