Бихевиоризм автор теории – Бихевиоризм в психологии — теория, направления, представители

Бихевиоризм Википедия

Бихевиоризм (англ. behavior «поведение») — систематический подход к изучению поведения людей и животных. Он предполагает, что всё поведение состоит из рефлексов, реакций на определённые стимулы в среде, а также последствий индивидуальной истории, таких как подкрепление и наказание, совместно с настоящим мотивационным состоянием индивида и контролирующими стимулами. Хотя бихевиористы, как правило, принимают важную роль, которую играет наследственность в предопределении поведения, они, прежде всего, фокусируются на средовых факторах.

Бихевиоризм сочетает элементы философии, методологии и психологической теории. Он появился в конце девятнадцатого века, как реакция на глубинную психологию и другие традиционные формы психологии, которые зачастую не справлялись с экспериментальной проверкой предсказаний. Первые производные бихевиоризма могут быть отслежены уже в 19 веке, когда Эдвард Торндайк открыл закон эффекта[en] (процесс, включавший в себя усиление поведения посредством подкрепления).

В течение первой половины двадцатого века, Джон Б. Уотсон разрабатывал методологический бихевиоризм, который отвергал методы интроспекции и старался понять поведение, измеряя только наблюдаемое поведение и события. Но только в 1930-х, Б.Ф Скиннер предложил, что личные события, включая мысли и чувства, контролируются теми же переменными, что и наблюдаемое поведение. Это стало основой его философии радикального бихевиоризма

[en][1]. В то время как Уотсон и Павлов исследовали процедуры стимула-реакции классического обусловливания, Скиннер придавал значение контролирующей природе последствий и антецедентов (или дискриминативных стимулов), которые создают условия для поведения; техника стала известна как оперантное обусловливание.

Радикальный бихевиоризм Скиннера преуспел в области экспериментов благодаря неиспользованным ранее методам, которые открыли новые феномены. Но Скиннеровское уклонение от теорий ограничило его развитие. Теоретический бихевиоризм[2] признал, что историческая система, организм, в нормальном состоянии обладает чувствительностью к стимулам и возможностью осуществлять реакции. На самом деле, сам Скиннер признавал возможность того, что он называл «латентными» реакциями людей, однако не распространял эту идею на крыс и голубей

[3]. Набор латентных реакций и приводит к определённым последствиям[4].

Прикладной анализ поведения[5] (англ. applied behavior analysis, ABA) — научная дисциплина, использующая принципы радикального бихевиоризма для решения практических проблем. В основном, применение ABA известно как метод терапии для людей с нарушениями развития, прежде всего терапии расстройств аутистического спектра. Однако этот метод имеет широкий спектр применения, включая профилактику заболевания СПИДом[6], сохранение природных ресурсов[7], образование[8] (в том числе для систематического повышения школьной успеваемости[9]), геронтологию[10]

, поддержание здорового образа жизни и физическую культуру[11], промышленную безопасность[12], изучение языков[13], загрязнение природы[14], медицинские процедуры[15], воспитание детей[16], использование ремней безопасности[17],

ru-wiki.ru

бихевиоризм — это… Что такое бихевиоризм?

   БИХЕВИОРИЗМ (с. 87)

   Бихевиоризм — один из немногих англицизмов, использование которого оправдано самой природой нашего языка. С помощью «изма» можно вывести название системы почти из любого слова, но попробуйте проделать это с «поведением» (behavior по-английски буквально и означает — поведение). Данная школа — крупнейшая в мировой психологии XX в. — всегда была представлена в России (как в научных работах, так и в учебных курсах) очень скупо и преимущественно критически. В результате в сознании российских психологов бихевиоризм представлен в основном в виде набора упреков в его адрес. Попробуем сформулировать самые важные из этих упреков. Итак, бихевиоризм оказывается сильно уязвим для критики в связи с тем, что он:

   - заставил психологию отказаться от того, что есть в ней самого волнующего и привлекательного, — внутреннего мира, то есть сознания, чувственных состояний, душевных переживаний;

   - трактует поведение как совокупность ответных реакций на определенные раздражители, тем самым низводя человека до уровня автомата, робота, марионетки;

   - опираясь на тот аргумент, что все поведение выстраивается в ходе прижизненной истории, пренебрегает врожденными способностями и склонностями;

   - не уделяет внимания изучению мотивов, намерений и целевых установок человека;

   - не в силах объяснить яркие творческие достижения в науке и искусстве;

   - опирается на опыт изучения животных, а не человека, поэтому представляемая им картина человеческого поведения ограничивается теми чертами, которые человек разделяет с животными;

   - неэтичен, так как использует в экспериментах жестокие методы, включая болевое воздействие;

   - недостаточное внимание уделяет индивидуально-психологическим особенностям, пытаясь свести их к индивидуальному репертуару поведения;

   - игнорирует категории морали и нравственности;

   - антигуманен и антидемократичен, поскольку ставит своей целью манипуляцию поведением, так что его результаты хороши для концлагеря, а не для цивилизованного общества.

   Как это ни покажется невероятно, но все эти утверждения почти дословно почерпнуты из работы самого знаменитого бихевиориста Б.Ф.Скиннера. Одну из своих самых известных книг он начинает перечнем упреков в адрес своей позиции, с тем чтобы затем их отвергнуть. Так уж повелось, что

бихевиористам постоянно приходится оправдываться. Получается это иногда убедительно, иногда — не очень. Дабы разобраться в справедливости выдвинутых претензий и соответствующих контраргументов, попробуем проследить историю их возникновения. Как получилось, что бихевиористы дали столько поводов для критики, и можно ли что-то сказать в их защиту?

   Психология оформилась в самостоятельную науку в последней четверти XX в. Ее предметом было провозглашено сознание, а основным методом — интроспекция, т.е. изощренное профессиональное самонаблюдение. В качестве центральной задачи ставилось изучение содержания сознания, выявление его элементов (которых, по некоторым гипотетическим оценкам, должны насчитываться десятки тысяч) и связей между ними, образующихся по законам ассоциации.

   Сегодня этот этап развития психологии справедливо расценивается как перевернутая страница в истории науки. Однако понадобилось несколько десятилетий, чтобы со всей очевидностью высветилась ограниченность интроспективного подхода и его невысокая практическая ценность.

   Для своего времени (начало XX в.) бихевиоризм явился новым позитивным вкладом в науку, обеспечившим ее прогресс. Так же, впрочем, как и фрейдизм, позволивший по-новому оценить многие явления душевной жизни. Однако уже по прошествии полувека эти две основные силы в психологии (об интроспекционизме никто уже всерьез не вспоминал) продемонстрировали присущие им слабости и издержки и фактически побудили новое поколение психологов объединиться в «третью силу» под знаменами гуманистической психологии. Кстати, именно от гуманистов в адрес бихевиоризма раздавалась самая серьезная критика. А вот сегодня, по прошествии еще полувека, уже вполне очевидно, что и «третья сила» оказалась не безупречна и далеко не все ее амбиции основательны. Вероятно, впереди новый виток, на котором в единый вектор сложится накопленный предшественниками позитив и будут отброшены нереалистичные притязания. И похоже, в багаж психолога XXI века войдут и кое-какие достижения поведенческой школы. Ибо на одних комплексах в XXI веке далеко не уедешь, будь то комплекс Эдипа по Фрейду или комплекс Ионы по Маслоу.

   Эру науки о поведении принято отсчитывать с 1913 г., когда Джон Уотсон на ежегодном собрании Американской психологической ассоциации выступил с программным докладом «Психология с точки зрения бихевиориста», который в том же году был опубликован. Однако идеи бихевиоризма к тому времени уже витали в воздухе, и главная заслуга Уотсона состоит, пожалуй, в том, что он их озвучил. В этом смысле Уотсон, безусловно, выступил революционером.

   Представление об адаптивной (по отношению к внешним стимулам) природе психики и рефлекторном характере поведения восходит еще к картезианскому учению о рефлексе, сформулированному в XVII в. (сам Декарт, кстати, термина «рефлекс» еще не употреблял, да и механизм проведения нервных импульсов на том уровне развития науки был еще неведом, однако схема циркуляции «животных духов» довольно точно предвосхитила схему рефлекторной дуги). Сама идея тождества механизмов поведения всех живых организмов — как животных, так и человека — принадлежит именно Декарту. Правда, Декарт специфику человеческого поведения все же видел в его одухотворенности, отчего бихевиористы категорически отказались.

   Философскую основу бихевиоризма составил сплав позитивизма и прагматизма. Основатель позитивизма, французский философ Огюст Конт считал, что единственно истинным знанием является знание об объективно наблюдаемых явлениях. Соответственно, подлинно научному исследованию доступны только наблюдаемые факты, что совершенно исключает из исследовательского инструментария всякие субъективные методы, в первую очередь — интроспекцию. К началу XX в. именно позитивизм определял ту научную атмосферу, «дух времени», в которых вызревала революция в психологии. Философия прагматизма, ведущими представителями которой выступали У.Джемс и Дж.Дьюи, выдвигала в качестве критерия истинности любого учения, любой концепции их практическую пользу (тут легко проследить аналогию с марксистской формулой «практика — критерий истины», хотя у нас ее долгие годы не принято было замечать).

   Дьюи и Джемс повлияли на становление бихевиоризма не только своими философскими, но и психологическими идеями. В историю психологии Джон Дьюи (известный у нас преимущественно как философ и теоретик школьного воспитания) вошел как автор программной статьи «Понятие о рефлекторном акте в психологии» (1896), в которой призвал перейти к новому пониманию предмета психологии, признать таковым целостный организм в его адаптивной по отношению к среде активности. В ту пору Дьюи работал в Чикагском университете, где под его влиянием сформировалась группа психологов, объявивших себя в противовес школе Вундта и Титченера функционалистами. Их кредо высказал Джеймс Энджелл в президентском адресе к Американской психологической ассоциации — «Область функциональной психологии» (1906). В нем функциональная психология определялась как учение о психических операциях в противовес структуралистскому учению о психических элементах. Операции выполняют роль посредников между потребностями организма и средой. Главное назначение сознания — «аккомодация к новому». Организм действует как психофизическое целое, и поэтому психология не может ограничиться областью сознания. Ей следует устремиться в различных направлениях ко всему многообразию связей индивида с реальным миром.

   Эти представления, несомненно, оказали влияние на Уотсона, который некоторое время работал в Чикагском университете в качестве ассистента Энджелла.

   Джемса, который, как известно, ни к какой научной школе не примыкал и собственной не создал, часто относят к предшественникам бихевиоризма на основании его теории эмоций. Представление Джемса об эмоциях, удивившее современников своей парадоксальностью, было первоначально изложено в 1884 г. в журнальной статье «Что такое эмоция?».

   Вопреки казавшемуся неоспоримым представлению о том, что эмоция служит источником физиологических изменений в различных системах организма, Джемс предложил рассматривать ее не как первопричину, а как результат этих изменений: внешний раздражитель вызывает в организме (мышцах и внутренних органах) пертурбации, которые переживаются субъектом в форме эмоциональных состояний. Пафос выступления Джемса состоял в том, чтобы превратить эмоциональные состояния в объект, доступный естественно-научному постижению. Эту задачу он пытался решить сведением субъективно переживаемого к телесному. Гипотеза Джемса носила умозрительный характер и впоследствии не выдержала опытной проверки, но в свое время сыграла роль катализатора новых воззрений на психические процессы.

   В 1910 г. Энджелл писал, что термин «сознание» в конце концов исчезнет из психологии, как это произошло с термином «душа». Три года спустя, незадолго до появления манифеста Уотсона, Энджелл предположил, что будет гораздо полезнее просто забыть о сознании и вместо этого объективно описывать поведение людей и животных. В 1911 г. Уолтер Пилсбери в своей книге определил психологию как науку о поведении. Он настаивал, что к человеку надо относиться столь же объективно, как и к любому объекту физического мира. В том же году Вильям Монтегю представил в нью-йоркское отделение АПА работу под названием «Не потеряла ли психология сознание?». Он писал о «движении, стремящемся избавиться от концепции разума или сознания и заменить их понятием поведения как достаточного объекта для психологических исследований». В те же годы появляются книги Макса Майера «Фундаментальные законы человеческого поведения», Уильяма Мак-Дугалла «Психология: изучение поведения». Уотсону оставалось выйти на трибуну и провозгласить, что революция, о которой так долго говорили психологи, свершилась!

   Конечно, нельзя недооценивать и собственные заслуги Уотсона, обобщившего свой 12-летний опыт изучения поведения животный, а также богатый опыт, накопленный к тому времени в лабораториях Америки и… России! В США первая подопытная крыса была запущена в первый экспериментшьный лабиринт еще в 1900 г., а в России изучение собачьих рефлексов началось еще раньше. Нет ничего удивительного в том, что в американских учебниках психологии, Россию высокомерно игнорирующих, пара русских имен все же обязательно упоминается — Павлов и Бехтерев. Понятно, что упоминаются они — причем с большим почтением — в главах, посвященных бихевиоризму.

   Отказавшись от традиционных для академической психологии понятий, прежде всего — сознания, недоступного объективному изучению, психологи-бихевиористы сосредоточили внимание на том, что «весомо, грубо, зримо», — феноменах поведения и именно в терминах поведения стали трактовать все явления душевной жизни. Поведение трактовалось ими как совокупность реакций на стимулы внешней среды. Такая трактовка сама по себе открывала перед исследователями широкие перспективы. Ведь, согласно их представлениям, знание природы стимула позволяет предвидеть соответствующую реакцию, и наоборот, по характеру реакции можно судить о вызвавшем ее стимуле. Поэтому, используя необходимые стимулы при умелом манипулировании подкреплением (поощряя одни реакции и подавляя другие), можно добиться желаемого поведения. Понятно, что на первый план в исследованиях выдвигалось научение — приобретение и закрепление нового опыта.

   Практическое применение бихевиоральных схем продемонстрировало исключительно высокую эффективность — прежде всего в области исправления «нежелательного» поведения. Психотерапевты поведенческого направления предпочли отбросить рассуждения о внутренних терзаниях и стали рассматривать психологический дискомфорт как следствие неправильного поведения. В самом деле, если человек не умеет вести себя адекватно складывающимся жизненным ситуациям, не умеет налаживать и поддерживать отношения с близкими, с коллегами, с противоположным полом, не может отстоять свои интересы, решать возникающие проблемы, то отсюда один шаг до всяческих депрессий, комплексов и неврозов, которые по сути дела выступают лишь следствиями, симптомами. Лечить надо не симптом, а болезнь, то есть решать проблему, лежащую в основе психологического дискомфорта, — поведенческую проблему. Иными словами, человека надо научить правильно себя вести. Если вдуматься — не на этом ли основана идеология всей тренинговой работы?

   Один из прикладных аспектов поведенческой психологии все мы постоянно испытываем на себе, подвергаясь неустанному и, надо признать, весьма эффективному воздействию рекламы. Как известно, основоположник бихевиоризма Уотсон, лишившийся вследствие скандального развода всех академических должностей, нашел себя в рекламном бизнесе и немало в нем преуспел. Сегодня герои рекламных роликов, склоняющие нас к покупке того или иного товара, — это фактически солдаты армии Уотсона, стимулирующие согласно его заветам наши покупательские реакции. Можно сколько угодно ругать тупую назойливую рекламу, но ее создатели не вкладывали бы в нее бешеные деньги, будь она бесполезна.

   Но самое широкое применение идеи бихевиоризма нашли в педагогической практике. Во всем мире в практику воспитания и образования вошла рабочая схема формирования человека, основанная на «впечатывании» (термин Торндайка) связей между стимулами и реакциями, что реально означает выработку «правильных» реакций и устранение «неправильных». При этом процесс социализации и собственно научения трактуется как опробование различных подходов, пока не будет найден правильный вариант реакции, а затем ее тренировка до тех пор, пока она окончательно не закрепится. Особое значение в этой связи приобрела идея позитивного и негативного подкрепления той или иной реакции в качестве необходимого фактора формирования поведения. В конце концов, что есть школьная отметка, как не форма подкрепления? Правда, педагоги гуманистической ориентации гневно клеймят школьную отметку и призывают от нее отказаться в пользу исключительного поощрения реальных достижений. Но насколько это противоречит идеям бихевиоризма? Создается впечатление, что с работами бихевиористов мало кто из их критиков по-настоящему знаком. А вот, например, строки из Скиннера: «Наиболее эффективным способом контроля за поведением является награда. Наказание информирует о том, чего не надо делать, но не сообщает о том, что нужно делать. Наказание является основным препятствием научению. Наказуемые формы поведения не исчезают; они почти всегда возвращаются замаскированными или сопровождаемыми другими формами поведения. Эти новые формы помогают избежать дальнейшего наказания или являются ответом на наказание. Тюрьма — прекрасная модель, демонстрирующая неэффективность наказания. Если заключенный ничему не научился, то нет никакой гарантии, что в той же среде с теми же соблазнами он будет вести себя по-другому.

   Кроме того, наказание поощряет наказывающего. Учитель, пугая ученика плохой отметкой, добивается того, что он становится внимательнее. А для учителя это положительное подкрепление. И он все чаще прибегает к наказанию, пока не возникнет бунт.

   В конечном итоге наказание не удовлетворяет наказывающего и не приносит пользы наказываемому».

   Если опустить формулировку «контроль за поведением», то даже не верится, что эти слова принадлежат «без пяти минут фашисту», которого вот уже полвека отчаянно поносят полчища гуманистически настроенных психологов, педагогов и публицистов. По сути дела, весь пафос их критики сводится к тому, что с помощью бихевиоральных методов можно вершить всяческие издевательства над людьми (примеров предостаточно). Вообще-то и скальпелем можно зарезать. Что ж — откажемся от хирургии?

   Всей историей своего развития бихевиоризм продемонстрировал — значение этого научного направления и его историческая судьба сродни тем, что характерны для любой психологической школы. В свое время его рождение отвечало насущным требованиям науки и практики, всей общественной жизни, явилось позитивным шагом в развитии науки, поскольку позволило отвергнуть отжившие и малопродуктивные представления прошлого.

   Джон Уотсон.

    Б.Ф.Скиннер с проблемным ящиком

   Однако притязания бихевиористов оказались слишком преувеличенными (разве не то же самое можно сказать про любую школу?). Попытки свести все многообразие психических явлений к поведенческим реакциям в ряде случаев, действительно, производят впечатление примитивизации. Да и аналогии с поведением животных, в известных пределах — бесспорные, за этими пределами начинают звучать абсурдом.

   Бихевиоризм берется объяснить наше поведение и способствовать его формированию в наилучшем направлении. Кое в чем это удается блестяще, кое в чем — более или менее правдоподобно и успешно, однако исчерпывающего объяснения и безупречного практического инструментария он дать не в состоянии. Только вряд ли это может служить поводом для упреков — ведь никто из психологов, к какой бы школе он ни принадлежал, такого успеха пока не добился.


Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо. С.С. Степанов. 2005.

psychology.academic.ru

что это, теории и основные направления, представители, течение в психологии и педагогике.

Бихевиоризм – это одно из главенствующих направлений в психологии, начиная с ХХ века. Начавшись как чисто теоретическая наука о поведении человека и животных, бихевиоризм впоследствии нашёл массу практических применений и, можно сказать, превратился в мощное психологическое оружие, владение которым обеспечивает успех в политике и экономике.

Бихевиоризм

Что такое бихевиоризм: коротко о главном

Английское слово behavior означает «поведение». Это и дало название упомянутому направлению в психологии. Бихевиоризм ставит своей задачей исследовать поведение человека, его взаимодействие с другими людьми и то, как он реагирует на те или иные обстоятельства.

Каждый день люди встают с постели и начинают что-то делать. И каждую минуту они попадают в определённые ситуации, в которых ведут себя определённым образом. Бывает, что поведение одних людей в данной ситуации отличается от поведения других людей в тех же обстоятельствах. Почему это происходит, и выявляет бихевиоризм. Полученные знания позволяют – ни много ни мало – управлять поведением людей, как по отдельности, так и большими массами, позволяют воздействовать на общество и заставлять его вести себя так, как этого хочет обладатель знаний.

Любопытно, что толчок к развитию бихевиоризма дал Иван Петрович Павлов – великий русский биолог. Он изучал реакции животных на различные стимулы, исследовал условные и безусловные рефлексы, создал целую науку о высшей нервной деятельности.

Определённые идеи в этом направлении были открыты ещё в девятнадцатом столетии: например, американский исследователь Эдвард Торндайк открыл так называемый «закон эффекта». Он проводил эксперименты на животных, помещая их в сложно устроенные ящики и наблюдая, как они находят из них выход. Если животное нашло выход, то оно получало вознаграждение. Постепенно животное приучалось двигаться определённым образом, чтобы находить выход с первого раза, без ошибок.

Впоследствии законы поведения, помимо Павлова, изучали также Джон Б. Уотсон, Б. Ф. Скиннер и другие учёные. Скиннер создал радикальный бихевиоризм, который основывался на утверждении, что внутренние события (в частности, мысли и чувства) контролируются теми же механизмами, что и наблюдаемое со стороны поведение.

Бихевиоризм – это дисциплина, которая совмещает философию, методологию и психологию. Он возник тогда, когда стало ясно, что традиционные направления психологии не всегда могут объяснить изучаемые явления и сделать достоверные предсказания. Кроме того, традиционная психология в то время не была в достаточной степени строгой материалистической наукой и иногда оперировала понятиями, имевшими иррациональный характер или научно не доказанными (например – понятие о бессознательном).

Бихевиоризм стал идеей, которая была призвана объяснить человеческую психологию со строго материалистических позиций. Именно поэтому общественность, в том числе научная, поначалу довольно холодно принимала бихевиоризм: он ей казался слишком циничным, поскольку объяснял сложные и запутанные взаимоотношения между людьми как совокупность простейших «животных» реакций. Бихевиоризм окончательно низводил человека до уровня «просто интеллектуально продвинутого животного» и в этом смысле казался похожим на социальный дарвинизм, поскольку переносил законы дикой природы на человеческое общество.

Другим недостатком бихевиоризма было игнорирование процессов сознания, самоопределения, творчества. Вообще сложная психическая деятельность, присущая человеку, не учитывается этой концепцией. Для неё мысли, мечты, фантазии существуют лишь в человеческом сознании и никак не связаны с реальной действительностью; тем более, что изучение этих внутренних процессов – задача очень трудная.

Бихевиоризм в психологии: основные положения

Итак, бихевиоризм изучает поведение человека. Но что такое поведение? Оно понимается как совокупность поступков, реакций и эмоционального настроя человека в определённой ситуации. Поведение может быть уникальным или, наоборот, напоминать о каком-то другом человеке, с которым мы когда-то имели дело. Почему так происходит?

В психологии

Дело в том, что на поведение человека влияют определённые факторы:

  • Мотивы человека;
  • Принятые в обществе социальные нормы;
  • Подсознательные программы, задающие алгоритмы действий, которые были усвоены в раннем детстве или продиктованы инстинктами;
  • Сознательный контроль человека над своими действиями.

Сознательный контроль своего поведения – это наивысший уровень развития индивида. Далеко не каждому удаётся всё время контролировать своё поведение, размышлять над ситуацией, выбирать наиболее правильный вариант действий и т. д. Часто люди просто включаются в общий эмоциональный фон, подчиняются своим эмоциям (которые нередко продиктованы чужими эмоциями), и тогда именно эмоции контролируют поведение человека. Таким образом, чувственное восприятие можно понимать как человеческую слабость, которая мешает поступать правильно и приводит к неприятностям. Поэтому для принятия наилучшего решения в критической ситуации необходимо отключать эмоции и осваивать обстановку с помощью холодного рассудка.

Подсознательные программы – достаточно важный фактор поведения, особенно в первые годы жизни. В раннем детстве человек ещё не достиг достаточного развития сознания, и врождённые инстинкты помогают ему выжить в окружающем мире. Другой источник подсознательных программ – копирование поведения окружающих людей; так человек получает готовую программу действий, отработанную в данной ситуации кем-то другим, и тоже может по крайней мере выжить в малознакомой обстановке.

Социальные нормы – фактор, который усваивается человеком в сознательном возрасте. В этом случае человек стремится вызвать интерес к себе у других людей, поэтому он будет действовать так, как обычно поступают в данной социальной группе. Социальные нормы на первых порах играют важную роль в устанавливании нужных контактов, однако затем поведение собеседников может меняться, как только они узнают друг друга поближе.

Регулируют поведение человека и его личные мотивы. Они не заметны для человека, пока его действия не противоречат его желаниям. Однако когда человек начинает делать что-то, что не согласуется с его желаниями, то его мотивы начинают играть главную роль в его поведении.

С точки зрения приверженцев бихевиоризма, психические процессы в человеческом организме не являются абстрактными явлениями, а проявляют себя как его реакции на определённое окружение. Бихевиористы также считают, что мысли и чувства не влияют на поведение человека; руководят поведением лишь реакции, которые появляются вследствие воздействия на человека определённых стимулов.

Стимулы – это определённые воздействия внешнего мира. Реакция – это ответ организма на воздействие стимула, при этом он стремится либо приспособиться к стимулу, либо отвергнуть его. Между стимулом и реакцией может находиться подкрепление – некий дополнительный фактор, воздействующий на человека. Подкрепление может быть положительным (например, похвала), и тогда оно дополнительно побуждает человека совершить реакцию, на которую он настроен, а может быть и отрицательным (например, критика), и тогда оно удерживает человека от совершения той реакции, на которую он настроен. Положительное подкрепление побуждает человека совершать такие же действия в дальнейшем, а отрицательное подкрепление сообщает ему, что такие действия больше совершать не нужно.

Бихевиористы не изучают внутренние мотивы поведения человека, потому что эти мотивы с большим трудом поддаются изучению. Их интересует лишь внешняя сторона дела. Исследователи стремятся предугадать реакцию индивида на основе имеющихся стимулов или, наоборот, определить стимулы по наблюдаемой реакции.

