Что любит шизоид: 📖 Шизоидная личность и любовь, ШИЗОИДНЫЕ ЛИЧНОСТИ. Основные формы страха. Риман Ф. Страница 4. Читать онлайн

📖 Шизоидная личность и любовь, ШИЗОИДНЫЕ ЛИЧНОСТИ. Основные формы страха. Риман Ф. Страница 4. Читать онлайн

Как остаться собой среди множества, среди толпы, которая кишит вокруг.
Шпиттелер

В этом разделе мы описываем личности, которые в плане рассматриваемых нами проблем испытывают страх перед самоотдачей и находятся под влиянием импульсов, направленных на усиление самостоятельности. С психологической точки зрения жизнь этих людей связана с повышенным стремлением к самосохранению. Мы все испытываем желание не смешивать свою индивидуальность с другой, чувствительно реагируем на искажение нашего имени; мы не желаем быть заменены на другого, мы хотим осознавать нашу единичность как индивидуальность. Стремление от делиться от других сочетается со своей противоположностью — социальной сущностью принадлежности к группе или коллективу Мы отстаиваем наши личные интересы в партнерских связях, межчеловеческих отношениях и в вопросах ответственности. Как сказывается это на человеке, который предпочитает уклониться от самоотдачи в пользу самосохранения? Его стремления направлены прежде всего на сохранение независимости и самоудовлетворение (автаркию, autark). Быть независимым, не нуждаться ни в чьей помощи, не быть никому обязанным имеет для него решающее значение. Поэтому он дистанцируется от других людей, не позволяет приближаться к себе, стремится к отграничению. Нарушение этой дистанции расценивается им как угроза его жизненному пространству, как опасность для его независимости и целостности его личности и вследствие этого пресекается. Так развивается типичный для шизоидной личности страх перед близостью в межчеловеческих связях. В связи с тем, что в реальной жизни от связей уклониться нельзя, он ищет такие защитные формы поведения, которые помогают ему отгородиться от жизни. Прежде всего, в персонально-близких контактах шизоидные личности уклоняются от интимности и избегают ее. Они страшатся встречи с другой индивидуальностью, с партнером и стремятся ограничить человеческие связи лишь деловыми отношениями Они стремятся быть анонимными участниками группы или коллектива и все же переживают свою принадлежность к общественным интересам Они предпочитают использовать сказочную «шапку-невидимку», чтобы незамеченными принимать участие в жизни, и без нее отказываются от какой-либо активной общественной деятельности. В отношениях с окружением они отстранении, сдержанны, держатся на расстоянии, неразговорчивы и индифферентны до холодности. Они часто кажутся странными, обособленными, непредсказуемыми в своих реакциях или вызывающими недоумение. С ними можно быть давно знакомыми, но по-настоящему не знать их. Сегодня кажется, что мы имеем с этим человеком хороший контакт, а завтра он ведет себя так, будто мы с ним никогда не виделись: достигнутая ранее близость внезапно и резко прерывается, и появляется непонятная, необоснованная агрессивность или враждебность, оскорбительная для нас. Избегание доверительной близости возникает из страха перед вами, перед открытостью самоотдачи и делает лиц с шизоидными чертами изолированными и одинокими. Их страх перед близостью усиливается при необходимости приблизиться к другим или при приближении других. Чувство склонности, симпатии, нежности и любви к другому в скором времени оставляет этих людей и сменяется переживанием опасности. Это объясняет, почему они уклоняются от таких ситуаций близости, могущих вызвать у них враждебность, – они внезапно прекращают близкие отношения, прерывают достигнутый контакт с другим и возвращаются назад, не стремясь более к установленной связи. Между ними и окружением зияет глубокая пропасть в контактах, которая с годами расширяется и делает шизоидов все более изолированными. В результате всегда возникает следующая проблема: из-за отдаления от человеческого окружения шизоид все меньше знает о других, это все больше расширяет пропасть в опыте общения и усиливает неуверенность в межчеловеческих контактах. Шизоид знает, что не прав в том, что является очевидным для других, особенно в области опыта доверительной близости и любящей предпочтительности. Вследствие этого он склонен к подозрениям и заблуждениям в межчеловеческом ориентировании и потому относится к людям с глубоким недоверием, так как его впечатления и представления об окружающих, в конечном счете, являются скорее проекцией его предположений и воображения, чем реальной действительности. Шульц-Хенке описал картину, которая дает более ясное понимание мироощущения этих людей, – это пережитая всеми нами ситуация: мы сидим в поезде на вокзале; на соседнем пути стоит такой же поезд; внезапно мы замечаем, что один из двух поездов начинает двигаться. Поезд так мягко и незаметно отправляется, что мы не испытываем никакого сотрясения и судим о движении только на основании зрительного впечатления. Мы не имеем возможности понять, какой из двух поездов движется, до тех пор, пока не сможем, бесспорно, в этом убедиться, наблюдая за наружными предметами, которые не двигаются, пока наш поезд стоит, хотя соседний поезд уже сдвинулся с места, или наоборот. Эта картина, часто встречающаяся во внутренней ситуации лиц с шизоидной структурой личности, означает: все, что человек воспринимает, представляет, чувствует и о чем думает, относится к его собственному существованию, даже если речь идет о событиях внешней жизни, и это состояние часто превышает возможности его психического здоровья по преодолению неуверенности в себе, связанной с отрывом от реальности. Вследствие ограничения контактов с миром межчеловеческих отношений его суждения основаны на впечатлениях и переживаниях, в них всегда имеется элемент сомнения, он рассматривает как действительность лишь фантазии, которые соответствуют его внутреннему миру, и он предпочитает ту картину мира, которую создал сам, считая взгляды других насмешкой над ним. Был ли сегодня начальник действительно холоден и враждебен по отношению ко мне, был ли он другим, чем раньше, или это мне только кажется? То, что люди с иронией смотрят на меня, что-либо означает, или это мне только кажется? Эта неуверенность может достигать такой степени выраженности, что вызывает перерастание недоверчивости в подозрительность и переход к собственно бредовому восприятию и бредовым обманам восприятии, при которых внутреннее и внешнее смешиваются между собой, и эта путаница является для шизоидов проекцией действительности. Можно себе представить, как это мучит и беспокоит их, особенно если такая неуверенность носит длительный характер, и как вследствие этого становится некорригируемой упомянутая выше слабость контактов, связанная с близостью. Если мы попытаемся разделить их опасения и расспросить, почему попытка перейти к доверительной близости вызывает у них неуверенность и страх, то встретим лишь непонимание. Такое участие они расценят как насмешку или признак того, что их принимают за сумасшедших Полные недоверия, вытекающего из их глубокой незащищенности, независимо от того, является ли она первичной или следствием недостаточности межчеловеческих контактов, лица с шизоидными чертами характера развивают у себя такие функции и способности, которые помогают им ориентироваться в мире. Это восприятие через познание сущности, познавательный интеллект, сознание, рациональность. Будучи неуверенными во всем, что связано с эмоциональностью и чувственным познанием, они стремятся к «чистому» познанию, чьи результаты тем выше, чем больше они могут отрешиться от непосредственного созерцания. Мы должны понять, что шизоиды стремятся к точным знаниям, которые гарантируют их безопасность и отгороженность от источников субъективных переживаний. В противоположность развитию этой рациональной стороны личности шизоидов, их эмоциональная жизнь остается прежней — она относится как к взаимоотношениям с партнером, так и к эмоциональным связям и взаимоотношениям Для этих людей часто характерно выдающееся интеллектуальное развитие при эмоциональной недостаточности — эмоциональные переживания неразвиты, а иногда — бедны и скудны Это придает значительную неуверенность при контактах, что создает множество трудностей в повседневной жизни — помимо недостатка или отсутствия деликатности и умеренности в человеческих отношениях, они не чувствуют своих партнеров по отношениям, не нюансируют свои взаимосвязи, что может создавать проблемы даже при самых элементарных попытках установить контакт. Вот пример. В рамках своего обучения студент должен был написать реферат. Лишенный контактов, холодный и заносчивый, что было проявлением его неуверенности, он даже не предполагал расспросить своих коллег о том, как это обычно делается. Он страдал в одиночестве над решением проблемы, которая существовала в нем самом, а не в существе дела. Он был полон сомнений в том, могут ли его высказывания и решения соответствовать надеждам и ожиданиям, связанным с обучением, и постоянно колебался в своих умозаключениях между переоценкой собственной личности и чувством неполно ценности из-за банальности и несостоятельности своих суждений. Уверенности недоставало ему и при сравнении своего реферата с работами других студентов. Он испытывал неловкость перед коллегами и вынужден был преступить через свою гордость («просить у себя прощения») за то, что вынужден был советоваться с ними — не понимая, что такого рода отношения для них привычны. Из-за своей некоммуникабельности он испытывал расплывчатый и неопределенный страх, который усиливался по мере того, как он устанавливал естественные контакты с коллегами.

Такие и подобные им ситуации и манера поведения часто встречаются в жизни личностей с шизоидной структурой. Для них чрезвычайно тяжелы даже часто встречающиеся обыденные ситуации, которые не реализуются по причине затрудненности контактов, а вовсе не из-за недостатка способностей.

Шизоидная личность и любовь

Мы уже говорили о том, что для шизоидов особенно затруднительны проблемы, которые связаны с развитием межчеловеческих контактов: поступление в детский сад, знакомство со школьным коллективом, пубертат и встреча с противоположным полом, партнерские взаимоотношения и вообще всякие взаимосвязи. В связи с тем, что каждая близость провоцирует у них возникновение страха, они вынуждены в значительной степени сокращать близкие контакты или отказываться от них. Это приводит к тому, что они рассматривают любовь и любовные отношения как угрозу их независимости и утрату собственной значимости. Встречающиеся в детстве трудности контактов в межчеловеческих отношениях, которые свидетельствуют о шизоидной проблематике и о которых становится известно со слов родителей или воспитателей, могут быть по субъективным причинам усилены или смягчены и выявляются до того, как эти нарушения становятся очевидными. Сюда относятся случаи, когда у ребенка возникают трудности в контактах в детском саду или в школьном классе, когда он не находит себе товарищей, когда он держится особняком, предпочитает одиночество и испытывает неприязнь к другим; когда молодой человек в пубертатном периоде уклоняется от контактов с противоположным полом, когда он зарывается в книгу, уклоняясь и отгораживаясь от контактов, или предпринимает другие действия для того, чтобы остаться одному; когда он переносит тяжелый мировоззренческий криз в период пубертата с раздумьями о смысле жизни без попытки разделить свои переживания с другими. Все это является сигналами тревоги, которые заставляют родителей обращаться за советом к психиатру или психотерапевту. Дополнительная проблематика беспокоит шизоидных личностей в период наступления партнерских отношений, возникающих под давлением пубертата. Это связано с тем, что любовь подразумевает взаимную душевную и телесную близость. В каждой любовной встрече нашей самости и нашей независимости в равной степени угрожает опасность излишне открыться партнеру, и это в той или иной степени требует защиты. В связи с этим в каждой встрече таится препятствие в виде внутренней, интимной проблемы, которая, будучи до сих пор подсознательной и скрытой, может, будучи осознана, причинять боль. Как должен поступать человек, испытывающий томительное желание близости и слияния, любви и нежности, что должен он сделать, чтобы предложить другому разделить с ним нарастающее сексуальное возбуждение? В основе описанного нарушения контактов, недостатка тактичности в межчеловеческих отношениях лежит нарастающая до достижения данного возрастного периода неопытность в межличностных контактах, из которой проистекает особая тяжесть интеграции сексуальности. Им не хватает полутонов для самооценки и для того, чтобы представить себя партнеру привлекательным и пленительным, чтобы решиться на совращение и самоотдачу. Нежность, вербальное или сентиментальное выражение склонности чуждо шизоиду, ему недостает чуткости и сопереживания, способности отождествить себя с другим. Попытка разрешить конфликт между усиливающимся стремлением к обладанию и страхом перед близостью в межличностных контактах принимает различные формы. Чаще всего это проявляется в освобождении от любовного чувства и отщеплении от него сексуального влечения в чистом виде, т. е. в стремлении к сексуальной связи без любовного антуража. Партнер для него является лишь «сексуальным объектом», лишь средством для достижения полового удовлетворения, во всем остальном он его не интересует. Однако вследствие такой эмоциональной безучастности партнерские взаимоотношения легко заменяются. Это защищает шизоидов от глубокого проникновения в их жизнь посторонних, свидетельствуя как об их полной беспомощности и неопытности в общеизвестных эмоциональных связях и отношениях, так и о том, что они предполагают, что партнер представляет угрозу для их жизни. Все сказанное является основанием для развития механизмов защиты от чрезмерной близости и интимности со стороны партнера — шизоид не знает, как отвечать на его домогательства, так как они скорее неприятны ему, чем доставляют удовольствие. Один мужчина обратился в бюро по брачному посредничеству и выбрал там фотографию дамы, которая меньше других понравилась ему: она, с его точки зрения, представляет для него меньшую угрозу и вряд ли вызовет у него любовные чувства. Одна дама намерена вступать с мужчиной только в половую связь, игнорируя связь духовную, так как знает, что, вероятнее всего, больше не увидит его. Женатый мужчина имел в том городе, где он жил вместе с семьей, еще одну, «тайную», квартиру, предпочитая быть недостижимым и сокрытым от семьи до тех пор, пока не испытывал склонность к возвращению домой. Он нуждался в том, чтобы защититься от эмоциональных претензий жены и других членов семьи (с другой стороны, эта личностная потребность в связи с семьей усиливалась, когда появлялась угроза его потребности в семейном убежище и приюте). Из этих примеров видно, какой большой страх испытывают шизоидные личности перед связью, обязанностями, зависимостью и ограничением их личности. Этот страх оставляет их очень редко и объясняет их непредсказуемость и странные реакции. Единственный, к кому шизоид прислушивается и кому доверяет, – это он сам. Отсюда его чрезвычайная чувствительность к действительной или воображаемой угрозе его суверенитету и интегративности, к враждебному нарушению сохраняемой им дистанции. Он нуждается лишь в собственной поддержке, которая не оставляет его. Естественно, любые отношения, связанные с атмосферой доверия и интимности, не свойственны ему и не возникают в его связях с партнерами. Свою любовь он ощущает как принудительную связь, которую он должен прекратить, тогда как его партнер в такой связи ищет близости и теплоты. Его робость и нерешительность здесь может исходить из потребности избежать клятвы в верности и регистрации брака. Один молодой человек под давлением своей подруги, которая хотела этого в течение нескольких лет, наконец, обручился с ней Он пришел к ней с кольцом, и они вместе отпраздновали обручение. Как только он вышел из дома, он опустил в ее почтовый ящик письмо, в котором отменил только что совершенное обручение Подобное поведение не так уж редко встречается у шизоидов Часто они предпочитают знакомство на расстоянии и высказывают свое предпочтение в письмах, но непосредственная персональная близость отталкивает их, и они отказываются от прежних намерений. В связи с упомянутым выше отделением сексуальности от чувства любви инстинктивные потребности шизоидов также носят изолированный характер; партнер рассматривается лишь как сексуальный объект, и любовная жизнь исчерпывается лишь функциональным процессом. Они не знают никаких любовных нежностей в виде пролога, им не свойственна эротика, для удовлетворения своих потребностей они идут напролом. Нежность легко преобразуется в причинение боли партнеру, жестокое нападение или даже нанесение телесных повреждений. За этим стоит подсознательное желание вызвать у партнера чувствительную реакцию из-за стремления после достижения полового удовлетворения как можно скорее отделаться от партнера. «После этого» — имеется в виду половой акт — «я предпочитаю вышвырнуть ее» — вот характерное для мужчины-шизоида выражение, которое отражает его страх перед любовными требованиями партнерши Большие трудности проявляются тогда, когда у шизоида возникает резкая амбивалентность между любовью и ненавистью, когда его глубокие сомнения в своей способности любить переносятся на партнера. В таких случаях он предпринимает новые попытки, требуя от партнера других способов любви, чтобы устранить свои сомнения. Эти попытки могут дойти в буквальном смысле до садизма. Его поведение может носить исключительно деструктивный характер; любовные привычки и склонности партнера отклоняются, пренебрегаются, анализируются, подвергаются сомнению или дьявольским образом извращаются. Они воспринимают спонтанную склонность партнера как проявление нечистой совести и расценивают ее как проявление чувства вины или «подкуп» («чего ты хочешь этим достигнуть?», «ты, пожалуй, хочешь как-то загладить свою вину»). При хороших абстрактно-теоретических психологических комбинаторных данных шизоиду представляются бесконечные возможности для такого рода тенденциозных истолкований. В романе Христианы Рохефорт «Подушка покоя» с особой убедительностью изображается такая связь, при которой любящая шизоидного партнера женщина со временем доходит до границы своей терпимости Нередко шизоидные личности своим цинизмом разрушают все нежные порывы партнера, не отказываясь, однако, от связи с ним. С их точки зрения, влюбленность в них партнера объясняется лишь в последнюю очередь их душевными качествами, а в первую — их поведением и внешностью. Это отражается в склонности к иронии и насмешкам: «не строй такие собачьи преданные глаза», «если б ты знал, как ты смешно выглядишь» или «оставь эти дурацкие любовные нежности и давай, наконец, перейдем к существу дела» Естественно, что если у партнера систематически разрушаются стереотипы любовного поведения, то сохранение такой связи может свидетельствовать о необычных любовных склонностях, исходящих либо из садомазохистского генотипа, либо из чувства вины, страха утраты или других мотивов. В противном случае либо эта связь покупается, либо наслаждение достигается лишь через страдание. Обычно такого рода связь должна, в конце концов, прекратиться и привести к ненависти, поскольку после любовного триумфа шизоид «обретает свое истинное лицо» Однако эта ненависть не реализуется, так как к другим шизоид относится точно так же. Автобиографические романы Стриндберга содержат много примеров подобных шизоидных трагедий, приводя выразительные описания жизненной основы такого развития личности (например, «Сын Магды») Аксель Борг в главном действующем лице своего романа «В (открытом море» блестяще изобразил шизоидную личность, в которой отчетливо видны автобиографические черты Эмоциональная холодность при дальнейшем развитии может достичь экстремальных и болезненных размеров, приводя к изнасилованию и наслаждению от убийства, это происходит, прежде всего, если на партнера подсознательно проецируются непереработанные чувства ненависти и мести (происходит, как это называется в психоанализе, «перенос» на партнера отношений к объектам зависимости, с которыми он был связан в детстве) Такая не интегрированная в личностную структуру отщепленная сторона инстинкта всегда очень опасна и проявляется при нарастающей неспособности понимать партнера и сочувствовать ему, что приводит к преступлениям, связанным с нарушениями влечений. В связи с трудностями, которые проистекают из чувственной связи с партнером и вообще из поиска партнера, шизоиды часто остаются одинокими и, в конце концов, находят партнера в себе самом, получая при этом самоудовлетворение. В некоторых случаях они избирают для себя эрзац-объект, как это бывает в случаях фетишизма. Естественно, что в каждом таком эрзац-объекте отражается неразвитая сексуальность, несмотря на то, что эти формы нарушений способности к любви носят в себе элементы любовного желания и являются выражением ищущего любовного томления Нередко у шизоидов сексуальное развитие остается инфантильным при высокодифференцированной личностной структуре. Иногда случаи выбора в качестве сексуального партнера детей или подростков свидетельствуют о том, что тяжелое нарушение способности к контактам в таких случаях сопровождается меньшей вероятностью развития страха. Порой подавленная способность к любви и самоотдаче прорывается в экстремальных формах ревности и даже в бреде ревности. Шизоид чувствует, как мало любви он отдает партнеру, как мала его способность к любви, и подозревает, что партнер вряд ли сможет остаться с ним. В связи с этим он подозревает наличие соперника (иногда с достаточным основанием), который и сильнее любит, и больше него способен к любви. Лишенный теплоты и сочувствия, он расценивает естественное поведение партнера как проявление хитрости или насмешки над ним, которые отражают его демонизм и коварную преднамеренность. Эти истолкования могут дойти до бреда, до состояния, когда партнерские отношения становятся непереносимыми и в конце концов разрушаются с чувством наслаждения от разрыва и одновременно страдания, которого никто не может разделить и оценить. Мотивировка действий здесь выглядит так: если мне представляется невозможным любить и удержать любимого, то я предпочитаю разрушить эту связь, чтобы, по крайней мере, не потерпеть ущерба и не дать другому воспользоваться любовью моего партнера. Манеру поведения шизоида можно истолковать таким образом, что для него не исключена возможность любить и быть любимым, но он не может дать оценку любви и любовным отношениям. Уход партнера для него менее болезнен, чем попытка проявлять о нем заботу и отдавать ему свое внимание, и поэтому он предпочитает уход. Такая «профилактика разочарования» отнюдь не редка: она содержит в себе, в большинстве случаев, подсознательный аспект проверки партнера: если он, несмотря на мое поведение, еще любит меня, значит, он действительно любит меня. Прежде всего, это свидетельствует о том, как тяжело этому человеку понять, любят его или нет, испытывают ли к нему влечение. В экстремальных случаях подозрительность и ревность могут привести к убийству: если партнер меня не любит, он не должен любить и никого другого. Осознанно страх самоотдачи переживается шизоидами как страх связи. Любовное влечение относится к самоотдаче и к самоотвержению; накапливаясь путем подавления и преодоления страха, такое самоотвержение представляется шизоиду как полная самоотдача, как попытка поглощения его партнером. В связи с этим происходит так называемая «демонизация» партнера, что вызывает перенос преодоленного страха и делает объяснимым непонятное поведение шизоида и, прежде всего — внезапно возникающую у него ненависть, которая исходит из чувства угрозы от могущественного «Ты» (партнера) без понимания того, что этим могуществом его награждает собственная проекция шизоида. Особенно тяжело шизоиду решиться на длительную эмоциональную связь. Он склонен большей частью к кратковременным, бурным, но изменчивым связям. Брак для него представляется, прежде всего, несовершенным человеческим устройством, которое само собой распадается, а потому не может принести радости и удовлетворения. Шизоиды склонны к расчетам и планированию человеческих потребностей и приспосабливаются к такого рода потребностям. Изменчивость их мнений в отношении длительных связей носит постоянный характер: требуя для себя свободы, они лишь теоретически допускают ее для партнеров как нечто само собой разумеющееся, в реальности же далеко не всегда позволяют это. Часто шизоид теоретически является сторонником брака и брачных отношений, на самом же деле он согласен лишь на те традиции и обычаи, которые позволяют ему сохранять свой стиль жизни, и любит лишь свои убеждения. Поэтому он часто расценивает честность и гражданское мужество как нечто отличающееся одно от другого. Нередко легализация даже длительной связи пугает их; для них обычны напоминающие супружество связи без их регистрации. При ранней утрате матери или разочаровании в матери они вступают в связь с пожилыми женщинами, полагаясь на их материнский инстинкт, тем самым, наверстывая то, чего им не хватало в детстве. Такие женщины могут дать тепло и чувство защищенности без больших собственных претензий; это доверчивые женщины, которые понимают ситуацию непосредственно, не требуют от партнера того, чего он не может им дать, и не ожидают от этой связи ничего иного, нежели то, чем она обычно заканчивается. Лишь при глубоком нарушении соответствующих ранних фаз развития может возникнуть ненависть и желание отомстить по отношению к таким женщинам. В связи с тем, что шизоиды расценивают женственность и женщин как угрозу своей жизни и относятся к ним с недоверием, у них нередко возникает влечение к собственному полу или они выбирают таких партнерш, которые благодаря своим квази-мужским чертам выглядят не так, как другие, более женственные и привлекательные. Такие связи часто выглядят как дружески-братские и содержат больше общих интересов, чем связи, связанные с эротической привлекательностью противоположного пола. Во всех случаях длительные связи тяжелы для шизоидов; раздельные спальни являются как бы само собой разумеющейся потребностью; партнеры должны понимать это и соблюдать требуемую дистанцию, как для своей защиты, так и для сохранения отношений. Из всего сказанного следует, что,

исходя из тех оснований, которые теперь стали для нас более понятными, шизоиды испытывают большие трудности в развитии и проявлении своих любовных склонностей. Они необычайно чувствительны ко всему, что угрожает их свободе и независимости или ограничивает их; они скупы на сентиментальные высказывания и благодарны партнеру, если он скромно и ненавязчиво дает им приют и защищенность. Если партнер это поймет, то не будет показывать свою самую глубокую привязанность, а предоставит шизоиду без лишнего проявления чувств все, что может ему дать.

Шизоидная личность и любовь. Основные формы страха

Шизоидная личность и любовь

Мы уже говорили о том, что для шизоидов особенно затруднительны проблемы, которые связаны с развитием межчеловеческих контактов: поступление в детский сад, знакомство со школьным коллективом, пубертат и встреча с противоположным полом, партнерские взаимоотношения и вообще всякие взаимосвязи. В связи с тем, что каждая близость провоцирует у них возникновение страха, они вынуждены в значительной степени сокращать близкие контакты или отказываться от них. Это приводит к тому, что они рассматривают любовь и любовные отношения как угрозу их независимости и утрату собственной значимости. Встречающиеся в детстве трудности контактов в межчеловеческих отношениях, которые свидетельствуют о шизоидной проблематике и о которых становится известно со слов родителей или воспитателей, могут быть по субъективным причинам усилены или смягчены и выявляются до того, как эти нарушения становятся очевидными. Сюда относятся случаи, когда у ребенка возникают трудности в контактах в детском саду или в школьном классе, когда он не находит себе товарищей, когда он держится особняком, предпочитает одиночество и испытывает неприязнь к другим; когда молодой человек в пубертатном периоде уклоняется от контактов с противоположным полом, когда он зарывается в книгу, уклоняясь и отгораживаясь от контактов, или предпринимает другие действия для того, чтобы остаться одному; когда он переносит тяжелый мировоззренческий криз в период пубертата с раздумьями о смысле жизни без попытки разделить свои переживания с другими. Все это является сигналами тревоги, которые заставляют родителей обращаться за советом к психиатру или психотерапевту. Дополнительная проблематика беспокоит шизоидных личностей в период наступления партнерских отношений, возникающих под давлением пубертата. Это связано с тем, что любовь подразумевает взаимную душевную и телесную близость. В каждой любовной встрече нашей самости и нашей независимости в равной степени угрожает опасность излишне открыться партнеру, и это в той или иной степени требует защиты. В связи с этим в каждой встрече таится препятствие в виде внутренней, интимной проблемы, которая, будучи до сих пор подсознательной и скрытой, может, будучи осознана, причинять боль. Как должен поступать человек, испытывающий томительное желание близости и слияния, любви и нежности, что должен он сделать, чтобы предложить другому разделить с ним нарастающее сексуальное возбуждение? В основе описанного нарушения контактов, недостатка тактичности в межчеловеческих отношениях лежит нарастающая до достижения данного возрастного периода неопытность в межличностных контактах, из которой проистекает особая тяжесть интеграции сексуальности. Им не хватает полутонов для самооценки и для того, чтобы представить себя партнеру привлекательным и пленительным, чтобы решиться на совращение и самоотдачу. Нежность, вербальное или сентиментальное выражение склонности чуждо шизоиду, ему недостает чуткости и сопереживания, способности отождествить себя с другим. Попытка разрешить конфликт между усиливающимся стремлением к обладанию и страхом перед близостью в межличностных контактах принимает различные формы. Чаще всего это проявляется в освобождении от любовного чувства и отщеплении от него сексуального влечения в чистом виде, т. е. в стремлении к сексуальной связи без любовного антуража. Партнер для него является лишь «сексуальным объектом», лишь средством для достижения полового удовлетворения, во всем остальном он его не интересует. Однако вследствие такой эмоциональной безучастности партнерские взаимоотношения легко заменяются. Это защищает шизоидов от глубокого проникновения в их жизнь посторонних, свидетельствуя как об их полной беспомощности и неопытности в общеизвестных эмоциональных связях и отношениях, так и о том, что они предполагают, что партнер представляет угрозу для их жизни. Все сказанное является основанием для развития механизмов защиты от чрезмерной близости и интимности со стороны партнера – шизоид не знает, как отвечать на его домогательства, так как они скорее неприятны ему, чем доставляют удовольствие. Один мужчина обратился в бюро по брачному посредничеству и выбрал там фотографию дамы, которая меньше других понравилась ему: она, с его точки зрения, представляет для него меньшую угрозу и вряд ли вызовет у него любовные чувства. Одна дама намерена вступать с мужчиной только в половую связь, игнорируя связь духовную, так как знает, что, вероятнее всего, больше не увидит его. Женатый мужчина имел в том городе, где он жил вместе с семьей, еще одну, «тайную», квартиру, предпочитая быть недостижимым и сокрытым от семьи до тех пор, пока не испытывал склонность к возвращению домой. Он нуждался в том, чтобы защититься от эмоциональных претензий жены и других членов семьи (с другой стороны, эта личностная потребность в связи с семьей усиливалась, когда появлялась угроза его потребности в семейном убежище и приюте). Из этих примеров видно, какой большой страх испытывают шизоидные личности перед связью, обязанностями, зависимостью и ограничением их личности. Этот страх оставляет их очень редко и объясняет их непредсказуемость и странные реакции. Единственный, к кому шизоид прислушивается и кому доверяет, – это он сам. Отсюда его чрезвычайная чувствительность к действительной или воображаемой угрозе его суверенитету и интегративности, к враждебному нарушению сохраняемой им дистанции. Он нуждается лишь в собственной поддержке, которая не оставляет его. Естественно, любые отношения, связанные с атмосферой доверия и интимности, не свойственны ему и не возникают в его связях с партнерами. Свою любовь он ощущает как принудительную связь, которую он должен прекратить, тогда как его партнер в такой связи ищет близости и теплоты. Его робость и нерешительность здесь может исходить из потребности избежать клятвы в верности и регистрации брака. Один молодой человек под давлением своей подруги, которая хотела этого в течение нескольких лет, наконец, обручился с ней Он пришел к ней с кольцом, и они вместе отпраздновали обручение. Как только он вышел из дома, он опустил в ее почтовый ящик письмо, в котором отменил только что совершенное обручение Подобное поведение не так уж редко встречается у шизоидов Часто они предпочитают знакомство на расстоянии и высказывают свое предпочтение в письмах, но непосредственная персональная близость отталкивает их, и они отказываются от прежних намерений. В связи с упомянутым выше отделением сексуальности от чувства любви инстинктивные потребности шизоидов также носят изолированный характер; партнер рассматривается лишь как сексуальный объект, и любовная жизнь исчерпывается лишь функциональным процессом. Они не знают никаких любовных нежностей в виде пролога, им не свойственна эротика, для удовлетворения своих потребностей они идут напролом. Нежность легко преобразуется в причинение боли партнеру, жестокое нападение или даже нанесение телесных повреждений. За этим стоит подсознательное желание вызвать у партнера чувствительную реакцию из-за стремления после достижения полового удовлетворения как можно скорее отделаться от партнера. «После этого» – имеется в виду половой акт – «я предпочитаю вышвырнуть ее» – вот характерное для мужчины-шизоида выражение, которое отражает его страх перед любовными требованиями партнерши Большие трудности проявляются тогда, когда у шизоида возникает резкая амбивалентность между любовью и ненавистью, когда его глубокие сомнения в своей способности любить переносятся на партнера. В таких случаях он предпринимает новые попытки, требуя от партнера других способов любви, чтобы устранить свои сомнения. Эти попытки могут дойти в буквальном смысле до садизма. Его поведение может носить исключительно деструктивный характер; любовные привычки и склонности партнера отклоняются, пренебрегаются, анализируются, подвергаются сомнению или дьявольским образом извращаются. Они воспринимают спонтанную склонность партнера как проявление нечистой совести и расценивают ее как проявление чувства вины или «подкуп» («чего ты хочешь этим достигнуть?», «ты, пожалуй, хочешь как-то загладить свою вину»). При хороших абстрактно-теоретических психологических комбинаторных данных шизоиду представляются бесконечные возможности для такого рода тенденциозных истолкований. В романе Христианы Рохефорт «Подушка покоя» с особой убедительностью изображается такая связь, при которой любящая шизоидного партнера женщина со временем доходит до границы своей терпимости Нередко шизоидные личности своим цинизмом разрушают все нежные порывы партнера, не отказываясь, однако, от связи с ним. С их точки зрения, влюбленность в них партнера объясняется лишь в последнюю очередь их душевными качествами, а в первую – их поведением и внешностью. Это отражается в склонности к иронии и насмешкам: «не строй такие собачьи преданные глаза», «если б ты знал, как ты смешно выглядишь» или «оставь эти дурацкие любовные нежности и давай, наконец, перейдем к существу дела» Естественно, что если у партнера систематически разрушаются стереотипы любовного поведения, то сохранение такой связи может свидетельствовать о необычных любовных склонностях, исходящих либо из садомазохистского генотипа, либо из чувства вины, страха утраты или других мотивов. В противном случае либо эта связь покупается, либо наслаждение достигается лишь через страдание. Обычно такого рода связь должна, в конце концов, прекратиться и привести к ненависти, поскольку после любовного триумфа шизоид «обретает свое истинное лицо» Однако эта ненависть не реализуется, так как к другим шизоид относится точно так же. Автобиографические романы Стриндберга содержат много примеров подобных шизоидных трагедий, приводя выразительные описания жизненной основы такого развития личности (например, «Сын Магды») Аксель Борг в главном действующем лице своего романа «В (открытом море» блестяще изобразил шизоидную личность, в которой отчетливо видны автобиографические черты Эмоциональная холодность при дальнейшем развитии может достичь экстремальных и болезненных размеров, приводя к изнасилованию и наслаждению от убийства, это происходит, прежде всего, если на партнера подсознательно проецируются непереработанные чувства ненависти и мести (происходит, как это называется в психоанализе, «перенос» на партнера отношений к объектам зависимости, с которыми он был связан в детстве) Такая не интегрированная в личностную структуру отщепленная сторона инстинкта всегда очень опасна и проявляется при нарастающей неспособности понимать партнера и сочувствовать ему, что приводит к преступлениям, связанным с нарушениями влечений. В связи с трудностями, которые проистекают из чувственной связи с партнером и вообще из поиска партнера, шизоиды часто остаются одинокими и, в конце концов, находят партнера в себе самом, получая при этом самоудовлетворение. В некоторых случаях они избирают для себя эрзац-объект, как это бывает в случаях фетишизма. Естественно, что в каждом таком эрзац-объекте отражается неразвитая сексуальность, несмотря на то, что эти формы нарушений способности к любви носят в себе элементы любовного желания и являются выражением ищущего любовного томления Нередко у шизоидов сексуальное развитие остается инфантильным при высокодифференцированной личностной структуре. Иногда случаи выбора в качестве сексуального партнера детей или подростков свидетельствуют о том, что тяжелое нарушение способности к контактам в таких случаях сопровождается меньшей вероятностью развития страха. Порой подавленная способность к любви и самоотдаче прорывается в экстремальных формах ревности и даже в бреде ревности. Шизоид чувствует, как мало любви он отдает партнеру, как мала его способность к любви, и подозревает, что партнер вряд ли сможет остаться с ним. В связи с этим он подозревает наличие соперника (иногда с достаточным основанием), который и сильнее любит, и больше него способен к любви. Лишенный теплоты и сочувствия, он расценивает естественное поведение партнера как проявление хитрости или насмешки над ним, которые отражают его демонизм и коварную преднамеренность. Эти истолкования могут дойти до бреда, до состояния, когда партнерские отношения становятся непереносимыми и в конце концов разрушаются с чувством наслаждения от разрыва и одновременно страдания, которого никто не может разделить и оценить. Мотивировка действий здесь выглядит так: если мне представляется невозможным любить и удержать любимого, то я предпочитаю разрушить эту связь, чтобы, по крайней мере, не потерпеть ущерба и не дать другому воспользоваться любовью моего партнера. Манеру поведения шизоида можно истолковать таким образом, что для него не исключена возможность любить и быть любимым, но он не может дать оценку любви и любовным отношениям. Уход партнера для него менее болезнен, чем попытка проявлять о нем заботу и отдавать ему свое внимание, и поэтому он предпочитает уход. Такая «профилактика разочарования» отнюдь не редка: она содержит в себе, в большинстве случаев, подсознательный аспект проверки партнера: если он, несмотря на мое поведение, еще любит меня, значит, он действительно любит меня. Прежде всего, это свидетельствует о том, как тяжело этому человеку понять, любят его или нет, испытывают ли к нему влечение. В экстремальных случаях подозрительность и ревность могут привести к убийству: если партнер меня не любит, он не должен любить и никого другого. Осознанно страх самоотдачи переживается шизоидами как страх связи. Любовное влечение относится к самоотдаче и к самоотвержению; накапливаясь путем подавления и преодоления страха, такое самоотвержение представляется шизоиду как полная самоотдача, как попытка поглощения его партнером. В связи с этим происходит так называемая «демонизация» партнера, что вызывает перенос преодоленного страха и делает объяснимым непонятное поведение шизоида и, прежде всего – внезапно возникающую у него ненависть, которая исходит из чувства угрозы от могущественного «Ты» (партнера) без понимания того, что этим могуществом его награждает собственная проекция шизоида. Особенно тяжело шизоиду решиться на длительную эмоциональную связь. Он склонен большей частью к кратковременным, бурным, но изменчивым связям. Брак для него представляется, прежде всего, несовершенным человеческим устройством, которое само собой распадается, а потому не может принести радости и удовлетворения. Шизоиды склонны к расчетам и планированию человеческих потребностей и приспосабливаются к такого рода потребностям. Изменчивость их мнений в отношении длительных связей носит постоянный характер: требуя для себя свободы, они лишь теоретически допускают ее для партнеров как нечто само собой разумеющееся, в реальности же далеко не всегда позволяют это. Часто шизоид теоретически является сторонником брака и брачных отношений, на самом же деле он согласен лишь на те традиции и обычаи, которые позволяют ему сохранять свой стиль жизни, и любит лишь свои убеждения. Поэтому он часто расценивает честность и гражданское мужество как нечто отличающееся одно от другого. Нередко легализация даже длительной связи пугает их; для них обычны напоминающие супружество связи без их регистрации. При ранней утрате матери или разочаровании в матери они вступают в связь с пожилыми женщинами, полагаясь на их материнский инстинкт, тем самым, наверстывая то, чего им не хватало в детстве. Такие женщины могут дать тепло и чувство защищенности без больших собственных претензий; это доверчивые женщины, которые понимают ситуацию непосредственно, не требуют от партнера того, чего он не может им дать, и не ожидают от этой связи ничего иного, нежели то, чем она обычно заканчивается. Лишь при глубоком нарушении соответствующих ранних фаз развития может возникнуть ненависть и желание отомстить по отношению к таким женщинам. В связи с тем, что шизоиды расценивают женственность и женщин как угрозу своей жизни и относятся к ним с недоверием, у них нередко возникает влечение к собственному полу или они выбирают таких партнерш, которые благодаря своим квази-мужским чертам выглядят не так, как другие, более женственные и привлекательные. Такие связи часто выглядят как дружески-братские и содержат больше общих интересов, чем связи, связанные с эротической привлекательностью противоположного пола. Во всех случаях длительные связи тяжелы для шизоидов; раздельные спальни являются как бы само собой разумеющейся потребностью; партнеры должны понимать это и соблюдать требуемую дистанцию, как для своей защиты, так и для сохранения отношений. Из всего сказанного следует, что,

исходя из тех оснований, которые теперь стали для нас более понятными, шизоиды испытывают большие трудности в развитии и проявлении своих любовных склонностей. Они необычайно чувствительны ко всему, что угрожает их свободе и независимости или ограничивает их; они скупы на сентиментальные высказывания и благодарны партнеру, если он скромно и ненавязчиво дает им приют и защищенность. Если партнер это поймет, то не будет показывать свою самую глубокую привязанность, а предоставит шизоиду без лишнего проявления чувств все, что может ему дать.

Шизоиды в любви 🙂 — Психолог в сети — LiveJournal

Ольга Гуманова в фейсбуке пишет:  Чистосердечное признание: вчера мне впервые во время сессии хотелось убить клиента. Нас спасло только то, что мы были в Скайпе, а то моя рука уже сжимала термос и им замахивалась.
История публикуется, разумеется, с позволения клиента, после того, как я поделилась с ним своим желанием ему врезать и мы поговорили об этом.
Молодой человек под тридцать, программист, живёт за границей. Проблема: не могу уговорить понравившуюся девушку заняться сексом.
«Я ей приводил научные данные о том, как это полезно для здоровья — регулярно заниматься сексом. Доказывал, как это плохо и вредно, если у неё секса давно не было. Принёс целую подборку книг разных авторов на эту тему».
Тут моё воображение нарисовало такую картину: а девушка, которую он «убеждает и просвещает» — например, религиозная девственница или просто из очень традиционной семьи и в ответ тоже ему приводит подборки цитат своих духовных учителей и созвучных себе психологов. Вот и побеседовали, мило и душевненько так 🙂
Вместо секса, уже и делать ничего не надо.
А вообще я всё больше убеждаюсь, что это не один специфический программист такой, а печальная мировая тенденция. Люди в отношениях совсем разучились соблазнять, очаровывать, сводить с ума, а вместо этого наивно пытаются логически договариваться. А в отношениях — там царит бессознательное. Там логики процентов на 10 и на 90 — неосознанных процессов. Соблазнять и очаровывать — это как раз и есть грамотно общаться с бессознательным. И это искусство постепенно в мире утрачивается, исчезает. А без него, увы, в отношениях делать нечего.
И, дорогие, кто живёт и работает за границей, кто глобал и говорит на разных языках — русских, русских, пожалуйста, не позорьте. Русские любят и умеют соблазнять и сводить с ума. У нас были Пушкин, Лермонтов и другие великие.

_____________________________________________________________

А я добавлю:  Это не потому, что он русский. Это потому, что программист. Я спорить готова – юноша шизоидного склада характера. То есть, не очень хорошо считывающий эмоциональное состояние и невербальные сигналы окружающих, очень умный и логичный, видимо, успешный в дисциплинах, требующих обдумывания (в этом самом программировании своём). И абсолютно глухой к эмоциональным движениям – и своим и окружающих. Такой для аргументации может притащить кипу книг о пользе секса – не, нуачо, вот же, написано, что это полезно. А пытаться понять, что нужно другой стороне (девушке) – в голову не придёт.

Я в аналогичной ситуации как-то была – не с клиентом, а в личной своей жизни; поскольку это моя история и ни у кого разрешения брать не надо, то расскажу. Встречалась я с молодым человеком совершенно шизоидного типа (кстати, программистом). И мы с друзьями организовывали новогоднюю вечеринку – танцы, развлечения, угощения, а после спектакль-импровизация. Я позвала туда и своего молодого человека, естественно, но времени ему уделяла немного – носилась, организовывала праздничный процесс. Смотрю – стоит мой Саша у стеночки печально. Что такое, почему не пригласишь потанцевать кого-то из девушек (их, как обычно, явилось больше, чем юношей). И тебе приятно, и мне поможешь – раз всем гостям на вечере хорошо, то и я, как организатор, значит, буду молодец. Саша мнётся и отказывается. Так, тут что-то непонятное, прикидываю я. Ну-ка, а со мной пойдёшь танцевать? С тобой пойду. Танцуем, я выспрашиваю, и он, наконец, раскалывается: «Ну а какой смысл? Вот пойду я с девушкой танцевать, почувствую возбуждение – а ведь это ничем конкретным не кончится, я же с тобой пришёл. Так зачем это надо?» Вот на этом месте желание придушить Сашу голыми руками накатило на меня довольно интенсивное. Я с ним справилась и стала задавать наводящие вопросы: а флирт? Ну неужели никакого удовольствия ты не испытываешь от этой игры в отношения, от этого обмена взаимоприятными социальными сигналами: «Ах, сударь, вы такой галантный и мужественный!» — «Это потому, сударыня, что вы так очаровательны и милы!». Это ж игра, всё и не должно каждый раз гарантированно заканчиваться постелью! Нет, сознался честный шизоидный Саша, никакого в том я удовольствия не вижу. Ну секс – это понятно. А вот эти социальные игры… Нет, ничего в них приятного нет.

Так что шизоиды – они такие. Это ещё с возрастом они обучаются правилам социальных игр (хотя не уверена, что начинают получать от них удовольствие). А молодой программист – практически гарантировано будет прямолинеен, как рельс. Секс давай, а все эти пляски вокруг – уберите, мне неинтересно.

Про шизоидную акцентуацию позже побольше напишу 🙂

Шизоид в отношениях | Онлайн

Шизоид в отношениях – это некоторые сложности для того человека, который его любит и ожидает эмоциональной вовлеченности, активного отклика, обычной человеческой близости.

Если в паре проблемы – шизоида нет.

Если партнер нуждается в эмоциях, любви, поглаживаниях – шизоида нет.

Если есть трудности и нужна внешняя активность – шизоида нет.

Если есть необходимость принятия сложных решений, серьезного жизненного выбора – шизоида нет.

Иногда его нет чисто физически, он пропадает, занят на работе, уезжает. Или его нет эмоционально и ментально – он отключается, ему нечего сказать, он спит, он пьет, он играет  «в танчики».

Это минус отношений с шизоидами.

Если вы создаете безопасный комфортный мир, в котором человек шизоидного типа личности может чувствовать себя свободно, быть от вас на комфортной от него дистанции, чаще всего дальней,  с редкими случайными мельканиями-приближениями, то вы можете наслаждаться жизнью с интереснейшим человеком с необычным взглядом на мир, очень нежным и преданным в любви.

Для людей склонных к эмоциональной зависимости контрзависимое поведение шизоидов становится чем-то вроде привлекательного наркотика. К сожалению, типичная динамика таких пар: усиление активности созависимого, его страданий при отдалении человека с шизоидным типом личности, приводит к еще большему бегству, т.к. мир (другой человек) становится для него очень угрожающим своей эмоциональной нестабильностью, громкостью, активностью.

Он УЖЕ начала отдаляться от угрозы слияния и разрушения или от угрозы трудностей и агрессии. Для него УЖЕ был невыносимый уровень нагрузки, так как уход в фантазии (примитивная изоляция) – это довольно ранняя психологическая защита, и срабатывает несознательно.

А тут усиливается атака на его границы: через активное предложение любви, слияние или требование прояснить отношения, или истерики, ссоры или еще какие-то ужасные, разрушительные, агрессивные с точки зрения шизоида действия.

Если его сильно загнать в угол, то он может выдать неожиданно злобную и агрессивную реакцию. Что может очень ранить его партнера, так как то привык видеть шизоида очень безопасным и бережным человеком.

 

Если у пары появляются дети, то это может привести к проблемам. Сил шизоида скорее всего не хватит на ребенка, или будет хватать с трудом. Шизоидные мамочки могут заболеть, уйти в депрессию или нервный срыв. Здесь очень важно заранее подготовиться материально, помогать в процессе, давать отдохнуть и восстановиться, и снизить требования и ожидания до минимально разумных (ребенка, кормят, лечат, любят) и все. Остальную нагрузку по возможности отложить или снять.

 

Если у вас ребенок с шизоидным радикалом, то не следует создавать ему дополнительную стрессовую нагрузку эмоциональной агрессией, противоречивыми требованиями и нереалистичными ожиданиями.

Ему нужно создать безопасные условия, и потихоньку учить жить в реальности, уделяя внимание обсуждению того, что вызывает его страх относительно жизни в нашем мире.

Чем шире будет его зона безопасности (умение справляться с реальностью, социальные навыки) тем счастливее и легче пройдет его жизнь.

Новости: Нелюдимый и проницательный — Эксперт

Одинокий парусник, бороздящий просторы людского океана. Гордый мухомор в компании скромных боровиков. Мрачный, задумчивый гот, волею судеб оказавшийся на эмо-вечеринке. Узнали младшего брата? Коллегу? Может, себя? Тогда читаем дальше о шизоидной акцентуации — пригодится.

Ключевые слова в определении шизоида — «инаковость» и «обособленность». Причем эта обособленность, как наверняка припомнят его родители, была заметна в шизоиде с детства. Когда вся кодла одноклассников играла во что-то незатейливое — он был в лучшем случае кратковременно участвующим. А чаще наблюдателем. А еще чаще сидел в своей комнате, читал что-то философически-мистическое или гулял по безлюдным местам, предаваясь раздумьям. О чем? Да кто ж его знает — не больно-то он склонен пускать других, пусть даже самых родных и близких, в свой внутренний мир. А этот внутренний мир, между прочим, сказочно богат, фантастически красочен, полон жизни и кипящих страстей, но… Все билеты проданы, нужные персонажи уже на местах, и наружу из-за мрачных стен этого замка не пробивается ни лучика, не доносится ни звука. Приглашенных больше не будет, опустите руки.

Необходимость общения с окружающим миром для шизоида зачастую подобна выходу в открытый космос, заплыву на длинную дистанцию в кислоте или еще чему-нибудь, столь же приятному и расслабляющему. Без виртуального скафандра никак не обойтись. Но у любой, даже виртуальной, брони есть обратный эффект: тонкие ощущения притупляются. Гладить брезентовой перчаткой котенка или ежика — разница лишь в скрежете. Отсюда — неумение чувствовать грани и разумные нюансы. Шизоид запросто может навешать люлей, моральных и даже физических, своим родным (бездушным, нечутким и безответственным) за то, что они не выделили денег на покупку возмутительно дорогого корма для местного кабыздоха. Плевать, что родные надрываются на трех работах, чтобы накормить и одеть семью, выучить детей, — кабыздох ведь страдает без сбалансированного комплекса минеральных веществ и мультивитаминов. Эмоционально-ассоциативный ряд шизоида, в общем-то, ничем не ограничен: в одном ряду могут оказаться дерево и стекло, мимоза и базука.

Кстати, о кабыздохах. Увлечения шизоида зачастую очень, очень своеобразны. Я бы сказал, эксклюзивны. Ведь быть как все — боже, что за моветон! Нет, если уж домашний любимец — то какой-нибудь гад особой ядовитости, насекомое крайне устрашающего вида или животинка невиданной редкости. Если рыбка, то не банальнее пираньи. Если изучение иностранного языка — пусть это будет очень редкий, а лучше вовсе мертвый язык. На крайний случай сойдет и латынь, но в идеале — узелковое письмо инков. Если вид спорта — то ни в коем случае не командный и чтобы без всякого там соревновательного духа. Подойдут, например, одиночные кругосветные путешествия. Здесь же найдут себе приют магия, эзотерика, пентаграммы и заклинания призыва потусторонних демонических сущностей.

Глаз профессионала сразу выделит шизоида: все та же отрешенность и странность, улыбка без озорного блеска в глазах, уголками губ или приклеенной маской, смех, но словно без эмоций, голос тусклый, без душевной теплоты, глаза, вглубь которых не заглянуть, — все это многочисленные бастионы защиты!

Несмотря на кажущуюся ледниковую холодность, шизоиды способны любить, любить глубоко и самозабвенно. Но даже в этом случае они не спускаются с олимпа своих мыслей, идей и устремлений. Времени на постоянное присутствие среди смертных просто катастрофически не хватает. Так что если вы делите жизнь с шизоидом, успокойтесь: он вас любит, просто странною любовью. Не как у всех людей.

Есть еще одна особенность, не обязательная для всех шизоидов, тем не менее часто встречающаяся. Параноидность. Любой параноидный (по характеру, не по симптоматике) товарищ скажет вам: «Если вы параноик, то это не значит, что они за вами не гонятся». Такие люди могут часами говорить о вездесущем оке государства, о специальных чипах-имплантатах, о том, кто и за что на самом деле убил Кеннеди. Для них любая фраза, любой случайный звонок исполнены особого смысла. Их пароль для почтового ящика, рыдая и пребывая в истерике, будет ломать две недели самый завзятый хакер. Если степень параноидности позволяет, шизоиды занимают соответствующие посты в соответствующих структурах.

Профессию шизоид выбирает не по наитию, а после долгих раздумий, выстроив длинную и немного вычурную цепочку умозаключений. «Ну да, пожалуй, это мне подойдет», — решает он в конце концов. Они ценны как офисные сотрудники: такой умище еще поискать. Но вот с людьми сходятся очень, очень тяжело, поскольку взирают на них со стратосферной высоты, размышляя о чем-то абстрактном. Короче, шизоид вписывается в коллектив не изящнее, чем гонщик болида в толпу болельщиков на повороте. Начальнику такой сотрудник тоже не даст расслабиться, поскольку заставит его терзаться смутными подозрениями, что вовсе не он тут самый умный.

Кстати, работа трейдера действительно подходит таким людям. Особая ее прелесть заключается для них в удаленности от эпицентра событий, а в идеале — и от офиса. Это прямо голубая мечта. Торги идут, а в голове шизоида уже выстроены схемы, графики, просчитаны всевозможные комбинации и вероятности, вплоть до влияния, которое окажет появление нового любовника у второй леди Парагвая на пару доллар—евро. Так что следите за коллегами с искусственной улыбкой и высоко задранным носом: шизоиды отменные аналитики!

Шизоидная личность

Кто такие шизоиды и почему их не надо путать с шизофрениками? Шизоид — это такой тип акцентуации характера человека. По классификации Личко существует 11 типов акцентуаций человеческого характера. И шизоидный лишь один из них.

© Depositphotos

Почему настолько важно определить тип акцентуации человека? Дело в том, что строить выгодные и комфортные отношения возможно лишь в том случае, если типы ваших характеров не противоречат друг другу.

© Depositphotos

Шизоидная личность

Как же определить шизоидную личность? Это можно легко сделать с помощью десяти общих вопросов, на которые очень легко ответить. После этих вопросов мы расскажем тебе о том, как правильно себя вести рядом с шизоидом.

© Depositphotos

  1. Избегает ли этот человек других людей?
    Если ответ «да», то очень высока вероятность того, что личность имеет шизоидную акцентуацию. Дело в том, что таким людям очень сложно постоянно находиться рядом с тобой или другими людьми. Шизоиды часто витают в облаках и отстраняются настолько, что тебе может быть весьма обидно. Однако, поверь, твоей вины в этом нет.

    © Depositphotos

  2. Он хочет и одновременно не хочет отношений?
    Шизоиды просто не в состоянии целиком посвятить себя отношениям. Им приятна мысль, что у них есть какие-то отношения в принципе, но они терпеть не могут полностью погружаться в эти отношения.
  3. Может поддерживать дружбу годами?
    Если шизоид выбрал тебя своим другом или партнером — это навсегда. В этом плане партнерам шизоидов очень повезло. Несмотря на их отстраненность и отчужденность, они остаются друзьями на долгие годы.

    Шизоид может не видеться с другом много лет и после встречи вести себя так, будто этих лет расставания совсем не было. Поддерживать дружбу с шизоидом легко на протяжении всей жизни.

    © Depositphotos

  4. Способен на сильную любовь?
    Вспомните анекдот, где бабушка с дедушкой сидят на лавочке и разговаривают:

    — Дед, а ты меня любишь?
    — Люблю!
    — А чего не говоришь?
    — Я 40 лет назад сказал, что люблю, с тех пор ничего и не изменилось!

    © Depositphotos

    Этот дедушка — типичный пример шизоида. Они способны сильно любить, но редко выражают свои чувства. Для шизоида является абсолютно нормальным никак не выражать свою любовь, хотя внутри их обуревают сильные чувства.

  5. Проявляет ли агрессивность?
    Шизоиды склонны к агрессии, однако физические проявления их мало волнуют. А вот схлестнуться с кем-то в словесном поединке для них гораздо интереснее. Шизоиды практически всегда являются очень эрудированными и начитанными людьми, которые с удовольствием спорят о том, в чём хорошо разбираются.

    © Depositphotos
  6. Больше любит точные науки?
    Шизоида можно назвать «человеком-схемой», поскольку его мышление больше понятийно-теоретическое, чем наглядно-действенное. Такому человеку гораздо легче будут даваться математика, физика и химия, чем литература, рисование и история. Шизоидный тип личности далек от романтики и гуманитарных наук.
  7. «Каша» во рту?
    У шизоидов очень плохо с артикуляцией и из-за этого нечеткая дикция. Его речи также свойственны слова-паразиты, чрезмерно усложненные предложения и несоответствие интонации сути разговора. Часто очень сложно понять, что именно такой человек хочет сказать.

    © Depositphotos

  8. Достаточно неуклюжий или ловкий?
    Шизоиды очень неуклюжие. Им сложно четко выполнить какое-либо действие. Сделать плавное движение для них — непосильная задача.
  9. Плохо танцует?
    Этот вопрос проистекает из предыдущего. В основном шизоиды отвратительные танцоры. К тому же они очень неловки с предметами, с которыми вынуждены взаимодействовать. Например, шизоид, наливая чай, скорее всего, разобьет чашку или разольет воду.

    © Depositphotos

  10. Аккуратный?
    Шизоиды достаточно чистоплотны, однако они совершенно не заинтересованы в том, чтобы приводить себя в порядок. Им это просто не важно.

Какой линии поведения лучше всего придерживаться с шизоидом? На самом деле с шизоидом совсем не сложно ужиться. Достаточно просто уважать его личное пространство и не навязываться ему. Будь с ним рядом, однако не заставляй его постоянно проявлять к тебе внимание. Этим людям сложно уделять много внимания другим, и это совершенно не в их характере.

© Depositphotos

Шизоидная акцентуация личности на самом деле редко встречается. Чаще всего она бывает у мужчин.

Неважно, какой у человека тип акцентуации личности, в любом случае он закладывается еще в детстве. Именно тогда важно больше всего обращать внимание на воспитание ребенка и его поведение.

Восприятие человеком его тела тоже может сыграть серьезную роль в формировании личности. Неверное восприятие собственного тела может спровоцировать многие психические расстройства.

Важно обращать внимание не только на акцентуацию личности, но и на то, как именно человек выражает свои эмоции в зависимости от ситуации. Анализ эмоций человека может значительно улучшить твои с ним отношения.

Основные формы страха: шизоидные личности

  «Шизоидные личности испытывают страх перед самоотдачей и находятся под влиянием импульсов, направленных на усиление самостоятельности. С психологической точки зрения жизнь этих людей связана с повышенным стремлением к самосохранению.  … в персонально-близких контактах шизоидные личности уклоняются от интимности и избегают ее. Они страшатся встречи с другой индивидуальностью, с партнером и стремятся ограничить человеческие связи лишь деловыми отношениями. Они хотят быть анонимными участниками группы или коллектива и все же переживают свою принадлежность к общественным интересам. Они предпочитают использовать сказочную «шапку-невидимку», чтобы незамеченными принимать участие в жизни, и без нее отказываются от какой-либо активной общественной деятельности.

В отношениях с окружением они ведут себя отстраненно, сдержанно, держатся на расстоянии, неразговорчивы и индифферентны до холодности. Они часто кажутся странными, обособленными, непредсказуемыми в своих реакциях и вызывают недоумение. С ними можно быть давно знакомыми, но не знать их по-настоящему. Сегодня кажется, что мы имеем с этим человеком хороший контакт, а завтра он ведет себя так, будто мы с ним никогда не виделись: достигнутая ранее близость внезапно и резко прерывается, и появляется непонятная, необоснованная агрессивность или оскорбительная для нас враждебность.

Избегание доверительной близости является следствием страха перед другим человеком, перед открытостью самоотдачи и делает лиц с шизоидными чертами изолированными и одинокими. Их страх усиливается при необходимости приблизиться к другим или, наоборот, при приближении других. Чувство склонности, симпатии, нежности и любви к другому в скором времени оставляет их и сменяется переживанием опасности. Это объясняет, почему они уклоняются от таких ситуаций близости, которые могут вызвать у них враждебность, — они внезапно прекращают близкие отношения, прерывают достигнутый контакт с другим и возвращаются назад, не стремясь более к установленной связи.

Между ними и окружением зияет глубокая пропасть в контактах; с годами она расширяется, что делает шизоидов все более изолированными. В результате всегда возникает следующая проблема: из-за отдаления от человеческого окружения шизоид все меньше знает о других людях и это все больше усиливает его неуверенность в межчеловеческих контактах.

 

Шизоид не считает правильным то, что является очевидным для других, особенно в области близких и доверительных отношений. Вследствие этого он склонен к подозрениям и заблуждениям в оценке межчеловеческих отношений и относится к людям с глубоким недоверием, так как его впечатления и представления об окружающих в конечном счете являются скорее проекцией его предположений и воображения, чем реальной действительности.

Вследствие ограничения контактов с миром межчеловеческих отношений его суждения основаны на личных впечатлениях и переживаниях, в них всегда имеется элемент сомнения; как действительность он рассматривает лишь фантазии, которые соответствуют его внутренним ощущениям, и создает свою собственную картину мира, считая взгляды других насмешкой над собой.

Эта неуверенность достигает такой степени выраженности, что вызывает перерастание недоверчивости в подозрительность и переход к собственно бредовому восприятию и обманам восприятия, при которых внутреннее и внешнее смешиваются между собой; эта путаница является для шизоидов проекцией действительности. Можно себе представить, как это мучит и беспокоит их, особенно если такая неуверенность носит длительный характер.

… Большой страх испытывают шизоидные личности перед связью, обязанностями, зависимостью и ограничением их личности. Этот страх оставляет их очень редко, чем объясняются их непредсказуемость и странные реакции.

Единственный, к кому шизоид прислушивается и кому доверяет, — это он сам. Отсюда его чрезвычайная чувствительность к действительной или воображаемой угрозе его суверенитету и интегративности, к враждебному нарушению сохраняемой им дистанции.

Естественно, любые чувства, связанные с атмосферой доверия и интимности, ему не свойственны и не возникают в его связях с партнерами.

В связи с трудностями, которые возникают в чувственных отношениях с партнером и вообще в поисках партнера, шизоиды часто остаются одинокими и в конце концов находят партнера в себе самом, получая при этом самоудовлетворение. Иногда они избирают для себя эрзац-объект, как это бывает в случаях фетишизма.

Нередко сексуальное развитие у шизоидов остается инфантильным при высокодифференцированной личностной структуре. Иногда выбор детей или подростков в качестве сексуального партнера свидетельствует о том, что тяжелое нарушение способности к контактам в таких случаях сопровождается меньшей вероятностью развития страха. Порой подавленная способность к любви и самоотдаче прорывается в экстремальных формах ревности и даже в бреде ревности. Шизоид чувствует, как мало любви он отдает партнеру, как мала его способность к любви; он предвидит, что партнер вряд ли сможет остаться с ним. Поэтому он подозревает наличие соперника (иногда с достаточным основанием), который и сильнее любит, и больше него способен к любви. Лишенный теплоты и сочувствия, шизоид расценивает естественное поведение партнера как хитрость или насмешку, т. е. проявление его демонизма и коварства. Эти истолкования могут дойти до бреда, до состояния, когда партнерские отношения становятся непереносимыми и в конце концов разрушаются с чувством наслаждения от разрыва и одновременно страдания, которого никто не может разделить и оценить. Мотивировка действий здесь выглядит так: если мне представляется невозможным любить и удержать любимого, то я предпочитаю разрушить эту связь, чтобы, по крайней мере, не пострадать и не дать другому воспользоваться любовью моего партнера.

Особенно тяжело шизоиду решиться на длительную эмоциональную связь. Большей частью он склонен к кратковременным, бурным, но изменчивым связям. Брак для него представляется прежде всего несовершенным человеческим устройством, которое само собой распадается, а потому не может принести радости и удовлетворения. Шизоиды склонны к расчетам и планированию человеческих потребностей и приспосабливаются к такого рода потребностям.

В связи с тем, что шизоиды расценивают женственность и женщин как угрозу своей жизни и относятся к ним с недоверием, у них нередко возникает влечение к собственному полу или они выбирают таких партнерш, которые благодаря своим квазимужским чертам выглядят не так, как другие, более женственные и привлекательные. Такие связи часто выглядят как дружески-братские и содержат больше общих интересов, чем отношения, в которых существенную роль играет эротическая привлекательность противоположного пола. Во всех случаях длительные связи слишком тяжелы для шизоидов; раздельные спальни являются как бы само собой разумеющейся потребностью;

Шизоиды испытывают большие трудности в развитии и проявлении своих любовных склонностей. Они необычайно чувствительны ко всему, что угрожает их свободе и независимости или ограничивает их; они скупы на сентиментальные высказывания и благодарны партнеру, если он скромно и ненавязчиво дает им приют и защищенность. Если партнер это поймет, то не будет выказывать свою глубокую привязанность, а без лишнего проявления чувств предоставит шизоиду все, что может ему дать.

Страх и агрессия тесно связаны друг с другом;

Что может предпринять ребенок для защиты и преодоления недовольства?

Сначала это бессильная ярость, проявляющаяся в крике, позднее — в уползании и осторожном сопротивлении, а также в двигательной разрядке и отказе от реакции на обращение. Так как в раннем периоде жизни еще нет различий между Я и Ты, эти агрессивные проявления еще полностью не обоснованы, ни с чем и ни с кем не связаны; это простой отказ от реакций, связанный с неприятными ощущениями и недовольством, в целях улучшения самочувствия и разгрузки организма.

Соответственно, такие ситуации, которые вызывают тотальную, охватывающую все существо агрессию или ярость, находят выход в стремлении к уходу и отказу. Рефлекторно накапливаясь, они приводят к отказу от общения с окружающим миром или описанной ранее «реакции двигательной бури», являющимся примитивными формами страха и недовольства при разных жизненных ситуациях: бегство назад, вовнутрь, к рефлексу «мнимой смерти», или бегство вовне, нападение.

Возвращаясь теперь к шизоидам, мы констатируем, что они чувствуют себя беззащитными, беспомощными, подвергающимися опасности. Независимо от того, существует ли в действительности угроза нападения или она преувеличена, они переживают свое существование как угрозу.

Незащищенность в межчеловеческих отношениях и бедность связей, как и возникающая вследствие этого недоверчивость, заставляют шизоидов переживать приближение к ним других как угрозу. Вначале это вызывает страх, за которым в качестве ответной реакции следует и агрессия. Такая агрессия не связана с общественными установками и отщеплена от них, что может привести к асоциальным или криминальным последствиям.

Первоначально возникая как защита от страха, агрессивность может приобретать сексуальную окраску, что проявляется в различных формах жестокости и садизма. Категоричность, внезапная оскорбительная резкость, леденящая холодность и высокомерие, цинизм и быстрый переход от приязни к враждебному отказу от контакта являются наиболее частыми проявлениями агрессии. Шизоидам недостает чувства меры и тактичности, и хотя они связывают свою агрессию с ситуационными факторами, их поведение, конечно же, зависит от их внутренних переживаний и выходит за рамки адекватности.

Агрессия у шизоидов часто выполняет также функцию защиты и обороны. В первоначальном значении слово «ad — gredi» равнозначно приближению к источнику, началу контакта; часто это единственная форма контакта, предоставленная в распоряжение шизоиду.

может быть одной из форм самовыражения, напоминающей неудачные попытки сближения с противоположным полом и характерной для пубертата. В данном случае поведение шизоида представляет собой смесь страха и преступления, скрытую эмоциональность, грубое, агрессивное обличье сокрытой нежности и нерешительности, страха опозориться. Отсюда готовность как можно скорее отказаться от попытки к сближению и стремление прикрыться цинизмом в своих взаимоотношениях с партнером, если он отказывается от взаимоотношений с шизоидом.

При знакомстве с шизоидами важно знать, что их агрессивность может иметь значение «рекламы» — она призвана привлекать внимание к их нежеланию утратить свою особость и самостоятельность.

Агрессивность возникает тем легче, чем больше окружающие проявляют по отношению к шизоидам симпатии и другие позитивные чувства. В основе такого поведения лежит огромная пропасть в межчеловеческих контактах и как следствие этого присущая шизоидам неуверенность.

Трудности и конфликты, которые шизоиды не могут преодолеть, переводятся в соматические симптомы; при этом соответствующие проблемы, относящиеся к органам чувств, заменяются на признаки поражения кожи и дыхания в форме экзематозных и астмоидных расстройств, иногда встречающихся уже в раннем возрасте.

Кожа является органом, отграничивающим нас от внешнего мира, и если у шизоидов затруднены контакты с окружающими, то это проявляется в преходящих кровотечениях, псориазе, потливости и пр.

переживания шизоидов, именуемых также «расщепленными людьми», в высокой степени определяются разрывом между душевной впечатлительностью, побуждениями и реакциями. Прежде всего их витальные импульсы изолированы и отщеплены от чувственных переживаний. Иначе говоря, им не дается интеграция различных уровней чувственных и личностных слоев в единое, сплавленное переживание. Рассудок и чувство, рациональное и эмоциональное у них сильно различаются по степени зрелости; чувства и рассудок одновременно тянут в разные стороны, не разрешаясь единым переживанием. В связи с тем, что шизоиды с ранних лет вынуждены руководствоваться разумом и склонны к абстрактным представлениям, они не ориентируются в человеческих эмоциях и не различают их нюансы. Они знакомы преимущественно с примитивными предформами чувств — аффектами, палитра их чувств обеднена — в ней отсутствуют средние и умеренные тона и мир разделен лишь на черное и белое. Следствием этого является выпадение из системы эмоциональных межчеловеческих связей.

Для защиты от страха перед близостью шизоиды стремятся достичь максимально возможной независимости. Вместе со склонностью к автаркии и уклонению от контактов это естественно связано с усилением эгоцентризма, что требует все большей и большей изоляции. Понятно, что у таких людей велика интенсивность страхов, все более усиливающихся вследствие изоляции и одиночества. Прежде всего речь идет о страхе сойти с ума, степень которого может стать непереносимой. В нем отражаются переживание шизоидом представления о том, что он может перестать существовать как самость, а также его незащищенность в этом мире. Один такой пациент однажды сказал: «Страх — это единственная реальность, которую я знаю». Он характеризовал свой страх не только как боязнь чего-то определенного, конкретного, имеющего границы и очертания, но и как тотальное, охватывающее все его существо переживание.

Отказ от общения с миром и обращение к самому себе постепенно приводят к утрате связи с миром, что сопровождается переживанием страха перед самоуничтожением и абсолютной пустотой как реализацией дьявольского замысла.

Настороженное внимание у шизоидов сопровождается болезненной подозрительностью; такие люди вынуждены вести себя, как говорится, «тише воды, ниже травы», так как во всем чувствуют опасность и в любом безобидном замечании усматривают тревожащие их мотивы.

Вот пример того, как шизоидные пациенты по бредовому перерабатывают свое подавленное и страстное стремление к контактам и нежности.

Одинокий и замкнутый тридцатилетний мужчина сидел во время концерта возле экстравагантно одетого молодого человека. Он все время незаметно поглядывал в его сторону и испытывал все возрастающее желание вступить в контакт с этим юношей, заговорить с ним и понравиться ему. Неопытный в общении с людьми и руководимый лишь собственными побуждениями, он стал испытывать страх, все более и более усиливающийся — сначала в форме неопределенного беспокойства, которое достигло степени паники, когда он представил себе, что от молодого человека исходит красный круг, в поле действия которого он попал. Он покрылся холодным потом и в ужасе бежал прочь из концертного зала.

Данный пример хорошо показывает, какие подавленные желания контактов, нежности и даже гомосексуальной близости находят шизоиды в намеках окружающих людей, которые об этом даже не догадываются и на которых они проецируют исходящие от них самих представления.

Следует еще раз подчеркнуть, что расстройства шизоидных личностей могут иметь разную интенсивность. Когда мы пытаемся выстроить в ряд шизоидные личности от здоровых до больных, от менее тяжелых к более тяжелым расстройствам, то получаем такую последовательность: легкая затрудненность контактов — повышенная чувствительность — индивидуализм — оригинальность —эгоизм—чудаковатость—странность—аутсайдерство (манера держаться особняком) — асоциальность — криминальность — психотические расстройства. Мы нередко встречаем среди шизоидов гениально одаренных людей. Одиночество и незащищенность играют здесь позитивную роль, так как делают их свободными от традиций и привязанности к прошлому, ограничивающих кругозор тех, кто чтит устои общества и опирается на его поддержку.

Их отношение к религии чаще всего носит скептический, даже циничный характер; они остроумно высмеивают «бессмысленность веры», критически относясь к ритуалам, традициям и другой «формалистике». Они вообще охотно лишают колдовского очарования и разоблачают все, что имеет ореол таинственности, безо всякой почтительности относятся к необыкновенным явлениям, объясняя их с точки зрения современной науки. С полной убежденностью они рационализируют все, что связано с недостатком информации, получаемой органами чувств, так что их суждения не вызывают дискуссии.

Однако часто кажется, что эти установки относительно религии и веры являются своеобразной профилактикой разочарований. Они предпочитают не верить, чтобы не разочаровываться, и тайно ожидают «доказательств», которые могли бы их переубедить. Иногда они получают дьявольское наслаждение от нигилизма и деструктивности, потому что другие разрушили их веру. Но, стремясь поколебать веру окружающих, они подвергают сомнению собственные установки, быть может, желая остаться один на один с собственным неверием. Шизоиды с тяжелыми личностными расстройствами не способны к переживаниям любви и веры и склонны к атеизму.

Они часто делают самих себя мерилом всего на свете, доходя до чудовищной надменности и самообожествления.

В пожилом возрасте шизоиды становятся все более одинокими и странными. Однако некоторые из них, понимая это, приобретают мудрость. Можно сказать, что шизоиды иначе, чем другие, осмысливают для себя особенности возраста и благодаря своей независимости и изолированности от общества легче переносят одиночество. Они уже давно построили свой собственный мир, в котором живут, обходясь без человеческого участия. Шизоиды меньше, чем другие, боятся смерти, относясь к ней стоически и без сантиментов, как к объективному факту. В связи с тем, что они так мало отдают миру и человечеству, они меньше, чем другие, чувствуют свою покинутость и заброшенность; они держатся не столько за посторонних, сколько за самих себя, и поэтому легче, чем другие, расстаются с внешним миром. Позитивной стороной шизоидов являются прежде всего их суверенность и независимость, мужественность в отстаивании своей автономии и индивидуальности. Им свойственны острая наблюдательность, аффективно-холодная деловитость, критический, неподкупный взгляд на действительность, способность к объективному отражению фактов без смягчения и украшательства. Они лишь в незначительной степени ограничивают себя общепринятыми традициями и догмами и, будучи независимыми, берут на себя ответственность за рискованные, ранее не применявшиеся действия.

Лишенные сентиментальности, они ненавидят все неустойчивое, непонятное и чрезмерно аффектированное. Они защищают свою убежденность и бескомпромиссность и на любой случай имеют свое особое мнение. Придерживаясь сатирически-иронической позиции и остро реагируя на слабости окружающих, они сами часто совершают ошибки и проявляют неадекватность в межчеловеческих контактах, так как не способны правильно оценить поведение и чувства других людей, то, что скрывается за внешне благополучным фасадом. Они верят в свои силы и способности, живут без иллюзий и считают возможным преодолеть судьбу с помощью особых приемов, полагая, что человек — кузнец своего счастья.

Мы уже упоминали о шизоидах с сильно измененной структурой личности, отнюдь от этого не страдающих и чувствующих себя здоровыми. Они утверждаются в своей автаркии и отгороженности и живут за счет других, причиняя им боль своей бесцеремонностью. К таким личностям относятся многие власть имущие и не только: вообще люди, которые распоряжаются другими, пренебрегая их нуждами и интересами и глубоко презирая их.

Процитировано по книге Фрица Римана «Основные формы страха: исследование в области глубинной психологии»

Жизнь с шизоидным расстройством личности – Лечебные центры BrightQuest

Даже под тяжестью шизоидного расстройства личности больные вряд ли обратятся за лечением. Они скорее отвернутся, чем обратятся за помощью. Но хотя психотерапия может быть очень сложным курсом действий для человека с ШРЛ, она также может быть невероятно мощной стратегией, позволяющей изменить их точку зрения таким образом, чтобы значительно улучшить качество их жизни. Поскольку людям с ШРЛ трудно общаться с другими, доверять другим и выражать себя, эффективная психотерапия может занять много времени, чтобы добиться значительной эволюции.Но для тех, кто решился на этот путь выздоровления, усилия того стоят.

Поскольку ШРЛ приносит с собой внутреннюю суматоху, а также внешнее отчуждение, полезно, когда клиент может находиться в среде, которая поддерживает индивидуальную терапию и терапию среды в безопасной, доброжелательной обстановке сообщества. Такие подходы, как когнитивно-поведенческая терапия, могут помочь клиенту переосмыслить то, как он воспринимает других и реагирует на них. Но это также может быть возможностью помочь им понять и отстаивать свои собственные границы.Это может быть особенно эффективно, когда долгосрочная программа лечения включает сеансы семейной терапии. За это время члены семьи и другие близкие родственники могут больше узнать о том, как они могут поддержать близкого человека с шизоидным расстройством личности. В конце концов, сострадательное обращение заключается не в том, чтобы отвергнуть или «исправить» свою личность; речь идет об изучении и принятии опыта и отношений, которые возможны, даже если клиент чувствует себя в безопасности и уверен в себе.

Людям с ШРЛ часто кажется, что им проще побыть одному.Таким образом, им не нужно стремиться чувствовать или быть чем-то, чем они не являются. Им не нужно носить маску или фальшиво реагировать, чтобы окружающие чувствовали себя лучше или принимали их. Благоприятная среда для лечения в стационаре помогает устранить эти ожидания и барьеры на пути к выздоровлению. Правильная программа поможет клиенту найти продуктивный, здоровый баланс между временем, которое ему нужно, и социальными отношениями, которые могут помочь ему в полноценной жизни и предоставить возможности для личностного роста.Как только индивидуальная терапия помогла клиенту развить большее самосознание и уверенность, групповая терапия может дать ему возможность попрактиковаться в отношении, доверии и совместной работе с другими.

Хотя лекарства не показаны для непосредственного лечения шизоидного расстройства личности, они могут быть полезны при лечении сопутствующих расстройств, таких как депрессия и тревога. Под руководством команды теплого ухода при длительном стационарном лечении человек с ШРЛ может подходить к выздоровлению в своем собственном темпе, решая общую проблему, поскольку они обычно сталкиваются с темпом и нетерпением своей повседневной среды.Для вашего любимого человека с шизоидным расстройством личности есть путь к миру и удовлетворению. Просветленное терпение является ключом.

Шизоидное расстройство личности DSM-5 301.20 (F60.1)


Категория DSM-5: Расстройства личности

Введение

Шизоидное расстройство личности (ШРЛ) представляет собой кластер Расстройство личности, группа, состоящая из странных и специфических расстройств личности. Редкое заболевание, оно встречается примерно менее чем у 1 процента населения (Mayo Clinic, 2013).Первоначально была попытка удалить SPD из DSM-5, но она не увенчалась успехом. (Triebwasser, Chemerinski, Roussos, & Siever, 2012) СДЛ известна своими характеристиками, такими как отсутствие близких личных отношений и выбор оставаться отстраненным от других в обществе. Люди, о которых говорят, что они подходят под определение НОСИ, склонны заниматься интровертной деятельностью и устраивать свою жизнь таким образом, что даже их выбор профессии требует минимального взаимодействия с другими.Человек с ШРЛ возьмет на себя работу, даже если его способности намного превышают критерии работы (Mayo Clinic, 2013). С SPD человек рассматривает себя как наблюдателя, а не как активного члена общества.

Шизоидное расстройство личности обычно не наблюдается в клинических условиях; однако среди мужчин, особенно среди правонарушителей, наблюдается более высокая распространенность (Nirestean, Lukacs, Cimpan, & Taran, 2012). Причины шизоидного расстройства личности остаются в значительной степени неизвестными.По-видимому, это связано с шизофренией, хотя обычно оно не вызывает такой иммобилизации, как шизофрения (Merrill, 2012).

ШРЛ имеет некоторое сходство с шизофренией, с некоторыми общими характеристиками с его негативными симптомами шизофрении; к ним относятся отсутствие эмоций, избегание и отсутствие мотивации (Martens, 2010). Другими расстройствами личности, имеющими черты, сходные с ШРЛ, являются антисоциальное расстройство личности (АСРЛ), нарциссическое расстройство личности (НРЛ) и избегающее расстройство личности (Martens, 2010).

Симптомы шизоидного расстройства личности

Люди с шизоидным расстройством личности боятся мира, в конечном итоге попадая в уединенную и скрытую среду, которую они создают. Они склонны к крайней покорности и производят впечатление, что ищут любую форму подтверждения только изнутри. С другой стороны, отсутствие у них конструктивной связи и эмоциональная апатия часто ставят их в ситуацию, когда ими легко могут манипулировать другие люди (Martens, 2010).Внутренне они могут бороться с личным чувством замкнутости и изоляции в обществе и иметь повышенный риск депрессии (Mayo Clinic, 2013).

Критерии ШРЛ из DSM-5 следующие (Американская психиатрическая ассоциация, 2013 г.):

Постоянный паттерн отсутствия интереса к социальным взаимодействиям и ограниченное разнообразие выражений эмоций в тесном личном окружении, начиная с раннего взросления и в различных контекстах, о чем свидетельствуют как минимум четыре (или более) из следующих:

  • не хочет и не любит близких отношений, считая себя частью семьи
  • почти постоянно выбирает интровертную деятельность
  • практически не думает о сексуальном опыте
  • редко получает удовольствие от какой-либо деятельности
  • не имеет близких друзей, кроме ближайших родственников
  • выглядит апатичным к восхищению или неодобрению других
  • показывает эмоциональную холодность, отстраненность или сглаженную аффективность

Эпидемиология

Шизоидное расстройство личности чаще встречается у мужчин, а также у ближайших родственников больных шизофренией.Кроме того, пациенты с ШРЛ в конечном итоге могут заболеть шизофренией, что свидетельствует о тесной связи между ШРЛ и шизофренией (Mayo Clinic, 2013).

Факторы риска шизоидного расстройства личности

Ряд факторов риска может повысить вероятность развития у человека шизоидного расстройства личности (Mayo Clinic, 2013). Эти факторы сосредоточены на ситуациях, связанных с детским опытом человека, а также на наследственности. Риск человека увеличивается, если у него есть родственники, у которых было или есть ШРЛ, шизофрения или шизотипические расстройства личности.Человек, выросший в доме, где эмоциональные потребности остались неудовлетворенными, также имеет повышенный риск развития ШРЛ. Человек, который был гиперчувствительным в подростковом возрасте и чувствовал себя эмоционально отчужденным, а также тот, кто был брошен в детстве или подвергался жестокому обращению в детстве, имеют повышенный шанс развития ШРЛ.

Дифференциальная диагностика

Важно проводить различие между ШРЛ и другими подобными расстройствами, такими как шизофрения, другие расстройства личности группы А или изменения личности, возникающие в результате болезни или употребления психоактивных веществ.В отличие от шизофрении, ШРЛ не сопровождается галлюцинациями, и пациенты, как правило, добиваются успеха в рабочей среде (Nirestean, Lukacs, Cimpan, & Taran, 2012).

В то время как люди с шизотипическим расстройством личности, как правило, испытывают тревогу в результате социальной паранойи, люди с шизоидным расстройством личности испытывают тревогу из-за нежелания близких отношений (Martens, 2010). В то время как люди с избегающим расстройством личности не любят социальную изоляцию, люди с ШРЛ безразличны к уединению (Martens, 2010) (CITE).В то время как пациенты с параноидальным расстройством личности способны демонстрировать глубокие эмоции, когда их ошибочно обвиняют, люди с ШРЛ не обладают такой способностью.

Осложнения

Помимо ШРЛ, у этих людей повышен риск развития других психических расстройств (Mayo Clinic, 2013). К ним относятся большое депрессивное расстройство, тревожные расстройства и развивающаяся шизофрения, шизотипическое расстройство личности или другие виды бредовых расстройств.

Лечение шизоидного расстройства личности

Лечение пациентов с ШРЛ может быть сложной задачей, поскольку у них, по-видимому, искаженное понимание болезни и врача.(Nirestean, Lukacs, Cimpan, & Taran, 2012) Эти пациенты, по-видимому, не благодарны врачу за помощь и часто ждут, прежде чем получить медицинскую помощь.

Пациенты с ШРЛ склонны игнорировать необходимость изменений, что может привести к неповиновению любому терапевтическому подходу. Помимо того, что они наименее госпитализированы, они также наименее диагностированы из-за сходства с другими расстройствами личности группы А (Nirestean, Lukacs, Cimpan, & Taran, 2012).

Психотерапия

Психотерапия может быть полезна для некоторых пациентов с ШРЛ. Терапевт должен осознавать недостаток эмоционального осознания и предоставлять пациенту необходимое пространство.

Групповая терапия

Целью индивидуального лечения может быть групповая обстановка, в которой вы можете взаимодействовать с другими людьми, которые также практикуют новые навыки межличностного общения. Со временем групповая терапия может также обеспечить структуру поддержки и повысить вашу социальную мотивацию.

Социальное воздействие

Пациенты с ШРЛ, как правило, преуспевают в рабочей среде, но не стремятся эмоционально общаться с другими (Merrill, 2012).По этой причине они лучше всего проявляют себя на рабочих ролях, когда им приходится работать в одиночку. Они также не получают удовольствия от сексуального опыта и лишены эмоций, поэтому это влияет на любую возможность романтических отношений (Esterberg, Goulding, & Walker, 2010).

Существует склонность к формированию эмоциональных связей с животными или объектами, а не с людьми (Esterberg, Goulding, & Walker, 2010).


Ссылки

Американская психиатрическая ассоциация.(2013). Расстройства личности. В Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (пятое издание). Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Publishing Inc.

Эстерберг М., Гулдинг С. и Уокер Э. (2010 г., 1 декабря). Расстройства личности: шизотипические, шизоидные и параноидальные расстройства личности в детском и подростковом возрасте. Журнал психопатологии и поведенческой оценки, 32(4), 515-528. Получено 13 марта 2014 г. с http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2992453/

.

Мартенс, В.(2010). Шизоидное расстройство личности, связанное с невыносимым и неизбежным одиночеством. Европейский журнал психиатрии, 24 (1). Получено 12 марта 2014 г. с http://scielo.isciii.es/scielo.php?pid=S0213-61632010000100005&script=sci_arttext

.

Клиника Мэйо. (2013, 27 июля). Осложнения. Получено 14 марта 2014 г. из клиники Майо: http://www.mayoclinic.org/diseases-conditions/schizoid-personality-disorder/basics/complications/con-20029184

.

Клиника Мэйо. (2013, 27 июля).Факторы риска. Получено 14 марта 2014 г. из клиники Майо: http://www.mayoclinic.org/diseases-conditions/schizoid-personality-disorder/basics/risk-factors/con-20029184

.

Клиника Мэйо. (2013, 27 июля). Шизоидное расстройство личности. Получено 12 марта 2014 г. из клиники Майо: http://www.mayoclinic.org/diseases-conditions/schizoid-personality-disorder/basics/complications/con-20029184

.

Меррилл, Д. (2012, 10 ноября). Шизоидное расстройство личности. Получено 3 12 2014 г. с сайта MedlinePlus: http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/000920.htm

Нирестян, А., Лукач, Э., Чимпан, Д., и Таран, Л. (2012, 12 января). Шизоидное расстройство личности — особенности их межличностных отношений и экзистенциальных ролей. Личность и психическое здоровье, 6(1), 69-74. Получено 12 марта 2014 г. с http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/pmh.1182/pdf

.

Трибвассер, Дж., Чемерински, Э., Руссос, П., и Сивер, Л. (2012). Шизоидное расстройство личности. Журнал расстройств личности, 919-26.doi:10.1521/pedi.2012.26.6.919.


Помогите нам улучшить эту статью

Нашли неточность? Мы прилагаем все усилия, чтобы предоставить точную и научно достоверную информацию. Если вы обнаружили какую-либо ошибку, сообщите нам об этом, отправив электронное письмо по адресу [email protected], указав название статьи и проблему, которую вы обнаружили.


Делитесь терапевтическими услугами с другими

Параноидно-шизоидная позиция – Melanie Klein Trust

Термин «параноидно-шизоидная позиция» относится к комплексу тревог, защит и внутренних и внешних объектных отношений, которые, по мнению Кляйн, характерны для первых месяцев жизни младенца и продолжаются в большей или меньшей степени в детство и взрослую жизнь.Современное понимание таково, что параноидно-шизоидные психические состояния играют важную роль на протяжении всей жизни. Главной характеристикой параноидно-шизоидной позиции является расщепление как «я», так и объекта на хорошее и плохое, с небольшой интеграцией между ними или без нее.

Кляйн придерживается мнения, что младенцы испытывают сильную тревогу и что это вызвано внутренним инстинктом смерти, травмой, полученной при рождении, а также переживаниями голода и фрустрации. Она предполагает, что у очень раннего младенца есть рудиментарное, хотя и неинтегрированное эго, которое пытается справиться с переживаниями, особенно с тревогой, используя фантазии о расщеплении, проекции и интроекции.

Младенец расщепляет и свое Я, и свой объект и отдельно проецирует свои любящие и ненавидящие чувства (инстинкты жизни и смерти) на отдельные части матери (или груди), в результате чего материнский объект разделяется на «плохое» грудь (мать, которую считают разочаровывающей, преследующей и ненавидимой) и «хорошую» грудь (мать, которую любят и которую считают любящей и доставляющей удовлетворение). Затем интроецируются как «хорошие», так и «плохие» объекты, и следует цикл повторной проекции и повторной интроекции.Всемогущество и идеализация — важные аспекты этой деятельности; плохой опыт всемогуще отрицается, когда это возможно, а хороший опыт идеализируется и преувеличивается как защита от страха перед преследующей грудью.

Это «бинарное расщепление» необходимо для здорового развития, поскольку оно позволяет младенцу усваивать и удерживать достаточный положительный опыт, чтобы обеспечить центральное ядро, вокруг которого можно начать интегрировать контрастирующие аспекты личности. Установление хорошего внутреннего объекта, по мнению Кляйн, является предпосылкой для последующей проработки «депрессивной позиции».

Другой вид расщепления, «фрагментация», при котором объект и/или самость расщепляются на множество более мелких частей, также является чертой параноидно-шизоидной позиции. Настойчивое или постоянное использование фрагментации и рассеивания «я» ослабляет хрупкое неинтегрированное эго и вызывает серьезные нарушения.

Кляйн считает, что на течение параноидно-шизоидной позиции влияют как конституциональные, так и средовые факторы. Центральным конституциональным фактором является баланс инстинктов жизни и смерти у младенца.Центральным фактором окружающей среды является материнская забота, которую получает младенец. Если развитие идет нормально, крайние параноидные тревоги и шизоидные защиты в значительной степени отказываются от ранней инфантильной параноидно-шизоидной позиции и при проработке депрессивной позиции.

Кляйн считает, что шизоидные способы общения никогда не отказываются полностью, и ее письмо создает впечатление, что позиции можно концептуализировать как преходящие состояния ума. Параноидно-шизоидную позицию можно рассматривать как фазу развития, предшествующую депрессивной позиции, как защиту от нее, а также как регрессию от нее.

Воспроизведено из The New Dictionary of Kleinian Thought Ботта Спиллиуса, Э., Милтона, Дж., Гарви, П., Кува, К. и Штайнера, Д. (Routledge, 2011)

См. список основных документов по параноидально-шизоидной позиции

Что такое шизоидное расстройство личности?

Шизоидное расстройство личности представляет собой устойчивую модель эмоциональной и социальной отстраненности от межличностных отношений, которая обычно начинается в раннем взрослом возрасте. Это безразличие к взаимодействиям и связям часто распространяется на ближайших членов семьи.Людей с шизоидным расстройством личности часто называют одиночками и затворниками. Они имеют ограниченный диапазон эмоционального выражения, говорят монотонно, и их часто описывают как холодных и апатичных. 1

Что такое шизоидное расстройство личности?

Шизоидное расстройство личности классифицируется в Диагностическом и статистическом руководстве-5 (DSM-5) как расстройство личности кластера А наряду с шизотипическим расстройством личности и параноидным расстройством личности.Они объединены в одну категорию из-за общего проявления симптомов — трудностей в общении с другими и своеобразного эксцентричного поведения (основанного на культурных нормах).

Шизоидное расстройство личности наряду с шизотипическим расстройством личности, кратковременным психотическим расстройством и бредовым расстройством концептуализируется как часть расстройств шизофренического спектра. С этой точки зрения шизоидное расстройство личности и эти психотические расстройства рассматриваются в континууме или измерении тяжести и функциональных нарушений.

Одно из основных отличий от шизоидного расстройства личности заключается в том, что человек не страдает психозом, но имеет многие другие черты, типичные для расстройства шизофренического спектра, такие как ограниченное эмоциональное выражение и странное/эксцентричное поведение. Люди с диагнозом шизоидное расстройство личности подвергаются повышенному риску развития в дальнейшем шизофрении или других психотических расстройств. 1

В клинических образцах шизоидное расстройство личности встречается редко.В DSM-5 говорится, что это расстройство чаще диагностируется у мужчин, чем у женщин, и что их проявления могут быть более тяжелыми. Факторы риска включают наличие родственников с шизофренией или шизотипическим расстройством личности. 1

Симптомы шизоидного расстройства личности

Для постановки диагноза шизоидного расстройства личности по крайней мере четыре из семи симптомов должны присутствовать с раннего взросления и сохраняться в различных условиях.
К симптомам шизоидного расстройства личности относятся: 1

  • Отсутствие удовольствия от близких отношений или отсутствие стремления к близким отношениям, включая семейные
  • Предпочтение почти исключительно уединенной деятельности
  • Небольшой интерес к сексуальным отношениям с людьми
  • или его полное отсутствие
  • Практически не получает удовольствия от деятельности
  • Имеет очень мало друзей или доверенных лиц, кроме ближайших родственников.
  • Равнодушен к похвале и критике
  • Плоский аффект, монотонный голос, эмоционально отстраненный

Симптомы шизоидного расстройства личности не проявляются исключительно во время эпизодов других психических расстройств, таких как шизофрения, биполярное расстройство, депрессивное расстройство с психотическими чертами, др. психотические расстройства или расстройства аутистического спектра. Для постановки диагноза дополнительного психотического расстройства у человека должны быть выраженные симптомы расстройства личности до начала психотического расстройства, а проявления должны сохраняться после прекращения психоза, вызванного расстройством.Расстройства личности, такие как шизоидное расстройство личности, проявляются несколько последовательно и стабильно, как и большинство личностных черт. 1

Признаки шизоидного расстройства личности

У детей

Хотя диагноз расстройства личности не ставится детям до 18 лет, симптомы шизоидного расстройства личности часто проявляются в детстве и подростковом возрасте. 1 Дети с шизоидным расстройством личности предпочитают одиночную деятельность, проявляют необычные интересы и фантазии и могут иметь задержки в развитии, чаще всего связанные с речью.Медицинские работники часто рассматривают расстройство аутистического спектра из-за схожих симптомов. 1,2,3

У подростков

Подростки с шизоидным расстройством личности могут не осознавать, что их личность отличается от личности типичного человека их возраста. Как и взрослые с расстройством, они предпочитают быть в одиночестве и не участвовать во многих социальных мероприятиях со своими сверстниками. Они часто проявляют жесткость в своем мышлении и поведении, из-за чего родителям или учителям трудно заставить их адаптироваться или измениться.Согласно исследованиям продромальной шизофрении, то есть периода до постановки диагноза, подростки, проявляющие шизоидные симптомы, имеют повышенный на 30% риск развития шизофрении. 2,3  

У взрослых

Взрослые с шизоидным расстройством личности часто ищут работу в уединенной среде, даже если работа не соответствует их уровню квалификации. Для них также характерно развивать эмоциональную привязанность к животным и предметам. Исследования обнаружили доказательства, подтверждающие связь между недостаточной стимуляцией из-за отсутствия социальных контактов и повышенным риском депрессии и расстройства, связанного с тревогой.Некоторые взрослые с шизоидным расстройством личности могут с большей вероятностью отключаться от реальности и увлекаться фантазиями. Шизоидное расстройство личности может ухудшаться с возрастом, и люди часто не обращаются за лечением, которое могло бы помочь при ухудшении симптомов. 3,4

Причины шизоидного расстройства личности

Единой причины шизоидного расстройства личности не существует. Личность формируется в раннем возрасте и определяется взаимодействием генетической предрасположенности и факторов окружающей среды.Исследования показали, что наследуемость шизоидного расстройства личности составляет около 30%. Известные факторы риска развития шизоидного расстройства личности включают наличие родственника первой степени родства с шизотипическим расстройством личности и/или шизофренией, а также наличие пренебрежительного и невосприимчивого родителя. 1,5

Лечение шизоидного расстройства личности

Это расстройство часто не лечится, поскольку человек может не понимать свои симптомы, особенно если он избегает таких ситуаций, как работа или учеба, которые вызывают нежелательную социальную активность.Это избегание может также распространяться на медицинских и психиатрических работников.

Многие люди с шизоидным расстройством личности обращаются за лечением только по настоянию близких или когда обстоятельства вынуждают их заниматься услугами. Они часто живут в обособленном мире, но это отступление от реальности дает клинические возможности для использования воображения и игровой психотерапии для вовлечения человека и установления взаимопонимания. 1,6,7

Распространенные виды терапии

Формы когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), направленные на социализацию и навыки межличностного общения, могут уменьшить симптомы шизоидного расстройства личности.Обнаружение общих интересов является распространенной терапевтической тактикой для установления отношений с человеком, который в противном случае избегает установления личных связей. Лица с шизоидным расстройством личности могут также обращаться за лечением от сопутствующей депрессии и связанных с ней расстройств, привлекая клиническое внимание к их расстройству личности.

В дополнение к услугам индивидуальной терапии групповая терапия может быть эффективной формой лечения шизоидного расстройства личности, поскольку она создает среду для практики навыков межличностного общения.Некоторые из них также могут найти подтверждение при встрече с другими людьми с аналогичными поведенческими проблемами со здоровьем, особенно с таким редким расстройством, как шизоидное расстройство личности. 7

Лекарства

Для лечения шизоидного расстройства личности не существует лекарств Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA). Однако лекарства, которые лечат сопутствующие расстройства, такие как депрессия или тревога, могут улучшить функционирование. Есть также данные исследований людей с расстройствами аутистического спектра и психозами о том, что лекарства, такие как атипичные нейролептики, могут улучшить симптомы негибкого мышления и чрезмерно жесткого поведения. 7,8,9

Изменение образа жизни

При правильном лечении у многих людей наблюдается некоторое улучшение симптомов, но расстройства личности в целом считаются стабильными на протяжении всей жизни. Как и при всех психических расстройствах, физические упражнения и сбалансированная диета могут оказаться полезными при лечении шизоидного расстройства личности, наряду с надлежащим лечением любых сопутствующих заболеваний, психических расстройств и расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Кроме того, наличие системы поддержки людей, которые поощряют позитивные изменения и личностный рост, а не способствуют неадекватному поведению, также чрезвычайно выгодно для людей с шизоидным расстройством личности. 1,4

Как получить помощь при шизоидном расстройстве личности

Чтобы диагностировать шизоидное расстройство личности, психиатр или медицинский работник обычно изучает симптомы на протяжении всей жизни и исключает другие возможные причины расстройства личности. Это делается путем изучения истории болезни и проведения полуструктурированных интервью.

Меры оценки включают: 1,10

  • Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI)
  • Опрос межличностных проблем (IIP)
  • Шкала расстройств личности штата Айова (IPDS)

    5 Шкала самонаправленности и Character Inventory (TCI)

Консультация с поставщиком первичной медико-санитарной помощи может быть важным первым шагом в поиске психиатрического лечения.Медработник часто направляет к психиатру или специалисту по поведенческому здоровью, если это указано. Страховые компании обычно предоставляют список доступных и сетевых поставщиков по запросу. Для тех, кто проживает в сельской местности или испытывает трудности с передвижением, телемедицинские приемы стали более доступными и покрываются большинством страховых планов после пандемии COVID-19. 7

Как получить помощь близкому человеку

Поиск помощи близкому человеку с шизоидным расстройством личности может оказаться трудным, но поощрение лечения и терпение имеют большое значение.Обычно они избегают медицинских и психиатрических услуг, предпочитают уединение и имеют ограниченное представление о том, как расстройство влияет на качество их жизни. Избегайте суждений; найти общие проблемы для обсуждения, чтобы побудить их обратиться за помощью. 5,7

Как получить помощь для ребенка

Если это ребенок или подросток, дополнительная информация от учителей предоставит информацию и контекст для их поведения и социальных проблем. Расстройства личности DSM-5, такие как шизоидное расстройство личности, не диагностируются у лиц моложе 18 лет; однако, если у вас есть основания полагать, что у вашего ребенка или подростка проявляются симптомы, проконсультируйтесь с лечащим врачом вашего ребенка (PCP). 2,7

Шизоидное расстройство личности. Факты и статистика

Вот пять статистических данных и фактов о шизоидном расстройстве личности: до 4,69% в клинических образцах 1,11

  • Расстройство несколько чаще встречается у мужчин, чем у женщин в большинстве источников, включая DSM-5; однако оценки распространенности по полу неизвестны, а данные о различиях по полу противоречивы 1,12
  • Расстройство чаще встречается у лиц с семейным анамнезом шизофрении или шизотипического расстройства личности 1
  • У лиц с шизоидным расстройством личности высокий уровень сопутствующей депрессии с оценками около 50% сопутствующей патологии 1
  • Люди с шизоидным расстройством личности действительно испытывают чувства и эмоции, но им трудно выражать их вербально и с помощью языка тела 1,5
  • Преодоление С шизоидным расстройством личности

    Жизнь с шизоидным расстройством личности вызывает трудности в поддержании отношений и эмоциональных связей с людьми.Интересно, что желание избежать связи обычно не распространяется на животных. При принуждении к социальным ситуациям человек может показаться эксцентричным и отчужденным, вызывая серьезные функциональные нарушения и инвалидность в профессиональных, образовательных и социальных аспектах жизни.

    Люди с шизоидным расстройством личности могут прожить всю жизнь без должного диагноза. Относительная неизвестность расстройства и связанных с ним ресурсов может сделать лечение еще более сложным.Обычно люди с этим расстройством сначала получают лечение от депрессии или других психических заболеваний, прежде чем им будет поставлен диагноз. Некоторые люди могут не признавать свой характер или темперамент ненормальными из-за их настойчивости и избегания социальных ситуаций. 1,5

    Шизоидное расстройство личности и другие расстройства

    Хотя шизоидное расстройство личности может проявляться аналогично другим расстройствам, важно знать разницу.

    Шизоидное расстройство личности vs.Schizophrenia

    Шизоидное расстройство личности часто рассматривается как расстройство шизофренического спектра; однако основной особенностью, отличающей это расстройство, является отсутствие психотических признаков, таких как бред (ложные убеждения) и слуховые, зрительные или сенсорные галлюцинации. Психоз является общим признаком шизотипического расстройства личности, бредового расстройства и шизофрении.

    Плоский или притупленный аффект, социальное избегание и культурно странное поведение обычно наблюдаются при всех этих расстройствах, включая шизоидное расстройство личности.Люди с шизоидным расстройством личности более восприимчивы к развитию шизофрении и других психотических расстройств. 1

    Шизоидное расстройство личности и избегающее расстройство личности

    Эти два расстройства могут внешне казаться похожими в отношении крайней социальной неприязни; однако они воспринимаются совершенно по-разному. Люди с избегающим расстройством личности озабочены тем, чтобы избежать чувства осуждения и ситуаций, которые, по их мнению, могут вызвать смущение, тогда как люди с шизоидным расстройством личности безразличны к тому, чтобы находиться рядом с людьми или к тому, что другие люди могут о них подумать. 1

    Шизоидное расстройство личности и расстройство аутистического спектра

    Эмоциональная отстраненность и предпочтение уединения могут затруднить отличить шизоидное расстройство личности от расстройства аутистического спектра; однако у людей с аутизмом есть симптомы, которые выходят за рамки социальных и эмоциональных трудностей, включая ритуальное/персеверативное поведение, а также нарушения речи и обучения различной степени тяжести. Кроме того, неспособность распознавать эмоции в других, как правило, более выражена при аутизме, чем при шизоидном расстройстве личности. 1,9

    Общие сопутствующие расстройства

    Исследования выявили повышенный риск большого депрессивного расстройства у лиц с шизоидным расстройством личности. До 50% могут иметь другое расстройство личности, чаще всего другое расстройство личности группы А, такое как шизотипическое и параноидальное расстройство личности. Эти три расстройства имеют общие черты, такие как отстраненность от социальных отношений, плоский или ограниченный эмоциональный аффект и странное/эксцентричное поведение.Избегающее расстройство личности также часто диагностируется у лиц с шизоидным расстройством личности. 1,7

    Заключительные мысли о шизоидном расстройстве личности

    Если вы или ваш близкий страдаете шизоидным расстройством личности, помните, что вы не одиноки. Доступны такие ресурсы, как Mental Health America, где вы можете найти группы поддержки и ссылки на различные клинические ресурсы. Национальный альянс по психическим заболеваниям также предоставляет информацию по всей стране лицам, осуществляющим уход, и членам семей людей, борющихся с психическими заболеваниями.

    Шизоидное расстройство личности

    Если у вас шизоидное расстройство личности, скорее всего, вы:

    • Предпочитаю одиночество и предпочитаю заниматься в одиночку
    • Не хочу и не наслаждаюсь близкими отношениями
    • Испытывать мало желания сексуальных отношений, если оно вообще есть
    • Чувствуешь, что не можешь испытать удовольствие
    • Испытываете трудности с выражением эмоций и адекватной реакцией на ситуации
    • Может казаться окружающим лишенным чувства юмора, равнодушным или эмоционально холодным
    • Может показаться, что ему не хватает мотивации и целей
    • Не реагируйте на похвалу или критические замечания других

    Шизоидное расстройство личности обычно начинается в раннем взрослом возрасте, хотя некоторые черты могут проявляться в детстве.Эти особенности могут привести к тому, что у вас возникнут проблемы в школе, на работе, в обществе или в других сферах жизни. Тем не менее, вы можете достаточно хорошо справляться со своей работой, если в основном работаете в одиночку.

    Шизотипическое расстройство личности и шизофрения

    Хотя шизоидное расстройство личности является другим расстройством, оно может иметь некоторые симптомы, сходные с шизотипическим расстройством личности и шизофренией, такие как сильно ограниченная способность устанавливать социальные связи и отсутствие эмоционального выражения.Люди с этими расстройствами могут рассматриваться как странные или эксцентричные.

    Несмотря на то, что имена могут звучать одинаково, в отличие от шизотипического расстройства личности и шизофрении, люди с шизоидным расстройством личности:

    • Имеют контакт с реальностью, поэтому маловероятно, что они испытают паранойю или галлюцинации
    • Иметь смысл, когда они говорят (хотя тон может быть неживым), чтобы у них не было странных моделей разговора, которым трудно следовать
    Когда обратиться к врачу

    Люди с шизоидным расстройством личности обычно обращаются за лечением только по поводу сопутствующей проблемы, такой как депрессия.

    Если кто-то из ваших близких убедил вас обратиться за помощью при симптомах, характерных для шизоидного расстройства личности, запишитесь на прием к врачу или специалисту в области психического здоровья.

    Если вы подозреваете, что у близкого человека может быть шизоидное расстройство личности, мягко предложите ему обратиться за медицинской помощью. Может помочь предложение пойти на первую встречу.

    Шизоидное расстройство личности DSM: признаки и симптомы

    Шизоидное расстройство личности является одним из «кластеров расстройств личности А» Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам.Лица с «расстройствами личности кластера А» охарактеризованы руководством как странные или эксцентричные.

    Шизоидное расстройство личности не очень распространено среди населения, поскольку процент людей, страдающих этим расстройством, колеблется от 3,1% до примерно 4,9%. Расстройство также чаще встречается у мужчин, чем у женщин.

    Расстройство часто трудно диагностировать, поскольку люди с этим расстройством не часто проявляют дистресс при этом заболевании. Обычно они просто предпочитают, чтобы их оставили в покое, где они получают удовольствие от очень немногих вещей, которые могут их заинтересовать.

    Американская психиатрическая ассоциация APA определяет расстройство как широко распространенную форму отстранения от социальных отношений и ограниченный диапазон выражения эмоций в межличностных отношениях, начиная с раннего взросления и может проявляться в различных контекстах.

    Диагностические критерии

    Американская психиатрическая ассоциация в своем Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам предложила набор критериев , из которых при наличии четырех или более человек можно говорить о шизоидном расстройстве личности

    .
    • Отсутствие желания близких отношений, в том числе семейных.
    • Непрерывный и последовательный выбор одиночной деятельности.
    • Практически не интересуется сексом с другим человеком.
    • Получение удовольствия от малой активности или ее отсутствия.
    • Отсутствие близких друзей или доверенных лиц, за исключением родственников первой степени родства.
    • Появление безразличия к оценке или суждению других.
    • Отстраненность, уплощенный аффект или эмоциональная холодность.

    Нельзя сказать, что у человека есть расстройство, если оно возникает исключительно во время шизофрении, биполярного расстройства или депрессивного расстройства с психотическими чертами или любого другого психотического расстройства.

    Лица с расстройством аутистического спектра или имеющие заболевания, объясняющие другие симптомы, также не могут быть диагностированы с этим расстройством.

    Признаки и симптомы шизоидного расстройства личности

    Отсутствие желания близких отношений, включая семейные отношения

    Люди с шизоидным расстройством личности, как правило, не хотят близких отношений, в том числе семейных.Обычно они не заинтересованы в том, чтобы начинать, строить или поддерживать какие-либо отношения. Это распространяется от дома до школы и на рабочем месте. Обычно они предпочитают делать что-то в одиночку.

    Непрерывный и последовательный выбор одиночной деятельности

    Поскольку людям с шизоидным расстройством личности не нравится быть с другими людьми, один из симптомов, который они все проявляют, — это постоянный выбор действовать в одиночку. Обычно они ничего не делают с другими.Они, как правило, преуспевают в занятиях, которые позволяют им побыть в одиночестве, таких как определенные механические задачи или абстрактные задачи, такие как головоломки, математика или компьютерные игры.

    Практически отсутствует интерес к сексуальным отношениям с другим человеком

    Отсутствие интереса к социальным отношениям с другими людьми часто распространяется на сексуальную жизнь людей с шизоидным расстройством личности. Они обычно не заинтересованы в сексуальных действиях с другими людьми. Какой бы сексуальной активностью они ни занимались, они обычно ориентированы на себя.

    Получение удовольствия от малой активности или ее отсутствия

    Люди с этим расстройством, как правило, получают удовольствие от очень немногих видов деятельности. Они не получают удовольствия от большинства вещей, от которых могут получать удовольствие другие люди. У них снижен опыт удовольствия от органов чувств. Иногда они получают удовольствие от одиночества и от некоторых своих уединенных занятий.

    Отсутствие близких друзей или доверенных лиц, кроме родственников первой степени родства

    Поскольку люди с шизоидным расстройством личности предпочитают оставаться в одиночестве и, как правило, не заводят друзей, им часто не хватает близких друзей или доверенных лиц.Они, как правило, близки только с теми, с кем, вероятно, выросли.

    Внешнее безразличие к похвале или критике других

    Люди с шизоидным расстройством личности, как правило, не обращают внимания на социальные взаимодействия вокруг них. Обычно их не интересует, что о них говорят другие. Это включает в себя похвалы или критику других. Например, их могут интересовать их оценки, но не похвала или критика учителя по поводу их оценок.

    Эмоциональная холодность, отстраненность или сглаженная аффективность

    Люди с шизоидным расстройством личности, как правило, демонстрируют очень мало выражений лица. Их часто описывают как неэмоциональных, и их лица почти всегда непроницаемы. Когда в их жизни что-то происходит, они склонны не реагировать сильными эмоциями. Смерть любимого человека, например, может быть воспринята с таким же спокойствием и отсутствием эмоционального проявления, как известие о пролитом на стол холодном чае.

    Как правило, они не испытывают сильных эмоций, таких как гнев или радость. Они также имеют тенденцию быть холодными, отчужденными и отдаленными.

    Другие признаки шизоидного расстройства личности

    Трудности с выражением гнева: люди с шизоидным расстройством личности часто испытывают трудности с выражением или проявлением гнева независимо от провокации. Это заставляет тех, кто их знает, еще больше убеждаться в том, что им не хватает эмоций.

    Отсутствие фокуса или направления: люди с шизоидным расстройством личности иногда могут казаться не имеющими четкого фокуса или направления.У большинства людей есть стремление быть принятыми в обществе, и это движет целями некоторых людей. Людей с расстройством не слишком заботит то, какие социальные льготы и мнения людей могут для них не иметь значения. Таким образом, ими не движет то, что движет многими людьми, и они могут казаться бесцельными и расфокусированными.

    Трудно адекватно реагировать на неблагоприятные события: люди с шизоидным расстройством личности обычно пассивно и бесчувственно реагируют на неблагоприятные события. Они часто не в состоянии правильно отреагировать на эти события, сохраняя спокойное, пассивное и невыразительное выражение лица.

    Отсутствие интимных отношений: люди с этим расстройством, как правило, не имеют сексуальных или романтических отношений. Люди с расстройством часто не женятся. Если они пытаются встречаться с кем-то, то часто это происходит потому, что им это навязывают. Они просто довольны и счастливы в одиночестве.

    Работа: люди с шизоидным расстройством личности, как правило, преуспевают в тех областях работы, которые не требуют социального взаимодействия. Они, как правило, плохо справляются с работой, связанной с продолжительным социальным взаимодействием.

    Кратковременные психотические эпизоды: люди с этим расстройством личности могут испытывать галлюцинации или бред, которые возникают кратковременно, когда они подвергаются экстремальным уровням стресса. Эти эпизоды длятся недостаточно долго, чтобы можно было поставить диагноз другого психического расстройства.

    Предвестник других психических расстройств: в некоторых случаях шизоидное расстройство личности может привести к другому психическому расстройству. В этом случае говорят, что шизоидное расстройство личности является преморбидным состоянием человека перед новым расстройством.

    Шизоидное расстройство личности может сочетаться с другими расстройствами личности, такими как шизотипическое, параноидальное и избегающее расстройства личности.

    Причина шизоидного расстройства личности

    Симптомы шизоидного расстройства личности можно впервые заметить в детстве или подростковом возрасте. Причина неизвестна, но есть некоторые свидетельства генетической предрасположенности. Среди родственников больных шизофренией или шизотипическим расстройством личности наблюдается увеличение популяции людей с этим расстройством по сравнению с населением в целом.

    Дифференциальные проявления шизоидного расстройства личности

    Шизоидное расстройство личности имеет некоторые общие симптомы с другими психическими расстройствами.

    Шизоидное расстройство личности можно отличить от бредового расстройства, шизофрении и биполярного или депрессивного расстройства с психотическими чертами по тому факту, что все эти расстройства сопровождаются постоянным бредом или галлюцинациями. Люди с шизоидным расстройством личности могут испытывать галлюцинации или бред, но ненадолго в периоды сильного стресса.

    Может быть сложно отличить шизоидное расстройство личности от расстройств аутистического спектра. Люди с более легкими формами аутизма также демонстрируют социальные нарушения и часто ведут себя стереотипно.

    Расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, также может проявлять симптомы, сходные с шизоидным расстройством личности.

    Другие расстройства личности также могут иметь симптомы, сходные с шизоидным расстройством личности.

    Характерная социальная изоляция и ограниченная аффективность характерны для шизоидных, шизотипических и параноидальных расстройств личности.Однако есть способы дифференцировать расстройства:

    • Люди с шизоидным расстройством личности не имеют когнитивных и перцептивных искажений, в отличие от людей с шизотипическим расстройством личности.
    • Люди с параноидным расстройством личности, как правило, подозрительны и имеют параноидальные мысли, в отличие от людей с шизоидным расстройством личности.
    • В отличие от людей с шизоидным расстройством личности, люди с избегающим расстройством личности склонны к ограниченному социальному взаимодействию, потому что они боятся смущения, отторжения или признания неадекватными.Последнего обычно не беспокоит мнение окружающих.
    • Люди с обсессивно-компульсивным расстройством личности также могут не проявлять склонности к социальному взаимодействию. Однако это происходит из-за сосредоточенности на работе и дискомфорта от эмоций. Они могут сближаться с другими.

    У людей с высоким уровнем интроверсии по шкале экстраверсии интроверсии могут проявляться некоторые симптомы шизоидного расстройства личности. Люди, которые только что перешли из одной культурной среды в другую культуру e.g., люди, переехавшие из сельской местности в город, или иммигранты в новую страну, также могут проявлять симптомы, сходные с шизоидным расстройством личности.

    Однако нельзя сказать, что у них шизоидное расстройство личности, за исключением того, что они проявляют эти симптомы в крайней степени негибкими и дезадаптивными способами, что вызывает значительные функциональные нарушения или субъективный дистресс.

    Заключение

    Если вы обеспокоены тем, что у вас или у близкого вам человека может быть шизоидное расстройство личности, вам не о чем беспокоиться.Дополнительную информацию о расстройстве можно получить у компетентных специалистов в области психического здоровья на сайте BetterHelp.

    Артикул

    Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-5 (5-е изд.). Вашингтон [и др.]: Американское психиатрическое издательство. 2013

    Расстройства личности – Аномальная психология

    2-е издание от августа 2020 г.

     

    Обзор модуля

    В Модуле 13 мы рассмотрим вопросы, связанные с расстройствами личности, включая их клиническую картину, эпидемиологию, сопутствующие заболевания, этиологию и варианты лечения.Наше обсуждение будет включать параноидальные, шизоидные и шизотипические расстройства Кластера А; Расстройства группы B: антисоциальные, пограничные, истерические и нарциссические; и расстройства личности кластера C: избегающее, зависимое и обсессивно-компульсивное. Обязательно обратитесь к Модулям 1-3 для объяснения ключевых терминов (Модуль 1), обзору различных моделей для объяснения психопатологии (Модуль 2) и описаниям терапии (Модуль 3).

     

    Внешний вид модуля

    • 13.1. Клиническая картина
    • 13.2. Эпидемиология
    • 13.3. Сопутствующая патология
    • 13.4. Этиология
    • 13.5. Лечение

     

    Результаты обучения модуля

    • Опишите, как проявляются расстройства личности.
    • Опишите эпидемиологию расстройств личности.
    • Опишите сопутствующие заболевания, связанные с расстройствами личности.
    • Опишите этиологию расстройств личности.
    • Опишите варианты лечения расстройств личности.

     


     

    13.1. Клиническая картина

     

    Раздел Цели обучения

    • Перечислите определяющие признаки расстройств личности.
    • Опишите три кластера.
    • Опишите, как проявляется параноидальное расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется шизоидное расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется шизотипическое расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется антисоциальное расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется пограничное расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется истерическое расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется нарциссическое расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется избегающее расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется зависимое расстройство личности.
    • Опишите, как проявляется обсессивно-компульсивное расстройство личности.

     

    13.1.1. Обзор расстройств личности

    Расстройства личности имеют четыре определяющих признака, которые включают искаженных моделей мышления , проблемных эмоциональных реакций , чрезмерный или недостаточный контроль импульсов и межличностные трудности . Хотя эти четыре основных признака являются универсальными для всех десяти расстройств личности, DSM-5 делит расстройства личности на три различных кластера на основе сходства симптомов.

    Кластер A описывается как странный/эксцентрический кластер и состоит из параноидного расстройства личности, шизоидного расстройства личности и шизотипического расстройства личности . Общей чертой этих трех расстройств является социальная неловкость и социальная изоляция (APA, 2013). Часто такое поведение похоже на поведение при шизофрении; однако они, как правило, не так обширны и не влияют на повседневную деятельность, как при шизофрении. На самом деле существует сильная связь между расстройствами личности кластера А среди лиц, у родственников которых диагностирована шизофрения (Chemerinksi & Siever, 2011).

    Кластер B представляет собой драматический, эмоциональный или неустойчивый кластер и состоит из Антисоциальное расстройство личности, Пограничное расстройство личности, Истерическое расстройство личности, и Нарциссическое расстройство личности . Люди с этими расстройствами личности часто испытывают проблемы с контролем импульсов и эмоциональной регуляцией (APA, 2013). Из-за драматического, эмоционального и неустойчивого характера этих расстройств людям почти невозможно установить здоровые отношения с другими.

    И, наконец, Кластер C представляет собой кластер тревоги/страха и состоит из Избегающее расстройство личности, Зависимое расстройство личности, и Обсессивно-компульсивное расстройство личности . Когда вы читаете описания расстройств, вы увидите совпадение симптомов тревожных и депрессивных расстройств. Вероятно, из-за схожести симптомов с психическими расстройствами, которые имеют эффективные варианты лечения, расстройства кластера C имеют больше всего вариантов лечения среди всех расстройств личности.

    Чтобы соответствовать критериям любого расстройства личности, человек должен демонстрировать модель поведения во взрослом возрасте. У детей нельзя диагностировать расстройство личности. У некоторых детей могут быть похожие симптомы, такие как плохие отношения со сверстниками, странное или эксцентричное поведение или необычные мысли и язык; однако формальный диагноз расстройства личности может быть поставлен только в возрасте 18 лет.

     

    13.1.2. Кластер А

                13.1.2.1. Параноидальное расстройство личности. Параноидальное расстройство личности характеризуется выраженным недоверием или подозрением к другим. Люди интерпретируют и верят, что мотивы и взаимодействия других направлены на то, чтобы причинить им вред, и поэтому они скептически относятся к установлению близких отношений за пределами членов семьи, хотя иногда даже действия членов семьи также считаются злонамеренными (APA, 2013). ). Люди с параноидальным расстройством личности часто чувствуют, что им причинили глубокую и необратимую боль другие, даже если у них нет доказательств того, что другие намеревались или действительно причинили им боль.Из-за этих постоянных подозрений они будут сомневаться в отношениях, демонстрирующих истинную лояльность или надежность.

    Лица с параноидным расстройством личности также не решаются делиться какой-либо личной информацией или доверять ее другим, поскольку опасаются, что эта информация будет использована против них (APA, 2013). Кроме того, доброжелательные замечания или события часто рассматриваются как унизительные или угрожающие. Например, если человек с параноидальным расстройством личности случайно столкнулся в магазине, он интерпретировал бы это действие как преднамеренное с целью причинить ему травму.Из-за этого люди с параноидальным расстройством личности быстро затаивают обиду и не желают прощать оскорбления или обиды, намеренные или нет (APA, 2013). Известно, что они быстро и гневно контратакуют словесно или физически в ситуациях, когда чувствуют, что их оскорбили.

                13.1.2.2. Шизоидное расстройство личности. Лица с шизоидным расстройством личности демонстрируют устойчивый паттерн избегания социальных отношений наряду с ограниченным диапазоном эмоций в социальных отношениях (APA, 2013).Подобно людям с параноидным расстройством личности, люди с шизоидным расстройством личности не имеют много близких отношений; однако, в отличие от параноидного расстройства личности, это отсутствие связи связано не с подозрительными чувствами, а скорее с отсутствием желания взаимодействовать с другими и предпочтением вести себя в одиночестве. Лица с шизоидным расстройством личности часто рассматриваются как «одиночки» и предпочитают занятия, в которых им не нужно взаимодействовать с другими (APA, 2013).Устоявшиеся отношения редко выходят за рамки семейных, поскольку они не прилагают никаких усилий для установления или поддержания дружеских отношений. Это отсутствие установления социальных отношений также распространяется на сексуальное поведение, поскольку эти люди сообщают об отсутствии интереса к сексуальным отношениям с другими.

    Что касается ограниченного диапазона эмоций, люди с шизоидным расстройством личности часто безразличны к критике или похвале других и, кажется, не зависят от того, что о них думают другие (APA, 2013).Люди редко демонстрируют какие-либо чувства или выражения эмоций, и их часто описывают как обладающих «мягкой» внешностью (APA, 2013). Фактически, люди с шизоидным расстройством личности редко отвечают взаимностью на мимику или жесты, обычно отображаемые в обычных разговорах, такие как улыбки или кивки. Из-за этого отсутствия эмоций существует ограниченная потребность во внимании или принятии.

               13.1.2.3. Шизотипическое расстройство личности. Шизотипическое расстройство личности характеризуется рядом нарушений в социальных и межличностных отношениях из-за дискомфорта в отношениях, наряду со странными когнитивными или перцептивными искажениями и эксцентричным поведением (APA, 2013).Подобно людям с шизоидным расстройством личности, люди также стремятся к изоляции и почти не имеют установленных отношений вне членов семьи.

    Одной из наиболее характерных черт шизотипического расстройства личности являются идеи отношения или убеждение, что несвязанные события относятся к ним особым и необычным образом. Идеи ссылки также приводят к суеверному поведению или озабоченности паранормальными явлениями, которые не являются общепринятыми в их культуре (APA, 2013).Восприятие особых или магических способностей, таких как способность читать мысли или контролировать мысли других, также было зарегистрировано у людей с шизотипическим расстройством личности. Подобно шизофрении, также присутствуют необычные перцептивные переживания, такие как слуховые галлюцинации, а также необычные речевые паттерны схода с рельсов или бессвязности.

    Подобно другим расстройствам личности в кластере А, присутствует компонент паранойи или недоверия к чужим мотивам.Кроме того, люди с шизотипическим расстройством личности демонстрируют неуместный или ограниченный аффект, что влияет на их способность надлежащим образом взаимодействовать с другими людьми в социальном контексте. Значительная социальная тревожность часто также присутствует в социальных ситуациях, особенно в тех, которые связаны с незнакомыми людьми. Сочетание ограниченного аффекта и социальной тревожности способствует их неспособности устанавливать и поддерживать личные отношения; большинство людей с шизотипическим расстройством личности предпочитают держаться особняком, чтобы уменьшить эту тревогу.

     

    13.1.3. Кластер Б

                13.1.3.1. Антисоциальное расстройство личности. Существенной чертой антисоциального расстройства личности является устойчивая модель пренебрежения и нарушения прав других. Эта модель поведения начинается в позднем детстве или раннем подростковом возрасте и сохраняется на протяжении всей взрослой жизни. Хотя это поведение проявляется до 15 лет, у человека не может быть диагностировано антисоциальное расстройство личности до 18 лет.До 18 лет у человека будет диагностировано расстройство поведения . Хотя это и не обсуждается в этой книге, поскольку это расстройство детского возраста, расстройство поведения включает в себя повторяющиеся и стойкие модели поведения, которые нарушают права других или основные возрастные нормы (APA, 2013). Распространенными формами поведения людей с расстройством поведения, у которых развивается антисоциальное расстройство личности, являются агрессия по отношению к людям или животным, порча имущества, обман или воровство или серьезное нарушение правил (APA, 2013).

    Люди с антисоциальным расстройством личности, которых обычно называют «психопатами» или «социопатами», не соответствуют социальным нормам. Это также включает правовые нормы, поскольку лиц с антисоциальным расстройством личности часто неоднократно арестовывают за уничтожение имущества, преследование/нападение на других или кражу (APA, 2013). Обманчивость является еще одним отличительным признаком антисоциального расстройства личности, поскольку люди часто лгут неоднократно, как правило, с целью получения выгоды или удовольствия.Существует также образец импульсивности — решения, принимаемые в данный момент, без предусмотрительности личных последствий или учета других (Lang et al., 2015). Эта импульсивность также способствует их неспособности удерживать работу, поскольку они более склонны импульсивно увольняться с работы (Hengartner et al., 2014). Нестабильность занятости наряду с импульсивностью также влияет на их способность распоряжаться финансами; нередко можно увидеть людей с антисоциальным расстройством личности с большими долгами, которые они не в состоянии выплатить (Derefinko & Widiger, 2016).

    Хотя это также, вероятно, связано с импульсивностью, люди с антисоциальным расстройством личности, как правило, чрезвычайно раздражительны и агрессивны, постоянно вступая в драки. Заметное пренебрежение к своей безопасности, а также к безопасности других также наблюдается в безрассудном поведении, таком как превышение скорости, вождение в нетрезвом виде, сексуальное поведение и злоупотребление психоактивными веществами, которые могут подвергнуть себя риску (APA, 2013).

    Безусловно, самым известным и разрушительным симптомом антисоциального расстройства личности является отсутствие угрызений совести за последствия своих действий, какими бы тяжелыми они ни были (АПА, 2013).Люди часто рационализируют свои действия как вину жертвы, преуменьшают вред последствий своего поведения или проявляют безразличие (АПА, 2013). В целом, люди с антисоциальным расстройством личности имеют ограниченные личные отношения из-за их эгоистичных желаний и отсутствия моральной совести.

                13.1.3.2. Пограничное расстройство личности. Лица с пограничным расстройством личности демонстрируют широко распространенную нестабильность в межличностных отношениях, самооценке и аффектах (APA, 2013).Сочетание этих симптомов вызывает значительные нарушения в установлении и поддержании личных отношений. Они часто идут на многое, чтобы избежать реального или воображаемого отказа. Страхи, связанные с отказом, часто приводят к неуместному гневу, поскольку они часто интерпретируют отказ как отражение собственного поведения. Нередки сильные колебания настроения, часто наблюдаемые как непостоянные взаимодействия с семьей и друзьями (Herpertz & Bertsch, 2014). Люди с пограничным расстройством личности могут быть дружелюбными в один день и враждебными в следующий.

    Стремясь предотвратить отказ, люди с пограничным расстройством личности часто проявляют импульсивное поведение, такое как членовредительство и суицидальное поведение. На самом деле, люди с пограничным расстройством личности совершают больше попыток самоубийства, и завершение самоубийства среди этих людей выше, чем среди населения в целом (Linehan et al., 2015). Другие виды импульсивного поведения, такие как несуицидальные членовредительства (порезы) и беспорядочные половые связи, часто наблюдаются в этой популяции, как правило, в периоды сильного стресса (Sansone & Sansone, 2012).

    Еще одной ключевой характеристикой пограничного расстройства личности являются нестабильные и напряженные отношения. Например, люди могут идеализировать или испытывать сильные чувства к другому человеку сразу после встречи с ним. Изредка присутствуют галлюцинации и бред, особенно параноидного характера; однако эти симптомы часто преходящи и признаются индивидуумом неприемлемыми (Sieswerda & Arntz, 2007).

                13.1.3.3. Гистрионическое расстройство личности. Истерическое расстройство личности — это первое расстройство личности, которое связано с распространенной и чрезмерной эмоциональностью и поиском внимания. Этим людям обычно некомфортно в социальной среде, если только они не находятся в центре внимания. Чтобы привлечь внимание, человек часто ведет себя живо и драматично, используя физические жесты и манеры, а также высокопарный язык. Такое поведение изначально очень очаровательно для их аудитории; однако они начинают носиться из-за постоянной потребности во внимании к ним.Если театральная природа не привлекает желаемого внимания, они могут пойти на многое, чтобы привлечь внимание, например, используя вымышленную историю или создавая драматическую сцену (APA, 2013).

    Стремясь привлечь к себе внимание, люди с истерическим расстройством личности часто одеваются и участвуют в сексуальных соблазнах или провокациях. Это сексуально заряженное поведение направлено не только на тех, к кому у них есть сексуальный или романтический интерес, но и на широкую публику (APA, 2013).Они часто тратят значительное количество времени на свою внешность, чтобы привлечь внимание, которого они желают.

    Люди с истерическим расстройством личности легко поддаются внушению. На их мнения и чувства влияют не только их друзья, но и современные увлечения (АПА, 2013). Они также склонны преувеличивать отношения, считая случайные знакомства более интимными, чем они есть на самом деле.

               13.1.3.4. Нарциссическое расстройство личности. Подобно истерическому расстройству личности, нарциссическое расстройство личности также сосредоточено вокруг индивидуума; однако при нарциссическом расстройстве личности люди проявляют грандиозность наряду с отсутствием сочувствия к другим (APA, 2013).Грандиозное чувство собственного достоинства приводит к переоценке своих способностей и достижений. Они часто кажутся хвастливыми и претенциозными, неоднократно заявляющими о своих превосходных достижениях. Эти прокламации также могут быть выдуманы как средство повышения их успеха или власти. Часто они идентифицируют себя как «особенные» и будут взаимодействовать только с другими людьми с высоким статусом.

    Учитывая грандиозное чувство собственного достоинства, неудивительно, что люди с нарциссическим расстройством личности нуждаются в чрезмерном восхищении со стороны других.Хотя кажется, что их самооценка сильно завышена, она очень хрупкая и зависит от того, как их воспринимают другие (APA, 2013). Из-за этого они могут постоянно выискивать комплименты и ожидать благосклонного отношения от других. Когда это чувство права не поддерживается, они могут раздражаться или злиться из-за того, что их потребности не удовлетворяются.

    Отсутствие эмпатии также проявляется у людей с нарциссическим расстройством личности, поскольку они часто изо всех сил пытаются (или предпочитают не признавать) желания или потребности других.Это отсутствие эмпатии также приводит к эксплуатации межличностных отношений, поскольку они не могут понять чувства других (Marcoux et al., 2014). Они часто завидуют тем, кто добивается большего успеха или богатства, чем они. И наоборот, они считают, что все должны завидовать их достижениям, независимо от того, насколько они малы на самом деле.

     

    13.1.4. Кластер С

                13.1.4.1. Избегающее расстройство личности. Лица с избегающим расстройством личности демонстрируют распространенную модель социальной тревожности из-за чувства неадекватности и повышенной чувствительности к негативным оценкам (APA, 2013). Страх быть отвергнутым побуждает их неохотно участвовать в социальных ситуациях, чтобы они могли помешать другим оценить их негативно. Этот страх простирается настолько далеко, что мешает людям сохранить работу из-за их сильного страха перед негативной оценкой или отказом.

    В социальном плане у них очень мало друзей, если они вообще есть, несмотря на их желание установить социальные отношения.Они активно избегают социальных ситуаций, в которых могут завязать новые дружеские отношения, из-за страха неприязни или насмешек. Точно так же они с осторожностью относятся к новым занятиям или отношениям, поскольку часто преувеличивают потенциальные негативные последствия и смущение, которые могут возникнуть; это, вероятно, результат их постоянной озабоченности тем, чтобы их критиковали или отвергали другие.

    Несмотря на то, что они считаются социально непригодными, непривлекательными или неполноценными, люди с избегающим расстройством личности обычно страдают не от дефицита социальных навыков, а скорее от неправильной атрибуции своего поведения (APA, 2013).

               13.1.4.2. Зависимое расстройство личности. Зависимое расстройство личности характеризуется всепроникающей и чрезмерной потребностью в заботе других (APA, 2013). Эта острая потребность приводит к покорному и цепляющему поведению, поскольку они боятся, что их бросят или разлучат со своими родителями, супругами или другими людьми, с которыми они находятся в зависимых отношениях. Они настолько зависят от этого другого человека, что не могут принимать даже самые незначительные решения, не посоветовавшись с ним и не заручившись его одобрением или утешением.Они часто позволяют другим взять на себя полную ответственность за свою жизнь, принимая решения почти во всех аспектах своей жизни. Они редко будут оспаривать эти решения, поскольку их страх потерять эти отношения значительно перевешивает их желание высказать собственное мнение. Если отношения заканчиваются, человек испытывает значительное чувство беспомощности и быстро ищет новые отношения, чтобы заменить старые (APA, 2013).

    Когда они одни, люди с зависимым расстройством личности испытывают трудности с инициированием и выполнением задач самостоятельно.Им не хватает уверенности в себе, и они чувствуют себя беспомощными, когда их оставляют заботиться о себе или выполнять задачи самостоятельно. Чтобы им не приходилось выполнять задачи в одиночку, люди идут на многое, чтобы заручиться поддержкой других, часто добровольно берясь за выполнение неприятных задач, если это означает, что они получат необходимую уверенность (APA, 2013).

                13.1.4.3. Обсессивно-компульсивное расстройство личности. OCPD определяется озабоченностью человека упорядоченностью, перфекционизмом и способностью контролировать ситуации, из-за которых он теряет гибкость, открытость и эффективность в повседневной жизни (APA, 2013).Поглощенность деталями, правилами, списками, порядком, организацией или расписанием затмевает общую картину задачи или деятельности. Фактически, на необходимость выполнения задачи или действия в значительной степени влияют высокие стандарты, которые человек сам себе установил, и необходимость выполнить задачу идеально, поэтому задача часто не выполняется. Желание выполнить задачу идеально часто заставляет человека тратить чрезмерное количество времени на задачу, время от времени повторяя ее до тех пор, пока она не будет соответствовать их стандарту.Из-за повторения и внимания к мелким деталям у человека часто не остается времени на досуг или участие в социальных отношениях. Несмотря на чрезмерное количество времени, затрачиваемого на действия или задачи, люди с OCPD не будут обращаться за помощью к другим, так как они убеждены, что другие некомпетентны и не выполнят задачу в соответствии с их стандартами.

    Лично люди с ОКР ригидны и упрямы, особенно в вопросах морали, этики и ценностей.Они не только придерживаются этих стандартов для себя, но и ожидают, что другие будут иметь такие же высокие стандарты, что приводит к значительным нарушениям их социальных взаимодействий. Жесткое и упрямое поведение также проявляется в их финансовом положении, поскольку известно, что они живут значительно ниже своих средств, чтобы финансово подготовиться к потенциальной катастрофе (APA, 2013). Точно так же им может быть трудно избавиться от изношенных или бесполезных вещей, несмотря на отсутствие в них сентиментальной ценности.

    В то время как некоторые утверждают, что OCPD и OCD — это одно и то же, другие считают, что существует четкое различие, поскольку у расстройства личности отсутствуют определенные обсессии и компульсии (APA, 2013).Хотя у многих людей диагностируют как обсессивно-компульсивное расстройство, так и обсессивно-компульсивное расстройство, исследования показывают, что у людей с обсессивно-компульсивным расстройством чаще диагностируют большую депрессию, генерализованное тревожное расстройство или расстройство, связанное со злоупотреблением психоактивными веществами, чем обсессивно-компульсивное расстройство (APA, 2013).

     

    Ключевые выводы

    В этом разделе вы должны были изучить следующее:

    • Расстройства личности имеют общие черты искаженных моделей мышления, проблемных эмоциональных реакций, чрезмерного или недостаточного контроля над импульсами и межличностных трудностей и делятся на три группы.
    • Кластер расстройств личности А описывается как нечетный/эксцентричный кластер и объединяет такие общие черты, как социальная неловкость и социальная изоляция. Он состоит из параноидного, шизоидного и шизотипического расстройств личности.
    • Расстройства личности кластера B описываются как драматические, эмоциональные или неустойчивые кластеры и состоят из антисоциальных, пограничных, истерических и нарциссических расстройств личности.
    • Кластер C представляет собой кластер тревоги/страха и состоит из избегающего, зависимого и обсессивно-компульсивного расстройств личности.
    • Параноидальное расстройство личности характеризуется выраженным недоверием или подозрением к другим.
    • Шизоидное расстройство личности характеризуется стойким избеганием социальных отношений наряду с ограниченным диапазоном эмоций среди социальных отношений.
    • Шизотипическое расстройство личности характеризуется рядом нарушений в социальных и межличностных отношениях из-за дискомфорта в отношениях, наряду со странными когнитивными или перцептивными искажениями и эксцентричным поведением.
    • Существенной чертой антисоциального расстройства личности является устойчивая модель пренебрежения и нарушения прав других. Они не раскаиваются в своем поведении.
    • Лица с пограничным расстройством личности демонстрируют широко распространенный паттерн нестабильности в межличностных отношениях, представлении о себе и аффектах.
    • Истерическое расстройство личности связано с распространенной и чрезмерной эмоциональностью и поиском внимания.
    • Нарциссическое расстройство личности характеризуется грандиозностью наряду с отсутствием сочувствия к другим.
    • Лица с избегающим расстройством личности демонстрируют распространенную модель социальной тревожности из-за чувства неадекватности и повышенной чувствительности к негативным оценкам.
    • Зависимое расстройство личности характеризуется всепроникающей и чрезмерной потребностью в заботе со стороны других.
    • OCPD определяется озабоченностью человека упорядоченностью, перфекционизмом и способностью контролировать ситуации, из-за которых он теряет гибкость, открытость и эффективность в повседневной жизни.

     

    Раздел 13.1 Контрольные вопросы

    1. Какие три кластера? Как расстройства сгруппированы в эти три кластера? Обсудите различия в проявлении симптомов между тремя кластерами личности.
    2. Создайте диаграмму, определяющую каждое расстройство среди трех кластеров. Обязательно укажите личностные характеристики каждого расстройства. Важно найти характеристики, уникальные для каждого расстройства личности, чтобы помочь в их идентификации.

     


     

    13.2. Эпидемиология

     

    Раздел Цели обучения

    • Опишите эпидемиологию расстройств личности группы А.
    • Опишите эпидемиологию расстройств личности группы B.
    • Опишите эпидемиологию расстройств личности группы С.

     

    13.2.1. Кластер А

    Заболевания в кластере А имеют уровень распространенности около 3-4%.В частности, по оценкам, параноидальное расстройство личности затрагивает примерно 4,4% населения в целом, при этом не сообщается о расхождениях в диагнозах между полами (APA, 2013). Шизоидное расстройство личности встречается у 3,1% населения в целом, тогда как показатель распространенности шизотипического расстройства личности составляет 3,9%. Как шизоидные, так и шизотипические расстройства личности чаще диагностируются у мужчин, чем у женщин, при этом, как сообщается, мужчины страдают от этого диагноза больше, чем женщины (APA, 2013).

     

    13.2.2. Кластер Б

    Расстройства личности кластера B широко распространены среди населения. По оценкам, антисоциальное расстройство личности встречается у 3,3% населения (APA, 2013). Это чаще встречается у мужчин, особенно у лиц с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, и у лиц из неблагополучных социально-экономических слоев. Хотя большинство людей с антисоциальным расстройством личности в какой-то момент своей жизни оказываются в заключении, преступная деятельность, по-видимому, снижается после 40 лет (APA, 2013).

    Пограничное расстройство личности, одно из наиболее часто диагностируемых расстройств личности, наблюдается у 5,9% населения в целом, причем 75% диагнозов приходится на женщин (АРА, 2013). Среди 10% лиц с пограничным расстройством личности наблюдались в амбулаторных психиатрических клиниках, и почти 20% обращались за лечением в психиатрические стационары (АПА, 2013). Этот высокий процент стационарного лечения, вероятно, связан с высокой частотой суицидального поведения и членовредительства.

    Гистрионическое расстройство личности — одно из самых необычных расстройств личности, встречающееся только у 1,84% населения в целом (APA, 2013). Хотя когда-то считалось, что он чаще диагностируется у женщин, чем у мужчин, более поздние данные свидетельствуют о том, что частота диагностирования одинакова для мужчин и женщин.

    Наконец, по сообщениям, нарциссическое расстройство личности диагностируется у 6,2% населения в целом, причем 75% из них составляют мужчины (APA, 2013).

     

    13.2.3. Кластер С

    Помимо OCPD, расстройства личности кластера C редко диагностируются среди населения. Например, избегающее расстройство личности встречается у 2,4% населения в целом, тогда как зависимое расстройство личности встречается менее чем у 1% населения (АРА, 2013). В то время как избегающая личность диагностируется одинаково у мужчин и женщин, у женщин чаще диагностируется зависимое расстройство личности, чем у мужчин. (АПА, 2013).

    OCPD — наиболее часто диагностируемое расстройство личности, возникающее в 7.9% лиц. Некоторые утверждают, что OCPD и OCD должны быть объединены в одно расстройство; однако, что интересно, у женщин чаще диагностируют ОКР, чем у мужчин, при этом у мужчин в два раза чаще диагностируют ОКР, чем у женщин (APA, 2013). Это может свидетельствовать о том, что в этиологии этих двух расстройств существует законная значительная разница.

     

    Ключевые выводы

    В этом разделе вы должны были изучить следующее:

    • Расстройства в кластере А имеют уровень распространенности около 3-4%, причем у мужчин чаще диагностируются шизоидные и шизотипические расстройства личности.
    • По оценкам, антисоциальное расстройство личности встречается у 3,3% населения, в то время как пограничное расстройство личности составляет около 5,9%. Истерический встречается только у 1,84% населения в целом, а нарциссический — у 6,2%. Антисоциальные и нарциссические чаще встречаются у мужчин, пограничные чаще встречаются у женщин, а мужчины и женщины имеют одинаковую частоту диагноза истерии.
    • Что касается Кластера C, эти расстройства личности редко диагностируются среди населения в целом, за исключением OCPD, которое диагностируется почти у 8% людей.

     

    Раздел 13.2 Контрольные вопросы

    1. Какова разница в показателях распространенности в трех кластерах? Есть ли какие-то тенденции среди полов?
    2. Определите наиболее часто встречающееся расстройство личности. Что наименее распространено?

     


     

    13.3. Сопутствующая патология

     

    Раздел Цели обучения

    • Опишите сопутствующие расстройства личности.

     

    Среди наиболее распространенных коморбидных диагнозов с расстройствами личности — расстройства настроения, тревожные расстройства и расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами (Lenzenweger, Lane, Loranger, & Kessler, 2007). Большой метаанализ, изучающий данные о коморбидности большого депрессивного расстройства и расстройств личности, показал высокий диагноз большого депрессивного расстройства, биполярного расстройства и дистимии (Friborg, Martinsen, Martinussen, Kaiser, Overgard, & Rosenvinge, 2014).Дальнейшее исследование большого депрессивного расстройства показало, что самая низкая частота диагностики расстройств группы А, более высокая частота расстройств группы В и самая высокая частота расстройств группы С. В то время как взаимосвязь между биполярным расстройством и расстройствами личности не всегда была ясной, самые последние результаты сообщают о высокой частоте коморбидности между расстройствами личности кластера B, за исключением OCPD (который находится в кластере C), у которого был самый высокий уровень коморбидности, чем любое другое расстройство личности.Общий анализ дистимии показал, что это наиболее часто диагностируемое большое депрессивное расстройство среди всех расстройств личности.

    Более подробный анализ распространенности четырех основных тревожных расстройств (генерализованное тревожное расстройство (ГТР), специфическая фобия, социальная фобия и паническое расстройство) среди лиц с различными расстройствами личности выявил четкую взаимосвязь, характерную для расстройств личности и тревожных расстройств. (Скодол, Гейер, Грант и Хасин, 2014 г.).В частности, у лиц с диагнозом пограничного и шизотипического расстройства личности был обнаружен дополнительный диагноз одного из четырех основных тревожных расстройств. У людей с нарциссическими расстройствами личности чаще диагностировали ГТР и паническое расстройство; шизоидные и избегающие расстройства личности сообщили о значительных показателях ГТР; Избегающее расстройство личности имело более высокий уровень диагностики социальной фобии. Расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, встречаются реже среди десяти расстройств личности, но чаще встречаются у лиц с диагнозом антисоциальное, пограничное и шизотипическое расстройство личности (Grant et al., 2015).

     

    Ключевые выводы

    В этом разделе вы должны были изучить следующее:

    • Расстройства настроения, тревожные расстройства и расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, часто сочетаются с расстройствами личности.
    • Расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами, встречаются реже при всех десяти расстройствах личности, но когда они случаются, они сочетаются с антисоциальными, пограничными и шизотипическими расстройствами личности.

     

    Раздел 13.3 контрольных вопроса

    1. С какими другими расстройствами сочетаются расстройства личности?

     


     

    13.4. Этиология

     

    Раздел Цели обучения

    • Опишите биологические причины расстройств личности.
    • Опишите психологические причины расстройств личности.
    • Опишите социальные причины расстройств личности.

     

    Исследования развития расстройств личности ограничены по сравнению с исследованиями других психических расстройств.Ниже приводится общий обзор факторов, способствующих расстройству личности в целом. Хотя есть некоторые исследования, посвященные конкретным причинам определенных расстройств личности, будет рассмотрен общий вклад биологических, психологических и социальных факторов.

     

    13.4.1. Биологический

    Исследования расстройств личности позволяют предположить некий лежащий в их основе биологический или генетический компонент; однако идентификация специфических механизмов не была идентифицирована для большинства расстройств, за исключением перечисленных ниже.Исследователи утверждают, что из-за отсутствия конкретных доказательств трудно определить, какую роль генетика играет в развитии этих расстройств по сравнению с влиянием окружающей среды. Следовательно, хотя, вероятно, существует биологическая предрасположенность к расстройствам личности, точные причины в настоящее время установить невозможно.

    Исследование развития шизотипического расстройства личности выявило сходные с шизофренией биологические причины — высокую активность дофамина и увеличенные желудочки головного мозга (Lener et al., 2015). Подобные различия в нейроанатомии могут объяснить высокое сходство поведения как при шизофрении, так и при шизотипическом расстройстве личности.

    Удивительно, но антисоциальное расстройство личности и пограничное расстройство личности также имеют сходные неврологические изменения. В частности, сообщается, что у людей с обоими расстройствами наблюдается дефицит активности серотонина (Thompson, Ramos, & Willett, 2014). Эти низкие уровни серотониновой активности в сочетании с неполноценным функционированием лобных долей, особенно префронтальной коры, которая используется для планирования, самоконтроля и принятия решений, а также чрезмерно реактивной миндалевидным телом могут объяснить импульсивную и агрессивную природу как антисоциальное, так и пограничное расстройство личности (Stone, 2014).

     

    13.4.2. Психологический

    Психодинамические, когнитивные и поведенческие теории являются одними из наиболее распространенных психологических моделей, используемых для объяснения развития расстройств личности. Хотя многое остается догадками, ниже приведены общие этиологические взгляды на каждую конкретную теорию.

                13.4.2.1. Психодинамический. Психодинамическая теория уделяет большое внимание негативному опыту раннего детства и тому, как этот опыт влияет на неспособность человека установить здоровые отношения во взрослой жизни.В частности, люди с расстройствами личности сообщают о более высоком уровне стресса в детстве, например, о жизни в бедной среде, о подверженности домашнему насилию и неоднократном жестоком обращении (Kumari et al., 2014). Кроме того, у пациентов с расстройством личности также наблюдается высокий уровень пренебрежительного отношения к детям и отторжения со стороны родителей, при этом ранняя потеря родителей и отвержение приводят к страху быть брошенным на протяжении всей жизни человека (Caligor & Clarkin, 2010; Newnham & Janca, 2014; Roepke & Varter, 2014).

    Теоретики психодинамики считают, что жестокое обращение в раннем детстве может негативно повлиять на самоощущение человека и его восприятие других, что приведет к развитию расстройства личности. Например, человек, который в детстве был заброшен и лишен любви, во взрослом возрасте может сообщать об отсутствии доверия к другим, что является характеристикой антисоциального расстройства личности (Meloy & Yakeley, 2010). Трудности с доверием к другим или вера в то, что их нельзя любить, также могут повлиять на способность или желание устанавливать социальные отношения, как это наблюдается при многих расстройствах личности, особенно при шизоидном.Из-за этих дефицитов в раннем детстве люди могут также чрезмерно компенсировать свои отношения, пытаясь убедить себя, что они достойны любви и привязанности (Celani, 2014). И наоборот, люди могут реагировать на свой опыт раннего детства, становясь эмоционально отчужденными, используя отношения как чувство силы и разрушительности.

                13.4.2.2. Познавательный. В то время как психодинамическая теория делает упор на опыте раннего детства, когнитивные теоретики сосредотачиваются на неадаптивных моделях мышления и когнитивных искажениях, проявляемых людьми с расстройствами личности.Общие недостатки мышления могут привести к тому, что у людей с расстройствами личности разовьется неточное восприятие других (Beck, 2015). Эти дисфункциональные убеждения, вероятно, возникают из-за взаимодействия между биологической предрасположенностью и нежелательным опытом окружающей среды. Неадаптивные модели мышления и стратегии усиливаются во время аверсивных жизненных событий в качестве защитного механизма и в конечном итоге объединяются, чтобы сформировать модели поведения, проявляющиеся при расстройствах личности (Beck, 2015).

    Когнитивные искажения, такие как дихотомическое мышление , также известное как мышление по принципу «все или ничего», наблюдаются при некоторых расстройствах личности. В частности, дихотомическое мышление объясняет ригидность и перфекционизм при OCPD, а также отсутствие самодостаточности у людей с зависимыми и пограничными расстройствами личности (Weishaar & Beck, 2006). Отказ от положительного также объясняет основные механизмы избегающего расстройства личности (Weishaar & Beck, 2006).Например, люди, которых в детстве регулярно критиковали или отвергали, могут с трудом принимать положительные отзывы от других, ожидая только отказа и резкой критики. На самом деле, они могут использовать это неправильное приписывание положительной обратной связи, чтобы поддержать свою текущую теорию о том, что другие постоянно отвергают и критикуют их.

                13.4.2.3. Поведенческий. Теоретики поведения применяют три основные теории для объяснения развития расстройств личности: моделирование, подкрепление и недостаток социальных навыков.При моделировании человек изучает неадаптивные социальные паттерны и модели поведения, непосредственно наблюдая за тем, как члены семьи ведут себя аналогично (Gaynor & Baird, 2007). Хотя мы не можем дискредитировать биологический компонент семейного влияния, исследования действительно поддерживают дополнительный компонент моделирования или имитации развития расстройств личности, особенно антисоциального расстройства личности (APA, 2013).

    Подкрепление или вознаграждение неадекватного поведения также наблюдается при развитии многих расстройств личности.Родители могут непреднамеренно вознаграждать агрессивное поведение, уступая желаниям ребенка в попытке положить конец ситуации или предотвратить эскалацию поведения. Когда это повторяется неоднократно с течением времени, дети (а позже и взрослые) продолжают вести себя неадекватно, поскольку они эффективно удовлетворяют свои потребности и желания. С другой стороны, есть некоторые предположения, что чрезмерное поощрение или похвала в детстве могут способствовать грандиозному самоощущению, наблюдаемому у людей с нарциссическим расстройством личности (Millon, 2011).

    Наконец, неспособность развить нормальные социальные навыки может объяснить развитие некоторых расстройств личности, таких как избегающее расстройство личности (Kantor, 2010). Хотя ведутся некоторые дискуссии о том, приводит ли отсутствие социальных навыков к избеганию социальных ситуаций, или дефицит социальных навыков развивается в результате избегания социальных ситуаций, большинство исследователей сходятся во мнении, что избегание социальных ситуаций способствует развитию расстройств личности. тогда как основной дефицит социальных навыков может в большей степени способствовать социальному тревожному расстройству (APA, 2013).

     

    13.4.3. Социальный

                13.4.3.1. Семейная дисфункция. Высокий уровень психологической и социальной дисфункции в семьях также был определен как фактор, способствующий развитию расстройств личности. Высокий уровень бедности, безработицы, разлучения семей и свидетелей домашнего насилия обычно наблюдается у лиц с диагнозом расстройства личности (Paris, 1996). В то время как формализованные исследования еще не полностью изучили взаимосвязь между СЭС и расстройствами личности, корреляционные исследования предполагают связь между бедностью, безработицей и плохой успеваемостью с повышенным уровнем диагнозов расстройств личности (Alwin, 2006).

                13.4.3.2. Жестокое обращение в детстве. Жестокое обращение в детстве является одним из наиболее весомых аргументов в пользу развития расстройств личности во взрослом возрасте. Люди с расстройствами личности часто борются с самоощущением и способностью общаться с другими, что обычно развивается в течение первых четырех-шести лет жизни ребенка и зависит от эмоциональной среды, в которой этот ребенок вырос. . Это ощущение себя является механизмом, с помощью которого люди видят себя в своем социальном контексте, а также формируют установки и ожидания других.Ребенок, который подвергается серьезному жестокому обращению, будь то из-за пренебрежения или физического, эмоционального или сексуального насилия, подвержен риску недоразвитого или отсутствующего чувства собственного достоинства. Из-за отсутствия привязанности, дисциплины или автономии в детстве эти люди не могут вступать в соответствующие отношения во взрослом возрасте, что видно по всему спектру расстройств личности.

    Другой способ, которым жестокое обращение в детстве способствует расстройству личности, — это эмоциональные связи или привязанности, развивающиеся с основными опекунами.Джон Боулби тщательно исследовал взаимосвязь между привязанностью и эмоциональным развитием, изучая потребность в привязанности у обезьян Харлоу (Bowlby, 1998). На основе исследований Боулби были выделены четыре стиля привязанности: безопасный, тревожный, амбивалентный , и неорганизованный . Хотя у детей с надежной привязанностью обычно не развиваются расстройства личности, у детей с тревожной, амбивалентной и дезорганизованной привязанностью повышен риск развития различных расстройств.В частности, люди с тревожной привязанностью подвержены риску развития интернализирующих расстройств, амбивалентные подвержены риску развития экстернализирующих расстройств, а дезорганизованные подвержены риску диссоциативных симптомов и расстройств, связанных с личностью (Alwin, 2006).

     

    Ключевые выводы

    В этом разделе вы должны были изучить следующее:

    • Биологические причины расстройств личности не были идентифицированы для большинства расстройств, за исключением шизотипических, которые имеют те же биологические причины, что и шизофрения, а также антисоциальные и пограничные расстройства личности, которые имеют сходные неврологические изменения.
    • Психологические причины расстройств личности включают негативный опыт раннего детства; неадаптивные модели мышления и когнитивные искажения; моделирование, подкрепление и отсутствие социальных навыков.
    • Социальные причины расстройств личности включают высокий уровень психологической и социальной дисфункции в семье и жестокое обращение.

     

    Раздел 13.4 Контрольные вопросы

    1. Какие расстройства личности лучше всего объясняются биологической моделью?
    2. Как психодинамическая модель объясняет развитие расстройств личности?
    3. Какие когнитивные искажения чаще всего обсуждаются в связи с расстройствами личности?
    4. Какие три поведенческие теории используются для объяснения развития расстройств личности?
    5. Обсудите список привязанностей и то, как теоретики использовали его для объяснения развития расстройств личности.

     


     

    13.5. Лечение

     

    Раздел Цели обучения

    • Опишите варианты лечения расстройств личности.

     

    13.5.1. Кластер А

    Лица с расстройствами личности из кластера А часто не обращаются за лечением, поскольку не считают себя нуждающимися в помощи (Millon, 2011). Из тех, кто обращается за лечением, большинство не прибегают к нему добровольно.Кроме того, из-за природы этих расстройств люди, проходящие лечение, часто с трудом доверяют клиницисту, поскольку они с подозрением относятся к намерениям клинициста (параноидальное и шизотипическое расстройство личности) или эмоционально отстранены от клинициста, поскольку у них нет желания вмешиваться. на лечении из-за отсутствия общих эмоций (шизоидное расстройство личности; Kellett & Hardy, 2014; Colli, Tanzilli, Dimaggio, & Lingiardi, 2014). Из-за этого известно, что лечение продвигается очень медленно, и многие пациенты выбывают из него еще до исчезновения симптомов.

    Когда пациенты зачисляются на лечение, когнитивно-поведенческие стратегии чаще всего используются с основной целью уменьшения симптомов, связанных с тревогой. Кроме того, попытки когнитивной реструктуризации — как выявление, так и изменение неадекватных моделей мышления — также полезны для устранения неправильных интерпретаций чужих слов и действий, особенно для людей с параноидным расстройством личности (Kellett & Hardy, 2014). Пациенты с шизоидным расстройством личности могут использовать методы КПТ, чтобы помочь испытать больше положительных эмоций и более удовлетворительный социальный опыт, тогда как цель КПТ при шизотипическом расстройстве личности состоит в том, чтобы объективно оценивать необычные мысли или восприятия и игнорировать неуместные мысли (Beck & Weishaar, 2011). ).Наконец, поведенческие методы, такие как обучение социальным навыкам, также могут быть реализованы для решения текущих межличностных проблем, проявляющихся в расстройствах.

     

    13.5.2. Кластер Б

                13.5.2.1. Антисоциальное расстройство личности. Варианты лечения антисоциального расстройства личности ограничены и, как правило, неэффективны (Black, 2015). Как и при расстройствах группы А, многие люди вынуждены участвовать в лечении, что влияет на их способность участвовать в лечении и продолжать его.Когнитивные терапевты пытались решить проблему отсутствия морали и побудить пациентов думать о потребностях других (Beck & Weishaar, 2011).

                13.5.2.2. Пограничное расстройство личности. Пограничное расстройство личности — единственное расстройство личности с эффективным вариантом лечения — Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ). ДПТ — это форма когнитивно-поведенческой терапии, разработанная Маршей Линехан (Linehan, Armstrong, Suarez, Allmon, & Heard, 1991).Есть четыре основные цели DBT: уменьшить суицидальное поведение, уменьшить поведение, мешающее терапии, улучшить качество жизни и уменьшить симптомы посттравматического стресса.

    В рамках ДПТ пять основных компонентов лечения в совокупности помогают уменьшить вредное поведение (например, членовредительство и суицидальное поведение) и заменить его практическим, улучшающим жизнь поведением (Gonidakis, 2014). Первым компонентом является обучение навыкам . Как правило, в условиях групповой терапии люди проявляют осознанность, терпимость к стрессу, межличностную эффективность и регулирование эмоций . Во-вторых, люди сосредотачиваются на повышении мотивации и применении навыков, полученных в предыдущем компоненте, для решения конкретных задач и событий в их повседневной жизни. Третьим и часто наиболее отличительным аспектом ДПТ является использование телефона и инструктаж в естественных условиях для пациентов с ДПТ из клинической бригады ДПТ. Нередко пациенты имеют номер мобильного телефона своего лечащего врача, чтобы круглосуточно и без выходных получать оперативную поддержку. Четвертый компонент, управление делами , состоит в том, чтобы позволить пациенту стать своим собственным «менеджером случая» и эффективно использовать изученные методы DBT для решения текущих проблем.В рамках этого компонента клиницист будет вмешиваться только в случае крайней необходимости. Наконец, консультационная группа — это услуга для врачей, проводящих лечение ДПТ. В связи с высокими требованиями пациентов с пограничным расстройством личности консультационная группа предлагает поддержку врачам в их работе, чтобы они оставались мотивированными и компетентными в принципах ДПТ для обеспечения наилучшего возможного лечения.

    Эффективность ДПТ у пациентов с пограничным расстройством личности была подтверждена в нескольких рандомизированных контролируемых исследованиях (Harned, Korslund, & Linehan, 2014; Neacsiu, Eberle, Kramer, Wismeann, & Linehan, 2014).В частности, было показано, что ДПТ значительно снижает суицидальные наклонности и самоповреждающее поведение у людей с пограничными расстройствами личности. Кроме того, процент прекращения лечения крайне низок, что свидетельствует о том, что пациенты ценят компоненты лечения и находят их полезными для лечения симптомов.

                13.5.2.3. Гистрионическое расстройство личности. Люди с истерическим расстройством личности чаще обращаются за лечением, чем другие пациенты с расстройством личности.К сожалению, из-за характера расстройства их очень трудно лечить, поскольку они быстро используют свои требования и соблазнительность в условиях лечения. Общая цель лечения истерического расстройства личности — помочь пациенту определить свою зависимость и стать более самостоятельным. Когнитивные терапевты используют методы, чтобы помочь пациентам изменить свои беспомощные убеждения и улучшить навыки решения проблем (Beck & Weishaar, 2011).

                13.5.2.4. Нарциссическое расстройство личности. Из всех расстройств личности нарциссические расстройства личности являются одними из наиболее трудно поддающихся лечению (возможно, за исключением антисоциального расстройства личности). Большинство людей с нарциссическим расстройством личности обращаются за лечением только тех расстройств, которые являются вторичными по отношению к их расстройству личности, например депрессии (APA, 2013). Основное внимание в лечении уделяется борьбе с грандиозным, эгоистичным мышлением, а также попыткам научить пациентов сопереживать другим (Beck & Weishaar, 2014).

     

    13.5.3. Кластер С

    В то время как многие люди с избегающим и OCPD-расстройствами личности обращаются за лечением для устранения симптомов тревоги или депрессии, часто бывает трудно удержать их на лечении из-за недоверия или страха быть отвергнутым врачом. Цели лечения избегающего расстройства личности аналогичны целям лечения социального тревожного расстройства. Методы когнитивно-поведенческой терапии, такие как выявление и устранение тревожных мыслей, оказались эффективными для уменьшения симптомов, связанных с тревогой (Weishaar & Beck, 2006).Характерные для OCPD когнитивные техники, направленные на изменение дихотомического мышления, перфекционизма и хронического беспокойства, помогают справиться с симптомами OCPD. Было показано, что поведенческие методы лечения, такие как постепенное знакомство с различными социальными средами, наряду с сочетанием обучения социальным навыкам, повышают уверенность людей до участия в социальных мероприятиях при лечении избегающего расстройства личности (Herbert, 2007). Противотревожные и антидепрессивные препараты, обычно используемые для лечения тревожных расстройств, также использовались с минимальной эффективностью; кроме того, симптомы возобновляются, как только лечение прекращается.

    В отличие от других расстройств личности, при которых люди скептически относятся к клиницисту, люди с зависимым расстройством личности пытаются возложить обязательства по лечению на врача. Поэтому одной из основных целей лечения пациентов с зависимым расстройством личности является научить их брать на себя ответственность за себя как во время лечения, так и вне его (Colli, Tanzilli, Dimaggio, & Lingiardi, 2014). Когнитивные стратегии, такие как вызов и изменение мыслей о беспомощности и неспособности позаботиться о себе, оказались минимально эффективными в установлении независимости.Кроме того, поведенческие методы, такие как обучение уверенности в себе, также продемонстрировали некоторые перспективы в обучении людей тому, как выражать себя в отношениях. Некоторые утверждают, что семейная или семейная терапия будет особенно полезна для людей с зависимым расстройством личности, поскольку отношения между пациентом и другим человеком являются основной проблемой; однако исследования этого метода лечения не дали стабильно положительных результатов (Nichols, 2013).

     

    Ключевые выводы

    В этом разделе вы должны были изучить следующее:

    • Лица с расстройством личности кластера А редко обращаются за лечением, а когда обращаются, с трудом доверяют врачу (параноидальные и шизотипические) или эмоционально отстраняются от врача (шизоидные).При лечении используются когнитивная реструктуризация и когнитивно-поведенческие стратегии.
    • Что касается кластера B, варианты лечения асоциальных людей ограничены и, как правило, неэффективны, пограничные пациенты хорошо реагируют на диалектическую поведенческую терапию (DBT), истерические пациенты ищут помощи, но с ними трудно работать, и, наконец, нарциссические пациенты труднее всего поддаются лечению. .
    • Для кластера C когнитивные методы помогают при OCPD, в то время как постепенное воздействие различных социальных условий и обучение социальным навыкам помогают при избегании.Клиницисты используют когнитивные стратегии, чтобы бросить вызов мыслям о беспомощности у пациентов с зависимым расстройством личности.

     

    Раздел 13.5 Контрольные вопросы

    1. Что представляет собой процесс диалектической поведенческой терапии (ДПТ)? Что включает в себя лечение? Какие расстройства лечат с помощью ДБТ?
    2. Учитывая разницу в характеристиках личности между тремя кластерами, чем отличаются предлагаемые варианты лечения для кластеров A, B и C?

     


     

    Описание модуля

    Модуль 13 охватывает три группы расстройств личности: группа А, в которую входят параноидальные, шизоидные и шизотипические расстройства; Кластер B, который включает антисоциальные, пограничные, истерические и нарциссические; и кластер C, который включает избегающее, зависимое и обсессивно-компульсивное расстройства.Мы также рассмотрели клиническое описание, эпидемиологию, сопутствующие заболевания, этиологию и лечение расстройств личности.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.