Что такое роль в психологии: роль — это… Что такое роль?

Личность и социальные роли


Одним из существенных признаков личности выступает положение индивида в системе общественных отношений. Нет личности самой по себе, как изолированного от общества конкретного индивида (равно как и нет личности вне конкретного телесного индивида). Попробуйте любого субъекта представить вне объекта, т.е. живущим и действующим независимо от окружающего его мира. Ничего не получится. Человек становится субъектом именно тогда, когда он является выразителем объективного, социальной действительности.

Психологам нравятся аналогии из мира театра. Это неудивительно: театр — модель жизни, где психологические ситуации заострены и освобождены от второстепенных деталей. Каждый спектакль — это своеобразный психологический эксперимент. И если для ребенка игра — это школа возможности быть личностью, то для взрослого театральная игра — это школа возможности быть другой личностью. Люди театра не остаются в долгу. Для них сама действительность — порой своеобразный спектакль, а для Шекспира, например:

Весь мир — театр.
В нем женщины, мужчины — все актеры. У них свои есть выходы, уходы, И каждый не одну играет роль.

Личность, персона, как мы видели, давно уже сошла с театральных подмостков. Не дошла ли очередь до роли? Во всяком случае, в психологии личности, социальной психологии и психологии развития это понятие заняло весьма почетное место. В социальной психологии понятие «роль» оказалось удобным для описания поведения личности в ее различных социальных функциях. Социальная роль — это выработанная обществом программа действий человека в определенных обстоятельствах. Используется в социальной психологии и другой близкий по смыслу термин: «статус». Статус выступает как интегративный показатель положения человека в системе социальных связей и отношений, как социально-правовая характеристика позиции человека, а роль выступает частным проявлением, динамическим аспектом статуса.

В смысле определенной программы действий человека социальная роль в какой-то степени действительно напоминает театральную. Прежде всего тем, что, приняв на себя определенную функцию, человек начинает действовать по заданной программе, придерживаясь принципа «взялся за гуж, не говори, что не дюж». Эта «заданность» в зависимости от характера деятельности может быть более или менее жесткой, зафиксированной в официальных документах или закрепленной только обычаем, осознаваемой человеком или неосознанной, но она всегда существует. И окружающие четко контролируют точность выполнения программы.

Роль может быть полноценной только тогда, когда есть с кем, перед кем и для кого ее исполнять. Невозможно быть мужем без жены, сыном без матери, племянником без дяди. Это дуэты семейных сцен. Точно так же нельзя быть начальником без подчиненных, учителем без учеников, вождем без ведомых, актером без зрителей. Короля, как говорится, играет свита.

Социальная роль — это всегда «Я» и все-таки не совсем «Я». Вернее, далеко не все «Я». Любое ролевое предписание намечает только общую схему поведения человека, сохраняя за ним возможность выбора путей его исполнения. Человек не исчерпывается своими социальными ролями. Более того, он способен и противостоять им, если они противоречат его представлениям о самом себе. Социальная роль может как помочь человеку найти себя в жизни, так и быть преградой на пути к самореализации. У Ю. Лорес по мотивам ранее приведенных строк Шекспира родилось такое стихотворение:

Пусть наша жизнь — театр,
Мы не всегда — актеры,
Но если мы не в шорах,
Мы — зрители всегда,
И вечно ждем ответа,
И справедливо это,
Чтоб строго по билетам
Мы заняли места.

А.Н. Леонтьев говорил о парадоксе, состоящем в том, что предпосылки развития личности по существу своему безличны, поскольку личность определяется природой самих порождающих ее отношений: это специфические для человека общественные отношения, в которые он вступает в своей предметной деятельности. Часто в этой связи говорят, что человек — существо искусственное. И поэтому его бытие в качестве личности в немалой степени зависит от преобладающего в данном обществе общественного мнения, которое формирует набор «престижных» признаков и черт, необходимых для признания человека личностью. Таким образом, само человеческое «Я», внутреннее содержание личности возникает и формируется только в процессе общения с окружающими людьми, а характер личности отражает характер ее социальных отношений.

«Человек, — отмечает французский писатель А. Камю, — определяется разыгрываемыми им комедиями ничуть не меньше, чем искренними порывами души» [цит. по: 142, с. 379].

Через обучение ролевому поведению усваиваются нормы культуры. Например, человек, осваивающий роль военного, приобщается к обычаям, нравственным нормам и законам, характерным для статуса данной роли. Только немногие нормы принимаются всеми членами общества, принятие большинства норм зависит от статуса той или иной личности. То, что приемлемо для одного статуса, оказывается неприемлемым для другого: «что позволено Юпитеру, не позволено быку». Процесс обучения общепринятым способам и методам действий и взаимодействий называется социализацией, которая является важнейшим процессом обучения ролевому поведению, в результате чего индивид становится действительно частью общества.

Взаимосвязь личности с ролью, которую она играет, проявляется в том, что необходимо обладать психологическими характеристиками, подходящими для исполнения определенных социальных ролей. Например, личность общительная, направленная на мир внешних объектов, может легко приспособиться к роли продавца. С другой стороны, очевидно, что ежедневное выполнение обязанностей продавца помогает становлению общительной личности. Так постепенно, в ходе ролевого обучения формируется поведение личности и ее психологический облик для принятия уготованной ей социальной роли.

Множественность и противоречивость ролей, которые играет личность, может определять внутреннюю противоречивость человека, потерю целостности своего «Я», потерю себя. Кто-то из великих заметил, что если человек имеет одно лицо для себя, а другое для окружающих, то рано или поздно он забудет, какое из них истинное. Одна из пациенток известного психолога П. Жане говорила:

«Моя личность уходит, я теряю себя… это странно, нелепо… Вам кажется, что я та же, но для меня самой это не так. И хотя эта потеря никогда не бывала полной, я теряла очень существенную часть, так что даже переставала себя узнавать».

Важнейшим фактором сохранения психологической устойчивости является другой полюс личности — физическое ее бытие. Именно телесная целостность прежде всего обеспечивает психологическое единство личности. Наверное, потеря ощущения «себя в теле», а точнее, потеря ощущения тела как «мне принадлежащего» выступает ключевым признаком психопатологии. Тот же П. Жане очень четко высказался по этому поводу:

«Часто задаются вопросом о том, есть ли душа у человека, но правомерен и другой вопрос — есть ли у него тело?».

«Ролевая теория» позволяет лучше уяснить феномен психологического отчуждения. Известный драматический артист В.К. Папазян жаловался, что актеру приходится играть и переживать так много чужих жизней, что не остается физических и духовных сил, чтобы «найти себя в жизни». В Интернете один анонимный поэт разместил стихотворение под названием «Лицемер», которое начинается словами:

Я лицемер,
я примеряю маски,

Смотрю,
какая больше мне идет.

Создать свой собственный образ по собственному сценарию — не это ли одна из главных задач саморазвития? А может быть, единственная. Люди действительно строят собственный образ на основе прожитого опыта. В случаях, когда удается, говорят: «нашел себя»; когда нет: «строит из себя». Как видим, личность не только продукт общества и природы, но и творец собственной истории. Движение человека в сторону соответствия социальным ожиданиям и приобретения социального опыта, как мы уже отметили, есть социализация, которая без личностного усилия может породить отчуждение, психологическое нездоровье. Движение же человека (уже имеющего определенный багаж социального опыта) к своей индивидуальности и определение своего пути есть персонализация. Идеалы личностного развития, идеалы психологического здоровья требуют согласования этих противоречивых, но органично связанных между собой тенденций: изменяясь и развиваясь при помощи других, оставаться собой.

Изменение личности, наверное, только и возможно в изменившихся отношениях человека с другими. Об этом хорошо знают психотерапевты и практикующие психологи, которые сознательно используют определенные (психотерапевтические) отношения для стимулирования психологического выздоровления и личностного роста своих клиентов.

Перестройка личности, ее перевоспитание под воздействием нового социального положения — длительный и сложный процесс. Собственно говоря, именно этот метод использовал в воспитательной работе А.С. Макаренко и его последователи (например, нарушитель дисциплины ставится в положение ответственного за ее соблюдение).

Здесь необходимо изложить теоретически важную и практически значимую идею о полиролевой структуре личности. Так вот, эта

структура личности формируется на основе принадлежности к различным группам, так называемой полигрупповой принадлежности. Человека формируют значимые для него роли, возможность в различных группах проявлять различные особенности своего «Я». Полиролевая структура личности — это некая свернутость в психике человека многих и многих ситуаций социального взаимодействия, позиций, в которых он по-разному представлен другим людям, различным группам. Эта множественность проявлений, эта свернутость многого в одном, едином человеке усиливает его потенциал, расширяет его возможности, обеспечивает органическую взаимосвязь с социумом. Но при этом человек должен быть способен во всем этом разнообразии обрести системное единство, в конечном итоге и составляющее основу его личности. Б. Шоу писал:

«Как и все люди на свете, я одновременно исполняю несколько ролей, и все они для меня характерны».

Полигрупповая принадлежность личности на каждом этапе ее жизненного пути создает объективную почву для появления внутриличностных ролевых конфликтов. Эти конфликты обусловлены сложной иерархией социальных ролей, которые исполняются личностью. А конфликт, как известно, источник развития, локомотив социального и индивидуального прогресса.

Процесс перестройки личности под влиянием новой социальной роли с большой художественной убедительностью прослеживается в известном итальянском фильме «Генерал Делла Ровера».

Генуя, 1944 год. Время фашистского режима. В руки гестапо попадает игрок и жулик Бертоне (его роль исполняет Витторио де Сика), который наживался на несчастьях соотечественников: вымогал деньги у родственников арестованных, обещая добиться смягчения наказания и даже освобождения последних, передачи посылок и писем якобы с помощью своих друзей и сообщников из числа гитлеровских солдат и офицеров. До войны он восемь раз был осужден: за мошенничество, обман, торговлю наркотиками и даже за двоеженство.

Эсэсовский полковник Мюллер обещает Бертоне жизнь и миллион золотом за то, чтобы тот сыграл в тюрьме роль крупного деятеля Сопротивления генерала Делла Роверы, убитого в момент высадки на итальянскую территорию. В дальнейшем полковник надеется использовать мнимого генерала как «подсадную утку» и установить с его помощью личность попавшего в тюрьму руководителя Сопротивления, которого никто не знает в лицо.

Бертоне быстро усваивает внешний рисунок роли. По тюремным камерам разносится слух о появлении генерала. И политические заключенные, и надзиратели относятся к Бертоне, как к генералу, мужественному борцу за свободу. На его глазах героически погибает один из узников. Бертоне все глубже вживается в роль патриота; постепенно происходит подлинное перерождение личности. Бывший мошенник и любитель легкой наживы уже не только ведет себя так, как, по мнению окружающих, должен вести себя итальянский генерал, ненавидящий фашистов, но и умирает как герой, так и не выдав руководителя Сопротивления, который уже стал ему известен… То, что было маской, стало внутренним содержанием личности.

Преобразующую силу социальных ожиданий человек ощущает не только при непосредственном межличностном общении, когда ожидания исходят от конкретных людей, так сказать, персонифицируются. Эти ожидания могут восприниматься как знание того, чего вообще хотят от нас окружающие, не только близкие, но и «дальние», как переживание надежд, которые связываются с нашей деятельностью. Нередко именно стремление «оправдать надежды», «не обмануть ожидания» становится сильным внутренним мотивом, помогающим преодолеть трудности и достигнуть цели.

Преобразующее и активизирующее влияние принятой социальной роли своеобразно использовалось в опытах гипнолога В.Л. Райкова по стимулированию творческой деятельности в состоянии гипноза.

Начинающему художнику внушается, например, что он Репин или Рафаэль, музыкант «вписывается» в образ С.В. Рахманинова или Ф. Крейслера, артистке «предписывается» стать В.Ф. Комиссар-жевской и т.д. Юноша или девушка при этом, конечно, не достигают тех высот, которые были присущи оригиналу — великому художнику, музыканту, актрисе, но молодые люди внутренне раскрепощаются и действуют на максимальном для каждого из них уровне: значительно лучше, чем обычно, рисуют, играют, читают и т.д.

А вот опыты по активизации шахматного творчества. В лабораторию пригласили экс-чемпиона мира гроссмейстера М. Таля, который сыграл с одним из испытуемых шесть партий. Три партии испытуемый играл в состоянии гипноза, когда ему был внушен образ выдающегося шахматиста прошлого П. Морфи, и три партии играл в обычном состоянии. Таль выиграл. После сеанса он дал следующую оценку игры испытуемого: «До гипноза я играл с человеком, едва передвигавшим фигуры. В состоянии гипноза передо мной сидел совсем другой человек, экспансивный, энергичный, смелый, который играл на два разряда лучше» [цит. по: 69, с. 207].

Но это, конечно, экзотика. Экзотика, которая еще раз демонстрирует огромные скрытые возможности человека. Напрашивается вывод: строить свою личность по собственному замыслу вполне возможно, и делать это желательно по «лучшим мировым образцам». Причем важно осознавать, что это всего лишь образцы, ориентиры, которые должны быть самим человеком подстроены, подогнаны под его индивидуальность, ведь любое ролевое предписание намечает только общую схему поведения человека, сохраняя за ним возможность выбора путей его исполнения.

Таким образом, не только личностные качества (в узком — социальном — смысле этого слова), но и внутренний мир человека, его субъективность, образуются через интерсубъективные отношения с другими. Понятие «социальная роль» как бы связывает деятельность личности, ее самосознание с функционированием социальной системы. Личность не в состоянии самоопределиться без системы своих социальных ролей. Она может сливаться с ними или дистанцироваться от них, даже противопоставлять себя им, но во всех случаях при самоопределении эти роли служат своеобразной системой координат. Личность вырабатывает свою позицию, но по отношению к социальным ролям. Это значит, что ключ к пониманию личностного развития находится не в сфере индивидуального сознания, не в безличном ролевом описании жизни, а в системе социальных отношений, в мире значимых для человека (личности) людей.

Роль психологии в жизни человека и общества Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

А. В. Глузман,

главный редактор журнала «Гуманитарные науки»

РОЛЬ ПСИХОЛОГИИ В ЖИЗНИ

ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА

современном мире, в котором динамично развиваются все сферы жизни общества, неуклонно возрастает актуальность психологии. Знание психологии играет важную роль в жизни общества и человека, делает жизнь ярче, успешнее и счастливее, помогает человеку реализовать свои возможности, лучше познать себя и окружающих, стать увереннее в себе, овладеть на высоком уровне коммуникативными навыками, эффективно решать производственные и личностные проблемы. Хотя психология не является панацеей на все случаи жизни, она позволяет решать многие проблемы и находить ответы на многие вопросы, возникающие в процессе жизнедеятельности.

В последние годы наблюдается активное развитие психологии как науки, академической и прикладной, обусловленное многообразием теоретических и практических задач, встающих перед нею. В нашей стране интерес к психологии огромен, причем практически во всех отраслях современного общества: образовании, политике, медицине, спорте, экологии, искусстве, бизнесе и др.

Основной задачей психологии является изучение законов психической деятельности в ее развитии. В течение последних десятилетий значительно расширились диапазон и направления психологических исследований, появились новые научные психологические дисциплины. Изменился понятийный аппарат психологической науки, разрабатываются новые парадигмы, выдвигаются новые гипотезы и концепции; психология, как теоретическая, так и практическая, непрерывно обогащается новыми эмпирическими данными, полученными в результате многочисленных научных

20//А/

исследований. В настоящее время возрастает потребность в дальнейшей (и более глубокой) разработке методологических проблем психологической науки и ее общей теории.

Предмет изучения, область явлений, изучаемых психологией, огромна. Она охватывает процессы, состояния и свойства человека, имеющие разную степень сложности, — от элементарного различения отдельных признаков объекта, воздействующего на органы чувств, до борьбы мотивов личности. Одни из этих явлений и процессов достаточно хорошо изучены, другие лишь находятся на этапе исследования. При этом важным является не простое обобщённое абстрактное описание изучаемых проблем, а сопоставление и интеграция накапливаемых знаний, их систематизация. Конечная цель — раскрыть сущность изучаемых процессов и явлений. В этой связи возникает ряд проблем методологического характера.

В познании сущности психических процессов и явлений учёные определили базовые категории психологической науки: категория деятельности, категория отражения, категория личности, категория общения, такие понятия, как «социальное» и «биологическое», определили их системную взаимосвязь. На протяжении многих десятилетий психология была преимущественно теоретической наукой. В настоящее время ее роль в жизни общества и человека существенно изменилась. Она становится областью особой профессиональной практической деятельности в системе образования, медицине, в бизнесе, государственном управлении, политике, культуре, спорте и др. Решение практических (прикладных) задач существенно изменяет и условия развития теории психологической науки. Задачи, решение которых требует наличия психологической компетентности, возникают в той или иной форме во всех сферах жизни общества и человека. Возрастает роль так называемого «человеческого фактора» — широкого спектра социально-психологических, психологических и психофизиологических свойств, которыми обладают люди и которые так или иначе проявляются в их конкретной деятельности.

Осознание обществом роли практических (прикладных) задач, решаемых психологической наукой, привело к созданию психологической службы в образовательной сфере. В настоящее время такая служба находится на стадии ее оформления и развития и призвана стать связующим звеном между наукой и практическим применением ее результатов.

От того, какое место отводится психологии в системе наук, во многом зависит понимание возможностей использования психологических данных. Важнейшая функция психологии в общей системе научного знания состоит в том, что она, синтезируя достижения ряда других областей научного знания, выполняет функцию интегратора большинства научных дисциплин, объектом исследования которых является человек. В настоящее время наиболее общепринятой считается нелинейная классификация, предложенная академиком Б. М. Кедровым. Она отражает многоплановость связей между науками, обусловленных их предметной близостью. Предложенная схема имеет форму треугольника, вершины которого представляют науки естественные, социальные и философские. Такое положение обусловлено реальной близостью предмета и метода каждой из этих основных групп наук с предметом и методом психологии, ориентированным в зависимости от поставленной задачи в сторону одной из вершин треугольника.

Основной задачей психологии является изучение законов психической деятельности в ее развитии. Эти законы раскрывают, как объективный мир отражается человеком, как в силу этого регулируются его действия, развивается психическая деятельность и формируются психические свойства личности. Психика — отражение объективной действительности, а поэтому изучение психологических законов означает, прежде всего, установление зависимости психических явлений от объективных условий жизни и деятельности человека. В то же время любая деятельность человека закономерно зависит не только от объективных условий жизни, но и от соотношения их с субъективными моментами.

Важное значение для психологии имеет ее связь с общественными науками. Исследование процессов и явлений, изучаемых историей, искусствоведением, социологией, экономикой, юридической и другими общественными науками, приводит к постановке психологических проблем. Социальные процессы и явления не могут быть полно раскрыты без привлечения знаний о механизмах индивидуального и группового поведения людей, закономерностях формирования стереотипов поведения, привычек, социальных установок и ориентаций, без изучения настроений, чувств, психологического климата, без исследования психологических свойств и особенностей личности, ее способностей, мотивов, характера, межличностных отношений и т. д. В исследованиях социальных процессов и явлений возникает необходимость учета психологических факторов. Психологические факторы сами по себе не определяют социальных процессов, и, напротив, сами они могут быть поняты только на основе анализа этих процессов.

Как особо тесную можно отметить взаимосвязь психологии с педагогикой. Здесь особенно наглядно проявляется практическое (прикладное) значение психологии. В том случае, если педагогика не опирается на знания о природе психологических процессов и явлений, она превращается в простой набор педагогических советов и рецептов и перестает быть подлинной наукой, способной оказать эффективную и действенную помощь. В развитии всех областей педагогики возникают проблемы, требующие тщательного психологического исследования. Учет закономерностей протекания психических процессов, динамики формирования знаний, навыков и умений, природы способностей и мотивов, психического развития человека в целом имеет существенное значение для решения фундаментальных педагогических проблем, таких как определение содержания образования на разных ступенях обучения, разработка наиболее эффективных методов обучения и воспитания и т. д.

В настоящее время перед педагогикой, как и перед всей системой отечественного

образования в целом, стоит немало требующих оперативного разрешения проблем. Именно психология призвана определить, каковы возможности и резервы психического развития человека на разных возрастных ступенях и где их границы.

Не менее остро потребность в психологии обнаруживается, когда педагогика обращается к проблемам воспитания. Целью воспитания является формирование личности, соответствующей требованиям развивающегося общества. А достижение этой цели предполагает изучение закономерностей формирования личности: ее направленности, способностей, потребностей, мировоззрения, социальных установок и т. д.

Сказанное выше свидетельствует о том, что современная психология находится на стыке многих наук. Она занимает промежуточное положение между философскими науками, с одной стороны, естественными — с другой, и социальными — с третьей.

Таким образом, роль психологии в жизни человека и общества действительно существенна. Необходимо четко понимать и помнить, что во всех своих связях с другими науками психология сохраняет свой предмет, свои теоретические принципы и свои методы исследования этого предмета. В психологии как особой области знания объединяется целый ряд специальных отраслей, связи между которыми далеко не всегда лежат на поверхности (например, психофизиология и социальная психология). Но, несмотря на свою, порой кажущуюся, «несовместимость», они тем не менее относятся к единой области знания. В конечном итоге их общая задача состоит в изучении сущности одного и того же класса процессов и явлений — психических. Главный объект исследования всей системы психологических дисциплин — человек, его психические процессы, состояния и свойства.

К вопросу о психологии творчества актера

Вопрос о психологии актера и театральном творчестве в одно и то же время чрезвычайно старый и совершенно новый С одной стороны, не было, кажется, ни одного сколько-нибудь значительною театрального педагога или критика, ни одного вообще человека театра, который так или иначе не ставил бы этого вопроса и который в практической деятельности, преподавании, оценках не исходил бы из того или иного понимания психологии актера. Многие из театральных деятелей создали чрезвычайно сложные системы актерской игры, где нашли конкретное выражение не только чисто художественные устремления их авторов, не только каноны стиля, но и системы практической психологии актерского творчества. Такова, например, известная система К. С. Станиславского, полного теоретического оформления которой мы, к сожалению, до сих пор еще не имеем.

Если попытаться проследить истоки театральной психологии, они уведут нас далеко назад, и мы увидим большие и трудноразрешимые проблемы этой области, которые в течение столетий в различной форме волновали умы лучших представителей театра. Тот вопрос, который ставит Д. Дидро в знаменитом «Парадоксе об актере», уже предвосхищает самые острые споры между различными современными театральными системами, а он, в свою очередь, был предвосхищен рядом театральных мыслителей, которые задолго до Дидро ставили его в несколько иной форме, но в той же плоскости и так же, как его ставит Дидро.

Есть что-то основное в этой постановке вопроса, и, когда внимательно начинаешь изучать ее историческое развитие, неизбежно убеждаешься: очевидно, она коренится в самой сущности актерского творчества, как оно раскрывается непосредственному пониманию, которое еще всецело руководится наивным изумлением перед новым психологическим феноменом.

Если, таким образом, в театральных системах проблема психологии актера при всех изменениях сохранила в качестве центрального парадокс об актерской эмоции, го уже в новое время к той же самой проблеме были проложены пути от исследований другого рода. Новые исследования начинают вовлекать актерскую профессию в общий круг исследований по психологии профессий, выдвигая на первый план психотехнический подход к актерскому ремеслу. В центре внимания обычно вопрос о том, как должны быть развиты некоторые общие качества и черты человеческой одаренности, чтобы обеспечить их носителю успех в области театрального творчества. Создаются тесты для исследования фантазии, моторики, словесной памяти, возбудимости актеров, на этом основании составляется профессиограмма актерского труда совершенно по тому же принципу, по какому составляются аналогичные психограммы всякой другой профессии, и затем по реестру установленных качеств подбираются к данной профессии люди, наиболее соответствующие этому списку.

Только в самое последнее время мы замечаем попытку преодолеть недостатки того и другого подхода к интересующей нас проблеме и поставить ее по-новому. В этом смысле и имеются в виду работы нового типа, в этом смысле мы и назвали проблему психологии актера вопросом совершенно новым и почти не исследованным.

Легче всего определить новый подход к старой проблеме путем противопоставления его двум прежним направлениям. Они имеют общий недостаток сверх того своеобразного коренного методологического порока; который характеризует каждое из них в отдельности и который до известной степени является противоположным в одной и другой системе исследования.

Общий недостаток прежних направлений — полный эмпиризм, попытка исходить из того, что есть на поверхности, констатировать факты, непосредственно схваченные, возводить их в ранг научно вскрытой закономерности. И хотя эмпирика, с которой имеют дело люди театра, есть часто область явлений, глубоко своеобразных и чрезвычайно значительных в общей сфере культурной жизни, хотя здесь оперируют такими фактами, как сценические создания великих мастеров, научное значение этих материалов не выходит за пределы собирания фактических данных и общих размышлений к постановке проблемы. Таким же радикальным эмпиризмом отличаются и психотехнические исследования актерского труда, которые в одинаковой мере не умеют подняться над непосредственно фактическими данными и охватить их общим, заранее заданным методологическим и теоретическим пониманием предмета.

Кроме того, как уже сказано, у каждого из этих направлений есть особый недостаток.

Сценические системы, идущие от актера, от театральной педагогики, от наблюдений, полученных на репетициях и во время спектакля, и являющиеся обычно огромными обобщениями режиссерского или актерского опыта, ставят во главу угла специфические, своеобразные, присущие только актеру особенности переживания, забывая о том, что эти особенности должны быть поняты на фоне общих психологических закономерностей, что актерская психология составляет только часть общей психологии и в абстрактно-научном, и в конкретно-жизненном значении этого слова. Когда же эти системы пытаются опереться на общую психологию, попытки оказываются более или менее случайной связью на манер той, которая существует между системой Станиславского и психологической системой Т. Рибо.

Психотехнические исследования, напротив, упускают из виду всю специфичность, все своеобразие актерской психологии, видя в творчестве актера лишь особое сочетание тех самых психических качеств, которые в другом сочетании встречаются в любой профессии. Забывая, что деятельность актера сама есть своеобразное творчество психофизиологических состояний, и не анализируя эти специфические состояния во всем многообразии их психологической природы, исследователи-психотехники растворяют проблему актерского творчества в общей и притом банальной тестовой психологии, оставляя без внимания актера и все своеобразие его психологии.

Новый подход к психологии актерского творчества характеризуется прежде всего попыткой преодолеть радикальный эмпиризм одной и другой теории и постигнуть психологию актера во всем качественном своеобразии се природы, но в свете более общих психологических закономерностей. Вместе с этим фактическая сторона вопроса приобретает совершенно иной характер — из абстрактной она становится конкретной.

Если прежде свидетельство того или иного актера, той или иной эпохи всегда рассматривалось с точки зрения вечной неизменной природы театра, то сейчас исследователи подходят к данному факту прежде всего как к историческому факту, который совершается и который должен быть понят раньше всего во всей сложности его исторической обусловленности. Психология актера ставится как проблема конкретной психологии, и многие непримиримые точки зрения формальной логики, абстрактные противоречия различных систем, одинаково подкрепленных фактическими данными, получают объяснение как живое и конкретное историческое противоречие различных форм актерского творчества, менявшихся от эпохи к эпохе и от театра к театру.

Например, парадокс об актере Дидро заключается в том, что актер, изображающий сильные душевные страсти и волнения на сцене и доводящий зрительный зал до высшего эмоционального потрясения, сам остается чуждым и тени этой страсти, которую он изображает и которой потрясает зрителя. Абсолютная постановка вопроса Дидро звучит так: должен ли актер переживать то, что он изображает, или его игра является высшим «обезьянством», подражанием идеальному образцу? Вопрос о внутреннем состоянии актера во время сценической игры — центральный узел всей проблемы. Должен или не должен актер переживать роли? Этот вопрос подвергался серьезным обсуждениям, причем в самой постановке вопроса предполагалось, что он допускает единое решение. Между тем уже Дидро знал, противополагая игру двух актрис — Клерон и Дюмениль, что они являются представительницами двух различных и одинаково возможных, хотя и противоположных в известном смысле, систем актерской игры. В той новой постановке вопроса, о которой мы говорим, парадокс и заключенное в нем противоречие находят разрешение в историческом подходе к психологии актера.

По прекрасным словам Дидро, «прежде чем произнести: «Вы плачете, Заира» или «Вы останетесь там, дочь моя», — актер долго прислушивается к себе, прислушивается и в тот момент, когда потрясает вас, и весь его талант не в том, чтобы чувствовать, как вы думаете, но в том, чтобы тончайшим образом передать внешние знаки чувства и тем обмануть вас. Крики его скорби отчетливо обозначены в его слухе, жесты его отчаянья запечатлены в его памяти и были предварительно выучены перед зеркалом. Он знает с совершенной точностью, в какой момент вынуть платок и когда у него потекут слезы. Ждите их при определенном слове, на определенном слоге, не раньше и не позднее. Этот дрожащий голос, эти обрывающиеся слова, эти придушенные или протяжные звуки, содрогающие тело, подкосившиеся колени, обмороки, бурные вспышки — все это чистейшее подражание, заранее вытверженный урок, патетическая гримаса, великолепное «обезьянство» (Д. Дидро, 1936, с. 576 — 577). Все страсти актера и их выражение, как говорит Дидро, входят составной частью в систему декламации, они подчинены некоему закону единства, они определенным образом подобраны и гармонически размещены.

В сущности в парадоксе Дидро смешаны две очень близко стоящие друг к другу и все же вполне не сливающиеся вещи. Во-первых, Дидро имеет в виду сверхличный, идеальный характер тех страстей, которые передает со сцены актер. Это идеализированные страсти и движения души, они не натуральные, жизненные чувствования того или иного актера, они искусственны, они созданы творческой силой человека и в такой же мере должны рассматриваться в качестве искусственных созданий, как роман, соната или статуя. Благодаря этому они по содержанию отличаются от соответствующих чувствований самого актера. «Гладиатор древности, — говорит Дидро, — подобно великому актеру, и великий актер, подобно античному гладиатору, умирают не так, как умирают в постели. Они должны изобразить перед нами иную смерть, чтобы нам понравиться, и зритель чувствует, что голая правда движения, не приукрашенная, была бы мелкой, противоречила бы поэзии целого» (там же, с. 581).

Не только с точки зрения содержания, но и со стороны формальных связей и сцеплений, определяющих их протекание, чувства актера отличаются от реальных жизненных чувств. «Но очень хочется рассказать вам, — говорит Дидро, — в качестве примера, как актер и его жена, ненавидевшие друг друга, вели в театре сцену нежных и страстных любовников. Никогда еще оба актера не казались такими сильными в своих ролях, не вызывали со сцены такого долгого рукоплескания партера и лож. Десятки раз прерывали мы эту сцену аплодисментами и криками восхищения. Это в третьем явлении IV акта мольеровской «Любовной досады» (там же, с. 586). И дальше Дидро приводит диалог актера и актрисы, который он называет двойной сценой, сценой любовников и сценой супругов. Сцена любовного объяснения сплетается здесь со сценой семейной ссоры, и в этом сплетении Дидро видит лучшее доказательство своей правоты (там же, с. 586 — 588).

Как уже сказано, воззрение Дидро опирается на факты, и в этом его сила, его непреходящее значение для будущей научной теории актерского творчества. Но существуют и факты обратного характера, которые, впрочем, ни в малой степени не опровергают Дидро. Эти факты заключаются в том, что реально существует и другая система игры и другая природа художественных переживаний актера на сцене. И доказательством является, если взять пример близкий, вся сценическая практика школы Станиславского.

Это противоречие, не разрешимое для абстрактной психологии при метафизической постановке вопроса, получает возможность разрешения, если подойти к нему с диалектической точки зрения.

Мы уже говорили, что новое течение ставит проблему актерской психологии как проблему конкретной психологии. Не вечные и неизменные законы природы актерских переживаний на сцене, но исторические законы различных форм и систем театральной игры становятся в данном случае руководящим указанием для исследователя. Поэтому в опровержении парадокса Дидро, которое мы находим у многих психологов, вес еще сказывается попытка решить вопрос в абсолютной плоскости, безотносительно к исторической конкретной форме того театра, психологию которого мы рассматриваем. Между тем основной предпосылкой всякого исторически направленного исследования в этой области является идея, что психология актера выражает общественную идеологию его эпохи и что она так же менялась в процессе исторического развития человека, как менялись внешние формы театра, его стиль и содержание. Психология актера театра Станиславского в гораздо большей степени отличается от психологии актера эпохи Софокла, чем современное здание отличается от античного амфитеатра.