Ранее считалось, что предугадать поведение человека невозможно. Бихевиоризм помог преодолеть это заблуждение и показал, что можно не просто угадывать поведение человека, но и по-настоящему манипулировать им с помощью тех или иных стимулов. Бихевиоризм позволяет изучать человека, на которого необходимо произвести воздействие. Цели для такого воздействия могут быть различными, но очень часто методы бихевиоризма используются из корыстных соображений.

Скиннер, основатель радикального бихевиоризма, отрицал свободу воли, хотя и не верил в предопределение. По его мнению, человек выбирает, какой из возможных поступков совершить, анализируя последствия всех возможных поступков. Желание достичь определённого результата определяет и поступок, который совершит человек.

Теория и основные направления бихевиоризма

Идеи, сформулированные бихевиористами, дали толчок развитию множества направлений и прикладных дисциплин.

Вот некоторые направления:

  • Методологический бихевиоризм – собственно, самый классический вариант, который полагает, что лишь внешние проявления человеческой деятельности имеют значение, тогда как мысли и чувства не влияют на поведение.
  • Радикальный бихевиоризм – был развит Скиннером, который полагал, что внутренние события в организме, в том числе мысли и чувства, имеют не менее важное значение, чем наблюдаемое поведение. Скиннер считал, что внешние стимулы контролируют внутренние события в организме точно так же, как они контролируют внешнее поведение.
  • Теоретический бихевиоризм – также уделяет внимание мыслям, чувствам и прочим внутренним процессам в организме, которые стало возможно наблюдать с помощью современных технологий; но он предоставляет больше свободы в выборе методов изучения и контролирования поведения.
  • Психологический бихевиоризм – направление, используемое в психологии и психотерапии. Оно применяется в детском воспитании и развитии, в современных методиках преподавания, в исследовании психических и психологических отклонений и нарушений.

Представители бихевиоризма

Виднейшие представители бихевиоризма и создатели этого учения – Джон Уотсон и Беррес Фредерик Скиннер. Уотсон – пионер в области бихевиоризма; в студенческие годы он со своим научным руководителем изучал мозг собак, затем переключился на других животных, понял закономерности их поведения, основанные на связи стимулов и реакций. Он заявил, что эту же систему можно применять и к человеку. Таким образом, сложное человеческое сознание, которое вроде бы и «отличает человека от животных», Уотсон полностью игнорировал. Примечательно, что после ухода из университета Уотсон работал в области рекламы.

Представители

Скиннер более основательно развил идеи бихевиоризма. Он считается одним из величайших психологов двадцатого века. Однако его критики тоже говорят, что в своих экспериментах он ограничивался крысами и голубями, а единственным видом экспериментов было нажатие рычагов и клевание клавиш. Когда ученики Скиннера попробовали применить его приёмы на других животных и ввести новые виды поведения в эксперименты, то разные животные реагировали по-разному: так, когда они попытались научить животных бросать покерные фишки в прорези торговых автоматов, то куры клевали эти фишки, еноты их мыли, а свиньи закапывали. Так мощное здание бихевиористской теории пошатнулось: учёным стало понятно, что работа мозга и сознания и генетика тоже оказывают определённое влияние на поведение.

Эдвард Бернейс – ещё один представитель бихевиоризма, который соединил это направление с учением своего дяди – Зигмунда Фрейда. Бернейса по праву считают «отцом пиара» и видным специалистом по рекламе. Поначалу фрейдисты и бихевиористы стояли на противоположных позициях – первые придавали значение лишь внутренней жизни организма, а вторые – внешней. Бернейс, выполняя заказы своих клиентов – предпринимателей и задумываясь над стимуляцией продаж различных товаров, разработал способы «проникновения в подсознание» и стимулирования с помощью этого определённого поведения больших масс людей. А всё потому, что помимо Фрейда Бернейс изучал труды И. П. Павлова – ещё одного родоначальника бихевиоризма. Таким образом, он пришёл к выводу, что поведением человека управляют мысли, чувства, личное мировоззрение, мотивы, менталитет, но эти внутренние процессы сами по себе являются реакцией на внешние раздражители, а значит – ими можно управлять. У миллионов покупателей можно создать спрос на продукцию, которая до этого им вообще не была нужна.

В наше время методы, разработанные Бернейсом, активно используются маркетологами, специалистами по пиару, политтехнологами. Это те самые «кукловоды», которые заставляют нас не просто делать то, чего мы не хотим, — они заставляют нас хотеть то, о чём без их вмешательства мы бы даже не задумывались.

Бихевиоризм: ниша в педагогике

Итак, бихевиоризм за столетие вырос из «безобидной» естественнонаучной дисциплины, исследующей поведение животных, в мощную систему по управлению массовым и индивидуальным сознанием. Его методы, впрочем, применяются не только в интересах политиков и крупных бизнесменов. Анализ поведения и его коррекция сами по себе не несут ничего плохого. Поэтому принципы радикального бихевиоризма нашли своё применение, например, в педагогике. Здесь осуществляется стимулирование школьной успеваемости, побуждение молодёжи к здоровому образу жизни, физическому и интеллектуальному развитию. С помощью приёмов бихевиоризма удаётся лечить ряд психических расстройств, избавляться от психологических проблем.

Впрочем, методы, которыми оперируют бихевиористы для осуществления «благих намерений», время от времени подвергаются критике. Избавляясь от одних проблем, их пациенты зачастую приобретают другие, обусловленные этой самой «промывкой мозгов». Бывает, что человек становится полностью управляемым и не может принимать самостоятельные решения. Поведение пациента привязывается к стимулам и к авторитетам, теряя собственную значимость.

Это можно проиллюстрировать на примере религии, которая тоже является радикальной бихевиористской конструкцией. С помощью известных стимулов (обещание награды на небесах и «божественной помощи» в земных делах, запугивание «карой небесной» и т. д.) у верующего формируются определённые установки и модели поведения, которые тесно связаны с религиозным учением и необходимостью веры в Бога. Если же человек отходит от религии, он чувствует, что теряет смысл жизни, он начинает всё больше деградировать.

Можно также вспомнить, как кардинально изменилось поведение жителей бывшего Советского Союза, как только этот Союз перестал существовать. Миллионы советских людей существовали в своей стране, по сути, в виде управляемых биороботов; они производили впечатление образованных, трудолюбивых и интеллигентных людей, реагируя на создаваемые государством стимулы, причём чаще всего даже нематериальные. Когда исчез источник стимулов, пропало и соответствующее поведение. И когда появились источники других стимулов, изменилось и поведение людей.

Любопытно, что для европейских соцстран (Польша, Чехословакия, Венгрия) это было характерно гораздо меньше: несмотря на то, что после войны там установились коммунистические режимы, направленные на формирование «нового человека», поведением людей продолжали управлять привычные «внутренние» механизмы, унаследованные от капиталистической эпохи, традиционного воспитания и культуры.

psylogik.ru

Бихевиорист — это… Что такое Бихевиорист?

Бихевиори́зм (от англ. behaviour — «поведение», ещё один вариант произношения: «би-хэ́й-вио-ри́зм» с двумя ударениями) — направление в психологии, объясняющее поведение человека. Программу этого направления провозгласил в 1913 году американский исследователь Джон Уотсон. Бихевиористы утверждают, что предметом изучения должно быть не сознание, а поведение человека и животных.

Бихевиоризм изучает непосредственные связи стимулов и реакций (рефлексов), чем привлекает внимание психологов к изучению навыков, учения, опыта, в противоположность ассоцианизму и психоанализу.

Методы

Бихевиористами применялось два основных направления для исследования поведения: наблюдение в лабораторных, искусственно создаваемых и управляемых условиях, и наблюдение в естественной среде обитания.

Большинство экспериментов бихевиористы проводили на животных, затем установление закономерности реакций в ответ на воздействия окружающей среды перенесли на человека. Позже эта методика подвергалась критике, в основном по этическим причинам (смотри, например, гуманистический подход). Также бихевиористы полагали, что благодаря манипуляциям внешними стимулами можно формировать у человека разные черты поведения.

В СССР

В СССР бихевиоризм рассматривался как буржуазное извращение психологии. Особенно активно критиковал этот подход А.Н.Леонтьев. В основном критика сводилась к тому, что бихевиоризм отрицал роль и вообще наличие внутренних ненаблюдаемых свойств (таких, как цели, мотивы, предубеждения и прочее) в поведении и деятельности человека.

В то же время к бихевиоризму были близки существовавшие в СССР в 1920—1930-е гг. «объективная психология» П.П.Блонского и «рефлексология» В.М.Бехтерева.

Развитие

Бихевиоризм положил начало возникновению и развитию различных психологических и психотерапевтических школ, таких, как необихевиоризм, когнитивная психология, поведенческая терапия. Существует множество практических приложений бихевиористской психологической теории, в том числе и в далёких от психологии областях.

Сейчас подобные исследования продолжает наука о поведении животных и человека — этология, использующая другие методы (например, этология гораздо меньшее значение придаёт рефлексам, считая врождённое поведение более важным для изучения).

См. также

Ссылки

Примечания

Формула Бихевиоризма : S -> R {S-стимул, R-реакция}.

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

2.2.7. Бихевиоризм, или поведенческая психология

Основатель Джон Уотсон (1878-1958) сформулировал кредо бихевиоризма: «Предметом психологии является по­ведение». Отсюда и название — от английского behavior — поведение («бихевиоризм» можно перевести как «пове­денческая психология»). Анализ поведения должен но­сить строго объективный характер и ограничиваться внеш­не наблюдаемыми реакциями (все, что не поддается объек­тивной регистрации, — не подлежит изучению, т. е. мыс­ли, сознание человека не подлежат изучению, их нельзя измерить, регистрировать). Все, что происходит внутри человека, изучить невозможно, т. е. человек представля­ет собой «черный ящик». Объективно изучать, регистри­ровать можно только реакции, внешние действия челове­ка и те стимулы, ситуации, которые эти реакции обус­ловливают. И задача психологии заключается в том, что­бы по реакции определять вероятный стимул, а по стиму­лу предсказывать определенную реакцию. Согласно би-хевиористам, такие понятия, как сознание, переживание, не могут считаться научными, так как они есть результат-самонаблюдения. Основной метод бихевиоризма — наблю­дение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействия среды. Поведение определялось как система реакций организма в ответ на стимулы. Сти­мул (S) порождает реакцию(R) (S-R). В бихевиоризме широко использовались эксперименты на животных, ре­зультаты которых переносились и на объяснение поведе­ния людей.

И личность человека, с точки зрения бихевиоризма, не что иное, как совокупность поведенческих реакций, присущих данному человеку. Та или иная поведенческая реакция возникает на определенный стимул, ситуацию. Формула «стимул — реакция» S-Rявлялась ведущей в бихевиоризме. Закон эффекта Торндайка уточняет: связь междуSиRусиливается, если есть подкрепление. Под­крепление может быть положительным (похвала, полу­чение желаемого результата, материальное вознагражде­ние и т. п.) либо отрицательным (боль, наказание, неуда­ча, критическое замечание и т. п.). Поведение человека вытекает чаще всего из ожидания положительного под­крепления, но иногда преобладает желание, прежде все­го, избежать отрицательного подкрепления, т. е. наказа­ния, боли и пр.

Таким образом, с позиции бихевиоризма, личность все то, чем обладает индивид, и его возможности в от­ношении реакции (навыки, сознательно регулируемые инстинкты, социализованные эмоции + способность пла­стичности, чтобы образовывать новые навыки + спо­собность удержания, сохранения навыков) для приспо­собления к среде, т. е. личность — организованная и относительно устойчивая система навыков. Навыки составляют основу относительно устойчивого поведения, навыки приспособлены к жизненным ситуациям, измене­ние ситуации ведет к формированию новых навыков. Лич­ность, по определению Б.Ф. Скиннера, есть набор поведен­ческих шаблонов. Различные ситуации вызывают разную реакцию. Реакция же человека зависит исключительно от предыдущего опыта игенетической истории. Указание на влияние генетических факторов подтверждает то, что Б. Скиннер не упрощал толкование поведения и считал, что оно зависит от многих скрытых факторов.

Человек в концепции бихевиоризма понимается преж­де всего как реагирующее, действующее, обучающееся существо, запрограммированное на те или иные реакции, действия, поведение. Изменяя стимулы и подкрепления, можно программировать человека на требуемое поведе­ние.

В недрах самого бихевиоризма психолог Толмен (1948) подверг сомнению схему S-Rкак слишком упрощенную и ввел между этими членами важную промежуточную пере­меннуюI— психические процессы данного индивида, за­висящие от его наследственности, физиологического со­стояния, прошлого опыта и природы стимулаS-I-R.

Под промежуточными переменными понимались внут­ренние процессы, детерминирующие действие стимула, то есть влияющие на внешнее поведение. Под промежу­точными переменными понимались такие образования, как цели, намерения, потребности, гипотезы, образы ситу­аций — когнитивные карты.

В концепции Халла поведение является реакцией на различные побуждающие стимулы — драйв.

Драйвы — импульсы к действию. Достигая опреде­ленной силы, они активизируют поведение. Поведение вознаграждается ослаблением побуждающих стимулов. Например: голодный человек, движимый сильным драй­вом голода, начинает искать место и способ, которым можно утолить голод. Если человеку это удается, поведе­ние подкрепляется, происходит научение. В следующий раз человек будет использовать те реакции, которые в прошлом позволили удовлетворить потребность (умень­шить силу драйва).

При повторении связки S—Rвозникает ассоциация ре­акции со стимулом, что приводит к возникновению при­вычки. Личность человека рассматривается Халлом как совокупность привычек, то есть связей стимулов и реак­ций. Человек от рождения обладает набором драйвов (жажда, голод, боль, ориентировочный рефлекс). Эти драй­вы при определенной интенсивности запускают соответствующее им поведение (инструментальное). Если это поведение протекает в определенных условиях, то эти условия могут приобретать характер вторичного драйва, наличие которого становится необходимым для удовлет­ворения потребности.

Основываясь на экспериментальных исследованиях и теоретическом анализе поведения животных, Скиннер формулирует положение о трех видах поведения:безус­ловно рефлекторном, условно-рефлекторном иоперантном.

Безусловно рефлекторный и условно-рефлекторный виды поведения вызываются стимулами (S) и называ­ются респондентным, отвечающим поведением. Это ре­акция обусловливания типаS. Они составляют опреде­ленную часть репертуара поведения, но только ими не обеспечивается адаптация к реальной среде обитания. Реально процесс приспособления строитсяна основе ак­тивных проб — воздействий животного на окружающий мир. Некоторые из них случайно могут приводить к по­лезному результату, который в силу этого закрепляется. Такие реакции, которые не вызываются стимулом, а вы­деляются («ислускаются») организмом, некоторые из ко­торых оказываются правильными и подкрепляются, Скин­нер назвал оперантными. Это реакции типаR.Оперант-ное поведение предполагает, что организм активно воз­действует на окружение, и в зависимости от послед­ствий результатов этих активных действий они (ре­акции) закрепляются или отвергаются. По Скиннеру, именно эти реакции являются преобладающими в адап­тивном поведении животного: они являются формой про­извольного поведения. Катание на роликовой доске, игра на фортепиано, обучение письму — все это примеры опе-рантных реакций человека, контролируемые результата­ми, следующими за соответствующим поведением. Если последствия благоприятны для организма, тогда вероят­ность повторения оперантной реакции усиливается.

Ключевое отличие оперантного обусловливания от клас­сического состоит в том, что в случае оперантного обус­ловливания живой организм своим поведением активно воздействует на окружающую среду и сталкивается с теми или иными последствиями. Скиннер предположил, что поведение определяется не стимулом, предшествующим реакции, а последствиями поведения. Скиннер считал, что животное или человек будут стремиться воспроиз­водить свое прошлое поведение, если оно имело прият­ные последствия. Следовательно, можно управлять пове­дением, положительно подкрепляя его определенные спо­собы. Скиннер вывел следующую закономерность: образ­цы поведения, за которыми следуют приятные послед­ствия в будущем, встречаются чаще.

Развивая идею Скиннера, можно предположить, что поведение, которое наказывается и ведет к неприятным для индивида последствиям, должно исчезнуть. Однако Скиннер не нашел подтверждения этому выводу. С его точки зрения «наказание — довольно спорный способ оту­чить от нежелательного поведения, поскольку поведение, за которым следуют неприятные последствия, никуда не исчезает, оно лишь видоизменяется самым неожиданным образом. Человек в случае штрафа вынужден искать иные формы поведения, чтобы избежать штрафа. Часто ока­зывается так, что эти новые формы бывают еще менее желательными, чем те, которые вызвали наказание».

Главным средством формирования нового поведе­ния выступает подкрепление.

Скинер выделяет 4 режима подкрепления: 1. Режим подкрепления с постоянным соотношением, когда уровень положительного подкрепления зави­сит от количества правильно выполненных действий (например, платят работнику пропорционально ко­личеству произведенной продукции, т. е. чем чаще организм правильно реагирует, тем больше под­креплений он получает).

2. Режим подкрепления с постоянным интервалом, ког­да организм получает подкрепление после того, как пройдет строго фиксированное время с момента пре­дыдущего подкрепления. (Например, платят работ­нику зарплату через каждый месяц, или у студента сессия через каждые 4 месяца, при этом скорость реагирования ухудшается сразу после получения подкрепления — ведь следующая зарплата или сес­сия будет еще нескоро).

3. Режим подкрепления с вариативным соотношением (например, выигрыш-подкрепление в азартной игре бывает непредсказуем, непостоянен, человек не зна­ет, когда и каким будет «следующее подкрепление, но всякий раз надеется на выигрыш — такой режим подкрепления значимо воздействует на поведение человека).

4. Режим подкрепления с вариативным интервалом (через неопределенные интервалы времени человек по­лучает подкрепления; знания студента контролиру­ют с помощью «неожиданных контрольных» через случайные промежутки времени, что побуждает со­блюдать более высокий уровень прилежания и реагирования по сравнению с режимом подкрепления с постоянным интервалом). Скиннер выделял «первичные подкрепления» (пища, вода, физический комфорт, секс) и вторичные, или ус­ловные, подкрепления (деньги, внимание, хорошие оцен­ки, привязанность и т. п.). Вторичные подкрепления ге­нерализуются, объединяются со многими первичными подкреплениями. Например, деньги являются средством для получения множества удовольствий, или еще более сильным генерализованным условным подкреплением яв­ляется социальное одобрение, — ради социального одоб­рения со стороны родителей, окружающих людей чело­век стремится хорошо себя вести, соблюдать социальные нормы, хорошо учиться, делать карьеру, красиво выгля­деть и т. п.

Скиннер полагал, что условные подкрепляющие сти­мулы очень важны в контроле поведения человека, он выделял позитивные, негативные подкрепления и пози­тивные, негативные наказания (табл.).

Таблица 1

Скиннер боролся против использования наказания для контроля поведения, т. к. болевое наказание вызывает отрицательные эмоциональные и социальные побочные эффекты (страх, тревогу, антисоциальные действия, ложь, потерю самоуважения и уверенности), лишь временно подавляет нежелательное поведение, которое вновь про­явится там, где отсутствует тот, кто может наказать, если уменьшится вероятность наказания. Вместо аверсивного контроля Скиннер рекомендует позитивное подкрепление как наиболее эффективный метод для устранения неже­лательного поведения и поощрения желательных реак­ций. «Метод успешного приближения или формирования поведения» заключается в положительном подкреплении того поведения, которое наиболее близко к желаемому оперантному поведению. К этому приближаются шаг за шагом, поэтому одна реакция закрепляется, а затем за­меняется другой, более близкой к желаемому поведению (так формируют речь, трудовые навыки и т. п.).

Чтобы эффективнее управлять поведением человека, необходимо учитывать, какое подкрепление является для человека наиболее важным, значимым, ценным в дан­ный момент (закон субъективной ценности подкрепления), и, предоставляя это субъективно ценное подкреп­ление в случае правильного поведения человека или уг­рожая лишить человека этой субъективной ценности в случае его неправильного поведения, будет возможно с высокой вероятностью управлять его поведением. Скин­нер сформулировал закон оперантного обусловливания: «поведение живых существ полностью определяется по­следствиями, к которым оно приводит. В зависимости от того, будут ли эти последствия приятными, безразлич­ными или неприятными, живой организм проявит тен­денцию повторять данный поведенческий акт, не прида­вать ему никакого значения или же избегать его повторе­ния в дальнейшем». Человек способен предвидеть воз­можные последствия своего поведения и избегать тех дей­ствий и ситуаций, которые могут привести к негативным для него последствиям. Человек субъективно оценивает вероятность наступления тех или иных последствий; чем выше субъективная вероятность наступления негативных последствий, тем сильнее это влияет на поведение чело­века (закон субъективной оценки вероятности послед­ствий). Субъективная оценка вероятности наступления тех или инь: l последствий после реакций человека мо­жет не совпадать с объективной вероятностью этих по­следствий, но на поведение влияет именно субъективная вероятность, то, как человеку кажется, поэтому один из способов воздействия на поведение человека — «нагнете­ние обстановки», «запугивание», «преувеличение веро­ятности негативных последствий». Если человеку кажет­ся, что вероятность негативных последствий после какой-либо его реакции незначительна, то он готов «рискнуть» и совершить данную реакцию.

Первым в США принципы бихевиоризма на область социальной психологии распространил Ф. Оллпорт. Со­гласно мнению Оллпорта, социальными стимулами при взаимодействии людей выступают речь, жесты, мимика, действия, соматические реакции. А в качестве социальных реакции выступают подражание, симпатии, заразительность реакций в толпе, выполняемая совместно работа.

В последние десятилетия, развивая идеи классическо­го бихевиоризма, сформировалось социально-когнитивное направление. Его представители Альберт Бандура и Джу­лиан Роттер показали, что хотя на поведение человека влияет окружение, но люди также играют активную роль в создании социальной окружающей среды. Люди — это активные участники событий, влияющих на их жизнь, и научение происходит не только посредством прямого опы­та и внешних подкреплений, внешних событий, но и по­ведение человека может формироваться через наблюде­ние или на основе примеров.

Альберт Бандура предположил, что новое поведение может возникнуть не только вследствие спонтанной ин­струментальной активности (как это полагал Скиннер), но и в результате подражания, а так же, как результат вербального (словесного) инструктирования. Первая фор­ма научения характерна как для человека, так и для жи­вотных. Научение с помощью вербальных инструкций — исключительно человеческое приобретение, следствие со­циальной жизни людей.

Бандура считал, что люди копируют то, что видят вокруг себя. Поведение из окружения ребенка, подрост­ка, взрослого человека выступает в качестве модели для подражания и копирования. Выучивание нового поведе­ния зависит от поведения окружающих человека людей, от социальной среды. Вначале человек копирует поведе­ние родителей, позже одноклассников и учителей, теле­визионных героев, супругов и героев сериалов.

На поведение человека влияет тип его личности, его «локус» контроля: экстернал либо интернал, — чувству­ет ли он себя «пешкой» либо считает, что достижение его целей зависит от собственных усилий. Экстерналы взва­ливают ответственность за все происходящие с ними со­бытия на других людей и внешние обстоятельства.Интерналы считают себя ответственными за все хорошие и плохие события их жизни. Легче поддаются влиянию и внешнему управлению экстерналы, их поведение легче программируется изменением внешних воздействий, си­туаций, стимулов и подкреплений, поскольку они изна­чально больше зависят от внешних обстоятельств. Таким образом,с позиции бихевиоризма, человек — своеобраз­ный биоробот, поведением которого можно управлять, фор­мируя и закрепляя определенные реакции (без учета со­знанияи мнения человека) за счет внешних воздействий: изменяя стимулы, подкрепления, вероятность наступле­ния последствий, давая внешние образцы поведения для подражания.

Теория социального научения показывает, что награ­да и наказание недостаточны, чтобы научить новому по­ведению. Научение через имитацию, подражание, иден­тификацию — важнейшая форма научения.Идентифи­кация — процесс, в котором личность заимствует мыс­ли, чувства и действия от другой личности, выступаю­щей в качестве модели. Люди могут учиться, наблюдая, или читая, или слышао поведении других людей. Чело­век наблюдает что делают другие, а затем повторяет эти действия —научение через наблюдение или пример (А. Бандура).

Механизмы подражания и копирования в социальной среде, с одной стороны, поддерживают постоянство, с другой стороны, способствуют изменению среды за счет появления новых, часто встречающихся форм поведения (феномен моды). Копироваться может любое восприня­тое, доступное и привлекательное поведение. Агрессив­ное поведение копируется так же успешно, как просо-циальное.

В своей социально-когнитивной теории А. Бандура от­мечает, что хотя на поведение человека влияет внешнее и социальное окружение, но оно также частично является продуктом деятельности человека, т. е. люди своим поведением могут изменять окружение, могут оказывать ка­кие-то влияния на свою среду и собственное поведение. Человек способен представить символически и осознать последствия, исход своих действий, заранее предприни­мать необходимые меры предосторожности, сформиро­вать образы желаемых будущих результатов и бихевиоральные стратегии, направленные на то, чтобы достичь желаемых результатов (способность человека к саморе­гуляции, к научению через наблюдение и моделирова­ние). Люди формируют образ определенной поведенчес­кой реакции через наблюдение поведения модели, и да­лее эта закодированная информация служит ориенти­ром в их действиях. Поведение модели сохраняется в памяти человека благодаря образному кодированию (мыс­ленные визуальные образы) и вербальному кодированию (наблюдая модель, человек может повторять про себя, что она делает). Люди могут получить пользу от наблю­дения успехов и поражений других так же, как из свое­го непосредственного опыта.

Большую роль в механизмах обучения новому пове­дению играют средства массовой информации. Механизмы копирования используются в рекламных и коммерческих целях, реже в образовательных.

Люди способны сами оценивать свое поведение и по­ощрять или критиковать, или наказывать себя (Бандура назвал этот процесс самоподкреплением, т. е. люди на­граждают себя поощрениями, над которыми они имеют власть, всякий раз когда достигают установленной ими самими нормы поведения).

Американскому психологу Мартину Селигману при­надлежит создание очень интересной теории, которая получила название «теории выученной беспомощности». Суть теории состоит в том, что беспомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт их неконт­ролируемости. Живое существо становится беспомощным в том случае, если оно привыкает к тому, что от его поведения ничего не зависит в случае, когда невозможно вли­ять на возникновение неприятных ситуаций. Было так­же выявлено, что беспомощности человек может на­учиться, если просто наблюдает за беспомощностью дру­гих.

Эксперименты проводила Эллен Лангер с людьми преклонного возраста в частной лечебнице и имела возможность кое-что изменить в жизни этих людей.

На двух разных этажах она давала людям две почти одинаковые инструкции, различающиеся лишь мерой воз­можности, в которой пожилые люди могли что-либо изменить в окружающей действительности. Одна инст­рукция давала людям право выбора и звучала примерно так: «Я хочу, чтобы вы узнали обо всем, что можете де­лать сами здесь, в этой клинике. Вы можете выбрать на завтрак либо омлет, либо яичницу. По средам или чет­вергам будет кино, но записаться надо заранее. В саду можно выбрать цветы для своей комнаты, выбрать мож­но, что хотите, — но поливать свои цветы вы должны сами».

Вторая инструкция для жителей другого этажа зву­чала несколько иначе: «Я хочу, чтобы вы узнали о тех добрых делах, которые мы делаем для вас здесь, в нашей клинике. На завтрак бывает омлет или яичница. Омлет готовим по понедельникам, средам, пятницам, а яични­цу — в остальные дни. Кино бывает в среду и четверг. В среду для тех, кто живет в левом крыле, а в четверг — для живущих в правом. В саду растут цветы для ваших комнат. Сестра выберет каждому по цветку и будет уха­живать за ним сама».

Согласно этим инструкциям, получалось, что обита­тели одного из этажей дома престарелых могли распо­ряжаться своей жизнью; на другом этаже люди получали то же самое, но без возможности влиять на свой выбор.

Через восемнадцать месяцев Эллен Лангер вернулась в клинику и установила, что группа с правом выбора оказалась более активной и счастливой. Результаты были получены с использованием специальных оценочных шкал. Также было обнаружено, что в этой группе умерло меньше людей, чем в другой. Таким образом, можно пред­положить, что возможность выбора и контроля ситуации могут спасать жизнь, а беспомощность может убивать.

Кроме процесса научения, бихевиористы изучали и социализацию детей, приобретение ими социального опыта и норм поведения того круга, к которому они принадле­жат. Джордж Мид (1863-1931), американский ученый, является автором концепции, названной социальным би­хевиоризмом. Д. Мид полагал, что личность ребенка фор­мируется в процессе его взаимодействия с другими.

В общении с разными людьми ребенок играет разные роли. Личность ребенка является объединением различ­ных ролей, которые он на себя примеряет. Большое зна­чение как в формировании, так и в осознании этих ролей имеет игра. В зависимости от ожидания и от прошлого опыта (наблюдений за родителями, знакомыми) дети по-разыому играют одни и те же роли. Представляют инте­рес исследования асоциального (агрессивного) и просоци-ального (приемлемого обществом) поведения, предприня­тые психологами данного направления. Д. Доллард раз­работал теорию фрустрации. Фрустрация — нарушение поведения, вызванное невозможностью справиться с труд­ностями. Согласно теории Долларда, сдерживание сла­бых проявлений агрессивности, которые являются резуль­татом прошлых фрустраций, может привести к агрессив­ности в зрелом возрасте.

Бихевиоризм рассматривает аномальное поведение как результат научения, т. е. внешние факторы окружения, воспитания вызывают аномальное поведение. Поэтому психические расстройства можно корректировать и уст­ранять в соответствии с общими законами, выявленными бихевиористами. Бихевиориальная терапия направлена на то, что убрать неадекватные реакции человека и сформировать более адекватные реакции поведения (не вни­кая в причины, которые вызывали эти неадекватные ре­акции, не интересуясь мнением, мыслями человека).

studfile.net

БИХЕВИОРИЗМ — это… Что такое БИХЕВИОРИЗМ?

(от англ. behavior – поведение) – господств. направление в амер. психологии 20 в., отрицающее сознание как предмет психологии и считающее таковым поведение, под к-рым понимаются телесные реакции на стимулы. Возникновение Б. было обусловлено как социальными, так и теоретич. причинами. Нарастание идеологич. реакции в период империализма вызвало появление концепций, принижающих роль сознания. Наиболее распространенные в США разновидности махистской философии – прагматизм и неореализм – отвергли реальность не только материи, но и сознания как свойства мозга. Вместе с тем остро вставал вопрос о практич. использовании психологии с тем, чтобы поставить ее на службу капиталистич. произ-ву. На рубеже 20 в. резко обнаружилась несостоятельность интроспективной теории сознания (см. Интроспективная психология). Под влиянием эволюц. биологии возникают попытки применить объективный метод к изучению поведения животных. Одна из таких попыток принадлежала Торндайку (1898). Наблюдая реакции животных при выполнении экспериментальных задач, он пришел к выводу, что решение достигается методом «проб и ошибок», путем отбора произведенных наугад движений. Этот вывод был затем распространен на процесс учения у человека. По принципиально иному пути объективного исследования поведения животных и человека пошел, развивая идеи Сеченова, Павлов, работы к-рого оказали большое влияние на сторонников Б., хотя и были ими неправильно истолкованы в духе механицизма. На них повлияли также искания в области «объективной психологии» Бехтерева. Такова была атмосфера, в к-рой сложилась первая программа Б., сформулированная Уотсоном (1913). Центр. пунктом программы было требование отказаться от понятия «сознание», якобы препятствующего превращению психологии в строгую науку. Выступая на словах против идеалистич. взгляда на сознание, Б. полностью принимал этот взгляд, т.к. понимал под сознанием совокупность субъективных данных, познаваемых только тем, кто их непосредственно переживает. Отвергая сознание как реальную функцию мозга, состоящую в отражении внешнего мира, Б. выступил и против физиологии мозга, изучающей материальный субстрат психики. Открытые Павловым закономерности высшей нервной деятельности он попытался интерпретировать в терминах «стимула и реакции», т. е. внешнего раздражения и двигат. ответа на него, полностью игнорируя динамику нервно-психич. процессов, обусловливающую характер акта поведения. Павлов выступил против Б. со спец. работой «Ответ физиолога психологам» («The reply of physiologist to psychologist», «Psychol. Rev.», 1932, v. 39, No 2). Б. требует замены исторически сложившейся системы психологич. категорий новыми понятиями: ощущение он называет «дискриминаторной реакцией», мышление – «субвокальной реакцией гортани», чувство отождествляет с «висцеральной реакцией», самосознание трактует как «вербальный отчет» и т.д. Исследователи, находившиеся под влиянием Б., внесли довольно значит. вклад в разработку конкретных вопросов психологии (в особенности проблем навыка и учения), однако получ. факты Б. интерпретирует с ложных теоретич. позиций. Так, напр., выработка навыка сводится к механич. закреплению связей в результате повторения, характер же отражения мозгом действительности полностью игнорируется. Мышление отождествляется с речью, сама же речь превращается в лишенный смыслового содержания речедвигат. акт. Б. свойственна установка на биологизацию человеч. поведения. Качеств. отличие последнего от поведения животных отрицается. Выдвигается мнение, будто всё, что есть важного в психологии, может быть в сущности исследовано путем продолжающегося теоретич. и экспериментального анализа поведения крысы в лабиринте. Исходя из гносеологии позитивизма, Б. видит задачу психологич. науки в фиксации результатов внешнего наблюдения, считая неправомерным изучение внутр. механизмов деятельности, познаваемых опосредованно. Уже в начале 20-х гг. 20 в. начинается распад Б. на ряд направлений, сочетающих с осн. его доктриной элементы др. теорий, в частности гештальтпсихологии и фрейдизма. Амер. психолог Э. Толмен пытался преодолеть механицизм Б. на основе своеобразной телеологич. концепции, названной им «молярным Б.» (Е. С. Tolman, Purposive behavior in animals and men, N. Y., 1932). Амер. психолог Вейс доказывал, что все психологич. факты могут быть безостаточно выражены в физико-химич. или социологич. терминах (A. A. Weiss, A theoretical basis of human behavior, 1925). Амер. психолог Г. Мид критиковал Уотсона за индивидуалистич подход к поведению и выдвинул теорию «социального Б.», согласно к-рой поведение складывается в процессе общения (G. Mead, Mind, self and society from the stand point of a social behaviorist, 1934). Само общение при этом понимается сугубо идеалистически, как «обмен жестами» (речь относится к категории вокальных жестов). В 30–40-х гг. Б. сближается с семантич. идеализмом и операционализмом. В нем все сильнее нарастает тенденция к формализации психологии, замене индуктивного исследования, свойственного раннему Б., априористич. построениями. Таков, напр., «гипотетико-дедуктивный» метод одного из наиболее влият. представителей совр. Б. – амер. психолога К. Халла, строящего науку о поведении на общих постулатах, из к-рых извлекаются дедуктивным путем выводы, предлагаемые для эмпирич. проверки (С. L. Hull, Principles of behavior; an introduction to behavior theory, 1943). Для совр. Б. характерна тенденция к максим. ограничению круга явлений, объясняемых с позиций рефлекторной теории. Так, амер. бихевиорист Скиннер объявил типичным для живых существ т.н. «оперантное» поведение, причинная обусловленность к-рого внешней стимуляцией отрицается. Ряд сторонников Б., перенеся центр тяжести с приобретенных реакций на инстинкты, психич. «гены» (Торндайк) и т.п., смыкается с расистскими теориями. В настоящее время предпринимаются попытки использовать для укрепления Б. успехи кибернетики путем объяснения закономерностей человеческого поведения принципами функционирования автоматических устройств. Глубокие противоречия, разъедающие Б. на протяжении всей его истории, – результат порочности его методологич. филос. основы.

Лит.: Thorndike Ε. L., Animal intelligence (Animal behavior), Ν. Υ., 1911; его же, Man and his works, Camb (Mass), 1943; Watson J. B., Psychology as a behaviorist views it, «Psychol. Rev.», 1913, v. 20; Τolman Ε. С., Purposive behavior in animals and men, Ν. Υ., 1932; Mead C., Mind, self and society from the stand point of a social behavionst, Chi., 1946; Hull С. L., Principles of behavior, Ν. Υ., 1943; Павлов И. П., Ответ физиолога психологам, Полн. собр. соч., 2 изд., т. 3, кн. 2, M.–Л., 1951; Рубинштейн С. Л., Нео-бихевиоризм Тольмана, «Уч. зап. кафедры психологии Ленингр. гос. пед. ин-та им. А. И. Герцена», 1939; его же, Философия и психология, «Вопр. философии», 1957, No 1; Ярошевский Μ. Γ., Буржуазные психологи США в борьбе за ликвидацию сознания, там же, 1948, No 3.

M. Ярошевский. Куляб.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

dic.academic.ru

основные положения теории, представители и предмет изучения

Психология как наука довольно широка по обхвату воззрений на человеческую деятельность и механизмы, связанные с ней. Одной из ключевых концепций является бихевиоризм. Он изучает поведенческие реакции не только людей, но и животных. В данной статье разберемся в сути бихевиоризма и основных положениях, а также познакомимся с представителями этого направления.

бихевиоризм основные положения

Суть понятия

Неофициально бихевиоризм зародился еще в начале 19 столетия. Тогда американский ученый Эдвард Торндайк открыл закон эффекта. Это процесс, при котором поведение индивида посредством определенных событий или реакций усиливается. Его разработки уже в ХХ веке продолжил и сформулировал в отдельную концепцию Джон Уотсон. Это стало поистине революционным прорывом и определило облик американской психологии на десятилетия вперед.

Бихевиоризм (от английского «behaviour» — поведение) перевернул научные представления о психике. Предметом изучения стало не сознание, а поведение индивида как ответная реакция на внешние раздражители (стимулы). Субъективные переживания при этом не отрицались, но находились в зависимом положении от словесных или эмоциональных воздействий на личность.

Под поведением Уотсон понимал поступки и слова, которые человек совершает и произносит на протяжении всей своей жизни. Это совокупность реакций, благодаря которым происходит приспособление к новым условиям. Последователи концепции выявили, что данный процесс включает не только психические, но и физиологические изменения (например, сокращение мускулатуры, ускорение секреции желез).

теория бихевиоризма

Основные положения

Дж. Уотсоном были сформулированы основные положения бихевиоризма, которые дают представление о направлении и методах его приверженцев:

  • Предмет изучения психологии — поведение живых существ. Оно связано с психическими и физиологическими аспектами и может быть исследовано путем наблюдения.
  • Основной задачей бихевиоризма является правильное предсказание действия индивида по характеру внешнего стимула. Решение этой задачи помогает формировать, контролировать поведение человека.
  • Все реакции делятся на врожденные (безусловные рефлексы) и приобретенные (условные рефлексы).
  • Многократное повторение ведет к автоматизации и запоминанию действий. Поэтому можно утверждать, что поведение человека — результат обучения, вырабатывания условного рефлекса (навыков).
  • Мышление и речь тоже относятся к навыкам.
  • Память — это процесс хранения приобретенных рефлексов.
  • Психические реакции развиваются всю жизнь и зависят от окружающих условий, социума.
  • Эмоции — это реакция организма на приятные и неприятные стимулы.
  • Периодизации возрастного развития и общих закономерностей формирования психики нет.

На воззрения Уотсона во многом повлияли исследования Ивана Петровича Павлова. Российский академик обнаружил, что условные и безусловные рефлексы у животных формируют определенное реактивное поведение. Он вывел несколько общих моделей. А Уотсон, в свою очередь, провел ряд экспериментов с младенцами и определил три инстинктивные реакции: гнев, страх и любовь. Однако ученому так и не удалось раскрыть природу сложных моделей поведения.

Представители

В своих взглядах Уотсон был не одинок. Его единомышленник Уильям Хантер в 1914 году создал схему изучения поведения животных. Впоследствии она получила определение «отсроченной». В эксперименте участвовала обезьяна, которой показывали в одном из двух ящиков банан. Затем закрывали все это ширмой, а через некоторое время открывали вновь. И обезьяна успешно находила лакомство, зная уже его местоположение. Это было демонстрацией отсроченной реакции на стимул.

Другой бихевиорист, Карл Лешли, пытался понять, от каких частей мозга животного зависит приобретенный навык. Для этого он обучал мышь, а затем хирургическим методом удалял ей определенный участок мозга. В результате психолог доказал, что все части равноценны и могут друг друга заменять.

основные положения когнитивного бихевиоризма сформулировал

Течения бихевиоризма

Некоторые основные положения бихевиоризма Уотсона, получившего определение классического (методологического), в конце 20 века были опровергнуты когнитивной психологией. Кроме того, были сформулированы течения, приемы которых используются в современной психотерапии. Среди таковых стоит выделить радикальный, психологический и социальный бихевиоризм.

Представителем радикальной концепции является Беррес Скиннер — американский ученый, изобретатель. Он предположил, что поведение индивида напрямую зависит от внутренних событий (мыслей и чувств). Это был экспериментальный анализ, который во многом перекликался с философскими позициями (например, с американским прагматизмом). В то время как Дж. Уотсон, напротив, отрицал интроспекцию.

Основоположником психологического бихевиоризма стал Артур Стаатс. Он утверждал, что поведение человека поддается практическому контролю. Для этого он предложил использовать тайм-ауты и жетонную систему вознаграждения. До сих пор эти приемы используются в программах детского развития и патопсихологии.

Теория бихевиоризма насчитывает и социальный аспект. Его сторонники полагают, что определение стимулов внешнего воздействия зависит от социального опыта индивида.

бихевиоризм основные положения

Когнитивный бихевиоризм

Особняком стоит когнитивный бихевиоризм. Основные положения сформулировал в 30-годы прошлого века Эдвард Толмэн. Согласно им, при обучении психические процессы не ограничиваются строгой связью «стимул-реакция». Американский психолог расширил цепочку, включив в нее промежуточные факторы — когнитивные представления. Они способны влиять на поведение человека: усиливать или замедлять приобретение привычек. Познавательная деятельность отождествляется с умственными образами, возможными ожиданиями и другими переменными.

Толмэн проводил эксперименты с использованием животных. Например, он предоставлял им возможность найти корм в лабиринте различными путями. Цель в данном случае преобладала над способом поведения, поэтому Толмэн назвал свою концепцию «целевым бихевиоризмом».

Плюсы и минусы

Как и у любого научного направления, у классического бихевиоризма есть сильные и слабые стороны.

Изучение поведенческих реакций человека стало прорывом для начала 20 века. До этого вниманием ученых было сосредоточено только на сознании в отрыве от объективной реальности. Однако новый метод все равно сложился неполно, однобоко.

Последователи концепции рассматривали поведение живых существ только во внешних проявлениях, без учета физиологических и психических процессов.

Бихевиористы считали, что поведением человека можно управлять, тем самым сводили его к проявлению простейших реакций. А активная сущность индивида не учитывалась.

Методы лабораторных опытов легли в основу исследований бихевиористов, но при этом не было четкой разницы между поведением человека и животных.

Мотивация и умственный образ действия являются обязательными компонентами в приобретении новых навыков. А бихевиористы ошибочно их отрицали.

бихевиоризм основные положения уотсона

Заключение

Несмотря на критику со стороны приверженцев других направлений, еще активно используется бихевиоризм в психологии. Основные положения его пригодны и для построения педагогического процесса. Однако важно отметить некоторые ограничения подхода. Как правило, они связаны с этическими проблемами (общественными отношениями). Невозможность свести сложную психику человека только к основным положениям бихевиоризма способствует тому, что ученые комбинируют различные методы.

fb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *