Черты традиционной семьи: Назовите три любые характерные черты семьи традиционного патриархального типа и

Семейные ценности

Главная → Семейные ценности

Как появилось слово «семья»?

Когда-то о нем не слыхала земля…

Но Еве сказал перед свадьбой Адам:

— Сейчас я тебе семь вопросов задам.

Кто деток родит мне, богиня моя?

И Ева тихонько ответила:

— Я.

— Кто их воспитает, царица моя?

И Ева покорно ответила:

— Я.

— Кто пищу сготовит, о, радость моя?

И Ева все так же ответила:

— Я.

— Кто платье сошьет, постирает белье,

Меня приласкает, украсит жилье?

Ответь на вопросы, подруга моя!

— Я… Я… — тихо молвила Ева,

— Я… Я…

Сказала она знаменитых семь Я.

Вот так на земле появилась семья.

Сергей Хмелевский

 

Создание семьи — великий подвиг.

Ребенок с самого рождения впитывает семейные ценности, ту атмосферу, в которой он вырос, и переносит это впечатление на свою собственную семью в будущем и на общество в целом. Поэтому самое ценное, что может дать семья — это родительская любовь. Её невозможно дать другим способом, как только через семью.

Слово «семья» для разных людей несет в себе разный смысл. Но независимо от того, та это или иная семья всех их в большинстве случаев объединяют общие ценности. И иногда нужно задумываться, что это за ценности. Мы не часто говорим о ценностях, которые укрепляют нашу семью. Но они есть, информируют наше поведение по отношению к другим членам семьи. Наши с вами ценности это то, что помогает нам в радости и в переживаниях, то, что помогает нам справиться с взлетами и падениями в нашей семейной жизни.

Некоторые ценности семейной жизни мы приобретаем сами, некоторые передаются нам из поколения в поколение, те которые приобрели еще наши родители или бабушки и дедушки.

Если задуматься об этом, вполне вероятно, что у большинства семей будет общий набор принципов. Например, большинство из них говорят, что они поддерживают друг друга, доверяют друг другу, заботятся друг о друге, когда в семье возникают критические моменты, и они убеждены, что целостность семьи не будет под угрозой.

Важно говорить о том, что связывает нас вместе, потому, что с нас будут брать пример наши дети, и не очень приятно будет увидеть потом, как в кривом зеркале, собственное отражение в наших детях. Благодаря семейным ценностям они смогут научиться уважению и заботе к другим людям, смогут принимать правильные решения, станут более ответственными в школе, институте, на работе, и, в конечном счете, в их собственных семьях, когда они станут взрослыми.

Почти вся наша жизнь строится на основе семьи. С рождения до подросткового возраста мы живём в доме наших родителей. Через несколько лет мы женимся и создаём нашу собственную семью. В семье мы переживаем наш первый опыт любви в отношениях с нашими родителями. Эта любовь создаёт наш характер. Не важно — какая у нас позиция в обществе, какой уровень образования, богатства или известности — семья – это, то место, где создаётся окружение долгосрочных отношений, заботы и даже образца для нашего развития. Семья — это и школа любви, и школа нравственности, источник наших самых сокровенных ценностей.

Семья является непреходящей ценностью для развития каждого человека, играет важную роль в жизни государства, в воспитании новых поколений, обеспечении общественной стабильности и прогресса.

Важнейшая социальная функция семьи – воспитание и развитие детей, социализация подрастающего поколения. Воспитательный потенциал семьи включает в себя не только ее возможности в сфере духовно-практической деятельности родителей, направленной на формирование у детей определенных качеств, но и те, которые закладывает семейная микросреда, образ жизни семь в целом.

Главная цель любой семьи – формирование нового, более лучшего и более свободного поколения. Выполнять эту задачу семья сможет тогда, когда она основана на духовных ценностях, на духовном единении, которое нужно понимать не как одинаковость характеров и темпераментов, а как однородность духовных оценок, общность жизненных целей и принципов родителей и детей.

Такая семья учит ребенка правильному восприятию авторитета, высшего ранга другого лица, учит подчиняться, не унижаясь и не впадая в зависть или озлобление.

Такая семья учит ребенка правильному восприятию свободы, основанной на уважении свободы и права других.

Такая семья является школой здорового чувства частной собственности, самодеятельности и инициативы, социальной взаимопомощи и верности.

В такой семье нет проблем отцов и детей, так как непонимание отцов и детей возникает из-за быстрой смены вкусов, уклада, воззрений, а духовные основы жизни не поддаются влиянию моды и технических изобретений.

Семья является хранителем традиционной русской культуры быта; через нее осуществляется историческая связь поколений, разрушив которую общество превращается в «Иванов, не помнящих родства». Поэтому семья – это первооснова родины.

О семейных ценностях

Есть разные семьи: и многодетные, и такие в которых только один взрослый и один ребенок. Они могут различаться по национальности и уровню образованности родителей, по их возрасту, социальному статусу и уровню жизни; могут жить в столице или в провинции. Какую же семью можно считать лучшей для ребенка с точки зрения психологов? Чего каждый из нас имел право ожидать от своей семьи и своих родителей – ведь все мы когда – то были детьми?

Если ребенка сравнивать с молодым деревцем, то семья – это почва, на которой оно растет, и тот ландшафт, который его формирует. Одни растут в ухоженном саду, другие – в оранжерее, третьи – на скудной каменистой почве, четвертые – за высокой стеной, пятые – на семи ветрах. И вырастают деревца, конечно, разные.

Хорошая семья дает опору ребенку, помогает укрепиться в этом мире, позволяет почувствовать прочность бытия. В хорошей семье никто ни кого не защищает, она сама по себе – лучшая защита ребенку от любых внешних угроз, надежный тыл, его первый образ мира, который он затем всю жизнь будет проецировать на внешний мир – или спокойно доверяя ему, или боясь на него положиться. Быть опорой и защитой, вселяя уверенность и возвращать спокойствие духа – вот первое предназначение семьи.

Участвуя в общих заботах по дому вместе со старшими, ребенок осознает свою причастность к жизни всей семьи. Он постигает очень важные понятия: каждый член семьи (в том числе и он) имеет свои обязанности, от выполнения которых зависит чистота, уют, порядок, в доме; в семье существуют определенные законы, которым нельзя не подчиняться; действия всех членов семейного коллектива взаимозависимы и продиктованы общими интересами; все – старшие и дети – делают не только то, что хочется, но и то, что необходимо; каждый, выполняя определенные обязанности, делает это не только для себя, но и для других. Совместный труд дает почувствовать всем участникам равенство членов семьи, ответственность каждого перед семейным коллективом.

Эмоциональная атмосфера семьи – это тоже своего рода традиция. В одних семьях принято все дела, даже возникающие разногласия, решать спокойно, по-деловому. В других и обычный разговор ведется с раздражением, на детей принято покрикивать. Ясно, что в первом случае ребенок приучается реагировать на спокойное обращение, во втором – на сильные раздражители: не послушается до тех пор, пока не накричат на него.

Тональность отношений складывается из мелочей. Прислушайтесь, в каком ключе настроены голоса членов семьи. Как строится диалог? Что преобладает – раздражение, угрюмость или спокойствие, приветливость, вежливость или дерзость, юмор, шутка или ворчание?

Нельзя забывать о том, что мы воспитываем не только тогда, когда ребенка поучаем, внушаем ему понятие о добре и зле, объясняем, требуем… Мы оказываем воздействие постоянно, каждую минуту соприкосновения с развивающейся личностью. В воспитании участвует все – наши дела, мысли, чувства, суждения, интересы, вкусы, потребности, в общем, вся атмосфера семьи, которой «дышит» ребенок. И если ребенок видит в отношениях взрослых принципиальность суждений, самокритичность, взаимопомощь, чуткость, внимание, то и ребенок, включаясь в систему подобных отношений, приобретает положительные черты характера. Но если ребенок наблюдает в отношениях взрослых фальшь, равнодушие, невмешательство вместо принципиального, активного противоборства, стремление к материальным выгодам вместо моральных приобретений, то его воспитанность неизбежно ставится под угрозу.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Умеем ли мы построить свой разговор с ребенком? Не с позиции мамы и папы, а как-то персонально, открыто, не прячась за свои роли? Эта способность в большей степени зависит от того, были ли в нашем собственном детстве такие человеческие разговоры. Слушал ли нас кто-нибудь , принимал ли всерьез, или мы были только статистами и молчаливыми слушателями чужих монологов? Как трудно переучиваться, если собственный детский опыт был негативным!

И мы, помня обиды и боли собственного детства, порою ужасаемся, понимая, что по отношению к собственным детям ведем себя точно так же неправильно, как вели себя с нами наши родители. Наверное, поэтому родительство – самая трудная жизненная задача: здесь никто не может рассчитывать на быстрый успех и абсолютную компетентность, зато каждый в своем ребенке видит себя.

Вот почему весь стиль жизни семьи стоит выверять с позиции нравственных критериев. Чему учится ребенок в семейном коллективе? Какие нравственные ценности приобретает от нас? Совпадает ли весь строй жизни семьи с требованиями, предъявленными к ребенку? Все эти и многие другие вопросы следовало бы почаще обращать нам к самим себе.

Члены семьи никогда не садятся ужинать без папы. Все дожидаются его с работы, дети накрывают на стол, мама подает кушанья (внимание!) на фарфоровых блюдах, доставшихся ей от прабабушки — истинные фамильные ценности.

Ещё одна из значительных составляющих семейных традиций и обычаев — это то, что ребенок становится полноценным их участником и выполняет определенную роль. Это может быть обязанность расставлять посуду перед обедом, или готовить пригласительные перед организованной праздником-поездкой на природу. Главное, что при этом даже самый маленький член семьи чувствует себя значимым.

Почему бы не ввести в привычку, к примеру, семейные ежевечерние чтения перед сном, а один раз в неделю — обсуждение прочитанного? Так каждый из членов семьи сможет лучше узнать друг друга, научиться понимать мысли родных, в задушевных беседах становиться ближе и роднее. Это не зависит от возраста малыша. Поверьте, детская психика прекрасно воспринимает информацию, которую ей дают, и в свое время ваш ребенок будет удивлять окружающих своей эрудицией и уровнем развития. А если личностное становление происходит в семье, будьте уверены, у вас не будет проблем с пониманием собственного ребенка и тогда, когда он вырастет.

Колыбельная на ночь… сказка перед сном… знаменитые «семейные воскресные обеды» — все это так просто, и одновременно так важно! Важно для становления настоящей Семьи, именно так, с большой буквы. Важно для ощущения ребенком себя как представителя Фамилии, для формирования у него чувства защищенности, уверенности, да и просто: семейные традиции и обычаи — это тепло, это ценности, это вечно. И даже не столь важно, что именно станет такой семейной традицией — еже субботние прогулки в лес, «Первый снеговик года», празднование прихода весны и пр. Важно, что это все создает дружественную атмосферу уюта, стабильности и взаимоподдержки в семье.

Совместные походы в театр и на природу, семейный просмотр нового детского фильма, поездки к бабушке на день рождения, изготовление подарков ей собственными руками — это необходимые составляющие семьи, залог душевного здоровья, сохранение благоприятного микроклимата. Создайте семейную традицию уже сегодня — и кто знает, быть может, через несколько десятилетий ваш, уже умудренный опытом, сын станет рассказывать своей внучке о теплых воспоминаниях своего детства, а традиция будет передаваться из поколения в поколение…

 

Основные семейные ценности

Перечень основных семейных ценностей, без сомнения, для каждой семьи будет уникальным и будет содержать бесконечное количество пунктов и подпунктов.

Каждый из нас должен иметь чёткое представление о тех семейных ценностях, которые способствуют укреплению фундамента для создания крепкой и дружной семьи. Знание моральных и нравственных устоев играет важную роль в укреплении доверия и повышения уверенности к каждому члену семьи.

  • Чувство значимости и необходимости. Важно, чтобы каждый член семьи знал, что его любят, ценят и в нем нуждаются. Даже будучи сплоченной семьей, посвящая свои свободные минуты своим близким, каждому члену семьи должно быть, выделено пространство и предоставлена свобода для своей деятельности. Семья — это, то место, где можно собираться вместе без особых случаев, праздников и проводить вместе время, это безопасное место, в которое можно вернуться, когда что-то не получилось, вас примут, выслушают, поддержат, посоветуют как выйти из тупика.
  • Гибкость в решении семейных проблем — путь к счастью и ощущению комфорта. В каждой семье устанавливается свой порядок, режим дня, структура, правила. Но слишком много порядка и правил может привести к ухудшению отношений и появлению обид.
  • Уважение. Важно привить членам семьи чувство уважения друг к другу. Единственный способ, чтобы сохранить уважение в семье — показать, как уважать себя на личном примере. Между уважением и чувством страха существует очень тонкая грань. Уважать другого — значит принимать его чувства, мысли, потребности, предпочтения. Уважение, как ценность семьи, распространяется из дома в школу, на работу и другие общественные места, где человек сталкивается с людьми.
  • Честность образует глубокую связь между членами семьи. Поощряйте честность, практикуя понимание, уважение любых поступков, которые совершают ваши близкие. Если вы будете сердиться на то, что произошло, вероятнее всего, в следующий раз от вас скроют информацию в целях избегания неуважения к своей личности.
  • Необходимо научиться прощать людей, которые обидели вас. Все делают ошибки. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на обиды. От обидчика вам стоит получить ответы на все волнующие вас вопросы и сделать выбор — принять, простить, отпустить и идти дальше.
  • Учитесь быть щедрыми на внимание, любовь, время, общение, даже на некоторые ваши материальные владения. Щедрость — дайте, не думая о том, что вы получите взамен.
  • Общение — отдельное искусство. Передача информации, чувств — важный элемент становления семейных отношений. Когда люди чувствуют, что легко и открыто, могут выражать свои мечты, надежды, страхи, успехи, неудачи, то это способствует только укреплению брачных уз. Отсутствие общения приводит к тому, что малые вопросы перерастают в более крупные, которые заканчиваются ссорами, избеганием, разводом.
  • Ответственность. Все мы хотим казаться для других ответственными людьми. Некоторые из нас более ответственные, другие — менее ответственные. Чувство ответственности не требует много подталкивания, чтобы выполнить работу вовремя и правильно.
  • Традиции — это то, что делает семью уникальной, они сплачивают всех членов семьи.
  • Будьте примером для подражания. Взрослые выступают примером для своих детей. Они передают им свои навыки решения проблем, совместной работы, общения и др.
  • Оцените свой вклад в развитие и укрепления ваших семейных уз. Хотя семейные отношения основаны на сильных кровных связях, все же в большой семье с течением времени чувства близости ослабевают, поэтому необходимо дополнительно прилагать усилия и уделять время для сохранения крепких семейных уз. Время от времени вы должны напоминать себе о важности семьи в вашей жизни.

 

Семья – это счастье, любовь и удача,

Семья – это летом поездки на дачу.

Семья – это праздник, семейные даты,

Подарки, покупки, приятные траты.

Рожденье детей, первый шаг, первый лепет,

Мечты о хорошем, волненье и трепет.

Семья – это труд, друг о друге забота,

Семья – это много домашней работы.

Семья – это важно!

Семья – это сложно!

Но счастливо жить одному невозможно!

 

 

Что такое ценности семейной жизни

Ценности семейной жизни – это то, что уважается, ценится всеми членами семьи и является общим полем их интересов. Однако общество развивается, и каждому этапу развития присущ свой тип отношений между близкими и родными людьми. Мало того, современные и традиционные семейные ценности нередко конфликтуют между собой.

Традиционные семейные ценности

Традиционные семейные ценности являются, как правило, результатом взаимодействия общества с религиозными нормами, основная цель которых – сохранение семьи. Основные традиционные семейные ценности это:

  • брак;
  • вера;
  • верность;
  • взаимоуважение.

Согласно церковным традициям брак – нерушимый союз, единственная приемлемая форма совместной жизни мужчины и женщины, основанная на сохранении веры и взаимной любви, рождении и воспитании детей. Современное общество зачастую не воспринимает традиционные ценности семейной жизни должным образом. Причиной этому становится отсутствие свободы выбора и возможности перемен в личной жизни. К примеру, развод в наше время – достаточно привычное явление, а вот традиционные каноны напрочь отвергают расторжение брака.

Кроме этого у наших предков многое зависело от распределения ролей в семье. Главой семьи оставался мужчина. Именно он был кормильцем, принимал судьбоносные для семьи решения. Его авторитет был неоспорим. Женщине отводилась роль матери и хранительницы домашнего очага. Ее уважали, ей доверяли воспитание детей и ведение хозяйства, однако ни о каком равноправии между мужем и женой речи не шло. Детям же предписывалось абсолютное послушание.

В традиционной семье важным объединяющим фактором являлась совместная деятельность. Деревенская семья дружно работала на поле, семьи из городов занимались или торговлей, или каким-то видом ремесла. Согласно семейным традициям профессии передавались по наследству: от деда к отцу, от отца к сыну.

Современные семейные ценности

Сегодня мало кто хочет жить так, как жили наши предки. Традиционное отношение к мужчине как к добытчику и абсолютному авторитету присутствует далеко не во всех семьях. Роли все чаще распределяются поровну, а судьбоносные решения принимаются на семейных советах.

Принципы воспитания детей также поменялись. Послушание перестало быть основным достоинством – сейчас намного важнее, чтобы малыш рос самостоятельной личностью. А передача профессии по наследству – достаточно редкое явление, ребенок сам выбирает, чем он будет заниматься в будущем.

Разумеется, такие положения как любовь и доверие, взаимопомощь и уважение, понимание и доброта остаются основополагающими семейными ценностями современного мира. Однако под давлением разнообразных внешних факторов, обусловленных проблемами общества, они постепенно уходят на второй план, отдавая первенство образованию, карьере, поиску способов повышения дохода.

Основные семейные ценности

Каждый из нас должен иметь четкое представления о тех семейных ценностях, которые способствуют укреплению фундамента для создания крепкой и дружной семьи. Знание моральных и нравственных устоев играет важную роль в укреплении доверия и повышения уверенности к каждому члену семьи.

  • Чувство значимости и необходимости. Важно, чтобы каждый член семьи знал, что его любят, ценят и в нем нуждаются. Даже будучи сплоченной семьей, посвящая свои свободные минуты своим близким, каждому члену семьи должно быть выделено пространство и предоставлена свобода для своей деятельности. Семья — это то место, где можно собираться вместе без оcобых случаев, праздников и проводить вместе время, это безопасное место, в которое можно вернуться, когда что-то не получилось, вас примут выслушают, поддержат, посоветуют как выйти из тупика.
  • Гибкость в решении семейных проблем — путь к счастью и ощущению комфорта. В каждой семье устанавливается свой порядок, режим дня, структура, правила. Но слишком много порядка и правил может привести к ухудшению отношений и появлению обид.
  • Уважение. Важно привить членам семьи чувство уважения друг к другу. Единственный способ, чтобы сохранить уважение в семье — показать как уважать себя на личном примере. Между уважением и чувством страха существует очень тонкая грань. Уважать другого — значит принимать его чувства, мысли, потребности, предпочтения. Уважение, как ценность семьи, распространяется из дома в школу, на работу и другие общественные места, где человек сталкивается с людьми.
  • Честность образует глубокую связь между членами семьи. Поощряйте честность, практикуя понимание, уважение любых поступков, которые совершают ваши близкие. Если вы будете сердиться на то, что произошло, вероятнее всего, в следующий раз от вас скроют информацию в целях избежания неуважения к своей личности.
  • Необходимо научиться прощать людей, которые обидели вас. Все делают ошибки. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на обиды. От обидчика вам стоит получить ответы на все волнующие вас вопросы и сделать выбор — принять, простить, отпустить и идти дальше.
  • Учитесь быть щедрыми на внимание, любовь, время, общение, даже на некоторые ваши материальные владения. Щедрость — умение отдавать, не думая о том, что вы получите взамен.
  • Общение — отдельное искусство. Передача информации, чувств — важный элемент становления семейных отношений. Когда люди чувствуют, что легко и открыто могут выражать свои мечты, надежды, страхи, успехи, неудачи, то это способствует только укреплению брачных уз. Отсутствие общения приводит к тому, что малые вопросы перерастают в более крупные, которые заканчиваются ссорами, избеганием, разводом.
  • Ответственность. Все мы хотим казаться для других ответственными людьми. Некоторые из нас более ответственные, другие — менее ответственные. Чувство ответственности не требует подстегиваний, чтобы выполнить работу вовремя и правильно.
  • Традиции — это то, что делает семью уникальной, они сплачивают всех членов семьи.
  • Будьте примером для подражания. Взрослые выступают примером для своих детей. Они передают им свои навыки решения проблем, совместной работы, общения и др.
  • Оцените свой вклад в развитие и укрепление ваших семейных уз. Хотя семейные отношения основаны на сильных кровных связях, все же в большой семье с течением времени чувства близости ослабевают, поэтому необходимо дополнительно прилагать усилия и уделять время для сохранения крепких семейных уз. Время от времени вы должны напоминать себе о важности семьи в вашей жизни.

Воспитание семейных ценностей у ребенка

Родители – это те люди, которые дают ребенку первые понятия о способах общения. Видя их отношения, у ребенка складываются определенные правила поведения. Поэтому не умаляйте личный пример: чаще навещайте бабушек и дедушек, звоните им в присутствии крохи. Пусть его собственная копилка под названием «как надо делать» наполнится подобными примерами. Ведь еще немного, и карапуз вырастет. И так приятно, когда он, уже такой взрослый, не будет забывать о своих постаревших родителях.

Наличие семейных традиций:

  • дарит крохе возможность с оптимизмом смотреть на жизнь;
  • дает детям повод гордиться своей семьей;
  • приносит ощущение стабильности: традиции соблюдаются не по причине того, что так надо, а потому, что члены семьи этого хотят.

Отличной традицией является организация семейных праздников. Причем праздники не должны сводиться только к подготовке праздничного стола и поеданию вкусностей. Для ребенка праздник должен быть необычным и сказочным, поэтому задача старших – сделать так, чтобы малыш вспоминал об этом.

Если вы решили основать новые традиции в своей семье, стоит придерживаться некоторых правил:

  • Не уклоняться от выполнения традиционного мероприятия – традиция должна оставаться традицией.
  • Событие должно носить позитивный характер, быть ярким и интересным для домочадцев, надолго оставаться в памяти.
  • Даже самые маленькие члены семьи должны принимать участие в традиционном событии, а не быть просто сторонними наблюдателями.

Но главное, чтобы ваши семейные традиции были интересными, приносили всем радость и не доставляли дискомфорт.

Детские годы – самое благоприятное время для того, чтобы сформировать базовые семейные ценности. Личность малыша максимально открыта для влияний извне, а глубокие впечатления, полученные в детстве, остаются с ребенком на всю жизнь.

Проблемы, возникающие в семье

  • Самая большая проблема, которая затрагивает семейные отношения, является то, что они (отношения) выступают как само собой разумеющееся. Вы принимаете каждого члена семьи как человека, который чем-то обязан вам. Что указывает на отсутствие настоящего уважения и благодарности за все, что вам дают, и взамен ничего не требуют. То, что родители так много делают для своих детей принимается как должное. Это большая ошибка. Показывайте свою благодарность каждый раз с помощью слов, жестов или поступков. Это поможет сохранить любовь и связь между вами.
  • Вторая большая проблема в семейных отношениях — нехватка времени друг для друга. Ваша работа, общественная жизнь или личная занимают практически все ваше время, так что у вас не остается времени на семью? Дети, родители которых в силу своей занятости мало уделяют им времени, внимания, растут с горьким чувством обиды в своих сердцах, чувствуют вину за свое существование. Даже супруги сталкиваются с проблемой нехватки времени друг для друга. Это приводит к серьезным эмоциональным проблемам, обманам, изменам и разводам.

Учитесь жертвовать своим личным временем ради своих близких.

Фраза «Я люблю тебя» имеет огромную ценность. Каждый раз, когда вы ее говорите, выражайте важность для вас этих слов. Все мы хотим любви. Говорите о любви словами и поступками, например, готовя большой семейный ужин, организовывая для своих детей прогулку в парк развлечений, уделяя внимание супругу за тихим ужином при свечах и т. д. Очень важно родителям учить своих детей, как принимать правильные решения. Здоровые и счастливые семьи несут огромную пользу для всего общества и государства. Среди детей из крепких семей меньше преступников, умственно отсталых, психологически неуравновешенных.

Материал подготовил врач-психотерапевт поликлиники УЗ «Гродненская университетская клиника» А.В.Ежак

сборник материалов Международной научно-практической конференции, 21 февраля 2020 г.

%PDF-1.4 % 1 0 obj >>> endobj 2 0 obj >stream application/pdf

  • Сохранение традиционных семейных ценностей в условиях современных реалий : сборник материалов Международной научно-практической конференции, 21 февраля 2020 г.
  • Коллектив авторов
  • 2020-03-02T12:24:21+05:002020-03-02T12:24:33+05:002020-03-02T12:24:33+05:00Adobe InDesign CS6 (Windows)uuid:a8d58b5e-eeed-4239-8cac-0f1061effd3bxmp.did:27AF71CC6EC6E611A665C5210650C38Exmp.id:FC5C8EBB525CEA11A550B71F551F0D81proof:pdfxmp.iid:F85C8EBB525CEA11A550B71F551F0D81xmp.did:C6DC56612659EA11A7E5FB343E0B41BDxmp.did:27AF71CC6EC6E611A665C5210650C38Edefault
  • convertedfrom application/x-indesign to application/pdfAdobe InDesign CS6 (Windows)/2020-03-02T12:24:21+05:00
  • Adobe PDF Library 10.0.1False endstream endobj 3 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 101 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Thumb 109 0 R/TrimBox[0.0 0.0 419.528 595.276]/Type/Page>> endobj 102 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Thumb 111 0 R/TrimBox[0.0 0.0 419.528 595.276]/Type/Page>> endobj 103 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Thumb 113 0 R/TrimBox[0.0 0.0 419.528 595.276]/Type/Page>> endobj 104 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Thumb 115 0 R/TrimBox[0.0 0.0 419.528 595.276]/Type/Page>> endobj 105 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Thumb 117 0 R/TrimBox[0.0 0.0 419.528 595.276]/Type/Page>> endobj 106 0 obj >/Font>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Thumb 119 0 R/TrimBox[0.0 0.0 419.528 595.276]/Type/Page>> endobj 118 0 obj >stream HVˮ4ݷȲ{ўrIH-# Fb6r~zq\@iǮǩSuYp`ۻ37l+ls5vߩ,;dN;@20D cu]BwĜ]V/;XOeX&3+g/Ẋ+g7{0o%ӚY»HU u&~%4353ep&8n_4MN`|aUf[Z`OJy#[email protected]ְ#f2D2Ϸ9QA_/(6+N-J5GlR#>[ Bu7!/,K-:q࡙ oOJ

    Эгалитарная семья в России – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

    Тема равноправия, так же как и тема соотнесения карьеры и семьи, пожалуй, самые избитые среди «женских вопросов». Обращение к ним представляется в некотором роде даже чем-то неуместным и излишним, так как, казалось бы, что еще можно сказать по этому поводу? Все уже сказано, написано, деконструировано и изучено вдоль и поперек. Именно эти вопросы были в центре внимания советской политики высвобождения женщин, именно в труде виделось подлинное равенство. Возможно, потому они вызывают внутреннее отторжение даже у меня. Но я не могу не писать о том, что действительно волнует, это вопрос по отношению к которому должна определиться каждая женщина: что важнее карьера или семья? И если я выберу карьеру, смогу ли я считаться женщиной в собственных глазах и в глазах окружающих? И нужно ли делать выбор вообще? Всегда ли семья-карьера — это жесткая бинарная оппозиция, или можно выйти за её рамки? И самое главное, если можно, то как?

    Каждый раз, когда я задаю себе этот вопрос, вспоминаю отрывок из интервью с одной девушкой:

    «У нас в России, женщина, в первую очередь, — мать, поскольку это не женщина, у которой нет мужа, например, в 35 лет, у которой нет детей, но которая трижды директор, ездит на хорошем авто. Всё равно её будут считать неполноценной женщиной». (28 лет, экономический директор небольшой фирмы, замужем 3,5 года, ребенку 1 год)

    В этой фразе выражена суть понимания женственности, которая неразрывно связана, в первую очередь, с материнством, а во вторую – с замужеством. И именно в этом порядке.

    Чтобы состояться как женщина, нужно состояться как мать, а основным условием рождения ребенка, как правило, всё еще остается замужество. Женственность рассматривается через призму ролей матери и жены.

    Это некий замкнутый круг, во многом объясняющий фрустрацию одиноких женщин среднего возраста, которые физически ощущают, как тикают их биологические часы, но ничего не могут с этим сделать, все подходящие им по статусу партнеры к этому времени, как правило, заняты.

    Подобным восприятием феминности мы во многом обязаны наследию советского периода. Одной из задач в рамках советской идеологической системы было формирование «новой советской женщины», свободной от семейных патриархальных отношений и подчинения мужчинам. Освобождение от домашней власти ставило своей целью высвобождение женщин как трудового ресурса, необходимого новому все еще аграрному государству для превращения в индустриальную державу. При этом освобождение от власти мужчин в семье не означало освобождение от домашних обязанностей по обеспечению быта и рождению детей. В итоге претворения в жизнь советских проектов женственности сформировался доминирующий на протяжении практически всей эпохи «контракт работающей матери», который подразумевал двойную или, как иногда говорят, тройную занятость (оплачиваемая работа вне дома, неоплачиваемый домашний труд и материнство). Основной из задач советской женщины было материнство, которое в публичном пространстве советского периода определялось как естественное предназначение женщины, ее долг перед страной: помимо строительства коммунизма собственными руками, она должна была рожать и воспитывать новых советских граждан, которые продолжат это строительство в будущем.

    Несмотря на то, что советские идеологемы перестали поддерживаться с разрушением советского строя, они продолжают оказывать свое влияние на современных женщин, а учитывая проводимую в последние годы в России пронаталистскую семейную политику, вряд ли они когда-нибудь исчезнут вообще. Тем не менее, в современных условиях возможность выбора между работой, рождением детей, а также временем реализации этих планов и наличием подобных планов как таковых становится пространством индивидуального выбора. Но этот выбор, по преимуществу, остается прежним, хочется успеть и в работе, и дома, быть успешной «работающей матерью». Одним из вариантов совместить и то, и другое становится вовлечение мужчин в приватную сферу, сферу неоплачиваемого труда и материнства.

    Подобное вовлечение мужчин в «домашнее пространство» относительно новое явление для России, возникающее в рамках трансформации приватного пространства в целом, которое начинает строиться на договорной основе и поиске компромиссов совместной жизни. Крупнейшие западные исследователи приватной сферы, такие как Энтони Гидденс, уже не одно десятилетие говорят о тенденции демократизации отношений в западных странах и ориентации на выстраивание совместной жизни как некого осознанного рефлексивного проекта, в котором принимают участие оба партнера. В целом этот проект может быть представлен моделью эгалитарной (демократической, эквалитарной или партнерской) семьи, которая представляет собой такие отношения между партнерами (супругами), которые обладают следующими характеристиками:

    • Во-первых, это равное распределение власти в принятии важных решений, касающихся семьи. При этом критерием равенства выступает наличие совместного обсуждения данных вопросов и учет мнений обеих сторон, хотя решающее слово может оставаться за кем-то одним. Также важным показателем является тип используемой власти, партнерские, равные отношения строятся на договорной основе без манипуляций и давления авторитета.
    • А во-вторых, равное участие партнеров в приватной и публичной сферах (обслуживании домохозяйства и оплачиваемой занятости вне дома). То есть, с одной стороны, одинаковое вовлечение партнеров в обязанности, связанные с обслуживанием домохозяйства и уходом за детьми, а, с другой, одинаковая оценка деятельности в публичном пространстве, то есть признание важности работы как мужчины, так и женщины. Речь идет о том, что работа женщины не рассматривается как хобби или развлечение, а заработанные деньги, как дополнительный заработок к зарплате мужчины, который, прежде всего, тратится на саму женщину, тогда как деньги мужчины считаются «семейными». Важным является не только равномерность распределения домашних обязанностей, но также и гибкость их распределения. Равенство всегда предполагает взаимозаменяемость исполнителя тех или иных функций в зависимости от ситуации.

    В центре моего внимания находились молодые женщины в возрасте от 21 до 30 лет с высшим образованием, состоящие в постоянном гетеросексуальном партнерстве с совместным проживанием и ведением общего хозяйства сроком не менее полугода и определяющие свои отношений как преимущественно равные или партнерские.

    Итак, что же представляют из себя пары, которые определяют свои отношения как равные?

    Если посмотреть на распределение власти, то есть способность навязывать свою точку зрения или волю другому, то выделить какую-то устойчивую схему разделения власти и лидерства сложно: это может быть поиск компромисса, основанного на обсуждении, или единоличное принятие решения по тому или иному вопросу. В целом можно выделить два условия или фактора, способствующих равному распределению власти:

    1. Наличие финансовой независимости каждого из супругов выступает основанием для учета его мнения, то есть основанием реализации эгалитарных отношений.

    2. Наличие ориентации на партнерство как тип взаимодействия, то есть обсуждение важных решений и отсутствие давления, призванного склонить партнера на свою сторону. И этот фактор является наиболее важным и существенным. Косвенно в интервью прослеживаются представления женщин о том, что именно они обладают большей властью в семье, и от них зависит итоговое решение, как это было в советских семьях, где муж фактически устранялся из этой сферы. Но женщины сознательно готовы отказываться от своей лидерской позиции для поддержания равновесия, которое воспринимается ими как ценность и основа благополучия семьи. Важным показателем равного вовлечения партнеров и отказа женщин от единоличной власти в приватном пространстве становится попытка ухода в конфликтных ситуациях как от директивного давления, так и от «чисто женских» манипулятивных стратегий «власти слабых». Хотя попытка и не всегда удачная и осознанно доведенная до конца.

    Вторым признаком эгалитарности выступает равное участие партнеров в приватной и публичных сферах. Согласно концепту романтической любви Э. Гидденса, приватная сфера представляется как специфически женское обособленное пространство и связана с восприятием женщины через роли жены и матери, тогда как публичное пространство деятельности вне дома отдается на откуп мужчинам, приватное по сравнению с публичным воспринимается как вторичное и менее значимое. Поддерживающая подобное распределение сфер гендерная система получила название патриархальной, в этом случае основной ролью женщины является роль домохозяйки, а основной ролью мужчины – кормильца семьи. Поэтому вторым индикатором гендерного порядка наряду с одинаковым распределением власти выступает равная вовлеченность супругов в приватную и публичную сферы (обслуживание домохозяйства и оплачиваемую занятость вне дома).

    Ни для кого не секрет, что бытовые заботы воспринимаются как преимущественно женские, но важным признаком эгалитарности выступает не только их взаимозаменяемость, но гибкость ролей внутри пары. В первую очередь, речь идет о гибкости ролей в обслуживании домашнего хозяйства. И во вторую – о гибкости семейных ролей в целом (кормилец-домохозяйка).

    Условно все роли по обслуживанию домохозяйства можно разделить на традиционно или преимущественно «мужские» и «женские». К «женским» относятся: уборка, готовка, стирка, глаженье белья, то есть все, что связано с поддержанием чистоты и обеспечением пищей. К «мужским» относятся: различного рода ремонтные работы, техническое оснащение дома, все, что является более сложным и требует специальных технических навыков и знаний (устройство техники, электропроводки, сантехники) или же напротив самое элементарное, не требующее особых усилий (вынос мусора). Традиционно к «мужским» обязанностям также относят задачу обеспечения благосостояния семьи, но так как она является внешней по отношению к приватному пространству, хотя и тесно связана с ним, мы рассмотрим ее отдельно в дальнейшем.

    Если говорить о взаимозаменяемости, гибкости «женских» ролей, то в целом они с легкостью (хотя не так качественно) могут быть выполнены мужчинами и, как правило, девушки к этому стремятся. Часто единственное, что мужчины отказываются делать: это мыть унитаз или полы. То есть наиболее неприятную, на их взгляд, работу. И то далеко не все. И важно здесь не то, что мужчины могут и выполняют подобные функции по обслуживанию дома, важно то, что они это делают после напоминания или прямого указания на необходимость. То есть вовлеченность в дела «дома» остается поверхностной и даже не является «вовлеченностью» вовсе.

    Отсутствие инициативы у мужчин зачастую касается не только «женских» обязанностей, но и «мужских» и требует определенного рода усилий (переговоров и гибкости) со стороны женщины. В целом такое положение вещей подтверждает предположение о том, что сфера дома остается кругом женских интересов, тогда как мужчины выполняют лишь инструментальную функцию в случае необходимости, тогда как решения остаются в сфере компетенции женщин. Более того, самостоятельно выполняя домашние дела, мужчины рассматривают это как особого рода проявление заботы, которая требует поощрения, и потому достаточно болезненно воспринимают прямое указание на необходимость выполнения определенных домашних дел.

    Тем не менее, можно отметить намечающуюся тенденцию к равному исполнению «женских» ролей. Хотя пока мужчины берут на себя лишь наиболее простые или технологичные функции (пылесосить, мыть посуду в посудомоечной машине), отказываясь от наиболее «грязных» или рутинных действий (мытье полов, сантехники, глажка белья), в целом подобные изменения говорят в пользу реализации модели эгалитарной семьи.

    Несколько иным образом обстоят дела относительно «мужских» ролей. В целом мужчины могут выполнять определенный ограниченный круг обязанностей по дому, чаще всего, это мелкие ремонтные работы (техники, дома), передвинуть или перенести тяжести. Но если выполнение «женских» обязанностей является неотъемлемой частью быта, и без их выполнения существование дома было бы невозможным, то «мужские» обязанности, которые помимо самых элементарных, требующих лишь физической силы (донести покупки, передвинуть мебель), требуют специальных знаний. Что может затруднить их выполнение, так как

    мужчина может не обладать требуемыми компетенциями, к чему девушки в целом относятся с пониманием.

    Но если мужчины готовы брать и часто в случае необходимости берут на себя часть «женских» обязанностей по обслуживанию домохозяйства, то женщины в свою очередь в большинстве случаев не готовы брать на себя «мужские». То есть «мужские» роли оказываются более гибкими, чем «женские», если традиционная домашняя роль мужчины расширяется, включая в себя новые обязанности, то «женская» предполагает существование в рамках того же круга дел, что и прежде. Одним из вариантов объяснения может служить тот факт, что последние требуют специальных знаний и навыков, на освоение которых необходимо затратить определенные усилия, тогда как первые достаточно легко освоить, что, конечно, играет свою роль. Но есть и другое объяснение, условно его можно обозначить как проектирование гендерной идентичности, которое предполагает два взаимосвязанных проекта: «проект мужественности» и «проект женственности», то есть сознательное выстраивание маскулинности или феминности, актуализация значимости либо собственной женственности, либо маскулинности партнера. Хотя, в первую очередь, конечно, значение имела именно женская идентичность (об этом частично уже говорилось ранее как о попытках освоения «женской власти»):

    «Я бы не стала выполнять [«мужские» обязанности] не потому, что я не могу, а из какого-то принципа. Я бы не стала закручивать лампочки, гвоздь забивать, что-то тяжелое передвигать только потому, что считаю, что это как-то… мне тяжело, несмотря на то, что я могу это сделать и то, что это все-таки обязанность мужчины. Ну, либо что-то прикрутить, привинтить, это я даже лезть туда не буду — там собрать мебель, это вот все муж» (26 лет, замужем 2 года, ребенку 1 год).

    То есть женственность и маскулинность в представлении женщин тесно связаны с определенными видами деятельности в доме, выполнение мужских дел превращает их в мужчин, чего они всячески стараются избежать, тогда как в уборке или готовке они в меньшей степени видят что-то женственное или не видят вообще ничего.

    Особой зоной домашних дел является осуществление ухода за ребенком, его воспитание. В отличие от других «женских» обязанностей эта зона остается наименее гибкой и более традиционной особенно на первых этапах жизни ребенка, что объясняется естественным предназначением женщины быть матерью. То есть женственность во многом продолжает восприниматься через призму материнства. Тогда как роль отца видится в играх с ребенком и в воспитании в целом.

    Помимо ролей связанных с обслуживанием домохозяйства существует внешняя роль, связанная с материальным обеспеченьем семьи. Согласно традиционным представлениям кормильцем семьи является мужчина, и, не смотря на то, что женщины работают, и в целом не готовы полностью отказываться от деятельности в публичном пространстве, все же эта обязанность воспринимается как скорее мужская, нежели женская.

    Работа мужа имеет большую, или такую же как их собственная, ценность в глазах женщин. Связано это с ценностью данного рабочего места и вклада в совместный бюджет. Даже в случае, когда девушки были фактически единственными кормильцами и содержали семью, отмечалось, что это вынужденная ситуация. То есть выстраивались оправдания нынешнего порядка вещей, который противоречит идеальным представлениям о «мужчине-добытчике», для которого должно быть важным реализоваться в работе, заниматься любимым делом, так как возможность реализации в семье у мужчин отсутствует. Это происходит в силу того, что данная роль фактически была единственной ролью мужчины в семье на протяжении всего советского периода.

    Установка на мужа-кормильца проявляется и в распределении бюджета. Если доход мужа позволяет содержать семью, то он дает понять жене, что ее деньги — это ее деньги, и она может тратить их на себя по своему усмотрению. Если же он не может, то хотя бы пытается взять на себя ответственность за какие-то общие траты или покупки.

    Подводя итог всему выше сказанному о равном участие партнеров в приватной и публичных сферах (обслуживании домохозяйства и оплачиваемой занятости вне дома) как индикаторе эгалитарных отношений, можно сделать вывод, что традиционные представления о «мужском» и «женском» продолжают оказывать существенное влияние на современные семьи. Основываясь на проведенном исследовании, можно говорить о сознательных гендерных проектах выстраивания маскулинности и феминности.

    Традиционными ролями считаются женщина – домохозяйка, а мужчина – кормилец семьи. И если мужественность по-прежнему связывается с ролью кормильца семьи, женственность, в первую очередь, предполагает материнство как естественное предназначение женщины, то традиционная роль домохозяйки размывается. Это стирание границ роли домохозяйки связано не с тем, что женщина занята на оплачиваемой работе вне дома, а с тем, что постепенно мужчины начинают включаться в домашнюю неоплачиваемую работу. В итоге получается ситуация, когда женщины, имея работу, отказываются брать на себя ответственность за благосостояние семьи, оставляя эту роль мужчинам, тогда как те, в свою очередь, имея определенные обязанности по дому, не проявляют в ней какой-либо инициативы, определяя эту сферу как женскую. И обе стороны в силу традиционных представлений о «мужском» и «женском» поддерживают данное распределение ролей.

    Тем не менее, в целом домашние роли представляются более гибкими, чем роль «кормильца». При существующей ориентации на передачу значительной части домашних обязанностей партнеру, женщины скорее отказываются брать на себя обязанность содержать семью, которую считают тяжелым бременем мужчины-кормильца. Больше свободы от дома – меньше ответственности за семью. То есть в целом можно говорить о стратегии «прагматического эгалитаризма» предложенной M. Meuser и развитой в своем исследовании Л. Шпаковской и Ж. Черновой. Как отмечают исследовательницы,

    «прагматический эгалитаризм» предполагает формальное провозглашение равенства мужчин и женщин, но вместе с тем обозначает функцию заботы о детях как преимущественно женскую, тогда как функцию обеспечения материального благосостояния семьи — преимущественно мужскую.

    И хотя сама стратегия возникла как результат анализа мужского поведения, то есть сознательного уклонения от заботы о детях и ориентации на деятельность в публичном пространстве, можно взглянуть на нее с другой стороны и говорить о существовании подобной стратегии и у женщин. Прагматический эгалитаризм в этом случае можно понимать как ориентацию на равное разделение домашних обязанностей (включение мужчин в неоплачиваемый домашний труд) при отказе нести ответственность за семью в целом (в том числе и материальную). То есть можно наблюдать обоюдное использование норм равноправия для достижения для себя наиболее выгодного положения, за счет чего достигается некий баланс.

    Таким образом, сложно говорить о воплощении в полной мере в России на современном этапе в семьях образованной молодежи модели эгалитарной (демократической, партнерской) семьи. Если говорить о распределении власти в семье, то практически невозможно проследить какую-то закономерность, наблюдалось как равное распределение власти, так и ситуативная смена лидерства, хотя при этом четко присутствовала ориентация на компромисс как основной способ решения спорных моментов, хотя и с элементами использования «власти слабых», характерной для патриархальной системы. Что касается распределения семейных ролей и их гибкости, то приватная сфера остается преимущественно женской, а публичная – мужской, хотя роль домохозяйки скорее отвергается и рассматривается как нежелательная. При этом не только женщины задействованы в деятельности вне дома, что стало результатом политики государственной эмансипации советского времени, но и мужчины постепенно включаются в обслуживание домохозяйства, осваивая не только «традиционно мужские» домашние роли (ремонт и вынос мусора), но ряд «женских» (уборка дома, приготовление пищи). Таким образом происходит включение мужчин в приватное пространство, постепенное выравнивание внутрисемейных ролей, то есть уход от сложившейся в советское время системы государственного патриархата в лице патриарха-государства и практически полном исключении мужчин из приватной сферы. То есть можно увидеть тенденцию формирования эгалитарных семей.

    На основе всего вышесказанного можно выделить некоторые построения эгалитарных отношений: во-первых, наличие оплачиваемой работы вне дома у обоих партнеров, то есть определенной финансовой независимости; во-вторых, ориентация на партнерство как тип взаимодействия, сознательное выстраивание равных отношений; и в-третьих, обоюдная заинтересованность супругов во всех вопросах касающихся семьи и дома, а, следовательно, их обсуждение и поиск компромисса.

    Материал подготовлен в рамках программы «Гендерная демократия» Фонда им. Генриха Бёлля.

    4 апреля 2012 года в 19:00 в клубе «ZaVtra» (экс-«ПирО.Г.И. на Сретенке») cостоится российско-французская публичная дискуссия на тему «Женщина в меняющемся мире».

    Участники публичной дискуссии:

    • Мишель Рио-Сарсе, профессор современной истории в университете Париж-VIII, специалист в области гендерных исследований,
    • Мюрель де Сан-Савер, директор международного агентства маркетинга и коммуникаций Mazars Group,
    • Ирина Прохорова, соучредитель и  председатель экспертного совета Фонда Михаила Прохорова; главный редактор журнала и издательского дома НЛО,
    • Наталья Пушкарева, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, профессор, доктор исторических наук

    Юлия Лежнина. Что происходит с гендерными ролями и семьей в современной России? — Видео

    Добрый вечер, друзья! Рада приветствовать тех, кто пришел сегодня, чтобы поговорить со мной о том, как трансформируются российская семья и гендерные роли в ней.

    Скажу пару слов о себе. Я работаю в Высшей школе экономики в Институте социальной политики и в Институте социологии РАН. Я — социолог. Более того, социолог-структурщик. Мне интересны массовые сдвиги, которые происходят в нашем обществе. В этой связи я предлагаю вам сегодня больше обращать внимание не на цифры, а именно на тренды, которые описывают социальную динамику, наблюдающуюся в нашем обществе. Я буду ссылаться на данные Института социологии РАН за разные годы. То есть я буду апеллировать к тому, что происходило еще до 2000-х годов, потому что исследования у нас велись, но цифры буду показывать в основном начиная с 2001-го и заканчивая 2017 годом.

    Социологи любят погружать все процессы, которые они изучают, в определенный контекст, потому что для того, чтобы что-то интерпретировать, нужно задать определенную рамку, к которой будет привязана та или иная динамика. Я не буду отдельно акцентировать ваше внимание на терминах и концепциях, но в целом я буду говорить о модернизационной динамике и о смене основных социокультурных паттернов. Что я имею в виду? Общество меняется. Наше российское общество меняется наряду со всеми другими. И меняется оно в абсолютно разных ипостасях. Меняется система экономических отношений, меняется система производственной сферы. Мы видим определенную динамику институтов в политической сфере, и точно так же мы видим смещение определенных социокультурных аспектов, которые проживает российское общество. Мы говорим о том, что наблюдается динамика культурных паттернов. Из состояния традиционного, которое ориентировано на воспроизводство системы как таковой, мы переходим в какое-то новое состояние. Состояние современное или модернизированное.

    По большому счету этому переходу сопутствуют такие процессы, как рационализация сознания населения и трансляция этого процесса в различные активности — в социальной, экономической, культурной сферах. Это в первую очередь повышение толерантности к многообразию и вообще появление всяческого плюрализма. И в общем-то сегодня я вам покажу, как развиваются плюрализм и многообразие различных форм жизни в семейной сфере. Иногда я буду отсылать к такому термину, как демографическая модернизация, потому что демографическая сфера — это тоже та сфера, которая изменяется по ходу общего процесса модернизации, и в демографическую сферу также проникают новые культурные образцы, которые трансформируют паттерны, связанные с рождаемостью, брачностью и так далее. Именно об этой модернизации, которая затрагивает очень многие сферы жизни, мы и будем сегодня говорить применительно к семье и гендерным ролям.

    Очень часто мне задают вопрос, он всегда едва ли не первый: у нас кризис семьи, когда семья исчезнет как таковая? Но что это вообще за кризис? О чем мы говорим? В общем-то кризиса семьи как такового нет. Семья для россиян важна. Была, есть и будет. В этой связи очень важно разделять такие вещи, как семья, брак и какие-то другие институции, связанные с семьей. И если мы говорим именно о семье, то ее ценность не ослабевает ни в российском обществе, ни на постсоветском пространстве. Семья продолжает быть ценностью. Вопрос только в том, какой ценностью она является.

    Семья составляет неотъемлемую часть жизненного успеха. Около 80% населения — в разные годы цифра может отличаться — говорят, что для жизненного успеха нужно иметь счастливую семью. Для трех четвертей населения семья — это предмет гордости. Семья важна, но при этом она не является достаточным условием для того, чтобы считать свою жизнь успешной. Наличие счастливой семьи — это некоторое необходимое, но не единственное условие для того, чтобы каким-то образом себя позиционировать. В целом россияне себя не позиционируют через семейные роли — мужа, жены, матери, отца и так далее.

    Поэтому семья — это базовый элемент жизненного проекта россиян, но это не сфера приложения усилий. В отличие, например, от карьеры. Мы говорим, что мы строим карьеру, прилагаем усилия, через карьерные достижения мы представляем себя этому миру. Семья же из терминальной ценности становится инструментальной. И чем дальше, тем больше мы сталкиваемся с тем, что достижительные установки в плане семьи у населения не выражены. Эта некоторая девальвация достижения счастья в семейной сфере локализуется в первую очередь в тех точках, где привычно размываются традиционные образцы. Это — мегаполисы, это — молодежь, это — высокообразованное население. И это в общем-то достаточно стабильная на протяжении последних лет история.

    Несколько другой процесс происходит с такой институцией, как брак. Когда я говорила о том, что кризиса семьи нет, это не значит, что брак также сохраняет свою значимость в жизни россиян. С браком происходят трансформации. Это уже достаточно хорошо проработанная, активно изучаемая и обсуждаемая тема: каким становится брак, как население относится к официальному браку. А он действительно постепенно размывается. Все более лояльным и толерантным становится отношение к разводам, к так называемому гражданскому браку или сожительству, к множественности браков и так далее. Кстати, если мы говорим о гражданским браке и сожительстве, то сегодня для россиян это такая проба пера, предварительный этап перед тем, как вступить официально в семейную жизнь. Но процесс затягивается, а в случае второго брака вообще рискует не перейти в формальную стадию. Отложенная регистрация брака, отложенное рождение детей — с этим мы и имеем дело.

    Отдельная история с семьей расширенной. Хотя это последний бастион, который сдает какие-то культурные паттерны, свою значимость расширенная семья для россиян потихонечку начинает терять. То есть расширенная семья все меньше и меньше рассматривается как непосредственный, постоянный круг общения. Пока еще около трех четвертей — 70% — населения постоянно общаются с семьей, которая не входит в состав домохозяйства, то есть проживает отдельно. Но в базовом понимании семья сегодня — это нуклеарная семья, которая проживает одномоментно в одном домохозяйстве.

    Следующая норма для семейной сферы — это дети. Дети были и продолжают быть нормой. Более того, на текущий момент нормой продолжают быть двое детей. И опять же воспитать хороших детей россияне в своей жизни планируют. Для них это кажется вполне решаемой задачкой. Вот есть семья, она входит в мой жизненный проект, есть дети, они тоже входят в мой жизненный проект. Безусловно, мы сталкиваемся с различными явлениями типа чайлдфри, которые набирают обороты. Но, еще раз оговорюсь, я, как социолог-структурщик, в первую очередь интересуюсь достаточно массовыми явлениями и тенденциями. И на сегодня мы остаемся все теми же традиционалистами в вопросах рождения детей, их количества и так далее.

    Как в целом живут российские семьи? Живут они, конечно, по-разному, но сами говорят, что хорошо. Чтобы там ни происходило в сексуальной сфере, с материальными проблемами, которые, кстати, очень сказываются на отношениях в семье, с детьми в целом все хорошо. В крайнем случае удовлетворительно. Но все-таки доминирующие оценки — хорошо. Хотя не без проблем. Проблемы в семье — это одна из самых популярных позиций, с которыми сталкиваются семьи. Они всегда в пятерке. Особенно остро эта динамика нарастает, когда речь идет о кризисных моментах, потому что проблемы в семье очень связаны с другими проблемами, например, материальными.

    Что мы наблюдаем в гендерной расстановке семьи? И как складывается динамика в этой области на протяжении последних лет? Давайте поговорим о роли кормильца. Это одна из первых ассоциаций, которая приходит в голову, когда мы говорим о гендерной расстановке в семье. Есть супруг, есть супруга, муж и жена. Обычно мужчина — кормилец, женщина — хранительница очага. Это традиционная установка. Что происходит сегодня? В целом все похоже в том плане, что мужчины продолжают доминировать в роли кормильца. Но женщины уже тоже вносят достаточно заметный, а иногда доминирующий вклад в бюджеты российских домохозяйств. Особенно если мы говорим о старших возрастах. В совсем старших возрастах, понятно, может быть влияние пенсий, когда есть нетрудовой доход и он является основным. После карьерного пика женщины начинают вносить даже заметно больший вклад в семейные доходы как кормилец.

    Что касается такой ролевой расстановки, как принятие решений в семье,— это немножко другая история. Опять же традиционный расклад: есть мужчина, который принимает решения, берет на себя ответственность, он — лидер, и ведомая женщина. Какой же современный расклад? А современный расклад не очень понятный. Если на тему кормильца мы можем однозначно сказать, что или мужчина, или женщина, или какая-то смешанная система, то в части принятия решений мы получаем большую линейку вариативности.

    Например, уже достаточно продолжительное время мы в Институте социологии РАН тестируем четыре модели принятия решений в семье. Первая модель — патерналистская, когда решение в семье принимает мужчина, или старший мужчина, или на крайний случай старшая женщина, если мужчины в семье нет. Но это в общем такая маскулинная модель. Вторая модель — утилитаристская, когда решение принимает тот, кто может его обеспечить ресурсно, то есть кто больше зарабатывает, тот и рассказывает, как тратить деньги. Это традиционные модели опять же с доминирующей ролью мужчины в прямом или в косвенном виде. Третья модель — консенсусная. Это модель, которая диктует принятие решений в процессе переговоров. И это уже современная модель, когда усилена роль женщины в принятии решений в семейных вопросах. Проблемы и задачи выносятся на семейный совет, и все принимают участие в принятии этого решения. Четвертая модель — прагматическая, когда решения принимает тот, кто лучше ориентируется в конкретной сфере. Если мы говорим о финансовых вопросах, то кто лучше понимает в финансах, тот и будет принимать решения. Если мы говорим о строительстве, например, дома, и имеем супруга инженера, пусть он занимается этим вопросом. То есть здесь мы ищем точку максимальной функциональной грамотности. И не важно, кто это будет, какое поколение, мужчина или женщина. Последние две модели — условно современные, условно модернизированные, где в общем-то и женщине уже может отводиться доминирующая, лидирующая роль.

    Как меняется соотношение этих моделей с течением времени? Казалось бы, модернизация означает смену традиционного современным. То есть по большому счету должны сокращаться доли тех, кто является приверженцем традиционных моделей, и наращиваться доли тех, кто является приверженцем моделей современных. Что мы видим? Например, в 2000 году доминирующей моделью была консенсусная модель — модель с размытой ответственностью, с размытой процедурой принятия решений, когда его принимают все сообща. Что происходит через десять лет? Она опять доминирующая, но с заметно меньшей долей. Дальше — еще меньшей. Мы видим, что со временем консенсусная модель не набирает обороты. Хотя вроде современная, разделяемая очень активно в первую очередь женщинами. Что происходит с прагматической моделью? Ситуация примерно та же. Опять мы видим некоторое схлопывание пула тех, кто считает, что именно так должны приниматься решения в семье. Что происходит с традиционной моделью, классической, патерналистской? Она расцветает пышным цветом. И если до 2000-х годов динамика была обратной, то есть традиционные модели потихонечку сужались и давали простор современным моделям принятия решений, то сейчас все наоборот.

    Мы называем это ренессансом традиционализма или демодернизационным откатом. Но это — правда, и это стабильно, из года в год, наблюдается с начала 2000-х годов. Если мы сравниваем восприятие этих моделей мужчинами и женщинами, то мужчины в большей степени традиционалисты. Они любят, когда им отводятся лидирующие позиции в принятии решений. В то время как женщины хотят хотя бы пообсуждать. Если мы говорим о том, как складывается ситуация в динамике, то мужчины потихонечку прислушиваются к этому женскому запросу. И среди них доля тех, кто ориентирован на консенсусное или прагматическое принятие решений, увеличивается. Женщины же в какой-то момент, а именно в начале 2000-х, встали, оглянулись, подумали и развернулись на 180 градусов. То есть сначала женщины настаивали на том, что их роль в принятии решений в семье должна нарастать в связи с их функциональной грамотностью, потребностью, необходимостью и правом в принятии решений. И они подтягивали мужчин за собой. Сейчас же мужчины прислушались и идут навстречу, а женщины развернулись.

    Этот демодернизационный откат ярче всего наблюдается именно в среде женщин. А если покопаться еще глубже, то в среде молодых женщин из крупных городов и благополучных социальных слоев. Наиболее ярко эти развороты, которые как-то колебательно присутствуют в нашей жизни, видны в кризисные периоды. Когда мы сталкиваемся с проблемой, особенно с экономическим кризисом, она подрывает в том числе семейную ситуацию. Я уже говорила о том, что проблемы материального характера связаны с тем, как складываются отношения в семье, возникают ли проблемы в семье и так далее. И вот эти наши экономические шоки заставляют задуматься и сделать некоторый крен в сторону традиционных установок.

    Сейчас можно утверждать, что традиционалистские паттерны укоренены в нашем обществе. И сколько бы мы ни говорили о модернизации, в том числе в семейной сфере, об эмансипации, о роли женщин и о том, что мы точно идем в сторону выравнивания позиций мужчин и женщин в вопросах распределения ролей в принятии решений в семье, скорее, мы пока нащупали какую-то точку равновесия. Да, безусловно, модели вариативны, и мы ищем разные опции, но доминирует в нас традиционная установка.

    Кстати, если мы говорим, например, о семейном статусе, то наличие партнера повышает вероятность задействования в семье патерналистских моделей. То есть пока нет семьи или уже нет семьи, нет супружеских отношений, мужчины и женщины активнее говорят о том, что решения должны быть приняты либо тем, кто может их принимать более эффективно, либо после каких-то совместных обсуждений. Но как только выстраивается семейная пара, там доля тех, кто говорит о том, что вообще-то мужчина должен принимать решения, становится больше. Интересно, но факт.

    Если говорить о немножко другой истории с гендерными ролями, то есть отойти от проблемы принятия решений или лидирующей позиции, то вообще-то семьи бывают разные. То есть традиционное восприятие семьи — это союз мужчины и женщины для воспроизводства себя в детях и отношений в следующем поколении. Для чего создают современную семью? А создают ее для реализации разных задач. И трансформация семьи и гендерных ролей в текущий момент по большому счету связана с тем, что возникает многообразие форм семьи в разрезе того, для чего эти семьи людям нужны. То есть не кто принимает решение или не кто выступает основным кормильцем в семье, а для чего они нужны? И семьи бывают разные.

    Самая распространенная модель — семьи, которые создают определенный комфорт, в них удобно — удобно жить, удобно коммуницировать. Они не мешают работать или достигать каких-то других вершин, связанных с внесемейной сферой. Это такая семья как зона комфорта, в которой супруги не имеют вредных привычек, они умные, интеллектуально развитые, уверенные в себе, при этом мужчина обеспечивает материальный достаток. Эта модель чаще распространена среди молодежи, хотя сказать, что она исключительно молодежная, нельзя. Более ярко эта модель представлена в крупных городах, в мегаполисах, в первую очередь в Москве. Жизнь динамичная, задач много, и отвлекаться на какие-то дополнительные проблемы, требующие материального, эмоционального и физического ресурса, в общем-то не хочется.

    Другая модель, тоже распространенная примерно в трети случаев, это семья как домохозяйство. Экономическая единица, дом — полная чаща, мужчина, обеспечивающий материальный достаток, хозяйственные, практичные супруги, у которых именно в доме с очагом все хорошо. Добрая, хорошая женщина. Такие семьи не локализуются в каких-то возрастных группах, они равномерно размазаны между различными возрастными когортами.

    Еще один тип семьи: семья — любовное гнездышко. Вообще с любовью в российском обществе как-то тяжело. О любви не мечтают, и встретить настоящую любовь заветным желанием не является. Или является крайне редко. То есть как мечта — встретить любовь — наблюдается вообще меньше чем у 10% населения. Как заветное желание, которое можно загадывать золотой рыбке, тоже не больше чем у 20%. Соответственно, когда появляется потребность в семье или выстраиваются роли, связанные с какими-то любовными отношениями, это отдельный тип семьи. Здесь привлекательные супруги — физически сильны, здоровы, сексуальны. Женщина, кстати, должна быть верной. С мужчиной — есть варианты, то есть это требование не так критично, как в отношении женщин. В общем-то это следующая по распространенности в российском обществе модель.

    Четвертый тип — тип семьи как семьи для детей. Это модель как раз максимально приближенная к традиционным формам, когда семья воспроизводится. Дети — это самоценность, главное, вокруг чего крутится семейная жизнь. Соответственно, верность и любовь к детям — это первоочередные характеристики, которые ценят в супругах их партнеры. Таким образом, у нас действительно наблюдается динамика. И наблюдается она, с одной стороны, в виде модернизации, перехода от традиционного к современному в части роли женщин как кормильца в семье и тех членов семьи, которые принимают решения, а с другой стороны, в виде многообразия, плюрализма того, какие семьи существует.

    Все эти семьи могут быть счастливыми, но каждая — по-своему. Тут уже теряется понятие нормы, какой должна быть семья. Нормативная модель размывается. Каждый ищет счастье в той форме, в которой оно ему нужно. Более того. Традиционная система гендерных отношений — это рассматривание мужчины и женщины сразу как потенциального супруга. Кто такой хороший мужчина? Тот, кто станет хорошим мужем. А хорошая женщина — та, что станет хорошей женой. В современном мире есть идеальная женщина и идеальная жена. Точно так же есть идеальный мужчина и идеальный муж. Это не всегда совпадает, но есть пересечения. То есть если мы говорим, например, о том, какие качества в максимальной степени важны для идеальной женщины, то это привлекательная внешность и сексуальность. Причем с точки зрения всех. А кто такая идеальная жена? Верна, любит детей и хозяйственна. У мужчин похоже, но не так критично. То есть идеальные мужчины у нас здоровы и физически сильны. Дальше могут быть вариации — для кого-то не должен иметь вредных привычек, для кого-то должен быть умным и обеспечить материальный достаток. Что уже дает некоторый намек на то, что эти мужчины могут стать хорошими мужьями. И правда. Идеальный муж — это тот, кто любит детей, верен и, самое главное, умеет обеспечить материальный достаток. То есть мужчинам сегодня несколько легче сначала быть идеальным мужчиной, а потом стать идеальным мужем. Женщине же нужно осваивать принципиально разные роли.

    Таким образом, гендерные и семейные роли в отношениях мужчины и женщины разные, но с какой-то долей вероятности пересекаются. При этом для мужчин это пересечение обозначено четче. И это говорит о том, что роль мужчины, мужа воспринимается куда более традиционно, в отличие от роли женщины. Но если копаться дальше, идеальные мужчины и идеальные женщины тоже бывают разные. Кому-то нужен мужчина брутальный, кому-то нужен мужчина-интеллектуал, кому-то нужен чтобы «хоть не пил». И с женщинами тоже по-разному. То есть тут тоже есть определенный плюрализм. Более того, скажу, что если, говоря о гендерном раскладе в семье, мы видим хорошо оформленные модели, то с ролями, с портретами, с моделями идеального мужчины и идеальной женщины гораздо сложнее. Тут очень много различных вариаций.

    И это как раз характерная черта того самого процесса модернизации семейной сферы и сферы гендерных отношений. То есть мы не столько идем из пункта А в пункт Б, понимая, что у нас в пункте А — одно состояние, а в пункте Б — другое. Если с пунктом А еще можно как-то разобраться, то с пунктом Б вообще ничего не понятно. Точнее, понятно, что там вариативность. Можно выйти одной дорогой, а прийти совсем другой. Это то, что характерно для российской семейной схемы. У нас есть тренд на размывание базовых, традиционных, гомогенных образцов. При этом размывание не идет в полной мере, на полных парусах. В душе мы все-таки остаемся традиционалистами. И базовые традиционные установки доминируют, хотя в общем-то существуют различные модели и гендерных, и семейных отношений.

    Что будет в перспективе? Примерно это же и будет. Будут развиваться различные формы брачности и брака, и многообразие будет только нарастать. Будут развиваться функциональные особенности семьи — что нужно партнерам в семье, для чего они встретились и продолжают быть вместе. То есть для кого-то это дети, для кого-то — любовь и секс. С сексом тоже отдельная история. Не всем для счастливой семейной жизни нужен секс. И даже среди молодежи не всем нужен секс. Более того, благополучная молодежь опять же в мегаполисах — это те, кому некогда. Устали. Другие задачи. Свой ценный ресурс нужно направить на какие-то другие активности, которые что-то принесут в будущем. Так что формы супружеских, семейных отношений будут нарастать в своем многообразии. И это как раз тот тренд, который уже заложен и будет складываться дальше. Это те ключевые моменты, о которых в части динамики семейных и гендерных отношений я вам сегодня хотела рассказать.

    Школа №6 г.Владивосток. Семья и семейные ценности

    ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ СЕМЬИ ДОРОЖЕ?

    Что может быть семьи дороже?

    Теплом встречает отчий дом,

    Здесь ждут тебя всегда с любовью,

    И провожают в путь с добром!

     

    Отец и мать, и дети дружно

    Сидят за праздничным столом,

    И вместе им совсем не скучно,

    А интересно впятером.

     

    Малыш для старших как любимец,

    Родители — во всем мудрей,

    Любимый папа — друг, кормилец,

    А мама ближе всех, родней.

     

    Любите! И цените счастье!

    Оно рождается в семье,

    Что может быть ее дороже

    На этой сказочной земле

    Почти вся наша жизнь строится на основе семьи. С рождения до подросткового возраста мы живём в доме наших родителей. Через несколько лет мы женимся и создаём нашу собственную семью. В семье мы переживаем наш первый опыт любви в отношениях с нашими родителями. Эта любовь создаёт наш характер. Не важно — какая у нас позиция в обществе, какой уровень образования, богатства или известности — семья — это то место, где создаётся окружение долгосрочных отношений, заботы и даже образца для нашего развития. Семья — это и школа любви, и школа нравственности, источник наших самых сокровенных ценностей.

    Главная цель любой семьи – формирование нового, более лучшего и более свободного поколения. Выполнять эту задачу семья сможет тогда, когда она основана на духовных ценностях, на духовном единении, которое нужно понимать не как одинаковость характеров и темпераментов, а как однородность духовных оценок, общность жизненных целей и принципов родителей и детей. Такая семья учит ребенка правильному восприятию авторитета, высшего ранга другого лица, учит подчиняться, не унижаясь и не впадая в зависть или озлобление. Такая семья учит ребенка правильному восприятию свободы, основанной на уважении свободы и права других. Такая семья является школой здорового чувства частной собственности, самодеятельности и инициативы, социальной взаимопомощи и верности.  В такой семье нет проблем отцов и детей, так как непонимание отцов и детей возникает из-за быстрой смены вкусов, уклада, воззрений, а духовные основы жизни не поддаются влиянию моды и технических изобретений.

    Семья является хранителем традиционной русской культуры быта; через нее осуществляется историческая связь поколений.

    О семейных ценностях

    Есть разные семьи: и многодетные, и такие в которых только один взрослый и один ребенок. Они могут различаться по национальности и уровню образованности родителей, по их возрасту, социальному статусу и уровню жизни; могут жить в столице или в провинции. Какую же семью можно считать лучшей для ребенка с точки зрения психологов? Чего каждый из нас имел право ожидать от своей семьи и своих родителей – ведь все мы когда – то были детьми?

    Если ребенка сравнивать с молодым деревцем, то семья – это почва, на которой оно растет, и тот ландшафт, который его формирует. Одни растут в ухоженном саду, другие – в оранжерее, третьи – на скудной каменистой почве, четвертые – за высокой стеной, пятые – на семи ветрах. И вырастают деревца, конечно, разные.

    Хорошая семья дает опору ребенку, помогает укрепиться в этом мире, позволяет почувствовать прочность бытия. В хорошей семье никто ни кого не защищает, она сама по себе – лучшая защита ребенку от любых внешних угроз, надежный тыл, его первый образ мира, который он затем всю жизнь будет проецировать на внешний мир – или спокойно доверяя ему, или боясь на него положиться. Быть опорой и защитой, вселяя уверенность и возвращать спокойствие духа – вот первое предназначение семьи.

    Участвуя в общих заботах по дому вместе со старшими, ребенок осознает свою причастность к жизни всей семьи. Он постигает очень важные понятия: каждый член семьи (в том числе и он) имеет свои обязанности, от выполнения которых зависит чистота, уют, порядок, в доме.  В  семье существуют определенные законы, которым нельзя не подчиняться; действия всех членов семейного коллектива взаимозависимы и продиктованы общими интересами; все – старшие и дети – делают не только то, что хочется, но и то, что необходимо; каждый, выполняя определенные обязанности, делает это не только для себя, но и для других. Совместный труд дает почувствовать всем участникам равенство членов семьи, ответственность каждого перед семейным коллективом.

    Эмоциональная атмосфера семьи – это тоже своего рода традиция. В одних семьях принято все дела, даже возникающие разногласия, решать спокойно, по-деловому. В других и обычный разговор ведется с раздражением, на детей принято покрикивать. Ясно, что в первом случае ребенок приучается реагировать на спокойное обращение, во втором – на сильные раздражители: не послушается до тех пор, пока не накричат на него.

    Тональность отношений складывается из мелочей. Прислушайтесь, в каком ключе настроены голоса членов семьи. Как строится диалог? Что преобладает – раздражение, угрюмость или спокойствие, приветливость, вежливость или дерзость, юмор, шутка или ворчание?

    Нельзя забывать о том, что мы воспитываем не только тогда, когда ребенка поучаем, внушаем ему понятие о добре и зле, объясняем, требуем…  Мы оказываем воздействие постоянно, каждую минуту соприкосновения с развивающейся личностью. В воспитании участвует все  – наши дела, мысли, чувства, суждения, интересы, вкусы, потребности, в общем, вся атмосфера семьи, которой «дышит» ребенок. И если ребенок видит в отношениях взрослых принципиальность суждений, самокритичность, взаимопомощь, чуткость, внимание, то и ребенок, включаясь в систему подобных отношений, приобретает положительные черты характера. Но если ребенок наблюдает в отношениях взрослых фальшь, равнодушие, невмешательство вместо принципиального, активного противоборства, стремление к материальным выгодам вместо моральных приобретений, то его воспитанность неизбежно ставится под угрозу.

    Умеем ли мы построить свой разговор с ребенком? Не с позиции мамы и папы, а как-то  персонально, открыто, не прячась за свои роли? Эта способность в большей степени зависит от того, были ли в нашем собственном детстве такие человеческие разговоры. Слушал ли нас кто-нибудь , принимал ли всерьез, или мы были только статистами и молчаливыми слушателями чужих монологов? Как трудно переучиваться, если собственный детский опыт был негативным!

    И мы, помня обиды и боли собственного детства, порою ужасаемся, понимая, что по отношению к собственным детям ведем себя точно так же неправильно, как вели себя с нами наши родители. Наверное, поэтому родительство – самая трудная жизненная задача: здесь никто не может рассчитывать на быстрый успех и абсолютную компетентность, зато каждый в своем ребенке видит себя.

    Вот почему весь стиль жизни семьи стоит выверять с позиции нравственных критериев. Чему учится ребенок в семейном коллективе? Какие нравственные ценности приобретает от нас? Совпадает ли весь строй жизни семьи с требованиями, предъявленными к ребенку? Все эти и многие другие вопросы следовало бы почаще обращать нам к самим себе.

     

     

    Правила общения детей и взрослых

     

    Как можно меньше ворчать друг на друга по поводу и без повода.

    Не пытаться никого перевоспитывать, особенно если человек не осознает необходимости самосовершенствования.

    Не увлекаться критикой: маленькому и большому человеку гораздо приятнее узнавать о себе хорошее, чем плохое.

    Искренне восхищаться достоинствами членов своей семьи, заранее демонстрируя и предвосхищая их будущие, еще не проявившиеся возможности.

    Постоянно проявлять внимание к своим родным и близ­ким людям. Только в таком случае можно рассчитывать на ответное внимание.

    Быть вежливым и предупредительным с родными и близ­кими, несмотря ни на какие трудности, возникающие при общении.

    Правила благополучного родителя

    Чем больше времени родители проведут со своим ребенком в детстве и юности, тем больше шансов у престарелых родителей видеть взрослых детей в отцовском доме.

    Чем меньше родители будут использовать в общении с собственным ребенком угрозы и наказания, тем больше вероятность принятия взрослыми детьми права на спокойную старость их родителей.

    Чем чаще родители используют в воспитании собственных детей упреки и напоминания о детских неблаговидных поступках, тем больше вероятность того, что любая немощь престарелого родителя будет замечена и подчеркнуто продемонстриро­вана взрослым ребенком.

    Чем раньше родители научатся проявлять терпение и терпимость по отношению к ребенку в детстве, тем больше шансов у состарившихся родителей почувствовать по отношению к себе проявление терпения и терпимости от взрослых детей.

    Хамство и грубость, направленные на ребенка, практически всегда возвращаются неуютной и обиженной старостью, очень грустной и очень тоскливой.

    Чем больше родители привлекают своих детей к обсуждению жизненно важных вопросов семьи, нравственных проблем, тем больше шансов у престарелых родителей быть в гуще событий жизни своих взрослых детей.

    Родители, которые хотят иметь детей, должны задать себе вопрос не только о том, какого ребенка они хотят вырастить, но и о том, какой они представляют себе свою старость.

    Законы родительской истины

    Закон 1. Дорожите любовью своего ребенка. Помните, от любви до ненависти только один шаг, не делайте необдуманных шагов!

    Закон 2. Не унижайте своего ребенка. Унижая его, вы формируете у него умение и навык унижения, которые он сможет использовать по отношению к другим людям. Не исключено, что ими будете вы.

    Закон 3. Не угрожайте своему ребенку. Угрозы взрослого порождают ложь ребенка, приводят к боязни и ненависти.

    Закон 4. Не налагайте запретов. В природе ребенка — дух бунтарства. То, что категорически запрещено, очень хочется попробовать, не забывайте об этом.

    Закон 5. Не опекайте своего ребенка там, где можно обойтись без опеки; дайте возможность маленькому человеку самостоятельно СТАТЬ БОЛЬШИМ.

    Закон 6. Не идите на поводу у своего ребенка, умейте соблюдать меру своей любви и меру своей родительской ответственности.

    Закон 7. Развивайте в себе чувство юмора. Учитесь смеяться над своими слабостями, разрешайте своему ребенку смеяться вместе с вами. УЧИТЕ СВОЕГО РЕБЕНКА СМЕЯТЬСЯ НАД СОБОЙ! Это лучше, чем, если над ним будут смеяться другие.

    Закон 8. Не читайте своему ребенку бесконечные нотации, он их просто не слышит!

    Закон 9. Будьте всегда последовательны в своих требовани­ях, хорошо ориентируйтесь в своих «да» и «нет».

    Закон 10. Не лишайте своего ребенка права быть ребенком. Дайте ему возможность побыть озорником и непоседой, бунта­рем и буяном. Период детства весьма скоротечен, а так много нужно попробовать, прежде чем станешь взрослым! Дайте возможность своему ребенку быть ребенком во время детства, иначе период детства продолжится и в его взрослой жизни. Это может обернуться серьезными последствиями и для вашего ребенка, и для вас, родители!

    Закон 11. Помните, что самое большое родительское счастье — видеть состоявшихся, умных и благодарных детей! Мы желаем вам успехов!

     

     


    Эволюция российской семьи (продолжение)

    А. Г. Вишневский,
    доктор экономических наук,
    директор Института демографии Государственного университета — Высшей школы экономики, Москва
    «Экология и жизнь» №8, 2008

    (Продолжение. Начало в предыдущем номере. Окончание в следующем номере)

    XX век: от крестьянской семьи к городской

    Семья в новой социальной среде

    В начале XX века преобладающим типом семьи в России была традиционная крестьянская семья, и мало кто думал, что дни ее сочтены и понадобится всего несколько десятилетий, чтобы под натиском форсированной индустриализации и урбанизации такая семья в России ушла в прошлое — как и сама традиционная российская деревня.

    Можно по-разному относиться и к самим этим переменам, и к методам, которыми они осуществлялись, но невозможно оспорить их конечного результата. Уже к середине минувшего столетия в России количественно преобладали семьи городских жителей, и доля таких городских семей все время росла. Между 1926 и 1989 г. численность населения России увеличилась на 59%, численность городского населения — в 6,6 раза, число городских семей — более чем в 8 раз.

    Число городских семей быстро увеличивалось, потому что бурно росло городское население, а это в свою очередь было следствием перемещения большей части рабочей силы из сельского хозяйства в несельскохозяйственные отрасли, стремительного распространения промышленных и других городских видов занятий. При этом производственная деятельность все большего числа людей перемещалась за пределы семьи и превращалась для большинства из них в труд за зарплату. В результате семейные и производственные обязанности отделялись друг от друга в пространстве и времени, их сочетание усложнялось. В России, как и в некоторых других республиках бывшего СССР, эти общемировые тенденции были доведены до крайности, в частности в том, что касается женской занятости (она почти не отличалась от занятости мужчин в 1970–1980-е годы).

    Еще одно ключевое изменение, которое также не могло не сказаться на семье и семейных ролях, — стремительный рост уровня образования мужчин и особенно женщин. В России даже в 1920-е годы проблемой была обычная грамотность, умение читать и писать. Начиная с поколений, родившихся во второй половине 1930-х годов, быстро росла доля мужчин и женщин, получающих высшее или среднее образование. У мужчин, родившихся в первой половине 30-х годов, среднее или высшее образование получали 333 человека на тысячу, у женщин — 294. Для родившихся тридцать лет спустя, в первой половине 60-х годов, соответствующие показатели были 911 и 947.

    Резко выросшие требования к воспитанию и образованию подрастающего поколения также не могли остаться без последствий для семьи, ибо очень сильно увеличились затраты на каждого ребенка и продолжительность срока их содержания родителями. А так как параллельно с этими изменениями довольно быстро снижалась детская смертность, одновременно увеличивалось и число выживающих детей, и объем затрат (не только денежных, но и времени, эмоциональной энергии и т. п.) на каждого из них.

    Семья оказалась перед новыми вызовами, на многие из которых она не готова была ответить. Нарушилась свойственная крестьянской семье тесная связь между числом едоков и числом работников. Теперь потребности семьи при прочих равных условиях зависят от числа и возраста ее членов, прежде всего детей, остающихся иждивенцами намного дольше, чем прежде, а экономические ресурсы — от оплаты труда имеющихся в ее составе работников. Прямой связи между тем и другим нет.

    Кроме того, в новых условиях, чтобы дать детям образование, обеспечить необходимый уровень заботы о здоровье членов семьи и т. п., понадобились особые профессиональные знания, специальные учреждения с развитой инфраструктурой, заменить которые семья не может. Ответом на эту новую ситуацию во всем мире стало развитие современных образовательных и медицинских учреждений, систем социального обеспечения, берущих на себя иждивение некоторых нетрудоспособных членов семьи (например, пенсионеров, инвалидов), помощь матерям с детьми и ряд других функций материальной поддержки семьи, а также развитие сферы бесплатных или частично оплачиваемых услуг, доступ к которым не связан жестко с доходами семей (образование, здравоохранение и пр.).

    В итоге резко возросли даже минимальные «вложения в человека» — причем как вложения семьи, так и вложения общества, тогда как ресурсы и семьи, и общества в 1920–1930-х годах были более чем ограниченными. Стоит ли удивляться, что подобно тому, как это происходило в других странах, в России началось быстрое снижение рождаемости, которое стало ответом одновременно и на снижение детской смертности, и на рост «стоимости» человека.

    Быстрое снижение рождаемости коренным образом изменило все «расписание» семейной жизни. Вынашивание и вскармливание детей, занимавшее десятилетия жизни крестьянской женщины, теперь укладывалось в несколько лет, причем период, на который приходятся эти годы, женщина может выбирать сама. Пространство специфических биологических материнских функций, занимавшее огромное место в жизни традиционной семьи, резко сузилось, и соответственно расширилось поле других, свободно выбираемых социальных функций. Существенно менялась вся конфигурация семейной жизни.

    Мир, в котором существовала семья, стал иным, не могла не измениться и семья: ее основополагающие функции, образ жизни, ритм формирования, семейные роли, внутрисемейные отношения, семейная мораль — все вступило в полосу обновления.

    Перемены в размере и составе семьи

    Сразу после революции и гражданской войны большие семьи еще удерживали свои позиции. В 1920 г. средний размер сельской семьи (тогда преобладавшей) составлял 5,6 человека, но с конца 1920-х годов размер семьи стал быстро сокращаться.

    На протяжении всей второй половины столетия, особенно в 1970–1980-е годы, увеличивалась (прежде всего в деревне, где это было связано с миграцией молодежи в города) доля самых маленьких семей, состоящих из двух человек, и неуклонно сокращалась доля семей с пятью и более членами. Доля же средних семей, состоящих из трех-четырех человек, превысив к 1970 г. 50%, оставалась затем довольно устойчивой.

    К концу XX века в Российской Федерации наиболее распространенными были три разновидности семьи: а) супружеская пара с детьми или без детей; б) один из родителей с детьми; в) супружеская пара с детьми или без детей с одним из родителей супругов и другими родственниками.

    Процесс перехода к супружеской семье в России продвинулся очень далеко, но, возможно, все же еще не закончился. Одной из причин этого может быть недостаточная жилищная обеспеченность, которая в ряде случаев может препятствовать полному обособлению супружеской семьи.

    Поскольку практически все пожилые люди в России получали пенсию, в основном именно дети образовывали группу иждивенцев. В среднем на одно домохозяйство приходилось 0,8 иждивенца, а на одного экономически занятого — 0,6.

    Новый смысл брака

    Объективный смысл института брака всегда заключался в том, что он создавал социальные рамки отношений мужчины и женщины в той части этих отношений, которая касалась сексуальной жизни и производства потомства. Конечно, существовало еще множество функций — экономических и социальных, — которые попутно выполнял брак, множество отношений, которые регулировались с его помощью. Но такие отношения, например имущественные, между членами семьи могли существовать (и существовали) и независимо от брака, а права и обязанности, связанные с сексуальной жизнью и производством потомства, как правило, давал только брак.

    Эти права и обязанности, определявшие в основных чертах как систему отношений между супругами, так и относительную обособленность супружеской пары от внешнего мира, не были кем-то придуманы. Они с необходимостью предписывались всеми условиями, в которых жил человек прошлого, но прежде всего — условиями демографическими. Высокая смертность во все прошлые эпохи делала необходимой устойчиво высокую рождаемость, обеспечить которую можно было, только подчинив связанное с производством потомства массовое поведение людей жестким правилам. Нужно было сделать одновременно и обязательной, и неразрывной цепочку, связывающую между собой половой акт, зачатие, вынашивание, рождение, вскармливание и выхаживание детей. Именно такую неразрывность обеспечивал традиционный брак. Все мировые культурные и религиозные традиции, культурные, а затем и правовые нормы одобряют и даже освящают вступление в брак, разрешают половую жизнь только в браке и запрещают вмешательство супругов, способное воспрепятствовать зачатию, вынашиванию или рождению ребенка.

    Разумеется, никогда не было недостатка в нарушении норм и различных отклонениях от них, иногда даже санкционированных культурой. Но это не могло поколебать самих норм, так как они отвечали базовым условиям существования людей, что и находило отражение во всех фундаментальных социальных установлениях. И если говорить о широких слоях российского общества, то они сохраняли приверженность традиционному браку, а общественное мнение в целом оставалось «высоконравственным» в том смысле, что разделяло издавна сложившийся нормативный взгляд на ценности брака и его предназначение, а всякого рода отклонения от нормы осуждало как некое моральное извращение.

    Однако то, что было оправдано или, по крайней мере, объяснимо в крестьянской России XIX века, постепенно теряло смысл в России века XX. Снижение смертности и особенно рождаемости в стране, как и везде в мире, поставило под сомнение необходимость слитного брачного, полового поведения, а также поведения в отношении деторождения. Союз мужчины и женщины стал более интимным, в одних случаях более глубоким, в других — более поверхностным, но всегда не слишком требующим внешнего, официального оформления брачных уз. Повышается избирательность в поиске долговременного партнера в супружестве, но понижаются требования к кратковременным сексуальным партнерам, связь с которыми вовсе не обязательно превращается в прочный брак. Такие связи воспринимаются и самими партнерами, и социальным окружением как подготовка к браку, как эпизоды на пути проб и ошибок. Возраст полового дебюта все чаще перестает совпадать с возрастом вступления в брак, момент начала фактического брака, даже если он впоследствии и регистрируется, отделяется от момента регистрации, время зачатия или рождения детей становится мало связанным со временем начала фактических брачных отношений и т. д.

    Хотели того люди или нет, их индивидуальный жизненный путь, включая и его семейную составляющую, должен был вписываться в совершенно новые рамки, которые создавались происходившими в стране глубокими многосторонними общественными переменами. Менявшиеся демографические, экономические, психологические условия жизни семьи все больше уводили людей от традиционных моделей поведения и требовали поиска новых, единственное бесспорное преимущество которых заключалось в том, что они лучше прежних отвечали требованиям жизни. Но это вовсе не означало, что новые формы организации личной жизни, семьи, брака, вписывающиеся в новые условия, не принесли с собой и новых напряжений и проблем. А сверх того существуют еще проблемы переходных состояний, когда прежние семейные формы уже сходят со сцены, а новые еще не вполне утвердились. А это именно та ситуация, в которой оказалась российская семья в минувшем столетии.

    Противоречия процесса модернизации российской семьи

    К началу XX века более свободные, более современные формы семьи стали складываться в российском обществе прежде всего в том его слое, который получил название «интеллигенция». Здесь постепенно утверждалась «буржуазная», городская семья. Она невелика по размеру, состоит из супругов и небольшого числа детей, но главное ее отличие — в характере отношений между мужем и женой, между родителями и детьми. В них гораздо больше интимности, демократизма, признания самоценности каждого члена семьи. Именно такая семья становится колыбелью нового фундаментального принципа семейных отношений, прямо противоположного прежнему: теперь это не человек для семьи, а семья для человека.

    Однако «эволюционное» начало в неизбежном историческом преобразовании семьи в России было оттеснено «революционным». В первые послереволюционные годы критика патриархальной семьи приобрела радикальный характер и переросла в отрицание не только архаичных, отживших форм семьи и принципов семейных отношений, но и института семьи как такового. Официальные идеологи того времени были убеждены, что «в коммунистическом обществе вместе с окончательным исчезновением частной собственности и угнетения женщины исчезнут и проституция, и семья» (Н. Бухарин), что «место семьи как замкнутого мелкого предприятия должна занять законченная система общественного ухода и обслуживания» (Л. Троцкий). Антисемейное идеологическое поветрие было весьма далеко от реальных требований времени и в своем крайнем виде продержалось недолго. Уже в конце 1920-х годов начинается движение маятника в противоположную сторону. Советское государство очень быстро отказалось от следования «революционной теории» и во многом стало возрождать ценности традиционной семьи. Но стремление к военно-промышленной мощи, подстегивание индустриального и городского роста, а тем самым и распространения городского образа жизни, рост независимости женщин и уровня образования были несовместимы с сохранением традиционных семейных отношений.

    Следует добавить, что мобилизационное напряжение советских десятилетий не допускало существования каких бы то ни было конкурирующих с государством автономных институтов с их собственной системой принятия решений. Не могла быть таким институтом и семья — ни традиционная, ни городская. Поэтому в советское время в явном или неявном виде восстановленный принцип человек для семьи дополнился новым принципом: семья для государства. Власти очень скоро научились использовать громкое морализирование в патриархально-семейном духе, что позволяло бесцеремонно вмешиваться в жизнь семьи: морализаторскими заклинаниями сопровождались запрет аборта, ограничение разводов, непризнание незарегистрированных браков, повышенное внимание к «моральному облику» при назначении на «ответственные» должности, вмешательство «общественности» в семейные дела, преувеличенное целомудрие официального искусства.

    Эволюция взглядов на семью в последние десятилетия XX века отражала объективные процессы постепенного утверждения городской семьи в новом социальном мире, ее возрастающую тягу к самостоятельности, «суверенности», хотя, конечно, десятилетия государственного патернализма оставили глубокий след. Но все же разрыв с идеями всеобъемлющего патернализма, равно как и тесно связанным с ним принципом семья для государства, к концу столетия обозначился довольно четко. С принципом человек для семьи дело обстояло иначе. Он был основательно укоренен в культуре. Массовое сознание долго не могло освободиться от заветов патриархальности. И все же при всей важности устойчивых идеологических позиций их влияние на реальное развитие событий не абсолютно. Старая патриархальная семья с присущими ей ценностями действительно разрушалась, и это подрывало не только классический принцип человек для семьи, но и его советское дополнение принципом семья для государства.

    Какое-то время казалось, что в России, как и в других развитых странах, место старой семьи заступает новая, достаточно стабильная супружеская малодетная семья городского типа, сильно отличающаяся от патриархальной, но все же сохраняющая по отношению к ней и определенную преемственность. Однако тенденции развития европейской семьи самого последнего времени заставляют усомниться в надежности такого прогноза. Судя по всему, поиск новых форм организации личной жизни человека выходит за рамки супружеской семьи и пока далеко не завершен, так что исследователям не остается ничего иного, как наблюдать за происходящими изменениями, стремясь понять их не всегда ясный глубинный смысл.

    Эта задача стоит и перед исследователями российской семьи, которая, хотя и не совсем синхронно с европейской, также быстро видоизменяется, о чем свидетельствуют все количественные показатели, все новые параметры жизненного цикла семьи — возраст вступления в брак и продолжительность жизни в браке, количество регистрируемых и нерегистрируемых браков и их соотношение, доля одиноких, число разводов и повторных браков, число детей, возраст родителей при их рождении, доля внебрачных рождений, размер и состав семьи на разных этапах ее жизненного цикла. Конкретные значения этих показателей будут рассмотрены и прокомментированы далее.

    (Продолжение. Начало в предыдущем номере. Окончание в следующем номере)

    Традиционная семья: определение и концепция — видео и стенограмма урока

    Определения

    Подумайте о популярном телешоу 1980-х годов Шоу Косби и недавнем мультфильме Гриффины . Что общего у этих двух телешоу? Если вы догадались, что оба шоу изображают традиционные семьи, вы были бы правы.

    Традиционная семья — это семейная структура, состоящая из мужчины, женщины и одного или нескольких их биологических или приемных детей .В большинстве традиционных семей мужчина и женщина — это муж и жена. В фильме «Шоу Косби » зрители наблюдают, как доктор Хитклифф «Клифф» Хакстейбл и его жена, адвокат Клер Хакстейбл, воспитывают своих пятерых биологических детей в Бруклине, штат Нью-Йорк. В шоу Family Guy семейная пара Питер и Лоис Гриффин воспитывают троих детей в своем доме.

    Процент традиционных семей в США неуклонно снижается за последние 40 лет. В 1970 году традиционные семьи составляли 40% населения U.С. хоз. К 1990 году доля традиционных семей снизилась до 25,6%. В 2010 году Бюро переписи населения США подсчитало, что только 20% всех домашних хозяйств в США были традиционными семьями. Другой термин, используемый для обозначения традиционной семьи, — это нуклеарное семейство .

    Традиционное семейство отличается от нетрадиционного семейства , которое представляет собой скрытый термин, используемый для описания всех других типов нетрадиционных семей. Если вы когда-нибудь смотрели телешоу Modern Family , вы сталкивались с несколькими различными типами нетрадиционных семейных структур.

    Нетрадиционные семьи включают:

    • Сожительствующие семьи или пары, не состоящие в браке, которые живут в одном домашнем хозяйстве
    • Неполные семьи , состоящие из одного родителя и одного или нескольких биологических или приемных детей
    • Расширенные семьи , состоящие из двух или более взрослых из разных поколений одной семьи, которые вместе ведут домашнее хозяйство
    • Однополые семьи , состоящие из однополых пар и одного или нескольких детей

    «Идеальная» семья — здоровые дети.org

    Существует ли такое понятие, как «идеальная» семья?

    Американская семья — быстро меняющийся институт. Возможно, вы выросли в стереотипной американской семье — двое родителей и один или несколько детей, с отцом, который работал вне дома, и матерью, которая оставалась дома и заботилась о детях и домашнем хозяйстве. Сегодня, когда на рынок выходит так много женщин, растет число разводов и растет число семей с одним родителем, другие структуры семьи становятся более распространенными.

    Если ваша собственная семья не похожа на ту, в которой вы выросли, в вашей ситуации, конечно, нет ничего необычного. В настоящее время 30 процентов американских семей возглавляют одинокие родители, которые либо разведены, либо овдовели, либо никогда не состояли в браке. Некоторые дети живут в приемных семьях; другие живут в сводных семьях или в семьях геев и лесбиянок. Более чем в двух третях семей оба родителя работают вне дома.

    Даже если ваша собственная семья соответствует более традиционному образцу, у ваших детей почти наверняка будут друзья, которые живут в семьях с разной структурой.Время от времени вы можете ожидать, что ваша молодежь будет задавать такие вопросы, как «Почему люди разводятся?» «Почему мать и отец Джимми не живут вместе?» «Почему отец Аннетт живет с другой дамой?» Поскольку семьи так важны для детей, родители должны иметь возможность отвечать на такие вопросы не только с помощью лозунгов или быстрых ответов. Задавая эти вопросы, дети пытаются понять две вещи о семьях: различные структуры, которые могут принять семьи, и возможные изменения в структуре, образе жизни и отношениях.

    Любая группа людей, живущих вместе в домашнем хозяйстве, может создать и называть себя семьей. Например, для разделения расходов разведенная мать с двумя детьми может жить с другой разведенной женщиной с детьми; вместе они могут считать себя семьей. Бабушка и дедушка, живущие с дочерью, зятем и внуками, могут стать неотъемлемой частью их семьи. Вариации семейных структур и определений почти бесконечны, но у них есть определенные общие качества: члены семьи эмоционально разделяют свою жизнь и вместе выполняют многочисленные обязанности семейной жизни.

    МИФ: «Ядерная семья» — универсальный феномен

    Ядерная семья обычно определяется как семейная группа, состоящая только из отца, матери и детей. Хотя большинство людей склонны думать, что именно эта структура семьи всегда была доминирующей, это не так.

    Ядерная семья — относительно недавнее явление, получившее распространение только в прошлом веке. До этого «традиционная» семья состояла из нескольких поколений: бабушки и дедушки часто жили со своими детьми на фермах, а также в городских условиях, как правило, с другими родственниками, живущими поблизости.Нуклеарная семья возникла в ответ на ряд факторов: улучшение здоровья и увеличение продолжительности жизни, экономическое развитие, индустриализация, урбанизация, географическая мобильность и миграция в пригороды. Эти изменения привели к физическому разделению членов расширенной семьи и прогрессирующей фрагментации семьи.

    МИФ: Семейная гармония — правило, а не исключение

    Хотя семейная жизнь часто романтизируется, она всегда была наполнена конфликтами и напряжением.Трудности между супругами — обычное дело, разногласия возникают по самым разным вопросам, начиная от того, как следует воспитывать детей, и заканчивая тем, как должны финансироваться семейные финансы. Мужья и жены также часто борются со своей неспособностью поддерживать романтическое увлечение после первых нескольких лет их брака, поэтому им приходится учиться поддерживать отношения, в которых партнерство и дружеские отношения могут стать более важными, чем страстная любовь.

    Конфликты между родителями и детьми тоже обычное дело.Поскольку родители утверждают свой авторитет, а дети пытаются надлежащим образом отстаивать свою автономию, раздоры неизбежны.

    Хотя мы часто ожидаем, что семьи будут выше хаоса, существующего в остальной части общества, такое мировоззрение возлагает на семью нереалистичные ожидания. В реальном мире семьи не всегда являются убежищем, поскольку они тоже могут быть наполнены конфликтами. Хотя стресс и разногласия являются обычным явлением, они могут быть разрушительными для семьи, особенно когда конфликт выходит из-под контроля.Семьи находятся в постоянном стрессе, их толкают и тянут со всех сторон, часто без систем поддержки расширенных семей, которые, возможно, существовали в прошлом.

    МИФ: Стабильность семьи — мера ее успеха

    Изменения — это часть жизни. Смерть, болезнь, физическая разлука, финансовые затруднения, развод. . . это некоторые из событий, к которым семьям приходится приспосабливаться. Следовательно, стабильность не должна быть единственным критерием успеха семьи. Многие семьи вполне нормально функционируют, несмотря на частые сбои.Фактически, одним из важных показателей успеха семьи является ее способность приспосабливаться к изменениям. Повседневная жизнь полна стрессов, которые постоянно требуют от членов семьи приспособления.

    МИФ: Родители контролируют судьбу своих детей

    На самом деле родители не могут определить, какими будут их дети. Неизбежно дети отстаивают свою автономию, создавая для себя нишу, отдельную от родителей. В то же время многие факторы, внешние как для ребенка, так и для семьи, могут влиять на то, как ребенок развивается.

    Даже в пределах одной семьи между братьями и сестрами могут быть огромные индивидуальные различия в интеллекте, темпераменте, настроении и общительности. Тем не менее, несмотря на эти различия, родители несут ответственность за привитие каждому ребенку чувства того, что его любят и принимают, за помощь каждому ребенку в достижении различных задач развития и за социализацию каждого ребенка, чтобы он уважал правила и принимал обязанности, возлагаемые обществом. Это действительно потрясающие задачи.

    Некоторые родители считают себя полностью ответственными за судьбу своих детей.Эта вера возлагает тяжелое и нереалистичное эмоциональное бремя на них, а также на их молодежь. Если у детей возникают проблемы, они часто испытывают чувство неудачи; Точно так же дети чувствуют себя так, как будто они подвели свою семью, если не оправдают ожиданий своих родителей. По сути, родители могут влиять и формировать, но не могут контролировать жизнь своих детей.

    Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться вместо медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра.Ваш педиатр может порекомендовать лечение по-разному, исходя из индивидуальных фактов и обстоятельств.

    Разница между современной семьей и традиционной семьей

    Семья — это очень старая социальная группа. Он существует с давних времен. Он старше общества и так же стара, как сама человеческая жизнь. Но, несмотря на все это, это не статичное учреждение. Он всегда меняется с течением времени. По этой причине структура современной семьи не такая, какой она была около века назад.

    Чтобы подчеркнуть этот факт, Дж. Рурни и Джозеф Майер отмечают: «Хотя семья универсальна, никакая ее конкретная форма не является первичной или неизбежной. Как и все другие институты, это общественный продукт, подверженный изменениям и модификациям ».

    Точно так же Нимкофф и Огбурн также пишут: «Семья сильно изменилась в прошлом и приняла множество различных форм и функций. Семья оказалась очень устойчивым и гибким институтом. Несмотря на радикальные изменения формы и функций, семья продолжала существовать в каждом известном нам обществе.Из этих фактов должно быть ясно, что семья претерпевает постоянные изменения. В результате современная семья сильно отличается от древней ».

    Короче говоря, некоторые из основных различий между ними можно показать следующим образом:

    1. Замена совместной семьи на одну семью :

    Начнем с принципиального различия между современная семья и древняя семья относится к ее размеру.В древних обществах единая семейная система была в порядке вещей. Раньше были очень большие семьи, состоящие из представителей многих поколений. В одном доме жили не только родители и их дети, но и семьи их братьев, бабушек, дедушек и вдов-дочерей одной семьи.

    Такая семейная группа была подобна социальной ячейке, и часто количество ее членов превышало даже сотню, но в наше время односемейная система стала нормой дня.Теперь совместные семьи распались, и их место заняли отдельные семьи. Современные семьи довольно маленькие, состоящие из родителей и их маленьких детей.

    Даже взрослые дети после замужества отделяются от родителей и создают собственные семьи. В настоящее время количество членов семьи едва ли превышает десять человек или около того. Этот процесс распада совместных семей и на его месте создания одиночных семей сначала начался на западе, а теперь распространился по всему миру.

    2. Современная семья больше не является социальной единицей:

    Традиционная семья рассматривалась как социальная единица, тогда как современные семьи приобрели индивидуализм в мировоззрении. В древности все члены семьи жили в одном и том же месте и были связаны нитью общности жилищных и социальных условий. В семье были удовлетворены все физические и социальные потребности, и не было необходимости в каком-либо постороннем вмешательстве в человеческую жизнь.

    Но это не так в современных семьях с распадом совместной семейной системы. Семья в наше время потеряна. Его характер как социальной единицы. Люди стали более индивидуалистичными в мировоззрении, чем они думают об общих интересах. Теперь даже члены одной семьи живут разбросано в разных местах и ​​занимаются разными занятиями.

    Подчеркивая этот факт, Гисберт пишет: «Семья несколько расслабилась как тесно сплоченная социальная единица и открыла дверь для индивидуалистических тенденций и взглядов.Теперь муж вынужден покинуть свой дом, чтобы заработать на жизнь и работать в определенное время и в определенном месте и на условиях, предписанных другими ».

    3. Изменение положения женщин:

    Важное различие между традиционными и современными семьями связано с положением женщин. Раньше женщины занимали очень низкое положение в семье. Они были просто рабами людей, не обладающих никакой индивидуальностью. У них не было ни прав, ни свободы. Им приходилось выполнять веления членов семьи мужского пола.Но теперь ее позиция полностью изменилась.

    В современной семье женщина если не преданная мужчине, то равноправный спутник жизни. Теперь муж не диктует, а только просит жену выполнять за него задания. Теперь она освобождена от мужского рабства. Она может развестись с мужем, как муж может развестись с ней. Она может подать в суд на мужа за свои права и, в свою очередь, получить иск. Таким образом, положение женщин в семье изменилось с течением времени.

    4.Экономическая независимость женщин:

    Очень важной особенностью современной семьи является экономическая независимость женщин, чего не было в традиционной семье. Раньше женщины зависели от мужчин в удовлетворении всех своих потребностей и желаний. У них не было собственных независимых экономических ресурсов, чтобы поддержать их. Они были заключены в четыре стены дома, и все их основные потребности в пище, одежде и жилье должны были удовлетворяться в семье мужчинами.

    Женщины не могли владеть собственностью или заниматься какой-либо деятельностью. Брак был для них обязательной связью, которую они должны были заключить для удовлетворения экономических потребностей. Но теперь позиция полностью изменилась. Женщины в современной семье достигли все большей степени экономической зависимости. На работу выходит не только муж, но и жена. Доля женщин, работающих вне дома, постоянно увеличивается.

    Они теперь собственники, а также наемные работники и ни в чем не хотят отставать от мужчин. Эта экономическая зависимость во многом повлияла на отношение современной женщины. Раньше у нее не было другого выбора, кроме как найти партнера-мужчину, который мог бы жениться на ней и поддержать ее экономически.

    Теперь она не чувствует себя беспомощной перед мужчиной, улаживает с ним дела на собственном праве. Она не рабыня человека, который обеспечивает ее едой, одеждой и кровом, но теперь она может зарабатывать себе на жизнь.Такая особенность не отличала традиционную семью.

    5. Упадок религиозного контроля:

    В то время как традиционная семья была религиозной по мировоззрению, современная семья является светской. Религиозные обряды традиционной семьи, такие как ранняя молитва, ягья и т. Д., Больше не выполняются в современной семье. Брак также стал гражданским договором, а не религиозным таинством. Его можно сломать за час. Авторитет религии над условиями брака и развода заметно снизился.Развод — частое явление в современной семье. В традиционной семье это было редкостью.

    6. Снижение контроля над брачным контрактом:

    Брак — основа семьи. В традиционной семье родители заключали брак. Церемония бракосочетания была основана на принципе мужского доминирования и женского послушания. В современной семье люди менее подвержены родительскому контролю в вопросе выбора партнера. Сами партнеры не улаживают брак, и он может быть расторгнут по собственному желанию.

    7. Отказ от несущественных функций:

    Сфера деятельности традиционной семьи была намного шире, чем у современной семьи. Современная семья отказалась от множества функций, которые выполняла традиционная семья. Теперь эти функции взяли на себя специализированные учреждения.

    По словам Джея Рамни и Джозефа Майера: «По сравнению с средневековой семьей функции современной семьи немногочисленны. Почти исчезли его экономические, образовательные, религиозные и защитные функции.Они переданы государству, церкви, школе и промышленности ».

    Не только это, но и многие традиционные домашние дела, такие как приготовление пищи и выпечка, уборка и стирка, также выполняются за пределами домашнего хозяйства специализированными учреждениями. Таким образом, в то время как традиционная семья выполняла как основные, так и второстепенные функции, современная семья занимается выполнением основных функций.

    8. Современная семья больше не является экономической единицей:

    Традиционная семья была экономической единицей, которой в современной семье больше нет.Традиционная семья одновременно была единицей производства и потребления. Он был самодостаточен в хозяйственных нуждах. Все активные члены семьи были заняты семейным делом. Все предметы потребления можно было приготовить дома.

    Не было причин зависеть от внешних агентств ради экономического вознаграждения. Но современная семья не обладает таким характером. Это больше не самодостаточная единица. Члены семьи вынуждены обращаться за помощью извне, чтобы найти подходящее занятие.Он также перестал быть производственной единицей, потому что большинство предметов повседневной необходимости теперь приобретается на рынке.

    В этой связи Гисберт точно заметил: «Современная семья больше не является экономической единицей, как это было в средние века, когда производство, распределение и потребление развивалось дома как самодостаточная единица в сельскохозяйственном и кустарном хозяйстве. Было бы ошибкой утверждать, что семья теряет свои экономические функции, но она, безусловно, значительно их трансформирует.”

    Из вышеизложенного ясно, что семья подверглась глубоким изменениям экономического, социального и биологического характера. Современная семья больше не является экономической и самодостаточной единицей. Но, несмотря на все это, можно сказать, что семья по-прежнему остается стратегическим социальным институтом.

    Утрата функций и изменение структуры не разрушили его основных позиций. Таким образом, в конце концов можно сказать, что современная семья значительно изменилась по сравнению с традиционной семьей, но этот процесс изменения сразу стал результатом меняющихся потребностей и текущих обстоятельств.

    5 характеристик здоровой семьи: семейные традиции

    14 дек 5 Характеристики здоровой семьи: семейные традиции

    Сегодня, в рождественский сезон, я хочу поговорить о важности здоровой семьи. Здесь вы можете найти первую характеристику — безусловную любовь. Сегодня мы хотим подобрать характеристику №2, которая заключается в том, что здоровая семья устанавливает семейные традиции! Рождество написано повсюду.

    Номер два: устанавливает семейные традиции

    Семейные традиции вносят порядок и стабильность в вашу семью. Эти традиции могут включать каникулы, праздники, дни рождения — даже походы в ресторан. Подумайте о Рождестве. В прошлом году мы с Бекки спросили наших детей: «Что вы действительно помните о Рождестве из детства?» И одна из вещей, которые они оба подняли, заключалась в том, что мы всегда вместе готовим чайные пирожные. Чайные пирожные — это разновидность десерта, и эта традиция пришла от 96-летней бабушки моей жены. Она родилась в 1892 году и каждое Рождество делала две вещи: домотканую ткань и чайные лепешки.Мы подхватили традицию чайного торта. Эти традиции принесут тепло и теплые воспоминания вашим детям и всей вашей семье.

    Мы сделали бы то же самое в отпуске. Каждый год мы брали отпуск. Мы сделали все, от похода на озеро до водных лыж, до более экзотических европейских каникул. Мы несколько раз возили их в Нью-Йорк. Этот ежегодный ритм установил традицию и веселье.

    Однажды отец спросил меня: «Что ты делаешь, когда у тебя есть 14-летний сын, который не хочет проводить с тобой время?» Я сказал ему: «Вы узнаете, что им нравится делать, и сделайте это с ними. Итак, он пошел и купил своему сыну один из лучших скейтбордов, которые можно было купить. Теперь дело не в деньгах и вещах. Но этим он показал своему сыну, насколько он важен для него как сын как отец. Отец начал водить сына в разные классные места, чтобы покататься на скейтборде. Сегодня из-за этого у этого человека и его взрослых детей прекрасные отношения.

    Может быть, вы настраиваетесь на этот видеоблог, а кое-что еще не установили. Может быть, вы молодая пара или хотите чем-нибудь заняться.Что ж, займитесь чем-нибудь, что позволит провести время вместе с семьей, что затем станет семейной традицией, будь то сидение за столом, игра в игры или ежегодный отпуск. Убедитесь, что это то, чем любит заниматься каждый член семьи.

    Дети не знают, как это передать, но они действительно хотят знать, что у них есть родители, на которых они могут положиться. Теперь пятилетний ребенок не собирается просыпаться и использовать слово «зависеть». Но в глубине души они нуждаются в надежности и стабильности со стороны родителей.Семейные традиции помогают в этом.

    Я не успел закончить все, что хотел на прошлой неделе, так что позвольте мне закончить здесь. Когда дело доходит до понимания важности этой стабильности и безопасности, всегда убедитесь, что вы поддерживаете эмоциональную связь со своими детьми. Это становится трудным, когда им становится около 12, 13, 14! Вот кое-что, что я сделал, и это сработало.

    Я заходил в спальни своих детей каждую ночь, на протяжении всей старшей школы, целовал их в лоб, спрашивал, как прошел день, и говорил, что люблю их.Когда они были моложе, я молился с ними, но когда они стали старше, мы начали делать это по утрам.

    В другой раз, если бы я чувствовал, что между нами увеличивается расстояние, вот что я бы сделал. Дети любят ходить куда-нибудь поесть, особенно если вы идете туда, куда хотят пойти они. Я брал их с собой по одному, так что у меня было свидание с дочерью и свидание с сыном. Я бы обязательно посмотрел на них и послушал их. Я не говорил о том, о чем я хотел поговорить.Я бы рассказал о вещах , о которых они хотели поговорить.

    Некоторые люди спрашивают: «Как вы это делаете?» Ну вы научитесь задавать вопросы . Вы начинаете со слов «Как прошел твой день?» и они начнут говорить. Я знаю, что иногда эмоциональная связь теряется. Затем, когда вы спрашиваете шестнадцатилетнего ребенка, как прошел его день, он закатывает глаза. Но если вы будете поддерживать эту эмоциональную связь по мере взросления, у вас всегда будет эта связь, независимо от того, что происходит.

    Еще один важный момент — отношения в браке .Когда муж и жена поддерживают эмоциональную связь между собой, дети видят настоящую любовь, а не фальшивки. Вы не можете обманывать своих детей, которые живут с вами в собственном доме. Все ваши идиосинкразии и прочее вылезут наружу. Но когда они видят настоящую любовь, настоящую заботу и настоящую связь, смоделированные перед ними, я обещаю вам, что они не смогут смыть это. Это войдет в их ДНК.

    Также важно, , всегда эмоционально отделять свой гнев от своей любви .Никогда не дисциплинируйте из-за гнева. Теперь я знаю, что так поступают родители, и сам совершил ту же ошибку. Но как можно лучше не дисциплинируйте из-за гнева.

    Всегда оставайтесь объективными со своими детьми, когда возникают негативные обстоятельства и проблемы. Другими словами, смотрите на них такими, какие они есть, и такими ценностями, которые Бог вложил в них. А если возникли негативные обстоятельства или проблемы, решите их, но не критикуйте их таким образом, чтобы обесценить их самооценку.Убедитесь, что вы говорите с ними о том, кто они и насколько они ценны. Если есть проблема с поведением, вы всегда ее решаете. Не принижайте ценность ребенка в процессе.

    Не живите за счет своих детей . С этим трудно было справиться, и это было трудно для меня. Когда мой сын и дочь вышли на поле, я хотел, чтобы они победили, и кричал, как будто я сам был на поле. Я знаю, это сложно! Но не делайте своего ребенка трофеем. Празднуйте победы, но не забывайте и о поражениях.Я помню, когда моя дочь баллотировалась в старшие классы и проиграла выборы, я дал ей понять, что она не менее ценна для меня независимо от того, выиграла она или проиграла.

    Наша работа как родителей — не воспитывать хороших детей. Наша работа как родителей — воспитывать здоровых взрослых. Я хочу, чтобы дети могли вырасти и стать взрослыми и быть здоровыми, цельными и здоровыми, чтобы они могли влиять на землю и мир.

    Увидимся в пятницу, чтобы поговорить о третьей характеристике! Спасибо за просмотр.

    Присоединяйтесь ко мне каждый понедельник, чтобы получить советы по лидерству и предпринимательству.

    13 забавных семейных традиций: примеры и идеи

    Семейные традиции — это больше, чем просто привычки, которые ваша семья хранит в праздничные дни, — это идеи и практики, которые создают вашу семейную культуру. Семейные традиции — одна из многих вещей, которые формируют нашу индивидуальную идентичность, но они также поддерживают связь с нашими семьями. По этой причине важно начинать новые семейные традиции, сохраняя при этом старые традиции.Итак, если вы ищете новые семейные традиции, ознакомьтесь с нашими идеями ниже.

    Перейти к:

    Семейная традиция Определение: что такое семейная традиция

    Семейная традиция — это модель поведения, которая отражает и укрепляет семейные ценности, взгляды или убеждения. Семейные традиции передаются исключительно по наследству от родителей или предков и, следовательно, отражают историю этих предков. Будь то что-то столь же масштабное, как традиционный семейный рецепт, основанное на культурном наследии, или такое маленькое, как традиционная семейная поговорка, начатая дедом, семейные традиции имеют значение.

    Важность семейных традиций

    Семейные традиции являются важным средством сохранения семейной истории и ценностей. Они также дают возможность установить связь и подтвердить личность членов семьи. Без семейных традиций многие истории, верования и учения семьи были бы легко утеряны из поколения в поколение. Например, многие традиционные народные танцы не существовали бы сегодня, если бы не семейные традиции, успешно передаваемые по наследству.

    Веселые семейные традиции: примеры семейных традиций

    Если вы ищете новые традиции Дня благодарения или простой способ придать новый смысл старой традиции, мы собрали для вас наши любимые семейные традиции ниже.

    1. Ресторан Family Tradition

    Многие семьи включили любимый ресторан в свои семейные традиции. Будь то небольшой семейный ресторан, предназначенный для особых случаев, или местное заведение, которое еженедельно посещает вся семья, рестораны являются отличным источником семейных связей. Не беспокоясь о подготовительной работе или уборке, семья может сосредоточиться на том, чтобы просто проводить время друг с другом. Если вы ищете новый ресторан для всей семьи, используйте его как возможность исследовать окрестности или попробовать новые блюда.Вы можете просто найти нового фаворита.

    2. Цитаты и поговорки из семейных традиций

    Во многих семьях по всей стране есть особые семейные цитаты, поговорки или фразы, передаваемые из поколения в поколение. Будь то оригинальный семейный герб или просто что-то, что прижилось во время воссоединения семьи, цитаты из семейных традиций дают всей семье особый язык, которым можно поделиться друг с другом. Если вы ищете новые и содержательные цитаты, чтобы добавить их к своей следующей семейной рождественской открытке или поделиться ими на обеде в День Благодарения, ознакомьтесь с нашим ресурсом с цитатами о доме.

    3. Любимое место отдыха

    Иногда лучшее место для воссоединения всей семьей — это отпуск. И если вам посчастливится планировать семейный отпуск ежегодно, это легко может стать любимой семейной традицией. Будь то расслабляющая поездка на Багамы или выходные в лесу, здесь обязательно найдется что-то интересное для всей семьи. А если вы ищете идеи для следующего семейного отпуска, ознакомьтесь с нашим руководством по идеям для семейных путешествий.

    4. Ритуал спортивных игр

    Вы играете в бейсболистку? Или вы планируете свои воскресенья вокруг футбольных матчей? Независимо от вида спорта, если ваша семья не может насытиться просмотром или игрой в игры, у вас, вероятно, уже есть ритуал спортивных игр, ставший семейной традицией.Он может быть вместе в семейных майках или собираться вокруг телевизора и вместе болеть за домашнюю команду. И если в настоящее время это не является одной из ваших семейных традиций, легко превратить ее в местную спортивную команду.

    5. Семейные реликвии

    Многие семьи держат семейные реликвии на протяжении многих лет. Такие вещи, как старые военные памятные вещи, спортивные карточки, коллекционные предметы или семейные украшения, становятся памятными подарками, передаваемыми из поколения в поколение. Если у вас есть особые семейные реликвии, постарайтесь сохранить их, например, в теневом ящике, чтобы передать их и сохранить семейные традиции.

    6. Семейные рецепты

    Семейные рецепты — один из лучших способов сохранить культурное наследие прошлого. Рецепты, привезенные из «старой страны», или даже домашние рецепты, созданные прабабушкой, составляют прекрасные семейные традиции, потому что совместное приготовление пищи объединяет семьи. Если у вас нет семейного рецепта, подумайте о том, чтобы начать новый. Возьмите любимое блюдо семьи и приготовьте что-нибудь особенное, а затем научите детей, как готовить это самостоятельно. Это мгновенно станет семейной традицией.

    7. Время семейного обеда

    В наше время, удобно ли есть в дороге или есть перед телевизором, совместное семейное времяпрепровождение становится скорее семейной традицией, чем повседневной привычкой. Постарайтесь найти время в напряженном семейном графике, чтобы поужинать вместе со всеми, даже если это всего один раз в неделю.

    8. Семейные суеверия

    Суеверия существуют в каждой семье, от таких мелких вещей, как счастливые носки, до более крупных или пугающих верований, таких как вера в семейное привидение.Эти суеверия могут быть основаны на религиозных мотивах или даже на старых семейных слухах, но со временем практика этого суеверия часто становится семейной традицией.

    9. Ежегодные фотографии

    Большие семейные портреты или ежегодные фотографии являются отличными семейными традициями, потому что они дают прекрасные фотографии, на которые можно оглянуться. В ближайшие годы семья сможет наблюдать, как растут другие члены семьи, благодаря каждой ежегодной фотографии или портрету. Кроме того, с ним легко выбрать фото для семейной рождественской открытки.

    10. Регулярные занятия на свежем воздухе

    Физические упражнения всегда полезны для всей семьи, и еще лучше проводить это время вместе. Сделайте семейную прогулку, бег трусцой, поездку на велосипеде, поход или другое занятие в еженедельное семейное время. А если вы ищете новые идеи для семейных упражнений, обязательно ознакомьтесь с нашим ресурсом о семейных занятиях.

    11. Ночи в кино

    Ночи в кино идеально подходят для семей, которым нужна ночь отдыха. Каждую неделю чередуйтесь с другим членом семьи, который выбирает фильм.Затем попросите всех одеться в пижамы, приготовить побольше закусок из фильмов и устроиться на диване. Эта семейная традиция так же проста, как и увлекательна.

    12. Передаваемые истории

    Переданные истории, будь то устные рассказы или старые книги в мягкой обложке, — отличный способ передать семейные ценности. Эти истории можно рассказывать перед сном, у костра или на семейных праздниках. Если вам нужны идеи для книг для всей семьи, обязательно ознакомьтесь с нашим ресурсом, посвященным цитатам из детских книг.

    13. Game Nights

    Игровые ночи — это интерактивный способ весело провести время всей семьей после долгой недели. По этой причине они составляют прекрасные еженедельные или ежемесячные семейные традиции. От настольных игр до карточных игр и нескольких раундов минут, чтобы выиграть, ночь игр легко станет традицией, которую с нетерпением ждет вся семья. Идеи для вечерней игры можно найти в наших любимых веселых семейных играх.

    Дополнительные идеи семейных традиций

    Если вам понравились эти идеи семейных традиций и вы хотите воплотить некоторые из них в жизнь, подумайте о том, чтобы сохранить свою семейную историю в специальной фотокниге, используя ваши семейные фотографии и наши любимые семейные цитаты.

    Выявление успешных семей: обзор конструкций и избранных мер

    Министерство здравоохранения и социальных служб США

    Мария Крысан, Кристин А. Мур, доктор философии, и Николас Зилл, доктор философии.

    Child Trends, Inc.

    10 мая 1990 г.

    PDF Version


    Этот отчет был подготовлен в соответствии с контрактом № HHS-100-89-0041 между Управлением политики социального обеспечения HHS (ныне Управление по делам инвалидов, Политика в отношении старения и долгосрочного ухода) и Child Trends, Inc.Для получения дополнительной информации по этому вопросу вы можете посетить домашнюю страницу ASPE по адресу http://aspe.hhs.gov. Руководителем проекта был Джеральд Сильверман.


    СОДЕРЖАНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ
    ОПРЕДЕЛЕНИЕ УСПЕШНОЙ СЕМЬИ
    КОНСТРУКЦИЯ
    Измерение эффективности
    Меры по измерению эффективности Поощрение, признание и приверженность
    Меры религиозной ориентации
    Меры приспособляемости
    Меры социальной связанности
    Меры четких ролей
    Меры времени вместе
    МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
    ПРИЛОЖЕНИЯ
    ССЫЛКИ
    ПРИЛОЖЕНИЕ A.ХАРАКТЕРИСТИКИ СИЛЬНЫХ СЕМЬЕЙ
    ПРИЛОЖЕНИЕ Б. ПРЕДЛАГАЕМАЯ МОДЕЛЬ СИЛЫ СЕМЬИ

    Исследователи, политики и средства массовой информации сосредоточили значительное внимание на проблемах семей и на том, как некоторые семьи не могут удовлетворить потребности своих членов . Гораздо меньше внимания уделяется крепким, здоровым семьям и тем характеристикам, которые делают их успешными. Понимание «секретов» крепких семей будет полезно клиницистам и консультантам, поскольку они планируют программы вмешательства, предназначенные для помощи семьям.Степень, в которой характеристики здоровых семей являются навыками, которым можно научить, имеет значение для разработки политики и программ вмешательства. Информация о сильных сторонах семьи также может быть полезна тем, кто стремится улучшить семейную жизнь.

    Изучение сильных сторон семьи проводилось исследователями из различных дисциплин, включая психиатрию, социологию, психологию и консультирование по вопросам семьи / брака. В этой статье будет представлен обзор этой растущей литературы, сфокусированный на четырех темах:

    • определение крепких семей;
    • характеристики крепких семей, выявленные различными исследователями;
    • введение в действие этих характеристик; и
    • методологические, политические и практические вопросы, которые поднимает исследование.

    Обзор литературы об успешных семьях предлагает две общие стратегии, которые использовались для выявления составляющих успеха семьи. Во-первых, это изучение сильных сторон семьи как таковой. Это исследование, в ходе которого изучаются сильные семьи, чтобы определить, что делает их сильными. Работа Стиннетта и ДеФрейна в Исследовательском проекте сильных сторон семьи представляет такую ​​перспективу. Они сосредотачиваются на сильных сторонах. С другой стороны, есть исследователи, которые изучают здоровые или нормальные семьи и характеристики, которые отличают их от их неблагополучных собратьев.Эти исследователи часто начинают с изучения проблемных семей (например, семей психически больных) и сопоставления их со здоровыми семьями. Работы Олсона, Маккуббина, Биверса и Льюиса иллюстрируют этот подход.

    Исследования, посвященные другим темам, помимо успешных семей, часто имеют отношение к изучению крепких семей. Например, исследования семейного общения, использования времени в семьях и разрешения конфликтов между семьями и парами могут помочь пролить свет на процессы в семьях, которые делают их сильными или подрывают их способность к успеху.Это исследование может предоставить эмпирическую поддержку гипотезе о важности для функционирования семьи той или иной характеристики семьи. Кроме того, конструкции и меры, разработанные в этих более узких и интенсивных исследованиях, потенциально могут быть приняты для использования в общих оценках множества факторов, определяющих семейный успех. Однако в этом обзоре основное внимание будет уделено исследованиям, в частности, исследованиям успешных семей.

    Любая попытка понять «секреты» крепких семей должна начинаться с понимания определения успешной семьи.Семья может быть определена как успешная по характеристикам отдельных членов, по характеристикам семейного взаимодействия или по степени выполнения ею определенных функций, которые считаются обязанностью семьи.

    Одним из критериев успешной семьи является ее способность воспроизводить себя; т.е. воспитывать детей, которые впоследствии сами создают стабильные и гармоничные семьи. Это, конечно, широкое и в некотором роде круглое определение, которое трудно применить в конкретный момент из-за времени, затрачиваемого на ожидание, когда дети создадут собственные семьи.Для рассмотрения доступен ряд дополнительных определений.

    Некоторые исследователи подошли к вопросу определения успешной семьи, разработав модели и взгляды на функции семьи. Используемые функции, как правило, были психологическими, а не социальными или экономическими функциями семьи. Например, Льюис и его коллеги, подходя к изучению семьи с клинической точки зрения, используют две основные задачи Парсона о семье для направления своих исследований: «Семья должна воспитывать детей, которые становятся автономными, а должны обеспечивать . достаточная эмоциональная поддержка для стабилизации личности родителей и продолжения их эмоционального созревания.Если семья выполняет эти задачи, ее можно считать компетентной; если она не справляется с одной или обеими задачами, ее можно считать менее компетентной или дисфункциональной »(Lewis and Looney, 1983, p. 4). Таким образом, семья успешна в той степени, в которой она обеспечивает среду, подходящую для развития.

    Стиннетт, исходя из перспективы исследования сильных сторон семьи, предполагает, что успешная или крепкая семья «создает ощущение позитивной семейной идентичности, способствует удовлетворяющему и полноценному взаимодействию между членами, поощряет развитие семьи, группы и личности. членов и способен справляться со стрессом »(Stinnett, 1979).Это определение, используемое Стиннеттом, отличается от определения Льюиса тем, что оно включает в себя элемент удовлетворенности семейной жизнью в дополнение к положительным индивидуальным результатам. Это различие имеет значение для практического применения определения, которое будет обсуждаться в следующем разделе.

    Дэвид Олсон и его коллеги предполагают, что семьи должны уметь: 1) «эффективно и действенно справляться со стрессом и проблемами»; 2) «иметь и использовать ресурсы выживания как внутри, так и вне семьи»; и 3) «иметь возможность стать более сплоченным, более гибким и более удовлетворенным в результате эффективного преодоления стресса и проблем» (Olson, 1986, p.104). Их внимание уделяется способности семьи приспосабливаться к изменениям или кризису, с упором на изменения на протяжении жизненного цикла семьи. Их определение крепкой семьи зависит от взаимодействия в семье, а не от характеристик человека.

    Основываясь на различных предположениях о том, чем занимается сильная семья, исследователи составили списки конкретных характеристик, общих для успешных семей . Черты, выявленные некоторыми из этих исследователей, можно найти в Приложении А.Они представляют собой сочетание структурных и поведенческих атрибутов семьи. Большая часть исследований, направленных на определение этих характеристик, была основана на моделях функционирования семьи, которые указывают на определенные области семейной динамики, которые имеют решающее значение для успешного функционирования семьи.

    Несмотря на некоторые различия, при чтении Приложения А обнаруживается ряд сходств между исследователями. Таким образом, несмотря на различия в дисциплине и взглядах, похоже, существует консенсус относительно основных аспектов крепкой, здоровой семьи.В неопубликованном обзоре литературы Джадсон Свихарт выделяет те характеристики крепких семей, которые наиболее часто упоминаются исследователями.

    Эти конструкции, которые часто взаимосвязаны и сложны, сформируют основу для оставшейся части обсуждения характеристик сильных семейств. Этими конструкциями являются:

    • общение
    • поощрение людей
    • приверженность семье
    • религиозная ориентация
    • социальная связь
    • способность адаптироваться
    • выражение признательности
    • четкие роли
    • время вместе

    В следующем разделе , каждая из этих конструкций будет идентифицирована, определена и кратко описана, поскольку она существует в крепких, здоровых семьях.Кроме того, будет представлен образец инструментов, используемых для его измерения. Во-первых, мы кратко опишем несколько подходов к реализации того, что значит быть крепкой или успешной семьей.

    Определение сильных или успешных семей

    В эмпирических исследованиях необходимо выбрать критерии для определения сильной семьи, чтобы можно было собрать набор общих для них характеристик. Несмотря на общее согласие относительно характеристик крепких семей, критерии, которые используются в исследовании для различения функциональной и дисфункциональной семьи, будут зависеть от точки зрения исследователя и того, что он / она считает функциями семьи. и как он определяет успех.Например, воспитание детей — это семейная функция или нет? Что важнее для детей — вырасти счастливыми или экономически самодостаточными, или они оба необходимы? Исследователи применили концепцию крепкой семьи по-разному.

    Некоторые исследователи идентифицируют крепкие семьи как непатологические или неклинические (например, Олсон, Льюис, Бобры и т. Д.). То есть они изучают клинические и доклинические семьи, а затем определяют динамику или характеристики, которые различают их.Таким образом, крепкая семья — это семья, члены которой не обращаются за профессиональной помощью, не являются алкоголиками, не шизофрениками и т. Д. Эти исследователи разработали модели функционирования семьи, основанные на различных предположениях о том, что семья должна делать. Они используют эти модели для определения паттернов взаимодействия, которые позволяют различать хорошо функционирующие и плохо функционирующие семьи, основываясь на различиях между клиническими и доклиническими семьями. Они описывают характеристики с точки зрения того, как эти семьи решают определенные проблемы (власть, конфликт, эмоциональные проблемы и т. Д.).)

    Другие исследователи, изучающие сильные стороны семьи как таковые, используют другой метод для различения сильных и слабых семей. В своем исследовании Стиннетт и ДеФрейн выбрали крепкие семьи, основываясь на трех предположениях: 1) «они будут иметь высокую степень семейного счастья»; 2) «у них были бы удовлетворительные отношения между родителями и детьми»; и 3) «члены семьи хорошо постараются удовлетворить потребности друг друга» (Стиннетт и ДеФрейн, 1985, стр. 9).

    Они определяют сильные семьи в своем исследовании двумя способами. В первоначальном исследовании субъекты находились в процессе номинации. Большинство респондентов второго проекта сбора данных были волонтерами, откликнувшимися на объявление в газете с просьбой принять участие в исследовательском проекте о крепких семьях. Участники обоих этих исследований были отобраны с использованием шкалы самооценки семьи и семейной удовлетворенности. В исследование были включены те, кто набрал очень высокие баллы.Таким образом, по большей части успешные семьи были операционализированы как люди, которые сами или другие считают себя успешными. Затем изучаются характеристики этих семейств. Процесс выдвижения также использовался Лоуренсом Гэри в своем исследовании сильных сторон стабильных черных семей (Gary et al., 1983).

    Результатом этого типа исследования является определение набора характеристик, которые семьи считают важными для функционирования семьи, черт, которые делают их крепкой семьей.В своем исследовании семей американских индейцев, чернокожих, чикано, белых и хмонгов Эбботт и Мередит обнаружили ряд общих черт во всех этих группах в том, что родители считают чертами здоровых семей (Abbott & Meredith, 1985).

    Стратегии измерения

    Исследователи разработали ряд средств для измерения характеристик семейной жизни. Методы варьируются от крупномасштабных съемок до методов наблюдения. Оценки различаются по объему от измерения общего функционирования семьи до измерения составных конструкций.Прежде чем приступить к рассмотрению каждой индивидуальной конструкции, необходимо рассмотреть вопрос о «полном функционировании семьи».

    Большое количество исследований сильных и успешных семей было посвящено оценке общего функционирования семьи. В этих перечнях весь набор характеристик, которые определены исследователем как важные для функционирования успешной семьи, объединен в одну шкалу, которая измеряет «общее функционирование семьи». Эти инструменты часто используются в качестве механизмов скрининга для врачей или в качестве идентификатора крепкой семьи в исследовательских целях.То есть семьи, получившие высокие баллы по этой общей оценке, считаются крепкими и успешными семьями.

    Одной из таких бумажных и карандашных мер является Шкала оценки адаптивности и сплоченности семьи Олсона (FACES). Эта шкала была разработана специально для проверки гипотез, выведенных из его циркумплексной модели. Двумя основными измеряемыми измерениями являются сплоченность и адаптивность, которые операционализируются с точки зрения таких составляющих конструктов, как приверженность, поощрение отдельных членов, время, проведенное вместе, и социальная взаимосвязь (Olson, 1982).

    Шкала семейного окружения Мооса, еще один «показатель общего функционирования семьи», состоит из трех подшкал, фокусирующихся на различных аспектах семьи: взаимоотношениях, личностном росте и поддержании системы. Опять же, эти измерения операционализируются с точки зрения сплоченности, выразительности, конфликта, контроля, организации и т. Д. И оцениваются путем заполнения участниками исследования форм, описывающих их семью (Moos and Moos, 1986).

    Шкала оценки семьи Биверс Тимберлон (BTFES) является примером методики наблюдения для оценки общего функционирования семьи.Квалифицированный врач наблюдает за видеозаписью семейного взаимодействия и оценивает семью по нескольким измерениям, чтобы получить общий показатель функционирования семьи. Этот метод измерения использовался Льюисом в исследованиях хорошо функционирующих чернокожих из рабочего класса, а также супружеских пар, переходящих к отцовству (Lewis and Looney, 1983; Lewis, 1989).

    В следующих разделах мы обсудим составные конструкции и опишем, как они проявляются в успешных семьях.По возможности будут указаны конкретные примеры инструментов, используемых для их измерения. Конечно, эти меры часто являются субшкалами инструментов функционирования всей семьи, например, описанных выше.

    Меры коммуникации

    Наличие эффективных коммуникативных паттернов — одна из наиболее часто упоминаемых характеристик крепких семей (Swihart, 1988). Исследователи характеризуют модели общения в крепких семьях как четкие, открытые и частые.Члены семьи часто разговаривают друг с другом, и когда они это делают, они честны и открыты друг с другом (например, Stinnett & DeFrain, 1985; Lewis, 1979; Epstein, 1983; Olson, 1986). В самом деле, циркумплексная модель, разработанная Олсоном и его коллегами, определяет общение как способствующее измерение функциональной семьи.

    Многие люди изучали модели общения в семье и использовали различные методы, в том числе инструменты наблюдений и самооценки.Работа Гротеванта о вкладе семьи в формирование идентичности у подростков представляет собой пример работы по наблюдению, которая связывает модели семейного общения с положительными индивидуальными результатами. Это исследование включало наблюдение за 121 семьей со старшеклассником, выполняющей задачу по принятию решений. В своей работе Гротевант обнаруживает, что люди из семей, для которых характерно открытое и ясное общение, имеют более высокие показатели самооценки (Гротевант, 1983).

    Барнс и Олсон разработали инструмент самоотчета, в котором основное внимание уделяется характеру общения в зачастую трудный период подросткового возраста. Этот инвентарь собирает мнения трех членов семьи: обоих родителей и подростка. В этом инструменте респондентов спрашивают о «степени открытости, масштабах проблем или препятствий для семейного общения и степени избирательности людей в их обсуждениях с другими членами семьи» (Olson et al., 1982, с. 34).

    Свихарт отмечает, что коммуникативные навыки являются особенно плодотворной областью с точки зрения вмешательства. Навыки общения и научить семьи лучше общаться были успешной техникой вмешательства и находились в центре внимания многих программ (Swihart, 1988).

    Меры поощрения, признательности и приверженности

    Следующие три характеристики тесно связаны, поэтому сначала будут рассматриваться в целом, а затем индивидуально.Поощрение отдельных членов семьи, выражение признательности и приверженность семье — все это аффективные аспекты семейной жизни, которые тесно связаны с измерением, определенным несколькими исследователями как сплоченность. Олсон определяет сплоченность как чувство близости и привязанности членов семьи друг к другу. Инструмент, который он использует для измерения этой конструкции (ЛИЦА), состоит из подшкал, которые включают в себя три вышеуказанные характеристики. Таким образом, Олсон определяет сплоченность как сумму, помимо прочего, приверженности, признательности и поддержки, а также поощрения человека в контексте семьи (Olson et al., 1982).

    Многие исследователи определили конструкцию сплоченности как важную, хотя иногда и с немного разными определениями. Кроме того, был разработан ряд методов для измерения конструкции. В дополнение к вербальным методам самоотчета использовались невербальные методы для измерения сплоченности. Например, Фельдман в своем исследовании изменения восприятия власти и сплоченности семьи в подростковом возрасте предложила подросткам представить степень близости между членами семьи, разместив цифры на доске.Близость определялась тем, насколько далеко друг от друга располагались члены. Она использовала это как показатель сплоченности (Фельдман и Геринг, 1988).

    Хотя итоговая концепция сплоченности была измерена с помощью различных методов, измерения таких составляющих, как поощрение отдельных членов, приверженность семье и выражение признательности, встречаются гораздо реже.

    Поощрение отдельных членов охватывает широкий спектр эмоциональных аспектов, связанных с поддержкой, признанием и уважением.Свихарт рассматривает основную концепцию в том виде, в каком она проявляется в крепких семьях: «Крепкие семьи ценили уникальность каждого члена семьи, развивая при этом чувство принадлежности к семье. Людям нравились семейные рамки, которые обеспечивали структуру, но не ограничивали» (Swihart, 1988 , стр.3). Таким образом, развитие автономии ее членов в поддерживающей среде является важной функцией семьи и характеристикой крепких семей.

    Наблюдательное исследование характеристик семьи и развития подростков, проведенное Гротевантом, имеет отношение к этому аспекту.В данном исследовании описывается форма, которую это принимает в семьях с успешным формированием идентичности детей. Он отмечает: «… эти исследования сходятся на выводе о том, что как связь (на что указывает поддержка, сплоченность и принятие), так и индивидуальность (на что указывают разногласия) в семейном взаимодействии связаны с формированием идентичности в позднем подростковом возрасте» (Гротевант, 1983, с. 231). Гротевант определяет характер семейного взаимодействия и предоставляет доказательства в поддержку важности поощрения личности как характеристики успешной семьи.

    Стиннетт описывает приверженность семье следующим образом: «Обязательства … идут в двух направлениях. Каждого члена семьи ценят; каждого поддерживают и поддерживают. В то же время они привержены семье как единому целому. Они у них есть чувство команды; у них есть семейная идентичность и единство. Когда внешнее давление (например, работа) угрожает лишить семью ее главного приоритета, члены крепких семей принимают меры и приносят жертвы, если это необходимо, для сохранения благополучия семьи. бытие »(Стиннетт, 1986, стр.48).

    «Обеспечение высокого уровня положительного подкрепления членам семьи, изо дня в день, выполнение положительных с точки зрения другого человека вещей, только ради них самих, а не просто как стратегия« купить их любовь »и т. Д. «- это описание Шуммом оценки как важной характеристики крепких семей (Schumm, 1986, стр. 122). Показатели приверженности семье и выражения признательности чаще всего встречаются в виде подшкал шкал функционирования семьи, таких как Шкала семейного окружения Мооса и Мооса или Опросник сильных сторон семьи Стиннетта и ДеФрейна.Немногие инструменты предлагают оценку этих конструкций самостоятельно.

    Показатели религиозной ориентации

    Многие исследователи считают, что религиозная ориентация является важным компонентом крепких семей. Большинство исследователей отмечают, что религиозная ориентация / духовное благополучие не обязательно зависит от принадлежности к какой-либо конкретной конфессии или от частоты посещения церкви. Стиннетт предлагает пример различных форм религиозного или духовного благополучия: «Для многих стремление к их духовной природе выражается членством в организованной религиозной организации, такой как церковь, синагога или храм.Для других духовность проявляется в заботе о других, участии в достойных делах или соблюдении морального кодекса »(Stinnett, 1986, стр. 48). Таким образом, этот конструкт не всегда определялся в терминах измерения частоты посещения церкви или приверженность определенному убеждению. Скорее, упор делается на том, что сильные семьи руководствуются лежащей в основе моральной или ценностной системой, разделяемой всеми членами. Подшкалы в ряде опросников самооценки, предназначенные для оценки общего функционирования семьи, измеряют эту конструкцию, в частности , Шкала семейного окружения Мооса и Мооса и шкала Олсона по вопросам обогащения и воспитания отношений, общения и счастья (ENRICH).Стиннетт и ДеФрейн в своем Опроснике сильных сторон семьи также оценивают этот аспект. По шкале «Семейное окружение» респондентов просят ответить «верно» или «неверно» на такие вопросы, как: «Члены семьи довольно часто посещают церковь, синагогу или воскресную школу» и «Мы не верим в рай и ад» (Moos and Moos , 1986).

    Меры адаптации

    Способность семьи адаптироваться к стрессовым и потенциально опасным событиям, а также к предсказуемым изменениям жизненного цикла была определена как важная характеристика крепких семей.Исследователи отмечают, что способность к адаптации зависит от ряда других характеристик, общих для крепких семей, таких как эффективное общение, эмоциональная вовлеченность, внешние ресурсы и т. Д. (Например, Стиннетт и ДеФрейн, Льюис, Олсон, Маккаббин). В этом разделе основное внимание уделяется еще не обсуждавшимся характеристикам семьи, которые связаны с успешной адаптацией.

    Подобно сплоченности, адаптивность является основным параметром, определенным моделью обхода Олсона. Действительно, большая часть его исследований сосредоточена на способности или неспособности разных семей преодолевать стресс и кризисы.Эту концепцию можно разбить на несколько отдельных конструкций. Среди них две из девяти характеристик сильных семейств, которым посвящена данная статья. Во-первых, социальная связанность семьи влияет на ее способность обращаться за внешней помощью перед лицом проблем. Кроме того, четкое определение ролей (в частности, связанных со структурой власти) в семье является важным фактором ее способности адаптироваться к изменениям. Они будут рассмотрены после более широкого обсуждения адаптивности.

    Адаптивность, как центральное измерение циркумплексной модели, была определена как «способность супружеской или семейной системы изменять свою структуру власти, ролевые отношения и правила взаимоотношений в ответ на ситуационный стресс и стресс, связанный с развитием» (Olson et al. ., 1989, с. 12). Предполагается, что хорошо функционирующие семьи имеют способы адаптации, которые являются структурированными или гибкими, а не жесткими или хаотическими. Олсон квалифицирует эту гипотезу двумя важными способами, которые применимы как к параметрам адаптируемости, так и к параметрам сплоченности.Прежде всего, при измерении этих конструктов членов семьи просят оценить свои семьи как по предполагаемым, так и по идеальным ситуациям. Таким образом достигается уровень удовлетворенности текущей семейной динамикой. Предполагается, что если все члены семьи довольны семьей как таковой, даже если это можно считать экстремальным с точки зрения сплоченности или приспособляемости, то семья будет эффективно функционировать (Olson et al., 1989).

    Во-вторых, Олсон предлагает семьи на разных стадиях жизненного цикла (бездетные, с младенцами, с детьми начальной школы, с подростками и т. Д.)) требуют разного уровня сплоченности и приспособляемости. То есть уровень сплоченности, который является функциональным в семье с младенцем, может не быть, когда ребенок становится подростком (Olson et al., 1989).

    Олсон использует шкалу самооценки FACES для измерения уровня приспособляемости в семье. Он состоит из вопросов, разработанных для оценки силы семьи, стиля переговоров, ролевых отношений и правил взаимоотношений в семье.

    Меры социальной связанности

    Успешные семьи не изолированы; они связаны с более широким обществом.Одним из последствий такой связи является последующая доступность внешних ресурсов, которые исследователи считают важными для эффективного совладания семьями. Интервенционное исследование Коуэна и Коуэна подтверждает важность социальной поддержки в преодолении стрессового периода в семейной жизни. В своем исследовании они определили бездетные пары, которые планировали вскоре завести первого ребенка. Этот период, когда рождение первенца, часто считается особенно напряженным для семей.Вмешательство состояло из групповых встреч, на которых пары обсуждали проблемы и вопросы, связанные с рождением первого ребенка и отношениями мужа и жены. Авторы предоставляют доказательства, основанные на сравнении с контрольными группами, не получавшими вмешательства, что эта форма социальной поддержки была полезной в переходе партнера к родительству (Cowan and Cowan, 1987).

    Один из способов измерения социальной связанности — попросить семьи определить те внешние ресурсы, которые им доступны.Например, шкала F-COPES (Стратегии выживания семьи) по самоотчету Маккаббина оценивает степень, в которой семья обращается к друзьям, семье, соседям и общественным ресурсам, когда они сталкиваются с кризисом (Olson et al., 1982). В своем исследовании стабильных чернокожих семей Гэри и его коллеги оценили этот аспект, задавая вопросы об участии респондентов в организациях в сообществе, а также о присутствии в этом районе родственников и соседей, которые считались близкими друзьями (Gary et al., 1983).

    Меры четкости ролей

    Многие исследователи считают четкое определение ролей важной характеристикой функционирования семьи и необходимой для способности семьи адаптироваться к меняющимся ситуациям. Имея четкую, но гибкую структуру, члены семьи осознают свои обязанности в семье и перед ней. Следовательно, перед лицом кризиса и проблем члены знают свои роли. Устройство оценки семьи Макмастера (Эпштейн и др., 1983), инструмент самоотчета, имеет подшкалу, которая измеряет роли в семье.Авторы отмечают природу этого аспекта функционирования семьи: «[он] фокусируется на том, установила ли семья шаблоны поведения для выполнения набора семейных функций … Кроме того, оценка измерения ролей включает рассмотрение того, выполняются ли задачи. четко и справедливо распределяются между членами семьи и ответственно ли выполняются задачи членами семьи »(Эпштейн и др., 1983). Подшкала из восьми пунктов обеспечивает меру этой конструкции.

    С понятием определения ролей связан вопрос власти.Кто решает, что и как решается, является показателем ролевой структуры в семье. В здоровых семьях есть четкое понимание того, что родители несут ответственность. В то же время родители открыты для участия своих детей — родители редко считаются авторитарными (Lewis, 1979, стр. 87-88).

    Мощность и управляемость были измерены с помощью ряда методов. В своем исследовании восприятия подростками силы и сплоченности в семье Фельдман использует проективный инструмент для оценки структуры власти в семье.Субъекты символически представляют структуру власти своей семьи, поднимая на блоки фигуры, которые представляют отдельных членов семьи. Относительная высота фигур используется для обозначения воспринимаемой способности этого члена влиять на других членов (Фельдман и Геринг, 1988).

    В устройстве для оценки семьи, описанном выше, характер контроля поведения оценивается с точки зрения того, «каким образом семья выражает и поддерживает стандарты поведения своих членов.Поведение в различных ситуациях оценивается как различные модели контроля »(Эпштейн и др., 1983). Эта подшкала самоотчета из девяти пунктов задает вопросы о семейных правилах и ожиданиях. Был использован ряд других инструментов самоотчета. разработаны с помощью дополнительных шкал, которые отражают динамику власти в семье, в том числе шкалы Moos and Moos ‘Family Environment Scale.

    Показатели времени вместе

    Последний ингредиент силы семьи — проводить время вместе.Исследователи отмечают, что сюда входит не только количество времени, но и качество. Инструменты самоотчета, оценивающие функционирование семьи, обращаются к этой теме с точки зрения качества времени, проведенного вместе, и того, насколько семьям нравится проводить время вместе. Задаются вопросы о том, «любят ли члены семьи проводить свободное время друг с другом» (ЛИЦА Олсона) и о «проводить время вместе и делать что-то друг с другом» (Стиннетт и ДеФрейн, Опросник сильных сторон семьи).Детальная методологическая работа над этой конструкцией была проведена исследователями, интересующимися использованием времени как таковым, которое может быть адаптировано для использования в исследовании успешных семей.

    Следующие методологические ограничения и проблемы необходимо учитывать при оценке исследования сильных сторон семьи и успешных семей:

    Использование небольших и неслучайных выборок.

    Образцы, используемые в исследованиях сильных сторон семьи, часто бывают небольшими и редко репрезентативны для населения страны или даже для известной подгруппы населения.Исследования сильных семей, проводимые врачами, также характеризуются небольшими однородными выборками. Например, Биверс и Льюис изучили 33 семьи, большинство из которых были белыми, протестантскими, биологически целостными семьями среднего и высшего класса со старшим ребенком в подростковом возрасте (Beavers, 1977). В исследованиях с использованием опросов самооценки обычно используются более крупные выборки, но они редко бывают репрезентативными. Например, большинство из 1146 семей, участвовавших в исследовании Олсона и его коллег, были представителями европеоидной и лютеранской национальностей (Olson et al., 1982). Стиннетт и ДеФрейн проанализировали данные из более разнообразных выборок, но семьи участников в основном выбирались самостоятельно. Немногие исследования были сосредоточены на чернокожих, латиноамериканских или малообеспеченных семьях. Степень, в которой можно обобщить результаты исследований прочности семьи на популяцию в целом, ограничена характером выборок.

    Применимость результатов исследования белых семей среднего класса к другим группам.

    Обзор литературы о сильных сторонах семей показывает, что большая часть работы в этой области сосредоточена на белых семьях и / или семьях среднего класса.Это имеет очевидные последствия для способности обобщить результаты для населения в целом, а также для таких подгрупп, как меньшинства и семьи с низким доходом. Исследования семей меньшинств, которые имеют отношение к успешному исследованию семей, варьируются от тех, которые сосредоточены на семьях меньшинств и пытаются определить их особые сильные стороны, до тех, в которых семьи меньшинств и / или семьи с низким доходом сравниваются с семьями белых и / или среднего класса. во множестве измерений.В последнем случае исследователи часто используют модели, конструкции и инструменты, которые изначально были разработаны с использованием выборок белого среднего класса для изучения успешных семей меньшинств и семей с низкими доходами.

    Основываясь на первоначальном исследовании 33 целых белых семей среднего класса, в котором Биверс и Льюис определили ряд характеристик успешных семей, Льюис и Луни провели исследование, в котором сравнили эту выборку с выборкой из 18 чернокожих семей из рабочего класса. . Хотя они предположили, что различия в социально-экономическом статусе приведут к различиям в характеристиках семей, они обнаружили, что между компетентными семьями в обеих выборках было мало различий.По большей части те же черты, которые характеризовали наиболее компетентные белые семьи среднего класса, были характеристиками хорошо функционирующих черных семей из рабочего класса (Lewis and Looney, 1983).

    Точно так же Эбботт и Мередит изучили сильные стороны семьи в пяти группах. Их выборка состояла из 210 белых родителей, 105 родителей чикано, 103 чернокожих родителей, 80 родителей хмонгов и 57 родителей американских индейцев. Их исследование преследовало две цели: 1) выявить те характеристики, которые считаются критическими для эффективного функционирования семьи; и 2) оценить уровень сильных сторон семьи в разных этнических группах.Они использовали списки сильных сторон семьи, разработанные Стиннеттом и ДеФрейном, Олсоном, Карраном и другими. Они обнаружили, что родители всех пяти этнических групп в целом согласны с чертами здоровых семей. Однако они также обнаружили, что семьи белых и хмонгов получили самые высокие баллы по инструментам оценки, за ними следуют чернокожие, чикано и американские индейцы соответственно.

    Исследователи признали, что слабым местом исследования является то, что инструменты оценки были созданы и стандартизированы с использованием выборок белых представителей среднего класса, что, возможно, повлияло на достоверность оценок для семей меньшинств.Пытаясь решить эту проблему, исследователи провели глубинные интервью с подгруппой выборки. Эти интервью показали, что испытуемые из всех пяти групп рассматривали элементы весов как надежные индикаторы сильных сторон семьи (Abbott & Meredith, 1985).

    Лоуренс Гэри и его коллеги провели поисковое и описательное исследование 50 чернокожих семей, определенных группами населения как особенно сильные и стабильные (Gary et al., 1983).Они стремились определить критические факторы и условия, которые способствуют крепкой семейной жизни чернокожих, а также их стратегии выживания. Они обнаружили, что семьи в их выборке обладали многими из тех же характеристик, которые ранее были определены другими исследователями в этой области, такими как Хилл, Сканцони, Ройс и Тернер и Стиннетт. (См. Приложение А для списка характеристик, выявленных этими исследователями.)

    Другие исследователи изучали различия между белыми семьями и чернокожими или латиноамериканскими семьями в определенных аспектах семейной жизни.Например, Вега изучал сплоченность и адаптивность в латиноамериканских и англоязычных семьях с помощью инструмента Olson’s FACES. В этом исследовании он обнаружил, что между мексиканскими американцами и англоязычными родителями с низким доходом и англоязычными родителями со средним доходом не было значительных различий в их восприятии уровней сплоченности семьи и приспособляемости (Vega et al., 1986).

    Таким образом, важным методологическим недостатком успешных исследований семей и их сильных сторон является однородность выборок.Хотя в описанных выше исследованиях использовались более разнообразные выборки, в них использовались инструменты и меры, которые были созданы и стандартизированы, по большей части, для белых семей среднего класса. Разработка мер, чувствительных к различным субпопуляциям, кажется важным шагом на пути к тому, чтобы успешные семейные исследования стали более актуальными для населения в целом.

    Использование мер, основанных на мнениях членов одной семьи.

    При обсуждении исследовательских вопросов, связанных с изучением семейного взаимодействия, Кристенсен и Аррингтон предоставляют ряд методологических комментариев, относящихся к исследованию сильных сторон семьи.Во-первых, семья состоит из взаимодействующих людей. По их мнению, при изучении семей следует использовать методы, оценивающие динамику взаимодействия, а не индивидуальные характеристики. Однако во многих исследованиях семейного взаимодействия единица наблюдения (родитель) часто отличается от объекта исследования (семьи). То есть часто исследования семей основаны на восприятии одного из родителей. Некоторые исследователи позаботились о разработке и оценке мер, которые могут быть выполнены несколькими членами семьи (например, Olson’s FACES).Затем трудность сводится к разработке подходящих методов для объединения оценок ряда членов семьи для получения «семейной оценки».

    Результаты, полученные несколькими исследователями о том, что члены одной семьи часто получают совершенно разные оценки по критериям оценки семьи, еще раз подтверждают важность получения показателей от нескольких членов семьи (Christensen and Arrington, 1987). Например, Шумм в своем исследовании удовлетворенности семьей англо-американцев и мексиканцев обнаружил, что использование только оценок матерей приводит к другим выводам, чем если бы также учитывались оценки отцов и подростков (Schumm et al., 1988).

    Помимо оценки точки зрения только одного члена семьи, Кристенсен и Аррингтон отмечают, что часто фактические элементы в инструменте самоотчета, предназначенном для оценки семьи, сосредотачиваются на отдельном человеке, а не на взаимодействии в семье. Например, вопрос опроса может определить, как часто один член спорил с другим, но ничего не оценить об обстоятельствах, которые привели к спору, или о том, как он был разрешен. Последние являются важными дескрипторами с точки зрения понимания природы взаимодействия в семье (Christensen and Arrington, 1987).

    Даже методы оценки, которые наблюдают за семейным взаимодействием, не защищены от проблемы индивидуального противостояния семье. Кристенсен и Аррингтон отмечают: «Наблюдательный анализ сосредоточен на показателях поведения каждого отдельного присутствующего … данные ничего не говорят нам о том, кто кого критиковал, что каждый человек сделал, чтобы вызвать критику, или что каждый человек сделал в ответ на критику» ( Кристенсен и Аррингтон, 1987, с. 262). В качестве исключения они отмечают методы Готтмана и Паттерсона, которые исследуют на основе наблюдения за семейными взаимодействиями «вероятность того, что конкретное поведение одного члена семьи приведет к поведению другого или последует за ним» (Christensen and Arrington, 1987, п.262).

    Влияние стадий жизненного цикла семьи.

    В исследованиях сильных сторон семьи часто, хотя и не всегда, не учитывается влияние различных стадий жизненного цикла на характеристики крепких семей. Например, исследование Олсона и его коллег, которое действительно изучает влияние стадии жизненного цикла, показало, что динамика, наиболее благоприятствующая хорошо функционирующим семьям, может варьироваться в зависимости от структуры домохозяйства. Структуры власти и модели общения, эффективные для семей с младенцами и детьми ясельного возраста, могут сильно отличаться от семей с подростками и молодыми людьми.То, что функционально на одной стадии, может оказаться дисфункциональным на другой (Olson et al., 1989). Исследователи, изучающие сильные стороны семьи, должны помнить об этом при планировании исследований и интерпретации результатов.

    Взаимосвязи между характеристиками сильных сторон семьи.

    Девять характеристик, определяемых исследователями как важные для успешного функционирования семьи, часто тесно взаимосвязаны. Например, способность адаптироваться часто связана с эффективными коммуникативными навыками и связью с обществом, или четкое определение ролей может быть невозможно в семьях, не имеющих эффективных коммуникативных навыков.Шумм предлагает модель, которая учитывает отношения между различными характеристиками крепких семей.

    Шумм утверждает, что «на сегодняшний день кажется, что большая часть работ, связанных с темой сильных сторон семьи, сосредоточена на выявлении и спецификации концепций, а не на попытках взаимосвязи концепций. Чтобы литература о сильных сторонах семьи двигалась в направлении истинной теории. в отличие от чисто концептуальной работы, очень важно, чтобы начало было положено с точки зрения взаимосвязанных концепций в литературе о сильных сторонах семьи »(Schumm, 1985, p.5). В свете этого Шумм предлагает исходную модель того, как сильные стороны семьи сочетаются друг с другом. Он определяет ряд способов, которыми некоторые из шести черт, идентифицированных Стиннеттом, взаимосвязаны. Например, он связывает признательность и обязательство проводить время вместе. Модель Шумма схематически представлена ​​в Приложении B.

    Модель сильных сторон семьи Шумма имеет ряд последствий для вмешательства. Это предполагает, что при определении методов вмешательства необходимо учитывать взаимосвязь характеристик семьи.Как отмечает Шумм, сосредоточение внимания на динамике одной семьи может оказаться бесполезным, пока не будут рассмотрены другие характеристики взаимодействия. Может случиться так, что коммуникативные проблемы в семье на самом деле отражают скрытую нехватку времени вместе или отсутствие выражения признательности среди членов семьи. Таким образом, участие семьи в семинаре по улучшению коммуникативных навыков может оказаться бесполезным, потому что основная проблема заключается в другом, и пока эта область не будет решена, продвижение по измерению коммуникации будет затруднено (Schumm, 1985).

    Помимо методологических вопросов, необходимо ответить на два общих вопроса об исследовании сильных сторон семьи, прежде чем мы сможем сказать, насколько это исследование может способствовать улучшению функционирования семьи. Это:

    Сильные стороны семьи являются причиной или просто симптомами?

    Если бы конструкты сильных сторон семьи были измерены в репрезентативной выборке семей, наряду с другими демографическими, социально-экономическими и психологическими характеристиками членов семьи, были бы конструкты предсказывать, будет ли семья по-прежнему вместе и функционировать гармонично? пять или десять лет в будущем? Какую прогностическую силу эти конструкции добавили бы, сверх , которые обеспечиваются измерениями текущего семейного удовлетворения, супружеских конфликтов, образования, дохода и других социальных активов семьи? Насколько мы можем судить, этот вопрос никогда не подвергался эмпирической проверке.

    Смежный вопрос заключается в том, не обеспечивают ли традиционные теоретические взгляды более экономное и мощное понимание динамики семьи. Ни одна из обнаруженных на сегодняшний день работ не сравнивает предсказательную силу успешных семейных моделей с силой моделей, созданных с других точек зрения. Похоже, что взаимодополняемость моделей еще не рассматривалась.

    Насколько «сильные стороны семьи» можно передать семьям, которые плохо функционируют?

    Даже если будет продемонстрировано, что силовые характеристики семьи являются сильными и уникальными предикторами успешного функционирования, остается важный вопрос: можно ли обучить этим характеристикам тех, кто живет в семьях, которые плохо функционируют.Возможно, сильные стороны семьи зависят от индивидуальных характеристик членов семьи, таких как интеллект, гибкость, эмоциональная стабильность и т. Д., Которые имеют существенный генетический компонент или зависят от раннего воспитания. Обучение сильным сторонам неразумных, негибких, враждебных или нестабильных людей может оказаться непростым делом. С другой стороны, тщательно разработанные программы, которые знакомят с новыми стратегиями жизни проблемных семей, могут привести к улучшению воспитания детей и взаимодействия в семье при относительно низких затратах.

    Очевидно, что вопрос переносимости является важным, если исследование сильных сторон семьи должно иметь важные политические приложения. Опять же, насколько мы можем судить, этот вопрос мало проверялся и даже не рассматривался в существующей литературе. Кроме того, есть вопросы о переносимости по классовой и этнической принадлежности, а также о применимости к неполным и другим нетрадиционным семьям, которые могут быть с успехом рассмотрены в будущих исследованиях.

    Эбботт, Дуглас А., & Мередит, Уильям Х. 1985. «Семьи меньшинств: сильные стороны четырех этнических групп». Документ, представленный на Ежегодном собрании Национального совета по семейным отношениям, Даллас, Техас.

    Биверс, В. Роберт. 1977 г. Психотерапия и рост: взгляд на семейные системы . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

    Боумен, Тед В. 1983. «Содействие благополучию семьи: последствия и проблемы». В Д. Мейсе (ред.) Профилактика семейных услуг, подходы к семейному благополучию , стр.39-48. Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications.

    Кристенсен, Эндрю, и Аррингтон, Анджела. 1987. «Проблемы исследования и стратегии». В Т. Якоб (ред.) Семейное взаимодействие и психопатология . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Коуэн, Кэролайн П. и Коуэн, Филип А. 1987. «Профилактическое вмешательство для пар, становящихся родителями». В C. F. Zachariah Boukydis (ed.) Исследование поддержки родителей и младенцев в послеродовой период .Норвуд, Нью-Джерси: Ablex Publishing Co.

    Эпштейн, Натан Б., Лоуренс М. Болдуин и Дуэйн С. Бишоп. 1983. «Устройство для оценки семьи Макмастеров». Журнал супружеской и семейной терапии 9 (2): 171-180.

    Фельдман, Ширли С. и Геринг, Томас М. 1988. «Изменение представлений о семейной сплоченности и власти в подростковом возрасте». Развитие ребенка 59: 1034-1045.

    Гэри, Лоуренс Э., Лула А. Битти, Грета Л.Берри и др. 1983. Стабильные чернокожие семьи: окончательный отчет . Вашингтон, округ Колумбия: Центр исследований и развития психического здоровья, Институт городских дел и исследований, Университет Ховарда.

    Гротевант, Гарольд Д. 1983. «Вклад семьи в содействие формированию идентичности в раннем подростковом возрасте». Журнал раннего подросткового возраста 3 (3): 225-237.

    Хилл, Роберт Б. 1971. Сила черных семей .Нью-Йорк: Группа независимых издателей.

    Иаков, Теодор (ред.). 1987. Семейное взаимодействие и психопатология . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Льюис, Джерри М. 1989. Рождение семьи . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

    Льюис, Джерри М. 1979. Как поживает ваша семья? Руководство по выявлению сильных и слабых сторон вашей семьи . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

    Льюис, Джерри М., И Джон Г. Луни. 1983. Долгая борьба :. Хорошо функционирующие чернокожие семьи из рабочего класса . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

    Моос, Рудольф Х. и Моос, Бернис С. 1986. Руководство по масштабированию семейной среды (второе издание). Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.

    Олсон, Дэвид Х. 1986. Подготовлено заявление перед Специальным комитетом Палаты представителей по делам детей, молодежи и семьи. In: Разнообразие и сила американских семей .Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

    Олсон, Дэвид Х., Гамильтон И. Маккуббин, Ховард Барнс и др. 1983. Семьи: что заставляет их работать . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications.

    Олсон, Дэвид Х., Гамильтон И. Маккуббин, Ховард Барнс и др. 1982. Описи семей: опросы, используемые в национальном обследовании семей на протяжении всего жизненного цикла семьи . Сент-Пол, Миннесота: Университет Миннесоты.

    Олсон, Дэвид Х., Candyce S. Russell и Douglas H. Sprenkle (ред.). 1989. Круговая модель: системная оценка и лечение семей . Нью-Йорк: Haworth Press.

    Шумм, Вальтер Р. 1986. Подготовлено заявление перед Специальным комитетом Палаты представителей по делам детей, молодежи и семей. In: Разнообразие и сила американских семей . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

    Шумм, Вальтер Р. 1985. «Помимо характеристик взаимоотношений в крепких семьях: построение модели сильных сторон семьи.» Family Perspective 19 (l): 1-9.

    Schumm, Walter R., McCollum, EE, Bugaighis, MA, Jurich, AP, Bollman, SR, & Reithz, J. 1988.» Различия между Англо-американские и мексиканские члены семей об удовлетворенности семейной жизнью ». Испанский журнал поведенческих наук 10 (l): 39-53.

    Скиннер, Харви А., Стейнхаузер, Пол Д. и Санта-Барбара, Джек. 1983. «Мера оценки семьи». Канадский журнал общественного психического здоровья 2: 91-105.

    Стиннет, Ник. 1986. Подготовил заявление перед Избирательным комитетом Палаты представителей по делам детей, молодежи и семьи. In: Разнообразие и сила американских семей . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

    Стиннет, Ник, Чессер, Барбара и ДеФрейн, Джон (ред.). 1979. Укрепление семьи. Чертежи к действию . Линкольн, NE: Университет Небраски Press.

    Стиннетт, Ник и ДеФрейн, Джон.1985. Секреты крепких семей . Бостон: Литтл, Браун и Ко.

    Свихарт, Джадсон. 1988. «Характеристики крепких семей». Неопубликованная статья, Международный семейный центр, Исследовательский институт логоса.

    Специальный комитет Палаты представителей США по делам детей, молодежи и семьи, 99-й Конгресс, 2-я сессия. 25 февраля 1986 года. Разнообразие и сила американских семей . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

    Вега, Уильям А., Томас Паттерсон, Джеймс Саллис и др. 1986. «Сплоченность и приспособляемость в мексикано-американских и англоязычных семьях». Журнал брака и семьи 48 (ноябрь): 857-967.

    Уолш, Фрома. Обычные семейные процессы . 1982. Нью-Йорк: Guilford Press.

    W. Роберт Биверс ( Психотерапия и рост: перспектива семейных систем, , 1977)

    1. Связь с другими социальными системами и открытость для других точек зрения, образа жизни и восприятия.Уважение к различиям и понимание индивидуальных границ. Близость достигается за счет умелого общения.
    2. Прочные родительские коалиции и четкое определение ролей без жестких стереотипов.
    3. Дополнительные, а не симметричные силовые роли.
    4. Поощрение автономии. Семья спокойно относится к разногласиям. Нет инвазивности. Семья отличается гибкостью и приспособляемостью.
    5. Вера в то, что человеческое поведение ограничено и ограничено и что человеческое поведение является результатом ряда переменных, а не одной явной причины.
    6. Члены семьи связаны друг с другом. Между участниками может существовать конфликт, но не неразрешимый конфликт.
    7. Эффективные переговоры и выполнение задач.
    8. Трансцендентные ценности.

    А. Биллингсли, 1968. (In Gary, Lawrence, Stable Black Families: A Final Report ., 1983) (Сильные стороны Black family.)

    1. Набор значений — с сопровождающим шаблоном поведения, соответствующего этим ценностям, и определенной степени независимости от контроля сил, влияющих на жизнь членов семьи.
    2. Сильные религиозные убеждения и поведение.
    3. Образовательные достижения или образовательные стремления одного или нескольких членов семьи.
    4. Экономическая безопасность и владение собственностью.
    5. Крепкие семейные узы.
    6. Деятельность, ориентированная на сообщества (например, ассоциативные связи, образцы для подражания и защита интересов детей).

    Долорес Курран. (Цитируется в «Слушании перед Специальным комитетом по делам детей, молодежи и семей, Палата представителей», 1986 г.)

    1. Общается и слушает.
    2. Подтверждают и поддерживают друг друга.
    3. Учит уважению к другим.
    4. Развивает чувство доверия.
    5. Обладает чувством игры и юмора.
    6. Демонстрирует чувство общей ответственности.
    7. Обучает пониманию правильного и неправильного.
    8. Обладает сильным чувством семьи, в которой изобилуют ритуалы и традиции.
    9. Имеет баланс взаимодействия между участниками.
    10. Имеет общее религиозное ядро.
    11. Уважает конфиденциальность друг друга.
    12. Ценит обслуживание других.
    13. Способствует общению и общению за столом в семье.
    14. Делит досуг.
    15. Признает и обращается за помощью в решении проблем.

    Натан Эпштейн и другие. На основе модели функционирования семьи Макмастера. (в «Устройстве оценки семьи Макмастеров», Эпштейн, Болдуин и Бишоп, 1983)

    1. Способность решать проблемы таким образом, чтобы поддерживать эффективное функционирование семьи.
    2. Четкое и прямое общение.
    3. Установленные модели поведения, четкое и справедливое распределение семейных задач и ответственное выполнение поставленных задач.
    4. Аффективная отзывчивость.
    5. Члены семьи интересуются друг другом и дорожат делами и заботами друг друга. Промежуточные уровни взаимодействия друг с другом.
    6. Поведенческий контроль членов семьи.

    Роберт Б.Холм. ( Сильные стороны черных семей , 1971) (Сильные стороны черных семей)

    1. Сильные родственные узы.
    2. Сильная ориентация на работу.
    3. Адаптивность семейных ролей.
    4. Ориентация на сильные достижения.
    5. Сильная религиозная ориентация.

    Джерри Льюис ( Как ваша семья? Руководство по определению сильных и слабых сторон вашей семьи, , 1979)

    1. Родительские отношения, характеризующиеся разделенной властью, глубокими уровнями близости, интимным общением, прочными связями, разделенными как а также индивидуальные занятия, хорошие сексуальные отношения, открытость чувств и высокий уровень сочувствия.
    2. Власть в семье находится в руках родителей, но включает в себя участие детей. Есть явные различия в ролях между родителем и ребенком.
    3. Сплоченные семьи, которые много разделяют друг с другом и чувствуют себя прочно связанными, но не за счет индивидуальности.
    4. Общение между членами семьи открытое, четкое и спонтанное.
    5. Раннее выявление проблем, отсутствие обвинения людей в проблеме, а также переговорный и компромиссный подход к решению проблем.
    6. Выражение чувств и сопереживание в общем семейном настроении, которое характеризуется теплотой, юмором и заботой друг о друге.
    7. Способность принимать изменения и потери и справляться с ними.
    8. Основное убеждение, что люди в большинстве своем добрые, а не в основном злые. Осознание того, что люди совершают ошибки, и понимание сложности человеческой мотивации.
    9. Поощрение близости и автономии, а также участие семьи в окружающем мире.

    Дэвид Х. Олсон. (Подготовленное заявление перед Специальным комитетом по делам детей, молодежи и семьи, Палата представителей США, 1986)

    1. У родителей крепкий и счастливый брак.
    2. Участники чувствуют себя ближе друг к другу, но также позволяют друг другу конфиденциальность и свободу действовать независимо.
    3. Члены семьи гибки, творчески подходят как группа и могут вместе решать проблемы.
    4. Члены семьи умеют слушать и делиться друг с другом как негативными, так и позитивными чувствами.
    5. Члены семьи способны эффективно справляться со стрессом.

    Х.А. Отто, 1975 г. (Отто, в Bowman, TW, 1983)

    1. Способность обеспечивать физические, эмоциональные и духовные потребности семьи,
    2. Способность «отдавать и брать» в отношении ребенка. методы выращивания и дисциплина.
    3. Умение эффективно общаться.
    4. Способность оказывать поддержку, безопасность и ободрение.
    5. Способность устанавливать и поддерживать отношения и опыт, способствующие росту, как в семье, так и за ее пределами.
    6. Способность поддерживать и создавать конструктивные и ответственные отношения с сообществом в районе, городе, школе и так далее.
    7. Способность расти вместе с детьми и через них.
    8. Способность к самопомощи и способность принимать помощь, когда это необходимо.
    9. Способность гибко выполнять семейные функции и роли.
    10. Взаимное уважение индивидуальности членов семьи.
    11. Способность использовать кризис или, казалось бы, вредный опыт как средство роста.
    12. Забота о единстве семьи, лояльности и внутрисемейном сотрудничестве.

    Royce and Turner, 1980. (In Gary, Lawrence, Stable Black Families: A Final Report ., 1983) (Сильные стороны Black family.)

    1. Подтверждены те, которые определены Робертом Хиллом.
    2. Учим детей уважать себя.
    3. Учим детей быть счастливыми.
    4. Подчеркивая сотрудничество в семье.
    5. Воспитание детей.

    Вирджиния Сатир. (Сатир, в Bowman, T.W., 1983)

    1. Продвижение позитивного самоуважения.
    2. Открытая система связи.
    3. Ясность семейных правил и ожиданий
    4. Связь с широким обществом — приверженность вне семьи.

    Scanzoni, 1971. (In Gary, Lawrence, Stable Black Families: A Final Report . 1983) (Сильные стороны чернокожих семей.)

    1. Экономические и социальные преимущества, а также возможности трудоустройства, предоставляемые опытом в город.
    2. Социальный статус, полученный в результате религиозной принадлежности, присутствия родителей в доме и количества детей.
    3. Способность предоставлять экономические, социальные и образовательные ресурсы детям в семье.
    4. Образцы для подражания для детей в обществе (например, школьный учитель, служитель и т. Д.)
    5. Качество взаимоотношений мужа и жены.
    6. Уровень взаимодействия между родителем и ребенком.

    Вальтер Р. Шумм. (В сотрудничестве с Джадсоном Свихартом, в подготовленном заявлении перед Специальным комитетом по делам детей, молодежи и семьи, Палата представителей США, 1986 г.)

    1. Time. Время, проведенное вместе в различных поддерживающих, приятных занятиях, в отличие от того, чтобы быть настолько связанным с работой и детьми, что у них не было приятного времяпрепровождения с членами семьи.
    2. Позитивность. В противном случае определяется как оценка в некоторых моделях. Обеспечение высокого уровня положительного подкрепления членам семьи, изо дня в день, выполнение положительных с точки зрения других людей дел, только ради них самих, а не просто в качестве стратегии «покупки» их любви и т. Д.
    3. Обязательства . Быть приверженным построению хорошего брака и семьи, а не просто оставаться вместе с точки зрения того, чтобы не разводиться и быть готовым позитивно адаптироваться к изменениям.
    4. Уважать человека. Ценить себя и других членов семьи как достойных обязательств на всю жизнь, а также своей поддержки и признательности.
    5. Открытость. Быть открытым для собственных нужд и желаний и быть готовым открыто делиться ими, а также быть открытым для того, чтобы выслушать и по-настоящему понять потребности и желания других членов семьи. Это больше, чем просто наличие «хороших коммуникативных навыков», но включает в себя желание познать себя, быть известными и узнать других.
    6. Система ценностей.Система ценностей, поддерживающая другие пять областей, часто предоставляемая в контексте внутренней религиозной веры (а не просто на словах в пользу набора доктрин) или поглощенная ребенком, выросшим в такой среде.

    Харви Скиннер. («Оценка семьи», 1983 г.)

    1. Дифференциация и исполнение ролей.
    2. Коммуникация, которая является четкой, прямой и достаточной и содержит информацию, необходимую для выполнения задачи и текущего определения ролей.
    3. Выражение аффекта.
    4. Степень и качество членов семьи, интерес друг к другу.
    5. Управление членами семьи с помощью процессов, которые характеризуются как конструктивные, последовательные и ответственные.

    Ник Стиннетт и Джон ДеФрейн. ( Секреты крепких семей , 1985)

    1. Обязательства.
    2. Время вместе.
    3. Признательность.
    4. Как справиться с кризисом.
    5. Духовное благополучие.
    6. Связь.

    Джадсон Свихарт. (В неопубликованном обзоре литературы определяет следующие характеристики крепких семей, наиболее часто упоминаемые исследователями.)

    1. Общение
    2. Поощрение отдельных членов семьи.
    3. Приверженность семье.
    4. Религиозная направленность.
    5. Социальная связь.
    6. Способность адаптироваться.
    7. Выражаю признательность.
    8. Четкие роли.
    9. Время вместе.

    Американская культура — Семья — Атлас культуры

    Семейная структура

    Средняя американская семья классически понималась как нуклеарная семья (муж, жена и дети) с раздельно проживающей большой семьей. Хотя структура нуклеарной семьи все еще широко распространена сегодня, она больше не может быть точным социальным ожиданием, поскольку развод, повторный брак, сожительство пар и рождение ребенка вне брака стали более распространенными. 1,2 Например, каждый шестой американский ребенок в возрасте до 18 лет жил со сводным братом или сестрой в 2014 году, и почти четверть (23%) жили в семьях с одним родителем по состоянию на 2019 год. 3,4 Семейные структуры также может значительно различаться между разными этническими группами и расами в Америке. Например, чернокожие дети с гораздо большей вероятностью будут воспитываться в семьях с одним родителем, чем азиатские, белые и латиноамериканские дети. 5,6,7

    Размер ближайших родственников со временем уменьшился, поскольку у американских женщин было меньше детей.Сегодня обычное культурное предпочтение в Америке — иметь небольшую семейную ячейку с раздельным проживанием расширенной семьи. Однако азиатские, черные и латиноамериканские семьи с большей вероятностью будут жить в условиях нескольких поколений и иметь более крупные семьи, чем неиспаноязычные белые американцы. 8,9

    Семейная динамика

    Индивидуализм влияет на динамику многих американских семей. Существует широко распространенная культурная идея о том, что вы — то, что вы делаете из себя и кем выбираете быть.Поэтому ожидается, что люди будут полагаться на свои собственные силы и будут нести личную ответственность за свой выбор. Например, американские родители довольно часто подчеркивают независимость ребенка и поддерживают его стремление к личным устремлениям, даже если они отличаются от предвзятых ожиданий семьи. Точно так же американские школьные системы часто учат детей думать о себе как о «особенных» или «уникальных» по мере взросления.

    Культурный акцент на независимости также приводит к тому, что многие пожилые американцы предпочитают жить в одиночестве, предпочитая полагаться на собственные силы в старости, а не «обременять» более молодые поколения своей семьи, живя с ними.Средний взрослый старше 60 лет живет только с одним человеком (обычно с супругом). 10 Точно так же многие дети чувствуют себя обязанными быть финансово независимыми и не полагаться на своих родителей во взрослом возрасте. Общество ожидает, что их дети уйдут из дома через несколько лет после окончания средней школы или колледжа. Однако эта норма была изменена после тяжелых экономических периодов (таких как мировой финансовый кризис). По оценкам, примерно 20% американцев в возрасте от 18 до 34 лет жили со своими родителями в 2018 году. 11

    Гендерные роли

    Американское общество традиционно рассматривало мужчин как кормильцев семьи, в то время как женщины считались хранительницами домашнего очага и опекунами детей. Однако такое отношение к женским гендерным ролям значительно изменилось с середины 20 века. Например, в настоящее время почти повсеместно поддерживается участие женщин в рабочей силе и на политической арене. 12 Доля женщин-кормильцев и предприятий, принадлежащих женщинам, неуклонно растет. 13 Американские женщины также достигли более высокого уровня образования, во многих случаях превышая средний мужской уровень (особенно среди молодого поколения). 14 Фактически, в 2012 году среди разнополых супружеских пар жены чаще имели более высокий уровень образования, чем муж. 15

    Однако, хотя женщины пользуются равными правами и возможностью выбирать форму своего вклада в динамику домашнего хозяйства, преобладают традиционные взгляды на семью и домашние обязанности.В результате женщины в среднем зарабатывают меньше и сокращают часы работы, чтобы в первую очередь заботиться о детях. Существуют также различия в возможностях женщин разных рас и этнических групп в Соединенных Штатах. Например, коренные американцы и латиноамериканки с меньшей вероятностью имеют степень бакалавра. 16 Между тем, темнокожие женщины с большей вероятностью будут работать и быть основными кормильцами своих семей, помимо ухода за детьми, чему способствует очень высокий уровень одиноких матерей. 17

    Свидания и брак

    Датировка

    Американская практика свиданий похожа на практику других англоязычных западных культур. Пары обычно встречаются в своих социальных кругах, на работе или в увлечениях. Сервисы онлайн-знакомств популярны среди нескольких возрастных групп. Молодые люди могут использовать бесплатные приложения для случайных знакомств, в то время как взрослые среднего возраста или пожилые люди, которые хотят найти серьезных или долгосрочных партнеров, как правило, предпочитают сайты знакомств, требующие платного членства.

    Свидания обычно происходят в контексте, позволяющем паре достаточно поговорить, чтобы узнать друг друга (например, за едой или напитком). Американец обычно «встречается» или знакомится сразу с несколькими людьми в течение определенного периода времени, не имея исключительных отношений ни с одним из этих людей. Однако, если чувства развиваются к конкретному человеку, американец часто будет преследовать этого человека до тех пор, пока он или она не согласится быть в преданных отношениях с ним или не укажет на отсутствие интереса.

    Брак

    Большинство американцев рассматривают брак как приверженность пары личной любви друг к другу, а не как экономический или социальный союз или семейное устройство. Однако это становится все менее важной чертой американских семей. Все больше американцев вступают в брак в более позднем возрасте, живут с незамужним партнером (сожительство) и заводят детей, пока не состоят в браке. Например, процент всех рождений у незамужних женщин составил 39.6% в 2018 году. 18 По данным Бюро переписи населения США, средний возраст вступления в первый брак в 2019 году составит 29,8 года для мужчин и 28 лет для женщин (увеличение более чем на 5 лет по сравнению со средним показателем 1980 года). 19

    Исследования

    показывают, что большинство молодых взрослых американцев теперь сожительствуют со своим партнером, а не переезжают к нему в брак, и меньшее количество сожителей переходит в брак. 20 Например, некоторые пары предпочитают не вступать в брак по закону и остаются в фактическом партнерстве, сохраняя при этом те же функции и отношения, что и супружеская пара.Исключение составляют пары ЛГБТКИ +, которые вступают в брак чаще после принятия закона об однополых браках в 2015 году. 21

    Несмотря на изменение культурного подхода к партнерству, брак по-прежнему считается значимым и высоко ценимым институтом в Америке. Уровень разводов также неуклонно снижается: с 4,0 разводов на 1000 человек в 2000 году до 2,9 в 2018 году. 22 Семьи, придерживающиеся религиозных или консервативных ценностей, могут рассматривать брак как необходимое условие стабильной семейной структуры и ожидать, что крепкие пары поженятся. до рождения детей.

    _____________________

    1 Pew Research Center, 2015

    2 Vanorman & Jacobsen, 2020

    3 Кнопа, 2020

    4 Kramer, 2019

    5 Pew Research Center, 2015

    6 Принц, 2016

    7 Джейнс, 2018

    8 фрай, 2019

    9 Pew Research Center, 2015

    10 Kramer, 2019

    11 Kramer, 2019

    12 Миллер, 2020

    13 Статус женщин в Штатах, 2015

    14 Берман, 2015

    15 Ван, 2014

    16 IWPR, 2013

    17 Pew Research Center, 2015

    18 Мартин, Гамильтон, Остерман и Дрисколл, 2019

    19 U.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *