Болезнь мания преследования: Мания преследования: что делать, симптомы, лечение заболевания

Мания преследования: симптомы

 

Мания преследования – это еще одно название медицинского термина «бред преследования», которое проявляется в ложных идеях, не соответствующих реальности. В современной психиатрической практике такое заболевание, как мания преследования, симптомы которой относятся к основным признакам помешательства, получило довольно широкое распространение. При наличии данного заболевания бредовые идеи полностью овладевают сознанием больного и не поддаются внешним влияниям. Такое состояние может сопровождать другие психические заболевания или же являться самостоятельным расстройством психики.

 

СИМПТОМЫ МАНИИ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ:

 

  • невозможность и нежелание поддаваться влиянию других людей;
  • придумывание каких-либо фактов про реальность;
  • нарушение адаптации, невозможность жить и работать в обществе.

 

ПРИЧИНЫ МАНИИ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

 

Лечение мании преследования — это довольно сложный и специфический процесс, ведь больной во всем видит угрозу, и даже помощь со стороны близких или врачей воспринимает крайне отрицательно, ему все кажется зловещим, беспокойство становится постоянным.До сих пор симптоматика заболевания остается для врачей загадкой, что связано с внутренними и внешними факторами, точнее — с их совокупностью. У таких больных наблюдается своеобразная конституция нервной системы. Также большую роль играет неправильное воспитание, психологические травмы и проблемы в семье, а вследствие серьезного стрессового расстройства, которое усугубляет любой из вышеперечисленных факторов, и может возникнуть мания. Тогда уже неизбежно возникает вопрос: «Что делать, если возникла мания преследования?». Так как симптомы заболевания проявляются очень явственно, их сложно не заметить. В любом случае, необходима консультация и помощь квалифицированного врача, ведь самостоятельно справиться с данной проблемой не представляется возможным.

 

КАК ЛЕЧИТЬ МАНИЮ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ?

 

Несмотря на многочисленные исследования в этой области, лечение мании преследования по-прежнему остается несовершенным. В основном, лечение проводится посредством медикаментозных методов, так как выявить причины и способы устранения заболевания пока не удается. Но необходимо учитывать, что таблетки сдерживают течение болезни только на ранних стадиях, а когда заболевание достигает стадии паранойи, даже электрошоковая терапия и инсулинотерапия уже не оказывают должного эффекта. А вот словесному воздействию заболевание и вовсе не поддается, соответственно, никакие психотерапевтические методы не используются. Ключевым моментом для излечения остается создание хороших условий для адаптации больного, и в этом может помочь хороший психолог.

Возврат к списку


Мания преследования: симптомы, признаки, лечение

Относится к категории тяжелых психических расстройств. Также может носить наименование «бред преследования». Психиатрами относится к основополагающим признакам психического безумия

Больные манией преследования

Пациенты, страдающие патологией, постоянно ощущают ошибочную уверенность в непрерывной слежке, которую ведут некие силы. Они уверены, что такая угроза реальна. Контроль происходящего требует непрерывного напряжения. Навязчивые мысли не позволяют больным отдыхать. Отсутствие покоя и отдыха в короткие сроки изнашивают организм. Больные настроены на защиту и в таком состоянии способны быть опасными как для себя, так и для окружающих.

В случае столкновения не медика с больными, страдающими манией преследования, рекомендуется не спорить о наличии персоналий, которые проводят постоянную слежку. Оптимальный вариантом станет обращение к психиатру для получения консультации.

Мания преследования болезнь

Как болезнь мания преследования в настоящий момент окончательно не изучена. Наблюдения дали возможность считать повышенный риск старта у пациентов, в семье которых данных диагноз наблюдался.

В результате стрессовой ситуации или по иным причинам у пациентов стартует мания преследования. Больными ощущается постоянное присутствие слежки. По мере развития организм пациента изнашивается за счет отсутствия долго количества часов отдыха. Признается проявлением маниакально-депрессивного психоза, шизофрении и некоторых других психиатрических диагнозов.

Повышенный риск начала болезни наблюдается у пациентов, страдающих алкоголизмом или наркотической зависимостью. Часто болезнь начинается на фоне неврологических диагнозов. В первую очередь болезни Альцгеймера и болезни Паркинсона.

Мания преследования у женщин

Старт патологии у женщин часто связан с гормональными изменениями, происходящими в организме. Это в равной мере может быть любое разрешение от беременности (аборт, выкидыш, роды), гормональный скачок в подростковом возрасте или в период менопаузы. Также отмечается значительная роль в начале проявления патологии при возникновении стрессовых ситуаций.

Женщины, страдающие от подозрений в постоянном преследовании, отличаются повышенным уровнем опасений за свое здоровье. Часто ощущение присутствия слежки распространяется на членов семьи.

Постоянное ощущение слежки провоцирует истеричность. На нервной почве может повышаться температуры тела, усиливаться сердцебиение, возникать болезненные симптомы.

Мания преследования у мужчины

Патология у мужчин чаще переходит на уровень глубокой депрессии. Бред преследования провоцирует у мужчин, чаще, чем у женщин, приступы агрессии. В этом состоянии они могут быть опасными для окружающих. Постоянное ощущение преследования провоцирует депрессию, приводящую к суициду или к агрессивным атакам.

В случае, когда мания спровоцирована синдромом жертвы, больной больше опасен для себя, чем для окружающих.

Паранойя (мания преследования)

Персекуторный бред, который также называется паранойя, может поражать мужчин и женщин. В перечне причин старта патологии отмечается:

  • врожденная предрасположенность;
  • наркотическая зависимость;
  • алкоголизм;
  • травмы, приведшие к поражению головного мозга;
  • неврологические диагнозы, болезнь Паркинсона, Альцгеймера;
  • другие причины.

Часто старт заболевания медики не в состоянии связать с определенным стартовым моментом. Вне зависимости от пола пациента, больной может предполагать присутствие постоянной слежки со стороны представителей крупных мировых сообществ или просто соседей. Хотя отмечается склонность большей части болеющих причислять своих «контролеров» к представителям власти, инопланетных цивилизаций и других крупных структур и ведомств.

Диагноз часто диагностируется у пациентов старшей возрастной группы. Особенно тех, кто перенес инсульт, страдает неврологическими заболеваниями. В этой ситуации бредовые мысли чаще распространяются на членов семьи и знакомых, с точки зрения параноика, претендующих на его собственность и желающих ему смерти.

Признаки и симптомы мании преследования у женщин

При появлении патологии женщины становятся очень нервными и опасливыми. Они стараются постоянно контролировать происходящее рядом. Могут отказываться покидать помещения, стремятся к максимальному уединению. Возникают проблемы в общении со знакомыми и родственниками. Часто больные уходят с работы, прекращают социальные контакты. Подозрения могут распространяться на членов семьи и знакомых.

Женщины часто начинают прекращать ухаживать за собой. Их личная жизнь нарушается. Больная начинает предполагать желание причинить ей вред со стороны практически каждого встречного. Она может опасаться случаев насилия в её отношении, защищаясь, способна быть опасной для окружающих. Часто возможны жалобы в полицию или властные структуры. Жалобы не подтверждаются.

Больные становятся сложными в семейной жизни. Подозрения могут распространяться на самых близких представителей семьи, мужа, детей, родителей.

Признаки и симптомы мании преследования у мужчин

В большей части случае синдром проявляется у мужчин в предположении наличия непрерывной слежки. Уже на ранних стадиях больной старается максимально изолироваться от мира, предполагая, что врагом может оказаться каждый встречный.

Мужчины тяжело переживают постоянное ощущение слежки. У них быстро изнашивается организм. В ответ на мнимую агрессию они могут быть склонны нападениям на людей, считая их потенциальным противником. Постоянное напряжение часто переходит в депрессивные состояния, приводя возникновению мыслей о самоубийстве. В состоянии приступов больной часто опасен близком и окружающим. Стремясь их «спасти» от неминуемой гибели, возможна попытка убийства «спасаемых».

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Клинические лекции по душевным болезням››

Третья лекция.

Первый период: бредовых интерпретаций и иллюзий. Второй период: преследования и слуховых галлюцинаций.

Господа!

Мы только что рассмотрели некоторые спорные вопросы работ наших замечательных предшественников и ряд моментов, разделяющих нас с г-ном Falret, перейдем теперь к изучению самого хронического бреда: такого, как нам дает непосредственное, без лишнего теоретизирования, исследование больного. Хронический бред — это болезнь взрослых, прежде здоровых в психическом отношении лиц, не обнаруживавших отклонений в умственной, моральной или чувственной сферах. Я настаиваю на этом факте, он имеет кардинальное значение: именно этим больные хроническим бредом отличаются от наследственных девиантов, с детства страдающих такими расстройствами. Основные свойства этого заболевания: большая, достигающая 50 лет и более, продолжительность; правильное, упорядоченное и прогрессирующее во времени течение, делящееся на четыре четко разграниченных этапа; постоянное развитие и систематизация бреда разного содержания во втором и третьем периодах. Первый период, инкубационный, характеризуется наличием иллюзий, бредовых толкований действительности и постоянным возрастанием тревожного беспокойства больного. Во втором периоде, периоде преследования, главные расстройства представлены тягостными для больного галлюцинациями: прежде всего слуховыми и обманами общего чувства — и бредом преследования. Третий период, величия, характеризуется появлением галлюцинаций соответственного содержания, также — расстройствами общего чувства и мегаломаническими идеями. Четвертому, последнему, периоду свойственны снижение и упадок интеллекта — это период деменции. Эти этапы следуют один за другим неуклонно и единообразно — так что вы можете не задумываясь исключить из этой группы, например, тех, кто сразу, с начала заболевания, высказывает бред преследования или величия, или тех, кто обнаруживает обратную закономерность: начинает с бреда величия и кончает бредом преследования.

I. Период инкубации. — Период инкубации не имеет четко выраженной картины: больные испытывают неопределенное недомогание и недовольство, которое сами объяснить не в состоянии, они чем-то озабочены, обеспокоены, подозрительны. Им кажется, что в их привычном окружении и даже среди не знакомых им лиц произошли явственные перемены. Они плохо спят, у них снижается аппетит, они становятся менее пригодны к житейским делам и работе. В этом периоде их можно принять за ипохондриков. Понемногу им начинает казаться, что за ними наблюдают, что на них косо смотрят, их презирают, пренебрегают ими; они пребывают в постоянном сомнении, колеблются, остаются как бы во взвешенном состоянии среди подобных мыслей, которые они то принимают на веру, то отвергают; но в конце концов идеи эти утверждаются в их сознании и дают начало бредовой интерпретации происходящего. Они спрашивают себя, в чем причина перемены отношения к ним, что они такого сделали, что все так изменились, но дальше этих вопросов их следствие пока не идет, они не знают и не спрашивают, откуда идет подравнивание и преследование, кому выгодно вредить им. Больной остается все время напряжен, обеспокоен, часто — взбудоражен, он весь поглощен неприятными размышлениями, осаждающими его ум, и безразличен ко всему прочему. Реальная жизнь не волнует его, политические события ему чужды, потеря денег, траур в семье мало его трогают. Напротив, несущественнейшие факты, находящиеся однако в связи с его больными мыслями и «подтверждающие» их, Чрезвычайно значимы для него и порождают ответное чувство гнева, кто-то, например, забыл с ним поздороваться — для него это сознательная дискредитация; рядом с ним кашляют или плюют на землю, открывают или закрывают дверь, «перед его носом» переставляют стулья — все это прямое выражение непочтительности в его адрес. Если кто-то свидетельствует ему свое почтение, изъявляет дружеские чувства — это не что иное, как особое издевательство; само молчание — и то, в его глазах, оскорбление. Неопределенность понемногу исчезает, за сомнениями следует бредовая убежденность; подкрепленная множеством таких «доказательств», она делается непоколебима. В этом состоянии ума больной, держащийся всегда начеку, начинает следить за окружающими, подслушивает, слышит в каком-то разговоре действительно произнесенную фразу, относит ее на свой счет — это бредовая интерпретация; может отнести к себе и ничего не значащее слово, но похожее по звучанию на грязное ругательство и ему кажется, что было произнесено именно оно, это иллюзия. Постоянное ощущение преследования, непрерывное напряжение ума, приводят далее к прямому возбуждению мозговых субстратов мысли, ее звукового образа, слышимого слова — возникает слуховая галлюцинация. Барьер взломан, больной переходит во второй этап болезни — в период галлюцинаций, расстройств общего чувства и бреда преследования.

Прежде чем идти дальше, остановимся на этом элементарном, но чрезвычайно важном для развития хронического бреда расстройстве — галлюцинаторном феномене и постараемся понять его механизмы. Когда в 1845г Baillarger опубликовал свою столь важную работу о галлюцинациях, он выступил с борьбой сразу на двух фронтах: против теории их исключительно периферического происхождения, которая принимала, что местом возникновения расстройства является орган того или иного чувства, но также и против чисто психической, или церебральной, теории, представлявшей этот феномен как чисто интеллектуальный. Baillarger предложил смешанное, психосенсорное, объяснение, которое тогда всех удовлетворило. Эта последняя теория, принятая большинством авторов и, казалось, не дававшая повода для дискуссий, была между тем в свою очередь поставлена под сомнение исследователями церебральной локализации функций: Fritch, Hitzig, Ferrier, Miinck, Luciani и Tamburini. У этих, физиологически направленных, работ нашлись и противники, но клиника, подкрепляемая данными вскрытия, быстро стала на их сторону и оказала им могущественную поддержку. Действительно, всякий раз, когда в случаях психической слепоты или глухоты имелись результаты секции, исследователи находили грубые изменения в областях, которые экспериментальная физиология определяет как мозговые центры чувствительности.

При психической слепоте больной, сохранивший представление о письме, о письменном языке, не в состоянии различать графические образы речи. Он может писать, но не способен прочесть то, что написал сам. У него поврежден соответствующий аналитический центр и написанное слово, зрительные образы речи не могут быть поэтому им восприняты и распознаны. То же может произойти и с другими предметами и знаками. При психической глухоте у больного сохраняется его внутренняя речь, но он не в силах воспринять звукового образа чужой речи, звуковых знаков мысли, звучащего слова. Он говорит, и говорит именно то, что хочет сказать, но не понимает того, что говорят ему, равно как и звуков собственной речи. У него поврежден корковый центр восприятия, который не различает более звучащей речи. Клинические факты, в полном согласии с общей патологией, помещают корковый центр зрения в угловую, а центр слуха — в первую височную извилину мозга. В некоторых случаях очаг более обширен и переходит границы названных образований, но сравнивая находки, накладывая одна на другую схемы, представленные разными авторами, всегда приходят к вычленению общей для всех случаев зоны, соответствующей указанным участкам мозга.

Но как эти корковые центры, эти средоточия имеющихся у нас представлений, входят в контакт между собою? Как сообщаются они, в свою очередь, с высшими, лобными, образованиями? Это ясно продемонстрировано прекрасными исследованиями Meyneff. Связи между отдельными центрами осуществляются через систему ассоциативных волокон: 1) одни, комиссуриальные, или трансверзальные, соединяют симметричные участки обоих полушарий, 2) другие — различные области коры одного и того же полушария: а) собственные волокна, связывающие соседние извилины, в) продольный пучок, обходящий мозолистое тело и лежащий ниже его извилины, в ) верхний, или арчатый, продольный пучок, идущий ниже мозолистого тела и тянущийся от затылочной к лобной доле, с) крючковидный, почти вертикальный пучок, идущий от обонятельной доли к лобной: Этот пучок интересует нас в первую очередь; d) продольный нижний пучок, идущий от затылочной доли к обонятельной. Эти анатомические данные, которые я вам сейчас напомнил, помогают составить правильное представление о том, как осуществляется наше обучение и приобретение повседневных знаний и опыта. Что происходит при оценке свойств какого-либо предмета — например, апельсина? Цвет его запечатлевается в сетчатке глаза — этот отпечаток передается в четверохолмие мозга, становится там ощущением и следует в угловую извилину мозга, где откладывается в виде вполне определенного восприятия. Вкус воздействует на язык, становится ощущением в ядре четвертого желудочка и восприятием — в subiculum Аммонова рога. Запах фиксируется в носу слизистой оболочкой, передается в обонятельную луковицу, становится там смутным ощущением и трансформируется затем в более определенное восприятие в центре, также расположенном, как будто бы, в Аммоновом роге. Вес, форма определяются ощупыванием и мышечным чувством, они становятся ощущением в первом промежуточном ядре, которое встречается на пути импульса, и восприятием — в корковых зонах затылочных долей мозга. После того, как все эти стороны предмета усвоены, они сходятся в высших центрах лобной доли, где предмет воспринимается в совокупности отдельных качеств. С другой стороны, благодаря связям между отдельными корковыми центрами, воспоминание об одном из свойств предмета сразу вызывает в памяти все прочие его образы: так, запах апельсина достаточен для того, чтобы напомнить фрукт в целом.

Все эти анатомические и физиологические замечания необходимы, чтобы яснее представить себе возникновение галлюцинаций. По новой, выдвинутой Tamburini, теории, которую я, со своей стороны, полностью поддерживаю, галлюцинации возникают в корковых центрах восприятия и вызываются состоянием их перевозбуждения, своего рода эретизмом центра. Когда накопленная энергия достигает определенного предела, в нем возникает разряд, дающий звуковое представление — так же, как если бы оно было предопределено импульсом из периферии; разряд этот отзывается в высших центрах мозга и имеет все свойства нормального ощущения и восприятия. Расстройство настолько полно воспроизводит запечатленный в мозгу образ, что сопровождается полной уверенностью больного в том, что оно истинно; больные не могут допустить наличия патологического феномена: «Это вы меня просто утешаете», говорят они врачу, пытающемуся убедить их в обратном. Если настаивать, они раздражаются, но остаются при своем мнении. В других случаях галлюцинации в корковых центрах восприятий вызываются воздействием на них со стороны передних отделов мозга — имеет место как бы движение вспять: непрерывная, не меняющаяся, напряженная бредовая идея в свою очередь оказывает мощное влияние на корковые центры и вызывает в них рождение определенных образов: их возникновение можно считать в таких случаях вторичным.

В начале заболевания слышится лишь неразборчивый шепот, затем отдельные слова, произнесенные во весь голос, иногда слова на разных языках: если галлюцинант владеет ими. Голоса слышатся днем и ночью, постоянно, они идут отовсюду: с земли, от стен, с потолка, пола, из камина. Они преследуют больного и на улице, он оборачивается всякий раз, но никого не находит.

В некоторых случаях больной замечает, и с удивлением об этом рассказывает, что все его мысли немедленно и повсеместно читаются и повторяются звучащим эхом: «Все, что я думаю, я тут же слышу, у меня отбирают, крадут мои мысли.» Больная, которую мы сегодня увидим, говорила мне: «Я слышу свою мысль в отдалении, как эхо». Другой, которого мы также с вами посмотрим, написал брату, чтобы тот поместил его в какую-нибудь другую лечебницу, но настоятельно просил, чтоб тот сам выбрал новое место и не сообщал его больному, потому что если он будет знать его, то и его преследователи, держащие его в «состоянии гипноза» и владеющие его мыслями, тут же все узнают; но если он ничего не будет знать, они потеряют его след. Его переживания дают нам представление о моральных муках, в которых вынуждены жить несчастные галлюцинанты.

Когда болезнь прогрессирует, корковые центры больного полностью эмансипируются: отдельные слова, фразы, монологи возникают в них вне всякой связи с течением мысли больного, который, думая о своем, постоянно «перебивается» своими недругами и вынужден отвечать им: устанавливается своего рода диалог между ним самим, представленным его лобными долями, и «партнером», расположенным в корковом центре слуха, наступает своего рода раздвоение личности. Позднее автономия галлюцинирующих центров становится всеобъемлющей, они начинают действовать во вполне автоматическом Режиме и больной уже как посторонний присутствует при разговорах, которые (он в этом ни минуты не сомневается) ведутся на его Счет и к его издержкам. В них присутствует обвинитель, затем появляется защитник больного: один голос его оскорбляет, другой поддерживает; наконец, как в античной трагедии, появляется третья группа персонажей: хор, народ, выносящий суждение по ходу всего услышанного. Если оскорбление, наносимое больному, особенно остроумно и каверзно, хор смеется и издевается над больным, если же оно выходит за рамки приличий, он находит его чрезмерным и одобряет защитника, который в это время особенно активен. Одна из таких несчастных больных, уже в течение 15 лет посещающая мою амбулаторию, всегда водит за собой подобную «труппу» и часто смеясь пересказывает мне, что в ней говорится. Однажды она пришла ко мне грустнее. обычного и поведала, что накануне, когда защитник сурово отчитывал ее врагов за злокозненность их речей, она зашлась в приступе кашля и сплюнула. Тут же она услышала адвоката, который сказал ей злым голосом: «Свинья, ты же мне в лицо харкнула!» — и начиная с этого момента, прекратил выступать в ее защиту.

Нам остается изучить еще один курьезный галлюцинаторный феномен, который наблюдается иногда в практике. Галлюцинации поражают обычно равномерно обе половины каждого из органов чувств: галлюцинант, как и нормальный человек, слышит «голоса» обоими ушами, видит зрительные галлюцинации обоими глазами, воспринимает, короче говоря, воображаемое обоими парными органами. В некоторых же случаях, как это свидетельствовали уже Calmeil, Moreau, Michea и другие, галлюцинации возникают с одной стороны, воздействуют на одну из сторон воспринимающего устройства. Больной чувствует, что на него воздействуют через один глаз или ухо или одну половину тела. То, что мы знаем уже о чувствительных центрах коры головного мозга, хорошо объясняет этот феномен: преобладающее возбуждение той или иной области предопределяет локальный характер возникающего расстройства. Одна из больных дала нам оригинальное объяснение подобных односторонних галлюцинаций. Ее враг, говорила она, держит в руке вогнутое зеркало, в котором видит ее отражение. Он всовывает ей в ухо в этом отражении трубку и больная именно им начинает слышать.

В других, более редких, случаях галлюцинации двусторонни, но содержание их различно в зависимости от стороны, на которой они возникают. Правое ухо, например, слышит приятные речи, левое — брань и оскорбления. Этот феномен дает еще одно подтверждение теории двойного представительства в полушариях и функциональной независимости каждого из них. То что нам дает в столь законченном и наглядном виде клиника, может быть, как вы знаете, воспроизведено экспериментально у истериков в определенных фазах гипнотического воздействия. Среди многих свидетельств такого рода я приведу в качестве примера опыты Charcot в больнице Salpetriere, подробно изложенные в книге Paul Richter, а также те, которые г. Dumontpallier имел любезность провести над одной из моих больных в ходе лекции, читанной мной в больнице Св. Анны. Введя больную в состояние сомнамбулизма, он сказал ей на правое ухо, что погода прекрасна и светит солнце; в это же время другой человек слева говорил, что идет дождь. На правой половине лица больной обозначилась улыбка, в то время как на левой опустился угол рта, свидетельствовавший о недовольстве больной, вызванном известием о плохой погоде.

Надо не упускать из виду и то, что галлюцинации как проявление хронического бреда всегда отвечают содержанию бредовых идей; вначале они, вместе с этими идеями, тягостны для больного, затем, также в соответствии с бредом, приобретают положительный характер.

Если у больных с хроническим бредом имеют место двухсторонние галлюцинации с полярно-противоположным латеральным содержанием, то вначале появляются галлюцинации неприятного для больного свойства и происходит это лишь на одной из сторон. У больного, чью историю я описал в посвященной этому вопросу работе, они слышались справа и в течение всего второго периода были очень частыми и активными; однако в третьем периоде, при мегаломанической трансформации бреда и изменении его аффективной окраски, галлюцинации начали возникать и на левой стороне и имели здесь приятное для больного свойство. Теперь эти галлюцинации делались, в свою очередь, все более частыми, а неприятные, слышащиеся слева, постепенно стихали.

Слуховые галлюцинации, «голоса», как говорят больные, всегда присутствуют при хроническом бреде, это один из наиболее важных его симптомов, но если галлюцинации слуха при этом заболевании постоянны, то они не являются единственными. Достаточно часто наблюдаются и галлюцинации вкуса и обоняния: больные говорят об отравлении, неприятном вкусе во рту, наркотиках, которые им подсыпают в твердую и жидкую пищу; одна из больных, с которой мы будем еще иметь возможность познакомиться, говорит о добавляемой ей в суп сперме. То же можно сказать и о всякого рода отравленных запахах, серной вони, различных ядах, которые на больных «насылают» по воздуху.

Следующее наблюдение представит нам больную, лишенную стигм наследственного вырождения, с развитым, несмотря на отсутствие образования, интеллектом, которая, пройдя период инкубации с бредовыми интерпретациями, вступила десять лет назад во второй этап заболевания; обманы чувств состояли у нее вначале в короткой ругани, затем — развернутых монологах; наконец, подобно движению маятника, всякая мысль ее, сопровождающая тот или иной поступок, начала вызывать у нее галлюцинаторное отражение: «они стали обсуждать все, что я делаю». Далее присоединились галлюцинации обоняния. Она поняла, почему ее преследуют, и обратившись к прошлому, нашла в нем те «факты», которым прежде не придавала значения. Заметим особо, какую большую роль во всей жизни больной играют ее бредовые переживания, как они определяют все ее поведение: она дважды подавала жалобы в комиссариат полиции, 12 раз за 5 лет переезжала с место на место, угрожала своим «преследователям» револьвером и уже перешла к актам физического насилия.

Набл.1. Период инкубации с бредовыми интерпретациями; период преследования; прогрессирующее развитие галлюцинаторных расстройств: оскорбления, монологи, эхо мысли.

Г-жа Rob… 50 лет. Отец ее — достойный крестьянин, хорошего здоровья, трезвенник, умер молодым в 1841г от случайной причины. Вскоре после этого мать больной снова вышла замуж. Живя в сельской местности, больная пасла коз, детство ее знало мало радостей. Период с 15 до 17 лет она провела в монастыре, откуда ушла, когда освоила ремесло белошвейки. Она нигде не училась, но всегда была умна, деятельна, экономна, у нее хорошие руки. В 19 лет ее выдали против воли замуж за некоего С…. Она подверглась дурному обращению со стороны родни мужа, тот не захотел жить отдельно, и больная его оставила.

Жизнь ее оставалась трудной до 1863г — пока она не познакомилась с г. В…, с которым сошлась для совместной жизни. Хозяйство их велось самым примерным образом, оба работали с утра до ночи и воспитали сына, также добросовестного труженика. Она всегда была очень «гордой» женщиной, не любила болтать с соседками. Ее самым большим недостатком была чрезмерная ревность. Так, в 1876г она устроила мужу бурную сцену после того, как тот «пофлиртовал» с одной из работниц, живущих по соседству. Начиная с 1873г, они 12 раз переезжали, не задерживаясь в некоторых местах и двух-трех месяцев. Консьержки будто бы везде смеялись над ней, устраивали ей всяческие пакости.

В 1874г к ним в дом зашел некий незнакомец, визит которого сильно ее встревожил. Ревность ее с той поры усилилась. Ее муж не мог уже и взглянуть в сторону какой-либо женщины, чтоб не получить вслед за тем выговор: он будто бы «даже домой водил женщин». Она затевала вздорные объяснения с консьержкой и однажды разбила бутылку и растоптала цветы, которые ей преподнес один из соседей. Соседи будто бы презирали ее за двусмысленное положение и косо на нее смотрели. В 1875г ее обозвали «грязью».

На новом месте (1877-78гг) соседи начали поносить ее в открытую, называли «ханжой, коровой, ослицей» и т. д., они «плевали на ее платье, швыряли сверху содержимое ночных горшков». В период с 1879 по 1884г она уже прекрасно видела, что все считают ее «шлюхой», издеваются над ней. Такое положение почти не менялось до 1885г, но с этого времени преследование стало особенно явным. Ей делали всяческие гадости: консьержка отключала воду, когда она хотела стирать; из-под ее кур крали яйца; в какой бы магазин она ни входила, всюду к ее приходу поднимали цены и ей приходилось платить за все дороже. Консьержка в ее отсутствие проникала к ней в комнату и рылась в ее вещах. В это время она стала запираться на железный брус: чтобы чувствовать себя в большей безопасности. Когда она выходила из дома, то видела, как люди собираются и сплетничают на ее счет. За ней шли на улицах, ее нарочно толкали — особенно возле сточных отверстий. Ее оскорбляли, говорили ей: «Воровка, шлюха, спишь со своим сыном» и т. д..

В своем предпоследнем месте жительства (1886-87гг) она подверглась преследованию «сверх всякой меры». Старьевщик специально поджидал ее на улице и «издавал странные звуки, как ненормальный»; какие-то люди забегали вперед нее, когда она делала покупки, и заставляли ее платить втридорога; из соседнего погреба на нее пытались напустить газ; оскорбления сыпались на нее со всех сторон на улице и под ее окнами: «А, ты еще недостаточно мучилась, это будет для тебя новый 93-ий, нам нужна твоя шкура!»

Вначале она считала, что эта травля имеет целью ее одну, но в 1887г поняла, что хотят погубить всю семью: ее, мужа и сына. В июне она настояла на том, чтобы муж обратился с жалобой в комиссариат полиции. Она пошла туда сама и по дороге, в одном из нищих итальянцев, признала С…, своего первого мужа: это он объединился со своим зятем М…, чтобы извести ее преследованиями. Этот М… — будто бы комиссар полиции (действительно, один из парижских комиссаров полиции носит такую же фамилию), он поставил на ноги всех полицейских города, чтоб те ходили за ней по пятам, уморили ее голодом, застали лежащей с сыном. Начиная с этого времени, она отказывается выходить на улицу. •За ней продолжают следить и дома, ее оскорбляют через дыры в стенах, в ее окнах режут стекла: чтоб лучше наблюдать за нею. Перед их домом расположен монастырь, куда по утрам приходят за тарелкой супа нищие: это не нищие, а служащие полиции, переодевшиеся, чтобы было удобней держать ее в поле зрения. В июле она снова переезжает. После нескольких дней спокойствия она узнает в окружающих всех тех, кто преследовал ее на прежнем месте. Уличные певцы, ходящие к ним во двор, это переодетые агенты, она слышит в их песнях угрозы и брань в свой адрес. Соседи и здесь оскорбляют ее, обозвали «старой печкой», — ни следят за самыми незначительными ее поступками: стоит ей встать утром, как уже слышится: «Гляди, писает, одевает штаны» и т. д.. Сосед ошибся дверью — она в гневе, уверена, что он тоже шпион. Движимая злобой в отношении соседей, она грозит им принадлежащим ей револьвером.

Она обила свою комнату, стены и окна — всяким старьем, простынями, юбками, бумагой. В этом лишенном света жилище муж ищет уголок у окна, где можно было бы читать. Больная наблюдает за ним и, когда он уходит, глядит в окно, замечает в доме напротив молодую женщину, которую прежде где-то видела. Она обдумывает в течение нескольких дней свое открытие, узнает в окне той женщины прикроватный коврик, который когда-то вышивала, принимает ее за работницу, за которой муж в 1871г ухаживал. Ей за несколько дней до этого показали ребенка, который очень на него похож, это его дочь, та женщина — его жена, они уже 16 лет как женаты; она вспомнила и день, когда это произошло: В… отлучился тогда под предлогом, что приглашен на крестины. Она все теперь поняла: эта женщина и ее банда уже в течение 16-ти лет преследует ее, пыталась несколько раз отравить, но она оказалась сильнее, перенесла все и это тоже.

В сентябре муж присутствует на похоронах одного из своих начальников. Она не верит ему: он хочет от нее избавиться. Возвратившись, он находит дома разбросанные повсюду обрывки книг и лоскуты его одежды: она сорвала с мундира погоны и, лишив его таким образом звания, порвала мундир в клочья. Врач, который посетил ее после этого, переодетый враг, он совершил подлог, сам подписал себе диплом доктора.

Отведенная сыном в комиссариат, она решает, что и сын является членом банды: та самая женщина, которую она видела в окне, использовала всех «парижских кокоток», чтоб развратить его, после этого он стал не способен сопротивляться, во всем им подчиняется. Она говорит с ним в самых презрительных выражениях.

В больнице она неоднократно отказывается встречаться с мужем и сыном, а если принимает их визиты, то только для того, чтоб осыпать их бранью. На следующий день после поступления она решает, что ее хотят отравить, и отказывается от пищи4 постоянно мрачная, сидит в углу и часто плачет. Затем, через несколько дней, состояние ее меняется, она делается агрессивна, говорит, что все, что против нее делается, ни к чему не приведет; здесь врачи будто бы хотят свести ее с ума и она требует перевода в тюрьму Сен-Лазар: чтобы укрыться в ней от мужа.

24 октября.— Врачи строят против нее козни. Маятник, качаясь, повторяет имена С… и В…: для того, чтоб отравить ей существование. Ей дали простыни, в которых лежал эпилептик: чтоб она тоже заболела этой болезнью; сестра, опекающая больную, вынуждена предоставить ей выбор белья при его смене. Она враждебна ко всем больным отделения: их будто бы подложили сюда, чтоб всячески ее провоцировать.

6 ноября.— Беседа с мужем, в ходе которой она гневно напоминает ему все, что за 16 лет для него сделала, и обвиняет его в своих несчастьях. Когда-то она платила за квартиру на 100 франков больше, чем следовало: эти деньги шли на оплату жилья той женщины; он брал у нее драгоценности — тоже для нее; соседи заимствовали у нее рубашки, юбки — все для нее же. Несчастный муж отрицает эти странные версии столь отдаленных событий — она бьет его кулаками. «Этот человек на все способен, — говорит она.— Если б я не попала сюда, он бы заколол меня кинжалом. Вот уже 17 лет, как он пытается отравить меня» и т. д.. «Тебе пора на виселицу!»— кричит она сыну. Свидание заканчивается — она выхватывает у мужа зонтик и ломает его на части: она давно уже намеревалась сделать это, но не хотела, чтобы это случилось на людях: «чтоб не подумали, что я спятила .

Мания преследования

Заболевания, которые начинаются на букву «М»: Маловодие, Маниакально-депрессивный психоз, Мания величия, Мания преследования, Мастит, Мастоидит, Мастопатия, Межпозвоночная грыжа, Меланома, Менингит, Мерцательная аритмия, Метаплазия, Метеоризм, Миалгия, Миастения, Мигрень, Миелома, Микоз, Микоплазмоз, Микседема

Мания преследования – это психологическое расстройство, носящее признаки постоянного мнимого преследования, чувства беспокойства и подозрительности. Данное психическое расстройство, как и остальные бредовые состояния относится к главным характеристикам сумасшествия.

Причины развития мании преследования

Ученые не смогли выяснить происхождение данного недуга у человека, но полагают, что зарождается он при следующих факторах:

  • на генетическом уровне;
  • интоксикация медицинскими препаратами;
  • из-за сбоев в работе центральной нервной системы;
  • душевные заболевания;
  • интоксикация организма алкогольной продукцией;
  • проблемы в функционировании головного мозга;
  • заболевания, вызванные стрессами.

Проявления мании преследования

Мания преследования у пациента проявляется следующим образом:

  • пациенту постоянно кажется, что за ним кто-то наблюдает и ему угрожают;
  • ему хочется спрятаться от общества;
  • скрытность;
  • скептическое отношение к обществу;
  • отсутствие сна из-за боязни;
  • агрессивное отношение к людям или страх;
  • недоверие;
  • нахождение в постоянном напряжении.

Диагностирование

Психиатр для того, чтобы диагностировать заболевание у пациента и составить план лечения, проводит с ним психологические тесты и назначает следующие варианты диагностирования:

  • исследование головного мозга при помощи магнитно-резонансной томографии;
  • рентген коры головного мозга;
  • электроэнцефалография.

Схема лечения мании преследования

При мании преследования обычно назначают стационарное лечение в клинике и проводят следующие процедуры:

  • при тяжелых случаях проводят электрошоковую терапию;
  • применяют медикаменты успокоительного действия;
  • назначают нейролептики;
  • психотропные медикаменты;
  • лечение психотерапией.

Если же расстройство вызвано употреблением алкоголя, наркотиков или медицинских препаратов, то необходимо срочно прекратить их употребление и пройти курс лечения. Психическое расстройство невозможно вылечить до конца.

Если же данное психическое расстройство не начать вовремя лечить, оно может перейти в более опасный недуг:

  • шизофрения;
  • паранойя;
  • депрессия;
  • попытки суицида или же агрессивное поведение в обществе.

К данному психическому отклонению наиболее подвержены люди:

  • с генетической наследственностью;
  • перенесшие операцию или имевшие травмы головного мозга;
  • с нарушением работы центральной нервной системы.

Профилактические рекомендации

Для того, чтобы не подвергаться воздействию психического расстройства необходимо:

  • периодически проверяться у психотерапевта;
  • избегать травм головы;
  • не злоупотреблять алкогольной продукцией или наркотическими веществами;
  • вести активный образ жизни.

Мания преследования является серьезным и опасным заболеванием, способным навредить не только пациенту, но и окружающим его людям.

Автор: Лаева Алина Вадимовна

Терапевт, блоггер

Алкогольный бред преследования: причины, симптомы и лечение

Алкогольным бредом называют болезненное состояние, возникающее на почве хронического алкоголизма, характеризующееся возникновением галлюцинаций и бредовых идей преследования.

Симптоматология алкогольного бреда преследования

Бред выражается преимущественно в слуховых галлюцинациях, имеющих своеобразный характер. Это, как правило, голоса отсутствующих людей, ведущие в форме драматического диалога речь о больном. Иными словами, люди говорят о нем в третьем лице, реже – непосредственно обращаются к нему. Они грозятся, выставляют на вид его грехи, ругаются и обсуждают, как бы его поймать, чтобы мучить и истязать. Иногда гнев воображаемых собеседников направлен и на родных больного.

В острых случаях связность речи «гостей» страдает: она становится малопонятной, запутанной. Иногда голоса носят ритмический характер, синхронный с пульсом или с внешним шумом, например тиканьем часов. Часто больной слышит свои собственные мысли, ответы на них или критику своих поступков.

Имеют место и зрительные галлюцинации. Например, страдающему алкоголизмом человеку видятся лица в соседней комнате или за дверью. . Наблюдаются и изменённые кожные ощущения: больному кажется, что кто-то брызгает или дует на него. Если есть обонятельные, вкусовые и особенно телесные галлюцинации, тогда в основе болезни лежит шизофрения.

Соответственно галлюцинациям имеются бредовые идеи преследования. Какие-то люди издеваются над больным, хотят его наказать, погубить; иногда отдельные лица становятся на его сторону. Обычно больной не очень-то уверен в своей невинности; помимо чудовищных и несправедливых обвинений ему часто предъявляют и обоснованные обвинения, например, в пьянстве, но все же – в преувеличенной форме.

Регулярно наблюдается бредовое отнесение всего на свой счет: то или иное лицо, а особенно – событие связывается в представлении больного с действиями, направленными против него. Редко встречаются единичные бредовые идеи величия. Бред не образует тесно спаянной, тщательно продуманной системы: просто человека преследует банда, он не корригирует происходящее, хотя иногда пытается дать ему объяснение.

Враги больного посредством особых машин подслушивают его и говорят с ним; но при этом ищут способы отравить его. При этом страдающие алкоголизмом сохраняют ориентировку, они, несмотря на бредовые представления, сознательны и прекрасно понимают, где находятся. Больные хорошо ориентируются в обстановке, но при этом галлюцинаторные переживания прямо вводятся в нее.

С такими людьми можно вести связный разговор; однако их внимание часто отвлекается голосами. Формальное мышление, поддающееся исследованию, вне бредовых идей не расстроено.

Главным является страх, который присутствует всегда и большей частью всецело определяет поведение больного. Тем не менее, человек относительно спокоен и даже равнодушен к своей судьбе, хотя бывает и другое развитие событий: вместо того чтобы защищаться самому, он спешит в полицию и требует наказания преследователей.

Внушаемость, столь выраженная при алкогольном делирии, здесь отсутствует, по крайней мере, по отношению к галлюцинациям. Больного трудно переубедить, напротив, у него имеется потребность доказать другим свою точку зрения.

Память его во всех случаях достаточно хороша, даже лучше, чем можно ожидать при хаосе разнообразных переживаний. В течение болезни и после нее больные могут толково рассказать массу деталей. Пробелы в памяти и её расстройства, т. е. конфабуляции, редки.

Поведение такого человека внешне правильно; если есть странности, то они являют собой отражение воображаемых нападений. Ну а в целом больные держатся неплохо. Некоторые даже, чтобы ускользнуть от врагов, умеют в отеле забаррикадировать комнату. В больнице они подчиняются режиму, поскольку галлюцинации этому не препятствуют. Врача такой человек признаёт именно врачом и не относит его к числу врагов, а галлюцинаторные сцены, в противоположность алкогольному делирию, разыгрываются за пределами помещения, в котором он находится.

Внешние проявления незначительны. Может показаться странным, но симптомы основной болезни – хронического алкоголизма – иногда незаметны, во всяком случае они в среднем менее выражены, чем при всех других алкогольных заболеваниях.

В очень острых случаях, где и так имеется наклонность к примеси белогорячечных симптомов, можно наблюдать крупное дрожание и другие признаки алкоголизма. Сон всегда расстроен, но вряд ли он когда-либо полностью пропадает, как при алкогольном делирии.

Течение заболевания

Алкогольный бред развивается почти всегда внезапно. Предвестников может и не быть, но они могут и быть в такой же форме, как при алкогольном делирии; галлюцинации чаще бывают в виде акоазмов, т. е. невербальных слуховых сигналов, а не в виде зрительных обманов чувств. Редко наблюдается постепенный незаметный переход предвестников в бред в течение нескольких дней или даже недель. Болезненные явления, как правило, оканчиваются литически. Повторные приступы у одного и того же больного наблюдаются довольно часто. Обычно болезнь переходит в выздоровление.

По течению можно различать острую и подострую форму: первая тянется от нескольких дней до нескольких недель, вторая – 2-3 месяца. Нередки и промежуточные формы. Однако оба типа различаются и симптоматологически; при подострых формах не замечается никаких признаков спутанности, галлюцинаторные сцены ярки, больные переживают их последовательно и иногда – месяцами Кроме того, тут часто отсутствуют остальные алкогольные симптомы.

В острых случаях, наоборот, алкоголизм более значимо дает о себе знать, крупное дрожание и желудочные явления наблюдаются часто; голоса более спутаны, странны, отрывочны, чаще обращаются прямо к больному, например с бранью. Здесь наблюдаются ритмические фразы и повторения, можно видеть примесь симптомов алкогольного делирия, которые иногда настолько преобладают, что врачу сложно определить, о какой из двух болезней идёт речь.

Больные с медленным течением внешне ведут себя хорошо, а поскольку они не реагируют на свои бредовые идеи, могут даже спокойно находиться в обществе, не привлекая к себе особого внимания. Однако страхи и беспокойство, оборонительные мероприятия или рассказы о преследованиях легко выдают болезнь. В наиболее острых случаях больные настолько внутренне поглощены своими бредовыми идеями и галлюцинациями, что почти не выделяются в обществе.

Дифференциальная диагностика

Дифференциальная диагностика алкогольного бреда как такового большей частью легка: уже анамнез обычно указывает на болезнь, еще яснее указывают на бред яркие и связные галлюцинации. Тяжело найти другой психоз, наблюдающийся на почве алкоголизма, со слуховыми галлюцинациями, связно драматически разработанными, говорящими о больном в третьем лице. Трудности представляет только вопрос, кроется ли за этим шизофрения.

Лечение алкогольного бреда 

Больные, особенно в начале, очень опасны в плане самоубийства, из-за чего почти всегда показано лечение в больнице. При благоприятных обстоятельствах можно тут же провести и лечение алкоголизма.

Помимо этого, показано осуществление мероприятий, направленных на дезактуализацию бреда, для чего используются антипсихотические препараты и проведение психотерапии.

ВНИИ ППиПР — Лечение мании, как лечить манию преследования

Лечение мании может ограничиваться только психотерапией, медикаментозное лечение назначается для снятия острых симптомов. Мания – психопатологический синдром, для которого характерно беспричинно повышенное настроение, двигательная активность и ускорение темпа психических реакций. Склонность к маниакальному синдрому передается по наследству от матери к ребенку. Главная причина этого психического расстройства – нарушение работы центров головного мозга, контролирующих эмоции. Заболевание развивается, если процессы возбуждения превалируют над процессами торможения. Иногда к маниакальному синдрому приводят употребление наркотиков, а также органические заболевания центральной нервной системы или тяжелые психопатии (шизофрения, биполярное расстройство). Как лечить манию может определить только квалифицированный специалист, так как этот тип психического расстройства проявляется в разных формах и имеет индивидуальные особенности.

Основные симптомы и лечение мании

Для диагностики этого психического расстройства используются специальные тесты, например, шкала Альтмана. Лечение мании начинается с беседы психиатра с пациентом, выявления бредовых идей и нарушений когнитивной и эмоциональной сферы. Маниакальный синдром проявляет себя следующим образом: человек много и возбужденно разговаривает, при этом речь бывает разорванной и бессвязной; одеваться больные предпочитают ярко и вычурно; поведение отличается дезорганизованностью; наблюдается обострение инстинктивной деятельности, например, больные становятся прожорливыми, не контролируют свои половые инстинкты. Больному сложно сосредоточиться на выполняемой деятельности; отмечаются бредовые идеи величия и переоценка собственной личности; критичность к своему состоянию отсутствует. При наличии перечисленных симптомов следует незамедлительно обратиться к врачу. Маниакальное расстройство в большинстве случаев лечится в условиях стационара, иногда необходима принудительная госпитализация. Чаще всего в психиатрической практике наблюдается мания преследования, или паранойя. Симптомы и лечение мании преследования зависят от тяжести заболевания. Но стоит помнить, самостоятельно вылечить эту болезнь невозможно. Лечить манию преследования должен квалифицированный специалист, который сможет грамотно подобрать фармакологические препараты.

Признаки, симптомы и лечение мании преследования

Самый часто встречаемый диагноз среди психических заболеваний, это мания преследования, прогноз и лечение этого заболевания зависят от конкретного состояния пациента. Мания преследования (паранойя) искажает восприятие больного: ему кажется, что окружающие замышляют причинить ему вред. Например, человек может отказываться от пищи, полагая, что она отравлена. Главная причина паранойи — нарушение работы головного мозга. Поэтому при диагностике часто прибегают к ЭЭГ и МРТ. Лечение мании преследования в основном проводят с помощью психотерапии. Мания величия характеризуется идеями о собственном превосходстве над окружающими. Для коррекции иррациональных идей показана когнитивно-поведенческая психотерапия, а также гипноз. При лечении мании величия хорошего результата позволяет добиться регулярный прием нейролептиков. Гипомания является мягкой формой психического расстройства, больной не нуждается в госпитализации и может лечиться в домашних условиях. Для гипомании характерны частые перепады настроения. Нередко у больных резко снижается настроение под влиянием принимаемых препаратов, поэтому лечение гипомании должно проходить под контролем психолога или психиатра. Как лечить манию преследования, и какие медикаменты может назначить врач? В основном средства для лечения маний обладают психотропным механизмом действия. Психотерапевтическая коррекция может быть эффективно дополнена антидепрессантами. Наилучшего результата позволяет добиться совмещение медикаментозной терапии и психотерапии. Широко применяемые медикаментозные средства для лечения маний это нейролептики и соли лития. Маниакальный синдром может являться серьезным необратимым признаком расстройства психики. Поэтому при появлении первых симптомов следует немедленно обратиться за квалифицированной психиатрической помощью. Лечение мании сложный и длительный процесс, но при грамотном подходе можно полностью избавиться от этого недуга.

Мания преследования — это… Что такое Мания преследования?

Бред пресле́дования (ма́ния пресле́дования) — психическое расстройство, страдающий которым необоснованно убеждён в том, что некое лицо или группа лиц преследует его: шпионит, мучает, издевается, замышляет причинить вред, обокрасть или убить. В качестве преследователей могут выступать соседи, сослуживцы, тайная организация, правительство и т. д. Страдающие бредом преследования часто пишут множество жалоб в разные органы.[1] Также бред преследования может вызывать у больного недоверчивость, ревность, замкнутость, самоизоляцию, приступы агрессии.[2] Больные данной формой бреда не считают себя нездоровыми и теряют способность критически воспринимать свой бред. Хотя отмечались случаи, когда предполагаемые больные оказывались правы в своих подозрениях, и их действительно преследовали, поэтому факты, представляемые ими, всегда нуждаются в проверке.

Согласно DSM-IV-TR бред преследования — один из самых распространённых видов бреда. Как правило, вызван параноидальной шизофренией, но иногда бывает вызван другими причинами: алкогольным отравлением (т. н. «алкогольный параноид»[3] — очень опасная для больного и окружающих форма[4]), лекарственным отравлением, бредовым расстройством, поражениями головного мозга (старческими и атеросклеротическими изменениями, болезнью Альцгеймера, и др.)

Болезнь лечится медикаментозно, склонна к рецидивам.[2] Разубеждение больного считается бесполезным[5] и нежелательным, поскольку он может отнести разубеждающего к агентам «врагов». В особо тяжёлых случаях больной может представлять опасность, как для самого себя, так и для окружающих.[2]

Данным расстройством страдал, например, известный математик Джон Нэш.

Примеры

… Ему кажется, что за ним ведётся охота. Он сам не понимает, что *ИМ* надо. Когда ИХ ещё не было, боялся выйти за дверь, говорил что ОНИ там стоят или ломают дверь, просил соседа выйти посмотреть. После установки видеоглазка над дверью успокоился на пару дней. После ему начало казаться, что ОНИ хотят залезть через окно (первый этаж) — поставил камеру и решётку. Сейчас появилась новая угроза: считает, что хотят сломать пол из подвала. Редко выходит на улицу, фотографирует машины и номера. Возможно, началом мании послужила попытка ограбления, но вот только проблема в том, что неизвестно точно, имела ли она место. На все предложения сходить к психологу реагирует агрессивно, говорит, что все считают его идиотом.[6]

Примечания

См. также

Ссылки

Что такое заблуждения преследования?

Вы, наверное, когда-то верили во что-то, что оказалось неправдой. Но если у вас редкое психическое заболевание, называемое бредовым расстройством, никакие факты и причины не могут поколебать ваше мышление. Люди с заблуждениями не могут сказать, какие убеждения реальны, а какие вымышлены.

Заблуждения бывают нескольких типов. Самый распространенный — это мания преследования. Это когда вы убеждены, что кто-то плохо обращается, сговаривается против вас или вашего любимого человека или планирует причинить ему вред.Другой тип — это грандиозные заблуждения, когда у вас нереально завышенное ощущение себя или своих достижений.

Симптомы

Человек с бредом преследования может показаться нормальным. Но если их заблуждения достаточно серьезны, они могут стать одержимыми до такой степени, что это нарушит их повседневную жизнь.

Иногда их ложная вера может быть чем-то невероятным, но не невозможным. Они могут, например, подозревать своих соседей в шпионаже за ними или опасаться, что полиция хочет их пытать.В других случаях их заблуждения иррациональны, например, они верят, что злой дух планирует их похитить.

Обычно заблуждения возникают из-за неправильного толкования или преувеличения реальных чувств и переживаний. Например, они могут воспринимать невинный взгляд незнакомца как угрозу.

Иногда паранойя ассоциируется с:

Галлюцинациями . Это когда вы видите, слышите или чувствуете то, чего не существует. Галлюцинации не очень распространены при бредовых расстройствах.Если они у вас есть, значит, они связаны с вашим заблуждением. Поэтому, если вы ошибочно полагаете, что ваш коллега подбросил испорченную еду в вашу машину, вы можете подумать, что чувствуете запах чего-то гнилого.

Изменения настроения 900 18. Вы можете чувствовать себя расстроенным, подавленным и раздражительным. Но такое настроение должно длиться недолго и случаться только в период вашего бреда.

Причины

Мы точно не знаем, что вызывает бред. Но эксперты считают, что это, вероятно, генетическое. Иногда бред может быть признаком другого состояния, в том числе:

Состояние вашего ума также может сыграть роль в запуске бреда преследования.Это более вероятно, если вы:

  • склонны к беспокойству и чрезмерному анализу
  • чрезмерно чувствительны к критике или склонны неверно истолковывать комментарии или жесты других людей
  • имеете низкую самооценку или негативные мысли о себе
  • постоянно чувствовать тревогу, страх или беспокойство без причины
  • Проблемы со сном
  • Склонность к поспешным выводам

Многие люди, страдающие манией преследования, также страдают депрессией или тревогой.Им также не хватает крепких личных отношений и они часто плохо себя чувствуют.

Диагноз

Ни один тест не может подтвердить, что у вас бредовое расстройство. Но ваш врач подробно изучит психический анамнез и исключит другие причины, чтобы поставить диагноз.

У вас есть тот или иной тип бредового расстройства, если вы соответствуете следующим критериям:

  • У вас был один или несколько бредовых идей, которые длились месяц или дольше.
  • У вас не диагностирована шизофрения.
  • Вы демонстрируете явно странное поведение, отличное от ваших иллюзий.
  • Если у вас были эпизоды мании или депрессии, они длились не дольше, чем периоды бреда.
  • Ваши заблуждения не связаны с наркотиками, другим заболеванием или другим психическим расстройством.

Лечение

При бредовом расстройстве может быть трудно получить помощь, потому что вы можете не осознавать, что что-то не так. Или вам может быть стыдно или страшно обратиться к врачу.Но лечение — это ключ к улучшению самочувствия.

Антипсихотические препараты . Ваш врач, скорее всего, сначала назначит вам лекарство. Исследования показывают, что антипсихотические препараты, такие как оланзапин (Zyprexa) и рисперидон (Risperdal), могут помочь большинству людей.

Разговорная терапия . Исследования показывают, что психотерапия, называемая когнитивно-поведенческой терапией, может помочь снизить уровень бредового мышления. Но необходимы дополнительные исследования, чтобы узнать, сколько и почему. Эта форма консультирования дает вам безопасное место для обсуждения ваших заблуждений со специалистом по психическому здоровью.Если просто правильно рассказать о своих заблуждениях преследования, это поможет вам их контролировать.

Вынужденное лечение. Если ваши заблуждения могут нанести вред вам и другим людям, возможно, вам придется оставаться в больнице или лечебном центре, пока вы не выздоровеете. В штатах и ​​регионах действуют разные законы о том, когда вас могут принудить к лечению против вашей воли.

Что такое бред преследования?

Бред преследования возникает, когда кто-то считает, что другие хотят причинить ему вред, несмотря на доказательства обратного.Это тип параноидального мышления, который может быть частью нескольких различных психических заболеваний.

Независимо от того, думают ли люди с этим заболеванием, что их коллеги саботируют их работу, или они считают, что правительство пытается их убить, бред преследования различается по степени серьезности. Некоторые люди с бредом преследования считают, что им нужно делать все возможное, чтобы оставаться в безопасности, и, следовательно, им может быть трудно нормально функционировать.

В то время как каждый может испытывать некоторые ложные убеждения о том, что люди время от времени «стремятся получить их», для людей с бредом преследования их убеждения наносят серьезный урон их жизням.Их заблуждения обычно являются симптомом психического заболевания, требующего профессиональной помощи.

Типы

Люди с психическими заболеваниями могут испытывать бред преследования. Эти заблуждения чаще всего связаны с шизофренией, но они также могут проявляться при маниакальных эпизодах биполярного расстройства или тяжелой депрессии с психозом.

Бред преследования — один из наиболее распространенных видов бреда.

Они также могут сигнализировать о бредовом расстройстве — заболевании, которое характеризуется как минимум месяцем бредовых идей, но без других психотических симптомов.Бред также часто встречается у людей с деменцией. Подсчитано, что 27% людей с деменцией в то или иное время испытывают бред преследования.

Бредовые расстройства встречаются гораздо реже, чем другие психические заболевания, которые могут включать психоз. По оценкам, только 0,2% населения страдает бредовым расстройством.

К менее распространенным типам заблуждений относятся:

  • Соматические заблуждения : фиксированное ложное убеждение, что у человека есть физический дефект или медицинская проблема
  • Эротоманические иллюзии : убеждение, что кто-то их любит

Знаки

Люди с бредом преследования верят, что вред будет нанесен, и что другие люди намереваются причинить им вред.

Люди, испытывающие бред преследования, могут говорить такие вещи, как:

  • «Мои соседи ночью врываются в мой дом и вытаскивают мою одежду из шкафа».
  • «Полиция преследует меня, потому что хочет меня истязать».
  • «Злой дух пытается меня убить».
  • «Правительство травит меня через питьевую воду».
  • «Люди на улице шпионят за мной и собираются украсть мои вещи».

Люди, сообщающие о бреде преследования, могут также говорить расплывчато, говоря что-то вроде: «Они хотят добраться до меня», не имея возможности четко сформулировать, кто «они».

Иногда люди, страдающие манией преследования, сообщают властям о своих опасениях. Когда ничего не происходит, они часто начинают подозревать, что власти каким-то образом замешаны. Они также расстраиваются, когда им никто не помогает. Они могут быть сбиты с толку относительно того, почему друзья и члены семьи не разделяют их опасений; или они могут рассердиться из-за того, что никто не предпримет никаких действий.

Причины

Есть несколько причин, связанных с психозом, включая детские травмы, а также социальные, генетические и биологические факторы.

  • Биологические факторы : аномалии мозга или дисбаланс химических веществ в мозгу, а также употребление алкоголя и наркотиков могут способствовать бреду преследования.
  • Детская травма : Некоторые исследования связывают детскую травму с паранойей.
  • Генетические факторы : Бредовые расстройства чаще встречаются у людей, у которых есть член семьи с бредовым расстройством или шизофренией.
  • Социальные факторы : Фильмы, книги, поп-культура и другие социальные факторы могут усиливать или подпитывать бред преследования.

Факторы, связанные с

Люди, которые испытывают бред преследования, как правило, имеют несколько общих факторов с точки зрения того, как они думают, чувствуют и ведут себя. Однако неясно, вызывают ли эти факторы бред преследования или бред преследования вызывают эти вещи.

Вот шесть общих черт, которые есть у большинства людей с бредом преследования.

Беспокойство и размышления

Люди, которые испытывают бред преследования, скорее всего, будут проводить много времени в беспокойстве.Несколько исследований показали, что уровень беспокойства у людей, испытывающих бред преследования, аналогичен уровню беспокойства, который испытывают люди с тревожными расстройствами.

Время, потраченное на воображение неправдоподобных результатов и катастрофических идей, может идти рука об руку с заблуждениями преследования. Исследование 2014 года показало, что период беспокойства часто предшествует бреду преследования.

Было обнаружено, что лечение основного беспокойства эффективно в уменьшении бреда преследования.Люди, которые учатся навыкам уменьшения своего беспокойства, могут лучше справляться со своими симптомами.

Отрицательные мысли

Люди, которые чувствуют себя разными, обособленными, неполноценными и уязвимыми, с большей вероятностью будут параноиками. В исследовании 2012 года трижды в течение года оценивался 301 пациент с психозом. Исследователи обнаружили, что негативные мысли о себе предсказывают сохранение бреда преследования.

Исследователи также обнаружили, что люди с бредом преследования чрезмерно критично относятся к себе.Было обнаружено, что самосострадание уменьшает параноидальные мысли.

Межличностная чувствительность

Одно исследование показало, что люди с бредом преследования, как правило, обладают высокой межличностной чувствительностью, что означает, что они чувствуют себя уязвимыми в присутствии других из-за страха критики или отказа.

Люди с бредом преследования также более склонны интерпретировать нейтральные события как содержащие враждебность со стороны других. Межличностная чувствительность также положительно связана с повышенным уровнем тревожности и депрессии.

Ненормальные внутренние переживания

Люди с бредом преследования иногда неверно интерпретируют внешние события. Однако некоторые исследования показали, что это верно только тогда, когда человек испытывает неуравновешенное внутреннее состояние.

Необъяснимое тревожное возбуждение, чувство деперсонализации или нарушения восприятия могут заставить человека искать ответы во внешней среде. Например, человек, переживший негативное жизненное событие или плохой сон, может чувствовать себя «не в своей тарелке».Следовательно, они могут винить окружающую среду за то, что им плохо. Кто-то может подумать: «Я беспокоюсь, потому что кто-то шпионит за мной».

Бессонница

Исследование 2012 года показало, что бессонница увеличивает вероятность развития параноидных идей в три раза. Плохой сон также является предиктором стойкости существующей паранойи.

Бессонница — заболевание, которое поддается лечению. Помощь людям в улучшении количества и качества сна может стать ключом к уменьшению бреда преследования.

Иррациональное мышление

Исследование 2014 года показало, что люди, которые испытывают бред преследования, с большей вероятностью сделают поспешные выводы. Люди, которые делают поспешные выводы, собирают мало информации перед принятием решений и могут быть весьма импульсивными.

Например, люди, которые делают поспешные выводы, могут предположить, что их фотографирует незнакомец, держащий в руках телефон. Они также могут полагать, что группа смеющихся людей, должно быть, смеется над ними.

Исследование также показало, что люди, которые поспешили с выводами, имели худшую рабочую память о производительности, более низкий IQ, меньшую нетерпимость к неопределенности и более низкий уровень беспокойства.

Лечение

Лечение сильно различается в зависимости от типа психического заболевания. Иногда необходимо решить основные проблемы, такие как бессонница или перенесенная травма. В других случаях полезным вмешательством может быть снижение тревожности.

  • Терапия : исследование 2014 года показало, что когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может быть эффективным вмешательством.Когда терапевты помогли пациентам уменьшить беспокойство и размышления, бред преследования уменьшился. КПТ также привела к значительному снижению других психических симптомов и общего уровня паранойи.
  • Лекарство : В зависимости от заболевания могут использоваться нейролептики, антидепрессанты или другие препараты, стабилизирующие настроение.
  • Службы поддержки : Люди, страдающие бредом, также могут бороться с повседневными задачами, такими как поход на работу, выполнение поручений и оплата счетов.Им могут потребоваться профессиональные услуги поддержки на дому, чтобы помочь им с повседневными задачами.
  • Стационарная госпитализация : Однако иногда люди с бредом не доверяют профессионалам, что может еще больше усложнить лечение. Иногда может потребоваться госпитализация в стационар, чтобы помочь человеку лучше контролировать симптомы.

Копинг

Поддержать человека, страдающего манией преследования, может быть сложно. Возможно, вам придется потратить много времени, слушая, как они объясняют, как их преследуют, даже если нет никаких доказательств того, что это правда.Или могут быть случаи, когда они настаивают на том, чтобы вы тоже пытались их достать.

Имейте сочувствие

Хотя у вас может возникнуть соблазн сказать человеку, что он бред и его мысли иррациональны, ваши усилия могут принести больше вреда, чем пользы. Лучше всего сосредоточиться на том, что чувствует ваш любимый человек. Скажите что-нибудь вроде: «Я знаю, что для вас это действительно стресс». Выразите беспокойство, сказав что-то вроде: «Я заметил, что вы ошеломлены».

Ищите поддержку для себя

Группа поддержки может помочь вам узнать о трудностях, стратегиях и ресурсах, которые другие люди в аналогичных ситуациях сочли полезными.Независимо от того, является ли человек, испытывающий бред преследования, вашим братом, сестрой, родителем или ребенком, подумайте о том, чтобы обратиться за терапией и для себя. Специалист в области психического здоровья может помочь вам лучше понять болезнь вашего близкого и стратегии, которые помогут вам справиться с этим.

При необходимости, они могут даже научить вас проводить тесты в реальности вместе с любимым человеком. Эта практика включает в себя сбор фактов, подтверждающих заблуждение, а также фактов, опровергающих заблуждение.Вместо того, чтобы говорить человеку, что его убеждения не соответствуют действительности, тестирование реальности помогает человеку сделать собственные выводы, основанные на доказательствах.

Рассмотрите возможность семейной терапии

Семейная терапия также может помочь вам определить, как лучше всего реагировать на человека, который испытывает бред. Знание того, что сказать и как поддержать человека, может быть очень полезным для его лечения.

Слово от Verywell

Наблюдение за тем, как кто-то, кого вы любите, испытывает бред преследования, временами может быть ошеломляющим.Но с вмешательством и поддержкой вы можете помочь любимому человеку и найти способы справиться с этим.

Комплекс преследования: определение и лечение — видео и стенограмма урока

Сопутствующие психологические проблемы

Комплекс преследования часто ассоциируется с другими психологическими расстройствами. Часто у людей, страдающих комплексом преследования, могут быть и другие нарушения мышления. Расстройство мышления — это расстройство мышления, при котором мышление человека не организовано и не рационально.Человек с заблуждением будет демонстрировать признаки неорганизованного мыслительного процесса. Наиболее распространенное расстройство, связанное с бредом, особенно бредом преследования, — это шизофрения. Шизофрения — расстройство мышления, характеризующееся иррациональными страхами и мыслями, заблуждениями и галлюцинациями. У человека, страдающего шизофренией, может быть комплекс преследования.

Другое психологическое расстройство, связанное с комплексом преследования, — это шизоаффективное расстройство .Это похоже на шизофрению в том, что человек страдает бредом и галлюцинациями. Разница в том, что люди с шизоаффективным расстройством также страдают расстройством настроения, таким как депрессия. Опять же, основная тема — иррациональный или неорганизованный мыслительный процесс, о чем свидетельствует заблуждение.

Наконец, люди, страдающие биполярным расстройством, также могут бороться с комплексом преследования в маниакальном состоянии. Биполярное расстройство — это расстройство настроения, которое характеризуется изменением настроения человека от депрессивного до мании. Мания — это состояние нестабильного приподнятого настроения, при котором человек проявляет неуверенность, нарушенное восприятие реальности и заблуждения.

Возможные причины

Точная причина комплекса преследования неясна. Поскольку он обычно связан с другими расстройствами, он, скорее всего, является частью самого заболевания. Расстройства, влияющие на мыслительные процессы и пронизанные заблуждениями, часто возникают в результате сочетания генетических факторов (унаследованных черт) и факторов окружающей среды, таких как стресс.

Лечение

Лечение комплекса преследования может варьироваться в зависимости от человека. Антипсихотические препараты часто используются, чтобы помочь уменьшить симптомы преследования человека. Кроме того, можно использовать комбинацию индивидуальной терапии и групповой терапии, чтобы помочь человеку изменить свой мыслительный процесс и получить представление о своей болезни.

Краткое содержание урока

Комплекс преследования является примером заблуждения или устоявшегося иррационального убеждения.Это может быть связано с другими расстройствами, такими как биполярное расстройство, шизофрения и шизоаффективное расстройство. Точная причина неясна, но исследования указывают на вероятность того, что причина связана с сочетанием наследственных и экологических факторов. Лечение людей с этим расстройством основано на индивидуальной терапии, групповой терапии и лекарствах.

Достижения в понимании и лечении бреда преследования: обзор

Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol.2014; 49 (8): 1179–1189.

1 и 2

Дэниел Фриман

1 Отделение психиатрии Оксфордского университета, больница Варнефорд, Оксфорд, OX3 7JX UK

Филиппа Гарети

Лондон 2 Королевский колледж Великобритании

1 Департамент психиатрии Оксфордского университета, больница Варнефорд, Оксфорд, OX3 7JX UK

2 Королевский колледж в Лондоне, Лондон, Великобритания

Автор, отвечающий за переписку.

Поступило 8 июня 2014 г .; Принята к печати 30 июня 2014 г.

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает любое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора (авторов) и источника.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Purpose

Бред преследования является центральным психотическим переживанием, находящимся на крайнем конце спектра паранойи среди населения в целом.Цель обзора — предоставить введение в понимание бреда преследования, выделить ключевые предполагаемые причинные факторы, которые могут быть преобразованы в эффективное лечение, и указать направления будущих исследований.

Методы

Был проведен обзор описательной литературы, чтобы выделить основные недавние области эмпирических исследований, касающихся доклинической и клинической паранойи.

Результаты

Выявлены шесть основных ближайших причинных факторов: тревожный стиль мышления, негативные убеждения о себе, межличностная чувствительность, нарушение сна, аномальные внутренние переживания и предубеждения в рассуждениях.У каждого есть правдоподобные механистические связи с возникновением паранойи. На эти причинные факторы может влиять ряд социальных обстоятельств, включая неблагоприятные события, употребление запрещенных наркотиков и городскую среду.

Выводы

Были воспроизведены многочисленные эмпирические данные, ведущие к значительному прогрессу в понимании бреда преследования, которые теперь начинают воплощаться в когнитивные методы лечения. Первые испытания, специально ориентированные на пациентов, страдающих бредом преследования в контексте психотических диагнозов, происходят.Первоначальные доказательства эффективности очень многообещающие.

Ключевые слова: Заблуждения, Преследование, Шизофрения, Психоз, Паранойя

Введение

«Мои соседи распространяют неприятные слухи и мучают меня»

. МИ5, МОССАД и полиция пытаются поймать меня и пытать me ‘

‘ Злой дух хочет убить меня ‘[1]

В основе заблуждений преследования лежат две тревожные проблемы: причинение вреда и намерение других [2].Почти половина людей с бредом преследования имеет уровень психологического благополучия в самых низких 2% от общей популяции [3]. Бред обычно сопровождается тревогой [4], депрессией [5] и нарушением сна [6]. В личном отчете Вайнера [7] отмечается: «Больше всего я запомнил, насколько я был дезориентирован и напуган». При первом приступе психоза более 70% пациентов страдают бредом преследования [8, 9]. Это тип заблуждения, на который, скорее всего, будут действовать [10]. Бред преследования — это обычное, клинически важное психотическое переживание, лечение которого необходимо значительно улучшить.Мы поддерживаем подход к пониманию причин, позволяющий превратить эти знания в эффективное лечение [11].

Все чаще признается, что бред преследования находится на крайнем конце спектра паранойи. Это еще один пример количественного признака в общей популяции, более широко применяемый для общих проблем психического здоровья [12, 13]. Как показано на рис., Существует экспоненциальное распределение параноидальных мыслей в общей популяции [14, 15]. Такое распространение паранойи было обнаружено даже у детей [16].У многих людей есть параноидальные мысли, а у некоторых — много. Паранойя среди населения в целом связана с ухудшением физического здоровья, суицидальными идеями и более слабой социальной сплоченностью [17]. Лишь недавно была оценена наследуемость паранойи среди населения в целом. При исследовании пяти тысяч пар близнецов-подростков было обнаружено, что 50% изменчивости уровней паранойи в популяции обусловлено генами [18]. Идентификация генов, вероятно, окажется трудной [19], хотя, конечно, оценка наследственности показывает, что окружающая среда играет не менее важную роль в возникновении паранойи.Паранойя в зрелом возрасте обычно немного уменьшается с возрастом, и, хотя могут быть различия в содержании, показатели у мужчин и женщин кажутся одинаковыми [17].

Распределение общих оценок паранойи среди населения в целом [15]

Изучение индивидуальных психотических переживаний получило широкое распространение благодаря доказательствам того, что основные диагнозы психоза, такие как шизофрения, шизо-аффективное расстройство и бредовое расстройство, действительно имеют место. не фиксировать единичные нарушения. Несмотря на долгий срок использования, диагнозы могут стать препятствием на пути к пониманию и лечению трудных переживаний, в которых пациенты нуждаются в помощи.Эмпирические исследования показывают, что в эти диагнозы входят множественные независимые переживания, такие как паранойя, галлюцинации, грандиозность, нарушение мышления и ангедония [13, 20–22]. Исследовательский подход, в особенности принятый когнитивной психологией, состоял в том, чтобы попытаться объяснить эти единичные психотические переживания. Мы отмечаем, что большинство причин — это «внутренние условия» — « недостаточное , но не лишнее часть ненужного , но достаточного условия» [23].Паранойя возникает из-за сочетания причин, каждый из которых только увеличивает вероятность возникновения таких страхов. В этом обзоре освещается наша точка зрения на установленные результаты, наиболее перспективные направления и ключевые исследовательские вопросы. Эмпирические данные здесь синтезированы из обновленного поиска, продолженного на основе наших трех предыдущих систематических обзоров литературы о заблуждениях [24–26].

Стиль мышления, вызывающий беспокойство

«… сиди и думай. Затем получите параноик, параноик, параноик и параноик »[27]

Беспокойство вызывает в памяти неправдоподобные идеи, удерживает их и усиливает страдания, которые они вызывают.Следовательно, это вероятный фактор возникновения параноидального мышления [28]. Доказательства в поддержку этой позиции накапливаются. Лонгитюдное национальное эпидемиологическое исследование показало, что наличие беспокойства предсказывает появление новых параноидальных мыслей в течение 18 месяцев [29]. Беспокойство предсказывает сохранение существующей доклинической паранойи [29, 30]. Те, кто склонен к тревожному мышлению, также с большей вероятностью испытают паранойю в экспериментальных условиях [31, 32]. Уровень беспокойства у пациентов с бредом преследования сопоставим с таковым у пациентов с генерализованным тревожным расстройством [28, 33–35].Уровень жевания также высок у пациентов со стойким бредом преследования [36]. Выборочное исследование опыта показало, что период беспокойства предшествует возникновению бредовых идей [37]. Важно отметить, что уровень беспокойства пациентов предсказывает сохранение бреда преследования в течение следующих месяцев [5, 38].

Эти теоретические исследования привели к двум пилотным клиническим испытаниям, в которых была предпринята попытка снизить уровень беспокойства у пациентов с бредом преследования. Вмешательства по поводу беспокойства обращаются к тенденции реагировать на тревожные мысли тревогой и не оспаривают содержание бреда преследования.Первоначальные данные были обнадеживающими, указывая на то, что уменьшение беспокойства может привести к уменьшению бредовых идей [39, 40]. Теперь это было тщательно проверено Фриманом и его коллегами [40] в исследовании «Вмешательство в беспокойство», первом крупном рандомизированном контролируемом исследовании, специально предназначенном для пациентов с бредом преследования. 150 пациентов со стойким бредом преследования были рандомизированы для шести сеансов снижения беспокойства в дополнение к стандартной помощи или стандартной помощи. Оценка проводилась вслепую, и частота последующего наблюдения была очень высокой.КПТ для вмешательства в беспокойство привела к значительному снижению беспокойства и бреда преследования. Изменения в беспокойстве опосредовали большинство изменений в заблуждениях. Также наблюдалось значительное улучшение самочувствия и уменьшение руминации, общих психиатрических симптомов и общего уровня паранойи. Это убедительное свидетельство важности стиля мышления, вызывающего беспокойство, вызывающего стойкость бреда преследования, и наиболее яркая на сегодняшний день демонстрация достижений в понимании, воплощенных в лечении.Уточнение лечения, вероятно, выиграет от исследований, которые определяют механизмы, лежащие в основе беспокойства у пациентов с бредом.

Негативные мысли о себе

«Однако после университета мне не удалось по-настоящему хорошо начать карьеру, я работал неполный рабочий день и жил с родителями, я понятия не имел, чем я действительно хочу заниматься. , и из-за того, что у меня не было денег, я не мог много выходить на улицу … Я начал думать, что у меня какой-то социальный недостаток … В конце концов, я убедился, что, когда я был на улице, все, кто видел я сразу понял, что у меня какой-то социальный недостаток.На самом деле стало казаться, что все, кто встречал меня, делали вид, что относятся ко мне нормально, а затем смеялись надо мной за моей спиной, когда я ушел »[41].

Представление, заключенное в иерархии паранойи (см. Рис.) [14], состоит в том, что негативное отношение к себе может привести к ощущению себя другим, обособленным, неполноценным и, следовательно, уязвимым. Паранойя может процветать, когда человек считает себя потенциально уязвимым. Два лонгитюдных исследования пациентов показали, что негативные мысли о себе предсказывают сохранение бреда преследования [5, 42].В самом крупном из них 301 пациент с психозом обследовался трижды в течение года [42]. Моделирование структурным уравнением показало, что негативное познание привело к параноидальному мышлению, с небольшими доказательствами обратного направления. Три недавних систематических обзора показывают, что паранойя напрямую связана с негативными представлениями о себе, без необходимости вызывать защитные процессы [26, 43, 44]. Люди с бредом преследования могут на самом деле чрезмерно критически относиться к себе [45]. Недавнее экспериментальное исследование манипулировало самооценкой у людей, подверженных параноидальным мыслям [46].Участники дважды входили в виртуальный социальный мир: один раз на своем обычном росте, второй — на меньшем. Рост связан с социальным статусом, поэтому было предсказано, что уменьшение роста приведет к снижению самооценки. Было обнаружено, что уменьшение роста привело к появлению более негативных мыслей о себе по отношению к другим, и это объяснило рост паранойи. Другое экспериментальное исследование показало, что техника, сфокусированная на сострадании, снижает вероятность параноидальных мыслей во время припоминания тревожных воспоминаний [47].

Иерархия паранойи [14]

Доказательства связи бреда преследования с негативными мыслями о себе убедительны и согласуются с более широкой работой, показывающей связь негативных эмоций с позитивными симптомами психоза [4], включая паранойю [48, 49] и с гипотезой «социального поражения» шизофрении [50]. Это также может быть связано с устоявшейся ассоциацией проживания в городских районах с более высоким уровнем психотических переживаний [51, 52]. В недавнем исследовании мы оценивали пациентов с бредом преследования по ряду психологических процессов до и после того, как они были рандомизированы либо для попадания в оживленную социальную городскую среду, либо для пребывания дома [53].Выход на улицу привел к значительному увеличению паранойи, беспокойства, депрессии, негативных мыслей о себе и меньшему количеству позитивных мыслей о себе. Рост паранойи был частично опосредован ростом тревожности, депрессии и негативных мыслей о себе. Это исследование предоставляет дополнительные доказательства того, что негативные аффекты и связанные с ними процессы приводят к усилению паранойи, и указывает один путь, по которому городская среда может влиять на психологическое здоровье.

Полученные данные были использованы для разработки лечения распространенной проблемы для пациентов с бредом преследования, связанного с выходом на улицу в людные места, протестировано в недавней серии случаев с пятнадцатью пациентами [54].Четкое лечебное значение этой работы состоит в том, что уменьшение негативных мыслей о себе у пациентов с бредом преследования приведет к уменьшению паранойи. В исследованиях, посвященных лечению самооценки и измерению психотических переживаний, было замечено уменьшение бредовых идей и галлюцинаций [55, 56]. Однако в этих исследованиях паранойя не рассматривалась конкретно. Ясно показаны исследования, проверяющие клинические методы для улучшения негативных представлений о себе у пациентов с бредом преследования [57].

Межличностная чувствительность

«Да, да, и в этом-то и дело, я не понимал, что это паранойя, но я боялся, что люди будут смеяться надо мной или высмеивать меня, причинять мне боль или каким-то образом обмануть меня, понимаете? игры разума стали активной частью моего восприятия »[58]

Точная природа негативного самопознания при паранойе еще предстоит определить. Несомненно, такие мысли будут связаны с тревогой и депрессией, которые обычно встречаются у людей с параноидальными идеями.А негативные познания в отношении себя и других будут одним из путей, по которому неблагоприятные события приведут к паранойе [29, 59, 60]. Одна многообещающая более точная спецификация — это межличностная чувствительность, определяемая как «чувство уязвимости в присутствии других из-за ожидания критики или отвержения» [61]. Параноидальные представления можно рассматривать как продолжение таких опасений. Межличностная чувствительность была впервые связана с паранойей в серии экспериментальных исследований виртуальной реальности [31, 62, 63]. Например, исследование 200 представителей населения в целом показало, что люди с более высокой межличностной чувствительностью с большей вероятностью интерпретируют нейтральную социальную среду виртуальной реальности как содержащую враждебность со стороны других [31].Последующая работа показала, что межличностная чувствительность высока у пациентов с бредом преследования [35] и, наконец, у пациентов с высоким риском развития психоза [64]. Межличностная чувствительность положительно связана с уровнем тревожности и депрессии [65]. Лонгитюдные исследования межличностной чувствительности еще не проводились.

Недавнее пилотное исследование предоставило первоначальный тест влияния вмешательства на бред преследования на межличностную чувствительность [61]. В исследовании приняли участие одиннадцать пациентов со стойким бредом преследования и сообщениями о межличностной чувствительности.Базовый период составлял две недели, проводилось шесть сеансов когнитивно-поведенческой терапии, направленных на снижение когнитивных способностей межличностной чувствительности, и наблюдалось наблюдение через 1 месяц. Пациенты были стабильны в течение исходного периода, но после вмешательства наблюдалось значительное снижение величины эффекта как в межличностной чувствительности, так и в бреде преследования, которое сохранялось при последующем наблюдении. Однако оценки проводил терапевт, а контрольной группы не было. Ориентация на межличностную чувствительность у пациентов с бредом преследования требует оценки в рандомизированном контролируемом исследовании.Есть возможности для большей точности при измерении концепции. В более широком смысле, тема, нуждающаяся в постоянном исследовании, — это спецификация негативных когниций, центральных для паранойи, уточнение того, существуют ли различные типы негативных познаний о себе и других; На первых порах качественные опросы могут оказать здесь особую помощь. Наиболее близкое к паранойе представление, вероятно, связано с уязвимостью, которая может проистекать из ряда различных взглядов на себя и других.

Аномальные внутренние переживания

«Сейчас я боюсь не столько темноты, сколько ощущения того, что может быть в комнате, чего я не вижу.Я всегда чувствую, что кто-то рядом и собирается меня похитить, изнасиловать или убить. Много раз, когда я остаюсь дома один, я чувствую, что кто-то собирается ворваться и убить меня. Я всегда чувствую, что кто-то есть »[66].

При изучении паранойи часто делается упор на неправильную интерпретацию внешних событий; в литературе по атрибуции обычно говорится о возникновении откровенно негативных событий, таких как враждебность друга [67]. С клинической точки зрения, события, о которых сообщают пациенты, на самом деле в основном незначительны и неоднозначны, например, кто-то наткнулся на человека, или взгляды на лицах, или отрывки подслушанных разговоров.Однако часто недооценивается, что эти события являются обычным явлением в окружающей среде и не всегда замечаются или неправильно интерпретируются пациентами. Альтернативная точка зрения состоит в том, что эти события приобретают значение только тогда, когда человек находится в субъективно неурегулированном состоянии. Подразумевается, что происходящее на самом деле является неверной интерпретацией внутреннего аномального опыта. Человек испытывает, например, необъяснимое тревожное возбуждение или чувство деперсонализации, или имеет нарушения восприятия, которые остаются нераспознаваемыми и приводят к поискам объяснений во внешней среде.Таким образом, внешние события являются топливом для неправильной интерпретации внутренних состояний.

Такие аномальные переживания могут быть вызваны запрещенными наркотиками, плохим сном и негативными жизненными событиями. Есть даже недавние доказательства того, что приступ беспокойства может вызвать деперсонализацию у пациентов с бредом преследования [68]. Имеется много сообщений о широком спектре аномальных внутренних переживаний у пациентов с психозами [69–72]. Одной из давних рамок этих аномальных состояний у пациентов была идея о том, что при шизофрении существуют основные нарушения самости [73], а другим — аберрантная значимость [74].Те, кто подвержен аномальным внутренним переживаниям, с большей вероятностью испытают паранойю в экспериментальных условиях [75]. Учет иллюзий, возникающих из-за изменений в субъективном опыте, также используется для объяснения связи потери слуха и психотических переживаний [76], что было проверено в одном из первых экспериментальных исследований паранойи [77]. Оценка аномальных переживаний влияет на уровень причиненного дистресса [78, 79].

Создание внутренних субъективных состояний в экспериментальных тестах паранойи случается редко.В недавнем исследовании использовалось внутривенное введение ∆ 9 -тетрагидроканнабинола (ТГК), основного психоактивного ингредиента каннабиса, для проверки причинной роли аномальных переживаний при паранойе [80]. Рандомизированный плацебо-контролируемый тест с участием 121 человека из общей популяции, сообщившего о параноидальных идеях, показал, что прием ТГК вызвал возникновение паранойи, что было оценено с помощью виртуальной реальности, самоотчета и полуструктурированного интервью. THC также вызвал увеличение аномальных внутренних переживаний и негативных воздействий и снижение производительности рабочей памяти.Это было усиление аномальных переживаний и негативных аффектов, а не изменения в рабочей памяти, которые полностью опосредовали рост паранойи. Интересно, что невозможно было разделить отдельные вклады аномальных переживаний и отрицательных эмоций, указывая на общие связи. Сейчас большое значение имеют исследования, которые помогают уменьшить аномальные внутренние переживания у пациентов с бредом преследования.

Insomnia

«Я даже слишком боялся за рулем, чтобы смотреть в зеркало заднего вида, потому что знал, что« увижу »того парня, который готов меня убить.Я не спал часами, потому что думал, как только закрою глаза, когда я открою их, кто-то будет стоять там »[66].

Область расширения за последние 5 лет — это роль нарушения сна в возникновении паранойи. Действительно, сон как причинный фактор психиатрических проблем привлекает все большее внимание [81, 82]. Очевидные пути, по которым проблемы со сном могут привести к паранойе, — это усиление негативного аффекта и возникновение тонких аномалий опыта.В первом систематическом отчете по этой проблеме был обнаружен высокий уровень бессонницы у пациентов с бредом преследования [6]. Последующие исследования выявили существенные ассоциации параноидальных идей с бессонницей в общей популяции, которые частично опосредованы негативным аффектом [17, 83]. Продольное популяционное исследование показало, что бессонница в три раза увеличивает вероятность развития параноидальных идей [29]. Также было обнаружено, что плохой сон является предиктором стойкости существующей паранойи [30].Подтверждая эти идеи о важных причинно-следственных связях между нарушенным сном и паранойей, исследование с участием более 5000 пар близнецов-подростков показало, что паранойя и бессонница связаны между собой и что между двумя проблемами генетического риска и риска, связанного с окружающей средой, существует значительное совпадение [84].

Учитывая, что бессонница является излечимым заболеванием [85, 86], существует очевидный потенциал для трансляции этих теоретических знаний о вкладе сна в паранойю. В единственном на сегодняшний день исследовании 15 пациентов со стойким бредом преследования получили четырехсессионное вмешательство когнитивно-поведенческой терапии по поводу бессонницы [87].Было отмечено значительное уменьшение размера эффекта как при бессоннице, так и при бредовых идеях, которые сохранялись как минимум через 1 месяц после вмешательства. Однако это было открытое, неконтролируемое исследование. Более длительная КПТ для лечения бессонницы у пациентов с бредом и / или галлюцинациями в настоящее время оценивается в рандомизированном контролируемом клиническом исследовании [88]. Конечно, если у пациентов с психозами есть проблемы со сном, их следует лечить с помощью доступных вмешательств, основанных на доказательствах, но подразумевается, что это также уменьшит психотические переживания.Выявление факторов, как проксимальных, так и дистальных, приводящих к хроническим проблемам со сном у пациентов с бредом, может быть полезным для разработки лечения.

Reasoning

«Когда я вижу, как люди смеются и говорят обо мне, я пытаюсь думать, что спешу с выводами. Когда я вижу людей с мобильными телефонами, я пытаюсь дать им понять: они могут меня фотографировать, а могут и нет. Это менее тревожное мышление… »[89]

Одним из наиболее воспроизводимых результатов является наличие« поспешных выводов »(JTC), которые чаще встречаются у пациентов с бредом, чем в неклинических популяциях [90–92] .Эти исследования обычно включали большинство пациентов с бредом преследования, поэтому мы можем быть уверены, что предвзятость присутствует в этом подтипе бреда, хотя частота JTC может быть даже выше у пациентов с грандиозным бредом [93]. Считается, что поспешные выводы и достижение уверенности после ограниченного сбора данных приводят к быстрому принятию бредовых идей. Поспешные выводы связаны с меньшей емкостью рабочей памяти [94, 95], но не с более высокими уровнями потребности в закрытии [96] или нетерпимости к неопределенности [95].Он присутствует в сильных бредовых убеждениях, но не в сильных тревожных убеждениях [97]. В клинических группах манипуляции с тревогой, по-видимому, не влияют на наличие предвзятости [68, 98].

Стандартные оценки JTC не проверяют тип собранных данных. Однако на сбор данных, скорее всего, повлияет устоявшаяся предвзятость подтверждения убеждений [99] или предубеждение против опровергающих доказательств [100]. После того, как данные собраны, может оказаться важным влияние эмпирических и аналитических рассуждений.В общей популяции более высокий уровень паранойи связан с меньшим использованием аналитических рассуждений [101, 102]. Лица с бредом преследования сообщают о меньшем использовании как эмпирического, так и рационального стилей рассуждения [102]. JTC, подтверждение убеждений и меньшее использование аналитических рассуждений, скорее всего, приведут не только к сильному бредовому убеждению, но и к неспособности рассмотреть альтернативные объяснения. Неспособность рассмотреть альтернативные объяснения [103], сопротивление гипотетическому противоречию [10] и нежелание учитывать возможность ошибки [10] — все это считается маркерами «негибкости убеждений» [104].Непоколебимость убеждений — это процесс рассуждения, наиболее связанный со степенью убежденности в заблуждениях [105].

Внимание обратилось на то, как эти знания о процессах мышления в бредовых идеях могут быть переведены в лечение. Рандомизированное контролируемое исследование с участием 154 пациентов с паранойей показало, что новый образовательный подход (метакогнитивная тренировка, MCT), предоставляющий информацию и упражнения о ряде когнитивных искажений, обнаруженных при психозе, проводимый в группах более восьми сеансов, не повлиял на бред. [106].Исследование аналогичного размера показало, что МСТ имеет преимущества для пациентов без серьезных клинических заблуждений, то есть с легкими или умеренными уровнями бредовых представлений [107]. Это были два самых строгих и хорошо продуманных теста этой образовательной программы группового мышления, которые показали противоположные результаты. Основываясь на этой новаторской работе, наш подход к работе с людьми с сильными бредовыми убеждениями впервые продемонстрировал в экспериментальных исследованиях краткосрочное изменение предубеждений в рассуждениях [89, 108].В недавнем исследовании 101 пациент с текущим бредом был рандомизирован для 90-минутного индивидуального мотивирующего вмешательства или для условия контроля внимания [109]. В течение следующих двух недель пациенты, которым проводилось вмешательство, выполняли домашние задания. Краткое обучение мышлению привело к значительному снижению состояния паранойи и улучшению рассуждений: уменьшению JTC и повышению гибкости убеждений. Были доказательства того, что увеличение гибкости убеждений частично опосредовало значительное снижение текущего уровня паранойи у пациентов на 2-недельной оценке.Исследование демонстрирует, что можно, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, помочь людям скорректировать свой стиль мышления, и что это приводит к изменению паранойи. Таким образом, гибкость убеждений — многообещающая цель для рассуждений. Следующим шагом является разработка и оценка более длительного клинического вмешательства из восьми сеансов, направленного на достижение эффективной гибкости в мышлении и, как следствие, устойчивого изменения бреда; это ключевая область для будущих исследований. В целом результаты нашего обзора указывают на важность аффективных процессов, аномальных переживаний и рассуждений в возникновении тяжелой паранойи (см.рис.).

Описание факторов, участвующих в формировании бреда [31]

Другие пути

Возможно, наиболее изученным психологическим процессом в исследованиях шизофрении была теория разума [110], поскольку почти по определению намерения других людей неправильно интерпретируются в содержании. параноидальных мыслей. Существуют убедительные доказательства теории психических расстройств у пациентов с шизофренией [111, 112]; однако очевидно, что эти когнитивные трудности чаще всего связаны с негативными симптомами, а не с паранойей [25, 26, 113].В нашем недавнем обзоре из 38 клинических исследований теории разума большинство не обнаружило ассоциаций с бредом в целом или паранойей [26]. В трех доклинических исследованиях не было выявлено связи теории умственной деятельности и паранойи. Недавнее исследование пациентов с ранним эпизодом психоза и неклинической контрольной группы не обнаружило связи между измерением размерной паранойи и теорией умственных способностей ни в одной из групп [114]. В целом это неудивительно. Известно, что теория психических проблем тесно связана с когнитивными нейропсихологическими нарушениями [115, 116] и что такие когнитивные нарушения связаны с негативными, а не с позитивными симптомами психоза, такими как бред [117] — теория разума приводит к шизофрения соответствует этой схеме.Более того, интересный анализ разговоров пациентов показал, что теория умственных способностей не повреждена [118]. Мы считаем, что в клинических условиях возможно, что у некоторых пациентов присутствует теория психических расстройств, что, когда они присутствуют, они могут усугубить параноидальное мышление, но такие проблемы не являются ключевым причинным фактором.

Тема, которая привлекла внимание, но получила менее прямое эмпирическое исследование, — это гипотеза двух различных типов паранойи: «бедный я» и «плохой я» [119].В первом случае паранойя рассматривается как защита от негативных эмоций, достигающих сознания, а во втором паранойя считается прямым отражением сознательных представлений о себе, которые настолько крайне негативны, что человек считает, что он будет наказан. В клинических группах проявления «бедный я» гораздо более распространены, чем «плохой я» [120–122]. Вероятность существования двух различных типов паранойи с противоположными причинами спорна; действительно, анализ эпидемиологического национального обследования показывает, что существует только одно основное измерение паранойи [15].Важно отметить, что не была проведена центральная проверка двух подтипов гипотез: исследование защитных процессов в каждом из двух типов. Учитывая, что подтип «Бедный я» значительно более распространен, следует отметить, что доказательства, как правило, несовместимы с защитным объяснением бреда преследования: гипотетические защиты трудно проверить, но крупнейшие исследования [123, 124] не находят присутствующей защитной обработки. ; защитный процессинг не был обнаружен даже для более явно усиливающихся грандиозных иллюзий [125]; в то время как систематические обзоры литературы все сообщают о сильной прямой связи между негативными эмоциями и заблуждениями [26, 43, 44], которые не могут быть предсказаны защитой.Даже наличие гипотетического защитного экстернализирующего атрибутивного стиля у людей с бредом преследования является предметом дискуссий [67]. Экономные объяснения негативных эмоций и паранойи не должны вызывать защиты. На наш взгляд, теория «бедный я» / «плохой я» помогает выявить один игнорируемый аспект содержания паранойи, то есть люди могут чувствовать, что они заслуживают причинения вреда, и это познание, тесно связанное с уровнями депрессии. По мере того, как депрессия колеблется, будут меняться и представления о том, что заслуживает вреда, как сообщалось [126]; это, однако, не указывает на отдельные категории.Существуют и другие аспекты содержания заблуждений (например, воспринимаемая степень индивидуального контроля над ситуацией, представления о силе преследователя) [1], которые также могут быть важны для определения или определяться эмоциональными реакциями, и, в равной степени, дихотомия, вероятно, приведет к различиям в представлении, но это не будет указывать на отдельные подтипы. Мы поддерживаем ценность выявления эмоциональных коррелятов паранойи, но не видим убедительных эмпирических свидетельств отдельных подтипов паранойи, и, действительно, есть доказательства против такой точки зрения.

Новые маршруты

Мы сосредоточили обзор на областях, которые в некоторой степени подвергались неоднократным эмпирическим исследованиям. Однако еще многое предстоит изучить в этой важной области как для психологического здоровья людей, так и для понимания более широкой проблемы социальной сплоченности. Особенно ценным было бы распространение этой работы на исследования развития недоверия у детей [16, 127]. Это может быть связано с пониманием метакогнитивных убеждений, которые поддерживают принятие параноидальных убеждений [128].Есть первоначальная многообещающая работа по изучению паранойи в связи со стрессом [129–131] и трудностями регуляции эмоций [132, 133]. Есть интересные связи между посттравматическим стрессовым расстройством и паранойей [30, 134, 135] и соответствующими нововведениями в лечении психозов [136]. Существует много исследований, связывающих детские травмы и жестокое обращение с психозами; в то время как травма, особенно сексуальное насилие, связывают с галлюцинациями, некоторые недавно появившиеся данные связывают пренебрежение в детстве (например, пребывание под опекой) конкретно с паранойей [60, 137].Точная роль образов в параноидальных страхах еще предстоит определить [138, 139]. Как паранойя влияет на социальное функционирование [140, 141], что приводит к действию на основе заблуждений [142] и какие социальные факторы усиливают паранойю [143], это важные темы для будущих исследований. Большая часть нашей работы основана на том, чтобы выслушивать пациентов и опробовать стратегии во время психологической терапии, как указано в личных отчетах, использованных в этом обзоре. Систематические исследования мнений пациентов, вероятно, будут очень информативными [27, 144].Как паранойя отличается по причинным факторам от тревоги, депрессии, грандиозности и других связанных психологических проблем, еще предстоит определить [75, 93]. Примечательно, что специфическая нейробиология заблуждений и связанной с ними обработки информации игнорировалась [145], в то время как необходимы согласованные усилия для определения воздействия на индивидуальном уровне на психологическую обработку известных социальных факторов, усиливающих паранойю. Учитывая явные свидетельства прогресса в понимании, возможно, наибольшее внимание следует уделять преобразованию в более эффективные методы лечения и самоконтроль.В этой работе потенциальные преимущества использования самопомощи [146] и технологических инноваций, таких как мобильные телефоны [147], методология выборки опыта [148] и виртуальная реальность [149], еще предстоит определить. В будущем мы надеемся увидеть еще много надежных лечебных испытаний, сфокусированных именно на пациентах, сообщающих о бреде преследования.

Благодарности

DF поддерживается старшей клинической стипендией Совета медицинских исследований (MRC) (G0

8). Это исследование представляет собой независимое исследование, для которого PG частично финансировалась Центром биомедицинских исследований Национального института исследований в области здравоохранения (NIHR) в Южном Лондоне, фондом Maudsley NHS Foundation Trust и Королевским колледжем Лондона.

Конфликт интересов

Нет.

Ссылки

1. Фриман Д., Гарети П.А., Койперс Э. Бред преследования: развитие понимания поддержания убеждений и эмоционального дистресса. Psychol Med. 2001; 31: 1293–1306. [PubMed] [Google Scholar] 2. Фримен Д., Гарети П.А. Комментарии к содержанию бреда преследования: нуждается ли определение в уточнении? Br J Clin Psychol. 2000; 39: 407–414. [PubMed] [Google Scholar] 3. Freeman D, Startup H, Dunn G, Wingham G, Cernis E, Evans N, Lister R, Pugh K, Cordwell J, Kingdon D (2014) Бред преследования и психологическое благополучие.Социальная психиатрия, психиатр, эпидемиол. 49: 1045–1050. DOI: 10.1007 / s00127-013-0803-y [PubMed] 4. Хартли С., Барроуклаф С., Хэддок Г. Тревога и депрессия при психозе. Acta Psychiatr Scand. 2013 [PubMed] [Google Scholar] 5. Воронцова Н., Гарети П., Фриман Д. Когнитивные факторы, поддерживающие бред преследования при психозе: вклад депрессии. J Abnorm Psychol. 2013; 122: 1121–1131. [PubMed] [Google Scholar] 7. Вайнер С. Рассказ от первого лица: жизнь с иллюзиями и последствиями шизофрении.Шизофр Бык. 2003. 29: 877–879. [PubMed] [Google Scholar] 8. Коид Дж., Ульрих С., Каллис С., Кеерс Р., Баркер Д., Кауден Ф., Стэмпс Р. Взаимосвязь между иллюзиями и насилием. JAMA Psychiatry. 2013; 70: 465–471. [PubMed] [Google Scholar]

9. Ullrich S, Coid J (2014) Личное сообщение, 4 июня 2014 г.

10. Wessely S, Buchanan A, Reed A, Cutting J, Everitt B., Garety P, Taylor P. заблуждения. Br J Psychiatry. 1993. 163: 69–76. [PubMed] [Google Scholar] 11. Фримен Д. Улучшение когнитивных методов лечения бреда.Schizophr Res. 2011; 132: 135–139. [PubMed] [Google Scholar] 12. Пломин Р., Хаворт CMA, Дэвис OSP. Общие расстройства — это количественные признаки. Nat Rev Genet. 2009; 10: 872–878. [PubMed] [Google Scholar] 13. Рональд А., Серадзка Д., Кардно А., Хаворт С., Макгуайр П., Фримен Д. Характеристика психотических переживаний в подростковом возрасте с использованием опросника для конкретных психотических переживаний (SPEQ): результаты исследования 5000 16-летних близнецов. Шизофр Бык. 2013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14.Freeman D, Garety PA, Bebbington PE, Smith B, Rollinson R, Fowler D, Kuipers E, Ray K, Dunn G. Психологическое исследование структуры паранойи в неклинической популяции. Br J Psychiatry. 2005. 186: 427–435. [PubMed] [Google Scholar] 15. Беббингтон П., Макбрайд О., Стил С., Кейперс Э., Радованович М., Бруга Т., Дженкинс Р., Мельцер Х., Фримен Д. Структура паранойи в общей популяции. Br J Psychiatry. 2013; 202: 419–427. [PubMed] [Google Scholar] 16. Вонг К., Фриман Д., Хьюз С. (2014) Подозрительные молодые умы: паранойя и недоверие у 8–14-летних в Великобритании и Гонконге.Br J Psychiatry (в печати) [PubMed] 17. Фриман Д., Макманус С., Бруга Т., Мельцер Х., Дженкинс Р., Беббингтон П. Сопутствующие паранойи у населения в целом. Psychol Med. 2011; 41: 923–936. [PubMed] [Google Scholar] 18. Zavos HMS, Freeman D, Haworth CMA, McGuire P, Plomin R, Cardno AG, Ronald A (2014) Согласованная этиология тяжелых, частых психотических переживаний и более мягких, менее частых проявлений: двойное исследование конкретных психотических переживаний в подростковом возрасте. JAMA Psychiatry (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 19.Серадзка Д., Пауэр Р.А., Фриман Д., Кардно А.Д., Макгуайр П., Пломин Р., Миберн Е.Л., Дадбридж Ф., Рональд А. Связаны ли генетические факторы риска психоза с психотическими переживаниями, зависящими от конкретного измерения, в подростковом возрасте? PLoS ONE. 2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Васкес-Баркеро JL, Lastra I, Nuñez MJC, Castanedo SH, Dunn G. Модели положительных и отрицательных симптомов при первом эпизоде ​​шизофрении. Br J Psychiatry. 1996. 168: 693–701. [PubMed] [Google Scholar] 21. Peralta V, Cuesta MJ.Размерная структура психотических симптомов: анализ на уровне пунктов симптомов SAPS и SANS при психотических расстройствах. Schizophr Res. 1999; 38: 13–26. [PubMed] [Google Scholar] 22. Wigman JTW, Vollebergh WAM, Raaijmakers QAW, Iedema J, van Dorsselaer S, Ormel J, Verhulst FC, van Os J. Структура расширенного фенотипа психоза в раннем подростковом возрасте — перекрестная репликация. Шизофр Бык. 2009 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Mackie JL. Цемент вселенной: исследование причинно-следственной связи.Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 1974. [Google Scholar] 24. Гарети П., Фриман Д. Когнитивные подходы к заблуждениям: критический обзор теорий и доказательств. Br J Clin Psychol. 1999; 38: 113–154. [PubMed] [Google Scholar] 25. Фримен Д. Подозрительные умы: психология бреда преследования. Clin Psychol Rev.2007; 27: 45–457. [PubMed] [Google Scholar] 26. Гарети П., Фриман Д. Прошлое и будущее исследований иллюзий: от необъяснимого к излечимому. Br J Psychiatry. 2013; 203: 327–333. [PubMed] [Google Scholar] 27.Startup H, Пью К., Кордвелл Дж., Кингдон Д., Фриман Д. (2014) Как люди с бредом преследования прекращают беспокойство? Интерпретативный феноменологический анализ. Behav Cognit Psychother. DOI: 10.1017 / S1352465813001136 [PubMed] 28. Фримен Д., Гарети П.А. Беспокойство, беспокойство о процессах и размерах заблуждений. Behav Cognit Psychother. 1999; 27: 47–62. [Google Scholar] 29. Фримен Д., Шталь Д., МакМанус С., Мельцер Х., Бруга Т., Уайлс Н., Беббингтон П. Бессонница, беспокойство, тревога и депрессия как предикторы возникновения и устойчивости преследующих идей.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2012; 47: 1195–1203. [PubMed] [Google Scholar] 30. Фриман Д., Томпсон С., Воронцова Н., Данн Дж., Картер Л.-А, Гарети П., Койперс Е., Слейтер М., Антли А., Глюксман Е., Элерс А. Паранойя и посттравматическое стрессовое расстройство в месяцы после физического нападения. Psychol Med. 2013; 43: 2673–2684. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Фриман Д., Пью К., Энтли А., Слейтер М., Беббингтон П., Гиттинс М., Данн Г., Койперс Э., Фаулер Д., Гарети П. Исследование параноидального мышления в общей популяции в виртуальной реальности.Br J Psychiatry. 2008. 192: 258–263. [PubMed] [Google Scholar] 32. Marinelli C, Cavanagh K, Dudley R. Влияние размышлений на государственные параноидальные представления в доклинической выборке. Behav Ther. 2013; 44: 385–394. [PubMed] [Google Scholar] 33. Бассетт М., Сперлингер Д., Фримен Д. Страх безумия и мании преследования. Психоз. 2009; 1: 39–50. [Google Scholar] 34. Моррисон А.П., Уэллс А. Взаимосвязь между беспокойством, психотическими переживаниями и эмоциональным дистрессом у пациентов с диагнозами шизофренического спектра и сравнения с тревожными и не относящимися к пациентам группами.Behav Res Ther. 2007; 45: 1593–1600. [PubMed] [Google Scholar] 35. Фриман Д., Пью К., Воронцова Н., Антли А., Слейтер М. Проверка континуума бредовых убеждений: экспериментальное исследование с использованием виртуальной реальности. J Abnorm Psychol. 2010; 119: 83–92. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Hepworth C, Startup H, Freeman D. Разработка методов лечения стойких бредов преследования: влияние вмешательства эмоциональной обработки и метакогнитивной осведомленности (EPMA). J Nerv Ment Dis. 2011; 199: 653–658.[PubMed] [Google Scholar] 37. Hartley S, Haddock G, Vasconcelos E, Emsley R, Barrowclough C (2013) Выборочное исследование беспокойства и размышлений при психозе. Psychol Med (EPub перед печатью) [PubMed] 38. Стартап H, Фриман D, Гарети PA. Бред преследования и катастрофическое беспокойство при психозе: развитие понимания бредового расстройства и настойчивости. Behav Res Ther. 2007. 45: 523–537. [PubMed] [Google Scholar] 39. Фостер С., Стартап Х, Поттс Л., Фриман Д. Рандомизированное контролируемое испытание вмешательства по поводу беспокойства для людей с стойкими бредом преследования.J Behav Ther Exp Psychiatry. 2010; 41: 45–51. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 40. Freeman D, Dunn G, Startup H, Pugh K, Cordwell J, Mander H, Cernis E, Wingham G, Shirvell K, Kingdon D (2014) Пояснительное рандомизированное контролируемое испытание, в котором проверяется влияние когнитивно-поведенческой терапии для беспокойства на бред преследования у людей. психоз: испытание «Вмешательство в беспокойство» (WIT) (отправлено) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 41. Адам (2011) Счет от первого лица: подозрительные мысли и паранойя.Schizophr Bull 37: 653–655 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 42. Фаулер Д., Ходжкинс Дж., Гарети П., Фриман Д., Койперс Э., Данн Г., Смит Б., Беббингтон П. Негативное познание, депрессивное настроение и паранойя: анализ продольных путей с использованием моделирования структурных уравнений. Шизофр Бык. 2012; 38: 1063–1073. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Кестинг М., Линкольн Т. Релевантность самооценки и самосхем для бреда преследования. Компр Психиатрия. 2013; 54: 766–789. [PubMed] [Google Scholar] 44.Тирнан Б., Трейси Р., Шеннон С. Паранойя и самооценка при психозе. Psychiatry Res. 2014; 30: 202–313. [PubMed] [Google Scholar] 45. Хаттон П., Келли Дж., Лоуэнс И., Тейлор П., Тай С. Самостоятельная атака и самоуверенность в мании преследования. Psychiatry Res. 2013. 205: 127–136. [PubMed] [Google Scholar] 46. Фриман Д., Эванс Н., Листер Р., Антли А., Данн Г., Слейтер М. Высота, социальное сравнение и паранойя: экспериментальное исследование виртуальной реальности с эффектом присутствия. Psychiatry Res. 2014; 218: 348–352. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 47.Линкольн Т., Гогенхаус Ф., Хартманн М. Можно ли уменьшить параноидальные мысли, нацелившись на негативные эмоции и чувство собственного достоинства? Экспериментальное исследование краткого вмешательства, сфокусированного на сострадании. Cognit Ther Res. 2013; 37: 390–402. [Google Scholar] 48. Бен-Зеев Д., Эллингтон К., Свендсен Дж., Гранхольм Э. Изучение когнитивной модели преследования идеалов в повседневной жизни людей с шизофренией: компьютерное исследование выборки опыта. Шизофр Бык. 2011; 37: 1248–1256. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 49.Бенталл Р.П., Роуз Г., Шрайан Н., Киндерман П., Ховард Р., Блэквуд Н., Мур Р., Коркоран Р. Когнитивная и аффективная структура параноидальных иллюзий. Arch Gen Psychiatry. 2009; 66: 236–247. [PubMed] [Google Scholar] 50. Селтен Дж.П., ван дер Вен Э, Руттен Б., Кантор-Граэ Э. Гипотеза социального поражения шизофрении: обновление. Шизофр Бык. 2013; 39: 1180–1186. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 51. Вассос Э., Педерсен С.Б., Мюррей Р.М., Кольер Д.А., Льюис С.М. Метаанализ ассоциации урбанизма с шизофренией.Шизофр Бык. 2012; 38: 1118–1123. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 53. Freeman D, Emsley R, Dunn G, Fowler D, Bebbington P, Kuipers E, Jolley S, Waller H, Hardy A, Garety P (2014) Стресс улицы для пациентов с бредом преследования: тест симптоматического и психологического последствия выхода на улицу в оживленный городской район (в редакции) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 54. Freeman D, Waller H, Harpur-Lewis R, Moore R, Garety P, Bebbington P, Kuipers E, Emsley R, Dunn G, Fowler D, Jolley S (2013) Городское население, бред преследования и клиническое вмешательство.Behav Cognit Psychother. doi: 10.1017 / S1352465813000660 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 55. Холл П.Л., Тарриер Н. Когнитивно-поведенческое лечение низкой самооценки у психотических пациентов: пилотное исследование. Behav Res Ther. 2003. 41: 317–332. [PubMed] [Google Scholar] 56. Lecomte T, Cyr M, Lesage A, Wilde J, Leclere C, Ricard N. Эффективность модуля самооценки в расширении прав и возможностей людей с хронической шизофренией. J Nerv Ment Dis. 1999. 187: 406–413. [PubMed] [Google Scholar] 57. Фриман Д., Фриман Дж. Вы можете быть счастливы: научно доказанный способ изменить то, как вы себя чувствуете.Харлоу: Жизнь Прентис Холл; 2012. [Google Scholar] 58. Бойд Т., Гамли А. Опыт преследования паранойи. Psychol Psychother. 2007; 80: 1–22. [PubMed] [Google Scholar] 60. Бенталл Р., Викхэм С., Шевлин М., Варез Ф. Приводят ли определенные невзгоды в раннем возрасте к определенным симптомам психоза? Исследование по результатам Обследования психиатрической заболеваемости взрослого населения 2007 года. Шизофр Бык. 2012; 38: 734–740. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 61. Белл В., Фриман Д. Пилотное испытание когнитивно-поведенческой терапии межличностной чувствительности у людей с бредом преследования.J Behav Ther Exp Psychiatry. 2014 [PubMed] [Google Scholar] 62. Фриман Д., Слейтер М., Беббингтон П. Е., Гарети П. А., Койперс Э., Фаулер Д., Мет А., Рид К., Джордан Дж., Винаягамурти В. Можно ли использовать виртуальную реальность для исследования идей преследования? J Nerv Ment Dis. 2003. 191: 509–514. [PubMed] [Google Scholar] 63. Фриман Д., Гарети П.А., Беббингтон П., Слейтер М., Кейперс Е., Фаулер Д., Грин С., Джордан Дж., Рэй К., Данн Г. Психология преследования идеалов II: экспериментальное исследование виртуальной реальности. J Nerv Ment Dis.2005; 193: 309–315. [PubMed] [Google Scholar] 64. Масилло А., Дэй F, Лэнг Дж., Хоус О, Фусар-Поли П., Бирн М., Бхаттачарья С., Фиори Настро П., Жирарди П., Макгуайр П., Валмаджиа Л. Межличностная чувствительность в психическом состоянии, подверженном риску психоза. Psychol Med. 2012; 42: 1835–1845. [PubMed] [Google Scholar] 65. Фриман Д., Данн Г., Гарети П.А., Беббингтон П., Слэйтер М., Койперс Э., Фаулер Д., Грин С., Джордан Дж., Рэй К. Психология преследования идеалов I. Дж. Nerv Ment Dis. 2005; 193: 302–308. [PubMed] [Google Scholar] 67.Mehl S, Landsberg M, Schmidt AC, Cabanis M, Bechdolf A, Herrlich J, Loos-Jankowiak S, Kircher T., Kiszkenow S, Klingberg S, Kommescher M, Moritz S, Mϋller B, Sartory G, Wiedemann G, Wittorf A, Вулвер В., Вагнер М. Почему со мной случаются плохие вещи? Атрибуционный стиль, депрессивное настроение и бред преследования у пациентов с шизофренией. Шизофр Бык. 2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 68. Freeman D, Startup H, Dunn G, Cernis E, Wingham G, Pugh K, Cordwell J, Kingdon D. Взаимодействие аффективных и психотических процессов: тест влияния беспокойства на рабочую память, поспешные выводы и аномалии опыт у пациентов с бредом преследования.J Psychiatr Res. 2013; 47: 1837–1842. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 69. Банни В., Хетрик Б., Банни Дж., Паттерсон Ю., Джин С., Поткин С., Сэндман С. Структурированное интервью для оценки аномалий восприятия (SIAPA) Schizophr Bull. 1999; 25: 577–592. [PubMed] [Google Scholar] 71. Бретт С., Питерс Э., Джонс Л., Табрахам П., Валмаджиа Л., Макгуайр П. Интервью по оценке аномальных переживаний (AANEX) Бр. Дж. Психиатрия. 2007; 51: s23 – s30. [PubMed] [Google Scholar] 72. Чернис Э., Данн Г., Стартап Х, Кингдон Д., Вингем Г., Пью К., Кордвелл Дж., Мандер Х., Фриман Д. (2014) Деперсонализация пациентов с бредом преследования.J Nerv Ment Dis (в печати) [PubMed] 74. Хоус О.Д., Капур С. Допаминовая гипотеза шизофрении: версия III — последний общий путь. Шизофр Бык. 2009. 35: 549–562. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 75. Фриман Д., Гиттинс М., Пью К., Энтли А., Слейтер М., Данн Г. Что делает одного человека параноиком, а другого тревожным? Дифференциальное предсказание социальной тревожности и преследования в экспериментальной ситуации. Psychol Med. 2008. 38: 1121–1132. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 76.Тевиссен В., Мьин-Гермейс И., Бенталл Р., де Грааф Р., Воллеберг В., ван Ос Дж. Снова о нарушении слуха и психозах. Schizophr Res. 2005. 76: 99–103. [PubMed] [Google Scholar] 77. Зимбардо П., Андерсен С., Кабат Л. Индуцированная недостаточность слуха порождает экспериментальную паранойю. Наука. 1981; 212: 1529–1531. [PubMed] [Google Scholar] 78. Бретт С., Хериот-Мейтланд С., Макгуайр П., Питерс Э. Предикторы дистресса, связанного с психотически-подобными аномальными переживаниями в клинических и неклинических популяциях. Br J Clin Psychol.2013 [PubMed] [Google Scholar] 79. Уорд Т., Гейнор К., Хантер М., Вудрафф П., Гарети П., Питерс Э. Оценки и ответы на экспериментальные аналоги симптомов у клинических и доклинических лиц с психотическими переживаниями. Шизофр Бык. 2013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 80. Фриман Д., Данн Дж., Мюррей Р., Эванс Н., Листер Р., Энтли А., Слейтер М., Годлевска Б., Корниш Р., Уильямс Дж., Ди Симпличио М., Игумену А., Бреннейзен Р., Танбридж Е., Харрисон П., Хармер С., Коуэн П., Моррисон П. (2014) Как каннабис вызывает паранойю: использование внутривенного введения ∆ 9 -тетрагидроканнабинола (ТГК) для выявления ключевых когнитивных механизмов, ведущих к паранойе.Schizophr Bull (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 81. Харви А., Мюррей Г., Чандлер Р.А., Соенер А. Нарушение сна как трансдиагностическое: рассмотрение нейробиологических механизмов. Clin Psychol Rev.2011; 31: 225–235. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 83. Фриман Д., Бруга Т., Мельцер Х., Дженкинс Р., Шталь Д., Беббингтон П. Преследование мыслей и бессонница. J Psychiatr Res. 2010; 44: 1021–1026. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 84. Тейлор М., Грегори А., Фриман Д., Рональд А. (2014) Имеют ли нарушения сна и психотические переживания в подростковом возрасте общие генетические факторы и влияние окружающей среды? (отправлено) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 85.Смит М., Перлис М., Парк А., Смит М., Пеннингтон Дж., Джайлз Д., Байсс Д. Сравнительный метаанализ фармакотерапии и поведенческой терапии стойкой бессонницы. Am J Psychiatry. 2002; 159: 5–11. [PubMed] [Google Scholar] 86. Morin C, Vallières A, Guay B, Ivers H, Savard J, Mèrette C, Bastien C, Baillargeon L. Когнитивно-поведенческая терапия, отдельно или в сочетании с лекарствами, для стойкой бессонницы. ДЖАМА. 2009; 301: 2005–2015. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 87. Майерс Э., Стартап Х, Фриман Д.Когнитивно-поведенческое лечение бессонницы у пациентов с бредом преследования. J Behav Ther Exp Psychiatry. 2011. 42: 330–336. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 88. Freeman D, Startup H, Myers E, Harvey A, Geddes J, Yu LM, Zaiwalla Z, Luengo-Fernandez R, Foster R, Lister R. Эффекты когнитивно-поведенческой терапии для улучшения сна у пациентов с бредом и галлюцинациями ( ЛУЧШЕЕ исследование): протокол исследования. Испытания. 2013; 14: 214. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 89.Уоллер Х., Фриман Д., Джолли С., Данн Дж., Гарети П. Ориентация на предубеждения в рассуждениях в заблуждениях. J Behav Ther Exp Psychiatry. 2011; 42: 414–421. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 90. Гарети П., Хемсли Д., Уэссели С. Рассуждение у обманутых шизофреников и параноидальных пациентов: предубеждения в выполнении задачи вероятностного вывода. J Nerv Ment Dis. 1991; 179: 194–201. [PubMed] [Google Scholar] 91. Дадли Р., Джон К., Янг А., Овер Д. Нормальные и ненормальные рассуждения у людей с заблуждениями. Br J Clin Psychol.1997. 36: 243–258. [PubMed] [Google Scholar] 92. Уорман Д., Лайсакер П., Мартин Дж., Дэвис Л., Ходеншилд С. Прыжки с выводами и континуум бредовых убеждений. Behav Res Ther. 2007. 45: 1255–1269. [PubMed] [Google Scholar] 93. Гарети П., Гиттинс М., Джолли С., Беббингтон П., Данн Г., Койперс Э., Фаулер Д., Фриман Д. Различия в когнитивных и эмоциональных процессах между преследованием и грандиозными иллюзиями. Шизофр Бык. 2013; 39: 629–639. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 94. Гарети П., Джойс И., Джолли С., Эмсли Р., Уоллер Н., Койперс Е., Беббингтон П., Фаулер Д., Данн Г., Фриман Д.Нейропсихологическое функционирование и поспешные выводы в заблуждениях. Schizophr Res. 2013; 150: 570–574. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 95. Freeman D, Startup H, Dunn G, Cernis E, Wingham G, Pugh K, Cordwell J, Mander H, Kingdon D (2014) Понимание поспешных выводов у пациентов с бредом преследования: рабочая память и нетерпимость к неопределенности. Psychol Med. DOI: 10.1017 / S0033291714000592 [PubMed] 96. Фриман Д., Гарети П.А., Кейперс Е., Колберт С., Джолли С., Фаулер Д., Данн Г., Беббингтон П.Е.Заблуждения и стиль принятия решений: использование шкалы потребности в закрытии. Behav Res Ther. 2006. 44: 1147–1158. [PubMed] [Google Scholar] 97. Якобсен П., Фриман Д., Сальковскис П. Предубеждение в рассуждении и убеждение в обсессивно-компульсивном расстройстве и заблуждениях. Br J Clin Psychol. 2012; 51: 84–99. [PubMed] [Google Scholar] 98. Итак, С., Фриман Д., Гарети П. Влияние состояния тревожности на предвзятость заблуждения при поспешных выводах. Aust N Z J Psychiatry. 2008. 42: 879–886. [PubMed] [Google Scholar] 99. Никерсон Р. Предвзятость подтверждения: повсеместное явление во многих обличьях.Преподобный Gen Psychol. 1998; 2: 175–220. [Google Scholar] 100. Мориц С., Вудворд Т. Обобщенное предубеждение против опровергающих свидетельств при шизофрении. Psychiatry Res. 2006. 142: 157–165. [PubMed] [Google Scholar] 102. Фриман Д., Листер Р., Эванс Н. (2014) Использование интуитивных и аналитических стилей рассуждения пациентами с бредом преследования. J Behav Ther Exp Psychiatry 45: 454–458. DOI: 10.1016 / j.jbtep.2014.06.005 [PubMed] 103. Фримен Д., Гарети П.А., Фаулер Д., Кейперс Э., Беббингтон П., Данн Г. Почему люди с заблуждениями не могут выбрать более реалистичные объяснения своего опыта? Эмпирическое исследование.J Консультируйтесь с Clin Psychol. 2004. 72: 671–680. [PubMed] [Google Scholar] 104. Гарети П.А., Фриман Д., Джолли С., Данн Г., Беббингтон П. Е., Фаулер Д. Г., Койперс Е., Дадли Р. Рассуждения, эмоции и бредовые убеждения при психозе. J Abnorm Psychol. 2005. 114: 373–384. [PubMed] [Google Scholar] 105. Итак, С., Фриман Д., Данн Г., Капур С., Койперс Э., Беббингтон П., Фаулер Д., Гарети П. Поспешные выводы, отсутствие гибкости в убеждениях и бредовая убежденность в психозе. J Abnorm Psychol. 2012; 121: 129–139. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

106.van Oosterhout B, Krabbendam L, de Boer K, Ferwerda J, van der Helm M, Stant A, van der Gaag M (2014) Метакогнитивное групповое обучение для пациентов с бредом шизофренического спектра: рандомизированное контролируемое исследование. Psychol Med. doi: 10.1017 / S0033291714000555

107. Moritz S, Veckenstedt R, Bohn F, Hottenrott B, Scheu F, Randjbar S, Aghotor J, Köther U, Woodward T, Treszi A, Andreou C, Pfueller U, Roesch-Ely D. Дополнительный группа Metacognitive Training (MCT) снижает бредовые представления при шизофрении.Schizophr Res. 2013; 151: 61–69. [PubMed] [Google Scholar] 108. Росс К., Фриман Д., Данн Дж., Гарети П. Можно ли снизить количество поспешных выводов у людей с заблуждениями? Экспериментальное исследование краткого обучающего модуля мышления. Шизофр Бык. 2011; 37: 324–333. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 109. Гарети П., Уоллер Х., Эмсли Р., Джолли С., Койперс Э., Беббингтон П., Данн Г., Фаулер Д., Харди А., Фриман Д. (2014) Когнитивные механизмы изменения бредовых идей: экспериментальное исследование, нацеленное на рассуждение с целью изменения паранойи.Schizophr Bull (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 110. Фрит К. Когнитивная нейропсихология шизофрении. Хоув: LEA; 1992. [Google Scholar] 111. Брюне М. «Теория разума» в шизофрении. Шизофр Бык. 2005; 31: 21–42. [PubMed] [Google Scholar] 112. Бора Э., Пантелис С. Теория нарушений психики при первом эпизоде ​​психоза, у лиц с очень высоким риском психоза и у родственников шизофрении первой степени родства. Schizophr Res. 2013; 144: 31–36. [PubMed] [Google Scholar] 113. Ventura J, Hellemann G, Thames A, Koellner V, Nuechterlein K.Симптомы как медиаторы взаимосвязи между нейропознанием и функциональным исходом при шизофрении: метаанализ. Schizophr Res. 2009. 113: 189–199. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 114. Korver-Nieberg N, Fett A-K, Meijer C, Koeter M, Shergill S, Haan L, Krabbendam L. Теория разума, ненадежная привязанность и паранойя у подростков с ранним психозом и здоровым контролем. Aust N Z J Psychiatry. 2013 [PubMed] [Google Scholar] 115. Хьюз К. Исполнительные функции и развитие. Infant Child Psychol.2002; 11: 201–209. [Google Scholar] 116. Couture S, Granholm E, Fish S. Исследование модели пути нейропознания, теории разума, социальной компетентности, негативных симптомов и функционирования в реальном мире при шизофрении. Schizophr Res. 2011; 125: 152–160. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 117. Де Грасиа Домингес М., Фихтбауэр В., Саймонс К., ван Ос Дж., Краббендам Л. Являются ли психотическая психопатология и нейропознание ортогональными? Систематический обзор их ассоциаций. Psychol Bull. 2009. 135: 157–171.[PubMed] [Google Scholar] 118. МакКейб Р., Леудар И., Антаке С. Отображают ли люди с шизофренией теорию дефицита разума в клинических взаимодействиях? Psychol Med. 2004; 34: 401–412. [PubMed] [Google Scholar] 119. Троуэр П., Чедвик П. Пути к защите себя: теория двух типов паранойи. Clin Psychol Sci Pract. 1995; 2: 263–278. [Google Scholar] 120. Чедвик П., Троуэр П., Джусти-Батлер Т., Магуайр Н. Феноменологические доказательства двух типов паранойи. Психопатология. 2005. 38: 327–333. [PubMed] [Google Scholar] 121.Моррис Э., Милнер П., Троуэр П., Питерс Э. Клинические проявления и взаимоотношения с уходом на раннем этапе при паранойе «бедный я» и «плохой я». Br J Clin Psychol. 2011; 50: 211–216. [PubMed] [Google Scholar] 122. Форнеллс-Амброджо М., Гарети П. Плохая паранойя при раннем психозе: относительно редкое явление. Br J Clin Psychol. 2005; 44: 521–528. [PubMed] [Google Scholar] 123. Васкес С., Диез-Алегрия С., Эрнандес-Льореда М.Дж., Морено М.Н. Неявная и явная самосхема у активных, заблуждающихся, заблуждающихся, заблуждающихся и депрессивных пациентов.Behav Ther Exp Psychiatry. 2008; 39: 587–599. [PubMed] [Google Scholar] 124. Диез-Алегрия С., Васкес С., Ньето-Морено М., Валиенте С., Фуэнтенебро Ф. Персонализация и экстернализация предубеждений у обманутых и депрессивных пациентов: являются ли атрибуционные предубеждения стабильной и специфической характеристикой заблуждений? Br J Clin Psychol. 2006; 45: 531–544. [PubMed] [Google Scholar] 125. Смит Н., Фриман Д., Койперс Э. Грандиозные заблуждения: экспериментальное исследование гипотезы заблуждения как защиты. J Nerv Ment Dis. 2005; 193: 480–487.[PubMed] [Google Scholar] 126. Мело С., Тейлор Дж., Бенталл Р. «Бедный я» против паранойи «плохой я» и нестабильность преследующих идей. Psychol Psychother. 2006. 79: 271–287. [PubMed] [Google Scholar] 127. Тон E, Дэвис Дж. Параноидальное мышление, подозрительность и риск агрессии: перспектива развития нервной системы. Dev Psychopathol. 2012; 24: 1031–1046. [PubMed] [Google Scholar] 128. Моррисон А. П., Гамли А. И., Шваннауэр М., Кэмпбелл М., Глисон А., Гриффин Е., Гиллан К. Убеждения о шкале паранойи. Behav Cognit Psychother.2005. 33: 153–164. [Google Scholar] 129. Myin-Germeys I, van Os J. Стресс-реактивность при психозе: свидетельства аффективного пути к психозу. Clin Psychol Rev.2007; 27: 409–424. [PubMed] [Google Scholar] 130. Линкольн Т., Питер Н., Шефер М., Мориц С. Влияние стресса на паранойю. Psychol Med. 2009; 39: 1129–1139. [PubMed] [Google Scholar] 131. Мориц С., Бернетт П., Спербер С., Кетер У., Хагеманн-Гебель М., Хартманн М., Линкольн Т. Разъяснение черного ящика от стресса до паранойи. Шизофр Бык. 2011; 37: 1311–1317.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 132. Вестерманн С., Линкольн Т. Трудности регуляции эмоций имеют отношение к преследованию идеалов. Psychol Psychother. 2011; 84: 273–287. [PubMed] [Google Scholar] 134. Кэмпбелл М., Моррисон А. Взаимосвязь между издевательствами, психотическими переживаниями и оценками в возрасте 14–16 лет. Behav Res Ther. 2007. 45: 1579–1591. [PubMed] [Google Scholar] 135. Сусей И., Силов Д., Бейтман-Стил С., Стил З., Беббингтон П., Джонс П., Чей Т., Иванчич Л., Марнан С. Воздействие травм, посттравматическое стрессовое расстройство и психотические симптомы в постконфликтном Восточном Тиморе: эпидемиологическое исследование.BMC Psychiatry. 2012; 12: 229. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 136. ван ден Берг Д., ван дер Гааг М. Лечение психозов с помощью EMDR. J Behav Ther Exp Psychiatry. 2012; 43: 664–671. [PubMed] [Google Scholar] 137. Ситко К., Бенталл Р., Шевлин М., О’Салливан Н., Селлвуд В. Связи между конкретными психотическими симптомами и конкретными невзгодами детства опосредованы стилями привязанности. Psychiatry Res. 2014; 217: 202–209. [PubMed] [Google Scholar] 138. Моррисон А., Бек А., Глентворт Д., Данн Х., Рид Дж., Ларкин В., Уильямс С.Образцы и психотические симптомы. Behav Res Ther. 2002; 40: 1053–1062. [PubMed] [Google Scholar] 139. Шульце К., Фриман Д., Грин С., Койперс Э. Навязчивые ментальные образы у пациентов с бредом преследования. Behav Res Ther. 2013; 51: 7–14. [PubMed] [Google Scholar] 140. Комбс Д., Финн Дж, Вольфарт В., Пенн Д., Бассо М. Социальное познание и социальное функционирование в доклинической паранойе. Cognit Neuropsychiatry. 2013; 18: 531–548. [PubMed] [Google Scholar] 141. Робертс Д., Комбс Д., Уиллоуби М., Минц Дж., Гибсон К., Рупп Б., Пенн Д.Рандомизированное контролируемое исследование обучения социальному познанию и взаимодействию (SCIT) для амбулаторных пациентов с расстройствами шизофренического спектра. Br J Clin Psychol. 2014 [PubMed] [Google Scholar] 142. Кеерс Р., Ульрих С., ДеСтавола Б., Коид Дж. Связь насилия с появлением бреда преследования при нелеченной шизофрении. Am J Psychiatry. 2014. 171: 332–339. [PubMed] [Google Scholar] 143. Фримен Д., Фримен Дж. Паранойя: страх 21 века. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2008. [Google Scholar] 144.Дадли Р., Ситаринен Дж., Джеймс I, Доджсон Г. Что, по мнению людей, страдающих психозом, стало причиной их психоза? Исследование методологии Q. Behav Cognit Psychother. 2009; 37: 11–24. [PubMed] [Google Scholar] 145. Мюррей Г.К. Возникающая биология заблуждений. Psychol Med. 2011; 41: 7–13. [PubMed] [Google Scholar] 146. Фримен Д., Фриман Дж., Гарети П. Преодоление параноидальных и подозрительных мыслей. Лондон: Робинзон; 2006. [Google Scholar] 147. Бен-Зеев Д., Бреннер С., Бегале М., Дюффеси Дж., Мор Д., Мюзер К. Осуществимость, приемлемость и предварительная эффективность вмешательства с помощью смартфона при шизофрении.Шизофр Бык. 2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 148. Крамер И., Саймонс С., Хартманн Дж., Менне-Лотманн С., Фихтбауэр В., Пеэтерс Ф., Шруерс К., ван Беммель А., Мьин-Гермейс И., Делеспол П., ван Ос Дж., Вичерс М. Терапевтическое применение метода выборки опыта. в лечении депрессии: рандомизированное контролируемое исследование. Мировая психиатрия. 2014; 13: 68–77. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

бредов преследования при деменции — PubMed

Задний план: Бред преследования часто встречается при деменции.Это исследование было предпринято для изучения распространенности, связанных факторов и характеристик бреда преследования у пациентов с деменцией.

Метод: В выборку вошли 167 пациентов с слабоумием (критерии DSM-III-R), госпитализированных в психоневрологическое отделение. Пациенты оценивались на предмет возникновения каких-либо бредов преследования с момента начала деменции. Также изучались содержание бреда преследования, реакция пациентов на бред и любые сопутствующие психиатрические симптомы.

Результаты: Из 167 пациентов с деменцией у 45 (26,9%) наблюдались симптомы бреда преследования. Пациенты с бредом преследования имели более высокую распространенность других бредов, галлюцинаций и физически агрессивного поведения. Заблуждающиеся пациенты часто думали, что их опекуны были их преследователями, и у них был широкий диапазон ответов на их заблуждения. После госпитализации многие из этих пациентов напали на медицинский персонал и отказались от лечения.

Вывод: Бред преследования часто встречается при деменции разного типа. Введенные в заблуждение пациенты часто энергично реагируют на свои заблуждения, включая физически агрессивное поведение и попытки самоубийства. Для оценки возможности агрессивного и суицидального поведения у этих пациентов необходима тщательная оценка. Медицинский персонал должен быть внимателен к клиническим стратегиям лечения таких пациентов, когда они прибегают к насилию или отказываются сотрудничать.

типов иллюзий

Существует несколько подтипов бредовых расстройств, и некоторые из них включают:

Бред преследования
Это наиболее частая форма бредового расстройства. В этой форме пострадавший опасается, что за ним преследуют, шпионят, чинят препятствия, отравляют, сговариваются или преследуют другие лица или организация. В результате пострадавший может отомстить преследованию и / или обратиться за поддержкой к закону и другим государственным органам.

Иллюзия величия
В этой форме заблуждения человек считает, что он намного больше или влиятельнее, чем он есть на самом деле. Например, они могут быть уверены, что обладают исключительным талантом, экстравагантным богатством или особыми отношениями с выдающимся человеком.

Бредовая ревность
Обычно это развивается из-за опасений, что супруг или партнер изменят. Эти сомнения могут быть необоснованными и могут нанести серьезный ущерб отношениям.Пострадавший обычно идет на все, чтобы попытаться найти доказательства предполагаемых «романов» своего партнера, а также может прибегнуть к помощи третьей стороны, такой как частный детектив, чтобы найти такие доказательства. Исследования показали, что эта форма заблуждения чаще встречается у мужчин, чем у женщин. Иногда это называют болезненной ревностью или патологической ревностью.

Эротомания или иллюзия любви
В этой форме заблуждения пациент часто твердо убежден, что человек, на котором он или она зациклен, влюблен в него.Эта навязчивая идея приводит к преследованию, неестественной ревности и гневу, когда объект их привязанности виден вместе с супругом или партнерами. Эротоманики часто касаются известного человека или кого-то, кто находится в высшем статусе, и обычно нет контакта между пациентом и жертвой, которая никогда не поощряла пациента. Эротоманиакальное бредовое расстройство также называют синдромом Де Клерамбо.

Соматическое бредовое расстройство
При этом расстройстве человек убежден, что с ним что-то не так.Этот вид заблуждения часто может привести к многократным консультациям с врачом, хирургическим вмешательствам, депрессии и даже самоубийству. У некоторых людей также могут развиваться тактильные галлюцинации и ощущение, как насекомые или паразиты ползают по коже. Это называется моносимптомным ипохондрическим психозом и является частью соматического бредового расстройства.

Индуцированное бредовое расстройство или folie a ’deux
Это редкая форма заблуждения, когда два человека, которые обычно находятся в близких отношениях, полностью изолированы от других физически и культурно и, например, разделяют одну и ту же бредовую систему величия или преследования.Одним из партнеров может быть доминирующая личность, которая влияет на более слабую личность, заставляя ее принять заблуждение, и в этом случае психоз в основном поражает доминирующего человека, а другой быстро восстанавливается после заблуждения, когда он отделен от него.

Есть четыре категории заблуждений, в том числе:

Bizarre delusion — Относится к неправдоподобному или причудливому заблуждению, например, к инопланетному вторжению

.

Не причудливое заблуждение — Относится к заблуждению, например, к страху быть преследуемым

Бред, соответствующий настроению — Это бред, который согласуется с депрессивным или маниакальным состоянием пациента.Например, в состоянии депрессии человек может чувствовать манию преследования, а в маниакальном состоянии — манию величия.

Бред, нейтральный к настроению, , на которые не влияет настроение.

Дополнительная литература

4 факта о паранойе при биполярном расстройстве

Паранойя — это симптом биполярного расстройства, который не всегда легко поддается лечению, в зависимости от серьезности мыслей и заблуждений. Вот что вам нужно знать, чтобы выявлять паранойю и психоз и бороться с ними.

# 1 Определение симптома

Паранойя — это не диагноз сам по себе; обычно это симптом другого синдрома, такого как биполярное расстройство, бредовое расстройство или шизофрения. Это также может быть вызвано множеством факторов, в том числе бессонницей, тяжелой реакцией на лекарства, токсическим воздействием на мозг из-за злоупотребления наркотиками или алкоголем или различными типами отравлений. Клинически паранойя часто описывается как образ мышления или тревожное состояние, достигающее уровня заблуждения.Паранойя включает в себя тревожные чувства и мысли, часто связанные с угрозами или преследованием.

# 2 Диапазон поведения

Паранойя может варьироваться от чрезмерной подозрительности, веры в то, что другие действуют негативно по отношению к вам, до более серьезного и иррационального недоверия, которое может вызвать чувство предательства и гнева. Некоторые люди станут чрезмерно бдительными, будут сильно защищаться от воображаемой критики и будут озабочены предполагаемыми скрытыми мотивами и угрозами своему благополучию.Некоторые люди с более легкими симптомами паранойи могут функционировать и работать, в то время как другие могут испытывать галлюцинации, нереальные иллюзии и даже психозы.

# 3 Паранойя против психоза

Бредовое расстройство — это «расстройство мышления», которое можно охарактеризовать сохранением правдоподобных, но ложных убеждений (например, следование или запись). Однако, когда кто-то испытывает потерю контакта с реальностью, галлюцинациями и / или иллюзиями, и он видит и слышит то, чего нет, это может быть признаком того, что он находится в состоянии психоза или у него психотический эпизод. .При истинном психозе параноидальные убеждения непоколебимы, и человек не верит даже своим самым близким и самым доверенным членам семьи.

# 4 Лечение

Если паранойя сохраняется и является достаточно серьезной, ее можно лечить медикаментозно, обычно с помощью антипсихотических препаратов. Людям, страдающим паранойей, которые все еще могут подвергать сомнению свои страхи и понимать, может помочь психотерапия для стабилизации эмоций и мыслей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.