Что такое паттерн в психологии: Поведенческие паттерны, что такое паттерны поведения в психологии

Поведенческие паттерны, что такое паттерны поведения в психологии

Слово «паттерн» (от английского pattern, что можно перевести как «шаблон», «модель», «система», «структура») применяется в различных научных дисциплинах и сферах деятельности. В одной только психологии паттерны используются в нескольких разделах, в том числе в когнитивной психологии, гипнологии и некоторых других сферах.

Что понимают под паттерном в психологии

В общем и целом паттерн в психологии обозначает определенный набор, шаблон поведенческих реакций или последовательностей стереотипических действий, поэтому относительно любой области, где человек применяет шаблоны (а это почти все сферы), можно говорить о паттернах. Например, гипнотический паттерн — это текст, который использует гипнолог, чтобы ввести человека в транс.

Надо сказать, что мы применяем намного больше паттернов, чем думаем, – сознательно или бессознательно. В частности, ежедневно нам на выручку приходят словесные паттерны — это речевые приемы (готовые фразы, реакции на те или иные вопросы и высказывания и т.

д.), которые мы используем в речи. Также мы активно прибегаем к паттернам мышления — мыслительным шаблонам, в частности обобщениям. В данном тексте пойдет речь об общей характеристике паттернов поведения. Знание, как они функционируют, а также их анализ помогут лучше понять свои действия и действия тех, кто нас окружает.

Как работают поведенческие паттерны

Людям в принципе свойственна стереотипизация поведения: мы вырабатываем определенные способы взаимодействия с окружающим миром. Это объясняется принципом рациональности — вместо того чтобы каждый раз придумывать новые

способы реагирования на то или иное явление, проще воспользоваться готовой моделью. Это касается всех паттернов – и мышления, и словесных, и поведенческих, и многих других.

Паттерны поведения формируются в процессе обучения, воспитания, а также наблюдения за окружающими. Этот процесс запускается с самого детства и в детстве же наиболее активен. Мы смотрим, какие модели применяют другие люди в различных ситуациях, и перенимаем (или не перенимаем) эти шаблоны. Этот достаточно удобный и эффективный способ обучения и социализации достался нам в наследство от предков, для которых был одним из средств выживания (надо заметить, что копирование поведения используется не только людьми и весьма распространено в мире животных, однако эта область лежит за пределами нашей статьи).

Возвращаясь к человеку современному, заметим, что детстве шаблоны зачастую просто копируются практически в неизменном виде (именно поэтому говорят, что лучшее воспитание ребенка – демонстрация ему тех или иных особенностей поведения на собственном примере). Когда мы становимся старше и наши модели поведения усложняются, паттерны заимствуются не так явно и не так активно. Кроме того, они, как правило, берутся не в исходном виде, а модифицируются, чтобы «вписаться» в наш характер, другие модели поведения и т.д. Пожалуй, лучшим отражением всего процесса станет поговорка: «С кем поведешься, от того и наберешься». И здесь мы говорим далеко не только об отрицательных качествах – «набраться» можно и положительных моделей.

Что паттерны поведения могут о нас рассказать и как их использовать

Отдельный интерес представляет следующее положение: зная, как определенный человек вел себя в тех или иных ситуациях, какие у него имеются паттерны поведения, вы сможете определить его действия и поступки в схожих ситуациях. Правда, прежде чем делать выводы, надо хорошо изучить саму личность и ее поведенческие паттерны. Самый простой пример — если ваш друг с легкостью раздает обещания направо и налево, но еще ни одно не выполнил (или по крайней мере мало какие), каков шанс, что он сделает то, что пообещает вам? То же касается вечно занимающих и не возвращающих долги знакомых.

Выработанные в детстве паттерны если и меняются, то с трудом. Именно поэтому девушке, выбирающей жениха, стоит обратить внимание на его отношение к матери. Дело в том, что через несколько лет после брака, когда пройдет стадия влюбленности, у мужчин зачастую (но не всегда) проявляются такие же поведенческие алгоритмы к супруге, которые от выработал по отношению к матери.

Важно и то, что, как правило, для близкого общения мы выбираем людей со схожими паттернами поведения. Поэтому про некоторых девушек говорят, что у них, например, талант к поиску подлецов. На самом деле такие дамы просто ищут человека, подходящего под реализацию их паттерна. И, видимо, в данном случае мы имеем дело с моделью поведения, при которой мужчина должен обманывать женщину, не уважать ее, он король — она никто и так далее. Точно так же не мужчине «везет» на чрезмерно ветреных подруг, а он подсознательно ищет девушек-изменниц. И когда его бросит одна из них, он будет искать другую – с таким же поведением, подходящим под его психологический паттерн. Хотя на уровне сознания ему может казаться, что больше он не попадется и следующая дама сердца будет совсем другой.

Почему важно обращать внимание на свои и чужие паттерны

Как правило, на сознательном уровне такие паттерны могут показаться иррациональными даже своему владельцу, однако на подсознательном личность может снова и снова повторять один и тот же путь – потому что это зона его комфорта. Именно поэтому анализ паттернов поможет вам понять, как вести себя с тем или иным человеком и как он будет действовать в различных ситуациях. Причем данный анализ (если он качественно проведен) будет показательнее слов и даже намерений, потому что на словах человек может отрицать (в том числе просто не признавать) за собой таких особенностей и даже вроде бы пытаться действовать по-другому, однако если этот паттерн для него комфортен психологически, никаких активных изменений на самом деле не последует. Один из красноречивых примеров – модель поведения вечной жертвы.

Впрочем, такие шаблоны поведения могут применяться не только для анализа других. У использования паттернов в психологии есть и еще одна сторона, к которой порой прибегают в НЛП, школах успеха и др. Зная модель поведения, при которой несколько людей добились успеха, вы можете повторить ее, чтобы добиться успеха самому. Например, можно скопировать некоторые кажущиеся вам положительными шаблоны, которые, на ваш взгляд, улучшат ваш характер, сделают вас сильнее и гармоничнее, позволят добиться тех или иных целей и т.

д. Однако помните, что зачастую поменять модель – не так просто, ведь некоторые из подобных шаблонов буквально являются продолжением вашей личности.

что это такое в психологии? Паттерны поведения :: BusinessMan.ru

Вы когда-нибудь задумывались, почему люди одинаково реагируют на новости и события, определенным образом выполняют какие-то бытовые операции? Либо устанавливают четкие, повторяющиеся ассоциации с определенными явлениями, праздниками. В этот список можно внести стереотипы и привычки, с которыми люди живут, не придавая им какого-либо значения. В науке всему этому давно уже дано название – паттерн. Что это такое?

Знакомимся с понятием

Понятие «паттерн» встречается в физике, информатике, дизайне, музыке и психологии. В переводе с английского оно означает «шаблон, «модель». Применительно к психологии паттерн можно кратко обозначить как парадигму поведения, свойственную человеку в определенных обстоятельствах. Эта модель работает автоматически, непроизвольно, в процессе взаимодействия человека с окружающим миром. Паттерны можно встретить повсюду: умывание с утра, рукопожатие при встрече, способ есть яблоко, отвечать на телефонные звонки и т. п.

Даже любимый питомец, который видит, как хозяин надевает куртку и ботинки, уже внутренне настраивается на прогулку. Вы скажете, это условный рефлекс? И ошибетесь. Паттерн в психологии – это глубже, чем инстинкт или рефлекс. Это определенная программа, заложенная в мозг человека, по которой он живет и контактирует с окружающими.

Свойства паттернов

  • Паттерн – категория устойчивая. Его легко распознать, так как он часто повторяется. Как правило, бессознательно созданный алгоритм поведения редко и сложно поддается коррекции.
  • Паттерн может проявиться целиком и частично. В последнем случае специалисты называют это кодом. Например, когда человек слышит имя знакомого человека или название места отдыха, где он был, его охватывают воспоминания и эмоции, связанные с ними. Так, при произнесении кода происходит запуск всего паттерна.
  • Психологические паттерны не существуют в отдельности друг от друга. Есть врожденный паттерн – отправная точка. На него наслаиваются другие. Они объединяются со стереотипами, привычками, формируя характер и образ жизни человека.
  • Человек постоянно находится в развитии, накапливает опыт, самосовершенствуется. Соответственно трансформируется и паттерн. Что это такое? Например, человек привык с детства к замкнутости, но социализация неизбежна. Он понимает, что для гармоничной жизни в обществе нужно заводить знакомства, уметь вести диалог с людьми, быть взаимным. По мере освоения новых «навыков» и происходит сдвиг в паттерне поведения. При этом некоторые привычки «старой модели» могут быть еще активными.

Виды поведенческих паттернов

Поведенческие паттерны имеют довольно широкую классификацию. Основными можно назвать врожденные (наследственные) и приобретенные (творческие), позитивные (комфортные) и негативные (ошибочные), социальные и индивидуальные, коммуникативные. Все они делятся по месту и качеству проявления. Рассмотрим их на общих примерах.

Социальные и индивидуальные паттерны

Социальные паттерны – это шаблоны поведения людей в обществе. Иными словами, это определенные действия, повторяющиеся при определенных обстоятельствах. К ним относятся рукопожатие при встрече или кивок головы, взмах рукой при расставании и т. п. Данные примеры, с одной стороны, демонстрируют типичные паттерны поведения любого человека в обществе, с другой – говорят о культурном опыте. Так, например, в Японии распространенным социальным паттерном является поклон при встрече со знакомым или уважаемым человеком.

К индивидуальным паттернам, как правило, относят личные привычки, пристрастия человека. Примерами могут служить предпочтение начинать завтрак с глотка чая либо надкусывания хлеба, надевание сначала носков, затем брюк или блузы, затем юбки.

Врожденные и приобретенные паттерны

Наследственные паттерны – это те особенности поведения, которые человек получает в первые минуты своей жизни. Это генетическая программа, работающая на уровне инстинктов и рефлексов. Врожденный паттерн дается человеку природой. Эта модель имеет множество форм. Например, пищевая форма проявляется в процессе сосания у младенца. Приобретенные паттерны поведения – это уже последующее развитие человека, его обучение, формирование мировосприятия, привычек, образа мыслей и т. п.

Иногда происходит путаница между врожденными и приобретенными паттернами. Так, когда ребенок так же, как один из родителей, проделывает какую-нибудь операцию определенным образом, говорят о генетической схожести. На самом деле это лишь результат подражания.

Позитивные и негативные паттерны

Когда у человека возникают трудности взаимодействия с окружающим миром, он обращается за помощью к психологу. Излив душу и пройдя ряд тестов, нередко пациент слышит от специалиста: «это ваш негативный паттерн». Что это такое? Дело в том, что не все наши привычки и способы движения в обществе могут быть комфортными. Некоторые поведенческие паттерны открыто мешают человеку в жизни. Есть люди, которые панически боятся трудностей и потому всячески избегают их. Другие, наоборот, до фанатизма охвачены поисками сложностей, в итоге сталкиваются с неприятными последствиями. Все это негативные паттерны, которые мешают жить и накапливают отрицательный опыт. Бороться с такими шаблонами можно и необходимо, но иногда сделать это бывает сложно. Гораздо легче что-то менять, когда четко видна и понятна причина всех проблем и адекватно оценен внутренний потенциал.

Комфортные паттерны – это те модели поведения, которые помогают человеку гармонично развиваться и преодолевать препятствия. Диапазон их простирается от элементарного умывания и встряхивания рук до умения идти на компромиссы, дружелюбия.

Коммуникативные паттерны

Так как человек – создание социальное, то наиболее развиты у него коммуникативные паттерны. Определение их возможно в реакции мимики, системе жестов, элементах вокализации. Вполне очевидно, что при озвучивании новости хорошей человек улыбается, новости плохой – хмурится. Когда человек злится, то топает ногами. Когда просит у другого человека передать какой-то предмет, использует указательный жест. Даже слепые и глухонемые дети реализуют подобные коммуникативные паттерны без возможности подражания образцу.

Можно ли изменить паттерн?

Шаблоны поведения – это основа человека. Они очень устойчивы, поэтому весьма сложно их менять или тем более избавиться вовсе. Однако можно контролировать паттерн. Что это такое? Например, у человека обнаруживается какая-то фобия. Он обращается за помощью к специалисту. Тот, в свою очередь, предлагает ему определенный алгоритм действий, выполняя которые пациент учится контролировать свои страхи. Он не в силах избавиться от них навсегда, но может поменять «позиции власти».

Наибольший интерес вызывают эксперименты подмены паттернов на противоположные. Известен случай, когда к известному психотерапевту Милтону Эриксону пришла женщина-интроверт с просьбой помочь ей стать более открытым и дружелюбным человеком. Исходя из увлечений пациентки – разведения цветов, – Эриксон посоветовал ей приобрести 200 горшочков с фиалками и ухаживать за ними. По мере того, так ростки начнут приживаться, женщина должна была отправлять по горшочку знакомым и незнакомым людям в день их рождения, помолвки, свадьбы или тому, кто болен. Уход за двумя сотнями фиалок отвлек женщину от депрессивных мыслей, и вскоре она стала «королевой фиалок» в своем штате. Из замкнутого, склонного к тяжелым депрессиям человека эта женщина превратилась в желаемого, открытого и дружелюбного.

Коррекционная работа с поведенческими паттернами Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159.9.019.43 Е. А. Малько

E. A. Malko

Научный руководитель: д-р филос. наук Г. В. Горнова Research supervisor: Doctor of Philosophical Science G. V. Gornova

КОРРЕКЦИОННАЯ РАБОТА CORRECTIONAL WORK

С ПОВЕДЕНЧЕСКИМИ ПАТТЕРНАМИ WITH BEHAVIORAL PATTERNS

В статье рассматривается феномен «поведенческий паттерн», определяется его структура, выявляются его основные компоненты и возможности коррекционной работы. Основная цель — изучить природу паттернов и определить их взаимосвязь с поведением индивида.

Ключевые слова: паттерн, поведение, коррекция паттернов.

This article is devoted to the phenomenon of behavioral pattern. Its structure and main components are considered. Some options of working with patterns are given. The main purpose is to explore the origin of patterns and to establish the link between them and the person’s behavior.

Keywords: pattern, behavior, correction of the patterns.

При работе с людьми, участвовавшими в военных действиях, ключевым моментом выступает работа с поведенческими паттернами. Термин «паттерн» (от английского pattern — «шаблон», «модель», «система», «структура» [1, с. 120]) применяется в различных научных дисциплинах и сферах деятельности. Бихевиоральные теории и теории научения утверждают, что страхи и тревоги приобретаются путем формирования условных рефлексов, т. е. паттернов. Согласно учению Скиннера, опыт складывается в процессе научения, результатом которого является приобретение специфического для каждого человека набора поведенческих реакций. Поведенческие и эмоциональные проблемы понимаются как закрепленные в результате поощрения и подкрепления дезадап-тивных реакций на средовые раздражители.

Рассмотрим структуру поведенческого паттерна:

1. Восприятие реальности, которая не устраивает.

2. Формирование программы поведения (на основе врожденных инстинктов, приобретенного опыта и случайных догадок).

3. Реализация программы поведения — собственно действие.

4. Сопоставление полученного результата с результатом желаемым.

5. В случае, если результат желаемый с полученным совпал — прекращение действия.

6. В случае, если результат желаемый с полученным не совпал — формирование новой или повторение сформированной до этого программы поведения [1, с. 122].

Традиционно в структуре поведенческого паттерна выделяют следующие основные компоненты:

1) когнитивный — осознание страха;

2) физиологический — учащенное сердцебиение, головокружение, паническое состояние и т. д.;

3) поведенческий — побуждения убежать или напасть [1, с. 125].

При рассмотрении любой области человеческого поведения, где применяются шаблоны, можно говорить о паттернах. Например, гипнотический паттерн — это

текст, который использует гипнолог, чтобы ввести человека в транс. Словесные паттерны — это речевые приемы, которые мы сознательно или бессознательно применяем в речи. Паттерны мышления — мыслительные шаблоны, в частности обобщения.

Индивидам свойственна стереотипизация поведения, выработка определенных способов взаимодействия с окружающим миром. Это объясняется принципом рациональности: вместо того чтобы каждый раз изобретать новые способы реагирования на различные явления, человек воспроизводит готовую модель. Поведенческие паттерны формируются в процессе обучения, воспитания, а также наблюдения за окружающими.

Зная о том, как индивид вел себя в определенных ситуациях, какие у него имеются паттерны поведения, можно спрогнозировать его действия и поступки в схожих ситуациях. Для этого необходимо изучить личность комплексно, учитывая весь жизненный опыт.

Паттерны характеризуются устойчивостью и поэтому трудно поддаются изменению. Для корректировки поведения Э. Эриксон использует особые формы вмешательства, базируясь на нескольких предпосылках. В их число входят: 1) наблюдение, согласно которому любое изменение повлечет за собой новые формы взаимодействия и опыта, поскольку формы человеческого поведения носят паттерновый характер; 2) наблюдение, согласно которому паттерны поведения быстро закрепляются благодаря соответствующим цепям средовой обратной связи, порождаемой этими новыми формами поведения; 3) представление о том, что, для того чтобы достичь глубоких и долгосрочных изменений, не обязательно изучать онтогенез проблемы; 4) наличие соответствия между моделью мира и поведением конкретного человека, так что изменение индивидуального поведения оказывает непосредственное влияние на его опыт и обобщения [2, с. 22].

Таким образом, если изменить поведенческие паттерны человека, его опыт также станет более позитивным, и тогда он будет использовать данную форму поведения достаточно долго для того, чтобы сформировались вне-

122

Гуманитарные исследования • 2015 • № 1 (5)

шние и внутренние реакции, необходимые для постоянного закрепления новой формы поведения.

В общем виде базовая схема поведенческого вмешательства имеет следующий вид:

1. Идентифицировать для себя результат, которого должен достичь индивид с точки зрения того, какие формы поведения или взаимодействий ему необходимо реализовать в проблемном контексте.

2. Идентифицировать для себя ситуацию, к которой естественным образом приходит любой человек, вовлеченный в данное поведение или взаимодействие.

3. Установить специфический контакт, включающий определенную меру доверия и взаимопонимания с человеком или группой людей [2, с. 23].

Таким образом, паттерн имеет сложную структуру и тяжело поддается видоизменению, что особенно важно учитывать при необходимости коррекции негативных состояний. При работе со страхами и тревогами надо учитывать весь жизненный опыт человека, его физическое состояние.

Первым шагом в разработке методов коррекции поведенческих паттернов послужило экспериментальные исследования Д. Вальпо [3, с. 233]. Он проводил опыты над лабораторными животными и изучал возникновение и развитие невротической тревожности. Результаты работы позволили Д. Вальпо сделать вывод о том, что необходимо воздействовать на условные реакции, т. е. обеспечить угасание, основанное на механизме контробусловливания. Этот метод получил название систематическая десенсибилизация.

Д. Вальпо выдвинул гипотезу о том, что невротическое поведение человека определяется тревогой. Действия, которые происходят в воображении, равны действиям, совершаемым человеком в реальной жизни. Воображение в состоянии релаксации не является исключением из этого положения. Страх, тревога поддаются подавлению, при объединении во времени стимулов, вызывающих страх, и стимулов, противоположных ему. Произойдет контробусловливание: не вызывающий страх стимул подавит прежний рефлекс. У животных таким контробусловливанием выступает процесс кормления. У человека — релаксация. Поэтому, если обучить индивида глубокой релаксации и в этом состоянии спроектировать в воображении стимулы, вызывающие приступы тревоги, начнет действовать процесс десенсибилизации пациента к реальным стимулам или ситуациям, вызывающим страх. Процедура работы с тревогой выглядит таким образом: у человека, находящегося в состоянии глубо-

кой релаксации, вызываются стрессовые воспоминания, включающие страх, далее путем глубокого погружения в состояние релаксации индивид снимает тревожные приступы. Воображение проигрывает ситуации от самых легких до трудных, вызывающих наибольший страх. Процедура заканчивается, когда самый сильный стимул перестает вызывать страх.

Одним из вариантов работы с паттернами выступает проговаривание проблемы вслух, диалог между консультантом и индивидом, нуждающимся в помощи. В беседе основными средствами коррекции выступают вопросы по существу задачи и ответы на них, выполняющие функцию планирования способа ее решения; самоинструктирование с целью управления исполнением; реплики, ободряющие самого себя и направленные на преодоление фрустрации, неопределенности и тревожности; оценочные высказывания, выполняющие функцию самоподкрепления [3, с. 195]. Таким образом, человек корректирует свое поведение, учится формулировать проблему, анализировать ее, делать выводы, планировать и прогнозировать дальнейшие действия и давать оценку собственным мыслям, чувствам и поступкам.

Знание специфики поведенческих паттернов и способов коррекционной работы с ними может быть полезно при оказании консультативной помощи участникам вооруженных конфликтов. При работе с людьми, участвовавшими в боевых действиях, следует основной акцент сделать на анализ паттернов, которые были приобретены во время боевых действий. Это поможет выбрать необходимый метод коррекции и снизить уровень тревожности человека в реальной жизни. Главной задачей в данном случае является увеличение общей способности к разрешению проблемных ситуаций за счет развития умений специфицировать задачу, выдвигать и анализировать альтернативные варианты ее решения.

1. Жмуров В. А. Большая энциклопедия по психиатрии. 2-е изд. М.: Джан-гар, 2012. 169 с.

2. Гордон Д., Майерс-Андерсон М. Феникс. Терапевтические паттерны Милтона Эриксона. М.: Прайм-Еврознак, 2004. 187 с.

3. Паттерсон С., Уоткинс Э. Теории психотерапии. СПб.: Питер, 2003. 544 с.

© Малько Е. А., 2015

Гуманитарные исследования • 2015 • № 1 (5)

123

Паттерны поведения. Феникс. Терапевтические паттерны Милтона Эриксона

Паттерны поведения

В форте Беннинг, штат Джорджия, я тренировал команду снайперов для международных командных соревнований по стрельбе. Однажды я обедал в зале войсковой столовой с двумя лейтенантами, и тут вошли несколько человек, и я заметил, как одна девушка взяла поднос и стала оглядывать столовую в поисках подходящего столика. Она прошла мимо нескольких столиков, где были свободные места… и села туда, где она могла сидеть с западной стороны столика. Я сказал лейтенантам: «Эта девушка — единственный ребенок в семье». Они спросили: «Откуда вы знаете?» — «Я вам скажу, только сначала проверьте, так ли это». Они пошли и спросили ее, правда ли, что она единственный ребенок в семье… и она ответила: «Да». Она поинтересовалась, почему они ее об этом спрашивают. И они сказали: «Вон тот доктор сказал, что вы единственный ребенок». — «А кто это?» Они назвали ей мое имя. «Я никогда о нем не слышала». Они вернулись… как же я узнал, что она единственный ребенок? Она оглядывала столовую в поисках столика, где она могла сесть, и в результате нашла столик, где свободной была западная сторона. Потому что дома папа сидел вот здесь, мама сидела здесь, а ей оставалось сесть здесь. В поведении людей множество. паттернов, и не пытайтесь все их сформулировать. Просто ждите, и вы увидите, как они будут проявлять себя.

Когда вы видите человека, протягивающего вам правую руку, ладонь которой ребром обращена к поверхности земли, этот жест вызывает у вас симметричную последовательность, или «паттерн», форм поведения, в соответствии с которым вы протягиваете свою правую руку, сжимаете руку другого человека и начинаете трясти ее вверх-вниз. Рукопожатие определенно не является примером особенно глубокомысленного или сложного поведения, однако оно ЯВЛЯЕТСЯ примером поведения, структурированного в виде паттерна. Под поведением, структурированным в виде паттерна, мы понимаем тот факт, что рукопожатие обладает некоторым качеством, позволяющим систематически вызывать определенный результат (в частности, устанавливать определенного рода раппорт). Протягивание руки описанным выше способом любому представителю нашей культуры практически неизменно вызовет определенную совокупность симметричных реакций со стороны этого человека, а именно — пожатие вашей руки. Таким образом, мы можем сказать, что это пример (культурного) поведенческого паттерна в том смысле, что он предсказуемым образом описывает результат некоторой последовательности форм поведения.

Диапазон форм опыта, на который распространяется структурированное подобным образом поведение, в действительности значительно шире и тоньше, чем такие с очевидностью запрограммированные формы поведения, как рукопожатие, раскуривание сигареты, нажатие на тормоз при виде красного света и т. д. Формы поведения, включающие развернутые когнитивные процессы и осознание, а также более сложные формы внешнего поведения (такие, как наступление и развитие депрессии) или же тонкие, неосознанные формы поведения (скажем, моргание при произнесении некоторых слов), столь же жестко структурированы, как и простые «привычки». На самом деле основная часть нашего поведения в высшей степени структурирована. Если вы на минуту задумаетесь о поведении членов вашей семьи или друзей в аналогичных контекстах, этот факт станет для вас очевидным. Возьмем, к примеру, еду. Некоторые люди практически всегда разрезают всю поданную им пищу на кусочки, а уже потом едят, а другие практически всегда отрезают и едят по кусочку. Одни едят быстро, другие — медленно. Одни смотрят в меню и выбирают первое блюдо, которое кажется им привлекательным, а другие не могут принять решение до тех пор, пока официант не спросит их, что им принести. Очевидно, что подобных вариаций существует бесчисленное множество. Суть же в том, что разные люди в одинаковых контекстах демонстрируют различные формы поведения и что большая часть их форм поведения в рамках определенного контексты будет повторяйся раз, когда они в очередной раз окажутся в рамках этого контекста. Иными словами, их поведение структурировано в виде паттернов. Распространите ваши размышления на любой контекст, и вы обнаружите неизменные закономерности в вашем собственном поведении и в поведении других людей.

В большинстве случаев эти поведенческие паттерны обеспечивают нам значительное преимущество, заключающееся в том, что нам не приходится сознательно отслеживать и направлять шаги, из которых состоят практически все наши действия — открывание двери, завязывание шнурков или заказ еды в ресторане. Если бы вы каждый раз задумывались о том, как вам открыть дверь, завязать шнурки или быстро выбрать блюдо, решение этих задач было бы бесконечно обременительным и крайне неэффективным (более того, если бы вы могли генерировать поведенческие альтернативы при выполнении подобного рода задач чересчур обильно, вам грозила бы опасность навеки застрять перед закрытой дверью и умереть от голода, так и не завязав шнурки). Выстраивание большинства форм нашего поведения в жестко структурированные последовательности освобождает сознательную часть нашей психики, позволяя использовать ее для других, более интересных размышлений (так, завязывая шнурки, вы можете думать о предстоящем свидании, а не о том, какой узел вам завязать). Некоторые из наших поведенческих паттернов представляют собой общепринятый культурный опыт — к их числу относится рукопожатие, тогда как многие другие паттерны являются в высшей степени индивидуальными — к ним можно отнести пристрастие начинать бритье с верхней губы, надевание сначала брюк, а потом рубашки, ожидание того, что вас пригласят на свидание, и отказ проявить инициативу, предоставление супругу права выбора фильма для просмотра и многое другое.

Как часто семейные проблемы представляют собой сущие пустяки. Супружеские пары обращаются ко мне и говорят… мы любим друг друга и наслаждаемся сексом, но когда мы пытаемся заснуть… каждая ночь заканчивается жутким скандалом. Каждую ночь, когда мы пытаемся уснуть, мы начинаем ссориться. А ведь мы любим друг друга, наша сексуальная жизнь в полном порядке, но когда мы ложимся спать, мы начинаем ссориться. И какая мысль первой приходит вам в голову? Как вы думаете, из-за чего они ссорятся? Я говорю им: «Вы оба выросли с привычкой спать на правой стороне постели или на левой стороне — поэтому вы и ссоритесь, когда ложитесь спать, что либо ВЫ оказываетесь на неудобной для вас стороне постели, либо ОН». В моей собственной семье тоже был случай, когда Майк и Арчи спали однажды ночью в одной постели, а оба они привыкли спать на правой стороне. О, какой скандал закатили Арчи и Майк, пытаясь устроиться поудобнее! То Арчи спал на правой стороне, и тогда Майк оказывался не с той стороны, то наоборот, и они никак не могли успокоиться.

Одним из способов размышления о ситуации клиента является рассмотрение возможности того, что он использует паттерн поведения, неэффективный или неадекватный в контексте, в котором используется этот паттерн. К примеру, если человек все время «предоставляет супруге право решать, какой фильм смотреть, то в контексте супружеских отношений этот паттерн вполне уместен; но если этот человек будет использовать тот же паттерн в обществе своих коллег на заседаниях правления компании, его репутация окажется под угрозой. Если он желает оказывать какое-либо влияние на будущее своей компании, то должен уметь открыто выражать свое мнение о том, в каком направлении ей следует развиваться. Аналогичным образом пианист, которого охватывает при выходе на сцену такой страх, что он не может играть, использует паттерн поведения, который, возможно, являлся бы полезным, если бы его попросили выполнить некую физически опасную задачу (к примеру, полететь на дельтаплане без предварительной подготовки), однако в контексте фортепианного концерта он неуместен. Таким образом, наша задача — не избавиться от некоторых форм поведения, а контекстуализировать их уместным образом, ограничивая эти формы поведения теми сферами, где их использование уместно, а также формируя или вызывая паттерны поведения, уместные в других контекстах. С точки зрения поведенческих изменений член правления компании добивается от вас как от своего психотерапевта изменения паттерна его поведения таким образом, чтобы в контексте заседаний правления он мог заявить о своих предпочтениях, а пианист хочет обрести способность без страха выходить на сцену и исполнять свою программу.

Чем же в таком случае определяется то, когда человек демонстрирует тот или иной КОНКРЕТНЫЙ паттерн поведения? Существует несколько способов ответить на этот вопрос. Одним из них является указание на то, что индивиды демонстрируют те паттерны поведения, которые они сами обучились использовать в данном контексте или которым их научили другие люди. К примеру, вас в раннем возрасте могли научить уступать желаниям других, когда возможен выбор вариантов. Другой способ объяснить систематическое проявление поведенческих паттернов — указать на то, что они являются логическим следствием совокупности обобщений, которыми руководствуется человек в рамках конкретного контекста. К примеру, убеждение в том, что другие люди будут любить вас, если вы будете уступать их желаниям, может найти внешнее выражение в передаче выбора другим. В первом случае реакции человека в рамках определенного контекста являются функцией форм поведения, которые были им сформированы или усвоены, тогда как во втором его реакции являются функцией совокупности убеждений или обобщений, приобретенных тем или иным способом. Разумеется, ни одно ни другое описание не является однозначно верным, — это две стороны одной медали. Когда опыт (либо в форме прямых указаний, либо в форме благоприятного стечения обстоятельств) моделирует ваше поведение в рамках определенного контекста, наряду с новыми поведенческими привычками формируются обобщения и критерии, конгруэнтные данным формам поведения. И напротив, изменение ваших обобщений или критериев в отношении определенного контекста приведет к поведенческим изменениям, конгруэнтным этим изменениям в вашей модели мира. Иными словами, то, каким образом вы будете реагировать (вести себя) в данном контексте, будут определять ваши убеждения относительного того, что хорошо, а что плохо, что полезно, а что вредно, что интересно или важно, а что опасно в конкретном контексте.

Таким образом, тот референтный опыт (критерии/убеждения/ обобщения), в пользу которого вы будете производить сортировку, в значительной степени определит характер уместного поведения в рамках соответствующего контекста, однако верно также и то, что поведенческий опыт модифицирует существующие обобщения или формирует новые (посредством пересортировки критериев). Предметом рассмотрения предыдущей главы являлось то, как Эриксон использовал точки зрения своего клиента (то есть его референтный опыт) в качестве средства для изменения его привычного поведения и достижения за счет этого более глубоких изменений. В этой главе мы рассмотрим то, как Эриксон использует паттерны поведения клиента с целью полезного изменения его точки зрения и за счет этого добивается более глубоких изменений.

Развитие способности производить вмешательство, идущее на благо вашего клиента, либо благодаря задействованию его модели мира, либо благодаря использованию его паттернов поведения, придаст вашей работе гибкость и глубину, что является очевидным преимуществом. Как же нам в таком случае выделить нужный паттерн поведения среди огромного количества поведенческой и вербальной информации, предоставляемой вашим клиентом? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала провести различение между содержанием проблемы и организацией этого содержания в форме паттернов.

Паттерны семейных трансакций | Мир Психологии

Раздел 4. ПАТТЕРНЫ СЕМЕЙНЫХ ТРАНСАКЦИЙ

Существует несколько нарушенных паттернов семейных трансакций, для которых парадоксальные интервенции кажутся нам особенно подходящими. Ниже приводится описание некоторых из этих паттернов, дополняемое примерами.

1) Явная борьба и ссоры

Борьба может быть кратковременной и интенсивной или же продолжительной и удерживающейся на низком уровне. Данный паттерн основывается на реактивном соотношении единства-противоположности между супругами (Л’Абат, 1976).

Члены семьи постоянно возражают друг другу, вне зависимости от предмета спора. Терапевт, пытающийся помочь семье такого типа, используя какой-либо непосредственный подход, войдёт в конфликт с пациентами. Желая присоединиться к ним, специалист должен обратиться к парадоксальным методам.

Одна семья обратилась за помощью в связи с крайне бунтарской позицией самой младшей, 15-летней дочери. Родителям было за сорок и у них было ещё трое детей — 18-летний сын, проживающий вместе с ними, а также старшие сын и дочь, у которых уже были свои семьи. До неудержимой борьбы и ссор доходило всякий раз, когда от дочери требовали подчиниться правилам и выполнить ожидания родителей. Складывалось впечатление, что между матерью и дочерью разыгрывалась борьба за власть. При каждой конфронтации борьба усиливалась до тех пор, пока не вмешивался отец. Он перенёс два инфаркта, и по этой причине мать и дочь на время приостанавливали борьбу, которая к моменту вмешательства отца обычно уже приобретала форму рукоприкладства. Лицом, отвечающим за поддержание дисциплины в семье, была мать. Между родителями существовало неписанное правило: мать берёт на себя роль суровой и более ответственной родительницы, отец — родителя более мягкого, пассивного. Поскольку данный расклад возлагал на мать ответственность за поддержание дисциплины, между матерью и дочерью постоянно шла борьба.

2) Нежелание сотрудничать в семье и выполнять порученные задания

Семьи такого типа ведут себя более пассивно и более деликатно, нежели семьи, в которых дело доходит до явной борьбы. Члены системы вербально иногда приходят к взаимному согласию, но невербально они борются друг с другом. Причины такого паттерна также можно отыскать в супружеской диаде, где один из партнёров — как правило жена — проявляет большую инициативу и вербальную агрессию, атакуя супруга постоянными упрёками и жалобами. Муж, в свою очередь, обычно борется с женой невербальными методами. Неспособный словесно выразить свои чувства, он даёт выход своим эмоциям, употребляя спиртное, смотря телевизор, наконец уходя из дома и т.п.

В случае обоих описанных паттернов, демонстрируемых чаще всего семьями взбунтовавшихся подростков, вербальные соглашения не приветствуются, и большинство трансакций остаются неполными, т.к. никто не хочет взять на себя ответственности — что, впрочем, можно сказать о почти всех аутодеструктивных паттернах. Такие семьи, как правило, искажают домашние задания либо вообще забывают о них.

Семья обратилась за помощью к терапевту по причине агрессивного невербального поведения 16-летнего сына. По мнению остальных членов семьи, агрессия и бунт подростка были просто невыносимыми. Когда его ставили перед лицом той или иной проблемы, парень притворялся сонным. Брак родителей оказался неудачным и поэтому их старшие сын и дочь уехали из дома ещё до окончания средней школы. Мать и отец принадлежали к разным социальным группам и они не смогли договориться между собой, как им воспитывать детей и чего им от них ожидать. Мать пыталась быть требовательной, но ей немногого удавалось добиться без скандалов. Хотя отец и переживал за сына, он не уделял жене достаточной поддержки. Часто ему приходилось уезжать по делам, но даже если он и был дома, то старался всячески избегать жены — он не слушал её или же находил для себя иное занятие всякий раз, когда надо было как-то отреагировать на поведение сына. Мать располагала наибольшими вербальными способностями — мужа и сына она пыталась убедить в чём-то, применяя по отношению к ним гневные выпады. В ответ на это мужчины, отказываясь сотрудничать и сопротивляясь женщине, а также уклонялись от ответственности за ситуацию в семье.

3) Неизменность паттернов несмотря на различные терапевтические интервенции

Есть семьи, проявляющие жёсткое сопротивление по отношению к любой интервенции. Что бы ни происходило, пациенты продолжают вести себя по-прежнему вне зависимости от применяемого терапевтического метода. В таких ситуациях терапевт обычно чувствует себя так, словно он стучится головой в каменную стену. Семью ничего не трогает. Пациентом был пятнадцатилетний подросток. Его необузданное, антисоциальное поведение подвело родителей к решению обратиться за помощью к терапевту. Семья состояла из матери, её двоих детей (15-летнего сына и 16-летней дочери) и отчима. Хотя женщина была замужем за этим мужчиной лишь три с половиной года, всю ответственность за проблему она перебросила на супруга, утверждая, что он неспособен призвать к дисциплине ни сына, ни дочь. В ходе первой встречи пациенты признались, что до этого они в течение года проходили семейную терапию, но никаких улучшений не заметили. У мужчины это был первый брак. Он был тихим человеком, и никто не слушал, «что он там бормочет». Отчим объяснял, что у него не было собственных детей, и он не знает, как надлежит выполнять роль родителя. Когда он пытался сблизиться с пасынком, матери казалось, что муж и сын становятся самодостаточными и больше в ней не нуждаются. Поэтому она начинала претенциозно критиковать парня за уклонение от домашних обязанностей, разрывая связь между отчимом и пасынком. И тогда подросток начинал беситься и набрасывался на всех, а отчим вновь начинал ощущать собственную некомпетентность. Сын и дочь вымещали своё раздражение, приводя в негодность школьное и домашнее имущество, а также объявляя борьбу лицам, стоящим на позиции авторитета.

Многочисленные непосредственные интервенции, направленные на укрепление границ между поколениями, в результате чего родители смогли бы оказать друг другу всяческую поддержку, оказались неэффективными. Мать и дети представляли собой спутанную семью с размытыми границами.

4) Разделение и соперничество

Четвёртый паттерн особенно заметен в семьях подростков, способных мастерски разделить собственных родителей, используя для этого любое несогласие, существующее между супругами (Стерлин, 1974). В процессе развития дети, а в особенности подростки, тестируют ограничения родителей, проверяя тем самым собственные границы. В дисфункциональных семьях поведение, тестирующее возможности, зачастую граничит с крайностями. Поведение ребёнка может быть использовано для сохранения дистанции между родителями или же быть чем-то вроде буфера между ними.

Семья из 4-х человек обратилась за советом в связи с поведением типа acting-out, демонстрируемым их 15-летним сыном. Отец работал водителем грузовика, а мать — парикмахером. У них был младший, 10-летний сын, обучавшийся в четвёртом классе. Парень, определяемый как пациент, оказался высоким, привлекательным молодым человеком. Он был хорошо одет, ухожен. Родители рассказывали о проступках парня, который, к примеру, брал без разрешения их автомобиль, но проезжал на нём лишь несколько километров. Кроме того, он постоянно обманывал, брал из дому предметы, отсутствие которых сразу бросалось в глаза. Помимо этого он оставлял в своей комнате пиво и иные запретные вещи в таких местах, где их легко можно было найти.

5) Дисквалификация

Семьи используют различные формы дисквалифицирующих сообщений, начиная с внутренне противоречивых или непоследовательных высказываний, проходя через изменение темы и заканчивая метафорическими или загадочными утверждениями. (Вацлавик и др., 1967). Хейли (1959) представляет замечательное описание способов дисквалификации собственных высказываний членами семьи. Он отмечает, что говорящий может дисквалифицировать источник информации, саму информацию, слушателя или же контекст. Кроме того, им было замечено, что чем более дисфункциональна семья, тем чаще она использует дисквалификацию. Чтобы окончательно дисквалифицировать терапевта, семья может без предупреждения прервать терапию.

Семья обратилась за помощью по причине крайне антисоциального поведения 16-летней дочери. Девушка была отстранена от обучения из-за постоянного употребления наркотиков и бестактного отношения к учителям. Её младшая 15-летняя сестра, также вела себя деструктивно, но она не была поймана с поличным. Отец работал на руководящей должности, а мать вела дом. По её словам, муж хотел, чтобы она нашла для себя какую-нибудь работу, но сама она никак не могла решиться на это из-за проблем со старшей дочерью. Женщина также призналась в том, что вся семья ощущает некоторую неуверенность и опасение в связи с; терапией — ранее они уже обращались к специалистам, но никто не смог им помочь. Особенно сильные сомнения относительно целесообразности продолжения терапии были присущи матери.

Мать претенциозно критиковала поведение дочери и упрекала мужа в отсутствии с его стороны какой бы то ни было поддержки. Мужчина, хотя и был склонен уходить в сторону от проблем, и не отличался красноречием, очень негативно оценивал то, каким образом его жена старалась решить проблемы с дочерью. В ходе встреч он отчитывал девушку всякий раз, когда мать упоминала об отсутствии поддержки с его стороны. Дочь была необычайно враждебно настроена по отношению к матери и другим лицам, представляющим власть, но к отцу и младшей сестре она относилась гораздо мягче.

Все члены этой семьи говорили о том, что они должны сделать, но было очевидно, что до сих пор они ничего не предприняли. К примеру, дочь не наказывали за то, что она нарушала установленные принципы, мать не предпринимала никаких шагов в направлении поиска работы; родители не пытались создать перед детьми общего фронта. Все члены семьи были критически настроены по отношению к себе и к другим.

Изостатические паттерны движений глаз при восприятии человеческого лица

В широком классе задач на совместный поиск, описание, построение объекта или идентификацию предмета по его изображению или описанию экспериментальной парадигмой задается исходная нетождественность когнитивных позиций – познавательного отношения к объекту (и/или субъекту-другому) у коммуникантов, что служит одним из основных условий возникновения коммуникативной ситуации (Харитонов, 1981). Решение экспериментальной задачи требует снятия этого различия, определенного согласования когнитивной активности, о чем речь шла еще в пионерских работах Б. Ф. Ломова и сотрудников по тематике общения (Ломов, 1984). Ломов, в частности, полагал, что в ходе решения задач в общении и совместной деятельности у общающихся происходит своего рода «уподобление» познавательных процессов. 

Попытки проверить это предположение на материале регистрации направления взора при решении диадой испытуемых задач на совместное конструирование объекта и на идентификацию лица по описанию, действительно, выявили довольно интересную феноменологию сходных движений глаз обоих участников эксперимента по объектам в зависимости от стадии решения экспериментальной задачи и обмена репликами (Ананьева, Харитонов, 2009). Однако здесь возникает проблема поиска достаточно устойчивых объективных показателей, по которым могли бы сопоставляться получаемые в ходе регистрации направления взора данные для выявления динамики познавательных процессов в ходе решения экспериментальной задачи.

Применение методов регистрации движений глаз в психологических исследованиях восприятия опирается на большой массив эмпирических данных, свидетельствующих о том, что глаз направлен, прежде всего, на те элементы среды, которые привлекают внимание, причем тем чаще к ним возвращается наблюдатель и тем дольше задерживается в их зоне, чем выше субъективная значимость этих элементов. С точки зрения исследователя, регистрация позиций и перемещений глаз необходимы для того, чтобы реконструировать предмет восприятия в тот или иной момент времени и динамику его становления. Скоротечность этих событий (длительность фиксаций и саккад измеряется десятками миллисекунд) позволяет говорить об окулографии как инструменте тонкого анализа перцептивного процесса. Через восприятие окуломоторика соотносится с другими психическими явлениями. Так или иначе фиксации и перемещения глаз выражают динамику внимания, мышления, представления, а их распределение и общая направленность – актуальные интенции личности: интерес, намерение, установку.

Необходимо отметить, что связь позиции либо перемещений взора с воспринимаемыми элементами среды не является простой и однозначной. Существует большое число переменных, обусловливающих характер окуломоторной активности человека. Поэтому в каждом конкретном случае необходим поиск совокупности детерминант, вызывающих тот или иной окуломоторный эффект, а наряду с окулографией целесообразно использовать другие методы исследования. В частности, в упомянутом выше исследовании (Ананьева, Харитонов, 2009), помимо регистрации движений глаз обоих испытуемых с помощью мобильных айтрекеров, использовалась видеорегистрация деятельности коммуникантов с позиции каждого из участников и с внешней точки, а также велась запись диалога. Вопрос в данном случае состоит в том, какого рода окулографические данные могут быть сопоставлены с информацией, полученной другими методами. Этот вопрос послужил отправной точкой настоящего исследования.

А. Л. Ярбус (1965) был одним из первых исследователей, отметившим существование особых маршрутов осмотра изображения лица. Согласно полученным им окулограммам, движения глаз носят цикличный характер. Взор перемещается по одним и тем же деталям изображения в одной и той же последовательности. Это может быть, например, периодический осмотр лица сверху вниз или многократный переход от правого глаза к левому и наоборот. Окуломоторные циклы были зарегистрированы также другими авторами (Grüsser, 1984) и стали предметом специального исследования в работах Л. Старка и его коллег (Нотон, Старк, 1974; Stark, Ellis, 1981). Согласно Старку, маршруты обзора лица меняются от испытуемого к испытуемому, сохраняя стабильность в широком диапазоне условий, обусловлены индивидуальным опытом и личными предпочтениями наблюдателя и зависят от содержания решаемой задачи. Эти данные и выводы лишь частично соответствуют данным Ярбуса, Грюссера и др. и требуют дополнительной проверки.

Визуальный анализ окулограмм, полученных в наших экспериментах и работах других исследователей по восприятию лица (Ананьева, 2009; Барабанщиков, Ананьева, Харитонов, 2009; и др.), выявляет компактное расположение точек фиксации и соразмерность саккад локализации структурных элементов лица. Точки фиксации стянуты к его центральной части и ограничены сверху – линией бровей, снизу – нижней губы. Области волос, лба, щек и подбородка фиксируются редко. Вместе с тем у разных испытуемых маршруты обзора оказываются разными.

Это позволяет говорить об индивидуальном стиле восприятия лица и соответствующем ему стиле окуломоторной активности (Барабанщиков, 1998, 2002, 2009). Он воспроизводится при экспозиции любых лиц (включая построенные искусственно), но наиболее ярко проявляется при усложнении перцептивно-коммуникативной задачи.

Ограничившись ситуациями восприятия лиц, мы проанализировали окулограммы, полученные в эксперименте по идентификации лиц разной расовой принадлежности, с целью изучения возможности метрически охарактеризовать способы рассматривания лица. При этом авторы исходили из того, что прямая связь между паттернами движений глаз и успешностью идентификации расовых типов лица или распознавания эмоциональных состояний отсутствует (Барабанщиков, Ананьева, Харитонов, 2009).

Методика

В опорном эксперименте, данные по которому послужили материалом для нашего анализа, испытуемым на ЖК экране предъявлялись цветные фотопортреты мужчин и женщин разной расовой принадлежности (7°×9°, время экспозиции – 3 с). Требовалось определить, к какому расовому типу относится предъявленное лицо. Стимульный материал состоял из фотографий двух мужчин и двух женщин северорусского и южноазиатского расового типа (25–27 лет) и восьми искусственно сгенерированных на их основе изображений лиц, в разной степени обладающих признаками обеих расовых групп (Ананьева, 2009). Искусственные изображения были построены с помощью техники пространственного морфинга (Барабанщиков, Жегалло, Ананьева, 2009) и представляют собой переходные ряды между фотопортретами реальных мужчин и женщин.

В эксперименте приняли участие 39 испытуемых (33 женщины и 6 мужчин) в возрасте 18–23 года, принадлежащих к северорусскому расовому типу.

Измерения движений глаз осуществлялась на установке EyeGaze Analysis System (США), работающей на принципе регистрации положения роговичного блика относительно центра зрачка; точность оценки позиции глаз – 0,5°, частота опроса – 120 Гц. Первичная обработка и сбор данных осуществлялся программой NYAN (стандартная система, используемая разработчиком установки), дальнейший анализ выполнен с помощью программы EyeTrace (разработчик А. В. Жегалло). Для автоматизации расчетов производилась разметка фотоизображений (рисунок 1). Программой формировался общий для всех испытуемых файл в формате . csv, содержащий информацию о наличии фиксаций в отмеченных зонах.

За фиксацию принималось устойчивое (в течение 200–300 мс) положение оси взора. Анализировался характер распределения фиксаций по ключевым зонам лица. При этом авторы абстрагировались от последовательности осмотра, реальной конфигурации саккад и других движений глаз, а также от количества фиксаций.

Рис. 1. Пример разметки фотоизображений лиц

Такая абстракция дает возможность сравнивать данные, полученные на установках, использующих разные принципы регистрации, разные темпы отсчета позиций глаза, при разных временах экспозиции и т. д. Соединяющие фиксации линии (изостаты) характеризуют, следовательно, некоторую обобщенную пространственную конфигурацию осмотра фотоизображения – изостатический паттерн.

Статистическая обработка производилась в пакете SPSS 15.0, для чего были использованы макросы, характеризующие различные варианты распределения фиксаций по зонам лица. Всего проанализировано 456 окулограмм.

Результаты исследования

В ходе исследования было выделено несколько разновидностей изостатических паттернов. Если фиксации распределялись преимущественно в зонах правого и левого глаза натурщика, иногда в зоне переносицы, паттерн квалифицировался как «линейный горизонтальный», при фиксации переносицы, носа и рта – как «линейный вертикальный». При систематическом рассматривании зоны глаз, носа и рта выделялся «треугольный», а при фиксации в области одного глаза, носа и рта – «диагональный» изостатический паттерн. В зависимости от доминирующего глаза последний дифференцировался на «левый диагональный» («слэш») и «правый диагональный» («бэк слэш»). При группировке фиксаций в пределах одной зоны или на границе зон в пределах телесного угла 1°–2° изостатический паттерн определялся как «топический».

Согласно полученным данным, при выполнении задачи расовой идентификации лица наиболее часто используется «треугольный» изостатический паттерн (62,2%), реже встречается «горизонтальный» (19,2 %) и «топический» (6,8 %), наличие других паттернов в сумме не превышает 7 % (рисунок 2).

Рис. 2. Примеры изостатических паттернов движений глаз и частота их проявления (в процентах). А – «линейный горизонтальный»; В – «линейный вертикальный»; С – «треугольный»; D – «диагональный»; E – «топический»

Анализ возможного влияния типа лица натурщика на проявление того или иного типа изостатического паттерна (использовался Т-критерий Вилкоксона для связанных выборок) значимых различий не обнаружил (z = 0; p = 1,000). Следовательно изостатический паттерн не зависит от расового типа и пола натурщика, а является функцией общей структуры его лица и индивидуальных особенностей восприятия наблюдателей. В этой связи можно говорить о типах организации движений глаз и, вероятно, типах восприятия лица.

Согласно нашим данным, у 27 испытуемых был выявлен «треугольный» изостатический паттерн более чем в 60% случаев рассматривания лица (причем четверо из них характеризуются этим паттерном в 100 % проб). У 3 наблюдателей более чем в 60% случаев выявлен «линейный горизонтальный» изостатический паттерн. Для одного испытуемого характерным оказался «топический» паттерн с фиксациями в зоне правого глаза натурщика. В остальных случаях (6 испытуемых) устойчивость изостатических паттернов составляла менее 50 %.

Таким образом, при изучении идентификации лиц оказалось возможным выделить ряд характерных изостатических паттернов движений глаз и установить частоту их проявления. Наиболее часто наблюдаются «треугольные» изостатические паттерны, реже – «горизонтальные» и «топические». Стабильность этих паттернов, условия их проявления и динамика (чередование, взаимозаменяемость и др.) в ходе развития коммуникативного процесса составляют предмет дальнейших исследований.

Паттерны взаимоотношений в родительской семье и их связь c полоролевыми установками женщин

Предполагается, что каждое новое поколение получает в наследство от своей семьи груз семейных историй в виде множества стереотипных поведенческих моделей и незавершенных эмоциональных взаимоотношений, которые продолжают свою жизнь в лабиринтах «семейного бессознательного» и детерминируют поведение человека, мотивационные тенденции, выборы и способы реагирования в самых различных ситуациях.

Исследование межпоколенной передачи моделей поведения предпринимали многие психологи: А. Шутценбергер [9], Л. Сонди [5], Э. Берн [1] и др.[5]. Еще на заре возникновения психоанализа З. Фрейд в своих работах «Введение в психоанализ» (1917) и «Новые лекции по психоанализу» [6] развивал мысль о том, что индивидуальный опыт человека чаще всего носит отпечаток опыта, накопленного старшими поколениями, т.е. старшее поколение транслирует собственный опыт младшему. Ф. Дольто утверждала, что бессознательное матери и ее ребенка связаны между собой, и ребенок, скорее всего, предугадывает и чувствует вещи, которые относятся к его роду на протяжении достаточно большого количества поколений. М. Боуэн, создавая свою «Теорию Семейных Систем», представлял семью как целостную систему и старался увидеть и отразить те системные процессы, которые могут управлять эмоциональным поведением личности в дальнейшем [8].

Несмотря на достаточно большое количество работ по проблеме межпоколенной передачи семейных паттернов, до сих пор до конца не изученными остаются механизмы трансляции установок, способы усвоения и принятия этих установок, а так же существуют национальные особенности  передачи поколенческого опыта, которые могут иметь место только в определенной этнической среде.

Паттерны (англ. Pattern, от лат. patronus – модель, образец для подражания, шаблон, стиль, узор, выкройка), т.е. устойчивые модели поведения, которые человек предпочитает использовать при взаимодействии с другими людьми, являются базовыми единицами бессознательного, выделенным автоматизмом.

Актуальность исследования заключается в том, что выявление паттернов семейных взаимоотношений позволяет их классифицировать, а так же задает направление для новых исследований в области семейной и гендерной психологии.

Для выявления и определения связи между паттернами взаимоотношений в родительской семье и полоролевыми установками женщин было проведено исследование, направленное на выявление и описание имеющихся паттернов поведения в каждом отдельном случае. Далее проводилось исследование влияния выявленных паттернов на дальнейшее полоролевое поведение женщины.

Объектом нашего исследования, таким образом, являются поведенческие паттерны, существующие в семье каждой из испытуемых и транслирующиеся в качестве собственного опыта родителями детям.

Предметом исследования является патологизация поведенческих паттернов, которые могут привести к нарушению полоролевых установок женщины, получившей в процессе воспитания в этой семье подобный деструктивный опыт. Исследование именно женщин было обусловлено тем, что они по статистике чаще, чем мужчины обращаются за психологической помощью, а так же для сужения области исследования.

Гипотезы исследования:
1.    Предполагается, что семейные сценарии имеют в своей основе поведенческие паттерны, заимствованные из родительской семьи.
2.    Патологические поведенческие паттерны оказывают негативное влияние на формирование полоролевого поведения женщины, что создает ей сложности в установлении близких партнерских отношений с противоположным полом.

Целью данного исследования является выявление проблемных паттернов взаимоотношений в родительской семье и определение степени их влияния на формирование полоролевых установок женщин.

Задачи исследования:
– провести диагностику испытуемых с целью выявить общие характеристики в личностно-психологической структуре испытуемых;
– выявить паттерны взаимоотношений в родительской семье испытуемых;
– выявить трансляцию паттернов  взаимоотношений родительской семьи в семейную
жизнь испытуемых;
– выявить связь между семейными паттернами и полоролевыми установками у женщин;

В качестве методов исследования были использованы: разработанная нами схема наблюдения, беседа, рисунок несуществующего животного (РНЖ) [3] и метод портретных выборов (тест Сонди) [4].

В исследовании приняли участие 18 женщин в возрасте от 24 до 57 лет, различных профессий (экономисты, бухгалтеры, соцработники, медсестры, продавцы, преподаватели), различного образования (от среднего до двух высших, технического, экономического и гуманитарного профиля), семейного (замужние, разведенные, состоящие в гражданском браке) и социального положения (пенсионерки, студентки, руководители, исполнители).

Исследование проводилось в соответствии со следующей схемой: проводилась первичная консультация, затем диагностика испытуемых и затем две индивидуальные консультации с целью уточнить полученные результаты, глубже изучить состояние пациентов и их личностные особенности. С каждой пациенткой проводилась индивидуальная работа, в результате которой была получена клиническая картина, сформулирован запрос, с которым поступили пациентки в клинику. Далее был проведен качественный анализ полученных результатов для описания зависимости полоролевых установок женщин от семейных паттернов. Анализировался также и механизм передачи полоролевых установок из поколения в поколения.

В процессе исследования было выделено три группы поведенческих паттернов в родительской семье испытуемых, которые могли повлиять на полоролевые установки женщин:

«Жена – диктатор». Жена проявляет публичное неуважение к мужу, обесценивает его как мужчину и как главу семьи, критикует, оскорбляет, ставит в пример других мужчин, демонстрирует презрение, заостряет внимание детей на слабостях отца. В свою очередь отец чаще всего злоупотребляет алкоголем, заранее занимает вторые роли в семье, перестал сопротивляться нападкам супруги. У детей с отцом гораздо ближе эмоциональная связь, они любят его за доброту, некоторую бесконтрольность и свободу в воспитании.

Женщина, вырастая в таких условиях, испытывает трудности в установлении близких партнерских отношений с мужчинами, стремится найти опору и поддержку в муже, но имея установки на обесценивание мужчин, вызывает конфликтные ситуации, провоцирует ссоры, старается доминировать, но получив определенные права, не знает, что с ними делать. Невозможность компенсировать возникший диссонанс приводит к разводам, обесцениванию мужчин в целом, трансляцию данного паттерна своим детям.

«Женщина-сын». Один из родителей или оба, хотели мальчика, но родилась девочка, и ее воспитывают по мужскому образу. Стараются привить такие качества, как сила воли, стремление к лидерству, бескомпромиссность, дают установку на самостоятельное выживание в сложном и полном опасности мире, одобряют агрессивное поведение при достижении цели. Девочку редко одевают в платье, приветствуется мужской стиль поведения, коротко стригут волосы ребенку. Ребенок в такой семье легко управляется с инструментами, дружит в основном с мальчиками, может проявлять неуважение к девочкам.

Женщина из такой семьи испытывает трудности в установлении близких партнерских отношений с мужчинами, ей трудно преодолеть барьер между дружескими и интимными отношениями, со стороны мужчин она видит к себе отношение как «к своему парню». Кроме того, существует идеальный образ мужчины, похожего на отца, что усложняет взаимоотношения с противоположным полом, т. к. происходит постоянное сравнение реального и идеального образов, приводящее к обесцениванию взаимоотношений, если реальный мужчина не соответствует идеалу.

«Мать-одиночка».
Родительская семья разрушилась по разным причинам – развод, смерть мужа, в результате которых жена остается с маленьким ребенком, переводя все внимание полностью на него. Все время и силы мать тратит только на дочь или нескольких детей, мужчины в доме появляются редко из-за страха ревности детей, из-за мыслей, что мужчине будут не нужны чужие дети и т.д. Ребенок ощущает дефицит мужского внимания, испытывает переизбыток материнского, видит полную самоотдачу матери.

Женщина из такой семьи испытывает сложности в установлении близких партнерских отношений с мужчинами, т.к. у нее отсутствует пример установления таких отношений. Ей гораздо проще представить, как жить без мужчины, она знает законы выживания матери-одиночки. Она полностью перенимает модель поведения матери в случае, если возникает сходная ситуация. Даже если семья не распадается, то в определенный момент супруги теряют эмоциональную связь и проживают в одной квартире как соседи.

Таким образом, проведенное нами исследование выявило проблемы, связанные с нарушением полоролевых установок женщин, проблемы в их личной жизни и сложности в установлении близких партнерских отношений с противоположным полом.

Обобщая полученные результаты исследования, можно сделать следующие выводы:

1. Испытуемые женщины, которые воспитывались в семье с трансформированными полоролевыми поведенческими паттернами, в своей последующей взрослой жизни испытывают трудности в установлении прочных близких отношений с противоположным полом – сложности в общении с мужчинами, отсутствие постоянного партнера, разводы, отношения не соответствуют ожиданиям и т.д.

2. Испытуемые женщины, которых воспитывали в семье с трансформированным полоролевым поведением, впоследствии испытывают сложности с половой идентификацией и у них отсутствуют четкие полоролевые установки, например «Мать-одиночка» абсолютно уверена, что может заменить ребенку отца, стремится проявлять мужское поведение, сыграть одновременно обе роли.   «Жена-диктатор» принижая роль мужа так же пытаются взять на себя мужские функции, считая, что если она это не сделает, то не сделает никто, принимает на себя роль мужчины.

3. Заимствованный паттерн полоролевого поведения может внешне иметь иную  форму, но, по сути, остается прежним, например в семье «Жены-диктатора» не обязательно муж алкоголизирован, но принижение его роли все-равно прослеживается;

4. Испытуемые женщины, которых воспитывали в семье с трансформированным полоролевым поведением, сознательно испытывали страх повторения семейного сценария, но на подсознательном уровне повторяли его и когда, по прошествии времени, осознавали это, испытывали панику, чувство бессилия что-либо изменить, депрессивное состояние.

Для исследования поведенческих паттернов был выбран качественный подход, т.к. он предполагает более глубокий психологический анализ мира, явлений в нем, а так же самой личности. Однако для доказательства наличия связи между поведенческими паттернами в родительской семье и трансформацией полоролевого поведения женщин необходимо провести количественный анализ, который может, во-первых, выявить другие виды поведенческих паттернов, а во-вторых, откинуть дополнительные переменные, оказывающие влияние на формирование полоролевых установок у женщин, такие как, семейные паттерны мужчин, с которыми женщины образуют пары, наличие и количество детей, количество браков, возраст партнеров, продолжительность отношений, условия проживания и т. д.

В дальнейшем предполагается вести исследование проблемы установления взаимосвязи между паттернами взаимоотношений в родительских семьях и полоролевыми установками женщин по следующим направлениям: исследовать влияние на формирование полоролевых установок, степень осознания и принятия женщинами семейных паттернов и сценариев, поиск психотерапевтических действий и методов реабилитации при обращении женщинами за психологической помощью. Кроме того, аналогичное исследование необходимо провести с мужчинами.

Список используемой литературы:
1.    Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы: М, 1988
2.    Витек К. Проблемы супружеского благополучия. М., 2006.
3.    Романова Е. В. Проективные графические методы. СПб, 2001.
4.    Собчик Л. Н. Модифицированная методика Сонди (Тест восьми влечений). СПб, 2002.
5.    Сонди Л. Судьбоанализ. М., 2007.
6.    Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1991. С. 369-385.
7.    Хорни К. Женская психология. СПб., 1993. С. 76-87.
8.    Шнейдер Л. Б. Семейная психология. М., 2007.
9.    Шутценбергер А. А. Синдром предков. Трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы, М., 2001

Авторы: Федорова Евгения Викторовна, кандидат психол. наук, доцент
Вайсман Сергей Ефимович, аспирант-соискатель
Гуманитарный университет, Екатеринбург

Что такое узор? | Психология сегодня

Что общего между младенцами, птицами и группой вымышленных людей, столкнувшихся с головоломкой «сделай или умри»? И снова мы предлагаем инструмент творческого мышления, необходимый для человеческого познания и творчества.

Большинство из нас считают такой вопрос непреодолимым. На самом деле люди — существа, распознающие и формирующие шаблоны. Чтобы понять мир, мы ищем повторяющиеся качества в явлениях вокруг нас; мы пытаемся распознать причины повторяющихся событий и процессов. На очень простом уровне мы можем сгруппировать предметы по цвету, форме, текстуре, количеству или качеству звука, запаха, вкуса, осязания или свойств движения. Или мы можем сгруппировать их по назначению, функциям или одному из множества концептуальных организаторов — как в только что поставленной числовой головоломке. (Поможет ли нам сказать, что мы переписали головоломку на английский язык?)

Лицом к лицу, Франсуа и Жан Робер

Стремление распознавать и формировать шаблоны может быть стимулом для любопытства, открытий и экспериментов на протяжении всей жизни.Многие художники, от Леонардо да Винчи до М. Эшер целенаправленно искали знакомые узоры в текстуре древесины, каменных стенах, пятнах, облаках и даже в искусственных объектах. Да Винчи нашел этот «Способ стимулирования и пробуждения ума к различным изобретениям» настолько бесценным, что применил его не только визуально, как средство создания пейзажей или батальных сцен, но также и в музыкальных вопросах. (Да Винчи также был прекрасным музыкантом. ) «Это случается с таким запутанным видом стен, — заметил он, — так же, как со звуком колокольчиков, в звоне которых вы можете найти любое имя или слово, которое только можете вообразить.»(2)

Ученые также играют в шаблонную игру. И некоторые играли в нее, как предлагал да Винчи. Возьмем, к примеру, усилия орнитологов и биологов по распознаванию и пониманию общения птиц. Потратьте немного времени на то, чтобы послушать лесной хор, и вы можете различить слуховые паттерны разных видов. Вы можете различить, скажем, малиновку и голубую сойку. Потратьте немного больше времени, и вы сможете различить крик малиновки при виде ястреба и зов, который он дает, когда нападает на сову.Сделайте еще один шаг, и вы даже можете заметить, что крик малиновки в каждом из этих случаев имеет фундаментальное сходство с криком черного дрозда и других певчих птиц.

Тревожный вызов Blackbird (ястреб наверху)

Конечно, то, что мы понимаем в пении птиц, во многом зависит от моделей, которые мы распознаем и формируем. В книге « Почему птицы поют» Дэвид Ротенберг рассматривает широкий спектр паттернов, которые люди находили в пении птиц и воспроизводили разными способами.Помимо сонограммы, пение птиц имеет

Ноты, молочница.

Действительно, чем больше узоров мы узнаем, тем шире наш творческий и творческий потенциал. Это возвращает нас в комнату Ферма . Скорее всего, если вы думали за пределами математики, вы уже осознали организационный принцип, лежащий в основе последовательности чисел в головоломке Ферма. Если да, то вы сможете присутствовать на его встрече — хотя, возможно, вам не захочется! В фильме наши четверо умных людей заперты в комнате, и им предлагаются все более сложные головоломки, на решение которых у них есть всего несколько минут.Когда они терпят неудачу, стены начинают смыкаться, и вы видите закономерность истории, не так ли? В Fermat’s Room создание рисунка является жизненно важным навыком. Это жизненно важно для младенцев, птицеводов и всех нас тоже.

РЕШЕНИЕ ЗАДАЧИ: В Комната Ферма один из персонажей целыми днями пытается найти узор в 8 5 4 9 1 7 6 3 2. Если не считать скобок, что головоломка была переведена на английский, это дает ключ к разгадке, похожий на небрежное замечание. это зажигает ага! распознавания образов в фильме.Шаблон не числовой, а алфавитный. В фильме цифры на испанском языке расположены в алфавитном порядке. Здесь мы расположили их в соответствии с их английским написанием.

© Микеле и Роберт Рут-Бернштейны, 2011 г.

Артикул:

(1) Элисон Гопник, Эндрю Мельцов и Патриций Кул. 1999. Ученый в кроватке, что раннее обучение говорит нам о разуме. New York: Perennial, стр. 66-70, 152.

(2) Цитируется у Роберта и Мишель Рут-Бернстайн.1999. искр гения, тринадцать инструментов мышления самых творческих людей мира. Нью-Йорк: Houghton Mifflin, стр. 97.

(3) Шарлотта Уленбрук. 2002. Разговор с животными. Лондон: Hodder & Stoughton, стр. 67-68.

(4) Дэвид Ротенберг. 2005. Почему поют птицы, путешествие в тайну пения птиц . Нью-Йорк: Основные книги. См. Также http://www.whybirdssing.com/

Комната Ферма , 2007. Автор сценария и режиссер Луис Пьедрахита и Родриго Сопенья.

Изображения:
Вызов тревоги Blackbird на http://www.fssbirding.org.uk/blackbirdsonogram.htm

Песня о дрозде-отшельнике на http://www.math.sunysb.edu/~tony/birds/music/hermitB.html

Увидеть мир через шаблоны

Когда вы видите узор, он может изменить вашу жизнь. Наблюдение за узором может даже сделать вас умнее. Распознать узор — это как впервые посмотреть в телескоп. Как будто новыми глазами вы видите то, чего никогда раньше не видели. То же самое может случиться, когда вы впервые видите узор.Когда, например, смотрят на землю ночью, освещенный ландшафт очерчивает десятки невиданных ранее узоров.

Источник: NASA Public Domain через Wikimedia Common

Паттерны мощные. Они создают ожидания, устанавливают связи и вдохновляют на животрепещущие вопросы. Это могут быть события, которые регулярно повторяются, тенденции, в которых события возникают или исчезают в течение длительного периода, отношения, которые создают новые связи, или они могут возникать из видения более широкой картины.Это могут быть выбросы, события, выходящие за рамки нормы, или вновь определенные закономерности, называемые фракталами. Вместе распознавание образов может привести к новым открытиям, революционным идеям и инновационным концепциям.

Распознавание образов было ключом к выживанию наших предков неандертальцев, позволяя им идентифицировать ядовитые растения, отличать хищника от добычи и интерпретировать небесные явления. Сегодня распознавание образов играет новую, но не менее важную роль в диагностике болезней, вдохновении на новые способы защиты данных и открытии новых планет.

«Лучшее, что у нас есть, — это наш интеллект, особенно распознавание образов, отточенное за эоны эволюции» (Нил де Грасс Тайсон, 2015). Распознавание образов по мнению разработчиков тестов IQ является ключевым фактором, определяющим способность человека мыслить логически, вербально, численно и пространственно. По сравнению со всеми умственными способностями, распознавание образов, как говорят, имеет самую высокую корреляцию с так называемым общим фактором интеллекта (Kurzweil, 2012). Способность определять существующие или возникающие модели является одним из большинство, если не самый важный навык в принятии решений, хотя мы по большей части не осознаем, что делаем это все время (Miemis, 2010).

Поскольку мозг запрограммирован на распознавание закономерностей, у каждого есть потенциал быть умным, но по-разному. Например, люди с умными числами могут предсказать по серии чисел, какое будет следующее число. Те, кто может распознать вид птиц по их образцу полета, сообразительны по природе. Вы понимаете, что общего у смешных анекдотов, и можете ли вы их придумать? Если можете, то вы умны. Люди, которые могут визуализировать объект в трех измерениях, визуально сообразительны. Анкета, которая следует за проверкой, умны ли вы. Сколько из них вы можете проверить?

Можете ли вы / Сделаете вы

  • Отличить фальшивую улыбку от искренней?
  • Опознать кого-нибудь только по походке и осанке?
  • Точно предсказать по лицу человека, говорит ли кто-нибудь правду?
  • Предсказать эффективность работы кого-либо из его профиля в Facebook?
  • Предсказать, читая язык тела и выражение лица, что кто-то думает?
  • Определите, наблюдая за социальным взаимодействием ребенка, что у ребенка есть особые потребности?
  • Заметили, что в некоторых профессиях частота левшей выше, чем правшей?
  • Узнайте, как и почему аптеки и супермаркеты устроены именно так?
  • Представляете, как давление со стороны сверстников влияет на покупательские привычки?
  • Признаете, что улыбка без видимой причины может сделать вас счастливым?

Люди, которые преуспевают в расшифровке значения моделей человеческого поведения, являются умными людьми. Это касается и вас, если вы ответили утвердительно на большинство из вышеперечисленных вопросов. Умные люди часто обладают определенными характеристиками. Они чувствительны к чувствам других, хорошо понимают других и проявляют сочувствие к другим. Некоторые профессии предпочитают умных людей; вспомогательные профессии, такие как психология, преподавание, медицина, продажи, консультирование и политика.

Pattern | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развитие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принятие решений · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Шаблон — это форма, шаблон или модель (или, более абстрактно, набор правил), которые можно использовать для создания или создания вещей или частей вещей, особенно если созданных вещей достаточно. в общем для того, чтобы вывести или распознать лежащий в основе паттерн, и в этом случае вещи, указанные на позиции , показывают паттерн.Сопоставление с образцом — это проверка наличия составляющих образца. Обнаружение основных шаблонов называется распознаванием образов. Вопросом о том, как закономерности возникают естественным образом, занимается научная область формирования паттернов.

Некоторые закономерности (например, многие визуальные узоры) можно непосредственно наблюдать через органы чувств.

Некоторые шаблоны названы. Простые декоративные примеры — полоски и зигзаги. Дальнейшие примеры включают регулярное разбиение плоскости, эхо-сигналы и сбалансированное двоичное ветвление.

Самые простые шаблоны основаны на повторении / периодичности: несколько копий одного шаблона объединяются без изменений. Например, в авиации «схема ожидания» — это траектория полета, которая может повторяться до тех пор, пока воздушному судну не будет предоставлено разрешение на посадку.

Распознавание образов усложняется, когда шаблоны используются для создания вариантов. Например, в английском языке предложения часто следуют шаблону «N-VP» (существительное — глагольная фраза), но для определения этого шаблона требуется некоторое знание английского языка.Распознавание образов изучается во многих областях, включая психологию, этологию и информатику.

Помимо статических шаблонов, могут быть шаблоны движения, такие как колебания.

Планеты нашей солнечной системы образовали невероятно древний узор из-за гравитации Солнца. Планеты следуют по своим (очень предсказуемым) эллиптическим орбитам миллиарды и миллиарды лет. Здесь, безусловно, есть узнаваемый образец / цикл.

Повторяющаяся тема в биологии природы — золотое сечение.Золотое сечение: a + b к a такое же, как a к b. Он имеет прямое отношение к числам Фибоначчи. Этот узор использовался Леонардо да Винчи в своем искусстве. Паттерн Фибоначчи имеет выражение в закрытой форме. Эти узоры можно увидеть в природе, от спиралей цветов до симметрии человеческого тела (как это выражено в «Витрувианском человеке» да Винчи, одном из наиболее упоминаемых и воспроизводимых произведений искусства сегодня.

Фракталы — это математические модели. Естественные модели подчиняются определенным принципам, которые также присутствуют во фракталах, например самоподобию.Хотя самоподобие по своей природе является только приближенным и стохастическим, интегральные меры, описывающие фрактальные свойства, также могут применяться к естественным «фракталам», таким как береговые линии, формы деревьев и т. Д. (См. Фрактальную геометрию). Хотя внешний вид самоподобных шаблонов может быть довольно сложным, правила, необходимые для описания или создания их формирования, могут быть чрезвычайно простыми (например, системы Линденмайера для описания форм деревьев).

Шаблоны также распространены в других областях математики.Повторяющиеся десятичные дроби будут повторять последовательность цифр бесконечное количество раз. Например, деление 1 на 81 даст ответ 0,012345679 … числа 0-9 (кроме 8) будут повторяться бесконечно — 1/81 — повторяющееся десятичное число.

Повторяющийся узор — один из 5 краеугольных камней определения минерала в геологии. Минерал должен отображать свои элементы в трехмерном повторяющемся узоре (также известном как кристаллическая матрица).

«Шаблон имеет целостность, независимую от носителя, на основании которого вы получили информацию о его существовании.Каждый из химических элементов представляет собой целостный узор. Каждый человек — это целостность шаблона. Образцовая целостность человеческого индивидуума эволюционна, а не статична ».

Р. Бакминстер Фуллер (1895-1983), американский философ и изобретатель. Critical Path , 1981.

«Искусство — это наложение образца на опыт, а наше эстетическое удовольствие — это признание образца».

Альфред Норт Уайтхед (1861-1947), английский философ и математик. Диалоги , 10 июня 1943 г.

Математику обычно называют «наукой о моделях».

de: Muster (Struktur)
fa: الگو
nl: Патрун (ворм)
ja: パ タ ー ン
vi: Mẫu (dạng thức)
sh: Uzor

3.6 Психологические закономерности и экологическая психология для проектирования и планирования

Содержание

Психология — это изучение психики. Стремясь узнать о работе ума, современная психология делится на несколько тем: восприятие, мотивация, эмоции, обучение, мышление, интеллект, личность и врожденные паттерны. Это большая тема, над которой часто доминируют отдельные люди.

Карл Юнг рассматривал психику как операционное целое с тремя важными уровнями: сознание, личное бессознательное и коллективное бессознательное. Сознание — единственная известная нам часть ума. Личное бессознательное, которое интересовало Фрейда, включает в себя все те переживания, которые не распознаются сознательной частью разума. Открытие коллективного бессознательного было самым важным вкладом Юнга в психологию.Его можно рассматривать как резервуар первичных образов, унаследованных от эволюционного прошлого человека. Как врожденные паттерны, они формируют предрасположенность к реакции на мир способами, которые были развиты нашими далекими предками. Страх темноты, изоляции, разлуки с прибежищем проистекает из бесчисленных поколений человеческого опыта.

Юнг считал, что коллективное бессознательное можно рассматривать как серию архетипов. Среди тех, что он описал, некоторые были связаны с живыми существами, некоторые с природными объектами, а некоторые с объектами, созданными руками человека. Они включали в себя рождение, смерть, силу, магию, героя, мудрого старика, мать-землю, деревья, солнце, ветер, реки, огонь, животных, кольца, инструменты и оружие. Архетипы — это не образы: это паттерны, фокусирующиеся на опыте. Например, каждый младенец рождается с архетипом матери, который становится определенным образом после переживания внешнего вида и поведения матери. Юнг полагал, что символы — это внешнее проявление коллективных архетипов (Jung, 1964). Поэтому он провел последнюю часть своей жизни, анализируя символы, сны, мифы и искусство как способ узнать о коллективном бессознательном (рис.11).

Это полезно для творческих художников и дизайнеров, чтобы понять символы и их отношение к бессознательному. Когда сэр Джеффри Джеллико обратился к Архитектурной ассоциации по случаю своего девяностолетия, он заметил: «Вы можете задаться вопросом, чем я занимаюсь с тех пор, как ушел с поста директора этой школы пятьдесят лет назад. Я хотел бы вам сказать: я исследовал бессознательное. ‘ Пятьдесят лет назад школа АА была охвачена абстрактным модернизмом. Джеллико понял, что, если дизайнеры будут рассматривать свои работы как бессимвольные композиции абстрактных линий, цветов и узоров, они резко отойдут от всего, что было у их предшественников. сделанный.Отвернувшись от пустого абстрактного искусства, Джеллико был одним из первых постмодернистов.

Гештальт-психология также занимается отношениями. В немецком языке слово гештальт используется для описания того, как вещь была сформирована, сформирована, сконфигурирована или собрана. В психологии гештальт часто переводят как «образец». Гештальт-психология зародилась в Австрии и Южной Германии в конце девятнадцатого века, как противодействие практике анализа опыта на все более мелкие элементы.Типичные фразы, используемые для обобщения гештальт-психологии: «Целое больше суммы частей» и «Понимание частей не может обеспечить понимание целого». Если 100 световых пятен проецируются на стену с интервалом в одну секунду, они теряют смысл. При проецировании с интервалом в 0,003 секунды они могут образовывать узнаваемый узор. Точно так же мелодия — это больше, чем серия нот. Дизайнеры часто создают формы, которые можно читать, как статические или последовательные шаблоны.

Жан Пиаже разработал теорию обучения, связанную с гештальт-психологией. Он считал, что мышление возникает в ситуациях, когда рефлекторные действия и усвоенные распорядки недостаточны. Пиаже выделил отдельные этапы в развитии мышления человека. Когда дети становятся взрослыми, они учатся классифицировать предметы и мыслить логически и экспериментально. Методом проб, ошибок и опыта они формируют ментальные структуры для работы в новых ситуациях. Психологические свойства структур были определены как целостность, взаимосвязь между частями и гомеостатическая корректировка в свете нового опыта.Структурное мышление этого типа применялось и в других областях. Ноам Хомский идентифицировал структуры в языке. Кристофер Александр, который знал Хомского в Гарварде, применил гештальт-идеи к теории дизайна. Во введении к языку шаблонов Александр пишет:

Каждый шаблон может существовать в мире только в той степени, в которой он поддерживается другими шаблонами: более крупными шаблонами, в которые он встроен, шаблонами того же размера, которые его окружают, и меньшими шаблонами, которые встроены в него.Это фундаментальный взгляд на мир. Он говорит, что когда вы строите вещь, вы не можете просто строить эту вещь изолированно, но должны восстанавливать мир вокруг нее и внутри нее, чтобы более широкий мир в этом одном месте стал более связным и целостным; и вещь, которую вы создаете, занимает свое место в паутине природы, когда вы ее создаете. (Александр, 1977)

Это гештальт-подход к дизайну окружающей среды.

Карл Густав Юнг (1875-1961)

3.11 Эти примеры финского каменного лабиринта, газонного лабиринта девятнадцатого века и выложенного плиткой лабиринта на полу Шартрского собора взяты из книги Кар Юнга «Человек и его символы».

Жан Пиаже (1896-1980)

Паттернов: необходимость порядка

Люди склонны видеть паттерны повсюду. Это важно при принятии решений и суждений, а также при получении знаний; мы склонны беспокоиться о хаосе и случайности (Гилович, 1991). К сожалению, та же самая тенденция видеть закономерности во всем может привести к тому, что увидишь то, чего не существует.

Определение паттернов

Паттернативность : поиск значимых паттернов в бессмысленном шуме (Шермер, 2008)

В книге Шермера 2000 года Как мы верим он утверждает, что наш мозг развился как машины распознавания образов. Наш мозг создает смысл из паттернов, которые мы видим или, по крайней мере, думаем, что видим в природе (Shermer, 2008). Часто модели реальны, а иногда — случайности. Распознавание образов сообщает нам нечто ценное об окружающей среде, на основе которой мы можем делать прогнозы, которые помогут нам выжить и размножаться.Распознавание образов необходимо для обучения.

С эволюционной точки зрения предпочтительнее видеть закономерности, даже если их нет, чем не видеть закономерности, когда на самом деле они есть. Рассмотрим следующие сценарии, и цена ошибки будет:

  • Ложное срабатывание : Вы слышите громкий шум в кустах. Вы считаете, что это хищник, и убегаете. Это был не хищник, а сильный порыв ветра. Ваша цена за неверность — это небольшие дополнительные затраты энергии и ложное предположение.
  • Ложноотрицательный : Вы слышите громкий шум в кустах и ​​думаете, что это ветер. Это голодный хищник. Цена вашей ошибки — это ваша жизнь.

Конечно, в современном обществе значение ложных срабатываний и ложных отрицаний изменилось. Но, как показано выше, легко увидеть, как эта тенденция видеть закономерности могла быть сформирована эволюцией.

Ошибки распознавания образов :

  • Прослушивание сообщений при воспроизведении записей в обратном направлении
  • Видение лиц на Марсе, в облаках и на горных склонах
  • Видение Девы Марии на тосте
  • Суеверные верования всех типов
  • Sports Illustrated Jinx (происходит сглаз, приводящий к плохой результативности, вызванный тем, что он изображен на обложке журнала Sports Illustrated ; см. Здесь)
  • Эффект прожектора (все смотрят и обращают на меня внимание)
  • Горячая рука в баскетболе
  • Теории заговора

Это лишь некоторые из многих примеров неудачного распознавания образов.

Иллюзорная корреляция и иллюзорный контроль

Иллюзорная корреляция : тенденция видеть ожидаемые корреляции, даже если они не существуют; заставляет людей видеть структуру, когда ее нет (Станович, 2007).

Иллюзия контроля : вера в то, что личные навыки могут влиять на дела, которые определяются случайно.

Исследования показали, что когда люди считают, что две переменные коррелированы, они увидят связь даже в данных, где они совершенно не связаны.Для клиницистов нет ничего необычного в том, чтобы видеть корреляции «в паттернах ответов, потому что они верят, что они есть, а не потому, что они действительно присутствуют в паттернах наблюдаемых ответов» (Станович, 2007, стр. 169).

В исследовании, проведенном Лангером (1975), изучалась тенденция полагать, что личные навыки могут влиять на результаты, которые определяются случайно (иллюзия контроля). Два сотрудника из двух разных компаний продали лотерейные билеты некоторым своим коллегам. Некоторым людям было разрешено выбирать билеты, в то время как другим были вручены билеты — у них не было выбора, какой билет им получить.

На следующий день двое сотрудников, продававших билеты, попытались выкупить билеты у своих коллег. Коллеги, которые сами выбирали билеты, хотели в четыре раза больше денег, чем те, кому вручили билеты (демонстрация иллюзии контроля).

В дополнение к этому исследованию Лангер провел несколько других, которые подтвердили гипотезу о том, что людям трудно принять тот факт, что навыки не могут повлиять на исход случайных событий.

Вы когда-нибудь знали кого-нибудь, кто настаивает на выборе собственного числа при игре в лотерею? Они предполагают, что если они выберут свои числа, у них будет больше шансов на выигрыш, чем если бы их числа были выбраны машиной.Это классический пример иллюзии контроля.

К каждому происходящему событию нужно прилагать экстравагантные объяснения. Случайность и случайность неизбежны. Обладая достаточными знаниями в области научного и вероятностного мышления, мы можем избежать многих неправильных представлений о случайных событиях.

Наша способность обнаруживать образы хорошо помогает нам во многих случаях, но также может привести к тому, что мы увидим что-то, когда там ничего нет. По словам Рудольфа Флеша:

Вместо черно-белого, однопутного подхода, каждый знает, что это связано с этим, привыкните к мысли, что это мир. множественных причин, несовершенных корреляций и чистой непредсказуемой случайности.Это правда, что ученые с их статистикой и вероятностями нанесли удар по случайности. Но они прекрасно знают, что уверенность недостижима. Высокая степень вероятности — это лучшее, что мы когда-либо могли получить.

Это отличается от других видов обучения, как показывают исследования — ScienceDaily

Выявление закономерностей — важная часть того, как люди учатся и принимают решения. Теперь исследователи увидели, что происходит в мозгу людей, когда они впервые обнаружили закономерности в представляемой информации.

Результаты показали, что мозг обрабатывает обучение по шаблонам иначе, чем другой распространенный способ обучения, который называется вероятностным обучением.

Исследователи показали участникам исследования 50 серий из 12 изображений, которые включали в себя различные комбинации трех фотографий — руки, лица и пейзажа — иногда в порядке, а иногда в случайном порядке. Участники находились в аппарате МРТ, который показывал, какие части их мозга были активными, когда они выбирали фотографию, которая, по их мнению, будет следующей.

«Мы могли видеть, какие части мозга были активированы, когда участники выясняли, что существует закономерность — или осознавали, что паттерна не существует», — сказал Ян Крайбич, соавтор исследования и доцент кафедры психологии и экономики в Государственный университет Огайо.

Крайбич проводил исследование с Аркадием Коноваловым, докторантом Цюрихского университета, получившим докторскую степень в штате Огайо. Исследование опубликовано в журнале Neuron .

По словам Коновалова, люди все время пытаются обнаружить закономерности в своей среде, потому что это облегчает обучение. Например, если вам задают маршрут движения в незнакомом городе, вы можете попытаться запомнить каждый поворот. Но если вы увидите закономерность — например, поверните налево, затем направо, затем налево, затем направо — это будет легче запомнить.

«Мы поняли, что мало что известно о том, как люди понимают эти правила», — сказал Коновалов.

В исследовании приняли участие 26 взрослых.Каждая фотография, которую им показывали, начиналась как зашифрованное изображение, которое отображалось в течение трех секунд.

Они нажимали кнопку, как только им казалось, что они знают, какое из трех изображений представлено. Задача заключалась в том, чтобы выбрать изображение для показа как можно быстрее. Участники зарабатывали деньги за свои правильные ответы, и чем быстрее они отвечали, тем больше они зарабатывали.

«Если они не знают, какой снимок будет следующим, им придется немного подождать, а это будет стоить им денег», — сказал Крайбич.«Но как только они выяснили закономерность, они отреагировали быстрее, и мы увидели, как это отразилось в их мозгах».

Ученые давно изучали другой тип модели обучения, который они называют вероятностным.

В вероятностной модели люди учатся, определяя вероятность того, что событие произойдет после другого события. Например, вы можете узнать, что ваша любимая спортивная команда обычно выигрывает две из трех своих игр после поражения.

Но эта модель не объясняет изучение шаблонов, сказал Крайбич. С помощью шаблонов вы знаете, что определенное событие произойдет в определенный момент времени.

«Люди, участвующие в нашем исследовании, не просто предсказывают вероятность того, какая фотография появится следующей. Они изучают шаблоны и разрабатывают правила, которые направляют их решения и делают их более быстрыми и точными», — сказал Коновалов.

Вероятностное и паттерновое обучение различаются по способу задействования мозга, сказал Крайбич.

В этом исследовании исследователи обнаружили, что разные части мозга были активными в зависимости от двух видов неопределенности, с которыми сталкивались участники.

Одним из видов неуверенности был вопрос о том, какое изображение будет следующим. Результаты показали, что неудивительно, что для выполнения этой задачи были задействованы те же части мозга, которые, как показали более ранние исследования, были задействованы в вероятностном обучении, сказал Крайбич.

Другой вид неуверенности касался наличия закономерностей на представленных изображениях.Когда участники ответили на этот вопрос, активировалась другая часть мозга — вентромедиальная префронтальная кора.

В других исследованиях было показано, что эта часть мозга связана с вознаграждением.

«Одно из толкований состоит в том, что люди могут получать чувство награды за то, что выясняют, существует ли закономерность или нет. Мы еще не знаем этого наверняка, но это правдоподобно», — сказал Крайбич.

Гиппокамп был еще одной частью мозга, которая была особенно активной, когда участники выясняли закономерности.«Мы обнаружили, что люди с большей активностью гиппокампа учились быстрее», — сказал Крайбич.

В целом, исследование показало, что изучение паттернов в мозге отличается от вероятностного обучения.

«Мозг отслеживает больше вещей, чем мы думали ранее», — сказал Крайбич. «Речь идет не только о предсказании того, что будет дальше. Он ищет правила, которые помогут предсказывать лучше и быстрее».

5 иррациональных шаблонов мышления, которые могут утомить вас — и как начать им бросать вызов |

iStock

Если вы хотите увидеть, как ваш разум сбивает вас с пути, недостаточно взглянуть на то, о чем вы думаете.Вам также нужно изучить

, как, , вы думаете. Психолог Джоан Розенберг называет пять ошибочных моделей мышления и рассказывает, как их можно изменить.

Если вы посмотрите на содержимое своего ума, будет ли большинство ваших мыслей положительными, оптимистичными и принимающими или отрицательными, пессимистическими и циничными? В значительной степени наше чувство благополучия связано с тем, что мы думаем, или содержанием наших мыслей. Предлагают ли ваши мысли спокойствие и удовлетворенность или гнев, разочарование и беспокойство?

То, что у вас на уме — или , что вы думаете, — определяется тем, как вы думаете, — или вашим образцом мышления.И действительно, определенные допущения и когнитивные ошибки могут способствовать переживанию депрессии и заставлять людей чувствовать себя более несчастными по поводу своей жизни, говорит психиатр и пионер когнитивно-поведенческой терапии Дэвид Бернс в своей книге Feeling Good: The New Mood Therapy . Эти ошибки мышления могут оставить у человека плохое представление о себе, отсутствие интереса к общению с другими, а также отсутствие желания или энергии для достижения целей.

Психологи используют фразу «когнитивные искажения» для описания иррациональных или ошибочных моделей мышления. Хотя в литературе по психологии можно найти гораздо больше, ниже приведены некоторые, которые, как я слышал, выражают мои собственные клиенты. Некоторые из них накладываются друг на друга, или несколько могут возникать одновременно.

Изучив список, выберите когнитивные искажения, которые лучше всего описывают ваше мышление. Если их несколько, работайте по одному. Этот процесс потребует усилий — вам нужно осознавать искажение, поймать себя на его использовании, а затем заменить образ мыслей более конструктивным и оптимистичным.

Когда вы начнете уменьшать эти искажения, вы проложите путь к более полному выражению жизни. Вы разовьете больше эмоциональной гибкости, способности реагировать на изменения, а не реагировать, а также способность восстанавливаться, когда дела идут трудно. Вам предстоит испытать гораздо больше в жизни; все, что вам нужно, — это быть готовым вырваться из мыслей, которые искусственно удерживают вас в ограничениях и отвлекают.

1. Мышление по принципу «все или ничего»

Что это такое: Вы видите людей и ситуации в одной / или категориях (например, новый коллега потрясающий или скучный, вечеринка — «лучший» или «худший»), не допуская сложности.На самом деле наша жизнь разворачивается в оттенках серого.

Как бросить вызов: Обратите внимание, когда вы это делаете. Например, вы можете заметить, что думаете: «Я должен быть идеальным на танцполе, иначе я буду выглядеть дураком». Подвергните сомнению шаблон, создав одну возможность, которая существует между двумя вариантами — вы можете подумать: «Я люблю танцевать, поэтому я просто пойду туда и постараюсь получить удовольствие». Сделайте еще один шаг вперед, предложив еще две возможности, например: «Возможно, я не стану великим танцором, но я больше никогда не увижу большинство из этих людей» или «Я выберу две песни, и если Мне все еще неловко, я подумаю сесть.«Поиск одной альтернативы может помочь сломать шаблон, а придумывание нескольких других развивает ваше умение видеть нюансы в каждой ситуации.

2. Чрезмерное обобщение

Что это такое: Вы извлекаете общие правила из конкретных событий и применяете их к несвязанным ситуациям. Ваши правила обычно скорее отрицательные, чем положительные. Например, когда вы не получаете работу, которую хотите, вы думаете: «Люди не любят меня — и я тоже умру один».

Как бросить вызов: Каждый раз, когда вы обнаруживаете, что без разбора применяете один прошлый результат к другой ожидаемой или предстоящей ситуации, продолжайте говорить себе: «Этот единственный результат — это всего лишь один результат.”

3. Дисквалификация положительного результата

Что это: Вы отвергаете положительные утверждения или события, настаивая на том, что они «не в счет» по той или иной причине. Например, начальник хвалит вас перед коллегами. Когда кто-то упоминает об этом позже, вы говорите: «Она сказала это, потому что я стоял впереди, и она не могла меня избежать».

Как бросить вызов: Всякий раз, когда вы дисквалифицируете положительное, вы ошибочно укрепляете отрицательные убеждения о себе и своем мире.Если вам трудно принять похвалу или комплименты, вы можете начать с простого и искреннего «Спасибо» или «Я ценю это». Затем немного позже представьте, какой была бы ваша жизнь, если бы вы поверили, что эти слова правдивы.

4. Персонализация или чрезмерная ответственность

Что это: Вы считаете себя причиной негативного события, за которое, вероятно, не были ответственны (или не только вы). Винить себя в чужих несчастьях или повседневных неудачах или относить к себе внешние события, когда для этого нет оснований, может негативно повлиять на вашу повседневную жизнь и то, как вы видите себя.Это может принимать разные формы. Допустим, вы заказали онлайн-ужин для себя и своих друзей, но когда вы приходите в ресторан, вашего имени нет в списке. Вы вините себя и говорите: «Это моя вина». Или, в более крайнем случае, вы заказываете пляжный отдых для себя и своей семьи, большую часть недели идет дождь, и вы говорите: «Это моя вина, потому что я слишком сильно хотел хорошей погоды».

Как противостоять этому: Персонализация апеллирует к нашему глубокому желанию выглядеть ответственным и эффективным, за исключением того, что в конечном итоге добавляет к жизни ненужное и неоправданное давление и напряжение.В ситуациях, когда вы быстро берете на себя ответственность за то, что выходит из-под вашего контроля, обратите внимание, как вы могли способствовать возникновению проблемы. В случае отсутствия бронирования, возможно, вы могли бы еще раз проверить, правильно ли вы выбрали дату и время, и что вы не пропустили письмо с подтверждением или текстовое сообщение от ресторана. Кроме того, примите во внимание все другие факторы, которые могли способствовать возникновению проблемы — программное обеспечение для бронирования? компьютер ресторана? — и кто еще может нести ответственность.

5. Формулировки «следует»

Что это такое: Ваш внутренний диалог полон утверждений, которые включают слова «следует», «следует» или «необходимо». Эти слова вызывают укус — частое их использование может вызвать чувство разочарования и гнева. Предположим, ваш начальник говорит вам, что хочет, чтобы вы подали предложение в понедельник. Вы говорите себе: «Я должен завершить этот проект к пятнице; иначе я ленивый неудачник.

Как бросить вызов: Может быть, вы слышали фразу «Хватит злиться на себя».«Должен», «должен» и «должен» — слова принуждения и ограничения; они могут привести к тому, что вы почувствуете, что у вас мало вариантов и завышены ожидания. Расширение вашего чувства выбора начинается с изменения языка, на котором вы разговариваете с самим собой. Всякий раз, когда вы поймаете «следует», «следует» и «должен», замените их на «можно», «выбрать» или «принять решение».

Посмотрите ее выступление на TEDxSantaBarbara здесь:

Адаптировано из новой книги « 90 секунд до жизни, которую ты любишь: как справиться со своими трудными чувствами, чтобы развить стойкую уверенность, стойкость и подлинность» Джоан Розенберг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.