Психология актера есть историческая и классовая, а не биологическая категория. В одном этом положении выражена центральная для всех новых исследований мысль, определяющая подход к конкретной психологии актера. Следовательно, не биологические закономерности определяют в первую очередь характер сценических переживаний актера. Эти переживания составляют часть сложной деятельности художественного творчества, имеющего определенную общественную, классовую функцию, исторически обусловленную всем состоянием духовного развития эпохи и класса, и, следовательно, законы сцепления страстей, законы преломления и сплетения чувств роли с чувствами актера должны быть разрешены раньше всего в плане исторической, а не натуралистической (биологической) психологии. Только после этого разрешения может возникнуть вопрос о том, как с точки зрения биологических закономерностей психики возможна та или иная историческая форма актерской игры.

Таким образом, не природа человеческих страстей определяет непосредственно переживания актера на сцене, она лишь содержит в себе возможности возникновения многих, самых разнообразных и изменчивых форм сценического воплощения художественных образов.

Вместе с признанием исторической природы интересующей нас проблемы мы приходим к выводу, что перед нами проблема, в двойном отношении опирающаяся на социологические предпосылки в изучении театра.

Во-первых, как всякое конкретное психическое явление, игра актера представляет собой часть социально-психологической действительности, которая раньше всего должна быть изучена и определена в составе того целого, к которому она принадлежит. Нужно выявить функцию сценической игры в данную эпоху для данного класса, основные тенденции, от которых зависит воздействие актера на зрителя, и, следовательно, определить социальную природу той театральной формы, в составе которой данные сценические переживания получают конкретное объяснение.

Во-вторых, признавая исторический характер этой проблемы, мы вместе с тем, касаясь переживаний актера, начинаем говорить не столько об индивидуально-психологическом, сколько о социально-психологическом контексте, в который они включены. Переживания актера, по счастливому немецкому выражению, — это не столько чувство «я», сколько чувство «мы». Актер создает на сцене безличные чувствования, чувства или эмоции, становящиеся эмоциями всего театрального зала. До того как они стали предметом актерского воплощения, они получили литературное оформление, они носились в воздухе, в общественном сознании.

Тоска чеховских «Трех сестер», воссоздаваемая на сцене артистами Художественного театра, становится эмоцией всего зала, потому что она в широкой степени была кристаллизованным оформлением настроений больших общественных кругов, для которых ее сценическое выражение являлось как бы средством осознания и художественного преломления самих себя.

В свете высказанных положений становится ясно значение актерских признаний о своей игре.

Первое, к чему мы приходим, — установление ограниченного значения этого материала. Признание актера в своих чувствованиях, данные его актерского самонаблюдения и самочувствия не теряют, с этой точки зрения, огромного значения в изучении психологии актера, но перестают быть единственным и универсальным источником суждения о ее природе. Они показывают, как актер осознает собственные эмоции, в каком отношении к строю его личности они стоят, но они не раскрывают нам природы этих эмоций во всей ее действительной полноте. Перед ними только частичный фактический материал, освещающий проблему в одном только разрезе — в разрезе самосознания актера. Для того чтобы извлечь из такого материала все его научное значение, мы должны понять представленную в нем часть в системе целого. Мы должны понять психологию того или иного актера во всей его конкретной исторической и социальной обусловленности, тогда нам станет ясной и понятной закономерная связь между данной формой сценического переживания и тем социальным содержанием, которое через это актерское переживание передается в зрительный зал.

Нельзя забывать, что эмоции актера, поскольку они являются фактом искусства, выходят за пределы его личности, составляют часть эмоционального диалога между актером и публикой. Эмоции актера испытывают то, что Ф. Полан удачно назвал «счастливой трансформацией чувств». Они становятся понятными, лишь будучи включены в более широкую социально-психологическую систему, часть которой они составляют. В этом смысле нельзя отрывать характер сценического переживания актера, взятый с формальной стороны, от того конкретного содержания, которое составляется из содержания сценического образа, отношения, интереса к этому образу, из социально-психологического значения, из той функции, которую выполняет в данном случае актерское переживание. Скажем, переживания актера, стремящегося осмеять известный строй психологических и бытовых образов, и актера, стремящегося дать апологию тех же самых образов, естественно, будут различны.

Здесь мы подходим вплотную к чрезвычайно важному психологическому моменту, невыясненность которого давала, по нашему мнению, повод к ряду недоразумений в интересующей нас проблеме. Например, большинство писавших о системе Станиславского отождествляли эту систему в ее психологической части с теми стилистическими задачами, которые она первоначально обслуживала, иначе говоря, отождествляли систему Станиславского с его театральной практикой. Правда, всякая театральная практика является конкретным выражением данной системы, но не исчерпывает всего содержания системы, которая может иметь еще много других конкретных выражений; театральная практика не передает системы во всей ее широте. Шаг к отделению системы от ее конкретного выражения был сделан Е. Б. Вахтанговым, стилистические устремления которого так резко отличны от первоначального натурализма Художественного театра и который тем не менее осознавал собственную систему как применение к новым стилистическим задачам основных идей Станиславского.

Это можно показать на примере работы Вахтангова над постановкой «Принцессы Турандот». Желая передать со сцены не просто содержание сказки, но свое современное отношение к этой сказке, свою иронию, улыбку «по адресу трагического содержания сказки», Вахтангов создает новое содержание пьесы.

Замечательный случай рассказывает Б. Е. Захава из истории постановки этой пьесы: «На первых репетициях Вахтангов пользовался следующим приемом. Он предложил исполнителям играть не роли, указанные текстом пьесы, а итальянских актеров, играющих эти роли… Он предлагает, например, актрисе, исполняющей роль Адельмы, играть не Адельму, а итальянскую актрису, играющую Адельму. Он фантазирует на тему, будто бы она жена директора труппы и любовница премьера, что на ней рваные туфли, что они ей велики и при ходьбе отстают от пяток, шлепают по полу и т. д. Другая актриса, играющая Зелиму, оказывается лентяйкой, которой не хочется играть, чего она совсем не скрывает от публики (спать хочется)» (1930, с. 143 — 144).

Мы видим, таким образом, что Вахтангов изменяет непосредственно данное ему содержание пьесы, но в форме ее выявления он опирается на тот же самый фундамент, который заложен в системе Станиславского: Станиславский учил находить на сцене правду чувств, внутреннее оправдание всякой сценической форме поведения.

«Внутреннее оправдание, — говорит Захава, — основное требование Станиславского, остается по-прежнему одним из основных требований Вахтангова, но только самое содержание этих чувств у Вахтангова совершенно иное, чем у Станиславского… Пусть чувства стали теперь иными, пусть они требуют иных театральных выразительных средств, но правда этих чувств как была, так и будет всегда неизменно основой той почвы, на которой только и могут произрастать цветы настоящего большого искусства» (там же, с, 133).

Мы видим, как внутренняя техника Станиславского, его душевный натурализм становятся на службу совершенно иным стилистическим задачам, в известном смысле противоположным тем, которые они обслуживали в самом начале развития. Мы видим, как определенное содержание диктует новую театральную форму, как система оказывается гораздо более широкой, чем данное ее конкретное применение.

Поэтому признания актеров о своей игре, особенно суммарные признания, составленные из обобщений собственного и притом очень разнообразного опыта, не учитывающие всего того содержания, формой воплощения которого является актерская эмоция, неспособны сами по себе объяснить свой характер и свою природу. Надо выйти за пределы непосредственного актерского переживания, для того чтобы его объяснить. Этот подлинный и замечательный парадокс всей психологии до сих пор еще, к сожалению, недостаточно усвоен рядом направлений. Для того чтобы объяснить и понять переживание, надо выйти за его пределы, надо на минуту забыть о нем, отвлечься от него.

То же самое верно и в отношении психологии актера. Если бы переживание актера было замкнутым целым, самим в себе существующим миром, тогда естественно было бы искать законы, управляющие им, исключительно в его сфере, в анализе его состава, тщательном описании его рельефа. Но если переживание актера тем и отличается от каждодневного житейского переживания, что оно составляет часть совсем иной системы, то его объяснение надо искать в законах построения последней.

Мы хотели бы в заключение коротко наметить то превращение, которое испытывает в новой психологии старый парадокс об актере. Мы еще далеки при современном состоянии нашей науки от решения этого парадокса, но мы уже близки к его правильной постановке в качестве подлинно научной проблемы. Как мы видели, сущность вопроса, который казался парадоксальным всем писавшим о нем, заключается в отношении искусственно созданной эмоции роли к реальной, жизненной, естественной эмоции актера, играющего роль. Нам думается, что разрешение этого вопроса возможно, если учесть два момента, одинаково важных для его правильного истолкования.

Первый заключается в том, что Станиславский выражает в известном положении о непроизвольности чувства. Чувству нельзя приказывать, говорит Станиславский. У нас нет непосредственной власти над чувством такого характера, как над движением или над ассоциативным процессом. Но если чувство «нельзя вызвать… произвольно и непосредственно, то его можно выманить, обратившись к тому, что более подвластно пашей власти, к представлениям» (Л. Я. Гуревич, 1927, с. 58). И действительно, все современные психофизиологические исследования эмоций показывают, что путь к овладению эмоциями и, следовательно, путь произвольного вызова и искусственного создания новых эмоций не основывается на непосредственном вмешательстве нашей воли в сферу чувствовании, как это имеет место в области мышления и движения.

Этот путь гораздо более извилистый и, как правильно говорит Станиславский, более похожий на выманивание, чем на прямое вызывание нужного нам чувства. Только косвенно, создавая сложную систему представлений, понятий и образов, в состав которых входит и известная эмоция, мы можем вызвать и нужные чувства и тем самым придать своеобразный психологический колорит всей данной системе в целом и ее внешнему выражению. « Чувства эти, — говорит Станиславский, — не совсем те, которые переживаются актером в жизни» (там же). Это скорее чувства и понятия, которые очищены от всего лишнего, обобщены, лишены своего беспредметного характера.

По правильному выражению Л. Я. Гуревич, если они прошли через процесс художественного оформления, они по ряду признаков отличаются от соответственных жизненных эмоций. В этом смысле мы согласны с Гуревич, что разрешение вопроса, как это обычно бывает в очень упорных и длительных спорах, «лежит не посередине между двумя крайностями, а в другой плоскости, позволяющей видеть предмет с новой точки зрения» (там же, с. 62). К этой новой точке зрения обязывают нас как накопившиеся документы по вопросу о сценическом творчестве, свидетельства самих творцов-актеров, так и исследования, произведенные за последнее десятилетие научной психологией (там же, с. 62).

Но это только одна сторона вопроса. Другая заключается в том, что, как только парадокс об актере переносится на почву конкретной психологии, он снимает ряд неразрешимых проблем, которые составляли его содержание прежде, и на их место выдвигает новые, но уже плодотворные, разрешимые и толкающие исследователя на новые пути. С этой точки зрения, не биолого-эстетическому и раз навсегда данному, но конкретно-психологическому и исторически изменчивому объяснению подлежит каждая данная система актерской игры, и вместо раз навсегда данного парадокса об актере всех времен и народов перед нами в историческом аспекте выдвигается ряд исторических парадоксов об актерах данной среды и данной эпохи. Парадокс об актере превращается в исследование исторического развития человеческой эмоции и ее конкретного выражения на различных стадиях общественной жизни.

Психология учит, что эмоции не представляют исключения из остальных проявлений нашей душевной жизни. Как и все другие психические функции, эмоции не остаются в той связи, в которой они даны первоначально в силу биологической организации психики. В процессе общественной жизни чувства развиваются и распадаются эти прежние связи; эмоции вступают в новые отношения с другими элементами душевной жизни, возникают новые системы, новые сплавы психических функций, возникают единства высшего порядка, внутри которых господствуют особые закономерности, взаимозависимости, особые формы связи и движения. Изучить порядок и связь аффектов составляет главную задачу научной психологии, ибо не в эмоциях, взятых в изолированном виде, но в связях, объединяющих эмоции с более сложными психологическими системами, заключается разгадка парадокса об актере. Эта разгадка, как можно предвидеть уже сейчас, приведет исследователей к положению, имеющему фундаментальное значение для всей психологии актера. Переживания актера, его эмоции выступают не как функции его личной душевной жизни, но как явление, имеющее объективный общественный смысл и значение, служащее переходной ступенью от психологии к идеологии.

Собр соч, т VI 1984

Психологические роли и статусы

По линии Взрослый-Взрослый мы работаем, по линии Дитя-Дитя любим, развлекаемся, по линии Родитель-Родитель сплетничаем. В этих случаях, партнеры равны друг другу в психологическом отношении. Это взаимодействия психологического равноправия — первый тип.

Анализ параллельных взаимодействий позволил Берну сформулировать важнейший закон общения: пока взаимодействия параллельны, процесс общения будет протекать гладко и долго. Конфликта не будет.

Переход из конфликтных ситуаций в правильные «параллельные» коммуникации осуществляется через состояние «Я-Взрослый»

Что же такое психологическая гибкость?

Посмотрите еще раз на рисунок. Те места, где Взрослый соединен с Родителем и Дитятей, можно назвать суставами души. При хорошей психологической гибкости взаимоотношения между этими частями легко меняются.

Если же отсутствует психологическая гибкость, суставы души срастаются. Родитель и Дитя заслоняют поле деятельности, предназначенное для Взрослого. Человек тогда занимается не продуктивной деятельностью, а выполняет капризы своего Дитяти. Денег нет, но Родитель требует угостить, устроить пышный праздник. Реальной опасности нет, но Дитя требует дополнительных усилий для ненужной защиты. Если человек все время занят делами Родителя (предрассудки) или Дитяти (страхи, иллюзии), он теряет самостоятельность и перестает понимать, что происходит во внешнем мире, становится регистратором событий. «Я все понимал, но ничего не мог с собой поделать…»
У психологически гибкого человека на первый план выходит то та, то другая часть личности, а остальные отходят на заднюю позицию в зависимости от вида деятельности.

Психологически гибкий и адекватный выглядит следующим образом.

Он не будет падок на лесть и восхищение, идущие с детской позиции партнера, а удары идущие в сторону Дитя пройдут мимо.

Во время вечеринки он будет от души веселиться, танцевать, даже если занимает большой пост. Он даст возможность своему Дитяти порезвиться.

Он будет без напряжения будет выполнять правила или то, что требуют обычаи, выпустив вперед хорошо обученного Родителя, отправив подальше свое Дитя и используя навыки своего Взрослого.

В сексе он также будет раскрепощен и изобретателен. А его взрослый выдворит из спальни ворчливого Родителя.

Только на миг задумайтесь, в каком мире мы сейчас живем? Ведь мы живем в сказке. Мы живем в мире, о котором мечтали наши предки. Эти мечты они выражали в сказках о ковре самолете, о сверхскоростных богатырских конях, о зеркале, глядя в которое можно видеть, что делается во всем мире. Ведь все, что в нас, все, что на нас, и все что вокруг нас — это работа нашего Разума. Это и наша одежда, и наша еда и наше жилище и машины и самолеты. А телевизоры, видеомагнитофоны и сотовые телефоны. И стоит ли портить себе очарование нашей жизни из-за того, что какой-то человек обидел или оскорбил нас.

Во время шторма нельзя обучаться навигации, поэтому надо постоянно тренировать свои естественные реакции чтобы грамотно гасить и предотвращать конфликты.

Итак, переход из конфликтных ситуаций в правильные осуществляется через состояние «Я-Взрослый» . Следовательно:

Первая задача в турнирах — овладеть умением оставаться подольше во взрослой позиции.

Что для этого надо сделать? Как восстановить подвижность в суставах души? Как оставаться объективным Взрослым?

Чтобы этому научиться надо освоить 27 необходимых навыков. Для этого все стадии турниров последовательно развивают какой-то один из этих 27 предлагаемых навыков.

вторая задача в турнирах — Необходимо выиграть время для принятия серьезных решений.

Полезно использовать вопросы: «Правда ли это?», «Применимо ли это?», «Откуда я взял эту идею?» Когда у вас плохое настроение, спросить, почему ваш Родитель бьет ваше Дитя.

третья задача в турнирах — вывести во взрослую позицию своего партнера по общению.

Литература.

Берн. «Игры, в которые играют люди»

Дополнительно:

Томас Харрис «Я о’кей — вы о’кей»

Мариэлом Джеймсом и Дороти Джонгеворд — «Рожденный побеждать: трансактный анализ с гештальт-экспериментами.

Чем опасны психологические роли, которые выбирают для себя дети

«Герой» серьезно относится к жизни.
«Бунтовщик» ведет себя вызывающе.
«Потерянный ребенок» держится особняком от своей семьи и уходит в мир собственных фантазий.
«Клоун» старается развеселить близких и помочь таким образом им справиться с невзгодами.
«Приспособленец» адаптируется к любым ситуациям в семье.
«Миротворец» способен успокоить и утешить всех членов семьи.

Подробнее о психологических ролях, которые неосознанно выбирают себе дети, растущие в дисфункциональных семьях, рассказывала «Мелу» специалист Московской службы психологической помощи Лариса Костикова: 

«Дисфункция» переводится с латинского как нарушение или утрата способности к деятельности. Как правило, в таких семьях люди не признают наличия проблем в общении друг с другом, не выражают свои чувства открыто, не говорят по душам, прибегают к чрезмерной опеке в ущерб истинной заботе. Особенно непросто в этой обстановке приходится детям, часто они неосознанно выбирают для себя определенную психологическую роль.

Я стану вашим героем

Нередко старший ребенок в семье берет на себя роль «героя», потому что родители рано начали прививать ему серьезное отношение к жизни. Он способен достичь немалых успехов, например, в учебе или спорте, может быть лидером в классе или заводилой в компании друзей. Внешне малыш выглядит вполне успешным. Однако он мало времени посвящает своим любимым делам или даже может ничего не знать о собственных предпочтениях, интересах, склонностях. Почему? Да просто потому, что на первом месте для такого ребенка стоят интересы других людей!
В дальнейшем, во взрослой жизни, он может быть очень удобен для всех, совершенствуя и развивая свою „героическую“ роль, но при этом человек рискует окончательно потерять контакт с собственными потребностями. Такие люди часто становятся одержимыми какой-то навязчивой идеей, стараются добиваться совершенства во всем, всегда ориентированы на достижение целей. Для них чувства не представляют никакой ценности.

Обратите же на меня внимание!

Полной противоположностью «герою» семьи является «бунтовщик». Такой ребенок ведет себя крайне вызывающе, все время влипает в какие-нибудь неприятные истории, рано может проявлять склонность к злоупотреблению психоактивными веществами.
Своим негативным поведением эти дети привлекают сначала внимание родителей, потом воспитателей, учителей, а затем и представителей правопорядка. На самом деле за вызовом, который бросает „бунтовщик“ своей семье, часто стоит не осознаваемая ребенком потребность в похвале, поощрении и принятии. Он чувствует себя никому не нужным и отвергнутым, а своим поведением только усугубляет эту ситуацию. Можно сказать, что у такого ребенка низкая самооценка, потеря контакта со своими чувствами, переживание эмоциональной заброшенности, и все это прикрывается раздражением.
Дети-бунтовщики скрывают чувство обиды и часто стараются свести счеты со своими родителями. Взрослея, могут бросать вызов уже общественной системе в целом. Не умея «брать» поддержку, они не верят в то, что сами по себе являются ценными, заслуживают внимания и любви. Такие люди часто находят себе супругов, которые позволяют им вымещать свои обиды, оскорбления и раздражение на них.

У меня свой мир

«Потерянный ребенок» как будто держится особняком от своей семьи. Может показаться, что ему нравится проводить время в одиночестве, играть с самим собой, что-то мастерить или читать книжки. Поэтому родители оставляют малыша в покое, стараясь не мешать, а случается, и вовсе забывают о нем.
Такой ребенок может все дальше уходить в мир собственных фантазий, при этом никого не обременяя своим присутствием. «Потерянный ребенок» на самом деле очень страдает от одиночества, но как будто не способен сообщить о себе миру. В то же время такие дети тонко чувствуют и близко к сердцу принимают нужды и страдания других, они всегда готовы прийти на помощь. По мере взросления они все больше пренебрегают собой, спасая других. Ощущение же умиротворения и счастья, так необходимое любому человеку, он может приобретать за счет внешних стимуляторов: еды, алкоголя.

Плачущий клоун

Есть еще одна типичная роль — «талисман семьи», которая часто достается младшему из детей в семье. Как правило, «младшенького» все обожают и балуют, многое ему позволяют и все прощают. Протестное поведение такого «любимца» не воспринимается всерьез, и обычно эти дети отличаются непоседливостью, дурашливостью, изобретательностью.
Стараясь развеселить близких, они привычно играют роль клоунов, тем самым помогая родителям справляться с семейными невзгодами и получая от них взамен благодарность и снисхождение.
Среди взрослых людей тоже можно встретить таких «клоунов», которые своими шутками быстро создают непринужденную обстановку в коллективе, легко снимают напряжение, казалось бы, в безвыходной ситуации, отвлекают на себя часть негативной энергии и переводят конфликтный разговор в более мирное русло. Однако неосознанный «детский способ» избегания конфликтов свидетельствует о непереносимости некоторыми людьми любых разногласий и незрелости их эмоциональной сферы.

Я все выдержу!

«Приспособленец» — в самом названии заключен смысл этой роли. Такой ребенок проявляет чудеса гибкости, может выдержать, кажется, без особого ущерба для себя любые испытания. Внешне реакция ребенка может выглядеть как безразличие или отстраненность. Часто взрослым кажется, что у них растет «настоящий эгоист», который спокойно реагирует на любые «бури» в семье, закрывается в своей комнате или вообще уходит гулять, когда родители ругаются.
На самом деле дети испытывают в этот момент настоящий шок, а с помощью внешней невозмутимости пытаются оградить себя от разрушительного воздействия стресса и таким образом приспособиться к нестабильной, а часто и опасной ситуации в семье.

Что ждет такого ребенка, когда он вырастет? Скорее всего, трудности с предъявлением личностных границ в социуме, нарушенный контакт со своими чувствами, непонимание сигналов со стороны собственного тела, игнорирование физической боли, плохого самочувствия и умение превозмогать любой дискомфорт.
Такие люди привычно остаются в тени, стараются не привлекать к себе внимания, не выражать своих эмоций. Их потребности остаются неудовлетворенными, они редко обращаются с какой-либо просьбой к другим, чувствуют себя одинокими и изолированными.

Я вас помирю!

Есть еще одна «героическая» роль в семье с очень привлекательным названием — «миротворец». В проблемной семье такой «герой» очень востребован. Там, где взрослые люди не умеют цивилизованно выяснять отношения, не берут на себя ответственность за последствия собственных решений, игнорируют чувства и потребности близких, может вырасти ребенок-утешитель: он и маму успокоит, и папу утихомирит, и братьев-сестер пожалеет.
Но привычка «нести в мир добро» может сослужить негативную службу. Во взрослой жизни такой человек как будто бы является обладателем особых полномочий, наделен исключительными правами и «причиняет добро», даже когда его об этом не просят и в нем не нуждаются. Для таких людей свойственно проводить большую часть своего времени, решая эмоциональные потребности других людей. Они чуткие, заботливые, чрезмерно отзывчивые, как правило, уделяют больше внимания другим, чем себе. А если им кто-нибудь оказывает поддержку, то они чувствуют за это вину.

Если проанализировать смысловое значение семейных ролей, то становится ясно, что главная цель любой роли — это сохранить семью от разрушительного воздействия проблем, особенно когда эти проблемы не признаются, игнорируются взрослыми людьми. На детей в этом случае или возлагается непосильная нагрузка, или им предоставляется безраздельная власть. Но самое главное то, что „семейный театр“ не завершает свою работу с течением времени, „детские роли“ только совершенствуются и воплощаются потом в новых условиях, находя своих „зрителей“ и „партнеров“ во взрослой жизни человека.

Психологические установки и их роль в повседневной жизни

Каждый человек на протяжении жизни получает уникальный опыт, который определяет его как личность. Вместе с накопленными навыками, умениями и житейской мудростью происходит усвоение негласных личных правил, так называемых установок. Однажды сделав вывод (или просто присвоив чужое убеждение), человек в целях экономии времени и сил в подобных ситуациях будет к нему обращаться. Об особенностях и важности психологических установок рассказала психолог семейного центра «Гармония» Екатерина Алексеева.

Быть хорошей

В семейный центр «Гармония» на прием к психологу обратилась Елена И. из-за продолжительной апатии. «Мне с детства внушали, что нужно прожить свою жизнь хорошим человеком. Мама часто повторяла о необходимости производить о себе правильное впечатление, чтобы люди не подумали ничего плохого. Я прожила так 42 года своей жизни и не уверена: жизнь ли это?» — лишенным эмоций голосом рассказывала женщина.

Психологические установки прямо влияют на наши эмоции, мысли, чувства и поведение — можно говорить, что они определяют нашу жизнь. В случае Елены выяснилось, что ради одобрения окружающих ей часто приходилось жертвовать личными интересами, что в свою очередь становилось причиной накопления внутренней неудовлетворенности. Психологическая установка «быть хорошей» очевидно противоречила внутренней потребности «быть счастливой».

Что необходимо знать о психологических установках

  • У каждого человека есть свой набор психологических установок, и если в молодости люди обладают достаточно гибкими установками, с возрастом они становятся категоричнее, верят в объективность своего видения ситуации.
  • Модель поведения — достаточно гибкая вещь, она может меняться с возрастом или под воздействием каких-либо внешних факторов. Например, если в жизни человека происходит что-то, что не вписывается в его привычную картину мира, то он может изменить модель поведения.
  • Установки изменчивы. Если установка эффективна, она освобождает мозг от необходимости принимать каждый раз сознательное решение в схожих ситуациях, а это экономия сил и времени. Задача — обзавестись таким набором убеждений, который будет вам помогать в жизни, а не чинить барьеры.

Важно помнить, что в случае с психологическими установками не стоит ожидать быстрых результатов, так как потребуется последовательная и методичная работа.

Елена успешно применяла рекомендации психолога, выполняла упражнения и домашние задания. В ее повседневной жизни появились новые приоритеты: право на отказ от чего бы то ни было, уважение своих границ и времени, знакомство со своими истинными желаниями. Специалисты столичных семейных центров всегда готовы оказать содействие в формировании новых психологических установок, помогающих вам стать более счастливым человеком.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Роль родителей в формировании личности ребёнка

Давыдовская Н.А.
Врач-невропатолог,
кандидат психологических наук,
лауреат премии М.Ломоносова

«То, что в детстве с нами обращаются определенным образом,
определяет наше представление о будущем и взаимодействие с
нашим взрослым миром»
В. Вульф /4/
«По сути дела, родители – это те же дети, они живут рядом со своими родителями (теперь бабушками и дедушками), которые по – прежнему учат их, как жить»
В. Сатир /8/

Семья и ее роль

Роль семьи в становлении личности человека первостепенна и неоспорима. В семье ребенок вначале осознает свое физическое окружение, познавая с помощью всех органов чувств окружающий мир, наполняет свой разум образами близких людей, предметов, явлений природы и связанных с ними переживаний. В семье ребенок получает удовлетворение базовых потребностей /7/, усваивает ценностные ориентации, культурные и национальные традиции. В идеале и первый духовный опыт ребенок получает в семье: в форме религии или отношения к природе.

Ребенок – это творение родителей. Важно, чтобы родители осознавали это и воспринимали воспитание как творческий процесс.

Семья – это вселенная для ребенка, а родители – как два солнца в ней. Каждый младенец и маленький ребёнок должны почувствовать себя центром вселенной, по крайней мере, на какое-то время (Heinz Kohut). Хайнц Кохут фокусировал внимание на «отражении», при котором младенец смотрит на мать и видит своё «я» отражённым в её радостном взгляде. Так ребёнок чувствует свою самоценность. Второй нормальный процесс – «идеализация», которая начинается с узнавания ребёнком своего родителя или другого любимого человека. Ребёнок нуждается в идеализированном образе родителя, который соответствовал бы эталону родителя, заложенному в генетической памяти. Позитивные образы отца и матери во внутреннем мире ребёнка – основа психики и залог здоровья. «Да, личности отца и матери формируют первый и, очевидно, единственный мир человека, пока он маленький ребенок», – пишет К.Юнг. /1/

Образы родителей доминируют в сознании ребенка, во многом определяя характер его взаимоотношений с людьми и социальное функционирование в течение всей жизни, оказывая влияние на психическую стабильность и телесное здоровье. Родительские образы включают, с одной стороны, лично приобретённый образ собственных родителей, а с другой – родительский архетип. Эти архетипы – первообразы Отца и Матери – обобщенные образы всех матерей и отцов прошлого, которые заложены в бессознательном ребёнка. «Эти самые обычные и вечно повторяющиеся реальности создают мощные архетипы, постоянную деятельность которых можно по-прежнему непосредственно распознать повсюду даже в наше полное рационализма время»./2/ Родительские архетипы (первообразы) включают позитивный и негативный аспекты.

Углубленные размышления К.Г. Юнга о роли родительских образов /1/ приводят к выводу, что проекции первообразов Отца и Матери (архетипов) играют важную роль в становлении и стабилизации психики человека.

Образы родителей и их значения

Восприятие ребёнком своих родителей меняется в различные периоды жизни, соответственно, и образы их претерпевают изменения. Рассмотрим динамику формирования родительских образов в разные возрастные периоды: период раннего детства, период полового созревания, период взросления и период утраты родителей.

В раннем детстве, когда сознание ребенка еще развито слабо, родители (в первую очередь, конечно, мать) воспринимаются в более или менее бессознательном состоянии, архетипически. Мать – это источник благоденствия, расслабления, стабильности, по сути – источник жизни, а отец – динамичный, властный, олицетворяет защиту и побуждает к действию. Образы конкретных родителей фрагментарны в восприятии маленького ребенка. «Постоянное присутствие матери сливается с каждым моим воспоминанием. Ее образ неразрывно соединяется с моим существованием, и потому он мало выдается в отрывочных картинах первого времени моего детства, хотя постоянно участвует в нем», – написал С.Т. Аксаков в своем произведении «Детские годы Багрова – внука».

Проецирование в раннем детстве архетипов Отца и Матери на своих родителей объясняет идеализацию родителей (мама – самая красивая, а папа – самый сильный) и чрезвычайную чувствительность ребенка к несоответствию между бессознательным идеалом и реальными родителями. И чем больше поведение родителей противоречит их воспитательным установкам, тем противоречивее образы родителей в сознании ребенка, тем большая опасность для него возникновения невроза и соматических заболеваний. Образы родителей формируются в сознании ребенка через органы чувств в непрерывном пространственно-временном континууме, поэтому не так важно, что родители рекомендуют, а важно как они поступают сами. Следовательно, более зрелые и любящие родители являются объектами адекватного проецирования архетипов Отца и Матери и залогом психологического и соматического благополучия ребенка. Восприятие ребенком таких родителей сопровождается гаммой положительных эмоций, а формирование родительских образов происходит под влиянием преимущественно позитивной проекции архетипов Отца и Матери.

В последующей жизни архетипические образы Отца и Матери уступают индивидуальным образам конкретных родителей, но в бессознательном они остаются могущественными первообразами, которые обнаруживают свое влияние в течение всей жизни. С развитием индивидуального сознания уменьшается важность родительской личности, теряется чувство непосредственной связи и единства с родителями. В идеале «из образа родителей выделяется архетип взрослого человека, образ мужчины, каким его с давних времён знала женщина, и образ женщины, который тысячелетиями носит в себе мужчина» /2/. Взаимное проецирование этих архетипов делает возможным создание семьи, но родительские образы могут оказывать влияние на выбор конкретных носителей проекции мужского и женского начала. Доминирование родительского образа обнаруживается, если при выборе любимого человека решающим фактором было позитивное или негативное сходство с родителями /2/. Когда в семье появляются дети, мужчины и женщины осваивают роли отца и матери и, в свою очередь, становятся воплощением первообразов Отца и Матери для своих детей. Теперь они – взрослые люди. Образы их родителей связаны с конкретными родителями, а архетипы стабилизированы проекцией: архетипа Матери – на семью, церковь, природу, вселенную, архетипа Отца – на закон, общество, нацию. Эта динамика сохраняется, пока родители живы, и меняется, когда родители уходят. В периоде горевания исчезают остатки относительной инфантильности, укрепляется позиция взрослого и родителя своим детям. Образы ушедших родителей очищаются от житейского налета, вновь идеализируются, погружаются в бессознательное и, возвращаясь к первообразам, приобретают свойства символа.

Положительные родительские образы – символы родителей помогают стабилизировать психику индивидуума в трудных жизненных ситуациях. Оживляя в памяти положительно окрашенные символы, человек бессознательно активизирует сопутствующую им положительную энергию.

Отрицательный образ родителя и его влияние на психику ребенка

Иначе складывается динамика родительских образов в сознании человека, воспитанного родителями, которые были невротизированы, испытывали страхи, гневались, манипулировали близкими, проявляли лицемерие, безнравственность, беспринципность, а свою незащищенность компенсировали отчужденностью или тиранией в семье. Такие родители становятся источником страдания для ребенка, даже если и «по-своему» любят его. Отрицательные эмоции от общения с такими родителями становятся причиной создания отрицательных их образов в разуме ребенка. К.Г. Юнг высказался однозначно: «Всегда, когда маленький ребенок демонстрирует симптомы невроза, не стоит терять много времени на исследование его подсознания. Нужно начать исследование в другом месте, в первую очередь у матери, ибо родители, как правило, являются или прямыми источниками неврозов у детей, или, как минимум, важнейшей составной частью этого источника» /1/.

В таких случаях индивидуальные образы конкретных родителей формируются под влиянием, в основном, отрицательного аспекта архетипа Отца или Матери – в расщепленном варианте. И теперь реальные родители воспринимаются только через призму отрицательного родительского образа. Позитивный аспект родительского образа остаётся в бессознательном и может быть спроецирован на кого-то из родственников, или на чужого человека, проявившего интерес и сочувствие к ребенку, или на группу лиц, или на домашних животных. Отношения с родителями в таких случаях осложняются из-за проекции на них отрицательных чувств, возможны побеги из дома, бродяжничество, проявление агрессии. Социализация такого ребенка крайне затруднена. В других случаях ребенок может замкнуться на себе, создать свой собственный мир. Тогда он формально общается с близкими, проявляя конформность и чудеса манипуляции. Проекции архетипов, осевшие в личном бессознательном ребенка, при слаборазвитом детском сознании оживляют бессознательные процессы, наполняя их энергией. Клинически у ребенка это может проявиться переоценкой своей личности, пренебрежительным, презрительно-снисходительным отношением к родителям, которые не вызывают у него уважения, высокомерием, безудержным фантазированием с элементами сказок, мифов, иногда космического содержания, и, конечно, девиантным поведением, когда отрицательные образы значительно оживляют архетип тени. Повзрослев, такой человек весь негатив и подавленную агрессию, накопленные в родительской семье, бессознательно проецирует на окружающий мир, окрашивая вселенную в мрачные тона. Индивидуум испытывает неуверенность в себе, безотчетный страх перед незнакомыми людьми, администрацией и силовыми структурами, недоверие к окружающим людям и бессознательно занимает оборонительную позицию в обществе. Отрицательные эмоции вызывают напряжение в нервной системе и приводят к психосоматическим заболеваниям.

Схема функционирования родительских образов в разные возрастные периоды помогла мне ретроспективно проанализировать случаи из моей врачебной практики.
Примером может служить следующее наблюдение: пациент С., 22 лет, обратился ко мне как невропатологу с жалобами на постоянную головную боль, внутреннее напряжение, резко выраженную раздражительность, возбудимость, тревожность и ощущение, что незнакомые люди на улице проявляют злобность по отношению к нему: «косо смотрят», что вызывает желание вступить в драку.

Объективно выявлены эмоциональная и вегетативная неустойчивость, повышенная потливость, покраснение лица, груди при эмоциональной нагрузке, дрожание рук, повышенное артериальное давление.

С. пришёл в сопровождении матери. В отношениях сына и матери была заметна напряжённость. В дальнейшей беседе обнаружилась агрессия по отношению к родителям. В детстве они, желая видеть его отличником, наказывали за плохие оценки и заставляли делать уроки до 4-5 часов утра. А теперь, когда он самостоятельный человек и сам зарабатывает себе на жизнь, родители продолжают контролировать его поведение, устраивают скандалы (особенно мать), если он задерживается, даже если предупредил об этом по телефону. В последние 2 года неоднократно в драках получал травмы головы без потери сознания.

Было проведено лечение сосудистыми препаратами и психотерапия, оказавшее положительный эффект. Пациент с удивлением заметил, что перестал ощущать агрессию со стороны окружающих людей и свободно чувствует себя в обществе. Исчезли головная боль и внутреннее напряжение, уменьшились эмоциональная и вегетативная неустойчивость, нормализовалось артериальное давление.

У взрослых при сформированных отрицательных родительских образах позитивный аспект родительского образа бессознательно проецируется на авторитеты, на лиц, старших по возрасту или служебному положению, вместе с неоправдавшимися в родительской семье ожиданиями любви, эмоциональной поддержки, одобрения, похвалы, что может стать основой зависимого поведения с манипуляциями и угодничеством.

При резко выраженном разобщении с близкими людьми и оживлении архетипа тени в бессознательном, архетипы Отца и Матери могут быть спроецированы на асоциальных личностей и криминальные авторитеты. Такой индивидуум обретает силу и уверенность в рамках сомнительного «братства», и находится в оппозиции к обществу и закону.

Влияние родительского комплекса на будущие поколения

Когда мужчина и женщина с проблемными родительскими образами в разуме создают семью, они могут бессознательно проецировать на своих супругов или их родителей позитивный аспект родительского образа вместе с бессознательными ожиданиями идеального отношения к себе, но переносят в новую семью модель своего поведения в родительской семье. Эта бессознательная противоречивость становится источником напряжения во взаимоотношениях и основой конфликта. В других случаях отрицательный родительский образ проецируется на супруга (супругу) или его (её) родителей. Часто такой перенос проекции способствует идеализации собственных родителей, что поддерживает инфантильность индивида.

Бывает, что мужчина, лишенный в детстве материнской любви и ласки, может бессознательно проецировать идеальный образ матери на жену, обнаруживает инфантильное поведение и даже испытывает неприязнь к своему ребенку, бессознательно ревнуя его к матери, как это нередко происходит со старшим ребенком в семье по отношению к младшему. 

Женщина, которая была лишена в детстве эмоциональной близости с матерью и испытывала большую привязанность к отцу, создавая семью, может проецировать на супруга не только мужское начало, но и идеальный образ отца, что может стать причиной сексуальных нарушений и эмоциональной зависимости. У лиц, имевших в детстве конфликтные отношения с родителями противоположного пола, отрицательный аспект мужского или женского начала (анимы или анимуса) проецируется в его личное бессознательное, что приводит к внутреннему конфликту, скрытой или явной неприязни к лицам противоположного пола, конфликтным отношениям в семье или к частой смене партнера в поисках идеала/2/. Известно, что став взрослым, индивидуум часто проявляет качества того родителя, с которым был в конфликте в детстве (явном или скрытом) и чей образ был более значим для него. Мужчина, который в детстве защищал мать от побоев отца, в роли мужа избивает свою жену. Женщина, страдавшая в детстве от эмоциональной сдержанности своей матери, в роли матери отказывает в ласке и похвале своему ребенку. Теперь и это поколение родителей не может быть адекватным объектом проецирования архетипов Отца и Матери для своих детей, что способствует формированию отрицательных родительских образов в их разуме. Кроме того, возможно наследование ребенком отрицательного родительского образа и тогда достаточно даже однократного злоупотребления родительской властью (ведь идеальных родителей нет), чтобы этот ребенок стал воспринимать родителя только через призму отрицательной проекции. Таким образом, родительский комплекс передается из поколения в поколение /2/.

К.Г.Юнг в лекциях, прочитанных в Лондоне в мае 1924г., приводит множество ярких и убедительных примеров, когда родители бессознательно становились причиной неврозов у своих детей, а дети бессознательно перенимали негативные установки своих родителей или являлись объектами бессознательных родительских проекций мужского и женского начала /1/.

Утрата родителей: что меняется?

Индивидуумы с родительским комплексом психологически относительно стабильны, пока родители живы. Негатив в разуме, связанный с отрицательным родительским образом, проецируется на конкретного родителя и конфликт осознаваем. При утрате родителей их образы погружаются в… «иной мир» коллективного бессознательного, где они продолжают иметь ту же дезинтегрирующую склонность к образованию проекций, что и раньше»(1). Конфликт продолжается, но уже не осознаваемый. Стабилизирующим фактором остается бессознательная проекция позитивного аспекта родительского образа на значимых для индивидуума лиц из своего окружения. В случае, если конкретные носители этой проекции будут вести себя по отношению к индивидууму также, как его собственные родители (что естественно, так как они не знают о возложенных на них ожиданиях и не собираются им соответствовать), или индивидуум внезапно разочаруется в своем кумире, или потеряет его, может наступить острая дезинтеграция личности по типу психоза, или продолжительная депрессия, или психосоматическое заболевание. «Как при внезапном растворении такой проекции, так и при внезапном впадении в безотцовщину, в состояние сиротства, можно в отдельных случаях получить опасные последствия из-за внезапной активации бессознательного, всегда сопровождающего это впадение» /1/.

Примеры из моей практики.
Пациентка З., 38 лет, выросшая без отца, многодетная мать, с обожанием относилась к своему супругу, который был старше нее на 25 лет, преданно ухаживала за ним, когда он болел. После его смерти, потеряв опору, впала в депрессию, и через 2 года представляла собой жалкую, седую, резко постаревшую женщину, вся жизнь которой осталась в прошлом.

Пациентка С., 49 лет, домохозяйка, мать сына – инвалида, после трагической гибели своего супруга обращалась к врачам с многочисленными жалобами на здоровье и производила впечатление растерянного ребёнка. Лечение оказалось безуспешным, прогрессировали заболевание почек, дегенеративные изменения сетчатки глаз, депрессивный синдром. Через 2 года пациентка потеряла зрение и получила инвалидность I группы.

Пациентка Т., 50 лет, в детстве долго болела после смерти матери, а в юности – после смерти бабушки. Ухудшение здоровья наступило в 43 года после смерти свекрови. В возрасте 46 лет, после смерти отца, с которым с детства была в конфликтных отношениях, ее самочувствие резко ухудшилось из-за прогрессирующей недостаточности мозгового кровообращения с поражением сетчатки глаз и снижением зрения. Была физически ослаблена, эмоционально подавлена. Увлеклась психологией и почувствовала опору в ведущей семинаров. В течение года состояние здоровья значительно улучшилось. В 49 лет, разочаровавшись в своем кумире, перенесла эпизод дезинтеграции личности с кратковременным регрессом в 5 летний возраст (когда была жестоко наказана отцом без объяснения причин). Произошёл доступ энергии из бессознательного по типу «Кундалини», с активизацией архетипа самости, ощущением единства с божественным источником, спонтанными эпизодами трансперсональных переживаний. Пациентка сохраняла связь с реальностью и воспринимала происходящее с ней как «внутренний исцеляющий процесс». В течение 7 дней кризоподобно реализовался «целебной компенсаторный эффект», «реализация самости», «процесс индивидуации», описанный К.Г. Юнгом/1/, с восстановлением саморегуляции организма и спонтанным излечением от ряда психосоматических заболеваний. В дальнейшем произошли положительные изменения в жизни и творческий подъем.

В случаях затянувшейся после подросткового возраста проекции архетипов Отца или Матери на конкретных родителей взросление индивидуума нарушается. Образ матери, реже отца, доминирует в сознании человека настолько, что он не способен создать собственную семью, а при потере родителей впадает в депрессию или заболевает физически.

Франсуа Мориак в повести «Матерь» так охарактеризовал это состояние: «стоило угаснуть материнскому солнцу, и сын оказался вращающимся в пустоте – планета, сбившаяся с орбиты».

Пример из практики: пациентка К., 50 лет, не создавшая собственной семьи, жила с заботливыми родителями. Смерть матери пережила адекватно, а после смерти отца в течение 6 месяцев находилась в депрессивном состоянии с психомоторной заторможенностью, затем стала возбужденной, многословной, суетливой, с трудом справлялась со служебными обязанностями. Периодически получала лечение и освобождение от работы в связи с повышением артериального давления. Через год её психика стабилизировалась, улучшилось физическое состояние. Вероятно, положительное влияние оказало расширение контактов с родственниками. Этот пример ценнен для меня тем, что я непосредственно наблюдала, как в течение года роль позитивной принимающей матери в некоторой степени взяли на себя коллеги по работе. Их молчаливое сочувствие, эмоциональная поддержка и подстраховка в выполнении должностных обязанностей немало способствовали выздоровлению их страдающей коллеги.


Предложенный обзор динамики родительских образов позволяет представить проявление родительского комплекса у индивидуумов, воспитанных в неполной семье или в детском доме.

Необыкновенная девочка

Случай из моей практики, который дал мне дополнительный материал к этой статье: Л. 12-и лет стала настолько истеричной и агрессивной, что была отстранена от занятий в школе. Поведение ребёнка расстроилось после ухода из семьи отчима. Л. его очень любила, считала отцом и нуждалась в нём. Отчим хорошо относился к девочке и не отказывал в общении, но родные Л. стыдились, что она «бегает к неродному отцу и надоедает ему».
Мать Л. была занята на работе в течение дня, а за детьми присматривали две бабушки. Дети раздражали обеих бабушек, из-за чего у них были конфликты между собой и с матерью детей (у Л. был младший брат).

Мое общение с Л. продолжалось около 3-х месяцев. Она охотно посещала сеансы психотерапии. Я понимала, что ребенок психологически очень пострадал. Во-первых, Л. была покинута родным отцом в раннем детстве, во-вторых, оставлена отчимом, на которого она проецировала архетип отца. Роль мамы выполняют бабушки, которые относятся к ребёнку негативно. Идеализированная мама фактически отсутствует, а негативная мама – рядом, т. е. налицо расщепление материнского образа: негативный аспект проецируется на бабушек, а позитивный аспект вытеснен в бессознательное. Отрицательный родительский комплекс активизировал архетип тени, что стало основой девиантного поведения. Учитывая напряженную обстановку в семье, я сознательно расширила границы общения, предложив девочке между сеансами звонить мне в любое время, если у нее возникнет такая потребность. Л. с энтузиазмом восприняла это предложение. Она часто звонила мне и даже приходила в мой кабинет, если ей хотелось пообщаться: «сообщить умные мысли», как она говорила. Я ей купила красивую тетрадь и попросила записывать в нее эти умные мысли. Она охотно выполняла эту инструкцию, а потом мы вместе с ней размышляли над этой информацией.
Расширение общения было односторонним. Я ей не звонила, не контролировала ее поведение, а наблюдала за тем, как постепенно повышались самооценка и ощущение значимости у ребенка. Переломный момент в психотерапии произошел спонтанно. Ко мне в кабинет зашла коллега-врач. Она увидела рисующую девочку и спросила с улыбкой, кто такая эта девочка. Я ответила, что мы обсуждаем с ней сложные жизненные вопросы. «Это что, такая девочка необыкновенная, что ты с ней возишься?» – спросила коллега. «Да», – подтвердила я. «Стала бы я возиться с ней, если бы она не была такой необыкновенной».

Девочка подняла голову от рисунка, вскочила и со слезами на глазах бросилась ко мне на грудь. «Вы правда считаете, что я необыкновенная?» – спросила она со страстью. «Конечно», – ответила я, приобняв ее, – «я считаю, что ты необыкновенная и очень способная». Лицо Л. засветилось от радости.

И вот наступил день, когда Л. зашла ко мне в кабинет со значительным выражением лица и задала вопрос: «Как вы считаете, может один человек с помощью добра помочь другим людям стать добрыми?». Я высказала предположение, что, видимо, она представляет, как это сделать. Девочка стала увлеченно рисовать. Она нарисовала квадрат, в правом нижнем углу обозначила кружочком и солнцем доброго человека, а по остальным углам квадрата обозначила кружочками недобрых людей. «Добрый человек может поделиться добром с этими людьми», – сказала она и нарисовала солнышки над кружочками, обозначавшими недобрых людей. «Когда все люди добрые, это – счастье», – сказала она и нарисовала в центре квадрата солнце. Л. была очень довольна проделанной работой и решила, что эта картинка навсегда останется с ней – в душе. Это было наше последнее занятие. Она пришла еще раз, чтобы подарить мне нарисованную ею картинку – цветок розы. Л. вернулась в школу и успешно закончила учебный год. Мне она больше не звонила. Через месяц она принесла книгу, которую я давала почитать ее бабушке. Девочка выглядела уверенной и независимой. Она больше не нуждалась в моей поддержке.
Судя по символике последнего рисунка, девочка интегрировала позитивный образ отца в виде солярного символа (солнце – один из символов архетипа Отца). Активизации позитивного аспекта материнского образа способствовала взятая мною роль принимающей, хорошей мамы. Расщепление родительских образов – внутренних родительских объектов – было устранено, связь с архетипами Отца и Матери адекватно восстановлена. Изменилась внутренняя реальность ребёнка. Образы родителей стали человечнее, что помогло Л. принять своих близких такими, какие они есть в реальности. Восстановилось душевное равновесие девочки и кризис был преодолен.

Влияние родителей и связанных с ними переживаний на становление личности существенно дополняется генетическим наследованием, врожденной способностью к образованию комплексов.

«Поэтому родительский комплекс есть не что иное, как проявление столкновения между действительностью и непригодным в этом смысле свойством индивида. Следовательно, первой формой комплекса должен быть родительский комплекс, потому что родители – это первая действительность, с которой ребенок может вступить в конфликт» /2/. Ст. Гроф, посвятивший свою жизнь исследованиям сознания и бессознательного, соглашается, что оскорбления, травмы, недостаток любви в младенчестве и детстве влияют на развитие ребенка, но большое значение он придает травме биологического рождения /6/. Но как бы глубоко в трансцендентном прошлом ни находились истоки родительского комплекса, проявляется он в настоящем конкретных родителей и детей. В идеале индивидуум может приобрести мудрость в зрелом возрасте, увидеть родительские ошибки своих взрослых детей, ретроспективно осознать собственные комплексы и простить своих родителей. Но такое «изживание» родительского комплекса отдельной личностью не меняет ситуации в целом. Как правило, зрелость родителей не наступает к моменту появления у них детей, и родительский комплекс в той или иной степени выраженности широко распространен в нашем обществе. «Конечно, невозможно, чтобы у родителей не было никаких комплексов. Это было бы сверх человеческих возможностей, но родители должны с ними бороться, хотя бы ради детей» /1/. В настоящее время эта рекомендация К.Юнга вполне осуществима.

Как может помочь психотерапия?

Психотерапия способствует переработке отрицательной информации во внутреннем мире человека с постепенной интеграцией содержаний бессознательного, включая родительские образы.

Невозможно изменить свое реальное прошлое и прошлое своих родителей, но можно принять образы родителей в Высшем потенциале, в соответствии с эталоном, заложенном в генетической памяти, почувствовать в процессе психотерапии их любовь и близость. В ходе психотерапевтической работы происходит «починка» родительского образа во внутреннем мире за счёт позитивной части архетипа. Этот позитивный аспект помогает трансформировать отрицательный родительский образ и тем самым освободиться от сопутствующих отрицательных эмоций.
Психотравмирующее прошлое трансформируется в жизнеутверждающее настоящее, что позволяет обрести душевное равновесие, удивительное ощущение присутствия в этом мире «здесь и сейчас», способствует улучшению саморегуляции организма и излечению от психосоматических заболеваний. Позитивный душевный настрой родителей – основа гармоничных отношений в семье, необходимых для воспитания ребёнка. 

Родители – творцы, являясь живым воплощением архетипов Отца и Матери для своих детей в раннем детстве, вносят неоценимый вклад в формирование внутренней вселенной своего ребенка и закладывают основу психологического здоровья для последующих поколений. Самой природой на родителей возложена основная ответственность за воспитание и становление личности своего ребенка. Родителям важно иметь понятие о структуре разума, о динамике формирования родительских образов в разуме ребёнка, осознать значение детской бессознательной проекции на них первообразов – архетипов Отца и Матери и насущную необходимость соответствовать этой проекции. Родителям важно осознавать, что психологические проблемы ребёнка являются индикаторами психологических проблем самих родителей.

Семьи, имеющие психологические проблемы, в настоящее время могут получить квалифицированную психологическую и психотерапевтическую помощь. Кроме работы с психологом – психотерапевтом, в настоящее время широко используются аппараты для гармонизации структур головного мозга, имеющих отношение к долговременной памяти и эмоциям. Приятная процедура биоакустической коррекции (БАК) или аппаратная методика БОС (биологически обратная связь) позволяют устранить эмоциональное напряжение в подкорковых структурах. Это способствует восстановлению саморегуляции организма и излечению от невроза и ряда психосоматических заболеваний.

Статья расчитана на широкий круг читателей, включая психологов, педагогов, врачей.

Список литературы:
1. К.Г. Юнг. «Божественный ребенок» Москва. Олимп, 1997г. стр. 23, 19-59(55), 89-99(91), 206.
2. К.Г. Юнг «Проблемы души нашего времени» Изд. «Питер», Санкт- Петербург Москва – Харьков – Минск 2002г., стр. 105-106, 14, 149-158 (157), 254-257.
3. Карл Юнг. «Избранное». Изд. «Попурри», Минск, 1998г., стр. 109, стр. 171-184.
4. В.Вульф «Танец жизни». М.Ю. Ассоциация «Холодинамика», РОО НМО «Творчество», 1998г., стр. 21,33,120,123.
5. Фритьоф Капра. «Уроки мудрости». Издательство трансперсонального института, Москва. AirLand, Киев, 1996г.
6. Станислав Гроф. «Космическая игра». Исследования рубежей человеческого сознания. Издательство трансперсонального института, Москва, 1997 г.
7. Абрахам Маслоу. «Новые рубежи человеческой природы». Изд. «Смысл». Будапешт-Москва, 1999г., стр.186-191.
8. Шэрон Лойшен «Психологический тренинг умений». Школа Вирджинии Сатир. Изд. «Питер». Санкт – Петербург — Москва – Харьков – Минск 2001г., стр. 22.

Какова роль психолога?

Психология — это изучение психики или разума. Помимо информации, разум постоянно обрабатывает мысли и эмоции. На поведение человека влияет восприятие разумом стимулов, полученных через пять органов чувств. То, что было сказано, услышано, увидено, потрогано или понюхано, интерпретируется и вызывает реакцию. Психологи изучают влияние разума на тело, которое проявляется в поведении.

Заблуждения

Доктора с докторской степенью.D. или доктора психологии (Psy.D.) в психологии называются психологами. Хотя для некоторых специальностей достаточно степени магистра, обычно требуется степень доктора. Психологи — не то же самое, что психиатры. Хотя оба они лечат психические расстройства, психиатры могут прописывать пациентам лекарства, а психологи — нет. Это потому, что психиатры — врачи, доктора медицинских наук. Поэтому психиатры сосредотачиваются на физиологической причине состояния, а психологи — на эмоциях и мыслительном процессе.

Типы

Психологи различаются по специальностям. Например, есть медицинские, социальные, психологические, нейропсихологические, клинические, исследовательские, спортивные и консультационные психологи и многие другие. Некоторые работают напрямую с пациентами, а некоторые нет. Например, психологи-исследователи часто не лечат пациентов. Психологи также могут работать учителями в колледжах и университетах. Психологи производственных организаций помогают компаниям улучшить отношения с сотрудниками и могут проводиться специалистами со степенью магистра.Психологические помощники также могут иметь степень магистра, но обычно работают с психологами со степенью доктора философии. Однако наиболее распространенной специальностью является клинический психолог. Некоторые из этих психологов работают в больницах, клиниках и медицинских центрах. По данным Бюро статистики труда, 34 процента имеют частную практику и работают не по найму. Спортивные психологи консультируют спортсменов.

Функция

Функции психолога зависят от специальности психолога.Как правило, психологи проводят оценки и психологическое тестирование для диагностики пациентов. Они предоставляют то, что называется «разговорной терапией». Это может происходить индивидуально, индивидуально или в группе. Школьные психологи в основном проводят тестирование интеллекта, способностей и психологическое тестирование. Тесты на IQ и личностные обзоры обычно используются для определения наличия обучаемости или эмоциональной неспособности. Психологи-исследователи или экспериментальные психологи могут проводить исследования с помощью лабораторных экспериментов или опроса определенного населения.Психологи-консультанты могут предоставить терапию во время адаптации к серьезным жизненным изменениям, таким как увольнение, развод или потеря любимого человека. Они разрабатывают планы лечения и могут участвовать в ролевых играх, чтобы помочь людям изменить свое поведение.

Значимость

Психологи помогают людям сосредоточиться на том, что вызывает проявление или усиление симптомов. После определения источника состояния психологи работают с пациентами, чтобы развить навыки совладания. Психологи создают безопасную среду для выражения своих чувств.Они также обязаны соблюдать конфиденциальность между врачом и пациентом, за исключением случаев, когда упоминается нанесение вреда себе или другим лицам в будущем.

Соображения

Поскольку психологи не врачи, они не могут назначать лекарства. Хотя не всем пациентам требуются лекарства для выздоровления, в отличие от пациентов с биологическими заболеваниями. Кроме того, одних лекарств может быть недостаточно для лечения психического состояния. Для лечения может потребоваться посещение как психиатра, так и психолога.

20 разных психологов и чем они занимаются

Какие существуют психологи и чем они занимаются в различных областях психологии? Когда люди слышат термин «психолог», многие сразу представляют себе мужчину или женщину, которые сидят в офисе и делают записи, в то время как клиент сидит на кожаном диване, теряющем сознание.Конечно, есть много психологов, которые занимаются этим типом разговорной терапии, но люди, которые работают в области психологии, также занимаются множеством других вещей.

Знаете ли вы, что есть психологи, изучающие, как люди работают и взаимодействуют с инструментами в их среде? Или что некоторые психологи придумывают способы замедлить глобальное потепление? Ниже приведен список некоторых областей специализации и связанных с ними задач.

Авиационные психологи

Эти психологи изучают поведение пилотов и других членов летного экипажа.Авиационные психологи также проводят исследования по вопросам безопасности авиакомпаний, разрабатывают новое учебное оборудование и помогают подбирать подходящих сотрудников.

Например, авиационный психолог может выбрать или даже разработать психологические тесты, используемые для отбора кандидатов на должности элитного пилота. Из-за узкоспециализированного и деликатного характера работы важно выбирать здоровых, стабильных и способных справиться с сильным давлением кандидатов. Авиационные психологи используют свои знания психологии, чтобы гарантировать, что только лучшие люди будут выбраны для этих важнейших ролей.

Авиационные психологи могут также работать с другими профессионалами, включая инженеров и психологов по человеческому фактору, над проектированием различных компонентов самолетов, таких как кабины или кабины экипажа. Принимая во внимание психологию человека в процессе проектирования, авиационные психологи могут помочь гарантировать, что эти продукты разрабатываются с учетом восприятия, внимания, памяти и других возможностей.

Биопсихологи

Этих психологов также иногда называют биологическими психологами или физиологическими психологами.Они изучают и проводят исследования мозга и поведения. Изучая нейронные основы поведения, биопсихологи могут понять различные биологические факторы, которые могут влиять на то, как люди думают, чувствуют и действуют.

Психолог такого типа также может исследовать, как болезнь мозга и травма влияют на поведение. Лучше понимая, как люди страдают от таких травм и заболеваний, исследователи также могут найти новые способы предотвращения, лечения и лечения серьезных заболеваний и травм головного мозга.

Клинические психологи

Клинические психологи оценивают, диагностируют и лечат людей, испытывающих психологический стресс и психические заболевания. Они также проводят психотерапию и разрабатывают планы лечения.

Клинические психологи часто работают в больницах, психиатрических клиниках и в частной практике. Они обучены различным методам лечения, но могут специализироваться на лечении определенных заболеваний или работе с определенными группами населения. Например, клинический психолог может специализироваться в такой области, как лечение наркозависимости, психическое здоровье детей, психическое здоровье взрослых или гериатрическое психическое здоровье.

Хотя клинические психологи часто работают в медицинских учреждениях, они не врачи и в большинстве случаев не могут назначать лекарства.

Когнитивные психологи

Когнитивные психологи исследуют, как люди думают, включая такие темы, как принятие решений и решение проблем. Психологов этого типа интересует, как мозг обрабатывает, учится, хранит, распознает и использует информацию.

Когнитивные психологи могут работать в различных условиях, включая университеты, исследовательские центры, реабилитационные учреждения, больницы, государственные учреждения, а также заниматься частной практикой.Специалисты в этой области часто выполняют ряд обязанностей, например, проводят исследования и работают с пациентами.

Как и в других областях психологии, когнитивные психологи часто предпочитают специализироваться в определенной области, такой как память, языковое развитие, внимание, решение проблем или неспособность к обучению.

Общественные психологи

Психологи этого типа проводят исследования по вопросам общественного здоровья. Они также стремятся просвещать общество и разрабатывать профилактические программы.Эти профессионалы нацелены на то, чтобы способствовать позитивным изменениям как на индивидуальном, так и на общественном уровне.

Вы можете найти общественных психологов, работающих в различных условиях в университетах, государственных учреждениях, общественных организациях и частных компаниях в качестве профессоров, консультантов, политических советников, директоров программ и исследователей.

Исследования в этой области, как правило, очень ориентированы на действия и сосредоточены на разработке реальных решений, которые можно сразу же применить на практике.Психологи работают над решением социальных проблем, укреплением здоровья и благополучия, а также над разработкой политики, улучшающей жизнь людей.

Психологи-сравнители

Психологи-сравнительные психологи изучают поведение разных видов, особенно различия в поведении животных и человека. Зачем изучать животных? Поскольку, очевидно, существуют серьезные различия, предполагается, что некоторые вещи могут быть верными для всех видов.

Поэтому изучение поведения и реакции животных, таких как крысы и собаки, также может дать представление о поведении человека.Такие наблюдения доказали свою важность на протяжении большей части истории психологии.

Работа Торндайка с кошками, работа Павлова с собаками и работа Скиннера с голубями — лишь некоторые из примеров сравнительной психологии, в которой поведение животных может дать представление о поведении человека.

Экспериментальные психологи (включая психологов-сравнителей) зарабатывают в среднем 92 000 долларов в год, уступая только институциональным психологам по доходам.

Психологи-потребители

Также известные как маркетинговые психологи, потребительские психологи изучают поведение потребителей и разрабатывают маркетинговые стратегии для продвижения бизнеса. Психологи этого типа помогают предприятиям лучше понять, что заставляет потребителей покупать товары и услуги. Они исследуют, как покупатели реагируют на маркетинговые сообщения, анализируют стратегии принятия решений и исследуют роль эмоций в выборе покупателя.

Эти профессионалы помогают предприятиям разрабатывать маркетинговые сообщения, определять целевую аудиторию, разрабатывать продукты, которые нравятся конкретным потребителям, и узнают, как формируется и меняется отношение к брендам и продуктам.Они выполняют эти задачи с помощью опросов по исследованию рынка, экспериментов, натуралистических наблюдений и потребительских фокус-групп.

Психологи-консультанты

Психологи-консультанты проводят психотерапию для людей, испытывающих психологические расстройства, поведенческие проблемы, эмоциональные трудности, стресс и связанные с ними проблемы. Эти профессионалы имеют много общего с клиническими психологами.

Психологи-консультанты зарабатывают в среднем 85 000 долларов в год.Как и клинические психологи, они проводят психотерапию и могут официально идентифицировать себя как лицензированные психологи.

Межкультурные психологи

Кросс-культурные психологи изучают, как люди различаются в разных культурах и как культурная принадлежность влияет на их поведение. Они часто исследуют, как разные аспекты поведения могут быть универсальными или различаться в разных культурах.

Например, кросс-культурные психологи могут исследовать, как стили воспитания различаются между коллективистскими культурами и индивидуалистическими культурами, а также как эти различия в воспитании влияют на поведение взрослых.

Психологи развития

Психологи развития исследуют человеческое развитие на протяжении всей жизни. Некоторые сосредотачиваются на конкретном периоде, таком как раннее детство, юность, зрелость или старость. Эти специалисты могут выполнять такие задачи, как оценка детей, у которых может быть задержка в развитии или инвалидность, изучение проблем, связанных со старением, и изучение того, как приобретаются языковые навыки.

Некоторые психологи развития могут сосредоточиться на исследованиях и дополнить наше понимание проблем развития, которые могут возникать на протяжении всей жизни.Другие специалисты могут выполнять прикладную работу с клиентами, которым требуется помощь в решении проблем развития.

Психологи-педагоги

Эти психологи изучают, как люди учатся и учебный процесс. Это может включать разработку учебных стратегий и методов обучения. Некоторые педагогические психологи изучают одаренность или неспособность к обучению.

Психологи этого типа изучают, как социальные, когнитивные и эмоциональные факторы влияют на процесс обучения.Некоторые специалисты в этой области специализируются на выявлении и решении потенциальных проблем, которые могут помешать обучению детей. Другие специализируются на исследовании процесса обучения, а некоторые вместо этого могут сосредоточиться на разработке учебных материалов, которые максимизируют результаты обучения.

Педагоги-психологи зарабатывают в среднем 75000 долларов в год, что немного меньше, чем в среднем (79 010 долларов) по всем психологическим профессиям, по данным Бюро статистики труда США.

Инженерные психологи

Инженерные психологи сосредоточены на открытии способов улучшения человеческих способностей путем улучшения машин, оборудования, технологий и рабочей среды. Хотя некоторые могут сосредоточиться на более фундаментальных исследованиях, чаще всего это очень прикладная область. Технические психологи работают над решением реальных проблем и разработкой решений, которые могут иметь практическое применение в повседневной жизни.

Инженерным психологам может быть поручено разработать технологии, которые можно использовать в отрасли здравоохранения, чтобы помочь пациентам быстрее выздороветь.Они также помогают разрабатывать и совершенствовать продукты, которыми люди пользуются каждый день, включая мобильные телефоны и автомобили.

Психологи-экологи

Психологи-экологи исследуют отношения между людьми и их окружением, включая природную среду, а также созданную среду. Это может включать в себя работу над природоохранными проектами, помощь в защите исчезающих видов и изучение способов остановить глобальное потепление.

Эти профессионалы могут работать в качестве исследователей для изучения воздействия человека на окружающую среду.Некоторые экологические психологи также работают в правительстве над формированием экологической политики.

Судебные психологи

Судебные психологи сосредотачиваются на взаимосвязи между психологией и законом. Это может включать в себя работу в качестве консультанта по уголовным делам или гражданским спорам, проведение оценки опеки над детьми и предложение психотерапевтических услуг жертвам преступлений.

Благодаря популярным изображениям в фильмах и телепрограммах интерес к этой области в последние годы значительно вырос.В то время как эти изображения в поп-культуре часто изображают судебного психолога как сыщика, работающего над поимкой преступников, настоящие судебные психологи обычно выполняют такие обязанности, как оценка несовершеннолетних и взрослых правонарушителей на предмет риска рецидивизма, работа с детьми-свидетелями, оценка дееспособности для предания суду и предоставление профессиональных услуг. свидетельские показания в суде.

Психологи здоровья

Психологи здоровья сосредоточены на том, как психология, биология, социальные группы и поведение влияют на самочувствие, болезнь и общее состояние здоровья.Они работают с клиентами, чтобы помочь им добиться максимального благополучия и улучшить как психическое, так и физическое здоровье.

Некоторые специалисты в этой области выполняют клиническую работу, в ходе которой они оценивают и лечат клиентов, которые обращаются за помощью по различным проблемам со здоровьем. Это может включать предоставление психотерапии, проведение различных психологических оценок, обучение людей различным методам преодоления трудностей и обучение клиентов здоровому поведению.

Промышленно-организационные психологи

Психологи I-O изучают поведение на рабочем месте, например, как выбрать лучших сотрудников для конкретной работы и как повысить производительность труда.Психолог I-O может использовать свои знания психологических принципов для разработки оценок для отбора кандидатов на определенные должности.

Им также может быть поручено разработать программы обучения для существующих сотрудников, чтобы расширить знания, максимизировать эффективность и минимизировать травмы. Психологов I-O также часто просят оценить бизнес на организационном уровне и найти новые способы снижения затрат, повышения эффективности и повышения удовлетворенности и удержания сотрудников.

Производственно-организационные психологи — самая высокооплачиваемая категория специалистов, зарабатывающая в среднем 125 000 долларов в год.

Военные психологи

Военные психологи практикуют психологию в военных условиях. Это может включать в себя такие вещи, как лечение солдат, страдающих психическим заболеванием или эмоциональным расстройством, исследование различных аспектов военной жизни и помощь солдатам в переходе к гражданской жизни.

Некоторые военные психологи сосредотачиваются на проведении психотерапии в различных родов войск, в то время как другие применяют свои знания о человеческом разуме и поведении для вербовки, борьбы со стрессом, обучения, принятия решений и руководства.

Психологи личности

Психологи личности изучают различные аспекты личности и то, как индивидуальные черты влияют на жизнь и поведение человека. Исследователей в области психологии личности интересует широкий круг тем, которые могут найти применение в повседневной жизни.

Например, они могут изучить, как формируется личность и можно ли ее изменить. Они также могут исследовать, связаны ли определенные черты личности с конкретными заболеваниями или расстройствами, как личность влияет на решения, принимаемые людьми, и на многие факторы, которые способствуют развитию личности.

Школьные психологи

Школьные психологи помогают детям справляться с эмоциональными, академическими, социальными и поведенческими проблемами в школе. Специалисты, работающие в этой области психологии, играют жизненно важную роль в образовательной системе, обычно сотрудничая с родителями, учителями, учениками и другими сотрудниками школы, чтобы обеспечить здоровую, безопасную, благоприятную и продуктивную среду обучения.

Дети, которые борются с какой-либо проблемой, будь то поведенческая, эмоциональная или академическая по своей природе, могут вместе со школьным психологом разработать эффективный план решения этой проблемы.Школьные психологи обеспечивают прямое вмешательство или управление поведением, когда это необходимо, или они могут просто предложить поддержку и совет учащимся, которым нужно с кем-то поговорить.

Социальные психологи

Социальные психологи изучают поведение групп, в том числе то, как люди ведут себя в социальных условиях и как группы влияют на индивидуальное поведение. Социальный психолог может исследовать широкий круг вопросов, включая отношения, предрассудки, общение, межличностные отношения, агрессию и убеждение.

Для некоторых профессионалов это в значительной степени связано с проведением фундаментальных исследований, направленных на улучшение нашего понимания социального поведения. В других случаях социальные психологи используют свои навыки и знания, чтобы влиять на поведение людей с целью создания более здоровых и продуктивных групп.

Социальные психологи могут рассчитывать на заработок в среднем 85 000 долларов в год. Они могут зарабатывать даже больше, если работают в государственном или правительственном учреждении.

Слово Verywell

Как вы можете видеть из этих кратких описаний, есть много типов психологов и психологов, которые сосредотачиваются на широком разнообразии человеческого поведения.Если вы подумываете о карьере психолога, вам нужно будет определить, какой вариант карьеры психолога лучше всего подходит для вас.

Роль психолога | 1SpecialPlace

Роль психолога



Когда человек слышит слово «Психолог», его внутренняя тревога срабатывает !! Каждый извлекает из этого слова свое собственное вмешательство. Но кто на самом деле психолог?

Психологический подход фокусируется на личном опыте, познании, эмоциях и поведении, личных сильных сторонах и потребностях в поддержке.Это позволяет ставить позитивные цели, а не сосредотачиваться на недостатках или проблемах. Вмешательство основано на развитии личных сильных сторон и определении потребностей в поддержке. Психологи, работающие в службах для детей с нарушением обучаемости, вероятно, имеют разное профессиональное образование. Соответствующая профессиональная подготовка может включать клиническую, общественную, консультационную или педагогическую психологию. Из-за своего разнообразного опыта психологи сыграли значительную роль в разработке новых подходов к работе с разными группами населения.

Первичная помощь

Предоставлять важные диагностические вмешательства и профилактические услуги по устранению психологических проблем в первичной медико-санитарной помощи, профилактике заболеваний и укреплении поведенческого здоровья.

Вторичная помощь

Для психологической оценки и диагностики, психологического лечения и реабилитации. Эти услуги предоставляются различным возрастным группам и особым группам пациентов. Сюда входят дети, подростки, взрослые, пожилые люди и люди с особыми потребностями, например, люди с ограниченными возможностями обучения, с повреждением головного мозга и умственно отсталые.

Оценка

Одна из основных функций психологов — клиническая оценка. Они используют психологические тесты и измерения для определенных целей. Например, для оценки текущего функционирования с целью постановки диагноза; определить потребности в лечении, назначить соответствующее лечение и дать прогноз, контролировать лечение с течением времени и установить управление рисками.

Для достижения этих целей психологи используют психометрические тесты, которые представляют собой стандартизированные и проверенные инструменты для оценки широкого спектра функций, включая интеллект, личность, когнитивную нейропсихологию, мотивацию, склонности, поведение в отношении здоровья и интенсивность проблем психического здоровья и т. Д.Используемые тесты включают оценку поведения и наблюдение с использованием оценочных шкал; интеллектуальные оценки, например, тесты IQ; нейропсихологические тесты. Профессиональные психологи — единственные специалисты в области психического и физического здоровья, которые имеют законное право использовать, проводить и интерпретировать психологические оценки12.

Лечение

Основным видом деятельности, которым занимаются психологи при оказании медицинской помощи, является вмешательство или лечение, предусматривающее широкий спектр клинических вмешательств для отдельных лиц, групп, пар и семей с проблемами физического и психического здоровья.Эти вмешательства направлены на предотвращение, лечение и исправление эмоциональных конфликтов, расстройств личности, психопатологии и дефицита навыков, лежащих в основе человеческих страданий и дисфункций. Они предоставляют различные психологические вмешательства, такие как когнитивно-поведенческая терапия; поведенческая модификация; семейная и парная терапия.

Консультации

Многие психологи проводят психологическую консультацию для медицинских работников, бизнесменов, школ, организаций, сообществ и т. Д.Например, психолог может помочь родителям, у которых есть поведенческие проблемы с их детьми. Консультация психолога может включать оценку, обучение, исследование и терапию.

Исследования и надзор

Благодаря своему образованию и квалификации клинические психологи и психологи здоровья ориентированы на исследования. Примеры их исследовательской деятельности включают: (а) разработка и стандартизация клинических инструментов для диагностических оценочных тестов и проверка их надежности и валидности; (б) адаптация и проверка эффективности как психологических, так и биологических вмешательств для укрепления здоровья и преодоления расстройств; и (c) определение влияния как положительного, так и отрицательного поведения человека на физическое здоровье.

Психолог в 1SpecialPlace

Сайи — психолог в 1SpecialPlace, а также ведет наш блог.

Последние сообщения от Sayee Deshpande (посмотреть все)

Роль психолога в обществе

Психологи вносят свой вклад в благополучие общества, помогая людям понять свои эмоции и поведение и управляя ими, чтобы вести лучшую жизнь. Вклад психолога присутствует на всех этапах жизни человека, от младенчества до старости.От того, чтобы дать детям возможность лучше учиться в школе, и дать взрослым возможность справляться с отношениями и жизненными событиями, роль психолога в обществе неоценима.

1 Поведение человека

Психологи изучают человеческие черты, поведение и эмоции, а затем анализируют эти факторы. Они также наблюдают влияние культурных убеждений, окружающей среды и ситуаций на человеческие действия, включая отношения и социальные взаимодействия. Психологи используют в своих исследованиях несколько техник, таких как гипноз, клинические наблюдения и интервью с испытуемыми.Эти исследования помогают им понять разные личности и поведенческие аспекты людей, и это понимание может помочь улучшить взаимодействие между разными людьми, культурами и странами для улучшения отношений. Психологи также изучают поведение и умственное развитие людей на всех этапах жизни, от младенчества до старости. Такие исследования помогают медицинским работникам диагностировать и лечить вредные формы поведения, такие как курение, наркомания и злоупотребление алкоголем. Эти исследования также помогают управлять или даже отсрочивать инвалидность в результате старения.

2 Состояние здоровья

Психологи диагностируют психические расстройства и разрабатывают планы лечения для пациентов. Они также оказывают эмоциональную поддержку пациентам, борющимся с неизлечимыми заболеваниями, и обучают пациентов и членов их семей различным методам преодоления трудностей, чтобы сделать жизнь терпимой для обоих. Психологи используют различные методы, включая консультирование и поведенческую терапию, чтобы помочь пациентам и близким. Они также проводят исследования и исследования, чтобы понять психические состояния и неизлечимые заболевания, а также найти методы их лучшего лечения.

3 Улучшение образа жизни

Психологи в школах работают с учениками, чтобы понять их учебные и поведенческие проблемы. Они работают в сотрудничестве с руководством, персоналом и родителями школы над созданием решений, отвечающих различным учебным потребностям учащихся, в том числе одаренных детей и детей с ограниченными возможностями. Кроме того, они помогают администрации школы в разработке эффективных учебных и поведенческих стратегий для общего развития учащихся.На рабочем месте психологи изучают и оценивают условия на рабочем месте и рекомендуют изменения, которые могут повысить производительность; они также помогают руководству нанимать подходящий персонал и работать с сотрудниками, чтобы справиться со стрессом на рабочем месте. Психологи также помогают людям вести более богатую жизнь, помогая им справляться с проблемами в отношениях и преодолевать эмоциональные проблемы или прошлые раны.

4 Другой вклад

В юридических условиях психологи помогают правоохранительным органам, предоставляя понимание психологического аспекта гражданских и уголовных дел.Они расследуют утверждения о жестоком обращении с детьми, проводят оценку умственных способностей свидетелей и оказывают существенную помощь в делах, в которых участвуют дети-свидетели. Психологи также предоставляют консультации и другую психиатрическую помощь жертвам преступлений.

Важность психологии сегодня | Что происходит в УДК!

Психология — это научное исследование человеческого поведения и психических процессов. Он существовал со времен древних цивилизаций Египта и Греции, в основном как раздел философии, но возник как самостоятельное направление научных исследований в 1870-х годах.Эффекты психологических исследований более актуальны и уважаемы, чем любой другой период в прошлом, и ведущие исследователи всегда открывают новые открытия и приложения для психологии.

Например, рассмотрим первоначальную реакцию на ветеранов Первой мировой войны специалистов-психологов и медиков в начале 20-го, -го, -го века. Первоначальная теория, написанная врачом Чарльзом Майерсом в 1915 году, гласила, что солдаты испытывали «контузный шок» из-за многократных сотрясений, что привело к повреждению мозга.Когда эта теория была опровергнута, преобладало мнение, что люди, страдающие от «контузного шока», были просто слабыми или трусливыми, несмотря на то, что по некоторым оценкам это заболевание развилось почти у 20 процентов выживших ветеранов Первой мировой войны. Современные психологи практически единодушны в том, что контузия была тем, что мы сегодня обычно называем посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). 1

Многие из основных современных приложений психологии вращаются вокруг защиты людей от эмоционального и физического вреда, одновременно предоставляя им необходимую умственную способность справляться с психологическими опасностями, с которыми многие люди сталкиваются ежедневно.На такие проблемы, как отношения, стресс на рабочем месте и финансовые трудности, могут повлиять психологические симптомы, требующие диагностики и лечения. Именно здесь в игру вступает современная психология и почему это так важно.

Несмотря на популярный стереотип о частной практике терапевта, популяризируемый средствами массовой информации, профессионалы психологии фактически имеют доступ к широкому спектру отраслей и областей, от образования и уголовного правосудия до маркетинга и политики.

Как психология помогает людям?

По сути, психология помогает людям в значительной степени потому, что может объяснить, почему люди действуют именно так, как они поступают.Обладая таким профессиональным пониманием, психолог может помочь людям улучшить принятие решений, управление стрессом и поведение на основе понимания поведения в прошлом, чтобы лучше прогнозировать поведение в будущем. Все это может помочь людям сделать более успешную карьеру, улучшить отношения, повысить уверенность в себе и в целом улучшить общение.

Субдисциплины психологии

Изучение психологии сегодня настолько широко распространено, что различные дисциплины или отрасли психологии широко признаны и часто используются во множестве отраслей.Некоторые дисциплины психологии включают:

  • Семья — Семейная психология, иногда известная как семейная терапия, фокусируется на межличностных системах, обнаруженных в семье.
  • Спорт — Спортивная психология изучает, как психологические факторы могут повлиять на спортивные результаты.
  • Бизнес — Бизнес-психология фокусируется на эффективности рабочего места или организации посредством изучения людей и общего поведения на рабочем месте.
  • Медиа — Медиа-психология фокусируется на сложных отношениях между медиа и их влиянии на человеческое поведение.
  • Судебная экспертиза — Судебная психология — это практика изучения лиц, вовлеченных в правовую систему, например свидетелей-экспертов или лиц, находящихся под следствием.

Карьера в современной психологии

Карьера психолога может идти по разным траекториям. Например, современная психологическая карьера может быть полностью исследовательской и закрытой, или это может быть семейный консультант, который работает с людьми всех возрастов каждый день.Вот некоторые из обычных профессий, которыми наслаждаются люди после того, как они получили степень бакалавра наук в области психологии.

Профессора — Карьера профессора психологии может быть полезной по двум причинам: во-первых, профессора часто находятся в авангарде новых открытий, сделанных в этой области, посещая конференции и продолжая новые исследования. Во-вторых, профессора психологии часто называют радость формирования молодых и любознательных умов одним из самых полезных аспектов своей работы.

Работа в больницах — Лицензированные психологи часто работают в больницах или клиниках, где они могут использовать свои знания, чтобы помочь людям, которые переживают какую-либо психологическую травму.Это может быть детская больница, реабилитационная клиника или любое количество медицинских учреждений.

Государственные учреждения — Во всех государственных учреждениях работают психологи. Некоторые из ведущих государственных психологических должностей включают консультантов по исправительным учреждениям, военных психологов, криминалистов и советников-ветеранов.

Работа в школах — Психологи также обычно работают в школах, где их опыт может быть использован для помощи учащимся, сталкивающимся с любыми эмоциональными, поведенческими или учебными трудностями, которые могут мешать их образованию.Психология в школах может быть в начальной, средней школе или даже в университетских городках.

Бизнес — Крупные предприятия часто консультируются с психологами, чтобы лучше понять такие вещи, как практика и привычки своих клиентов. В другом месте предприятия могут использовать психологию промышленных организаций для повышения производительности за счет улучшения организации и структуры рабочего места, а также совершенствования процессов обучения и проверки сотрудников.

Заинтересованы ли вы в карьере психолога?

Если да, подумайте о подаче заявления на программу бакалавриата по психологии, предлагаемую Университетом округа Колумбия.В УДК программа психологии позволяет студентам изучать широкий спектр дисциплин и подотраслей, чтобы обеспечить подготовку выпускников к работе начального уровня или продолжить свое образование в магистратуре или докторантуре. Начните свой путь к лучшему в жизни людей, позвонив по телефону (202) 274-5787 или посетив нас онлайн и подав заявку сегодня!

1 http://theconversation.com/from-shell-shock-to-ptsd-a-century-of-invisible-war-trauma-74911

Ролевая теория в социальной психологии

«Весь мир — сцена, а все мужчины и женщины — просто игроки»: этими строками из «Как вам это понравится» Уильям Шекспир лаконично уловил суть ролевой теории.Короче говоря, поведение людей зависит от тех ролей, которые они играют в жизни. В социальной психологии роль определяется как совокупность ожиданий, сопровождающих определенное социальное положение. Действительно, это слово происходит от французской роли, обозначающей пергамент, с которого актер читал свои строки. Каждый человек обычно играет несколько ролей в своей жизни; в разных контекстах или с разными людьми конкретный человек может быть студентом, другом или сотрудником.

Каждая из этих ролей несет свои собственные ожидания в отношении надлежащего поведения, речи, одежды и так далее.То, что может быть вознаграждено человеку в одной роли, будет неприемлемо для человека, занимающего другую роль (например, соревновательное поведение вознаграждается спортсмену, но не учителю дошкольного образования). Роли варьируются от конкретных, поскольку они применяются только к определенным параметрам, до распространенных, поскольку они применяются в целом ряде ситуаций. Например, гендерные роли влияют на поведение во многих различных контекстах; хотя кто-то может быть кассиром, когда он на часах, она женщина во всех отношениях.Теория ролей исследует, как эти роли влияют на широкий спектр психологических результатов, включая поведение, отношения, познания и социальное взаимодействие.

Предпосылки теории ролей

В рамках социальной психологии ролевая теория обычно фокусируется на ролях как причинах (а) поведения отдельных лиц или групп и (б) умозаключений об отдельных лицах или группах. Одна из фундаментальных заповедей социальной психологии заключается в том, что социальная и физическая среда оказывает глубокое влияние на мысли и поведение людей.Теория ролей утверждает, что роли, которые занимают люди, создают контекст, который формирует поведение. Например, Стэнфордский тюремный эксперимент продемонстрировал, что нормальные студенты колледжа демонстрировали совершенно разное поведение в зависимости от того, были ли они назначены охранниками или заключенными в смоделированной тюремной среде. Вскоре заключенные начали проявлять кроткое, покорное поведение, тогда как тюремные охранники стали проявлять доминирующее, оскорбительное поведение. В целом люди мотивированы вести себя так, чтобы соответствовать их ценным социальным ролям.Вознаграждение проистекает из привязки к ценным социальным ролям, а наказания проистекают из несоответствия таким ролям.

Теория ролей также исследует, как наблюдатели формируют выводы о личности и способностях других людей на основе их ролей. Действительно, один из первых вопросов, которые задают, чтобы познакомиться с кем-то, — «Чем вы занимаетесь?» Классической иллюстрацией способности ролей влиять на убеждения о других является исследование, в котором люди вместе с партнером участвовали в викторине. Их роли в качестве задающего вопросы или участника были распределены случайным образом путем подбрасывания монеты на виду у обоих участников.Спрашивающему было поручено написать серию общих вопросов, основанных на том, что он или она знал, а затем спрашивающий задавал эти вопросы участнику. После этой викторины участники оценили свои общие знания и способности своих партнеров. И участники, и наблюдатели оценили опрашивающих как более осведомленных, чем участник конкурса. На самом деле, согласно объективным тестам, опрашивающие и участники не различались по знаниям. Это исследование ясно показало, что наблюдение за кем-то в определенной роли приводит к выводу о связанных чертах, даже когда его или ее поведение требуется определенной ролью, эта роль назначается произвольно, и назначение ролей очевидно для всех участников.

Эти суждения о чертах формируются частично потому, что наблюдатели делают вывод о том, что люди обладают личностными качествами, которые позволяют им выполнять свои роли. Например, если вы увидите, как кто-то ухаживает за щенком, это может привести к заключению, что этот человек чувствителен и добр. Напротив, вид, как кто-то играет в баскетбол, приведет к выводу, что этот человек агрессивен и конкурентоспособен. Наблюдатели обычно предполагают, что люди обладают личными качествами или мотивацией вести себя определенным образом, и поэтому наблюдатели недооценивают, насколько роли вызывают поведение.

Механизмы: как роли приводят к поведению?

Внешние механизмы

Один из основных способов влияния ролей на поведение — это аффорданс ролей или возможности для различных действий. Например, соревновательные роли обычно способствуют самоутверждению, но сдерживают доброту. В исследовании-викторине, описанном ранее, роль вопрошающего обеспечивала демонстрацию знаний. Этот показ привел к выводу, что спрашивающий был чрезвычайно хорошо осведомлен, даже несмотря на то, что оба партнера тестировали одинаковые общие знания, и спрашивающему было разрешено выбирать вопросы, которые он или она знали.

Ожидания других, основанные на чьей-либо роли, также сильно влияют на поведение. Многие эксперименты задокументировали эффекты самоисполняющегося пророчества, в котором убеждения человека о цели подтверждаются, потому что индивид вызывает такое поведение у цели. Например, Роберт Розенталь и его коллеги продемонстрировали силу ожиданий на других, предоставив учителям списки учеников, которые, как было установлено, могли развивать особые способности в течение учебного года.По правде говоря, эти студенты изначально не отличались от других студентов. Однако учителя оценивали этих детей как более любопытных, интересных и склонных к успеху, и к концу учебного года «поздно расцвавшие» ученики действительно успели лучше, чем другие ученики. Исследования самоисполняющегося пророчества эффективно продемонстрировали, как ожидания в отношении лиц, занимающих различные роли (например, что руководители будут агрессивны, а женщины — эмоциональны), могут стать реальностью.

Внутренние механизмы

При повторяющемся опыте в роли аспекты этой роли могут быть интернализованы в самооценке — например, повторяющийся опыт конкуренции с другими может привести к тому, что кто-то будет идентифицировать себя как «конкурентоспособный».Эти интернализованные конструкции становятся важной частью идентичности и переносятся через границы различных ролей. Действительно, трансформации идентичности часто происходят, когда люди входят в роли или выходят из них. Основные жизненные перемены, такие как учеба в колледже, начало новой работы или женитьба, представляют собой некоторые из этих сдвигов ролевой идентичности.

Когда кто-то занимает определенную роль, он или она социализируются для выполнения определенных действий. Кроме того, больший опыт в ролевых задачах способствует комфорту и знаниям в конкретных областях.Таким образом, люди могут начать чувствовать большую самоэффективность в ролях, которые они раньше занимали. Более того, социализация в рамках распределенных ролей (например, гендерных ролей) может привести к большему комфорту в действиях, которые совместимы с этими ролями, в результате чего люди выбирают определенные роли, которые соответствуют их диффузной ролевой социализации. Например, тенденция больше социализировать девочек, чем мальчиков, чтобы заботиться о других потребностях, может способствовать более широкому выбору женщинами общинных профессий или профессий, ориентированных на заботу.

Значение теории ролей

Теория ролей предоставила важную основу для понимания воспринимаемых и реальных групповых различий. Подобно тому, как воспринимающие не могут скорректировать влияние ролей на поведение индивидов, они не могут скорректировать влияние ролей на поведение членов группы. Ролевой подход к содержанию стереотипов был применен для понимания стереотипов, основанных на поле, возрасте, этнической принадлежности и культуре. Согласно социальной ролевой теории половых различий и сходства, традиционное разделение труда (при котором женщины сосредоточены в ролях по уходу, а мужчины в ролях кормильцев) приводит к заключению, что мужчины и женщины обладают качествами, которые позволяют им выполнять свои роли. .Более того, члены группы могут различаться в своем поведении из-за текущего или исторического распределения по определенным социальным ролям. Как указывалось ранее, занятость ролей может привести к ограничениям в поведении, а также к развитию навыков и способностей, связанных с этими ролями.

Ролевая теория также дает объяснение источников предубеждений против определенных групп. Теория соответствия ролей утверждает, что негативность проистекает из несоответствия между требованиями, предъявляемыми к ценным социальным ролям, и воспринимаемыми характеристиками человека или группы.Например, негатив возникает, когда стереотип группы (например, женщины добрые) не соответствует характеристикам, требуемым ролью (например, лидеры агрессивны). Таким образом, как способ понимания того, как поведение происходит из окружающего контекста, ролевая теория обеспечивает полезную основу для понимания поведения, мыслей и установок себя и других.

Ссылки:

  1. Игли, А. Х., и Карау, С. Дж. (2002). Теория соответствия ролей предубеждений по отношению к женщинам-лидерам.Психологический обзор, 109, 573-598.
  2. Игли, А. Х., Вуд, В., и Дикман, А. Б. (2000). Социальная ролевая теория половых различий и сходства: текущая оценка. В Т. Эккес и Х. М. Траутнер (ред.), Социальная психология развития пола (стр. 123-174). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.
  3. Moskowitz, D. S., Suh, E. J., & Desaulniers, J. (1994). Ситуативные влияния на гендерные различия в агентстве и общении. Журнал личности и социальной психологии, 66, 753-761.
  4. Rosenthal, R., & Jacobson, L. (1968). Пигмалион на занятиях. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.
  5. Росс, Л. Д., Амабиле, Т. М., и Стейнмец, Дж. Л. (1977). Социальные роли, социальный контроль и предубеждения в процессах социального восприятия. Журнал личности и социальной психологии, 35, 485-194.

Роль судебной психологии в уголовном правосудии

В мире кино и телевидения некоторые профессиональные области, как правило, представлены больше, чем другие.Когда дело доходит до судебных психологов, голливудские продюсеры и сценаристы часто изображают их как «криминальных профилировщиков» в популярных телесериалах, таких как «Мыслить как преступник» и «Охотник за разумом».

Реальность судебной психологии в 21 веке отличается от того, что изображает Голливуд. Хотя они, безусловно, заняты, их работа не ограничивается выслеживанием серийных убийц, которые оставляют после себя загадочные улики.

Судебные психологи, как следует из названия, являются специалистами в области поведенческого и психического здоровья, результаты которых часто используются для вынесения судебных решений.Эти специалисты могут вести дела, проводить исследования, оказывать терапевтические услуги или давать советы.

Определение судебной психологии

Судебная психология приносит поведенческие исследования в зал суда, но она также играет более важную и решающую роль в мире уголовного правосудия. В кино профессионалы судебной психологии всегда работают со следователями; в реальной жизни их опыт часто требуется судьям, адвокатам, полицейским, городским планировщикам, администраторам школ, психиатрическим учреждениям, исправительным учреждениям, воинским частям и частному сектору.

Судебная психология часто играет важную роль в наказании и предотвращении преступлений. Слово судебная экспертиза определяется как «научный метод расследования преступлений». Поэтому судебную психологию часто называют слиянием права и психологии.

Эта область психологии часто ориентирована на самих преступников. На профессионалов в этой области часто возлагается зловещая ответственность — пытаться выяснить, почему определенные типы людей совершают преступления; какое лицо совершает преступление; и как не допустить совершения преступлений людьми.

Роли и обязанности

Обязанности и обязанности судебных психологов заключаются в различных условиях — от судебной системы до правоохранительных органов и от исправительных учреждений до лечебных учреждений.

Судебный психолог, иногда называемый специалистом по профилированию преступников, работает с правоохранительными органами над составлением краткого профиля преступников, основанного на общих психологических особенностях. В своей работе они изучают поведение преступников и обращаются к чему угодно, от психологических теорий до юридических вопросов.Помимо судебной экспертизы, судебный психолог будет изучать клиническую психологию и уголовное правосудие.

Как и следовало ожидать, судебный психолог очень тесно сотрудничает с системой правосудия. Некоторые из их обязанностей заключаются в проведении проверок или оценок заключенных, расследовании психологических расстройств у обвиняемых в уголовных и гражданских судах и в изучении психического состояния преступников, чтобы определить, могут ли они предстать перед судом. Судебные психологи работают с правоохранительными органами, и их часто вызывают для дачи показаний в суде от имени обвиняемого, чтобы поддержать версию полиции или прокуратуры о намерениях обвиняемого.

Судебные психологи также развивают отношения со своими клиентами, проводя индивидуальные терапевтические сеансы, например, когда в этом участвует полиция или есть постановление суда. Эти сеансы предназначены не только для исследовательских целей, но и для терапевтических целей пациента. От психологов может потребоваться выполнение действий, которые иногда могут быть неприятными. Тюремная жизнь является стрессом для заключенных, и они могут испытывать проблемы с психическим здоровьем, находясь на попечении тюремного психолога.В некоторых случаях судебный психолог может порекомендовать групповые занятия. Одна из основных задач судебного психолога — защитить права каждого клиента, которого они видят.

Перспективы трудоустройства судебных психологов

По данным Американской психологической ассоциации, перспективы трудоустройства судебных психологов выглядят хорошими по разным причинам. Во-первых, это относительно молодая сфера практики; Сама АПА не признавала это специальностью до 2001 года, несмотря на существование немало знаменательных случаев, в которых использовались ценные данные поведенческих наблюдений.

В качестве частной практики, по оценкам APA, судебные психологи могут получать среднюю заработную плату в размере 200 000 долларов в год, но в основном это находится в компетенции профессионалов, получивших докторские степени. Более разумно взглянуть на данные, собранные Бюро статистики труда США для психологов, которые, по оценкам, испытают рост спроса более чем на 14% в течение следующих 10 лет.

В 2019 году средняя заработная плата американских психологов составляла 79 010 долларов в год, что составляет почти 40 долларов в час.Шансы судебного психолога получить более высокую зарплату выше из-за его специальной подготовки. Как упоминалось ранее, судебные психологи, получившие докторскую степень и открывшие собственную практику, скорее всего, будут наняты ведущими юридическими фирмами и исследовательскими институтами, но тем, кто получил степень магистра, будет легче получить более прибыльные должности в судебных системах и правоохранительных органах. ведомства и государственные учреждения.

Как стать судебным психологом

Требования к образованию

Американская психологическая ассоциация признает судебную психологию профессиональной областью, требующей завершения исследовательской программы аспирантуры и аккредитованной стажировки.Степень магистра станет прелюдией к программе докторантуры, а лучшей ступенькой в ​​этом отношении будет степень бакалавра в области уголовного правосудия.

Национальный университет Флориды предлагает программу бакалавра наук в области уголовного правосудия, и этот курс обучения можно пройти онлайн; за этой степенью может последовать работа в правоохранительных, юридических или клинических учреждениях, которая может послужить солидной базой опыта при прохождении курсов повышения квалификации. FNU — это аккредитованное учреждение, присуждающее ученые степени, которое предлагает финансовую помощь и гибкий график для работающих взрослых; для получения дополнительной информации о нашей программе уголовного правосудия свяжитесь с одним из наших консультантов по приему.

Изучение судебной психологии в FNU

По мере того, как американское общество продолжает расти и становиться все более разнообразным, будет расти и преступная деятельность. К счастью, количество насильственных преступлений при возможности уменьшилось, но преступность имеет тенденцию расти параллельно с ростом населения. карьера в сфере уголовного правосудия может быть разумным шагом для людей, ищущих гарантированную работу; Помимо судебной психологии, степень в области уголовного правосудия может привести к карьере в правоохранительных органах, исправительных учреждениях, в юридических фирмах по уголовной защите или в судебной системе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *