Что означает гендерный: Гендер для чайников — краткий курс

Гендер для чайников — краткий курс

COLTA.RU и Фонд имени Генриха Бёлля с удовольствием представляют наш новый совместный проект — мы надеемся, что он станет началом большого и осмысленного разговора о сюжетах, которые российское общество предпочитает не замечать или недопонимать. 

Как распознать сексизм и не впасть в него самому? Как найти свой собственный «-изм» и научиться ориентироваться в современном гендерном многообразии? Что вообще такое этот «гендер»? Об этом и многом другом — краткий видеокурс «Гендер для чайников», где в наших внутренних противоречиях разбираются лучшие российские эксперты, исследователи и практики, социологи и демографы, специалисты в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин.

Наш первый эксперт — Елена Здравомыслова, социолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, содиректор программы гендерных исследований. 

Что такое гендер?
Патриархат
Как формируются гендерные роли?

Консервативный поворот
Консервативный поворот (продолжение)

Что такое гендер?

K списку

Гендер — это иностранное слово, оно имеет латинские корни. И оно пришло в русский язык из английского языка. По-английски это звучит «дженде». Это слово вводится в науки, и первый человек, который это делает, — психиатр, психолог и психоаналитик Столлер. Он в 1968 году пишет книжку, которая называется «Gender and sex». Он предлагает точно разделять биологические характеристики человека, его половые характеристики (то, что по-английски будет называться

sex) и gender — то, что социально организовано и социально сконструировано. Он это делает в 68-м году. На самом деле исследователи еще раньше пользуются этим термином, но именно за Столлером закрепилась эта идея, он у нас первооткрыватель этого термина. Этот термин активно начинает использоваться феминистскими исследователями, исследователями женского опыта, в гендерных исследованиях.

Исследования стали называться гендерными, от слова «дженде». Потому что на самом деле их фокус заключается в изучении социально конструированных отношений, групп, определяемых по признаку пола. Вот что такое гендер. В России впервые появился термин «гендер» в самом конце 80-х годов. Гендер по-английски — это грамматический род. В русском языке есть тоже грамматическая категория рода. И почему бы не использовать тогда категорию рода, объясняя социальную организацию отношений между полами? Очень важно было обозначить этот спектр исследовательских интересов через термин, который не ассоциируется с другими замыленными и ведущими не туда явлениями и дискурсивными формациями. Поэтому — «гендер».

Исследователи и просто люди, чувствительные к этой проблематике, стали обсуждать вопросы дискриминации по признаку пола. И вот тогда категория «гендер» оказалась очень емкой, важной и уместной. Потому что эта дискриминация, конечно, связана с социальными и политическими процессами. И надо назвать людей, которые особенно сделали такой значимый шаг в этом направлении. Это созданный в 89-м году Московский центр гендерных исследований. Он создавался в Академии наук, в Институте народонаселения, в Институте демографии. И вот ядром человеческим было несколько исследователей, которые и раньше занимались феминизмом и гендерными исследованиями. Но это был их личный как бы интерес, институционально это не было никак оформлено. Это Анастасия Посадская, Наталья Захарова, Наталья Михайловна Римашевская, которая была во главе этого. Вот эти исследователи поставили вопрос о реальных структурных барьерах гендерного равенства.

А тут возникли специальные политические возможности для того, чтобы гендерные исследования были достаточно автономной областью этого знания. А дело в чем? Дело в том, что Россия в конце 80-х — начале 90-х годов демонстрирует политическую волю, интеграцию в международные академические процессы. После того как в Пекине ООН в 85-м году приняла декларацию, которую подписала Россия, о борьбе со всеми формами дискриминации против женщин, нужно было в соответствии с подписанной декларацией предпринять ряд шагов. Потому что эта декларация предполагала действия на политическом уровне. Один из этих шагов — это зеленый свет для исследователей дискриминации и неравенства по признаку пола.

Патриархат

K списку

Патриархат — это социальная система, это общественное устройство, при котором женщины являются объектом угнетения, эксплуатации и оказываются в подчиненном положении. Такая исследовательница, как Сильвия Волби — я о ней говорю, потому что я разделяю эту точку зрения, — разделяет патриархат на публичный и приватный. Вот приватный патриархат, он в основном реализует себя как система подчинения женщин в сфере семейной жизни, в сфере частной жизни. И носителем воли, субъектом этого подчинения является отдельный конкретный мужчина. Отец, супруг. И можно всегда сказать: кто угнетатель супруги? Ее муж. Патриархат становится персонализированным.

Но в публичном патриархате — нет. В публичном патриархате очень трудно назвать вот этого индивидуального носителя угнетения, эксплуатации и доминирования. Это сама структура, это само общественное устройство. На самом деле угнетается патриархатом не только женщина, но и мужчина. Тем самым фактом, что существует жесткое представление об их ролях. И вот этот публичный патриархат, то есть патриархат в общественной сфере: в сфере занятости, в сфере политики, в культурной репрезентации — то есть в тех картинках, которые нам сообщают представления о мужественности и женственности, — вот этот патриархат действует по-другому. Он не исключает женщин полностью. Он их включает — пожалуйста, занимайте свои позиции на работе, в политике — но включает на определенных условиях. Сегрегируя. Мы тебя сделаем заместителем премьер-министра, но ты будешь отвечать за вопросы здравоохранения.

Патриархат может, конечно, определяться как механизм угнетения женщин. Но если мы оптику сдвинем, мы увидим, что это также механизм угнетения мужчин. Потому что он давит и разделяет. Предписывает и сегрегирует. Если мужчина не вписывается в матрицу доминирования, которая ему предписана обществом, — «Будь охотником! Будь насильником! Будь кормильцем!» — то он будет слыть негодным, неудачником, ненастоящим мужчиной.

Когда обсуждаются гендерные отношения в России, то очень часто звучит тезис о женской власти. Эта дискуссия о женской власти, обсуждение ее, конечно, каким-то образом затемняет вопрос о гендерном неравенстве. Или по-другому его формулирует. На самом деле, о каком патриархате мы можем говорить? О каком феминизме мы можем говорить? Женщины действительно обладают ресурсами, потому что они работают. И не только поэтому, а потому, что у них есть своя особая женская власть. И такие обсуждения характерны не только для нашего общества. В последнее время даже в литературе появился такой жанр, который исследователи называют «стервологией». Это разнообразные сборники, наставления, домострои определенные, руководства к действию, написанные психологами, которые обсуждают, как женщины могут манипулировать мужчинами. И вот в эту категорию «стервы», где почти обсценная (ненормативная) лексика (во всяком случае, этот термин явно не поощрительного характера), как бы едино встроены два образа женщины. С одной стороны, женщина, которая нечестным путем добивается своих целей, нелегитимно власть использует. А с другой стороны, она все-таки субъект, имеет свои цели, умеет их защищать и продвигать. Но делает она это нечестными путями. Использует так называемую женскую власть.

Мы предлагаем, вместе с моей коллегой Анной Темкиной и другими исследователями, говорить, что вот такая женская власть — это власть слабых. Эта власть манипуляторов, она, конечно, связана с предписанными ролями. И что такое вот эта женская власть? Это власть соблазнения, это власть интриги. Это власть, которая не признается как реальная борьба за свои права. Это просто использование своего положения для того, чтобы управлять этим бедным мужчиной. Мужчина голова, а женщина шея. Эта власть находит себе применение только потому, что патриархат работает. Что у женщин нехватка нормальных ресурсов. Тогда, будучи реальными субъектами, они прибегают вот к этим самым малолегитимным способам. Вот в этом заключается власть слабых. И постольку, поскольку женщина не допущена на равных с мужчиной соревноваться за какие-то значимые блага, она начинает пользоваться этими подковерными тактиками для того, чтобы добиться своих целей. Вывод такой: власть слабых существует. И женская власть как таковая, как власть манипуляторов, как власть интриганок, — она существует как власть слабых. Если не будет патриархата, исключающего и сегрегирующего, то не будет и власти слабых.

Как формируются гендерные роли?

K списку

Государственные механизмы, правовые, политические и идеологические, работают на то, чтобы использовать социально организованные различия между полами в свою пользу. И продвигают определенные идеологии о том, какие роли у мужчин, какие роли у женщин должны быть. Государство действует, можно сказать, нормативно и давит морально. Оно законы прописывает и может в этом смысле по-разному конструировать мужественность и женственность.

Гендерные паттерны, то, как мы будем жить как мужчины и женщины, интересуют, конечно, каждого. Но люди не всегда их знают. И они, конечно, связаны с конкретным контекстом, в котором вы находитесь. Люди не всегда чувствительны к гендерной несправедливости. Или к гендерному неравенству. Потому что они усваивают определенные представления о мужских и женских ролях. Они усваивают представления старые, архаичные, которые морализируются. Приведем пример. Есть представление, что женщина по своей природе гораздо лучше может ухаживать за слабыми и больными, нежели мужчина. От природы она способна к заботе. Она эмпатичная, мягкая, теплая, женственная. Вот в этом и суть женственности. Если так конструируется модель правильной женственности, то она противопоставляется представлениям о правильной мужественности. Мужчина рассматривается как неспособный к этому вчувствованию, неспособный к этой эмпатии и заботе. Только, наверное, вынужденно может заниматься этим. Такие жесткие представления о мужественности и женственности, о мужских и женских ролях, на самом деле, ограничивают возможности выбора и степень человеческой свободы. Действуют верования в правильную мужественность и в правильную женственность, они действуют как барьеры для гендерного равенства.

В нашем гендерном порядке очевидна длинная история общественного участия женщины в сфере оплачиваемого труда. У нас профессиональные женщины. И в этом смысле мы в принципе по индексу гендерного равенства довольно высоко, по тому, как женщины работают, Россия очень близка к Европе. В России довольно длительная традиция, укорененные практики, воспроизводящиеся многие поколения, совмещения оплачиваемого труда с семейными заботами. Женщина у нас в этом смысле стратегически очень активный субъект, она знает, как совмещать домашние роли и роли работающего человека. У нас нехватка социальной поддержки вот этого баланса ролей. И поддержки со стороны государства. Хотя последние годы государство делает усилия для того, чтобы поддержать совмещение ролей женщиной. Но у нас явный гендерный дисбаланс в том, что мужчина недостаточно эмансипирован и недостаточно включен в домашние заботы. И это сильно отличает нас от стран Западной Европы, где гендерное равенство в домашней сфере в гораздо большей степени нашло свое практическое выражение. Мужчина берет отпуск по уходу за ребенком, никто не считает это каким-то особым подвигом или странностью. Общество чувствительно к тому, что у нас проблемы с мужским гендером в большей степени, чем женским, если мы говорим в категории гендерного равенства. Потому что для того, чтобы обеспечить гендерное равенство, надо, чтобы и мужчины могли пересекать границу ролей, которые им предписаны.

Второе существенное различие — это наша гетеросексуальная матрица. Это совершенно очевидно. Если в Западной Европе работает политика инклюзивности (включенности) по отношению к людям с однополой сексуальной ориентацией, то Россия в этом отношении занимает совершенно другую позицию. Она считает, что такого рода открытость является неприемлемой. В этом она совершенно консервативна. И этот консерватизм является открыто декларируемой позицией российского законодательства, российской идеологии и средств массовой информации.

Проблемы гендерные чувствительны к разным возрастным группам. Скажем так, к разным этапам жизненного пути человека. Общество и государство чрезвычайно активно обсуждают гендерные дисбалансы репродуктивного возраста. И там говорится все время о том, не нужно ли больше яслей, не построить ли перинатальный центр. Или распространить декретные на мужчин. Конечно, есть сопротивление этим трендам. Но, во всяком случае, это проблематизировано. Однако если мы поговорим о людях, которые находятся на другом этапе жизненного пути, например, в предпенсионном или пенсионном возрасте, мы увидим, что они сталкиваются совсем с другой, но гендерно маркированной проблемой. Мы можем называть ее проблемой или синдромом «поколения сэндвич». Что это означает? Вы знаете, что такое сэндвич, — это бутерброд. Человек, оказывающийся в положении «сэндвич», находится в состоянии давления между двумя типами обязательств. По крайней мере, двумя, а то и больше. Сдавлен между двумя этими обязательствами. Вот только что дети подросли, и ты вроде достиг всего на рабочем месте, а тут у тебя начали болеть родители или бабушки и дедушки. И вот этот новый вызов совершенно застает человека врасплох. Потому что государство гораздо меньше помогает в уходе за пожилыми, чем в уходе за детьми. Это уже завершение жизни, это не продуктивный класс или социальная категория. Поэтому надо обеспечить им дожитие. Как семья будет справляться с уходом и заботой о немощных старших родственниках — это ее семейное дело. И в этом опять гендерный вопрос: чье это дело? Кто будет осуществлять прямой, ручной, непосредственный уход за больным пожилым человеком, чье состояние очень хрупкое? И, конечно, это опять профессиональное существо, которое профессионально социализировано как способное заботиться.

Консервативный поворот

K списку

Я бы хотела начать с того, что вообще гендерная проблематика в российском обществе довольно долго привлекала внимание только очень узкого круга активистов и исследователей. Массового интереса к этой проблематике, в общем, не было. И вдруг произошли перемены, гендерные вопросы стали политизироваться, и очень сильно. Начинается это примерно с середины 2000-х годов. То есть это второй срок президента Путина. Он объявляет, что перед Россией стоит демографическая проблема. Намечает три стратегии ее решения. И утверждает, что одним из путей решения демографического кризиса в России является рост деторождения. И необходимо поощрять женщин для того, чтобы они рожали детей.

Продвигается и очень быстро принимается закон о материнском капитале. Когда оказывается: роди второго ребенка, помоги гражданам России решить очень важный демографический вопрос, этому ребенку будет три года, и женщина получит так называемый материнский капитал. Начались общественные обсуждения: может ли действительно некоторая сумма служить стимулом для репродуктивного решения, как формулировать, какие есть действительно последствия этого закона. Феминистская критика прозвучала, потому что речь шла о материнском капитале. Довольно скоро он стал называться семейным капиталом. Но в реальной практике деньги эти может реально получать женщина. Обсуждались также цели, на которые может быть истрачен материнский капитал. Как мы знаем, по закону таких целей первоначально было только три. Это решение жилищного вопроса, пенсионные накопления матери и образование детей. Это прокрустово ложе трех целей использования этих денег оказалось чрезвычайно узким. Отношение государства к гражданам — такое, с одной стороны, патерналистское, а с другой стороны, жестко контролирующее — «Мы знаем, на что вам надо потратить деньги. И вы со своими потребностями уж приспособьтесь сами» — воспроизводило советские модели. Хотя сумма достаточно большая, тем более она индексировалась. С 2007 по 2016 год работает программа материнского капитала. И ясно, что она, может, и не решает проблему демографического кризиса, но улучшает в определенной степени положение семей. Семьи на нее рассчитывают. И, в общем, эта мера впервые проблематизирует гендер.

Второй момент связан с введением некоторых поправок в закон о репродуктивных правах. Дело в том, что у нас возникают массовые инициативы, которые призывают коренным образом пересмотреть очень либеральный закон об абортах. Или полностью его запретить. Происходит мобилизация консерваторов, которые вообще-то называются пролайферы. Это те, кто, обсуждая проблематику репродуктивных прав, категорически против того, чтобы у женщины вообще были репродуктивные права. Эти консерваторы, которые радикально хотят запретить аборт, не добиваются своей цели. Но изменения в законодательстве об абортах происходят, и частично эти поправки приводят к его ужесточению. Это второй, так скажем, пунктик политизации гендера. Потому что там возникает вопрос, имеет ли женщина право распоряжаться своим телом или ей надо вообще запретить это делать. Или она должна это делать только с согласия своего мужчины, партнера и так далее.

Третий момент, связанный с консервативной мобилизацией, касается закона о ювенальной юстиции. Довольно сложная дискуссия. Дело в том, что Россия должна была подписать закон о ювенальной юстиции. Консерваторы категорически против этого закона. По двум основаниям. С одной стороны, они говорят, что у них есть либеральный аргумент. Он заключается в том, что если государство вмешивается в частную жизнь, то это пространство коррупции, интервенции и давления. И ограничивает родительские права. С другой стороны, под эту же сурдинку совершенно не проводится никаких мер по облегчению положения детей, которые оказываются в местах заключения и которые преследуются по закону. Они говорят о том, что семья все должна решать. «В семье должны быть роли четко расписаны. Какие могут быть права ребенка?!» Ведь закон о ювенальной юстиции базируется на правах ребенка. «Никаких прав ребенка! Только права отца и права матери!» Вот эта модель традиционной семьи выступает. И это тоже консервативное такое наступление, чтобы не использовать слово «наезд».

Дальше мы говорим о законе о гендерном равенстве. Чтобы действительно реально бороться с дискриминацией, нужно было провести через парламент закон о гендерном равенстве с определенными формулировками. Это международное право. Этот закон блокируется, его не принимают. Почему? Потому что консерваторы выступают против категории «гендер». И вот это для нас довольно любопытный момент. Они говорят, что «гендер» — это чуждый термин, заимствованный. Мало того, сторонники гендерного подхода утверждают, что модели и роли мужественности и женственности, мужского и женского поведения социально сконструированы. А если они социально сконструированы, их можно изменить. Их можно выбрать. Они не предписаны ни государством, ни биологией, ни религиозными догматами. А раз так, то, используя категорию «гендер» в законодательных актах, мы тем самым проводим политику выбора сексуальной ориентации и половых ролей.

Консервативный поворот (продолжение)

K списку

Кто же эти консерваторы?

Прежде всего, существуют общественные инициативы. Эти общественные инициативы — различные организации, которые как будто бы созданы независимо от поддержки государственных структур. Действительно, есть люди, активно верящие и в богоданность, и в натуральность сложившихся ролей по признаку пола. Они имеют мощную поддержку у РПЦ, Русской православной церкви. Они имеют мощную поддержку в одном из сегментов политических элит. Именно поэтому, собственно говоря, они оказываются довольно серьезной силой в обществе и в общественном дискурсе.

Я не назвала еще одну законодательную инициативу, связанную с законом, запрещающим пропаганду гомосексуализма. Этот закон, который вызвал дискуссию, все-таки был принят на федеральном уровне. Он, конечно же, является исключающим, является репрессивным. Он является мощным утверждением гетеросексуальной матрицы. Таким образом, мы видим это вот проявление консервативных позиций в правовом поле, в дискурсивном поле. А в одной из речей президента консервативная идеология была названа идеологией российского политического истеблишмента. То есть вот этот консерватизм, проявляющий себя в продвижении ценностей патриархальной семьи, жесткой гетеросексуальной матрицы, представления о гендерных ролях, является той идеологией, которая претендует на гегемонию, то есть на господство. Потому что все, кто будет говорить против этого, будут расценены как диссиденты. Или как несогласные или те, кто не вписывается в мейнстрим этой идеологии, которая постоянно отсылает нас к традиционным ценностям, к российской культуре, к православным, к христианским ценностям.

И, конечно, есть сопротивление этой консервативной волне. Но на уровне повседневной жизни, когда люди просто игнорируют все это и находят возможности решать проблемы, с которыми они сталкиваются, самостоятельно. Игнорируя идеологическое наступление консерваторов. С другой стороны, существует феминистская мобилизация. Она пока небольшая. Может быть, даже не феминистская, а в сторону гендерного равенства. Когда люди выделяют, и проблематизируют, и обсуждают, и так далее. Поэтому мне кажется, что мы живем в том обществе, где полное господство консерваторов просто не может осуществиться технологически. Ни границы нельзя закрыть, ни дискурс нельзя полностью цензурировать. Поэтому я склонна рассматривать консервативный поворот как один из циклов политического развития, политической динамики, на смену которому рано или поздно придет другая волна. Но консерваторы довольно сильны в нашем обществе, что еще раз нас отсылает к тому, что наш гендерный порядок во многом сохраняется в качестве традиционного и патриархатного. С устойчивым представлением о моделях мужественности и женственности, с оправданием гендерных границ природными, биологическими или даже религиозными факторами.

Материал подготовлен Ириной Костериной в рамках совместного проекта COLTA.RU и Фонда имени Генриха Бёлля

Идея проекта: Ирина Костерина
Координатор и логист: Юлия Островская
Режиссер: Дмитрий Вакулин
Оператор: Кирилл Бегишев
Монтаж: Ирина Савина
Иллюстрации: Елена Зайкина

Другие материалы курса «Гендер для чайников»:

Что такое семейная политика?
Кому и зачем нужно материнство?
Что такое сексуальная идентичность?
Что такое феминизм?
Что такое маскулинность?
Что такое насилие?
Что такое отцовство?
Как устроены гендерные нормы на Северном Кавказе?

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Гендер, секс и феминизм: взгляд социолога • Arzamas

Анна Тёмкина — о том, как изучать неравенство между мужчинами и женщинами

Разговор Кирилл Головастиков, Ирина Калитеевская, Анна Тёмкина

Анна Тёмкина — доктор философии (Университет Хельсинки), профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге. Автор книги «12 лекций по гендерной социологии» (в соавторстве с Еленой Здравомысловой).


— Что такое гендер с точки зрения социолога?

— Чтобы ответить на вопрос, нужно рассказать, как формировалось представление о гендере, гендерных различиях. Социологическую постановку проблемы половых различий можно отнести к 1950-м годам, когда крупнейший американский социолог Толкотт Парсонс впервые сформулировал, что половые роли мужчин и женщин подчиняются определенным социальным ожиданиям и формируются в процессе социализации, а не буквальным образом вытекают из биологии.

Но главный толчок к современному представлению о гендере дало женское движение (вторая волна феминизма) в западных обществах в 1970–80-е годы, которое переработало и критически объединило много разрозненных социальных теорий. Например, на идею гендера (гендерных различий) сильно повлиял марксизм: оказались важны представления об эксплуатации и неравенстве в интерпретации положения женщин. С другой стороны, повлиял психоанализ — например, идея о том, что усвоение образцов женственности и мужественности и их неравенство происходит в процессе раннего психосексуального развития через отношения с матерью и с отцом, то есть через определенного рода культурные и символические структуры, а не возникает буквально из биологии. Важными являются антропологические исследования Маргарет Мид, показывающие различия половых ролей в разных культурах. К моменту возникновения второй волны феминизма существовали и собственно феминистские теории — например, экзистенциальный феминизм Симоны де Бовуар и представления об инаковости женщин. И разумеется, были важны либеральные идеи — прежде всего права человека и равенство всех перед законом.

Участники марша за права женщин. Вашингтон, 9 марта 1986 года © Barbara Alper / Getty Images

Все эти теории получают спрос в 1970-е годы в контексте женского движения, когда у активисток и социологов возникает много вопросов: что такое женщина, чем она отличается от мужчины, откуда взялось неравенство и что с ним делать — словом, какой диагноз неравенства и социальных проблем и каковы рецепты их преодоления.

И постепенно в социальных науках начинает использоваться термин «гендер», который отделяется от термина «пол»: в интерпретациях 1980-х годов пол — это биологические, анатомические, генетические характеристики человека, а гендер — это социальные и культурные характеристики. Происходит признание того, что одному и тому же биологическому полу могут приписы­ваться разные социальные и культурные характеристики в разных обществах, социальных и культурных контекстах. Несколько позднее в фокус гендерной социологии попадают социальные взаимодействия, в которых производится гендер (теория социального конструирования гендера), а затем — производство гендера в условиях структурных ограничений.

— Есть ли у гендерного подхода своя специфика в социологии?

— Да. Во-первых, в гендерной социологии и в гендерных исследованиях в целом есть тематики, которыми социология до этого не занималась. Например, насилие в семье, принятие решения об аборте, использование контрацепции и обсуждение этого с партнером, забота о детях и пожилых людях, переживания женщинами беременности, родов или рака молочной железы и т. п. Важной тематикой стал и баланс ролей — то, как женщины сочетают домашние и профессиональные роли, каковы различия в разных социальных группах и проч. Все это тематики сенситивные — чувствительные, многие из них болезненные, они затрагивают экзистенциальный уровень человеческого существования. Их трудно исследовать статистически, они уникальны.

Поэтому (и это вторая особенность) широкое распространение в гендерной социологии получают качественные методы — как направленные на изучение уникальных явлений в особенных контекстах. В последнее время используются и количественные методы. Они, в частности, необходимы феминистским исследователям, которые считают, что их результаты могут помочь изменить положение угнетенных групп. Следовательно, им нужна статистика, которая показывает, как мужчины и женщины представлены на разных уровнях власти, в разных экономических областях, какие у них разницы зарплат и так далее.

Очень важно и то, что благодаря качественным методам — третья особенность — в нашем распоряжении оказывается опыт из первых рук. Гендерным исследователям важно услышать те голоса, которые раньше не были слышны, — потому что эти проблемы не замечались, считались индивидуальными, а не социальными: например, семейное насилие или переживание аборта, опыт женщин-мигранток или сексуальных меньшинств. Практики невидимых групп становятся предметом исследования. В результате не только социологи получают новое знание, но и социальные группы могут, обретая данное знание, расширить диапазон своих возможностей.

Гендерных социологов интересуют различного рода социальные барьеры — ограничения, правила, нехватка ресурсов. В ранних гендерных исследованиях шла речь о патриархате — об общем структурном препятствии для карьеры женщин в политике, экономике, в отраслях, где сосредоточены максимальные ресурсы. Эти препятствия множественные. Они могут быть связаны с гендер­ными стереотипами и социализацией («не женское это дело»), с нехваткой ресурсов для получения образования и географической мобильности, с семейными обязанностями. Например, женщина начинает делать карьеру, а когда у нее рождается ребенок (средний возраст сейчас около 25 лет, в крупных городах выше), она уходит в долгий отпуск по уходу за ним. Если она хочет выйти на работу (или вернуться к своим проектам), может возникнуть еще один барьер — нехватка средств на оплату помощников по уходу, недостаток качественных детских садов. И она находится дома до того момента, пока ребенку не исполнится три года. Потом у нее рождается второй ребенок — то есть при наличии и выполнении желаемой нормы детности (двое детей) женщина не работает лет пять-шесть. Или совмещает эти роли с большим напряжением. И хотя никто ее специально не дискрими­нировал, к 30–35 годам она уже значительно отстала в своей карьере и, соответственно, заработке.

Детский сад в Бетнал-Грин. Англия, 1941 год © AP/ТАСС

Еще один принцип феминистского гендерного исследования, четвертый, — принцип рефлексивности. Мы как социологи должны быть чувствительны по отношению к тем людям, которых исследуем. Кстати, феминистское направление избегает слова «объект»: когда мы работаем с людьми, они такие же субъекты, как и мы. Соответственно, нужна постоянная рефлексия об отношениях между исследователем и тем, о ком исследование проводится, о том, как складываются эти отношения, как исследование может повлиять на жизнь женщин и мужчин.

Гендерные исследования сильно изменили социологию в целом — появились новые темы. Например, социология эмоций, социология заботы, исследования домашнего труда. Изучение гендера заметно повлияло на социологию сексуальности, социологию тела. Я уж не говорю о таких традиционных направлениях, как социология семьи, которая не может быть гендерно нечувствительной.

— Чем социология гендера отличается от социологии сексуальности?

— Cоциология сексуальности формировалась в своей собственной логике. Ее всегда интересовали отличия мужского и женского, но ей всегда было трудно абстрагироваться от психо- и анатомо-физиологических свойств человека. Довольно долго она имела тенденцию к эссенциализму — то есть к объяснению различий мужской и женской сексуальности природными причинами.

Для гендерных исследователей гораздо более значимым является, во-первых, социальное конструирование отношений, в том числе в сфере сексуальности, во-вторых, структурная система неравенства и отношений власти.

Важно то, что гендерные отношения — это всегда отношения власти, хотя и необязательно власти мужчины над женщиной: такие трактовки уже немного устарели. И, соответственно, интерес исследователя обращен на нера­венство, на структурные барьеры, на нехватку ресурсов, на навязывание жест­ких норм поведения и женщинам, и мужчинам.

— Что значит, что гендерные отношения — это отношения власти?

— Это довольно очевидно для всех, кто занимается гендерными исследованиями, и часто довольно сложно для тех, кто не занимается. Попробую пояснить это от противного, через два распространенных модуса возражений.

Первый — общелиберальный модус возражения: мужчины и женщины равны, в нашей Конституции это записано, никакая формальная дискриминация в обществе недопустима. А если женщины не представлены на высшем политическом уровне или на наиболее высокооплачиваемых позициях, если их зарплаты статистически меньше, чем у мужчин, то это не вопрос власти. Женщины могут всего этого достичь, это даже приветствуется, весь репертуар возможностей им открыт. Но если этого не происходит, то потому, что женщины сами этого не хотят, у них другое природное предназначение и жизненные цели. Для либералов гендерные исследования зачастую оказываются «лишними» и «избыточными»: если структурное неравенство и власть не признаются, то непонятно, почему существует проблема и в чем состоит предмет исследования.

Второй модус — широко распространенный в современной России — консервативный. В нем говорится что-то близкое: у женщин другое природ­ное предназначение. Но, в отличие от либерального модуса, здесь возникает сомнение в том, что женщинам нужны такие же права, как у мужчин. Утверж­дается, что женщины должны заниматься семьей, их зарплата вполне может быть меньшей, потому что основной добытчик — мужчина; женщины могут работать, но в той степени, в которой это не мешает воспитанию детей, обеспечению домашнего хозяйства и заботе о муже. Если женщины занимают равные с мужчинами позиции в обществе, то это ведет к определенной дегра­дации, потому что женщины утрачивают свое природное предназначение, они перестают в надлежащей степени лично заботиться о детях и домохозяйстве. В данном модусе очень подозрительно относятся к гендерным исследованиям: они, с точки зрения консерваторов, способствуют разрушению традиционной семьи, продвижению гомосексуальности в обществе, подрыву моральных устоев и национальных ценностей.

Однако в гендерных исследованиях считается, что дискурс об ином женском природном предназначении — это один из важнейших механизмов произ­водства неравенства и власти.

Драка на кулаках. Австралия, 1925 год © New South Wales State Library

Другой пример — гегемонная маскулинность, термин, который возник в гендерной социологии. Это некий образец, который в данном конкретном обществе считается правильным и привлекательным для мужчин: например, это белый гетеросексуальный образованный мужчина среднего класса, у него есть профессия или должность, которая обспечивает его деньгами и престижным потреблением. Этот идеальный образец связан с наличием больших ресурсов, а большое количество ресурсов является основанием для власти, поэтому на них ориентируется большинство. По отношению к данному образцу многие другие мужчины оказываются маргинализированными: они могут быть бедными, больными, старыми, гомосексуалами, мигрантами, принадлежать к другой расе или к другой культуре — они все будут находиться в иерархических властных отношениях с гегемонной маскулинностью, доми­нирующей и диктующей «правильные» образцы поведения мужчин. При этом гегемонная маскулинность в социальной иерархии находится выше, чем любой тип женственности. Это еще одна интерпретация конструкций власти.

— Вы говорили о политике высокого уровня и высокооплачиваемых постах. Но как быть в случае с более бытовыми темами, отношениями внутри семьи например, в них тоже выстраиваются отношения власти? Можно ли изучать их с точки зрения гендера и не искать власть?

— Я говорила о том, как мыслятся гендерные отношения, но это не означает, что исследования всегда посвящены механизмам власти, у них могут быть другие задачи, однако они все-таки могут показать власть. Например, магистрантка Катя Иванова под моим руководством в ЕУСПб проводила исследование отношений разведенных мужчин к бывшим семьям, и ее изначальная задача была проанализировать стратегии выплаты алиментов. Но один из результатов был такой: после развода в конечном счете именно мужчины управляют экономическими отношениями со своей бывшей семьей — и женщины только в очень маленькой степени могут на это влиять. Например, мужчина хорошо обеспечен, но выплачивает только формальные алименты — долю от официальной зарплаты. В таком случае мужчина действует по закону, к нему не может быть претензий, но эти суммы очень незначительные, и никакой реальной помощи собственному ребенку он не оказывает. Другая стратегия: супруги договариваются о том, что отец выплачивает существенную сумму и реально помогает семье. Но делает он это только до тех пор, пока жена соблюдает правила, которые он ей предлагает: например, как он будет взаимодействовать с ребенком. Если она начнет этому препятствовать, он легко может снизить размер неформально обговоренной суммы до формальных алиментов. То есть власть, несмотря на развод, остается на его стороне, он управляет материальными отношениями с бывшей семьей.

Или, например, я в 2000-е годы занималась исследованием использования контрацепции современной российской молодежью. Молодые люди очень хорошо понимают риски, которые связаны с неиспользованием контрацепции. Но для многих легитимным аргументом против использования презервативов было то, что они понижают чувствительность у мужчины. И женщина идет на риск. Это тоже отношения власти, хотя более «переговорные».

— Большинство ученых говорят, что не дают оценку тому, что наблю­дают. Но, учитывая всю описанную выше специфику, значит ли это, что вы как гендерный социолог даете оценку?

— Это очень сложный вопрос. От личных оценок я стараюсь воздерживаться — очень надеюсь, что у меня это получается. Но я не знаю, является ли обнаружение неравенства обязательно оценочным — и да, и нет. Есть направление исследований, которое тесно связано с социальным активизмом, оно считает, что если неравенство найдено, его нужно преодолеть или хотя бы попытаться. Я себя не отношу к данному направлению, я не настолько наивна, чтобы полагать, что вскрытые тенденции легко изменить. Моя задача — их обнаружить.

— То есть возможно такое неравенство, которое можно вскрыть, но при этом оставить?

— Его можно вскрыть — но возможно, что с ним абсолютно ничего нельзя сделать. Сколько есть исследований, например, коррупции — а она, коррупция, их даже не замечает. С другой стороны, некоторые феминистские исследователи полагают, что само обнаружение социальных проблем уже может быть изменением положения людей, к которым эта проблема относится. Например, наличие сексуальных домогательств в отношении женщин (или мужчин) или семейное насилие. Или жизнь с раком молочной железы. Обнаружение данных трендов может что-то изменить. Однако я скорее полагаю, что само по себе исследование ничего не изменяет: люди ведут себя определенным образом независимо от того, исследовали мы их или нет.

Но бывает, что нашими исследованиями интересуются журналисты, активисты или — изредка — политические деятели. Они могут что-то менять. Иногда наши студенты уже активисты — и они заранее ставят себе задачей сделать такое исследование, которое потом позволит что-то изменить в устройстве общества. Окей, говорю я им, это прекрасно, но это потом; моя задача, пока они осуществляют исследование, научить, как его проводить, отделяя от активизма.

— Есть ли знак равенства между гендерной социологией и феминистской?

— Если отвечать коротко, то да. Они вместе формировались, гендерная социология феминистски чувствительна, мне трудно представить себе гендерную социологию, которая не понимает основ феминизма. Но гендерная социология совсем необязательно ставит себе феминистские задачи — выявить структуры неравенства, изменить их. Если она их и ставит, то скорее в порядке исключения. Особенно у нас — в европейском контексте практически любая социология будет критической наукой. В европейских университетах трудно найти женщин, равнодушных к феминизму. А у нашей социологии поначалу было к нему очень настороженное отношение: в 1990-е годы он казался чем-то непонятным, чем-то из другого контекста, актуального для нас. Существовало предположение о том, что гендерным исследованиям необязательно быть феминистскими — вряд ли они будут патриархальными, конечно, но и феминистскими быть не обязаны.

Участница демонстрации в поддержку репродуктивных прав. Голландия, 1981 год © Nationaal Archief

Но в последние несколько лет гендерная социология в России почти вся стала феминистской, и произошло это во многом благодаря консервативному повороту. Прошла мода на гендерную тематику, когда консервативный дискурс объяснил всем, что гендер разрушает семью, гетеросексуальность, нацию. Поэтому стало невозможным удержаться на неопределенной позиции — вроде бы и гендерная социология, но не признающая феминизм, власть, неравенство, дискриминацию. Ну, конечно, и накопление знаний за это время произошло, и новое поколение выросло, критически относящееся к патриархату и интересующееся самыми современными научными трендами и теориями.

— Кажется, что сейчас гендерная и феминистская тематика вызывает бешеный интерес. Прежде всего это видно по социальным сетям: обсуждение гендерного неравенства — это всегда скандал. С чем вы это связываете?

— Я не очень вижу бешеный интерес, если честно. Хотя, конечно, консерваторы очень много сделали для того, чтобы усилился интерес к гендерной тематике и у молодого феминистского поколения, и у публики, спасибо им за это. Я не слежу за скандалами в социальных сетях, они мне интересны только с одной точки зрения — как симптом формирования новых трендов, например общественного движения, феминистских инициатив. Общественные движения развиваются, если есть конфликт. Если есть движение — есть и контрдвижение, это всегда конфликт.

Конечно, тематика чувствительна, эмоционально окрашена, касается каждого. В соцсетях в обсуждении гендерного неравенства активно принимают участие и те, кто почти не информирован, они бесконечно повторяют в разных вариациях тезис о том, что мужчина должен быть мужчиной, женщина должна быть женщиной и так далее, эссенциализм очень силен. А гендер современные исследователи как раз и считают постоянным (перформативным) повторением телесных и речевых актов. Значит, данные люди таким образом утверждают свой гендер как «естественный». А информированные мужчины и женщины утверждают обратное. За скандалом могут стоять совершенно разные социальные процессы.

— То есть и нарастание консерватизма, и, наоборот, пробуждение общественного движения?

— В каком-то смысле — да. Одно измерение скандала — может быть, лучше назвать его конфликтом, — когда у людей идет формирование представлений об общественных интересах, взглядах, действиях. И они отличаются друг от друга. Например, женщины и мужчины — они равные или неравные? В правах? В отношении к детям? В политических интересах? Есть вообще общие интересы у всех женщин? Или есть разные интересы у разных групп? И так далее. Много споров внутри феминистских сообществ, иногда в академических. Другое измерение — это свидетельство консервативного поворота, негативный взгляд на гендерное равенство. Но есть и другие противоречия, когда практики людей подчиняются одним принципам, а их идеи и символы — другим. Например, мы все чаще в исследованиях фиксируем (и все мы это видим), что в эгалитарных парах из образованного среднего класса, в которых и мужчина, и женщина профессионалы, оба настроены на карьеру, по умолчанию домашнюю работу делает тот, кто может. Или они договариваются. А как одеты их дети? Девочки — строго в розовое, мальчики — строго в голубое. Вот такой парадокс: эгалитарная пара — и дети с очень ярко выраженными половыми символами, чтобы никто не перепутал.

— И почему же они так делают, если сами не выстраивают отношения власти между собой?

— Они не выстраивают отношения власти между собой, но они включены в систему государственного патриархата. Из нее нельзя быть выключенным: материнский капитал дается матерям, а не отцам, устройством в детские сады и в школы занимаются женщины, и они же в них работают, няни — это женщины и так далее. Окружающие бесконечно повторяют, что мужчины должны быть мужчинами, а женщины — женщинами. Вероятно, когда реальные различия ролей утрачиваются, обостряется необходимость проводить символическую границу — через одежду и телесные проявления (в гендерной социологии это называется гендерным дисплеем). Потому что различие мужского и женского — это способ мышления о мире, которому нас всех научили, а теперь мы сами (хотя и не все) хотим научить ему окружающих. Это способ существования социума, даже если кому-то в нем достаются по признаку пола большие объемы власти, а кому-то меньшие.

Мы сами производим себя как мужчин и женщин, даже понимая условность этой исторической конструкции. Я веду себя как женщина и не собираюсь переставать это делать, потому что слишком много телесных практик, привычек, устройство жизни выстраивается вокруг этого и встроено в них.

— Так все-таки эссенциализм — это плохо? Можно ли отделить в женских и мужских ролях природное от культурного?

— Эссенциализм — это не плохо и не хорошо, хотя феминизм и гендерные исследования относятся к нему критически. Но наша задача — объяснить его устойчивость в сознании людей и их идеях. Эссенциализм, во-первых, это «факт», задействованный в объяснении социальных и культурных различий, во-вторых, это важный ресурс. Попробую объяснить на примере. Человек постоянно вступает в огромное количество коммуникаций, и чтобы нам было проще начинать взаимодействие, мы автоматически категоризируем людей. На улице и на работе мы вступаем во взаимодействие не с абстрактным индивидом, а с мужчинами и женщинами (они также имеют возраст, этничность, сексуальность — но сейчас мы говорим о гендере). И мы впадаем в ступор, если мы не можем определить пол человека — это нас отвлекает от рутинных задач.

Более того, взаимодействуя c мужчинами и женщинами, мы автоматически наделяем их качествами, которые вообще характерны для мужчин и вообще характерны для женщин. Маленький пример: вам нужно донести тяжелые пачки книг до своего рабочего места. Вы заходите в комнату, в которой находятся не очень хорошо вам знакомые мужчина и женщина примерно одинакового возраста. Кого вы попросите помочь с учебниками?

Две женщины и член экипажа на пароходе. Австралия, 1930 год © Australian National Maritime Museum
— Мужчину.

— Мужчину, естественно. А вполне возможно, что у мужчины болит позвоноч­ник, а у женщины разряд по легкой атлетике. И от мысли, что из этих двоих женщине будет гораздо легче принести книги, мы уже вздрогнули: социальный (гендерный) порядок нарушен. Мы могли бы войти и спросить, не может ли кто-то из присутствующих помочь. Но это значит, что мы должны заранее отрефлексировать рутинную задачу, а это дополнительное усилие. И ситуаций таких миллион, одна следует за другой, поэтому гораздо удобнее взаимодейст­вовать в повседневности, выделяя категорию мужчин и категорию женщин и наделяя их стереотипическими свойствами. А для этого их надо четко различать.

Конечно, раньше это разделение было проще: женщины находились в приватной сфере, мужчины — в публичной, выглядели они совершенно по‑разному, и привычки у них были разные. Эмиль Дюркгейм говорил о том, что чем общество цивилизованнее, тем больше различие между мужчинами и женщинами. А в современной ситуации по очень многим параметрам мужчины и женщины уже не отличаются — например, работают в одном офисе, выполняют сходные функции. Как продолжать воспроизводить социальный порядок? Надо использовать другие измерения: голубые и розовые кофточки, украшения, каблуки и прочее. Эти символические признаки будут способствовать воспроизводству категоризации, которая лежит в основе повседневности и взаимодействий, разделяя людей на мужчин и женщин.

Кроме того, либерализм и консерватизм продвигают эссенциализм, и в такой обстановке символические признаки гендера становятся ресурсом. Например, для успешной профессиональной работы во многих видах деятельности важен телесный капитал. Идешь на собеседование или работаешь с клиентом — должен хорошо выглядеть, но не абстрактно, а с учетом своего пола: женщина подчеркивает женственность, мужчина — мужественность.

Иначе говоря, очень много факторов работают на то, чтобы мужчины и женщины отделяли себя друг от друга — и нас в первую очередь интересует то, как они это делают, как на это влияют социум и культура. Но, напомню, это не просто различия. Они встраиваются в систему стереотипов, согласно которым в первую очередь женщина (по крайней мере в среднем классе) заботится о ребенке, прерывает свою карьеру (или проекты), ее зарплата не растет так быстро, как у ее мужа (партнера), она не продвигается так быстро по служебной лестнице. И она оказывается в системе гендерного неравенства, даже если в семье преобладают эгалитарные идеи.

— Расскажите о своих исследованиях и об исследованиях коллег, которые кажутся вам наиболее интересными.

— Я много занималась исследованиями сексуальности в разных обществах; меня интересовало, как меняются сексуальные практики у поколения 1990-х годов и начала 2000-х. Если в двух словах, итог был такой: налицо тенденции к либерализации и эгалитарности, практики становятся более свободными и неравенство в сексуальных отношениях уменьшается.

Моя коллега Елена Здравомыслова занимается социологией заботы: как в современных семьях организована забота о детях и пожилых. Это очень актуальная тематика и тоже гендерно выраженная, потому что основной заботящийся — это женщина. Есть феномен sandwich generation («поколение-сэндвич»): женщины стали позднее рожать, и когда их родители уже начинают болеть и становятся ограниченными в своих возможностях, дети еще не выросли. Женщина еще воспитывает детей и уже должна заботиться о своих родителях — а мы помним, что у нее к этому шесть лет отпуска по уходу за ребенком и раньше начинается пенсионный возраст, а может быть, ей даже приходится раньше срока выходить на пенсию. То есть женская карьера по времени короче мужской лет на десять. А с этим связаны и размеры заработков, и размеры пенсии.

Моя тематика в последние годы — гендер и здоровье, в частности репродук­тивное здоровье. Я провожу исследование о сестринском образовании. Медсестры — это стереотип женской профессии: когда говорят о женских профессиях, в первую очередь имеют в виду нянь, медсестер, акушерок. Я изучаю, какие люди становятся сестрами и как их обучают этой «женской» профессии.

Второе направление моих исследований связано с системой родовспоможения и с тем, что сейчас изменяется в родильных домах. Меня интересует, например, как формируется сегмент платных услуг в родовспоможении и почему некоторые женщины оплачивают родовспоможение, притом что оно у нас бесплатное государственное. Не спрашивайте почему — у меня еще нет ответа.

Медсестры родильного дома c новорожденными младенцами на руках. Сосновый Бор, 1981 год © Юрий Абрамочкин / РИА «Новости»
— Какие исследования сейчас были бы особенно важны в России?

— Есть ощущение, что у нас вообще очень мало того, что детально исследовано в гендерном измерении; катастрофически мало хороших работ. На английском языке одних только журналов по гендерным и феминистским исследованиям существует несколько десятков, некоторые из них имеют очень высокие рейтинги и индексы цитирования. У нас по гендерным исследованиям нет ни одного журнала. Хотя число интересных исследований и публикаций в гендерной социологии растет.

Мне кажется, что для российского контекста очень важны исследования гендерного измерения бюрократических форматов и институциональных контекстов — это то, что сильно отличает нас от многих других обществ. Формальные правила накладываются на неформальные, постоянно изменяются, люди к ним постоянно приспосабливаются. Важно исследовать, как на практике работает роддом, детская поликлиника, детский сад, школа, как взаимодействуют дети, родители и профессионалы, как матери/родители осуществляют медицинскую и иную заботу о детях. Например, в заботе о здоровье детей матери среднего класса бегают между платными и бесплатными поликлиниками, на полностью платные не хватает денег, да им и не всегда доверяют, в бесплатных — очереди и вокруг больные дети. А требования к здоровью детей растут, представления об их потребностях меняются. Важно исследовать, чем занимается мать, чем занимается отец, что делают бабушки-дедушки и как меняется их роль, какие у разных поколений идеи о семье и отношениях, о женских и мужских ролях, откуда эти идеи берутся, как они реализуются, как меняются идеи и практики с возрастом, при разводе, выходе на пенсию, наступлении нетрудоспособности и т. п. Мы не знаем, как конкретно женщины заботятся о своем здоровье и здоровье членов семьи и как это делают мужчины. Кто доверяет медицине, а кто нет и почему? Какие последствия это имеет для людей разного пола? В конце концов, почему женщины больше болеют, а мужчины меньше живут? В целом важно понимать социальные различия и гендерное устройство в разных группах и социальных институтах.

Замечу, что если мы какие-то аспекты жизни не исследовали (или с исследо­ваниями не знакомы), то начинаем о них рассуждать как обыватели — что в социальных сетях пишут, то мы и повторяем. И другие повторяют. Или, например, с чего начинают женщины, которые собираются заводить детей, рожать или делать вакцинацию младенцу? Они открывают фейсбук. А исследований и на эту тему нет. Фейсбук стал настолько рутинной повседневной практикой, что пора эти социальные взаимодействия исследовать в гендерном измерении. С другой стороны, происходит милитаризация общества — тоже надо исследовать, как это влияет на гендерные отношения, идет консервативный поворот — то же самое, религии я вообще не коснулась, а это очень важно для интерпретации гендерных идей и практик. Так что поле непаханое.  

гендерный — это… Что такое гендерный?

  • ГЕНДЕРНЫЙ — (англ. gender род, пол), связанный с проблемой роли в обществе лиц мужского и женского пола …   Энциклопедический словарь

  • ГЕНДЕРНЫЙ — [Словарь иностранных слов русского языка

  • гендерный — прил., кол во синонимов: 1 • половой (17) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • гендерный — г ендерный …   Русский орфографический словарь

  • Гендерный подкол — Гендерный подкол[1] (от англ. genderfuck)  это осознанное поведение индивида, выражающееся в отказе от следования традиционным «гендерным ролям», соответствовать традиционному пониманию «гендерных идентичностей» или «гендерным… …   Википедия

  • Гендерный дисплей — вариант дисплея идентичности, социально обусловленное многообразие проявления половой принадлежности на уровне межличностного общения; основной механизм создания гендера в процессе взаимодействия лицом к лицу. Гендерный дисплей проявляется в… …   Термины гендерных исследований

  • Гендерный анализ — это процесс оценки различного воздействия, оказываемого на женщин и мужчин, существующими или предлагаемыми программами, законодательством, государственным политическим курсом во всех сферах жизни общества и государства. Гендерный анализ также… …   Термины гендерных исследований

  • Гендерный фактор в политике — это условный термин, характеризующий интеграцию гендерного подхода в социально политическую сферу общества, направленную главным образом на достижение, сохранение, усиление и реализацию власти. Широкое толкование понятия гендерный фактор в… …   Термины гендерных исследований

  • Гендерный подход — (гендерное измерение) объективный родовой признак политической культуры, свойственной активной представительной демократии, суть которого учет интересов обоих социально половых групп общества. Суть нового подхода состоит в том, что нужны… …   Термины гендерных исследований

  • Гендерный разрыв на выборах — означает существенные отличия в поведении избирателей мужского и женского пола при определении партийной поддержки, в оценках действий президентов, в отношении к актуальным и острым проблемам государственной политики и путям их решения. Термин… …   Термины гендерных исследований

  • почему оно имеет важное значение, особенно во время кризиса

    В недавнем прошлом мы многого добились на пути к гендерному равенству, но нам предстоит пройти еще долгий путь, чтобы обеспечить равные возможности для женщин в плане получения средств к существованию, участия в жизни общества и права голоса.

    Сейчас, когда в мире свирепствует коронавирусная пандемия (COVID-19), ставки еще выше, так как во времена серьезных кризисов женщины зачастую оказывались на переднем крае борьбы. Женщины преобладают на таких ключевых позициях, как медсестры, социальные работники и лица, ухаживающие за больными. Они также работают врачами и волонтерами, а также являются политическими и общественными лидерами, принимающими важнейшие решения о том, как справиться с последствиями кризиса в области здравоохранения, социальной и экономической сферах. Участие женщин будет иметь жизненно важное значение для нашего успеха в борьбе с этой общей глобальной угрозой.

    Давайте сначала признаем уже достигнутые результаты…

    Сегодня мы воспринимаем как само собой разумеющееся то, что женщины могут голосовать. Однако — за исключением нескольких стран, таких как Новая Зеландия, Австралия и Финляндия, — всеобщее избирательное право стало реальностью только после Первой мировой войны. Фактически, право женщин голосовать было введено в международное право только в 1948 году Комиссией Организации Объединенных Наций по правам человека.

    Женщины также воспользовались возросшими возможностями быть лидерами. В 2019 году женщины занимали почти каждое четвертое кресло в законодательных собраниях по всему миру, что более чем в два раза превышало аналогичный показатель 1995 года. В настоящее время женщины также с большей вероятностью занимают руководящие должности, чем двадцать лет назад, хотя до паритета еще далеко.

    При большем представительстве достигаются лучшие результаты. Если посмотреть на сферу образования, то мир стал свидетелем огромного прогресса в сокращении разрыва между девочками и мальчиками по целому ряду важнейших направлений, таких как показатели охвата школьным образованием и уровень грамотности.

    Что касается охраны здоровья, то во время родов умирает значительно меньше матерей, а средняя продолжительность жизни женщин значительно возросла. За редкими исключениями, женщины в настоящее время практически в каждой стране живут дольше мужчин.

    Что касается участия в трудовой деятельности, то в странах с различными уровнями доходов все большее число женщин занимаются экономической деятельностью, выходящей за рамки нерыночной работы по дому.

    Во всем мире в последние годы было проведено множество национальных реформ, направленных на улучшение положения женщин на рабочем месте, в браке и особенно на защиту женщин от насилия.

    Между тем, впереди еще долгий путь…

    Несмотря на этот значимый прогресс, все еще сохраняются существенные гендерные пробелы. В разных странах они различаются по своим масштабам и форме — от физического насилия и материальных лишений до неравных возможностей в области занятости или в политической жизни.

    По оценкам Всемирной организации здравоохранения, каждая третья женщина в мире в течение своей жизни будет подвергаться насилию.

    К сожалению, риск подвергнуться насилию возрастает во время бедствий, таких как вспышка COVID-19. Специальный докладчик ООН по вопросу о насилии в отношении женщин, Дубравка Симонович, предупредила, что «скорее всего, уровень распространения домашнего насилия будет возрастать, как уже ранее предполагалось в первичных сообщениях полиции и «горячей линии».

    Гендерное неравенство также проявляется в неравных возможностях для полноценного участия в экономической жизни. Структура «ООН-женщины» пришла к выводу, что женщины реже, чем мужчины, участвуют в рынке труда и чаще оказываются безработными.

    Женщины получают меньшую заработную плату, зарабатывая 77 центов на каждый доллар, заработанный мужчиной, и несут непропорционально большую ответственность за неоплачиваемую работу по уходу за членами семьи и за работу по дому (выполняют 76 процентов от общего количества часов неоплачиваемой работы по уходу во всем мире). Исследование, проведенное в шести странах мира, продемонстрировало, что если бы неоплачиваемый труд женщин был оценен в денежном выражении, он составил бы от 10 до 39 процентов ВВП.

    Эти пробелы в возможностях позволяют предположить, что пандемия COVID-19 может непропорционально сильно отразиться на женщинах. Женщины составляют большую долю работников здравоохранения и социального обеспечения во всем мире: 70 процентов в 104 странах. Кроме того, ранний анализ, проведенный Всемирным банком, показывает, что те женщины, которые выполняют функции по уходу за детьми, могут столкнуться с увеличением нагрузки после закрытия школ, при этом работающие матери оказываются в еще более тяжелом положении, чем обычно, пытаясь совмещать работу на дому, учебу детей на дому, уход за детьми и работу по дому.

    Также вызывает беспокойство неравенство доступа. По существующим оценкам, во всем мире почти 40 процентов женщин, занятых оплачиваемым трудом, не имеют доступа к системе социальной защиты.

    Женщины реже, чем мужчины, имеют доступ к финансовым учреждениям или банковским счетам. Хотя предприятия, принадлежащие женщинам, составляют более 30 процентов зарегистрированных предприятий во всем мире, лишь 10 процентов женщин-предпринимателей располагают капиталом, необходимым им для развития своего дела.

    Эти гендерные разрывы влекут за собой реальные убытки для всего сообщества…

    Как отмечается в исследовании Группы Всемирного банка «Женщины, бизнес и закон 2020», «равенство возможностей – это хорошая экономика». Действительно, по имеющимся оценкам, отставание женщин в области занятости и предпринимательства обходится миру примерно в 15 процентов его ВВП.

    Рассматривая сценарий «полного потенциала», при котором женщины участвуют в экономике на равных условиях с мужчинами, McKinsey пришла к выводу, что это добавит к 2025 году $28 трлн (26%) к годовому глобальному ВВП по сравнению с существующей ситуацией.

    Между тем, когда девушкам позволят полностью реализовать свой потенциал, нам всем будет лучше…

    Цитируя известного армянского прозаика и активистку начала 20-го века Забел Есаян, «Женщина рождается в этот мир не для того, чтобы быть всем угождать. Женщина рождается для развития своих умственных, моральных и физических способностей».

    На протяжении истории многие женщины вступили на путь самореализации на благо нашего общества. Некоторые из них широко известны, другие менее известны, но каждая из них внесла свой вклад в мировой прогресс, будь то обеспечение прав человека и мира, продвижение вперед в науке или служение на переднем крае борьбы за спасение человеческих жизней и охрану здоровья населения.

    Давайте воздадим должное лишь нескольким.

    Мари Кюри была первой женщиной, удостоенной Нобелевской премии (дважды!) — по физике в 1903 году за исследования в области радиоактивности, и повторно по химии в 1911 году за изучение элементов полония и радия.

    Первая китайская лауреатка Нобелевской премии Ту Юю получила Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 2015 году за свои открытия в области лечения малярии, которые с тех пор спасли миллионы жизней.

    Кэтрин Ханнан, откликнувшись на призыв Красного Креста к медсестрам, стала добровольцем, как только Соединенные Штаты Америки вступили в Первую мировую войну, а испанский грипп начал опустошать армию и, в конце концов, весь мир. Она быстро продвигалась в звании, получив должность главной медсестры и суперинтенданта, курируя работу 100 медсестер.

    Мать Тереза была удостоена Нобелевской премии мира в 1979 году за свое неустанную гуманитарную деятельность в интересах бедных и больных в Калькутте.

    И сегодня женщины помогают вести борьбу с COVID-19: 7 марта китайские власти наградили 20 женщин-медиков за их выдающуюся и героическую роль в борьбе страны со вспышкой коронавируса.

    Каролина Эллиотт, местная жительница городка Шарлотта, штат Северная Каролина, США, организует доставку продуктов питания, чтобы помочь врачам и медсестрам выдержать «изнурительные 12-часовые смены». «Потому что, когда ты так занята в больнице, — говорит она, — у тебя нет времени думать о еде».

    Шобха Лакшми — одна из врачей, ведущих борьбу с COVID-19 в Пакистане. Она возглавляет изолированное отделение для больных коронавирусом в больнице города Карачи, которое принимает 500 пациентов в день. «Я работаю практически круглосуточно. Сплю всего по несколько часов в день, и даже тогда думаю о больнице», — рассказывает она.

    Мы также обращаемся к многочисленным безымянным и безмолвным женщинам-героиням во всем мире, которые заботятся о растущем числе больных и помогают наиболее уязвимым слоям населения, которые пострадали от нынешней пандемии.

    Несмотря на дополнительную нагрузку, кризисы предоставляют возможности для достижения гендерного равенства…

    К сожалению, мы, вероятно, увидим некоторый регресс в области гендерного равенства в период пандемии COVID-19 и ее последствий. Европейский институт гендерного равенства заявил, что закрытие или частичное закрытие предприятий может оказать серьезное влияние на профессии, в которых доминируют женщины (такие как стюардессы, парикмахеры и туроператоры), а неоплачиваемая работа по уходу за членами семьи будет и далее увеличиваться.

    Подчеркивая воздействие COVID-19 на гендерные аспекты, Управление Верховного комиссара ООН по правам человека заявило, что «необходимы целенаправленные меры по устранению несоразмерного воздействия кризиса на женщин и девочек».

    Кризис COVID-19 оказал беспрецедентное давление на правительства, организации, занимающиеся вопросами развития и общины. И хотя мы стремимся в срочном порядке принимать ответные меры, мы не должны упускать из виду нашу цель по достижению гендерного равенства. Наоборот, мы должны сделать это частью наших общих усилий, направленных на решение этих беспрецедентных проблем, а затем выйти из кризиса более сильными.

    При содействии Армин Григорян (консультант, Всемирный банк, Армения) и Аманды Грин (консультант, Всемирный банк).

    УВКПЧ | Интеграция гендерных аспектов

    Интеграция гендерных аспектов


    Интеграция гендерных аспектов (или учет гендерной проблематики) является процессом оценки последствий для женщин, мужчин и других лиц в результате любых запланированных действий, включая законодательство, политику и программы, во всех областях и на всех уровнях. Данная стратегия призвана сделать интересы и опыт женщин и мужчин неотъемлемым аспектом разработки, осуществления, мониторинга и оценки политики и программ, чтобы обеспечить извлечение ими равной пользы и искоренить неравенство.

    Хотя часто основное внимание уделяется учету и отражению мнений женщин в рамках запланированных действий, надлежащая интеграция гендерных аспектов требует того, чтобы также учитывались мнения мужчин и других лиц. Это требует проведения анализа того, как гендерные вопросы влияют на права каждого человека, в том числе представителей ЛГБТ и интерсексов.

    Интеграция гендерных аспектов неразрывно связана с поощрением и защитой прав женщин и ликвидацией дискриминации в отношении женщин. Конечной целью является достижение гендерного равенства. Интеграция гендерных аспектов является частью глобальной стратегии ООН по поощрению гендерного равенства.

    Как Управление ООН по правам человека продвигает интеграцию гендерных аспектов

    Интеграция гендерных аспектов является частью глобальной стратегии ООН по поощрению гендерного равенства. Работа нашего офиса в данной области ведётся по двум направлениям:

    • институционализация гендерного равенства в организационной культуре, структуре и процессах; и
    • продвижение гендерного равенства во всех сферах мандата Управления ООН по правам человека (поддержка правозащитных механизмов, операции на местах и техническое сотрудничество, исследования и всесторонний учет прав человека).

    Например, Политика обеспечения гендерного равенства Управления ООН по правам человека* и ее внутренний план осуществления, а также План организационной эффективности по вопросам разнообразия и гендерным вопросам* содержат конкретные действия для поощрения гендерного равенства в организационной структуре и работе Управления. 

    Кроме того, Управление ООН по правам человека ежегодно представляет доклады в рамках Общесистемного плана действий по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин (UN-SWAP*). Данный план является общесистемными рамками ООН, которые усиливают подотчетность и измеряют прогресс в достижении гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин. Они включают набор из 17 показателей для оценки деятельности, которые обеспечивают общее понимание того, что значит достичь гендерного равенства и каковы общие методы работы в этом направлении.

    Наше Управление также стремится обеспечить понимание бессознательной предвзятости в процессе приема на работу, которая может помешать равенству и большему разнообразию. Видео о бессознательной предвзятости при приеме на работу* было представлено совместно с Международной организацией по миграции 2 июня 2017 года.

    Мы разработали бесплатный курс по интеграции гендерных аспектов, доступный для наших сотрудников и всех желающих:

    Программа гендерной аккредитации

    Будучи членом Международной сети борцов за гендерное равенство* Верховный комиссар Мишель Бачелет взяла на себя обязательство провести «программу гендерной аккредитации» с целью наращивания потенциала наших страновых отделений для включения гендерной проблематики в информационно-просветительскую и программную деятельность. Данная программа также ставит целью обеспечить значимое вовлечение и участие молодых женщин разного происхождения в программах и инициативах, возглавляемых нашим Управлением на международном, региональном и национальном уровнях.

    Опробованная в 2019 году и запущенная в 2020 году, Программа гендерной аккредитации* Управления ООН по правам человека является выражением нашей приверженности гендерному равенству, многообразию и интеграции в виде измеримых действий. Она оказывает адаптированную помощь двум присутствиям на местах в год с тем, чтобы они могли действовать в соответствии с этой приверженностью.

    Структура УВКПЧ по гендерным вопросам

    Политика обеспечения гендерного равенства УВКПЧ и план её осуществления в целом должны выполняться всеми сотрудниками Управления ООН по правам человека в штаб-квартире и на местах при поддержке общей для Управления структуры по гендерным вопросам:

    • Секция по правам женщин и гендерным вопросам (WRGS), где сотрудники с полной занятостью осуществляют работу по вопросам гендерной интеграции
    • Региональные советники по гендерным вопросам, которые являются экспертами по гендерным вопросам и работают в нью-йоркском офисе и в региональных отделениях (Ливан, Сенегал, Панама и Эфиопия), предоставляя рекомендации касательно интеграции прав женщин и гендерной проблематики в работу УВКПЧ по всему миру на международном, региональном и национальном уровнях. Оценка структуры региональных советников по гендерным вопросам демонстрирует высокую эффективность механизма для достижения результатов* на региональном уровне.
    • Координаторы по гендерным вопросам, которые являются сотрудниками по правам человека на местах с полной занятостью или специальными обязанностями в области гендерной интеграции

    В докладе Сети по оценке эффективности работы многосторонних организаций (MOPAN)* говорится, что «долгосрочная приверженность Управления ООН по правам человека гендерному равенству и расширению прав и возможностей женщин широко признается и высоко ценится. Управление упорно работает над разработкой и улучшением средств для поощрения гендерного равенства во всех сферах своей деятельности. Оно успешно добилось включения Цели 5 в Повестку дня до 2030 года и назвало гендерное равенство ключевым направлением своей последующей деятельности в рамках всех стратегических компонентов своей работы».

    В Оценке содействия УВКПЧ принятию законов, соответствующих международным стандартам,* отмечается, что Управление ООН по правам человека «оказывает масштабную, качественную экспертную поддержку в разработке законопроектов, учитывающих гендерную проблематику, часто в сотрудничестве с «ООН-Женщины» и ЮНФПА, и получает эффективную поддержку в этом процессе от Отдела по правам женщин и гендерным вопросам в штаб-квартире».

    Ежегодные дискуссии по вопросу об интеграции гендерной проблематики в работу Совета по правам человека и его механизмов

    В 2007 году Совет по правам человека принял резолюцию 6/30, в которой «с удовлетворением отмечает групповое обсуждение вопроса об интеграции гендерной перспективы в деятельность Совета по правам человека и постановляет предусмотреть в своей программе работы проведение ежегодной дискуссии по вопросу об интеграции гендерной перспективы во все направления своей деятельности и деятельности своих механизмов, включая оценку достигнутого прогресса и возникших трудностей».

    С 2018 года в ходе ежегодных дискуссий по вопросу об интеграции гендерных аспектов обсуждались следующие темы:

    Гендер | Словарь гендерных терминов

    Гендер

    Гендер (от англ. «gender» — род) — социокультурная, символическая конструкция пола, которая призвана определять конкретную ассоциативную связь, обеспечивать полноценную коммуникацию и поддерживать социальный порядок.

    Иными словами, гендер — это смоделированная обществом и поддерживаемая социальными институтами система ценностей, норм и характеристик мужского и женского поведения, стиля жизни и образа мышления, ролей и отношений женщин и мужчин, приобретенных ими как личностями в процессе социализации, прежде всего определяется социальным, политическим, экономическим и культурным контекстами бытия и фиксирует представление о женщине и мужчине в зависимости от их пола (Мельник, 2004, с. 11).

    Первоначально термин «гендер» использовался в лингвистике для обозначения грамматической категории «род». В социальные исследования категория «гендер» была введена , чтобы заменить доминировавшие в общественных науках понятия половой роли и полоролевого подхода. Идея различения биологического и социального пола высказывалась еще в 1935 г. Маргарет Мид (Margaret Mead) в книге «Пол и темперамент в трех примитивных обществах». Но сам термин вошел в употребление в западной науке в 1970-х гг. (в отечественной науке – в 1990-х гг.) благодаря трудам американского ученого Роберта Джесси Столлера (Robert Jesse Stoller). Он выступил на конгрессе психоаналитиков в Стокгольме с докладом о понятии социополового или, как он назвал его, гендерного самосознания, положив начало изучению процессов гендерной идентификации и гендерной социализации. Столлер впервые обозначил различие понятий пола (англ.– sex) и гендера (англ. – род). Его концепция строилась на разделении биологического и культурного: изучение пола, считал Столлер, является предметной областью биологии и физиологии, а анализ гендера может быть рассмотрен как предметная область исследований психологии, социологии, анализа культурно-исторических явлений  (Шилова, 2013, с. 148).

    Следует различать понятия «пол» и «гендер». Термин «пол» употребляется для обозначения биологических, анатомических, физиологических различий между женским и мужским организмами, выражающиеся разным участием мужчины и женщины в репродуктивном процессе, отличными гениталиями, набором хромосом. Если биологический пол дается человеку от рождения, то гендер конструируется социально и обусловлен культурой общества в конкретный исторический период. Гендер — это социальный пол, что формирует поведенческие, культурные, психологические, визуальные и другие социально-культурно обусловленные различия между мужчинами и женщинами.

    Гендер — достаточно сложное понятие, поскольку раскрывает многообразное содержание явления. В научной литературе оно употребляется в нескольких значениях:

    • гендер как социально-ролевая и культурная интерпретация черт личности и моделей поведения мужчины и женщины, в отличие от биологической;
    • гендер как приобретение социальности индивидами, родившихся в биологических категориях женского или мужского пола;
    • гендер как политика равных прав мужчин и женщин, а также деятельность по созданию механизмов ее реализации (Мельник, 2004, с. 12).

    Например, Ольга Воронина выделяет три направления понимание гендера:

    • гендер как социальная конструкция через механизмы социализации, разделения труда, гендерных ролей, масс-медиа, стереотипизирования;
    • гендер как сеть, структура или процесс, то есть понимание гендера как стратификационной категории вместе с другими стратификационными категориями;
    • гендер как культурная метафора в философских и постмодернистских концепциях (Малес, 2004, с. 122–123).

    Джудит Лорбер (Judith Lorber) подробно структурирует гендер в его отношении к социуму и личности. Как социальный институт гендер включает в себя следующие понятия:

    • гендерные статусы — социально признанные нормы, которые проявляются в поведении, жестах, языке, эмоциях и внешнем виде;
    • гендерное разделение труда — распределение продуктивной и домашней работы между мужчинами и женщинами;
    • гендерные родственные связи — семейные права и обязанности для каждого пола, сексуальные предписания;
    • гендерные структуры личности — комбинации характерных черт, которые проявляются в чувствах и поведении;
    • гендерный социальный контроль — формальное или неформальное принятие и поощрение конформистского поведения и стигматизация, социальная изоляция, наказание, медицинское лечение нонконформистского поведения;
    • гендерное идеология — оправдание гендерных статусов, в частности, их различные оценки;
    • гендерные образы — культурные репрезентации гендера и воплощение гендера в символическом языке и художественной продукции воспроизводит и узаконивает гендерные статусы.

    Применительно к личности гендер включает следующие компоненты:

    • категория пола — принадлежность к биологическому полу с рождения в зависимости от гениталий;
    • гендерная идентичность — личное восприятие своей половой принадлежности применительно к функции работника/-цы и члена семьи;
    • гендерный брачный и репродуктивный статус — совершение или несовершение разрешенного или непозволительного типа ухаживания, беременности, рождения детей и родительских ролей;
    • сексуальная ориентация — социально или индивидуально принятые образцы сексуальных желаний, чувств, практик и идентификаций;
    • гендерное структура личности — внутренне присущие образцы социально признанных эмоций, организованных структурой семьи и родительства;
    • гендерные процессы — социальные практики обучения, обучаемости, необходимых ролевых реплик, делающих поведение гендерно приемлемым (или неприемлемым), развитие гендерной идентичности;
    • гендерные убеждения — принятие или сопротивление гендерной идеологии;
    • гендерный дисплей — презентация себя как определенного типа гендерной личности через одежду, косметику, украшения, постоянные и временные телесные маркеры (Шакирова, 2000).

    Литература:

    Мельник, Т. М. (2004). Ґендер як наука та навчальна дисципліна. Основи теорії ґендеруНавчальний посібник (c. 10 – 29). Київ: «К.І.С.».

    Шилова, Е. Э. (2013). Гендер как инновационный научный и философский дискурс. Вестник МГИМО Университета. Философия, 148–152.

    Малес, Л. В. (2004). Біологічні, психологічні та соціокультурні чинники. Основи теорії ґендеру: Навчальний посібник (с.109–131). Київ: «К.І.С.».

    Шакирова, С. (2000). Толкования гендера. Пол женщины. Сборник статей по гендерным исследованиям (с. 15–26). Алматы: Центр гендерных исследований.

    Добавить комментарий

    Гендерно-нейтральный язык − вопрос для референдума?

    Студии RTS в Женеве. Телекомпания хочет, чтобы журналисты использовали корректную в гендерном отношении лексику. © Keystone/laurent Gillieron Серия Свобода слова, Эпизод 10:

    Все большее число западных общественных и частных СМИ используют сейчас в своих материалах гендерно-нейтральную или гендерно-инклюзивную лексику. При этом высказывается мнение, что делается это только ради отвлечения внимания публики от реальных общественных проблем. Но как вообще можно законодательно регулировать язык? И что означает гендерная инклюзивность для русского языка? Поговорили с экспертами. 

    Этот контент был опубликован 05 сентября 2021 года — 14:21
    Донелл О`Салливан
    Доступно на 6 других языках

    Русскоязычную версию подготовили Надежда Капоне, Игорь Петров.

    В феврале 2021 года франкоязычная швейцарская общественная телерадиовещательная компания RTS выпустила для журналистов новое руководство по использованию гендерно-нейтральной лексики. Например, фраза приветствия, с которой ранее начинались все теле- и радиопрограммы, звучала так: Bonne soirée à tous («Всем добрый вечер», где «все» — местоимение во множественном числе для всех родов). Сейчас этот формат отправлен на свалку истории и заменен на фразу Bonne soirée à toutes et à tous, то есть «Добрый вечер, все (женщины) и все (мужчины)». Такого рода нововведение вызвало в сетях горячие дебаты, причем число критических замечаний было довольно велико. 

    Особенно критиковала сетевая общественность видеоформат, в котором телеканал RTS представил свои рекомендации (это был весёлый и непринужденный ролик), а также «неэстетичную природу» новых языковых форм, выдержанных в стиле «лингвистической инклюзивности». Однако в итоге все дебаты рано или поздно завершались постановкой самого главного, наверное, вопроса, а именно вопроса о роли общественных СМИ и о роли и значении языка как инструмента коммуникации в демократическом обществе. Многие масс-медиа были тут совершенно категоричны. Так, частная газета Le Temps назвала это решение общественного телеканала «воинственным актом», с помощью которого людям «навязывается совершенно определенная картина мира».

    Ну, а когда «вопросами языкознания» решил заняться немецкоязычный общественный телерадиоканал SRF, то тогда в эти дебаты включилась уже вся страна. Авторитетная ежедневная частная газета из Цюриха Tages-Anzeiger опубликовала целую серию статей на тему гендерно-нейтрального / инклюзивного языка, сопровождая ее результатами пусть и не репрезентативного, но все-таки опроса, участие в котором приняло довольно-таки большое количество  пользователей.

    По результатам опроса использование новых форм языковой инклюзивности в письменном немецком языке отнюдь не нашло какой-то широкой поддержки среди респондентов. Рассмотрением этого вопроса занялись парламент города Цюрих (где предложение ввести в документальный оборот «гендерно-инклюзивные» нормы было отклонено) и даже федеральный парламент.

    Так насчет чего ломались копья? Сторонниками «языковой реформы», в частности, предлагалось, вслед за новыми веяниями в Германии, изменить формы выражения рода и числа. Например, в немецком языке есть слово «врач» (Arzt). Множественное число от этого слова: Ärzte. Теперь вместо него предлагается писать и, главное, говорить Ärzt*innen или ÄrztInnen, указывая одной единой морфемой, что есть «врач», а еще есть «женщина-врач» (о проблемах русского языка чуть ниже) и что говорящий / пишущий ни в коем случае не забыл об этом. Во французском языке вместо étudiants для множественного числа слова «студенты» предлагалось ввести включающую оба рода морфему étudiant·e·s.

    Народная инициатива?

    Сторонники «гендерного равенства в языке» приводят следующие аргументы: язык определяет наше восприятие и осознание окружающей действительности, а также классификацию наблюдаемых явлений. Сглаживая гендерные различия в языке и делая акцент на равенстве и инклюзивности, мы тем самым сглаживаем такие различия в окружающей нас социальной действительности и способствуем тому, что эта реальность становится более равной и инклюзивной, менее конфликтной. 

    Однако возникает вопрос: кто же должен изначально определять, какие языковые средства необходимо использовать, а какие нет и что такое «корректный язык»? Должны ли власти сверху «спускать языковые указания» для общества? И может ли язык быть «навязан» или же он стихийно возникает и развивается в человеческом обществе? Можно ли регулировать его использование на законодательном уровне и можно ли, например, используя инструменты прямой демократии, вынести, по меньшей мере в Швейцарии, вопрос «правильного языка» в формате законодательной инициативы на всенародное голосование?

    После публикации телеканалом RTS руководства по использованию гендерно-нейтральной лексики швейцарское отделение Организации в защиту французского языка (Défense de la Langue Française или DLFВнешняя ссылка) отправило руководству телеканала RTS открытое письмо, протестуя против такого решения и обещая выступить с народной инициативой о «запрете использования инклюзивных языковых форм на письме в Швейцарии». По мнению DLF, такие формы ведут к «замусориванию» языка и представляет для языка Флобера и Расина «смертельную опасность». 

    При этом швейцарское отделение DLF ссылается на Французскую академию, целью которой является изучение французского языка, литературы, а также как раз регулирование языковой и литературной нормы. Так вот, Французская академия крайне негативно отнеслась к использованию гендерно-нейтральных / инклюзивных выражений. Орель Шалле (Aurèle Challet), руководитель швейцарского отделения DLF, сообщил порталу SWI swissinfo.ch, что в октябре 2021 года он рассчитывает запустить в Женеве соответствующую народную законодательную инициативу. 

    «Прямая демократия означает непосредственное участие граждан в процессе принятия политических решений», — говорит Орель Шалле. «Однако технические сложности в организации употребления «гендерно-инклюзивного языка» фактически лишают очень многих людей возможности использовать такой язык». По его мнению, тут и обсуждать-то нечего, поскольку эта «надуманная дискуссия не затрагивает по-настоящему фундаментальных проблем гендерного социального неравенства». В частности, в рамках этой инициативы будет предложено запретить официальное использование «гендерно-инклюзивного языка» как на федеральном, так и на кантональном (региональном) уровнях по всей стране.

    «Все уже прописано в законе»

    Но не станет ли такая инициатива запоздалой мерой? Оказывается, в Швейцарии использование в документообороте «нейтральных / инклюзивных» языковых форм продвигается и поддерживается на национальном (федеральном) уровне вот уже два десятилетия, примером чему является опубликованное еще в декабре 2000 года Руководство по использованию нейтральных в гендерном отношении языковых формулировок (здесь — вариант документа на французском языкеВнешняя ссылка). Федеральный Закон «О языках Швейцарии и о мерах укрепления и углубления взаимопонимания между языковыми сообществами» (Bundesgesetz über die Landessprachen und die Verständigung zwischen den SprachgemeinschaftenВнешняя ссылка) от 2007 года четко предусматривает использование властями в официальных документах «адекватных с гендерной точки зрения формулировок» (geschlechtergerechte Formulierungen). 

    На региональном уровне многие кантоны (субъекты федерации), включая кантон Во, где живет и работает Орель Шалле, приняли уже собственные руководства, идущие в ту же сторону. Поддержкой и распространением «гендерно-нейтрального языка» уже долгое время занимаются и университеты страны. Расположенная в Цюрихе радикально-левая газета WOZ использует «гендерно-нейтральный» немецкий язык уже с 1980-х годов. Женевская также левого толка газета Le Courrier недавно ввела похожую практику. Тем не менее скепсис остается. Среди таких скептиков находится и Бенжамен Родуи (Benjamin RoduitВнешняя ссылка), преподаватель французского языка и депутат федерального парламента от «Партии Центра» (Die Mitte, бывшие демохристиане, CVP). 

    Он отмечает, что «распространение знаков препинания и небуквенных орфографических знаков [в письменном гендерно-нейтральном языке] приводит к нарушению единообразия языка, а это ведет к его бессвязности и путанице, которая на определенном уровне делает (плавное) чтение просто невозможным». С его точки зрения, в правительственных документах подобных языковых форм следует избегать. Недавно он выступил с соответствующей депутатской инициативой. «Вы не можете просто выдумать язык», — поясняет он в разговоре с порталом SWI swissinfo.ch. Он согласен с DLF в том, что «языковая основа состоит из набора базовых правил, понимаемых и принимаемых людьми». 

    Внесение же уточнений и поправок в структуру и грамматику языка с целью «достижения равноправия между полами» переходит границы допустимого. Бенжамен Родуи при этом, в отличие от DLF, настроен не столь оптимистично там, где речь идет о народном референдуме. «Швейцария — это многоязычная страна, и она не готова к такому развитию событий», — говорит он. Внятно сформулировать вопрос гендерной реформы, да еще так, чтобы реформа отвечала особенностям всех четырех национальных языков Швейцарии (немецкий, французский, итальянский, ретороманский) было бы очень непростой задачей. 

    Пока его депутатскую инициативу поддержали только девять депутатов, и все они представляют, что не случайно, франкоязычные кантоны. Федеральный же совет (правительство) и вовсе её отклонил, сославшись на упомянутый закон «О языках Швейцарии и о мерах укрепления и углубления взаимопонимания между языковыми сообществами», напомнив депутатам, что «гендерное равноправие в языке давно уже предписано действующим законодательством».

    «Пример для подражания»?

    Валери Вюй (Valérie Vuille) является главой женевской феминистской ассоциации DécadréeВнешняя ссылка, выявляющей сексистские злоупотребления в СМИ и в обществе. Ассоциация, в частности, формулирует свои гендерно-филологические рекомендации и оказывает консультационную поддержку общественным организациям и СМИ, включая и газету Le Courrier, то есть всем тем, кто хочет сделать свои публикации более «гендерно-нейтральными». Валери Вюй считает, что всенародное голосование по языковым вопросам – это слишком уж радикальная мера. Язык есть нечто очень «личное и органичное», жесткое законодательное регулирование здесь ни к чему, оно стало бы «актом насилия». 

    Интересно, что Décadrée также сотрудничала и с франкоязычной телекомпанией RTS. Но если частная газета может писать, что и как ей заблагорассудится, то может ли общественная телерадиокомпания, финансируемая по большей части народом через обязательный к уплате «медийный взнос», просто взять и поменять свои стандарты и практику вещания без обсуждения с народом, платящим журналистам зарплату? Валери Вюй говорит, что телерадиокомпания RTS вовсе не устанавливает какие-то требования и не вводит обязательств в формате закона. 

    Заявленные нормативные нововведения были, скорее, «способом подать хороший пример» журналистам, ориентировать их в плане «лучших практик», и она приветствует данный шаг, в особенности потому, что, будучи общественной компанией, RTS может и должна служить «примером для возможного подражания». Что же касается самостоятельности и независимости общественных СМИ, то социалистка Симонетта Соммаруга, швейцарская министр (министерша, министерка?), курирующая массовые коммуникации, выступила в парламенте в защиту RTS, которая «вправе сама решать, какие слова и выражения и как она хочет использовать в своих программах».

    Эмоциональная составляющая

    Так почему же вопрос об использовании гендерно-нейтрального языка вызвал такие жаркие дискуссии? Ноа Бубенхофер (Noah BubenhoferВнешняя ссылка), профессор лингвистики Цюрихского университета, говорит, что «все мы пользуемся языком, и поэтому у каждого есть свое мнение на этот счет». Он уверен: всё, что касается языка, — это очень чувствительная тема, поскольку через язык проявляется идентичность.  «Многие считают, что язык — это рамка для окружающего мира. И для большинства из нас язык представляет собой очень стабильную систему. Сбои в системе вызывают сопротивление и неприятие. По языковым вопросам люди обычно занимают очень консервативную позицию», — отмечает он.

    Феминитивы? Феминитивы! 

    С удовольствием и уже несколько лет слежу за их рождением, но сильные волны «великого, могучего, правдивого и свободного» русского языка их не принимают. Само слово «феминитив» не распознают даже современные электронные словари. Недавно опубликовала в одном из наших социальных каналов небольшой текст, где, сама себя (обращаю внимание на факт самоопределения) назвав «авторкой», я иронизировала над собственным опытом освоения правильной чистки автомобиля, подсматривая за действиями у мужчин. Шквал комментариев окатил холодом. 

    Нет, они не уличали меня в моей бестолковости в этом мужском деле, как и не давали советов, как и что лучше делать, — меня обвинили в неграмотности — за использование не существующего в литературном русском языке слова «авторка». И знаете, кто были блюстителями чистоты языка? Мужчины! Лингвисты действительно подтверждают, что слово не записано в словари, пока не записано, уточняют они: язык может принять любое слово, если оно будет часто используемым. Я выросла в стране крестьян и крестьянок, в которой более века назад революционеры и революционерки начали строить новое общество для рабочих и работниц, которое — одно из первых государств в мире — в 1917—1918 годах объявило о равноправии. 

    Студенток в вузах становилось больше, они и стали пополнять ряды врачей, педагогов и инженеров. Равные права дали и одинаковые названия профессиям: продавец, строитель, повар, милиционер. Но, нет, в милиции женщины нечасто служили. Язык отражал изменения, происходящее в обществе, он реагировал на них быстро, если ему помогали официально.
    Слово «перестройка» было принято всеми языками мира. Мы, с багажом «русского языка прошлого 20 века», уехали за границу на год, но задержались на годы. 

    Мы, не задумываясь, приняли английский язык, вообще не обращающий внимание на гендер. Согласились с итальянским, в котором за женский род «отвечает» суффикс -essa, знакомый по словам «поэтесса» или «критикесса». Запутались в немецком, в котором все трудно, но с феминитивами все логично: окончание -in или его отсутствие определяло профессии мужчин и женщин. Но так было до поры до времени. Современные «гендерные дискуссии» разгорелись на наших глазах. Как и любой конфликт, они «напрягают». Гендерный вопрос, возмутив социальное поле, вышел и в языковое. Феминизм сегодня увлекает в свои ряды большое количество женщин. 

    В нашей редакции (портал aboutswiss.ch) женщин — авторов и колумнистов — больше, чем мужчин. Намедни спросила я их об их отношении к феминитивам. И, несмотря на то, что все мы работаем со словом и живем преимущественно в четко разделенном на гендерные языковые конструкции немецкоязычном пространстве, большинство моих коллег непроизвольно поморщились на предложение назвать себя на русском языке «авторками» или «колумнистками». «Профессионал должен быть вне гендера», — подытожила мнения одна девушка. 

    А наш автор-психолог, подчеркнув, что она — не филолог, уточнила, что будет использовать феминитивы только тогда, когда других вариантов языковой нормы не будет. Но русский язык живой, изменяющийся и, вполне возможно, что совсем скоро слова «редакторка», «экспертка», «докторка» перестанут раздражать, закрепятся в словарях и станут нейтральными. Ведь, если честно новая профессия и с ней одновременно вошедшее в язык название женщины уже не режет слух — это я о «блогерках». Никто же не спорит, что это странное слово?

    Марина Карлин, главный редактор и директор журнала и издательства «Русская Швейцария», г. Цюрих. 

    End of insertion

    При этом со временем язык претерпевает изменения, зачастую по причинам чисто прагматического порядка. Например, появление типографских машин обеспечило лингвистическое единообразие, потому что решить задачу расширения читательской аудитории можно было только публикацией единообразно созданных текстов. Ноа Бубенхофер говорит, что «язык умирает, если не развивается. Я не считаю целесообразным проведение референдума. Язык — это живой организм, который постоянно меняется. Его невозможно модерировать законодательно. Но именно поэтому столь важно иметь формат общественных дискуссий для привлечения внимания общества к этому чувствительному вопросу».

    Как говорит Н. Бубенхофер, язык не только транспортирует, но порой и закрепляет гендерные стереотипы. Таковы результаты исследований, опирающихся на положение в современном немецком языке. Исследования других гендерно-ориентированных европейских языков показывали аналогичные результаты. 

    Например, в 2015 году в Швеции ввели в употребление слово hen в качестве гендерно-нейтрального местоимения третьего лица для обозначения лица неизвестного пола (аналогично нейтральному местоимению третьего лица множественного числа they в английском языке). Слово hen стало пользоваться успехом — со временем hen не только стали чаще употреблять, но также заметно уменьшилось первоначальное неприятие, которое вызывало это слово. В немецком языке уже есть неопределенно-личное местоимение, которым  можно выражать абстрактные, не привязанные к гендеру процессы: «Играют. Поют». «Проблема» только в том, что выглядит эта частица как man (man spielt, man singt), то есть это местоимение омофонно слову «мужчина», и различает их только заглавное или строчное написание первой буквы и количество букв n в окончании: (der) Mann или просто man (существительные в немецком пишутся, как известно, с заглавной буквы). 

    «Такой же инструмент, как и любой другой»

    А что в русском языке? Пока здесь дебаты о гендерно-инклюзивном языке ограничиваются вопросом использования феминитивов. Есть ли здесь какой-то безусловный авторитет? Да, например, ООН. На сайте ООНВнешняя ссылка читаем: «В русском языке, как и во многих других языках, где есть категория рода, гендерно нейтральным считается вариант мужского рода. Следствия этого факта значительны и разнообразны. Например, говоря о группе людей разного пола, мы используем слова мужского рода во множественном числе: студенты, актеры и т. п. Для обозначения людей по профессиональному признаку часто существует только одно слово, и оно обычно мужского рода: министр, космонавт, президент, доцент, профессор (однако ср.: няня, прачка, швея и др. для традиционно женских профессий). 

    В некоторых случаях существующее слово женского рода имеет пренебрежительный оттенок, иногда более, иногда менее ощутимый (гроссмейстерша, врачиха), или означает «жена …» (генеральша, докторша). Когда мы говорим о человеке вообще, мы также используем слова мужского рода, в частности местоимение «он».

    Попытки многих современных российских СМИ вводить такие феминитивы, как «редакторка», «директорка» или «режиссерка», пока остаются нишевым явлением. Этого же мнения придерживается и ООН: «Что касается подчеркивания вовлеченности женщин за счет использования феминитивов, то этот метод следует использовать с осторожностью, поскольку некоторые из них употребляются лишь в разговорной речи, а некоторые даже имеют уничижительный оттенок». 

    Александр Беляев, российский писатель, переводчик, журналист и человек, обладающий абсолютным грамматическим слухом (стоит почитать его регулярные фейсбук-постыВнешняя ссылка на темы грамматики и стилистики), считает в ответе на запрос нашего портала, что русский — очень гибкий язык и его система флексий позволяет образовывать любые феминитивы, но при этом «в самом языке заложено довольно сложное «коварство»: эти феминитивы часто «не то, чем кажутся». Некоторые их них образуются просто (учитель-учительница), некоторые образуются, но означают совсем иное (генеральша — это не женщина в погонах, а жена генерала), а есть феминитивы, от которых невозможно образовать грамматический маскулинум, например слово «машинистка» (см. об этом рассказ Юрия Нагибина «Машинистка живет на шестом этажеВнешняя ссылка»). 

    Что же касается таких слов, как «редакторка» и «директорка», то, как считает Александр Беляев, их использование «скорее говорит больше не о языке, а о том, кто их применяет, например, в качестве своего рода фрондёрского жеста. И если только перед нами не стоит задачи начать очередной „холивар“, то использования таких языковых форм лучше по возможности избегать».

    Валери Вюй из ассоциации Décadrée и её сторонники убеждены, что в конечном итоге язык — это лишь «один из инструментов общения. Он не панацея, и один он в создании равноправного инклюзивного общества нам не поможет». Что касается актуальных дебатов на предмет гендерно-нейтральных форм письменной и устной речи, то, по ее словам, процесс «уже пошел и стал позитивным признаком того, что существование проблемы использования гендерно-нейтрального языка уже признано всеми и что теперь её решение зависит от самой широкой общественности».

    Статья в этом материале

    Серия Свобода слова

    Ключевые слова:

    Все, что вам нужно знать о поле | Пол

    Пол — это нечто большее, чем просто мужской или женский. Для многих людей пол, с которым они себя идентифицируют, не совпадает с полом, которым они считались при рождении, исходя из их физических и половых характеристик. Ознакомьтесь с нашим списком определений и идентификаций пола и узнайте, что делать, если вас преследуют из-за вашего пола или того, как вы себя идентифицируете.

    Какой пол?

    «Пол» относится к вашему ощущению того, кем вы являетесь как парень, девушка или что-то еще, в отличие от ваших физических характеристик, генов и гормонов.Определение своего пола может быть более разнообразным, чем просто восприятие себя «мужчиной» или «женщиной», и люди выражают свой пол по-разному.

    Если вам не нравится ваш пол или пол

    Вы не одиноки, если чувствуете, что не соответствуете своей гендерной роли и стереотипам в отношении вашего пола. Некоторые люди также считают, что пол их тела не подходит, и что они будут чувствовать себя более комфортно в роли противоположного пола.

    Изучите свой пол столько времени, сколько потребуется

    Многие люди идентифицируют себя с полом, который отличается от их физического пола.Различные идеи и чувства по отношению к полу и гендеру — естественная часть человеческого разнообразия.

    Некоторые полезные определения

    Есть много разных слов и ярлыков, которые люди используют для описания своего пола или гендерных характеристик и идентичности. Вот некоторые из самых распространенных.

    Цисгендеры

    Слово, используемое для описания людей, пол которых совпадает с полом их тела или назначенным полом.

    Трансгендерные и гендерные различия

    Общее слово для людей, пол которых отличается от их физического пола, включая трансгендеров.

    Трансгендеры

    Лицо, гендерная идентичность или гендерное выражение которого не соответствует половой принадлежности, которая обычно ассоциируется с полом, определенным при рождении.

    Genderqueer / небинарный

    Любая гендерная идентичность, которая находится внутри, вне, поперек или между спектром мужского и женского бинарных отношений. Небинарный человек может идентифицировать себя как гендерный флюид, транс-мужской, транс-женский, агендер, бигендер и т. Д.

    Интерсекс

    Человек, рожденный с репродуктивными органами, уровнями гормонов и / или половыми хромосомами, которые не являются исключительно мужскими или женскими.Есть много разных состояний интерсексуальности, и они не всегда очевидны снаружи или даже не диагностируются.

    Есть много других слов и терминов, используемых для описания пола и гендерного разнообразия (слишком много, чтобы вдаваться в подробности). Вы можете узнать больше о разнообразии пола и гендера, посетив некоторые службы и группы поддержки ЛГБТКИ.

    Как бороться с издевательствами или дискриминацией

    Если вас преследуют, осуждают или заставляют чувствовать себя хуже обычного из-за вашего пола, то вы подвергаетесь дискриминации.Важно помнить, что другой человек не прав, а не вы. Если люди предпочитают игнорировать или отвергать вас из-за вашего пола, они упускают из виду то, кем вы являетесь.

    Не оставайтесь без дела, если кто-то относится к вам оскорбительно — уйдите как можно скорее и обратитесь за поддержкой к надежному другу или члену семьи. Ищите стороннюю поддержку, если вам все еще трудно справиться.

    Разговор о поле

    В каждом штате и территории Австралии есть люди, которые могут выслушать ваши опасения по поводу пола, ответить на ваши вопросы и оказать практическую поддержку.Узнайте о различных службах поддержки в вашем регионе.

    Может быть трудно понять, какая поддержка вам подходит. ReachOut NextStep — это анонимный онлайн-инструмент, который рекомендует соответствующие и доступные варианты поддержки в зависимости от того, в чем вы хотите помочь.

    Gender Fluid: что это значит?

    «Флюид» — также называемый «гендер-флюид» — это человек, чья гендерная идентичность (пол, который они идентифицируют чаще всего) не зафиксирована. Он может меняться со временем или изо дня в день.Флюид — это форма гендерной идентичности или гендерного выражения, а не сексуальная ориентация.

    Fluid относится к тому, как человек идентифицирует себя внутри и представляет себя миру. Человек с изменчивой половой принадлежностью может сегодня идентифицировать себя как мужчина, на следующий — как женщина, как мужчина, так и женщина, или ни то, ни другое. Это влияет на их гендерное выражение — то, как человек представляет себя обществу (мужское, женское, и то, и другое, либо ни то, ни другое).

    Другие имена для жидкости

    Гибкие люди не подчиняются общественным нормам и ожиданиям, которые классифицируют людей по бинарной системе (мужчина или женщина; мужской или женский).Термин «гендеркир» может также использоваться для описания подвижного человека. Genderqueer описывает кого-то, чья гендерная идентичность не вписывается в бинарную систему.

    Другие термины ЛГБТ + для обозначения жидкости включают агендер (без пола), бигендер (как мужской, так и женский), полубинарный (частичная связь с определенным полом) или другую небинарную идентичность.

    Вместо использования ограниченных двоичным кодом местоимений, таких как «его / он / он» и «ее / она / ее», человек с изменчивым гендером может использовать более нейтральные термины «они / они / их».

    В чем разница между жидким и нейтральным по полу?

    Гендерно-изменчивый статус иногда путают с гендерно-нейтральным. Гендерная текучесть означает, что человек принимает приспосабливаемый характер к концепции гендерной идентичности и гендерного выражения. Они могут быть одного пола, нескольких полов или не иметь пола.

    Гендерно нейтральный термин часто используется для описания людей любого пола. Как следует из названия, сексуальная ориентация или гендерная идентичность нейтральных в гендерном отношении людей не определены.

    Заблуждения о жидкости

    Это не фаза. Сама природа гендерной изменчивости означает, что вы можете изменить свою самооценку. Если это происходит, это не значит, что у человека больше нет гендерной изменчивости. Только они могут это решить.

    Текучесть у детей. Большинство медицинских экспертов считают, что дети замечают гендерные стереотипы в поведении в возрасте 2 или 3 лет. В дошкольных учреждениях, даже если дети признают поведенческие нормы, кросс-гендерные предпочтения и игры являются частью их обычного процесса исследования и не обязательно влияют на их будущую гендерную идентичность. .Однако, если ребенок на протяжении многих лет продолжает идентифицировать себя как гендерно разнообразный, то это, скорее всего, не фаза.

    Как помочь близким понять жидкость

    Обсуждение вашей гендерной идентичности или гендерного выражения с близкими может быть трудным. Есть ресурсы, которые могут вам помочь. Вы можете:

    • Призовите свою семью или друзей сначала выслушать и задавать вопросы без осуждения.
    • Подчеркните эту плавность не в том, что вы хотите показать мужскую или женскую сторону, а в выражении вашего физического и эмоционального взаимодействия с миром.
    • Проведите исследование, подтверждающее, что гендерная изменчивость не является тенденцией и не связана с психическим заболеванием.
    • Будьте открыты и честны в своих мыслях, чувствах и эмоциях.

    Даже когда вы предпримете эти шаги, ваша семья или друзья могут не понять. Наберитесь терпения и дайте им время. Если через некоторое время прогресс все еще не достигнут, попросите близких друзей или психолога помочь вам составить новый план обсуждения.

    Гендерный спектр | Понимание гендерного спектра

    Тело

    Большинство обществ рассматривают секс как бинарное понятие с двумя жестко фиксированными вариантами: мужской или женский, в зависимости от репродуктивной анатомии и функций человека.Но бинарный взгляд на секс не в состоянии уловить его сложность.

    «Даже биологические категории мужчин и женщин размыты; сегодня мы знаем, что не только хромосомы X и Y, но и по меньшей мере 12 других хромосом в человеческом геноме управляют дифференцировкой по полу, и по меньшей мере 30 генов участвуют в половом развитии. »
    — Симона Джордано, директор по медицинской этике Медицинской школы Манчестерского университета

    Мало того, что женские и мужские тела сложнее, чем многие думают, есть тела, которые не подходят ни к одной из категорий.Хотя нас часто учат, что тела имеют одну из двух форм гениталий, которые классифицируются как «женские» или «мужские», существуют интерсексуальные черты, которые демонстрируют, что секс существует через континуум возможностей. Этот уровень естественных биологических вариаций сам по себе должен быть достаточным, чтобы развеять упрощенное представление о том, что существует всего два пола. Отношения между полом человека и его телом выходят за рамки репродуктивных функций. Исследования в области неврологии, эндокринологии и клеточной биологии указывают на более широкую биологическую основу индивидуального гендерного опыта.Фактически, исследования все чаще указывают на то, что наш мозг играет ключевую роль в том, как каждый из нас воспринимает свой пол.

    Сами тела также имеют гендерный аспект в контексте культурных ожиданий. Мужественность и женственность приравниваются к определенным физическим характеристикам, что позволяет нам относиться к нам как к более или менее мужчине / женщине в зависимости от степени их присутствия. Эта гендерная принадлежность нашего тела влияет на то, как мы относимся к себе, а также на то, как другие воспринимают нас и взаимодействуют с нами.

    Идентичность

    Гендерная идентичность — это наш внутренний опыт и определение своего пола.Он может соответствовать полу, указанному при рождении, или отличаться от него.

    Понимание своего пола приходит к большинству из нас довольно рано. По данным Американской академии педиатрии, «к четырем годам у большинства детей появляется устойчивое ощущение своей гендерной идентичности». Этот ключевой аспект личности исходит изнутри каждого из нас. Гендерная идентичность — неотъемлемый аспект человеческого макияжа. Люди не выбирают свой пол, и их нельзя заставить изменить его. Однако слова, которые кто-то использует для выражения своей гендерной идентичности, могут со временем меняться; определение пола может быть сложным и постоянно развивающимся вопросом.Поскольку нам предоставляется ограниченный язык для определения пола, человеку может потребоваться некоторое время, чтобы открыть или создать язык, который лучше всего передает его внутренний опыт. Точно так же, по мере развития языка, имя человека для его пола также может измениться. Это не означает, что их пол изменился, это скорее означает, что слова для этого изменились.

    Большинство людей знакомы с двумя гендерными идентичностями: мальчик и девочка (или мужчина и женщина), и часто люди думают, что это единственные две гендерные идентичности.Идея о том, что существует только два пола, и что каждый человек должен быть либо одним, либо другим, называется «гендерной бинарностью». Однако на протяжении всей истории человечества мы знаем, что многие общества видели и продолжают рассматривать гендер как спектр, а не только две возможности. В дополнение к этим двум идентичностям, теперь обычным явлением стали другие идентичности.

    Молодежь и молодые люди сегодня больше не чувствуют себя связанными гендерной бинарностью, вместо этого расширяя словарный запас по гендерным вопросам.Однако этот сдвиг в языке представляет собой нечто большее, чем просто набор новых слов, это гораздо более тонкое понимание гендерного опыта как такового. Особенно растет число терминов, которые передают широкий спектр опыта небинарных людей. Genderqueer, термин, который используется и как идентичность, и как общий термин для небинарных идентичностей, является одним из примеров термина для тех, кто не идентифицирует себя исключительно как мужской или женский. Эта эволюция языка захватывающая, но также может сбивать с толку, поскольку новые термины создаются регулярно, а значение термина может варьироваться от человека к человеку.Для получения дополнительной информации о конкретных идентичностях и том, что они обычно означают, см. «Язык пола».

    Язык пола

    Социальный пол

    Социальный пол — третье измерение. Это включает в себя гендерное выражение, то есть способ, которым мы сообщаем свой пол другим с помощью таких вещей, как одежда, прически и манеры. Он также включает в себя то, как люди, сообщества и общество воспринимают, взаимодействуют и пытаются сформировать наш пол. Социальный гендер включает гендерные роли и ожидания, а также то, как общество использует их, чтобы добиться соответствия текущим гендерным нормам.

    Практически всем присваивается пол: игрушки, цвета и одежда — одни из наиболее очевидных примеров. Мы начинаем учить детей гендерным вопросам с момента их рождения; Учитывая преобладание гендерной бинарности, дети сталкиваются с огромным давлением, когда они вынуждены выражать свой пол в рамках узких стереотипных определений «мальчик» или «девочка». Ожидания в отношении пола передаются через все аспекты нашей жизни, включая семью, культуру, сверстников, школы, сообщество, средства массовой информации и религию.Гендерные роли и ожидания настолько укоренились в нашей культуре, что трудно представить себе все иначе.

    Дети, которые выражают гендер за пределами этих социальных норм, часто имеют трудный опыт. Девочки считались слишком мужественными, а мальчики, считавшиеся женственными, сталкиваются с множеством проблем. Дети, которые не выражают себя по бинарным гендерным линиям, часто оказываются невидимыми или склоняются к более бинарным гендерным представлениям. Принуждение к принуждению дома, жестокое обращение со стороны сверстников в школе и осуждение со стороны общества в целом — это лишь некоторые из проблем, с которыми сталкивается ребенок, чье выражение лица не соответствует бинарной гендерной системе.

    Поскольку ожидания в отношении пола очень жесткие, мы часто предполагаем, что то, что кто-то носит, или как они двигаются, разговаривают или выражают себя, что-то говорит нам об их гендерной идентичности. Но самовыражение отличается от идентичности — мы не можем предполагать гендерную идентичность человека на основе его гендерного выражения. Например, мальчик может носить юбки или платья. Выбор одежды не определяет его гендерную идентичность; это просто означает, что он предпочитает (по крайней мере, иногда) носить одежду, которую общество обычно ассоциирует с девушками.На самом деле, то, как мы интерпретируем пол человека и наши предположения о нем, связано с нашим личным пониманием гендера, а также с нормами и стереотипами, которые мы интегрировали, а не о них.

    Наконец, нормы, касающиеся пола, меняются в разных обществах и с течением времени. Как уже упоминалось, в культурах всего мира уже давно существует более тонкое понимание гендера. Будь то обсуждение «братьев-мальчиков» и «сестер-девочек» в Австралии, или Muxe в Мексике, или невероятного разнообразия небинарных представлений во многих коренных сообществах Америки (часто объединяемых под общим термином «Два духа») , всегда существовало богатое гендерное разнообразие.Это не новое явление, это скорее новый разговор, в котором многие из нас только сейчас участвуют.

    Определение пола и его значение | Dictionary.com

    Происхождение пола

    1

    Впервые зарегистрировано в 1300–1350 годах; Среднеанглийский, от среднефранцузского gendre, жанр, от латинского gener- (основа рода) «вид, сортировка»

    примечание об использовании для пола

    Хотя можно определить пол как «пол», что указывает на то, что этот термин может быть Используемое при биологическом различении мужских существ и женских существ, понятие пола, слово, в первую очередь применяемое к людям, имеет дополнительные коннотации — более богатые и аморфные — имеющие отношение к общему поведению, социальным взаимодействиям и, что наиболее важно, к основному чувству человека. себя.
    До недавнего времени большинство людей считало, что признать свой пол или пол — это легко. Вы просто отметили соответствующий квадратик в стандартной форме, выбрав «мужской» или «женский» в зависимости от пола, который вам был назначен при рождении на основе видимых анатомических данных. Но внутреннее представление некоторых людей о том, кто они есть, не соответствует назначенному им полу. И фактически, теперь мы признаем, что сложный спектр между мужчиной и женщиной существует не только ментально, психологически и поведенчески, но и анатомически; всегда были интерсексуалы.Слияние гендера с полом, хотя и было обычным в истории, сейчас часто критикуется, потому что некоторые считают его бесчувственным или бесчеловечным.
    Гендерная идентичность сложна. Некоторые люди, а может быть и большинство, не сомневаются в назначенном им поле. Но другие считают себя принадлежащими к противоположному полу. Третьи, некоторые из которых идентифицируют себя как гендерки, не считают себя ни мужчиной, ни женщиной, или, возможно, обоими, или чередующимися между полами, или даже не принадлежащими к какой-либо гендерной категоризации.
    Те, кто четко считает себя противоположным полом, могут в какой-то мере захотеть или не захотеть перейти к нему. Из тех, кто это делает, некоторые могут завершить этот переход, но другие могут быть счастливы остановиться на полпути по пути, который может включать в себя одежду и жизнь противоположного пола, хотя желание переодеваться может существовать совершенно независимо от вопросов гендерной идентичности. На каком-то этапе переходного пути люди могут захотеть изменить данные им имена и принять лингвистические термины по своему выбору, включая различные местоимения, как обозначения себя и других.Некоторым будет назначено гормональное лечение и выбраны различные виды хирургических вмешательств — возможно, на лице, возможно, на их теле, возможно, в конечном итоге, включая операцию по «смене пола» (реконструкция гениталий). В любой момент они могут приветствовать или отвергнуть ярлык «трансгендер».
    Этот массив жизненного опыта привел к настоящему взрыву нового или недавно адаптированного словарного запаса. Особенно поразительно и полезно слово цис или приставка цис, как в цис-мужчина, цис-женщина и цисгендер, обозначающая тех, чье самоощущение совпадает с назначенным им полом.Использование цис — это способ обозначить этих людей, не подразумевая, что «цис» люди являются нормой, а все остальные — отклонением от «нормальности». Примечательно, что выбор пола помимо мужского и женского теперь появляется на сайтах социальных сетей. Ясно, что гендер больше не является простым бинарным понятием.

    Гендерные концепции и определения | Инструментарий гендерного анализа для систем здравоохранения | Jhpiego: Инструментарий гендерного анализа для систем здравоохранения

    Пол относится к биологически определенным и генетически приобретенным различиям между мужчинами и женщинами в зависимости от их физиологии и репродуктивных способностей или возможностей.Он универсален и в основном неизменен, без хирургического вмешательства.

    Пол относится к экономическим, социальным, политическим и культурным характеристикам и возможностям, связанным с тем, чтобы быть женщинами и мужчинами. Социальные определения того, что значит быть женщиной или мужчиной, различаются в разных культурах и со временем меняются. Гендер — это социокультурное выражение определенных характеристик и ролей, которые связаны с определенными группами людей в зависимости от их пола и сексуальности.

    Гендерный анализ — это методология, которая одновременно:

    • Описывает существующие гендерные отношения в конкретной среде, начиная от домашних хозяйств или фирм до более крупных сообществ, этнических групп или наций.Он включает сбор и анализ данных с разбивкой по полу и другой качественной и количественной информации.
    • Систематически систематизирует и интерпретирует информацию о гендерных отношениях, чтобы прояснить важность гендерных различий для достижения целей развития.

    Гендерная оценка исследует, как программа или проект решает и реагирует на гендерное неравенство и неравенство посредством своих целей, деятельности и политики. Он отвечает на два ключевых вопроса:

    1. Как различные роли и статус женщин и мужчин в обществе, политической сфере, на рабочем месте и в семье повлияют на выполняемую работу?
    2. Как ожидаемые результаты работы по-разному повлияют на женщин и мужчин? А их относительный статус?

    Гендерное равенство — это процесс справедливости по отношению к женщинам и мужчинам.Для обеспечения справедливости необходимо принять меры для компенсации исторических и социальных неблагоприятных факторов, которые не позволяют женщинам и мужчинам действовать на равных условиях.

    Гендерное равенство — это состояние или условие, которое дает женщинам и мужчинам равное пользование правами человека, социально значимыми благами, возможностями и ресурсами.

    Гендерная интеграция относится к стратегиям, применяемым при оценке, разработке, реализации и оценке программ для учета гендерных норм и компенсации гендерного неравенства.

    Гендерный подход — это процесс включения гендерной проблематики в политику, стратегии, программы, проектную деятельность и административные функции, а также в институциональную культуру организации.

    Гендерные стереотипы — это представления людей о мужественности и женственности: какими должны быть мужчины и женщины всех поколений и на что они способны. (например, девочки должны быть послушными и милыми, им разрешено плакать, а от мальчиков ожидается, что они будут храбрыми и не будут плакать, женщины лучше работают по хозяйству, а мужчины лучше владеют машинами, или мальчики лучше разбираются в математике, а девочки больше подходят для кормления грудью) .

    Гендерное насилие — это насилие, проистекающее из гендерных норм и ролей, а также из неравных властных отношений между женщинами и мужчинами. Насилие конкретно направлено против человека из-за его или ее пола и несоразмерно сильно затрагивает женщин. Оно включает, помимо прочего, физический, сексуальный и психологический вред (включая запугивание, страдания, принуждение и / или лишение свободы в семье или в обществе в целом). Это включает насилие, увековеченное государством.

    Агентство — это способность человека ставить цели и действовать в соответствии с ними. Это может повлечь за собой торги, переговоры и сопротивление (по определению Наили Кабир об агентстве).

    Расширение прав и возможностей относится к расширению возможностей людей принимать решения и действовать в соответствии с ними (агентство) и преобразовывать эти решения в желаемые результаты, влияющие на все аспекты их жизни, включая решения, связанные со здоровьем. Это влечет за собой преодоление социально-экономического и другого неравенства сил в контексте, в котором ранее в этой способности отказывали.Программные вмешательства часто направлены конкретно на расширение прав и возможностей женщин из-за неравенства в их социально-экономическом статусе. (Адаптировано из определения наделения полномочиями Найлы Кабир и Рут Олсоп.)

    Гомофобия — это иррациональный страх перед гомосексуалистами, гомосексуальным поведением или культурой, отвращение к ним или их дискриминация. Гомофобия также относится к ненависти гомосексуалистов к себе, а также к страху перед мужчинами или женщинами, которые не соответствуют общественным стандартам того, что значит быть «настоящим мужчиной» или «настоящей женщиной».”

    Гетеросексизм — это предположение, что каждый является гетеросексуалом, и / или вера в то, что гетеросексуальные люди по своей природе превосходят гомосексуалов и бисексуалов.

    Вовлечение мужчин — это программный подход, предполагающий участие мужчин и мальчиков: а) в качестве клиентов и бенефициаров, б) в качестве партнеров и в) в качестве проводников перемен, в активном содействии гендерному равенству, расширению прав и возможностей женщин и изменению несправедливых определений мужественности. В контексте здравоохранения это включает вовлечение мужчин и мальчиков в решение их собственных и поддержку репродуктивных, сексуальных и других потребностей их партнеров в области здоровья.Вовлечение мужчин также включает более широкие усилия по продвижению равенства в отношении ухода за детьми, отцовства и разделения труда, а также прекращения гендерного насилия.

    Сексуальная ориентация относится к сексуальному или романтическому влечению и включает сексуальную идентичность, сексуальное поведение и сексуальные желания.

    Трансгендер — это общий термин, относящийся к лицам, которые не идентифицируют себя с категорией пола, присвоенной им при рождении, или чья идентичность или поведение выходит за рамки стереотипных гендерных норм.Термин «трансгендер» охватывает широкий спектр гендерных идентичностей и выражений, включая идентичности, которые подходят для классификации женщин / мужчин, и те, которые не подходят. Трансгендер — это не то же самое, что интерсекс, который относится к биологическим вариациям половых характеристик, включая хромосомы, гонады и / или гениталии, которые не позволяют четко идентифицировать человека как женщину / мужчину при рождении.


    Что такое гендерное выражение?

    Что такое гендерное выражение?

    Гендерное выражение относится к тому, как человек представляет миру свой пол.То, как человек одевается, может быть формой гендерного выражения, но оно также может охватывать другие аспекты внешнего вида и поведения, включая прически, особенности тела, интересы, язык тела, голос, местоимения и манеры.

    Хотя многие люди выражают себя способами, которые соответствуют социальным стереотипам, связанным с полом и гендером, другие люди могут выбирать выражения, которые отличаются от того, что люди могут ожидать от своей гендерной идентичности.

    В течение многих лет существовало предположение, что пол и гендер неразрывно связаны и закреплены.Сегодня люди все больше понимают, что это не так и что гендерное выражение не обязательно совпадает с биологическим полом человека.

    Однако во многих культурах социальные ожидания и стереотипы в отношении того, как люди должны вести себя, одеваться и выражать себя в зависимости от пола, по-прежнему остаются довольно жесткими. Люди, которые выражают свой пол таким образом, который не соответствует социальным или культурным представлениям о гендере, могут подвергаться издевательствам, дискриминации и преследованиям.

    Гендерное выражение и гендерная идентичность

    Гендер часто описывают как имеющий три измерения. Во-первых, это биологическое или физическое измерение, которое относится к анатомии человека и определенному полу при рождении. Во-вторых, личность человека, которая относится к его собственному внутреннему восприятию пола. Наконец, это выражение, или то, как человек внешне представляет себя и как это представление представляет и взаимодействует с социальными и культурными стереотипами о гендере.

    На выражение пола может влиять гендерная идентичность человека, но важно помнить, что эти две вещи не одно и то же.

    Гендерная идентичность человека — это его внутренний гендерный опыт. Иногда люди имеют гендерную идентичность, соответствующую их полу при рождении (что называется цисгендерным), но это не всегда так. Пол, установленный человеком при рождении, не всегда согласуется с его глубоко укоренившимся чувством гендерной идентичности, и в этом случае он может быть трансгендером.

    Гендерная идентичность не может предполагаться на основании анатомии или внешности человека. Секс и пол — это не одно и то же. В то время как пол относится к биологическим характеристикам человека, гендер относится к социальным и культурным характеристикам, которые связаны с аспектами мужественности, женственности и небинарной идентичности.

    Также важно различать гендерное выражение и сексуальную идентичность, которая относится к тому, к кому человек испытывает сексуальное влечение. То, как человек выражает свою идентичность, не указывает на его сексуальную идентичность. Некоторые люди с гендерным выражением, не соответствующим стереотипам или ожиданиям, могут идентифицировать себя как ЛГБТК +, а другие — нет.

    Типы гендерного выражения

    Гендерное выражение часто относится к тому, как человек переживает и выражает различные аспекты гендерной бинарности мужского и женского пола.Гендерное выражение может также включать характеристики, которые можно описать как:

    Важно также отметить, что на эти выражения влияют социальные роли и культурные стереотипы, а это означает, что они не статичны и могут меняться и меняться со временем.

    Поведение, одежда и даже язык тела — все это социальные конструкции, которые маркируются как мужские или женские. Этот двоичный код может ограничивать людей в выражении себя так, как они хотят, из-за боязни отрицательной обратной связи.

    Некоторые люди могут сильно отождествлять себя с определенным полом, в то время как другие могут иметь более нейтральные или смешанные чувства. Внутреннее ощущение гендерной идентичности человека также может не соответствовать его внешнему гендерному выражению. Человек, которому при рождении была назначена женщина, может идентифицировать себя как мужчина, но продолжать выражать свой пол через то, что стереотипно считается женскими чертами, поведением и ролями.

    Одно исследование показало, что геи и бисексуальные цисгендерные женщины с большей вероятностью будут иметь гендерное выражение, отличное от того, что многие люди ожидают, исходя из своей гендерной идентичности.

    Влияние гендерного самовыражения

    Люди, чье гендерное выражение отличается от того, что люди ожидают в зависимости от пола или гендерной идентичности, могут с большей вероятностью столкнуться с издевательствами или другими формами нетерпимости и предрассудков. Исследования показывают, что трансгендеры или люди, не соответствующие гендерным нормам, чаще сталкиваются с высоким уровнем дискриминации.

    Выражение пола через внешний вид, одежду и поведение может сыграть важную роль в вашей идентичности и самоощущении.Однако из-за дискриминации, негативной реакции и даже угрозы насилия многие люди не могут выражать себя в соответствии со своей гендерной идентичностью. Это может повлиять не только на самоощущение человека, но и на его психическое здоровье и благополучие.

    Исследования также показали, что гендерное самовыражение может играть роль в оказании людям медицинской помощи. Лица, гендерная принадлежность которых не совпадает с их полом при рождении, подвергаются большей дискриминации со стороны медицинских работников, что может повлиять как на доступ к медицинской помощи, так и на ее качество.

    Советы, которые могут помочь

    Если вы боретесь с проблемами, связанными с самовыражением пола, вы можете сделать несколько вещей, которые могут помочь.

    • Поговорите со специалистом : беседа с профессионалом в области психического здоровья, подтверждающим гендер, может помочь вам изучить различные аспекты вашей идентичности и гендерного самовыражения.
    • Заботьтесь о себе : Забота о своем здоровье важна для вашего благополучия. Найдите время для занятий, которые вам нравятся, и постарайтесь делать небольшие шаги, чтобы позаботиться о своем физическом и психическом здоровье.
    • Ищите способы самовыражения : Даже если вы не готовы выражать свой пол так, как вам хотелось бы, есть вещи, которые вы можете сделать. Поэкспериментируйте с различными формами гендерного самовыражения, как бы вы ни чувствовали себя комфортно или счастливы. Например, смена прически и ношение другой одежды — это способы, которыми вы можете начать самовыражение.
    • Найдите поддержку : Могут помочь друзья, члены семьи и наставники, которые понимают ваши чувства по поводу выражения вашего пола.Если люди в вашей жизни не поддерживают вас, поищите группу в вашем районе или в Интернете.

    Что вы можете сделать

    Если у кого-то из ваших знакомых гендерное выражение не соответствует стереотипным представлениям о том, как мужчины и женщины должны выглядеть, одеваться или вести себя, есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы поддержать вас.

    • Поддерживайте гендерное самовыражение людей : Люди претерпевают множество изменений в жизни, в том числе их чувство пола и самовыражение.Вам не нужно чувствовать или переживать то же самое, что и они, чтобы поддерживать их в жизни.
    • Будьте союзником : Не бойтесь сказать что-нибудь, если вы видите или слышите, как к кому-то относятся недоброжелательно из-за его гендерного выражения. Умение быть союзником и защитником может помочь другим почувствовать поддержку и понимание.
    • Спросите людей, какие местоимения они предпочитают : Не делайте предположений, основываясь на том, как кто-то выглядит или действует. Если вы называете кого-то неправильным именем или неправильными местоимениями, извинитесь, а затем исправьте себя в дальнейшем.

    Помните, что социальные роли, ожидания и стереотипы о том, что является мужским или женским, не статичны и могут меняться со временем и в разных культурах.

    Слово от Verywell

    Выражение пола — это то, что есть у всех, но выражение выражения не у всех соответствует тому, что может ожидать общество в зависимости от назначенного им пола или гендерной идентичности. Это гендерное выражение может быть мужским, женским или андрогинным, или оно может даже меняться в зависимости от того, как человек себя чувствует в этот момент.

    Общество по-прежнему придерживается стереотипных гендерных ожиданий в отношении того, как люди должны выражать себя, но в некоторых местах, включая Онтарио и штат Нью-Йорк, были приняты законы, направленные на защиту людей от дискриминации на основе их гендерного выражения.

    Определение пола по Merriam-Webster

    gen · der | \ Jen-dr \

    : подкласс внутри грамматического класса (например, существительное, местоимение, прилагательное или глагол) языка, который частично является произвольным, но также частично основан на различимых характеристиках (таких как форма, социальный статус, образ жизни или пол) и это определяет согласование и выбор других слов или грамматических форм

    б : принадлежность слова или грамматической формы к такому подклассу

    б : поведенческие, культурные или психологические черты, обычно связанные с одним полом

    c : гендерная идентичность Те, кто хочет получить государственные водительские права в Массачусетсе, ближе к возможности обозначать свой пол как «X» вместо «мужской» или «женский».«Сенат штата подавляющим большинством одобрил законопроект, который допускает недвоичное обозначение лицензий. — Сообщение Стива Леблана в Facebook стало ясным, когда в четверг сеть социальных сетей добавила новые гендерные возможности для пользователей: компания чувствительна к широкому спектру гендерных аспектов. идентичности и хочет, чтобы пользователи чувствовали себя приспособленными, независимо от того, где они видят себя в этом спектре ». Кэти Стейнмец гендерный; гендерная принадлежность \ ˈJen- d (ə-) riŋ \

    Одинаковы ли пол и пол? Руководство по использованию

    существительное

    Слова пол и пол имеют долгую и взаимосвязанную историю.В 15 веке пол расширился от его использования в качестве термина для грамматического подкласса, чтобы присоединиться к полу в отношении любой из двух основных биологических форм вида, то есть пол имел с 14-го века; Такие фразы, как «мужской пол» и «женский пол», основаны на использовании, установленном на протяжении более пяти столетий. В 20-м веке пол и пол получили новое применение. Пол приобрел свое значение «половой акт» в начале века (теперь его более распространенное значение), а несколько десятилетий спустя пол пол приобрел значение, относящееся к поведенческим, культурным или психологическим чертам, обычно связанным с секс, как в «гендерных ролях».»Позже в этом столетии пол пол также стал применяться в двух тесно связанных составных терминах: гендерная идентичность относится к внутреннему ощущению человека себя мужчиной, женщиной, некоторой комбинацией мужчины и женщины или ни мужчиной, ни женщиной; гендерное выражение относится к физическим и поведенческим проявлениям гендерной идентичности. К концу века пол сам по себе использовался как синоним гендерной идентичности .

    Среди тех, кто изучает гендер и сексуальность, четкое разграничение между пол и пол обычно назначается, причем пол является предпочтительным термином для биологических форм, а пол ограничивается его значениями, включающими поведенческие, культурные и психологические черты.В этой дихотомии термины мужской и женский относятся только к биологическим формам ( пол ), в то время как термины маскулинность / мужественность, женственность / женственность, женщина / девочка и мужчина / мальчик относятся только к психологическим и социокультурным чертам ( пол ). ). Это разграничение также имеет тенденцию соблюдаться в техническом и медицинском контекстах: термин пол относится к биологическим формам в таких фразах, как половые гормоны , половые органы и биологический пол .Но в немедицинском и нетехническом контекстах нет четкого разграничения, и статус слов остается сложным. Часто при явном сравнении мужчин и женщин мы видим употребляемый термин пол , причем этот термин преобладает в таких сочетаниях, как гендерные различия , гендерный разрыв , гендерное равенство , гендерное предубеждение и гендерные отношения . Вероятно, что гендер применяется в таких контекстах из-за его психологического и социокультурного значений, а двойственность слова делает его двойственно полезным.Факт остается фактом: в таких случаях его часто применяют против предписанного использования.

    Использование пола и пола никоим образом не урегулировано. Например, в то время как дискриминация гораздо чаще сочеталась с полом с 1960-х по 20-й век и в 21-й век, фраза гендерная дискриминация неуклонно использовалась с 1980-х годов и вскоре станет доминирующее словосочетание. В настоящее время оба термина иногда используются с явной синонимией: дискриминация по полу / полу , дискриминация по полу .

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *