Что изучает виктимология: ВИКТИМОЛОГИЯ — это… Что такое ВИКТИМОЛОГИЯ?

ВИКТИМОЛОГИЯ — это… Что такое ВИКТИМОЛОГИЯ?

  • Виктимология — (лат. victima  жертва, лат. logos  учение)  учение о жертве преступления, наука о потерпевших, обладающих индивидуальной или групповой способностью стать жертвами преступного деяния. Определение Ежи Бафия: «Часть… …   Википедия

  • ВИКТИМОЛОГИЯ — [фр. victomologie Словарь иностранных слов русского языка

  • виктимология — и, ж. victimologie f.? юр. Учение о жертвах преступления. Телепередача Взгляд 3. 3. 1989. юр. Раздел криминологии, изучающий отношения между преступлением и его жертвой, а также между жертвой и преступником. Крысин 1998. Одна из ветвей последней… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • виктимология —    ВИКТИМОЛОГИЯ (с. 103)    На кого чаще бросаются собаки и насильники? Этот вопрос многих, наверное, удивит. Разве можно сравнивать рефлекторное поведение животных, не ведающих добра и зла, и психологию преступника, который намеренно причиняет… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Виктимология — оправдание неудачной биржевой сделки в результате ошибки или форс мажора. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов

  • ВИКТИМОЛОГИЯ — (лат. victima жертва и греч. logos учение) криминологическое учение о жертве преступления, о типичных свойствах физических и юридических лиц, превращающих их в объекты преступных посягательств и определяющих характер и степень их криминальной… …   Энциклопедия юриста

  • ВИКТИМОЛОГИЯ — система объяснений неудачной биржевой сделки в результате ошибки или форс мажора. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б.. Современный экономический словарь. 2 е изд., испр. М.: ИНФРА М. 479 с.. 1999 …   Экономический словарь

  • Виктимология — (от лат. victima жертва; англ. victimology) раздел криминологии, учение о жертве преступления. В. изучает личность жертвы, отношения между преступником и жертвой, поведение …   Энциклопедия права

  • Виктимология —         (лат. victima жертва+греч. logos учение, наука), учение о жертве преступления, предусматривающее комплексное изучение потерпевшего во всех его проявлениях. Исследованию подвергаются потерпевший от преступления (в т. ч. от полового… …   Сексологическая энциклопедия

  • ВИКТИМОЛОГИЯ — (от лат victime жертва и греч logos понятие, учение), область знания на стыке педагогики, психологии, социологии, криминологии и этнографии, изучающая разл. категории людей жертв неблагоприятных условий социализации Термин «В » заимствован из… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • Понятие виктимологии Текст научной статьи по специальности «Право»

    ПОНЯТИЕ виктимологии

    С-М. С. Мумаев

    Кафедра уголовного права и процесса Российский университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, 6, 117138 Москва, Россия

    В статье рассматриваются вопросы виктимологии. Дается развернутое понятие виктимологии, расказывается о ее значении. Также автор касается истории виктимологии, ее развития, приводятся сведения об основных авторах по виктимологии и их основных научных трудах.

    Виктимологические проблемы важны не только для криминологов и научных деятелей, но и процессуалистов, т.е. практиков. Виктимология имеет огромное значение для профилактики и предупреждения преступлений, поэтому автор указывает на значение виктимологии для криминологии и уголовного права вообще.

    1. Понятие виктимологии

    Интеракционистский подход к объяснению преступности и ее причин дал мощный импульс развитию ряда криминологических направлений, в том числе учению о жертве преступления — виктимологиии. Виктимологические идеи родились тысячелетия назад. Самозащита потенциальной жертвы на заре человечества была основным способом воздействия на преступность.

    В XX веке интеракционисты провели ревизию всех факторов преступности. От их внимания не ускользнула и роль жертвы в процессе криминализации личности. Фрагментарные исследования роли жертвы в генезисе преступления предпринималась многими учеными и писателями.

    В 1941 году немецкий криминолог Ганс фон Гентиг, скрывавшийся от фашистов в США, опубликовал интересную статью «Замечания по интеракции между преступником и жертвой».

    Через семь лет из-под его пера вышла монография «Преступник и его жертва. Исследование по социобиологии преступности»

    Виктимологические идеи привлекли внимание ряда ученых. Постепенно число последователей Г. Гентига стало увеличиваться.

    В середине 60-х гг. (а за рубежом — в конце 40-х) сформировалось самостоятельное научное комплексное направление, обращающее основное внимание на необходимость всестороннего учета фактора жертвы, ее межличностных связей и отношений до, во время и после совершения преступления. Оно было названо виктимологией (от латинского слова «victima» — жертва и греческого «logos» — учение).

    Виктимность есть свойство определенной личности, социальной роли или социальной ситуации, которое провоцирует или облегчает преступное поведение. Соответственно, выделяются личностная, ролевая и ситуативная виктимность; Виктимность зависит от ряда факторов: а) личностных; б) правового статуса должностного лица, чьи должностные функции сопряжены с риском подвергнуться преступ-

    ному посягательству; специфики этих функций, служебных функций, материаль-нольной обеспеченности и уровня защищенности; в) степени конфликтности ситуации, особенностей места и времени; в которых эта ситуация развивается.

    Также различают следующие виды виктимности: а) по проявлениям в различных жизненных ситуациях — криминальную, политическую, экономическую, транспортную, бытовую, военную и т.д; б) по доминирующим психологическим механизмам — мотивационную, познавательную, эмоционально-волевую, смешанную; в) по числу участвующих лиц — индивидуальную, групповую, массовую;

    г) по времени суток — утреннюю, дневную, ночную; д) в зависимости от отношения к профессиональной деятельности по обеспечению безопасности — общегражданскую и профессиональную; е) по психологическому уровню виктимности — слабо-, средне- и сильновыраженную; ж) по длительности протекания — ситуативную и относительно стабильную.

    Типология виктимности используется в процессе проведения психовиктимоло-гических исследований, составления обобщенных психовиктимологических портретов личностей и групп, при анализе поведения в различных критически сложных жизненных ситуациях и разработке психологических рекомендаций по обеспечению безопасности [2, с. 83].

    Исходным при определении статуса виктимологии выступает понятие жертвы. Учитывая современный уровень знаний о видах жертв, В.И. Полубинский предлагает рассматривать виктимологию в качестве двух самостоятельных, но взаимосвязанных отраслей — учения о жертве несчастных случаев и учения о жертве правонарушений [3]. Поэтому, по его мнению, следует различать виктимологию трав-мальную и деликтную.

    В деликтной виктимологии он выделяет два направления: а) исследование жертв преступлений (криминальная виктимология), б) исследование жертв иных правонарушений.

    Объект изучения виктимологии — потерпевшие, к которым она относит лиц, понесших вред от преступления, в том числе погибших от преступления, а также потенциальных жертв. Поэтому виктимология — это наука о жертве вообще, т.е. не только о жертвах преступления, но и о жертвах любых иных правонарушений (гражданских, трудовых, административных и пр.), а также жертвах стихийных бедствий, несчастных случаев.

    Учитывая разносторонность ее предмета, охватываемых ею проблем, ряд криминологов рассматривают виктимологию в качестве самостоятельной науки. Но большинство все же не разделяют этой точки зрения и утверждают, что речь должна идти не о жертве вообще, а именно о жертвах преступлений или, другими словами, «о криминальном аспекте науки, криминальной виктимологии».

    При этом криминальная виктимология признается одним из относительно самостоятельных направлений в рамках общей науки криминологии. В то же время Л.В. Франк не исключает возможности становления виктимологии и как самостоятельной междисциплинарной науки.

    Проблематика междисциплинарных исследований, связанная с жертвой преступлений, носит нарастающий характер, она неисчерпаема и будет актуальной до тех пор, пока существует преступность во всем многообразии ее проявлений. Вот почему имеются не только предпосылки, но и настоятельная потребность в выявлении из междисциплинарных исследований проблемы потерпевших в самостоятельное криминологическое направление, а в перспективе — ив научную дисциплину — виктимологию [6, с. 76].

    Таким образом, существуют две точки зрения на соотношение виктимологии и криминологии. Одна сводится к тому, что виктимология — это отдельная самостоятельная научная дисциплина, выступающая как вспомогательная для криминологии, криминалистики, уголовного права и уголовного процесса. Другая — виктимология есть новое относительно самостоятельное направление, развивающееся в рамках криминологии.

    Необходимым условием выделения относительно автономного научного направления является наличие значительного комплекса самостоятельных проблем, требующих для своего решения применения данных различных наук при условии, что ни одна из существующих наук, отдельно взятая, самостоятельно не решает и не может решить всех задач в целом. Предмет виктимологии еще только устанавливается, уточняется.

    Попытка определить предмет виктимологии в отечественной криминологии принадлежит Л.В. Франку, хотя он и не дал точной и последовательной и достаточно полной формулировки этой категории.

    Его вывод сводился к следующему: «Именно виктимность как сложное криминальное явление, а не просто потерпевший составляет в конечном счете… предмет виктимологии» [5, с. 6].

    По мнению С.С. Остроумова, «предмет виктимологии составляет: личность и поведение пострадавших; их роль в генезисе преступления; криминологически и криминалистически значимые отношения и связи между жертвой и преступником; пути и способы возмещения вреда, нанесенного потерпевшему в результате преступного посягательства» [1]. Д.В. Ривман включает в предмет виктимологии и ситуации, предшествующие преступлению, а также и ситуации непосредственно преступления, в целях определения криминологической значимости поведения потерпевшего [4, с. 104].

    Более широкое определение предмета виктимологии дает В.И. Полубинский, куда он включает:

    а) виктимность как специфическое биопсихосоциальное явление;

    б) количественные и качественные характеристики лиц, которым преступлением причинен физический, материальный ущерб;

    в) виктимогенная обстановка, то есть обстоятельства и условия, порождающие более благоприятную возможность причинения вреда потенциальной жертве;

    г) природа и закономерности взаимоотношений жертвы и преступника как в предпреступной ситуации, так и в момент противоправного деяния и после его окончания;

    д) формы и методы предупреждения возможных жертв от преступных посягательств, то есть виктимологическая профилактика;

    е) возмещение вреда потерпевшему.

    Современные виктимологические исследования все чаще обращают внимание ученых и практиков на необходимость ресоциализации и реадаптации жертв преступления. Вот почему, на наш взгляд, в рамках виктимологии надо рассматривать и проблему ресоциализации и реадаптации жертв преступных посягательств.

    Характеристика любой научной дисциплины не исчерпывается только ее предметом. Она включает в себя и методы, т.е. пути, способы познания предмета данной научной дисциплины. Российская криминальная виктимология использует не один, а целую систему общих и частных методов исследования. Некоторые из них, естественно, взяты из криминологии. Между тем до сих пор все еще нет достаточной ясности во многих теоретических и методологических вопросах, поэтому, оп-

    ределяя статус виктимологии, мы предпочитаем придерживаться мнения большинства авторов, считающих виктимологию одним из относительно самостоятельных направлений в рамках криминологии.

    Все вопросы, связанные с человеком — жертвой преступления, должны быть изучены всесторонне и глубоко. Лишь в рамках диалектического понимания единства преступника, среды и жертвы можно выяснить значение и роль жертвы в совершении преступления. Разрыв этой взаимосвязи ведет к упрощению взаимодействия между преступником и жертвой. Поэтому виктимология является частью криминологической науки.

    Предмет и метод виктимологии определяются криминологией; виктимология как область научного познания развивается в границах криминологии, в соответствии с основными криминологическими концепциями преступности, личности преступника и др.

    Виктимология интересуется «происхождением, личностью, характером, полом, возрастом, психическим состоянием, духовными свойствами, физическими признаками жертвы и ее семейными, профессиональными и общественными отношениями. Особенно она стремится к тому, чтобы выяснить роль жертвы в ситуации, предшествующей совершению преступления, и ее вклад в генезис преступления. Однако все эти аспекты, какими бы важными они ни были в отдельности, лишь частично соответствуют криминологическому значению жертвы» [3, с. 35].

    Таким образом, на более обобщенном уровне можно определить круг вопросов, рассматриваемых виктимологией, это:

    — вопросы концептуального характера — о понятии виктимологи как учения о жертве преступления; ее возникновении и развитии в России и в зарубежных странах; соотношении виктимологии с другими науками; о понятии, классификации и типологии жертв преступлений; понятии виктимности и виктимизации;

    — изучение личности жертвы в биологических, психологических и социологических аспектах («портрет жертвы»), ее взаимоотношений с преступником и роли в генезисе конкретного преступления;

    — исследование ситуаций, предшествующих совершению преступления, а также ситуаций непосредственно преступления;

    — определение круга лиц, которые наиболее часто становятся жертвами преступлений, изучение процессов виктимизации населения на индивидуальном и массовом уровне, в том числе коллективной виктимизации, то есть процесса становления жертвами преступных посягательств национальных меньшинств, расовых групп и т.д;

    — изучение организации и содержания форм и методов виктимологической профилактики, разработка системы предупредительных и терапевтических мер для предотвращения возможного становления человека жертвой;

    — изучение форм и методов ресоциализации и реадаптации жертв преступлений, включая проблемы компенсации вреда последним.

    В процессе своего развития виктимология создала понятия, ранее неизвестные в криминологии, и этим обогатила ее как науку. Новизна научного направления обусловила большое разнообразие терминов, используемых при исследовании проблем виктимологической тематики различными авторами. Основными виктимоло-гическими понятиями являются «жертва», или «виктим», «виктимность», «виктимизация», «виктимогенные ситуации».

    Вместе с тем выработка терминологии для любой науки или для научной дисциплины — проблема весьма сложная. Ее решение требует осторожности, особенно при «изобретении» новых терминов. Следует отметить, что понятийный аппарат

    виктимологии находится лишь в стадии формирования, поэтому многие из ее понятий имеют неодинаковую трактовку у различных авторов.

    Виктимология является комплексной, междисциплинарной областью знаний. Виктимологические проблемы привлекают внимание не только криминологов, но и процессуалистов, криминалистов, социологов, психологов, психиатров (Б.В. Шостакович, О.В. Парфентьева, В.В. Гульдан, Ю.Л. Метелица) и других специалистов.

    ЛИТЕРАТУРА

    1. Остроумов С.С., Франк Л.В. О виктимологии и виктимности // Советское государство и право. — 1976. — № 4.

    2. Панкин А.И. Энциклопедия юридической психологии. — М., 2003.

    3. Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений.

    — М.,1980.

    4. Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. — Л., 1975.

    5. Франк JI.B. Виктимология и виктимность. — Душанбе, 1972.

    6. Франк Л. В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. — Душанбе, 1977.

    THE NOTION OF VIKTIMOLOGY

    S-M.S. Mumaev

    The Department of Criminal Law and Process Peoples’ Friendship University of Russia Mikluho-Maklaya st., 6, 117198 Moscow, Russia

    The author of this article is considering in his paper the issues of victimology.

    He presents a broad definition of victimology and dwells upon its importance. The author also refers to the history of victimology, its development, main scientists studying an issue of victimology and their main literary works.

    Victimology is a complex and a interdisciplinary field of knowledge. Victimological problems are important not only for criminologists and scientists but for processiologists i. e. practicing scientists.

    Therefore, the author specifies the importance of victimology for criminology and for criminal law in particular.

    существует ли наука, которая учит нас не быть жертвами?

    Всякий раз, когда обсуждается очередной случай насилия над женщинами, появляются люди, объясняющие, что девушка сама виновата: ей не стоило вызывающе одеваться, выпивать или заходить в квартиру мужчины. Очень часто такие комментаторы ссылаются на виктимологию: вот, мол, даже специальная наука есть, которая объясняет, как не стать жертвой преступления. А раз целую науку придумали, то и сомневаться не приходится — в случившемся есть доля вины не только агрессора, но и того, кто пострадал от его рук. Утопающим, чтобы спастись, советуют схватить себя за волосы и как следует дёрнуть вверх: берите, дорогие дамы, жизнь в свои руки. Нельзя уговорить насильника не насиловать, зато вы легко можете сделать так, чтобы ему и в голову не пришло обратить на вас внимание.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    На первый взгляд, звучит логично, ведь если существует наука, изучающая поведение жертв, то должны быть и особенности такого поведения, привлекающие преступника. Однако стоит взглянуть на виктимологию внимательнее, и становится понятно: подобная трактовка к реальности не ближе, чем фильм Андреасяна «Тот ещё Карлосон!» — к оригинальной сказке Астрид Линдгрен. Давайте же разберёмся, что из себя представляет виктимология и почему она не занимается вычислением оптимальной длины юбки и допустимым количеством вина в бокале во время свидания.

    Виктимология изучает не только жертв преступлений

    Виктимология не ограничивается рамками правонарушений — это комплексная наука. Давид Ривман, например, в своём учебнике выделяет помимо криминальной виктимологии травмальную (изучающую жертв травматизма), виктимологию быта и досуга (связанную с вопросами безопасности на воде, транспорте и т. д.), психиатрическую и виктимологию катастроф.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    А психологиня и докторка физико-математических наук Ирина Малкина-Пых отмечает, что вопросы виктимологии стали объектом криминологических исследований во времена Второй мировой войны, когда на Японию были сброшены две атомные бомбы и погибли десятки тысяч человек, что и подтолкнуло японских ученых к исследованиям причин жертвенности.

    А теперь попробуйте представить себе такие же советы жертвам Хиросимы и Нагасаки, которые сейчас дают изнасилованным женщинам: «Зачем вы вообще жили во время войны в городе, где большинство построек деревянные? Разве трудно было уехать в деревню, которую бомбить не будут? Почему сразу не убежали, заметив самолёты?»

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    Звучит глупо, правда? Так что всегда стоит помнить: виктимология — область, охватывающая разные сферы жизни. И изучает она не частные случаи, а масштабные явления и не для того, чтобы возложить ответственность на пострадавших, а чтобы понять, как уменьшить их число, и неважно, идёт ли речь о числе изнасилованных женщин или людей, погибших во время военных конфликтов.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    Виктимология изучает не только поведение жертв

    Вопреки расхожему стереотипу виктимология очень мало внимания уделяет внимания тому, размахивал ли дядя Петя крупными купюрами, покупая пиво в ларьке, так, что их видел стоящий в очереди рецидивист Вася, у которого как раз не хватало денег на опохмел. А вот почему ограбленных людей на улице, где живут Вася и Петя, в два раза больше, чем в других районах города, — это уже вопрос пристального внимания специалистов.

    Иными словами, виктимология не крутится вокруг поведения жертвы — она изучает сложную взаимосвязь между пострадавшими, преступниками, правоохранителями и социумом. И связь эта включает десятки и сотни самых разных нюансов. Например, число насильственных преступлений меньше там, где растёт больше высоких деревьев: по мнению экспертов, потенциальный преступник считает, что такой район более ухожен, а, значит, поймать в нём могут с большей вероятностью.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    И даже когда речь заходит о субъективных факторах, то в центре внимания оказывается не поведение жертвы, а то, почему оно притянуло преступника. Не имеет значения, почему Маша после свидания зашла к Коле на чай, и объясняла ли ей мама, что так делать нельзя. Важнее, почему Коля счёл, что раз приняла приглашение — обязана заняться сексом, и не выпустил Машу из квартиры, пока не изнасиловал. И самый главный вопрос: почему полицейские, к которым обратилась девушка, назвали это «ненастоящим изнасилованием» из-за того, Маша сама зашла в дом знакомого мужчины, и как такое отношение правоохранителей сказывается на готовности женщин подавать заявления и раскрываемости преступлений.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    Тем не менее виктимологию продолжают воспринимать как науку, которая выясняет, чем же жертва спровоцировала преступника. Часто это связано с тем, что большинство людей, упоминающих эту теорию, знают её лишь поверхностно — по случайно слышанным фразам, вырванным из контекста, и додуманным теми, кто их транслирует.

    Например, в учебнике Ривмана говорится, что без изучения жертв с виктимогенными девиациями невозможна разработка мер, направленных на профилактику провокационного по­ведения человека, которое может оказаться опасным для него самого. Также Ривман, разбивая пострадавших на типы, выделяет категорию «агрессивных жертв». А дальше уже воображение обывателя рисует иллюстрацию: сварливая жена-истеричка Таня кричит на мужа, за что и получает оплеуху. Вот же, всё по учебнику! Надо просто объяснить Тане, что пилить супруга нельзя, — и вот мы уже живём в мире без домашнего насилия.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    Но стоит изучить книгу внимательнее, и становится понятно, что автор имел в виду совершенно другие случаи. Поведение агрессивной жертвы — это совсем не ссора с мужем, а нападение или попытка совершить преступление. Иными словами, нет никакой глупой скандалистки Тани, а есть рецидивист Вася, у которого уже кончились рубли, отжатые у дяди Пети, и который зашёл в магазин и, размахивая ножом, потребовал от продавца Олега немедленно сдать кассу. Однако у Олега под прилавком оказалась бита, которой он и отходил Васю, нанеся ему телесные повреждения средней тяжести. Жертва ли Вася в этой ситуации? Вполне. Сам ли он виноват в произошедшем? Конечно, ведь Олег защищался. Надо ли что-то делать, чтобы Вася больше не нападал на продавцов? Несомненно.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    И именно этим занимается виктимология: пытается разобраться, что необходимо сделать, чтобы Вася не был бит, а Олег — напуган. Что да семейных ссор, то разбираться с ними — прерогатива психологов.

    Виктимология даёт советы не жертве, а государству

    Вернёмся в Японию, с которой всё начиналось. В этой стране часты землетрясения, и потому людей с детства учат, что делать, если ты оказался в эпицентре. В Швеции могут зимой во время учебной тревоги вывести босых детей на улицу: и никто из родителей не возмутится, зная, что навык выскакивать из здания во время пожара, не пытаясь обуться и найти куртку, может спасти ребёнку жизнь. Именно для этого нужна виктимология катастроф: проанализировать, какие ошибки совершают люди во время стихийных бедствий, и научить их вести себя иначе.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    И «научить», а не «рассказать» будет ключевым словом. Как-то в здании, где наша школа танцев снимала зал, включилась пожарная сигнализация. Наша группа оказалась единственной, которая выскочила на улицу, в остальных преподаватели, выглянув в коридор и не увидев дыма, продолжили занятия. Конечно, все знали правила безопасности. Вот только знание не превращается в исполнение, пока схемы поведения не отрабатываются раз за разом, превращаясь в автоматическую реакцию. И добиться этого можно, только когда учебные тревоги обязательны и регулярны, а должностные лица относятся к ним серьёзно.

    С криминальной виктимологией всё ещё сложнее. Во-первых, невозможно стандартизировать правила: нет работающих аксиом вроде «можно безбоязненно заходить в квартиру мужчины, если вы знакомы три месяца». Во-вторых, даже известные рекомендации часто оказываются невыполнимы. Можно сколько угодно рассказывать Маше, что после заката нужно сидеть дома, но что ей делать, если на улице разбиты фонари, смена заканчивается в десять вечера, а совет родиться в состоятельной семье в благополучном районе она уже не выполнила? В-третьих, очень часто обучение технике безопасности встречает сопротивление. Например, многие дети оказываются жертвами сексуального насилия, потому что не понимают, к чему их склоняют взрослые (особенно когда это члены или друзья семьи), но попробуйте заговорить про сексуальное просвещение — и сразу половина родителей встанет на дыбы: вы хотите развратить наших малышей!

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    Так что виктимология и не пытается учить Машу, как ей не оказаться жертвой преступления. Она занимается тем, что объясняет государству, что нужно сделать, чтобы Маша не пострадала. Жертвы разбиваются на категории не для предъявления им адресных обвинений в опасном поведении, а для выявления виктимных групп и помощи им. Виктимологическая профилактика — это не стенды с инфографикой «Какая длина юбки безопасна?», а деятельность государственных и общественных институтов, направленная на нейтрализацию или устранение обстоятельств, формирующих виктимное поведение. И меры могут быть самыми разными: например, после того как лондонский район Стоунбридж был признан криминогенным из-за особенностей ландшафта, его перестроили, а жителям выделили деньги для оборудования каждой квартиры квартала системой сигнализации.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    Российская виктимология отстаёт от западной

    Нельзя сказать, что виктимология никогда не перекладывала ответственность на пострадавших. В ней хватает виктимблейминга, и не всегда его объектом становится Вася, который заболел переломом челюсти и сотрясением мозга, когда пытался ограбить магазин. В российской научной традиции, скажем, активно используется понятие виктимности как склонности человека становиться жертвой преступления в силу своих личных качеств.

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    Вячеслав Туляков, например, в монографии «Виктимология» говорит про «жертв с ретретистской активностью» — пассивных провокаторов, которые своим внешним видом подталкивают преступников к совершению правонарушений, а кандидат юридических наук, заслуженный работник МВД CCCР, автор более 150 работ Вениамин Иванович Полубинский пишет, что преступник лишь реализует виктимность пострадавшего, превращая её из потенциала в реальное преступление.

    Делегировать ответственность жертвам удобно не только обычным людям, желающим сохранить веру в справедливый мир, где плохие вещи случаются лишь с теми, кто ведёт себя неправильно. У правоохранителей есть свой интерес: вина пострадавших — отличный повод объяснить растущее (или упорно отказывающееся сокращаться) число преступлений: «Мы-то изо всех сил раскрываем и профилактируем, но что ж делать, если всякие индивиды с ретретистской активностью ходят и провоцируют, ходят и провоцируют!»

    РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

    В современной западной виктимологии термин «виктимность» почти не используется, а идея виновности жертвы активно критикуется. Во многом это произошло благодаря авторкам-феминисткам, изучающим проблему: они первые заговорили о том, что проблема не в короткой юбке Маши, а в Васе, который считает особенности предметов гардероба приглашением к сексу. И потому не девушкам надо объяснять, как правильно себя вести, а мужчинам — что насилие неприемлемо. И не уговаривать их, а решать проблему на государственном уровне: например, приняв закон о согласии.

    Если открыть статью о виктимологии в англоязычной версии Википедии, можно увидеть, что она раз в десять длиннее той, что размещена в русскоязычном варианте сайта. И значительная её часть посвящена помощи жертвам — эту составляющую профилактики преступлений на Западе считают крайне важной. Пострадавшим оказывается психологическая и юридическая помощь, в ряде стран предусмотрены материальные компенсации. Логика простая: если человек знает, что получит поддержку, то с большей вероятностью сообщит о преступлении. Верно и обратное: в своей работе Attitudes toward Rape: Feminist and Social Psychological Perspective Коллин Уорд рассказывает о женщине, которая после общения с полицией заявила, что в следующий раз будет молчать об изнасиловании, — настолько травматичным оказалось общение с правоохранителями. А такое молчание чревато: чем меньше информации о преступлениях, тем сложнее анализировать ситуацию и разрабатывать эффективные меры по предотвращению насилия.

    К сожалению, переводы западных статей и тем более книг по виктимологии — редкие гости в Рунете. Однако даже знакомства со старыми советскими текстами достаточно, чтобы понять: нет никакой науки, которая научит вас не быть жертвой. Думать так — это как считать, что прочитанный учебник по экономике надёжно защитит от любого экономического кризиса. Если ещё раз услышите, что существует специальная дисциплина, изучение которой гарантирует, что вы никогда не подвергнитесь насилию, отвечайте, что от домашних боксеров защищают охранные ордера, развитая сеть убежищ и эффективная работа правоохранителей. И виктимология — как раз дисциплина о том, почему такие меры нужны, а не сборник советов вроде «Топ-10 способов не быть изнасилованной».

    Виктимология, или психология жертвы преступления

    По настоящий момент не удалось сформулировать единого, четкого определения понятию «жертва». В толковых словарях можно обнаружить сравнение данного понятия со словами «жертвоприношение», «пострадавший», «самопожертвование» и прочими. Под термином «жертва», как правило, подразумевается потеря, которая при этом может быть материальной, духовной, и физической и т.д.

    Понятие «жертва» в юриспруденции

    С точки зрения юриспруденции понятия «жертва преступления» и «пострадавший от преступления» являются идентичными и рассматриваются как тождественные.

    Определение 1

    Жертва преступления – человек, в отношении которого совершены действия, повлекшие моральный, физический или имущественный вред.

    Регулируют причинения вреда человеку некоторые статьи Уголовного Кодекса РФ. С учетом этого определение «жертва преступления», которое было дано В. Е. Христенко, не вполне соответствует действительности. Ученый сформулировал определение следующим образом:

    Определение 2

    Жертва насильственного преступления – это человек (сторона взаимодействия), утративший значимые ценности вследствие насильственного воздействия на него другим человеком.

    Прежде всего, понятие «причиненный вред» в юриспруденции общеустановленное, поэтому утверждение «утративший значимые ценности» не обеспечено с правовой точки зрения и требует обстоятельного комментария. Также спорным является и утверждение «стороны взаимодействия», которое применяется здесь относительно преступника и жертвы. Дело в том, что понятие «взаимодействие в криминалистической, уголовно-процессуальной, психологической литературе применяется для обозначения совместных действий, которые направлены на достижение общей цели. Таким образом, применительно к жертве и преступнику более уместными будут понятия «взаимоконтакт», «взаимоотношения», воздействие», «насилие», «давление» и прочие.

    Исходя из приведенных выше умозаключений, можно выделить и другое определение понятия «жертвы преступления».

    Определение 3

    Жертва преступления – это физическое лицо, которому преступлением нанесен моральный, физический или имущественный вред независимо от того, вынесено или нет постановление о признании такого лица потерпевшим.

    Изучение жертвы во много определяется необходимостью решения практических задач, стоящих перед правоохранительными органами. Фигура пострадавшего уже очень длительный период привлекает внимание специалистов различных направлений, в том числе:

    • Процессуалистов.
    • Криминологов.
    • Психологов и прочих.

    Особый интерес жертва вызывает у криминалистов, поскольку именно пострадавший от совершенных противоправных действий является основным, а иногда и единственным, источником информации.

    Изучение вопроса жертвы преступления особенно активно стало развиваться после Второй мировой войны. Максимально глубоко проблема жертвы преступления развивалась в Японии сразу после окончания войны, а годом спустя страны Европы и Америки, также обратили внимание на данный вопрос.

    Рассматривать действия жертвы и преступника необходимо в едином пространстве, поскольку они взаимосвязаны и взаимообусловлены. Проблема изучения жертвы преступления должна рассматриваться комплексно, учитывая мнения многих научных направлений, в том числе:

    • Виктимологии.
    • Юридической психологии.
    • Криминологии.
    • Математического моделирования и т. д.

    Нужна помощь преподавателя?

    Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

    Описать задание

    Виктимологические исследования жертвы преступления

    Виктимология в буквальном переводе может звучать как «учение о жертве» (от лат. viktima – «жертва» и греч. logos – «учение», «наука»).

    В 1948 году Г. фон Гентинг опубликовал знаменитую статью «Преступник и его жертва» в которой и заложил основы новой теоретической науки – виктимологии. Некоторое время спустя, в 1968 году ученый из Японии К. И. Миядзава определил несколько направлений виктимологии:

    • Общая. Рассматривает пол, возраст, деятельность и другие общие признаки личности.
    • Специальная. Изучает психологические особенности, эмоциональную неустойчивость и прочее.

    Тогда же, другой ученый из Японии К. Хигути провел виктимологические испытания относительно сферы делинквентности несовершеннолетних. Позднее в 1980 году Г. Геппингер проводил исследования, изучая поведение преступника и жертвы относительно сложившихся обстоятельств в субъектно-объектных отношениях. В 1994 году Г. Шнайдер отметил, что нередки случаи, когда жертва своим поведением провоцирует преступника на совершения неправомерных действий.

    В СССР же первым деятелем, начавшим публиковаться в рассматриваемой теме, был Л. В. Франк. Несколько позже направление этих исследований поддержали Д. В. Ривман, В. С. Минская, Г. И. Чечель, А. Л. Ситковский, Д. А. Сорокотягина, В. А. Туляков, П. С. Дагель и прочие. Изначально психология жертвы преступления рассматривалась:

    • Как учение о жертве правонарушений.
    • Как учение о жертве в общем понимании.

    Не сегодняшний день термин имеет более узкий смысл и обозначает самостоятельное исследование общетеоретических виктимологических проблем и профилактики преступлений, которые связаны с жертвой.

    Что изучает виктимология?

    Наука виктимология исследует следующие проблемные направления:

    • Виктимность. Подразумевается причина появления жертвы.
    • Виктимное поведение. Способствование совершению противоправных действий со стороны жертвы.
    • Виктимизация. Процесс превращения личности в жертву преступных действий.
    • Виктимологическая карта. Локации и места где процент совершения противоправных действий наиболее высок.

    Жертва преступления всегда имеет некую взаимосвязь с насильственными действиями в ее сторону. В связи с этим, такие понятия как «насилие», «принуждение», «сила нервной системы», «нажим», «давление», «агрессия» и прочие, являются неизменным спутником изучения виктимологии.

    Замечание 1

    Приведенные понятия нельзя считать тождественными друг другу, но объединяющим фактором являются принудительные действия относительно жертвы.

    Определение 4

    Насилие – это психологическое, физическое, материальное принуждение жертвы выполнить требования преступника.

    Насилие физического типа проявляется в побоях, избиении, лишении свободы передвижения, истязаниях и прочих действиях, которые могут нанести физический вред здоровью человека.

    Определение 5

    Психологическое принуждение – угроза физическим воздействием, распространение слухов или сведений, способных нанести ущерб репутации личности, ругань, брань и т. д.

    Также можно встретить и понятие экономическое насилие, которое выражается в насильственном лишении человека материальных благ через мошенничество и кражи. Кроме того, подразумевается, что любые виды насильственных действий будут иметь признаки психологического принуждения жертвы.

    Определение 6

    Агрессия – враждебное, наступательное поведение человека, направленное на нанесение физического или психологического вреда.

    Агрессия преступника по отношению к жертве проявляется в готовности к враждебным действиям.

    Определение 7

    Сила нервной системы – одно из ключевых свойств нервной системы, которое отражает предел работоспособности клеток головного мозга, а именно способность жертвы выносить воздействие, не переходя в тормозное состояние.

    Определение 8

    Давление – энергичное воздействие преступника на жертву с целью побуждения, насильственного принуждения к выполнению требуемых действий.

    Современный университет >> ХНУ имени В. Н. Каразина

    Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина — ведущее научное и учебное заведение Украины с более чем 216-летней историей своего существования.

    В рейтинге ЮНЕСКО «Топ–200 Украина» по результатам 2016 года университет занял третье место среди всех украинских высших учебных заведений. По данным крупнейшей в мире наукометрической системы Scopus, университет является третьим среди научных и учебных заведений Украины по количеству статей, опубликованных в ведущих международных научных изданиях.

    По результатам ежегодного рейтинга QS World University Rankings–2016 Каразинский входит в топ–500 лучших высших учебных заведений мира. Так, университет в рейтинге занимает 382 позицию, что на 111 позиций выше, чем в прошлом году, среди европейских университетов Каразинский — на 175 месте. По версии британского издания Times Higher Education–2016 — еженедельника, специализирующегося на вопросах высшего образования, — Каразинский университет во второй раз вошел в число лучших университетов мира, заняв место в группе 801+.

    Сегодня университет имеет 21 факультетов, 124 кафедр, которые готовят специалистов по 115 направлениям подготовки и специальностям. В составе университета работают 4 научно-исследовательские институты (астрономии, биологии, социально-гуманитарных исследований, химии), Центральная научная библиотека, в фонды которой входят свыше 3,5 млн. книг, Ботанический сад, Музей истории университета, Музей природы, Музей археологии и этнографии. На факультетах, в Центре международного образования, Центре электронного обучения, Центре довузовской подготовки учится около 15 тысяч студентов и слушателей, 400 аспирантов и докторантов. В подготовке кадров и научных исследованиях принимают участие 372 доктора наук, профессора, более 1 000 кандидатов наук, доцентов. Среди сотрудников университета — 20 академиков и членов-корреспондентов НАН Украины.

    В университете работают 24 международно признанные научные школы, он является самым мощным в Левобережной Украине центром подготовки кадров высшей квалификации. Здесь работают более 20 специализированных советов по защите докторских и кандидатских диссертаций, ежегодно защищается 10–15 докторских и не менее 60 кандидатских диссертаций. Ежегодно ученые университета публикуют свыше 60 учебников и 300 учебных пособий, около 90 монографий, более 80 выпусков «Вестника университета» и других сборников научных работ, около 5 000 научных статей и тезисов докладов, в частности, более 400 статей в ведущих международных научных журналах. Ежегодно университет организовывает более 150 международных и всеукраинских научных и научно-методических конференций. Университет осуществляет разностороннее, тесное и плодотворное сотрудничество с институтами Национальной академии наук Украины и отраслевых академий наук Украины, продолжает развивать отношения с отраслевыми институтами и предприятиями. В институтах НАН Украины создано 17 филиалов кафедр университета. В составе университета действует совместный с НАН Украины физико-энергетический факультет.

    Свидетельством широкого международного признания университета является то, что он был в числе инициаторов подписания «Великой Хартии университетов» (Болонья, 1988 год), соучредителем Евразийской Ассоциации университетов, активно участвует в деятельности Всемирной и Европейской ассоциаций университетов, обучает около 3000 иностранных студентов, аспирантов и докторантов, готовя кадры для 50 стран мира, проводит по договорам образовательно-научное сотрудничество с более 100 университетами и другими организациями всех континентов.

    Опасные пожертвования – Деньги – Коммерсантъ

            Наверное, периодически каждый из нас задается вопросом, почему один человек живет себе спокойно, а с другим случаются неприятности: то его изобьют на улице, то квартиру обворуют. Может, такая у него судьба? На самом деле чаще всего человек становится жертвой преступления не из-за дурной кармы, а по вполне земным, социальным причинам. По каким именно — на этот вопрос пытается ответить специальная наука — виктимология.

    Наука о жертве преступления

    Виктимология — особая отрасль науки о преступности — криминологии. Если криминология изучает все аспекты преступления (криминальную статистику, психологию преступника, социальные корни преступности), то виктимология — только жертв преступлений. Само название науки происходит от латинского слова victima и означает живое существо, приносимое в жертву богам, или жертву в широком смысле.
           Люди давно задумывались о причинах того, почему некоторые из них становятся жертвами преступлений, и разрабатывали меры, которые могли бы предотвратить преступления или уменьшить причиняемый ими вред. Но как наука виктимология оформилась сравнительно недавно. В ХХ веке представители научного направления, получившего название «интеракционизм», провели ревизию факторов, способствующих проявлениям преступности, и обратили внимание, что жертвы однотипных преступлений поддаются типизации сообразно с их возрастом, полом, расой, социальным статусом и моделью поведения. Постепенно из разрозненных работ криминологов, социологов, психологов стала складываться общая картина. Появились и практические результаты научных изысканий: разъяснительная работа с потенциальными жертвами преступлений позволяла многим из них избегать ситуаций, когда они становились легкой добычей преступников.
           В 1979 году международный научный форум учредил Всемирное общество виктимологов. С этого момента можно считать виктимологию всемирно признанной социальной наукой.
           

    Преступная жертвенность

    Так почему же одни становятся жертвами преступлений, а другие нет? Виктимологи объясняют это так. Преступник, выбирая потенциальную жертву, сознательно или нет руководствуется определенными критериями, прежде всего свойствами жертвы, ее индивидуальными особенностями. Эти свойства облегчают злоумышленнику либо реализацию его преступных планов, либо сокрытие следов преступления, повышают вероятность избежать ответственности за содеянное. Иногда преступник учитывает обе группы факторов.
           Для того чтобы не быть голословными, рассмотрим конкретные примеры. В последнее время наиболее громкие преступления в сфере экономики связаны с так называемым рейдерством — неправомерным завладением предприятиями как имущественными комплексами, акциями или долями, коммерческой недвижимостью через комплекс незаконных и формально законных действий, в том числе через подтасовку результатов голосования на собрании акционеров, подделку документов, включая судебные акты, подкуп судей и должностных лиц органов исполнительной и муниципальной власти и т. д. (более подробно о рейдерах см. «Деньги» #11 за 2005 год). Жертвой рейдеров теоретически может стать любая компания, но чаще всего ими становятся компании с так называемыми красными директорами: запущенное делопроизводство, работающая «на коленке» бухгалтерия (только для сдачи отчетов в налоговую), отсутствие в штате квалифицированных юристов, как следствие — недооформленность имущественных прав на землю, объекты недвижимости и нематериальные активы, неуважение к интересам миноритарных акционеров и полная информационная закрытость — вот обобщенный портрет типичной жертвы рейдерской атаки.
           Пример совершенно из другой сферы. Классическое описание событий, предшествующих изнасилованию. Девушка знакомится с мужчиной на улице, в баре или ночном клубе, они вместе распивают спиртные напитки. Девушка принимает приглашение случайного знакомого зайти к нему «на чашку кофе» или сама приглашает его к себе домой. А через несколько часов заявляет, что этот человек ее изнасиловал. Ее заявление основано на том, что, когда дело дошло до кульминационного момента свидания, мужчина овладел ею, хотя она отказывалась от интимной близости. По статистике, такова картина почти половины всех изнасилований. Но впору задуматься: а изнасилование ли это и кто здесь жертва, только не преступления, а недоразумения?
           

    Виктимное поведение

    Казалось бы, два приведенных примера рассказывают о совершенно непохожих преступлениях из разных сфер общественной жизни. Однако в них есть один общий фактор: поведение жертв спровоцировало преступления. Наиболее провоцирующим является аморальное и противоправное поведение.
           27 августа 2005 года в селении Башлыкент Каякентского района Дагестана пропали две восьмилетние девочки — двоюродные сестры Айханум Казбекова и Мадина Ахмедгаджиева. Искали их всем селом. Продавщица сельского магазина, узнав об исчезновении детей, рассказала родственникам пропавших, что видела, как девочек ласково подзывал к себе их односельчанин, судимый Агарза Омаров. Правда, она не заметила, подошли они к Омарову или нет. Жители села бросились к дому Омаровых. Агарза, встретивший их на крыльце, сказал, что никаких девочек не видел, и в дом сельчан не пустил. Врываться в дом люди не стали. Поиски в селе и его окрестностях продолжались всю ночь. Рано утром в саду за речкой, напротив дома Омаровых, отец одной из пропавших девочек нашел захоронение. Раскопав землю руками, он обнаружил мешки с изуродованными телами детей. Собралась толпа, и кто-то вспомнил про Агарзу. Люди снова кинулись к его дому. Поначалу схваченный родственниками девочек Омаров отрицал свою вину, но после первых ударов признался в преступлении, сказав, что его попутал черт, и начал слезно просить пощады. Но возмущенных родственников и присоединившихся к ним односельчан остановить было уже невозможно. Милиция прибыла к месту самосуда только тогда, когда предполагаемого преступника уже убили, облили бензином и подожгли. Убийством Агарзы расправа не завершилась. Когда сестры Омарова стали обвинять односельчан в жестокости, дом Омаровых и две их машины облили бензином и тоже подожгли. В тот же день сельский сход изгнал семью Омаровых из Башлыкента. Запретили им и хоронить на сельском кладбище тело Агарзы.
           В смерти предполагаемого убийцы малолетних девочек следствие обвинило отца одной из них, Мурата Казбекова. Он не отрицал, что принимал участие в самосуде, однако очевидно, что Омарова линчевал не он один. Сам обвиняемый утверждал, что даже не помнит всех подробностей случившегося с того момента, когда увидел свою маленькую дочь мертвой, с перепачканным землей лицом. Суд правильно квалифицировал его действия как убийство, совершенное в состоянии аффекта, связанного с противоправными действиями потерпевшего (ст. 107 Уголовного кодекса), и счел возможным назначить ему наказание, не связанное с лишением подсудимого свободы, назначив условный срок.
           Очевидно, что со стороны покойного Омарова налицо было поведение, спровоцировавшее его убийство. Сейчас уже невозможно с точностью установить, действительно ли он убил несчастных девочек, но его поведение во время их поисков и последующее признание в убийстве спровоцировали дальнейшие события. Это и есть один из примеров виктимного поведения в его наиболее крайних проявлениях. Однако применение ст. 107 УК, предусматривающей относительно мягкое наказание за убийство (до трех лет лишения свободы), возможно лишь в том случае, когда налицо не только провоцирующее поведение жертвы, но и состояние сильного душевного волнения, в котором лицо, совершающее убийство, не отдает отчета о совершаемых им действиях (ярость, безумный гнев).
           Вот другой пример виктимного поведения. Летом 2003 года москвич К. познакомился с двумя молодыми людьми В. и Х. в ночном клубе для геев и пригласил их к себе домой. Придя на квартиру К., молодые люди, угрожая ему ножом, загнали в ванную и заперли, после чего забрали из квартиры некоторые ценные вещи, деньги и мобильный телефон. Преступников удалось найти, и весной 2004 года они были осуждены одним из московских районных судов за разбойное нападение и приговорены к длительным срокам лишения свободы. В данном случае сработали два провоцирующих фактора. Во-первых, преступники выбрали в качестве жертвы гея (мужчину-гомосексуала). Они рассчитывали, что жертва не станет обращаться в милицию, поскольку в этом случае потерпевшему придется объяснить, почему разбойники очутились в его квартире. Кроме того, наверняка в сознании преступников укоренились достаточно распространенные стереотипы: геи-де — женоподобные, слабые молодые люди, которые не в силах за себя постоять. Несомненно, преступники рассчитывали, что потерпевший живет один, иначе бы он не искал свиданий в ночном клубе. Ну и наконец, сыграло роль и поведение жертвы: каковы бы ни были ваша сексуальная ориентация и намерения относительно новых знакомых, не следует приводить чужих людей в дом, если вы их почти не знаете. Недавно погиб известный журналист и фотограф Виталий Лазаренко, его нашли мертвым в собственной квартире. Будучи очень общительным, он тоже любил приглашать к себе домой малознакомых молодых людей, преимущественно военнослужащих и лиц, возвращающихся из мест отбытия наказания. Своей сексуальной ориентации он не скрывал.
           Отметим, что поведение жертв в этих примерах не является противоправным, однако следует признать его ненормативным, даже если не принимать во внимание то обстоятельство, что саму по себе гомосексуальность большинство российского населения считает аморальной. Если бы потерпевшие были не геями, а девушками и тоже приводили бы к себе домой незнакомцев из злачных мест, виктимность этого поведения также была бы довольно высока.
           Не всегда виктимное поведение — это ненормативное или провоцирующее поведение жертвы. Достаточно простой неосмотрительности. Например, излюбленными жертвами определенных преступных групп, объединенных по этническому принципу, становятся одинокие пенсионеры. Преступники представляются продавцами—разносчиками крупы, муки или сахара, предлагая товары по низким ценам. Как только пенсионер открывает им дверь, преступник с сообщниками врываются в квартиру, запирают хозяев в ванной и выносят все ценное. Обратим внимание, что ограбления пенсионеров совершаются почти по той же схеме, что и квартирные ограбления и разбои в отношении геев. Совершенно очевидно, что жертвы — совершенно разные социальные группы. Да и преступники в том и другом случае тоже очень различаются. Однако общие черты — предполагаемая физическая слабость жертв, проживание без близких или одиночество в определенные часы, когда другие члены семьи разъехались на работу,— делают обе группы излюбленными мишенями преступников.
           

    Виктимология и профилактика

    Столь тщательное и комплексное изучение жертв преступлений необходимо виктимологам не из праздного любопытства, а ради предотвращения новых происшествий, профилактики преступности. Изучение влияния индивидуальных особенностей жертв преступления на виктимность, анализ виктимности поведения жертвы наряду с оценкой криминогенности социальной среды — серьезные факторы, способные существенно снизить преступность в отношении определенных социальных групп, общее количество преступлений, уменьшить негативные социальные последствия преступности.
           Например, комплексный виктимологический анализ деятельности конкретного предприятия позволяет оценить вероятность рейдерской атаки и ее результата, удастся ли собственнику в случае чего отстоять бизнес или нет, во сколько это обойдется.
           Учет наработок виктимологов помогает в архитектуре и градостроительстве. Опытный архитектор постарается принимать такие планировочные решения, которые не создают каких-нибудь темных закоулков между домами, не просматриваемых системами безопасности зон, то есть тех мест, где могут скрываться уличные грабители или через которые в здание могут проникнуть незамеченными квартирные воры.
           Специальные методические рекомендации и учебные пособия для детей позволят им снизить риск попадания в ДТП, избегать ситуаций, опасных для их половой неприкосновенности и пр. В частности, определенной профилактикой виктимного поведения может быть правильно организованный курс основ сексуального поведения. Девочкам следует объяснить, в каких обстоятельствах молодые люди воспринимают их поведение как невербальное одобрение их ритуалов ухаживания и приглашение к интимной близости. Мальчикам, в свою очередь, надлежит понять, когда «нет» означает «нет». Если в школе не уделяют достаточно внимания этим вопросам или под давлением церковных ортодоксов такая учебная дисциплина упразднена, то во имя интересов собственных детей этим должны заняться родители. Достаточно в разумных пределах поделиться собственным опытом взрослой жизни, а также по конкретным случаям из криминальной хроники обсудить с детьми ошибки поведения жертв.
    МАКСИМ ЧЕРНИГОВСКИЙ, юрист

    Что такое виктимология и почему она важна в судебной психологии

    1. Дом
    2. Магистерские программы онлайн
    3. Магистр судебной психологии
    4. Что такое виктимология и почему это важно в судебной психологии
    Ресурсные статьи //

    Виктимология помогает специалистам судебной психологии улучшить множество аспектов системы уголовного правосудия.

    В 2016 году в США было совершено 5,7 миллиона насильственных преступлений и почти 16 миллионов ненасильственных преступлений против собственности.С. * Хотя общий уровень преступности сейчас намного ниже, чем несколько десятилетий назад, все еще есть много людей, ставших жертвами преступлений. В прошлом эти жертвы изучались гораздо меньше, чем преследовавшие их преступники. Но теперь, когда появилась виктимология, все изменилось. И это оказывается важной частью системы уголовного правосудия в целом и судебной психологии в частности.

    Что такое судебная психология и что такое виктимология?

    Судебная психология, проще говоря, это место, где сходятся психология и система уголовного правосудия.Те, кто занимается судебной психологией, используют научные принципы психологии для выполнения самых разных ролей, таких как помощь следователям на месте преступления, консультирование заключенных в исправительных учреждениях, консультации с адвокатами и прокурорами, помощь в разработке программ предупреждения преступности и многое другое.

    Виктимология — это научное исследование психологических последствий преступления и взаимоотношений между жертвой и правонарушителем. Он исследует модели и тенденции жертвы; изучает, как потерпевшие взаимодействуют с полицией и судебной системой; и анализирует, как факторы класса, расы и сексуальной ориентации влияют на восприятие жертвы различными составляющими, включая общественность, судебную систему и СМИ.

    Как виктимология помогает практике судебной психологии?

    Область виктимологии предоставляет специалистам судебной психологии новое понимание, которое они могут применить во многих областях системы уголовного правосудия. Виктимология помогает улучшить:

    Профилактика преступности

    Определенные факторы риска могут повысить вероятность того, что вы станете жертвой преступления. К ним относятся все, от вашего возраста до уровня дохода — и эти факторы риска могут меняться в зависимости от типа преступления.Виктимология изучает эти факторы риска, а специалисты судебной психологии используют это исследование, чтобы помочь государственным учреждениям и некоммерческим организациям разрабатывать программы, направленные на снижение рисков преступности среди групп высокого риска.

    Правоохранительные органы

    Часто сотрудник правоохранительных органов — это первый человек, с которым жертва взаимодействует после совершения преступления. Специалисты судебной психологии могут использовать исследования виктимологии, чтобы помочь подготовить сотрудников правоохранительных органов к встрече с жертвами, обучая их тому, как реагировать с соответствующим сочувствием, а также получать важные подробности о преступлении.Специалисты судебной психологии также могут использовать исследования факторов риска для жертв, чтобы помочь местной полиции и правоохранительным органам лучше обслуживать уязвимые сообщества. Кроме того, некоторые специалисты судебной психологии выбирают должности специалиста по потерпевшим в правительстве штата и федеральном правительстве, которые специально занимаются потерпевшими. Это не роль консультанта, а, скорее, возможность предоставить помощь и ресурсы нуждающимся жертвам.

    Исправления

    Имея дело с осужденными преступниками, специалисты судебной психологии регулярно обращаются к взаимоотношениям между преступником и его или ее жертвой.Виктимология дает этим специалистам-психологам лучшее понимание этих отношений и психологического воздействия преступления, что может помочь им обеспечить более эффективную обратную связь и, в конечном итоге, снизить рецидивизм.

    Уголовное преследование

    Жертва преступления часто выступает свидетелем в суде над обвиняемым. В случаях, когда жертва не обязана явиться в суд, но имеет право давать показания, специалисты судебной психологии могут использовать виктимологическое исследование для проведения судебно-медицинских допросов, призванных обеспечить точность показаний.В случаях, когда жертва предстает перед судом, специалисты судебной психологии могут помочь адвокатам, прокурорам и судебным должностным лицам найти правильное отношение к этим жертвам. Они также могут помочь адвокатам выбрать эффективные вопросы для перекрестного допроса.

    Как узнать больше о судебной психологии и виктимологии?

    Если вы планируете начать или продвигаться по одной из многих профессий в области психологии, включая те, которые ориентированы на виктимологию, вам следует подумать о поступлении в аспирантуру по судебной психологии.В частности, вам следует обратить внимание на получение степени магистра судебной психологии со специализацией виктимология. Из всех типов психологических степеней магистр судебной психологии со специализацией виктимология может лучше всего подготовить вас к желаемой карьере.

    Если вы беспокоитесь о том, чтобы вписать магистерскую программу в свое расписание, онлайн-образование может быть лучшим вариантом для вас. Когда вы получаете степень магистра судебной психологии в Интернете, вы можете выполнять свою курсовую работу из дома или из любого другого места, где есть доступ в Интернет.Вдобавок ко всему, онлайн-программы обучения психологии не требуют, чтобы вы посещали занятия в определенное время дня. Вместо этого, когда вы выберете онлайн-обучение, вы сможете выбрать, в какой день вы будете посещать занятия, что позволит вам вписать магистерскую программу по судебной психологии в свое расписание.

    Специалисты судебной психологии играют жизненно важную роль в системе уголовного правосудия. С помощью онлайн-программы судебной психологии со специализацией виктимология вы можете добиться успеха в этой важной области.

    Университет Уолдена — аккредитованное учреждение, предлагающее степень магистра в области судебной психологии со специализацией в области виктимологии в Интернете. Расширьте возможности своей карьеры и получите степень в удобном и гибком формате, который соответствует вашей загруженной жизни.

    * Р. Morgan, Criminal Victimization, 2016, Bureau of Justice Statistics, Министерство юстиции США, в Интернете в формате PDF по адресу www.bjs.gov/content/pub/pdf/cv16.pdf.

    Walden University аккредитован Комиссией по высшему образованию, www.hlcommission.org.

    Виктимология | Britannica

    Виктимология , раздел криминологии, который научно изучает отношения между потерпевшей стороной и преступником, исследуя причины и характер последующих страданий. В частности, виктимология сосредотачивается на том, были ли преступники совершенно незнакомыми людьми, просто знакомыми, друзьями, членами семьи или даже близкими людьми, и почему конкретный человек или место стали объектом нападения. Преступная виктимизация может повлечь за собой экономические издержки, физические травмы и психологический ущерб.

    Виктимология впервые появилась в 1940-х и 1950-х годах, когда несколько криминологов (в частности, Ханс фон Хентиг, Бенджамин Мендельсон и Анри Элленбергер) исследовали взаимодействие жертвы и преступника и подчеркнули взаимное влияние и смену ролей. Эти пионеры высказали предположение, что некоторые люди, получившие ранения и потери, могут разделить определенную долю ответственности с нарушителями закона за свои собственные несчастья. Например, беспечность некоторых автомобилистов облегчила работу воров; безрассудное поведение пьяных посетителей в баре часто привлекало внимание грабителей; провокация некоторых скандалистов вызвала эскалацию столкновений до такой степени, что подстрекатель был ранен или даже убит.Более спорно то, что иногда говорили, что женщины несут определенную ответственность за недопонимание, которое переросло в сексуальные домогательства. Систематическое расследование действий жертв позволяет выявить дорогостоящие ошибки и определить стратегии снижения риска. Более того, те, кто подчеркивает виновность потерпевших в своей виктимизации, например адвокаты, склонны выступать за смягчение наказания правонарушителей.

    Хотя изначально эта область была сосредоточена на различной степени виновности потерпевших, к 1970-м годам эта озабоченность была омрачена исследованиями, направленными на предотвращение виктимизации, улучшение обращения с заявителями со стороны полиции и судов и ускорение выздоровления.Виктимология обогащается другими областями исследований, особенно психологией, социальной работой, социологией, экономикой, правом и политологией. В то время как адвокаты, должностные лица системы уголовного правосудия, консультанты, терапевты и медицинские работники предоставляют фактические услуги, виктимологи изучают виды помощи, в которой нуждаются потерпевшие, и эффективность усилий, направленных на их восстановление, как в финансовом, так и в эмоциональном плане. Жертвы убийств, изнасилований, супружеского насилия, жестокого обращения с пожилыми людьми, жестокого обращения с детьми и похищения людей привлекали наибольшее внимание исследователей, но были вновь обнаружены целые категории жертв, на которые раньше не обращали внимания (например,g., люди с ограниченными возможностями, которые делают их необычайно уязвимыми и становятся объектами насилия на рабочем месте, преступлений на почве ненависти и террористических атак). Были обнаружены и защищены другие группы, например лица, ставшие жертвами кражи личных данных.

    Одно из направлений виктимологии сосредоточено на выявлении и измерении частоты (как годовой заболеваемости, так и уровня распространенности в течение всей жизни) различных типов виктимизации, таких как преследование, изнасилование на свидании и угон автомобилей. Некоторые исследования были сосредоточены на связанной проблеме объяснения того, почему риски насильственной виктимизации так сильно различаются от группы к группе, особенно по возрасту, полу, социальному классу, расе, этнической принадлежности и месту проживания (в основном в результате воздействия опасных людей из-за рутинной деятельности, а также из-за образа жизни).Еще одна область, вызывающая беспокойство у виктимологов, — это то, как правовая система (например, детективы в специализированных отрядах, программы помощи потерпевшим и свидетелям, осуществляемые прокуратурой, и управляемые государством программы финансовой компенсации) обращается с жертвами в их качестве свидетелей для правительства . Виктимологи документально подтвердили, что интересы и потребности потерпевших, как правило, исторически игнорировались, но теперь обращаются к ним, потому что движение за права жертв добилось уступок, которые расширяют права и возможности жертв в системе правосудия.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Виктимологи оценили многочисленные проекты, инициированные с начала 1970-х годов группами защиты интересов и самопомощи (например, приюты для женщин, подвергшихся побоям, и кризисные центры изнасилований), а также законодательство, которое позволило жертвам внести больший вклад в процесс принятия решений, которые разрешают их дела (например, по таким вопросам, как вынесение приговора и условно-досрочное освобождение). В этой области также исследуется социальная реакция на тяжелое положение жертв со стороны средств массовой информации, компаний, продающих защитные продукты и услуги, и политических групп, которые якобы призывают к реформам и законодательству «в интересах жертв».Кроме того, виктимологи изучают импульс к бдительности в качестве возмездия за прошлые обиды, а также противоположную тенденцию, то есть готовность принять реституцию как предпосылку для взаимного примирения, которая является основой альтернативной парадигмы восстановительного правосудия. Восстановительное правосудие основывается на посредничестве, переговорах, диалоге и компромиссе для достижения консенсуса в сообществе о том, что правонарушитель должен взять на себя ответственность за предпринятые действия и приложить реальные усилия для оказания помощи пострадавшим сторонам и устранения любого ущерба, нанесенного гармоничным отношениям.

    Виктимологи часто собирают свои собственные данные, но они также анализируют подробную информацию, предоставляемую правительственными учреждениями, которые собирают официальную статистику преступности, основанную либо на инцидентах, о которых сообщается в полицейские управления (например, в ежегодном отчете Uniform Crime Report Федерального бюро расследований) или на инциденты, раскрытые интервьюерам респондентов, которые входят в большую репрезентативную выборку из различных слоев населения (например, Национальное обследование виктимизации от преступлений, проведенное Бюро судебной статистики).

    Виктимология — обзор | Темы ScienceDirect

    Токсикология жертв

    Токсикология жертв — важный аспект любого расследования. На способность жертвы точно рассказать о том, что произошло во время насильственного преступления, могут повлиять многие факторы, в том числе уровень его страха; находился ли он в полном сознании во время приступа; потерял ли он или она впоследствии сознание из-за тупой травмы с потенциальными эффектами амнезии; и так далее.

    Надежность свидетелей 25 Память печально известна плохой в некоторых аспектах, о чем свидетельствуют многие неправомерные приговоры, основанные на опознании потерпевших очевидцев.Помимо возможной идентификации, жертвам необходимо будет подробно описать преступление, чтобы помочь расследованию. На способность точно вспоминать также могут влиять прописанные лекарства, алкоголь, кокаин и другие уличные наркотики. Следователь должен знать об этом, чтобы допросить потерпевших относительно приема лекарств или наркотиков.

    Употребление алкоголя и наркотиков по собственному желанию является обычным предшественником изнасилования (Hurley, Parker, and Wells, 2006), а изнасилование, связанное с алкоголем, чаще затрагивает знакомых и незнакомцев, чем близких людей (Horvath and Brown, 2006).Изнасилование — это преступление, о котором очень мало сообщают. Очень вероятно, что жертва изнасилования, которая по обоюдному согласию употребляла наркотики или алкоголь с насильником, дважды подумает, прежде чем обратиться в полицию с жалобой. Это прискорбно, потому что, независимо от того, как правоохранительные органы будут рассматривать жертву как потенциального свидетеля, преступление было совершено, и полиция должна иметь запись о жалобе и удостоверение личности предполагаемого преступника, если это возможно. Если позже другие жертвы подадут аналогичные жалобы, важно то, что сложилась модель, касающаяся конкретного человека.Некоторые насильники рассчитывают на страх жертвы, что ей не поверят из-за того, что она выпила с насильником алкоголь или употребила запрещенные наркотики, такие как кокаин или экстази. Хотя некоторые могут сделать вывод, что употребление алкоголя жертвой подразумевает неправильное суждение и вероятное согласие, другие понимают, что такая же ситуация делает жертву уязвимой для сексуального насилия. Независимо от того, представляет ли потерпевший веские доводы для судебного преследования, он или она заслуживают достойного обращения и повторного преследования.

    Память состоит из нескольких этапов.Описанный просто, стимул (что-то, что жертва слышала, видела или чувствовала), например звук выстрела, должен сначала быть воспринят человеком. После восприятия стимул можно мысленно записать. Как только это будет записано, в будущем можно будет восстановить память о стимуле. На любом этапе процесса могут возникнуть трудности. При определенных условиях возможно даже сообщение ложных воспоминаний, когда репортер не понимает, что то, что он сообщает, является ложным. Наркотики могут потенциально влиять на все три процесса, при этом трудности с восстановлением воспоминаний часто связаны с последствиями хронического употребления наркотиков.Любой наркотик, сбивающий человека с толку, может повлиять на восприятие и «укладку» памяти. К наркотикам, которые, как известно, влияют на память, относятся, среди прочего, алкоголь, бензодиазепины и марихуана.

    Алкоголь подавляет многие виды деятельности мозга. Первое, что потенциально может повлиять, — это восприятие стимула. Кто-то пьющий может чего-то не заметить — либо потому, что он или она этого не слышали, не видели, не чувствовали или не учуяли. Очевидно, что степень невнимательности будет зависеть от уровня опьянения.Даже если стимул воспринимается, алкоголь может помешать первоначальной записи стимула. Хорошо известно, что алкоголь может вызвать затемнение — период времени, в течение которого человек ничего не может вспомнить. Это не потому, что человек заснул или потерял сознание; на самом деле, другие могут сказать пьющему, что он или она говорил и делал в период отключения электричества. По наблюдениям других людей, вполне возможно, что человек, который «отключился», действовал нормально или довольно нормально в течение рассматриваемого периода.При менее тяжелых формах нарушения памяти люди, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения накануне вечером, часто не могут точно вспомнить, что они наблюдали или делали, но имеют смутное воспоминание, которое, возможно, усиливается, когда им дают подсказки (подсказки). Нарушение точной установки новых воспоминаний может начаться после относительно небольших доз алкоголя (Kuhn, Swartzwelder, and Wilson, 2003).

    Следователи также должны иметь в виду, что они могут опрашивать потерпевшего, который «похмелился» от алкоголя или отказался от алкоголя или других наркотиков, когда они сталкиваются с плохим запоминанием фактов, раздражительностью и утомляемостью жертвы.Долгосрочные последствия регулярного злоупотребления алкоголем могут включать фактическое слабоумие. Известным последствием тяжелой алкогольной зависимости является состояние, известное как психоз Корсакова. В этом состоянии больные люди не могут отложить новые воспоминания. Они буквально ничего не могут вспомнить, кроме нескольких секунд. Примечательно, что такие люди болтают, чтобы покрыть этот дефицит. Они придумывают любой ответ, каким бы причудливым он ни был, чтобы попытаться скрыть проблему. Людей с корсаковским синдромом легко обнаружить, потому что они не могут вспомнить, встречались ли они с вами несколько минут назад.

    Марихуана, как и алкоголь, подавляет формирование новой памяти, вероятно, из-за ее воздействия на клетки в области гиппокампа мозга. Жертва, употребившая марихуану во время нападения, может испытывать трудности с запоминанием вещей. Психоактивное химическое вещество в марихуане известно как ТГК (дельта-9-тетрагидроканнабинол). Из-за его сродства к жировым тканям он может быть обнаружен на срок до двух месяцев при токсикологическом исследовании мочи. Следовательно, положительный качественный токсикологический скрининг (указывает, присутствует ли, а не количество) на марихуану, не обязательно означает, что жертва курила марихуану в самом недавнем прошлом.

    Бензодиазепины являются седативными средствами и влияют на память. К препаратам этого класса относятся валиум, ксанакс, ативан и т. Д. Они известны как седативные средства, и именно их седативный эффект мешает записывать новые воспоминания. Многие снотворные являются бензодиазепинами (например, Ресторил) и могут влиять на память. Имейте в виду, что многие люди опасно употребляют более одного препарата, например валиум и алкоголь, чтобы получить кайф, и их влияние на ухудшение памяти может быть усилено. Рогипнол, также известный как «крысиный», является сильнодействующим бензодиазепином, который иногда используется в качестве «лекарства от изнасилования».«Его легко скрыть в алкогольном напитке. Однако сообщения о его широком использовании могут быть преувеличены.

    Известно, что другие седативные средства, такие как GHB (гамма-гидроксибутират), ингибируют формирование памяти. Это также известно как «наркотик для изнасилования на свидании» из-за его быстрого действия, которое приводит к путанице, затуплению и подавлению воспоминаний. GHB трудно обнаружить и его легко «спрятать» в алкогольном напитке. Если есть своевременное подозрение, что жертва подверглась воздействию «наркотика изнасилования», следует рассмотреть вопрос о сборе доказательств, включая образец мочи и любой стакан, из которого выпила жертва (а также очки, которые использовал подозреваемый для снятия отпечатков пальцев или ДНК).Токсикологические тесты в отделении неотложной помощи обычно не проверяют на GHB или галлюциногены, такие как кетамин («Special K»), фенциклидин (PCP), LSD, мескалин, экстази и т. Д., Все из которых могут повлиять на восприятие и уровень сознания. . Экстази (МДМА) обладает как возбуждающим, так и галлюциногенным действием. Хотя нет никаких контролируемых исследований на людях, посвященных влиянию экстази на память (слава богу), нарушение памяти — часто отмечаемый эффект препарата. Фактически, пользователи придумали термин «E-tard» (Kuhn, Swartzwelder, and Wilson, 2003, p.82) для описания активных пользователей.

    Стимуляторы, такие как кокаин и амфетамин, сами по себе не ухудшают память. Использование следует рассматривать в контексте уровня дозировки и комбинации с другими лекарствами. Стимуляторы действительно улучшают концентрацию внимания, поэтому они работают при нарушениях внимания. Их употребление может привести к физиологическому возбуждению и даже психозу, поэтому неправильная память, связанная с этими препаратами, более вероятна в результате неправильного восприятия стимулов, чем неспособности записать стимулы. Опиаты, такие как героин, обладают успокаивающим действием и могут влиять на способность воспринимать.С другой стороны, если человек стал толерантным к опиатам, эффект может быть незначительным, если вообще будет. Например, 140 миллиграммов метадона могут не оказать заметного воздействия на человека, который принимал эту суточную дозу в течение некоторого времени.

    Некоторые лекарства, отпускаемые по рецепту, как упоминалось ранее, могут влиять на память. Есть много сообщений о таких лекарствах, и трудно понять, насколько они надежны. Например, есть сообщения о том, что статины (препараты, снижающие уровень холестерина), такие как липитор, влияют на память.Известно, что снотворные, такие как Амбиен, вызывают ухудшение памяти. Некоторые антидепрессанты, такие как Золофт и другие СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина), имеют репутацию вызывающих проблемы с памятью, но этот вопрос плохо изучен, а достоверные научные факты ограничены. Количество лекарств слишком велико, чтобы рассматривать их здесь. Побочные эффекты многих лекарств, в том числе некоторых антигипертензивных и противосудорожных средств, включают в себя спутанность сознания или ухудшение памяти в качестве потенциальных побочных эффектов.Фактически, была проведена некоторая работа по использованию бета-блокатора как способа блокирования накопления травматических воспоминаний после травмы, если его вводить достаточно быстро (ClinicalTrials.gov, 2007).

    Невозможно предсказать уровень нарушений у конкретного человека. Если следователь обеспокоен способностью потерпевшего вспомнить события, связанные с преступлением, было бы разумно иметь полную историю болезни, включая все прописанные или запрещенные лекарства и наркотики и / или употребление алкоголя. Несмотря на то, что токсикологический скрининг полезен, следует помнить, что он проводится только на ограниченное количество лекарств.Эту информацию может оценить врач, имеющий опыт фармакологии. Важно понимать, что, хотя многие вещи могут повлиять на память, человек, находящийся в состоянии алкогольного опьянения или под воздействием лекарств, вполне может предоставить точную информацию.

    Заключение

    Виктимология — важный аспект любого расследования. Реакция жертв на насильственные преступления разнообразна. Невозможно предсказать, как конкретный человек отреагирует на конкретное травмирующее событие.Жертвы насильственных преступлений могут получить пользу от соответствующих вмешательств по охране психического здоровья, когда это необходимо, а также от поддерживающей сети семьи, друзей и агентств. Синдром избитой женщины и синдром травмы изнасилования — это гендерные парадигмы, которые, несмотря на комментарии к противоположному, не соответствуют требованиям научной обоснованности и не должны использоваться в качестве диагноза психического здоровья или вводиться в зале суда. Синдром травматического преследования еще не получил подтверждения даже от плохой науки. О таких вещах можно сказать: «Это даже не так.«Алкоголь, наркотики и рецептурные лекарства могут повлиять на способность жертвы точно вспомнить детали, которые необходимы следователям для дальнейшего расследования. Это не должно толковаться как означающее, что все жертвы, принимавшие лекарства или употреблявшие алкоголь или наркотики, являются ненадежными свидетелями. Чрезвычайно важно, чтобы следователи и эксперты знали об этих проблемах при подготовке информированной виктимологии.

    Исследовательская лаборатория по виктимологии и исследованиям жертв | Школа криминологии и уголовного правосудия

    Миссия Исследовательской лаборатории виктимологии и исследований жертв преступлений (VVSRL) заключается в проведении высококачественных исследований, касающихся жертв преступлений и виктимизации от преступлений, информирования политики и практики, а также оказания помощи в формировании усилий по профилактике и вмешательству.

    VVSRL набирается из студентов бакалавриата, обучающихся в Школе криминологии и уголовного правосудия ООН (SCCJ) по изучению проблем виктимологии / несовершеннолетних, а также из магистров и докторантов SCCJ, и использует структурированную модель наставничества для развития будущих поколений ученых-виктимологов. Студенты и преподаватели VVSRL имеют возможность работать с разнообразным портфелем профинансированных проектов Лаборатории и будущими предложениями по грантам, способствующими перекрестному обучению и обучению и развитию взаимного наставничества.

    Текущие проекты

    Домашнее насилие Обращение за помощью до и во время COVID-19

    В этом проекте изучаются лонгитюдные данные о звонках в полицию и на горячие линии по вопросам домашнего насилия (DV) до и во время пандемии COVID-19, чтобы оценить, изменилось ли одно, другое, оба или ни один из них в результате социального дистанцирования. Следователи Джастин Никс, доктор философии и Тара Ричардс, доктор философии. Используйте как официальные , так и неофициальные данные для оценки краткосрочных и долгосрочных тенденций обращения за помощью в связи с DV во время пандемии.Для получения дополнительной информации ознакомьтесь с их презентацией в Ежегодной комиссии ООН по положению женщин 65 th и их кратким отчетом в журнале Police Practice and Research .

    Набор для исследования сексуального насилия в Миннесоте

    Этот проект, финансируемый Национальным институтом юстиции (NIJ 2019-MU-MU-0095), поддерживает сотрудничество между Управлением программ правосудия Миннесоты, Бюро уголовного преследования, Управлением шерифа округа Анока, Александрой Хаус (поставщик услуг для потерпевших) ), Миннесотская коалиция против сексуального насилия (коалиция программ сексуального насилия в масштабе штата) и исследователи из ООН и Университета Луисвилля (UNL).Среди исследователей — Джастин Никс из ООН, доктор философии, Тара Ричардс, доктор философии, и Эмили Райт, доктор философии. а также Брэдли Кэмпбелл из УНЛ, доктор философии. Докторант-исследователь Каралин Бранскум также оказывает помощь в реализации этого проекта. Это партнерство исследователя и практика направлено на изучение процессов, результатов и рентабельности инициативы MN Sexual Assault Kit.

    Пропавшие без вести и убитые коренные женщины и дети в Небраске

    Этот проект, финансируемый Национальным институтом юстиции (NIJ 2019-75-CX-001), поддерживает новое партнерство между Комиссией Небраски по делам индейцев, которая представляет четыре племени Небраски: племя Омаха, Племя Понка, Племя Санти Сиу и Племя Виннебаго, а также другие коренные жители, живущие на племенных землях и за их пределами в Небраске, Патруль штата Небраска и исследователи из Университета Небраски, Омаха.Исследователи — Джастин Никс, доктор философии, Тара Ричардс, доктор философии, и Эмили Райт, доктор философии. Два научных сотрудника докторанта, Шина Гилберт и Алисса Нистром, также помогают в этом проекте. Исследовательская группа проведет пилотное исследование, включающее сбор предварительных данных и вторичный анализ данных по темам убитых и / или пропавших без вести коренных жителей Небраски. Узнайте больше об этом исследовании и просмотрите освещение в местных новостях. Группа также разработала рекомендации по проведению исследований в общинах коренных американцев и по укреплению VAWA для лучшей защиты женщин из числа коренных народов.

    Детские адвокатские центры

    Этот проект, финансируемый Национальным институтом юстиции (NIJ 2019-V3-GX-0007), направлен на проведение формирующей оценки и оценки возможности оценки Project Harmony, большого центра защиты прав детей (CAC) в Омахе, штат Небраска, в настоящее время обслуживающего детей, которые жертвы предполагаемого жестокого обращения с детьми. Project Harmony — один из крупнейших ЦАС в стране. Конечная цель — заложить основу для будущих усилий по оценке результатов ЦАЗ. Среди исследователей — Тереза, Кулиг, доктор философии.D., Райан Спон, доктор философии, и Эмили Райт, доктор философии, с Эмбер Крушас, работающей в качестве научного сотрудника докторанта. В число исследователей-партнеров сообщества входят Дебра Андерсон, доктор философии, и Линн Кастрианно, доктор философии. с Project Harmony. Узнайте больше об этом исследовании.

    Модель вспомогательных услуг при вмешательстве обидчика

    Этот проект, финансируемый Управлением по борьбе с насилием в отношении женщин (OVW-2019-SI-AX-0002), оценивает, будут ли службы поддержки для решения общих психосоциальных проблем (например,g., безработица, проблемы с психическим здоровьем, злоупотребление психоактивными веществами и вопросы воспитания детей), предоставляемые партнерами сообщества на месте в программе обидчика — Балтимор, проект «Дом Руфи» в штате Мэриленд — могут значительно снизить количество насильственных и ненасильственных повторных преступлений. -рисковый городской образец. Исследователи включают межвузовскую и междисциплинарную команду из общественного здравоохранения: Чарвонн Холидей, доктор философии. (JHU), психология: Кристофер Мерфи, доктор философии. (UMBC) и криминология: Тара Ричардс, доктор философии. (ООН). Партнерами сообщества из Балтимора, Мэриленда, проекта «Дом Руфи» являются Энн Мари Брокмайер, Анж Мэннинг-Грин и Лиза Нитч.

    Мобильные уязвимые группы населения в Омахе

    Этот проект предполагает сотрудничество между факультетом ООН в Школе криминологии и уголовного правосудия, Бюро латиноамериканских / латиноамериканских исследований, религиоведения, социологии и антропологии с целью изучения потребностей поставщиков услуг Омахи для беженцев, мигрантов и торговли людьми. жертвы и бездомные. Целью этого проекта является завершение систематического обзора исследований услуг для избранных групп населения и создание базы данных сетей Омахи, которые могли бы помочь этим уязвимым лицам.Затем собеседования и опросы будут использованы для определения насущных потребностей этих общественных агентств в улучшении обслуживания своих клиентов. Будут созданы рекомендации для информирования о дальнейших шагах по выполнению этих запросов. В число исследователей входят Лора Александер, доктор философии, Кристиан Донья-Ревеко, доктор философии, Тереза, Кулиг, доктор философии, и Эллисон Шлоссер, доктор философии, с Роксаной Лара, Морган Макбрайд и Сойером Стендером. научные сотрудники.


    Кибервиктимизация

    Этот проект включает изучение распространенности, частоты и предотвращения кибервиктимизации.Сюда входит использование опросных исследований для измерения распространенности и частоты кибер злоупотреблений со стороны интимного партнера и выявления факторов риска такого насилия. Инструменты исследования для выявления и оценки стратегий вмешательства сторонних наблюдателей для предотвращения кибервиктимизации также находятся в стадии разработки. Проект находится на начальной стадии, но в конечном итоге направлен на выявление новых границ в исследованиях виктимизации, которые предоставят многочисленные возможности для будущих заявок на гранты и публикаций в журналах.

    Текущие студенты:

    Каралин Бранскум, докторант первого курса

    Шина Гилберт, докторантка первого курса

    Брайан Гилдеа, докторант первого курса

    Крушас Амбер, докторантка 2 курса

    Морган Макбрайд, первокурсник магистратуры

    Алисса Нистром, докторантка первого курса

    Филиал факультета:

    Лия Батлер, доцент

    Кулиг Тереза, доцент

    Тара Ричардс, доцент

    Эмили Райт, профессор

    Малый центр по виктимологии и помощи жертвам — Школа социальных и поведенческих наук

    Обзор программы

    В целом, область виктимологии предлагает научно обоснованные практики для понимания динамика потерпевшего и преступника, услуги жертвам и предотвращение виктимизации.В minor предоставляет студентам последовательный набор междисциплинарных курсов, давая им широкая компетенция в области виктимологии и оказания услуг жертвам, в то же время внедряя их в специализированные области. Минор повышает способность учащихся работать с различными жертв, таких как женщины, мужчины, дети, пожилые люди и представители ЛГБТК. В minor также предоставляет студентам возможность проводить исследования, учиться у гостя выступающих и взаимодействовать с сообществом.

    После того, как учащиеся завершили несовершеннолетний, у них будет:

    • Полученные информированные и сбалансированные знания о жертвах, виктимизации и жертве Сервисы;
    • Продемонстрировал знание ряда теоретических перспектив виктимологии;
    • Понял влияние виктимизации на различные группы жертв;
    • Получил представление о правах жертв и ответных мерах уголовного правосудия на жертвы и виктимизация.

    Учебная программа

    Незначительное звание виктимологии и помощи жертвам присуждается зачисленным студентам, успешно завершили 20 кредитов (пять курсов), как описано ниже. Студенты пройдёт обязательный вводный курс, который изучит историю виктимологии, основные концепции и последствия виктимизации, взаимоотношения правонарушителя и жертвы, а также роль жертвы в системе уголовного правосудия.Затем студенты выберут три факультативы: по одному курсу от каждой из двух категорий (Категория 1: Типы виктимизации и Жертвы и Категория 2: Современные проблемы, связанные с жертвами), а также третий курс из любой категории.

    Студенты завершат второстепенный курс замкового камня — междисциплинарный курс высшего уровня. курс, ориентированный на услуги жертвам, который включает программы помощи жертвам, услуги жертвы-свидетели, программы потерпевшие-преступники, права потерпевших, защита интересов потерпевших, и национальные организации жертв.Обратите внимание, что альтернативный курс или опыт может заменить требуемый курс замкового камня с разрешения младшего координатора.

    Минимум 8 кредитов, необходимых для несовершеннолетнего, должны быть на уровне 3000 или выше.

    Обязательный вводный курс (4 кредита):

    CRIM 2327 Введение в виктимологию

    Курсы по выбору (12 кредитов):
    Один курс из каждой из следующих двух категорий и третий курс из любой категория.

    Категория 1: Типы виктимизации и потерпевшие (4 балла):
    CRIM 2160 Старение, преступность и уголовное правосудие (перекрестный список GERO 2160)
    CRIM 3110 Банды в Америке
    CRIM 2328 Теоретические подходы и перспективы виктимологии
    CRIM 2236 Насилие в отношении женщин: международная перспектива
    ПРЕСТУПЛЕНИЕ 2235 Насилие в исправительных учреждениях
    GAH 2119 История и память о Холокосте
    GAH 2113 Жертвы нацистов нееврейского происхождения
    GEN 2308 Дети Холокоста
    GERO 2160 Старение, преступность и уголовное правосудие (крест -list CRIM 2160)
    GIS 3600 Холокост и геноцид
    GIS 3658 Женщины и геноцид
    GIS 3667 Семьи и геноцид
    GSS 1071 Исследования мира и конфликтов
    GSS 2648 Сексуальное насилие: жертвы и преступники
    GSS 2321 Исследования мира и конфликтов на юге
    GSS 2451 South Peace and Conflict Studies
    GSS 2451 South Peace and Conflict Studies Африка сейчас
    GSS 3244 Дети и преступность
    GSS 3278 Ознакомительная поездка: Холокост
    GSS 3640 Сексуальность, преступность и уголовное правосудие

    Категория 2: Современные проблемы, связанные с потерпевшими (4 кредита):
    ANTH 2245 Раса, этническая принадлежность и иммиграция
    GAH 1037 Философия другого
    GAH 2334 Представление расы
    GAH 2356 Права и история инвалидов
    GAH 2372 Культурные стереотипы в Media
    GAH 3206 Race and U.S. Культура
    GSS 2264 Раса и ислам в США
    GSS 2310 Дискриминация по признаку пола и закон
    GSS 3234 Права человека в глобальной перспективе
    HLTH 2301 Культурное разнообразие в здравоохранении
    POLS 3225 Гражданские свободы
    PSYC 2201 Подростковый возраст
    SOWK 2504 Раса, Этническая принадлежность, разнообразие
    SOCY 2210 Социология и семейное право
    SOCY 2213 Отношения меньшинства и большинства
    SOCY 2355 Социология опыта чернокожих
    SOCY 3630 Исследования семейных отношений

    Первая или вторая категория (4 балла)

    Обязательный курс Capstone (4 кредита):

    GIS 4669 Служба помощи жертвам (альтернатива может быть разрешена с разрешения несовершеннолетнего координатор)

    Факультет малой виктимологии


    ПРОФЕССОРЫ ЭМЕРИТИ

    Допуск к несовершеннолетним

    Малый курс по виктимологии и помощи жертвам открыт для студентов всех специальностей.Заинтересованы студенты должны сообщить своему наставнику о своем интересе и заполнить Декларацию формы Major / Minor, доступной через Академическое консультирование, чтобы официально объявить незначительный. Бланк декларации должен быть подписан второстепенным координатором. Благодаря междисциплинарному характер учебной программы, многие курсы могут быть применены к программе, родственным, или требования на некотором расстоянии.Раннее планирование, особенно в программах с высокой структурированные требования, могут помочь студентам завершить второстепенное без дополнительных курсы сверх основных 128 кредитных часов, необходимых для окончания учебы.

    Возможности карьерного роста

    The Victimology and Victim Services Minor подготовит студентов к вступлению в широкую различные должности в таких сферах, как уголовное правосудие, социальная работа, консультирование, геронтология и сестринское дело.Это может быть особенно полезно для тех, кто взаимодействует напрямую с жертвами, их семьями и их сообществами, такими как полицейские и другие службы быстрого реагирования, сотрудники службы пробации, консультанты, социальные работники и службы неотложной медицинской помощи персонал.

    1996 Национальная академия помощи жертвам

    1996 Национальная академия помощи жертвам

    Глава 3

    Теоретические перспективы виктимологии

    и критические исследования

    Аннотация: Это глава предоставит информацию об эволюции понятие «жертва» и изучение виктимологии.Виктимология — термин, впервые использованный для обозначения специальности в области криминологии. В последнее время виктимология охватила широкий спектр профессиональных дисциплин по работе с потерпевшими. В оригинале форма, виктимология изучила характеристики жертв и то, как они «способствовали» своей виктимизации. Возникновение движения за права жертв преступлений повлияли на сферу виктимологии и характер исследования. Текущее исследование помогло выявить факторы риска, связанные с виктимизацией, без обвиняемых жертв.

    Цели обучения: По завершении этой главы студенты поймут следующие концепции:

    1. Определение понятия «жертва».

    2. Исследования, создавшие область виктимологии.

    3. Эволюция виктимологии.

    4. Факторы высокого риска, связанные с вероятностью виктимизации.

    Обзор виктимологии

    Концепция жертвы

    Концепция жертвы восходит к древним культурам и цивилизациям.Его первоначальное значение уходило корнями в жертвоприношение — лишение жизни человека или животного ради удовлетворения божества. (Кармен, 1990)

    С течением веков слово жертва приобрело дополнительные значения. значения, чтобы включить любого человека, который получил травму, потеря или лишения по любой причине.

    Сегодня слово жертва используется во многих контекстах и трактуется широко. Слово «жертва» — не редкость. в сочетании с широким спектром человеческого опыта: жертвы рака, жертвы холокоста, жертвы несчастных случаев, жертвы несправедливости, урагана потерпевшие, жертвы преступлений и другие.Каждый из них вызывает в воображении визуальные образы страдания, опустошения и часто индивидуального героизма или стойкость перед лицом мощных разрушительных сил. (Кармен, 1990)

    Одна общая черта стала применяться практически ко всем видам использования Термин жертва : Человек получил травму и вред силами вне его или ее контроля, а не его или ее личных обязанность.

    Частое и разнообразное употребление термина «жертва» — как в разговоре, так и в печати — изменил образ людей думайте о жертвах сегодня.Текущие значения этого слова расширяются далеко за пределами исторического смысла.

    Обзор определений «жертвы», перечисленных в Словарь американского наследия, иллюстрирует широту принятого значение термина «жертва»:

    1) Человек, казненный, подвергнутый пыткам или страданиям. другим.

    2) Живое существо, убитое и принесенное в жертву божеству или как часть религиозного жертвоприношения.

    3) Любой, кому причинен вред или который пострадал в результате действия, обстоятельства, обстоятельство, учреждение или условие: жертвы войны.

    4) Лицо, получившее травму, утрату или смерть в результате добровольное обязательство: жертва собственных интриг.

    5) лицо, которого обманули, обманули или использовали в своих интересах; а дурак.

    Таким образом, жертва может быть невиновной, убитой, обманутой или кто-то, чьи страдания вызваны его собственными интригами или бездарность.Неудивительно, что общество запуталось в как положительно или отрицательно относиться к некоторым жертвам.

    Термин «жертва преступления» использовался для обозначения человека, группы или люди, или организации, которые понесли травмы или убытки из-за незаконной деятельности. Вред может быть физическим, психологическим, или экономический. По определению сюда входят жертвы мошенничества или финансовые схемы, предприятия или даже правительство. В налоговой или случаев мошенничества с Medicaid, жертвой является правительство, а потеря доходов в конечном итоге ощущается честными гражданами, которые покорно выполнять свои обязанности.

    Для целей защиты прав и услуг жертв преступлений правовая определение «жертвы» обычно включает следующее:

    • Лицо, пострадавшее напрямую или под угрозой физического, моральный или материальный вред в результате совершения преступность, в том числе:

    A. В случае недееспособности потерпевшего моложе 18 лет, недееспособным или умершим, одно из следующих (в порядке предпочтение): супруг; законный опекун; родитель; ребенок; а брат или сестра; другой член семьи; или другое лицо, назначенное суд; и

    Б.В случае, если жертва является институциональным лицом, или уполномоченный представитель юридического лица.

    Движение жертв преступлений сосредоточило наибольшее внимание на потребности жертв насильственных преступлений. В этих случаях терминология вышла за рамки «потерпевших от основных преступлений» и стала включать «жертвы вторичного преступления», которым также причинен вред из первых рук, например, интимные партнеры или другие значимые жертвы изнасилования или дети избитой женщины.

    Некоторые люди, пострадавшие от преступления, чувствуют, что, определяя себя как «жертва» имеет негативный оттенок, и выберите вместо этого определять себя как «оставшихся в живых». Это очень личный выбор, который может сделать только человек жертвой, а не каким-либо другим лицом. Термин «оставшийся в живых» также имеет множество значений в обществе, например оставшийся в живых после преступления, «пособия по выживанию». Еще неизвестно, будет ли это терминология для жертв преступлений выдержит.

    Кто жертва?

    Внимание СМИ к нескольким громким делам за последние годы затуманил вопрос «кто жертва?» Например, случаи, когда жертва сталкивается с антагонистами, в результате в суде «потерпевшего» и усложняет разграничение потерпевшего и правонарушителя, т. е. так называемые «линчеватель метро», человек, застреливший четырех подростков из нелицензированный револьвер в поезде метро, ​​когда он боялся, что быть ограбленным.Как сообщается, он чувствовал себя жертвой ограбление и применил оружие к предполагаемым преступникам, чтобы «защищаться». «Будущая жертва» был осужден за покушение на убийство, нападение и безрассудную угрозу. Для некоторых он был / был жертвой, защищающей себя; другим, он беззаботный боевик, который, как сообщается, остро отреагировал на неточно воспринимаемая угроза. (Джонсон, 1986; Салливан, 1989; Кармен, 1990)

    Одна из первых книг, целиком посвященных жертвам преступлений, была Книга жертв преступлений (Бард и Сангрей, 1979), рассмотрел вопрос «кто жертва?» Бард и Сангри попытался нарисовать портрет жертв преступления, заявив, что что:

    «Каждая жертва личного преступления сталкивается с жестоким реальность: умышленное насилие над одним человеком другим.Преступлением может быть убийство или изнасилование, грабеж или кража со взломом, кража автомобиля, кража в кармане или кража кошелька — но основная внутренняя травма остается прежней. Жертвы имеют подверглись нападению — эмоциональному, а иногда и физическому — со стороны хищник, потрясший мир до основания «.

    Последние разработки

    «Защита потерпевших» недавно появилась в случаях отцеубийство и убийство обидчиков со стороны супругов, подвергшихся насилию, и также служил для размытия ранее сформулированных различий между жертвы и правонарушители.Защитники женщин, подвергшихся побоям, были среди первыми, кто осознает проблему и продвигает «потрепанные женский синдром «защита для защиты женщин, которые убили или серьезно травмировал супруга или партнера после долгих лет физических нагрузок, эмоциональное и / или сексуальное насилие. Адвокаты, защищающие детей или молодые люди, которых обвиняют в убийстве родителей, также нарисовали теории посттравматического стрессового расстройства, чтобы объяснить причина несчастного случая со смертельным исходом. Такие случаи широко и энергично обсуждались. обсуждаются адвокатами потерпевших и специалистами в области уголовного правосудия.Интенсивное внимание средств массовой информации к некоторым из этих «высокопоставленных» дела повлияли на общественное мнение и посеяли путаницу в кто на самом деле является «жертвой», а кто «жертвой». Появление явно перекрывающихся ярлыков (жертва и обидчик) подчеркивает необходимость научного подхода к изучению виктимология.

    Исследование виктимологии

    Эндрю Кармен, написавший исчерпывающий текст по виктимологии под названием . Жертвы преступлений: Введение в виктимологию в 1990 г., в целом определил виктимологию:

    «Научное исследование виктимизации, включая взаимоотношения между потерпевшими и правонарушителями, взаимодействие между жертвами и система уголовного правосудия, то есть полиция и суды, и сотрудников исправительных учреждений — и связи между жертвами и другие социальные группы и институты, такие как СМИ, предприятия и общественные движения.»

    Поскольку виктимология возникла из исследования преступности, некоторые говорят, что виктимология — это исследование преступности (а не виктимизации) с точки зрения жертвы. (Роберсон, 1994)

    История виктимологии

    Научное изучение виктимологии восходит к 1940-е и 1950-е годы. А пока в центре внимания исследований и академический анализ в области криминологии был на криминальном преступники и преступные действия, а не жертвы.Два криминолога, Мендельсон и фон Хентиг начали изучать вторую половину Диада преступник / жертва: жертва. Теперь они считаются «отцы изучения виктимологии». (Роберсон, 1994) `

    В своих попытках понять преступность эти новые «виктимологи» начали изучать поведение и уязвимости жертв, такие как сопротивление жертв изнасилования и характеристики видов людей, ставших жертвами преступлений, особенно жертв убийств.

    В ходе своей юридической практики Мендельсон взял интервью у своего клиенты для получения информации о преступлении и потерпевшем. Он рассматривал жертву как один из многих факторов преступника. дело. Его анализ информации о жертвах привел его к теоретическим выводам. что жертвы обладают «бессознательной склонностью к жертвам». (Роберсон, 1994)

    Фон Хентиг изучал преступления и жертв в 1940-х годах, а Стивен Позже Шаффер опубликовал Преступник и его жертва .Их анализ убийства сосредоточен на типах людей, которые наиболее вероятно быть жертвами убийства. Наиболее вероятный тип жертвы Фон Хентиг идентифицировал себя как «депрессивный тип», которого видели как легкая цель, беспечная и ничего не подозревающая. Жадный тип «был замечен как легко обманутый, потому что его или ее мотивация для легкого обогащения снижает его или ее естественную склонность к подозрительности. «Развратный тип» особенно уязвим к стрессам. которые происходят в определенный период времени в жизненном цикле, например несовершеннолетние жертвы.Последним типом фон Хентига был «мучитель», жертва нападения со стороны объекта злоупотребления, такого как избитая женщина. (Роберсон, 1994)

    Работа фон Хентига послужила основой для анализа склонности к жертвам это все еще очевидно в современной литературе. Исследование Вольфганга последовали этому примеру и позже предположили, что «многие жертвы осаждали на самом деле убийства были вызваны бессознательным желанием жертвы совершить самоубийство.»(Роберсон, 1994)

    Если смотреть с точки зрения криминологии, виктимология изначально посвятил много своей энергии изучению того, как жертвы вносят свой вклад — сознательно или неосознанно — к собственной виктимизации и потенциальные способы разделения ответственности с правонарушителями за конкретные преступления.

    Глава вторая учебной программы Национальной академии помощи жертвам, История движения жертв , обсуждает возникновение и рост движения за права жертв преступлений в 1960-е годы, 1970-е и 1980-е годы.Движение жертв преступлений увеличилось. социальное и политическое внимание к плохому обращению с преступностью жертвами системы уголовного правосудия и оспаривали обращение жертв системой уголовного правосудия.

    Негативные эффекты «обвинения жертвы» были ключевой участник борьбы за улучшение обращения с жертвами преступлений. Изучение способов, которыми жертвы «вносят свой вклад» в их собственная виктимизация рассматривалась (и продолжает рассматриваться) жертвами и защитников жертв как неприемлемые, так и деструктивные.

    Поскольку услуги и права потерпевших от преступлений расширились на за последние два десятилетия практики и политики искал исследования, чтобы обеспечить более научную основу для дизайн и доставка услуг.

    Более поздние направления исследований виктимологии включают:

    • Как относятся к различным компонентам системы уголовного правосудия жертвы;
    • Последствия виктимизации; а также
    • Эффективность определенных вмешательств с жертвами преступлений.

    Обширные качественные и количественные исследования природы и объем услуг для потерпевших от преступлений был проведен и опубликован. Исследования об эффективности вмешательств с жертвами преступлений тоже было сделано. Кроме того, споры о масштабах и направленность виктимологии развивается и проявляется в контрастирующие темы исследований, которые можно найти в различных журналы по виктимологии.

    Социальное влияние

    В тот же период на общественное мнение повлиял взрыв. внимания СМИ к проблемам преступности и виктимизации.Газета заголовки и телевизионные новости наводнили граждан бесконечные отчеты о насильственных преступлениях и их жертвах. (Кармен, 1990)

    Хотя «обвинение жертвы» было настойчивой защитой используется многими для борьбы с растущим страхом перед преступностью, деликатные изображения в средствах массовой информации рассказы отдельных жертв преступлений сделали опыт более реален. Кроме того, уровень преступности достиг такие высокие уровни, что немногие остались незамеченными преступностью.Казалось бы случайный характер все более серьезных преступлений, а также увеличивающийся чувство уязвимости вызывает у большинства американцев страх преступления.

    Кроме того, американское движение за закон и порядок продолжал пересекаться с движением по укреплению правового статуса и улучшить обращение с жертвами преступлений. Реформаторы уголовного правосудия добиваться большей ответственности правонарушителей за счет ужесточения приговоров нашел союзников среди откровенных жертв насильственных преступлений и политиков кто осознал озабоченность общественности преступностью и ее последствиями.Комбинация принесла большую политическую поддержку преступности. законодательство о правах потерпевших и увеличенное финансирование жертв преступлений Сервисы. (Кармен, 1990)

    Пример тщательного совмещения этих двух движений может быть замеченным во многих законах, принятых на государственном и национальном уровне которые санкционировали использование уголовных штрафов, пени и конфискация облигаций для финансирования создания или расширения прямых услуги для жертв преступлений.

    Кто являются жертвами насильственных преступлений в Америке?

    Последние данные о вероятности пожизненной виктимизации подтверждают представление о том, что никто, живущий в Америке, полностью не свободен от риск стать жертвой преступления.В то время как преступление связано с жертвой исследования 40 и 50 лет назад изучили характеристики жертвы, многие из них подошли к проблеме с точки зрения «совместной ответственности», вот как жертвы преступлений были отчасти «ответственны» за свои преследования. В последние десятилетия парадигма изменилась. Изучение характеристики жертв преступлений, как правило, сосредоточены на выявлении факторы риска, чтобы лучше понять явления, без возложение вины на жертв.Информация о риске виктимизация использовалась для развития предупреждения преступности и обеспечения соблюдения стратегии.

    Исследования показывают, что существует множество индивидуальных, ситуативных, и факторы на уровне общины, повышающие риск криминальной виктимизации (подробный обзор см. в Sampson & Lauritsen, 1994).

    Примечание: Следующий материал взят из главы книги. Хэнсона, Килпатрика, Фальсетто и Резника (в печати).

    Демографические характеристики

    Риск стать жертвой преступления зависит от демографических факторов. такие переменные, как:

    • Пол
    • Возраст
    • Гонка
    • Социально-экономический класс

    (Бахман, 1994; Бюро статистики юстиции, 1992; Униформа ФБР. Отчеты о преступлениях , 1992; Хэнсон, Фриди, Килпатрик и Сондерс, 1993; Килпатрик, Сеймур и Бойл, 1991; Бреслау, Дэвис, Андрески, и Петерсон, 1991; Килпатрик, Резник, Сондерс и Бест, в прессе; Норрис, 1992; Адлер и др., 1994; Рейсс и Рот, 1993; Розенберг и Мерси, 1991).

    Пол

    За исключением сексуальных посягательств и домашнего насилия, мужчины риск нападения выше, чем у женщин (Gelles & Straus, 1988; Hanson et al., 1993; Норрис, 1992).

    Пожизненный риск убийства у мужчин в три-четыре раза выше чем женщины (Bureau of Justice Statistics, 1992).

    Возраст

    Подростки чаще подвергаются нападениям, чем молодые. взрослые или пожилые американцы (Bureau of Justice Statistics, 1992; Hanson et al., 1993; Килпатрик, Эдмундс и Сеймур, 1992; Килпатрик и др., В печати; Рейсс и Рот, 1993; Уитакер И Bastian, 1991).

    Данные Национального исследования по виктимизации преступников указывают на то, что что у детей от 12 до 19 лет в два-три раза больше шансов, чем у детей в возрасте от 12 до 19 лет. более 20 человек ежегодно становятся жертвами личных преступлений (Уитакер И Bastian, 1991).

    Данные Национального исследования женщин показывают, что 62% всех случаев насильственного изнасилования произошло, когда жертва находилась под 18 лет (Килпатрик и др., 1992).

    Гонка

    Расовые и этнические меньшинства чаще подвергаются нападениям, чем другие американцы ( FBI Uniform Crime Report , 1992; Hanson et al., 1993; Килпатрик и др., 1991; Рейсс и Рот, 1993).

    В 1990 году афроамериканцы были в шесть раз чаще, чем белые. Американцы должны стать жертвами убийств (FBI Uniform Crime Report, 1992). Уровень насильственных нападений примерно в два раза выше среди африканцев. и испаноязычных американцев по сравнению с белыми американцами (Reiss & Рот, 1993).

    Килпатрик и др. (1991) обнаружили, что афроамериканцы (28%) и Американцы латиноамериканского происхождения (30%) были значительно более склонны, чем белые Американцы (19%) когда-либо были жестокими жертвами преступлений.

    Социально-экономический класс

    Насилие непропорционально затрагивает лиц из более низкого социально-экономического положения. классы (Бюро переписи населения США, 1991 г.). Семейный доход связан к уровню насилия и виктимизации с семьями с более низким доходом с более высоким риском, чем люди из групп с более высоким доходом (Рейсс И Рот, 1993).

    • Например, в 1988 г. риск виктимизации был в 2,5 раза больше для семей с самым низким доходом (менее 7500 долларов США) по сравнению с тем, у кого самый высокий (50 000 долларов и более) (Reiss & Roth, 1993).

    Используя лонгитюдные данные из Национального исследования женщин , Килпатрик и др. (В печати) обнаружили, что женщины, ведущие домашнее хозяйство доход менее 10 000 долларов имел шансы в 1,8 раза больше, чем с доходом 10 000 долларов и более от изнасилования или при отягчающих обстоятельствах жертва нападения в течение двухлетнего периода наблюдения.Бедность увеличилась риск нападения даже после учета последствий предыдущая виктимизация и поиск сенсаций.

    Однако в некоторых других исследованиях сообщается, что семейный доход меньше. важный показатель виктимизации, чем пол, возраст или этническая принадлежность (Рейсс и Рот, 1993).

    Интерпретация данных демографических характеристик

    Некоторые из противоречивых выводов о демографических характеристиках поскольку факторы риска насильственных преступлений связаны с методологическими вариации в разных исследованиях.Еще одна причина противоречивых выводов состоит в том, что многие демографические переменные смешаны. То есть они настолько взаимосвязаны, что затрудняют разделение из их относительного вклада.

    Демографические переменные возраста, пола и расового статуса имеют тенденцию следует путать с доходом: молодые люди, как правило, беднее, чем пожилые люди; женщины, как правило, имеют меньший доход, чем мужчины; и афроамериканцы как правило, имеют меньший доход, чем белые американцы.

    Повторная виктимизация и цикл насилия

    До недавнего времени мало кто понимал, насколько которые многие люди стали жертвами преступлений не раз, а несколько раз в течение жизни. Было достаточно понимания о том, как повторная виктимизация увеличивает риск и сложность психологической травмы, связанной с преступлением. Мы также не поняли степень, в которой виктимизация увеличивает риск дальнейшей виктимизации и / или агрессивного поведения жертвы.

    Несколько исследований показывают, что значительная часть жертв преступлений неоднократно подвергался виктимизации, и что история виктимизации увеличивает риск последующего насильственного нападения (например, Килпатрик и др., в печати; Косс и Динеро, 1989; Резник, Килпатрик, Дански, Сондерс и Бест, 1993; Килпатрик и др., 1992; Reiss И Рот, 1993; Wyatt, Guthrie & Notgrass, 1992; Завиц, 1983 г.).

    Другие исследования показывают, что риск развития посттравматического стрессового расстройства и психоактивных веществ Проблемы использования / злоупотребления выше среди повторных жертв насильственного нападения чем среди тех, кто пережил только одно насильственное нападение (е.г., Килпатрик и др., в печати; Breslau et al., В печати; Килпатрик, Резник, Сондерс, Бест и Эпштейн, 1994).

    Есть и другие свидетельства того, что история виктимизации молодежи увеличивает риск участия в делинквентных сверстниках и последующего делинквентное поведение (Ageton, 1983; Dembo et al., 1992; Straus, 1984; Widom, 1989, 1992).

    Некоторые исследования показывают, что участие в делинквентах или девиантных сверстники увеличивают риск виктимизации (например,г., Агетон, 1983), и что употребление психоактивных веществ также увеличивает риск виктимизации (например, Килпатрик и др., 1994; Коттлер, Комптон, Магер, Шпицнагель, и Янка, 1992).

    Другое направление исследований показало, что история жестокого обращения с детьми и пренебрежение увеличивает риск преступного поведения в детстве подросткового возраста и быть арестованным за нападение с применением насилия в качестве взрослый (например, Widom, 1989, 1994).

    Это новое знание о повторной виктимизации и цикле насилие имеет несколько последствий для надлежащего психического здоровья Консультации для жертв преступлений:

    • Специалисты в области психического здоровья должны включать профилактику преступности и профилактика злоупотребления психоактивными веществами в их работе с жертвами, чтобы уменьшить риск того, что новые проблемы виктимизации или злоупотребления психоактивными веществами будут происходят (е.г., Килпатрик и др., в печати; Килпатрик и др., 1994).
    • Специалисты в области психического здоровья не должны предполагать, что преступление они лечат только , которые испытала жертва. Это требует тщательного анализа истории виктимизации от преступлений.
    • Предоставление жертвам эффективных консультаций по психическому здоровью может быть эффективным способом снизить риск будущей виктимизации, употребление / злоупотребление психоактивными веществами, преступность и агрессивное поведение.

    Жилой район

    Место, где живет человек, влияет на риск стать жертва насильственного преступления. Рейсс и Рот (1993) сообщают, что насильственные уровень преступности увеличивался в зависимости от размера сообщества. Например, уровень насильственных преступлений составил 359 на 100 000 жителей городов. менее 10 000 человек; но 2243 на 100000 в городах с населением более миллиона означает рост в семь раз.(Рейсс И Рот, 1993; п. 79). Данные, включая незарегистрированные преступления от Национальное обследование жертв преступлений (NCVS) также указывает что уровень насильственных преступлений самый высокий в центральных городах, несколько ниже в пригородных районах и ниже в сельской местности (Бюро Статистика правосудия, 1992). UCR и NCVS лучше измерение уличной преступности, чем измерение совершенных насильственных преступлений знакомыми или партнерами. Таким образом, предположение о том, что увеличенное риск насильственного нападения, связанный с жилым помещением, в основном скорее всего, является результатом нападений незнакомцев, не обязательно в результате атак членами семьи или другими близкими, зависит от ограничений измерительного прибора.

    Воздействие потенциальных нападавших

    Никакое насильственное нападение не может произойти, если нападавший не имеет доступа к потенциальная жертва. Кто-то мог иметь каждые ранее обсудили фактор риска насильственного нападения и быть в полной безопасности от нападения, если к нему не приблизился нападавший.

    Известная теория, пытающаяся предсказать риск криминальной виктимизации теория рутинной деятельности .По описанию Лауба (1990), риск виктимизации связан с образом жизни человека, поведение и рутинные действия. В свою очередь, образ жизни и распорядок деятельность обычно связана с демографическими характеристиками (например, возраст и семейное положение) и другие личные характеристики.

    Если образ жизни или повседневная деятельность человека ставят его или ее в частом контакте с потенциальными противниками, то они больше могут подвергнуться нападению, чем если бы их повседневная деятельность и образ жизни не доводите их до столь частого контакта с хищными особями.

    Например, у молодых мужчин более высокий уровень агрессивного поведения. чем в любой другой возрастной группе (Reiss & Roth, 1993; Rosenberg И Милосердие, 1991). Таким образом, те, у кого повседневная деятельность или образ жизни вовлекать значительный контакт с молодыми людьми; уровень виктимизации. Точно так же люди, состоящие в браке, никогда не выходят из дома после наступления темноты и никогда не выходят на публику транспорт должен иметь ограниченный контакт с молодыми людьми, и поэтому снизился риск нападения.

    Хотя некоторые утверждали, что теория рутинной деятельности имеет существенные поддержка в эмпирической литературе (Laub, 1990; Gottfredson, 1981), большинство данных о виктимизации от преступлений, которые используются для оценки Риск нападения измерять нападение незнакомца намного лучше, чем напарника или нападения знакомых. Таким образом, теория, вероятно, намного больше относится к нападениям со стороны незнакомцев, чем к другим нападениям.

    Почему система уголовного правосудия Заботиться о преступлениях, связанных с потерпевшими от преступлений Психологическая травма?

    Психологическая травма, связанная с преступлением, снижает способность и / или готовность многих жертв преступлений сотрудничать с преступником система правосудия.

    Целевая группа президента утверждала, что с жертвами нужно обращаться лучше системой уголовного правосудия, потому что она не может его миссия без сотрудничества жертв. На каждом ключевом этапе процесса системы уголовного правосудия — от размышлений о создании заявление в полицию для участия в слушании по делу об условно-досрочном освобождении — взаимодействия может вызывать стресс у жертв и часто усугубляет преступления, связанные с преступностью. психологическая травма.

    Жертвы, из-за страха перед преступлением которых они не хотят сообщать преступления в полицию или тех, кто слишком напуган, чтобы давать показания, эффективно сделать невозможным для системы уголовного правосудия выполнение его миссия.Таким образом, важно понимать:

    • Проблемы психического здоровья потерпевших, связанные с преступностью.
    • Какие аспекты процесса системы уголовного правосудия вызывают стресс? жертвам.
    • Что можно сделать, чтобы помочь потерпевшим в связи с преступлениями проблемы с психическим здоровьем.
    • Что можно сделать, чтобы помочь потерпевшим справиться с уголовным правосудием системный стресс.

    Эффективное партнерство между системой уголовного правосудия, жертва вспомогательный персонал и обученные специалисты в области психического здоровья может помочь жертвам с психологической травмой, связанной с преступлением, и с стресс, связанный с системой уголовного правосудия.Помогая жертвам пройти такое партнерство, система уголовного правосудия тоже помогает себе становятся более эффективными в сдерживании и сокращении преступности.

    Как отметили Килпатрик и Отто (1987), существует несколько психологических теории, которые полезны для понимания того, почему жертвы могут развиваться психологическая травма, и почему взаимодействие с уголовным правосудием системы обычно вызывают стресс у жертвы.

    Почему система уголовного правосудия Стресс для жертв?

    В этом разделе описывается одна теория, которая имеет особое значение. для понимания того, почему система уголовного правосудия так напряжена для многих жертв.

    Классическая теория кондиционирования

    Русский физиолог Иван Павлов впервые описал основные Тип обучения называется классическим обусловливанием (Павлов, 1906). Кратко описанное, классическое кондиционирование происходит, когда нейтральный стимул сочетается со стимулом, который производит определенный отклик. Например, если пища помещена в пасть собаке, слюноотделение реакция возникает естественным образом. Если нейтральный раздражитель колокольного звона представлен собаке примерно в то же время, что и предъявляется пищевой раздражитель, раздражитель звонка (условный раздражитель) приобретет способность производить условную реакцию слюноотделение аналогично безусловному слюноотделению произведенный безусловным раздражителем пищи.Что делает этот связаны с проблемами психического здоровья, связанными с преступностью, или преступным система правосудия?

    • Килпатрик, Веронен и Ресик (1982) отметили, что насильственные криминальная виктимизация — это реальный классический опыт обусловливания в котором атака является безусловным стимулом, который производит безусловные реакции страха, беспокойства, ужаса, беспомощности, боль и другие отрицательные эмоции.
    • Любые стимулы, присутствующие во время приступа, являются парными. с приступом и стали условными раздражителями, способными производить условные реакции страха, беспокойства, ужаса, беспомощности, и другие отрицательные эмоции.

    Классическая теория обусловливания предсказывает, что любые присутствующие раздражители во время насильственного преступления — потенциальные условные раздражители которые будут вызывать условный страх, беспокойство и другие негативные эмоции, когда жертва встречает их.

    • Таким образом, характеристики нападавшего (например, возраст, расы, одежды, отличительных черт) или характеристик параметр (например, время дня, когда произошла атака, особенности обстановки) могут стать условными раздражителями.

    Классическая теория обусловливания также предполагает, что отрицательные эмоциональные реакции, обусловленные определенным стимулом, могут обобщать на похожие раздражители.

    • Таким образом, женщина, проявляющая условную реакцию страха на вид ее насильника также может вызвать страх перед раздражителем мужчин, которые напоминают насильника через процесс стимула Обобщение .
    • В конце концов, этот процесс генерализации стимула может привести к жертва изнасилования демонстрирует условный страх всем мужчинам.

    Поведение избегания

    Наиболее частая реакция на условные раздражители, связанные с преступлением это поведение избегания . Таким образом, существует естественная тенденция жертвам преступлений, чтобы избежать контакта с связанными с преступлением обусловленными стимулы и избегать ситуаций, в которых они соприкасаются с такими раздражителями.

    Кондиционирование второго порядка

    Последний классический механизм кондиционирования с важными последствиями для понимания поведения жертв преступлений — второго порядка Кондиционер .Если нейтральный раздражитель сочетается с условным стимула (без предъявления безусловного стимула), это нейтральный раздражитель становится условным стимулом второго порядка это также может вызвать условную реакцию.

    • Таким образом, любые раздражители, присутствующие одновременно, имеют отношение к преступлению. условный раздражитель может стать условным раздражителем второго порядка. стимул, который также вызывает страх, другие негативные эмоции и сильная склонность к поведению избегания.
    • Это важно для практиков, таких как полиция, прокуратура, и поставщики услуг для жертв могут стать второстепенными условный раздражитель.
    Классическое кондиционирование и реакции жертв в систему уголовного правосудия

    Применение этих классических принципов кондиционирования к жертвам взаимодействие с системой уголовного правосудия помогает нам понять почему система уголовного правосудия вызывает такой стресс для многих жертв.

    Во-первых, участие в системе уголовного правосудия требует преступления. жертвы сталкиваются со многими когнитивными и средовыми стимулами которые напоминают им о преступлении. Они варьируются от:

    • Необходимость смотреть на подсудимого в зале суда.
    • Необходимость думать о деталях преступления при подготовке для дачи показаний.
    • Противостояние члену «условных раздражителей второго порядка» в форме полиции, защитников потерпевших / свидетелей и прокуроров.

    Во-вторых, столкнувшись со всеми этими связанными с преступлением условными стимулами часто приводит к избегающему поведению со стороны жертв.

    • Такое поведение избегания порождается условным страхом и тревога, а не апатия. Избегание может привести к тому, что жертва отменит или не приходить на прием к сотрудникам системы уголовного правосудия, или защитники жертв.
    Другие источники напряжения

    Помимо обусловливания, есть несколько других причин, по которым взаимодействие с системой уголовного правосудия может вызывать стресс для жертв.

    • Одна из причин, по которой общение вызывает стресс, заключается в том, что жертвам не хватает информация об этой системе и ее процедурах, а также о жертвах бояться неизвестного.
    • Вторая причина, по которой взаимодействия вызывают стресс, заключается в том, что жертвы обеспокоены тем, поверят ли им и воспримут ли они всерьез системой уголовного правосудия.

    Большинство жертв рассматривают систему уголовного правосудия как репрезентативную. общества в целом, и верят ли им и принимают ли они серьезно системой указывает им, верят ли они и всерьез воспринимается обществом.

    Самообследование Глава 3

    Теоретические перспективы виктимологии

    и критические исследования

    1) Когда возникло исследование жертв преступлений? и в чем была его цель?

    2) Опишите происхождение термина «жертва». и эволюция его определения и коннотации?

    3) Как повлияло движение за права жертв преступлений область виктимологии?

    4) Кратко объясните «классическое обусловливание». и как это может повлиять на реакцию потерпевших на уголовное правосудие системы и поставщики услуг для жертв.

    5) Определите три фактора высокого риска, связанных с вероятность виктимизации от преступления?

    Список литературы

    Адлер Н. Э., Бойс Т., Чесни М. А., Коэн С., Фолкман С., Кан, Р. Л., и Сайм, С. Л. (1994). Социально-экономический статус и здоровье. Американский психолог, 49, 15-24.

    Агетон, С.С. (1983). Сексуальное насилие среди подростков. Лексингтон, Массачусетс: Lexington Books.

    Бахман, Р.(1994). Насилие против женщин. Национальная виктимизация преступности отчет об обследовании. Министерство юстиции США, Управление программ юстиции, Бюро статистики юстиции.

    Бреслау, Н., Дэвис, Г.С., Андрески, П. и Петерсон, Э. (1991). Травматические события и посттравматическое стрессовое расстройство в городе. население молодежи. Архив общей психиатрии, 48, 216-222.

    Бюро статистики юстиции (1992 год). Преступная виктимизация в США, 1990 г.Вашингтон, округ Колумбия: Правительство США Типография.

    Коттлер, Л. Б., Комптон, В. М., Магер, Д. Шпицнагель, Э. Л., & Янка, А. (1992). Посттравматическое стрессовое расстройство среди веществ пользователи из общей популяции. Американский журнал психиатрии, 149, 664-670.

    Дембо Р., Уильямс Л., Шмейдлер Дж., Берри Э., Вотке В., Гетреу, А., Уиш, Э. Д., и Кристенсен, К. (1992). Структурный модель, исследующая взаимосвязь между физическим насилием над детьми, сексуальная виктимизация и употребление марихуаны / гашиша в делинквентных молодежь: лонгитюдное исследование.Насилие и жертвы, 7, 41-62.

    Федеральное бюро расследований (1992). Единые отчеты о преступлениях: Преступность в Соединенных Штатах: 1991 год. Вашингтон, округ Колумбия: правительство США. Типография.

    Геллес, Р.Дж. И Straus, M.A. (1988). Интимное насилие. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Готфредсон, М.Р. (1981). Об этиологии криминальной виктимизации. Журнал уголовного права и криминологии, 72, 714-726.

    Хэнсон, Р.Ф., Фриди, Дж. Р., Килпатрик, Д. Б., & Сондерс, Б. Э. (1993, ноябрь). Гражданские беспорядки в Лос-Анджелесе: разнообразие в сообществе, расе / этнической принадлежности и поле. Постер представлен на Ежегодном собрании Ассоциации содействия развитию Поведенческая терапия, Атланта, Джорджия.

    Хэнсон, Р.Ф., Килпатрик, Д.Г., Фальсетто, С.А., и Резник, H.S. (в прессе). Насильственные преступления и психическое здоровье. В J.R. Freedy & S.E. Хобфолл (ред.), Травматический стресс: от теории к Упражняться.Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Хэнсон, Р.Ф., Килпатрик, Д.Г., Фальсетти, С.А., Резник, Х.С., И Уивер Т. (в печати). Жестокие преступления и психологическая адаптация. В J.R. Freedy & S.E. Хобфолл (ред.), Травматический стресс: Теория и практика (стр. 129–161). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Кармен, А., (1990). Жертва преступления: Введение в виктимологию. Белмонт, Калифорния: Издательская компания Wadsworth.

    Килпатрик, Д. (1986).Обращение к потребностям травмированных жертв. Практический прокурор, 15-18.

    Килпатрик, Д. (1995). Проблемы психического здоровья, связанные с преступностью виктимизация. Неопубликованная статья подготовлена ​​для Национального Преступления Повестка дня жертв.

    Килпатрик Д. Г., Эдмундс К. Н. и Сеймур А. К. (1992). Изнасилование в Америке: доклад нации. Арлингтон, Вирджиния: Национальный центр помощи пострадавшим и Медицинский университет Южной Каролины.

    Килпатрик, Д.Г., & Отто, Р.К. (1987). Конституционно гарантированный участие в уголовном процессе для потерпевших: возможные последствия на психологическое функционирование. Обзор закона штата Уэйн, 34 (1), 7-28.

    Килпатрик, Д. И Резник, H.S. (1991, ноябрь). Важность эпидемиологии: значение для изучения связанных с изнасилованием Этиология посттравматического стрессового расстройства. Документ представлен на 25-м ежегодном собрании Ассоциации по развитию поведенческой терапии, New Йорк.

    Килпатрик, Д. Г., Резник, Х. С., Фриди, Дж. Р., Пелковиц, Д., Резик, П. А., Рот, С., и ван дер Колк, Б. (1994). Посттравматический полевые испытания стрессового расстройства: акцент на критерии А и в целом Диагностика посттравматического стрессового расстройства. Справочник DSM-IV. Вашингтон, округ Колумбия: американский Психиатрическая пресса.

    Килпатрик Д.Г., Резник Х.С., Сондерс Б.Е. И Бест, К. (в прессе). Изнасилование, другое насилие в отношении женщин и посттравматические стрессовое расстройство: критические вопросы в оценке психопатологии неблагоприятного воздействия, стресса. отношение.В Б. Доренвенд (ред.), Невзгоды, стресс, И психопатология, Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая больница. Нажмите.

    Килпатрик, Д. Г., Резник, Х. С., Сондерс, Б. Э. и Бест, К. Л. (1989). Модуль национального женского исследования посттравматического стрессового расстройства. Не опубликовано инструмент. Чарльстон, Южная Каролина: Исследование и лечение жертв преступлений Центр, Отделение психиатрии и поведенческих наук, Медицинский Университет Южной Каролины.

    Килпатрик, Д., Резник, Х.С., Сондерс, Б.Е., Бест, К.Л., & Эпштейн, Дж. (Июнь 1994 г.). Жестокое нападение и алкогольная зависимость среди женщин: результаты лонгитюдного исследования. Исследовательское общество по алкоголизму, Реферат №80, с.433.

    Килпатрик Д. Г., Сеймур А. К. и Бойл Дж. (1991). Америка высказывается: Отношение граждан к правам жертв и насилию. Арлингтон, Вирджиния: Национальный центр помощи жертвам.

    Килпатрик, Д. Г., Веронен, Л. Дж., И Ресик, П.А. (1982). Психологические последствия изнасилования: стратегии оценки и лечения. В Д. М. Доли, Р. И. Мередити и А. Р. Чиминеро (ред.), Поведенческая медицина: стратегии оценки и лечения. Нью-Йорк: Пленум.

    Косс, М. П. и Динеро, Т. Э. (1989). Дискриминантный анализ факторов риска сексуальной виктимизации среди национальной выборки женщин колледжа. Журнал консалтинговой и клинической психологии 57: 242-250.

    Лауб, Дж.Х. (1990). Модели криминальной виктимизации в Соединенные Штаты. Жертвы преступлений: проблемы, политика и программы. В A.J. Луриджио, В.Г. Скоган и Р.С. Дэвис (ред.) Sage Publications. С. 23-49.

    Моуби, Р.И., Уокейт, С. (1994). Критическая виктимология. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

    Мендельсон, Б. (1963) Происхождение виктимологии. Excerpta Criminologica, т. 3. С. 239–256.

    Норрис, Ф.Х. (1992). Эпидемиология травм: частота и влияние различных потенциально травмирующих событий для разных демографических группы. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 60 , 409-418.

    Павлов, И. (1906). Научное исследование психического способности или процессы у высших животных. Наука, 24, 158–177.

    Резник, Х.С., Килпатрик, Д.Г., Дански, Б.С., Сондерс, Б.Е., И Бест, К.Л. (1993). Распространенность гражданских травм и посттравматического стрессового расстройства в репрезентативной национальной выборке женщин. Журнал клинических И психология консультирования 61 (6).

    Рейсс, А. Дж., И Рот, Дж. А. (1993). Понимание и предотвращение насилие. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press.

    Роберсон, К. (1994). Введение в уголовное правосудие. Плейсервилль, Калифорния: Издательская компания Копперхаус.

    Розенберг, М. И Фенли, М.А. (Ред.). (1991). Насилие в Америке: подход к общественному здравоохранению . Нью-Йорк: Оксфордский университет Нажмите.

    Розенберг, М. И Мерси, Дж. (1991). Насильственное насилие. In Violence in America , pp 12-50, New York: Oxford University. Нажмите.

    Сэмпсон, Р.Дж. И Лауритсен, Дж. Л. (1994). Насильственная виктимизация и правонарушения: на индивидуальном, ситуативном и общинном уровнях. факторы риска. В документе Understanding and Prevention Violence, Vol.3 , Рейсс, А.Дж. И Рот, Дж. (Ред.), Стр. 1-114, Вашингтон, ДК: Национальная академия прессы.

    Страус, М.А. (1984). Семейное насилие и преступления вне семьи и насилие. В A. J. Lincoln & M. A. Straus (Eds.), Crime и семья. Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

    Фон Хентиг, Х. (1948). Преступник и его жертва. Новый Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

    Уитакер, К. Дж., И Бастиан, Л. Д. (1991). Подростковые жертвы: Отчет о национальном исследовании преступности.Вашингтон, округ Колумбия: США Департамент правосудия

    Видом, С. С. (1989). Цикл насилия. Наука, 244, г. 160-166.

    Видом, С. С. (1992). Цикл насилия. Национальный институт правосудия: краткое исследование. Вашингтон, округ Колумбия: Департамент США правосудия.

    Видом, С. С. (1994). Семейное насилие на протяжении всего жизненного цикла. Документ, представленный в Трудах Американской медицинской ассоциации Национальная конференция по семейному насилию: здоровье и справедливость, Вашингтон, ОКРУГ КОЛУМБИЯ.

    Wyatt, G.E., Guthrie, D., Notgrass, C.M. (1992). Дифференциальный последствия сексуального насилия над детьми женщин и последующей повторной виктимизации. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 60, 167-173.

    Завиц, М. В. (1983). Доклад народу о преступности и правосудии: Данные. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Бюро статистики правосудия, документ № NCJ-87068; Департамент США Правосудие, Бюро статистики юстиции, документ № NCJ-87068.

    Вернуться к NVAA

    Информация на этой странице заархивирована и предназначена только для справки.

    Четыре типа виктимологии

    Виктимология — это исследование характеристик потерпевших, их взаимоотношений с правонарушителем и системой уголовного правосудия, а также последствий для них незаконных действий. Обычно изучение виктимологии классифицируется как раздел криминологии. Однако существует необходимое различие между этими двумя областями обучения.Криминология фокусируется не на изучении жертв, а на изучении преступности, преступников и преступного поведения. Это различие имеет решающее значение, поскольку криминологи склонны отодвигать жертв на второй план, даже если они одинаково важны для совершения преступления. Здесь вступают в игру различные типы виктимологии, изучающие роль жертвы в совершении преступления. Но каковы виды виктимологии?

    Виктимология принимает различные формы обучения, в том числе; уголовная, общая, теоретическая и критическая виктимология.Каждый тип изучает жертв с разных точек зрения, чтобы понять, почему люди становятся жертвами. Большинство видов виктимологии, как правило, сосредоточено на жертвах преступлений, их характеристиках, их отношениях с преступником, их влиянии на событие преступления и их роли в системе уголовного правосудия.

    Хотите знать, как каждый из этих типов рассматривает и изучает жертв? Продолжайте читать, чтобы узнать о различных типах виктимологии и о том, как они способствуют нашему пониманию жертв.

    Развитие виктимологии

    Развитие современной виктимологии проложило путь для различных типов, существующих сегодня. Прежде чем мы углубимся в объяснение различных видов виктимологии, мы должны сначала понять эту область в целом, включая ее происхождение.

    Изучение виктимологии зародилось в 1940-х и 1950-х годах благодаря работам Ганса фон Хентига и Бенджамина Мендельсона. Фон Хентиг и Мендельсон были криминалистами, стремившимися понять взаимоотношения потерпевшего и преступника.Их исследования выявили возможность того, что жертвы могут играть определенную роль в их виктимизации, а это означает, что они разделяют ответственность за нанесенный им ущерб или травму. Ранние виктимологи полагали, что они могут идентифицировать дорогостоящие ошибки жертвы, исследуя их действия. Если эксперты в области уголовного правосудия понимают роль жертвы в преступлении, они могут разработать стратегии снижения риска.

    На ранних этапах виктимологии работа виктимологов была минимальной, а развитие криминологии затуманило работу, которую они производили.Из-за этих факторов система уголовного правосудия не уделяла этой области должного внимания, а работа ученых, изучающих потерпевших, не получила должного признания. Лишь в 1970-х годах виктимология получила официальное признание в качестве раздела криминологии.

    Различные типы виктимологии были выведены из работ и теорий основателей. Разновидности виктимологии состоят из критики, соглашений и дополнений к идеям фон Хентига и Мендельсона.

    1) Уголовная виктимология

    Уголовная виктимология, также называемая интеракционистским подходом, согласуется с работами фон Хентига и Мендельсона.Он рассматривает потерпевших строго через призму закона, а виктимизация определяется уголовным законодательством. Роль жертвы в системе уголовного правосудия и то, как жертва и преступник взаимодействуют при совершении преступления.

    Интерактивный подход исследует «уголовную пару», вовлеченную в преступление. Интеракционисты определяют уголовную пару как двух участников преступления; преступник и потерпевший. Они считают, что для совершения преступления необходимо наличие двух сторон.

    Уголовная виктимология вызывает вопрос: как жертва разделяет ответственность за преступление? Интеракционисты ответят, что жертва предоставляет возможность для совершения преступления. Они предполагают, что жертвы должны разделять функциональную ответственность за преступление, потому что они дали преступнику шанс совершить преступление. Например, предположим, что кто-то оставил свою входную дверь незапертой на ночь, во время которой кто-то ограбил их дом. В этом сценарии интеракционисты заявили бы, что, если бы жертва не оставила входную дверь открытой, у грабителя не было бы стольких шансов проникнуть в дом.Следовательно, потерпевший должен нести некоторую ответственность за преступление.

    Многие современные виктимологи не согласны с этой точкой зрения и отвергают ее, обвиняя жертву. В частности, они считают аморальным утверждать, что жертвы сексуального насилия сыграли свою роль в нападении, что делает такой подход к виктимологии весьма спорным. Тем не менее, уголовная виктимология всегда может считаться отправной точкой в ​​этой области, поскольку другие ученые со временем разработали более совершенные методы.

    2) Общая виктимология

    Многие виктимологи считают, что определение жертвы в уголовной виктимологии слишком узкое.Они считают, что преследование не ограничивается криминальными событиями. Общая виктимология или виктимология предполагает более широкий подход к изучению потерпевших, выходящий за рамки системы уголовного правосудия.

    Исследование виктимности — это исследование всех жертв. Ученые, поддерживающие этот подход, считают, что термин «жертва» не следует ограничивать жертвами преступлений, поскольку преступники — не единственные организации, которые могут преследовать отдельных лиц. Общая виктимология изучает пять категорий виктимизации: преступление, самоуправление, социально-экологическое, технологическое и стихийное бедствие.Эти категории открывают исследования виктимологии для потерпевших за пределами системы уголовного правосудия, типы потерпевших, без включения которых исследование было бы минимальным.

    Жертва стремится понять общую жертву, человека, которому физически, эмоционально или финансово нанесен ущерб в результате физического, события, организации или естественного происшествия. Путем изучения и понимания общей жертвы виктимологи могут разработать методы лечения, предотвращения и смягчения последствий преступления, независимо от причины.

    3) Теоретическая виктимология

    Теоретическая виктимология — это расширение уголовной виктимологии. Он пытается объяснить влияние жертвы на преступление посредством анализа, сбора данных и разработки теорий. Теоретические виктимологи считают, что поведение жертвы и роль, которую она играет в преступлении, динамичны; поэтому устаревшие идеи, которые существовали в этой области на протяжении десятилетий, не могут объяснить.

    Эксперты создали несколько теоретических моделей с помощью этого подхода.Модели пытаются объяснить различия в риске, параллели поведения жертв и причины повторной виктимизации. Разработанные теоретические модели концентрируются на различных демографических характеристиках потерпевших, а также на взаимодействиях и отношениях между жертвой и правонарушителем.

    Теоретические модели виктимизации обычно делятся на одну из двух общих категорий. Модели возможностей фокусируются на возможностях совершения преступлений, а не на криминальной мотивации, когда объясняют, почему люди становятся жертвами.Затем модели взаимодействия рассматривают отношения и взаимодействие жертвы и правонарушителя при попытке объяснить причинно-следственные связи преступных событий.

    4) Критическая виктимология

    Критическая виктимология — это новейший вид виктимологии. Этот подход пытается понять крупномасштабную социальную среду, в которой происходит преступление, вместо других видов виктимологии, которые в первую очередь сосредоточены на отношениях жертвы и правонарушителя. Критически настроенные виктимологи изучают, как некоторые группы, такие как женщины, низший класс и расовые меньшинства, структурно подвергаются более высокому риску виктимизации.

    Виктимологи, которые следуют этому подходу, считают, что общество устроено так, чтобы подвергать определенные группы повышенному риску, а не жертву, влияющую на преступное поведение. Например, бездомный имеет больше шансов стать жертвой, чем население в целом. Хотя можно утверждать, что бездомный «подвергает себя риску», спит на улице, нелогично принимать во внимание только его действия. Критически настроенные виктимологи принимают во внимание «общую картину», анализируя, почему человек с большей вероятностью станет жертвой.Они смотрят на структурные факторы, которые способствовали тому, что человек оказался в этой ситуации, и на то, как они повышают шансы определенных групп стать жертвой.

    Критическая виктимология пытается уйти от тенденции «обвинять жертву», присущую другим подходам, объясняя, как социальные силы влияют на вероятность того, что индивид подвергнется виктимизации. Отойдя от теорий о том, что жертвы государства разделяют ответственность за преступление, этот подход признает необходимость соблюдения прав потерпевших в рамках системы уголовного правосудия, если наше общество хочет увидеть улучшение показателей виктимизации.

    Заключение

    Ученые спорили о точности первоначального подхода к определению жертвы, поскольку область виктимологии развивалась и отделялась от криминологии. Их разногласия по поводу причин виктимизации уступили место различным типам виктимизации.

    Различные типы виктимизации объясняют, почему у конкретных людей больше шансов стать жертвой преступника. Эти типы анализируют различные факторы, такие как поведение жертвы, взаимодействие и отношения с преступником, а также их социальный статус, чтобы определить уровень виктимизации.Общая виктимология даже утверждает, что исследования виктимологии не должны ограничиваться жертвами преступлений и должны иметь более широкий охват. Типы виктимологии создают разнообразную область исследования, в которой жертвы исследуются с разных точек зрения, чтобы получить правду о причинах и рисках виктимизации.

    Статьи по теме

    Кайла Оховски родилась и выросла прямо за пределами Детройта, штат Мичиган. В молодости она решила переехать в Чикаго, чтобы получить образование. Сейчас она учится в Чикагском университете Лойола, изучает предварительное правовое регулирование и уголовное правосудие.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *