Чем отличаются эмоции и чувства: чем они отличаются, основные виды и типы эмоций в психологии

Чем эмоции отличаются от чувств? В чем разница между эмоциями и чувствами? В чем разница между чувствами и эмоциями

В жизни каждый человек испытывает эмоции и чувства. Непросто понять разницу между ними. Есть расхожее заблуждение, что эти два понятия — неотделимы и означают одно и тоже. Оказывается, эмоции — это заложенный в человеке механизм , который достался в наследство от далеких предков. Он помогал им выживать и понимать — где опасность, а что принесет пользу, а также способствовал благополучному продолжению рода.

В современном мире человека окружает общество, которое с раннего детства оказывает влияние на формировании эмоций. А чувства — это те ощущения, которые возникают после них . На некоторые чувства мы можем влиять и, тем самым, улучшать качество нашей жизни.

Это психологические процессы, возникающие неосознанно и спонтанно . Относятся к сфере подсознательного и появляются в виде реакции на внешние или внутренние события. При этом в организме, в ответ на происходящие события, высвобождаются гормоны и нейротрансмиттеры. Они формируют различные эмоции. К гормонам относятся: серотонин, норадреналин, окситоцин и другие.

Если проще: происходит событие и наш мозг реагирует заложенной в нем врожденной программой и возникает первичная реакция — быстрая и скоротечная по времени . Или чуть более продолжительная вторичная реакция, которая проявляется в поведении и поступках.

Эмоции заложены эволюцией и нужны для:

  • Подготовки к определенному действию.
  • Для осознания самой ситуации — несет ли она пользу или нужно ее избежать.
  • Осознанного побуждения к действию к какому-либо поступку.

Человек переживает следующие базовые эмоции:

  1. Страх — это защитная функция организма, помогающая избежать опасные ситуации.
  2. Гнев — относится к самозащите. Мобилизует силы организма для преодоления препятствий.
  3. Радость — проявляется, как принадлежность к чему-то или кому-то. Расслабляет и помогает изведать удовольствие, также повышает способность к обучению.
  4. Печаль — способность адаптироваться к обстоятельствам, сблизиться с людьми и уделить внимание незначительным сторонам жизни.

Представляют собой проявление осознанного отношения к событиям . Возникают после эмоций, но ими можно управлять, контролировать и изменять. Более продолжительны по ощущениям и их качество зависит от прошлого опыта.

Могут трансформироваться в зависимости от различных мыслей, возникающих в процессе данных ощущений.

Они начинают закладываться с детства — это первые отношения с родителями, когда ребенку удовлетворяют его первые желания и потребности. И, как следствие, возникает базовое состояние — чувство безопасности.

Если ребенка с детства уважают, как личность, любят и оберегают, то во взрослой жизни человек будет также уважительно к себе относиться и сможет справиться с любыми возникшими чувствами.

Стоит иметь в виду, что нужно уметь понимать возникающие чувства и правильно и адекватно их выражать. В противном случае, непонимание и неприятие себя может отразиться на психологическом и физическом здоровье.

Чувства имеют под собой рациональную основу и обрабатываются в лобной доле мозга. Их продолжительность не ограничена по времени и не всегда совпадает с переживаемыми эмоциями.

Чтобы разобраться в испытываемых чувствах, нужно проговаривать их вслух. Постараться описать и конкретизировать все мысли, которые приходят на ум, когда вы раздумываете над ними.

Сходства

  • Эмоции часто переплетаются с чувствами, когда эмоциональное переживание постепенно переходит в чувства и длится продолжительное время. Происходит своеобразное закрепление ответных реакций организма при эмоциях, подкрепляемых процессом мышления.
  • Или происходит все наоборот. Человек длительное время переживает какие-то чувства, положительные или отрицательные, из-за продолжающегося события или отношения определенного человека. Ощущения постоянно подкрепляются мыслями и ответной реакцией тела, и постепенно начинает формироваться новая эмоция, которая может быть диаметрально противоположной изначальной.
  • При испытании гаммы от обеих рассматриваемых сторон ощущений, происходит воздействие на многие функции организма: изменяется частота дыхания, учащается сердечный ритм, изменяется работа слюнных, потовых и слезных желез — можно заплакать, вдруг пересохнет во рту или неожиданно бросит в пот.

Чем они отличаются?

  1. Первое отличие: скорость возникновения и продолжительность ощущений
    . Эмоции — появляются мгновенно, но длятся непродолжительное время, а чувства — это скорее процесс, начинающийся постепенно и неугасающий иногда продолжительное время.
  2. Второе: эмоции всегда зарождаются и проявляются изначально внутри человека, в его голове, а чувства — накапливаются постепенно и выплескиваются наружу, во вне.
  3. Третье: эмоции проявляются бессознательно , а чувства — осознанно. К примеру, если внезапно появился объект страха, то человек в первую очередь испытывает неосознанный и мгновенный страх, а потом уже появляется внешнее его проявление — бежать, бить или упасть в обморок.
  4. Четвертое: куда они приводят . Когда человек испытывает эмоции, то они переходят в настроение и значительно его изменяют. Чувства же продолжаются в ощущениях.
  5. Пятое: многогранность ощущений . Эмоция обычно проста и понятна, она выражает конкретную реакцию на раздражитель. Чувство же сложное — включает в себя много разных мыслей, интеллектуальный и практический опыт и логический подход.

Чувства и эмоции непросто отделить друг от друга. Но, если прислушиваться к себе и быть внимательным, то можно понять какие ощущения на данный момент времени человек испытывает и, приложив некоторые усилия, можно повлиять на них и сделать жизнь лучше.

Приветствую всех читателей нашего сайта! Вопрос от Александры: Скажите пожалуйста, чем принципиально чувства отличаются от эмоций? А то столько всего в Интернете на эту тему, что мозги съехать могут. Самое грустное, что везде термины путаются, смешиваются. Меня интересует именно эзотерический, энергетический и практический подход к этому вопросу, а не демагогия на тему… Заранее благодарна за ваш ответ.

Важный вопрос, для жизни и счастья, реально важный. Если в чувствах и эмоциях ничего не понимать, или сильно заблуждаться – страдания человеку по жизни обеспечены. Но, к сожалению, редко кто адекватно понимает разницу между чувствами и эмоциями, которая на самом деле просто огромная, и умеет правильно работать, как с чувствами, так и с эмоциями.

Вначале давайте разберёмся с основными понятиями, терминами и определениями. Прежде всего ознакомьтесь с базовой информацией по теме в предложенных ниже статьях:

Кстати, если вы были внимательны при прочтении данных статей, вы уже частично получили ответ на вопрос, который задала Александра в статье о Чувствах.

Давайте немного расширим ответ.

Эмоции и Чувства. В чём между ними разница?

Напомню, что отличия описываются исключительно с эзотерической и практической стороны. То есть, понимание этих явлений очень важны для жизни и развития каждого человека, для достижения счастья и устранения страданий.

  1. Чувства бывают только Светлые, позитивные – Любовь, Дружба, Уважение, Благодарность, Преданность, др. Эмоции – могут быть как позитивные (радость, др.), так и негативные, разрушающие человека (страх, гнев, злость, зависть, обида, ненависть, др.).
  2. Чувства – создаются Богами, и даются людям как высший дар, — вырабатываются в основном людьми (их ) или более низкими Силами Тонкого мира (в том числе ).
  3. Чувства — это абсолютно чистые божественные высокоорганизованные энергии, а любые эмоции — далеко не совершенны, не всегда созидательны, эмоции это в основном энергия нижних уровней.
  4. Чувства — имеют своё сознание, эмоции — нет, энергия на много более примитивная (даже хорошие эмоции).
  5. Чувства — могут жить и развиваться до 100 лет (хотя они уязвимы для зла и могут быть разрушены негативными эмоциями – страхом, обидой, ненавистью, завистью и т.д.), эмоции — кратковременны (быстро проходят, перегорают, гаснут).
  6. Чувства — только позитивные, усиливающие душу человека, а эмоций есть много негативных ( , и т.д.)
  7. Чувства — способны сильно изменять человека, раскрывать его душу, позитивный потенциал, таланты (влюблённые способны создавать гениальные произведения). Эмоции — качественно человека не изменяют, даже самые позитивные эмоции дают лишь кратковременные позитивные переживания (радость, др. – посмеялся и забыл).
  8. Чувства — всегда живут в Духовном Сердце (в ), эмоции — обитают и рождаются в других (чаще всего в чакрах подсознания: Муладхара, Свадхистхана, Манипура, др.).
  9. Чувства – нужно заслужить, своим развитие и жизнью, создать такие условия в своём сердце и в своей судьбе, чтобы чувства могли комфортно развиваться в Душе, и не разрушаться негативом человека. Эмоции – человек производит постоянно, самостоятельно, своими убеждениями, качествами и привычными жизненными ролями: трус – производит эмоции страха, обидчивый – генерирует эмоции обиды, агрессивный человек – вырабатывает агрессию и т.д.
  10. Чувства способны принимать (и испытывать соответствующее состояние счастья) – позитивные светлые люди, которых выше примерно 60%. Негативный, тёмный человек – либо чувства не получает вообще, либо, если и получает, то испытывает жуткие страдания и боль, потому что всё негативное в нём начинает гореть, а сами чувства при этом будут постепенно умирать. Иногда чувства негативным людям даются в качестве наказания. С эмоциями по-другому: негативный человек – вырабатывает естественные для него негативные эмоции, позитивный человек – позитивные.

В жизни часто смешивают такие понятия, как эмоции и чувства , однако явления эти разные и отражают разный смысл. Эмоции не всегда осознаются, иногда достаточно четко человек не может сформулировать какие эмоции он испытывает, например, люди говорят «во мне все закипает», что это означает? Какие эмоции? Гнев? Страх? Отчаянье? Тревога? Досада?. Не всегда человек может определить сиюминутную эмоцию, зато чувство человек осознает практически всегда: дружба, любовь, зависть, враждебность, счастье, гордость.

Эмоции человек не всегда осознает: почему он их испытывает и какие конкретные эмоции, чувства же всегда осознаваемы, человек осознает почему он дружит или гордится, чувства — это личностное отношение к окружающей действительности (объектам и предметам).

Наши эмоции связаны с конкретной ситуацией, только «здесь и сейчас» возникает эмоция, т.е. эмоции — ситуативные и отражают наше оценочное отношение к ситуации (настоящей или будущей, или только возможной). Чувства — это устойчивое эмоциональное отношение к предмету (объекту), т.е. чувства — предметные и не связаны с ситуацией. А вот выражаются чувства через эмоции, в зависимости от того в какой ситуации человек оказывается. При этом эмоции и чувства могут не совпадать или противоречить друг другу, например, горячо любимый человек может в определенной ситуации вызвать эмоцию гнева.

Эмоции кратковременные, а чувства длительные и устойчивые, эмоциями мы реагируем на ситуацию, например, разрядился аккумулятор у сотового в самый неподходящий момент, возникает эмоция гнева или досады, эти эмоции кратковременные, когда Вы приедете домой, этих эмоций уже не будет. А чувства — это долгосрочное отношение к кому-либо или чему-либо, чувства устанавливают тесную эмоциональную связь с предметом (объектом), который имеет мотивационную значимость для человека, т.е. при встрече с объектом, или при воспоминании о нем, чувство каждый раз актуализируется с новой силой. Например, когда мы думаем о любимом человеке, мы можем улыбаться, испытывать некое волнение, радость, ощущать «теплое чувство» внутри.

Чувства и эмоции тесно связаны между собой, но это не одно и тоже, эмоции сиюминутные, проявляются «здесь и сейчас» и относятся к конкретной ситуации, чувства — устойчивое, постоянное отношение человека к чему либо или кому либо, чувства не зависят от ситуаций, например, чувство любви не изменится, если любимый незаслуженно , в этой ситуации проявятся всего лишь эмоции: волнение, обида, печаль, чувство останется прежним.

Таким образом, чувства как бы «выделяют» из ситуации конкретный объект, независимо от того, что происходит вокруг, а эмоции «срабатывают» на ситуацию в целом.


Возможно Вам будут интересны следующие статьи:

Для того чтобы научиться контролировать и управлять своей эмоционально-чувственной областью жизни, нам необходимо разобраться в разнице между эмоциями и чувствами. С точки зрения психологии, эмоции — это психические процессы, которые существуют в форме переживаний, что отображают личностное значение и оценку внешних и внутренних ситуаций в жизнедеятельности человека. Зачастую они возникают неосознанно и спонтанно, что напрямую связано с биологическими процессами, которые происходят в организме человека. Поэтому чаще всего, их относят к сфере неосознанного или подсознательного поведения.

А чувства — это отображение в сознании человека его отношения к действительности, которое возникает при удовлетворении или неудовлетворении его высших потребностей. В отличие от эмоций, чувства проявляются более осознанно, поэтому связаны с сознательными действиями и осознанными проявлениями. Это говорит о предметном и более конкретном проявлении чувств и их неразрывной связи с социальной сферой в жизнедеятельности человека.

Исходя из этого, можно прийти к выводу, что эмоции являются мгновенной реакцией человека на предмет раздражения, его удовлетворённость или неудовлетворённость от внешних условий, в то время, когда чувствами можно назвать состояние, более продолжительное во времени. Это и есть первое различие между этими процессами: эмоции — мгновенные и краткосрочные, а чувства — постепенные (продолжительные) и долгосрочные.

Например, эмоция радости возникает при виде определённого человека, как вспышка. Этот человек стал запускающим механизмом данного эмоционального процесса, но эта вспышка кратковременна, так как мы не можем долго удержать состояние радости, не подпитывая его мыслительным процессом. Но если копнуть глубже, то можно прийти к выводу, что эмоции могут перейти в определённые чувства, что говорит о тесной их взаимосвязи. Давайте посмотрим на ту же эмоцию радости, о которой мы только что говорили. Мы определили раздражитель — человек, при виде которого возникает данная эмоция. Если при этом мы испытали радость, то это говорит о том, что по отношению к данному субъекту мы испытываем положительные чувства. Это может быть любовь, благодарность, интерес, уважение, добродушие и т.д. Все сугубо индивидуально. То есть, эти чувства берут начало с наших эмоций — мгновенных реакций, а уже с течением времени закрепляются в процессе мышления. Но иногда можно проследить и обратный процесс, когда из чувств возникают определённые эмоции. Например, при контакте с человеком, по отношению к которому мы испытываем чувство обиды, реакция на его поведение может проявиться в таких эмоциях, как злость, раздражение, агрессия, отвращение. Или же, при контакте с человеком, которого мы любим, мы будем испытывать эмоции интереса и радости. Это все говорит о том, что нельзя полностью отделить эмоции от чувств и поставить между ними рамки. Они проявляются в тесной взаимосвязи: эмоции переходят в чувства или выражают их. Это и есть второе различие.

Третьим различием между чувствами и эмоциями есть то, что первые — проявляются внутри, а вторые — снаружи. Например, эмоция страха, при виде предмета раздражения, проявляется на физиологическом уровне в застывшем от ужаса выражении лица, крике, нервных физических движениях тела и т.д., в то время, как чувство страха может присутствовать в подсознании человека все время (страх высоты, пауков), не имея внешне никаких проявлений до тех пор, пока раздражитель не появляется в физическом пространстве. Но это чувство есть — оно никуда не исчезает, хотя и может определённый период времени не давать о себе знать.

Таким образом, мы плавно подошли к четвёртому различию чувств и эмоций — бессознательное и сознательное проявление. Бессознательно или неосознанно имеют свойство проявляться эмоции, а чувства являют собой более осознанное (сознательное) проявление. Если, при виде паука, мы мгновенно и неосознанно испытываем эмоцию страха, то чувство страха у нас к данному раздражителю есть осознанное и закреплённое в сознании на протяжении длительного периода времени.

Все это говорит о том, что проявление наших эмоций и чувств, связано, непосредственно, с убеждениями, представлениями, верованиями и личностными оценками реальности — отражением нашего отношения к другим, к миру, к себе. Получается, если реальность соответствует нашим представлениям, то мы испытываем положительные эмоции, если не соответствует, то — отрицательные.

Пятое различие между эмоциями и чувствами заключается в том, что вызванные эмоции ведут к изменению настроения, а чувства — к изменению ощущения. Возьмём эмоцию задумчивости. Человек, на предмет раздражения проявил такую реакцию — застыл с задумчивым выражением лица. Раздражитель, неся в себе определённого рода информацию, привёл человека, к процессу размышления. Когда эта эмоциональная вспышка прошла, мы можем увидеть реакцию человека в его настроении — оно или стало хорошим, что проявилось в радостном эмоциональном состоянии, или пропало — в поникшем состоянии. Это, в свою очередь, вызвало чувства либо разочарования, либо понимания. Получается такая эмоционально-чувственная цепочка:

Эмоция задумчивости — процесс мышления — чувство разочарования (непринятия) или понимания (принятия).

Изменение настроения и ощущения очень субъективные и зависят от личностных оценок ситуативной реальности. Это все индивидуально, так как реакции на раздражитель у каждого разные.

Далее, шестым различием, можно выделить поведенческие реакции человека, которые вызывают эмоции и чувства. При испываннии эмоций, человек проявляет телесную (внешнюю) активность — задействованы мимика, жесты, черты. А при испытании чувств — доминирует внутренняя активность, которая проявляется в мозговой деятельности и душевном состоянии.

Из этого можно выделить и седьмое различие — эмоции являют собой реакцию, а чувства — состояние.

Эмоции берут начало в наших физиологических потребностях — поиск удовольствия, голод, жажда, сексуальное влечение и удовлетворение, избежание боли. Так как человек, кроме своих инстинктов имеет сознание, то реакция его будет иметь, как физиологический аспект, в удовлетворении своих потребностей, так и психологический — в зависимости от представлений о себе. Это ведёт к восьмому различию — эмоции проявление физиологическое, а чувства — психологическое.

Например, когда вам кто-то говорит, что вы некрасивы, то вы эмоционально реагируете на данные слова. Это происходит потому, что идёт личностная оценка вас. Ваша реакция будет вызвана, как реакция на физическое нападение, реальную угрозу вашему физическому существованию. А если вам скажут то же самое о постороннем человеке, то ваша реакция не будет эмоциональной, потому что это не задевает ваших чувств и личностных представлений, так как вы не проводите отождествление себя с данным человеком, о котором пойдёт речь.

Исходя из всего изложенного, можно прийти к выводу, что точное разграничение между чувствами и эмоциями сделать не так просто. Очень часто одна и та же эмоция может выражать разные чувства и наоборот — одно и то же чувство может выражаться в разных эмоциях. Но, тем не менее можно проследить интенсивность, продолжительность, модальность, силу, глубину, пространственно-временное смещение, то есть отличительные характеристики эмоционально-чувственной сферы жизнедеятельности человека.

Чувства и эмоции в психологии: сущность, функции и виды

Эмоции и чувства — это неизменные спутники человека, которые появляются в ответ на раздражители и события внешнего мира, а также внутренние мыслительные процессы. Эта тема с незапамятных времен исследуется психологами, но нельзя сказать, что она изучена досконально.

Определение понятий

Эмоции и чувства составляют основу внутреннего мира человека. Это психические процессы, которые представляют собой отражение действительности в форме переживаний. А еще они демонстрируют степень удовлетворенности человеческих потребностей.

Чувства — это состояние, которые отражают наше отношение как к самому себе, так и к окружающим. Это субъективный показатель удовлетворенности личности внешними обстоятельствами. Специалисты утверждают, что чувства присущи только человеку. Причем по характеру протекания чувства разных людей не одинаковы.

Эмоции — это проявления, посредством которых обнаруживается чувство. Например, если человек любит музыку — это чувство. Когда он слышит красивую мелодию, то испытывает положительную эмоцию «наслаждение», а если исполнение фальшивое, слушатель испытывает негативную эмоцию «возмущение».

Чем отличаются чувства от эмоций

Эти две категории тесно взаимосвязаны, поэтому люди редко задумываются о том, что это не одно и то же. Да и среди ученых нет единства по данному вопросу. Можно представить их как разные части одного целого. Попытаемся в общих чертах объяснить, чем отличаются чувства от эмоций. Материал для удобства восприятия оформим в виде таблицы.

Эмоции Чувства
Проявляются в конкретных ситуациях, отражая отношение индивида к себе или окружению, не привязываясь к конкретным объектам Возникают на основе простых эмоций
Врожденная спонтанная реакция на внешний раздражитель Формируется в процессе приобретения жизненного опыта
Человек осознает причину возникновения эмоций Практически невозможно оценить происхождение и степень полноты чувства
Кратковременны, быстро сменяют друг друга Сохраняют актуальность на протяжении длительного периода времени
Одни и те же эмоции могут выражать абсолютно разные чувства Не изменяются в зависимости от внешнего контекста

Переживания: основные группы

Вся жизнедеятельность человека сопровождается проявлением чувств и эмоций. Их великое множество. Но наиболее распространены такие пары эмоциональных переживаний:

  • Удовольствие и недовольство. Эти эмоции связаны со степенью удовлетворения потребностей человека.
  • Напряжение и облегчение. Первая эмоция связана с появлением чего-то незнакомого или переломом привычного жизненного уклада. Когда этот процесс заканчивается, наступает облегчение.
  • Возбуждение и успокоение. Когда в кору головного мозга поступает импульс, активизируются мозговые центры. Когда кора начинает тормозить импульсы, наступает успокоение.

Виды состояний

Чувства и эмоции могут проявляться с разной продолжительностью и степенью интенсивности. В связи с этим можно выделить такие основные виды эмоциональных состояний:

  • Настроение — состояние слабой или средней силы, а также значительной устойчивости. Может оставаться неизменным от нескольких часов до нескольких месяцев. Это общее состояние, которое не касается какого-то конкретного события, а обусловливает все переживание, сказывается на поведении и физической активности.
  • Аффект — очень сильное, бурное и кратковременное состояние. Действия, которые его сопровождают, напоминают «взрыв». Это, как правило, проявляется в беспорядочной прерывистой речи и бурных движениях. Но может быть и обратная реакция — напряженность и скованность. Состояние аффекта сопровождается временной потерей воли и самоконтроля, вследствие чего человек совершает необдуманные поступки.
  • Воодушевление имеет огромную силу и характеризуется устремлением к определенному виду деятельности (мобилизация физических и душевных сил). Оно возникает, когда человек имеет четкое представление о способе действия и ожидаемых результатах. Воодушевление может принимать коллективные формы.
  • Стресс — это устойчивое чрезмерное психологическое напряжение, которое возникает в результате перегрузки нервной системы или попадания в экстремальные условия. Состояние сопровождается учащенным сердцебиением, затрудненным дыханием, повышением артериального давления, дезорганизацией поведения.
  • Фрустрация — это дезорганизация сознания и деятельности, вызванная наличием непреодолимых препятствий на пути к цели. Как результат, происходит внутренний конфликт между устремлением личности и реальными возможностями. Как правило, фрустрация сопровождается сильным нервным потрясением, которое выражается в форме досады, подавленности, безразличия, самобичевания или озлобленности.

Основные эмоции

Эмоции и чувства в психологии изучаются вот уже на протяжении нескольких столетий. Они настолько многогранны и многочисленны, что трудно выделить какую-то базу. Например, по Изарду, основными человеческими эмоциями являются следующие (см. таблицу).

Эмоция Окрас Описание
Интерес Положительный Побуждает к пополнению знаний, развитию умений и навыков
Радость Положительный Связано с возможностью полного удовлетворения актуальной потребности после периода неопределенности
Удивление Положительный/ отрицательный Реакция на внезапно появившиеся обстоятельства. Имеет свойство тормозить другие переживания, чувства, эмоции
Страдание Отрицательный Реакция на получение информации о невозможности удовлетворения актуальной потребности, что до определенного момента расценивалось оптимистично
Гнев Отрицательный Реакция на внезапно возникающее препятствие на пути удовлетворения потребности или достижения целей
Отвращение Отрицательный

Состояние, вызванное столкновение с объектом или ситуацией, противоречащими моральным принципам и иным установкам

Презрение Отрицательный Зарождается ввиду рассогласованности жизненных позиций индивидов
Страх Отрицательный Появляется в ответ на информацию о возможной угрозе жизни, здоровью и благополучию
Стыд Отрицательный Эмоция вызвана несоответствием убеждений, действий и внешности ожиданиям окружающих и собственным желаниям

Основные чувства

Как можно видеть, достаточно обширным является список эмоций и чувств человека. Среди последних стоит уделить наиболее пристальное внимание следующим (см. таблицу).

Чувство Окрас Описание
Симпатия Положительный Устойчивое положительное отношение к субъекту или группе субъектов, проявляющееся в доброжелательности, восхищении, желании общаться
Привязанность Положительный Чувство близости, основанное на устойчивой симпатии
Дружба Положительный Избирательная привязанность, связанная с потребностью в общении с конкретным субъектом
Влюбленность Положительный Устойчивое эмоциональное отношение, вызванное страстным влечением к субъекту
Враждебность Отрицательный Неприязненное отношение, обусловленное конфликтом или эмоциональной несовместимостью
Зависть Отрицательный Враждебность по отношению к материальному и моральному превосходству субъекта
Ревность Отрицательный Подозрительное отношение к субъекту, вызванное сомнениями в его приверженности чувствам и взятым обязательствам
Счастье Положительный Состояние внутренней удовлетворенности условиями жизни и осуществлением человеческого предназначения

Функции чувств и эмоций человека

Большинство людей недооценивают значение эмоциональной составляющей в своей жизни. Тем не менее она оказывает существенное влияние абсолютно на все сферы деятельности. Вот какие функции выполняют эмоции и чувства в психологии:

  • Сигнальная (или коммуникативная) — эмоциональные проявления сопровождаются двигательной, мимической, вегетативной активностью. Подобные проявления дают окружающим понимание того, какие именно эмоции вы переживаете.
  • Регулятивная — устойчивые переживания руководят поведением человека и поддерживают его определенную направленность. Регулятивный механизм снижает эмоциональное возбуждение, трансформируя накал в слезы, дыхательные рефлексы, мимику и так далее.
  • Отражательная (или оценочная) — выражает обобщенную оценку действительности. Благодаря этому человек формирует отношение к окружающим предметам и явлениям, а также собственным действиям.
  • Побудительная (или стимулирующая) — подразумевает чувственное направление, обеспечивающее решение актуальных задач. Переживание дает человеку образ объекта, способного удовлетворить потребности.
  • Подкрепляющая — обеспечивает быстрое и надежное запоминание событий, вызывающих сильные эмоциональные реакции. Причем это сопровождается любовью или неприязнью к каким-либо объектам или видам деятельности.
  • Переключательная — проявляется в случае конкуренции мотивов с целью определения доминирующих потребностей (например, колебания между чувством долга и страхом).
  • Приспособительная — установление значимости определенных условия для удовлетворения потребностей.

Таблица соответствия

Каждое чувство порождает огромное количество эмоций. В связи с этим психологи провели некоторое обобщение и группировку. В результате появилась таблица чувств и эмоций, которая поможет нам разобраться в том, что же именно вы испытываете в конкретной ситуации.

Гнев Страх Грусть Радость Любовь

Бешенство

Ненависть

Злость

Презрение

Обида

Уязвленность

Зависть

Возмущение

Отвращение

Неприязнь

Досада

Ревность

Негодование

Раздражение

Истерика

Ярость

Ужас

Испуг

Подозрение

Боязнь

Замешательство

Вина

Смущение

Ошеломленность

Сломленность

Опасение

Сомнение

Растерянность

Унижение

Беспокойство

Тревога

Оцепенение

Отчаяние

Горечь

Жалость

Отчаяние

Душевная боль

Отчужденность

Потрясение

Скука

Печаль

Безысходность

Сожаление

Разочарование

Беспомощность

Отрешенность

Счастье

Ликование

Оживление

Увлечение

Забота

Возбуждение

Надежда

Нетерпение

Изумление

Вера

Любопытство

Предвкушение

Ожидание

Интерес

Умиротворение

Восторг

Нежность

Сочувствие

Доверие

Благодарность

Симпатия

Гордость

Уважение

Влюбленность

Очарованность

Искренность

Доброта

Дружелюбие

Восхищение

Спокойствие

Блаженство

Основные теории возникновения эмоций

Развитие эмоций и чувств происходило параллельно развитию человеческой цивилизации. И с незапамятных времен ученые интересовались происхождением и природой этого явления. Вот основные теории, поясняющие возникновение эмоций:

  • Эволюционная теория Дарвина. Заключается в том, что эмоции имеют исторически обусловленное физиологическое проявление, которое либо полезно, либо имеет остаточный характер. Например, испытывая гнев, человек инстинктивно сжимает кулаки, готовясь к драке, как его далекие предки.
  • Ассоциативная теория Вундта. Эмоции представляют собой внутренние изменения под непосредственным влиянием чувств. Так, мимика и жестикуляция возникли в связи с элементарными ощущениями, а высшие чувства развились позже. Тем не менее при возникновении каких-либо эмоций тело реагирует ассоциативно, беря за основу какое-то низшее по уровню схожее чувство.
  • Периферическая теория Джемса — Ланге. Эмоции напрямую связаны с физиологическими реакциями. Например, радость сопровождается усилением моторной иннервации и расширением сосудов, что становится причиной смеха, громкой речи и активной жестикуляции.
  • Психоаналическая теория Фрейда. Мир чувств и эмоций основан на влечениях и мотивирующих факторах. Чувственные проявления являются прямым следствием бессознательных инстинктов.
  • Сосудистая теория Уэйнбаума. Лицевые мышцы находятся в тесном взаимодействии с мозговым кровообращением. Таким образом, мускулатура может регулировать кровоток, усиливая или ослабляя приток крови к мозгу, обусловливая те или иные эмоциональные реакции.

Эмоциональные свойства

Настроения, чувства и эмоции у разных людей проявляются неодинаково и с разной интенсивностью. Это обусловлено эмоциональными свойствами. Вот о чем идет речь:

  • Эмоциональная возбудимость — готовность человека реагировать на разного рода раздражители. На данную характеристику существенное влияние оказывает гормон адреналин.
  • Эмоциональная глубина — степень интенсивности чувственных проявлений.
  • Эмоциональная ригидность — стабильность («вязкость») эмоций, чувств, отношения к чему-либо, вызванная фиксацией внимания на значимых событиях.
  • Эмоциональная устойчивость — устойчивость нервной системы человека к условиям, стимулирующим генерацию чувств.
  • Экспрессивность — степень проявления эмоций.

Советы по управлению эмоциями

До бесконечности можно продолжать список чувств и эмоций. Все они ежедневно и ежечасно охватывают человека, пронизывая все сферы его деятельности. Вот как можно контролировать эмоциональные проявления и уменьшать их негативное воздействие:

  • Сосредоточение внимания на тактических задачах, а не на глобальных целях.
  • Переоценка значимости события или действия в сторону уменьшения его существенности.
  • Поиск дополнительной информации, направленной на устранение неопределенности.
  • Расширение временных рамок достижения целей в случае невозможности получения сиюминутных результатов.
  • Привычка тщательного анализа ситуации в письменной форме с целью поиска положительных моментов.
  • Прослушивание спокойной гармоничной музыки.
  • Позитивная мимика и жестикуляция в ответ на негативные переживания.
  • Развитие чувства юмора.
  • Мышечная релаксация.

Чем отличаются чувства от эмоций

Люди часто путают значения понятий «чувства» и «эмоции». Это объясняется тем, что они неразрывно связаны между собой и присутствуют в жизни каждого человека, однако имеются и существенные различия.

Что такое эмоции

Эмоции – это вид психических процессов или состояний человека, проявляющиеся в переживании значимых ситуаций, событий. Эмоции всегда привязаны к конкретным ситуациям. Эмоции регулируют психическую жизнь человека и возникают при любой его активности. В отличии от чувств, эмоции появились в нашей жизни в процессе эволюции, поэтому они врожденны и становятся видны уже в первые дни после рождения.

Что такое чувства

Чувствами психологи называют устойчивые эмоциональные переживания человека, которые возникают в процессе его отношений с миром. Наши чувства формируются в ходе развития и воспитания с самого рождения. Чувства отражают значение нашего отношение к каким-либо жизненным событиям, явлениям, потребностям. Выразить чувства проще словами, чем действиями.

Чувства не зависят от ситуации, они субъективны. Можно сказать, что чуства состоят из простейших эмоций, объединенных между собой. По тому, какие чувства присущи конкретному человеку наиболее часто, можно представить его мировоззрение в целом, определить систему его ценностей. Можно сказать, что чувства являются высшей стадией эмоцией, и именно поэтому они более постоянны.

Чем отличаются эмоции и чувства

Существует целый ряд различий между этими терминами:

  • Чувства – это глубинные проявления эмоций, они постоянны и долговременны, в то время как эмоции – ситуативны, появляются и исчезают быстро на фоне изменения ситуации вокруг человека.
  • Эмоции легко распознать по внешним признакам, таким как мимика, тон голоса, жесты. Чувства часто незаметны для окружающих в силу своего постоянства.
  • Объяснить причину появления чувств трудно, в то время как эмоции четко осознаются и объясняются человеком, их испытывающим. Этим эмоции отличаются также от аффекта.
  • Чувства оказывают огромное влияние на жизнь человека в целом, его выбор, эмоции – влияют гораздо меньше и чаще всего в рамках конкретной ситуации.

Таблица отличия эмоций от чувств и ощущений. Отличие чувств от эмоций

В чем разница между эмоцией и чувством , дискуссия, которая рождается из двух терминов, которые часто путают друг с другом, как в повседневной речи людей, так и в научном языке, так как их определения, вызывают довольно путаницы, при различении между одним или другим.

Уже в 1991 году психолог Ри́чард Ла́зарус , предложил теорию, в которую включено понятие чувства в рамках эмоции.

В этой теории Лазарус считал двумя взаимосвязанными понятиями, чтобы эмоции охватывали в своем определении чувство. Таким образом, чувство является когнитивной или субъективной составляющей эмоций, субъективного опыта.

В этой статье я сначала объясню вам, что такое эмоция и, вкратце, различные первичные эмоции, которые существуют, а затем я продолжу объяснять концепцию чувства и различия существующие между ними.

Что такое чувства и эмоции

Определение и классификация эмоций

Эмоции — это эффекты, создаваемые многомерным процессом, который происходит на уровне:

  • Психофизиологические: изменения в физиологической активности.
  • Поведенческие: подготовка к действию или мобилизация поведения.
  • Когнитивный: анализ ситуаций и их субъективная интерпретация в функции личной истории личности.

Эмоциональные состояния являются результатом высвобождения гормонов и нейротрансмиттеров, которые затем превращают эти эмоции в чувства. Ответы на стимулы исходят как от врожденных механизмов мозга (это первичные эмоции), так и от поведенческих репертуаров, изучаемых во всей жизни человека (вторичные эмоции).

Наиболее важными нейротрансмиттерами, участвующими в формировании эмоций, являются: допамин, норадреналин, кортизол и окситоцин. Мозг отвечает за превращение гормонов и нейротрансмиттеров в чувства.

Важно быть предельно ясным, что эмоция никогда не бывает хороша или плоха как таковая. Все имеют эволюционное происхождение, поэтому это реакция организма на различные стимулы для выживания индивидуума.

Эмоция также проявляется повсеместно в невербальной коммуникации. Выражения лица универсальны и подтверждают эмоции, которые вы чувствуете в этот момент.

Функции эмоций

  • Адаптивная функция: подготовить человека к действию. Эта функция была впервые продемонстрирована Дарвином, который относился к эмоциям с функцией облегчения поведения, соответствующего каждой конкретной ситуации.
  • Социальные: сообщают о нашем состоянии духа.
  • Мотивация: способствовать мотивированному поведению.

Основные характеристики эмоций

Основные характеристики эмоций — это те, которые каждый человек когда-либо испытывал в жизни. Это:

  • Сюрприз : сюрприз — как адаптивная функция исследования. Это облегчает внимание, сосредотачивается на нем и способствует поисковому поведению и любопытству к новой ситуации. Кроме того, когнитивные процессы и ресурсы активируются в сторону неожиданной ситуации.
  • Отвращение : эта эмоция имеет адаптивную функцию отторжения. Благодаря этой эмоции ответы об избегании или избегании оказываются неприятными или потенциально вредными для нашего здоровья. Кроме того, улучшаются здоровые и гигиенические привычки.
  • Радость : её адаптивная функция — принадлежность. Эта эмоция заставляет нас увеличивать нашу способность к наслаждению, порождает позитивное отношение к себе и другим. На когнитивном уровне она также способствует процессам памяти и обучения.
  • Страх : функция адаптивной защиты. Эта эмоция помогает нам избегать ответов на опасные ситуации для нас. Он фокусируется прежде всего на опасном стимуле, что позволяет быстро реагировать. Наконец, он также мобилизует много энергии, которая позволит нам выполнять гораздо более быстрые и более интенсивные ответы о том, как мы будем делать это в ситуации, которая не создавала страха.
  • Гнев : Его адаптивная функция — это самозащита. Гнев увеличивает мобилизацию энергии, необходимой для реагирования на самооборону, на что-то опасное для нас. Уничтожение препятствий, которые порождают разочарование и препятствуют достижению наших целей или целей.
  • Печаль : эта эмоция имеет реинтеграцию адаптивной функции. С этой эмоцией, казалось бы, трудно представить себе преимущества этого. Однако эта эмоция помогает нам увеличить наше единство с другими людьми, особенно теми, кто находится в таком же эмоциональном состоянии, как и мы. В состоянии грусти наш обычный ритм общей активности уменьшается, позволяя уделять больше внимания другим аспектам жизни, которые в нормальном состоянии активности мы бы не переставали думать о них.

Это также помогает нам обращаться за помощью к другим людям. Это стимулирует появление эмпатии и альтруизма, как у человека, который чувствует эмоцию, так и у тех, кто получает спрос на помощь.

Определение чувства

Чувство — это субъективный опыт эмоций. Как упоминал Карлсон и Хэтфилд в 1992 году, чувство — оценка, момент за моментом, что субъект выполняет каждый раз, когда он или она сталкивается с ситуацией. То есть, это чувство было бы суммой инстинктивной и кратковременной эмоции вместе с мыслью о том, что мы получаем рациональную форму этой эмоции.

Прохождение рассуждений, сознания и его фильтров создает таким образом чувство. Кроме того, эта мысль может кормить или поддерживать чувство, делая его более долговечным.

Мысль, так же, как она обладает способностью питать каждое чувство, может приложить силу для управления этими чувствами и избежать накопления эмоций в случае, если она отрицательна.

Это процесс, который требует обучения, потому что управление чувствами, особенно для их прекращения, не является чем-то, что легко узнать, это то, что влечет за собой длительный процесс обучения.

Детство — это этап, который имеет большое значение для развития чувств.

В отношениях с родителями человек учит основам желания и знания, как вести себя социально. Если эмоциональные связи между родителями и детьми продвигаются положительно, на взрослой стадии эти дети прибудут с чувством безопасности сами по себе.

Семейные связи, созданные с самого раннего возраста, будут культивировать и генерировать личность, способную любить, уважать и гармонично сосуществовать на подростковом и взрослом этапах.

Когда мы не выражаем своих чувств или делаем это неадекватно, наши проблемы увеличиваются, они могут быть затронуты важным способом даже нашего здоровья.

Продолжительность чувств

Продолжительность чувств зависит от различных факторов, таких как когнитивные и физиологические. Он имеет свое физиологическое происхождение в неокортексе (рациональном мозге), расположенном в лобной части мозга.

Хотя чувства улучшают готовность действовать, они не являются поведением как таковым. То есть, человек может чувствовать себя сердитым или расстроенным и не иметь агрессивного поведения.

Некоторые примеры чувств — это любовь, ревность, страдание или боль. Как мы уже говорили, и вы можете представить эти примеры, действительно, чувства имеют довольно длительный период.

Развитие эмпатии позволяет людям понять чувства других людей.

В связи с разницей между чувствами и эмоциями португальский невролог Антонио Дамасио сделал определение о том, как человек переходит от эмоций к чувствам, в которых наиболее характерное различие обоих отражается достаточно четко:

Когда вы испытываете эмоции, например эмоции страха, есть стимул, который способен вызвать автоматическую реакцию. И эта реакция, конечно, начинается в мозге, но затем продолжает отражать себя в теле, либо в реальном теле, либо в нашей внутренней симуляции тела. И тогда у нас есть возможность проецировать эту конкретную реакцию с несколькими идеями, которые связаны с этими реакциями и с объектом, вызвавшим реакцию. Когда мы воспринимаем все, что есть, когда у нас есть чувство.

Эмоции действуют с самого начала жизни человека при рождении в качестве системы предупреждения. Таким образом, ребенок проявляет плач когда он голоден, хочет привязанности или требует другой заботы.

Уже во взрослой жизни эмоции начинают формироваться и улучшать мышление, обращая наше внимание на важные изменения.

Благодаря этой мысли, когда мы спрашиваем себя, как этот человек чувствует? Это позволяет нам иметь подход в реальном времени к ощущениям и характеристикам человека.

Кроме того, это может помочь нам продвинуть чувства к будущей ситуации, создав эмоциональную стадию разума и, таким образом, сможет более правильно определить наше поведение, предвосхищая чувства, возникающие в результате этих ситуаций.

Основные отличия

Вот некоторые из различий между эмоциями и чувствами:

  • Эмоции очень интенсивны, но в то же время очень короткие. Тот факт, что эмоция имеет короткий срок, не означает, что ваш эмоциональный опыт (то есть чувство) столь же кратоко. Чувство — это результат эмоций, субъективное эмоциональное настроение, как правило, длительное следствие эмоций. Последнее будет продолжаться до тех пор, пока наш сознательный ум займет время, чтобы подумать об этом.
  • Поэтому чувство — это разумный ответ, который мы даем каждой эмоции, субъективную интерпретацию, которую мы генерируем, прежде чем все эмоции имеют в качестве фундаментального фактора наши прошлые переживания. То есть, те же эмоции могут вызывать разные чувства в зависимости от каждого человека и субъективного значения.
  • Эмоции, как я уже объяснял выше, являются психофизиологическими реакциями, которые возникают перед различными стимулами. В то время как чувства — это осознанная реакция эмоций.
  • Еще одно существенное различие между эмоциями и чувствами состоит в том, что эмоции могут создаваться бессознательно, в то время как в ощущении всегда есть сознательный процесс. Это чувство может регулироваться нашими мыслями. Эмоции, которые не воспринимаются как чувства, остаются в бессознательном, хотя однако, они могут влиять на наше поведение.
  • Человек, который осознает чувство, имеет доступ к своему настроению, как я уже упоминал, увеличивать его, поддерживать или гасить. Это не происходит с эмоциями, которые бессознательны.
  • Чувство отличается от эмоций тем, что состоит из большего числа интеллектуальных и рациональных элементов. В чувстве уже есть какая-то разработка с намерением понять и понять, отражение.
  • Чувство может быть вызвано сложной смесью эмоций. То есть, вы можете почувствовать гнев и любовь к одному человеку за раз.

Понять эмоции и чувства

Чтобы попытаться понять наши эмоции и чувства, как положительные, так и отрицательные, очень полезно использовать наши мысли. Для этого эффективно выразить наши чувства, чтобы объяснить другому человеку, и который может быть поставлен на наше место наиболее устрашающе и объективно.

Если вы пытаетесь поговорить с кем-то о своих чувствах, желательно быть как можно более конкретным, как мы чувствуем себя в дополнение к степени этого чувства.

Кроме того, мы должны быть настолько конкретными, насколько это возможно при определении действия или события, которые заставляют нас чувствовать, что способ показать максимально возможную объективность, а не заставлять другого человека чувствовать, что его обвиняют напрямую.

В заключение я приведу пример процесса, посредством которого инстинктивная и кратковременная эмоция становится, через рассуждение, ощущением.

Это случай любви. Это может начаться с эмоций удивления и радости, что кто-то на какое-то время обращает на нас внимание.

Когда этот стимул гаснет, именно тогда наша лимбическая система сообщит об отсутствии стимула, и сознание поймет, что это уже не так. Это когда вы переходите на романтическую любовь, ощущение, которое длится дольше в долгосрочной перспективе.

Все знают, что такое эмоции, так как возникают они спонтанно и сопровождают человека с самого рождения. Но мало кто может правильно ответить на вопрос, что это такое, и испытывают сложность, если требуется ее конкретно описать. Гораздо сложнее дело обстоит с чувствами. Для большинства людей их определение является практически непосильной задачей: никто не может подобрать правильные слова, чтобы описать их и назвать причину возникновения. Те чувственные переживания и ощущения почти невозможно описать привычными словами. А чем чувства человека отличаются от его эмоций? Попытаемся разобраться.

Исследование эмоциональной сферы

Чувства и эмоции представляют собой взаимосвязанные части сложной эмоциональной сферы человека. Но соотношение таких понятий в психологии так и остается открытым вопросом, на который имеется множество ответов. Представления о них условно делят на четыре группы, ориентируясь на научные взгляды разных психологов:

  • одинаковое определение таких понятий;
  • определение чувства как вид эмоций, оно представляет собой одно из многочисленных эмоциональных явлений;
  • разделение их в качестве понятий, между которыми не существует прямого соответствия;
  • определение чувства как родового понятия, где эмоциональное проявление представлено формой переживания чувств.

Чем отличаются чувства от эмоций?

Наиболее точное определение сущности чувственной и эмоциональной сфер в современной психологии дал психолог А. Н. Леонтьев. По его утверждению, эмоция носит ситуативный характер , то есть возникает она как оценка определенной ситуации или своего поведения в этой конкретной ситуации. А чувство характеризуется стойким эмоциональным отношением к определенному объекту.

Исходя из определенной ситуации, одно и то же понятие может быть и чувством, и эмоцией. Например, человек способен испытывать страх в той ситуации, когда существует угроза собственной жизни, но страх также может возникнуть у человека по отношению к конкретной деятельности или человеку. В первом случае это эмоция, а во втором – чувство.

Как возникают эти понятия?

Выяснив, что такое чувства и в чем их отличие от эмоций, необходимо проанализировать их происхождение и процесс формирования. Эмоциональный отклик прямым образом связан с удовлетворением человеческих потребностей, а также сохранением жизненных функций. Проявляться они могут спонтанно и ситуативно, а некоторые присущи человеку с рождения. Например, при появлении чувства голода в мозг от желудка поступает сигнал. Но часто случается, что человек не может удовлетворить такую потребность немедленно, поэтому появляется негативная эмоциональная реакция. После приема пищи она исчезнет, а на смену ей придет другая.

Чувственные переживания совершенно другие, а возникновение их связано с влиянием окружающей действительности и жизненным опытом человека. Появление их происходит на основе сформировавшихся понятий и выражаются они при помощи эмоций. Например, чтобы возникла любовь к Родине, требуется понять суть этого, и знать о тех переживаниях, которые связаны с этим понятием. Вполне очевидно, что осмысление чувств непосредственно связано с оценкой происходящего и глубоким анализом.

Довольно просто осознать свои эмоции. Человек способен объяснить, почему он начинает испытывать конкретные эмоциональные переживания. Но на вопрос о том, почему он любит определенного человека, навряд ли он сможет четко ответить без конкретики. Чувственные ощущения достаточно устойчивы, а некоторые из них сопровождают человека всю жизнь. А вот эмоции при этом способны все время меняться. Например, мать может любить своего ребенка, даже если он своим поведением вызывает у нее негодование, обиду, грусть и другое подобное эмоциональное состояние. Такой пример четко показывает, что нет прямого соответствия между такими понятиями.

Как их распознать?

Распознаются эмоции достаточно просто. Выражаются они:

  • в интонации;
  • в мимике;
  • в жестах;
  • в манере разговора
  • в тоне голоса.

Чувственные ощущения проще выражать обыкновенными фразами : «Я боюсь этого», «Я люблю его». Человек способен сознательно не проявлять эмоционального отклика, таким образом скрывая свое чувственное состояние от других людей. Но не каждый умеет держать под контролем эмоции, проявляющиеся через невербальные «каналы» и становящиеся заметными для окружающих.

Ход развития человечества привел к обобщению невербальных проявлений и комплексному выражению конкретных чувственных ощущений. Если человек научится распознавать во время общения невербальные сигналы , то будет способен определять эмоциональное состояние собеседника. Но не стоит забывать о том, что у каждого человека чувства выражаются при помощи различных эмоций, которые бывают очень противоречивыми.

Всем очередной недвусмысленный привет от Саши Богдановой!

Хочу помучить вас вопросом-головоломкой: чем отличаются чувства от эмоций? Не каждый способен отличить одно от другого, ведь эти понятия тесно переплетены друг с другом.

Но все же это не одно и то же, чем отличается первое от второго, второе – от первого, и какова их сумма – это мы выясним прямо сейчас.

Вы спросите: почему я задалась таким вопросом? Все просто – на протяжении всей нашей жизни нам приходится взаимодействовать с другими людьми, а также узнавать и изучать себя. Да-да! Мы сами – есть великая загадка не только для окружающих, но и для самих себя.

Умение находить различия эмоций и чувств позволит вам быстро определить сущность человека: это его скверный характер или просто плохое настроение, этот человек мизантроп или он просто не в духе и хочет побыть наедине.


Чтобы вам не приходилось запоминать целый список из эмоций и чувств, я придумала такую «шпаргалку»: чувства – это то, что наполняет нас длительное время, эмоции – подобно вспышке, вспыхивают на короткое время.

Для более детального представления приведу вам примеры:

  1. Симпатия к определенному человеку, любовь к кому-либо или чему-либо – это чувства. Они длятся довольно продолжительное время (не путать с ситуациями, когда люди влюбляются каждые две недели в новых своих «возлюбленных» – тут уже клинический случай, как говорится).
    – пример отрицательных чувств, от которой, кстати, желательно избавиться при ее наличии.
  2. Злость, радость, восхищение – это эмоции, потому как они носят временный характер, то их легко отличить от чувств.

В некотором роде можно провести между этими двумя явлениями своеобразную аналогию: эмоции – это кратковременные чувства, а чувства – это длительные эмоции.

Однако, сразу отмечу, что эти сравнения довольно шаткие, потому как одновременно между эмоциями и чувствами как тонкая грань, так и большая пропасть.


Вот заморочила я вам тут головы, давайте-ка ненадолго отвлечемся от глубин философии. Чтобы вы понимали – нет никакой необходимости видеть различия между чувствами и эмоциями, если вы не способны применить свои знания на практике.

Плоды умения различать чувства и эмоции

Так уж сложилось, что в психологии нет мелочей – каждая деталь имеет колоссальное значение. Все мы живем в обществе и общение с другими людьми жизненно важно для каждого.

Даже, если вы заядлый мизантроп и стараетесь максимально избегать общения с окружающими, то вам так же будет полезно содержать в собственном арсенале хотя бы некоторые знания по психологии.

Дело в том, что зачастую общение может носить вовсе не приятельский характер – работа, разного рода сделки, деловые просьбы, купля-продажа чего-либо – и в эти моменты умение уловить настроение своего собеседника может принести очень ценные плоды.

Представьте себе, что вы способны различить в человеке плохое и хорошее настроение, даже если он это старательно скрывает. А потому время для совершения сделки выберете наиболее благополучным – в тот момент, когда ваш оппонент пребывает в наилучшем настроении, а это, в свою очередь, существенно повышает шансы на благоприятный исход сделки.


Такая «супер-способность» найдет свое применение и в быту, и в отношениях (со своей второй половинкой или друзьями), и в делах семейных – вы не будете докучать своим близким в момент, когда они не в духе или, напротив, «подхватите волну», когда они на позитиве.

Порой мне кажется, что если бы наши близкие могли различать наши настроения, уметь читать эмоции, то мы бы жили с девизом: «И танки наши быстры, и кукушки – целы!».

Список чувств и эмоций – миф или реальность?

В действительности списка чувств и эмоций как такового не существует ни в психологии, ни в физиологии, потому как их огромное количество.

Все это разнообразие попросту сложно перечислить, не то что бы держать в голове. Хотя некоторые и создают подобие этого списка, включая в него все чувства и эмоции, что им известны.

К тому же тот , что эмоции бывают как врожденные, так и приобретенные, вовсе исключает возможность создания подобного списка. Дело в том, что приобретенные эмоции либо эволюционируют из врожденных, либо заимствуются человеком из окружения (даже из ТВ и киноиндустрии).

Таким образом, общество буквально «изобретает» новые эмоции с течением времени.


К тому же все мы прекрасно слышали о бесчувственных и неэмоциональных людях, коих клеймят странными и не от мира сего.

Но это значит, что такие люди всего лишь не испытывают определенную гамму эмоций при определенном явлении – нет, они не с прибабахом и не эгоисты вовсе.

Я же считаю, что создание полного перечня эмоций и чувств не столь интересно, как изучение этих явлений. Да и вообще психология – довольно «вкусная» дисциплина, которая позволит вам по-новому взглянуть на вещи, на мир, на людей.

Интересуйтесь психологией, а я вам в этом помогу – ваша Саша Богданова. Жду ваших мнений в комментариях, делитесь ссылками с друзьями и близкими.

Чувства находятся глубоко внутри нас и в зависимости от сложившихся ситуаций мы проявляем их. А, эмоции – это поверхностный всплеск, который очень сложно иногда контролировать. Эмоции проходят быстро, а чувство, например радости или тревоги – нет.

Эмоции и чувства схожи между собой, они проявляются на нашем лице мимикой, а также жестами и в голосе. Все они находятся внутри нас и их очень сложно скрыть. Положительные чувства и эмоции приносят в нашу жизнь все самое лучшее: улыбку, радость и счастье.

К хорошим проявлениям можно отнести:

  1. Любовь.
  2. Счастья.
  3. Материнство.
  4. Справедливость.
  5. Искренность.
  6. Дружба.
  7. Смелость.
  8. Уверенность.
  9. Забота.
  10. Вера.
  11. Преданность.
  12. Легкость.
  • Смех.
  • Слезы радости.
  • Удовольствие.
  • Ликование.
  • Радость.
  • Веселье.
  • Полет.

К отрицательным:

  1. Злость.
  2. Ненависть.
  3. Обида.
  4. Зависть.
  5. Страх.
  6. Обман.
  7. Враждебность.
  8. Месть.
  9. Боль.
  • Негодование.
  • Слезы.
  • Крик.
  • Печаль.
  • Грусть.
  • Ирония.
  • Порыв.
  • Тревога.

Негативные чувства и эмоции не нужно держать в себе, от них нужно освобождаться . Как бы сложно это не казалось, следует научиться контролировать свои эмоции. Нужно научиться сдерживать себя, отвлекаться от плохих мыслей, которые вызывают у нас негативные эмоции. Иначе этот неблагоприятный порыв может втянуть вас в неприятную ситуацию или вы испортите теплые отношения с близким человеком.

Поэтому, когда наступает негодование и накапливается буря не хороших чувств и эмоции, следует их выплеснуть. Например, это можно сделать во время работы, нужно уметь переключать мозги и научится себя отвлекать любым подходящим для вас способом. Посмотрите комедию, начните читать интересную книгу или приготовьте любимое блюдо . Таким образом, вы и не заметите, куда делось ваше плохое настроение, и перестанете грустить или тревожиться по какому-то либо поводу.

Чувства сильно отличаются от эмоций. Как и от положительных чувств, так и от плохих очень сложно избавиться, что нельзя сказать про эмоции. Хорошо, когда у вас возникают благоприятные чувства. Ведь чувство счастья, материнства (отцовства) и любви далеко не каждый человек испытывает в жизни.

В противном случае, чтобы избавиться, к примеру, от чувства злости или мести, у вас должна быть серьезная закалка и железная дисциплина ваших мыслей. Нужно научиться отпускать из своей жизни все плохое. Потому что такие негативные чувства причиняют вред, прежде всего вам.

Как влияют на нашу жизнь чувства?

Неблагоприятные чувства — ощущение обиды, злости и ненависти разрушительно действует на каждого человека. Особенно если эти чувства давно поселились у вас внутри (в мыслях и душе). От них нужно сразу избавляться, так как эти неблагоприятные чувства могут затянуться на долгое время и даже войти в привычку. Такие люди постоянно в напряжении, в них нет легкости, с ними неприятно разговаривать, а также неизвестно (точнее не понятно) что у них на уме. Они постоянно чем-то недовольны и раздражительны.

Негативные чувства и эмоции разъедают людей изнутри . С такими проявлениями нужно бороться, как с плохим качеством в характере (лень, неискренность) или дурной привычкой. Иначе, эти чувства могут убить человека, он потеряет вкус к жизни. Перестанет улыбаться и радоваться, жить нормальной жизнью и получать от нее удовольствие.

Благоприятные — дружеские чувства заряжают нас позитивом. Дружба очень важна для каждого человека. Дружелюбный человек вызывает у нас чувства доверия и взаимопонимания.

Ласковые, нежные чувства могут быть вызваны любовью к своим детям, любимому человеку и родителям.

Благородные люди способны вызвать у нас чувство надежности, доверия, силу духа и защищенности.

Каждый человек испытывает хорошие и плохие чувства. Следует с раннего возраста научится искусственно создавать себе состояние радости, для того чтобы это вошло у вас в привычку. Таким образом, вы всегда будете пребывать в приподнятом и радостном настроении. Это нужно не обществу, а конкретно вам.

У человека с хорошим настроением, с сияющими глазами и улыбкой на губах всегда все получается. Он сам создает себе благоприятную ауру и энергетику. Такие люди притягивают и многие хотят у них «подпитаться» хорошим положительным настроем.

Чувства и эмоции: временные и постоянные

Например, страх бывает временным и постоянным. Постоянный страх очень плохо влияет на людей, это значит, что они постоянно чего-то страшатся. Такое чувство может испортить человеку всю жизнь. Он станет неуверенным в себе и не сможет чего-либо добиться в жизни. Людям с таким чувством нужно пересиливать себя и избавляться от страхов. Иначе они сами себя загонят в угол.

А вот если у вас возникает временный страх (слабость) перед чем-то, который вы преодолеваете – это нормально. Иногда эта защитная реакция или временные сомнения.

Чувство любви также бывает разным. Эти чувства вообще не подлежат какому-то контролю. В них нет правил, границ и времени. К сожалению, мы не можем этими чувствами управлять. Любовь это самое необычное, необъяснимое и лучшее чувство. Она вызывает у нас много чувств и эмоций: нежность, страсть, тепло, радость, полет, смех и слезы. А также – ревность, агонию, боль и ненависть.

Все зависит от человека. Проявления плохих чувств и эмоций, которые вызваны любовью, человек, выдумывает и создает сам, вместо того, чтобы настроить свою волну любви на позитивных чувствах и эмоциях. В свою очередь, вторая половинка, видя неуверенность и колебания чувств (от хороших к плохим), все чувствует и ведет себя аналогично.

Чувством любви к человеку нельзя управлять , но можно его выстроить на положительный лад. Но, люди даже не задумываются об этом и отдают свои силы не на нежность, заботу и любовь. А на сомнения, скандалы и ревность. Наверно все потому что, они не пытаются углубиться в эти чувства и эмоции. А следует все пробовать, ведь любовь это основа всех основ.

Мы должны к этому относиться, как к награде, беречь это. Но, не все это понимают, особенно, когда эти чувства возникают в первый раз. Во второй раз мы уже сознательней их понимаем и ощущаем. Без любви и всех тех прекрасных чувств и эмоций, которые она вызывает, мы живем впустую. Потому что именно от любви рождаются все хорошие чувства: вера, преданность и счастье.

Голод, любовь, гнев, бессилие, уверенность в себе, чувство юмора… Каждый человек испытывает эти чувства. Или эмоции? Тонкая грань между этими двумя понятиями едва различима, но всё-таки есть. Отчасти путаница возникла оттого, что изначально многие психологи рассматривали эмоции как широкое понятие, включающее в себя и сами эмоции, и чувства, а также аффекты, стресс и настроение. Но мы будем рассматривать эмоции и чувства как эмоциональные процессы. И попробуем разобраться, есть ли между ними отличия, и какие.

Механизм возникновения

Эмоции – это оценочная реакция человека на определённые (возможные или существующие) ситуации. Эмоции направлены на сохранение жизненных функций, связаны с нашими потребностями и их удовлетворением или неудовлетворением. Схему можно объяснить на простом примере: если вы голодны, желудок посылает сигналы мозгу, но в данный момент удовлетворить потребность в пище вы не можете, в мозгу созревает эмоциональная реакция, и вы испытываете голод. Допустим, голод мы удовлетворили, значит, эмоция сменится. Таким образом, делаем вывод, что эмоции ситуативны. Некоторые человеческие эмоции являются врождёнными, к ним относятся те, которые связаны с удовлетворением биологических потребностей. А есть ли приобретённые эмоции? Вот как раз их мы и называем чувствами. На чувства влияет наш жизненный опыт и окружающая действительность. Они связаны с ассоциациями человека с определёнными предметами, ситуациями или людьми. Чувства ещё называют высшими эмоциями, а также вторичными, так как они формируются на основе простых эмоций.

Эмоция вполне осознанна. Чаще всего мы можем объяснить, почему испытываем ту или иную эмоцию, а вот описать словами, почему мы испытываем чувство, очень тяжело. Если человека спрашивают, почему он любит другого человека, он пускается в путанные и пространственные объяснения, и не может дать конкретный ответ. Чувства носят постоянный характер, некоторые могут сопровождать человека всю жизнь, но при этом вызывать разные эмоции в разных ситуациях. Например, в определённой ситуации любимый человек может вызвать раздражение или гнев, но даже это не убьёт чувство любви.

Способы выражения

Эмоции выражаются очень просто. Их отражение мы находим в мимике людей, жестах, манере разговаривать. Чувства мы чаще выражаем словами: «я тебя люблю», «я ненавижу лук» и т.п. Некоторые чувства мы скрываем, но они всё равно могут проявиться через определённые эмоции. Незаметно для нас, но вполне явно для окружающих. А всё дело в том, что человеческий опыт обобщил определённые мимические проявления, сделав их устойчивыми для выражения чувств. Например, когда мы удивляемся, мы приподнимаем брови, или есть такое устойчивое выражение «открыть рот от удивления». Легче всего отследить проявление эмоций у детей. Они ещё не научились скрывать свои чувства, отчего любое их проявление читается на лице. Со взрослыми всё несколько сложнее, умение скрывать свои чувства привело к тому, что появилось целое направление по изучению жестов, лиц, мимики. Это направление получило название физиогномика.

отличия чувств от эмоций:

    Эмоции ситуативны, чувства привязаны к определённому человеку или предмету.

    Приобретённые эмоции мы называем чувствами.

    Чувства формируются на основе простых эмоций.

    Механизм возникновения эмоций мы можем объяснить, чувства объяснить словами тяжело.

    Эмоции кратковременны, чувства длятся на протяжении неопределённого отрезка времени.

    Чувства выражаются через эмоции.

    Чувства мы вполне осознаём, а эмоции часто нет.

    Чувства не меняются в зависимости от ситуации, а эмоции всегда привязаны к ситуации.

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь.

Ф. И. Тютчев (1803-1873), русский поэт

Характеризуя человека, мы часто обращаем внимание на его эмоциональность, эмоциональную впечатлительность. Ведь одни и те же события одних людей оставляют равнодушными, других — слегка взволнуют, а у третьих вызовут сильное переживание (по­думайте, с какими индивидуально-личностными особенностями это связано?).

Наша жизнь невозможна без переживаний, так как все, с чем сталкивается человек, вызывает у него то или иное отношение, те или иные чувства. Мир наших чувств богат и разнообразен. Одно явление нас радует, другое пробуждает отвращение; одних людей мы любим, других ненавидим, к третьим проявляем безразличие. Что-то нас может испугать, а что-то огорчить; некоторыми по­ступками мы гордимся, а о некоторых хочется поскорее забыть, поскольку мы их стыдимся. Профессиональная деятельность чело­века также невозможна без переживаний и имеет определенную эмоциональную окраску. Работая, человек выражает свое отноше­ние к работе и ее условиям в форме чувств и эмоций.

Часто чувства и эмоции употребляются как синонимы, но в сущности эти понятия отличаются друг от друга. Важное отличие чувств от эмоций состоит в том, что чувства обладают относи­тельной устойчивостью и постоянством, а эмоции возникают на конкретную ситуацию. Эмоции — это непосредственное, времен­ное переживание какого-нибудь чувства, например чувство люб­ви к спорту. Положительные эмоции будут в этом случае пред­ставлены состоянием восхищения, наслаждения, которое пере­живают болельщики, наблюдая за высококлассной, интересной игрой спортсменов. То же чувство (чувство любви к спорту) может переживаться в форме отрицательных эмоций — возмуще­ния, негодования при плохой игре или несправедливом судей­стве.

В точном переводе на русский язык «эмоция» — это душевное волнение, душевное движение. Эмоции — это явления, которые выражаются в переживании человеком своего отношения к окру­жающей действительности и к самому себе, причем для эмоций характерна субъективность. В науке существуют различные класси­фикации эмоций. Наиболее распространенная — по силе влияния на деятельность человека.

Стенические — силь­ные, тонизирующие; акти­визируют деятельность, по­буждают к поступкам и высказываниям (радость, гнев)

Астенические — Пассивные, угнетают активность, вызывают скованность, мешают при достижении целей (страх, тоска)

Эмоции в зависимости от устойчивости, длительности и силы различают по видам.

1. Настроение — это длительное эмоциональное состояние, связанное со слабо выраженными положительными или отрица­тельными эмоциями, окрашивающее все другие переживания, мысли и действия человека. Настроение накладывает отпечаток на поведение человека, влияет на деятельность и ее результат. Изве­стно, что хорошо и плодотворно работает тот, у кого преобладает бодрое и спокойное настроение. Плохое настроение, напротив, мешает человеку общаться, он смотрит на мир мрачно, его все сердит и раздражает: и погода, и сосед, неосторожно его толк­нувший, и жизнерадостный смех (вспомните, что помогает чело­веку преодолеть плохое настроение?). Поэтому очень важно, осо­бенно в межличностном общении, чтобы человек научился уп­равлять своим настроением. Иногда для улучшения настроения достаточно переключиться на деятельность, которая вызывает воодушевление, которая приятна и интересна. Сильное влияние на настроение оказывает также просмотр любимой телепереда­чи, прослушивание музыки или чтение интересной книги. Не забывайте об улыбке, ведь фон жизнерадостного, положитель­ного настроения помогает легче переживать временные трудно­сти и огорчения.

2. Аффект — это сильное, кратковременное эмоциональное состояние, напоминающее бурю, шквал. Аффект возникает вне­запно, резко, и в этот момент человек как бы теряет самоконтроль, весь отдается переживанию. М.Ю.Лермонтов (1814-1841) в поэме «Мцыри» писал:

Тогда на землю я упал;

И в исступлении рыдал;

И грыз сырую грудь земли, И слезы, слезы потекли В нее горючею рекой…

В аффекте человек «теряет голову» и совершает поступки без анализа и учета обстановки, например, он может отшвырнуть попавшую под руку вещь, сломать ее, хлопнуть по столу. Аффек­ты снижают организованность человека и тем самым отрицатель­но сказываются на его деятельности. Однако было бы ошибкой думать, что аффекты полностью неуправляемы, ведь при жела­нии можно научиться «гасить» аффективную вспышку и не терять власть над собой. Для этого достаточно «с головой» уйти в работу, учебу, хобби или переключиться на какую-нибудь другую дея­тельность. В самом простом варианте , чтобы избежать эмоциональ­ного срыва, прежде чем прореагировать, сосчитайте до десяти.

3. Страсть — это яркое, сильное эмоциональное состояние, направленное на удовлетворение потребностей и захватывающее человека надолго. В той же поэме «Мцыри» об этом говорится так:

Я знал одной лишь думы власть, Одну — но пламенную страсть: Она, как черви, во мне жила, Изгрызла душу и сожгла.

Страсть поглощает человека, захватывает его мысли, и все ос­тальное, не связанное с предметом страсти, кажется второсте­пенным, не имеющим значения, упускается из виду и забывается. Например, ученые, страстно увлеченные своей работой, не при­давали значение своему внешнему виду , забывали про сон и еду.

Важной характеристикой страсти является ее связь с волевой сферой, поскольку, обладая большой силой и энергией, она по­буждает человека к деятельности. При этом очень важно, на что направлена страсть. По направленности она может быть отрица­тельной и положительной. Страсть к музыке, спорту, науке яв­ляется положительной. Если же страсть заслуживает морального осуждения (страсть к азартным играм, наркотикам, употребле­нию алкогольных напитков), то это отрицательная страсть. Под влиянием отрицательной страсти человек нравственно перерож­дается.

Как известно, человеку свойственно переживание эмоциональ­ного состояния от удовлетворения своих потребностей. В основе чувств человека лежат как материальные, так и более сложные потребности — духовные, которые вызывают особую форму пе­реживаний — высшие чувства. Выделяются следующие виды чувств:

1.Нравственные (моральные) чувства основаны на нравствен­ной оценке человеком своих и чужих поступков и действий в со­ответствии с усвоенными моральными нормами и правилами (доб­ро, справедливость, долг).

2. Интеллектуальные чувства сопровождают процесс познания и творчества. Удивление и любопытство, любознательность и ра­дость открытия, сомнения — все это свидетельство взаимосвязи интеллектуальных и эмоциональных моментов. Яркий хрестома­тийный пример из жизни Архимеда, выскочившего из ванной на улицу с криком «эврика!», иллюстрирует эмоциональную «окрас­ку» творческих и исследовательских видов деятельности.

3. Эстетические чувства представляют собой эмоциональное отношение человека к прекрасному в природе, искусстве, в жиз­ни людей. Они обогащают личность, придают ей индивидуальное своеобразие.

Нравственные, интеллектуальные и эстетические чувства пе­реживаются человеком в деятельности и общении.

О том, что человек испытывает то или иное эмоциональное состояние мы узнаем по выражению его мимики (движение мышц лица) и пантомимики (движение мышц тела). Наиболее ярко эмоциональное состояние человека отражается на его лице (см. разд. 2.6), так как мышцы лица очень подвижны и могут пере­давать самые разнообразные чувства в зависимости от внутренне­го состояния человека. Например, страх выражается в расшире­ние зрачков, в дрожи, бледности; для ужаса характерны широко раскрытые глаза, бледность кожи, дрожащий голос. В состоянии скуки человек кажется усталым, ему нечем заняться, при этом его глаза не блестят, он часто зевает. Радость проявляется в блеске глаз, в покраснении лица. Ведь именно радость мы чаще все­го связываем с успехами, с сбыв­шимися надеждами. С нашими чув­ствами также тесно связано выра­жение рта; если уголки губ опуще­ны вниз, губы сжаты — это верный признак обиды.

Выразительность движений так­же играет важную коммуникатив­ную роль, помогает общению меж­ду людьми и обеспечивает эмоцио­нальный контакт между ними. Как правило, эмоциональные реакции человека, его состояние со­провождаются определенными физиологическими реакциями: изменяется давление крови, частота пульса и дыхания, а также изменяется деятельность сердца; усиливается работа слезных и потовых желез и т. д.

С древних времен человечество установило связь между стра­хом перед раскрытием лжи и некоторыми физиологическими про­цессами в организме. Например, в Древнем Китае подозреваемого в преступлении заставляли в течение допроса жевать сухую рисо­вую муку; если человек не мог ее проглотить, то его признавали виновным. Такая реакция связана с тем, что при ложных показа­ниях у человека уменьшается слюноотделение, что затрудняет процесс глотания.

Характерным признаком физиологических проявлений печали является ее парализующее действие на мышцы произвольного движения. При этом у человека возникает чувство усталости, на­блюдаются замедленные движения. Глаза кажутся большими. Че­ловек постоянно ощущает чувство озноба и холода за счет того, что мышцы расслабляются, сосуды сжимаются и ткани обескров­ливаются. Печального человека можно узнать по его внешнему виду: ходит медленно, руки его болтаются, голос слабый и без­звучный. Вообще, огорчения старят человека и ухудшают его вне­шний вид.

Радость человека сопровождается усилением притока крови к коже, он краснеет, становится «теплее». Радующийся человек же­стикулирует, смеется, поет, находится в хорошем настроении. Радость молодит, делает человека красивее и жизнерадостнее.

Ученые считают, что эмоции являются специальным механиз­мом компенсации недостатка информации, сведений, необходи­мых человеку для организации своего поведения и достижения цели. Отрицательные эмоции возникают в условиях дефицита ин­формации, например эмоция страха развивается при недостатке сведений, необходимых для защиты. Положительные эмоции воз­никают, когда имеющейся информации оказывается достаточно.

Однако жизнь, полностью лишенная отрицательных эмоций, невозможна. Существует мнение, что отрицательные эмоции в определенном сочетании с положительными должны быть не вред­ны, а полезны организму. Эксперименты на животных это мнение подтвердили.

Формы выражения эмоций зависят от принятых правил при­личия. У нас, например, не принято громко хохотать в обществен­ных местах и привлекать к себе всеобщее внимание проявлением своих эмоций. В некоторых частях Африки смех — не признак ве­селья, а показатель изумления и замешательства.

Проявление эмоций также связано с темпераментом, воспита­нием и привычками человека. Иногда привычные для человека эмоции накладывают своеобразный отпечаток на выражение его лица. Недаром говорят о лицах озабоченных, удивленных, весе­лых.

Вопросы для самопроверки

1. Что такое «эмоции»? В чем состоит важное отличие эмоций от чувств?

2. Какие вы знаете виды эмоций?

3. Какие вы знаете виды чувств?

4. Всегда ли эмоциональная реакция человека соответствует воздей­ствию? Объясните причины возможного соответствия или несоответ­ствия, свой ответ проиллюстрируйте примерами.

5. Как эмоции проявляются внешне?

6. Какое значение в жизни человека играют эмоции?

7. Покажите на примерах связь эмоциональных реакций с их физио­логическим проявлением.

Эмоции представляют собой особого рода внутренние ощущения. Но ощущения, связанные с эмоциями и входящие в их состав, существенно отличаются от ощущений, которые человек получает в процессе восприятия окружающего мира. Попробуем разобраться, в чем состоит принципиальная разница между ощущениями и эмоциями. Ощущения, входя в состав образа какого-либо предмета или явления, существующего в действительности, отражают свойства данного предмета или явления, присущие или приписываемые нашим сознанием ему. Но в любом случае ощущения относятся к соответствующему предмету или явлению, расположенному, как правило, вне нас. Эмоции в отличие от этого характеризуют не объективно, вне нас существующие (или предполагаемые существующими) предметы и явления, а наши собственные физические или психологические состояния. Иными словами, ощущения всегда имеют вполне определенную, предметную отнесенность, а эмоции такой отнесенности не имеют. Правда, иногда возникает впечатление, что эмоции вызваны воздействием какого-либо специфического предмета, реально происшедшим событием, объективно случившимся явлением, однако в действительности эмоции все же характеризуют не данный предмет, не событие и не явление, а наше собственное состояние, возникающее при его восприятии в связи с нашими собственными потребностями и интересами. Ощущения же всегда представляют собой свойства воспринимаемого предмета, явления, события, а не наши состояния. Ощущения человека не имеют временных ограничений в том смысле слова, что они существуют до тех пор, пока человек воспринимает порождающий их предмет или явление. Их динамика не поддается каким-либо общим закономерностям, например они не могут возникать и исчезать периодически. Что касается эмоций, то они имеют временные, закономерные, периодические изменения. Ощущения, хотя они также в определенной степени зависят от состояния организма в фиксированный момент времени, в гораздо большей мере определяются тем, что и как человек воспринимает. Качество ощущений практически не зависит от актуальных потребностей и интересов человека, а качество эмоциональных переживаний непосредственно определяется ими. Ощущения характеризуют познавательные процессы человека, а эмоции — его индивидуальные, личностные особенности.

79) Основные свойства и функции эмоций.

Основные свойства эмоций

Основные свойства эмоций 1. Универсальность — независимость эмоций от вида потребности и специфики деятельности, в процессе которой они возникают. Надежда, тревога, радость, гнев могут возникнуть при удовлетворении любой потребности. Это значит, что механизмы возникновения эмоций являются специфичными и независимыми от механизмов возникновения конкретных потребностей. Так, удовольствие можно испытывать от различных ощущений, образов восприятия и представления (хорошая книга, кинофильм, собеседник, воспоминание и др.). 2. Динамичность эмоций проявляется в фазовом характере их протекания, т. е. в нарастании напряжения и его разрешении. Эмоциональное напряжение значимо нарастает в ситуации ожидания, чем ближе предстоящее событие, тем сильнее нарастает напряжение. То же самое отмечается при продолжающемся воздействии на человека негативного раздражителя. Разрешение возникшего напряжения происходит при осуществлении события, при этом оно переживается человеком как облегчение, умиротворение или полная обессиленность. 3. Суммация проявляется тем, что наиболее сильное удовольствие или неудовольствие человек испытывает не при первом, а при последующих воздействиях эмоциогенного фактора. Эмоции, связанные с одним и тем же объектом, суммируются в течение жизни, что приводит к увеличению их интенсивности, упрочению чувств, в результате чего их переживание в виде эмоций становится сильнее. Характерным для суммации эмоций является скрытость, незаметность этого процесса, когда человек не отдает себе отчета в его причинах. 4. Адаптация выражается в притуплении, снижение остроты эмоциональных переживаний при длительном повторении одних и тех же впечатлений. 5. Пристрастность или субъективность выступает как личностное свойство эмоциональных проявлений. В зависимости от особенностей личности (вкусы, интересы, установки, опыт) и темперамента, от ситуации, в которой находятся люди, одна и та же причина может вызывать у них разные эмоции, например опасность у одних вызывает страх, а у других — приподнятое настроение. 6. Заразительность проявляется в том, что человек, испытывающий ту или иную эмоцию, может невольно передавать свое настроение, переживание другим людям, которые с ним контактируют. Именно из-за этого возникают такие явления, как всеобщее веселье, паника. 7. Пластичность, подвижность эмоциональных переживаний наблюдается, когда одна и та же по модальности эмоция переживается с различными оттенками и даже как эмоция различного знака (приятная или неприятная). Например, страх может переживаться не только негативно, при определенных условиях люди могут получать от него удовольствие, испытывая «острые ощущения». 8. Удержание в памяти эмоций связано с особым видом памяти — эмоциональной. 9. Иррадиация означает возможность распространения настроения (эмоционального фона) с обстоятельств, его первоначально вызвавших, на все последующие события, воспринимаемые человеком. Счастливому все кажется приятным и радостным, тогда как обозленного человека все раздражает. 10. Перенос является свойством, близким к иррадиации, когда чувства переносятся на другие объекты. Например, влюбленный человек испытывает выраженные эмоциональные переживания не только при виде любимого человека, но и при восприятии предметов, связанных с ним (письмо, записка, вещи т.д.). 11. Амбивалентность — двойственность эмоций, которая проявляется в том, что человек в связи с каким-либо объектом может одновременно испытывать и положительные и отрицательные эмоциональные переживания (любовь и ненависть). 12. Переключаемост ь означает, что объектом одной эмоции становится другая эмоция (человек испытывает стыд от своей радости, упивается своей грустью и т. п.).

Чувства и эмоции являются весьма близкими понятиями, так что их нередко путают. Однако, процессы их формирования разные, и нередко бывает так, что человек чувствует одно, а его эмоции говорят о другом. В чем разница между чувствами и эмоциями – в этой статье.

Сравнительная характеристика эмоций и чувств

Анализируя те и другие, можно заметить, что:

  1. Эмоции зависят от ситуации, а чувства более постоянны. Можно всем сердцем любить весну как время года, но раздражаться, когда плохая погода портит все планы. То есть возникает эмоциональная реакция на какую-либо конкретную ситуацию.
  2. Различие проявляется в сути, протекании, скорости и длительности процессов. Эмоции кратковременны и быстро проходят, чувства же намного более постоянны, хотя тоже могут меняться. Это даже можно проследить по выражению лица человека: отличие эмоций от состоит в том, что первые меняют выражение лица на короткий промежуток времени, например, когда человек испытывает страх при виде злой собаки. Если его лицо возвращается в исходную позицию медленно или не возвращается вообще, можно предположить, что он вообще не любит этих животных и еще долго будет приходиться в себя после встречи с этим злым представителем.
  3. Эмоции являются маленькими частичками чувств, этакими брызгами воды от общего потока. Чувства являются основой вспыхивающих .

Разница между чувствами и эмоциями

Эмоции – они всегда лежат на поверхности, а чувства запрятаны в глубине. Конечно, если только человек нарочно их не прячет. К примеру, он может испытывать раздражение из-за того, что его любимая девушка ему не позвонила, но не показывать этого. Значение конкретной эмоции определяется тем чувством, которое ее вызывает. Но нередко бывает так, что эмоции подводят человека и искажают его восприятие другими людьми. Например, в минуты опасности или сильного горя человек смеется, то есть по мнению других людей, ведет себя неадекватно.

Человек порой сам не осознает, что движет его эмоциями. Сердце испытывает одни чувства, лицо выражает совсем другие эмоции, тон голоса может иметь третью окраску, а смысл слов – четвертую. Говорят, что по лицу пожилого человека можно «прочитать» всю его жизнь. Поджатые губы и опущенные уголки говорят о том, что жизнь у человека была не сахар, а есть лица, которые время как будто бы и не затронуло и они источают радость и свет. Различия между эмоциями и чувствами заключаются в том, что первые – это проявление вторых, а сами чувства являются результатом восприятия мира.

Мы часто оправдываем свои поступки неожиданно нахлынувшими чувствами, а иногда виним во всем эмоции, используя эти понятия в качестве синонимов. Так может и правда, нет разницы между чувствами и эмоциями? При ближайшем рассмотрении оказывается, что синонимами тут и не пахнет. Понятия, конечно, похожи, но однажды разобравшись с их определениями, впоследствии перепутать их будет невозможно.

Чем чувства отличаются от эмоций?

Наш организм реагирует на изменение внешних условий: учащается пульс, расширяются зрачки, замедляется дыхание, мурашки бегут по телу. А начальный толчок этим изменениям дают эмоции, которые и являются реакцией на какие-либо ситуации. Эмоции нужны для сохранения жизненно важных функций и имеют прямую связь с удовлетворением наших потребностей или отсутствием такового. Например, если организму нужен отдых, то в мозге формируется , благодаря которой человек ощущает усталость. Если эта потребность будет удовлетворена, то эмоция сменится, если нет – усилится. То есть данные реакции ситуативны, а связанные с биологическими потребностями являются врожденными.

Чем же тогда чувства отличаются от эмоций? Тем, что они не являются врожденными, в отличие от первичных реакций базируются не на сиюминутной ситуации, а на приобретенном опыте. Их еще называют вторичными, высшими эмоциями, так как исходный толчок к формированию дали именно первичные реакции. Отличием чувств от эмоций также является их ассоциативность, неявность и сложность в объяснении. К примеру, гнев или удивление мы объяснить в состоянии, но если попытаться понять, чем вызвана любовь к человеку, это вряд ли получится. Скорее всего, все закончится пространными рассуждениями, которые так и не дадут понимания о причинах таких ощущений. Также разница человеческих чувств и эмоций заключается в длительном характере первых и сиюминутности вторых. Самые близкие люди могут вызывать раздражение, обиду, грусть, но с разрешением неприятной ситуации это проходит, а любовь остается, и такие сиюминутные реакции неспособны поколебать это чувство.

Заметить отличие чувств от эмоций можно и по внешнему их проявлению. Эмоции выражаются нашей мимикой, манерой говорить, тоном голоса, жестами, скоростью ведения беседы. Чувства же имеют словесное выражение, а если мы их скрываем, то они вызывают определенные эмоции. Часто нам кажется, что эти проявления незаметны, на самом деле окружающим обычно понятно состояние собеседника. Дело тут в социальной функции эмоций и чувств, благодаря которой внешние отражения эмоций приобрели устойчивость. К примеру, в гневе мы раздуваем ноздри, а поражаясь какому-то открытию, приоткрываем рот.

Чем еще чувства отличаются от эмоций? Среди второстепенных моментов можно отметить силу проявления. Мгновенные реакции могут быть очень резкими и яркими, чувства же из-за их большего срока действия носят более спокойный характер.

Руководитель своих эмоций

Заводсков Сергей Вадимович

Вы никогда не задумывались, для чего Вам нужны эмоции и чувства? Ведь в природе все устроено довольно рационально. Что они дают Вам? Для чего они нужны?

Эмоции — это язык нашей души. Через них мы понимаем, что происходит в нашей душе. Наши чувства — источник информации о нас и нашем окружении. Умение распознать и диагностировать свои чувства и эмоции — залог понимания своих поведенческих реакций и поведения других.

Осознание и дифференциация эмоций приближает к пониманию своих чувств. А понимание своих чувств помогает приблизиться к пониманию того, что происходит с другими.

Чем отличаются эмоции от чувств?

Эмоции — это субъективное отражение ситуации, окружающей действительности: радость, грусть, страх, удовольствие и др.

Чувства (не путать с ощущениями) — это комплекс, определенный набор эмоций: одиночество, тоска, воодушевление, дискомфорт, ревность и пр.

Большинство людей способно отличить страх от радости или гнев от вины, но для чего мы переживаем страх, гнев, вину, радость удовольствие — об этом мы, как правило, не задумываемся. Порой очень трудно определить, какие именно чувства мы испытываем, обозначая сложный комплекс дискомфортных переживаний как: «Что-то мне нехорошо».

«Хорошие» и «плохие» эмоции

И в чем уверено абсолютное большинство, так это в том, что есть «хорошие» эмоции, которые принято и приятно выражать. И есть «плохие» эмоции, которые необходимо прятать, которые осуждаются окружающими. Мало того, есть такие «вредные» эмоции, как гнев, который может привести к разрушению. Его лучше запрятать подальше или не иметь вообще. К сожалению, это невозможно. Чем больше человек пытается скрыть или подавить «вредные» чувства и эмоции, тем неожиданней и сильнее может быть их выплеск, что подтверждает их «вредность».

На самом деле, нет эмоций, которые были бы нам вредны. Эмоции и чувства — как сообщение, которое необходимо понять. Кроме того, часто эмоции требуют от нас самовыражения, какого-то действия, каких-то изменений в мыслях, поведении, обстоятельствах. Так не проще ли научиться управлять своими эмоциями и чувствами?

Различаем эмоции между собой

Для начала, необходимо научится понимать, что же мы чувствуем. А для этого важно определить, насколько правильно мы называем то или иное переживание.

Так, например, радость отличается от удовольствия:

Радость Удовольствие
содержит социальный и духовный компонент часто конфликтует с социально-принятыми нормами
спектр ощущений строго ограничен и понятен может испытываться при наличии разных, диаметрально противоположных эмоций: радость, печаль, страх и т.д.
переживается как ощущение энергии и силы может переживаться как расслабленное состояние

А стыд — от вины:

Стыд Вина
В основе — осуждение извне В основе — осуждение самого себя
Стыд может быть отдельно от вины Вина часто сопряжена со стыдом.
Причина стыда всегда понятна Причина вины часто скрыта и неосознаваема

И так далее.

Эмоции существуют для того, чтобы понимать, что с нами происходит. Это энергоемкий процесс, влияющий на наше самочувствие и наши решения.

Отсюда проистекают способы взаимодействия со своими эмоциями: понять их происхождение и дать выход направленному потоку энергии вовне.

Если не происходит первого, человек приписывает свои чувства ложному источнику и впоследствии совершает ложные шаги, которые не только не решают его проблемы и не улучшают состояния, но и усугубляют его.

Если не происходит второго, то энергетический поток, не найдя разрядки, остается очагами хронического напряжения в теле человека.

Вы, как руководитель, управляете не только своим бизнесом, производством, но и своими чувствами и эмоциями. Насколько это Вам удается? Способны ли вы управлять своими эмоциями, подчинять их делу?

Можете ли Вы управлять чувствами и эмоциями своих подчиненных? А что Вы скажете про эмоции партнеров по бизнесу?
Если подобные вопросы вызывают у Вас затруднения или они не совсем понятны, значит, Вы мало задействуете свое знание себя и людей.

Этому можно научиться на тренинге по управлению внутренними состояниями, или заниматься с психологом в индивидуальном порядке, или обучиться самостоятельно.

Вы учитесь вступать в контакт со своими эмоциями, понимать их и выражать, то есть выпускать энергетический поток вовне, не причиняя вреда окружающим и отношениям с ними. Это и есть управление своими эмоциями. И тогда жизнь приносит Вам больше радости и удовольствия.

Когда Вы умеете осознавать, понимать и управлять своими эмоциями, Ваше понимание окружающих людей становится намного эффективнее. А значит, появляется возможность изменять поведение других.
•    Вы менее подвержены манипуляциям
•    Вы принимаете более взвешенные решения
•    Вы лучше понимаете причины поведения других
•    Вы выбираете подходящие приемы управления, не тратите силу на преодоление сопротивления

Поэтому и говорят, что управление другими начинается с управления своими эмоциями.

→ В Базу знаний | К началу страницы

Эмоции и чувства. Любовь

Эмоции и чувства

Агрессивный захватчик волк встречает сентиментальную жирафу, существо с добрым сердцем. «Ты меня любишь?» — спрашивает волк. «Нет, не думаю», — помедлив, ответила жирафа. «Как, ты меня не любишь?» — возмущенно переспрашивает волк. «В данный момент нет, — выдавливает из себя жирафа и вздыхает. — Но, может быть, все еще изменится. Спроси у меня еще раз через пять минут».

Эту маленькую историю рассказал Маршалл Розенберг, клинический психолог, хорошо известный как создатель концепции «ненасильственного общения». Сотни раз он объяснял эту концепцию на примере приведенной незатейливой истории. В нашем контексте, однако, речь пойдет о другом, а именно о разнице между эмоцией и чувством.

Если бы любовь была эмоцией, как спонтанно считает большинство людей, то ответ жирафы показался бы нам не смешным, а вполне нормальным. Эмоции приходят и уходят, отличаясь большой переменчивостью. Болельщика, наблюдающего игру своей любимой команды, буквально разрывают на части сменяющие друг друга противоположные эмоции. Глубокое горе в течение секунды может смениться настоящей эйфорией. На русских горках за доли секунды человек успевает испытать ужас и головокружительное счастье. Голодный человек, с вожделением смотрящий на аппетитную пиццу, через десять минут, насытившись, может смотреть на нее с отвращением.

Слово эмоция происходит от латинского выражения exmotio. То есть эмоция — это нечто, возникающее из движения или возбуждения. Эмоции — очень древний феномен в истории нашего развития. Эмоции доступны и животным. Львы испытывают усталость, ящерицы мерзнут, карпы испытывают голод, а жабы жаждут секса. Все это примеры возбуждения. Эмоции зарождаются в мозжечке и промежуточном мозге. Без эмоций мы потеряли бы способность ориентироваться в окружающем нас мире. Без эмоций мы бы замерзали, умирали от голода, утратили бы жизненную энергию и интересы. Эмоции присутствуют всегда, мы не можем их контролировать, но только скрывать, да и это дается нам с большим трудом. Для нас самое важное заключается в том, что эмоцию невозможно обмануть. Голодный человек страдает, если не может найти еду, уставший — становится раздражительным, если не имеет возможности лечь и поспать. Но при этом мы не можем обмануть ни голод, ни усталость — они просто остаются неудовлетворенными. С любовью, как всем хорошо известно, дело обстоит совершенно по-иному. Причина очень проста: любовь — это не эмоция, это нечто неизмеримо более сложное, это чувство!

Что такое чувство? Один из лучших знатоков в этой области — исследователь головного мозга, португальский ученый Антониу Дамазио, работающий в университете Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе. Определяя чувство, он пишет: «Обобщая, можно утверждать, что чувство состоит из процесса духовной оценки, который может быть как простым, так и сложным, и из предустановленной реакции на этот процесс» (67). Если перевести на более понятный язык: чувства возникают тогда, когда запускают образование представлений. Чувства настолько сложны, что их изучение выходит далеко за рамки науки о мозге. Если эмоции можно описать и объяснить выбросом гормонов и нейротрансмиггеров, тотем самым можно приблизительно очертить контур чувства. Если человек, находящийся в катушке магнитно-резонансного томографа, слышит красивую музыку, то в определенных участках его мозга усиливается кровообращение. Это усиление можно зарегистрировать, и наблюдатель видит на мониторе соответствующую картину. Однако качество, т. е. содержание чувства, вызываемого мелодией, знает только испытуемый. Чем сложнее чувство, тем труднее объяснить его химическими изменениями.

Чувства — это нечто большее, чем эмоции, это не просто «ментальные состояния». Ревность, печаль, ностальгию невозможно увидеть на мониторе магнитно-резонансного томографа. Элен Фишер заблуждается, полагая, что любовь можно разложить на сети, по которым циркулирует нервное возбуждение. То, что можно легко объяснить и описать в отношении эмоции «вожделение», невозможно уловить при попытке разобраться в чувстве любви. Если бы любовь была «ментальным состоянием», то оно бы менялось каждые пять минут, как у жирафы из истории Розенберга.

Эмоции летучи; чувства более устойчивы. Они проникают глубже и сохраняются дольше. Чувства, как уже было сказано, тесно связаны с представлениями. Мне не надо представлять себе пищу для того, чтобы испытывать голод, как не надо представлять себе постель, чтобы ощутить усталость. Если же я печалюсь, то обязательно представляю себе человека, о котором печалюсь. Испытывая ревность или зависть, я явственно представляю себе тех, к кому относятся эти чувства. Любовь тоже нуждается в предмете — предмете любви. Если я люблю, то люблю кого-то. Я что-то проецирую на этого человека — мои желания, надежды и ожидания, и все это подразумевает определенный объект, определенную цель.

Именно это отличает чувства — например, любовь — от настроений. Любовь, в противоположность утверждению жирафы из истории Розенберга, не зависит от настроения. Настроения переменчивы, они — наполовину чувства, наполовину — эмоции. С эмоциями их сближает отсутствие объекта и конкретных представлений. С чувствами же их сближает большая длительность. Я могу целый день пребывать в окрыленном состоянии. Иногда же меня целыми днями снедает полнейший пессимизм. В такие дни вся жизнь кажется мне окрашенной в серые тона. Иногда я осознаю причину плохого настроения, но отнюдь не всегда. В таких случаях мне всегда хочется узнать причину очень хорошего или очень плохого настроения.

Оставив в стороне настроение как двойственную сущность, мы можем сказать: при эмоциях основное заключается в телесных ощущениях (холод, голод, усталость, половое возбуждение и т. д.). В случае чувств речь, напротив, в первую очередь идет о духовном содержании. Естественно, чувства сопровождаются состояниями сильного телесного возбуждения, но представления, которые при этом возникают, могут отличаться чрезвычайной сложностью. Эмоции же оцениваются очень просто. Я либо мерзну, либо потею от жары. Еда мне нравится или не нравится. Женщина, которую я вижу, возбуждает меня или не возбуждает. Невозможно так же просто описать ностальгию или хладнокровие. Для чувства невозможна простая мгновенная смена «да» и «нет».

В своих эмоциях все люди похожи друг на друга. Намного сильнее они отличаются в своих чувствах. И уж совсем разными представляются люди в своих мыслях. Путь от аффекта до умной мысли отличается огромной свободой выбора. Чувства освобождаются от оков простого возбуждения эмоций. Мысли выходят в мир, очищенные, в свою очередь, от чувств. Пока все правильно. Удивительно, однако, что в большинстве своем люди проявляют поразительное постоянство в своих чувствах и мыслях. На знакомые мысли и чувства мы тратим куда больше времени, чем на что-то новое. «Чувства — это постоянные жители человеческой биографии», — верно подметил режиссер Александр Клюге. Очевидно, чувства — весьма консервативные создания, ибо люди не склонны сильно изменяться.

Вероятно, причина заключается в том, что мы редко задумываемся над нашими чувствами. Мы не знаем, почему их испытываем и почему так, а не иначе воспринимаем определенные вещи. Можно сказать, что человек буржуазного общества обращается со своими чувствами, как с деньгами: о чувствах не говорят, ими обладают. Бесконечно повторяемый в телевизионных ток-шоу вопрос: «Как вы себя чувствовали, когда?..» — подтверждает сказанное. Если бы мы действительно говорили о своих чувствах, то не спешили бы с ответами. На самом деле чувства — это последняя нераскрытая область, которая больше всего нас, людей, интересует. С изучением человеческих мыслей мы уже покончили: там нас уже не ждет ничего принципиально нового.

Чувства цементируют нашу сущность. Чувства решают, что нас касается и что задевает за живое. Без чувств нам было бы все равно. Самые интересные, воспламеняющие мысли превратились бы ни во что без возбуждения, которое их сопровождает. Без чувств жизнь не стоила бы того, чтобы ее проживать. Никто всерьез не хочет жить так, как бесчувственный мистер Спок из «Звездного пути». В таком случае мы стали бы не нужны самим себе.

К самым сильным и интенсивным чувствам относятся наши желания. В этом пункте мы снова возвращаемся к любви. Ни один человек не живет без желаний, и, смею предположить, он точно не живет без одного вполне определенного желания — любить и быть любимым. Несомненно, это желание имеет эмоционально окрашенный мотив. Наша потребность в близости, защищенности, подарках и приятном возбуждении сильно окрашена эмоциями. Самажелю-бовь, как уже было сказано, не эмоция, но по меньшей мере чувство, связанное с целым каталогом представлений. Как же совершается переход от простой эмоциональной потребности к сложным представлениям любви? Существует ли связь, накрепко соединяющая одно с другим? В животном царстве мост между вожделением и поведением называют инстинктом. Не годится ли такое обозначение и для человеческой любви? Не является ли и она инстинктом?

Понятие сознания. Глава 4. Эмоции – Гуманитарный портал

1. Предисловие

В этой главе я обсуждаю содержание некоторых понятий, описывающих эмоции и чувства.

Такое исследование необходимо, поскольку приверженцы догмы о духе в машине в её поддержку могут сослаться на согласие большинства философов и психологов в том, что эмоции суть внутренние, или приватные, переживания. Эмоции описываются как возмущения в потоке сознания, обладателю которого они не могут не быть даны непосредственно; для внешнего же наблюдателя они, соответственно, с необходимостью остаются тайной. Это такие явления, которые происходят не в общедоступном физическом мире, а в вашем или моек сокровенном ментальном мире.

Я постараюсь показать, что слово «эмоция» используется для обозначения по меньшей мере трёх или четырёх явлений разного рода, которые я буду называть «наклонностями» (inclinations) (или «мотивами»), «настроениями» (moods), «возбуждениями» (agitations) (или «нервными потрясениями») и «чувствами» (feelings). Наклонности и настроения, включая возбуждения, не суть события и, следовательно, не происходят ни публично, ни приватно. Они являются предрасположенностями (propensities), а не действиями или состояниями. Однако это предрасположенности разного рода, и различия между ними существенны. Чувства, с другой стороны, суть нечто происходящее, но место, которое они должны занимать в описаниях человеческого поведения, весьма отличается от того, которое отводят им стандартные теории.

В отличие от мотивов, но подобно болезнями и состояниям погоды, настроения или расположения духа представляют собой временные условия, которые определённым образом объединяют события, но сами по себе не являются некими дополнительными событиями.

2. Чувства Versus Наклонности

Я отношу к «чувствам» того рода явления, которые люди обычно описывают как трепет, приступы боли, угрызения совести, нервную дрожь, щемящую тоску, непреодолимые желания, мучения, холодность, пыл, обременённость, приступ дурноты, стремления, оцепенения, внезапную слабость, напряжения, терзания и потрясения. Обычно, когда люди описывают чувство, они используют фразы типа «порыв сострадания», «шок от неожиданного» или «трепет предвкушения».

Важным лингвистическим фактом является то обстоятельство, что названия специфических чувств, такие, как «зуд желания», «приступ дурноты» и «угрызения совести» используются также и в качестве названий особого рода телесных ощущений. Если кто-то говорит, что он только что испытал приступ боли, то уместно спросить его, был ли это приступ боли от раскаяния или ревматизма, хотя словосочетание «приступ боли» необязательно употребляется в одном и том же смысле в этих альтернативных контекстах.

Имеются и другие аспекты, в которых то, как мы говорим, например, о приступе дурноты от предчувствия, аналогично тому, как мы говорим, допустим, о приступе тошноты при морской болезни. В обоих случаях мы готовы характеризовать его или как острый, или как слабый, внезапный или затяжной, периодический или постоянный. Человек может содрогнуться как от укола совести, так и от укола в палец. Кроме того, в некоторых случаях мы склонны локализовать гнетущее чувство отчаяния в области желудка или острое чувства гнева в мышцах челюсти и кулака. Другие чувства, которое затруднительно локализовать в какой-то отдельной части тела, например, прилив гордости, по-видимому, охватывают все тело целиком — примерно так же, как прилив тепла.

Джеймс смело отождествлял чувства с телесными ощущениями, но для наших целей достаточно указать, что мы говорим о чувствах во многом так же, как говорим о телесных ощущениях, хотя, возможно, что о первых мы говорим с оттенком метафоричности, чего нет в случае со вторыми.

С другой стороны, необходимо отдать должное тому важному обстоятельству, что мы сообщаем о своих чувствах в таких идиоматических выражениях, как «приступ дурноты от предчувствия чего-то» и «прилив гордости», то есть мы, всё-таки различаем прилив гордости и прилив тепла, и я попытаюсь выявить значение такого рода различений. Я надеюсь показать, что, хотя вполне правомерно описывать кого-нибудь в качестве чувствующего волнение сострадания, его сострадание можно отождествить с волнением или серией волнений не больше, чем его усталость с его же тяжкими вздохами. Тогда можно будет избежать обескураживающих следствий из признания того, что трепет волнения, угрызения совести и другие чувства являются телесными ощущениями.

Итак, в одном смысле слова «эмоция» чувства — это эмоции. Но существует и существенно иной смысл слова «эмоция», посредством которого теоретики классифицируют в качестве эмоций мотивы, каковыми объясняется человеческое поведение высшего уровня. Когда человек описывается как тщеславный. Деликатный, скупой, патриотичный или ленивый, то объяснение даётся по вопросу, почему он поступает, мечтает и мыслит именно так, как он это делает, и в соответствии со стандартной терминологией тщеславие, доброта, скупость, патриотизм и лень расцениваются как виды эмоции; о них также говорят как о чувствах.

Однако всё это — полнейшая словесная путаница, сопровождающаяся ещё и логической путаницей. Начать с того, что когда некто описывается в качестве тщеславного или праздного человека, то слова «тщеславный» и «праздный» обозначают более-менее постоянные черты его характера. В таком случае о нём можно было бы сказать, что он был тщеславным с детства или праздным в течение всего трудового дня. Его тщеславие и праздность являются диспозициональными свойствами, которые раскрываются в таких выражениях, как: «Всякий раз, когда возникают ситуации определённого рода, он всегда, или, как правило, пытается привлечь к себе внимание» или «Всякий раз, когда он стоит перед выбором делать или не делать трудную работу, он всячески увиливает от нее». Предложения, начинающиеся со словосочетания «Всякий раз, когда…», не являются сообщениями о единичных событиях. Описывающие мотивы слова, употребляемые подобным образом, обозначают тенденции или предрасположенности определённого типа и, следовательно, не могут означать того факта, что человек охвачен чувствами. Они суть эллиптические выражения общих гипотетических утверждений особого рода, и их нельзя истолковывать в качестве выражений для непосредственного описания эпизодов.

Тем не менее можно возразить, что кроме такого диспозиционального использования слов, описывающих мотивы, должно ещё существовать и соответствующее их активное использование. Ведь человек, чтобы быть пунктуальным в диспозициональном значении этого прилагательного, должен проявлять пунктуальность в каждом отдельном случае, а смысл, в котором говорится, что он был пунктуален при конкретной встрече, — это не диспозициональный, а активный смысл слова «пунктуальный». Фраза «Он склонен приходить на встречи вовремя «выражает общее гипотетическое утверждение, истинность которого требует соответствующих истинных категорических утверждений типа «на сегодняшнюю встречу он пришёл вовремя». Таким образом, мы утверждаем, что для того, чтобы человека назвать тщеславным или ленивым, должны быть конкретные случаи проявления тщеславия и праздности, имевшие место в конкретные моменты времени, и именно они будут актуальными эмоциями или чувствами.

Этот аргумент, конечно, что-то доказывает, но он не доказывает желаемого. Хотя и верно, что описывать человека в качестве тщеславного — значит говорить, что он подчиняется специфической склонности, но неверно, будто конкретные проявления этой склонности состоят в выказывании им отдельных специфических волнений или приступов чувств.

Напротив, прослышав, что некий человек тщеславен, мы в первую очередь ожидаем от него определённого образа поведения, а именно того, что он будет много говорить о себе, увиваться вокруг знаменитостей, отвергать критику в свой адрес, играть на публику и избегать разговоров о чужих достоинствах. Мы также ожидаем, что он будет убаюкивать себя розовыми грезами о собственных успехах, избегать упоминаний о своих прошлых неудачах и строить радужные планы о своей карьере. Быть тщеславным — значит иметь склонность к этим и бесчисленному множеству аналогичных действий. Конечно, мы также предполагаем, что тщеславный человек в определённых ситуациях испытывает угрызения совести и смятение; мы предполагаем, что у него резко падает настроение, когда какая-нибудь знаменитость забывает его имя, или что его окрыляет и наполняет радостью сердце известие о неудачах его соперников. Но чувства задетого самолюбия и сердечной радости напрямую указывают на тщеславие не в большей степени, чем публичное хвастовство или приватные мечты. На самом деле они в гораздо меньшей степени служат таковыми прямыми указателями — по причинам, которые вскоре будут разъяснены.

Некоторые теоретики возразят: говорить об акте хвастовства как об одном из непосредственных проявлений тщеславия значит упускать самою суть дела в данной ситуации. Когда мы объясняем, почему человек хвастается, говоря, что это происходит по причине его тщеславия, мы забываем, что диспозиция не является событием, а значит, не может быть причиной. Причина его хвастовства должна быть событием, предшествующим началу его хвастовства. Последнее должен вызывать некий актуальный «импульс», а именно импульс тщеславия. Так что непосредственные или прямые актуализации тщеславия — это особые импульсы тщеславия, а таковыми являются чувства. Тщеславный человек — это человек, который склонен к проявлению особых чувств тщеславия; именно они вызывают или побуждают его хвастаться или, возможно, захотеть хвастаться и делать всё прочее, что мы называем совершаемым из тщеславия.

Следует заметить, что приведённое рассуждение принимает как самоочевидное то, что объяснить некий поступок как совершенный по определённому мотиву (в данном случае — из тщеславия) означает дать причинное объяснение. То есть предполагается, что сознание, в данном случае сознание хвастуна, является полем действия особых причин: вот почему чувство тщеславия было призвано стать внутренней причиной публичного хвастовства. Вскоре я покажу, что объяснение какого-либо поступка на основе определённого мотива аналогично не высказыванию о том, что стакан разбился, потому что ударился о камень, но утверждению совершенно другого типа, а именно что стакан разбился, когда в него попал камень, потому что был хрупким. Точно так же как нет иных моментальных актуализаций хрупкости, кроме, скажем, разлета на куски после удара, так нет и никакой необходимости постулировать иные временные актуализации хронического тщеславия, кроме хвастовства, грёз о триумфальных победах и уклонения от разговоров о чужих достоинствах.

Но перед тем как развернуть эту аргументацию, я хочу показать, насколько внутренне неправдоподобной является та точка зрения, что всякий раз, когда тщеславный человек хвастается, он испытывает особый трепет или приступ тщеславия. Говоря чисто догматически, тщеславный человек никогда не чувствует своего тщеславия. Конечно, когда он обманывается а своих надеждах, он чувствует острую обиду, а когда на него неожиданно сваливается удача, он чувствует прилив радости. Но не существует никакого особого трепета или зуда, которые мы называем «чувством тщеславия». В самом деле, если бы существовало особое и узнаваемое чувство такого рода и тщеславный человек постоянно бы его испытывал, то он бы первым, а не последним узнал, насколько он тщеславен.

Возьмём ещё один пример. Человек интересуется символической логикой. Он регулярно читает книги и статьи по этому предмету, обсуждает их, разрабатывает затронутые в них проблемы и пренебрегает лекциями по другим предметам.

Поэтому в соответствии с оспариваемой здесь точкой зрения он должен постоянно испытывать импульсы особого рода, а именно чувства интереса к символической логике, и если его интерес очень силён, то эти чувства должны быть очень острыми и частыми. Поэтому он должен быть в состоянии рассказать нам, являются ли эти чувства внезапными, словно приступы острой боли, или постоянными, словно тупая ноющая боль; следуют ли они одно за другим в пределах минуты или только несколько раз в час, и чувствует ли он их у себя в пояснице или же во лбу. Но очевидно, что единственным ответом на подобные вопросы был бы тот, что он не испытывает никакого особого трепета или приступов тогда, когда занимается этим своим хобби. Он может рассказать о чувстве досады, когда мешают его занятиям, и о чувстве облегчения, когда его оставляют в покое; но не существуют никаких особенных чувств интереса к символической логике, о которых он мог бы поведать. Когда ему ничто не мешает заниматься своим хобби, никакие чувства его вообще не беспокоят.

Допустим, однако, что такие чувства неожиданно возникают, скажем, каждые две или каждые двадцать минут. Но мы всё равно должны ожидать, что застанем его за изучением логики и в интервалах между этими событиями, и, чтобы не погрешить против истины, мы должны будем сказать, что он обсуждал и изучал предмет из интереса к нему. Отсюда следует вывод, что делать нечто, исходя из некоторого мотива, можно и не испытывая при этом никаких особенных чувств.

Конечно, стандартные теории мотивов не столь прямолинейны, чтобы говорить о приступах, зуде и трепете. Они более спокойно повествуют о вожделениях, импульсах или побуждениях. Тогда получается, что существуют ещё чувства желания, а именно те, которые мы называем «стремлениями», «страстными желаниями» и «непреодолимыми желаниями».

Поэтому направим обсуждение по этому руслу. Одно ли и то же — быть заинтересованным символической логикой и быть подверженным или склонным к переживанию чувства особых стремлений, терзаний или страстных желаний? И включает ли в себя работа над символической логикой из интереса к ней чувство непреодолимого желания перед началом каждого этапа работы? Если даётся утвердительный ответ, тогда не может быть ответа на вопрос: «Руководствуясь каким мотивом, изучающий работает над предметом в перерывах между приступами непреодолимого желания?» А если, говоря, что его интерес был велик, иметь в виду, что предполагаемые чувства были острыми и возникали часто, то мы пришли бы к абсурдному следствию: чем сильнее человека интересует предмет, тем больше его внимание отвлекается от него.

Назвать чувство или ощущение «острым» значит сказать, что на него трудно не обратить внимание, а обратить внимание на какое-то чувство — не то же самое, что обратить внимание на проблему символической логики. А раз так, то мы должны отвергнуть вывод из аргументации, пытавшейся показать, что слова, описывающие мотивы, суть названия чувств или, иначе, склонностей испытывать чувства. Но что именно в этой аргументации делает неверным такое заключение?

Имеется, по крайней мере, два совершенно различных смысла, в которых говорят, что событие «объясняется», и, соответственно, по меньшей мере два совершенно различных смысла, в которых мы спрашиваем, «почему» событие произошло, а также и два совершенно различных смысла, в которых мы говорим, что это случилось «потому, что» то-то и то-то стало его причиной. Первый смысл — каузальный.

Спросить, почему стакан разбился, значит спросить, что стало тому причиной, и мы в этом смысле объясняем, когда говорим: потому что в него попал камень. Это «потому, что» при данном объяснении сообщает о событии, а именно о том событии, которое относится к разрушению стакана как причина к следствию.

Но очень часто мы ищем и находим объяснение случившемуся и другом смысле слова «объяснение». Мы спрашиваем, почему стакан разлетелся вдребезги при ударе о камень, и получаем ответ: это произошло потому, что стакан был хрупким. В данном случае «хрупкий» является диспозициональным прилагательным; иначе говоря, описание стакана в качестве хрупкого означает выдвижение общего гипотетического утверждения о стакане. Так что, когда мы говорим, что стакан разбился от удара, потому что был хрупким, выражение «потому что» не сообщает о происшествии или о причине; оно задаёт законоподобное утверждение. Обычно говорят, что эти объяснения второго типа предоставляют «основание» для разрушения стакана при ударе по нему.

Как же работает такое общее законоподобное утверждение? В кратком виде это выглядит так: если стакан резко ударить, сдавить и так далее, то он отнюдь не растворится, не расплющится и не испаряется, но именно разлетится на куски. Сам факт, что стакан в известный момент разлетается на куски после удара о конкретный камень, получает своё объяснение в этом смысле слова «объяснение», если первое событие, а именно удар о камень, соответствует той части общего гипотетического утверждения, которая содержит условие, а второе событие, а именно разрушение стакана, соответствует его выводу.

Сказанное можно применить для объяснения действий, проистекающих из определённых мотивов. Когда мы спрашиваем «Почему некто поступил именно таким образом?», то этот вопрос может быть (насколько позволяет языковая форма его выражения) либо исследованием причины подобного действия данного лица, либо исследованием характера действующего, которое объясняет сделанное им на этом основании. Я полагаю и попытаюсь это обосновать, что объяснения посредством мотивов являются объяснениями второго типа, а не первого.

Возможно, это больше чем просто лингвистический факт, что о человеке, рассказывающем о мотивах содеянного, на обиходном языке говорят, что он подводит «основание» под свои действия. Следует также заметить, что существует множество различных видов подобных объяснений человеческих действий. Судорожное подергивание может объясняться рефлексом, набивание курительной трубки — закоренелой привычкой, ответ на письмо — каким-то мотивом. Некоторые различия между рефлексами, привычками и мотивами будут описаны позже.

Теперь же вопрос состоит в следующем. Утверждение «Он хвастался из тщеславия» можно, с одной точки зрения, истолковать так: «Он хвастался, и причина его хвастовства заключается в охватившем его специфическом чувстве или импульсе хвастовства». С другой точки зрения, его можно истолковать следующим образом: «Он хвастался при встрече с незнакомцем, и его действие, таким образом, удовлетворяет законоподобному утверждению, что всякий раз, когда он получает шанс вызвать восхищение и зависть других, он делает всё, что, как он думает, сможет вызвать такие удивление и зависть».

Мой первый аргумент в пользу второго способа истолкования такого рода утверждений состоит в том, что никто и никогда не мог бы знать или даже, как правило, обоснованно предполагать, что причиной чьего-то публичного действия стало возникновение в нём некоего чувства. Даже если сам действующий сообщил (чего люди никогда не делают), что он испытал зуд тщеславия как раз перед тем, как начать хвастаться, это было бы очень слабым доказательством того, что этот зуд стал причиной действия, поскольку, судя по всему, что нам известно, причиной здесь могло послужить любое другое из тысячи одновременно происходящих событий. С этой точки зрения ссылка на мотивы была бы недоступна для какой-либо непосредственной проверки, и ни один благоразумный человек не стал бы полагаться на такого рода ссылки. Это было бы похоже на прыжок в воду там, где нырять запрещено.

На самом же деле нам всё-таки доступны для понимания мотивы других людей. Процесс их раскрытия не застрахован от ошибок, но это ошибки не из числа неустранимых. Именно индуктивный или подобный ему процесс приводит к выдвижению законоподобных утверждений и предъявлению их в качестве «оснований» для конкретных действий. То, что выдвигается в каждом отдельном случае, представляет собой или включает в себя общее гипотетическое утверждение определённого вида.

Вменение мотива конкретному действию — это не каузальное заключение к ненаблюдаемому событию, но подведение высказывания о каком-то эпизоде под законоподобное высказывание. Следовательно, это аналогично объяснению действий и реакций на основе привычек и рефлексов или объяснению разрушения стакана ссылкой на его хрупкость.

Способ, каким человек узнает о своих собственных устойчивых мотивах, тот же самый, что и тот, каким он узнает о мотивах других людей. Количество и качество доступной ему информации различно в двух этих случаях, но суть их, в общем, одна и та же. Правда, человек обладает запасом воспоминаний о своих прошлых поступках, мыслях, фантазиях и чувствах; он может проводить эксперименты, воображая себя лицом к лицу с задачами и возможностями, которых на самом деле не было. Таким образом, он может опираться в оценке своих собственных постоянных наклонностей на данные, которых ему недостаёт для оценки наклонностей окружающих. С другой стороны, его оценка собственных наклонностей вряд ли будет беспристрастной, и у него нет преимуществ при сравнении собственных действий и реакций с действиями и реакциями других. Вообще мы думаем, что непредвзятый и проницательный наблюдатель лучше судит о подлинных мотивах какого-то человека, а также о его привычках, способностях и слабостях, чем сам этот человек.

Данная точка зрения прямо противоположна по отношению к теории, которая полагает, что действующий субъект обладает Привилегированным Доступом к так называемым побудительным причинам своих действий и благодаря такому доступу он способен и обязан без всяких умозаключений и исследований понимать, по каким мотивам он склонен действовать или действовал в том или ином случае.

Позже (в пятой главе) мы увидим, что человек, который делает что-нибудь или подвергается чему-нибудь и отслеживает то, что делает или чему подвергается, как правило, может ответить на вопросы о происходящим с ним, не прибегая к исследованию или умозаключениям. Но то, что позволяет ему давать готовые ответы такого рода, может и часто позволяет и окружающим его людям давать такие же готовые ответы. Ему нет нужды быть детективом, но и им тоже не нужно заниматься расследованиями.

Другой аргумент в поддержку этого тезиса. В ответ на вопрос, чем он занят, человек мог бы сказать, что он копается в канаве для того, чтобы найти личинки определённого вида насекомого; что он ищет эти личинки для того, чтобы узнать, на какой фауне или флоре они паразитируют; что он пытается узнать, на чём они паразитируют, для того, чтобы проверить определённую экологическую гипотезу; и что он хочет проверить эту гипотезу для того, чтобы проверить некоторые гипотезы, относящиеся к механизмам естественного отбора. На каждой стадии своего ответа он говорит о мотиве или основании для проведения определённых исследований. И каждое последующее основание, которое он выдвигает, относится к более высокому уровню общности, чем предыдущее. Он подводит один мотив под другой примерно так же, как более частные законы подводят под более общие. Он не выстраивает хронологической последовательности все более ранних стадий, хотя, конечно, он мог бы это сделать, если бы ему задали совершенно другой вопрос: «Что впервые заинтересовало его в этой проблеме? А в той?»

В случае любого действия как такового, по отношению к которому естественно задать вопрос «Исходя из какого мотива оно было совершено?», всегда может оказаться, что оно было совершено не по какому-то мотиву, а в силу привычки. Что бы я ни делал или говорил, всегда можно себе представить, хотя почти всегда это будет ложно, что я делал или говорил это совершенно бессознательно. Мотивированное выполнение действия отличается от исполнения его по привычке, но содержание этих действий может быть одним и тем же. Тогда сказать, что действие было совершено в силу привычки, значит сказать, что оно объясняется специфической диспозицией. Никто, я уверен, не думает, что «привычка» — это наименование особого внутреннего события или класса событий. Вопрос, совершалось ли действие по привычке или по доброте душевной, таким образом, означает вопрос о том, какая из этих двух специфических склонностей объясняет данное действие.

И, наконец, мы должны обсудить, с помощью каких критериев нам следует пытаться решать спор о мотиве, исходя из которого человек что-либо совершил. Например, человек оставил хорошо оплачиваемую работу ради сравнительно скромного поста в правительстве из патриотизма или из-за желания освободиться от военной службы? Мы сначала, наверное, спросим его самого, но весьма вероятно, что его ответ нам или себе самому при такой постановке вопроса такого рода будет неискренним. Затем мы можем попытаться, необязательно безуспешно, разрешить дилемму, рассмотрев, согласуются ли его слова, действия, замешательства и так далее в этом и других случаях с той гипотезой, что он по природе робок и питает отвращение к строгой дисциплине, или же с другой гипотезой — что он сравнительно равнодушен к деньгам и пожертвовал бы чем угодно, лишь бы способствовать победе в войне. То есть мы попытаемся принять решение, привлекая к обсуждению релевантные черты его характера.

Применяя затем полученные результаты к его конкретному решению, то есть объясняя, почему он его принял, мы не станем требовать, чтобы он припомнил колебания, трепет, возбуждение, которые он испытал при его принятии; не станем мы и делать умозаключений о том, что всё это имело место.

Есть особая причина, чтобы не уделять пристального внимания чувствам человека, чьи мотивы исследуются, а именно та, что мы знаем цену горячим и часто переживаемым чувствам сентиментальных людей, чьи реальные поступки совершенно ясно свидетельствуют, что, допустим, их патриотизм является всего лишь самоутешительным притворством. Их сердца, как и положено, наполняются тревогой, когда они слышат об отчаянном положении их страны, но аппетита при этом они не теряют, не меняется и заведённый порядок их жизни. Грудь их вздымается при виде церемониального марша, но сами они не торопятся маршировать. Они скорее похожи на театралов и читателей романов, которые ведь тоже ощущают неподдельные угрызения совести, пыл, трепет и приступы отчаяния, негодование, радость и отвращение, — с той лишь разницей, что театралы и читатели романов сознают, что всё это происходит «понарошку».

В таком случае сказать, что определённый мотив является чертой чьего-то характера, значит сказать, что этот человек склонен действовать определённым образом, строить определённого сорта планы, предаваться грёзам определённого рода, а также, конечно, в определённых ситуациях испытывать определённого вида чувства. Заявить, что он совершил нечто, исходя из этого мотива, значит сказать, что данное действие, совершенное при обычных для него конкретных обстоятельствах, как раз и явилось тем действием, к совершению которого у него была склонность. Это всё равно, что сказать: «Он, бывало, делал это».

3. Наклонности Versus Возбуждения

От наклонностей существенно отличаются состояния сознания, или настроения, при которых человек описывается как Возбуждённый, обеспокоенный, смущенный или огорченный.

Состояния тревоги, испуга, потрясения, волнения, содрогания, изумления, неопределённости, смятения и раздражения являются хорошо известными признаками возбуждения. Они суть состояния душевные волнения, уровень которых обычно характеризуются степенями интенсивности. По отношению к ним имеет смысл говорить, например, что человек слишком взволнован, чтобы думать или действовать последовательно, слишком поражён чем-то, чтобы произнести хоть слово, или слишком возбужден, чтобы сосредоточиться.

Когда про людей говорится, что они лишились дара речи от изумления или скованы ужасом, то такое специфическое возбуждение описывается как крайне сильное.

Это само по себе уже отчасти указывает на различие между наклонностями и возбуждениями. Абсурдно говорить, что интерес человека к символической логике был настолько неистовым, что он не мог сосредоточиться на занятиях ей, или же что некто был до того патриотичным, что не был в состоянии что-либо сделать для своей страны. Наклонности — это не расстройства, поэтому они не могут быть яростными или умеренными. О человеке, чьим доминирующим мотивом является филантропия или тщеславие, нельзя сказать, что он расстроен или огорчен филантропией или тщеславием, так как он вообще в этом смысле не обеспокоен и не расстроен. Он просто предан этому. Филантропия и тщеславие — это не ураганы и не порывы ветра.

Как следует из самих слов «расстройство» и «смятение», люди в этих состояниях, используя рискованную метафору, подвергаются действию каких-то противостоящих им сил. Можно выделить два основных рода таких конфликтов, а именно: когда одна наклонность идёт вразрез с другой, и когда какая-то наклонность натыкается на суровую действительность мира. Тот человек, который одновременно мечтает о сельской жизни и хочет сохранить то положение, которое требует его проживания в городе, балансирует между противоположными склонностями. Желания человека, который хочет жить, но умирает, пресекаются силой непреодолимых обстоятельств. Эти примеры обнаруживают важную черту волнений, а именно ту, что они предполагают существование наклонностей, которые сами по себе не являются волнениями, — примерно так же, как водоворот предполагает течение, каковое само по себе не является водоворотом. Водоворот — явление, обусловленное препятствием или столкновением, скажем, двух течений или течения и скалы; возбуждение требует существования двух склонностей или склонности и внешнего препятствия. Горе есть особого рода аффект, вызываемый смертью; неизвестность — своего рода надежда, к которой примешивается страх. Чтобы испытывать колебания между патриотизмом и честолюбием, человек должен быть вместе и патриотичным, и честолюбивым.

Юм, вслед за Хатчесоном, отчасти понимал различие между наклонностями и возбуждениями, когда он отмечал, что некоторым «страстям» присуще спокойствие, тогда как другим — неистовство. Он заметил также, что спокойная страсть может «победить» неистовую. Но его антитеза «спокойного» и «неистового» предполагает простое различие в степени между двумя явлениями одного рода. На самом же деле наклонности и возбуждения — явления разного рода. Возбуждения могут быть неистовыми или умеренными, а наклонности нет.

Наклонности могут быть относительно сильными или относительно слабыми, но это различие не в степени производимого расстройства, но в степени действенности, каковое представляет собой уже совершенно другой вид отличия. Словом «страсть» Юм обозначал явления, по крайней мере, двух несопоставимых типов.

Когда человека описывают и как очень жадного, и в то же время как заядлого садовода, то отчасти это означает, что первый движущий им мотив сильнее второго в том смысле, что его внутренние и внешние устремления в гораздо большей степени направлены на обогащение, чем на садоводство. Кроне того, в ситуации, когда для украшения сада надо пойти на известные расходы, он, скорее всего, пожертвует орхидеями ради сохранения своих денег. Но можно сказать ещё больше.

Чтобы человека можно было описать как очень жадного, необходимо доминирование этой предрасположенности над всеми или почти всеми прочими его наклонностями. Даже описание его как заядлого садовода указывает, что этот мотив доминирует над большинством других его склонностей. Сила мотивов — это их сравнительная сила vis-a-vis к какому-то иному специфическому мотиву, или вообще к любому другому мотиву, или к большинству других мотивов. Они определяются отчасти по тому, как человек распределяет свою внутреннюю и внешнюю активность, а отчасти (что относится к особым случаям того же самого) по результатам конкуренции между его наклонностями, когда обстоятельства вызывают такое соперничество — то есть когда он не может одновременно делать два дела, к которым испытывает склонность. В самом деле, сказать, что его мотивы имели такую-то и такую-то силу, означает просто, что он, наверное, распределил свою деятельность таким-то и таким-то образом.

Иногда отдельный мотив настолько силён, что он всегда или почти всегда подчиняет себе все другие мотивы. Скряга или святой, быть может, пошли бы на любые жертвы, включая и саму жизнь, лишь бы не потерять то, что они ценят больше всего. Такой человек, если бы только мир любезно ему позволил, никогда бы всерьёз не волновался и не расстраивался, поскольку никакая другая склонность не была бы достаточно сильна, чтобы вступить в конкуренцию или в конфликт с его сокровенным вожделением. Разлад с самим собой был бы для него невозможен.

Ныне одно из самых расхожих употреблений слов «эмоция», «эмоциональный», «растроганный» и так далее применяется для описания возбуждений или других настроений, в которых люди время от времени пребывают или каковым они подвержены. Под «очень эмоциональным человеком» обычно подразумевается человек, который часто и основательно «теряет голову», мечется и суетится. Если, по каким бы то ни было причинам, такое словоупотребление принимается в качестве стандартного или подлинного смысла слова «эмоция», тогда мотивы «наклонности оказываются вообще не эмоциями. Тщеславие не будет эмоцией, хотя досада будет таковой, интерес к символической логике — не эмоция, хотя скука от остальных занятий будет ей. Но было бы бесполезно пытаться избавиться от двусмысленности слова «эмоция», так что предпочтительнее говорить, что мотивы, если угодно, являются эмоциями — только не в том же самом смысле, в котором таковыми являются волнения.

Мы должны различать между двумя разными способами употребления таких слов, как: «озабоченный», «Возбуждённый» и «смущенный». Иногда мы используем их для обозначения преходящих настроений, например, когда говорим, что кто-то был смущенным несколько минут или пребывал озабоченным в течение часа. Иногда мы используем их для обозначения восприимчивости к определённому настроению, например, когда говорим, что кого-то смущают по хвалы, то есть, всякий раз как его хвалят, он смущается. Точно так же «ревматиком иногда считается «страдающий от приступа ревматизма», иногда «склонный к приступам ревматизма»; а «дождливая Ирландия» может означать, что в настоящее время там хлещет ливень или что ливни там — обычное дело. Ясно, что восприимчивость к специфическим волнениям имеет общую основу с наклонностями, а именно что они вместе суть общие предрасположенности, а не события тревога за исход войны или скорбь по умершему другу могут сопровождать человека месяцами или годами. Ибо он продолжает тревожиться или горевать.

Сказать, что человек на протяжении дней или недель оставался раздосадованным критикой в свой адрес, ещё не означает, что в каждый момент этого времени он пребывал в таком настроении, что его обида и раздражение постоянно сказывались на его мыслях и поступках, или что он выказывал чувство негодования. Ведь у него время от времени появлялось настроение и поесть и заняться своими делами, и поиграть в привычные игры. Но это означает, что он склонен снова погружаться в это настроение; он продолжает находиться в таком расположении сознания, в котором он не может прекратить сетовать на допущенную к нему несправедливость; не может не мечтать о реабилитации и реванше; не может всерьёз постараться понять мотивы своего критика или признать, что у этой критики были какие-то основания. А сказать, что он продолжает вновь и вновь впадать в это расположение духа, значит описывать его на языке диспозиций. Когда восприимчивость к специфическим настроениям становится хронической, это уже черта характера.

Но о какого рода описаниях идёт речь, когда мы говорим, что некто в определённое время, в течение более-менее краткого или продолжительного периода перебывает в определённом настроении? Отчасти ответ на это будет дан в четвёртом разделе данной главы. Здесь же достаточно сказать, что, хотя настроения, подобно болезням и состояниям погоды, являются сравнительно краткосрочными состояниями, они не представляют собой определённых событий, хотя и проявляются в определённых событиях.

Из того факта, что человек в течение часа страдал несварением желудка, не следует, что он на протяжении этого часа чувствовал одну сплошную боль или серию коротких приступов боли; может быть, он вообще не чувствовал никаких болей, так же из этого не следует, что он чувствовал тошноту, отвергал пищу или выглядел бледным. Достаточно того, что те или иные из этих или подобных им явлений имели место. Нет такого отдельного и единственного эпизода, присутствие которого было бы необходимым условием ощущения расстройства желудка. Поэтому «расстройство желудка» не обозначает какого-то единственного в своём роде эпизода.

Точно так же угрюмый или веселый человек может высказывать или не высказывать определённые мысли, говорить определённым тоном, с определёнными жестами и выражением лица, предаваться определённым мечтам или проявлять определённые чувства. Чтобы выглядеть угрюмым или веселым, нужны те или иные из этих и других соответствующих действий и реакций, но какое-то одно из них, взятое отдельно, не является необходимым или достаточным условием, чтобы выглядеть угрюмым или веселым. Поэтому слова «угрюмость» или «весёлость» не обозначают некоего одного специфического действия или реакции.

Быть угрюмым — значит быть в настроении действовать или реагировать тем или иным — трудно уловимым для описания, но легко узнаваемым — характерным образом всякий раз, когда складываются обстоятельства определённого рода. Таким образом, такие описывающие настроение слова, как «спокойный» и «радостный», включая и слова, обозначающие волнение, такие, как «измученный тревогой» и «истосковавшийся по дому», обозначают склонности или подверженности. Даже краткие моменты скандала или паники означают, что человек в это время подвержен совершению такого рода действий, как оцепенение или пронзительный крик, что он не может закончить фразу или вспомнить, где находится пожарный выход.

Конечно, человеку нельзя приписывать какого-то конкретного настроения, пока не произошло известного количества соответствующих эпизодов. Слова «он цинично настроен», как и «он нервничает», ещё не означают «он стал бы…» или «он не мог бы…». Это такая же отсылка к действительному поведению, как и упоминание о склонностях; или, скорее, намёк на действительное поведение, в котором реализуются такие склонности. Все это вместе объясняет то, что действительно происходит, и оправдывает прогнозы о том, что будет происходить, если…, или то, что произошло бы, если… Это всё равно, что сказать «Стакан был достаточно хрупким, чтобы разбиться, когда этот булыжник ударил в него».

Однако, несмотря на то, что возбуждения, подобно другим настроениям, являются состояниями подверженности, они не являются предрасположенностями к преднамеренным действиям определённого образа. Женщина в приступе тоски заламывает руки, но мы не говорим, что тоска и есть тот мотив, из-за которого она заламывает руки. Не спрашиваем мы и о предмете, из-за которого человек, смутившись, краснеет, испытывает неловкость или ерзает. Любитель пеших прогулок гуляет потому, что ему этого хочется, но поражённый чем-то человек поднимает в удивлении брови вовсе не потому, что он хочет или намеревается их поднять, хотя актёр или лицемер может поднимать брови, желал изобразить крайнее удивление.

Смысл этих различий прост. Быть расстроенным — это похоже не на ту ситуацию, когда испытываешь жажду при наличии питьевой воды, а на ту, когда испытываешь жажду, а воды нет или она грязная. Это желание что-то сделать, не будучи в состоянии это сделать; или желание сделать что-то и одновременно желание не делать этого. Это конъюнкция склонности вести себя определённым образом и запрета на такое поведение. Взволнованный человек не может размышлять о том, что делать, или о том, что думать. Бесцельное или нерешительное поведение, так же как и паралич поведения, суть симптомы возбуждения, тогда как, скажем, шутки являются не симптомами, но проявлениями чувства юмора.

Мотивы, таким образом, не являются возбуждениями, пусть даже и умеренными, так же как возбуждения не являются мотивами. Но возбуждения предполагают мотивы, или, скорее, они предполагают общие тенденции поведения, мотивы которых представляют для нас наибольший интерес. Конфликты одних привычек с другими, или привычек с препятствующими обстоятельствами, или привычек с мотивами — также суть условия душевных смятений. Заядлый курильщик на параде, или при отсутствии спичек, или во время великого поста находится именно в таком положении. Но есть и лингвистическая причина, вызывающая некоторую путаницу.

Существует несколько слов, которые обозначают как наклонности, так и возбуждения, кроме того, есть и такие слова, которые никогда ничего другого, кроме возбуждений, не обозначают, а с другой стороны, слова, которые всегда обозначают только наклонности. Такие слова, как «беспокойный», «встревоженный», «страдающий», «Возбуждённый», «испуганный», всегда обозначают возбуждения. Такие обороты, как «любящий рыбалку, увлекающийся садоводством», «мечтающий стать епископом», никогда не обозначают волнений. Но слова «любить», «хотеть», «вожделеть», «гордый», «нетерпеливый» и многие другие иногда обозначают простые наклонности, а иногда — возбуждения, которые возникают вследствие столкновения этих наклонностей с чем-то, что препятствует их проявлению. Так, «голодный» в смысле «обладающий хорошим аппетитом» в общих чертах означает: «ест сейчас или ест обычно с большим аппетитом, без всяких соусов и так далее», но это отличается от смысла, в котором о человеке можно было бы сказать: «слишком голоден, чтобы сосредоточиться на своей работе». Голод в этом втором смысле слова является страданием и требует для своего существования совпадения аппетита с невозможностью принимать пищу. Точно так же смысл, в котором мальчик гордится своей школой, отличается от смысла, в котором он лишается дара речи от чувства гордости при неожиданном известии о зачислении его в школьную спортивную команду.

Чтобы снять возможные недоразумения, следует отметить, что не все возбуждения являются неприятными. Люди добровольно подвергают себя неизвестности ожидания, изнурению, неопределённости, растерянности, страху и удивлению в такого рода занятиях, как ужение рыбы, гребля, путешествие, разгадывание кроссвордов, скалолазание и розыгрыши. То, что волнительный трепет, восторг, удивление, веселье, радость являются возбуждениями, видно из того, что мы говорим о ком-то, что он слишком заведен, изумлён или обрадован, чтобы действовать, мыслить или говорить связно и последовательно. То есть мы описываем его впавшего в эти состояния в смысле «Возбуждённости», а не как движимого некоей мотивацией в смысле «стремящегося сделать либо добиться чего-нибудь».

4. Настроения

Обычно мы описываем людей как пребывающих в определённое, более или менее продолжительное, время в определённом настроении. Например, мы говорим, что человек огорчен, счастлив, необщителен или неугомонен и остаётся таковым уже в течение нескольких минут или нескольких дней. Только в том случае, когда некое является хроническим, мы используем обозначающие его слова для описания характера.

Сегодня человек может быть настроен меланхолически, хотя он и не меланхолик. Говоря, что он пребывает в определённом настроении, мы высказываем нечто довольно общее; не то, что он всё время или же часто делает или чувствует что-то одно, но то, что он находится в определённой установке сознания, чтобы говорить, делать и чувствовать великое множество разнообразных свободно соединяющихся вещей. Человек в легкомысленном настроении склонен чаще обычного шутить и смеяться над шутками окружающих, решать без надлежащего рассмотрения важные деловые вопросы, самозабвенно предаваться детским играм и так до бесконечности.

Сиюминутное настроение человека — вещь иного рода, нежели мотивы, которые им движут. Мы можем говорить о его амбициозности, лояльности по отношению к своей партии, гуманности, интересе к энтомологии, а также о том, что в известном смысле он и есть всё это сразу и вместе. Но нельзя говорить, что эти наклонности являются синхронными событиями или состояниями, поскольку они вообще не события и не состояния. Но если бы возникла ситуация, при которой он мог бы одновременно и продвинуться в своей карьере, и оказать содействие своей партии, он, скорее всего, сделал бы и то, и другое, а не что-то одно.

Напротив, настроения ведут себя как монополисты. Сказать, что человек пребывает в каком-то одном настроении, значит сказать (за исключением комплексных настроений), что он не пребывает ни в каком другом. Быть в настроении действовать или реагировать определённым образом также означает не быть в настроении действовать или реагировать всеми прочими способами. Настроенный поболтать не склонен читать, писать или косить лужайку. Мы говорим о настроениях в терминах, подобных или же прямо заимствованных из тех, в которых мы говорим о погоде, а о погоде мы иногда говорим в терминах, позаимствованных из языка, описывающего настроения. Мы не вспоминаем о настроении или погоде, пока они не начинают меняться. Если сегодня здесь ливень, то это означает, что сегодня здесь не моросит. Если Джон Доу вчера вечером был угрюм и замкнут, то это значит, что вчера вечером он не был веселым, грустным, безмятежным или общительным. Далее, примерно так же как утренняя погода в данной местности одна и та же во всей окрестности, так и человеческое настроение на протяжении данного периода времени окрашивает все или большинство его действий и реакций в течение этого времени. Его работа и игра, его разговоры и выражение лица, его аппетит и грезы — на всём этом отражается его обидчивость, весёлость или уныние.

Любое из перечисленного может служить барометром для всего остального.

Слова, означающие настроения, описывают краткосрочную тенденцию, но они отличаются от слов, описывающих мотив, не только краткостью срока их применения, но и их использованием при характеристике тотальной «направленности» человека в течение этого короткого срока. Приблизительно так же как корабль, идущий на юго-восток, качается и вибрирует весь целиком, так и человек весь целиком бывает нервным, безмятежным или угрюмым. Соответственно, он будет склонен воспринимать весь мир как угрожающий, благоприятный или мрачный. Если он весел, то и все вокруг кажется ему более радостным, чем обычно; а если он мрачен, то не только тон его начальника и узелки на его собственных шнурках кажутся несправедливостью по отношению к нему, но и всё остальное представляется ему в том же свете.

Обозначающие настроения слова обычно классифицируют как названия чувств. Но если слово «чувство» употреблять сколько-нибудь строго, то такая классификация будет совершенно ошибочной. Сказать, что человек счастлив или недоволен, не значит просто сказать, что он часто или постоянно трепещет или терзается. В самом деле, сказав так, мы ничего не получим, поскольку мы не обязаны брать назад наше утверждение, услышав, что человек не испытал такого рода чувств, и мы не обязаны признавать, что он был счастлив или недоволен, только лишь на основании его признания, что он испытывал трепет или терзания часто и остро. Они могут быть симптомами несварения желудка или интоксикации.

Чувства в строгом смысле этого слова суть нечто такое, что приходит и уходит, накатывается и спадает в считанные секунды; они бывают острыми или ноющими, они охватывают нас целиком или же лишь отчасти. Жертва чувств может сказать, что продолжает ощущать покалывания или что они происходят с достаточно длинными интервалами. Никто не стал бы говорить о своём счастье или неудовольствии в подобных выражениях.

Человек говорит, что чувствует себя счастливым или недовольным, но не сообщает, что продолжает чувствовать или постоянно чувствует себя счастливым или недовольным. Если у человека настолько жизнерадостный характер, что, натолкнувшись на резкую отповедь, он не повергается в горестное оцепенение, то он и не подвержен чувствам до такой степени, чтобы утратить способность думать о чём-то, в том числе и об этой резкой отповеди; наоборот, такой человек больше, чем обычно, владеет своими мыслями и поступками, включая и мысли о резкой сентенции. Мысли о ней занимают его не больше, чем это обычно свойственно его размышлениям.

Основных мотивов для отнесения настроений к чувствам было, по-видимому, два.

  1. Теоретики были вынуждены включить их в один из трёх допустимых для них классификационных ящиков: Мысль, Волю и Чувство. И поскольку настроения не подпадали под первые два, то их надо подогнать под третий. Мы не станем тратить время на разбор этого мотива.
  2. Человек в ленивом, фривольном или подавленном настроении может идиоматически вполне корректно обозначить свою структуру сознания, сказав «я чувствую лень», или «я начинаю чувствовать себя фривольно», или «я по-прежнему чувствую себя подавленным».

Как же могут такого рода выражения быть идиоматически корректными, если они не сообщают о чувствах как о неких событиях? Если фраза «я чувствую покалывание» сообщает о чувстве покалывания, то как может фраза «я чувствую себя энергичным» избегать сообщения о чувстве энергии?

Но в данном примере начинает выявляться, что данный аргумент звучит неправдоподобно. Очевидно, что энергия — это не чувство. Подобным же образом если пациент говорит «я чувствую себя больным» или «я чувствую себя лучше», то ведь никто из-за этого не станет относить болезнь или выздоровление к чувствам. «Он чувствовал себя тупым», «способным залезать на деревья», «в полуобморочном состоянии» — вот другие случаи применения глагола «чувствовать», где винительный падеж при данном глаголе не является наименованием чувств.

Прежде чем вернуться к рассмотрению связей глагола «чувствовать» со словами, описывающими настроения, мы должны рассмотреть некоторые различия между такого рода признаниями, как «я чувствую щекотку» и «я чувствую себя больным». Если человек чувствует щекотку, то ему щекотно, а если ему щекотно, то он и чувствует щекотку. Но если он чувствует себя больным, то он может и не быть больным, а если он болен, то он может и не чувствовать себя таковым.

Без сомнения, ощущение себя больным до некоторой степени свидетельствует о том, что человек болен, но ощущение щекотки не является для человека свидетельством того, что ему щекотно, во всяком случае, не больше, чем нанесение удара является свидетельством того, что удар имел место. Во фразах «чувствовать щекотку» и «наносить удар» «щекотка» и «удар» являются аккузативами 9, однородными по отношению к глаголам «чувствовать» и «ударять». Глагол и его аккузатив суть два выражения для одного и того же, как, например, глаголы и их аккузативы в выражениях «я грезил грезу» и «я спросил вопрос».

Но «больной» и «способный лазить по деревьям» не являются однородными аккузативами к глаголу «чувствовать»; поэтому грамматически они не связываются с обозначением чувств так же, как «щекотка» в грамматике связывается с обозначением чувства. Это видно на другом, чисто грамматическом примере. Безразлично, скажем ли мы «я чувствую щекотку» или «я претерпеваю щекотку»; но «я претерпеваю…» «… не может быть дополнено» «… больным», «… способным лазать по дереву», «… счастливым» или «… недовольным». Если мы попытаемся восполнить вербальные параллели привлечением соответствующих абстрактных существительных, то обнаружим ещё большую несовместимость.

Фразы «я чувствую счастье», «я чувствую болезнь» или «я чувствую способность лазать по дереву» если что-нибудь и обозначают, то совсем не то, что обозначается фразами «я чувствую себя счастливым, больным или способный лазать по дереву». С другой стороны, кроме данных отличий между различными употреблениями выражения «я чувствую…» существуют также и важные аналогии. Если человек говорит, что он испытывает щекотку, мы не требуем от него доказательств или того, чтобы он вполне убедился в этом. Сообщение о щекотке не является объявлением о результатах некоего исследования.

Щекотка не есть нечто такое, что устанавливается тщательными свидетельствами или о чей заключают на основании улик. Не станем мы также приписывать особую наблюдательность или способность к рассуждению тем людям, которые сообщают нам, что они чувствуют щекотку, покалывание или дрожь. То же самое относится и к сообщениям о настроениях. Если человек говорит «я чувствую скуку» или «я чувствую себя подавленным», мы не просим от него доказательств этого и не требуем, чтобы он более точно удостоверился в этом. Мы можем обвинить его в притворстве перед нами или перед самим собой, но не в том, что он невнимательно наблюдал или поспешил с выводами, поскольку мы не считаем такое сообщение отчётом о его наблюдениях и умозаключениях. Он не был в этом деле плохим или хорошим детективом — он вообще не вёл никакого расследования.

Нас крайне удивили бы его слова, сказанные осторожным и рассудительным тоном детектива, наблюдателя-микроскописта или диагноста: «я чувствую себя подавленным». Между тем подобный тон голоса вполне уместен в высказываниях «я испытывал чувство подавленности» и «он чувствует себя подавленным». Чтобы такое признание отвечало своему назначению, оно должно произноситься подавленным тоном; его можно обронить кому-то, кто тебе сочувствует, а не докладывать некоему исследователю. Признание «я чувствую себя подавленным» создаёт одну из тех ситуаций, а именно разговорных ситуаций, которую и должна создавать подавленность в качестве настроения. Это не выдвижение наукообразной предпосылки, а частица разговорного проявления хандры. Вот почему, если что-то вызывает у нас в этой ситуации сомнение, мы не спрашиваем «факт или вымысел?», «правда или ложь?», «достоверно или недостоверно», но — «искренне или притворно?»

Сообщение о настроении при разговоре требует не проницательности, но откровенности. Это исходит от сердца, а не от головы. Это не открытие, но добровольная несокрытость. Конечно, люди должны учиться тому, как правильно использовать выражения, содержащие подобные признания, и они могут так и не усвоить этого должным образом. Этому учатся в повседневных обсуждениях настроений других людей, а также черпают это умение из таких более полезных источников, какими являются художественная литература и театр. Но из этих же источников люди узнают, как обманывать себя и других, прибегая к притворным признаниям соответствующим тоном голоса и прочим лицемерным ухищрениям.

Если мы теперь зададимся эпистемологическим вопросом «Каким образом человек узнает, в каком настроении он находится?», то можно ответить, что если он вообще это узнает — чего ведь может и не быть, — то он узнает об этом во многом так же, как узнаем об этом и мы.

Как мы уже видели, он вздыхает «я чувствую скуку» не потому, что он вдруг выяснил, что ему скучно — во всяком случае не в большей степени, чем сонный человек зевает, поскольку вдруг узнал, что его одолевает сонливость. Скорее, примерно так же, как сонный человек сознает свою сонливость, помимо всего прочего, потому, что продолжает зевать, так и скучающий человек узнает, что ему скучно — если только ему это нужно узнать, — обнаруживая, помимо прочего, что он угрюмо говорит другим и самому себе «я чувствую скуку», «как же мне скучно». Когда мы роняем такое признание, это служит не просто одним из весьма достоверных показателей в ряду прочих. Это — первейший и наилучший показатель, поскольку он выражен словесно и произвольно, с тем, чтобы быть услышанным и понятым. И здесь не требуется проведения никаких изысканий.

В некоторых отношениях такие признания настроений, как «я чувствую себя бодрым», больше похожи на такие сообщения о наличии ощущений, как «я чувствую щекотку», чем на заявления типа «я чувствую себя лучше» или «я чувствую, что способен залезть на это дерево». Точно так же как было бы абсурдом сказать «я чувствую щекотку, но, может быть, мне не щекотно», так и в обычных ситуациях абсурдно прозвучало бы «я чувствую себя бодрым, но, возможно, я и не бодр». Но ничего абсурдного нет в высказываниях «я чувствую себя лучше, но, возможно, мне хуже» или «я чувствую, что способен залезть на дерево, но, может быть, я и не смогу сделать этого».

Это различие можно прояснить и иным образом. Иногда естественно прозвучат фразы «я чувствую, что мог бы съесть лошадь» или «я чувствую себя так, словно моя температура пришла в норму». Но редко, если вообще считать это естественным, можно услышать: «я чувствую себя так, будто я в унынии» или «я чувствую себя так, будто мне скучно»; это менее естественно, чем при сходных обстоятельствах сказать «я чувствую себя так, будто мне больно». Нам мало что даст углубление в обсуждение того, почему в английском языке глагол «чувствовать» используется этими различными способами. Существует и множество других способов его употребления. Я могу сказать «я почувствовал что-то жёсткое в матрасе», «я почувствовал холод», «я почувствовал головокружение», «я чувствовал, что у меня застыли мышцы лица», «я чувствовал, что меня тошнит», «я чувствовал свой подбородок большим пальцем», «я почувствовал, что напрасно ищу рычаг», «я чувствовал, что должно было произойти что-то важное», «я чувствовал, что в доказательстве где-то есть ошибка», «я чувствовал себя как дома», «я почувствовал то, что он сердится». Общая черта большинства из этих способов употребления глагола «чувствовать» состоит в том, что говорящий не предполагает дальнейших вопросов. Они были бы либо вопросами, на которые невозможно ответить, либо вопросами, которые невозможно задать. Того, что он чувствовал нечто, уже вполне достаточно для прекращения каких-либо прений или для понимания того, что таких прений даже и не следует начинать.

Итак, названия настроений не являются названиями чувств.

Но пребывать в каком-то конкретном настроении значит, помимо прочего, быть настроенным на переживание определённых чувств в определённых ситуациях. Пребывать в ленивом настроении, кроме всего прочего, означает склонность чувствовать усталость в членах в то время, когда нужно работать испытывать уютное чувство расслабленности, если есть возможность разлечься в шезлонге; не испытывать чувства азарта в момент начала игры и так далее. Но не об этих чувствах и переживаниях думаем мы в первую очередь, когда говорим, что испытываем чувство лени; на самом деле мы редко обращаем внимание на такого рода ощущения, кроме разве случаев, когда они приобретают особую остроту.

Являются ли названия настроений названиями эмоций?

Единственно приемлемый ответ: конечно же, да — в том смысле, в каком некоторые люди иногда используют слово «эмоция». Но затем мы должны добавить, что при таком употреблении невозможно провести грань между эмоцией и размышлением, мечтанием, произвольным действием, гримасничаньем или чувством угрызения совести и зудом желания. Испытывать эмоцию в том смысле, какой мы обычно придаём выражению «быть в состоянии скуки», значит быть настроенным думать об одном и не думать о другом, зевать, а не хихикать, разговаривать не оживлённо, но с отчуждённой вежливостью, чувствовать вялость, а не прилив сил. Скука — это не какой-то отдельный и различимый ингредиент, декорация или характерная деталь всего, что делает или испытывает её жертва, скорее это общий вид. который на время принимает вся совокупность действий скучающего человека. Она не похожа на шквал, солнечный луч, ливень или температуру — ока подобна утренней погоде.

5. Возбуждения и чувства

В начале главы я предпринял попытку выявить, что подразумевается под описанием, например, определённого румянца как румянца гордости или некоего приступа как приступа тревоги. Теперь полезно отметить, что слово, дополняющее фразы «угрызения совести из-за…» или «холодность по причине…», в большинстве случаев является названием волнения. Я намереваюсь показать, что чувства внутренне связаны с возбуждениями, но не соединены столь же внутренними связями с наклонностями, за исключением случаев, когда наклонности представляют собой факторы возбуждений. Однако я не собираюсь выдвигать новой психологической гипотезы; я только пытаюсь показать, что частью логики нашего описания чувств является то, что они суть именно знаки возбуждений, а не проявления наклонностей.

Мы уже увидели, что многие слова, употребляемые для обозначения чувств, используются также и для обозначения телесных ощущений. Дрожь может быть дрожью ожидания либо телесного изнеможения; человек может поморщиться и от смущения, и от боли в животе. Ребёнок иногда не понимает, то ли ком в его горле стоит из-за болезни, то ли потому, что он сильно тоскует о чём-нибудь.

Прежде чем рассматривать нашу специальную проблему: «На основании какого критерия мы определяем некоторые чувства как чувства «удивления» или «отвращения?» — обсудим предварительный вопрос: «На основании какого критерия мы классифицируем определённые телесные ощущения как, например, приступы зубной боли или приступы тошноты при mal de mer?» В самом деле, на основании какого критерия мы правильно или ошибочно локализуем ощущения, в некотором смысле предлога «в», в правом колене или в подложечной области? Ответ заключается в том, что мы учимся локализовать ощущения и ставить им предварительный психологический диагноз опытным путём, обычно подкрепляемым уроками, полученными от других людей. Боль ощущается в том пальце, в котором я вижу иголку; и именно в этом пальце, который облизывают при уколе, боль утихает. Подобным же образом тупая тяжесть, которую я чувствую и локализую в животе, осознается как признак расстройства желудка потому, что она соотносится с потерей аппетита, подверженностью следующей вслед за этим тошноте, а также с облегчением после приёма определённых лекарств и наложения грелки.

Такие фразы, как «приступ зубной боли», уже содержат каузальную гипотезу, причём эти гипотезы иногда оказываются ошибочными. Раненый солдат может сказать, что он чувствует приступ ревматической боли в правой ноге, тогда как правой ноги у него нет, а значит, и диагноз «ревматизм» является ошибочным определением боли, которую он испытывает.

Подобно этому, когда человек описывает тревожный озноб или порыв сострадания, он не просто описывает чувства; он ставит им диагноз, но этот диагноз не формулируется в терминах физиологических нарушений. В некоторый случаях диагноз может быть ложным, человек определит как приступ раскаяния то, что на самом деле является приступом страха, а то, что он примет за гнетущее чувство скуки, на деле может оказаться гнетущим чувством собственного бессилия. Он даже может принять за диспепсию чувство, которое на самом деле является признаком крайней обеспокоенности, либо за возбуждение — дрожь, вызванную чрезмерным курением.

Естественно, ошибочные диагнозы такого рода чаще присущи детям, чем взрослым, а также людям, попавшим в нестандартные ситуации, чем тем, чья жизнь идёт размеренным порядком. Но суть дела здесь заключается в том, что независимо от нашей привязки ощущений к физиологическому состоянию или же к эмоциональному состоянию мы применяем при этом каузальную гипотезу. Боль, стоит ей появиться, уже признается, допустим, «ревматической», а трепет, как он только возникает, уже рассматривается как трепет «сострадания».

Далее, было бы абсурдом говорить, что кто-то испытывает ощущение или чувство целенаправленно; или выпытывать у кого-нибудь, для чего тот испытывал приступ боли. Правильнее объяснять возникшее ощущение или чувство, говоря, например, что электрический ток вызвал у меня ощущение покалывания или что звук сирены вызвал неприятное чувство в животе, — при этом нет никаких ссылок на мотивы для чувства покалывания или дискомфорта. Иначе говоря, чувства не относятся к числу тех вещей, по поводу которых можно осмысленно вопрошать, какими мотивами они вызваны. То же самое и по аналогичным причинам справедливо и для других признаков возбуждений. Ни приступы боли, ни содрогания, ни чувство неловкости, ни чувство и вздохи облегчения не относятся к тому, что я делаю сознательно.

Следовательно, они также не являются тем, о чём можно сказать, что я делаю это разумно или глупо, успешно или безуспешно, старательно или небрежно — или же что я вообще это делаю. Они не являются также и тем, что удаётся хорошо или плохо. Они вообще не управляются, хотя содрогания актёра и вздохи лицемера могут удаваться и управляться лучше или хуже. Было бы нонсенсом говорить, что некто пытается ощутить приступ боли, хотя имеет смысл высказывание о том, что некто пытался вызвать его.

Отсюда следует, что мы были правы, предположив выше, что чувства напрямую не относятся к простым наклонностям. Наклонность — своего рода расположенность или готовность преднамеренно совершать определённые поступки. Поэтому такие поступки описываются как совершенные на основании такого-то мотива. Они суть проявления той диспозиции, которую мы называем «мотивом». Чувства проистекают не из мотивов и потому не относятся к возможным проявлениям такого рода предрасположенностей. Поэтому широко распространённая теория, будто такие мотивы, как тщеславие или привязанность, являются, прежде всего, предрасположенностью испытывать определённые специфические чувства, представляется неверной. Разумеется, существуют склонности испытывать те или иные чувства: подверженность головокружениям или ревматизму и есть такого рода склонность. Однако мы не пытаемся нравоучительными поучениями исправлять подобные наклонности.

С чем чувства соотносятся каузально, так это с возбуждениями; они суть признаки возбуждений, точно так же как боли в животе служат признаком расстройства желудка. Грубо говоря, вопреки доминирующей теории, мы действуем преднамеренно не потому, что испытываем чувства, а, наоборот, мы испытываем такие чувства, как трепет и содрогание, потому что мы лишены возможности действовать преднамеренно.

Перед тем как оставить этот сюжет нашей общей темы, следует отметить, что мы можем вызывать в себе самые искренние и сильные чувства, просто представив себя в вызывающих волнение обстоятельствах. Любители романов и театралы испытывают настоящие муки и воодушевление, льют настоящие слезы и неподдельно сердятся. И всё же их страдания и негодования поддельны. Они не отбивают аппетита к шоколадкам, не меняют интонации голоса при разговоре. Сентиментальные существа — это такие люди, которые поддаются искусственно вызванным чувствам, не осознавая фиктивности охвативших их возбуждений.

6. Наслаждение и желание

Слова «удовольствие» и «вожделение» играют большую роль в словаре моральных философов и некоторых школ психологии. Нам важно вкратце указать на некоторые различия между предполагаемой и реальной логикой их употребления.

Прежде всего, по-видимому, обычно предполагается, что слова «удовольствие» и «вожделение» всегда используются для обозначения чувств. И конечно же, существуют чувства, которые могут описываться как чувства удовольствия и вожделения. Иногда возбуждение, потрясение, оживлённость, смешливость указывают на чувства восторга, удивления, воодушевления, веселья, а страстное стремление, терзание, нетерпение и томление служат признаками того, что нечто одновременно и желается, и недоступно. Но душевные порывы, удивление, оживление и страдания, по которым распознаются — правильно или неправильно — данные чувства в качестве их признаков, сами по себе чувствами не являются.

Они суть возбуждения или настроения, точно так же как порывы страдания, которые дети выказывают своими подпрыгиваниями и хныканьями. Ностальгия — это волнение, причём такое, которое в известном смысле можно называть «вожделением»; но это не просто чувство или серия чувств. Тоскующий по родине человек помимо того, что испытывает таковые чувства, не может также не думать и не мечтать о своём родном доме, отвергая все соображения, грозящие продлить его отлучку; при этом его не привлекают даже те развлечения, которым он обрадовался бы в другое время. Если бы он не испытывал этих и подобных им склонностей то нам не следовало бы называть его тоскующим по родине, о каких бы своих чувствах он ни рассказывал нам.

Далее, слово «удовольствие» иногда употребляется для обозначения особого рода настроений, таких, как восторг, радость и веселье. Соответственно оно употребляется для дополнения описаний некоторых чувств, таких, как дрожь, пыл и трепет. Но существует ещё один смысл, в котором мы говорим, например, что человек, который настолько поглощён неким занятием, например гольф он или спором, что ему тяжело оторваться или даже подумать о чём-нибудь ещё, — что он «получает удовольствие» или «наслаждение», делая то, что он делает, хотя он ни в коей мере не трепещет и не выходит из себя, а следовательно, и не испытывает каких-то особенных чувств.

Несомненно, глубоко увлечённого игрока в гольф нередко кидает в дрожь и жар восторга, по ходу игры он испытывает возбуждение и довольство собой. Но если спросить у него, получал ли он удовольствие от игры в промежутках между наплывами этих чувств, то, очевидно, он ответит: да, получал, ибо вся игра была для него удовольствием. Он ни на мгновение не желал бы прерваться, ни разу, ни мыслями, ни разговорами он не отвлекся от игры на что-то другое. Он даже не пытался сосредоточиться на игре. Ему не нужно было ни заставлять, ни упрашивать себя, поскольку он был поглощён игрой и без этого. Усилия потребовались бы и, возможно, прилагались бы, если бы нужно было обратить внимание на что-либо иное.

В этом смысле делать что-то с удовольствием, желать делать это и не желать делать ничего другого — это просто разные способы вербального выражения одного и того же. И именно этот лингвистический факт иллюстрирует один важный момент. Страстное стремление не то же самое, что трепет или пыл или же вообще не подобно им. Но то, что некто склонен делать, что он делает, и не склонен не делать этого, вполне может обозначаться фразами «он получает удовольствие, делая это» и «он делает то, что хочет делать», а также «он не желает останавливаться». Это — осуществлённая предрасположенность действовать и реагировать должным образом там, где на эти действия и реакции обращается внимание.

Отсюда видно, что слово «удовольствие» может использоваться для обозначения по крайней мере двух совершенно разных вещей.

  1. Есть такой смысл этого слова, который обычно передаётся глаголами «наслаждаться» и «нравиться». Сказать, что человек наслаждается, копая яму, не означает, что он при копании одновременно совершал или испытывал что-то ещё, бывшее результатом этого копания или чем-то ему сопутствующим; сказанное означает, что он копал, целиком поглощённый своим делом, то есть копал, потому что хотел копать, а чего-либо другого делать не желал. Это его копание и явилось осуществлением его предрасположенности. Оно само и было для него удовольствием, а не средством доставить удовольствие.
  2. Существует и такой смысл слова «удовольствие», который обычно передаётся словами «восторг», «порыв чувств», «восхищение», «ликование» и «радость». Это наименования настроений, обозначающих возбуждения.

Выражения «слишком восторжен, чтобы говорить связно» и «без ума от радости» вполне легитимны и правильны. С такого рода настроениями связаны определённые чувства, обычно описываемые как «трепет удовольствия», «пыл удовольствия» и так далее. Следует отметить, что хотя мы и говорим, что нас охватывает трепет удовольствия или что жар удовольствия согревает наши сердца, мы всё же обычно не говорим, что удовольствия охватывают нас или согревают нам сердца.

Только теоретики могут до такой степени заблуждаются, чтобы и восторг, и наслаждение классифицировать как чувства.

Ошибочность подобной классификации подтверждается теми фактами, что 1) копание с наслаждением не является копанием плюс переживанием некоего приятного чувства, и 2) восторг, веселье и так далее — это настроения, а настроения не есть чувства. О том же говорят и следующие соображения. Относительно любого ощущения или чувства всегда имеет смысл спросить, получал ли их обладатель удовольствие, испытывая их, или же это было неудовольствие, или же ему было безразлично. Большинство ощущений и чувств ни приятны, ни неприятны. Мы лишь в исключительных случаях вообще обращаем на них внимание. Это относится к трепету, дрожи, пылу, а также и к покалыванию. Поэтому, хотя и правомерно описывать то, что почувствовал человек, как трепет удовольствия или, более конкретно, как колики смеха, правомерен также и вопрос, получил ли он удовольствие только от шутки или же ещё и от колик смеха, вызванных этой шуткой. И нам не следует удивляться, услышав в ответ, что шутка рассмешила его до такой степени, что ощущение от этих колик было очень неприятным; или услышать от другого человека, кричавшего от горя, что этот крик сам по себе был ему слегка приятен. В четвёртом разделе этой главы я обсуждал два основных мотива ошибочной классификации настроений в качестве чувств. Мотивы, по которым «наслаждение» относят к словам, обозначающим чувства, аналогичны, хотя не идентичны, поскольку получение наслаждения не является настроением. Можно только быть или не быть в настроении наслаждаться чем-нибудь.

Сходные соображения, которые нет необходимости здесь подробно развивать, показали бы, что слова «неприятность», «нужда» и «желание» не обозначают приступов боли, зуда или терзаний. (Следует упомянуть, что слово «боль» в том его смысле, в каком я чувствую боли в животе, не противоположно «удовольствию». В этом смысле боль — это только лишь особого рода ощущение, испытывать которое мы, как правило, не любим.)

Таким образом, приязнь и неприязнь, радость и горе, вожделение и отвращение не являются «внутренними» эпизодами, свидетелем которых может быть только их обладатель, но не окружающие его люди. Они вообще не эпизоды, а значит, не относятся к тому сорту вещей, которые могут наблюдаться или не наблюдаться. Разумеется, человек обычно, хотя и не всегда, может сходу, не раздумывая, сказать о том, нравится ему что-то или нет, а также о том, в каком настроении он пребывает в данный момент. Но то же самое могут сделать и его собеседники при условии, что он откровенен с ними, а не кривит душой. Если же он не откровенен ни с ними, ни с самим собой, то и ему, и окружающим придётся предпринять известное исследование, чтобы выяснить истинное положение вещей, причём в этом деле его собеседники имеют больше шансов на успех, нежели он сам.

7. Критерии мотивов

До сих пор я доказывал, что объяснять совершение действия на основе определённого мотива следует не некой таинственной причиной, но подведением его под некоторую предрасположенность или линию поведения. Но этого ещё недостаточно. Примем эту формулу для объяснения действия на основе привычки, инстинкта или рефлекса, но будем отличать от этих действий, совершаемых автоматически, действия, совершенные, скажем, из тщеславия или привязанности. Я воздержусь от попытки указать на те критерии, опираясь на которые мы обычно заключаем, что человек сделал что-то не в силу привычки, а по определённому мотиву. Но не следует думать, что эти два типа действий отличаются друг от друга, как день от ночи в экваториальных странах. Они незаметно переходят один в другой, как английский день переходит в английскую ночь. Доброта незаметно переходит в учтивость сквозь сумерки предупредительности, а учтивость, в свою очередь, незаметно переходит в вышколенность сквозь сумерки этикета. Вымуштрованность ревностного вояки — не совсем то же самое, что выучка просто исполнительного солдата.

Когда мы говорим, что некто действует определённым образом исключительно в силу привычки, мы отчасти имеем в виду, что при подобных обстоятельствах он всегда действует одинаково; что он действует так вне зависимости от того, обращает ли он внимание на то, что делает, или нет; что его не заботит то, что он делает, и он не стараться исправить или улучшить свои действия; а также что он может делать это, совершенно не отдавая себе отчёта в совершаемом.

Подобные действия часто метафорически называют «автоматическими». Автоматические привычки часто вырабатываются нарочито интенсивной муштрой и могут быть искоренены аналогичными контрмерами.

Но когда мы говорим, что некто действует определённым образом, идя на поводу у своих амбиций или же руководствуясь чувством справедливости, то мы подразумеваем, что такое действие совершается отнюдь не автоматически. В частности, мы предполагаем, что действующий так или иначе обдумывал или следил за тем, что он делал, и не стал бы делать этого так, как сделал, если бы прежде не продумал свои действия. Но точный смысл выражения «обдумал свои действия» всё-таки до конца неуловим. Конечно, я могу, взбегая по лестнице, по привычке прыгать сразу через две ступеньки, одновременно отдавая себе в этом отчёт и даже отслеживая, как это происходит. Я могу наблюдать за своими привычными и рефлекторными действиями и даже диагностировать их, и всё же эти действия не перестают быть автоматическими. Хотя известно, что такого рода внимание иногда нарушает автоматизм.

И наоборот, мотивированные действия всё же могут быть наивными в том смысле, что действующий не соединяет, а возможно, и не может соединить своё действие с последующим рассказом себе самому или окружающим о там, что и почему он делает. На самом же деле, даже если человек комментирует своё действие про себя или вслух, эта вторичная операция комментирования обычно сама бывает наивной. Он же не может комментировать свои комментарии и так далее ad infinitum. Смысл, в котором человек размышляет над тем, что делает — когда его действие должно классифицироваться не как автоматическое, но как мотивированное, — заключается в том, что он действует более или менее внимательно, критически, последовательно и целеустремлённо. Данные наречия обозначают не предшествующее или сопутствующее осуществление неких дополнительных операций принятия решения, планирования или обдумывания, но только лишь то, что данное действие совершается не бессознательно или безотчётно, но в определённой позитивной установке сознания. Описание такой структуры сознания не нуждается в ссылке на какие-либо иные эпизоды, кроме самого действия, хотя оно не исчерпывается такой отсылкой.

Короче говоря, класс действий, совершенных мотивированно, совпадает с классом действий, описываемых как более или менее осознанные. Любое мотивированное действие может быть оценено как сравнительно разумное или бестолковое и vice versa. К действиям, совершаемым исключительно в силу привычки, не относятся характеристики разумности или глупости, хотя само действующее лицо, конечно, может выказать своё здравомыслие или глупость тем, что приобрело или не искоренило данную привычку.

Но это ставит нас перед следующей проблемой. Два действия, совершенных по одному и тому же мотиву, могут обнаружить различные степени навыка, а два похожих действия, демонстрирующие одинаковую степень навыка, могут быть совершены исходя из разных мотивов. Любить греблю ещё не значит достичь в ней совершенства или мастерства, а из двух в равной степени искусных гребцов один занимается греблей из спортивного интереса, а другой для здоровья или чтобы прославиться. То есть способности, сообразно с которыми совершаются поступки, суть персональные характеристики иного рода, нежели мотивы или наклонности, на основании которых они совершаются; а мы отличаем действия по привычке от неавтоматических действий, базируясь на том факте, что последние суть одновременное проявление обеих характеристик. Поступки, совершаемые полностью безотчётно, совершаются без какого-либо методам каких-либо разумных оснований, хотя они могут быть весьма эффективными и сложными по процедуре исполнения.

Приписывая человеку какой-либо специфический мотив, мы очерчиваем круг действий, которые он склонен совершать или вызывать; приписывая ему определённую компетенцию, мы описываем те методы и их эффективность, с которыми он эти действия совершает. Это различие между намерениями и техникой исполнения. Более употребительное выражение «цели и средства» часто вводит в заблуждение. Если человек отпускает саркастическую шутку, то сам этот поступок невозможно разделить на составные части, тем не менее, суждение о том, что он сделал это из ненависти, всё же отличается от суждения, что это было сделано мастерски.

Уже Аристотель понимал, что, говоря о мотивах, мы говорим о диспозициях определённого рода, отличного от навыков; он также осознавал, что любой из мотивов в отличие от любого навыка является склонностью, о которой можно сказать, что в данном человеке при данном раскладе его жизни этот мотив является очень сильным, очень слабым либо не является ни слишком сильным, ни слишком слабым. Он, по-видимому, считал, что, оценивая моральные достоинства и недостатки поступков в отличие от технических умений, мы высказываем мнение о чрезмерной, надлежащей или неадекватной силе наклонностей, проявлением которых они служат. Нас здесь не интересуют ни сами этические вопросы, ни вопросы о природе этических вопросов. Для нашего исследования важен тот факт — Аристотель считал его первостепенным, — что относительная сила наклонностей изменчива. Изменения в окружающей обстановке, в круге общения, в состоянии здоровья и возрасте, критика со стороны и её уроки — всё это может видоизменить баланс сил между наклонностями, определяющими одну из сторон человеческого характера. Но этот баланс может изменить и озабоченность им самого человека. Он в состоянии обнаружить, что слишком любит слухи или же недостаточно внимателен к заботам ближних, и он может, хотя в этом нет особой нужды, развить в себе дополнительные наклонности, чтобы усилить слабые и ослабить некоторые свои сильные склонности. Он даже может занять не просто академически-критическую позицию, но действительно изменить свой характер. Разумеется, его новый вторичный мотив, направленный на обуздание первичного мотива, всё же может диктоваться благоразумием или экономическими выгодами.

Амбициозный хозяин гостиницы может усердно вырабатывать в себе уравновешенность, рассудительность и честность единственно из желания увеличить свой доход, а его приёмы самодисциплины могут быть эффективнее приёмов, к которым прибегает человек более возвышенных идеалов. Как бы то ни было, в случае с таким хозяином имелась одна наклонность, сравнительная сила которой vis-a-vis с другими была оставлена без критики и регулирования, а именно само его желание разбогатеть. Наверное, этот мотив, хотя это и необязательно, был слишком силён в нём. А если это так, то мы могли назвать его «практичным», но нам не следует называть его ещё и «мудрым». Обобщим этот момент: частично то, что подразумевается, когда говорят о какой-либо наклонности, что она очень сильная в данном человеке, заключается в том, что человек склонен действовать под влиянием такой наклонности даже тогда, когда он намерен ослабить в себе данную склонность, умышленно действуя иначе. О человеке можно сказать, что он раб никотина или предан некой политической партии, в том случае, если он никак не может взять себя в руки и предпринять достаточно серьёзные шаги, которые только и позволят ослабить такого рода мотивы, хотя он и развил в себе вторичную наклонность на их ослабление. То, что здесь описано, составляет часть того, что обычно называют «самоконтролем», а когда то, что обычно ошибочно называют «порывом», становится непреодолимым и потому не поддающимся контролю, будет тавтологией сказать, что оно чрезмерно сильно.

8. Основания и причины действий

Выше я утверждал, что объяснять какое-то действие на основе определённого мотива или наклонности не означает описывать это действие в качестве следствия некой определённой причины. Мотивы — не события и потому не могут быть причинами в их правильном понимании. Выражения относительно мотивов относятся к законоподобным утверждениям, а не сообщениям о событиях.

Но тот общий факт, что человек предрасположен действовать так-то и так-то при таких-то и таких-то обстоятельствах, сам по себе объясняет его конкретное действие в конкретный момент не больше, чем факт хрупкости стакана объясняет то, что он разлетелся на осколки в 10 часов пополудни. Как удар камня в 10 часов стал причиной того, что стакан разбился, так и антецедент действия становится причиной или служит поводом для человека сделать то там и тогда, что, где и когда он это делает. Например, человек из вежливости передаёт своему соседу соль; но эта его вежливость — просто склонность к передаче соли тогда, когда это требуется, точно так же как вообще оказание тысячи других любезностей подобного рода. Так что кроме вопроса «исходя из каких оснований он передал соль?» можно задать существенно иной вопрос, что заставило его передать соль в данный момент данному соседу?» На этот вопрос, вероятно, могут быть даны следующие ответы: «он услышал, что сосед попросил его об этом», или «он заметил, что его сосед что-то ищет взглядом на столе», или что-нибудь в таком же роде.

Всем нам хорошо известны такие ситуации, в которых людям приходится или случается что-то делать. Если бы это было не так, то мы не смогли бы добиться от них того, что нам нужно, а значит, и повседневные отношения между людьми не могли бы существовать. Покупатели не могли бы покупать, офицеры не могли бы командовать, друзья не могли бы общаться, а дети — играть, если бы не знали, как поступать самим и добиваться чего-то от других при том или ином стечении обстоятельств.

Цель, которую я преследую, упоминая все эти важные тривиальности, двойная: во-первых, чтобы показать, что наличие у действия причины не только не противоречит наличию у него мотива, но мотив уже содержится в условной посылке гипотетического высказывания, утверждающей о мотиве; во-вторых, чтобы продемонстрировать то обстоятельство, что, как бы нам ни хотелось услышать о таинственных или призрачных причинах человеческих поступков, мы уже знаем о тех общеизвестных и, как правило, общедоступных ситуациях, которые вынуждают людей действовать определённым образом в определённое время.

Если бы доктрина о духе в машине была истинной, то люди были бы не только абсолютно загадочны друг для друга, но и абсолютно не могли бы воздействовать друг на друга. Но на самом-то деле они сравнительно податливы на воздействия и относительно легко понимаемы.

9. Заключение

Существуют два совершенно разных смысла слова «эмоция», сообразно с которыми мы и объясняем человеческое поведение, если при этом нужно ссылаться на эмоции. В первом смысле мы указываем на мотивы или наклонности, исходя из которых, совершаются более или менее осознанные действия. Во втором смысле мы ссылаемся на настроения, включая сюда возбуждения или смятения, признаками которых служат некоторые безотчётные движения. Ни в одном из этих смыслов мы не утверждаем и не подразумеваем, что внешнее поведение — это результат некоего вихря турбулентностей в потоке сознания действующего человека. В третьем смысле слова «эмоция» муки совести и приступы боли являются чувствами или эмоциями, но они не могут, разве что per accidens, быть тем, ссылаясь на что мы объясняем поведение. Они сами нуждаются в диагностике, а потому не могут быть вещами, потребными для диагностики поведения.

Импульсы, описываемые как подстегивающие действия чувства, являются парамеханическими выдумками. При этом имеется в виду не то, что люди никогда не действуют импульсивно, но лишь то, что мы не должны принимать на веру традиционные рассказы о таинственных предпосылках как умышленных, так и импульсивных действий.

Следовательно, несмотря на то, что описание высших уровней поведения людей, конечно же, нуждается в упоминании об эмоциях в первых двух смыслах, это не влечёт за собой заключений к таинственным внутренним состояниям или процессам. Обнаружение мною ваших мотивов и настроений не похоже на не поддающийся проверке поиск воды с помощью прутика лозы; частично оно подобно моим индуктивным выводам о ваших привычках, инстинктах и рефлексах, частично — моим заключениям, касающимся ваших болезней и вашей манеры опьянения. Но при благоприятных обстоятельствах я распознаю ваши наклонности и настроения и более прямым образом. Во время обычной беседы я слышу и понимаю ваши признания, ваши восклицания и интонации голоса, я вижу и понимаю ваши жесты и выражение лица. Я говорю «понимать», не вкладывая в это слово какого-то метафорического смысла, ибо даме восклицания, интонации, жесты и мимика — это способы общения. Мы учимся воспроизводить их пусть не путём заучивания, но путём имитации. Мы знаем, как пристыдить кого-нибудь, применяя все это; до известной степени мы знаем, как избежать самораскрытия, прячась под масками. Не только чуждые языки создают сложности при понимании иностранцев.

Моё исследование собственных мотивов и настроений принципиально не отличается от общей ситуации, хотя моя позиция плоха, чтобы видеть собственные гримасы и жесты или слышать интонации своего голоса. Мотивы и настроения не относятся к тому типу явлений, которые могли бы быть среди прямых свидетельств о работе сознания или же в числе объектов интроспекции, как эти фиктивные формы Привилегированного Доступа обычно описываются. Они не являются «переживаниями», во всяком случае, не больше, нежели «переживаниями» являются привычки или болезни.

Знаете ли вы разницу между чувствами и эмоциями?

Есть ли разница между чувствами и эмоциями? Определения чувств и эмоций продолжают оставаться предметом многочисленных споров среди специалистов-психологов. Трудно провести различие между чувствами и эмоциями, поскольку мы склонны использовать их взаимозаменяемо, когда говорим неформально. В этой статье мы обрисовали в общих чертах нюансы, которые отличают эмоции от чувств.

Разница между чувствами и эмоциями

Начнем с эмоций.Эмоции, особенно базовые, представляют собой автоматические реакции, возникающие перед определенными раздражителями, например, печаль, которую мы испытываем, когда теряем любимого человека. Эмоции связаны с нашим мозгом и, следовательно, вызывают в нас определенные психофизиологические изменения, которые позволяют нам приспосабливаться к окружающей среде.


Одним из наиболее значительных авторов в области изучения эмоций является Пол Экман, который в 1990-х годах выделил шесть основных эмоций в своей теории эмоций, которая и по сей день остается одной из самых популярных в этой области психологии.Хотя эта тема продолжает вызывать споры среди авторов, основные эмоции Экман считает страхом, гневом, печалью, радостью, отвращением и удивлением.

3 компонента эмоций

Когда мы сталкиваемся с ситуацией, наши эмоции активируют наши мысли, отношения и убеждения о том, что происходит. Таким образом, они влияют на то, как мы воспринимаем и интерпретируем эту ситуацию, что в конечном итоге определяет, как мы будем действовать. Поэтому говорят, что компоненты эмоции тройственны:

1.Физиологические компоненты эмоций (относящиеся к телу)

Они определяют, как мы реагируем в первый момент, невольно. Например, если мы боимся насекомых и встречаем их, наше сердцебиение учащается, мышцы напрягаются, мы потеем и т. д.

2. Когнитивные компоненты

Они позволяют нам сознательно и бессознательно оценивать ситуацию, и это влияет на наш субъективный опыт. Если у меня был негативный опыт общения с насекомыми, при котором я страдал от болезненных укусов, присутствие насекомого вызовет во мне эмоцию страха.

3. Компоненты поведения.

Продолжая этот пример, это могут быть движения тела, изменение выражения лица или дрожь в голосе, когда я замечаю, что насекомое находится вокруг меня.

Чувства

Давайте перейдем к разговору о чувствах. Чувства — это субъективное восприятие эмоций, то есть то, как каждый из нас интерпретирует эмоцию и дает ей имя. Поэтому, в зависимости от нашей личности, убеждений и прошлого опыта, мы будем интерпретировать эмоции по-разному, и это вызовет разные чувства.

Таким образом, мы могли бы сказать, что разница между эмоциями и чувствами заключается в том, что эмоции производятся бессознательно, а чувства являются сознательной формой эмоций: они имеют более рациональный компонент. Например, представьте, что вы получили работу своей мечты, эмоция радости захватывает вас и может проявляться, среди прочего, в чувствах удовлетворения, оптимизма или благодарности.

Когда мы говорим о разнице между чувствами и эмоциями, мы не можем давать абсолютных и конкретных определений, так как оба понятия взаимосвязаны.Хотя мы можем сказать, что эмоции иррациональны и непосредственны, а чувства являются продуктом сознательного анализа ситуации, правда в том, что эмоции и чувства не могут возникать в одностороннем порядке. Нет эмоций без чувств и наоборот.

При обсуждении разницы между чувствами и эмоциями это скорее теоретический вопрос, чем практический, который направлен на понимание всего процесса, который их порождает, и в какой части сознательного опыта мы находимся.Тем не менее во многих случаях мы можем использовать оба понятия как синонимы.

Эмоции и чувства являются частью нас и в значительной степени влияют на решения, которые мы принимаем каждый день, и во многих случаях мы не осознаем, какую огромную роль они играют в нашей повседневной жизни.

Управление чувствами и эмоциями

Помимо знания разницы между чувствами и эмоциями, для любого человека действительно важно то, как он ими управляет.Даже если вы считаете, что чувства и эмоции невозможно контролировать, мы можем потратить время на то, чтобы определить, что мы чувствуем, дать им имя, и как только мы это идентифицируем, мы сможем проанализировать их и принять решения о том, как с ними справиться.

Важно, чтобы мы остановились и проанализировали, как мы реагируем на события и даем ли мы соответствующую эмоциональную реакцию на них. Это определяется как эмоциональное самопознание и, кроме того, является одним из компонентов столь популярного в наши дни эмоционального интеллекта.

Если вы считаете, что это не ваш случай, и вам нужно научиться придавать жизненным проблемам должное значение и повысить свой эмоциональный интеллект и благополучие, изучив разницу между эмоциями и чувствами, мы рекомендуем вам обратиться за помощью к профессионалу, который может научить и направлять вас в этом процессе личного совершенствования.


Важная разница между эмоциями и чувствами

Источник: Энгин Акьюрт / Pixabay

Многие люди согласны с тем, что быть в контакте со своими чувствами полезно для здоровья.Другое дело, делают ли они это регулярно. Но как насчет контакта с эмоциями?

Несмотря на то, что слова используются взаимозаменяемо, эмоции и чувства на самом деле являются двумя разными, но связанными явлениями. Эмоции возникают как ощущения в теле. На чувства влияют наши эмоции, но они генерируются нашими умственными мыслями.

Давайте рассмотрим пару примеров: Вы замечаете эмоцию дискомфорта на вечеринке, когда ваш желудок сжимается, а дыхание становится суженным.Затем ваш разум отмечает это как чувство неловкости, потому что, возможно, вы не знаете много людей или вы только что видели бывшего парня. Однако другой человек с такими же эмоциональными телесными ощущениями может назвать этот опыт захватывающим, потому что он знакомится с новыми людьми или снова видит своего бывшего.

Возьмем другой пример эмоциональной угрозы: агрессор может отреагировать чувством гнева, потому что это придает ему силы, тогда как определение угрозы как «страха» было бы для него слишком уязвимым.Напротив, неагрессор может отреагировать с чувством запугивания. Вот почему чувства могут быть такими разными у разных людей в одном и том же сценарии.

Почему важна разница между эмоциями и чувствами?

Наши эмоции подобны двигателю автомобиля; наши чувства — это рамка. Вы бы не настроили свою машину и не пропустили бы двигатель, верно? То же самое касается наших эмоций, которые могут дать нам более точный диагноз того, как мы поступаем в данный момент.

Эмоции — это необработанные данные, реакция на настоящую реальность, тогда как чувства могут быть разбавлены историями, которые мы создали в своей голове на основе событий прошлого или опасений будущего — не обязательно правды о ситуации.Прислушиваясь к нашим телесным эмоциям, основанным на нашем чувственном восприятии, мы можем соединиться с реальностью нашего настоящего опыта, а не с историями, состоящими из потенциально неверных убеждений. Исходя из нашей правды, мы можем принимать правильные для нас решения.

Если вы застряли в этих мысленных историях (как это время от времени случается с большинством людей), вы можете получить более правдивую оценку своих чувств, сначала определив свои эмоции. Если вам трудно находиться в своем теле, вы также можете работать в противоположном направлении: назовите свое ментальное чувство, а затем спросите: «Как я узнаю, что это правда, основываясь на сигналах моего тела?» Если вас смущает то, как эмоции проявляются внутри вас, исследуйте свои ощущения при различных состояниях нервной системы, сравнивая легкость с режимами борьбы, бегства или замирания.

Распознавание своих эмоций и реагирование на них — прекрасный способ практиковать самоуправление. Как только вы узнаете, о чем говорят вам ваши эмоции, вы можете обратиться прямо к источнику в своем теле, чтобы оставаться в равновесии. Это может включать в себя успокаивающие практики, такие как дыхательные упражнения, расслабление в движении, объятие себя или получение объятий от кого-то другого, поиск тихого места и так далее.

Как развить эмоциональную осведомленность

Во-первых, подключитесь к интуитивным мессенджерам в своем теле.Затем поднесите руки к этому участку тела, возможно, к сердцу или животу, и расслабьте все мышечные спазмы, расслабившись и выдыхая. Спросите, что ваши эмоции пытаются вам сказать. Каким образом они могут быть для вас полезным сигналом?

Затем назовите чувство, которое вы связываете с телесной эмоцией. Вдохните и выдохните это признание как акт доброты и как способ регулировать вашу нервную систему. Затем отметьте, станете ли вы чувствовать себя лучше, если встряхнетесь, потянетесь или выдохнете энергию этой эмоции.Регулярно применяйте эту тонкую, но мощную практику.

Люди, пережившие травму, могут быть более эмоционально оцепенелыми. Медленно подключаясь к своим грубым эмоциям, они могут начать «называть их, чтобы они могли их приручить». В самопознании так много силы, чтобы успокоить нас, особенно когда оно мягкое и сердечное. Для людей, которые боятся больших чувств, работа в первую очередь со своими ощущениями означает, что они могут вмешаться, прежде чем они станут слишком подавляющими.

Эмоциональный интеллект помогает вам вернуться в настоящий момент, заземляя себя в своем теле, оценивая свои потребности, управляя реактивностью с самоуправлением и участвуя в более обдуманном принятии решений.Эмоции — это мудрый язык внутри вас, который всегда пытается дать вам полезную информацию, чтобы оставаться сдержанным, устойчивым и проявлять себя с лучшей стороны.

Разница между эмоциями и чувствами

Опубликовано Admin

Эмоции и чувства
 

Слова «эмоция» и «чувство» используются большинством из нас как синонимы, хотя между этими понятиями существует разница. Эти термины, эмоции и чувства, широко используются в психологии.Эмоция относится к сложному психологическому состоянию, такому как счастье, гнев, ревность, горе и т. д. С другой стороны, чувство можно определить как психическое отношение, которое создается посредством существования эмоции. Это подчеркивает, что эмоция и чувство отличаются друг от друга. В этой статье давайте рассмотрим различия между эмоцией и чувством.

Что такое эмоция?

Эмоции играют ключевую роль в жизни человека, поскольку они действуют как мотиваторы.Эти эмоции можно определить как сложных психологических состояний . Эмоции могут быть положительными или отрицательными и оказывать на нас большое влияние. Согласно Полу Экману, существует шесть основных эмоций, которые являются универсальными. Это счастье, печаль, гнев, страх, удивление и отвращение . Однако позже психологи включили в этот список и другие эмоции, такие как гордость, волнение, смущение, презрение, стыд и т. д.

Эмоции состоят из трех основных компонентов .Это субъективный опыт, физическая реакция и поведенческая реакция. Субъективное переживание подчеркивает, что хотя эмоции почти универсальны, индивидуальное переживание каждой эмоции может быть разным. То, как один человек переживает гнев, может не совпадать с другим. В этом смысле эмоции субъективны. Физиологическая реакция включает телесные изменения, такие как потливость, учащенное сердцебиение, чувство тошноты и т. д., как часть эмоционального переживания.Поведенческая реакция включает выражение эмоции. Например, если человек улыбается, у нас есть возможность понять, что человек счастлив. Это описание эмоции позволяет нам понять, что эмоции очень сложны и могут формироваться из-за сигналов окружающей среды, таких как ситуации, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни, или даже индивидуальные условия.

Улыбка показывает эмоции счастья

Что такое чувство?

Чувство может быть определено как умственное отношение .Это мысль, на которую повлияла эмоция . Чувство позволяет человеку передать свои эмоции через выражение. Например,

Он выразил свое мнение по этому поводу.

Приведенный выше пример подчеркивает, что слово «чувство» используется для передачи мнений или мыслей человека, которые исходят из его эмоций.

Некоторые психологи и социологи считают, что, в отличие от эмоций, чувства являются социологическим понятием, поскольку они создают связь между когнитивным и физиологическим аспектами с социальными и культурными аспектами.В этом смысле, в отличие от эмоций, которые в основном ограничиваются психологическими аспектами, чувства идут еще дальше. Чувства обычно не являются первичными эмоциями, а являются высокоорганизованными . Макдугал утверждает, что чувства обычно связывают первичные эмоции с действием . Вот почему психологи рассматривают чувства как организованные диспозиции. Чувства формируются в результате отношения с социальным объектом. Например, любовь, ревность, презрение, горе — все они вращаются вокруг другого индивидуума, превращая его в социальный объект, порождающий чувство.Это ясно показывает, что эмоции и чувства — два разных, но взаимосвязанных понятия.

Чувство позволяет человеку выражать свои эмоции посредством выражения

В чем разница между эмоциями и чувствами?

• Определение эмоций и чувств:

• Эмоции можно определить как сложные психологические состояния.

• Чувство можно определить как умственную установку; мысль, на которую повлияли эмоции.

• Соединение:

• Чувства — это выражение эмоций, когда они привязываются к социальному объекту.

• Размер:

• Эмоции в основном ограничены психологическими измерениями.

• Чувства делают шаг вперед, захватывая социальное измерение.

• Природа:

• Эмоции очень сырые и естественные.

• Чувства высоко организованы.

 

Изображения предоставлены:

  1. Улыбающийся мужчина через Wikicommons (Public Domain)
  2. Пол Грэм рассказывает Кевина Хейла о Дне прототипов на Y Combinator Summer 2009 (CC BY-SA 2.0)

Разница между эмоциями и чувствами

Главное отличие — эмоции против чувств

Эмоции и чувства — это два слова, которые мы часто используем взаимозаменяемо. Хотя эмоции и чувства — две стороны одной медали, между ними есть разница. Важно изучить эту разницу между эмоциями и чувствами, чтобы понять нашу психологическую установку и то, как она влияет на наше поведение. Эмоции рассматриваются как реакции нашего тела на внешние раздражители, а чувства представляют собой ментальные ассоциации и реакции на эти эмоции.Основное различие между эмоциями и чувствами заключается в том, что 90 091 эмоций — это физические состояния, тогда как чувства — это ментальные ассоциации.

Эта статья охватывает,

1. Что такое эмоция? – Определение, значение и характеристики 

1. Что такое чувство? – Определение, значение и характеристики 

3. Разница между эмоциями и чувствами

Что такое эмоции

Эмоции — природное явление. Их можно рассматривать как физические и инстинктивные, поскольку они возникают в результате реакции нашего тела на внешние раздражители.Например, когда вы находитесь в незнакомом месте, вы можете испытывать ряд эмоций, таких как любопытство и страх.

Изначально эмоции помогали нашим предкам выжить на Земле, быстро реагируя на угрозу, вознаграждение и все внешние раздражители в окружающей среде. На протяжении многих лет эти эмоциональные реакции были закодированы в наших генах. Эмоции, как правило, универсальны для всех людей, хотя могут быть обнаружены некоторые небольшие различия в зависимости от человека и обстоятельств. Эмоции можно увидеть даже у животных.Например, ваша собака всегда может вилять хвостом, когда вы зовете ее по имени; виляние хвостом — физическое проявление его эмоций.

Поскольку эмоции — это физические состояния, их можно измерить с помощью физических факторов, таких как выражение лица, язык тела, кровоток и т. д. Давайте рассмотрим эмоцию страха. Это реакция на надвигающуюся опасность. Вы также можете заметить некоторые физические реакции, такие как одышка, учащенное сердцебиение, напряжение мышц и т. д.

Важно знать, что эмоции считаются иррациональными, нелогичными и необоснованными, поскольку они выполняются лимбической системой, которая отделена от неокортекса, отвечающего за рассуждения, сознательные мысли и принятие решений.

Что такое чувство

Чувства — это ментальные ассоциации и реакции на эмоции. На чувства часто влияют личный опыт, убеждения и воспоминания. Чувства, связанные с эмоцией, могут варьироваться от ситуации к ситуации или от человека к человеку, поскольку они переживаются в результате индивидуального опыта и памяти. По словам доктора Антонио Д’Амасио, «чувства — это ментальные переживания состояний тела, которые возникают, когда мозг интерпретирует эмоции, а сами физические состояния возникают в результате реакции тела на внешние раздражители.(Последовательность таких событий такова: мне угрожают, я испытываю страх и чувствую ужас.)»

Разница между эмоциями и чувствами

Определение

Эмоции — это физические состояния, возникающие в ответ на внешние раздражители.

Чувства — это ментальные ассоциации и реакции на эмоции.

Заказать

Эмоции возникают раньше чувств.

Чувства вызваны эмоциями.

Ментальное против физического

Эмоции — это физические состояния.

Чувства — это ментальные ассоциации или реакции.

Физическая реакция

Эмоции можно наблюдать через физическую реакцию.

Чувства можно скрыть.

Изображение предоставлено:

«Много эмоций Николь» Элли Обри (CC BY 2.0) через Flickr

«Эмоциональный мультфильм» Тодда Аткинса — (CC0) через Commons Wikimedia 

Разница между чувством и эмоцией

Чувства и эмоции звучат как одно и то же, но это не так.Древние философы и современные ученые различают их. Тем не менее смешение двух часто вызывает страдания. Чтобы понять, почему, давайте обсудим две стратегии реагирования на негативные чувства.

Некоторые игнорируют или скрывают свои чувства. Представьте себе человека, который все держит в бутылках. Они стремятся быть холодной железной крепостью, никогда не тревожащейся ни болью, ни беспокойством. Они в значительной степени успешны и ведут эмоционально приглушенное существование. Но иногда их защитная стена ломается. Вы можете назвать этого человека репрессивным .

Тогда представьте себе человека, для которого каждое чувство определяет его реальность. Ощущение подпитывает мысли вроде «меня не любят», «мир несправедлив и несправедлив», «ничего не получается». Когда они чувствуют себя счастливыми, мир окрашивается гораздо ярче. Мысли вроде «я любим», «мир прекрасен» и «все получается» заполняют их день. Этот человек во власти своих чувств. Вы можете называть этого человека американскими горками .

Эти два человека совершают одну и ту же ошибку: путают чувства и эмоции.

Учитывая, что мы используем эти два слова взаимозаменяемо, это может показаться удивительным. Но древняя философия стоицизма и современные науки различают их, открывая способ избежать репрессий или американских горок.

Различие вытекает из осознания того, что наши эмоциональные переживания тесно связаны с нашими суждениями. Не только то, что человек чувствует, но и то, что он думает, окрашивает наш опыт. Следовательно, психотерапевты перешли от анализа подсознательных мотивов к обсуждению моделей мышления и убеждений своих пациентов.Они приняли когнитивную модель эмоций . Эта модель предсказывает, что наши убеждения формируют наши эмоции. Но это понимание, которое можно получить без инструментов и опыта современной психотерапии. Как заметил римский государственный деятель, оратор и философ Цицерон:

Тот факт, что люди легче переносят одну и ту же боль, когда они добровольно переносят ее ради своей страны, чем когда они переносят ее по какой-то меньшей причине, показывает, что интенсивность боль зависит от состояния ума страдающего, а не от ее собственной внутренней природы.

Другими словами, есть чувства и эмоции. Чувство, лишенное суждения, есть просто ощущение. Только когда мы оцениваем боль, считаем ли мы ее невыносимой или стоящей того, мы испытываем полноценную эмоцию. Сенека, философ-стоик, политик и драматург, описывает эту идею так:

Человек считает себя обиженным, хочет отомстить, а затем, будучи почему-то разубежденным, снова быстро успокаивается. Я не называю это гневом, но умственным порывом, поддающимся разуму.Гнев — это то, что выходит за пределы разума и увлекает его.

Психический импульс или чувство – это ощущения в теле. Суждение о том, является ли происходящее в конечном счете хорошим или плохим; это эмоции.

Отсюда лозунг стоиков:

Людей беспокоят не вещи, а принципы и понятия, которые они составляют о вещах.

Эпиктет

С когнитивной моделью эмоций согласуются психотерапия и стоицизм. Фактически, влияние стоиков на психотерапию хорошо задокументировано.Основатели были вдохновлены и под влиянием древнегреческой и римской философии.

Недавняя работа в области когнитивной науки подтверждает эту точку зрения. Наши эмоциональные реакции не обязательно являются результатом событий; скорее это интерпретации. Не существует какой-то одной «печали», которая надежно вызвана событиями в мире. Вместо этого «печаль» создается из нашего опыта. Что это такое, отличается от человека к человеку, от культуры к культуре.

В соответствии с этой построенной теорией эмоций , эмоции являются понятиями.Это группировки прошлого опыта, текущего состояния мира и состояния своего тела. Последний бит удивителен, но ключевой. Эмоции играют роль в управлении энергией, и для этого они должны реагировать на состояние тела.

Как утверждает ученый-бихевиорист Ник Чейтер:

Именно наша интерпретация состояния собственного тела заставляет нас интерпретировать одни и те же беспорядочные мысли как отчаяние, надежду или тихую покорность.

Экзистенциальный страх или восторженная радость могут иметь больше общего с обыденностью управления нашим телом, чем с чем-либо еще!

В качестве примера представьте, что к лицу приливает тепло.Можно интерпретировать это как гнев, смущение или привязанность. Мы можем с большей вероятностью интерпретировать это ощущение как гнев, если мы в ссоре, с большей вероятностью испытаем смущение после того, как скажем что-то неловкое, и с большей вероятностью испытаем гордость, наблюдая за успехом любимого человека. Потенциально ощущения могут не иметь ничего общего с эмоциями, а скорее с тем, что мы едим!

Что мы считаем важным. Эмоции не являются обреченными реакциями на мир. Вместо этого суждения и опыт формируют то, чем они являются.На вопрос, в какой степени люди контролируют свои эмоции, Лиза Фельдман Баррет, одна из пионеров искусственной теории эмоций, ответила:

Ваш мозг способен брать обрывки прошлого опыта и комбинировать их по-новому. Подумайте об этом так: если у вас на кухне есть набор обычных ингредиентов, вы можете комбинировать их по-новому, чтобы приготовить новые рецепты, которые вы никогда раньше не готовили.

Другими словами, обдумывая наши суждения и прошлый опыт, мы можем контролировать то, как мы реагируем на мир.Так, стоическая теория эмоций получает поддержку популярных в современных исследованиях взглядов. Есть некоторые отличия, конечно. Сконструированная теория эмоций использует достижения философии, вероятности и неврологии, к которым стоики не имели доступа. Кроме того, стоики, возможно, преувеличивали степень нашего контроля над своими эмоциями. Тем не менее остается фундаментальное понимание: эмоции отчасти являются продуктом разума и суждения.

Теперь мы можем вернуться к репрессиям и американским горкам.

Ошибка репрессивного человека состоит в том, что он считает негативные чувства вредными по своей сути. Они делают это, потому что верят, что негативные чувства проблематичны — другими словами, они уже построили суждения, необходимые для переживания негативных эмоций. Репрессивное не приняло близко к сердцу изречение Эпиктета. Уклоняясь от негативных чувств, они подтверждают идею о том, что негативные чувства мешают. Это недооценивает роль, которую играет наше суждение. Кроме того, он игнорирует пространство для простого принятия того, что мы чувствуем.

Эта стратегия требует двух больших затрат. Во-первых, это побуждает избегать краткосрочного дискомфорта. Жертвовать жизнью в соответствии со своими ценностями ради сиюминутного комфорта — это не рецепт успеха. Это оптимизация для раскаяния, а не для счастья. Во-вторых, стратегия репрессивного также рискует игнорировать полезную информацию о своих чувствах. Чувства и ощущения — это данные либо о мире, либо о состоянии своего тела — и мы отрываемся от них на свой страх и риск.

Ошибка американских горок состоит в том, чтобы относиться к негативным чувствам как к реальности.Они слишком быстро переходят от чувства к эмоции, позволяя чувствам диктовать свою причину. В то время как репрессивная жизнь может быть эмоционально приглушенной, жизнь американских горок вышла из-под контроля. Этот человек слишком быстро принимает крайние суждения о мире. Любой стресс означает катастрофу, а любая польза — признак окончательного успеха. Реальность сложнее.

Передав поводья, американские горки примут худшие решения, чем в противном случае. Как подробно описывает Сенека в «О гневе », это особенно очевидно в случае гнева и ярости, когда вспышки гнева могут привести к непоправимым ошибкам.Но это также может привести к более приятным ощущениям, как показывают многие неудачные партнерские отношения и браки.

Вместо того, чтобы сдерживать свои чувства или вручать им ключи, цель состоит в том, чтобы жить в соответствии с нашими ценностями. Воспринимайте чувства как информацию. Отрицательные чувства имеют свои роли и способы использования. Их не всегда нужно подавлять. Не будьте слепы к своим чувствам, если что-то кажется неправильным, и действуйте соответствующим образом, даже если это трудно объяснить. Следите за тем, чтобы не слишком быстро перескакивать с чувства на эмоцию.Не всякое умственное побуждение должно преобладать над разумом. Когда это уместно, переформулируйте ощущения бабочек в животе в волнение вместо беспокойства, теплоту в любовь вместо гнева. Избегайте ошибок американских горок и репрессий.

(PDF) Различия между чувствами, эмоциями и желаниями с точки зрения качества интерактивности

)

*%A’/%$-) (A$A’) ,B) &,%B*»‘%&’8 ) 0’$-A0) ,/) H’—

&,%(A/2&A'»)3J=48)$%»)A0′)(A’K()»‘(&/*I'»)&, 2-«)$—,H)$)/*&0)»*#’/(*A;)A,)$/*(‘6)

)

CG,A*,%()G $;)A/;)A,)A$&L-‘)A0′)I-,&L)I;)/’G,#*%F)*A)3$%F’/48)$KK’ $-*%F)A,)A0′)I/,$»‘/)%*&0’)B,/)

0′-K)30,K’48)$KK’$-*%F )»*/’&A-;)A,) $%,A0’/)H0,)*()&$K$I-‘)3-,#’48) «‘&’*#*%F) A0’)I-,&L)3-;*%F),/)

&0’$A*%F48),/)I;)B-»*%F)3B’$/46)9A) *()’$(;)A,)(»)0,H)%’F$A*#’)’G,A*,%()G*F0A)I’)(A*//’ «)I;)I-,&L)

‘(K’&*$—;)H0’%),%’)*()&-‘$/-;)*»‘%A*B* ‘»)$%»)»*(A2/I*%F6)M,/)K,(*A*#’)’G,A*,%()(2&0)$()-,#’8 )A0′)

I-,&L)*(),BA’%) B’-A)$()(,&*$-) /’N’&A*,%)3J>48),/) $()$)F’%’/$—;) 2%B2-B*—‘»)(A$A’)H*A0,2A) $%;)&-‘$/)

&$2(‘),/)»*(A2/I*%F)B,&2()$F$*%(A)H0*&0)A,)$&A6)O!)K’/(,% )*()/’$»;)A,)B$—)*%)-,#’)I ‘&$2(‘),B),%’)

,B)$)%2GI’/),B)/’$(,%(8)-,%’-*%'((8)( ‘P2$-)%»»8)»*(($A*(B$&A*,%8),/)$) %»»),B)#$/*’A;Q)3 >R46)S0’)

/'(K,%(‘)A,)(,&*$-)’P&-2(*,%)&$%)#$/;)B/,G) K/,(,&*$-),%'()$*G'»)$A)I’&,G*%F)G,/’)-*L’$I-‘8)A, )

$%A*(,&*$-)/'(K,%(‘()*%&-2″*%F)$#,*»$%&’)$%»)$FF /'((*,%)3J746)

)

CG,A*,%() /’$»;) A0′) I,»;) B,/) $&A*,%8) $% «) $/’) ‘%’/F;) *%A’%(*#’) $%») $F*A$A'») (A$A'() H0,(‘)

K2/K,(‘) *() A,) /'(,-#’) *((2′() ,/) ‘%F$F’) K,(*A*#’-;) ( ,) A0$A) -*B’) &$%) I’) ‘$(*’/) $%») 0$KK*’/6)OS0’)

B2%&A*,%), В)’G,A*,%)*()A,)/'(A,/’)A0′)*%»*#*»2$-)A,)$)(A$A’), B)’T2*-*I/*2GQ)3J46)U%&’)A0′)O%,)G,/’)

$&A*,%)%»»‘»Q)(*F %$-)0$()(,2%»‘»)A0’/’)*()%,)G,/’)%»»)B,/)’G,A*,%)3 >R46)S0′)’P&'((*#’)2(‘),B)

(,G’)’G,A*,%() (2&0)$()$%F’/) 0$()I»%)-*%L'»)A,)$»#’/(‘)0’$-A0),2A&,G'()3JR46)9%)A0’)%$ A2/$-)

(A$A’)H0’/’)*%A’/$&A*#’)T2$-*A;)*()0*F08)A0’/’)(0 ,2-«)I’)B’H’/)I-,&L()’%&,2%A’/'»)$—,H*%F)A0 ‘)

G,/’) «*/’&A) K2/(2*A) ,B) I$(*&) «‘(*/'() $%») (,&*$-* A;6) V,H’#’/8) *%), 2/) G,»‘/%) (,&*’A;) H*A0) (,)

G$%;) & ,GK-*&$A*,%(8) &,%B-*&A() $%») (A/'((8) F/’$A’/) #$/*’A;) $%») G,/’) ‘PA/’G’) ‘G,A*,%() $/’)

‘PK’/*’%&'»6) !%) ‘P$GK -‘) ,B) A0*() «*BB’/’%&’) *() A0$A) *%»*F’%,2() &2-A2/'() F’%’/ $—;) 0$#’) B’H’/)

‘G,A*,%)H,/»(A0$%)*%)H'(A’/%)&*# *-*($A*,%)3JW

)

ВЫВОД)

9A)*()K/,K,(‘»)A0$A)»‘(*/'(8) ‘G,A*,%()$%»)B»-*%F()&$%)I’)»*#*»‘»)$&&,/»*%F)A,)A0 ‘*/)/,-‘()»2/*%F)

*%A’/$&A*,%6) Y'(*/'() $%») ‘G,A*,% () ‘%F$F’) H*A0) *%A’/$&A*,%8) H0*-‘) B»-*%F() K/,#*»‘) B» «I$&L6)

S0′) (,G$A*&) B»-*%F() /’#’$-) 0,H) *%A’/$&A*#’) , 2A&,G'() $BB’&A) A0′) I,»;8) H0*-‘) %’,&,/A*&$-)

B»-*%F() ,B ) K-‘$(2/’) 3$KK/,#$-4) ,/) «*(K-‘$(2/’) /’#’$-) 0,H) A0′) B »»I$&L) (T2$/'() H*A0) $)

«‘#’-,K*%F) &,F%*A*,%) $%») 2%» ‘/(A$%»*%F6) U%) A0’) ‘%F$F*%F) (*»‘), B) *% A’/$&A*,%8) «‘(*/'() $/*(‘)

B*/(A-;)$%»)»*/’&A-;)B/,G )I,»*-;),/F$%()A,)K/,»2&’)(,G$A*&)»‘(*/'()3(2&0)$()02% F’/)$%»)A0*/(A4)

$%») B/,G) $) A0′,/*(‘») %’,&,/A*&$-) O* %A’/$&A*,%) «‘(*/’Q) A0$A) K/’B’/() K$/(*G,%;) $%») ‘$(‘) , B)

*%A’/$&A*,%) H*A0*%) A0′) «‘#’-,K*%F),/F$%*($A*,%) ,B ) *A() %’,&,/A*&$-) K$A0H$;(6) Z0’%) A0,(‘)

K$A0H$;()$/’)I-, &L'») ,/)I’&,G’)2%B2-B*—*%F8) ‘G,A*,%(G$;)I’) «‘K-,;'» )*%)$%) $&A*#’)$AA’GKA)

A,)/'(,-#’)A0′)K/,I-‘G6)Y2/*%F)A0′ )%$A2/$-) (A$A’) ,B) H*-«%'((8) *A) *()B2/A0’/)K,(A2-$A'»)A0 $A)A0′)

,/F$%*(G) &$%) -*#’) G,/’) %$A2/$—;) 2(*%F) $) «‘ (*/’) $%») B»-*%F) K(;&0,-,F;8) OK-‘$(2/’) $%») K$*%Q6)

S0 ‘) «‘K-,;G’%A) ,B) ‘G,A*,%() I’&,G'() G,/’) K/’#$-‘%A) $% «) ‘PA/’G’) «2/*%F) &,%B-*&A) $%»)

«*BB*&2-A;6)[‘#’/A0’-‘( (8)B2%»$G’%A$—;8) A0′;)$/’)»‘(*F%'») A,)/’A2/%)A0′) ,/F$ %*(G)A,)$) (A$A’),B)

0,G’,(A$(*()$%»)%$A2/$-)’$(‘6) )

)

Ссылки)

>6 !I/$G(8)\6!6)3>J]:46)U%)&-$((*B;*%F)*%A’/$&A*, %(I’AH»%)K,K2-$A*,%(6)U’&,-,F*$8):R8)7:7<7]>6)

76 V,GG ‘-8)^6)3>JJR46)S0′)/’-$A*,%(0*K)I’AH»%)(A*G2-2()K/,&'((* %F)$%»)/'(K,%(‘)(‘-‘&A*,%)*%)A0’)+*G,%)

A$(L_)C#*»‘%& ‘)B,/)$)A’GK,/$-),#’/-$K6)\(;&0,-,F*&$-).’0$#*,2/8)>W=8)>R:d>X=6)

Различие между эмоциями и чувствами и что с ними делать

Люди склонны использовать много слов, чтобы описать свои эмоции или чувства. Мы сбиты с толку или чувствуем разочарование. Нам больно или мы взволнованы. Каким бы ни был ярлык, расшифровка чувств от эмоций может быть немного запутанной. Но узнавание различий дает большую награду: оно точно определяет, что происходит внутри, поэтому мы можем освободиться от того, что мешает нам жить полноценной жизнью.

Мир Джона выглядел серым. Искра каким-то образом исчезла, и он просто не мог вернуть ее обратно. Друзья и семья тонули в его обреченности и унынии всякий раз, когда он был рядом.

У Джона были причины расстраиваться. Он потерял работу три месяца назад и получал пособие по безработице. Он чувствовал себя недостойным и неадекватным. Он был в депрессии? Апатичный? Как он мог взять верх и изменить эти чувства?

Во-первых, как и все мы, Джон должен различать, имеет ли он дело с чувствами или с эмоциями.Во всех культурах и на протяжении всего человечества мы разделяем одни и те же шесть эмоций — печаль, гнев, страх, радость, любовь и покой. Старые, молодые, богатые, бедные, умные и все остальные могут чувствовать их всех.

Согласно Реконструкции Отношения, эмоции — это спонтанные физиологические реакции на то, что мы переживаем в течение дня. У них нет слов. Просто посмотрите на слово «эмоция», и вы увидите «эмоциональное движение» или «энергия в движении». Каждая эмоция вызывает различные ощущения в нашем теле и имеет различное физическое выражение.

• Печаль: тяжелое сердце, стеснение в груди, низкий уровень энергии, стесненное горло, медлительность — выражается плачем

• Гнев: горячий, покрасневший, напряженные мышцы, агрессивный, холодный взгляд, взрывной — выражается словесным и физическим ударом (без причинения вреда чему-либо ценному)

• Страх: холод, напряжение мышц, спазмы в животе, учащенный пульс, возбуждение — выражается дрожью

•  Радость: блаженная, экспансивная, сверкающая, беззаботная, активная, буйная, светлая — выражается бурлением

• Любовь:  теплая, открытая, полная, мягкая, улыбающаяся, всеобъемлющая, связанная  — выражается в объятиях, плаче

• Мир: расслабленный, спокойный, довольный, проницательный, бдительный, спокойный — выражается тихим расслабленным молчанием

Когда Джон понял, что все, что ему нужно сделать, это проверить, какие ощущения он испытывает в своем теле, и определить, были ли это печаль, гнев или страх, он почувствовал огромное облегчение.Он больше не чувствовал себя таким злым или испуганным. Печаль была тем, что он чувствовал. Теперь он знал стоящую перед ним задачу – справиться со своей печалью.

Хотя у вас всего шесть эмоций, у вас могут быть сотни разных чувств. Чувства — это ярлыки, которые вы прикрепляете к своим эмоциям. Эмоции физические. Чувства — это то, как мы описываем и интерпретируем эти бессловесные физиологические реакции.

Примеры чувств, связанных с каждой эмоцией

Печаль: непривлекательный, одинокий, нуждающийся, виноватый, маленький, неспособный

Гнев: ревнивый, недовольный, разочарованный, обиженный, скупой, ненавидящий

Страх: беспокойство, нервозность, стресс, нерешительность, растерянность, нетерпение

Радость: милый, независимый, безопасный, самодостаточный, сильный

Любовь: открытый, удовлетворенный, терпимый, сострадательный, благодарный, смиренный, щедрый

Покой: расслабленный, спокойный, уверенный, терпеливый, гибкий, продуктивный

Если мы произносим вслух каждое из слов, обозначающих чувства, мы понимаем, что, несмотря на то, что каждое из них имеет особый вкус, все они имеют одну и ту же основную энергию.Под всеми чувствами скрывается одна или несколько из шести эмоций.

Почему это различие так важно? Потому что знание того, что эмоций всего шесть, упрощает вашу жизнь. Поскольку радость, любовь и покой не являются проблемой, когда вы отдыхаете, это либо печаль, либо гнев, либо страх. Если вы можете определить, какую эмоцию вы испытываете, вы можете обратить на это внимание, а не теряться в голове, пытаясь во всем разобраться.

Самый естественный, чистый и прямой способ избавиться от эмоции — выразить ее физически и конструктивно.Позвольте телу делать свое дело.

Печаль = Плакать. Гнев = Удар/Удар/Топать/Ударить/Вопить. Страх = дрожь.

Пока вы выводите физическую энергию, воздержитесь от словесных высказываний или подпитки негативными мыслями. Просто займите свой разум тем, что правда. В случае грусти во время плача это « Мне грустно. Мне просто нужно плакать. Это хорошо ’. Высвобождая гнев не причиняя физического вреда, он: « Я просто злюсь. Злиться — это нормально.Мне просто нужно расколоть его ». Выражая страх и дрожь, подумайте или скажите: « I m просто сейчас мне страшно. можно вытряхнуть. Я мне станет лучше, если я это сделаю. »

Джон с облегчением получил разрешение плакать. Он решил, что лучший способ вызвать слезы — это взять напрокат пару фильмов, таких как старая классика, «Песня Брайана» и «Слова нежности». Они действительно сделали свое дело, и он был удивлен тем, насколько лучше он себя чувствовал после этого.

Если эмоции не для вас, вы можете использовать свой разум, чтобы справиться с грустью, гневом и страхом. Со своими мыслями вы должны сделать две вещи: прервать свою старую мысленную болтовню (которая только разжигает печаль, гнев и страх) и заменить ее противоположными мыслями. Это означает мысли, которые уважают вас, принимают других людей и ситуацию, присутствуют и конкретны.

Джон взял две фразы: я м хороший человек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.