Что такое идеал человека: Что такое Идеал человека — Школьные Знания.com

Сочинение на тему «Идеальный человек»


Сочинение на тему: «Какого человека можно назвать идеальным?»

Идеальный человек, для всех людей — это человек, в душе которого не просто живут только положительные черты характера, но также идеальный-значит невероятно красивый и здоровый человек, который всегда поступает правильно.

С детства нам говорят, что в мире нет идеальных людей, каждый хоть раз в своей жизни ошибался. У каждого человека есть свои идеалы, и свои жизненные ценности. Для кого-то идеальный человек тот, кто невероятно начитан, для кого-то идеален тот, кто материально богат. Кто-то ценит в людях внешность, кто-то душу. Но идеального человека нет и не может быть хотя бы потому, что ни один человек в мире не может совмещать в себе все те идеалы, которые вы ищите в людях.

Я все же считаю, что идеальные люди есть, просто нам надо взглянуть на это с философской точки зрения. Идеален тот, кто может своими достоинствами, перечеркнуть все недостатки.

Как я понимаю идеал человека

За время существования человечества минуло много исторических эпох. Бурные ветры перемен сметали песочные замки старинных устоев и повесть жизни начинала новый виток спирали. Каждое время формировало свой идеал человека, которого прославляли в веках современники. Поскольку сегодня наш взор обратился в сторону тех лет, которые историки называли средневековьем, попытаемся сначала определить, что же такое средневековье.

Согласно словарю Брокгауза и Эфрона средневековьем называется тысячелетие 476 – 1492г., от падения западной Римской империи до открытия Америки. Развитие феодализма и католицизма. С одной стороны, короли в союзе с горожанами вступают в войну с феодалами и побеждают, с другой, гуманизм эпохи Возрождения выдвигает против католической духовной тирании идеи о правах личности, начала свободной мысли против начал авторитета слепой веры, античную жизнерадостность против христианского аскетизма. Развивается наука – изобретено книгопечатание, открыт порох, плывут в сторону американского материка корабли. Противоречивое и романтическое время, не правда ли?

Каким же должен быть идеал человека – личности в такой момент, каким его видят служители лиры и простые люди? Конечно, прежде всего свободным. Свободным физически и духовно. Герои отправляются в дальние странствия, ищут славы, удачи, счастья. Им чужд затхлый мир феодального подворья, пусть даже сами они – феодалы. Князь Игорь отправляется в Половецкие земли. Кто он – завоеватель, освободитель? Современнику это почти неважно, главное, князь – великий Воин, готовый бросить вызов любому грозному врагу.

Бесстрашный Тристан едет в далекую Ирландию, не смотря на грозящие ему опасности. Безусловно, средневековый герой храбр и легок на подъем. Если раньше примером для подражания должны были служить жития святых, то сейчас у мальчишек горят глаза при упоминании о живых людях из плоти и крови.

К цели ведет не фанатичная вера в некие нематериальные и абстрактные идеалы. В образе героя появилась новая отличительная черта, присущая опять-таки живому человеку – любовь. Любовь, как самое возвышенное и сильное из всех чувств, толкает на еще более дерзкие и отчаянные поступки, чем жажда приключений.

Вспомним Ромео и Джульетту. Любовь заставляет забыть многолетнюю кровавую вражду двух родов. И, как ни парадоксально, хотя трагичнее конец для этой потрясающей истории придумать трудно, в читателе, помимо грусти, к последней странице рождается какое-то огромное светлое чувство, готовое подхватить человека на свои могучие крылья и сделать во сто крат сильнее.

Честь звания, мундира, рода, имени много значит для нашего героя. Любое неосторожное слово и даже взгляд могут стать основанием для кровавого поединка. Здесь прослеживается довольно странное противоречие. С одной стороны, власть любви, с другой стороны, власть силы. Не секрет, что далеко не всякий, кто лучше других владеет шпагой, на самом деле также часто оказывается прав. Но противоречие это только видимое. На самом деле, потому и нередко заканчиваются литературные произведения счастливым концом, что автор вкладывает всепоражающий меч в руки правого с единственной целью – покарать виноватого.

По всей Европе идет охота на ведьм, свирепствуют болезни и невежество, горят костры инквизиции. В такой ситуации людям жизненно необходима спасительная соломинка, ухватившись за которую можно спастись от безумства окружающего мира. И вот приходит он, герой. Сильный, отважный, честный, добрый, справедливый, всепобеждающий. И все сразу же становится на свои места. Трепещет поверженный злодей, в мире воцаряется порядок и справедливость. Множество примеров такого чудесного спасения от всех напастей можно найти в историях времен войны Алой и Белой розы.

Вы не находите, что такая ситуация очень уж напоминает наш сегодняшний день? В момент, когда люди теряют моральные ориентиры, им обязательно нужен герой – избавитель. Однако , Горький исторический опыт показывает, что чем дольше ждать чудесного избавления, тем тяжелее придется добывать его потом своими руками. Вот это как раз не мешало бы понять как можно раньше. Иначе может оказаться, что за шесть веков костры инквизиции не на столько остыли, как может показаться на первый взгляд.

Понравилось сочинение » Как я понимаю идеал человека, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Школьные сочинения на свободную тему

Мне кажется, что человечество стремится найти идеал, на протяжении всей своей истории. Обращаясь к литературе и искусству, мы можем спотеригаты, как понятие идеала менялось в разные эпохи. А самое главное, что люди хотели свой идеал создать, представить, увидеть. Это происходило в литературе, скульптуре, живописи. Так возникли идеальные образы. Но они идеальны для художников, которые их создали, и не всегда совпадают с нашими представлениями. Люди мечтали и о идеальное общество. Но идеальной эпохи или идеального общественного строя изобрести так и не удалось. Ну что ж, возможно, это еще впереди. Но, я уверена, что идеал, тот образец совершенства, конечная высшая цель-луч, есть у каждого человека. Мои стремления вполне реальны. Я не ожидаю идеального общественного строя, ибо понимаю, что общество – это люди, а идеальных людей не существует. Поэтому я стремлюсь достичь нормальных человеческих отношений в своем ближайшем окружении. И если каждый человек будет стремиться того же, то, возможно, наша жизнь будет лучше. Итак, что касается моих идеалов.

Мои идеалы – это моральные качества, мои и моих друзей, моих родителей и моих дедов, словом, близких мне людей. И эти идеалы не однобокие, они имеют взаимосвязи с различными отраслями жизни. И даже то, которым я представляю свое будущее – это мой воображаемый идеал.

Когда я была еще совсем ребенком, то считала идеалом внешние черты человека. Теперь, когда мне пятнадцать, я понимаю, что внешность – не главное в человеке. Безусловно, человек должен следить за собой, быть чистой и опрятной, а вот понятие красоты для меня стало бы другим. Члены моей семьи и мои друзья не все красивые, но для меня они лучшие, потому что их красоту я оцениваю по внутренним чертами, как и они мою. Итак, черты характера, которые я считаю идеальными. Прежде всего, это доброта. Я думаю, что это именно та черта, которая делает человека человеком, ведь доброта включает в себя и чуткое отношение к другим людям и внимание к людям старшего поколения, и любовь к природе, и умение сочувствовать другому человеку, и заботу о братьях наших меньших, и много-много других качеств, которые я бы хотела воспитать в себе. Иногда трудно бывать добрым: кто раздражает, кто мешает, кто кричит, а кто просто не нравится. Тогда я стараюсь преодолеть в себе эмоции, понимая, что какая черта моего характера тоже может не нравиться другим. Хочу научиться воспринимать людей такими, какие они есть, хотя склоняюсь к гуманистическим рис в человеке.

Надеюсь, что в своем понимании идеалов, я не одинока. И чем больше будет сторонников гуманистических тенденций, тем добрее будет окружающий мир. Возможно, именно тогда и придет самая эпоха в истории человечества.

Популярные сочинения

  • Сочинение Князь Игорь в поэме Слово о полку Игореве (Образ и характеристика)
    В данном произведении, которая представлена в виде летописи, присутствует неувядающая сквозь года актуальность того, что патриотизм занимает в жизни человека одну из самых значимых ролей
  • Люди с горячими сердцами в пьесах Островского Гроза и Бесприданница
    В своих произведениях Островский всегда рассказывал придуманную им историю так, что у читателя сразу появлялась мотивации идти и делать что-то, неважно, что именно, но идти и делать
  • Сочинение-описание по картине Зимнее утро Грабаря (5 класс)
    Картина И. Э. Грабаря «Зимнее утро» — самое душевное творение автора. В неё он вложил всю свою любовь к такому времени года как зима. Сам Грабарь ещё с раннего детства ожидал зиму в надежде на чудо

LiveInternetLiveInternet

Пятница, 03 Сентября 2010 г. 15:01 + в цитатник У каждого идеалы человеческой красоты разные. Более того – они бывают крайне противоречивы. Я вот сейчас скажу тебе имя и фамилию женщины, которую я считаю богиней. Слушаешь? Моника Белуччи. А теперь расскажу о том, что я считаю действительно красивым. К Монике это никак не относится. Она богиня и закончим на этом. Головы и мужчин и женщин я ценю по совершенно одинаковым критериям. Для меня голова начинается с волос. Это страсть, это фетиш – светлые прямые волосы. Светлые волосы бывают такими разными – пшеничными, золотистыми, пепельными, с рыжинкой…И каждые я люблю. Это действительно невероятная страсть. Я могу любить человека ТОЛЬКО за волосы. Но блонд не должен быть пошло выкрашен, как у неудачно промелировавшихся подростков или калифорнийских штучек из порно. В общем, понятно – волосы – это наше все. Вторая любимая часть лица – это глаза? Вовсе нет. Это скулы. Точеные, высокие скулы – с таким привкусом аристократии…знаешь? Третьей очередью идут глаза. Светлые. Они обязаны быть светлыми. Прозрачными, стеклянными, обрамленными густыми темными ресницами. Это шикарно. Еще я очень люблю нижнюю часть лица…точнее, нижнюю челюсть. Она должна иметь четкую форму/границу. Никаких вялых подбородков …И эта стремительная линия, поднимающаяся к мочкам ушей. С головой закончили.) Касательно фигуры…Я люблю спортивных. Спортивных – и все тут. Человека в этом плане я рассматриваю не лучше работорговца в странах третьего мира. Ровные пальцы с крепкой ногтевой пластиной, выносливые ноги с легко угадывающимися пучками мышц под кожей. У женщины должны быть бедра ( должны, что бы там не диктовала мода). Животик должен быть ровненький. Пресс – это, конечно, замечательно, но не у всех есть время его качать. А вот не есть булки и не пить пивка – времени должно хватать у каждого. Плечи у женщины должны быть узенькими ( чем не могу похвастаться…), у мужчины – широкими. Руки – рельефные, но не здоровые. Сиськи…да, я обожаю сиськи… Люблю я в людях ключицу… Эта косточка – самое сексуальное, что бывает в человеке… Может быть в моем сочинении должны были присутствовать метафоры и эфемерные понятия о осознании красоты как свойства ума или чего-то в этом духе… Но, малыш, я физиогномист. Я считаю красивым – формы.)

Процитировано 1 раз

Нравится Поделиться

0

Нравится

  • Запись понравилась
  • Процитировали
  • 0
    Сохранили
  • Добавить в цитатник
  • 0
    Сохранить в ссылки

Понравилось
0

Сочинение на тему “Романтический идеал человека в рассказе “Старуха Изергиль”

Итак, в рассказе представлены три героя, у каждого из которых своя жизненная философия: Ларра, сын женщины и орла, Данко, сын человеческий, и старуха Изергиль, современница повествователя.

Ларра – воплощенная бездуховность. Он мнит себя совершенным, поэтому губит неугодных ему: «Я один… я не поклоняюсь никому в жизни… ибо первый в ней я!» Бездумное следование инстинкту, стремление к достижению цели любой ценой, существование, лишенное прошлого и будущего, – все это обесценивает и гордость, и красоту, изначально присущие Ларре.

Он не мог и не хотел идти на компромисс, не попробовал приспособить свои желания к законам общества. Эгоизм понимается им как проявление личной свободы, а свое право на любой поступок – от рождения право сильного. Он, несомненно, исключительная романтическая личность, идеальная по своему отрицательному бездуховному, безнравственному содержанию.

Данко – герой с диаметрально противоположными жизненными позициями, качественно иной тип романтического идеала человека. От глубокого сострадания к соплеменникам, потерявшим волю и мужество, к их погибающим душам зажегся в сердце Данко огонь любви. Вспыхнувшая в соплеменниках злоба к смелому юноше, когда он вел соплеменников к свету, стала причиной разгорания этой любви до яркого факела, осветившего им путь.

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Источник подвига Данко – глубокая вера в возможность пробуждения в людях человеческого начала. Поэтому герой и ведет свой народ из тьмы, холода и смерти к свету, солнцу, теплу, гармонии. Но самопожертвование Данко, его любовь к людям не была оценена.

«Осторожный человек» незаметно растаптывает угольки от горящего сердца героя, стараясь убить даже память о нем. Видимо, память о Данко, честном и мужественном юноше, всегда заставляла бы людей вспоминать о собственной трусости и низости. Данко же отдает свою жизнь во имя людей и, умирая, испытывает истинную радость. Вот он – романтический идеал положительного героя, человека, способного на бескорыстный подвиг!

Между этими двумя легендами в рассказе показана история жизни старухи Изергиль. Она тоже романтическая героиня, ее идеал – свобода. Она гордый человек и живет так, как ей хочется. Но ради любимого человека Изергиль способна на подвиг и самопожертвование. В этом она близка Данко.

В том, как она бездумно бросала своих любимых, в эгоистическом желании любви и жажде наслаждений Изергиль походит на Ларру. Вся ее жизнь – поиск любви, а, по сути, попытка найти в жизни личность яркую, способную на смелый поступок. Но реальный мир небогат такими людьми, и поиск оказался бесплодным. Слабость, бесцветность окружающих людей иссушили эту некогда красивую женщину, но не убили ее мечту о гордом человеке.

Итак, Горький пытался показать три судьбы, три характера, три типа романтического идеала человека. Проблема лишь в том, что хотя «в жизни… всегда есть место подвигу», идеальные личности не воспринимаются людьми в обществе. Идеальный человек, по Горькому, обречен либо на изгнание, либо на смерть, либо на одиночество.

Идеал, идеальное — Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества

Идеал, идеальное — понятие, выражающее представление о высшем совершенстве.

Достоевский высоко ценил гуманистические идеалы, выработанные всей историей человечества, но высшим духовным идеалом для него был Христос и христианское вероучение. Еще в 1854 г. писатель сформулировал свой «символ веры»: «…верить, что нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но с ревнивой любовью говорю себе, что и не может быть» (281; 176). Достоевский верил, что природа Христа богочеловечна. Явление Христа — это богоявление, открывшее человечеству путь к спасению и вечной жизни.

Вместе с тем в Христе человеческая природа обнаружила свои божественные возможности и закон развития в направлении к идеалу: «После появления Христа, как

идеала человека во плоти стало ясно, как день, что высочайшее, последнее развитие человеческой личности именно и должно дойти до того <…> чтобы человек нашел, сознал и всей силой своей природы убедился, что высочайшее употребление, которое может сделать человек из своей личности, из полноты развития своего я — это как бы уничтожить это я, отдать его целиком и каждому безраздельно и беззаветно. И это величайшее счастье» (20; 172 — курсив Достоевского. — Прим. ред.). Как выразитель этого закона и как залог бессмертия души человеческой (главной ценности, на которой зиждется вся людская нравственность) Христос — воплощение не только Добра и
Красоты
, но также и Истины.

Достоевский сознавал и существование других истин, находящихся вне Христа и христианства, — истин, добытых анализом (наукой) и реальным земным опытом. Эти истины утверждали и неизбежность человеческой смерти, и неустранимость «закона личности на земле», препятствующего христианской любви к ближнему. Достоевский остро переживал разлад между истиной, постигаемой анализом, и истиной, открывающейся в вере. Отсюда поставленная им проблема: как быть, «если б кто мне доказал, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа…» (28

1; 176 — курсив Достоевского. — Прим. ред.). Вывод писателя: «…мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели с истиной» (там же) — одни исследователи трактуют как безусловный отказ от аналитической истины ради веры; другие как свидетельство того, что «утверждается вера Достоевского как поиск и нахождение принципа связи, сопряжения Христа и истины, идеала и действительности» (Тихомиров Б. Н. О «христологии» Достоевского // Достоевский. Материалы и исследования. СПб., 1994. Т. 11. С. 104).

Неисполнение человеком «закона стремления к идеалу», т.е. отказ от жертвенности ради эгоистических целей, заставляет человека страдать, сознавая свой «грех». Столкновение в душе идеальной потребности в жертве и закона «я» приводит человека к ориентациям на прямо противоположные идеалы — идеал Мадонны и «идеал» содома. Человек, в сердце которого «дьявол с Богом борется», ежечасно находится в ситуации нравственного выбора идеала.

Впрочем, перед выбором оказывается не только личность, но и нация в целом, и даже все человечество. Перед каждой нацией возникает альтернатива: жить, руководствуясь национальным эгоизмом и прагматизмом, либо общечеловеческими интересами: «вера в святость своих идеалов, вера в силу своей любви и жажда служения человечеству <…> есть залог самой высшей жизни наций, и только ею они и принесут всю ту пользу человечеству, которую предназначено им принести.

..» (25; 19). Достоевский видит духовно-нравственную силу русской нации в народе, сохранившем в себе чистоту христианского идеала: «…У нас прежде всего вера в идею, в идеал, а личные, земные блага лишь потом» (22; 41). Всю человеческую историю Достоевский рассматривает как непрерывный процесс восхождения к идеалу, к социальной гармонии. Представление о будущем идеала общественной жизни, о конечном состоянии человечества Достоевский развивает в духе христианской эсхатологии.

Эстетический идеал у Достоевского непосредственно связан с его религиозно-нравственным идеалом. «Создавая образ красоты, художник делает намеки на божественный идеал, лежащий за пределами человеческого существования» (Jackson R.L. Dostoevsky’s quest for from: A study of his philosophy of art. New Haven — London, 1966. Р. 57). Понятие «идеала» в сознании Достоевского совмещается с представлением о прекрасном: «прекрасное есть идеал» (281; 251) и соответствует христианскому идеалу красоты: «в Евангелии же предречено. .. что люди успокаиваются не прогрессом ума и необходимости, а нравственным признанием высшей красоты, служащим идеалом для всех…» (24; 259). Достоевский как писатель шел к созданию христианской эстетики, предполагающей, что искусство должно способствовать нравственному перерождению человечества: «Эстетика есть открытие прекрасных моментов в душе человеческой самим человеком же для самосовершенствования» (21; 256). Таким образом, по Достоевскому, высшая красота в искусстве может быть достигнута там, где она вдохновляется религиозно-нравственным идеалом.

Арсентьева Н.Н., Щенников Г.К.

Идеал человека в культуре народов мира

Идеал человека в культуре

народов мира

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

ИДЕАЛ

Придумать ассоциации со словом «идеал»,

используя буквы слова

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

И

Д

Е

А

Л

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

И — интересный

Д — добрый

Е — естественный

А — активный

Л — личность

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Зачем нужен идеал?

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Эпиграф

Вращается весь мир

вкруг человека.

А.С.Пушкин

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

И.В. Гёте:

«Мы знаем мир только в его соотношении с человеком, мы не желаем никакого искусства, кроме того, которое является отпечатком этого отношения

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Понятие об идеале

«Когда природа лишила человека его

способности ходить на четвереньках,

она дала ему в виде посоха – идеал! И

с той поры он бессознательно, инстинктивно стремится к лучшему – всё выше и выше! Сделайте это стремление сознательным, учите людей понимать, что только

в сознательном стремлении к лучшему — истинное счастье».

Максим Горький

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Что такое идеал?

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Что такое идеал?

  • Идеал – совершенное воплощение, лучший образец, лучше, чем есть в действительности.
  • «Каждый народ имеет свой идеал человека» (К.Д.Ушинский)
  • Каждая историческая эпоха представила свой идеал человека..

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Идеал (лат. idealis от греч. ίδέα — образ, идея) — высшая ценность;

наилучшее, завершенное состояние того или иного явления;

образец личных качеств, способностей; высшая норма нравственной личности; высшая степень нравственного представления о благом и должном; совершенство в отношениях между людьми; наиболее совершенное устройство общества .

Идеал

Идеал – единство Истины, Добра и Красоты.

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Какова главная тема искусства?

Почему всю историю мирового искусства

мы вправе рассматривать как поиски

идеала и совершенной красоты

Человека?

Как представлен идеал Человека

в произведениях искусства?

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Человек – главная тема искусства

  • Всё, что создано на Земле, — дело рук человеческих.
  • С тех пор как существует искусство, его главной и неизменной темой был и остаётся Человек.
  • Лучшие произведения мирового искусства отражают идеальные представления о внешнем и внутреннем облике Человека.

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Поиски идеала

  • Древнегреческий философ Аристотель писал: « Красоту души не так-то легко охватить взором, как красоту тела».
  • Вот почему вся история искусства есть поиски духовной красоты Человека .

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Античное искусство

Известное латинское изречение:

  • «Mens sana in corpore sano»,

то есть

  • «В здоровом теле – здоровый дух»

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

«ДИСКОБОЛ» Мирон

«Дорифор»

Поликлет

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Искусство средних веков

  • Идеалом становится монах-аскет
  • Образы мучеников и страдальцев за веру представлены в скульптурах готических соборов ,

в византийских мозаиках и древнерусских иконах.

  • Они чужды радостям земной жизни, серьёзны

и сосредоточены.

  • Они мучительно размышляют о смысле бытия.
  • Силятся понять тайны человеческого духа.
  • Слева – Преподобный Сергий Радонежский.
  • Внизу – святые мученики Борис и Глеб.

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Троица, Андрей Рублев.

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Троица Ветхозаветная, Симон Ушаков

Искусство Возрождения

Венец творения Бога

Совершенный

Человек

Воплощение

Доблести и

Красоты

Человек

Мужества и

Благородства

Художники

воспевают

Земную

Красоту

Человека

Человек

влюбленный

в жизнь

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

21

— подлинный идеал Возрождения –

библейский

герой-атлет, вдохновлённый могучим и благородным порывом к свободе и подвигу .

«Давид» Микеланджело

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Леонардо да Винчи. Мона Лиза

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Рафаэль Санти. Мадонна в зелени

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Мадонна Альба

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Мадонна делла Седия (мадонна на кресле)

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Малая Мадонна Каупера

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Сикстинская Мадонна

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Питер Брейгель Старший «Страна лентяев»

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Иероним Босх «Сад земных наслаждений»

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Барокко

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Диего Веласкес «Менины»

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Питер Пауль Рубенс «Союз Земли и Воды»

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Рембранд ван Рейн «Возвращение блудного сына»

Рококо

Просвещение

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Фрагонар «Качели» Ж. Ватто «Пьеро»

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Романтизм

Каспар Давид Фридрих | Странник над морем тумана

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Карл Брюллов «Последний день Помпеи»

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Импрессионизм

Валентин Серов «Девочка с персиками»

Огюст Ренуар «Портрет Жанны Самари»

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Амедео Модильяни

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Пабло Пикассо

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Винсент Ван Гог

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Эдвард Мунк

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Экспрессионизм

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Сюрреализм

Сальвадор Дали «Рождение человека»

Рене Магритт «Сын человечески».

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Энди Уорхол | Audrey Hepburn

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

KwangHo Shin

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

«Каждый народ имеет свой особенный идеал человека» К. Д. Ушинский

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Мини-сочинение: Идеал человека

Примерный план:

  • Взаимосвязь человеческих идеалов и истории человечества.
  • Как я понимаю идеалы человека.
  • Мое понимание идеального общества.
  • Соотношение идеалов и моральных качеств человека.
  • Влияние внешности на понятие идеала человека.
  • Какие черты характера человека я считаю идеальными.
  • Какие черты характера я стараюсь воспитать в себе.
  • Гуманистические идеалы — будущее человечества?

Автор: Барбутько Юлия Юрьевна

Философия человека. Часть II. Глава 5. Романтический идеал человека — Гуманитарный портал

Романтизм, который составил в истории философии целую эпоху, к сожалению, недостаточно представлен, как нам кажется, в обобщающих философских трудах. несмотря на то что за последние годы изданы в нашей стране весьма значительные философские и эстетические сочинения мыслителей данной мировоззренческой ориентации, появились серьёзные аналитические работы Р. М. Габитовой, А. Н. Николюкина, Н. В. Покровского, Н. А. Соловьёвой, посвящённые этой эпохе, специальные статьи о романтизме отсутствуют в философских словарях. Создаётся впечатление, будто романтизм — это только литературно-художественное направление, а не целый этап в развитии западной философии.

Озадачивает в известной мере и тот факт, что такие видные исследователи, как М. Бубер, Э. Кассирер, М. Шелер, которые поставили перед собой задачу показать формирование философско-антропологической мысли на протяжении многих столетий, проходили мимо романтизма. Казалось бы, трагическое мироощущение романтиков прекрасно иллюстрирует мысль М. Бубера о том, что только в бездомные эпохи возникает обострённое внимание к человеку. Однако у иерусалимского исследователя нет никаких ссылок на данный тип мировосприятия. У Э. Кассирера, который характеризует символические формы культуры, оценивает наиболее крупные философско-антропологические достижения, романтизм, судя по всему, обойден. Не выделяет и М. Шелер романтическое сознание в особый идеальный тип антропологического мышления.

Между тем вряд ли нужно доказывать, что романтическое восприятие человека существенно отличается от просветительского или от антропологических констатаций немецкой классики. Образ человека, как он трактован романтиками, соотнесён с множеством прозрений, которые получают истинное признание только в последующие эпохи. Оценивая время романтиков, Стефан Цвейг замечает: «Мощно вздымается бурная волна: со времён Ренессанса Европа не видела более чистого духовного подъёма, более прекрасного поколения» 80.

Человеческое бытие

До романтиков человек рассматривался в основном как природное или социальное существо. Соответственно его собственное существование мыслилось в конкретных формах, заданных историей. Стало быть, человеческое бытие отождествлялось с социальным. Оно могло восприниматься только в пределах наличной истории.

Романтики высказали догадку, что человеческое бытие неизмеримо богаче его социального измерения. Индивиду вообще тесно в наличном историческом пространстве. Он легко с помощью воображения катапультирует себя в иные культурные миры, немногие из которых он сам же и творит. Отрекаясь от действительности, романтик вступает в неизведанные зоны собственного бытия. Преображая реальность, он постигает в себе нечто уникальное, независимое, принадлежащее только ему как живому существу. Здесь открывается, по существу, простор для неожиданного самоосуществления.

Эта мыслительная установка несомненно обретёт признание, скажем, в философии жизни. Смертельная тоска Ницше по поводу фатальной прикованности человека к конкретному земному уделу, его стремление возвыситься над собственной судьбой, на которую указывает Р. Штейнер в критическом разборе его работ, собственно антропософская трактовка этой проблемы, наконец, предпосылки экзистенциальной философии свидетельствуют о том, что романтическое ощущение безграничности собственного бытия оказалось теоретически продуктивным.

Романтики оценивали человека как особый род сущего. Никакое иное живое создание не способно открывать в себе беспредельные миры. Именно поэтому человек неповторим и уникален ещё до того, как возникло общество. Отсюда предельно обострённое внимание к человеческому самочувствию, к тончайшим нюансам человеческих состояний, трудно фиксируемым, текучим, зыбким… Понятно, что романтическое сознание не только воспроизводило идею самобытной индивидуальности. Оно создавало принципиально иное представление о богатстве и неисчерпаемости личностного мира.

За каждодневной суетностью романтик прозревает совсем иную реальность. Однако такая способность вовсе не является неизменным антропологическим свойством. Это скорее особый дар, неповторимая настроенность души. Жить в мире грёз дано не каждому. Приковывая внимание к необычным состояниям души, романтики, как это понятно, углубили представление о внутренней жизни человека вообще. Предельное духовное напряжение, экстатический подъём, творческий взлёт и созерцательное прозрение — вот приметы романтического сознания.

«Так стремится низменное ввысь, — характеризует С. Цвейг романтическую поэзию Гёльдерлина, — возвышенное — к низменному, дух — к жизни, и жизнь возносится к духу: все предметы бессмертной природы лишены смысла, пока их не познали смертные и не возлюбили земной любовью. Роза только тогда становится настоящей розой, когда впивает радостный взор, вечерняя заря только тогда становится прекрасной, когда её сияние воспринимает сетчатка человеческого глаза. Как человек, чтобы не погибнуть, нуждается в божественном, так божество, чтобы стать реальным, нуждается в человеке. Так божество создаёт свидетелей своего могущества, уста, воздающие ему хвалу, поэта, который делает его истинным божеством» 81.

Несмотря на эти установки, романтическое мироощущение вовсе не было предельно закрытым, герметичным. Внутри этого типа чувствования формируется особая отзывчивость, откликнутость. Романтик готов уловить созвучное ему состояние души, проникнуть в его строй, воспринять зов другого человека. Традиционное представление о романтике как неисправимом индивидуалисте и эгоцентрике нуждается в корректировке.

Образ человека в романтизме сопряжен с постоянной и острой тоской по человеческой невосполненности, незавершённости. Такое рассогласование человека с самим собой явилось мощным духовным импульсом для возможного, порою реализуемого только в сфере грезы, устранения собственной односторонности. Утверждение самоценности духовно-творческой жизни личности, изображение сильных страстей у многих романтиков соседствует с мотивами «мировой скорби», «ночной стороны души».

Пытливый взгляд на иные культурные и духовные миры несомненно содействовал поиску личностного идеала, создавал увлекательные, захватывающие духовно-антропологические перспективы. Романтики приковывали внимание к таким наиболее важным измерениям человеческого бытия, как любовь, творчество, смерть. Но вместе с тем романтики обратили внимание на подорванность человеческого существования. Они представили такие состояния человеческой души, как горечь, тоска, печаль и скорбь в качестве не менее значимых, чем, скажем, радость, ликование, оптимизм.

По мнению американского культуролога Т. Роззака, Ренессанс стал первой из культурных эпох, которая стремилась расширить границы человеческой личности, ставя себе цель не меньшую, нежели богоподобие человека. Второй было романтическое движение конца XIII — начала XIX века. Эпохи в высшей степени беспокойные и, однако в высшей же степени честолюбивые и деятельные. Эти эпохи — болезненно разорванные и, однако, приобретшие благодаря этой разорванности вкус к свободе. Томимые неуверенностью в себе, но пылающие жгучей жаждой новшеств и открытий.

В романтическом сознании вызревает идея грозящего истощения человеческого духа. Такое представление о человеке, согласно которому традиционная идеализация личности ставится под вопрос и выявляется негарантированность его высокой духовности, понятное дело, инициирует иные вопрошания самого человека. Способен ли он развить собственный потенциал, ощущает ли свою подорванность? В этом направлении развивается и мысль о возможном и неожиданном воскрешении человека, который утратил собственные живительные силы.

Увлечение романтиков самобытностью Востока глубоко и закономерно разворачивается после эпохи Просвещения. Романтики в противоположность просветительству стремятся постичь «дух культуры», сложившийся на той или иной национальной основе. И здесь оказывается, что Восток не просто соизмерим с Западом в ценностном отношении, но что он «романтичнее», богаче, ибо ориентальный мир ещё не растратил внутренние духовные ресурсы.

Романтизирование восточного человека

Ещё раз следует подчеркнуть, что речь идёт не об уровне конкретных знаний о Востоке и Европе того или иного периода, не об ассимиляции восточных элементов европейской культурой, а о Востоке как об одном из специфических мифов европейского, главным образом, буржуазного сознания, как об одном из архетипов, участвующих в оформлении идеологических представлений европейца нового времени.

Представление о романтичности и духовном богатстве ориентального мира находим, например, у Фридриха Шлегеля (1772–1829). Он рассматривал Запад и Восток как извечно чуждые друг другу культуры. Выступая против просветительских воззрений, Шлегель анализирует историю как панораму автономных культурных процессов. По мнению этого мыслителя, все великие культуры равнозначимы, поскольку каждая из них проходит через заранее предопределённые стадии — от мистического откровения данной культуры до её упадка.

Шлегель видел связь событий только в рамках отдельной культуры. Предполагая известную локальность культур, он вместе с тем устанавливал ограничения для контактов между отдельными цивилизациями, ибо каждый диалог расценивался им как утрата культурной уникальности и самобытности. Теоретик романтизма, Шлегель в работе «О языке и мудрости индийцев» отмечает, что человеку, привыкшему к новейшей европейской философии, смелость и фантазия любой восточной системы может показаться пантеистической, то есть исходящей из обожествления природы.

Шлегель пытается по-своему трактовать проблему устранения индивидуальности, которая характерна для восточных религий. Сторонник ориентальных учений и культов воспитывается в убеждении, что его собственная индивидуальная жизнь не столь самоценна. Ведь он многократно возвращается в этот мир в разных воплощениях. Поэтому его задача состоит в том, чтобы стереть в себе уникальные черты, прислушаться к зову бытия, раствориться в нём. Отсюда — проповедь пассивности, аскетизма и безучастности, которую европейцы воспринимали как разрушение личности, безразличие к её самобытности.

Европейски ориентированное сознание не может воспринять эту сторону восточных религий как нечто соблазнительное, прельстительное. Ведь западный человек привык к мысли о конечности своего существования. Поэтому он воспринимает свою индивидуальность как нечто уникальное, неповторимое. Возвеличивание вселенского бытия европейский индивид оценивает с опаской, с внутренней настороженностью.

И вот как бы пытаясь снять это недоразумение, раскрыть привлекательные стороны восточных религий, Шлегель утверждает, что в древнеиндийском учении не упраздняется и не отрицается индивидуальность. Напротив, он убеждён, что именно ориентальные учения проникнуты вниманием к индивидуальности, что они содержат методику пробуждения духа, развития телесных и духовных способностей личности.

Такое же «романтизирование» восточного человека отчётливо прослеживается и в искусстве европейского романтизма. Постромантические течения, возникавшие в рамках западной культуры XIX века (мы имеем в виду здесь не только философию, но и теорию, практику искусства), зачастую подхватывали и развивали такой принцип отношения к Востоку, когда ориентальное начало противопоставлялось в качестве подлинной ценности европейскому образу жизни.

Романтизм как философское умонастроение существует во множестве вариантов. Разнятся не только немецкая, английская и американская версии, но и внутри отдельной страны можно назвать разнообразные оттенки мысли. Образ человека складывается при осмыслении порою самых неожиданных проблем — специфики искусства, своеобразия другой культуры, тайн фантазии, истолкования загадочной судьбы известного человека. Однако основное внимание в романтизме приковано к своеобразным проявлениям человеческой уникальности и свободы.

Романтическое сознание сотворило образ идеальной тоски и направило его не вперёд, а назад. Один из ранних немецких романтиков, который своим творчеством оказал большое влияние на формирование литературного и философского направления — романтизма, был Вильгельм Вакенродер (1773–1798). Для него познание мира прежде всего самопознание. Тайны универсума, как он полагал, сокрыты в глубинах духовного мира отдельной личности, которая воспринимается как центр мироздания. Основную задачу Вакенродер видит в том, чтобы раскрыть самоценность личности. Природа, любовь, фантазия, знаменитая романтическая ирония — разработка этих проблем была для Вакенродера способом познания антропологической темы — сущности феномена человеческой личности.

Вакенродер был, по сути, единственным из романтиков, который поставил своего героя в реальный конкретно-исторический, социальный контекст. В этом и обнаруживается основное противоречие его мировоззрения. С одной стороны, ему присущи созерцательность, мечтательность, идеализация повседневности. Но с другой стороны, в его сознании рождается желание противопоставить себя убогой действительности и возвыситься над ней. По мнению Вакенродера, рассудок нельзя считать безошибочным средством познания реальности. «Стремящийся при помощи волшебной палочки рассудка, — писал он, — проникнуть в то, что можно почувствовать только душой, проникнет лишь в мысли о чувстве, а не в само чувство. Между чувствующим сердцем и исследующим разумом лежит пропасть; чувство есть самостоятельная, замкнутая в себе божественная сущность, её же не отомкнуть ключом рассудка» 82.

Сгущение чувств, разобщённо и одиноко блуждающих по повседневной жизни, по словам Вакенродера, сущность всякой поэзии. Искусство вызывает к жизни удивительные полчища созданий фантазии. Душа покидает свою загадочную пещеру легко и радостно, готовится к танцу жизни. Она ищет ужасов меланхолии, горьких мук боли. В душе человека часто дружат и роднятся между собой радость и боль, природа и искусственность, невинность и неистовство, смех и страх…

То, что Вакенродер говорит о поэте, можно встретить также и у крупнейшего поэта Гёльдерлина. «Поэт, соприкасаясь с первозданной мощью высших сил, постоянно подвержен опасности: он словно громоотвод, который своим тонким, устремлённым ввысь острием притягивает сверкающую вспышку беспредельности, ибо он, посредник, должен, «в песню облачённый», смертным «передать небесное пламя». Величественным вызовом встречает он, вечно одинокий, зловещие силы, в их атмосфере он сам воспринимает концентрированный огненный заряд почти смертельной мощи» 83.

Поэт — идеальный образ романтического человека. Ему присуща величественная способность к внутреннему подъёму. Он никогда не пребывает в низменной, неоднородной земной повседневности, всегда окрылено возносится в высший мир. Для него вдохновение — это пламя, возгоревшееся от молнии. В единстве чувства преодолевается раздроблённость индивида.

Романтический герой знает олицетворения зла. Ему свойственна демоническая тревога, ужасный дух беспокойства. Ни обладание, ни утрата не затрагивают глубочайшей основы его жизни. Отсюда неуязвимость гения при крайней его впечатлительности. В предвкушении смерти черпает он последнее вдохновение.

Эти противоречивые состояния души выражены Шлегелем в его рассуждениях об эстетической ценности греческой комедии. Философ утверждал, что чистая человеческая сила выражается в радости, потому что является символом доброго. Она возвещает не только о жизни, но и о душе. В человеке же жизнь и дух неразрывны. Только боль разделяет и обособляет. В радости сливаются все границы.

Свобода как феномен

Шлегель подчёркивает, что свобода изображается как снятие всех ограничений. «Следовательно, личность, определяющаяся только собственной волей и делающая явным это отсутствие для себя внутренних или внешних ограничений, воплощает полную внутреннюю и внешнюю личную свободу. Благодаря тому, что в радостном наслаждении собой она действует из чистого произвола и по своей прихоти, намеренно беспричинно или вопреки причинам, зримой становится внутренняя свобода» 84.

Внешняя же свобода проявляется в том дерзновении, с каким она преступает внешние ограничения, в то время как закон великодушно отказывается от своих прав. По мнению Шлегеля, именно так римляне переживали свободу в сатурналиях. Если что-нибудь может быть названо божественным в человеческих созданиях, то это прекрасная весёлость и возвышенная свобода в произведениях Аристофана. Однако философ далёк от идеализации древнегреческой комедии. Красота её породила и недостатки, которые повлекли за собой утрату ей свободы.

«То, что радость свободна и прекрасна в своей естественности, предполагает свободное и естественное формирование человека, когда все его силы предоставлены беспрепятственной свободной игре и собственному развитию. Тогда человек, его формирование и его история становится повсеместным результатом его обеих разнородных природ; обе неразрывно связаны, добродетель привлекательна, а чувственность прекрасна» 85.

По мысли Шлегеля, свободное человеческое формирование находит конец в себе самом, потому что рано или поздно чувственность должна получить перевес. Радость расслабляет силу, приводит чувства в упоение, трагический же гений требует только большой массы человеческой культуры и судьбы в их общих чертах. Для комического гения, как полагает Шлегель, человеческий дух и человеческая жизнь должны быть уже развиты вплоть до мельчайших деталей.

Как утверждает Шлегель, в теории человека, основанной на теории природы, все другие органические создания рассматриваются лишь как приближение к человеку. Философ полагает, что только на вершине органического развития пробивается душа земли и в человека возникает духовное сознание. Однако проблема всё-таки остаётся. Какое место занимает человек в ряду созданий? В каком отношении он находится к целостности природы и мира?

Как утверждает Шлегель, изначально земному элементу присущи лишь два основных влечения: влечение к самосохранению и влечение к обособлению, индивидуальности и развитию. Позже может развиться ещё одно — влечение к возвращению в свободный мир, томление по утраченной свободе. Только человек представляет собой орган, способный к переходу в божественную свободу, растворению в высшем элементе. С этим конечным влечением земного элемента философ связывает цель человека.

Свобода, стало быть, определяет природу и сущность человека. Ранее можно было утверждать вообще, что свобода составляет сущность человека и что свобода — это то же самое, что я. Человек, таким образом, необходимо должен быть свободен. Что же такое свобода человека? Это его способность по отношению к миру. Но может ли человек воздействовать на мир или нет? Отвечая на эти вопросы, Шлегель исходит из идеалистического воззрения на мир как на бесконечное «я» в становлении. Если бы мир был завершён, то в нём ничего больше нельзя было бы изменить и создать. Свобода была бы невозможной.

Человек не отделён от мира. Но он вторгается в него своей активностью и может способствовать осуществлению его целей. По мнению Шлегеля, это качество присуще не отдельному человеку, а человечеству в целом. Восстановить свободу, возвратить её в высшую сферу может только людской род. «Только человечеству в целом, а не отдельному человеку может быть приписана вполне позитивная свобода и способность воздействовать на мир, формировать и завершать его» 86.

С одной стороны, человек стремится к обособлению. Ведь как природное существо он тем совершеннее, чем более самостоятельным и индивидуальным он является. Но здесь возникает иная цель, прямо противоположная. Ограниченная индивидуальность хочет отпасть, раствориться в любви, возвратиться в единство. Поэтому позитивная свобода человека имеет место лишь в отношении к целому, лишь в любви и общности, будучи связана с ними. Негативная же свобода гарантирована тем, что никакие гарантии не являются абсолютными. У человека всегда есть способность принять решение. Он всегда остаётся господином, сколь мощное воздействие ни оказывалось бы на него со всех сторон.

«Если высшая цель земного элемента, — отмечает Шлегель, — должна быть достигнута через человека, то это возможно только через действие и воздействие. Свободная деятельность человека должна напряжёнными усилиями пробиваться сквозь все препятствия, противостоящие его назначению. Назначение человека может быть достигнуто только практически» 87.

По мнению Шлегеля, всеобщая сфера человеческой деятельности делится на практику и чистое познание, или историю, ибо всякое позитивное чистое познание исторично. Всякое подлинное познание должно быть генетическим, то есть историческим. Основной пункт при исследовании отношения философии к истории — это вопрос о свободе. Но как соединить историю со свободой, которой она, по видимости, совершенно противоречит? Земные создания человека, естественно, связаны законами земного развития. Однако тем не менее свобода возможна, так как законы истории не имеют абсолютной значимости для отдельного человека. Внутренняя деятельность человека, не проявляющаяся внешне, совершенно, по Шлегелю, не связана законами земного развития. Внутренняя свобода всегда остаётся у человека.

Человек как макрокосм

Немецкий писатель-романист, соученик и последователь Вакенрода Людвиг Тик в своих литературно-философских произведениях пытался связать определённы человеческий характер (персонаж) с конкретным кругом идей, на практике определить достоверность различных философских систем. Если основоположники такого подхода Вольтер и Виланд исходили из некой морально-философской «правильности», то Тик совершенно отказывается от выбора верной философии.

Тик подчёркивает, что искусство существует для чувств человека, для того, чтобы зритель живописного произведения или слушатель музыки воспринимали их, полагаясь на полноту своих чувств. Ничто не должно разделять человека и искусство. Человек должен поклоняться искусству — только тогда искусство заговорит с ним, ибо искусство создано Богом. Язык искусства — это и есть язык Бога, а поклонение и смирение — вот та среда, в которой происходит восприятие искусства человеком.

Обращаясь к разобщённости людей в обществе, романтики рассчитывали преодолеть её с помощью поэзии, одухотворённой человечностью. Эгоизм при этом расценивался как разобщающая страсть, а любовь как объединяющая сила. Некоторые немецкие романтики были уверены в беспредельных возможностях поэзии, в её способности оказывать воздействие даже на растения и животных: такова, в частности, теория «магического идеализма» Новалиса.

Новалис (это псевдоним; настоящие имя и фамилия — Фридрих фон Харденберг, 1772–1801) оценивал человека как некий микрокосм. Индивид, преодолевая внутреннее разобщение, должен стремиться к единству. Ум, рассудок, фантазия — это отдельные функции скрытого в глубине «Я», недоступного для языка слов (влияние немецкой мистики Бёме). «Я» и мир тоже подлежат конечному соединению в процессе их взаимопроникновения, интуитивного «вчувствования» индивида в объект познания, что с наибольшей полнотой достигается поэтому в процессе творчества. Искусство как высшая сфера духовной деятельности осуществляет влияние науки, религии, философии.

Видный представитель английской эстетической мысли XIX века, мыслитель, поэт, драматург (1772–1834) Сэмюэль Кольридж внёс наиболее значительный вклад в распространение идей немецкого романтизма в Англии. Он опубликовал критические статьи о Шиллере, Гёте, Гейне, Новалисе. Кольридж резко разграничивал понятия объективной природы и субъективного разума, его познающего. Общим принципом, по которому развиваются природа и человек, для него стало органическое единство духа и природы. Кольридж критиковал воззрения, согласно которым разум считается только представляющим, а природа — только представляемой. Ему претила мысль, будто природа, вообще говоря, бессознательна.

Рассматривая процесс индивидуализации, Кольридж был убеждён в том, что он достигает своего предельного воплощения в человеке. Именно с мыслящего создания ведёт свой отсчёт новая ступень развития природы, которая вновь переходит в сознание. Так, по мнению английского философа, может быть рассмотрена проблема соотношения духа и природы. «Процесс познания мира начинается с самопознания субъекта. Это утверждение Кольриджа стало одним из первых проявлений психологического подхода к познавательному процессу. Конечная же цель его — истина. Она для Кольриджа заключена в самом процессе познания — в создании единого целостного образа из отдельных его элементов. Итак, человек отделяется от природы, а природа вновь обнаруживается в человеке. И если идеальное реализовано в природе, то реальное субъективно идеализируется в человеке»… 88

Английский романтизм представлен также антропологическими взглядами Томаса Карлейля — литератора, историка и культурфилософа. Он полагал, что сомнение не является единственным средством постижения человека. «Каковы бы ни были сомнения, человек здесь не для того, чтобы задавать вопросы, а чтобы работать… Верой человек сдвигает горы» 89. Предлагаемая мыслителем философия жизни в противоположность метафизике и другим отвлечённым наукам рождается не в рассудке, а в сердце и характере самого человека. Интуиция помогает человеку открыть новые рубежи всемирной истории.

Как полагает философ, каждая частица, какой бы мелкой она ни была, содержит в себе свойства всей материи Вселенной. Но, будучи органически едины, дух и природа внутренне противоречивы. Самое мелкое явление столь же неповторимо, как и мир в целом. Индивидуализация достигает высшего воплощения в человеке. Он призван разгадать скрытые шифры Вселенной. Символы — это идеи божественного. Наиболее значимые из них — религиозные. О их сути можно узнать только от Бога. Символы преображаются в истории, но вместе с тем являются откровением божественного.

По убеждению Карлейля, все формы, в которых дух обнаруживает себя чувству внешним ли образом или в воображении, не что иное, как символы. Они имеют внутреннюю и внешнюю ценность. Внутренняя обусловливается частицей божественной идеи, которая заключается в символах, например, божественная идея долга, героической решимости в сражениях. Однако чаще всего символы наделены только внешней ценностью. Таковы подкованный гвоздями Башмак во времена гражданской войны в Германии XVI века, котомка с посохом в борьбе Нидерландов с Филиппом и так далее.

Вселенная человека — это космос символов. Он окружён ими. Чтобы направить собственные поступки к верной цели, человек обязан «связать себя с великим, мировым законом, невзирая на всяческие внешние, временные видимости» 90. Человек — это «дыхание божества». Понятия времени и пространства значимы только для человека, ибо они формы человеческого познания. Для Бога нет локализации, где и когда. Он знает категории вечности и бесконечности.

Телесная природа человека сковывает его, разрывая в его восприятии единство мира. Только герои, пророки, мистики могут разорвать эту оболочку, эти мирообъемлющие видимости — Пространство и Время. Они способны проникнуть в тайны мироздания, погрузившись в вечность. По мнению Карлейля, первичен всемирный и надмировой дух, Бог. Познание — это только обнаружение этого духа. «Дыхание Всемогущего — вот что даёт нам разумение» 91. Человек не может познать истинную сущность вещей. Но здесь возникает противоречие. С одной стороны, познавательная способность человека оценивается как боговдохновенная сила, с другой — ей ставятся пределы.

Пытаясь обдумать эту проблему, Карлейль создаёт своеобразную иерархию «духовных потенций» человека. Одни из них наделены «проникающей «силой» (вера), другие (сознание, рассудок) не обладают статусом полноценности. Карлейль сравнивает человека с малявкой, которой, как он отмечает, «может быть хорошо известна всякая целочка и камешек, всякое свойство и изменение в её маленьком родном Затоне; но понимает ли Малявка приливы и отливы Океана, и периодические течения, и Пассаты, и Муссоны, и Затмения Луны? А ведь благодаря всему этому регулируется состояние её маленького Затона, и время от времени оно может быть нарушено и ниспровергнуто.

Такая Малявка — Человек; его Затон — это планета Земля; его Океан — неизмеримое Все; его Муссоны и периодические течения — таинственное следование Провидения» 92.

Таким образом, Карлейль связывает судьбы человека с Вечностью, со Вселенной. Индивид выступает у него как микрокосм, непостижимо связанный с макрокосмом. Космическая жизнь иерархична. Вот почему Карлейль отрицательно оценивал революции, полагая, что именно они устраняют органический центр жизни. Образ человека всегда замутнен в революции, затоплен, по слову Н. А. Бердяева, «приливами стихийной тьмы низин бытия» 93.

Религия как ценность

Эпоха Просвещения полагала, что она освобождает духовную жизнь от бремени религий. С другой стороны, идеал гуманности был направлен на космополитическое формирование индивидуальности. Романтизм же начитает спускаться из чистого мира идей и идеалов в область практических проблем общества. Шлейермахер был первым, кто указал, что новое образование может найти свою глубочайшую силу только в религии.

Его собственная религиозность была мистической набожностью, которая выходила за пределы всякой формы исторической религии. Разумеется, Шлейермахер пытался разглядеть свой идеал как уже реализованный в прошлом. Отсюда идеализация Средних веков, которую ещё Гердер противопоставлял иррелигиозной просветительской эпохе и которую затем отстаивал Новалис. Шлейермахер был убеждён в том, что жизненное единство всей культуры обнаруживается в религии, что уже существовало однажды как несокрушимое господство средневекового католицизма над всеми сферами жизни европейских народов.

Отсюда выросла вера Новалиса в возможность преобразования католицизма в современную религию образования, вобрать в неё всё богатство духовной жизни и ввести таким образом новую эпоху культуры, над осуществлением которой трудился романтизм. Эта мысль была затем подхвачена клерикально-легитимистской реставрацией, из которой во Франции возникло движение против Просвещения и революции. Так произошло соединение немецкого и французского романтизма.

Декларации французских легитимистов и традиционалистов, таких, как Жозеф де Местр или Де-Бональд, читаются как воспроизведение идей Новалиса. Романтики указывают на то, что потеря убеждений в европейском обществе имеет деструктивные последствия. Ответственность за это возлагается на протестантизм, который нарушил господство религиозного единства Средних веков. Романтики связывали анархию мнений и страстей, которые были, по общему мнению, привнесены просветительской эпохой и революцией, с принципом свободы совести.

Немецкий романтизм, который исходил из великих идей философского преобразования религиозной жизни, вновь возвратился к исторической положительной религии. Он видел в этом единственную возможность вновь обрести проникающее и охватывающее всё общественное тело единство убеждений. Кроме того, романтики надеялись совместить римскую церковь с задачами современного образования. Поворот романтической жизни к исторической религии был сопряжен с общим пробуждением исторического чутья и понимания, в котором и заключалась творческая особенность романтизма. Интерес эстетическо-философского мышления был направлен уже не на абстрактно-общее и естественно-необходимое, а на конкретно-жизненное всех исторических феноменов культурной деятельности человека.

Природа как тайна

«Я люблю Природу отчасти потому, — писал американский философ-романтик, писатель, натуралист Генри Торо, — что она противоположность человеку, убежище, где можно от него укрыться. Ни один из его институтов не проникает сюда и не имеет над ней силы. Здесь иное право. Среди природы я могу дышать полной грудью. Если бы мир был только царством человека, я не смог бы распрямиться во весь рост и потерял бы всякую надежду. Мир человека для меня — оковы; мир природы — свобода» 94.

Исходный пункт философии Торо (1817–1862) — критическое неприятие нравственных принципов американского общества. Действенную альтернативу стяжательству, роскоши он видел в «добровольной трудовой бедности». Торо утверждал, что нравственное очищение возможно лишь после глубокого осознания личностью своего отчуждения от несправедливого общества, при условии постоянного контакта человека с природой, воплощающей трансцендентный идеал, чистоту, красоту и непорочность. По мнению Торо, приближение к природе способствует установлению связи личности с космическим порядком. Эти идеи легли в основу концепции одиночества, понимаемого им как сосредоточение человека на переживании природной гармоничности, отраженной в душе. Торо обращается к природе, жизни общества, человеческому духу. Он рассуждает о таких общих предметах, как любовь, мужество, дружба.

Художественное и научное творчество Гёте (1749–1832) — немецкого поэта и мыслителя занимает уникальное место в культуре рубежа XVIII–XIX веков. Характерная его особенность — стремление к универсальному, цельному знанию, понимание и видение мира как совокупности живых форм, органически развивающихся на всех уровнях бытия, где нет, считал мыслитель, ничего «устойчивого, ничего покоящегося, законченного», где все, напротив, «зыблется в непрестанном движении».

Познание мира возможно, если «держатся во всём естественности и видеть вещи такими, каковы они на самом деле», то есть «жить в идее», изучать явления в пластической цельности (а не отвлечённо на основе дискурсивного знания), преодолевая дуализм между Богом и миром, языком и вещью, субъективным переживанием и внешним событием. Природа и человеческое познание находятся в глубоком соответствии (видимого и видящего, света солнца и глаза), поэтому познание природы человеком, по мнению Гёте, есть вместе с тем самопознание природы через человека. Утверждая, с одной стороны, полнейшее совпадение, тождество внутреннего и внешнего, видимого и невидимого, сущности и явления, Гёте, с другой стороны, переживает природу как сокровенность, как тайну, которая, считает он, постигается человеком лишь в отблесках, отражениях, пронизывающих весь мир природы и нравственности.

Всё творчество Гёте было поставлено на службу высшей цели: показать, на что способен, что может человек, как ему мыслить и действовать, чтобы «очеловечивались вещи, а не овеществлялись люди». «Человеку прирождённа и с его природой тесным образом связана та особенность, — пишет Гёте, — что для познания ему недостаточно ближайшего. Между тем каждое явление, которое мы сами воспринимаем, представляет в данный момент ближайшее, и раз мы энергично будем пытаться проникнуть в него, мы можем требовать от него, чтобы оно само себя объяснило» 95.

По мнению Гёте, человек должен верить, что непостижимое постижимо. Иначе он не стал бы исследовать. Вместе с тем мыслящий человек наделён удивительным свойством. Он любит примышлять образ фантазии, от которого не может отделаться, даже когда проблема разрешена и истина очевидна. Критику рассудка Гёте рассматривал как благодеяние для человеческого рода.

Любое созерцание, любое понимание природы начиналось для Гёте с непосредственного чувственного впечатления, а вовсе не с изолированного явления, которое вырвано до некоторой степени из природы. Наблюдая различие растительных форм во всём их многообразии, он надеялся распознать таящийся в них принцип единства. Отсюда он и подходил к представлению о прафеномене, прарастении. Гёте был убеждён в том, что отвлечение от чувственной реальности мира, вступление в эту беспредельную сферу абстракции принесёт с собой множество дурных последствий.

Рассматривая природу, Гёте неуклонно исходит из человека, при этом именно человек и его непосредственное переживание природы образуют то средоточение, которое связывает все явления в осмысленный порядок. Для человека в природе зримо проступают все черты божественного порядка.

Гете в целом отвергал романтизм, упрекая его в субъективизме, мечтательности, тяге к архаике. «Романтизм можно хотя бы отчасти, — писал В. Гейзенберг, — считать реакцией на то состояние мира, когда под действием рационализма естественных наук и техники он готов был превратиться в совокупность трезвых, практически рассчитанных условий, обеспечивающих благополучие внешней жизни. В таком мире для целостной личности с её желаниями, её надеждами, её страданиями подлинного места не оставалось. личность поэтому погрузилась в свой внутренний мир» 96.

Романтизм чрезвычайно расширил представление о человеке как уникальном существе, наделённом миром разнообразных чувствований. Романтизму присущ интерес к человеку, к его внутреннему миру, к его положению в обществе. Это течение сопряжено с борьбой за раскрепощение личности. Её свобода казалась теоретикам раннего романтизма не индивидуалистическим произволом, а торжеством принципов человечности, духовности.

В романтической философии человеческое, духовное становится более значимой ценностью, чем общественное, материальное. Рождается пафос жизнеутверждения человека. Романтики поэтизируют все духовно прекрасное. В обнаружении и защите человеческого состоит основной пафос их искусства. Общечеловеческое в романтизме имеет множество обнаружений. Это любовь ко всему, что одухотворено жизнью: к природе, родному очагу, прекрасному.

Романтизм принёс с собой масштабность мышления. Оно не ограничено рамками семьи, дворянского поместья, монастыря, как для многих писателей XVIII века, тяготевших к жанру семейно-бытового романа и мещанской драмы. Романтизм соотносит себя с эпохой в целом, с общезначимым для человека во все эпохи. Многие интуиции о человеке, возникшие в лоне романтической традиции, как уже отмечалось, получили разработку в экзистенциально-антропологических формах философствования XIX и XX веков.

Идеалы личности — ZuboLom.ru

Какое значение ни придавать потребностям и интересам, очевидно, что они не исчерпывают мотивов человеческого поведения; направленность личности не сводится только к ним. Мы делаем не только то, в чем испытываем непосредственную потребность, и занимаемся не только тем, что нас интересует. У нас есть моральные представления о долге, о лежащих на нас обязанностях, которые также регулируют наше поведение.

Должное, с одной стороны, противостоит индивиду, поскольку оно осознается как независимое от него — общественно всеобщезначимое, не подвластное его субъективному произволу; вместе с тем, если мы переживаем нечто как должное, а не только отвлеченно знаем, что оно считается таковым, должное становится предметом наших личных устремлений, общественно значимое становится вместе с тем личностно значимым, собственным убеждением человека, идеей, овладевшей его чувствами и волей. Определяясь мировоззрением, они находят обобщенное абстрактное выражение в нормах поведения, свое конкретное выражение они получают в идеалах.

Идеал может выступать в качестве совокупности норм поведения; иногда это образ, воплощающий наиболее ценные и в этом смысле привлекательные человеческие черты, — образ, который служит образцом. Идеал человека далеко не всегда представляет собой его идеализированное отображение; идеал может находиться даже в компенсаторно-антагонистическом отношении к реальному облику человека; в нем может быть подчеркнуто то, что человек особенно ценит и чего ему как раз недостает. Идеал представляет собой не то, чем человек на самом деле является, а то, чем он хотел бы быть, не то, каков он в действительности, а то, каким он желал бы быть. Но было бы неправильно чисто внешне противопоставлять должное и существующее, то, что человек есть, и то, чего он желает: то, чего человек желает, тоже показательно для того, что он есть, его идеал — для него самого. Идеал человека — это, таким образом, и то, и не то, что он есть. Это предвосхищенное воплощение того, чем он может стать. Это лучшие тенденции, которые, воплотившись в образе-образце, становятся стимулом и регулятором его развития.

Идеалы формируются под непосредственным общественным влиянием. Они в значительной мере определяются идеологией, миросозерцанием. Каждая историческая эпоха имеет свои идеалы — свой идеальный образ человека, в котором время и среда, дух эпохи воплощают наиболее значимые черты. Таков, например, идеал софиста или философа в «век просвещения» в Древней Греции, отважного рыцаря и смиренного монаха в феодальную эпоху. Капитализм и созданная им наука имеют свой идеал: «ее истинный идеал — это аскетический, но занимающийся ростовщичеством скряга и аскетический, но производящий раб». Наша эпоха создала свой идеал, воплотив в нем черты и свойства, выковывающиеся в борьбе за социалистическое общество и творческом труде по его построению. Иногда идеалом служит обобщенный образ, образ как синтез основных, особенно значимых и ценимых черт. Часто в качестве идеала выступает историческая личность, в которой эти черты особенно ярко воплотились. Наличие определенного идеала вносит четкость и единство в направленность личности.

В раннем возрасте идеалом в большей мере служат люди ближайшего окружения — отец, мать, старший брат, кто-нибудь из близких, затем учитель. Позже в качестве идеала, на который подросток, юноша хотел бы походить, выступает историческая личность, очень часто кто-либо из современников.

В идеалах человека ярко проявляется его общая направленность. Проявляясь в них, она через них и формируется. Идеалы формируются под определяющим воздействием общественных оценок. Воплощаясь в идеале, через его посредство эти общественные оценки формируют общую направленность личности.

Потребности, интересы, идеалы составляют различные стороны или моменты многообразной и вместе с тем в известном смысле единой направленности личности, которая выступает в качестве мотивации ее деятельности.

Между различными побуждениями человеческой деятельности, потребностями и интересами человека обычно устанавливается определенная иерархия. Она определяет вступление в действие того или иного побуждения и регулирует направление наших мыслей и поступков.

Сплошь и рядом бывает, что мы полны тревоги и волнений из-за того, что задеты какие-то наши интересы. Но стоит надвинуться серьезной беде, угрожающей значительно более насущным, жизненным интересам, и забота об интересах, судьба которых только что так волновала, теряет всякую актуальность. Они почти перестают для нас существовать. Непонятным, диким кажется, как могли мы принимать так близко к сердцу такие второстепенные интересы: «Можно ли волноваться из-за таких пустяков?» Мы поглощены нависшей над нами угрозой. «Только бы миновала нависшая над нами беда, и больше нам ничего не нужно». Но вот беда миновала, и оказывается: как только угроза более насущным потребностям и интересам отпала или хотя бы только отступила, как снова начинают выступать и затем подниматься во весь рост утратившие было всякую актуальность интересы; «пустяки» снова стали важными; снова на них сосредоточены мысли, с ними связаны заботы и надежды. Самые насущные нужды обеспечены, им ничто не угрожает, — значит, нечего о них и думать. Актуальнее сейчас другое; на очереди другие интересы; наши радости и печали теперь связаны с их судьбой.

Таков общий закон: пока актуальны первичные, более насущные потребности и интересы, отступают вторичные, менее насущные; по мере того как более первичные теряют в своей остроте и актуальности, одни за другими выступают последующие. Потребность и интересы различной значимости для личности выступают в сознании в определенной последовательности. Эта последовательность определяется вышеуказанным законом.

Облик личности существенно определяется, во-первых, уровнем, на котором находятся основные потребности, интересы, вообще тенденции личности. Этим прежде всего определяется большая или меньшая значительность либо убогость ее внутреннего содержания. У одних людей все сведено к элементарным, примитивным интересам; в личности и жизни других они играют подчиненную роль: над ними целый мир других интересов, связанных с самыми высшими областями человеческой деятельности. Облик человека существенно меняется в зависимости от того, какой удельный вес приобретают эти высшие интересы.

Для облика личности существенное значение имеет, во-вторых, круг ее потребностей, интересов, идеалов. Широта этого круга определяет содержательность, диапазон человека.

Различие круга интересов определяет различную по своему содержанию базу духовной жизни личности — от духовно нищенской, убогой жизни одних людей до поражающей своим богатством жизни других. Вопрос о широте духовной жизни личности, очевидно, теснейшим образом переплетается с вопросом об ее уровне. Прежде всего не может быть речи об особой широте и богатстве там, где все потребности и интересы человека ограничены уровнем элементарных потребностей и интересов. Сколько-нибудь значительное увеличение широты, богатства интересов может совершаться лишь посредством перехода к высшим уровням.

Далее, та же степень узости интересов, даже сосредоточие всей направленности личности на одной потребности, на одном интересе, приобретает совершенно иное качество в зависимости от того, на каком уровне лежит эта потребность или интерес; одно дело, когда речь идет о потребности или интересе, который в силу своей элементарности сам является очень узким, совсем другое дело, когда хотя личность и сосредоточена вся на одном интересе, но самый интерес так значителен, что с его высоты перед личностью открываются широкие горизонты.

В тесной связи с вопросами об уровне и богатстве или содержательности потребностей и интересов личности, ее строения и облика находится вопрос об их распределении. Жизнь человека целиком сосредоточена на чем-нибудь одном, на одной узко ограниченной области; все развитие личности совершается односторонне, однобоко, направляясь по одному — у одних более, у других менее значительному — руслу. Бывает и так, что в строении личности имеются две или вообще несколько как бы выдающихся, вершинных точек, между которыми иногда более или менее бесконфликтно распределяется, а иногда, двоясь, расщепляется жизнь человека. Наконец, бывает так — и это, очевидно, самая благоприятная из возможностей, — что личность одновременно и многогранна и едина; ее потребности и интересы одновременно не только содержательны и в этом смысле богаты, но и многообразны и тем не менее сосредоточены вокруг единого центра. В идеале выступает всесторонне и гармонически развитая личность, личность, своими потребностями и интересами связанная с основными сферами человеческой деятельности, так что все они, отражаясь и сочетаясь в ней, образуют подлинное единство.

Изучение потребностей, интересов, идеалов, установок и тенденций, вообще направленности личности дает ответ на вопрос: чего человек хочет, к чему он стремится? Но вслед за вопросом, чего человек хочет, естественно и закономерно встает другой: а что он может? Это вопрос о его способностях, дарованиях, одаренности.

Идеал человека в культуре народов мира

Слайды и текст этой презентации

Слайд 1

ИДЕАЛ ЧЕЛОВЕКА В КУЛЬТУРЕ НАРОДОВ МИРА
МИР И ЧЕЛОВЕК В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ОБРАЗАХ

Слайд 2

Понятие об идеале
Идеал Идеальный

Слайд 3

А.С. Пушкин
«Вращается весь мир вкруг человека»

Слайд 4

И.В. Гёте
«Мы знаем мир только в его соотношении с человеком, мы не желаем никакого искусства, кроме того, которое является отпечатком этого отношения»

Слайд 5

Аристотель
«красоту души не так-то легко охватить взором, как красоту тела»

Слайд 6

Н. Заболоцкий
Поистине мир и велик и чудесен! Есть лица – подобья ликующих песен. И этих, как солнце, сияющих нот Составлена песня небесных высот.

Слайд 7

К.Д.Ушинский
«Каждый народ имеет свой особенный идеал человека»

Слайд 8

Микеланджело «Давид»

Слайд 9

Рафаэль Санти

Слайд 10

Слайд 11

Мадонна Грандука

Слайд 12

Дама с единорогом

Слайд 13

Сикстинская мадонна

Слайд 14

Донна Велата

Слайд 15

Мадонна

Слайд 16

Мадонна с младенцем Иоаном Крестителем

Слайд 17

Что такое идеал? Кого можно назвать идеальным? Каков идеал человека был в эпоху античности? Каков идеал характерен для византийских и древнерусских икон? Кто из художников воспевал мужскую красоту? Что прославлял? Кто воспевал женскую красоту?
Проверь себя

Слайд 18

Идеал человека в религиях мира

Слайд 19

Д. С. Мережковский

Слайд 20

Будди́зм (санскр. बुद धर्म, buddha dharma?; пали बुद्ध धम्म, buddha dhamma, «Учение Пробуждённого») — религиозно-философское учение (дхарма) о духовном пробуждении (бодхи), возникшее около VI века до н. э. в южной Азии на основе идей Будды Шакьямуни.
Буддизм

Слайд 21

Статуя Будды. Таиланд

Слайд 22

Будды в храмовом комплексе Сукотай

Слайд 23

Будда в одно из храмов Пагана

Слайд 24

Будда во Вьетьяне

Слайд 25

Храм Будды в Таиланде

Слайд 26

Большой Будда Камакуры

Слайд 27

Будийский храм в Санк-Петербурге

Слайд 28

Храм Шаолинь в Китае

Слайд 29

Храм Махабодхи в Индии

Слайд 30

Храмовоый комплекс Большого Дворца в Бангкоке

Слайд 31

Утренний выход монахов в Бирме

Слайд 32

Буддийский монах

Слайд 33

Пагоды в горах

Слайд 34

Будда в храме Соккурам в Южной Корее

Слайд 35

Индуизм — одна из современных религий, насчитывающая около миллиарда последователей по всему миру. Берёт начало в индо-арийской ведической культуре через брахманизм, испытавший влияние буддизма. Включает в себя множество учений, отражающих монотеистические, пантеистические, политеистические и другие религиозные представления. Отличается большой терпимостью к другим религиям.
Индуизм

Слайд 36

Символ индуизма

Слайд 37

Шива

Слайд 38

Статуя Вишну в Сингапуре

Слайд 39

Брахма

Слайд 40

Христиа́нство (от греч. Χριστός — «помазанник», «мессия») — религия, основанная на учении Иисуса Христа. Би́блия (от греч. βιβλία — книги, ед. ч. βιβλίον, уменьшительное от βίβλος — книга) — собрание древних текстов, созданных на Ближнем Востоке на протяжении 15 веков (XIII в. до н. э. — II в. н. э.). Является Священным Писанием для двух религий — иудаизма и христианства, где канонизирована частично или полностью.
Христианство

Слайд 41

Библия Гутенберга

Слайд 42

Иерусалимский храм

Слайд 43

Страница из Библии на санскрите

Слайд 44

Храмовая гора с востока

Слайд 45

Стена плача

Слайд 46

Православный храм

Слайд 47

Благовещение

Слайд 48

Андрей Рублев «Троица»

Слайд 49

Исла́м (араб. الإسلام‎‎, от корня син-лям-мим, al-Islām — предание себя Богу (Аллаху), покорность) — одна из мировых религий. Ислам — монотеистическая религия, вместе с иудаизмом и христианством входит в группу авраами́ческих рели́гий. Ислам зародился среди арабских племен Западной Аравии в начале 7 века. Основателем считается пророк Мухаммад (ок. 570—632). Ислам признаёт Мухаммада поcледним (но не единственным) пророком, посланником Аллаха для всего человечества. Приверженцы Ислама называются мусульманами
Ислам

Слайд 50

Кора́н (араб. أَلْقُرآن‎‎ — Qur’ān) — религиозная книга, священная для приверженцев всех исламских направлений. Она служит основой мусульманского законодательства как религиозного, так и гражданского.
Коран

Слайд 51

Слайд 52

Слайд 53

Слайд 54

Что такое буддизм? Кто его основатель? Чем характерен индуизм? Кого почитали индусы? На чьем учении основано христианство? Как называется главная книга христиан? Сколько времени она создавалась? Почему изображение Христа в облике человека было под запретом? Главная книга ислама? Что по-арабски значит «ислам»? Кто был основателем мусульманской религии? Почему в искусстве ислама мы не найдем ни одного живого существа?
Проверь себя

Слайд 55

Святые и святость
Святой Себастьян
А. Мантенья
С.Боттичелли
Тициан

Слайд 56

Святые Борис и Глеб
Храм Бориса и Глеба

Слайд 57

Икона с изображением св. Владимира, Бориса и Глеба
Псковская икона 14 века

Слайд 58

Кого считали святыми? Назовите имена святых?
Проверь себя

Слайд 59

1 ряд – задание 3 стр. 73; 2 ряд – задание 6 стр. 73; 3 ряд – 1 вариант – о Георгии Победоносце 8.1; 3 ряд – 2 вариант – об Александре Невском 8.3.
ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ

Идеалы городской культуры

Продолжаем публикацию курса видеолекций по философии города доктора философских наук, профессора кафедры философии Омского государственного педагогического университета, методолога Института территориального планирования «Град» Галины Горновой.


I. За долгую историю существования города в культуре сложились его объективированные формы.

Они объективированы, во-первых, в текстах, во-вторых, в деятельности и поведении людей. Эти формы складывались в процессе рефлексии человека над городской жизнью.

Поскольку речь идет о духовном мире человека, независимо от его профессиональной принадлежности, здесь не могут рассматриваться ни профессионально-градостроительные, ни абстрактно-научные (или же философские) формы постижения города.

 Первоначально познание тяготеет к образности, к чувственным формам постижения реальности.

 Среди таких форм на первом месте оказывается идеал, сила которого заключается в его всеобщем распространении.

 Далее оказывается, что идеал находит свою конкретизацию, а отчасти и обоснование в мифе.

Идеал и миф отображают феномен города в его целостности, в единстве сущности и явления.

В то же время даже на уровне массового сознания имеется стремление к постижению и лаконичному выражению сущности города. Оно находит свое выражение в метафоре.

Идеалы, ценности и нормы городской культуры формировались в ходе исторического развития города. Они фиксируют ряд возможных образцов, моделей воспроизводства человека городского (homo urbanus), присваивая которые человек выстраивает свой тип отношений с городом.

Городской идеал – это единство, синтез идеала города и идеала горожанина.

Идеал города выступает носителем определенного устройства города, характеризует условия и образ жизни населения, оказывается связан с определенными философскими учениями.

Идеал горожанина, как правило, формируется на основе идеала города, является производным от него, и, по сути дела, является идеалом человека в его социальном качестве.

Идеал города – это всегда некая абстракция. Идеал характеризуют в основном безотносительно к какому-либо городу. Идеал города – это некое «чистое, урбанистическое» состояние. Идеал города морально нагружен. Область знания, которая продуцировала идеалы города (философия, религия, искусство), с необходимостью оказывается «замкнутой» на этику. Как правило, мораль есть последнее основание идеала.

Идеал оправдывается богами, добром, идеей — всем тем, что является своеобразным этическим материалом идеала.

В ходе исторического развития городской идеал эволюционировал. Рассмотрим эволюцию городских идеалов от античного до современного.

Античная культура возникла как культура гражданской общины, развивалась как культура античного города-государства, и своего апогея достигла в период расцвета полисов.

Своеобразие античного полиса состоит в том, что он представляет собой единство города и государства.  

Несмотря на то, что идут споры, городом ли является полис или это вовсе не город – его можно назвать узловым моментом развития городской культуры.

Перечислим признаки античного (греческого) полиса:

1) гражданская община – определенным образом организованная общность людей;

2) народное собрание – высший государственный орган, управляющий гражданскими институтами и воинским ополчением;

3) уважительное отношение к земледельческому труду как способу жизни; (Собственный труд на собственной земле – высшая ценность. Сакральность земли).

Земледельческий труд в полисе

Город и окружающая его природная среда в Греции не противостояли друг другу, как две враждебные силы, а, наоборот, составляли некое гармоническое уравновешенное эстетическое единство.

Две стороны этого единства: эстетическая – город вписан в ландшафт, практическая – горожане занимаются сельскохозяйственным трудом.

Итак, важнейшая отличительная особенность нормального греческого города, воспринимаемая как нечто парадоксальное, если подходить к этому сугубо своеобразному историческому явлению с привычными для нас мерками и понятиями, заключалась в том, что основную массу его населения, его структурное ядро, составляли люди, тесно связанные с землей и живущие преимущественно за счет доходов от сельского хозяйства.

(Работа на земле – почетна. Одиссей. Ты гражданин, пока владеешь участком земли).

4) единство граждан на основе близкого к равенству благосостояния, при котором  чрезмерное богатство, как и бедность, являлось нежелательным; (Своего рода «средний класс»).

5) небольшая численность общины и обозримость территории полиса.

Можно провести параллель с современными городскими реалиями: наличие гражданского общества, среднего класса, институты городского самоуправления, которые в России утрачены, плотность и многофункциональность застройки, которая характеризует качественную городскую среду.

Отличие – земледельческий труд в полисе, т.е. полугородской-полудеревенский уклад. Но – это тоска по природе в городе. По городу-саду.

Полисы являлись структурообразующими элементами цивилизации, и процесс основания городов понимался как отделение космоса от хаоса. Натурфилософские учения о едином Космосе построены на идеале единства человека и Космоса, на основе этого единства и строится гармоническое существование человека.

Полис выступал своеобразной проекцией космоса на землю. В символически организованном пространстве центр города мыслился центром мира, становился точкой отсчета в системе духовных координат. Изменялась топография мира. За пределами города оставался хаос, энтропия, ничто, небытие. В полисе мир становился упорядоченным. В центре этого мира стоял человек, который на равных общался с другими людьми и с самим космосом.

II. В античности сформировались два основных городских идеала: классический  идеал и  космополитический идеал.

Античный классический городской идеал теоретическую оформленность получил в трудах Платона и Аристотеля. В «Государстве» и «Законах» Платона, «Политике» Аристотеля рационализировались представления о полисе как особой социальной реальности, о желаемых социальных качествах гражданина-горожанина, рассматривались действительно существовавшие государственные устройства: афинское, лакедемонское, критское, карфагенское и другие, а также заведомо вымышленные – например, государство атлантов.

Общим для этих произведений был универсалистский подход: обосновывалась мысль, что полис был высшей формой человеческого объединения, достижение счастливой, добродетельной жизни возможно было только в полисе, который представлял собой целое, единое, Благо, а люди выступали реальной множественностью в рамках этого целого.

Платон полагал, что одни и те же начала имеются в государстве и в душе отдельного человека, и даже число их одинаково, то есть основа единства человека и города-государства определяется структурой души. Трем сословиям государства соответствуют три начала человеческой души, а пять типов душевного склада соответствуют пяти типам государственного устройства.

В.Т. Звиревич, описывая платоново понимание соотношения человека и города, изобразил государство как «макроантропос», а человека как «микрополис».

На основе классического идеала города-государства (полиса), возник идеал гражданина, для которого возможность благой жизни существовала только в рамках полиса. Сам полис становился высшей ценностью. В иерархии ценностей он мыслился как Благо, Единое.

Б. Рассел указывал, что основная смысловая доминанта для человека эпохи расцвета полисов, ее нерв, – это верность человека городу.

Связь между гражданином и государством была непосредственной: ни кровные узы, ни профессиональные объединения не выступали промежуточными звеньями. В перечне добродетелей характеристика человека как гражданина всегда стояла на первом месте.  Полис выступал единственной реальностью, в которой могла быть реализована сущность индивида. Высшее благо было тождественным для отдельного человека и для полиса. 

III. В это же время начинает формироваться другой вектор общественного развития – космополитизм.

Античный космополитизм – это мировоззренческая ориентация, отрицающая полисный суверенитет традиционной культуры, патриотизм. Космополитизм этого типа развивался школами софистов, киников, стоиков, идеал человека в его социальном качестве в нем иной, нежели в античном классическом городском идеале.

Но, несмотря на общность принципов космополитизма, каждая школа содержательно отличалась друг от друга в решении этой проблемы. В результате были выработаны несколько отличные друг от друга городские идеалы.

Античный космополитический городской идеал представлен двумя основными разновидностями:  софистическо-киническим и стоическим идеалами.

Софистическо-кинический космополитический городской идеал складывался в школе софистов. Их традиционно относят к первым космополитам, так как они сочли, что обучать следует все человечество, а не только соотечественников. Платон называет их неразборчивыми в средствах торговцами знаниями, которые «развозят знания по городам и продают их оптом и в розницу всем желающим». Из их положения о возможной истинности любого суждения вытекает как обоснование патриотизма, так и обоснование космополитизма.

Космополитизм софистов и частично киников от космополитизма стоиков отличает, прежде всего, его социально-психологическое обоснование. Софисты выступали как странствующие учителя, путешествующие из города в город. Они были лишены поддержки полиса, чаще пребывали среди чужестранцев и могли рассчитывать только на собственные силы. Деятельность софистов, берущих плату за обучение, рассматривали как разновидность ремесленной, то есть унизительной. Им приходилось с трудом пробиваться в жизни, и чтобы достичь успеха, они переезжали из одного города в другой. Подобный образ жизни и явился одной из основ их космополитической ориентации.

Воззрения киников были более радикальны. Они полагали, что счастье можно достигнуть через отказ от богатства, славы, полиса, отвергали общепринятые обычаи, правовые и нравственные нормы.

Киник Диоген Синопский не считал себя связанным законами города. Он заявлял: «Я – гражданин мира», считая, что по причине распущенности и дурных нравов людей, далеких от естественной, природной жизни, закон в полисе не является структурообразующим элементом. Поэтому город не выступает носителем блага и справедливости, следовательно, достижению эвдемонического идеала он не только не способствует, а, напротив, препятствует.

Диоген Синопский говорил, что люди собираются в города, чтобы обороняться от внешних врагов, но при этом делают самые неслыханные вещи, будто именно ради них они и собрались в одном месте.

Спрошенный кем-то, почему люди в городе подают милостыню попрошайкам, а философам – никогда, Диоген ответил: «Потому что предполагают, что хромыми и слепыми они еще могут стать, а философами – никогда».

Город перестает быть не только высшей ценностью, но и ценностью вообще, поэтому вполне оправданно прагматическое отношение к нему. И изгнание не является чем-то пугающим.

Когда какой-то человек пожаловался, что умрет на чужбине, Диоген сказал: «Не печалься, глупец. Дорога в Аид отовсюду одна и та же». А когда какой-то человек попрекнул его изгнанием, он возразил: «Но ведь именно благодаря ему, бедняга, я и стал философом». 

Кроме того, многочисленные войны этого периода продемонстрировали, что не только человек смертен, но и города подвержены разрушению. Когда Александр Македонский спросил киника Кратета хочет ли он, чтобы его родной город Фивы был восстановлен, он ответил: «Зачем? Придет, пожалуй, новый Александр и снова разрушит его».

Стоический космополитический городской идеал демонстрирует космополитизм иного порядка, иной идеал социальности.

Но в сходных ситуациях ответы стоиков захватчикам напоминали ответы киников: «Когда родной город Стильпона был захвачен, когда он потерял жену, потерял детей, а сам вышел из охватившего все пожара один, но по-прежнему блаженный, Деметрий, прозванный из-за множества уничтоженных им городов Полиоркетом, спросил его, потерял ли Стильпон что-нибудь, и тот ответил: «Все мое благо со мною!» Сенека называет этот ответ речью стоика, который проносит свое благо нетронутым через сожженные города.  

От всех вышеперечисленных эллинистических учений космополитизм стоиков отличает, прежде всего, его онтологическое обоснование.

Они рассматривали Вселенную как город, объединяющий людей и богов. Космос воспринимался стоиками как единая гражданская община богов и людей – Космополис. Общее гражданство богов и людей обусловлено сходством их природы: и те и другие наделены разумом.

Космополисэто огромный город, охватывающий весь мир. Он всеобъемлющ, в нем растворяются все границы, все люди в нем равны, он управляется единой божественной силой – логосом. Граждане этого города зовутся космополитами.

Естественность для человека жизни в сообществе стоики доказывают наличием языка, врожденным чувством приязни к себе подобным, которые близки нам и равны уже в силу того, что они люди. Таким образом, человек оказывается согражданином всех людей – гражданином мира. Эта проблема до сих пор актуальна.

Э. Фромм: «Возможность действовать по совести зависит от того, насколько человек преодолел ограниченность своего общества и стал гражданином мира».

Реальный, земной город есть некое крохотное подобие вселенского града. Эпиктет понимал человека как «гражданина мироздания», как частицу вселенского града и, следуя универсалистской традиции Платона, утверждал, что «целое главнее части и город главнее гражданина».

Продолжая эту линию, Марк Аврелий считал назначением существ разумных следовать разуму и установлениям старейшего града, поскольку человек является гражданином высочайшего града, перед которым остальные города – что-то вроде домов. Разум, общий закон, духовное начало идет из этого общего города, потому что это сообразно разумной и гражданской природе человека. Марк Аврелий провозглашает: «Город и отечество мне, Антонину, – Рим, а мне, человеку, – мир».

Стоики возвращают и Космополису, и реальному городу его место в иерархии ценностей.

Они являются гражданами мира не потому, что им не важна судьба своего родного города, а потому, что они исполняют свой долг по отношению ко всей Вселенной. Но они уже знают о непрочности и хрупкости человеческой жизни. Необходимость, судьба управляет и людьми, и городами. Сенека пишет: «Все непрочно – и частное, и общественное; судьба городов, как судьба людей, вертится колесом»

IV. Римская система ценностей была полисной по своим основным параметрам. Высшая ценность, которую знает римлянин, — это его родной город, его отечество (patria). Рим – вечная и бессмертная величина, которая переживет каждую отдельную личность.

Римские идеалы города и горожанина представлены двумя основными формами: республиканским и имперским идеалами.

 Республиканский идеал складывался как  полисный, он сохранял тесную связь с городом, который воспроизводил основы  полиса и civitas.

Идеал горожанина этого периода был по преимуществу аристократическим, очень ценились знатность и слава рода, которую человек должен был приумножить в служении общественному благу в гражданской и военной жизни, идеал человека в его социальном аспекте был близок античному классическому городскому идеалу.

Но если кризис классических греческих полисов был вызван внутренними противоречиями и внешними вторжениями и завоеваниями, то трансформация  civitas происходила еще и под влиянием включения городов в более широкое образование – империю.

Эта несравненно большая целостность, возникающая по социально-экономическим причинам, требовала идеологического подкрепления, началось формирование имперского идеала.

Если в классическом греческом полисе существовала оппозиция Полис – Хаос, то во времена Римской империи сложилась оппозиция Рим – не Рим. Рим становился имперским городом и подавлял другие полисы и civitas. Нарицательное существительное Город, правда, пишущееся всегда с заглавной буквы, стало вторым собственным именем Рима. Другие города могли разве что сохранять отголоски былой славы.

В имперском идеале горожанина, на что указывает Е.М. Штаерман, произошла трансформация человека по следующему идеологическому  вектору: от гражданина к подданному.

З. Фрейд для иллюстрации мысли о том, что идеалы, как собственно и сама культура, являются своеобразным психологическим механизмом защиты, приводит пример имперского идеала. Он пишет, что «даруемое идеалом право презирать чужаков вознаграждает их за униженность в своем собственном обществе. Пусть я жалкий, задавленный долгами и воинской повинностью плебей, но зато я римлянин, имею свою долю в общей задаче покорять другие народы и предписывать им законы» (Будущее одной иллюзии). 

V. На смену античным языческим идеалам пришел идеал христианский.

Свобода и гражданство перестали быть неразрывно связаны. Свобода гражданская, деятельная сменилась свободой духовной, направленной на поиски религиозной истины.

Раннесредневековый  городской идеал разрабатывался Августином Блаженным. Свои основные идеи Аврелий Августин связал с учением о двух градах. Августинианский идеал вечного града Божия – это образ, противоположный образу языческого вечного города, это идеальный анти-Рим. Небесный град – это религиозный идеал, который не совпадает ни с чем реально существующим, это трансцендентное начало, которое образуют люди, живущие в Боге. Град Божий (странствующий град – «civitas peregrina») существует внутри града земного, который преследует этот небесный град. Оба эти града тесно переплетены, отдельный человек может совмещать в себе начала обоих градов: борьба этих двух начал, по мнению Августина, составляет основу исторического процесса. Если предположить, что Августин был знаком с идеей стоиков о Космополисе, городе людей и богов, то можно сказать, что он разделил этот единый город на две части и придал ему динамику, заставив один город странствовать внутри другого.

Идеалом горожанина является человек, принадлежащий Небесному Граду, который ищет славу в Боге. Будущие граждане Небесного Града не имеют человеческой мудрости, их основная черта – благочестие, их ждет в будущем награда: возможность стать жителями Небесного Града вместе со святыми и ангелами. В Земном Граде они не основывают городов – они странники в этом мире. Это различение жителей града небесного от язычников, заблуждающихся жителей града земного, ломает границы прежних общностей. Теперь уже не город, не государство, не империя, а религия выступает неким объединяющим началом и соединяет людей в новые целостности.

VI. В зрелом средневековье сложился «средневековый дуализм города и деревни», в котором ярко проявилась антиномичность города и деревни.

Эти две формы поселения со своими экономическими укладами, образом жизни населения, «городским» и «деревенским» мировоззрением, нормами и ценностями культуры были противоположны друг другу.  

Основным отличием города от деревни явился такой типично городской атрибут как свобода – в разных ее проявлениях. Личная свобода проявилась в персональной независимости горожан; социальная свобода достигалась  встраиваемостью индивида в сложную общественную структуру города; экономическая свобода становилась возможной вследствие развития денежного хозяйства; новые грани духовно-религиозной свободы открывались благодаря восприятию города как  более привилегированного места спасения.

Гражданское сообщество перестало быть гомогенным. Сформировался массовый слой горожан, социальная структура средневекового города усложнилась. Внутри городских стен выделились в отдельные общности различные группы городского населения: ремесленные цехи, купеческие гильдии, консортерии, коммерческие ассоциации, клиентелы.

Такой сложности социальной системы не знал ни античный город, ни средневековая деревня. Горожанин был одновременно включен в разные уровни общения: семейное, муниципальное, приходское, военное, соседское. У него появилась определенная свобода выбора, в зависимости от ситуации он мог идентифицировать себя то с одной, то с другой группой.

Другой отличительной чертой средневекового города стало наличие городского права и формирование правосознания горожан. Особый интерес представляет иммунитетное право, с его принципом: «городской воздух делает свободным». Окончательная формулировка этого принципа принадлежит Якобу Гримму. Зависимый человек (серв, кнехт) освобождался от власти господина, добравшись до города и пройдя за его крепостные стены.

В ранних городских установлениях не существовало никакого «срока давности», дававшего свободу: кнехт с момента своего появления на городской (иммунитетной) территории исключался из-под власти своего прежнего сеньора и оказывался под защитой городского права. Лишь позднее был установлен определенный срок, по истечении которого зависимый человек становился свободным; срок этот далеко не всегда равнялся году и дню, но колебался от 6 недель до 10 лет. Таким образом, в средневековом городе реализовывалась еще одна степень свободы: население города из бывших крепостных превращалось в общину лично свободных.

В средневековом городе главным жителем города, «главным горожанином» был святой, покровительствующий этому городу. Пространство городов заселялось христианскими святыми, они становились патронами городов. Городские коммуны называли их именами республики. В Венеции – республика святого Марка, в Генуе – республика святого Георгия, святой Амвросий – в Милане.

Стремление к осуществлению высшей цели христианина – спасению души, благодаря надежде на адресную помощь святых заступников, мыслилось более достижимым. Город именно поэтому воспринимался как более привилегированное пространство спасения. «Особенною силой обладают молитвы святых. Молитва святого как бы принуждает Бога: она действует безошибочно, наверняка, и с ее помощью можно добиться чего угодно. Молитвы святых спасают от гибели грешный город и поддерживают его существование более шестисот лет«. (Карсавин Л.П.).

VII. Научные открытия, технические изобретения, эксперименты дали возможность человеку овладевать силами природы. Великие географические открытия XVXVII веков расширили сферу торговли. Возобладало практическое отношение человека к миру: средневековые ценностные установки сменил интерес к земным ценностям, к собственной жизни, к ее комфорту. Обеспечить достойные условия существования должно было развитие науки и техники.

В Новое время развитие производства, товарно-денежных отношений, коммуникаций привело к появлению городов нового типа, социальная структурированность которых иная нежели в античности и средневековье.

Высказывание Ф. Броделя о том, что «города и деньги породили современный мир» можно смело отнести к этому периоду. Бэконовскую максиму «Знание – сила» cменило утверждение Б. Франклина «Время – деньги».

В индустриальном городе резко увеличилась численность населения, так как усложнились производственные процессы. Рост численности городского населения изменил социальную структуру общества.

Идеал города этого периода складывается как негативный идеал индустриального города и горожанина. Это прежде всего город с развитым промышленным производством и с постоянно увеличивающимся населением, среди которого преобладают выходцы из сел, которые плохо адаптированы к жизни в новых экономических и политических условиях. О. Шпенглер дает такое определение демократии этого периода: «Демократия — это политическая форма, при которой от крестьянина требуют мировоззрения горожанина». Философская проблема отчуждения в значительной степени инициирована особенностями городской жизни этого периода.

Позитивный идеал раскрывается в социологических работах              М. Вебера и В. Зомбарта, которые в своих исследованиях основное внимание уделяют тому, как духовные, идеальные начала проявляются в области хозяйственной жизни. Носителем этих идеальных образований – духа капитализма, духа предпринимательства – становится буржуа, в наличии этих образований состоит его коренное отличие от «естественного человека» традиционной культуры.

М. Вебер указывает на тесную связь протестантизма и капиталистического рационального предпринимательства, которая прежде всего начала оформляться в XVI в. в большинстве богатых городов, которые приняли протестантскую веру. Именно там складывался тип горожанина, который отличался набором ярко выраженных этических качеств (прежде всего: осмотрительностью, целеустремленностью, буржуазными воззрениями) от своих традиционалистских предшественников.

На этом этапе идеальный горожанин-буржуа формирует для себя достойную среду – оформляется вполне современная идея бытового комфорта, противопоставляемого аристократической избыточной роскоши.

VIII. Формируется общеевропейский рынок и связанная  с ним  европейская хозяйственно-культурная среда, узловыми пунктами которой являются города.

 Неравномерный рост городов приводил к неуравновешенности, ассимметрии в экономике. В привилегированном положении оказывались столицы национальных государств, они создавали национальный рынок, при этом росли, не переставая, и притягивали к себе людей и ресурсы.

В постиндустриальную эпоху некоторые города начали перерастать  границы национальных государств и стали «городами мира», превратились в ключевые точки мировой экономики.

К таким городам безоговорочно относят 3 города: Лондон, Нью-Йорк, Токио. В экономической теории мировых городов их обозначают как альфа-города и считают главным вектором экономического развития в глобальной экономике. Другие крупные города, такие как, например, Чикаго, Париж, Берлин, Сидней, Гонконг, Сингапур  классифицируются как бета  и гамма-города.

В таких городах более интенсивными становятся проявления человеческой активности, обостряются противоречия, всегда имевшие место в урбанистических процессах.

Современный идеал мирового города сложился в результате того, что ряд крупных городов мира обладает функциональными особенностями, вырывающими их из контекста национальной экономики, но в то же время прочно включающими их в экономику мировую.

Эти 3 «города мира», а также метрополисы менее крупных размеров с более узкими компетенциями превратились в ключевые точки мировой экономики и начали играть настолько важную роль, что некоторые ученые заговорили о конце государств.

Мировые города – это явление не только экономического порядка, но и общекультурного. П. Вайль отмечает, что на новом этапе происходит возврат старого, средневекового феномена » современная Европа все более и более состоит не из стран, а из городов».

В отличие от П. Вайля, О. Шпенглер, Л. Мамфорд, Ф. Бродель оценивают такую тенденцию негативно. Прежде всего, отрицательная оценка дается гигантским городам, которые весь остальной культурный ландшафт превращают в провинцию

В это же время усиливается глобалистическая тенденция, результатом которой является стирание индивидуальных различий, унификация социальных качеств человека. Города становятся похожи друг на друга, особенно в районах новой застройки, промышленных зон, «спальных» микрорайонов.

Идеальный житель мирового города характеризуется прежде всего социальной мобильностью, а необходимым условием для осуществления социальной мобильности является свобода. Эта свобода внутренняя и внешняя. Внешняя выражается прежде всего в свободе передвижения, свободном владении несколькими языками, высоком уровне профессионализма, который обеспечивает ему востребованность в мировом городе.

Негативный идеал отражен у О. Шпенглера. Он пишет о жителе мирового города: » Такой человек скорее умрет на мостовой, чем вернется на село. … Человек мирового города не способен жить на какой бы то ни было почве, кроме искусственной, ибо космический такт ушел из его существования…» Но надо отметить, что более распространенным является позитивная форма идеала.

Таким образом, в ходе исторического развития изменялся облик города, изменялись идеалы и ценности: одни утрачивали свою актуальность, другие обретали на новом этапе новый смысл, третьи появлялись как нечто совершенно новое. В идеалах, нормах и ценностях, порожденных городской культурой, проявляется смысл, сущность города и идеал человека в его социальном качестве. 

Современный город вобрал в себя все эти смыслы, в нем произошел процесс «снятия» сущностных особенностей античного, средневекового, новововременного, индустриального городских идеалов. Современный городской идеал представляет собой сложный синтез предшествующих идеалов, он существует как поликультурное, «полиидеальное», образование.

 

 

[Пример эссе], 466 слов GradesFixer

Идеальный человек — это тот, кто идеален в отношении физического и эмоционального баланса, поведения и отношения, моральных ценностей, личности. В практической жизни сочетание всех этих прекрасных качеств очень редко встречается у любого человека в практической жизни. Следовательно, найти такого идеального человека сложно. В этом эссе подчеркиваются абсолютные характеристики такого идеального человека, которых нельзя найти вокруг нас.Во-первых, любой идеальный человек должен иметь очень хорошее физическое здоровье, а также фантастический эмоциональный настрой. Для хорошего здоровья человеку необходимо просыпаться рано утром, рано ложиться спать и каждый день делать зарядку. Человеку необходимо обладать способностью правильно контролировать и уравновешивать свое эмоциональное состояние ума, такое как горести, счастье, без которых человек не может оставаться в порядке в разных жизненных взлетах и ​​падениях. Во-вторых, поведение и отношение идеального человека являются ключевыми характеристиками, с помощью которых определяется, как этот человек обращается с другими и соответственно реагирует на различные обстоятельства.

Более того, такой тип человека должен обладать добродетелью, любовью, а также должен помогать и сочувствовать другим. Он или она должны быть общительными, дружелюбными и уважительными по отношению к другим. В то же время идеальная сущность должна иметь большое позитивное отношение, в результате чего он или она может справляться с различными препятствиями и ситуациями спокойно и хладнокровно, не ущемляя интересы других. Большинство людей думают о помощи другим только в том случае, если они собираются получить что-то взамен.Но жизнь идеального человека — это жизнь с целью помогать другим, нет чувства большего, чем чувство, заставляющее кого-то улыбнуться. Жизнь идеального человека не будет эгоцентричной, жить в своем маленьком пузыре. Он или она не хочет всегда помнить о таких качествах, как сострадание и человечность по отношению к другим людям, только для того, чтобы заставить их улыбнуться или облегчить их боль. Более того, идеальная личность не должна насмехаться, запугивать и раздражать других людей только ради удовольствия, которое они получают, видя, как другие страдают.В-третьих, моральные ценности и личность идеального человека — это его венец.

Человек, за которым могут следовать другие, должен обладать такими ценностями, как честность, целостность, свободное от коррупции мышление, искренность, послушание в профессиональной, личной и общественной жизни. Наконец, найти в человеке все эти хорошие качества стало практически невозможно в реальной жизни. И по этой причине идеального или идеального человека тоже найти практически невозможно. Итак, как бы мы ни переворачивали мир вперед и назад, как бы долго мы ни ждали, мы никогда не найдем одного идеального человека со всеми этими положительными характеристиками одновременно.

Идеальное определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «идеального» в предложении

идеальный

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Подробнее… По стечению обстоятельств у нас есть идеальная возможность судить.

Times, Sunday Times (2017)

Он сочетал социалистические идеалы с глубоким практическим опытом жизни и мышления большинства людей.

Times, Sunday Times (2016)

Работа со школами и колледжами также дает идеальную возможность помочь сформировать навыки будущего поколения.

Times, Sunday Times (2016)

В идеальном мире продюсер продлил бы жизнь этому произведению.

Times, Sunday Times (2017)

Увы, это не идеальный мир.

Times, Sunday Times (2016)

Последняя тенденция сокращает список до идеального числа — единицы!

The Sun (2016)

Его расположение в Мидлендсе рядом с сетью автомагистралей делает его идеальным местом встречи для людей, приезжающих из разных частей страны.

Times, Sunday Times (2016)

Обзор расходов правительства Великобритании был бы идеальным местом для этого.

Computing (2010)

Тем не менее, он представляет собой идеал, к которому следует стремиться.

Томпкинс, Джонатан Управление человеческими ресурсами в правительстве (1995)

У вашей идеальной любви есть дар интерпретировать сны.

Солнце (2011)

Подробнее …

Наша цель — достичь идеальной формы.

Солнце (2009)

Медиа-репрезентации являются отражением большого культурного акцента на идеалы красоты и тела.

Times, Sunday Times (2007)

Его социализм подразумевал этическую приверженность идеалам равенства и свободы, которые, по сути, были демократическими.

Ропер, Джон Демократия и ее критики — Англо-американская демократическая мысль в девятнадцатом веке (1989)

Народное планирование не является исключительно социалистическим идеалом.

Brindley, Tim & Rydin, Yvonne & Stoker, Gerry Remaking Planning: политика городских изменений в годы Тэтчер (1989)

Детский сад не идеален, и многие считают его слишком крутым.

Солнце (2008)

Еще неизвестно, найдет ли он свою идеальную работу.

Times, Sunday Times (2013)

В идеальном мире можно сдерживать очередь, пока она действительно не заплачет.

Times, Sunday Times (2012)

Это сделало его идеальным человеком, чтобы сбивать рекорды той эпохи.

Times, Sunday Times (2009)

Сохраняйте спокойствие, когда увидите идеальное место для жизни и обязательно обсудите цены.

Солнце (2006)

Какое идеальное место и деятельность вне работы?

Times, Sunday Times (2014)

Наверное, не идеальный гость для званого ужина.

Times, Sunday Times (2012)

Мы спрашивали людей об их идеальном обществе.

Times, Sunday Times (2013)

Он показал романтическую возможность идеального мира.

Кеннеди, Дуглас В стране Бога: путешествует по библейскому поясу, США. (1989)

Она — идеальный образец для подражания для более крупных женщин и имеет реалистичную форму.

The Sun (2007)

Инвестиции в недвижимость казались идеальным решением.

Times, Sunday Times (2008)

Это снижение в оценке выглядит для него идеальной возможностью.

Солнце (2015)

Итак, что мы должны делать с этим идеальным пейзажем любви?

Times, Sunday Times (2008)

И здесь политические и этические идеалы расходятся.

Вуд, Дэвид «Философия на пределе» (1990)

Эти люди, обладающие значительной способностью зарабатывать, могут представлять идеальных целевых потребителей для компаний, оказывающих финансовые услуги.

Times, Sunday Times (2016)

Это сельское хозяйство в идеальной форме, где время, кажется, остановилось.

Times, Sunday Times (2007)

Возможно, это отчасти потому, что белые пациенты не гонятся за афроамериканским идеалом красоты.

Times, Sunday Times (2014)

Для мягкого женственного образа, идеального для свадебного сезона, смягчите тенденцию с помощью красивых обнаженных оттенков.

Солнце (2013)

Определение идеального человека | Словарь английских определений

идеально


n

1 концепция чего-то совершенного, особенно. то, чего стремится достичь

2 человек или вещь, которые считаются идеалом
он ее идеал

3 то, что существует только как идея

4 узор или модель, особенно.этического поведения
прил

5 соответствует идеалу

6 идей, связанных или существующих в форме

7 (Философия)

a или относящиеся к очень желательному и возможному положению дел

b идеализма или относящегося к нему
идеальность n
идеально adv
идеальность n

beau idéal (французский)
n pl , beaux idéals perfect beauty or excellence
(буквально: идеальная красота)

идеал эго
n (Психоанальный) внутренний идеал личного совершенства, который представляет собой то, кем человек хочет быть, а не тем, кем он должен быть, и вытекает из его ранних отношений с родителями
См. Также → суперэго

идеальный кристалл
n (Chem) кристалл, в котором нет дефектов и примесей

идеальный элемент
n любой элемент, добавленный в математическую теорию для исключения особых случаев.Идеальный элемент i = квадратный корень —1 позволяет решать все алгебраические уравнения, а бесконечно удаленная точка (идеальная точка) обеспечивает пересечение любых двух прямых в проективной геометрии

идеальный газ
n гипотетический газ, который точно подчиняется закону Бойля при всех температурах и давлениях и который имеет внутреннюю энергию, которая зависит только от температуры. Измерения реальных газов экстраполируются к нулевому давлению для получения результатов, согласующихся с теориями, относящимися к идеальному газу, особенно в термометрии (также называется) идеальный газ

Семь качеств идеального партнера

Семь качеств идеального партнера

Изучите качества, которые делают человека идеальным партнером. Возможно, они не такие, как вы ожидали.

Хотя причины, по которым мы влюбляемся, часто остаются загадкой, причины, по которым мы остаемся влюбленными, гораздо менее неуловимы. Идеального партнера может не быть, но идеального партнера можно найти в том, кто развил себя определенным образом, выходя за рамки внешности, обаяния и успеха. Хотя каждый из нас ищет определенный набор качеств, которые имеют особое значение только для нас, существуют определенные психологические характеристики, к которым вы и ваш партнер можете стремиться, которые делают отношения более вероятными для длительного успеха.

1. Вырос идеальный партнер.

Часто люди критикуют своих партнеров за то, что им нужно «повзрослеть». Многие из нас не понимают, что взросление — это не просто поведение взрослого. Чтобы по-настоящему вырасти, нужно признать и разрешить травмы или потери в раннем детстве, а затем понять, как эти события влияют на наше текущее поведение.

Следовательно, идеальный партнер готов размышлять о своем прошлом. Они обладают зрелостью, которая проистекает из эмоциональной эмансипации от их исходной семьи.Они развили сильное чувство независимости и автономии, совершив психологический переход от мальчика к мужчине или от девочки к женщине. Разорвав связи со старыми идентичностями и образцами, этот человек более доступен своему партнеру и новой семье, которую он создал, в отличие от той, в которой он родился.

Поскольку этот партнер вырос, у него меньше шансов воспроизвести детские переживания в интимных отношениях. Поскольку они развивались как личность, они не ищут кого-то, кто бы компенсировал недостатки и слабости.Они не ищут кого-нибудь, чтобы завершить свою незавершенность. Скорее этот человек ищет себе подобных. Они ищут другого взрослого с похожими на их качества качествами, с которым они могли бы разделить жизнь совместимым образом.

2. Идеальный партнер открыт и не защищается.

Идеальный партнер открыт, незащищен и готов быть уязвимым. В результате они доступны и восприимчивы к обратной связи, но при этом не слишком щепетильны по какой-либо теме. Их открытость также позволяет им прямо выражать чувства, мысли, мечты и желания. Он включает в себя интерес к личному и половому развитию.

3. Идеальный партнер честен и порядочен.

Идеальный партнер осознает важность честности в близких отношениях. Честность укрепляет доверие между людьми. Нечестность сбивает другого человека с толку, подрывая его доверие и чувство реальности. Нет ничего более разрушительного для близких отношений между двумя людьми, чем нечестность и обман.Даже в таких болезненных ситуациях, как неверность, явный обман часто причиняет больше вреда, чем сам неверный поступок.

Идеальный партнер стремится жить честной жизнью, чтобы не было расхождений между словами и действиями. Это касается всех уровней общения, как вербального, так и невербального.

4. Идеальный партнер уважает и чувствителен к другому, имеет уникальные индивидуальные цели и приоритеты.

Идеальные партнеры ценят интересы друг друга отдельно от своих собственных. Они чувствуют себя близкими по духу и поддерживают общие жизненные цели друг друга. Они чувствительны к желаниям, желаниям и чувствам других и ставят их наравне со своими собственными. Идеальные партнеры относятся друг к другу с уважением и чуткостью. Они не пытаются контролировать друг друга с помощью угроз или манипуляций. Они уважают четкие личные границы друг друга, но в то же время близки физически и эмоционально.

5. Идеальный партнер сочувствует своему партнеру и понимает его.

Идеальный партнер воспринимает своего партнера как на интеллектуальном, наблюдательном уровне, так и на эмоциональном, интуитивном уровне. Этот партнер способен одновременно понимать свою половинку и сочувствовать ей.

Когда пара понимает друг друга, они начинают осознавать общие черты, которые существуют между ними, а также признают и ценят различия. Когда оба партнера эмпатичны, то есть способны общаться с чувством и уважением к желаниям, отношениям и ценностям другого человека, каждый партнер чувствует себя понятым и признанным.

6. Идеальный партнер физически ласковый и сексуально отзывчивый.

Идеальный партнер легко ласковый и отзывчивый на многих уровнях: физическом, эмоциональном и вербальном. Они личные, признающие и внешне демонстрирующие чувства тепла и нежности. Они наслаждаются близостью в сексуальных отношениях и свободны в том, чтобы свободно отдавать и принимать привязанность и удовольствие во время занятий любовью.

7. Идеальный партнер обладает чувством юмора!

Идеальный партнер обладает чувством юмора.Чувство юмора может быть спасением в отношениях. Способность смеяться над собой и над жизненными слабостями позволяет человеку сохранять правильную точку зрения при решении деликатных вопросов, возникающих внутри пары. Игривые и дразнящие пары часто разряжают потенциально взрывоопасные ситуации своим юмором. Хорошее чувство юмора определенно облегчает напряженные моменты в отношениях.

Кроме того, всегда приятно с кем-то повеселиться!


Читать Dr.
Статья Лизы Файерстоун о характеристиках идеального партнера

Об авторе

Теги: характеристики идеального партнера, пара, свидание, свидание, защита, фантазийная связь, идеальный партнер, близость, любовь, брак, партнер, отношения

Эссе о моем идеальном человеке — Руководство для исследования

Люди несовершенны. У всех нас есть некоторые формы недостатков, которые лишают нас желанного совершенства. Это может быть недостаток характера или физическая инвалидность. У всех нас есть что-то, чем мы не гордимся.То, что заставляет нас чувствовать себя так неудобно, что наша уверенность падает до нуля, когда мы об этом думаем.

Хотя есть вещи, которые мы не можем изменить в себе, например рост, интеллект, раса или размер наших пальцев, есть и другие факторы в нашей жизни, которые мы можем изменить, и именно они действительно имеют значение. Нас помнят не за высокий рост или смуглый цвет, а за наши достоинства или пороки. Следовательно, идеальный человек — это тот, кто обладает всеми чертами характера, которые в обществе считаются добродетелями.

Когда я говорю об идеальном человеке, на ум приходит один человек — Мать Тереза. Ее имя стало синонимом жертвенности и бескорыстной щедрости. Люди знают ее со всего мира, как в религиозных, так и в светских кругах. Хотя она не была идеальной, ее жизнь воплощала то, что я бы назвал идеальной личностью. Одно из ее лучших качеств — набожность. Она была очень верной и религиозной женщиной.

Мать Тереза ​​была стойкой католичкой. В нежном возрасте 18 лет она присоединилась к сестрам Лорето в Дублине и стала монахиней.Поэтому она посвятила всю свою жизнь религиозному и гуманитарному курсу и никогда не оглядывалась назад. Были случаи, когда она чувствовала, что Бог забыл о ней, и даже задавалась вопросом, действительно ли Бог существует. Однако она никогда не оставляла католической веры.

Еще она была очень щедрой. Большую часть своей жизни она провела в служении бедным. В своем собственном рассказе, который она назвала «призыв в призыве», Бог проговорил к ней и повелел ей пойти помочь обитателям трущоб в Калькутте, Индия. Получив одобрение Ватикана, она переехала в Калькутту на всю оставшуюся жизнь.Используя свои скудные ресурсы, она всем сердцем помогала бедным и больным.

Она оставила после себя стабильный и богатый образ жизни, дала обет милосердия, целомудрия и бедности, а затем уехала в чужую страну, чтобы жить с нищими. За свою жизнь она перенесла множество болезней и травм, включая малярию, пневмонию и два сердечных приступа. У нее также была сломана ключица. Однако несколько неудач, с которыми она столкнулась, не помешали ей продолжить свой путь.

Мать Тереза ​​также была лидером и подавала пример.Когда она увидела, что все не в порядке и люди страдают, она взяла на себя ответственность помочь им. Несмотря на всю окружавшую ее бедность и невзгоды, у нее всегда были силы улыбнуться. Одна из черт великих лидеров заключается в том, что они всегда дают людям надежду, когда кажется, что ее нет.

Это была Мать Тереза. Люди бросались к ней за утешением и помощью, и она всегда находила способ помочь им. Когда она приехала в Калькутту, в трущобах было много болезней.Она пошла в медицинское учреждение, выучилась на врача и вернулась в трущобы, чтобы лечить пострадавших. Она также создала различные медицинские центры, чтобы бороться с безудержным распространением болезней, включая проказу, которая сеет хаос в трущобах.

Еще она была очень принципиальной. У нее был собственный набор убеждений, которым она следовала до конца и никогда не колебалась, когда сталкивалась с критикой или противодействием. Она открыто выступала против развода, абортов и контрацепции. Получая свою Нобелевскую премию мира за непоколебимое служение человечеству, она без страха высказывала свою критику абортов.В своем выступлении она высказала мнение: «… Я считаю, что сегодня величайшим разрушителем мира являются аборты, потому что это прямая война — прямое убийство самой матерью…», хотя она получила слишком много негативной реакции общественности за свою позицию в отношении абортов, контрацепции и развод, она была невозмутима и дала понять всему миру о своем положении.

Она тоже не была материалистичной. Об этом свидетельствует ее выбор перейти от комфорта монастырей к жизни в полной нищете и нищете в трущобах Калькутты.Ей удавалось мобилизовать средства со всего мира, но она никогда не использовала эти деньги в личных целях. Все собранные деньги были направлены на улучшение условий жизни людей в трущобах. У нее не было желания денег.

Фактически, она просила, чтобы все деньги, которые были ей присуждены после получения Нобелевской премии мира, были пожертвованы бедным людям в Индии. Когда Папа Павел VI увидел, как она хорошо работает, и решил подарить ей свой белый лимузин «Линкольн», чтобы она могла выполнять свою работу, Она продала автомобиль и на вырученные деньги построила деревню для прокаженных.

Мать Тереза ​​тоже была очень аутентичной. Она заслуживала доверия, и люди могли положиться на нее. Она смогла сплотить за собой весь мир, включая президентов и членов королевской семьи, благодаря своей подлинности. Все ее услуги были на благо человечества, и она делала это от всей души. Она не помогала людям обрести признание или богатство, как это принято сегодня у знаменитостей.

В результате ее полюбили и узнали во всем мире. За свою жизнь она была удостоена более 120 наград, в том числе Президентской медали свободы, которая является высшей гражданской наградой в США.С. Она также была первым человеком, удостоенным Премии мира Папы Иоанна XXIII. Кроме того, город Калькутта был переименован в Калькутту, чтобы соответствовать произношению ее родного языка, бенгали.

Мать Тереза ​​также была очень храброй, несмотря на свою маленькую статую всего в 5 футов. В разгар израильско-палестинской войны в Бейруте 37 детей попали в больницу, попавшую на линию огня. Она заключила сделку между двумя враждующими группировками, и в результате было временное прекращение огня.Вместе с представителями Красного Креста ей удалось спасти детей.

Ее благотворительная деятельность также не была привязана к определенной демографии, а распространялась на все группы людей. Многие люди ошибочно принимали ее благотворительность с миссионерской работой и думали, что она обращает своих приверженцев в католическую веру. Однако она заняла смелую позицию и заявила, что проблема не в религии. Люди все еще могут достичь Бога независимо от религии, если они верны своему Богу.

Наконец, она была очень умной и находчивой.Помимо медицинского образования, она также изучала географию. Она была учителем географии и катехизиса в средней школе Святой Марии, где позже стала директором. Она также свободно говорила на пяти языках — бенгали, хинди, английском, сербском и албанском. Благодаря своей находчивости она смогла использовать свои ограниченные ресурсы, чтобы помочь такому количеству людей. Иногда ей приходилось импровизировать. Например, когда она начала обучать детей из бедных семей, у нее не было необходимых принадлежностей для обучения, таких как ручки и книги.Однако ей удалось научить своих учеников писать на грязи деревянными палками.

Мать Тереза ​​- идеальный человек для меня, потому что у нее были все качества хорошего человека, которые делали ее очень уязвимой и в то же время очень сильной. Как она могла мотивировать людей ничем, но ее вера — не что иное, как чудо. Она отдала бедным все, что у нее было, включая свои навыки, ресурсы и свою жизнь. Когда она приехала в Калькутту, у нее не было ничего, и она была вынуждена просить милостыню, а доходы, полученные от попрошайничества, она по-прежнему делила.

Более того, она никого не дискриминировала по религиозному признаку. Ее гуманитарные усилия превзошли все религиозные границы, и в результате она путешествовала по всему миру, выполняя гуманитарную работу. В 1950 году она основала организацию «Миссионеры милосердия», которая действует и по сей день, насчитывает более 4000 членов и работает более чем в 100 странах. Хотя ее больше нет с нами, она навсегда останется в самом драгоценном месте в наших сердцах.

Человеку не нужны все достижения Матери Терезы, чтобы считаться идеальным.В конце концов, всем нам были даны разные таланты и способности. Однако идеальный человек всегда старается изо всех сил в том, что он делает. Именно по этой причине идеальному человеку доверяют, любят, уважают и восхищаются по правильным причинам. Когда идеального человека нет рядом, ощущается его отсутствие и люди скучают по нему. Идеальный человек ставит потребности других на первое место и стремится доставлять радость окружающим его людям каждый день. Трудно найти идеального человека, и иногда мы не замечаем его, как наивного парня по соседству.Однако, если бы мир был полон идеальных людей, то это было бы лучше.

7 характеристик идеального партнера

Разрешения на свидания: 7 характеристик идеального партнера


31 декабря может быть посвящен новогоднему поцелую, но к Новому году большинство людей думают о том, что будет после поцелуя. Это может быть хорошей метафорой наших привычек в свиданиях в целом. Человек, к которому мы стремимся, чтобы получить мгновенную страсть, мгновенную искру или даже новогодний поцелуй, не всегда тот человек, с которым мы были бы счастливы разделить свою жизнь в долгосрочной перспективе. Имея это в виду, можно с уверенностью предположить, что одна из основных причин того, что поиск прочной любви оказывается такой проблемой, заключается в том, что качества, которые мы ищем в партнере, не всегда являются теми, которые приводят к длительной близости.

Причины, по которым мы влюбляемся, могут быть загадкой, но причины, по которым мы остаемся влюбленными, гораздо менее неуловимы. Вот почему в этот Новый год я предлагаю принять несколько решений о том, чего мы ищем в романтических отношениях. Идеального партнера может и не быть, но идеального партнера можно найти в том, кто развил себя определенными способами, выходящими за пределы поверхности.Хотя каждый из нас ищет определенный набор качеств, которые имеют уникальное значение только для нас самих, существуют определенные психологические характеристики, к которым вы и ваш партнер можете стремиться, которые делают пламя не только сильнее, более страстным и более удовлетворяющим, но и гораздо менее вероятным. вымереть в момент, когда часы пробьют полночь.

Многие из этих качеств не будут очевидны для нас, когда мы впервые встретим кого-то, но по мере того, как мы узнаем людей, с которыми встречаемся, это бесценные черты, которые нужно как искать в них, так и стремиться к себе.Эти идеальные атрибуты включают:

1. Срок погашения

Это утверждение не должно повторять постоянно повторяемую мантру о важности зрелости. Быть «взрослым» — это не просто перестать вести себя как ребенок. Дело не в парне, который не забывает вынести мусор, или девушке, которая никогда не опаздывает. Эти качества хороши, но по-настоящему вырасти — значит приложить активные усилия для распознавания и устранения негативных влияний нашего прошлого. Таким образом, идеальный партнер готов поразмышлять о своей истории и заинтересован в понимании того, как старые события влияют на текущее поведение.

Когда люди эмоционально созревают, они с меньшей вероятностью воспроизведут или спроецируют прошлый опыт на свои нынешние отношения. У них развивается сильное чувство независимости и автономии, поскольку они дифференцируются от деструктивных влияний с раннего возраста. По мере того, как они развиваются внутри себя, они с меньшей вероятностью будут искать кого-то, кто бы компенсировал недостатки и слабости или завершил свою незавершенность. Вместо этого они ищут кого-то, с кем можно разделить жизнь на равных и ценить независимо от них.Разорвав связи со старыми идентичностями и образцами, этот человек намного более доступен романтическому партнеру и новой семье, которую они создают вместе. Естественно, что становление эмоционально зрелым помогает в этом процессе и значительно увеличивает наши шансы на достижение прочных и плодотворных отношений.

2. Открытость

Идеальный партнер — открытый, незащищенный и готовый быть уязвимым. Ни один человек не идеален, поэтому найти кого-то, кто доступен и восприимчив к обратной связи, может стать огромным преимуществом для прочного союза.Когда кто-то свободомыслие и непредубежден, это позволяет ему открыто выражать чувства, мысли, мечты и желания, что позволяет вам по-настоящему узнать их. Их открытость также свидетельствует об их заинтересованности в личном развитии и часто способствует развитию отношений. Как и идеальных людей, идеальных союзов не существует, поэтому найти кого-то, с кем вы можете поговорить о том, чего, по вашему мнению, не хватает в ваших отношениях и который открыт для развития, — это более чем половина дела.И наоборот, желание принимать отзывы от наших партнеров и искать зерно истины в том, что они говорят, позволяет нам развиваться аналогичным образом.

3. Честность и порядочность

Идеальный партнер осознает важность честности в близких отношениях. Честность укрепляет доверие между людьми. Нечестность сбивает с толку другого человека, выдает его уязвимость и разрушает его чувство реальности. Нет ничего более разрушительного для близких отношений между двумя людьми, чем нечестность и обман.Даже в таких болезненных ситуациях, как неверность, явный обман часто причиняет столько же, если не больше, вред, чем сам неверный поступок. Идеальный партнер стремится жить честной жизнью, чтобы не было расхождений между словами и действиями. Это касается всех уровней общения, как вербального, так и невербального. Быть открытым и честным в самых интимных отношениях означает действительно знать себя и свои намерения. Хотя это может оказаться трудным, стоит приложить усилия.

4. Уважение и независимость

Идеальные партнеры ценят интересы друг друга отдельно от своих собственных. Они чувствуют близость к общим жизненным целям друг друга и поддерживают их. Они чувствительны к желаниям, желаниям и чувствам других и ставят их наравне со своими собственными. Идеальные партнеры относятся друг к другу с уважением и чуткостью. Они не пытаются контролировать друг друга с помощью угроз или манипуляций. Они уважают четкие личные границы своего партнера, в то же время оставаясь близкими физически и эмоционально.Ценить и уважать суверенные умы наших партнеров и не пытаться их изменить, позволяет нам действительно знать их как отдельных людей.

5. Сочувствие

Идеальный партнер воспринимает своего партнера как на интеллектуальном, наблюдательном уровне, так и на эмоциональном, интуитивном уровне. Этот человек может понимать своего партнера и сочувствовать ему. Когда два человека в паре понимают друг друга, они осознают общие черты, существующие между ними, а также признают и ценят различия.Когда оба партнера эмпатичны, то есть способны общаться с чувством и уважением к желаниям, отношениям и ценностям другого человека, каждый партнер чувствует себя понятым и признанным. Развитие нашей способности проявлять сочувствие помогает нам понять партнера и настроиться на него.

6. Привязанность

Идеальный партнер легко ласковый и отзывчивый на многих уровнях: физическом, эмоциональном и вербальном. Он или она личный, признающий и внешне демонстрирующий чувства тепла и нежности.Этот человек должен наслаждаться близостью в сексуальности и чувствовать себя раскованным, даря и принимая привязанность и удовольствие. Открытость как для дачи, так и для получения привязанности добавляет остроты в нашу жизнь.

7. Чувство юмора

Идеальный партнер обладает чувством юмора. Чувство юмора может быть спасением в отношениях. Способность смеяться над собой и над жизненными слабостями позволяет человеку сохранять правильную точку зрения при решении деликатных вопросов, возникающих в отношениях.Игривые и дразнящие пары часто разряжают потенциально взрывоопасные ситуации своим юмором. Хорошее чувство юмора определенно облегчает напряженные моменты в отношениях. Возможность смеяться над собой значительно облегчает жизнь. Кроме того, это одна из величайших радостей жизни — смеяться с близкими людьми.

Об авторе

Лиза Файерстоун, доктор философии Д-р Лиза Файерстоун — директор по исследованиям и образованию в Ассоциации Глендона. Опытный и востребованный лектор, д-р.Файерстоун выступает на национальных и международных конференциях по вопросам супружеских отношений, воспитания детей, предотвращения самоубийств и насилия. Доктор Файерстоун опубликовал множество профессиональных статей, и совсем недавно он был соавтором Секс и любовь в интимных отношениях (APA Books, 2006), Завоюй свой критический внутренний голос (New Harbinger, 2002), Создание Жизнь смысла и сострадания: мудрость психотерапии (APA Books, 2003) и Самость в осаде (Routledge, 2012).Следите за сообщениями доктора Файерстоуна в Twitter или Google. Теги: свидания, доктор Лиза Файерстоун, идеальный партнер, близость, длительная любовь, длительные отношения, новогодняя резолюция, романтика

Идеального человека Пример бесплатного эссе

Очерк, страницы 3 (520 слов)

Идеальный человек

Идеальный человек — это тот мужчина или женщина, которые могут легко излагать свои мысли и идеи в идеальной манере. На самом деле идеальный человек обладает железной решимостью и является моральным гигантом в полном смысле этого слова.Он / она обладает такими качествами, как правдивость, честность, любовь к своим ближним, клятва не причинять боль другим, не причинять боли чьей-либо душе и пытаться преклониться перед достойными и быть бальзамом для разбитых сердец.

Не теряйте время

Обратитесь к проверенному специалисту, который поможет вам с Ideal Person

Нанять проверенного эксперта

$ 35,80 за 2-страничную статью

Если проявляются все эти качества, рождается соль земли. Может ли моя мечта осуществиться? Может быть, я точно знаю, что в современном обществе большинство людей морально испорчено.

Если мой идеальный человек каким-то образом возникнет из прогнившей системы, он / она может быть первооткрывателем тех падших душ, ведущих их к месту назначения мечты. В это самое время наша прекрасная планета может избавиться от пятен. Совершенно очевидно, что мужчины или женщины с высокими идеалами нет рядом, но все же есть люди, которые могут заслужить наше уважение своей честностью и добродетелями.

Если бы они не присутствовали в обществе, Солнце никогда не сияло, Луна никогда не сияла. В пустыне коррумпированного населения они — не что иное, как оазис, но мы знаем, что они там своим великолепным присутствием среди нас.

Как быть идеальным человеком

Всегда улыбайся. Это не означает смеяться без причины, но это означает оставаться спокойным и уверенным. Будьте как можно более благодарны в своей жизни.

Конечно, не все обстоятельства в жизни будут счастливыми, но если держать взгляд вверх, вы улучшите свое окно в мир. Оставайтесь максимально правдивыми. Избегайте претенциозности и притворства Сохраняйте спокойствие и собранность. Когда кто-то вас провоцирует, старайтесь не взорваться. Вместо того, чтобы подливать масла в огонь, возможно, спросите, что происходит.Если не хотят отвечать, то просто оставайтесь в стороне. Старайтесь ничего не ожидать. Вместо этого почему бы вам не попробовать снизить планку своих ожиданий.

Если вы ожидаете лучшего, вы должны выложиться на полную. Сосредоточьтесь на цели, но проявите сдержанность и терпение. Если вы чего-то хотите, вы должны работать над этим. Получать что-то в жизни может быть легко, но в большинстве случаев это сложно. Так что не сдавайтесь! Уважайте своих старших, не только тех, кого вы знаете, но и тех, кого вы не знаете. Встречайте их весело и весело. Живите жизнью с энтузиазмом и настойчивостью. У всех нас на Земле одно и то же время, поэтому вместо того, чтобы смотреть свысока на ситуацию или свою жизнь, измените ее, чтобы стать счастливее. Дела будут идти медленно, но с самоотверженностью, верой, надеждой и любовью вы можете изменить положение вещей или сделать свою жизнь намного лучше, чем сейчас. Любите себя в том смысле, что смотрите на тех, кто ниже вас в богатстве, а в вопросах величия и добродетели смотрите на тех, кто в этом выше вас.

Не теряйте время

Обратитесь к проверенному специалисту, который поможет вам с Ideal Person

Нанять проверенного эксперта

$ 35,80 за 2-страничную статью

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.