Что такое галлюцинации в психологии: Общая психопатология | Обучение | РОП

Общая психопатология | Обучение | РОП


Классификация галлюцинаций (продолжение).

В. По характеристикам восприятия.

По особенностям восприятия галлюцинаторных образов выделяют истинные и ложные (псевдо-) галлюцинации. См. таблицу на слайде.

Истинные галлюцинации в восприятии больного обладают теми же признаками реальности, что и окружающие предметы и явления (т.е., например, галлюцинаторный голос слышится таким же, как голос реального собеседника, галлюцинаторные образы крыс на полу кажутся настолько реальными, что больной начинает давить их ногами, рубить топором и т.д.), они естественным образом вписываются в окружающую среду (т.е. галлюцинаторные образы проецируются в окружающее пространство). Больные убеждены, что воспринимают эти образы точно так же, как и остальной мир, т.е. при помощи своих органов чувств. Часто им кажется, что окружающие испытывают те же самые переживания, но по непонятным причинам скрывают это. Истинные обманы восприятия обычно влияют на поведение больного, которое становится соответствующим содержанию галлюцинаторных образов (ловят то, что видят, убегают, спасаются, нападают и т.д.). Истинные галлюцинации чаще встречаются при экзогенных психозах, наиболее яркий пример — зрительные галлюцинации при алкогольном делирии («белой горячке»).

Зрительные: больной, находясь на отделении многопрофильного стационара, вечером стал беспокойным, ищет что-то под кроватью, в углу палаты, утверждает, что по полу бегают крысы, отмахивается от чего-то, говорит, что это пауки на паутинке спускаются с потолка, пытается давить их на полу, на соседней пустой кровати видит «какого-то карлика», обращается к нему, просит помочь поймать крыс.

Слуховые: больная 57 лет после недельного запоя стала слышать плач ребенка, доносящийся из дивана. За несколько часов полностью разобрала свой диван (до отдельных пружин), чтобы найти в нем плачущего малыша. В ее восприятии звук был настолько схож с плачем настоящего ребенка, что все это время больная пребывала в полном убеждении, что ребенок действительно находится в диване, хотя логически она и не могла понять, каким образом он там очутился.

Тактильные: в приемном покое больницы пациентка, которая до этого была совершенно спокойна, вдруг падает на пол и начинает кататься по нему, визжит, раздирает у себя на груди рубашку, пытается что-то с себя стряхнуть. Говорит, что у нее на груди кошка, которая больно вцепилась когтями в кожу, просит врачей ее снять.

Псевдогаллюцинации по своим особенностям наиболее близки к образам представлений, которые может воспроизвести в своей памяти или фантазии почти каждый из нас. Псевдогаллюцинации при этом отличаются от нормальных, физиологических представляемых образов большей стойкостью, детализированностью, яркостью, а главное, непроизвольностью (отсутствием необходимости в волевых усилиях, которые нужно приложить, чтобы представить себе тот или иной образ вместе с невозможностью волевым усилием прекратить это представление, избавиться от представляемого образа).

  • Так как в случае псевдогаллюцинаций мысленный образ возникает сам по себе, без собственных усилий и избавиться от него у больных не получается, они обычно начинают считать, что этот образ им «показывают» каким-то научным прибором, «насылают», «внушают на расстоянии» и т.д., т.е. формируется «чувство сделанности» галлюцинаторных образов (бред воздействия).
  • Больные обычно отмечают, что воспринимают эти образы не при помощи своих органов чувств, как это бывает при обычном восприятии (т.к., например, они не могут заткнуть уши или закрыть глаза, чтобы перестать их воспринимать). Чаще всего они указывают, что «слышат» голоса «мозгом» или «видят» зрительные образы «внутренним оком», т.е. эти образы сразу возникают у них на психическом уровне.
  • Псевдогаллюцинаторные образы воспринимаются не такими, как образы, формирующиеся при восприятии реальных объектов, — они лишены чувственной яркости и свойственной реально воспринимаемым объектам телесности.
  • Как и образы обычных представлений, псевдогаллюцинации проецируются в субъективное пространство («пространство представлений»), не связанное с реальной окружающей обстановкой. Соответственно, например, люди с псевдогаллюцинациями обычно не пытаются локализовать источник слышимых ими «голосов» (в отличие от истинных галлюцинаций, при которых источник слуховых галлюцинаций больные всегда локализуют где-то в реальном пространстве — в коридоре, за окном и пр.), а про зрительные образы говорят, что видят их в каком-то другом, отличном от реального, измерении.
  • Псевдогаллюцинации не влекут за собой непосредственного галлюцинаторного поведения, связанного с реальным пространством, т.е. пациентам нет нужды присматриваться к чему-то объективно несуществующему, они не пытаются, например, ловить руками или топтать то, что воспринимают в своих галлюцинациях, они не разговаривают вслух со своими слуховыми псевдогаллюцинациями и пр. Таким образом, по поведению пациента судить о наличии у него псевдогаллюцинаций сложно — иногда лишь некоторые паузы между фразами и внезапные перемены темы разговора могут свидетельствовать о наличии псевдогаллюцинаций (при этом и в данном случае такие признаки необходимо дифференцировать со шперрунгами и разорванным мышлением).

Необходимо отметить, что все отличия псевдогаллюцинаций от восприятия реальных объектов, тем не менее, обычно не снижают уверенности пациентов в истинной реальности этих галлюцинаторных образов (т.е. образы считают вполне реальными, но только относящимися к какому-то другому пространству, измерению и пр.). И, наоборот, при истинных галлюцинациях сами воспринимаемые образы могут быть весьма необычны (например, «прозрачные человечки», «невидимки», «чертики», «духи» и т.д.), однако это не меняет уверенности пациентов в том, что эти образы имеют отношение к реальному, окружающему их пространству (поэтому в этом случае весьма характерны ситуации вроде той, когда пациент безуспешно пытается уничтожить «невидимых человечков» топором, в щепки разрубая всю мебель в своем доме).

Наиболее часто встречаются слуховые псевдогаллюцинации (обычно больные, чтобы подчеркнуть их отличия от реального восприятия, используют для обозначения таких галлюцинаций термин «голоса»). Псевдогаллюцинации наиболее характерны для шизофрении.

Слуховые: пациентка рассказывает, что «внутри головы слышит голоса незнакомых ей людей». «Голоса» комментируют ее действия, иногда ругают ее. Считает, что они исходят из Кремля, где следят за ее жизнью и с помощью специальных приборов «помогают». Рассказывает, что голоса слышит «не ушами, а мозгом» (в том числе убеждена в этом, так как, когда затыкает уши, «голоса не уменьшаются»), не может локализовать источник звука в окружающем пространстве, но в то же время говорит, что «передатчики», наверное, стоят где-то на чердаке.

Больной рассказывает, что «видит» внутри своей головы револьвер, готовый вот-вот выстрелит, чувствует прикосновение его холодного дула к внутренней поверхности своего черепа, говорит, что оружие поворачивается внутри его головы, чертит какие-то буквы. Пациент находится в состоянии ужаса, так как считает, что его преследователи могут с помощью специального прибора, дистанционно, нажать на курок и тогда его голова «разлетится на куски», а это видение они специально ему «показывают», чтобы он им полностью повиновался и выполнял все команды, которые отдают их «голоса».

Висцеральные: больной утверждает, что чувствует, как «вселившийся» в него колдун находится в нем «где-то в области живота, около позвоночника», он перекручивает ему внутренности, притягивает их к позвоночнику и пр.

Как уже было сказано выше, о наличии истинных галлюцинаций можно узнать не только по отчету больного, его субъективным жалобам, но и по наблюдению за его поведением — т.е. по объективным признакам галлюцинаций (галлюцинаторному поведению). Часто больные со слуховыми галлюцинациями оглядываются по сторонам, внезапно вздрагивают, прислушиваются, ходят в поисках источника звука, отвечают кому-то, разговаривают без собеседника и пр. У больных с псевдогаллюцинациями объективных признаков галлюцинаций может не быть, и их диагностика основывается преимущественно на субъективном отчете пациента. При этом многие больные по разным причинам могут диссимулировать свое состояние (скрывать симптомы) и не рассказывают о своих псевдогаллюцинациях.

Одинокая женщина после выхода на пенсию испытывала подавленное настроение, часто появлялись мысли о бесперспективности и бессмысленности жизни. К врачам не обращалась. В определенный момент внутри головы стала слышать незнакомый мужской голос, который сперва комментировал все ее действия, затем начал говорить, что ей «лучше умереть», что ее «уже ничего хорошего не ждет». Через какое-то время этот «голос» стал предлагать больной разные способы самоубийства. Например, говорил, что можно отравиться бытовой химией или повеситься. Больная пыталась не слушать голос и отгонять от себя мысли о смерти. Соседи по коммунальной квартире не замечали у нее каких-либо странностей или необычного поведения. Однажды вечером голос приказал открыть окно и выпрыгнуть из него. Больная не могла сопротивляться этому приказу. Выпрыгнув из окна четвертого этажа, она получила множественные ушибы и перелом бедра. Бригада скорой помощи доставила ее в многопрофильные стационар, где больная рассказала, что выпала из окна случайно во время мытья окон (ночью?!). Никаких подозрений на наличие у нее психических расстройств у врачей не возникло. Только через несколько недель, когда у больной, прикованной теперь к постели из-за травм, усилились императивные псевдогаллюцинации, и она вновь предприняла попытку суицида, для консультации был вызван врач-психиатр.


Иллюзии и галлюцинации

Неправильное, искаженное восприятие предметов и явлений называется иллюзией. Определенные виды иллюзий возникают у здоровых людей. Однако в отличие от больных эти иллюзии не нарушают у здоровых правильного в целом опознания предмета, так как здоровый человек обладает достаточными возможностями проверки правильности и уточнения своего первого впечатления. Описано много видов различных иллюзий, отмечающихся почти у всех здоровых людей.

Иллюзии могут быть также проявлением психических нарушений. Так, при психических заболеваниях наблюдается синдром дереализации, основу которого составляет искаженное восприятие объектов окружающего мира («все застыло, остекленело», «мир стал подобен декорации или фотографическому снимку»). Указанные искажения восприятия могут быть довольно определенными по своему характеру и касаться определенных признаков предметов — формы, величины, веса и т. п. В этих случаях говорят о метаморфопсиях. К последним относятся, в частности, макропсии, когда предметы кажутся увеличенными, микропсии — предметы воспринимаются уменьшенными. При порропсиях нарушается оценка расстояния — больному представляется, что предметы находятся дальше, чем они расположены в действительности.

Своеобразные иллюзии в виде нарушения восприятия собственного тела («расстройства схемы тела») наблюдаются при синдроме

деперсонализации, характеризующемся искажением восприятия собственной личности («чувство потери или раздроения Я», «отчуждение Я» и т. п.). При нарушениях схемы тела больные испытывают своеобразные ощущения увеличения или уменьшения всего тела и отдельных его частей: рук, ног, головы («руки очень большие, толстые», «голова резко увеличилась»). Характерно, что эти искажения восприятия частей тела нередко критически оцениваются больными, они понимают их болезненный, ложный характер. К расстройствам схемы тела относится также нарушение представлений о соотношении частей тела, о положении туловища («уши теперь помещаются рядом — на затылке», «туловище повернуто на 180°» и т. п.).

К нарушениям восприятия своего тела относятся и некоторые формы анозогнозии, при которых больной не замечает, что у него парализованы конечности, и утверждает, что может в любую минуту встать с постели и пойти. Анозогнозия такого типа обычно наблюдается при параличе левых конечностей, вызванном поражением правой лобно-теменной области головного мозга.

Характер иллюзорного восприятия носит также полиестезия — ощущение нескольких уколов в окружности той точки на поверхности кожи, в которую произведен укол острием иглы. При синестезиях укол ощущается в симметричных участках тела. Например, при уколе в области тыльной поверхности правой кисти больной одновременно ощущает укол в соответствующую точку левой кисти.

Галлюцинации отличаются от иллюзий тем, что ложное восприятие возникает здесь в отсутствие субъекта. Галлюцинации изредка возникают и у здоровых людей. Например, при длительных переходах через пустыню, когда люди изнывают от жажды, им начинает казаться, что впереди виднеется оазис, деревня, вода, в то время как на самом деле их нет.

В подавляющем большинстве случаев галлюцинации наблюдаются у психически больных. Наиболее часто встречаются слуховые галлюцинации. Больные слышат свист ветра, шум моторов, скрип тормозов, хотя в действительности этих звуков нет в окружающей их обстановке. Нередко слуховые галлюцинации носят вербальный характер. Больным кажется, что их окликают, они слышат обрывки несуществующего разговора. Под влиянием вербальных галлюцинаций императивного, приказного характера такие больные могут совершить неправильные действия, включая попытки покончить жизнь самоубийством. При зрительных галлюцинациях перед взором больных возникают разнообразные картины — они видят страшных, необычных зверей, устрашающие человеческие головы и т. п. Наблюдаются также обонятельные, вкусовые галлюцинации. В некоторых случаях, особенно при зрительных галлюцинациях, наблюдается их сочетание с галлюцинациями в сфере других органов чувств, например со слуховыми и вербальными галлюцинациями.

Галлюцинации могут носить нейтральный характер и быть лишенными эмоциональной окрашенности. Больные воспринимают такие галлюцинации спокойно, нередко даже безучастно. Однако в ряде случаев галлюцинации имеют резкую эмоциональную окраску, чаще всего отрицательную. К обманам чувств такого рода относятся и устрашающие галлюцинации.

В некоторых наблюдениях галлюцинации могут быть источником положительных эмоций для больных, Так, М. С. Лебединский описал мать, потерявшую сына, с тяжелой патологической реакцией на его смерть. Эта больная часто «видела» в галлюцинациях умершего и радовалась этим «встречам».

Ложный характер восприятия обычно остается незамеченным для больных, страдающих галлюцинациями. Они убеждены в истинности своего восприятия, им кажется, что неправильно воспринимаемые предметы и явления действительно существуют в окружающей обстановке.

В отличие от описанных выше так называемых истинных галлюцинаций при псевдогаллюцинациях больные сознают их ложный характер. Галлюцинаторный образ локализуется не во внешней среде, а непосредственно в представлениях самих больных. К псевдогаллюцинаторным переживаниям может быть отнесено, в частности, нередко испытываемое больными шизофренией звучание собственных мыслей.

Механизмы иллюзий и галлюцинаций до настоящего времени изучены слабо. Причины выявляющегося при иллюзиях и галлюцинациях нарушения активного, избирательного характера восприятий пока еще остаются недостаточно ясными.

Некоторые иллюзии, наблюдающиеся у здоровых людей, могут быть объяснены так называемой установкой, т. е. искажением восприятия, возникающим под влиянием непосредственно предшествующих восприятий. Это явление широко изучено советским психологом Д. Н. Узнадзе и его школой. Примером образования установки может служить следующий опыт: испытуемому кладут в обе руки 15—20 раз подряд большой и маленький шар одного веса. Затем предъявляются два одинаковых по объему шара. Одни испытуемые обычно оценивают один из шаров, как меньший, той рукой, в которой лежал маленький шар; другие испытуемые обнаруживают противоположную (контрастную) установку и оценивают той же рукой равный по объему шар, как большой.

Возможно, что патологией механизмов установки объясняются некоторые иллюзии величины предметов, наблюдающиеся у больных. В отношении патогенеза, происхождения галлюцинаций наиболее вероятным представляется предположение об их связи с патологической, повышенной возбудимостью определенных областей в головном мозгу человека. В пользу такой точки зрения говорят, в частности, опыты известного канадского нейрохирурга В. Пенфилда, вызывавшего зрительные и слуховые галлюцинации электрической стимуляцией участков височной и затылочной долей коры головного мозга во время операций по поводу эпилепсии.

Почему люди испытывают галлюцинации?

Галлюцинации называли помутнениями рассудка уже в XVI веке. До этого времени вообще считалось, что это просто видения, ниспосланные высшими силами. Но сегодня есть довольно стройное и обоснованное научное объяснение процессов в головном мозге, которые раскрывают феномен галлюцинаторных аур, не прибегая к мистике.

Галлюцинации могут быть разными по своему содержанию: от геометрических фигур до человеческих силуэтов, появляющихся и разговаривающих с вами посреди ночи.  Но все виды галлюцинаций объединяет одно: в реальности того, что видит человек в своей галлюцинаторной ауре, не существует, а вот ощущения, которые он испытывает этом, очень даже реальны.

Порой галлюцинаторные ауры настолько коварны и настолько приближены к реальности, настолько хорошо вписываются в ситуации и настолько сильные вызывают переживания, что отличить их от реальных объектов бывает невозможно. Кроме того, многие пациенты годами живут с самыми пугающими галлюцинациями, не обращаясь к специалисту, боясь прослыть сумасшедшими. А кто-то, зная о нереальности видений, извлекает из них пользу, ловят от них положительные эмоции и скрашивают с их помощью своё одиночество.

Но какова же природа этого явления?

В общих чертах ауры вызваны аномальной электрической активностью в определённых отделах мозга. А такая активность, в свою очередь, может быть вызвана травмами головы, заболеваниями, затронувшими головной мозг и нервную систему, а также изменениями физического или эмоционального состояния вроде жажды, сильного голода или стресса.

Если углубляться в подробности, причины и особенности содержания и появления галлюцинаций меняются в зависимости от ситуации, конкретного заболевания, опыта и индивидуальной восприимчивости конкретного человека.

Галлюцинации — это целый спектр образов, формирующийся в результате аномальной нейронной активности

(источник: )

«Я вижу людей»: Синдром Шарля БОнне

Шарль Бонне — швейцарский натуралист, который занимался изучением энтомологии, ботаники, психологии, философии и основ неврологии. Последняя была достаточно революционным направлением для XVIII века.

Дед Шарля Бонне, почти потеряв зрение, стал испытать галлюцинаторные ауры: он видел людей. Иногда это были целые толпы галдящих людей. Не самое приятное видение. Изучением этого феномена в те времена никто и не собирался заниматься, списывая все видения на шалости всевышнего. А вот Шарль Бонне, у которого впоследствии тоже стало ухудшаться зрение и к которому тоже стали «приходить» люди, решил подойти к этому явлению с научной точки зрения и подробно описывал видения дедушки. Именем Шарля Бонне и было назван особый галлюцинаторный синдром.

Вплоть до 90-х годов XX века синдром Шарля Бонне был почти не изучен, хотя это довольно частое расстройство у слепых или почти слепых пациентов. Характеризуется этот синдром появлением людей в галлюцинаторных аурах. Это могут быть и отдельные индивиды, и целые армии, участвующие в батальных сценах. Порой в поле зрения могут появляться и геометрические фигуры, силуэты, слова… В поле зрения, которого на самом деле почти или уже совсем нет. 

Это своего рода фантом зрительных ощущений: мозг пытается компенсировать потерю зрительного восприятия, фабрикуя галлюцинаторные, нереальные образы. Физиологически это объясняется аномальной нейронной активностью в зрительной коре головного мозга, вызванной нарушением системы восприятия объектов извне глазами. 

В отличие от многих других расстройств, пациенты с синдромом Шарля Бонне четко понимают, что их видения не имеют ничего общего с реальностью. Куда веселее становится, когда люди не могут отличить ауры от реальности.

(источник: payload430.cargocollective.com)

«Я слышу голоса»: Религиозность и галлюцинаторные ауры

«Доктор, я слышу голоса». Эту фразу часто используют сценаристы, чтобы натолкнуть зрителя на мысль — а в своём ли уме персонаж? 

На самом деле далеко не все люди, которые слышат голоса, страдают психическим заболеванием. Голоса, которые слышат, к примеру, шизофреники, обычно пугающие, угрожающие, требовательные. Самый страшный вариант — когда эти голоса заставляют убивать или калечить других людей. 

Но галлюцинации, которые не имеют эмоциональной окраски, нередко встречаются и у психически здоровых людей. Другой вопрос, что причиной появления слуховых галлюцинаций может быть недуг физический. Например, целый спектр галлюцинаторных образов может вызвать эпилепсия. 

Фёдор Михайлович Достоевский, который страдал эпилепсией, как мы знаем, был человеком довольно религиозным. Его вера приобрела ещё большие масштабы после возвращения из ссылки. Именно тогда у него в связи с тяжёлыми жизненными условиями участились эпилептические припадки. Он стал рассказывать о единении с богом, о голосах, которые призывали его в небеса, описывал свои ощущения во время припадков в произведениях — в «Бесах», «Братьях Карамазовых», «Униженных и оскорбленных».

Воздух вдруг наполнился страшным шумом, и я попытался встать. Я почувствовал, как небеса падают на Землю, охватывая меня со всех сторон. Я воистину прикоснулся к Богу. Он вошел в меня, и я закричал: «Бог существует!» Больше я ничего не помню. 

Федор Михайлович Достоевкий, русский писатель, драматург

(источник: i0.kym-cdn.com)

Норман Гешвинд, американский невролог, заинтересовался эпилептическими аурами Достоевского и отмечал, что в последние годы жизни личность писателя претерпела тяжёлые и необратимые изменения. Достоевского беспокоили вопросы нравственного поведения, высокой духовности и единения с богом. Также невролог писал об улетучивающемся чувстве юмора, полной асексуальности и гневе, вызываемом ненормальным с религиозной точки зрения поведением. Всё это Гешвинд называл «интериктальным личностным синдромом» (теперь этот симптомокомплекс называют синдромом Гешвинда). Похоже не «симптоматику» религиозного фанатизма, не правда ли?

Учёные дают объяснение: никакой мистики, образы вызваны опять-таки аномальной активностью нейронов в височных долях мозга. Именно там формируются схожие для всех людей образы, голоса, картинки. Если грубо обрисовать происхождение религиозности с позиций неврологии, в нашем головном мозге просто есть участок, отвечающий за формирование сверхъестественных образов, и находится этот участок в височных долях. Это было доказано искусственной активацией этих долей, после которой люди испытывали схожие галлюцинации и заявляли о внезапном появлении чувства одухотворенности.

Слуховые галлюцинации на искажение восприятия, которые формируются в височной доле мозга

(источник: biomolecula.ru)

Когда галлюцинации помогают жить и выживать

Галлюцинации — далеко не всегда нечто пугающее, неприятное или свидетельствующее о недуге. В критических ситуациях они могут помогать и даже спасать жизнь человеку, попавшему в беду. 

Нередко профессионалы экстремальных видов спорта (альпинизма, сёрфинга, прыжков с трамплинов или с парашютом) рассказывают о появлении голосов в голове после получения травмы или возникновения экстремальной ситуации. 

Голоса диктуют им, что делать и как действовать, но, в отличие от угроз, которые «слышат» шизофреники, эти голоса помогают выбраться из непростых обстоятельств. В этом смысле показательна история альпиниста, сломавшего ногу на скале. Это действительно чрезвычайная ситуация: если он не выберется со скалы до заката, он либо закоченеет от холода, либо умрет от потери крови или гангрены. Осознание таких перспектив совсем не располагает к оптимистичному настрою и скорее заставляет опустить руки, чем начинать бороться за жизнь. Но тут в голове альпиниста прозвучал громкий и требовательный голос: «Встань и иди. Иди, превозмогая боль. Первую помощь ты себе оказал, теперь надо идти. Шевелись». Поначалу горе-экстремал не мог понять, откуда вообще этот голос. Озираясь вокруг и не обнаруживая кругом ни души, он наконец понял, что голос именно в его голове. Встал и побрёл… И выбрался.

Иногда галлюцинаторные ауры посещают тех, кто испытывает сильную жажду или голод. Или тех, кто живет в одиночестве. Такие ауры подсказывают людям, что с их телом что-то не так, что надо что-то исправить.

Одинокие люди, к которым порой приходят люди с беседами по душам, или коты, которые ластятся к их ногам (причём ощущение прикосновения мягкой шерсти может быть вполне реальным), порой отказываются принимать препараты, заглушающие галлюцинации. Образы, которые они видят или чувствуют, скрашивают их одиночество и дарят им положительные эмоции. И, пожалуй, в этом нет ничего плохого, если жизнь сложилась так, что больше их черпать неоткуда, и если такие видения ни для кого не представляют опасности.

(источник: s3.amazonaws.com)

Когда от них никуда не деться…

Есть и навязчивые галлюцинации, от которых очень бы хотелось избавиться, да никак невозможно. В качестве примера можно привести навязчивый запах смеси, цитируя одного из пациентов, «самых гадких и противных запахов, которые только можно вообразить себе». Эту смесь трудно описать, но, если сделать это очень приблизительно, она представляет собой комбинацию запаха тухлой рыбы, разлагающегося трупа и бомжа, который ни разу в жизни не мылся.

Есть, конечно, медикаментозное лечение таких обонятельных галлюцинаций, но порой у пациентов уходят месяцы в попытках найти источник неприятных запахов и устранить их, перемывая всё что только можно, пока они наконец не понимают, что запах — в их собственной голове.

(источник: 78.media.tumblr.com)

толчок к объяснению всех мыслительных процессов

Трудности, с которыми учёные столкнулись при изучении природы галлюцинаторных образов, отчасти связаны с нежеланием и небеспричинной опаской психически здоровых людей рассказывать о своих видениях. 

Вплоть до XIX века считалось, что галлюцинации — это либо признак духовной приближенности к богу, избранности (если, конечно, образы были богоугодными и вписывались в религиозные «правила игры»), либо признак сумасшествия. А кому захочется попасть в сумасшедший дом?

Тем не менее, с развитием человеческой мысли и медицинской науки, и, в частности, неврологии и нейрофизиологии, учёные смогли сделать огромный шаг вперёд в изучении феномена галлюцинаторных аур. 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Негативная галлюцинация. История концепта, психопатология и возможное место в клинике

Комментарий. Первоначально эта статья была опубликована в журнале Неврологический вестник. Журнал им. В.М. Бехтерева. Том XLIX, выпуск 3. 2017. С. 78-84. Печатается с разрешения автора.

Аннотация. Представлено описание феномена негативной галлюцинации, кратко рассмотрена история зарождения этого концепта. Показана связь негативной галлюцинации с другими психопатологическими расстройствами и защитными механизмами личности. Продемонстрировано место негативной галлюцинации в классической литературе, клинике шизофрении и наркологии.

Ключевые слова: негативная галлюцинация, психопатология, психоанализ, Фрейд, защитные механизмы, искусство, шизофрения, зависимость.

«Если бы в кресле сидела невидимая кошка,

кресло казалось бы пустым; если кресло кажется пустым,

 отсюда не следует, что в нем сидит невидимая кошка».

Клайв С. Льюис. Четыре любви (1958).

Введение

Данные масштабных общенациональных обследований свидетельствуют о высокой (у каждого второго) распространенности психических расстройств (Kessler, 2005). Результаты полученные в перспективном когортном исследовании продемонстрировали, что у более чем 80% людей в тот или иной момент их жизни диагностируется какая-либо приходящая психопатологическая симптоматика (Schaefer, 2017). Традиционно галлюцинации трактовались как признаки типичные для психотического расстройства. Однако появляется все больше доказательств того, что галлюцинации часто встречается и вне контекста психоза (Asaad, 1986, McGrath, 2015). Например, слуховые вербальные галлюцинации (шизофренические симптомы первого ранга по Курту Шнайдеру) достаточно распространенные находки среди здоровых людей (Baumeister, 2017). Субклинические галлюцинаторные переживания, в большинстве случаев, не вызывают дистресс, воспринимаются испытывающими их людьми как «нереальные» и носят временный, приходящий характер. Они обнаруживаются в общей популяции среди лиц, не страдающих психическими расстройствами и не нуждающихся в какой-либо медицинской помощи (Van Os, 2009). Подобные популяционные находки убеждают специалистов, работающих в области психического здоровья, отказываться от прежних категорических, одномерных оценочных моделей. В свете этих открытий исследователи тяготеют в пользу модели континуума нормального и аномального опыта, предполагающего многомерность, дискретность и изменчивость оценок. Модель континуума принимает в расчет динамический характер психопатологического синдрома и внимательна к фону, на котором он возник. Галлюцинаторные явления сами по себе весьма разнообразны по своим свойствам, проявлениям, условиям формирования, содержанию, частоте, происхождению и модальностям. Разные виды галлюцинаций имеют различную диагностическую и прогностическую ценность. Важным представляется не только констатация факта «галлюцинации», но и оценка контекста ее появления и выявление триггера ее предположительно запустившего (Van Os, 2009, Waters, 2017). Выяснение отношения индивида к галлюцинаторному явлению, наличие контроля, оценка степени произвольности, уровня функционирования, адаптации и влияния на качество жизни субъекта также представляется крайне важным. Сравнительно редкая и трудноуловимая разновидность аномального галлюцинаторного опыта носит название «негативная галлюцинация».

Поиск и анализ публикаций на тему «негативной галлюцинации»

Негативная галлюцинация (НГ) характеризуется отсутствием восприятия объектов (или другого человека) при неповрежденном сенсорном канале. НГ будучи аномальной неспособностью к восприятию является вышей степени интригующим и трудно диагностируемым душевным феноменом, имеющим потенциально важное теоретическое, клиническое и эмпирическое значение. Как отмечал М.Д. Хоровитц (1983): «Описание этого феномена в отчетах встречается редко, так как врачи в клиниках не знакомы с этим переживанием, почти никогда не спрашивают о нем, а также потому, что пациенты обнаруживают и описывают этот вид опыта с большим трудом» (Horowitz,  1983). Поиск по ключевым словам «negative + hallucination» среди названий, ключевых слов и рефератов в крупнейшей научной англоязычной библиотеке медицинских и биологических публикаций PubMed выявил 225 статей (PubMed, 2017). Поиск проводился 21.07.2017 г. без даты ограничения. Временной интервал размещения этих публикаций располагался в промежутке между 1962 и 2017 годам. Отмечен рост частоты использования сочетания изучаемых терминов. До 1980 года выходило по 1-2 статьи в год, в 1990-2000 годах 2-4 статьи в год, до 12 статей в год в 2001-2011годах и 12-14 в год после 2012 года. Мы отобрали эти статьи для проведения интеллектуального анализа данных (text mining) в программе VOSviewer, предназначенной для построения и визуализации библиометрических сетей, терминов и выражений. Этот анализ продемонстрировал (см. рисунок 1), что «негативная галлюцинация» плохо связана со всеми другими терминами и находится на периферии дискурса.

Рисунок 1. «Негативная галлюцинация» поиск среди названий, ключевых слов и рефератов статей базы PubMed

Углубленный, ручной разбор полученных данных показал, что большая часть найденных публикаций нерелевантна. Сужение поля поиска в базе PubMed только до названий статей дало всего 10 публикаций, однако возможность для интерпретации результатов сохранилась.

Рисунок 2. «Негативная галлюцинация» поиск только по названиям статей в базе PubMed

Как видно на рисунке 2, большая наглядность связей терминов оказалась в случае сужения поля поиска, при этом отсеялось множество терминов, полученных в предыдущей итерации поиска. Выяснилось, что термин «негативная галлюцинация» связан с галлюцинацией через термин «галлюцинация» (что очевидно) и соотносится с терминами: жизнеспособное понятие, восприятие, осмысление, результат. Гипотеза о том, что НГ является малоизученной формой психопатологии, находит свое подтверждение. Следует отметить, что публикации во многом представлены или исследователями феномена гипноза или психоаналитически ориентированными авторами. Что не удивительно в виду того, что корни НГ находятся в практике гипноза 19 века, а дальнейшая концептуализация и осмысление этого феномена происходила преимущественно в рамках психоаналитической парадигмы. Несмотря на то, что клинические характеристики НГ в целом очерчены, возникает еще много вопросов от того является ли сама концепция НГ все еще «жизнеспособной», до вопросов относительно этиологии, патогенеза, классификации, дифференциальной диагностики и т.д.

Негативная галлюцинация и другие расстройства

Негативные галлюцинации могут быть симптомом тяжелых психотических расстройств шизофренического спектра, а могут возникать у здоровых людей как результат гипнотического внушения; проявляться под воздействием усталости или стресса. Как указывал М.Д. Хоровитц (1983) «Крайне слабые варианты негативных галлюцинаций возникают в повседневной жизни. Например, человек может искать какую-то вещь, смотреть прямо на нее, но не видеть в сознании. Некоторые позитивные галлюцинации и иллюзии включают в себя аспект негативной галлюцинации: восприятия действительных стимулов выпадают из сознательного представления и замещаются внутренними образами» (Horowitz,  1983). НГ имеет самую тесную связь с синдромом Котара, для которого типична негативная внутренняя аутоскопия, бредовая тема отсутствия, отказа, негативности, нечувствительности к боли и иногда идея собственного бессмертия (неуничтожимости). Синдром Котара назван в честь французского невролога Жюля Котара (1840-1889), который в 1880 году впервые выделил его как нозологическую единицу (Debruyne, 2009). Синдром Котара характеризуется галлюцинаторным отрицанием своего «Я» и «бредом отказа»; не корригируемой установкой, на то, что нечто устранено, разрушено, или вообще никогда не существовало. Пациентами отрицается существование определенных органов тела (мозг, желудок), и/или психических аспектов (мыслей, идей) и/или внешнего мира (людей, событий) (Grover, 2014). Описана и особая форма отрицания собственной беременности на поздних сроках, (несмотря на четкие морфологические признаки), как специфическая разновидность синдрома Котара (Walloch, 2006). Синдром Котара может возникать при шизофрении, эпилепсии, болезни Паркинсона, ЧМТ, мигрени, нарушениях мозгового кровообращения, опухоли мозга, инфекционных заболеваниях (сифилис, брюшной тиф) и даже может появиться при передозировке ацикловира вследствие накопления его метаболитов (CMMG) (Helldén, 2007).

Негативная галлюцинация будучи трансдиагностическим психопатологическим феноменом может выступать как симптом других психических заболеваний, например биполярного расстройства, БДР, послеродового психоза и депрессии, диссоциативного и конверсионального состояния. Тяжелая утрата (потеря супруга) у половины (30-60%) вдовцов без истории психического расстройства порождает ненормальные сенсорные переживания. Во время острой реакции горя, такие люди, особенно пожилые, бывшие эмоционально привязанными и жившие в счастливом браке, могут испытывать чрезвычайно гетерогенный комплекс сенсорных нарушений разной модальности (Castelnovo, 2015). Пережившие утрату могут переживать как позитивные галлюцинации (видеть призрак или слышать голос умершего), так и в редких случаях сталкиваться с и негативными галлюцинациями, например не видеть тело, лежащее в гробу (Asaad, 1986).

Рисунок 3 Негативная галлюцинация и другие расстройства

Что касается понимания природы НГ, ее этиологии, то она до сих пор точно не определена и не до конца изучена. На этот счет существуют различные объяснительные модели, которые можно условно разделить на три больших группы: психофизиологические (нарушение на уровне физиологии и структуры мозга), психобиологические (нарушение на уровне баланса нейротрансмиттеров), а также психодинамические модели (Asaad, 1986). Ряд работ, посвященных изучению этого явления, свидетельствуют о том, что распространенность НГ серьезно недооценена, особенно, что касается выявления ее у пожилых пациентов, лиц перенесших утраты и у людей, претерпевающих серьезные психологические страдания (Hazif-Thomas, 2015).

Краткая история концепта «негативная галлюцинация»: Бернхайм и Фрейд

Автором термина «негативная галлюцинация» (hallucination negative) считается французский невролог и отец-основатель психосоматической медицины Ипполит Бернхайм (1840-1919) (Bourguignon, 2017, De Mijolla, 2002, Grover, 2014). В 1884 году негативной галлюцинацией И. Бернхайм обозначил не восприятие пациентом реально существующего объекта, возникшее под воздействием внушения. НГ можно индуцировать и после пробуждения, если гипнотизер внушит реципиенту не воспринимать и/или избирательно игнорировать восприятие определенного объекта. Зигмунд Фрейд посетил И. Бернхайма в середине 1889 года, так как он хотел усовершенствовать свою гипнотическую технику, применяемую им в рамках катартической терапии Йозефа Брейера. Дело в том, что З.Фрейд столкнулся с трудностью: «многих больных нельзя было ввести в гипноз, хотя им был поставлен диагноз «истерия» (Фрейд, Брейер, 2005). Хотя З. Фрейд познакомился с этим феноменом исключительно в контексте постгипнотического внушения, он начал диагностировать НГ начиная с 1895 года у пациентов с неврозами вне всякой связи с гипнозом. С самого начала своей медицинской карьеры З. Фрейд интересовался нозографией и часто предлагал новые (на тот момент времени) нозологические единицы, соединяя симптомы в одну единицу (например «тревожный невроз», «невроз навязчивости», «психоневроз») или пытаясь расширить и объяснить значение того или иного симптома. Его интерес к глубинным основам психики, фантазиям, подавленным воспоминаниям, галлюцинациям был весьма значителен и сохранялся весь период его творчества.

В отличие от И. Бернхайма З. Фрейд мыслил «негативную галлюцинацию» расширено, не только как результат или последствие внушения, а как один из симптомов невроза (истерии). Случай Анны О., представленный Й. Брейером в совместной с З. Фрейдом работе «Исследования истерии» 1895 г. был весьма значим для дальнейшего развития психоанализа. У пациентки с диагнозом истерия среди прочих симптомов были многочисленные негативные галлюцинации: «Она не замечала посетителей, а после не могла взять в толк, отчего в комнате произошли перемены» (Фрейд, Брейер, 2005). Был обнаружен факт того, что негативные галлюцинации Анны О. защищают ее от межличностных контактов и избыточного взаимодействия с другими людьми. «Попытался вмешаться и приглашённый врач, желая обратить на себя её внимание, чтобы она наконец-то заметила его, но все наши усилия были напрасны. Это (не замечание присутствия другого человека) была поистине «негативная галлюцинация», которую можно было легко воспроизводить в любое время. Наконец врачу удалось сломить ход событий, пустив пациентке в лицо целый столб дыма от сигары. Внезапно Анна О. увидела перед собой чужого человека, она ринулась к двери, чтобы вытащить ключ и без чувств упала на пол; а далее последовал небольшой гневный взрыв, который сменил приступ страха и лишь с большим трудом мне удалось устранить у пациентки её тревогу» (Фрейд, Брейер, 2005). Таким образом, из описания случая видно, что НГ Анны О. «функциональны», и используются ей для того, чтобы избежать контакта с реальностью и болезненными чувствами, связанными с осознанием этой реальности. «Снятие» НГ приводит к вторжению весьма интенсивных негативных переживаний.

Итак, З. Фрейд первым описывал феномен НГ как симптом невроза и обозначил особенности его появления и исчезновения (снятия). Согласно З. Фрейду НГ – это не только результат постгипнотического внушения, неслучайный или бессмысленный феномен, она выполняет определенную и в первую очередь защитную функцию. «Снятие» симптома приводит к высвобождению негативного аффекта. Через это понимание З. Фрейд в дальнейшем перешел к описанию психологических защит личности – одного из самых значимых и признанных вкладов психоанализа в психологию и психиатрию.

По мнению З. Фрейда именно НГ суть наиболее загадочный феномен, которая возможно даже является ключом к другим симптомам и к работе психического аппарата в целом. «…Пытаясь объяснить галлюцинацию, мы должны рассматривать, скорее, не позитивную, а негативную галлюцинацию» (Фрейд, 1998). НГ стала выступать как психологическая защита, которая предполагает одновременное признание и непризнание травматического восприятия. НГ активно «подавляет» некое невыносимое, неприемлемое восприятие. НГ согласно воззрениям психоанализа представляет собой защитный механизм, который вероятно функционирует в автоматическом режиме. Функция НГ в том, чтобы на раннем этапе прервать неприятное восприятие и этим защитить «Я» (Эго) субъекта от дальнейшего болезненного состояния. Отрицание восприятия, факта события автоматически нейтрализует страх (даже не давая ему появиться), дает возможность рассеять тревогу, беспокойство, или другие неприятные последствия подобного восприятия. Согласно Андре Грину Зигмунд Фрейд последовательно описал несколько защит, связных с «отрицанием»:

1.      Отбрасывание (Verwerfung), которое Лакан переводит как форклюзия. Отбрасывание предполагает отказ знать, исключение импульса или его репрезентантов, возврат которых совершается через Реальное (галлюцинацию, бредовую идею).

2.      Отрицание (Verleugnung) непризнание, вытеснение из сознания восприятия, рассматриваемое Фрейдом в контексте фетишизма (когда знание сосуществует с незнанием).

3.      Вытеснение (Verdrangung) которое специфически направлено на аффект и на репрезентант импульса. Вытеснение – действие, посредством которого субъект стремится устранить или удержать в бессознательном представления (мысли, образы, воспоминания), связанные с влечениями.

4.      Отказ или негация (Verneinung), которое направлено на способность суждения. Оно является допуском мысли или восприятия к сознанию в негативной форме (например, начало головной боли фиксируется мыслью: «Как хорошо, что у меня так долго не болела голова») (Грин, 2009).

После того как З. Фрейд развил концепцию защит в первую очередь «отрицания» (1914), он престал использовать в своих текстах понятие НГ. Фактически «отрицание» у З. Фрейда заменило собой «негативную галлюцинацию» и явилось его эквивалентом (Bourguignon, 1980).

«Второе пришествие» негативной галлюцинации: Андре Грин

Так как интерес З. Фрейда сместился в сторону более глубокого понимания и дифференциации защитных механизмов психики, то после 1917 года термин «негативная галлюцинация» перестал появляться в его работах. После нескольких десятков лет фактического забвения феномен НГ вновь стал объектом осмысления со стороны психоаналитиков французской школы психоанализа, в частности А. Грина. Согласно классическому определению НГ это «активное стирание восприятия, в результате которого субъект это восприятие игнорирует, а в реальности появляется лакуна или более смутное ощущение ирреальности» (De Mijolla, 2002). Однако, согласно А. Грину, НГ относится не только к восприятию сенсорных данных. Она также относится к восприятию мыслей. Мысли воспринимаются когда речь активирует следы воспоминаний слов, то есть НГ могут также относиться к репрезентациям. В этих случаях репрезентации не только вытеснены, но и подавленны и не могут быть представлены способом, отличающимся от вытеснения или расщеплении. Вытеснение удерживает репрезентацию как можно дальше от сознания. Она сохраняется в психике, хотя и находится за пределами досягаемости; ее невозможно пробудить к воспоминанию, но все же, она есть. В случае НГ мысли, некоторые основные мысли, утрачиваются, поскольку они были устранены. Нет следа их существования или их «подпольных» действий. Отсюда проистекает невозможность говорить, выражать и описывать свой внутренний мир. Иногда, вместо психических симптомов появляются психосоматические заболевания (Green, 1998). Алекситимия является широко известной и принятой концепцией в психологии и психиатрии. Алекситимия характеризуется трудностью выявления, описания своих чувств, неспособностью к дифференциации и вербализации своих эмоций. Некоторые из психоаналитических авторов пытаются связать феномен алекситимии с феноменом негативной галлюцинации, видя в последней механизм «реализации» алекситимии (Pirlot, 2012). Функция НГ рассматривается некоторыми из современных исследователей как антитравматическая (Hazif-Thomas, 2015). НГ радикальным образом избавляет субъекта от страха, беспокойства, необходимости делать выбор и т.п. Психологически понятное объяснение феномена НГ может быть, например глубокое нежелание, что-либо видеть или слышать. В речи часто можно слышать выражения: «я тебя в упор не вижу», которое как раз предполагает, что произносящий «видит», но при этом «не замечает», игнорирует того на кого смотрит и собственное восприятие например, по причине неудовольствия. «С глаз долой, из сердца вон» как бы предполагает избавление, как от восприятия, так и от репрезентаций.

Феномен негативной галлюцинации в литературе

Ветхозаветный пророк Иеремия обличал Израиль и Иудею следующими словами: «Выслушай это, народ глупый и неразумный, у которого есть глаза, а не видит, у которого есть уши, а не слышит» (Иер 5:21). Господь обратившийся к Иезекиилю сказал: «Сын человеческий! ты живешь среди дома мятежного; у них есть глаза, чтобы видеть, а не видят; у них есть уши, чтобы слышать, а не слышат; потому что они – мятежный дом» (Иез 12:20). Пророк Исаия говорил: «Слушайте, глухие, и смотрите, слепые, чтобы видеть…Ты видел многое, но не замечал; уши были открыты, но не слышал» (Ис 42:18, 20) (Библия, 2010).

Доврский Дед (король троллей) из трагедии Генрика Ибсена «Пер Гюнт» (1867) предлагает главному герою провести хирургическую операцию и надеть дополнительные приспособления с целью исправить и радикальным образом сократить его нормальное восприятие. Дело в том, что Перу Гюнту крайне дискомфортно, его взор видит омерзительные, ужасные, грязные, вычурные и отвратительные вещи, которые характеризуют бытовые условия жизни троллей.

Доврский Дед. Левый твой глаз я чуть-чуть поскоблю, –

Вкось все и вкривь будешь видеть,

Но уж зато все красивым найдешь.

Правый же глаз твой я выну.

Пер Гюнт. Пьян или рехнулся ты?

          Доврский Дед. (кладет на стол какие-то острые орудия).

Здесь у меня

Полный набор инструментов,

Нужных стекольщику; видишь ты – есть

Даже наглазники; будешь

Ты их носить, как норовистый вол.

То-то невеста прелестной

Будет казаться тебе! И твой глаз

Впредь не смутит тебя видом

Пляшущих свиной в штанах и коров…

Доврский Дед. Сам посуди, от каких неудобств

Этим тебя я избавлю.

Вспомни, глаза суть источники слез,

Горьких и едких, как щелок.

Перевод А. и П. Ганзен (Ибсен, 2013).

То есть Доврский дед хочет уменьшить страдание Пера Гюнта путем не исправления недостатков и наведения порядка, а путем избавления его от сенсорного восприятия – то есть фактически предлагает сделать, то, что делают «наркотики». На наш взгляд употребление наркотиков, помимо всего прочего, позволяет пациентам не замечать все те неприятные вещи, которые окружают их, делая их нечувствительными к отвращению.

С другой стороны, внезапно развившаяся или обнаруженная НГ может напугать человека, посеять в нем страх и сомнение, так как в некоторых случаях ее наличие самым очевидным образом входит в противоречие со схемой тела, здравым смыслом, законами физики и восприятия (см. рис. 4).

Рисунок 4 Негативная галлюцинация, распознавание и аффект

Ги де Мопассан в повести «Орля» (1886 г.) приводит пример того, как главный герой столкнувшись с негативной галлюцинацией пережил чувство ужаса и паралича: «…В комнате было светло, как днем, но своего отражения в зеркале я не увидел… Чистое, незамутненное, прозрачное стекло, пронизанное светом. Я в нем не отражался… хотя стоял напротив! Я видел всю его поблескивающую поверхность, дико глядел на нее и не решался сдвинуться с места, шевельнуть рукой…» (Ги де Мопассан, 1991). Фактически герой повести Орля рассуждает в логике Мориса Мерло-Понти: «Теория телесной схемы есть, по существу, теория восприятия».

Негативная галлюцинация и шизофрения

Симптомы шизофрении уже давно вышли за рамки простой и удобной классической дихотомии между положительными и негативными симптомами (Malaspina, 2014). Несмотря на удобство классификации симптомов и кажущую простоту оценки: «негативная симптоматика – это выпадение нормальной функции (поведения, интересов, мотивации и желания), а положительная симптоматика – это избыток или искажение нормальных функций», многие симптомы находятся в сложном переплетении друг с другом, поэтому их трудно выявлять и классифицировать. Негативные галлюцинации – в этом смысле являются хорошим примером. Иногда не восприятие стимула может быть очевидным и легко диагностируемым феноменом. В случае послеродового психоза, мать не видит своего новорожденного ребенка, когда ей показывают его – негативная галлюцинация матери очевидна не только для клинициста, но и для стороннего наблюдателя (Malaspina, 2014). Но как быть в случаях менее явных? Ведь негативная галлюцинация – это не то, на что пациент жалуется или не то, о чем он говорит на приеме, так как она по своей природе не интроспективна. Закономерен вопрос: могут ли негативные галлюцинации рассматриваться как основание (причина) для развертывания некоторых аспектов негативной симптоматики? И что если скрытые и не диагностируемые клиницистом негативные галлюцинации ответственны за часть когнитивных нарушений? Если пациент шизофреник избегает близости, то его негативный симптом (социальная самоизоляция) – может быть проявлением положительной симптоматики. А что если предположить, что он просто не видит людей по причине негативной галлюцинации, из-за которой те, с кем бы он потенциально мог вступить во взаимоотношения, просто не существуют для его восприятия? Негативная галлюцинация – это не только отсутствие, пустота на месте Вещи, но Фон против Фигуры. Пациент не видит дыры, место, где находится отсутствующий предмет, заполняет пространство (фон). Снижение выраженности негативной симптоматики при лечении нейролептическим препаратами гипотетически может быть объяснено, в том числе и тем, что последние активно устраняют позитивную симптоматику (к которой относится негативная галлюцинация).

Негативная галлюцинация в клинике наркологии

Роль и место негативной галлюцинации в клинике наркологии еще предстоит выяснить и определить. Нерезко выраженные НГ не фиксируются сознанием, а иллюзии и даже галлюцинации, возникающие в опьянении, могут включать в себя не только первичное изменение аффекта, но блокаду, не восприятие действительных и в первую очередь болезненных внешних стимулов. Знаменитый психотерапевт Виктор Франкл привел в своей книге анекдот про пациента, который оглох из-за выпивки и получил от своего врача рекомендацию бросить пить. Вскоре его слух восстановился. Однако, затем пациент к большому недовольству врача снова начал пить и вновь оглох. Свое поведение он объяснил следующим образом: «Понимаете, сначала я пил и плохо слышал, потом я бросил пить и снова стал хорошо слышать, вот только то, что я услышал, оказалось гораздо хуже виски» (Франкл, 2011). Определенно одним из факторов активации крейвинга у зависимых индивидов является нужда в том, чтобы хотя бы на время сократить и даже аннулировать свое восприятие, «сбежать от реальности», перестать видеть, слышать, обонять то, что невыносимо или неприемлемо. Негативная галлюцинация в этом аспекте это активное устранение ненавистных объектов реальности при сохранении сознания и мышления – это не неврологическое забвение ступора и не амнезия. Это скорее избирательное «вычеркивание» и сопротивление слишком обширному восприятию. Возможно, более корректно говорить не о негативных галлюцинациях как таковых, а о механизме негативной галлюцинации, которое актуализируется и усиливаются наркотиками, как было замечено нами в ряде клинических случаев. Дело возможно не только в антитравматическом эффекте НГ, важным представляется определить роль механизмов НГ в отрицании пациентами триггеров, ситуаций высокого риска рецидива и влечения к ПАВ как такового.

Заключительные замечания

Итак, негативная галлюцинация – это аномальное не восприятие реально существующих объектов (предметов и явлений). О НГ можно говорить, если не воспринимаемый объект располагается во внешнем объективном пространстве. При НГ, задним числом субъекты считают, что то, что они не видели, не слышали, не обоняли, также не воспринимали и окружающие их люди. НГ может быть следствием усталости, гипноза или стресса. Физические характеристики НГ включают в себя такие особенности как частота ее появления, сенсорная модальность и степень генерализации. НГ не распознанная субъектом не имеет никаких эмоциональных характеристик, не сопровождается чувством удивления, недоумения (в отличие от многих случаев позитивной истинной галлюцинации). Однако, возможно возникновение чувства резкого замешательства после того, как НГ прекратилась, и когда у субъекта восстановилась способность к восприятию: он увидел, услышал то, что не воспринимал раньше. Ее когнитивная интерпретация (т.е. гипотеза ее происхождения, атрибуция контроля) для субъекта или отсутствует или загадочна по своей природе. НГ представляет собой реальный вызов для клинициста и психопатолога, так как она негативна по своей природе, в большинстве случаев неявна, располагается в зоне невнимания и молчания. К концепции НГ много вопросов, механизм ее возможной реализации сложен и малопонятен. Очень много зависит от клинициста и объективного наблюдателя, который вычленяет, соотносит, интерпретирует и классифицирует опыт. Задача на будущее уловить различия и сходства, углубить понимание, осмыслить и соотнести то, что мы уже знаем с тем, что нам еще неизвестно. Полагаем, что концепция НГ заслуживает внимания специалистов и приглашает к дискуссии.

Negative hallucination. The history of the concept, psychopathology and its potential position in the clinical practice

Annotation

The study describes the phenomenon of negative hallucination and gives a brief overview of the origin of its concept. It shows the connection between negative hallucination and other psychopathological disorders and protective mechanisms of the personality, as well as the position of negative hallucinations in classical literature, narcology and the clinical practice of treating schizophrenia.

Keywords: negative hallucination, psychopathology, psychoanalysis, Freud, defense mechanisms, art, schizophrenia, dependence.

С.Я. Рубинштейн: о вкладе развития патопсихологии — Клиническая и специальная психология

Уважаемые коллеги, дорогие участники конференции! Я вижу сегодня здесь, в аудитории, как это и всегда бывает, много молодых лиц. События, к которым мы обращаемся сегодня — это дела далекого прошлого; речь идет о человеке, патопсихологе, ушедшем из жизни в 1990 году, следовательно, некоторые из здесь присутствующих еще только родились в те годы, а может быть, и не родились еще. Я думаю, что среди присутствующих немного тех, кто непосредственно общался с С.Я. Рубинштейн, кто слушал её лекции; еще меньше тех, кто непосредственно работал с нею. Мне повезло: в послестуденческие годы, в течение почти 10 лет, я работала в тесном контакте и под руководством С.Я. Рубинштейн в лаборатории Б.В. Зейгарник. Это были 1960-е годы, лаборатория Московского НИИ психиатрии, тогда Минздрава РСФСР.

То, о чем сегодня я буду говорить, я думаю, многим в этой аудитории известно, но без обращения к этим, казалось бы, уже известным положениям обойтись просто невозможно, вспоминая С.Я Рубинштейн. Должна сказать, что тема этой конференции «Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения» сформулирована удачно. Имя С.Я. Рубинштейн в настоящее время и известно, может быть, большинству именно по книге «Экспериментальные методики патопсихологии», которая много раз переиздавалась, начиная с 1970-х годов. Этим вкладом в психологическую практику, конечно, деятельность С.Я.Рубинштейн не ограничивается.

Все присутствующие, я думаю, знают, что становление Московской психологической школы связано с именем профессора Блюмы Вульфовны Зейгарник, но, начиная с 1940-х годов прошлого века, на протяжении нескольких десятилетий рядом с Б.В.Зейгарник стоит неизменно С.Я.Рубинштейн. Да и ушли они из жизни практически одновременно: в 1988 году — Б.В.Зейгарник, 1990 году - С.Я.Рубинштейн. С.Я Рубинштейн — многолетний друг Б.В. Зейгарник, и об этой дружбе можно судить по некоторым фактам, некоторым наблюдениям, о которых я сейчас специально говорить не буду. Важнее то, что С.Я.Рубинштейн была многолетней соратницей Б.В. Зейгарник. Вспоминая прошлое, можно сказать, что мы наблюдали в течение многих лет своего рода феномен научного симбиоза. Когда обращаешься теперь к текстам Б.В. Зейгарник и С.Я Рубинштейн, не всегда можем точно сказать, кто из них является автором того или иного положения, кто первый высказал ту или иную идею. Сотрудничество С.Я.Рубинштейн с Б.В.Зейгарник, конечно, опиралось на их единомыслие в теоретическом, методологическом отношении, они были представителями одной научной школы, школы «Выготского – Леонтьева – Лурии». И это единомыслие выразилось и в представлении о предмете патопсихологии, и в понимании её проблем и способов их решения, и в понимании возможностей практического применения результатов исследований.

Напомню некоторые известные многим из присутствующих положения, в которых, собственно, и реализовалось их единодушие в понимании предмета патопсихологии. Вслед за Б.В.Зейгарник, патопсихология рассматривается С.Я.Рубинштейн как особая ветвь психологии, как пограничная область знаний между психологией и психиатрией. Напомню также, что предметом патопсихологии, как полагала и С.Я.Рубинштейн, является изучение психологических закономерностей и механизмов нарушения психики у больных с различными формами психической патологии. В рамках этого подхода патопсихология как область психологии опирается на понимание закономерностей развития и функционирования психики в норме, использует понятийный аппарат общей психологии для квалификации нарушений психики, следует логике общепсихологического анализа при оценке нарушений психики. В рамках этого же подхода, опирающегося на работы школы «Выготского – Леонтьева – Лурии», выделены определенные этапы психологического анализа. Во-первых, это выделение в клинической картине заболевания психологических, т.е. культурно детерминированных феноменов нарушения психики. Во-вторых, это изучение психологических механизмов их возникновения. И, в третьих, это раскрытие основных закономерностей функционирования. С.Я.Рубинштейн неоднократно отмечала, что только после психологической квалификации клинических явлений в понятиях современной психологии возникает возможность анализа их генеза и механизмов функционирования.

Напомню еще одно методологическое положение, которому придавалось большое значение в работах школы Зейгарник и, следовательно, в работах С.Я.Рубинштейн: основные, именно основные, психологические закономерности развития и функционирования психики в условиях болезни те же самые, что и в норме. Однако они реализуются в искаженной форме в силу ряда причин: во-первых, в связи с изменением биологических условий функционирования психики при патологии мозга; во-вторых, вследствие особых, ограниченных болезнью, т.е. узких рамок жизнедеятельности больных. Эти общие методологические положения нашли в развернутом виде отражение в статье С.Я.Рубинштейн, которая называется так: «О причинности психопатологических явлений». Я позволю себе привести довольно длинную цитату из этой работы: «Болезнь повреждает нервную систему, её структуру, высшую нервную деятельность. Человек, обладающий такой поврежденной нервной системой, продолжает жить, он пытается познавать окружающую действительность, действовать, общаться с другими людьми; в процессе этой жизнедеятельности больного и формируются психопатологические явления. …Из ставшего для нас азбучным положения, что вся психическая жизнь является деятельностью мозга, вовсе не следуют, что причины психического нужно искать в мозгу, это неверно ни для нормы, ни для патологии. Различные нарушения психики проявляют себя не как непосредственный продукт больного мозга, а в собственной активности больных, т.е. при соприкосновении больного человека с требованиями действительности».

Опираясь на сформулированные методологические положения, С.Я.Рубинштейн выдвигает тезис о возможности (и даже обязательности) использования экспериментального метода для изучения сложных психопатологических явлений. Одна из её работ так и называется: «Использование экспериментального метода для изучения психопатологических явлений». Замечу, что в данном контексте речь идет не о нарушении отдельных, функций: памяти, мышления и т.д. Речь идет о сложных психопатологических новообразованиях, таких как галлюцинации, бред и т.д. Сусанна Яковлевна отмечает, что именно эксперимент в патопсихологии есть основной способ исследования механизмов нарушения психики, позволяющий ответить на вопрос о том, как разрушилась нормальная психическая деятельность и чем она отличается от нормы. С.Я.Рубинштейн, мы видим это из её работ, намечает несколько реальных путей экспериментального психологического изучения психопатологических явлений. Таких путей она называет три:

  1. Варьирование условий, которые могут усилить или ослабить психопатологическое явление, т.е. варьирование ситуаций, в которых наблюдается  больной.
  2. Варьирование деятельности больного, например, по способам предъявления ему задач различного типа.
  3. Искусственное варьирование состояния больного посредством специальных, не имеющих терапевтических целей однократных лекарственных воздействий.

Таким образом, опираясь на общепсихологические представления о сущности психического, С.Я.Рубинштейн одной из первых в отечественной патопсихологии (нельзя в этой связи не вспомнить работы школы Бехтерева) выдвигает в качестве важнейшей проблему, требующую именно психологического изучения: исследование механизмов возникновения сложных психопатологических явлений. Более того, она формулирует методологические принципы подобного исследования, разрабатывает конкретные экспериментальные приемы, методики и проводит несколько циклов исследований, результатами которых явилась эмпирические доказательства ряда важных теоретических положений отечественной патопсихологии.

Надо сказать, что С.Я.Рубинштейн как психолога, как исследователя характеризует такая черта, как умение поставить проблему, найти тот аспект исследования, который доступен изучению на данном этапе развития наших знаний. Мне кажется, что работы, к которым я обращусь, являются одним из примеров такого успешного выбора аспекта исследования. Я имею в виду одно из наиболее крупных из завершенных С.Я. Рубинштейн исследований – работу, направленную на изучение психологических механизмов симптомообразования на клинической модели обманов слуха, т.е. слуховых галлюцинаций у больных с различными психическими заболеваниями. Работа эта известна специалистам очень хорошо, я не буду подробно её излагать, остановлюсь только на кратком комментарии. Опираясь на обширные литературные данные относительно клиники и патофизиологии обманов слуха, а также возможности появления галлюцинаторных переживаний у психически здоровых людей в особых условиях (изоляции и т.д.), С.Я.Рубинштейн формулирует собственную гипотезу исследования, которая в кратком варианте может быть представлена следующим образом: истинная галлюцинация не есть восприятие без объекта, а именно такое определение мы находит в психиатрии. Галлюцинация является искаженным восприятием слабого, может быть, подпорогового раздражителя и в этом смысле принципиально не отличается от иллюзий восприятия. (Мы видим, что здесь Сусанна Яковлевна продолжает традицию тех исследований галлюцинаций, которые были начаты В.М.Бехтеревым). В патогенезе слуховых галлюцинаций важную роль играет собственная эмоционально насыщенная активность пациента, направленная на поиск сенсорной информации или, как это называет С.Я. Рубинштейн, тревожное прислушивание к звукам, особенно, плохо различимым. Напомню, что в соответствии с задачами работы пациенты помещались в звукоизолированную комнату, куда транслировались слабые звуковые сигналы различного типа, и испытуемым давалась установка на прислушивание и опознание предметного источника звука. Основной результат – появление в этих экспериментальных условиях обманов слуха, т.е. истинных слуховых галлюцинаций у больных с различными заболеваниями, переживших в прошлом галлюцинаторные эпизоды, и отсутствие в этой экспериментальной ситуации галлюцинаций у здоровых испытуемых. При этом, что характерно, на начальных этапах заболевания, (прежде всего, конечно, у больных шизофренией) эксперимент провоцировал лишь искажения реального звукового раздражителя, на более поздних – фиксированный в опыте болезни галлюцинаторный образ. Данный факт позволил сделать вывод о том, какое влияние оказывает опыт (в частности, галлюцинаторный) больных на содержание галлюцинаций, их интенсивность, эмоциональную насыщенность, связанную с самим характером опыта восприятий в прошлом. Качество галлюцинаций связано с жизненным личностным опытом пациентов, а так же с особенностями ситуаций болезни в целом.

С.Я.Рубинштейн по итогам этого эксперимента делает также вывод (на мой взгляд, важный в теоретическом отношении) о том, что слуховые обманы возникают именно как результат собственной сложной активности самого пациента. Сусанна Яковлевна также предполагает на основании этого эксперимента, что подобным образом могут быть исследованы в специально организованном эксперименте другие сложные психопатологические явления и говорит она об этом так: «Гипотезу о роли активности больного человека правомерно отнести ко многим иным психопатологическим явлениям. Мне кажется, что здесь мы видим проблему, которая существует и до настоящего времени, поскольку поиск психологических механизмов симптомогенеза, в особенности, когда речь идет о сложных психопатологических нарушениях, поиск этих механизмов остается проблемой важной и в настоящее время одной, на мой взгляд, из сложных актуальных проблем». Меня удивляет только то, что при таком количестве психологов, которые воспитаны разными университетами, к настоящему времени проблема изучения психологических механизмов появления сложных психопатологических явлений не привлекает внимание молодых специалистов. Понятно, что проблема сложная, но, на мой взгляд, есть современные технические возможности организации эксперимента, которые позволят получить новые экспериментальные факты или выдвинуть новые гипотезы. Я и думаю, сама С.Я.Рубинштейн не считала, что её исследования слуховых галлюцинаций разрешает проблему природы галлюцинаций в целом; я так же не считаю, что её работа, посвящённая обманам слуха, разрешает проблему генеза этих сложных нарушений. Конечно, проблема изучения механизмов остается, то же самое могу сказать о проблеме бреда, нарушений сознания и т.д.

Остановлюсь очень коротко еще на одной проблеме, которой посвящён отдельный цикл исследований Рубинштейн – это соотношение распада и развития психики. Проблема эта старая, поставленная еще в середине 30-х годов Л.С.Выготским. Проблема, которая является одной из традиционных и для современной патопсихологии; ее актуальность, на мой взгляд, не вполне угасла хотя бы потому, что в содержании запросов, которые исходят от клиницистов, например, в условиях экспертизы, мы до сих пор слышим формулировки такого рода: «Ответьте, пожалуйста, какому более раннему онтогенетическому периоду соответствует состояние психики, скажем, больного, проходящего экспертизу». Я специально несколько утрированно сформулировала этот вопрос. Главное – эта проблема, до сих пор существует.

Для эмпирического доказательства положения о том, что распад психики не есть негатив её развития, С.Я.Рубинштейн обратилась к изучению распада навыков и практических умений у психически больных позднего возраста. Выбор данного аспекта исследования опять не случаен. С одной стороны, в общей и возрастной психологии хорошо представлено описание закономерностей становления и формирования навыков в онтогенезе, с другой стороны, в клинических и нейрофизиологических исследованиях накоплен богатый материал о нарушениях навыков при локальных поражениях мозга. При психических заболеваниях позднего возраста (сосудистых, атрофических и т.д.) многие нарушения навыков возникают вследствие общемозгового поражения; как правило, у этих больных наряду с распадом сложных навыков письма, чтения, счета обнаруживается утрата навыков и бытового самообслуживания, умения выполнять простейшие практические действия на фоне интеллектуального снижения, падения умственной работоспособности, изменений личности и т.д. В работе Рубинштейн обширная выборка больных старшего возраста была исследована с помощью простейших диагностических приемов. Кроме изучения письма, чтения, счета больным, предлагалось, например, зашнуровать ботинок, открыть ключом замок, положить лист бумаги в конверт, разрезать ножницами лист бумаги и т.д. Т.е. выполнить простейшие бытовые действия. Выявлено, что в основе нарушений привычных действий у этих больных лежат различные факторы. Так, при сосудистой патологии мозга на первый план выходит, как отмечает С.Я. Рубинштейн, грубое изменение динамики, резкое колебание тонуса психической активности и уменьшение количества одновременно учитываемых раздражителей. В этом случае нарушения сочетаются с многочисленными компенсаторными действиями больного, направленными на маскирование собственной несостоятельности. Например, повышение самоконтроля при выполнении привычных действий сопровождается не только замедлением темпа их выполнения, но и дезавтоматизацией всего процесса с выпадением отдельных звеньев или их искажением. Таким образом, возникает сложная мозаичная картина нарушений за счет включения в неё вторичных, психологических по генезу вследствие неуспешной компенсации-нарушений, привычных действий и сложных навыков.

Иная картина описана С.Я.Рубинштейн при атрофических заболеваниях мозга, в частности, при болезни Альцгеймера. Было показано, что наблюдается постепенное, грубое разрушение как сложных, так и простых умений с утратой прошлого опыта, прежде всего, вследствие грубой патологии памяти и интеллекта без заметных компенсаторных образований. Однако и в этом случае у ряда пациентов выявляется островки сохранных, сформированных в преморбиде действий и навыков. Скажем, навыков, которые актуализируются в полном соответствии с характером ситуации. Например, больной, который не может даже застегнуть пуговицу вследствие грубого нарушения привычных действий, всегда встает при входе в кабинет женщины; пытается, опередив её, поднять уроненный ею карандаш и т.д. Т.е. сохраняет сложные социальные навыки поведения на фоне распада более простых. Подобного рода факты показывают, что даже при грубом органическом поражении мозга с картиной развивающейся деменции происходит не простое сокращение, уменьшение психических возможностей, но возникает каждый раз особая, сложная структура психической жизни, качественно иная, чем у ребенка на ранних этапах онтогенеза.

Круг научных интересов С.Я.Рубинштейн в патопсихологии широк, тематика её работ разнообразна. Я обозначу тезисно еще некоторые темы исследований, выполненных С.Я.Рубинштейн.

Например, применение однократных фармакологических проб для изучения динамики психопатологической симптоматики и уточнения прогноза последующей фармакотерапии. С.Я.Рубинштейн нигде в своих опубликованных работах специально не высказывала мысль о том, как важно изучение больных, проходящих фармакотерапию, на разных этапах при применении разных препаратов. Но в устных беседах, в тех дискуссиях, которые проходили в свое время в лаборатории Б.В.Зейгарник, отчетливо звучала её мысль о том, что современная фармакология открывает новые возможности экспериментального изучения нарушений психики, поскольку при применении разных препаратов появляется возможность «расщепить» синдром. То есть, выявить те нарушения, которые являются стабильными, стержневыми, и те из них, которые не носят стойкого характера, преходящие. Следовательно, можно в таком случае ставить вопрос о том, почему одни стабильные, а другие носят динамический характер. Мне кажется, это тоже проблема, которая открывает хорошие исследовательские перспективы и для современных специалистов в сфере экспериментального изучения нарушений психики с использованием возможностей современной психофармакологии.

Работы Сусанны Яковлевны посвящены психологическому обоснованию учебных и трудовых рекомендаций больным в контексте организации реабилитационной работы с ними; проблеме внутренней картины болезни. Эта тема широко обсуждается в последние десятилетия в нашей отечественной практике, в литературе как психиатрической, так и психологической. Специалисты разного профиля занимаются изучением внутренней, т.е. субъективной, самим больным созданной картиной болезни. Имеются разные гипотезы о том, что это за феномен. Но напомню, что после работы Р.А.Лурия, отца А.Р.Лурия, опубликованной в  середине 30-х годов, «Внутренняя картина болезни и иатрогенные заболевания», до конца 1960-х годов, в сущности, никто не вспоминал о существовании этого феномена. И именно С.Я.Рубинштейн возвратила его в практику, сформулировала научную исследовательскую проблему патопсихологии и шире – клинической психологии в целом. А это тоже особенность С.Я.Рубинштейн – находить, «выкапывать» проблемы, которые становятся актуальными на определенном этапе развития нашего знания.

Я назову еще одну проблему: разработка и апробация новых психодиагностических методик, что, собственно, важно в контексте темы данной конференции. Напомню всем, что Сусанна Яковлевна создала ряд новых методик, а также модификаций уже известных диагностических процедур. Например, методика самооценки Дембо-Рубинштейн. Я могу сказать, что была свидетелем того, как эта методика зарождалась в 1966 году, после московского международного психологического конгресса, на который приезжали многие крупные зарубежные психологи, в том числе Тамара Дембо. Тамара Дембо была соученицей Б.В.Зейгарник у К.Левина в Берлине. Она общалась с Блюмой Вульфовной, приходила в лабораторию Зейгарник, и именно она демонстрировала свой прием шкалирования самооценки. Этим приемом она пользовалась при работе с больными, получившими травмы во время Второй мировой войны. Этот прием был заимствован лабораторией Б.В.Зейгарник, модифицирован С.Я.Рубинштейн, и на сегодняшний день мы имеем много модификаций с качественной и количественной обработкой результатов. Могу назвать такие методики, как выбор ценностей, методика зрительно-моторной координации. Описание этих методик вы найдете в пособии Рубинштейн «Экспериментальные методики патопсихологии».

И, наконец, мне хотелось бы сказать о том, как значителен вклад С.Я.Рубинштейн в создание особого рода диагностической процедуры, получившей название «патопсихологический эксперимент». Понятно, что речь идет в этом случае об эксперименте особого рода, отличительной особенностью которого является включение экспериментатора (психолога, диагноста), его личности, его оценок в качестве важнейшего фактора воздействия на пациента с целью стимуляции его к деятельности, актуализации эмоционального опыта пациента, эмоционального ответа, критического отношения. Такую диагностическую процедуру можно назвать моделирующим экспериментом: воспроизводящим реальный пласт жизни, отношений, позволяющим воспроизводить реальные жизненные ситуации в общении пациента с диагностом, более того, позволяющим актуализировать умственный и личностный потенциал больного, его скрытые возможности, способность к сотрудничеству, компенсаторные ресурсы. Должна сказать, что сама Сусанна Яковлевна владела этим диагностическим инструментом виртуозно и многие поколения психологов обучила этому типу психодиагностики.

Несколько слов о том, насколько важна роль С.Я. Рубинштейн в оформлении, в организационном становлении патопсихологии. В те годы, годы возвращения психологии в жизнь, в практику, требовалось очень много усилий для того, чтобы, так сказать, завоевать место под солнцем. Именно тогда при активном участии С.Я.Рубинштейн в контакте с нашими ленинградскими коллегами были изданы первые методические письма, первые рекомендации, адресованные медицине, относительно того, что такое медицинский психолог, как он должен работать, какая нагрузка должна быть ему рекомендована, какими правами он обладает. Первые попытки юридического, организационного оформления психологической практики зародились в патопсихологии при активном участии С.Я.Рубинштейн.

Я могу назвать еще одну область психологии, в которой развитие  практической службы активно проходило в те же годы: это инженерная психология, а позже, в 70-90 гг., мы увидели развертывание схемы психологических служб. Что касается личности С.Я. Рубинштейн, наверное, я скажу об этом в мемуарной части конференции. Желаю успеха участникам конференции. Спасибо.

Уважаемые коллеги, хочу сказать о личности С.Я.Рубинштейн. Здесь уже много было сказано о Сусанне Яковлевне,  хотя на самом деле мы все знаем о ней очень мало. Это были люди, я имею в виду Сусанну Яковлевну и Блюму Вульфовну, того поколения, представители которого не любили делиться воспоминаниями. Вспомним, в какие годы им пришлось жить. То, что Сусанна Яковлевна оставила какой-то мемуарный труд, о котором здесь говорила Алла Борисовна, удивительно, потому что люди этого поколения в массе своей были подготовлены жизнью к тому, что мемуары, письма и т.д. оставлять не надо. Поэтому, несмотря на многолетнее общение с Сусанной Яковлевной, много ли я могу сказать о ней? И эта маленькая квартирка, в которой я тоже бывала. И эта абсолютная безбытность, абсолютная – на протяжении всей жизни. Я хочу сделать несколько замечаний и выразить некоторое несогласие с теми суждениями, которые здесь прозвучали в устах моих коллег относительно Сусанны Яковлевны, её характера. Ну, прежде всего, в отношении формулы «Сусанна Яковлевна – солдат». Не могу с этим согласиться. Солдат – это служба. Сусанна Яковлевна, её деятельность, научная, практическая – Служение. А это качественно иная психологическая характеристика деятельности. Служение выражалось в отношении, прежде всего, к делу, которое она любила, а она любила патопсихологию. Здесь уже звучала мысль, что Сусанна Яковлевна «кого любила, того любила». Она любила тех, кто любил патопсихологию. И для неё это был едва ли не единственный надежный критерий: верность делу, которое избрал. И это не было натужно, не было позой, это было истинной ценностью для неё.

Затем служение в дружбе. Здесь уже говорилось о том, что она была дружна с Блюмой Вульфовной многие годы, с 1930-х годов. Когда муж Блюмы Вульфовны был арестован, она оказалась в невероятно тягостном положении с маленьким ребенком на руках и в ожидании другого ребенка. Кто ходил на Лубянку с тем, чтобы узнать, как обстоит дело? Сусанна Яковлевна Рубинштейн. И даже те, для кого это  время – далекое прошлое, конечно, представляют себе, что это был за поступок. Это поступок служения, и это служение было на протяжении всей жизни. Даже те два года которые Сусанна Яковлевна прожила после смерти Блюмы Вульфовны это было служение памяти друга, и мы все были свидетелями (те, кто знал и общался) этого служения. Я вспоминаю одну из последних встреч с Сусанной Яковлевной, по-видимому, в первый период её последней болезни. Чем она была озабочена? Кто возьмет в свои руки дело патопсихологии! Кто продолжит? И этот вопрос встал именно потому, что все мы (я имею в виду Бориса Сергеевича Братуся, Елену Теодоровну Соколову) были выращены в лаборатории патопсихологии, но все, так сказать, «разлетелись», каждый обрел свой интерес профессиональный. Кто-то «ушел» в психотерапию, кто-то в общую психологию, как Борис Сергеевич. У каждого было свое дело, своя проблема, и незадолго до смерти Сусанну Яковлевну волновало, как будет обстоять дело, что ждет патопсихологию.

О бескомпромиссности Сусанны Яковлевны. Она была бескомпромиссной, она была трудным человеком, и мы все в разные периоды испытывали на себе тяжесть её характера и ссорились с ней; Блюма Вульфовна Зейгарник нас как-то мирила. Я помню, был какой-то эпизод, юбилей, по-моему, Сусанны Яковлевны, 70 лет, я и кто-то из моих коллег, вышедших из лаборатории Блюмы Вульфовны, сказал: «Нет, мы на юбилей не пойдем!». Блюма Вульфовна горько так посмотрела на меня и сказала: «Ну, вы не знаете Сусанну Яковлевну, она хороший человек и замечательный друг, а от своего характера она сама в первую очередь страдает».

О том, что хороший человек, несколько слов. Скольких людей она выучила, как здесь уже говорилось. Она приглашала в лабораторию или к себе домой, учила «из рук в руки» основам патопсихологической диагностики, с любовью, но строго. Скольких человек она устроила на работу в медицине – я думаю, что пальцев двух рук не хватит, чтобы перечислить. И это делалось строго, последовательно, ответственно, с соответствующими наставлениями, что нужно быть преданными делу, служить своему делу.

Сусанна Яковлевна была человеком эмоциональным, страстным – отсюда её бескомпромиссность. Насчет ее отношения к психометрике я позволю себе тоже несколько комментариев. Не измерения как таковые, не против них выступала Сусанна Яковлевна Рубинштейн, а в защиту тезиса (и это она подчеркивала и в ряде работ, и в устных беседах, и я сегодня уже об этом упоминала и повторю еще раз): считать можно, но нужно знать, что считаем. Только первоначально выполнив качественную психологическую работу, соотнеся феномен патологический с общепсихологическим, встроив его в современную психологическую конструкцию, можно считать.

Итак, жизнь Сусанны Яковлевны – Служение: делу, профессии, дружбе. Много ли мы знаем таких людей?

Иллюзии мозга. Первая в мире универсальная галлюцинация / Хабр


Здоровые добровольцы видят светло-серые круги, которые вращаются внутри белого кольца. В одном направлении, потом в другом. Галлюцинация на удивление устойчиво и стандартно проявляется у большинства здоровых людей (примечание: на КДПВ синтетическое изображение с иллюстрацией видимого эффекта, а сама тестовая анимация находится под катом!)

Как известно, визуальные галлюцинации возникают в мозгу как здоровых, так и психически больных людей. Например, при сильной усталости, употреблении алкоголя, некоторых психотропных веществ, при депривации сна, слепоте, мигренях. Иногда они возникают просто так, без особой причины.

Принято считать, что визуальные галлюцинации возникают в неких особых обстоятельствах, когда в мозге начинается спонтанная активность нейронов, которая «заглушает» внешние стимулы, то есть сигналы от органов зрения (точнее, результат обработки этих сигналов в визуальной коре головного мозга). Такие «особые обстоятельства» обычно случаются в результате функционального, психологического или другого нарушения нормальной работы мозга.

Мы до сих пор очень мало знаем об этом интересном феномене и причинах его возникновения. Это можно понять: научные опыты и эксперименты с галлюцинациями ограничены по объективным методологическим причинам. Галюцинации — это очень субъективный опыт мозговой активности. Их трудно стимулировать, описывать и ставить повторяемые опыты. Например, нам уже много лет известно, что мигающий свет может вызвать галлюцинации почти у каждого человека. Но даже этот базовый эксперимент трудно провести по научной методике. Люди вынуждены описывать свой опыт словами или рисунками. То есть понимание феномена ограничивалось ещё и способами выразить этот опыт. В случае с мигающим светом люди описывали галлюцинации разных цветов и формы. Невозможно изучать явление с такими хаотическими проявлениями.

Тем не менее, в последние годы наука добилась определённых успехов в этой области. Наконец-то созданы действительно надёжные методы стимуляции повторяемых визуальных галлюцинаций у психически здоровых людей.

Группа учёных из Школы психологии Университета Нового Южного Уэльса (Австралия) и кафедры математики Питтсбургского университета (США) предложила свой вариант эксперимента с мигающим светом в пустом поле.

Они разработали такой метод эксперимента с мигающим светом в тонком кольцевом пространстве, который надёжно вызывает визуальные галлюцинации в одной пространственной плоскости у большинства добровольцев. Судя по всему, это в мире эксперимент по надёжной стимуляции галлюцинаций. Научная работа опубликована 11 октября 2016 года в журнале eLife (doi: 10.7554/eLife.17072.001).

Суть эксперимента и внешний вид галлюцинаций показаны на схеме. На чёрном фоне располагается белое кольцо, которое мерцает с частотой 2-30 Гц. При этом у человека возникают галлюцинации светло-серых кругов, которые появляются и движутся по кольцу. Сначала в одном направлении, а затем в другом. Внешний вид кругов показан в правой части иллюстрации A.

Уникальность этого эксперимента заключается в постоянстве иллюзии. Серые круги возникают во всём диапазоне частоты мерцания кольца, на которых проводились тесты.

Учёные тщательно изучили характеристики этой визуальной галлюцинации, в том числе эффективный контраст кругов (B) и эффективную скорость вращения (С). Для измерения эффективного контраста внутрь основного кольца было помещено вспомогательное кольцо, с которым галлюцинирующие пациенты сравнивали контраст серых кругов, возникающих у них в мозге.

Выяснилось, что физические характеристики серых кругов коррелируют с частотой мерцания кольца. На графике (D) показана зависимость эффективного контраста от частоты мерцания кольца.

Видеозапись мерцающего кольца
Не рекомендуется смотреть людям, страдающим от светочувствительной эпилепсии, мигреней или психических расстройств


Если по каким-то причинам вы не видите или не хотите видеть серых кругов, то визуальная демонстрация галлюцинации показана на другом демонстрационном видео.

Учёные отмечают, что реальный опыт галлюцинации у разных людей может отличаться, так что на демонстрационном видео показан только один из возможных вариантов.

Причины возникновения феномена пока что ясны не до конца. Чтобы проверить версию с вовлечением активности бинокулярных нейронов, специалисты сделали две версии мерцающего кольца, которые синхронно или асинхронно демонстрировали для каждого глаза. Результаты оказались смешанными, так что одними только бинокулярными нейронами этот феномен нельзя объяснить.

Таким образом, теперь перед научным сообществом открывается новая богатая область исследований. Возникновение иллюзий научно подтверждено и надёжно показано. Грубо говоря, галлюцинирующие люди теперь не видят абсолютно разные вещи — мельницы, линии, круги разных цветов и т.д. Теперь у подавляющего большинства здоровых людей — одна стабильная и практически одинаковая галлюцинация. Это очень важное достижение.

Теперь от стимуляции галлюцинаций учёные могут перейти к следующему важному шагу — к изучению причин возникновения визуальных иллюзий. А также к тому, как можно их использовать в медицинских целях. Может быть, они найдут применения для лечения таких заболевания как болезнь Паркинсона (именно над этой задачей учёные собираются работать в ближайшее время). Возможно, удастся найти какие-то новые интересные способы воздействия на мозг с помощью наведённых галлюцинаций.

Контроль над галлюцинациями у здоровых людей поможет бороться с этими негативными эффектами у тех, кто страдает от заболеваний, депривации сна и мигреней. Нам нужно точно знать, как этот «мозговой баг» захватывает контроль над зрительной корой мозга. Как именно происходит обработка визуальной информации в мозге. Как отличить, что реально, а что — нет.

Благодаря созданию первой в мире универсальной галлюцинации мы теперь можем приступить к детальному изучению этих важнейших вопросов.

Симптоматические психозы у онкогематологических больных

Психологические консультации для онкологов, сохраняется анонимность
Телефон: 8-800 100-0191
(звонок по России – бесплатный, консультация круглосуточно)

Течение онкогематологических заболеваний нередко осложняется развитием симптоматических психозов (СП) различной психопатологической структуры. При этом СП представляют собой самостоятельную клиническую проблему, поскольку возникновение таких нарушений существенно затрудняет проведение терапевтических мероприятий.

Материалы и методы

Клинико-психопатологическим методом изучен 21 больной, страдающий различными онкогематологическими заболеваниями (острый миелобластный лейкоз, острый лимфобластный лейкоз, хронический миелолейкоз, лимфогранулематоз, лимфосаркома), у которого наблюдались СП. Среди исследованных психопатологических состояний были выделены эпилептиформное помрачение сознания (5 наблюдений), делирий (6 наблюдений), галлюцинаторно-бредовые (6 наблюдений) и бредовые синдромы (4 наблюдения).

Результаты и обсуждение

Выявлено, что СП формировались на фоне тяжелого течения основного заболевания, сопровождавшегося массивной интоксикацией, выраженными электролитными нарушениями, среди которых, прежде всего, следует указать на гиперкалиемию свыше 5,8 ммоль/л, угнетением кроветворения. Наиболее часто наблюдались такие изменения показателей крови, как агранулоцитоз, тромбоцитопения, анемия.

Отмечались как кратковременные психозы (до 2-3 суток), так и затяжные. К кратковременным относились эпилептиформное помрачение сознания и делирий, а к затяжным – психозы с выявлением в их структуре галлюцинаторно-бредовых и бредовых синдромов. В 5 наблюдениях психопатологические расстройства ограничивались возникновением дезориентировки в месте и времени, больные плохо осмысляли окружающую обстановку, порой были агрессивны (эпилептиформное помрачение сознания). В 16 случаях (76,2 %) наблюдалось усложнение клинической картины либо за счет присоединения на высоте помрачения сознания отрывочных обманов восприятия в форме истинных зрительных или слуховых галлюцинаций (делирий), либо подобные психопатологические нарушения манифестировали вне помрачения сознания (галлюцинаторно-бредовой синдром). Кроме того, в структуре СП в 4 наблюдениях отмечались несистематизированные идеи преследования, отравления. При клиническом анализе наблюдений выявлено, что у 15 из 16 (93,8%) больных, у которых происходило усложнение психопатологической симптоматики, отмечался ряд хронических либо актуальных патологических состояний, таких как распространенный атеросклероз сосудов головного мозга (4 наблюдения), хронический алкоголизм II-III ст. (3 наблюдения) и тяжелые сопутствующие хронические соматические заболевания (сахарный диабет 2 типа в стадии субкомпенсации — 2 наблюдения), гипертоническая болезнь III ст. (8 наблюдений), вирусный энцефалит (цитомегаловирусного или герпетического генеза) (5 наблюдений), нейролейкемия (5 наблюдений), а также длительный прием цитостатиков (15 наблюдений), глюкокортикоидных (3 наблюдения) и иммунодепрессивных (2 наблюдения) препаратов. В то же время в наблюдениях с эпилептиформным помрачением сознания лишь у одного пациента выявлен дополнительный соматогенный фактор, осложнявший течение основного заболевания — распространенный атеросклероз сосудов головного мозга.

В большинстве случаев исходом СП являлись астенические состояния (синдром гиперестетической слабости). В одном наблюдении после затяжного СП, в структуре которого отмечалось аментивоподобное состояние и галлюцинаторно-бредовая симптоматика, наблюдался астенический вариант психоорганического синдрома с выраженными мнестико-интеллектуальными нарушениями. Еще в одном наблюдении в исходе бредового психоза сформировался резидуальный бред. В 4 наблюдениях отмечались летальные исходы, обусловленные дальнейшим утяжелением основного заболевания.

Для купирования СП препаратами выбора служили нейролептики бутирофенонового ряда (галоперидол, дроперидол), которые вводили парентерально (5-20 мг/сут). Лишь в 2 наблюдениях после 3 суток парентерального введения переходили на пероральный прием препаратов (до 4,5 мг/сут). При этом предпочтение отдавалось внутривенному введению, что обусловлено наличием в ряде случаев выраженной тромбоцитопении. В 17 наблюдениях (81%) использовалась комбинированная терапия нейролептиками и транквилизаторами бензодиазепинового ряда (диазепам, феназепам). Не было отмечено клинически значимых побочных действий применяемых психотропных препаратов или неблагоприятных взаимодействий таких медикаментов с соматотропными препаратами, хотя на принципиальную возможность такого взаимодействия указывается в некоторых исследованиях [Добровольский А.В., Дробижев М.Ю., 1998; Дробижев М.Ю., Добровольский А.В., 1998].

Таким образом, в течении онкогематологических заболеваний могут манифестировать соматические психозы, что свидетельствует об усилении тяжести соматического состояния. При наличии дополнительных соматогенных факторов отмечается усложнение клинической картины психопатологических нарушений («реакции измененной почвы») [Жислин С.Г., 1965].

Д.Э.Выборных
Гематологический научный центр РАМН

Список литературы:

  1. Добровольский А.В., Дробижев М.Ю. Психотропные средства у пациентов с соматическими заболеваниями. Сообщение 1. Журн. Невр. Псих. 1998. Т.98, №7. Стр.53-62.
  2. Дробижев М.Ю., Добровольский А.В. Психотропные средства у пациентов с соматическими заболеваниями. Сообщение 2. Журн. Невр. Псих. 1998. Т.98, №8. Стр.57-65.
  3. Жислин С.Г. Очерки клинической психиатрии. М.: Медицина, 1965. С.320.

Определение, симптомы, признаки, причины, лечение

Что такое галлюцинация?

Слово «галлюцинация» происходит от латинского и означает «блуждать мысленно». Галлюцинации определяются как «восприятие несуществующего объекта или события» и «чувственные переживания, не вызванные стимуляцией соответствующих органов чувств».

С точки зрения непрофессионала, галлюцинации связаны со слухом, зрением, осязанием, обонянием и даже вкусом вещей, которые не являются реальными. Слуховые галлюцинации, при которых слышны голоса или другие звуки, не имеющие физического источника, являются наиболее распространенным типом.

Галлюцинации часто возникают у людей с психическими расстройствами, включая шизофрению и биполярное расстройство, однако вам не обязательно иметь психическое заболевание, чтобы испытывать галлюцинации.

Типы

Есть пять типов галлюцинаций, в том числе:

  • Слуховая : слышать голоса или звуки, которые никто другой не может (наиболее распространенный тип галлюцинаций)
  • Визуальный : видеть людей, цвета, формы или предметы, которые нереальны (второй по распространенности тип галлюцинаций)
  • Тактильные : Ощущения (например, жуки, ползающие по вашей коже) или ощущение прикосновения, когда вас нет
  • Обонятельный : Обоняние чего-то, не имеющего физического источника (реже, чем зрительные и слуховые галлюцинации )
  • Вкусно : вкус во рту, не имеющий источника (самый редкий тип галлюцинаций)

Симптомы

В зависимости от типа галлюцинации могут иметь ряд симптомов, в том числе:

  • Ощущения в теле (например, ощущение ползания по коже или движения)
  • Слышание звуков (таких как музыка, шаги или стук дверей)
  • Слышание голосов (может включать в себя положительные или отрицательные голоса, такие как голос, приказывающий вам причинить вред себе или другим)
  • Видеть предметы, существ, узоры или огни
  • Обоняние запаха (может быть приятным или неприятным, в одной или обеих ноздрях)
  • Пробовать что-то (часто с металлическим привкусом)

Диагностика

Спросив о ваших симптомах, истории болезни и образе жизни, ваш врач, скорее всего, проведет физический осмотр и назначит несколько тестов, чтобы попытаться исключить медицинские или неврологические причины ваших галлюцинаций.Диагностические тесты могут включать:

  • Анализы крови для проверки метаболических или токсических причин
  • Электроэнцефалограмма (ЭЭГ) для проверки аномальной электрической активности в головном мозге и припадков
  • Магнитно-резонансная томография (МРТ) для выявления структур головного мозга такие проблемы, как опухоль головного мозга или инсульт

К сожалению, исследования показывают, что люди занижают информацию о галлюцинациях. При разговоре со своим врачом важно честно говорить о продолжительности и частоте, а также о конкретных симптомах, связанных с вашими галлюцинациями.

Причины

Галлюцинации чаще всего связаны с шизофренией, психическим заболеванием, характеризующимся беспорядочными мыслями и поведением. Однако они также являются возможной характеристикой биполярного расстройства.

При биполярном расстройстве I типа галлюцинации возможны как при мании, так и при депрессии. При биполярном расстройстве II типа галлюцинации могут возникать только во время депрессивной фазы. Биполярное расстройство, которое проявляется галлюцинациями и / или бредом, также может привести к диагнозу биполярного расстройства с психотическими особенностями.Взаимодействие с другими людьми

Галлюцинации возникают не только при психических расстройствах, таких как шизофрения и биполярное расстройство, но они также могут возникать при следующих физических и психологических состояниях:

  • Употребление алкоголя или наркотиков и / или абстиненция
  • Заболевание слухового нерва
  • Диссоциативное расстройство идентичности (DID)
  • Эпилепсия
  • Глаукома
  • Использование галлюциногенов
  • Метаболические нарушения
  • Заболевания среднего или внутреннего уха
  • Мигрень
  • Нарколепсия
  • Неврологические расстройства
  • Офтальмологические заболевания
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)
  • Шизоаффективное расстройство
  • Депривация сна
  • Инсульт

Лечение

Лечение галлюцинаций будет зависеть от типа галлюцинаций, первопричины и состояния вашего здоровья в целом.В целом, однако, ваш врач, скорее всего, порекомендует многопрофильный подход, который включает лекарства, терапию и социальную поддержку.

Психотерапия

Психотерапия галлюцинаций включает в себя привлечение пациента к интересу к деталям симптомов, психологическое просвещение, исследование «вероятных причин» галлюцинаций и нормализацию переживаний.

Самопомощь

Следующие стратегии самопомощи могут помочь пациентам справиться со слуховыми галлюцинациями:

  • Упражнение
  • Напевание или пение песни несколько раз (например, «С Днем Рождения»)
  • Игнорирование голосов
  • Прослушивание музыки
  • Чтение (вперед и назад)
  • Разговор с другими

Лекарство

Антипсихотические препараты часто эффективны для лечения галлюцинаций, либо устраняя или уменьшая частоту их возникновения, либо оказывая успокаивающее действие, которое делает их менее тревожными.

Нуплазид (пимавансерин) — первое лекарство, одобренное для лечения галлюцинаций, связанных с психозом, связанным с болезнью Паркинсона.

Другие виды лечения

Повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция (пТМС), относительно неинвазивная процедура, которая включает размещение небольшого магнитного устройства непосредственно на черепе, имеет некоторые предварительные доказательства того, что она может снизить частоту и тяжесть слуховых галлюцинаций у некоторых людей с шизофренией.Взаимодействие с другими людьми

Копинг

Важным аспектом помощи близкому человеку, страдающему галлюцинациями, является заверение его в доступности лечения. Вот еще несколько практических шагов, которые помогут любимому человеку справиться с галлюцинациями.

Обращайте внимание на окружающую среду

Окружающая среда может играть важную роль в неправильном восприятии и обострении галлюцинаций; например, плохо освещенная комната и шумная, хаотичная обстановка могут увеличить вероятность галлюцинации.

Оставайся спокойным

Хотя может быть пугающе и неудобно, когда любимый человек испытывает галлюцинацию, важно сделать все возможное, чтобы отреагировать спокойным и поддерживающим тоном. Например, вы можете сказать: «Я знаю, это страшно для вас» или «Не волнуйтесь; Я тут.»

Используйте отвлечение

В зависимости от тяжести галлюцинации, легкое прикосновение или похлопывание любимого человека может отвлечь внимание и уменьшить галлюцинацию.Другие возможные отвлекающие факторы включают беседу, музыку или переход в другую комнату.

Будьте честны

Хотя вы не хотите расстраивать любимого человека или вступать в спор, вам все же нужно быть честным и заверить его, что вы не игнорируете его опасения. Если они спросят: «Ты это слышал?» Вы можете сказать: «Я знаю, что вы что-то слышали, но я этого не слышал».

Поддерживать рутины

Соблюдение нормального и надежного повседневного распорядка может снизить вероятность того, что ваш любимый человек отклонится от реальности и испытает галлюцинации.Подумайте о том, чтобы записывать, когда и при каких обстоятельствах возникают галлюцинации.

Шизопрения: понимание галлюцинаций и заблуждений

Галлюцинации и бред — одни из самых распространенных симптомов шизофрении. Оба считаются положительными симптомами, то есть они не наблюдаются у здоровых людей.

Галлюцинации

Галлюцинации — это переживания и ощущения, которые не доступны другим.Однако человеку, испытывающему их, они могут показаться реальными, важными и яркими. Примерно 70% людей с шизофренией испытывают галлюцинации.

Слуховые галлюцинации чаще всего испытывают люди с шизофренией и могут включать в себя слышание голосов — иногда нескольких голосов — или других звуков, таких как шепот или бормотание. Голоса могут казаться злыми или настойчивыми и часто требуют от человека, страдающего галлюцинациями.

Визуальные галлюцинации связаны с видением предметов, людей, света или узоров, которых на самом деле нет.Визуализация мертвых близких, друзей или других знакомых может быть особенно неприятной. Восприятие также может измениться, что приведет к затруднению определения расстояния

Обонятельные галлюцинации связаны с обонянием или вкусом, хорошим или плохим, которых на самом деле нет. Это может быть особенно опасно, если человек считает, что его отравили, и воздерживается от еды.

Тактильные галлюцинации — это ощущения движения или ощущения на вашем теле, которых на самом деле нет, например, руки на вашем теле или насекомые, ползающие вокруг или внутри вас.

Галлюцинации не обязательно указывают на шизофрению. Люди с расстройствами настроения, шизоаффективными расстройствами и другими физическими и психическими расстройствами также могут галлюцинировать. Галлюцинации также могут возникать под воздействием наркотиков или алкоголя.

Заблуждения

Заблуждения определяются как убеждения, противоречащие реальности. Бред — один из самых распространенных симптомов шизофрении. Эти убеждения могут включать:

Бред преследования: Когда человек считает, что человек, группа или организация плохо обращаются с ним или причиняют им вред, несмотря на противоречивые доказательства.

Эротоманиакальные иллюзии: Когда человек считает, что другой влюблен в него, несмотря на отсутствие доказательств. Этот другой человек часто бывает знаменитостью или властью.

Соматические заблуждения: Когда человек считает, что он болен или его тело страдает странным состоянием, несмотря на противоречивые доказательства.

Грандиозные заблуждения: Когда человек считает, что он обладает превосходными способностями или качествами (например, талантом, славой, богатством), несмотря на отсутствие доказательств.

Иногда человек в течение определенного периода времени будет испытывать повторяющуюся тему своих иллюзий, что делает их более убедительными для человека, который их переживает. Иногда галлюцинации относятся к категории вторичных иллюзий, если они связаны с ложной верой в голос, который они слышат, или с другими ощущениями, которые они испытывают.

Как помочь любимому человеку

Постарайтесь сохранять спокойствие и избегать чувства подавленности, замешательства или страха перед кем-то, кто испытывает галлюцинации или бред.Спокойный характер может помочь человеку соединиться с реальностью. Вот несколько дополнительных советов:

Поощрять открытость

Галлюцинации и иллюзии часто возникают из-за стыда и страха, поэтому продуктивный разговор может оказаться сложной задачей. Попробуйте мягко объяснить, что вы не можете видеть или слышать то, что они испытывают, и вам нужна помощь в их понимании.

Будьте терпеливы

Постарайтесь проявить сочувствие. Галлюцинации — это очень изнурительный опыт.Говорите медленно и четко и часто называйте человека по имени. Сдерживание собственного беспокойства побудит человека, у которого галлюцинации, быть более отзывчивым.

Усиление реальности

Не спорьте с галлюцинациями или ошибочными наблюдениями. Бесполезно бросать вызов тому, кто борется. Вместо этого сосредоточьтесь на реальности и работайте, чтобы оставаться в курсе этого контента.

Обратиться за помощью

Если вы чувствуете себя плохо подготовленным, чтобы помочь человеку, страдающему психозом, обратитесь за помощью.Узнайте, есть ли у вас надежный друг, член семьи или общественный ресурс, к которому вы можете обратиться. Никогда не угрожайте им и не дайте им понять, что ничего страшного, если они сначала сами свяжутся с этим человеком.

Галлюцинации и иллюзии могут быть пугающими свидетелями, но хорошая новость заключается в том, что лекарства, терапия, психообразование и поддержка семьи могут иметь значение. Симптомы могут никогда не исчезнуть полностью, но люди, страдающие от этих проблем, могут научиться управлять ими. Если вы знаете кого-то, кто болен шизофренией, постарайтесь получить дополнительное образование и обучение, чтобы помочь своему близкому справиться с шизофренией и даже преуспеть с ней.

Продолжение статьи ниже

Обеспокоены шизофренией?

Пройдите нашу 2-минутную викторину по шизофрении, чтобы узнать, можете ли вы получить пользу от дальнейшей диагностики и лечения.

Пройти викторину по шизофрении

Источники статей

1. https://www.livingwithschizophreniauk.org/symptoms-of-schizophrenia/

2. http://www.nytimes.com/health/guides/disease/schizophrenia/print.html

3. https://medlineplus.gov/ency/article/003258.htm

Последнее обновление: 1 октября 2020 г.

Основы шизофрении: бред, галлюцинации и начало

Один из наиболее очевидных видов нарушений, вызванных шизофренией, связан с тем, как человек думает.Человек может потерять большую часть способности рационально оценивать свое окружение и взаимодействие с другими. Они часто верят в то, что не соответствует действительности, и могут испытывать трудности с принятием того, что они считают «истинной» реальностью.

Шизофрения чаще всего включает галлюцинации и / или бред, которые отражают искажения в восприятии и интерпретации реальности. Получающееся в результате поведение может показаться странным стороннему наблюдателю, даже если оно может соответствовать ненормальным представлениям и убеждениям шизофреника.

Заблуждения

Заблуждения — это непоколебимая теория или вера во что-то ложное и невозможное, несмотря на свидетельства об обратном. Примеры некоторых из наиболее распространенных типов бреда:

  • Бред преследования или паранойи — Вера в то, что другие — часто расплывчатые «они» — стремятся заполучить его или ее. Эти бредовые идеи преследования часто связаны с причудливыми идеями и сюжетами (например, «Русские пытаются отравить меня радиоактивными частицами, доставленными через мою водопроводную воду»).Щелкните здесь, чтобы узнать больше о параноидальных иллюзиях, или здесь, чтобы узнать больше о заблуждениях преследования.
  • Заблуждение относительно ссылки — Считается, что нейтральное событие имеет особое и личное значение. Например, человек с шизофренией может поверить, что рекламный щит или знаменитость отправляют сообщение, предназначенное специально для него. Щелкните здесь, чтобы узнать больше о иллюзорных ссылках.
  • Мания величия — Вера в то, что кто-то является известной или важной фигурой, такой как Иисус Христос или Наполеон.С другой стороны, мания величия может включать в себя веру в то, что у человека есть необычные способности, которых нет ни у кого (например, способность летать). Щелкните здесь, чтобы узнать больше о мании величия.
  • Бред контроля — Вера в то, что мысли или действия человека находятся под контролем внешних, инопланетных сил. Распространенные иллюзии контроля включают трансляцию мыслей («Мои личные мысли передаются другим»), вставку мыслей («Кто-то закладывает мысли в мою голову») и изъятие мыслей («ЦРУ отнимает у меня мои мысли»).Щелкните здесь, чтобы узнать больше о мании контроля.

Галлюцинации

Галлюцинация — это ощущение или сенсорное восприятие , которое человек испытывает при отсутствии соответствующего внешнего раздражителя. То есть человек переживает то, чего на самом деле не существует (кроме как в его уме). Галлюцинации могут возникать в любой сенсорной модальности — зрительной, слуховой, обонятельной, вкусовой, тактильной и т. Д.

Слуховые галлюцинации (например, слышание голосов или других звуков) являются наиболее распространенным типом галлюцинаций при шизофрении.Визуальные галлюцинации также довольно распространены. Исследования показывают, что слуховые галлюцинации возникают, когда люди неверно интерпретируют свой внутренний разговор с самим собой как исходящий из внешнего источника.

Галлюцинации часто могут иметь значение для человека, который их испытывает. Часто это голоса тех, кого они знают. Чаще всего это критические, вульгарные или оскорбительные голоса. Галлюцинации также усиливаются, когда человек один.

Человек, страдающий шизофренией, может вести себя крайне параноидально — покупая несколько замков для своих дверей, всегда проверяя за собой, когда они ходят на публике, отказываясь разговаривать по телефону.Без контекста такое поведение может показаться иррациональным или нелогичным. Но для человека, страдающего шизофренией, такое поведение может отражать разумную реакцию на его ложное убеждение, что другие пытаются его поймать или посадить.

Около одной трети людей с диагнозом шизофрения попытаются покончить жизнь самоубийством. Около 10 процентов людей с диагнозом совершают самоубийство в течение 20 лет после начала заболевания.

Пациенты с шизофренией вряд ли поделятся своими суицидальными намерениями с другими, что затрудняет проведение мероприятий по спасению жизни.Особого упоминания требует риск депрессии из-за высокого уровня самоубийств среди этих пациентов.

Наиболее значительный риск суицида при шизофрении наблюдается среди мужчин до 30 лет, у которых есть некоторые симптомы депрессии и которые относительно недавно выписаны из больницы. Другие риски включают воображаемые голоса, направляющие пациента к самоповреждению (слуховые командные галлюцинации) и сильные ложные убеждения (заблуждения).

Связь шизофрении со злоупотреблением психоактивными веществами значительна. Из-за нарушения понимания и суждения люди с шизофренией могут быть менее способны судить и контролировать соблазны и связанные с ними трудности, связанные со злоупотреблением наркотиками или алкоголем.

Кроме того, люди, страдающие этим расстройством, нередко пытаются «лечить» свои изнуряющие симптомы лекарствами, изменяющими сознание. Злоупотребление такими веществами, чаще всего никотином, алкоголем, кокаином и марихуаной, препятствует лечению и выздоровлению.

Начало шизофрении

Начало шизофрении у большинства людей — это постепенное ухудшение состояния, которое происходит в раннем взрослом возрасте, обычно в возрасте 20 лет. Родные и близкие могут заметить первые предупреждающие признаки задолго до появления основных симптомов шизофрении.На этом начальном этапе, предшествующем началу, человек может казаться лишенным целей в своей жизни, становясь все более эксцентричным и немотивированным. Они могут изолировать себя и удалиться от семейных ситуаций и друзей. Они могут перестать заниматься другими видами деятельности, которые им раньше нравились, например, хобби или волонтерством.

Предупреждающие знаки, которые могут указывать на то, что кто-то приближается к эпизоду шизофрении, включают:

  • Социальная изоляция и отстранение
  • Иррациональные, странные или странные утверждения или убеждения
  • Усиление паранойи или сомнения в мотивах других
  • Становление более бесчувственным
  • Враждебность или крайне подозрительное поведение без причины
  • Возрастающая зависимость от наркотиков или алкоголя (в попытке заняться самолечением)
  • Отсутствие мотивации
  • Странная речь, непохожая на самих себя
  • Неприемлемый смех
  • Бессонница или чрезмерный сон
  • Ухудшение их внешнего вида и гигиены

Хотя нет гарантии, что один или несколько из этих симптомов приведут к шизофрении, некоторые из них, встречающиеся вместе, должны вызывать беспокойство, особенно если кажется, что человеку становится хуже через некоторое время.Это идеальное время, чтобы помочь человеку (даже если он не страдает шизофренией).

Продолжить чтение: Симптомы шизофрении

Блог Терапия, Терапия, Блог терапии, Блог-терапия, Терапия, ..

Галлюцинация — это ложное восприятие, которое может казаться убедительно реальным для человека, у которого галлюцинации. Зрительные и слуховые галлюцинации — наиболее распространенная разновидность галлюцинаций.

Понимание галлюцинаций

Галлюцинации могут влиять на любое из чувств.Например, человек может видеть кого-то или что-то, чего на самом деле нет, или слышать голоса, которых на самом деле не существует. Хотя галлюцинации могут иметь самое разнообразное содержание, они часто связаны с негативными или пугающими стимулами.

Существует пять типов галлюцинаций, в зависимости от того, на какие из пяти чувств они влияют:

  • Слуховая галлюцинация — это опыт слышания чего-либо в отсутствие действительного стимула. Это наиболее распространенный тип галлюцинаций при шизофрении и других формах психоза.Слуховые галлюцинации обычно воспринимаются как голоса, отличные от мыслей человека. Командные слуховые галлюцинации — это голоса, которые говорят человеку выполнить какое-либо действие.
  • Визуальная галлюцинация возникает, когда человек видит что-то, чего на самом деле нет. Общие зрительные галлюцинации включают тени, вспышки света или насекомых.
  • Тактильные галлюцинации — это галлюцинации, влияющие на осязание человека. Ощущение ползания по коже, когда на самом деле ничего нет, является примером тактильной галлюцинации.
  • Обонятельная галлюцинация влияет на обоняние человека. Человек, страдающий обонятельной галлюцинацией, может ощущать запах как исходящий из окружающей среды или из собственного тела.
  • Вкусовые галлюцинации влияют на вкусовые ощущения. Человек, страдающий вкусовыми галлюцинациями, может испытывать странный привкус от того, что он ест или пьет, или он может ощущать привкус в отсутствие действительного раздражителя.

Что вызывает галлюцинации?

В некоторых случаях галлюцинации могут быть временными переживаниями, которые являются частью горя или травмы.Скорбящий вдовец, например, может подумать, что слышит голос своей жены в течение нескольких недель после ее смерти. Эти галлюцинации обычно проходят сами по себе и обычно не указывают на психическое заболевание или не являются поводом для беспокойства. Злоупотребление психоактивными веществами также может вызывать галлюцинации как в результате наркотического опьянения, так и в результате отмены этого вещества. Галлюциногенные препараты, такие как ЛСД, кетамин и грибы, особенно часто вызывают галлюцинации.

Очень высокая температура, опухоли головного мозга и другие заболевания могут вызывать галлюцинации.Однако хронические галлюцинации обычно связаны с психическим заболеванием. Шизофрения особенно часто вызывает галлюцинации, но другие состояния, включающие психотические эпизоды, также могут вызывать галлюцинации. Психоз может иметь генетический компонент, а также может быть вызван злоупотреблением психоактивными веществами и повреждением мозга. Есть некоторые свидетельства того, что травмы и жестокое обращение в раннем детстве могут способствовать более позднему развитию психотических состояний.

Есть ли лечение галлюцинаций?

Курс лечения зависит от причины галлюцинации.Лечение обычно начинается с медицинского осмотра, чтобы определить, способствуют ли галлюцинации такие заболевания, как высокая температура. Когда галлюцинации вызваны абстинентным синдромом, часто требуется сочетание медицинской и психиатрической помощи. Галлюцинации, вызванные психическими расстройствами, обычно лечат антипсихотическими препаратами. Тем не менее, некоторые люди, испытывающие галлюцинации, участвуют в терапии, чтобы изучить происхождение и последствия своих галлюцинаций и / или изучить стратегии совладания с галлюцинациями без лекарств.В некоторых случаях люди, испытывающие галлюцинации, могут сопротивляться лечению, особенно если они не признают свои галлюцинации ложными или если их галлюцинации указывают им на то, что практикующий врач или терапевт пытается им навредить.

Многие люди находят поддержку, делясь своим опытом с группой поддержки, такой как Hearing Voices Network, организация, основанная в Великобритании в 1988 году.

Артикул:

  1. О ХВН.(нет данных). Получено с http://www.hearing-voices.org/about-us
  2. .
  3. Американская психиатрическая ассоциация. (2013). Диагностико-статистическое пособие по психическим расстройствам (5 изд.). Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing
  4. Драйден-Эдвардс, Р. (нет данных). Психотические расстройства. MedicineNet. Получено с http://www.medicinenet.com/psychotic_disorders/article.htm
  5. .
  6. Кринг А. М., Джонсон С. Л., Дэвисон Г. К. и Нил Дж. М. (2010). Аномальная психология .Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.
  7. Lava, N. (25 июня 2016 г.). Что такое галлюцинации? Получено с http://www.webmd.com/brain/what-are-hallucinations#1
  8. .

Последнее обновление: 30.11.2016

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Типы галлюцинаций

Существуют различные формы галлюцинаций, некоторые из которых связаны с голосами, которые можно услышать, а другие — с несуществующими запахами или вкусами.Галлюцинации — распространенный симптом шизофрении, но они также могут быть вызваны злоупотреблением наркотиками или чрезмерным употреблением алкоголя, лихорадкой, тяжелой утратой, депрессией или слабоумием.

Некоторые из существующих типов галлюцинаций описаны ниже:

Визуальные галлюцинации

Здесь человек видит то, чего не существует, или видит то, что существует, но видит это неправильно. Некоторые состояния могут вызывать зрительные галлюцинации, включая слабоумие, мигрень, наркотическую или алкогольную зависимость.

Слуховые галлюцинации

Это наиболее распространенная форма галлюцинаций у шизофреников, относящаяся к восприятию несуществующих звуков. При шизофрении пациенты часто слышат голоса, говорящие с ними, но галлюцинации также могут принимать форму, например, свиста или шипения. Голоса могут говорить им комплименты, критические или нейтральные слова. Голоса могут также формировать непрерывный комментарий к действиям человека. Могут также возникать командные галлюцинации.

Слуховые галлюцинации также хорошо известны при биполярном расстройстве и слабоумие, хотя они могут возникать и при отсутствии психических расстройств. Слуховые галлюцинации могут быть чрезвычайно неприятными, хотя некоторые люди могут научиться жить с голосами, особенно если слова, которые они слышат, являются нейтральными или комплиментарными, а не негативными. Слуховые галлюцинации также могут возникать в результате тяжелой утраты, что может привести к тому, что человек поверит, что может слышать голос любимого человека.

Обонятельные галлюцинации

Эти галлюцинации связаны с обонянием, которого не существует. Запах обычно неприятный, например, рвота, моча, кал, дым или гниющая плоть. Это состояние также называется фантозмией и может возникать в результате неврологического повреждения обонятельной системы. Ущерб может быть вызван вирусом, травмой, опухолью головного мозга или воздействием токсичных веществ или лекарств. Фантосмия также может быть вызвана эпилепсией.

Тактильная галлюцинация

Это относится к тому моменту, когда человек чувствует, что к нему прикасаются, когда это не так.Одна из самых частых жалоб — ощущение ползания клопов по коже. Это связано со злоупотреблением такими веществами, как кокаин или амфетамин.

Вкусовые галлюцинации

Это галлюцинации, которые заставляют человека пробовать то, чего нет.

Общая соматическая галлюцинация

Это относится к тому моменту, когда человек испытывает чувство, что его тело серьезно ранено, например, в результате увечья или выпотрошения.Пациенты также сообщали о том, что животные пытались вторгнуться в их тела, например, змеи заползали в их живот.

Дополнительная литература

галлюцинаций | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

A галлюцинация — это восприятие в отсутствие видимого стимула, имеющее качества реального восприятия. Галлюцинации яркие, существенные и локализуются во внешнем объективном пространстве. Их отличают от связанных с ними явлений сновидений, не связанных с бодрствованием; иллюзия, включающая искаженное или неверно истолкованное реальное восприятие; образность, которая не имитирует реальное восприятие и находится под произвольным контролем; и псевдогаллюцинация, которая не имитирует реальное восприятие, но не находится под произвольным контролем. [1] Галлюцинации также отличаются от «бредовых восприятий», при которых правильно воспринимаемому и интерпретируемому стимулу (то есть реальному восприятию) придается некоторое дополнительное (и, как правило, странное) значение.

Галлюцинации могут возникать в любой сенсорной модальности — зрительной, слуховой, обонятельной, вкусовой, тактильной, проприоцептивной, равновесной, ноцицептивной, термоцептивной и хроноцептивной.

Легкая форма галлюцинаций известна как нарушение и может возникать в любом из перечисленных выше чувств.Это могут быть такие вещи, как наблюдение за движением периферическим зрением или слабые шумы и / или голоса. Слуховые галлюцинации очень распространены при параноидной шизофрении. Они могут быть доброжелательными (рассказывать пациенту о себе хорошее) или злобными, проклинать пациента и т. Д. Слуховые галлюцинации злобного типа часто слышны, как будто люди говорят о пациенте за спиной. Как и слуховые галлюцинации, источник их визуального аналога также может находиться за спиной пациента.Их визуальный аналог — это ощущение, что на них смотрят, как правило, со злым умыслом. Часто слуховые галлюцинации и их визуальный аналог переживаются пациентом вместе.

Гипнагогические галлюцинации и гипнопомпические галлюцинации считаются нормальным явлением. Гипнагогические галлюцинации могут возникать при засыпании, а гипнопомпические галлюцинации возникают при пробуждении.

Галлюцинации могут быть связаны с употреблением наркотиков (особенно делириантами), лишением сна, психозами, неврологическими расстройствами и алкогольным делирием.

Основная статья: Эпидемиология галлюцинаций

Одно исследование, проведенное еще в 1895 году, [2] показало, что примерно 10% населения испытывали галлюцинации. Опрос более 13 000 человек [3] 1996–1999 годов показал гораздо более высокий показатель: почти 39% людей сообщили о галлюцинаторных переживаниях, 27% из которых были дневными галлюцинациями, в основном вне контекста болезни или употребления наркотиков. По данным этого исследования, обонятельные (запах) и вкусовые (вкусовые) галлюцинации кажутся наиболее распространенными среди населения в целом.

Галлюцинации могут проявляться в самых разных формах. [4] Различные формы галлюцинаций влияют на разные чувства, иногда возникают одновременно, вызывая множественные сенсорные галлюцинации у тех, кто их испытывает.

Visual [править | править источник]

Основная статья: Галлюцинация с закрытыми глазами

Визуальная галлюцинация — это «видение вещей, которых нет» [5] , которое также может (согласно некоторым определениям) включать «неправильное видение вещей, которые есть. (Иллюзии).

Аудитория [править | править источник]

Основная статья: Слуховые галлюцинации

Слуховые галлюцинации (также известные как паракузия ) [6] — это восприятие звука без внешнего стимула. Слуховые галлюцинации можно разделить на две категории: элементарные и сложные. Элементарные галлюцинации — это восприятие таких звуков, как шипение, свист, протяженный тон и т. Д. Во многих случаях шум в ушах — это простая слуховая галлюцинация.Однако некоторые люди, которые испытывают определенные типы шума в ушах, особенно пульсирующий шум в ушах, на самом деле слышат, как кровь течет по сосудам возле уха. Поскольку в этой ситуации присутствует слуховой стимул, это не считается галлюцинацией.

Сложные галлюцинации — это галлюцинации голосов, музыки или других звуков, которые, помимо прочего, могут быть или не быть четкими, могут быть знакомыми или совершенно незнакомыми, а также дружелюбными или агрессивными. Галлюцинации одного или нескольких говорящих голосов особенно связаны с психотическими расстройствами, такими как шизофрения, и имеют особое значение при диагностике этих состояний.Однако многие люди, не страдающие диагностируемым психическим заболеванием, иногда также могут слышать голоса. [7] Одним из важных примеров, который следует учитывать при постановке дифференциального диагноза пациенту с паракузией, является боковая височная эпилепсия. Несмотря на тенденцию связывать слух, галлюцинации и психоз с шизофренией или другими психическими заболеваниями, крайне важно учитывать, что даже если у человека действительно проявляются психотические черты, он не обязательно страдает психическим расстройством само по себе. .Такие заболевания, как болезнь Вильсона, различные эндокринные заболевания, многочисленные нарушения обмена веществ, рассеянный склероз, системная красная волчанка, порфирия, саркоидоз и многие другие могут проявляться психозом.

Музыкальные галлюцинации также относительно распространены в виде сложных слуховых галлюцинаций и могут быть результатом широкого спектра причин, начиная от потери слуха (например, при синдроме музыкального уха, слуховой версии синдрома Шарля Бонне), боковой височной доли эпилепсия, [8] артериовенозная мальформация, [9] инсульт, поражение, абсцесс или опухоль. [10]

Движение «Слышащие голоса» — это группа поддержки и защиты интересов людей, которые галлюцинируют голоса, но не проявляют никаких других признаков психического заболевания или нарушения.

Высокое потребление кофеина связано с увеличением вероятности слуховых галлюцинаций. Исследование, проведенное школой психологических наук Университета Ла Троб, показало, что всего пять чашек кофе в день могут вызвать это явление. [11]

Командные галлюцинации [править | править источник]

Командные галлюцинации — это галлюцинации в форме команд; они могут быть слуховыми или внутри разума и / или сознания человека. [12] Содержание галлюцинаций может варьироваться от безобидного до команд с целью причинить вред себе или другим. [12] Командные галлюцинации часто связаны с шизофренией. Люди, испытывающие командные галлюцинации, могут или не могут подчиняться галлюцинационным командам, в зависимости от обстоятельств. Подчинение более характерно для ненасильственных команд. [13]
Командные галлюцинации иногда используются для защиты от преступлений, часто при убийствах. По сути, это голос, который человек слышит, и он говорит им, что делать.Иногда это довольно мягкие директивы, такие как «Вставай». или «Закрой дверь». [14] Будь то команда для чего-то простого или что-то угрожающее, это все равно считается «командной галлюцинацией». Вот несколько полезных вопросов, которые могут помочь понять, страдает ли он от этого: «Какие голоса говорят вам делать?», «Когда ваши голоса впервые начали говорить вам делать что-то?» человек, который говорит вам причинить вред себе (другим)? »,« Как вы думаете, сможете ли вы сопротивляться тому, что вам говорят голоса? ». [14]

Обонятельный [править | править источник]

Фантосмия — это явление запаха, которого на самом деле нет. Наиболее распространенные запахи — это неприятные запахи, такие как гниющая плоть, рвота, моча, фекалии, дым и другие. Фантосмия часто возникает в результате повреждения нервной ткани обонятельной системы. Повреждение может быть вызвано вирусной инфекцией, опухолью головного мозга, травмой, операцией и, возможно, воздействием токсинов или лекарств. [15] Фантосмия также может быть вызвана эпилепсией, поражающей обонятельную кору, и также считается, что она, возможно, имеет психиатрическое происхождение. [ необходима ссылка ] Фантосмия отличается от паросмии, при которой запах действительно присутствует, но воспринимается иначе, чем реальный запах.

Обонятельные галлюцинации также могут появляться в некоторых случаях ассоциативного воображения, например, при просмотре романтического фильма, где мужчина дарит женщине розы, зритель ощущает запах роз (которого на самом деле не существует).

Обонятельные галлюцинации также наблюдались при мигрени, хотя частота таких галлюцинаций неясна. [16] [17]

Тактильные галлюцинации [править | править источник]

Тактильные галлюцинации — это иллюзия тактильного сенсорного ввода, имитирующая различные типы давления на кожу или другие органы. Один из подтипов тактильной галлюцинации, ползания мурашек, представляет собой ощущение ползания насекомых под кожей и часто связано с длительным употреблением кокаина или амфетамина [18] или с отменой алкоголя или бензодиазепинов. Однако мурашки по телу также могут быть результатом нормальных гормональных изменений, таких как менопауза, или таких расстройств, как периферическая невропатия, высокая температура, болезнь Лайма, рак кожи и т. Д. [18]

Вкусовые [править | править источник]

Этот тип галлюцинаций представляет собой восприятие вкуса без раздражителя. Эти галлюцинации, которые обычно являются странными или неприятными, относительно распространены среди людей, страдающих определенными типами фокальной эпилепсии, особенно височной эпилепсией. Областями мозга, ответственными за вкусовые галлюцинации в этом случае, являются островок и верхний берег сильвиевой щели. [19] [20]

Общие соматические ощущения [править | править источник]

Общие соматические ощущения галлюцинаторного характера возникают, когда человек чувствует, что его тело искалечено i.е. скрученный, разорванный или выпотрошенный. Другие зарегистрированные случаи — это вторжение животных во внутренние органы человека, например, змеи в желудке или лягушки в прямой кишке. Общее ощущение разложения плоти также относится к этому типу галлюцинаций. [21]

Галлюцинации могут быть вызваны рядом факторов.

Гипнагогические галлюцинации [править | править источник]

Основная статья: Гипнагогия

Эти галлюцинации возникают непосредственно перед засыпанием и затрагивают удивительно большую часть населения (в одном опросе 37% респондентов испытывали их дважды в неделю [22] ).Галлюцинации могут длиться от секунд до минут, при этом субъект обычно осознает истинную природу изображений. Это может быть связано с нарколепсией. Гипнагогические галлюцинации иногда связаны с аномалиями ствола мозга, но это случается редко. [23]

Стеблевидный галлюциноз [править | править источник]

Основная статья: Галлюциноз ножки

Стебель означает, что относится к ножке, которая представляет собой нервный тракт, идущий к мосту на стволе мозга и от него.Эти галлюцинации обычно возникают по вечерам, но не во время сонливости, как в случае гипнагогических галлюцинаций. Субъект обычно находится в полном сознании, а затем может взаимодействовать с персонажами, совершающими галлюцинации, в течение продолжительных периодов времени. Как и в случае с гипнагогическими галлюцинациями, понимание природы образов остается неизменным. Ложные изображения могут возникать в любой части поля зрения и редко бывают полимодальными. [23]

Белая горячка [править | править источник]

Основная статья: Белая горячка

Одна из наиболее загадочных форм зрительной галлюцинации — это сильно изменчивая, возможно полимодальная белая горячка.Люди, страдающие алкогольным делирием, могут быть возбуждены и сбиты с толку, особенно на поздних стадиях этого заболевания. Понимание постепенно снижается по мере прогрессирования этого расстройства. Сон нарушается и длится более короткий период времени, с быстрым движением глаз.

Болезнь Паркинсона и деменция с тельцами Леви [править | править источник]

Болезнь Паркинсона связана с деменцией с тельцами Леви из-за сходных галлюцинаторных симптомов. Симптомы проявляются вечером в любой части поля зрения и редко бывают полимодальными.Переход к галлюцинации может начаться с иллюзий [24] , в которых сенсорное восприятие сильно искажено, но никакой новой сенсорной информации нет. Обычно они длятся несколько минут, в течение которых субъект может быть в сознании и нормальным или сонливым / недоступным. Понимание этих галлюцинаций обычно сохраняется, а быстрый сон обычно сокращается. Болезнь Паркинсона обычно связана с деградацией компактной части черной субстанции, но недавние данные свидетельствуют о том, что БП поражает ряд участков головного мозга.Некоторые места отмеченной деградации включают ядра срединного шва, норадренергические части голубого пятна и холинергические нейроны в парабрахиальной области и педункулопонтинных ядрах покрышки. [23]

Мигрень кома [править | править источник]

Этот тип галлюцинаций обычно возникает при выходе из коматозного состояния. Кома мигрени может длиться до двух дней, а депрессивное состояние иногда бывает сопутствующим. Галлюцинации возникают в состоянии полного сознания, и понимание галлюцинаторной природы изображений сохраняется.Было замечено, что атаксические поражения сопровождают мигренозную кому. [23]

Синдром Шарля Бонне [править | править источник]

Синдром Шарля Бонне — это название зрительных галлюцинаций, испытываемых слепыми пациентами. Галлюцинации обычно можно рассеять, открывая или закрывая веки до тех пор, пока зрительные образы не исчезнут. Галлюцинации обычно возникают утром или вечером, но не зависят от условий низкой освещенности. Эти продолжительные галлюцинации обычно не очень беспокоят пациентов, поскольку они осознают, что у них галлюцинации. [23] Дифференциальный диагноз — офтальмопатические галлюцинации. [25]

Фокальная эпилепсия [править | править источник]

Визуальные галлюцинации, вызванные фокальными припадками, различаются в зависимости от области мозга, в которой происходит припадок. Например, зрительные галлюцинации во время приступов затылочной доли обычно представляют собой видения ярко окрашенных геометрических форм, которые могут перемещаться по полю зрения, множиться или образовывать концентрические кольца и обычно сохраняются от нескольких секунд до нескольких минут.Обычно они односторонние и локализуются в одной части поля зрения на противоположной стороне очага приступа, обычно в височном поле. Однако односторонние видения, движущиеся горизонтально через поле зрения, начинаются с контралатеральной стороны и переходят к ипсилатеральной стороне. [19] [26]

Припадки височной доли, с другой стороны, могут вызывать сложные зрительные галлюцинации людей, сцен, животных и т. Д., А также искажения зрительного восприятия.Сложные галлюцинации могут казаться реальными или нереальными, могут быть искажены или не искажены в зависимости от размера и могут казаться тревожными или приветливыми среди других переменных. Один из редких, но заметных видов галлюцинаций — это геаутоскопия, галлюцинация зеркального изображения самого себя. Эти «другие я» могут быть совершенно неподвижными или выполнять сложные задачи, могут быть образом более молодого «я» или настоящего «я» и, как правило, присутствовать в нем лишь ненадолго. Сложные галлюцинации — относительно редкая находка у пациентов с височной эпилепсией.Редко они могут возникать при затылочных фокальных припадках или при припадках теменной доли. [19]

Искажения зрительного восприятия во время припадка височной доли могут включать искажение размера (микропсия или макропсия), искаженное восприятие движения (когда движущиеся объекты могут казаться движущимися очень медленно или совершенно неподвижными), ощущение что поверхности, такие как потолки и даже целые горизонты, смещаются дальше, подобно эффекту масштабирования тележки и другим иллюзиям. [27] Даже когда сознание нарушено, понимание галлюцинаций или иллюзий обычно сохраняется.

Галлюцинации, вызванные наркотиками [править | править источник]

Основная статья: Галлюциноген

Галлюцинации, вызванные наркотиками, вызваны употреблением психоактивных веществ, таких как делирианты, психоделики, определенные стимуляторы и опиаты, которые, как известно, вызывают зрительные и слуховые галлюцинации. Некоторые психоделики, такие как диэтиламид лизергиновой кислоты, каннабис и псилоцибин, могут вызывать галлюцинации от легких до тяжелых.Опиаты также являются популярным наркотиком, вызывающим галлюцинации, особенно в больших дозах. Это, а также другие препараты, вызывающие галлюцинации, могут нанести серьезный психический и физический ущерб. Некоторые из наиболее распространенных опиатов — это опиум, героин и морфин. Несмотря на вызывающие привыкание свойства некоторых из этих наркотиков (в основном опиаты и психическая зависимость у некоторых потребителей каннабиса), другие можно использовать в психотерапии для лечения психических расстройств, зависимости и даже для экспериментов. [28]

Галлюцинация сенсорной депривации [править | править источник]

Галлюцинации могут быть вызваны лишением чувств, если они происходят в течение продолжительных периодов времени, и почти всегда возникают при лишении модальности (зрительные для слепых / темноты, слуховые для приглушенных состояний и т. Д.)

Галлюцинации, вызванные экспериментом [править | править источник]

Основная статья : Галлюцинации в здравом уме

Visual [править | править источник]

Иногда внутренние образы могут подавлять сенсорный ввод от внешних стимулов при совместном использовании нейронных путей или если нечеткие стимулы воспринимаются и управляются в соответствии с ожиданиями или убеждениями, особенно в отношении окружающей среды. Это может привести к галлюцинациям, [29] , и этот эффект иногда используется для создания оптической иллюзии.

Есть 3 патофизиологических механизма, которые, как полагают, объясняют сложные зрительные галлюцинации. Эти механизмы состоят из следующего:

Первый механизм включает раздражение корковых центров, отвечающих за визуальную обработку (например, судорожная активность). Раздражение первичной зрительной коры вызывает простые элементарные зрительные галлюцинации.

Второй механизм включает поражения, которые вызывают деафферентацию зрительной системы, что может привести к феномену высвобождения коры головного мозга, который включает зрительные галлюцинации.

Третий механизм — ретикулярная активирующая система, которая связана с генезисом зрительных галлюцинаций. [26]

Некоторые особые классификации включают: элементарные галлюцинации, которые могут включать в себя щелчки, пятнышки и полосы света (называемые фосфенами). Галлюцинации с закрытыми глазами в темноте, которые обычны для психоделических препаратов (например, ЛСД, мескалина). Сценические или «панорамные» галлюцинации, которые не накладываются друг на друга, а ярко заменяют все поле зрения галлюцинаторным содержанием, подобно сновидениям; [30] такие сценические галлюцинации могут возникать при эпилепсии [31] (в которой они обычно стереотипны и экспериментальны по характеру [32] ), употреблении галлюциногенов, [30] и реже при кататонической шизофрении [33] [34] (ср.онейрофрения), мания, [35] и поражения ствола мозга, [36] среди других.

Еще одна вещь, которая может вызвать зрительные галлюцинации, — это длительная зрительная депривация. В исследовании, в котором 13 здоровым людям завязывали глаза в течение 5 дней, 10 из 13 испытуемых сообщили о зрительных галлюцинациях. Это открытие убедительно подтверждает идею о том, что простой потери нормального зрительного ввода достаточно, чтобы вызвать зрительные галлюцинации. [26]

Психодинамический взгляд [править | править источник]

Были выдвинуты различные теории, объясняющие возникновение галлюцинаций.Когда в психологии были популярны психодинамические (фрейдистские) теории, галлюцинации рассматривались как проекция бессознательных желаний, мыслей и желаний. По мере того, как биологические теории стали ортодоксальными, галлюцинации все чаще рассматриваются (по крайней мере, психологами) как вызванные функциональным дефицитом мозга. Что касается психических заболеваний, функция (или дисфункция) нейротрансмиттеров глутамата и дофамина считается особенно важной. [37] Фрейдистская интерпретация может иметь аспект истины, поскольку биологическая гипотеза объясняет физические взаимодействия в мозгу, в то время как фрейдистская интерпретация имеет дело с происхождением темы галлюцинаций.Психологические исследования утверждают, что галлюцинации могут быть результатом предубеждений в так называемых метакогнитивных способностях. [38]

Перспектива обработки информации [править | править источник]

Это способности, которые позволяют нам отслеживать или делать выводы из наших собственных внутренних психологических состояний (таких как намерения, воспоминания, убеждения и мысли). Способность различать внутренние (самогенерируемые) и внешние (стимулы) источники информации считается важным метакогнитивным навыком, но способным разрушаться, вызывая галлюцинаторные переживания.Проекция внутреннего состояния (или собственной реакции человека на чужое) может возникать в виде галлюцинаций, особенно слуховых галлюцинаций. Недавняя гипотеза, которая получает все большее признание, касается роли сверхактивной нисходящей обработки или сильных перцептивных ожиданий, которые могут генерировать спонтанный перцепционный результат (то есть галлюцинации). [39]

Этапы галлюцинации [править | править источник]
  1. Возникновение неожиданных или отгороженных воспоминаний или фантастических образов [40]
  2. Частые проверки реальности [40]
  3. Последний след озарения, когда галлюцинации становятся «реальными» [40]
  4. Фантазия и искажение, переработанные и смешанные с реальным восприятием [40]
  5. Внутренние и внешние границы разрушены и возможен пантеистический (или лично ощутимый или предполагаемый, возможно глубокий, внутренний духовный или религиозный) опыт [40]

Биологическая перспектива [править | править источник]

Visual [править | править источник]

Самый распространенный способ, которым люди говорят о галлюцинациях.К ним относятся явления видения вещей, которых нет, или визуальное восприятие, которое не согласуется с физической согласованной реальностью. Существует множество различных причин, которые были классифицированы как психофизиологические (нарушение структуры мозга), психобиохимические (нарушение нейротрансмиттеров), психодинамические (появление бессознательного в сознании) и психологические (например, осознанные переживания сознания). также случай болезни Альцгеймера. Многочисленные расстройства могут включать зрительные галлюцинации, от психотических расстройств до слабоумия и мигрени, но наличие зрительных галлюцинаций само по себе не означает, что это обязательно расстройство.Зрительные галлюцинации связаны с органическими расстройствами мозга, а также с заболеваниями, связанными с наркотиками и алкоголем, [41] и обычно не считаются результатом психических расстройств. [42]

Шизофреническая галлюцинация [править | править источник]

Галлюцинации могут быть вызваны шизофренией. Шизофрения — это психическое расстройство, при котором невозможно отличить реальный опыт от нереального, мыслить логически, иметь контекстуально соответствующие эмоции и действовать в социальных ситуациях. [43]

Во время галлюцинаций, вызванных шизофренией, в головном мозге возникает множество аномалий, особенно в области обработки голоса и звуков (для тех, кто испытывает слуховые галлюцинации) и обработки изображений (зрительные галлюцинации). Исследователи обнаружили, что возможной причиной этих галлюцинаций были аномалии серого вещества и общего функционирования, которое сочетает в себе интерпретацию звуков, голосов и изображений, а также регулирование эмоций. [44]

нейроанатомических коррелятов [править | править источник]
Основная статья: Неврология галлюцинаций

Обычные повседневные процедуры, такие как получение МРТ (магнитно-резонансной томографии), использовались, чтобы узнать больше о слуховых и вербальных галлюцинациях.«Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) и повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция (пТМС) были использованы для изучения патофизиологии слуховых / вербальных галлюцинаций (АВГ)» Связанная с галлюцинациями активация в области Брока убедительно предсказывала большую скорость ответа на левую височно-теменную rTMS ». [45] Эти находки могут свидетельствовать о том, что «височно-теменные области доминантного полушария участвуют в экспрессии AVHs с более высокими уровнями коактивации и / или сцепления с вовлечением нижних лобных областей, что усиливает лежащую в основе патофизиологию.» [45]

Также с помощью фМРТ было обнаружено, что можно лучше понять, почему галлюцинации происходят в мозгу, понимая эмоции и познание, и как они могут вызывать физические реакции, которые могут способствовать возникновению галлюцинаций. предполагает теорию о том, что «мотивации в теле и разуме могут подтолкнуть нас к определенному поведению, в котором мы действуем, например, инстинкту выживания и интуиции», и что они могут работать рука об руку, как мода. Это также можно рассматривать как символический «гомеостаз», который может иметь неблагоприятные последствия из-за этих галлюцинаций и / или психических заболеваний.Миндалевидное тело также связано с этим открытием, внося «декларативное суждение об эмоциональной значимости», а также влияя как на «эфферентные, так и на афферентные репрезентативные уровни аффективных вегетативных реакций в мозге». [46]

Патофизиологические механизмы [править | править источник]

«Левая верхняя височная кора головного мозга, которая поддерживает лингвистические функции, постоянно сообщается об активации во время слухово-вербальные галлюцинации у пациентов с шизофренией » [47] Синдром Шарля Бонне поддерживает предложение о деафференцировке зрительной коры головного мозга.При возникновении галлюцинаций в зрительной коре возникает раздражение, что может указывать на то, почему сообщается, что видны изображения, которые не являются реальными. Хотя многие люди, страдающие синдромом Шарля Бонне, являются пожилыми людьми, он может возникнуть у любого человека. [48] Ретикулярная система активации может использоваться для поддержки нейротрансмиттеров (дофамина и норадреналина) при галлюцинациях.

Существует несколько способов лечения многих типов галлюцинаций. Однако в случае галлюцинаций, вызванных психическим заболеванием, следует предупредить психолога или психиатра, и лечение будет основываться на наблюдениях этих врачей.Антипсихотические и атипичные антипсихотические препараты также могут использоваться для лечения болезни, если симптомы тяжелые и вызывают значительный дискомфорт. [ необходима ссылка ] Для других причин галлюцинаций нет фактических доказательств, подтверждающих, что какое-либо одно лечение научно проверено и доказано. Однако отказ от галлюциногенных препаратов, снижение уровня стресса, здоровый образ жизни и много сна могут помочь снизить распространенность галлюцинаций. Во всех случаях галлюцинаций следует обратиться за медицинской помощью и сообщить о конкретных симптомах.

  1. Лео П. В. Чиу (1989). Дифференциальная диагностика и лечение галлюцинаций. Журнал Гонконгской медицинской ассоциации 41 (3): 292–7.
  2. Francis Nagaraya, Myers FWH et al. (1894). Отчет о переписи галлюцинаций. Труды Общества психических исследований 34 : 25–394.
  3. Охайон М.М. (декабрь 2000 г.). Распространенность галлюцинаций и их патологических ассоциаций в общей популяции. Psychiatry Res 97 (2–3): 153–64.
  4. Чен Э., Берриос Г.Э. (1996). Распознавание галлюцинаций: многомерная модель и методология. Психопатология 29 (1): 54–63.
  5. Ффитче, Доминик http://www.acnr.co.uk/pdfs/volume4issue2/v4i2reviewart3.pdf. URL-адрес, доступ осуществлен 23 декабря 2012 г.
  6. Медицинский словарь.
  7. Томпсон, Андреа слышит голоса: некоторым это нравится.LiveScience.com. URL-адрес просмотрен 25 ноября 2006 г.
  8. ↑ Энгманн, Бирк; Рейтер, Майк: Спонтанное восприятие мелодий — галлюцинация или эпилепсия? Nervenheilkunde 2009 Apr 28: 217-221. ISSN 0722-1541
  9. ↑ Мурат Озсарак, Эрсин Аксай, Селахаттин Киян, Оркун Унек, Ферай Гулек, De Novo Церебральная артериовенозная мальформация: песня Pink Floyd «Кирпич в стене» как предупреждающий знак, Журнал экстренной медицины, в печати, исправленное доказательство , Доступно онлайн 13 августа 2009 г., ISSN 0736-4679, DOI: 10.1016 / j.jemermed.2009.05.035.
  10. Редкие галлюцинации создают музыку в сознании. ScienceDaily.com. URL-адрес, доступ осуществлен 31 декабря 2006 г.
  11. ↑ Medical News Today: «Слишком много кофе может заставить вас услышать то, чего нет»
  12. 12,0 12,1 (1997). Действуя по команде галлюцинаций: когнитивный подход. Британский журнал клинической психологии / Британское психологическое общество 36 (Pt 1) : 139–48.
  13. (2004). Командные галлюцинации среди азиатских пациентов с шизофренией. Канадский психиатрический журнал. Канадское обозрение психиатрии 49 (12): 838–42.
  14. 14,0 14,1 Ши, Шон Кристофер, доктор медицины
  15. ↑ Призрачные запахи
  16. Wolberg FL, Zeigler DK (1982). Обонятельные галлюцинации при мигрени. Архив неврологии 39 (6).
  17. Sacks, Оливер (1986). Мигрень , 75–76, Беркли: Калифорнийский университет Press.
  18. 18,0 18,1 Берриос Г. Э. (1982). Тактильные галлюцинации. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии 45 (4): 285–293.
  19. 19,0 19,1 19,2 Panayiotopoulos, Chrysostomos P. Клиническое руководство по эпилептическим синдромам и их лечению: на основе классификации ILAE и рекомендаций по параметрам практики.2. изд. Лондон: Springer, 2007.
  20. ↑ Баркер, П. 1997. Оценка в психиатрической и психиатрической помощи в поисках всего человека. Великобритания: Nelson Thornes Ltd., стр. 245.
  21. ↑ Баркер, П. 1997. Оценка психиатрических и психиатрических услуг в поисках всего человека. Великобритания: Nelson Thornes Ltd. P245.
  22. Морис М. Охайон, Роберт Г. Прист, Малия Коле и Кристиан Гийемино (1996). Гипнагогические и гипнопомпические галлюцинации: патологические явления ?. Британский журнал психиатрии 169 (4): 459–67.
  23. 23,0 23,1 23,2 23,3 23,4 Manford M, Andermann F (октябрь 1998 г.). Сложные зрительные галлюцинации. Клинические и нейробиологические исследования. Мозг 121 ((Pt 10)): 1819–40.
  24. ↑ Марк Дерр (2006) Мэрилин и я, «Нью-Йорк Таймс» 14 февраля 2006 г.
  25. Энгманн, Бирк (2008).Фосфены и фотопсии — ишемическое происхождение или сенсорная депривация? — История болезни. Z Neuropsychol. 19 (1): 7–13.
  26. 26,0 26,1 26,2 (2009). Зрительные галлюцинации: дифференциальная диагностика и лечение. Справочник по первичной медико-санитарной помощи к журналу клинической психиатрии 11 (1): 26–32.
  27. Bien CG, Benninger FO, Urbach H, Schramm J, Kurthen M, Elger CE (2000).Локализующее значение эпилептических зрительных аур. Мозг 123 (2): 244–253.
  28. Фруд, Арранские галлюцинации, связанные с наркотиками, кажутся реальными в мозгу. newscientist.com. URL-адрес получен 25 октября 2011 г.
  29. Горовиц, М. (1975). Галлюцинации: подход к обработке информации , 163–194, Нью-Йорк: Wiley.
  30. 30,0 30,1 Блом, янв (2010). Словарь галлюцинаций , Springer.URL-адрес получен 11 июля 2012 г.
  31. Кейси, Патрисия (2007). Клиническая психопатология Рыб: признаки и симптомы в психиатрии , RCPsych Publications. URL-адрес получен 11 июля 2012 г.
  32. (2009) Локализация клинических синдромов в нейропсихологии и неврологии , Springer. URL-адрес получен 11 июля 2012 г.
  33. ↑ Эрик Мессиас, изд. «Шизофрения». Медопедия. Проверено 14 июля 2012 года.
  34. (1915) Смит Эли Джеллиффи Журнал нервных и психических заболеваний, Том 42 , 30–31.URL-адрес получен 11 июля 2012 г.
  35. ↑ DOI: 10.4103 / 0253-7176.85399
    Это цитирование будет автоматически завершено в следующие несколько минут. Вы можете выйти из очереди или расширить вручную
  36. Урбан, Петер (2011). Заболевания ствола мозга , Springer. URL-адрес получен 11 июля 2012 г.
  37. Капур С. (январь 2003 г.). Психоз как состояние аномальной значимости: структура, связывающая биологию, феноменологию и фармакологию в шизофрении. Am J Psychiatry 160 (1): 13–23.
  38. Bentall RP (январь 1990 г.). Иллюзия реальности: обзор и интеграция психологических исследований галлюцинаций. Psychol Bull 107 (1): 82–95.
  39. Grossberg S (июль 2000 г.). Как галлюцинации могут возникать из-за механизмов обучения, внимания и воли мозга. J Int Neuropsychol Soc 6 (5): 583–92.
  40. 40.0 40,1 40,2 40,3 40,4 Horowitz MJ (1975). «Галлюцинации: подход к обработке информации» West LJ, Siegel RK Галлюцинации; поведение, опыт и теория , Нью-Йорк: Wiley.
  41. ↑ Сэмпл, Дэвид. «Oxford Handbook of Psychiatry» Oxford Press, 2005.
  42. ↑ Визуальные галлюцинации: дифференциальная диагностика и лечение (2009)
  43. ↑ Stannard, Lia. «Шизофрения. Типы галлюцинаций.»LiveStrong. Demand Media, Inc., 11 мая 2011 г. Интернет. 14 декабря 2011 г.»
  44. -Бонмати ,, Луис Марти Галлюцинации при шизофрении, связанные с областью мозга, которая обрабатывает голоса. доктор медицинских наук, . ScienceDaily. URL-адрес, доступ 30 октября 2012 г.
  45. 45,0 45,1 45,2 Хоффман, Ральф Э. Исследование патофизиологии слуховых / вербальных галлюцинаций путем сочетания функциональной магнитно-резонансной томографии и транскраниальной магнитной стимуляции.из Cereb Cortex. 2007. 17 ноября (11): 2733–2743 .. Ошибка цитирования: Недействительный тег ; название «Исследование патофизиологии слуховых / вербальных галлюцинаций» определено несколько раз с разным содержанием
  46. Кричли, Хьюго Д. (2009). Психофизиология нейронной, когнитивной и аффективной интеграции: фМРТ и вегетативные индикаторы. Международный журнал психофизиологии 73 (2): 88–94.
  47. Plaze et al., Бартес-Фаз, Мартино, Жануэль, Белливер, Де Борепре, Шанро, Андо, Лефоше, Артиж, Паллье, Мартино (2006). Исследование шизофрении. Science Direct : 109–115.
  48. Синдром Шарля Бонне. URL-адрес, доступ осуществлен 13 ноября 2012 г.
  • Джонсон FH (1978). Анатомия галлюцинаций. Чикаго: Nelson-Hall Co. ISBN 0-88229-155-6.
  • Bentall RP, Slade PD (1988). Сенсорный обман: научный анализ галлюцинаций.Лондон: Крум Хелм. ISBN 0-7099-3961-2.
  • Алеман А., Ларой Ф (2008). Галлюцинации: наука об идиосинкразическом восприятии. Американская психологическая ассоциация (APA). ISBN 1-4338-0311-9.
  • Sacks O (2012). Галлюцинации. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф. ISBN 978-0307957245
  • Джонсон, Фред Х. (1978). Анатомия галлюцинаций . Нельсон-Холл.
  • Slade, P.D. и Бенталл, Р.П. (1988). Сенсорный обман: научный анализ галлюцинаций .Лондон: Крум Хелм.

Понимание реальности: что показывают галлюцинации

Десятилетия спустя исследователи записали голоса галлюцинаторов с психотическими расстройствами и представили этим испытуемым искаженные в электронном виде копии. Они хотели посмотреть, могут ли галлюцинаторы распознавать собственные искаженные голоса. В том же ключе исследователи изучали использование компьютеризированных аватаров а-ля Second Life в последнее десятилетие, чтобы попытаться помочь галлюцинирующим психотикам назначить своим «предполагаемым преследователям» лицо, с которым можно поговорить, с целью смягчить то, что им говорили эти голоса.

Корлетт также указал мне на синусоидальную речь, особенно ошеломляющий пример того, как ожидание может формировать нашу реальность, когда дело касается языка. Вы можете попробовать сами: послушайте этот звук (не увеличивайте громкость). Большинство людей услышат подобный R2-D2 свист с оттенком вокодера. Затем послушайте запись женщины, говорящей с успокаивающим южноанглийским акцентом: «Был солнечный день, дети собирались в парк». Теперь попробуйте R2-D2 еще раз. Слушая свистящую синусоидальную речь, вы, вероятно, услышите искаженную версию того же предложения «солнечный день».И, скорее всего, сейчас вы не сможете не слышать слова из первой записи.

Галлюцинаторам может быть легче разобрать звуки, подобные R2-D2, даже до прослушивания другой записи. В исследовании 2017 года неклинические слушатели голоса намного лучше распознавали присутствие голоса в синусоидальной речи, чем их не слышащие голоса коллеги. И как группа, их мозги стреляли по шаблону, отличному от тех, кто не мог сказать, что синусоидальная речь была голосом.Этот пример, по словам Корлетта, доказывает, что слуховые галлюцинации связаны с процессами ожидания и предсказания.

Тем не менее, отмечает Фернихоф, в идее кодирования с предсказанием есть некоторые потенциальные дыры. «По сравнению с традиционным представлением о мозге как об устройстве, обрабатывающем информацию, поступающую из окружающей среды, прогнозирующее кодирование начинается с другого набора предположений о том, как мозг делает прогнозы о том, что находится в окружающей среде, а затем учится на них», — сказал он. .И это может затруднить согласование с другими, более устоявшимися взглядами на мозг.

Как глухой мозг перестраивается, чтобы «слышать» прикосновения и зрение.

Корлетт тем временем утверждает, что в теории внутренней речи есть пробел. Ссылаясь на исследование, в котором люди, которые были немыми с рождения, сообщали о том, что они слышат голоса в своей голове, он говорит, что это явление нельзя полностью объяснить тем, что мозг неправильно считывает сам себя.

Какие бы объяснения ни выдержали испытание временем, ставки этой науки намного выше, чем понимание того, почему многие из нас воображают текстовые сообщения.У некоторых людей галлюцинации могут быть более стойкими и беспокоящими. Наука о том, как эти галлюцинированные прикосновения, звуки и образы проявляются в уме, все еще неясна. «Пока рано говорить о том, насколько могут совпадать причины слуховых галлюцинаций и других видов», — говорит Фернихаф. До сих пор исследования были сосредоточены на слуховых галлюцинациях. И для многих необходимость в этой работе совершенно очевидна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *