Бессознательное это в обществознании: Тема 10. Сознательное и бессознательное

Russia War Crimes

В чем еще вам лгут российские политики

Это не война, это только спецоперация

Война — это вооруженный конфликт, цель которого — навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении. Но от того, что он называет войну спецоперацией, меньше людей не гибнет.

Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР

Российская армия обстреливает города во всех областях Украины, ракеты выпускали во Львов, Ивано-Франковск, Луцк и другие города на западе Украины.

На карте Украины вы увидите, что Львов, Ивано-Франковск и Луцк — это больше тысячи километров от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны.

Это места попадания ракет 25 февраля. За полтора месяца их стало гораздо больше во всей Украине.

Центр Украины тоже пострадал — только первого апреля российские солдаты вышли из Киевской области. Мы не понимаем, как оккупация сел Киевской области и террор местных жителей могли помочь Донбасу.

Мирных жителей это не коснется

Это касается каждого жителя Украины каждый день.

Тысячам семей пришлось бросить родные города. Снаряды попадают в наши жилые дома.

Это был обычный жилой дом в Тростянце, в Сумской области. За сотни километров от так называемых ЛНР и ДНР.

Тысячи мирных людей ранены или погибли. Подсчитать точные цифры сложно — огромное количество тел все еще под завалами Мариуполя или лежат во дворах небольших сел под Киевом.

Российская армия обстреливает пункты гуманитарной помощи и «зеленые коридоры».

Во время эвакуации мирного населения из Ирпеня семья попала под минометные обстрелы — все погибли.

Среди убитых много детей. Под обстрелы уже попадали детские садики и больницы.

Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов. Украинские женщины рожают детей в метро, подвалах и бомбоубежищах, потому что в роддомы тоже стреляют.

Это груднички, которых вместо теплых кроваток приходится размещать в подвалах. С начала войны Украине родилось больше 15 000 детей. Все они еще ни разу в жизни не видели мирного неба.

В Украине — геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает

В HOSTiQ.ua работают люди из всех частей Украины: больше всего сотрудников из Харькова, есть ребята из Киева, Днепра, Львова, Кропивницкого и других городов. 99% сотрудников до войны разговаривали только на русском языке. Нас никогда и никак не притесняли.

Но теперь именно русскоязычные города, Харьков, Мариуполь, Россия пытается стереть с лица земли.

Это Мариуполь. В подвалах и бомбоубежищах Мариуполя все еще находятся сто тысяч украинцев. К сожалению, мы не знаем, сколько из них сегодня живы

Украинцы сами в себя стреляют

У каждого украинца сейчас есть брат, коллега, друг или сосед в ЗСУ и территориальной обороне. Мы знаем, что происходит на фронте, из первых уст — от своих родных и близких. Никто не станет стрелять в свой дом и свою семью.

Украина во власти нацистов, и их нужно уничтожить

Наш президент — русскоговорящий еврей. На свободных выборах в 2019 году за него проголосовало три четверти населения Украины.

Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли полтора миллиона родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

Это месть за детей Донбасса

Российские СМИ любят рассказывать о кровожадных украинских детоубийцах. Но «распятый мальчик в трусиках» и «мальчик — мишень для ракет ВСУ» — это легенды, придуманные российскими пропагандистами. Нет ни единого доказательства подобным страшилкам, только истории с государственных российских телеканалов.

Однако допустим, что ваши солдаты верят в эти легенды. Тогда у нас все равно появляется вопрос: зачем, мстя за детей Донбасса, они убивают детей Донбасса?

8 апреля солдаты рф выпустили две ракеты в вокзал Краматорска, где четыре тысячи украинцев ждали эвакуационные поезда. Ракетным ударом российские солдаты убили 57 человек, из которых 5 — дети. Еще 16 детей были ранены. Это дети Донбасса.

На одной из ракет остались остатки надписи «за детей».

Сразу после удара российские СМИ сообщили о выполненном задании, но когда стало известно о количестве жертв — передумали и сказали, что у рф даже нет такого оружия.

Это тоже ложь, вот статья в российских СМИ про учения с комплексом Точка-У. Рядом скриншот из видео с военным парадом, на котором видна Точка-У.

Еще один фейк, который пытались распространить в СМИ: «выпущенная по Краматорску ракета принадлежала ВСУ, это подтверждает ее серийный номер». Прочитайте подробное опровержение этой лжи.

Посмотрите на последствия удара. Кому конкретно из этих людей мстили за детей Донбасса?

Конспект 22. «Сознание. Разум. Сознательное и бессознательное.»

Конспект 22. «Сознание. Разум. Сознательное и бессознательное

Основа духовной жизни – сознание. Сознание является высшей способностью личности, регулирующей не только ее действия, но и жизнь в целом. Сознание регулирует действие так, чтобы оно определенным образом изменяло положение вещей в окружающей обстановке, чтобы личность могла решить жизненную задачу.

Сознание – и это способность отражать действительность. Человек получает представление о том, что удалено от него в пространстве и во времени, сознание переносит человека на другие континенты и в глубь веков. Одновременно сознание отражает и внутренний мир личности, то, как она стремиться выразить его, воплотить свои цели и намерения в жизнь.

Сознание – одно из основных понятий философии, а также других наук. Философия, опираясь на результаты естественных наук (биологии, физиологии и психологии), на протяжении всей своей истории занята разработкой проблемы сознания. Сознание пронизывает внутренний духовный мир человека, а также являет собой всю совокупность чувственных, логических, волевых и эмоциональных процессов мозга. Именно развитие мозга привело к завершению процесса антропогенеза (развития человека) и рождению феномена сознания.

Одно лишь описание мозга как структурно-функционального органа требует привлечения многочисленного ряда специальных наук. Целые научно-исследовательские институты заняты изучением его деятельности. Многое в структуре и функции этого важнейшего органа еще предстоит выяснить.

Основная работа мозга осуществляется в коре больших полушарий, их подразделяют на правое и левое. Важное значение имеют и подкорковые центры. Главная функция мозга – хранение и переработка информации, получаемой человеком в процессе познавательной деятельности. Именно физиологические механизмы (мозг с его сложной структурой) лежат в основе познавательной деятельности человека, конкретно-образного и абстрактного мышления.

Философ Аристотель писал: «Все люди от природы стремятся к знанию». Человеку от рождения дана способность мыслить. Источником знаний является разум. Разум – это способность рассуждать, отличать одно от другого.

Что движет человеческой деятельностью? Пытаясь объяснить деятельность людей, их поступки, мыслители разных эпох давали разные ответы на вопрос о том, что же движет этими действиями, а следовательно – развитием общества.

Ученые-психологи изучают переживания человека, побуждающие его к деятельности. В мотивах деятельности проявляются потребности человека, поэтому можно сказать, что мотивы – это побуждения к деятельности, связанные с удовлетворением потребностей. А потребность – это переживаемая и осознаваемая человеком нужда в том, что необходимо для поддержания его организма и развития личности.

Потребность обычно направлена на какой-либо предмет. Например, голод – это нужда в пище, предметом потребности является пища. Невозможность справиться с какой-либо задачей порождает нужду в знаниях, которые необходимы для ее решения. Предметом потребности в данном случае являются знания.

В формировании мотивов деятельности особую роль играют интересы. Это слово латинского происхождения, означающее буквально – имеет значение, важно. Интересы людей имеют в своей основе их потребности, но направлены не столько на предметы потребностей, сколько на те общественные условия, которые делают более или менее доступными эти предметы, прежде всего материальные и духовные блага, обеспечивающие удовлетворение потребностей. Интересы людей состоят в сохранении или преобразовании тех условий (учреждений, порядков, норм взаимоотношений и т.п.), от которых зависит распределение благ. Эти интересы зависят от положения в обществе тех или иных групп населения. Каждый человек принадлежит к нескольким социальным группам. Например, молодой человек принадлежит к молодежи, которая имеет свои, отличные от других групп интересы (получить образование, профессию, иметь материальные условия для создания семьи и т.д.). Он же относится к какой-либо этнической группе и имеет общие интересы с другими членами этой группы (возможность развития национальной культуры, языка). Будучи членом других групп, человек имеет соответствующие социальные интересы. В обществе взаимодействуют разнообразные интересы: индивидуальные, групповые, интересы общества в целом. По направленности интересы разделяются на экономические, социальные, политические, духовные. В них находят обобщенное выражение актуальные потребности людей.

Потребности и интересы осознаются людьми, т.е. характеризуют сознательную деятельность. Люди обдумывают деятельность, осуществляют самоконтроль своих действий. Однако в деятельности проявляется и бессознательное, что означает психическую жизнь, совершавшуюся без участия сознания.

Австрийский психолог З. Фрейд (1856-1939), изучавший бессознательное, придавал ему большое значение. Под бессознательным в психологии понимаются обусловленные воздействиями состояния, в которых человек не дает себе отчета.

В современной психологии возникла точка зрения, согласно которой бессознательное – это творческое начало, главный источник мотивов и переживаний людей. Швейцарский психолог К.Г. Юнг (1875-1961) считал, что бессознательное – источник творческой фантазии духа.

На деятельность человека могут оказать большое влияние его влечения, т.е. психические состояния, выражающие неосознанную или недостаточно осознанную потребность. Одни влечения побуждают к деятельности, направленной на сохранение и развитие жизни, другие проявляются в агрессивных, разрушительных действиях.

Для человека, испытывающего состояние влечения, неясно, что влечет его к объекту, каковы цели его действия. Вспомним слова князя из «Русалки» А. С. Пушкина: «Невольно к этим грустным берегам меня влечет неведомая сила». Герой драмы не осознает, какая сила побудила его прийти к тому месту, где погибла любимая девушка.

Вопросы и задания

  1. В чем различие понятий: человек, индивид, личность? Что такое индивидуальность?

  2. Как проявляется взаимосвязь духовного, телесного, социального и биологического начал в человеке?

  3. Как личность зависит от общества? Можно ли быть независимым от общества?

  4. Как вы думаете, нужны ли особенные условия для жизни и воспитания сверходаренной личности?

  5. Выскажите собственное суждение по поводу следующего утверждения: «Проблема человека – центральная проблема человеческой истории». Что понимается под проблемой человека?

  6. Какая из перечисленных особенностей свойственна человеку и отсутствует у животного?

А) действие механизма наследственности;

Б) работа органов чувств;

В) обменные процессы;

Г) творческая активность.

  1. Какому понятию соответствует определение: «Биосоциальное существо, представляющее собой особое звено в развитии живых организмов на Земле»?

  2. Что такое сознание, каково его значение для человека?

  3. Что лежит в основе познавательной деятельности человека?

  4. Какую роль играют мотивы и интересы в деятельности человека?

  5. Чем различается сознательное и бессознательное в деятельности человека?

Сознательное и бессознательное — презентация онлайн

1. СОЗНАТЕЛЬНОЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

УРОК ОБЩЕСТВОЗНАНИЯ В 11
КЛАССЕ

2. Сознание —

Сознание способность человека
целенаправленно, обобщенно
и оценочно отражать
объективную реальность в
чувственных и логических
образах

3. СОЗНАНИЕ

ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЙ
ПОДХОД
СОЗНАНИЕ – ПРОЯВЛЕНИЕ
ФУНКЦИЙ ГОЛОВНОГО
МОЗГА, ВТОРИЧНОЕ ПО
СРАВНЕНИЮ С ТЕЛЕСНОЙ
ОРГАНИЗАЦИЕЙ ЧЕЛОВЕКА
РЕЛИГИОЗНОИДЕАЛИСТИЧЕСКИЙ
ПОДХОД
СОЗНАНИЕ – ПЕРВИЧНО, А
ЧЕЛОВЕК «ТЕЛЕСНЫЙ» – ЕГО
ПРОИЗВОДНАЯ

4. СРУКТУРА СОЗНАНИЯ

Восприятие органами чувств
окружающего мира и самого
себя
Получение первичных знаний
Эмоциональные компоненты
Это сфера личностных
переживаний, воспоминаний,
предчувствий и т.п.
Логико-понятийные
способности и знания,
получаемые на их основе
Возможность выйти за пределы
непосредственно чувственно
данного, достичь сущностного
понимания объектов
Ценностно-смысловые
компоненты
Это сфера высших мотивов
деятельности, ее духовных
идеалов, способности к их
формированию и пониманию
(воображение, интуиция)
АКТИВНОСТЬ
ОДНО ИЗ
ВАЖНЕЙШИХ
СВОЙСТВ СОЗНАНИЯ
ЧЕЛОВЕКА

6. ПРОЯВЛЕНИЕ АКТИВНОСТИ СОЗНАНИЯ

— ОТРАЖАЕТ МИР ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО И
ИЗБИРАТЕЛЬНО
— РАЗРАБАТЫВАЕТ ПРОГНОЗЫ РАЗВИТИЯ
ПРИРОДНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ И
ПРОЦЕССОВ
— КОНСТРУИРУЕТ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ,
ОБЪЯСНЯЮЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ
ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА
— СЛУЖИТ ОСНОВНОЙ
ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ЧЕЛОВЕКА

7. САМОСОЗНАНИЕ —

САМОСОЗНАНИЕ ОСОЗНАНИЕ ЧЕЛОВЕКОМ
СВОИХ ДЕЙСТВИЙ, ЧУВСТВ,
МЫСЛЕЙ, МОТИВОВ
ПОВЕДЕНИЯ, ИНТЕРЕСОВ,
СВОЕГО ПОЛОЖЕНИЯ В
ОБЩЕСТВЕ

8. ПСИХИКА ЧЕЛОВЕКА

СФЕРА
СОЗНАТЕЛЬНОГО
СФЕРА
БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

9. БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

ЭТО ТЕ ЯВЛЕНИЯ,
ПРОЦЕССЫ, СВОЙСТВА И
СОСТОЯНИЯ, КОТОРЫЕ
ОКАЗЫВАЮТ ВЛИЯНИЕ НА
ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА, НО
НЕ ОСОЗНАЮТСЯ ИМ

10. БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ В ЛИЧНОСТИ

ОШИБКИ
(ОГОВОРКИ,
ОПИСКИ, И Т.П.)
ЗАБЫВАНИЯ
(ИМЕН, ОБЕЩАНИЙ,
НАМЕРЕНИЙ,
ФАКТОВ, СОБЫТИЙ
И Т.П.)
ФАНТАЗИИ,
МЕЧТЫ,
ГРЕЗЫ,
СНОВИДЕНИЯ

Бессознательное. Что это такое?

История бессознательного в творческом мышлении, по-видимому, связана со множеством подобных терминов. Они подразумевают отсутствие сознательного внимания как части процесса, в котором создатель способен проследить последовательность от зародыша идеи до ее более полного разрешения. Три примера концепции такого типа включают: инкубацию, озарение и интуицию. Все они широко обсуждались как представляющие бессознательные компоненты творчества.

Предполагаемая спонтанность проницательных переживаний в творческом мышлении, несомненно, преувеличена, приукрашена избирательной памятью, часто оторвана от контекста длительной подготовки, ведущей к ней, и, вероятно, гораздо реже, чем предполагают популярные отчеты.

Очевидно, что интуиция основана на обширном опыте и знаниях в определенной области, так или иначе связанных на подсознательном уровне. И все же объяснение этого явления оставляет много вопросов без ответа.

Определение понятия «бессознательное»

Представленные выше доказательства в совокупности заставляют признать, что бессознательная обработка реальна и требует официального подтверждения.

Барг и Морсалла в 2008 году охарактеризовали современную когнитивную психологию как ориентированную на сознание. В этом разделе они излагают причины, по которым, в дополнение к многочисленным эмпирическим данным, представленным выше, психологическая наука требует ориентации на бессознательное.

Современная когнитивная психология может объяснить только сознательные когнитивные явления, но не само сознание. Человек спорит, исходя из аксиом, а не из когнитивных явлений. Таким образом, объяснения того, как возникает сознание, лежат за пределами объяснительной сферы психологии, ориентированной на сознание. Когнитивная психология не может объяснить бессознательные явления.

Предположение о сознательности создает прагматические проблемы. Это затрудняет определение того, где заканчивается обработка сознания и начинается обработка бессознательного. Эта проблема в течение многих лет препятствовала исследованиям бессознательной обработки с точки зрения, ориентированной на сознание.

Поэтому психологи, ориентированные на сознание, либо отрицают существование бессознательной обработки, либо утверждают, что она лежит за пределами соответствующей объяснительной сферы их науки. И наоборот, позиция, ориентированная на бессознательное, должна только показать, как возникает сознание.

Представленная здесь сетевая перспектива не предполагает сознания и, следовательно, не исключает ее объяснения. Значит, ориентированная на бессознательное перспектива представляет собой более фундаментальную позицию. Замена нашей нынешней сознательно-ориентированной позиции на бессознательно-ориентированную представляет собой серьезный сдвиг парадигмы.

Тем не менее, доказательства бессознательной обработки в настоящее время настолько обширны и надежны, что ее существование, похоже, окончательно установлено. Принятие бессознательной обработки ни в коем случае не означает полного одобрения психоаналитической теории во всей ее полноте. Скорее, он признает, что эта часть психодинамической теории полностью основана на строгих эмпирических исследованиях.

Формы и типология проявления бессознательного

Бессознательная обработка когда-то была представлена как новая особенность психодинамической теории, но краткая история бессознательной обработки показывает, что на самом деле это никогда не было так. Фрейд просто избегал цитировать кого-либо из многих соответствующих авторов, которые обсуждали бессознательную обработку задолго до его рождения, в дополнение к современным ученым, которые обсуждали бессознательную обработку, когда Фрейд «открывал» ее.

Бессознательная обработка является краеугольным камнем практически всех вариантов фрейдовской психодинамической теории. Концепция бессознательной обработки не была оригинальной для Фрейда. На самом деле, эта идея была введена греческим врачом Галеном (130-200 гг. н.э.) более 2 000 лет назад и активно обсуждалась в Европе с 1600-х годов.

Общая концепция бессознательного психического процесса была мыслима (в посткартезианской Европе) около 1700 года, актуальна около 1800 года и модна около 1870-1880 годов. Нельзя отрицать, что к 1870-1880 годам общая концепция бессознательного разума стала общеевропейским явлением и что многие специальные приложения этой общей идеи активно обсуждались в течение нескольких десятилетий.

Акцент Фрейда на бессознательной обработке даже не был оригинальным для психологии, поскольку Уильяму Джеймсу было что сказать о бессознательной обработке. Однако справедливо будет отметить, что в кругах клинической психологии акцент Фрейда на бессознательной обработке был новым.

К сожалению, Фрейд прописывал своим клиентам кокаин и употреблял его сам. Он принял возникающие в результате сны о сексе и агрессии за нормальную психологию, а не за результат употребления кокаина.

Следовательно, секс и агрессия были чрезмерно представлены в его теории. Поскольку бессознательная обработка была такой важной определяющей чертой психодинамической теории так долго, ее больше нельзя считать новой.

Власть бессознательного

Понятие бессознательного

Зигмунд Фрейд считал, что человеческая психика похожа по своей сути на айсберг. Сознание – это та часть, которая выступает на поверхность, то есть самая верхушка «айсберга». Основной же, подводной частью айсберга является бессознательное, которое скрыто даже от самого человека. Тем не менее, именно оно зачастую управляет поступками индивида.

Определение 1

Бессознательное – это ряд психических процессов, не входящих в сферу человеческого сознания.

В основном феномен бессознательного изучает психология, а также психоанализ, родоначальником которого считают Зигмунда Фрейда. Целью этого является хотя бы поверхностное изучение данного понятия, сбор всего важного для обществознания содержимого и попытки разобраться в особенностях фрейдовского психоанализа.

Синонимом бессознательного в классической психологии служит подсознание, в качестве противопоставления сознанию. Теперь, когда появилась теория психоанализа, данный термин считается устаревшим, в связи с тем, что Фредом бессознательное не противопоставлялось сознательному. В его теории было выделено три основных понятия:

  • я (Эго) – это человеческая личность, осознаваемая в качестве я, и являющаяся одной из форм сознания;
  • Сверх-Я (Супер-Эго) – это совокупность моральных и нравственных принципов индивида;
  • Оно (Ид) – непосредственно бессознательное.

В любом случае, во всех психологических теориях, бессознательное располагается вне пределов сознания и понимания окружающей действительности. Некоторыми психологами выделяется еще одно понятие – неосознаваемое, представляющее собой тип бессознательного, характерный только рефлекторным воздействиям.

Основные проявления бессознательного

В бессознательном сохранены все неприятные и травмирующие воспоминания, подавляемые желания и стремления, которые сознание признало недостойными. Бессознательное всегда конфликтует с сознанием, и если этот конфликт достигает «точки кипения», то у человека начинается формирование психических расстройств, неврозов, а также физиологических заболеваний, имеющих психологическое обоснование. Психоаналитик помогает индивиду осознавать подавленные импульсы, разбираться в их причинах, а таким образом избавляться от их воздействия.

К основным проявлениям бессознательного относят:

  • поведенческие автоматические процессы – иными словами, это стереотипы. Эти процессы настолько отработаны, что человек их даже не замечает. Примером стереотипа выступает радостный возглас, когда команда, за которую человек болеет, забивает гол. Нельзя путать поведенческие стереотипы с социальными стереотипами, то есть общепринятой реакцией на что-либо, например, что блондинки глупее брюнеток;
  • неосознанные процессы – это ряд побудительных мотивов, которые не осознаются человеком, так как являются противоречащими иным мотивам или социальным нормам. Когда в жаркую погоду человек идет мимо фонтана, он хочет в него окунуться, но не делает этого в связи с тем, что за это грозит штраф. Ключевым моментом выступает то, что человек не задает себе вопрос – можно ли совершить данное действие? – человек думает совершенно о другом, так как ситуация внутреннего диалога протекает на бессознательном уровне;
  • подпороговое восприятие – это условные рефлексы, выработанные на неосознаваемые раздражители. В качестве примера можно рассмотреть эксперимент Павлова с собаками;
  • надсознательные процессы – также их называют сверхиндивидуальными психическими процессами – вдохновение, озарение, интуиция.

Замечание 1

Основным отличием бессознательного от сознательного является то, что бессознательное ориентируется на физиологические потребности человека, на получение удовольствий индивидом, на достижение психического комфорта. Сознание адекватной личности сдерживает бессознательное в социальных рамках, не позволяя ему полностью контролировать деятельность индивида.

При обращении к исследованиям социальной и культурной общественной жизни, Фрейд базировался на разработанной им же модели личности. Поэтому принцип психологизации, который используется при рассмотрении человеческой природы, неправомерно переносить на все общественные явления. Фрейд подчеркивал, то человек не может существовать изолированно от окружающих его людей. В его психической жизни всегда присутствует кто-то другой, с которым он вступает в противоречия. В этом смысле психология личности, как считал Фрейд, представляет собой вместе с тем и социальную психологию.

Психоанализ можно использовать не только в исследованиях исключительно личностной направленности, но и при работе с социальными проблемами, так как механизмы психического взаимодействия посредством различных инстанций внутри личности находят собственный аналог в социальных и культурных процессах внутри общества. При анализе этих процессов, Фрейд прибегнул к неоправданно широким обобщениям: антагонизмам между обществом и индивидом, которые были отмечены им в культуре, он также считал их неотъемлемой частью развития целостной культуры.

З. Фрейд, в отличие от других исследователей психологии, представлял анатомию сознательного и бессознательного в качестве психического научного факта. Но объяснял он данный факт на основании исключительно негативного понятия – неосознаваемой психики, которую можно понять исключительно через путь отрицания наличия за ней атрибутов сознания.

Юнгом была значительно расширена сама модель психики, которую предложил З. Фрейд. Вместе с индивидуальным бессознательным им было постулировано наличие коллективного бессознательного. Коллективное бессознательное в формате нескольких архетипов, то есть первообразов, в которых зафиксирован весь опыт человеческих поколений. В соответствии с Юнгом, архетипы наследуются и представляют собой универсальные, подходящие для всех представителей человечества. Они могут проявляться через сновидения, мифы, ритуалы и индивидуальное творчество.

Тема 7. Сознательное и бессознательное — КиберПедия

Высшим уровнем развития психики человека является сознание. Это способность рассуждать, мыслить, делать выводы и пр. Сознание позволят человеку мыслить абстрактно. Оно всегда связано с речью, со способностью человека к общению. Наличием сознания люди отличаются от животных, потому что сознание это продукт общества.

Сознание отражает всю действительность, благодаря ему человек способен заниматься деятельностью, ставить цели и достигать их .Все действия, поступки человека осознанны, отражаются в его сознании.

Однако существует и бессознательное в жизни человека, не контролируемое сознанием.

Сознательное и бессознательное

Сознательное – это контролируемое человеком, действия, совершаемые осознанно, за которые человек несёт ответственность.

Бессознательное – это не контролируемая сознанием человека деятельность и поступки. Это врождённая инстинктивно-рефлекторная деятельность. Такие действия направлены на удовлетворение биологических потребностей : сохранение организма и вида (продолжение рода).

К бессознательному относятся обобщённые, автоматизированные в опыте данного индивида стереотипы его поведения – умение, навыки, привычки, интуиция. Это поведенческое сформировано на ранних стадиях развития человека.

Импульсивно-эмоциональная сфера, т.е. неосознаваемые устремления индивида, его влечения, страсти, установки – это тоже сфера бессознательного в человеке. Это непроизвольная сфера личности, «вторая натура человека».

 

Таким образом, деятельность , поведение, поступки человека бывают сознательными и бессознательными. Конечно, каждый обязан, живя в обществе, контролировать свои действия. Однако в особых ситуациях именно бессознательное помогает человеку даже выжить. Так что Природа позаботилась о том, чтобы человек в экстремальных ситуациях смог на уровне бессознательного, аффекта, сохранить жизнь себе и другим, близким

Тема 8. Вопросы философии

Философия – это наука, изучающая наиболее общие вопросы развития природы, общества и человека.Слово пришло в русский язык из греческого языка: phileo люблю, sophia мудрость, philosophia — любовь к мудрости.

В курсе «Обществознание» в разделе «Человек» есть ряд тем по философии. Разберём их.

Цель и смысл жизни

Человеку свойственно целеполагание, то есть постановка определённых целей в своей деятельности. Цели ставятся в зависимости от потребностей, от того, какой себе человек представляет свою жизнь.

Зачем я живу, каков смысл моей жизни? Над этими вопросами люди задумывались испокон веков. И ответы на них у каждого человека различные. Много факторов, влияющих на это: воспитание, образование, окружение, семья, эпоха, в которую живет человек, даже возраст и многое другое.

Цель жизни – это некий ориентир, к которому стремится человек в своей жизни.

Смысл жизни – осознанное восприятие человеком направленности своей жизни, стремление реализовать свои возможности в соответствии с теми ценностями, которые он считает важными для себя.

Существует несколько концепций по поводу того, в чём смысл жизни человека.

Концепции смысла жизни

Концепция Суть концепции
Аскетизм (от греч. упражняющийся в чём-либо) Необходимость довольствоваться в жизни малым, ограничение и подавление чувственных желаний и влечений, «умерщвление плоти».
Гедонизм (от греч. наслаждение) Смысл жизни – в наслаждении, нужно уметь радоваться всему, получать от жизни удовольствие.
Прагматизм (от греч. действие, дело) Относиться к жизни с расчётом, добиваться цели любым средствами.
Утилитаризм ( от греч. польза) Жить — это из всего извлекать для себя пользу.
Эвдемонизм (от греч. счастье, блаженство) Назначение человека — быть счастливым в этой жизни, добиваться счастья.
Альтруизм (от лат. другой, другие) Жизнь – это самопожертвование во имя служения идеалу, людям, обществу.

 

Самореализация

Самореализация – это процесс реализации в обществе своих способностей, умений, навыков, возможность применять знания, достижение намеченных целей. Это одна из высших потребностей человека.

Самопознание — процесс познания человеком самого себя, своих возможностей, нравственных качеств, собственных физических и психических особенностей.

Виды самопознания

· Непосредственное – самонаблюдение

· Опосредованное – анализ собственной деятельности, поступков.

Пути самопознания

· Самоузнавание — когда ребёнок осознаёт самого себя как отдельного человека.

· Познание себя путём познания других – человек оценивает действия и поступки других, принимая или нет их, так формируются качества личности, мировоззрение.

· Самооценка – эмоциональное отношение человека к самому себе, принятие или нет собственного поведения.

· Оценка результатов своей деятельности, своего поведения, самонаблюдение.

· Самоисповедь – это внутренний отчёт человека самому себе о своих действиях, поступках, отношении к людям.

Виды самооценки

1. Адекватная или реалистическая — человек объективен в оценке самого себя.

2. Завышенная самооценка — человек думает о себе луче, чем он есть на самом деле.

3. Заниженная самооценка — человек недооценивает себя, свои способности и возможности.

«Я»- концепция – устойчивое представление человека о самом себе.

Свобода

Человеку свойственно желание быть свободным. Что такое свобода? Когда человек осознаёт себя истинно свободным? И есть ли ограничители свободы?

Свобода — это возможность человека выбирать решение, действия в соответствии со своими желаниями, потребностями и целями, интересами; это отсутствие каких-либо ограничений в чём-либо.

Но может ли человек быть абсолютно свободным в обществе, и не станет ли свобода – вседозволенностью?

В.И.Ленин писал: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».

2.9. Внутренний мир человека. Сознательное и бессознательное:

Сознание – отличие человека от животных, проявляющееся в способности рассуждать и мыслить абстрактно.

Сознание – высший уровень отражения человеком действительности.

1) Сознание – рефлексивная способность, т.е. готовность к познанию других психических явлений и самого себя.

2) Мысленное представление и воображение действительности.

3) Сознание связано с речью. Сознание – способность к коммуникации.

Сознание имеет сложную структуру:

  • Ощущения

  • Восприятие

  • Представление

  • Понятие

  • Мышление в целом

  • Способность к иррациональному мышлению

  • Волевые процессы

  • Интуиция

  • Страх

  • Ненависть

  • Чувство вины, раскаяния, радости и пр.

  • Бессознательные или подсознательные формы реакции и саморегуляции, а так же подавление культурой и воспитанием животных инстинктов.

Бессознательное – совокупность психических процессов, не представленных в структуре сознания. Философская концепция была сформулирована Лейбницем, как низшая форма духовной деятельности, лежащая за порогом осознаваемых представлений.

Фрейд: бессознательное – некая сила, по своей природе противоположная сознанию.

Выделяют четыре класса проявлений бессознательного:

1) Сверхиндивидуальное – некое поведение, усвоенное человеком.

2) Неосознаваемое – побудительные мотивы деятельности, как смысловые поведенческие основы личности. Выражаются в стремлениях, влечениях, реакциях

3) Стереотипы – автоматическое поведение.

4) Психологические реакции человека на различные раздражители, в которых он сам себе не отдает отчета.

Бессознательное стремится к получению удовольствий и психическому комфорту, а сознание с помощью социальных норм стремятся ввести подсознание в социально приемлемые рамки.

2.10. Познание мира: чувственное и рациональное, истинное и ложное:

Знания об окружающем мире и о самом себе необходимы человеку во всех видах деятельности. Знания дают возможность человеку ориентироваться в мире людей, вещей, природных явлений, помогают объяснить и предвидеть события. В знаниях спрессован тысячелетний опыт материальной и духовной культуры.

Процесс познания предполагает две стороны: одна сторона – познающий человек (субъект познания), вторая – познаваемый предмет (объект познания). Познание бывает чувственное и рациональное:

1) Чувственное познание:

Нормальная работа органов чувств, осуществляемая в следующих формах:

а) Ощущения – непосредственное воздействие на органы чувств, свойства предметов и процессов.

б) Восприятие – воздействие на органы чувств целостного образа предмета.

в) Представление – чувственный образ предметов и явлений, сохраняемых в сознании без их непосредственного воздействия.

2) Рациональное познание:

/От лат. ratio – разум/

Необходимый этап познавательной деятельности человека.

а) Сравнение – выделение общих существенных черт. В результате сравнения формируется понятие.

б) Понятие – мысль, отражающая предметы или явления в их общих или существенных признаках.

в) Суждение – такая форма мысли, в которой через связь понятий или утверждается, или отрицается что-либо. Логически связанные суждения – это умозаключение.

Истинное и ложное:

Истина – достоверное правильное знание. Философы-агностики отрицают возможность получения человеком истинного знания (агностицизм – недоступный познанию).

Критерии истины:

В XVII – XVIII веках: спор ученых об источниках знаний и о том, разум, или чувства являются определяющими в познавательной деятельности человека. Мнения разделились:

1) Рационалисты (разум): есть некие врожденные идеи, задачи мышления, независимые от чувственного познания. Критерием истины считают разум и за истинные принимают теоретически обоснованные знания.

2) Эмпирики (от греч. эмпирио – опыт): решающая роль в познании – чувственный опыт. Истинность знания обеспечивается опытными данными: что дается нам в ощущениях, то есть в действительности. Цель науки в чистом описании фактов чувственного познания.

Критериями истины также могут считаться практика, как материальное производство, опыт и научный эксперимент. Практические нужды вывели к жизни многие отросли научных знаний. Знания о предметах и явлениях могут считаться правильными, если с их помощью можно сделать те или иные вещи.

Объективна ли истина (?):

Многие ученые считают, что знания субъективны, т.к. зависят от познающего субъекта. Другие философы считают, что существует истина объективная, независимая от произвола людей и их интересов.

Абсолютная истина – несомненное, неизменное, раз и на всегда установленное знание. Она не может быть опровергнута при дальнейшем развитии познания. На пути к абсолютной истине мы получаем относительные истины.

Методы исследования бессознательного: применение психоаналитической идеи

Содержание

Заметки об авторах

Благодарности

Предисловие

Введение: Калина Стаменова и Р. Д. Хиншелвуд

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ОБЗОР КАЧЕСТВЕННЫХ МЕТОДОЛОГИЙ

Глава первая: Психоаналитический взгляд на качественную методологию: наблюдение элементарного психического мира в социальных процессах, Карл Фиглио ЧАСТЬ ВТОРАЯ – ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В СБОРЕ ДАННЫХ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ СБОРА ДАННЫХ

ИНТЕРВЬЮ

Глава вторая: социоаналитическое интервью Сьюзен Лонг

    Глава третья: Психоаналитический взгляд на качественное исследовательское интервью Ника Миджли и Джошуа Холмса Глава четвертая: Психосоциальная интерпретация бессознательных измерений в повседневной жизни Хеннинга Саллинга Олесена и Томаса Лейтхойзера Глава пятая: Использование психоаналитического исследовательского интервью в качестве эксперимента лаборатория Симоны Регинтовски

    НАБЛЮДЕНИЯ

    Глава шестая: Психоаналитическое наблюдение – разум как инструмент исследования, Вильгельм Скогстад ​​Глава седьмая: Вклад психоаналитически обоснованных методологий наблюдения в детские организации, Питер Эльфер

    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ОБРАБОТКЕ И АНАЛИЗА ДАННЫХ

    ВИЗУАЛЬНЫЕ МЕТОДЫ

    Глава восьмая: социальная фотоматрица и социальный рисунок сновидений Роуз Реддинг Мерски и Буркард Сиверс

    ЭКСПЛУАТАЦИЯ

    Глава девятая: Утка идет: Операционализация абдуктивных умозаключений Джиллиан Уокер и Р.Д. Хиншелвуд Глава десятая: Сравнительный анализ перекрывающихся психоаналитических концепций с использованием операционализации Калины Стаменовой

    НАРРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ

    Глава одиннадцатая: Психоанализ в нарративных исследованиях Лизы Сэвилл Янг и Стивена Фроша

    Глава двенадцатая: Исследование датированных, локализованных субъективностей с помощью биографически-нарративного интервью: психоанализ, психосоциальное бессознательное и интерпретация BNIM Тома Венграфа

    ПСИХО-СОЦИЕТАЛЬНАЯ ЭТНОГРАФИЯ

    Глава тринадцатая: Психоаналитическая этнография Линды Лундгаард АндерсенЗаключение: Р.Д. Хиншелвуд и Калина СтаменоваИндекс

    Почему некоторые исследования в области социальных наук терпят неудачу? Флорида» и «бинго») — не могли быть воспроизведены, когда процедуры повторялись в новых исследованиях. В отчетах, однако, обычно не упоминается, что многие другие исследования, опубликованные за последнее десятилетие или около того, успешно воспроизвели исходные данные о бессознательном мышлении и поведении, а также расширили эту линию исследований в новых направлениях.Эти исследования подтвердили, что бессознательный жест или случайное слово, для которых ранее сформировалась прочная ассоциация — «прайминг» к социальному психологу — могут изменить поведение человека. Они доказывают, что подсознательные мотивы используют те же психические процессы — рабочую память и исполнительную функцию — что и в сознательных актах самоконтроля, и что люди часто неправильно понимают действительные причины своего поведения, когда находятся под влиянием бессознательных импульсов. Исследования с ошибками репликации, как правило, не включали процедуры, изученные в ходе более ранних испытаний, которые повышают вероятность точного определения бессознательного влияния на поведение человека.Во многих оригинальных исследованиях слова и вербальный материал использовались для запуска поведения. Исследования, которые избегали использования вербальных сигналов и вместо этого использовали более естественные и реалистичные стимулы, вызывающие определенное поведение, такие как фотографии спортсменов-победителей, имели больший успех. Именно эти стимулы имеют наибольшее значение для бессознательных первичных эффектов в нашей повседневной жизни. Дальнейшая поддержка этой области социальной психологии пришла из исследований изображений, изучающих работу областей мозга, активируемых бессознательными сигналами, которые влияют на наше поведение и суждения.Эта работа дает некоторое представление о физиологической основе эффектов прайминга. Сканирование мозга показывает, что области, которые обычно активируются при восприятии того, является ли поверхность «шероховатой» или «гладкой», также загораются, когда у человека возникают или не возникают затруднения — по сути, у него тяжелые или гладкие времена — во взаимодействии с кем-то другим. и было показано, что те же области среднего мозга, которые реагируют на физическое тепло, реагируют на дружелюбие и щедрость, которые характеризуют социальную теплоту. Вопрос не в том, реальны ли различные бессознательные эффекты, влияющие на суждения и поведение, и могут ли они быть воспроизведены — потому что они существуют и часто воспроизводятся, — а в том, почему одни исследователи воспроизводят эти эффекты, а другие — нет.Этот вопрос важен для расширения наших знаний о том, как действуют бессознательные социальные влияния, и он привлекает необходимое внимание к точным контекстам и условиям, необходимым для создания мыслей и поведения на основе бессознательных предварительных сигналов. Осталось больше работы. Тем не менее, совокупность данных, собранных к настоящему времени, ясно показывает, что бессознательное влияние на суждения, эмоции, поведение и мотивацию имеет практическое значение как для общества в целом, так и для повседневной жизни его членов. —

    Дж.А.Б.

    наш

    Проблемы с доступом к этой статье? Пожалуйста, посетите нашу страницу часто задаваемых вопросов для получения дополнительной информации

    Поддержка научной журналистики

    Откройте для себя науку, которая изменит мир. Изучите наш цифровой архив с 1845 года, включая статьи более 150 лауреатов Нобелевской премии.

    Подпишитесь прямо сейчас!

    ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ (социальные науки)

    Психоаналитическая теория, основанная австрийским неврологом и врачом Зигмундом Фрейдом (1856–1939), представляет собой основу для понимания влияния бессознательного на мысли, чувства и поведение.Фрейд утверждал, что большая часть того, что мотивирует людей, находится за пределами их непосредственного осознания. Основанная на лечении Фрейдом пациентов с неврологическими расстройствами, психоаналитическая теория описывает как нормальный, так и ненормальный человеческий опыт и подчеркивает длительное влияние событий раннего детства на взрослую личность и психологическое развитие. Психоанализ, клиническое применение теории Фрейда, представляет собой инструмент, который исследует бессознательное, чтобы облегчить болезненные эмоциональные симптомы и повысить самосознание.Психоанализ является предшественником большинства форм современных психотерапевтических техник. По сей день психоаналитическая теория и психоаналитическая практика продолжают развиваться, поддерживая, отбрасывая и расширяя некоторые из первоначальных принципов Фрейда.

    В основе идей Фрейда лежит его основополагающая работа «Толкование сновидений» (1900), в которой сны описываются как бессознательные исполнения желаний. Фрейд утверждал, что существуют основные сексуальные и агрессивные желания, которые сознание считает неприемлемыми и подавляет.Эти желания символически выражены в сновидениях. Поверхностные детали и повествовательная структура сна — то, что мы помним, — называются явным содержанием. Скрытое содержание сновидения представляет собой его бессознательный скрытый смысл и может быть раскрыто только в процессе толкования.

    Фрейд описал и другие способы проявления бессознательного в повседневной жизни. Например, то, что Фрейд называл парапраксисом, известное сегодня как «оговорка по Фрейду» или «оговорка», обычно понимается как описание возникновения бессознательного желания, «случайно» проявляющегося в речи или письме человека.Например, мужчина, который называет свою жену «мамой», может бессознательно выявить подавленные мысли или чувства, которые он испытывает к любой женщине. Фрейд также утверждал, что шутки могут быть производными выражениями бессознательных сексуальных или агрессивных чувств, замаскированными под юмор.

    Объяснение Фрейдом сновидений и бессознательного привело его к разработке более всеобъемлющей теории разума. Его топографическая модель постулировала сознательную, бессознательную и предсознательную части разума. Бессознательное содержит все, что находится за пределами непосредственного осознания, тогда как сознание содержит те части, которые индивидуумы непосредственно осознают.Информация, которая не находится в непосредственном сознании, но легко извлекается, называется предсознательной. Фрейд использовал аналогию с айсбергом, чтобы описать эту модель: над водой видна лишь небольшая верхушка гораздо большего айсберга, подобно тому, как сознательна лишь небольшая часть разума. Большая часть ума находится в бессознательном, ниже уровня осознания.

    В дополнение к топографической модели Фрейд также предложил структурную модель разума, включающую три части: ид, эго и суперэго.Оно бессознательно и активно при рождении и охватывает все инстинктивные и телесные желания. Он действует в соответствии с принципом удовольствия, единственной целью которого является немедленное удовлетворение всех побуждений. Эго действует в основном на основе принципа реальности, который объясняет факторы реальности и социальные нормы, запрещающие немедленное удовлетворение инстинктивных побуждений. Эго помогает регулировать разочарование от неудовлетворенных влечений Ид. Суперэго — это моральная часть разума, представляющая интернализированное чувство родительских и социальных ценностей человека.Фрейд сравнивал конфликт между Ид и Эго с конфликтом между непослушной лошадью и всадником; всадник (эго) должен направлять необузданную энергию лошади (ид) таким образом, чтобы она не была ни слишком разрешающей, ни слишком ограничивающей. Эти конфликты лежат в основе как классических, так и современных психоаналитических теорий понимания симптомов, психопатологии и защитных механизмов.

    Когда неприемлемые и бессознательные импульсы Ид приближаются к сознательному осознанию, развивается чувство опасности и тревоги.Эго использует защитные механизмы для защиты от этой тревоги. В компромиссной формации эго пытается выразить эти импульсы ид социально приемлемыми способами, принимая во внимание моральные и социальные ценности суперэго; существует компромисс между первоначальным желанием и тревогой против желания. Некоторыми примерами защитных механизмов являются проекция, смещение, формирование реакции и сублимация.

    Проекция происходит, когда собственные неприемлемые импульсы человека приписываются другому человеку.Мальчик, который перед обедом спрашивает мать, не хочет ли она печенья, проецирует на нее свое собственное желание, потому что ему может быть стыдно за то, что он хочет чего-то, что было запрещено в прошлом. Смещение — это перенос неприемлемых мыслей или чувств, которые могут возникнуть по отношению к объекту, на более приемлемый целевой объект: мужчина, который злится на свою жену, «перемещает» свои опасные гневные чувства, когда приходит домой и пинает собаку. Формирование реакции включает в себя блокирование неприемлемого импульса преувеличенными и противоположными действиями.Например, новая подруга матери может осыпать мать подарками и похвалами, чтобы скрыть собственное чувство ревности по поводу отсутствия ребенка. Сублимация считается одним из наиболее зрелых защитных механизмов и включает перенаправление неприемлемых импульсов в конструктивные, более здоровые усилия. Успешный хирург сублимирует бессознательные агрессивные импульсы посредством полезного хирургического действия. Использование защитных механизмов — естественная функция жизни, которая помогает людям справляться с подавляющими мыслями и чувствами.Однако жесткая и повсеместная приверженность определенным защитным механизмам и стилям преодоления может стать неадекватной, часто вызывая больше психологических и эмоциональных потрясений, чем разрешает.

    Психоаналитическая теория охватывает взгляды на человеческое развитие и личность. Согласно теории Фрейда, дети должны пройти пять стадий психосексуального развития. На каждой стадии энергии Ид, называемые либидо, фокусируются на различных частях тела, называемых эрогенными зонами.Стадии: оральная, анальная, фаллическая, латентная и генитальная. На каждом этапе ребенок должен договариваться об удовлетворении этих удовольствий в контексте растущих социальных правил и норм. Областью удовольствия во время оральной фазы является рот, и здесь выделяются такие действия, как сосание, прорезывание зубов и кусание. Во время анальной фазы дети должны совмещать удовольствие от удерживания и выведения фекалий (и мочи) с социальной обязанностью приучения к туалету. Во время фаллической фазы телесные удовольствия достигаются за счет самостимуляции гениталий.Именно на этом этапе возникает проблема эдипова комплекса. Увлеченный античностью и классикой, Фрейд назвал этот комплекс, отсылая к темам греческой трагедии Софокла «Царь Эдип», трагедии, в которой персонаж Эдип по незнанию убивает своего отца и женится на своей матери. Фрейд утверждал, что в этом комплексе дети испытывают подавленное сексуальное влечение к родителю противоположного пола и агрессивную ненависть к родителю своего пола. Во время следующей фазы, латентной фазы, либидинозные инстинкты подавляются только для того, чтобы вновь проявиться в начале полового созревания и генитальной фазы.В это время основное внимание уделяется генитальным удовольствиям с другим человеком, ведущим к развитию взрослой сексуальности. Когда людям трудно разрешать конфликты, возникающие на каждом конкретном этапе, они могут зацикливаться, что влияет на взрослую личность.

    Эти стадии являются важными идеями в истории психоаналитической теории , но они не являются отдельными и точными событиями развития. Скорее, они представляют собой теоретическое осмысление некоторых важных проблем психологического созревания.Тем не менее, говоря современным языком, они продолжают жить. Кто-то, кто «орально фиксирован», например, может чрезмерно баловаться во время оральной фазы психосексуального развития, а позже, во взрослом возрасте, у него разовьются оральные симптомы, такие как чрезмерное употребление алкоголя или курение сигарет. Взрослый, описанный как «анальный», может быть чрезмерно озабочен упорядоченностью, своевременностью и контролем, так же как малыш в анальной фазе должен договариваться об удовольствиях и проблемах контроля кишечника.

    Психоаналитическая теория охватывает всех видов идей лечения и личностного роста.Психоанализ представляет собой клиническое применение психоаналитической теории к проблемам психопатологии, неврозов, психозов и дисфункциональных моделей жизни. Это интенсивная форма психологического лечения, которая включает от четырех до пяти сеансов в неделю с квалифицированным психоаналитиком (обычно психиатром, психологом или социальным работником) и длится несколько лет. Пациенты ложатся на кушетку, и их просят говорить так свободно, как они могут, обо всем, что приходит им на ум, этот процесс называется свободными ассоциациями.Как и в случае с толкованием сновидений, теория утверждает, что свободные ассоциации, какими бы неуместными, неясными или тривиальными они ни казались, демонстрируют внутреннюю логику, которая в процессе толкования выявляет конфликты бессознательного, которые можно проработать, чтобы вызвать облегчение симптомов. Неотъемлемой частью этой интенсивной формы лечения является развитие переноса, который происходит, когда пациент бессознательно переносит на психоаналитика мысли, чувства и конфликты, которые у него возникают по отношению к тем, кто ухаживал за ним в раннем возрасте.Проработка перенесенных конфликтов в уникальных межличностных отношениях с психоаналитиком является ключевым компонентом психоаналитической теории лечения. Психоаналитически обоснованная психотерапия, хотя и похожа по руководящим принципам, отличается от психоанализа тем, что аналитическая кушетка обычно не используется, сеансы проводятся реже, а проблемы переноса, хотя и присутствуют, не так полностью интегрированы в лечебный процесс.

    Будучи плодовитым теоретиком, писателем и практиком, Фрейд имел много последователей, некоторые из которых порвали с некоторыми аспектами его теории.Карл Густав Юнг (1875-1968), например, был очевидным наследником психоаналитического движения, пока теоретические разногласия не положили конец его профессиональным отношениям с Фрейдом. Юнг делал упор на религию, архетипы и то, что он называл коллективным бессознательным, культурно разделяемый набор бессознательных символов. Акцент Альфреда Адлера (1870–1937) на индивидуальном стремлении к превосходству и интеграция Карен Хорни (1885–1962) феминистских взглядов на психологическое развитие и функционирование — то, что Фрейд часто критикуют за игнорирование, — представляют собой некоторые из самых ранних расширений психоаналитической теории.

    Современные дополнения к психоаналитической теории, такие как теория объектных отношений, отходят от строгих моделей, мотивированных влечениями и конфликтами, к более реляционным и межличностным моделям. То есть межличностные отношения, в дополнение к внутренним телесным побуждениям и инстинктам, играют все более важную роль в сознательных и бессознательных представлениях людей о себе и других. Как таковые, эти вопросы часто разыгрываются богатым и осмысленным образом в психоаналитическом лечении, которое большинство современных психоаналитических практиков считают по своей сути более относительным, чем первоначальная концепция Фрейда.

    Постоянно развивающаяся система психоаналитической теории , существующая сегодня, возможно, является одной из самых далеко идущих и широко распространенных теорий за последние сто лет. Вряд ли можно избежать влияния уникальной системы мышления Фрейда. Как теория символических и скрытых значений, психоаналитическая теория часто применяется для критического понимания литературы, поэзии, кино и изобразительного искусства. Антропологи использовали психоаналитические идеи для изучения и понимания отношений между людьми и их культурами.Современная нейронаука даже проложила путь для зарождающейся области нейропсихоанализа, целью которой является объединение психоаналитических идей с физически наблюдаемыми структурами мозга, нервными путями и химией мозга. Психоаналитическую теорию часто критикуют как ненаучную, догматическую, шовинистическую, нелогичную и нарциссически изолированную теорию одного человека, Фрейда. Какими бы справедливыми ни были некоторые аспекты этой критики, современная психоаналитическая теория предлагает всесторонний и убедительный отчет о человеческом состоянии.

    Социальные науки и психоанализ. К новому диалогу

    Диалог между социальными науками и психоанализом был живым и плодотворным во Франции до 1990-х годов. Поскольку основатели школы Анналов были особенно заинтересованы и чувствительны к психологии и изучению аффекта, такие усилия были особенно заметны среди историков. Чуть раньше, с 1950 года, Роже Бастид подготовил почву для дискуссии между социологией и психоанализом, хотя и без особого успеха.Среди философов мы можем рассмотреть работу Поля Рикёра о Фрейде в 1960-х годах. Внимание Франкфуртской школы к психологии в те же годы, несомненно, способствовало вкладу Фрейда в критическое понимание опыта двадцатого века. Среди политических философов, таких как Корнелиус Касториадис, Клод Лефор и Марсель Гоше, ссылка на психоанализ также была центральной. С точки зрения политического анализа, известные работы были опубликованы в начале 1980-х — всегда с другой точки зрения — в частности, Эжена Энрикеса, Сержа Московичи и Рафаэля Драи.

    В социальных науках очень трудно думать о сочленении исторического и психического и, может быть, еще шире о субъективности, без которой наше понимание явлений рискует свести к простому описанию. Однако вопрос не одинаков во французской и немецкой традициях. Для дюркгеймовских позитивистов изучение субъективности откладывается в сторону по принципу метода. Поскольку индивидуация понимается как социализация («фундаментальным элементом нашей личности является то, что есть в нас социального», писал Дюркгейм), эта перспектива оставляет мало места для психики и ее производных, а именно ассоциации и запугивания, на которые обращали внимание Тэн, Тард, Рибо и Ле Бон.С точки зрения истории идей мы могли бы почти сказать, что с помощью своей теории представлений и коллективных верований, которые имеют иную природу, чем у индивида, французская школа разрабатывает нечто вроде социального бессознательного, которое исключает идею психическое бессознательное. Однако для веберианцев субъективность является центральной и представляет собой отправную точку для любого анализа, при условии, что она понимается в человеческих взаимодействиях как значимые цели, которые являются частью ранее существовавшей культуры, консолидации которой эти взаимодействия также помогают.

    Макс Вебер стремился вывести всеобъемлющую социологию из психологии, чтобы лучше освободить ее от любых представлений о расе или первичном происхождении, будь то этническое или языковое. Стремясь разработать условия всеобщей достоверности суждений, основанных на понимании, Вебер различал социологическое и психологическое понимание. Для Вебера «комплексная социология не является отраслью психологии», и он даже утверждал, что психические измерения не объясняют институты, а скорее наоборот.В написанном в 1904 г. тексте об объективности знания в социальных науках и политике он заявил, что «переход от психологического анализа человеческих качеств к анализу социальных институтов не дает никакого прогресса, а […], наоборот, выяснение психологических условий и последствий институтов предполагает совершенное знание последних и научный анализ их отношений» (наш перевод). Переход от одного к другому происходит через институты, несущие на себе отметины конфликтов и коллективных переговоров.Правила являются результатом человеческого напряжения. Ставить под сомнение институты — то, что делают социологи, — значит также ставить под сомнение психологию. В заключение у Вебера, который продолжает в приведенном выше тексте, «психологический анализ означает тогда просто чрезвычайно интересное углубление познания их исторической обусловленности и культурной значимости в каждом конкретном случае».

    Помимо французской и немецкой социологических традиций и даже без ссылки на подозрение в этноцентризме, исходящее от антропологии, фрейдистская конструкция часто подвергалась критике за утверждение в качестве инвариантного или естественного того, что на самом деле исходит из социального.Либидо, эго, суперэго и бессознательное для социолога являются социальными состояниями, состояниями эго, созданными социальным, в которое вписан индивид. Придерживаясь неосязаемой оппозиции между природой и культурой, влечением и вытеснением, Фрейду бросают вызов, поскольку он не видит «структуры» — предрасположенности, согласно Норберту Элиасу, — внутри индивидуума, которая позволяет приспособиться к вытеснению: самости. -контроль. Многие антропологи поднимали вопрос о «процессуальном» измерении различных феноменов, затрагивающих бессознательное и либидо, которые рискуют считаться вечными.

    В CERI создана новая исследовательская группа, которая намерена задуматься не только о том, почему диалог между гуманитарными науками и психоанализом начал иссякать четыре десятилетия назад, но и о том, какие обещания наполняют вопросы и исследования политических феноменов массы, расизм, экстремизм, терроризм, антисемитизм и национализм, которые являются частью нашего современного мира. Для того чтобы оценить эпистемологические и методологические проблемы, препятствовавшие этому диалогу, и определить основные камни преткновения, связанные с конфликтующими парадигмами, группа начнет с чтения некоторых основных справочных работ, которые в рамках психоанализа искали ресурсы для разъяснения социально-экономических проблем. исторический, чтобы извлечь эвристические понятия (такие как повторение, влечение, идентификация…) из этих справочников.Это прочтение позволит провести различие между текстами по социальным наукам, которые опираются на психоанализ, и теми — часто авторами которых являются психоаналитики — которые рассматривают свой объект исключительно через призму бессознательного, чтобы сравнить пределы и входные данные обеих категорий.

    Основываясь на возвращении к этим текстам, исследовательская группа затем поставит под сомнение плодотворность и ограниченность психоаналитических парадигм посредством тематических исследований современной политической травмы. В этом отношении становится актуальным вопрос об историзации бессознательного.Как можно таким образом интерпретировать некоторые исторические и политические явления? Существуют ли привилегированные объекты — насилие, страсти, мемориальные феномены, расистская ненависть, — для которых вклад психоанализа был бы особенно существенным? Что можно сказать об анализе конфликта? Применение психоанализа, очевидно, разнообразно, и только посредством точного анализа феноменов мы сможем приблизиться к модальностям соединения исторического и психического, не скрывая трудностей их проверки в строго академическом смысле. , не претендуя на навязывание единой парадигмы и, следовательно, соблюдая методологическую автономию каждой дисциплины.

    * Совместно с Полом Завадски

    Изображение на обложке: Джорджия О’Киф — «Руки и наперсток», с картины Альфреда Штиглица. Работа выполнена из палладиевого принта. CC0 Обозначение общественного достояния, Художественный институт Чикаго, Коллекция Альфреда Штиглица.

    Методы социальных наук для психодинамического исследования: бессознательное на мировой арене

    «Эта книга задумана как руководство и набор инструментов, практическое руководство для исследования психодинамики мировой политики. Предлагая небольшие и легкодоступные подглавы, Мейерс описывает различные методологические подходы к интеграции социальных научных и психоаналитических точек зрения с целью пролить свет на иррациональные и причудливые аспекты мировой политики.» (Штеффен Крюгер, American Imago, том 74 (2), 2017 г.) 

    «Мейерс выпустил книгу о методологиях исследования, которая вполне удобочитаема и доставляет удовольствие. … Стиль и содержание Мейерса внесли свой вклад в книгу, которая одновременно понятна и актуальна для понимания внутренней психической жизни и текущих мировых событий. …рекомендую всем, кто предпочитает задавать вопросы методом исследования, а не методом власти, когда король, организованная религия или правительство диктуют, что составляет истину.(Бертон Норман Зейтлер, Clio’s Psyche, Vol. 22 (3), декабрь 2015 г.)

    — Этот текст относится к изданию в твердом переплете.

    Review

    «Мейерс — ученый, мыслящий глубоко, практично и творчески, ученый с далеко идущими интересами, проницательный наблюдатель за социальной, политической и культурной жизнью. На протяжении всей книги читается с удовольствием. Он включает увлекательные рассказы о методах, построениях и случаях, а также ссылки на обширную литературу. Его описания методов ясны и полезны.Мейерс легко преодолевает субдисциплинарные границы в психологии, обращаясь к читателям, интересующимся личностной, клинической, социальной, критической, политической, культурной и общественной психологией. На протяжении всей книги он сочетает традиционные и новые методы, а также количественные и качественные подходы со строгостью и творческим подходом к изучению того, что не сказано и что скрывается за противоречиями. Соединяя мировые события и психологическую динамику и описывая, как их можно изучать вместе, Мейерс предлагает нам подарок.(Сьюзен Опотоу, профессор Городского университета Нью-Йорка, США)

    «Потрясающий и важный вклад в исследование того, как вращается наш мир… . Есть так много способов, которыми автор исследует взаимосвязь между областями, рассматривает ли он нашу политическую жизнь, искусство, отношения политики, искусства и науки или поведение корпоративной Америки, что начинаешь ценить способы в бессознательное движет всеми нашими усилиями… важными для нашего времени. Хотя ее цель состоит в том, чтобы «объяснить методы», с помощью которых можно исследовать мировые проблемы, сочетая «психодинамическое исследование с социальными научными процедурами», книга делает больше, чем это.Это дает ощущение неотложности нашего выживания (например, изменение климата или корпоративная жадность), а также предлагает некоторые пути, чтобы вести нашу жизнь с сочувствием к другим, которые могут помочь спасти нас». (Кэтрин Буркман, почетный профессор английского языка, Университет штата Огайо, США)

    —Этот текст относится к изданию в твердом переплете.

    Прекрасные силы бессознательной мысли

    Ап Дейкстерхуис получил степень доктора философии в 1996 году в Университете Радбауд в Неймегене (в то время еще называвшемся Университетом Неймегена).В период с 1996 по 1999 год он был научным сотрудником Королевской голландской академии искусств и наук, а в 2000 году перешел в Амстердамский университет в качестве доцента. В 2002 году он стал профессором, а в 2006 году вернулся в Неймегенский университет Радбауд. В 2005 году Ап получил премию APA за вклад в раннюю карьеру и премию Курта Левина Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии. В том же году он также получил грант Vici — крупнейший грант Голландского научного фонда (NWO) — для финансирования исследований бессознательного мышления и принятия решений.В 2007 году он опубликовал популярную книгу по психологии на голландском языке под названием «Het slimme onbewuste» («Умное бессознательное»), которая стала бестселлером. Недавно HP/De Tijd включил Апа в список 100 самых влиятельных голландцев.


    «Принимая второстепенное решение, я всегда считал выгодным взвесить все за и против. Однако в жизненно важных делах… решение должно исходить из бессознательного, откуда-то из нас самих.»

    Зигмунд Фрейд

    Когда вы сталкиваетесь с важным решением, другие иногда советуют вам отложить его и сначала «переспать с ним».В моем случае этот совет часто давала бабушка. Это убеждение, которое интуитивно разделяют многие люди: оно помогает отложить проблему на некоторое время, чтобы прийти к лучшему решению. Каким-то образом ожидание, кажется, помогает нам различать жизненно важное и бесполезное. Отсрочка решения помогает нам основывать наши решения на соответствующих причинах.

    Но верна ли эта «народная вера» в научном эксперименте? Несколько лет назад мы провели эксперимент, в котором люди выбирали между четырьмя гипотетическими квартирами.Информация строилась таким образом, что одна из четырех квартир была объективно более желательна, чем остальные три, поскольку обладала большим количеством положительных и меньшим количеством отрицательных качеств. Однако это было не сразу очевидно, так как квартиры были описаны с большим количеством информации. Прочитав всю информацию о квартирах, участники нашего эксперимента выбирали понравившуюся либо сразу, либо после некоторого периода отвлечения, в течение которого они занимались другими делами.Наша гипотеза заключалась в том, что последняя группа будет продолжать «бессознательно думать» о квартирах, пока они отвлекаются. Действительно, наши результаты показали, что 37 % участников, принявших решение, сразу же выбрали подходящую квартиру, тогда как 60 % бессознательных мыслителей выбрали лучшую (см. Dijksterhuis, 2004; Dijksterhuis & Nordgren, 2006). Откладывание решения помогает, даже если человек больше не думает об этом сознательно.

    Следующий вопрос заключался в том, может ли бессознательное мышление быть даже более полезным, чем такой же период сознательного мышления.Традиционно большинство ученых, занимающихся принятием решений, полагали, что тщательное сознательное обдумывание — лучшая стратегия для принятия правильных решений. Это, без сомнения, иногда верно, но как общий принцип его необходимо квалифицировать. Мы знаем, что при некоторых обстоятельствах (например, Wilson & Schooler, 1991) сознательное мышление ухудшает качество решений. В другом проведенном нами эксперименте (Bos et al., 2009) участники выбирали один из шести домов, выставленных на продажу в нашем родном городе Неймегене.Мы смоделировали веб-сайт, на котором рекламировались эти дома, но убрали запрашиваемую цену. Нашим участникам дали несколько минут для навигации по нашему «веб-сайту», а некоторым участникам затем дали столько времени, сколько они хотели, чтобы подумать о домах и дополнительно просмотреть информацию. Другие отвлекались примерно на 45 минут (на самом деле они проводили другие эксперименты), прежде чем приняли решение. Наконец, участники выбрали свой любимый дом, и их попросили оценить запрашиваемую цену за каждый из шести домов на основе предоставленной информации.Бессознательные мыслители, то есть те, кто был отвлечен, работали значительно лучше, чем сознательные мыслители, и этот вывод уже повторялся несколько раз (метаанализ см. в Strick et al., 2009).

    В других экспериментах (Dijksterhuis, Bos, van der Leij & van Baaren, 2009) мы попросили людей, принимающих решения, сознательных и бессознательных людей предсказать результаты футбольных матчей, которые должны были состояться в ближайшем будущем. Точность прогнозов не сильно отличалась для людей, которые мало что знали о футболе.Однако для фанатов результаты были другими. Фанаты, которые думали неосознанно, делали лучшие прогнозы, чем фанаты, которые думали сознательно, или фанаты, которые угадывали сразу. Интересно, что как для лиц, непосредственно принимающих решения, так и для сознательных мыслителей знание футбола не коррелировало с качеством прогнозов. Только среди бессознательных мыслителей была получена эта корреляция, указывающая на то, что преимущества опыта, по крайней мере, в рамках существующей парадигмы, становятся очевидными, когда кто-то думает бессознательно, а не сознательно.

    Недавно открытие, что бессознательные мыслители превосходят сознательных мыслителей и лиц, принимающих немедленные решения, было воспроизведено в новых и интересных областях. В то время как наши первоначальные эксперименты были в основном связаны с потребительскими решениями, теперь установлено, что бессознательное мышление может улучшить клинические диагнозы, поставленные студентами клинической психологии (de Vries et al., 2009), решения правосудия в гипотетических судебных делах (Ham, van den Bos). и ван Доорн, в печати), и даже моральные суждения (Хэм и ван ден Бос, в печати).

    Но почему бессознательное мышление так полезно? На наш взгляд, причин две. Первая связана с различными способностями обработки сознательных и бессознательных процессов. Сознание работает последовательно и имеет небольшую емкость. То есть он может делать только одну вещь за раз и может работать только с очень ограниченным объемом информации. Бессознательные процессы способны работать над разными вещами параллельно и могут интегрировать большое количество информации. В серии экспериментов мы (Dijksterhuis, Bos, Nordgren & van Baaren, 2006) проверили, определяет ли количество информации, связанной с принятием решения, какая стратегия — сознательное мышление или бессознательное мышление — является наиболее плодотворной.В этих экспериментах участники эксперимента должны были выбрать среди четырех гипотетических автомобилей свою любимую. Для некоторых автомобили характеризовались только четырьмя атрибутами, в то время как для других участников автомобили характеризовались двенадцатью атрибутами. Действительно, сознательные мыслители хорошо справлялись, когда им приходилось выбирать среди машин, описываемых только четырьмя атрибутами (на самом деле они справились немного лучше, чем бессознательные мыслители), но очень плохо, когда им приходилось выбирать среди автомобилей с двенадцатью атрибутами.Различие в способностях было также предложено в другом эксперименте (Dijksterhuis, 2004), где мы спросили сознательных и бессознательных мыслителей, которые только что выбирали между четырьмя квартирами, основывали ли они свое решение только на одном или двух атрибутах или на более целостном, глобальном суждении. . Большинство сознательных мыслителей утверждали, что следовали первой стратегии, тогда как бессознательные мыслители следовали второй.

    Однажды мы (Dijksterhuis, Bos, Nordgren & van Baaren, 2006) взяли интервью у людей, недавно купивших потребительский товар.Мы спросили, много ли они думали об этом сознательно или следовали стратегии «спать на этом». Как оказалось, покупатели товаров, которые требуют лишь ограниченной обработки информации (диски, одежда, мелкие вещи, такие как шампунь), испытывали большее удовлетворение после выбора после сознательного, а не бессознательного размышления, в то время как покупатели более сложных товаров (автомобили, фотоаппараты, мебель) испытали большее удовлетворение после бессознательных мыслей.

    Вторая важная причина, по которой мы предлагаем бессознательное мышление полезно, заключается в том, что оно, по-видимому, лучше взвешивает относительную важность различных атрибутов.Люди, которые оценивают дом, знают, что большое пространство, а также много электрических розеток на кухне являются положительными качествами, но они поступают правильно, признавая, что первое качество гораздо важнее второго. Очевидно, что он должен получить больший вес в решении.

    Идея о том, что бессознательные процессы могут, по крайней мере иногда, быть более эффективными при взвешивании, чем сознательные процессы, не нова. Это уже было предложено Фрейдом и совсем недавно Wilson & Schooler (1991).В своих экспериментах они показали, что сознательное мышление может на самом деле быть вредным для процесса взвешивания. В нашей собственной работе мы получили некоторые наводящие на размышления доказательства того, что бессознательная мысль эффективна при взвешивании. В одном эксперименте (Dijksterhuis & van Olden, 2006) участники должны были выбрать один из пяти художественных плакатов. Они делали это сразу же после того, как увидели плакаты, после некоторого времени сознательного размышления или после периода бессознательного размышления. После того, как они выбрали плакат, который взяли с собой домой, мы также спросили участников, насколько им понравился каждый из пяти плакатов.Спустя несколько недель мы позвонили нашим участникам и спросили, насколько они довольны своим выбором, в какой степени сожалеют и за сколько денег готовы продать свой постер. Как оказалось, бессознательные мыслители были более удовлетворены и просили более высокую цену продажи, чем другие участники. Кроме того, степень, в которой им понравился выбранный плакат по сравнению с теми, которые не были выбраны, коррелировала с их удовлетворенностью. Это было не так для сознательных мыслителей: степень, в которой им понравился плакат после его выбора, не предсказывала последующего удовлетворения.Это убедительно свидетельствует о том, что они плохо взвешивали, используя неправильные причины для выбора.

    Недавно мы обнаружили, что бессознательное мышление приводит к автоматическому процессу взвешивания, который продолжается — по крайней мере некоторое время — с течением времени (Dijksterhuis, Bos & van Baaren, 2009). Предположим, вам нужно выбирать между двумя автомобилями, один из которых обладает несколькими очень важными положительными характеристиками (хорошие показатели безопасности, хороший пробег) и множеством неважных отрицательных характеристик (мало подстаканников, доступных только в трех цветах), а другой — множеством неважных положительных характеристик ( достаточно подстаканников, доступных во многих различных цветах), и несколько важных отрицательных характеристик (плохие показатели безопасности, не очень хороший пробег).Большинство людей предпочтут первый автомобиль второму, и если вы спросите людей сразу после обработки информации о таких автомобилях, они действительно отдадут предпочтение первому автомобилю. Однако после периода бессознательных размышлений это предпочтение подходящей машины стало намного сильнее. Во время бессознательного мышления важные вещи становятся еще более важными, тогда как неважные дела становятся еще менее важными.

    Тем не менее, бессознательное мышление эффективно не во всех задачах. Он вычисляет довольно грубые предпочтения, которые позволяют нам почувствовать, что одна альтернатива нам нравится больше, чем другая.Однако это не точный инструмент, так как он не может активно использовать пропозициональные правила, необходимые в арифметике (попробуйте посчитать 26 х 23 без сознательного размышления — это невозможно). Сознание, с другой стороны, способно сделать именно это — сделать его более точным. Это имеет отношение к принятию решений, поскольку означает, что когда мы сталкиваемся с решением, которое требует мало информации и не требует большого веса, то есть решение, для которого слабости сознательного мышления не очень важны, сознательные мыслители могут фактически превзойти бессознательных мыслителей.Точно так же, когда нам приходится принимать решение на основе чисел и расчетов, например, в играх, сознательное мышление обычно превосходит бессознательное. Пейн и его коллеги (Payne, Samper, Bettman, & Luce, 2008) предоставили людям информацию о различных стратегиях в игре. Различные альтернативы основывались на числовых значениях (как в доходности акций) и на вероятности. В таком случае сознательные мыслители лучше бессознательных.

    Мы узнали, особенно в западном мире, что сознательное обдумывание является святым Граалем принятия решений.Эту идею необходимо пересмотреть. Иногда сознательные мысли более полезны, но иногда бессознательные мысли лучше. Важным направлением будущих исследований является установление обстоятельств, при которых одна стратегия лучше другой. Возможно, из-за того, что мы узнали, что сознательное обдумывание почти всегда полезно, некоторые люди удивлены или скептически относятся к выводам о том, что бессознательное мышление полезно, или, в более общем смысле, о том, что мы можем выполнять очень полезные когнитивные операции без сознательного руководства.Однако наша эволюционная история должна прояснить, что в этом нет ничего удивительного. Принятие решений намного старше человеческого сознания в том виде, в каком мы его знаем, и, как и в случае со всеми подобными древними способностями, мы, как правило, довольно хорошо с ними справляемся, если полагаемся на свое бессознательное.

    Благодарность: Это исследование было поддержано грантом Vici от Нидерландской организации научных исследований (NWO) (453-05-004). Дополнительную информацию о нашей исследовательской программе можно найти на сайте www.unknowledgelab.com.

    Ссылки

    Бос, М.В., Дийкстерхуис, А., Бонгерс, К.С.А., ван дер Лей, А., Сьордсма, А., и ван Баарен, Р. Б. (2009). Сложность и бессознательное мышление. Рукопись готовится .

    Де Врис, М., Холланд, Р.В., Виттеман, К., Венте, Ф., и Дейкстерхуис, А. (2009). Интуитивные процессы в диагностическом принятии решений: классификация после сознательной и бессознательной обработки. Рукопись на рецензировании .

    Дейкстерхейс, А. (2004). Думайте иначе: достоинства бессознательного мышления в развитии предпочтений и принятии решений. Журнал личности и социальной психологии , 87, 586-598.

    Дейкстерхуис, А., Бос, М.В., Нордгрен, Л.Ф., и ван Баарен, Р.Б. (2006). О правильном выборе: эффект размышления без внимания. Наука, 311, 1005-1007.

    Дейкстерхуис, А., Бос, М.В., и ван Баарен (2009). Бессознательная мысль приводит к автоматическому взвешиванию. Рукопись на рассмотрении.

    Дейкстерхуис, А., Бос, М.В., Ван дер Лей, А., и ван Баарен, Р.Б. (2009). Прогнозирование футбольных матчей после бессознательного и сознательного мышления как функция опыта. Психологическая наука , в печати.

    Дейкстерхуис, А., и Нордгрен, Л.Ф. (2006). Теория бессознательного мышления. Перспективы психологической науки , 1, 95-109.

    Дейкстерхуис, А., и ван Олден, З. (2006). О преимуществах бессознательного мышления: Бессознательное мышление увеличивает удовлетворение после выбора. Журнал экспериментальной социальной психологии , 42, 627-631.

    Хэм, Дж., и Ван ден Бос, К. (в печати). О бессознательной морали: влияние бессознательного мышления на принятие моральных решений. Социальное познание .

    Хэм, Дж., ван ден Бос, К. и Ван Доорн, Э. (в печати). Леди Справедливость думает бессознательно: бессознательные мысли могут привести к более точным суждениям правосудия. Социальное познание .

    Пейн, Дж., Сампер, А., Беттман, Дж. Р. и Люс, М.Ф. (2008). Граничные условия для бессознательного мышления при принятии сложных решений. Психологические науки , 19, 1118-1123.

    Стрик, М., Дийкстерхуис, А., Бос, М.В., Сьордсма, А., Ван Баарен, Р.Б. и Нордгрен, Л.Ф. (2009). Метаанализ бессознательных мыслительных эффектов. Рукопись в подготовке. См. www.uncodinglab.com.

    Уилсон Т.Д. и Скулер Дж.В. (1991). Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. Журнал личности и социальной психологии , 60, 181-192.

    Что не так с социальными науками и как это исправить: размышления после прочтения 2578 статей

    Я видел вещи, в которые вы, люди, не поверите.

    За последний год я просмотрел 2578 статей по общественным наукам, потратив на каждую около 2,5 минут. Это было связано с моим участием в Replication Markets, части программы DARPA SCORE, целью которой является оценка надежности исследований в области социальных наук. 3000 исследований были разделены на 10 раундов по ~300 исследований в каждом. Начиная с августа 2019 года каждый раунд состоял из одной недели опросов, за которыми следовали две недели рыночных торгов. Я занял первое место в 3 из 10 опросов и 6 из 10 рыночных раундов.Всего будет разыграно около 200 000 долларов призовых.

    Исследования были получены из всех дисциплин социальных наук (экономика, психология, социология, менеджмент и т. д.) и были опубликованы в период с 2009 по 2018 год (другими словами, большая часть выборки относится к эпохе пострепликационного кризиса).

    Средняя вероятность повторения на рынке составила 54%; хотя результаты повторения еще не опубликованы (250 из 3000 статей будут воспроизведены), предыдущие эксперименты показали, что рынки предсказаний работают хорошо.

    Вот как выглядит распределение моих собственных прогнозов:

    Мой средний прогноз совпал с рынком. Четверть требований были выше 76%. И четверть из них были ниже 33%: мы говорим о сотнях и сотнях ужасных статей, и это всего лишь крошечная выборка годовой академической продукции.

    Критиковать плохую науку с абстрактной точки зрения с высоты 10 000 футов приятно: вы слышите о некоторых вещах, которые не воспроизводятся, о некоторых методологиях, которые кажутся немного глупыми.«Они должны улучшить свои методы», «p-hacking — это плохо», «мы должны изменить стимулы», — заявляете вы Zeuslike со своего трона в облаках, а затем продолжаете свой день.

    Но на самом деле погружение в море мусора, которым является социальная наука, дает вам более осязаемую перспективу, более глубокое отвращение и, возможно, даже чувство лавкрафтовского благоговения перед огромными масштабами всего этого: огромная свалка — огромное скопление мусор простирается так далеко, как может видеть глаз, источающие волны разбиваются и выбрасывают грязную пену p = 0.049 бумаги. Когда вы подходите к платформе для прыжков в воду, деформированный помощник протягивает вам пару ласт. Заметив вашу сдержанность, он едва заметно кивает, как бы говоря: «Давай тогда, прыгай».

    Они знают, что делают

    Рынки предсказаний работают хорошо, потому что предсказывать повторение легко. Нет необходимости в глубоком погружении в статистическую методологию или тщательном изучении данных, нет необходимости тщательно проверять эзотерические теории на наличие тонких ошибок — у этих статей есть очевидные поверхностные проблемы.

    Существует распространенное мнение, что слабые исследования являются результатом бессознательных предубеждений, ведущих исследователей в «сад расходящихся троп». При наличии достаточного количества «степеней свободы исследователя» даже самый педантичный исследователь может быть введен в заблуждение.

    Я не могу принять эту веру. Мозг — доверчивый кусок мяса, но самообману есть пределы. Большинство из них должны знать. Понятно, что во время исследования вас ведут по саду расходящихся троп, но когда работа будет готова и вы прочитаете ее окончательно, вы наверняка заметите, что все, что у вас есть, это n = 23, p = 0.049 трехсторонний эффект взаимодействия (один из десятков протестированных вами, и, конечно, без множественных настроек тестирования). В этот момент требуется нечто большее, чем тонкое бессознательное предубеждение , чтобы поверить, что вы нашли что-то реальное. И даже если авторы действительно введены в заблуждение разветвленными путями, что делают редакторы и рецензенты? Должны ли мы верить, что все они доверчивые деревенщины?

    Люди в академии не хотят раскачивать лодку. Им по-прежнему приходится посещать конференции, получать гранты, публиковаться в журналах, появляться на собраниях преподавателей: все эти вещи зависят от их сверстников.Критикуя плохое исследование, всем легче обвинить разветвляющиеся пути, а не человека, идущего по ним. Нет необходимости в неудобных неприятностях. Мошенник может признать без особого ущерба для своей репутации, что он действительно был введен в заблуждение этим подлым садом , на самом деле не по своей вине, и в этот момент их коллеги в твиттере будут аплодировать и говорить: , молодец, ты справился с этой трудной ситуацией с таким изысканным достоинством, вот как происходит прогресс! Бедро, бедро, ура!» Какая нелепая шарада.

    Даже когда они обвиняют кого-то в правонарушениях, они используют такие термины, как «сомнительная исследовательская практика» (QRP). Как насчет сомнительных эвфемизмов?

    • Когда они измеряют дюжину вещей и выбирают только переменную результата в конце, это не сад расходящихся тропок, а теплица мошенничества.
    • Когда они проводят корреляционный анализ, но дают «политические последствия», как если бы они делали причинно-следственный анализ, они не ходят по саду, они занимаются благоустройством разветвляющихся троп.
    • Когда они берут непрерывную переменную и произвольно группируют ее для проведения анализа подгрупп или когда они добавляют к своей регрессии специальный квадратичный член, они… удобряют сад расходящихся троп? (Послушайте, здесь так много метафор о садоводстве, хорошо?)

    Суть в следующем: если случайный придурок с нулевым опытом в предметной области, такой как я, может предсказать, что будет воспроизводиться, , то и ученые, которые потратили половину своей жизни на изучение этот материал .Но они точно так не поступают.

    …а может и нет?

    Взгляните на эту сумасшедшую диаграмму от Yang et al. (2020):

    Да, вы правильно прочитали: повторяющиеся исследования цитируются с той же частотой, что и исследования, которые не повторяются. Публикация собственных слабых статей — это одно, но цитирование слабых статей других людей? Это казалось неправдоподобным, поэтому я решил провести собственный анализ с выборкой из 250 статей из проекта Replication Markets. Корреляция между цитированием в год и (рыночной) вероятностью повторения составила -0.05!

    Можно предположить, что цитирование нереплицируемых статей является отрицательным, но отрицательные цитирования крайне редки. В одном исследовании этот показатель составляет 2,4%. Удивительно, но даже после опровержения подавляющее большинство цитирований положительные, и эти положительные цитирования продолжаются десятилетиями после опровержения.

    Как и во всех человеческих делах, все снова сводится к Бритве Хэнлона. Либо:

    1. Злой умысел: они знают, какие результаты скорее всего ложные, но все равно их цитируют.
    2. или, Глупость: они не могут сказать, какие бумаги будут тиражироваться, хотя это довольно просто.

    Принятие первого варианта потребует такого уровня цинизма, что даже я с трудом наберусь. Но альтернатива не кажется лучше: как они могут не знать? Я, идиот без соответствующих документов и знаний, могу достаточно точно отличить хорошее исследование от плохого, а все штатные эксперты не могут? Как они могут не сказать , какие бумаги отозваны ?

    Я думаю, что наиболее правдоподобным объяснением является то, что ученые не читают статьи, которые они цитируют, что, я полагаю, связано как со злым умыслом , так и с глупостью.У Гверна есть хорошая статья по этому вопросу, в которой цитируется оригинальный анализ, основанный на большом количестве опечаток: «Симкин и Ройчоудхури осмеливаются предположить, что до 80% авторов, цитирующих статью, на самом деле не читали оригинал». Как только статья выходит, никто не утруждает себя ее проверкой, даже если они знают, что вероятность того, что она фальшивая, составляет 50 на 50!

    Каким бы ни было объяснение, факт в том, что академическая система не выделяет ссылки на истинные заявления. Это плохо не только тем, что основывает дальнейшие исследования на ложных результатах, но и тем, что искажает стимулы, с которыми сталкиваются ученые.Если бы никто не ссылался на слабые исследования, у нас не было бы их так много. Вознаграждение за воздействие без оглядки на правду неизбежно ведет к катастрофе.

    Нет журналов со строгими стандартами качества

    Наивно можно было бы ожидать, что журналы с самым высоким рейтингом будут полны исследований, которые с высокой вероятностью будут воспроизведены, а журналы с низким рейтингом будут полны исследований с p<0,1, основанных на пять магистрантов. Не так! Как и цитирование, статус и качество журнала не очень хорошо коррелируют: между статистической мощностью и импакт-фактором нет связи, а в журналах с более высоким импакт-фактором больше статей с ошибочными p-значениями.

    Этот шаблон повторяется в данных Replication Markets. Как вы можете видеть на диаграмме ниже, нет никакой связи между h-индексом (показатель воздействия) и средней ожидаемой скоростью репликации. Также нет связи между h-индексом и ожидаемой репликацией 90 124 в пределах 90 125 полей.

    Даже самые лучшие из экономических журналов едва достигают ⅔ ожидаемого коэффициента тиражирования. 1 из 5 статей в QJE набирает менее 50%, и это журнал, который принимает только 1 из каждых 30 материалов.Возможно, это (частично) объясняет, почему ученые неразборчивы: репутация журнала служит прикрытием для плохих исследований. Было бы интересно проверить эту идею эмпирически.

    Здесь вы можете увидеть распределение оценок тиражирования для каждого журнала в выборке RM:

    Насколько я могу судить, для большинства журналов вопрос о том, верны ли результаты в статье, имеет второстепенное значение. Если мы моделируем журналы как стремящиеся максимизировать «воздействие», то это неудивительно: как мы видели выше, количество цитирований не связано с правдой.Если бы ученые были более осторожны в том, что они цитируют, то и журналы, в свою очередь, были бы более осторожны в том, что они публикуют.

    Ситуация не улучшается

    Прежде чем мы увидели какое-либо из фактических исследований рынка репликации, мы проголосовали за ожидаемые темпы репликации по годам. Гордон и др. (2020) есть такие данные: ожидается, что показатели повторения будут неуклонно расти с 43% в 2009/2010 гг. до 55% в 2017/2018 гг.

    Вот как выглядели средние прогнозы после того, как увидели газеты: из 53.от 4% в 2009 г. до 55,8% в 2018 г. (разница не является статистически значимой; черные точки — средние значения).

    Я часто сталкиваюсь с мнением, что после того, как разразился кризис репликации, в социальных науках произошло какое-то значительное улучшение, что люди даже не мечтают больше публиковать исследования, основанные на 23 студентах (я действительно видел много таких), и т. д. В новой книге Стюарта Ритчи психологи хвалятся за разработку «систематических способов устранения» недостатков в своей дисциплине. На самом деле заметного улучшения не произошло.

    Результаты еще не опубликованы, так что, возможно, исследования улучшились в тонком плане, который синоптики не смогли обнаружить. Возможно, реальная скорость репликации будет выше. Но я сомневаюсь. Глядя на распределение p-значений с течением времени, можно увидеть небольшое увеличение доли результатов p<0,001, но ничего похожего на ожидаемое огромное улучшение.

    Все соучастники

    Авторы — всего лишь один маленький винтик в огромной машине научного производства.Чтобы этот материал финансировался, создавался, публиковался и, в конечном итоге, вознаграждался, требуется соучастие финансирующих агентств, редакторов журналов, рецензентов и комитетов по найму/должности. Учитывая нынешнюю структуру машины, в конечном итоге виноваты финансирующие агентства. Но «я просто следовал стимулам» — это далеко не все. Редакторам и рецензентам на самом деле не нужно принимать эти откровенно плохие статьи.

    Журналы и университеты, конечно, не могут обвинять стимулы, когда они поддерживают мошенников до горького конца .Паоло Маккиарини «оставил след мертвых пациентов», но многие годы находился под защитой своего университета. Известное мошенническое исследование аутизма-MMR Эндрю Уэйкфилда потребовало 12 лет , чтобы отказаться от него. Даже когда автор статьи признает, что результаты были полностью основаны на ошибке, журналы все равно не отказываются от своей статьи.

    Элизабет Бик документирует свои попытки сообщить о мошенничестве в журналы. Он выглядит так:

    Главный редактор журнала Neuroscience Letters [Стивен Дж. Ваксман из Йельского университета] так и не ответил на мое письмо.У журнала APJTM появился новый издатель, поэтому я написал обоим нынешним главным редакторам, но они так и не ответили на мое письмо.

    Две статьи из этого набора были опубликованы в журналах Wiley, Gerodontology и J Periodontology. EiC Журнала пародонтологии так и не ответил на мое электронное письмо. Ни один из четырех младших редакторов этого журнала также не ответил на мое письмо. EIC геродонтологии так и не ответил на мое письмо.

    Даже когда они действительно принимают меры, журналы часто позволяют ученым «исправлять» поддельные цифры вместо того, чтобы отзывать статью! Скорость ретракции около 0.04%; она должна быть намного выше.

    И даже после того, как их уличили в откровенном мошенничестве, примерно половине правонарушителей разрешено продолжать работу: они «получили более 123 миллионов долларов федерального финансирования на свои исследования после нарушений».

    То, что статья повторяется, не означает, что она хороша

    Во-первых: воспроизведение плохо спланированного исследования по-прежнему плохо спланировано . Предположим, вы социолог и заметили, что мокрые тротуары, как правило, связаны с использованием зонта.Вы проводите небольшое исследование и обнаруживаете, что корреляция пуленепробиваема. Вы публикуете статью и пытаетесь украдкой вставить какой-нибудь причинно-следственный язык, когда редакторы/рецензенты не обращают на это внимания. Дождь даже не упоминается. Конечно, если кто-то повторяет ваше исследование, он каждый раз будет получать значительный результат. Это может показаться абсурдным, но это описывает большую часть статей, которые успешно воспроизводят .

    Экономисты и исследователи в области образования, как правило, довольно хорошо разбираются в этом, но, насколько я могу судить, большинство социологов проходят 4 года обучения в бакалавриате и 4-6 лет обучения в аспирантуре, так и не сталкиваясь с такими понятиями, как «стратегия идентификации», « неправильная спецификация модели», «опущенная переменная», «обратная причинность» или «третья причина».А может они знают и сознательно публикуют хрень. Такие области, как питание и эпидемиология, находятся в еще худшем состоянии, но не будем сейчас об этом.

    «Но, Альваро, корреляционные исследования могут быть полезны…» Пощадите меня.

    Второй: выбор претензии для репликации . В некоторых статьях это ясно (например, математическое вмешательство → баллы по математике), но в других статьях делаются десятки различных заявлений, которые одинаково важны. Иногда организаторы Replication Markets выбирали бесспорное утверждение из статьи, основной эксперимент которой на самом деле вызывал большие сомнения.Таким образом, исследование может получить ярлык «успешно воспроизведено» без проверки его наиболее спорного утверждения.

    Третий: размер эффекта . Должны ли мы интерпретировать заявления социальных наук как относящиеся к величине эффекта или только к его направлению? Если в первоначальном исследовании говорится, что вмешательство повышает математические оценки на 0,5 стандартных отклонения, а повторение обнаруживает, что эффект составляет 0,2 стандартных отклонения (хотя все еще значителен), это считается успехом, который подтверждает оригинальное исследование! Это одна из областей, в которой мы абсолютно должны отказаться от бинарного подхода «реплицирует/не воспроизводит» и начать мыслить как байесовцы.

    Четвертый: внешняя валидность . Повторный лабораторный эксперимент остается лабораторным экспериментом. В то время как некоторые репликации пытаются решить аспекты внешней валидности (такие как обобщаемость в разных культурах), вопрос о том, актуальны ли эти эффекты в реальном мире, обычно не рассматривается.

    Пятый: мелочь . Многие документы с вероятностью повторения 85%+ просто очевидны. «Бездомные студенты имеют более низкие результаты тестов», «богатство родителей предсказывает богатство их детей» и тому подобное.Они не бесполезны, но и не расширяют границы науки.

    Итак: в то время как примерно половина статей будет копироваться, я полагаю, что только половина из этих действительно стоит.

    Отсутствие теории

    Большинство журнальных статей почти полностью атеоретичны. Даже если бы все статистические, хакерские, предвзятые публикации и т. д. были исправлены, у нас все равно осталась бы масса специальных гипотез, основанных, в лучшем случае, на (СТРАННОЙ) народной интуиции.Но как может развиваться наука, если нет теоретического обоснования, ничего, что можно было бы опровергнуть или уточнить? Куча «фактов» не делает прогрессивного научного направления.

    Майкл Мутукришна и сверхчеловек Джо Хенрих написали статью под названием «Проблема в теории», которая освещает этот вопрос лучше, чем я когда-либо мог. Я настоятельно рекомендую проверить это.

    Вместо того, чтобы строить принципы, вытекающие из всеобъемлющих теоретических рамок, учебники по психологии в значительной степени представляют собой попурри из разрозненных эмпирических данных.

    Наверняка тонна нераскрытых махинаций

    Это довольно длинная тема, поэтому я сделал для нее отдельный пост. Вкратце: я считаю, что около 1% фальсифицированных/сфабрикованных статей отозвано, но в целом они представляют собой очень небольшую часть невоспроизводимых исследований.

    Мощность: не так уж и плохо

    [Внимание: технический раздел. Пропустите вперед, если скучно.]

    Краткое напоминание о проверке гипотез:

    • α, уровень значимости, представляет собой вероятность ложного срабатывания.
    • β, или ошибка типа II, представляет собой вероятность ложноотрицательного результата.
    • Мощность (1-β): если исследование имеет мощность 90%, вероятность успешного обнаружения изучаемого эффекта составляет 90%. Мощность увеличивается с размером выборки и размером эффекта.
    • Вероятность того, что значимое значение p указывает на истинный эффект , не равна 1-α . Это называется положительной прогностической ценностью (ППЦ) и рассчитывается следующим образом: ) \cdot \alpha}PPV=​априорная⋅мощность+(1 − априорная)⋅α​​приорная⋅мощность​​

    Эта замечательная диаграмма Феликса Шенбродта дает интуитивное представление о PPV:

    Эта модель делает предположение, что эффекты можно четко разделить на две категории: те, которые «настоящие», и те, которые не являются таковыми.Но так ли это? В противоположной крайности у вас есть «грубый фактор»: все коррелирует, поэтому, если ваша выборка достаточно велика, вы всегда найдете реальный эффект. Как выразился Бакан: «На самом деле нет веских оснований ожидать, что нулевая гипотеза будет верна в любой популяции». Если вы посмотрите на вселенную образовательных вмешательств, например, будут ли они четко разделены на две группы «настоящих» и «фальшивых» или это будет одно непрерывное распространение? Что вообще означает «ложноположительный результат», если нет «ложных» эффектов, если только он не относится исключительно к направлению эффекта? Возможно, грубый фактор неверен, по крайней мере, когда речь идет о причинно-следственных связях? Возможно, прагматичное решение состоит в том, чтобы объявить, что все эффекты, скажем, с d<.1 фейк, а остальные настоящие? Или, может быть, мы должны просто перейти к полному байесовскому подходу?

    В любом случае, давайте притворимся, что предыдущего абзаца никогда не было. Где мы находим априор? Есть несколько разных подходов, и все они проблематичны.

    Точное число на самом деле не имеет большого значения (мы ничего не можем с этим поделать), поэтому я собираюсь использовать априорное значение 25% для расчетов ниже. Основные выводы не меняются при изменении априорного значения.

    Единственное, чего нам не хватает, так это силы типичного исследования в области социальных наук.Чтобы определить это, нам нужно знать 1) размер выборки (легко) и 2) размер эффекта истинного эффекта (не так просто). Я собираюсь использовать результаты чрезвычайно мощной крупномасштабной репликации:

    Удивительно много, правда? Затем мы можем использовать оценки мощности в Szucs & Ioannidis (2017): они дают среднюю мощность 0,49 для «средних эффектов» ( d = 0,5) и 0,71 для «больших эффектов» ( d =. 8). Давайте будем консервативны и разделим разницу.

    При априоре 25%, мощности 60% и α=5% PPV равен 80%.При условии отсутствия мошенничества и QRP 20% положительных результатов будут ложными.

    Эти средние значения скрывают большую неоднородность: хорошо известно, что исследования больших эффектов имеют достаточную мощность, в то время как исследования малых эффектов недостаточны, поэтому PPV будет меньше для малых эффектов. Существуют также большие различия в зависимости от области, на которую вы смотрите. Чем ниже мощность, тем больше выигрыш от увеличения размера выборки.

    Вот как выглядит PPV для всего диапазона значений априора/мощности при α=5%:

    При текущих уровнях априора/мощности PPV более чувствителен к априору: мы можем выжать из увеличение мощности.Это небольшая проблема, учитывая тот факт, что увеличить мощность относительно легко, тогда как увеличить вероятность того, что эффект, который вы исследуете, действительно существует, сложно, если не невозможно. В конечном итоге ученые хотят обнаружить 90 124 удивительных 90 125 результатов, другими словами, результатов с низким априорным значением.

    Я сделал маленький виджет, чтобы вы могли играть с ценностями:

    0 истинные позитивы

    ложных негативов
    Истинные отрицательные результаты
    PPV

    Если предположить, что априорное значение составляет 25 %, то увеличение мощности с 60 % до 90 % потребует увеличения объема выборки более чем в два раза с 60 % до 90 %.7 процентных пунктов. Это что-то, но это не панацея. Однако мы могли бы сделать еще кое-что: размер выборки — это бюджет, и мы можем распределить этот бюджет либо на более высокую мощность , либо на более низкое значение отсечки . Понижение альфы гораздо эффективнее снижает количество ложных открытий.

    Давайте рассмотрим 4 различных сценария мощности/альфа, при условии 25% априорного и d =0,5 размера эффекта. Необходимые размеры выборки указаны для одностороннего t-критерия.

    90 543 Сила
    Частота ложных открытий05 от 0,005
    0,5 23,1% 2,9%
    0,8 15,8% 1,8%
    0.5
    Необходимый размер образца
    7 9 α
    0.05 0.005
    Power 45 110
    0.8 100 190

    Подводя итог: уровни мощности в среднем приличные, и их улучшение не принесет особых результатов. Увеличение мощности должно быть сосредоточено на изучении малых эффектов. Снижение порога значимости дает гораздо больше при том же увеличении размера выборки.

    Field of Dreams

    Прежде чем мы увидели какое-либо реальное исследование рынка репликации, мы проголосовали за ожидаемую скорость репликации по полю. Гордон и др. (2020) имеет следующие данные:

    Вот как выглядели прогнозы после просмотра статей:

    Экономика предсказуемо хороша

    Экономика возглавила графики с точки зрения ожиданий, и это была, безусловно, самая сильная область.Конечно, предстоит сделать большие улучшения — коэффициент репликации 2/3 — это не то, чем можно гордиться. Но читая их статьи, вы понимаете, что , по крайней мере, они пробуют , чего нельзя сказать о некоторых других областях. В нем приняли участие 6 из 10 ведущих экономических журналов, и они справились неплохо: QJE — гигант в этой области, и ему удалось финишировать очень близко к вершине. Уникальной слабостью экономики является частое использование абсурдных инструментальных переменных. Я сомневаюсь, что есть кто-то (включая авторов), кто убежден в этом, так что давайте его вырежем.

    EvoPsych удивительно плох

    Ты должен был уничтожить ситхов, а не присоединиться к ним!

    Если говорить об этом, мой взгляд на эволюционную психологию сформировали такие люди, как Космидес, Туби, ДеВор, Бём и другие. Знаете, эволюционная психология ! Но исследования, которые я просмотрел в журналах по эвопсихологии, были в основном просто слабыми статьями по социальной психологии с бесконечно тонким слоем эволюционной краски поверх. Похоже, мало кто действительно серьезно относится к «эволюционному» аспекту.

    Кроме того, проблемы недоопределения особенно сложны в этой области, и, похоже, никого это не волнует.

    Образование на удивление хорошо

    Ожидалось, что образование будет худшей областью, но в итоге оно оказалось почти таким же сильным, как экономика. Что касается вмешательств, то было много РКИ с довольно большими выборками, что делало их утверждения правдоподобными. У меня также сложилось впечатление, что p-hacking сложнее в образовании: обычно есть только одна математическая оценка, которая измеряет влияние математического вмешательства, нет досрочной остановки и т. д.

    Однако многие статьи, набравшие наибольшее количество баллов, были тривиальными (например, «в научных оценках есть расовые различия»), и в этой области есть уникальная проблема, которая не решается путем повторения: общеизвестно, что эффекты образовательного вмешательства исчезают после несколько лет. Если бы репликации ждали 5 лет, чтобы проследить за студентами, все выглядело бы намного, намного хуже.

    Демография хорошая

    Кто вообще знал, что эти люди существуют? Тем не менее, кажется, что они делают (относительно) компетентную работу. гуглит некоторых авторов А, они экономисты. Хорошо.

    Криминологию нужно просто выбросить

    Если вы думали, что социальная психология — это плохо, вы еще ничего не видели. В других областях есть как хорошие, так и плохие статьи, но криминология — шокирующее исключение. Почти каждая газета, которую я читал, была ужасной. Даже среди статей, которые, скорее всего, будут воспроизведены, de rigueur путать корреляцию с причинно-следственной связью.

    Если мы сравним криминологию, скажем, с образованием, коэффициенты тиражирования заголовков выглядят примерно одинаково.Но схемы, используемые в образовании (обычно RCT, diff-in-diff или разрыв регрессии), по крайней мере в принципе способны обнаруживать искомые эффекты. Это не совсем так для криминологии. Возможно, это результат (небольшого числа) конкретных журналов, выбранных для RM, и в других местах публикуются более строгие работы.

    Я не сомневаюсь, что чистый эффект от криминологии как дисциплины отрицателен: в той мере, в какой государственная политика направляется этими людьми, это еще хуже.Просто стыдно.

    Маркетинг/Менеджмент

    В их нынешнем состоянии это немного шутка, но я не думаю, что с ними что-то принципиально не так. Конечно, некоторые переменные, которые они используют, немного расплывчаты, и, конечно же, не хватает теории. Но то, что они изучают, хорошо подходит для РКИ, и если бы они увеличили размер выборки в пять раз, то увидели бы значительные улучшения.

    Когнитивная психология

    Гораздо хуже, чем ожидалось; обычно имеет репутацию одной из наиболее солидных дисциплин психологии и хорошо зарекомендовала себя в предыдущих проектах по воспроизведению.Не уверен, что здесь пошло не так. Всего 50 статей, и все они из одного журнала, так что, возможно, это просто нерепрезентативная выборка.

    Социальная психология

    Более или менее соответствует ожиданиям. Все глупости, о которых вы слышали, все еще продолжаются.

    Ограниченный политический хакерство

    Некоторые из наиболее широко освещаемых социальных споров последнего десятилетия произошли на стыке политической активности и низких научных стандартов: тест на неявные ассоциации, угроза стереотипов, расовое недовольство и т. д.Я думал, что это представители более широкого явления, но на самом деле это исключения. Подавляющее большинство работ выполняется на совесть.

    В то время как откровенная активность встречается редко, — это более тонкое фоновое идеологическое влияние, которое влияет на предположения, которые делают ученые, типы вопросов, которые они задают, и на то, как они их проверяют. Однако трудно сказать, насколько все было бы иначе, если бы существовала более политически сбалансированная профессура.

    Interaction Effects Плохо

    Статья, основным выводом которой является эффект взаимодействия, имеет примерно на 10 процентных пунктов меньше шансов на повторение. Их использование не является неправильным по своей сути, иногда оно теоретически оправдано. Но слишком часто вы будете видеть вопиющие рыболовные экспедиции с дюжиной двойных и тройных специальных взаимодействий, брошенных в регрессию. Они позволяют легко делать непослушные вещи и, как правило, не обладают достаточной силой.

    Ничего нового под солнцем

    Все это просто дыхание и погоня за ветром.

    Кризис репликации начался не в 2010 году, он начался в 1950-х годах. Все, что я написал выше, было написано ранее уважаемыми и влиятельными учеными. Они не имели никакого значения. Давайте прогуляемся по музею метанауки.

    Стерлинг (1959) проанализировал статьи по психологии, опубликованные в 1955-1956 годах, и отметил, что 97% из них отвергли свою нулевую гипотезу. Он обнаружил доказательства огромной предвзятости публикаций и серьезной проблемы с ложными срабатываниями, которая усугублялась тем фактом, что результаты «редко проверяются независимым повторением».

    Наннелли (1960) отметил различные проблемы с проверкой нулевой гипотезы, недостаточные исследования, чрезмерную зависимость от студенческих выборок (не нужно Джо Хенриха, чтобы заметить, что использование западных старшекурсников для каждого эксперимента может быть плохой идеей) и многое другое. . Проблема (или оправдание) «опубликуй или умри», которую некоторые изображают как недавнее явление, к этому времени уже существовала.

    «Гонка переизданий» в наших университетах побуждает нас публиковать наспех сделанные небольшие исследования и довольствоваться неточными оценками отношений.

    Джейкоб Коэн (известный как Cohen’s d ) в исследовании 1962 года проанализировал статистическую силу 70 статей по психологии: он обнаружил, что недостаточные исследования представляют собой огромную проблему, особенно для тех, кто исследует небольшие эффекты. Последовательные исследования Sedlemeier & Gigerenzer в 1989 году и Szucs & Ioannidis в 2017 году не выявили улучшения мощности.

    Если тогда принять диагноз общей слабости исследований, то какое лечение можно назначить? По крайней мере, формально ответ прост: увеличить размер выборки.

    Пол Мил (1967) очень хорошо разбирается в проблемах проверки нулевой гипотезы в социальных науках, «грубом факторе», отсутствии теории и т. д. Мил (1970) блестяще опровергает ошибочную (и до сих пор распространенную) тактику автоматического контроль «вмешивающихся факторов» в планах наблюдений без понимания причинно-следственных связей между переменными. Meehl (1990) откровенно жесток: он выделяет ряд проблем, которые, по его мнению, делают психологические теории «неинтерпретируемыми».Он охватывает низкие стандарты, давление с целью публикации, низкую мощность, низкие априорные вероятности и так далее.

    Я готов утверждать, что огромное количество денег налогоплательщиков уходит впустую в исследованиях, которые псевдотестируют теории в мягкой психологии, и что это было бы существенным социальным прогрессом, а также сокращением того, что Лакатос назвал «интеллектуальным загрязнением». если бы мы перестали заниматься этим беспомощным предприятием.

    Розенталь (Rosenthal, 1979) описывает предвзятость публикаций и проблемы, которые она создает для мета-анализа: «лишь несколько исследований, отложенных в архив, могут изменить совокупный значимый результат на незначимый».Коул, Коул и Саймон (1981) представили экспериментальные данные по оценке заявок на гранты NSF: они обнаружили, что удача играет огромную роль, поскольку между рецензентами мало согласия.

    Я мог бы до сих пор продолжать работу Гудмана, Гельмана, Носека и многих других. Многие в академии активно работают над этими вопросами: Группа CASBS по передовому опыту в науке, Центр мета-исследований инноваций в Стэнфорде, Конгресс коллегиальных обзоров, Центр открытой науки.Если вы нажмете на эти ссылки, вы найдете массу статей по метанаучным вопросам. Но, похоже, существует разрыв между осознанием проблемы и реализацией политики по ее устранению. У вас есть тонны людей, которые проводят все эти исследования и пытаются восстановить нарушенный научный процесс, в то время как редакторы журналов даже не отказываются от откровенно мошеннических исследований.

    Существует даже история участия правительства. В 70-х годах в Конгрессе шли баталии из-за сомнительных грантов NSF, а в 80-х Конгресс (во главе с Элом Гором) был обеспокоен научной честностью, что в конечном итоге привело к созданию Управления научной честности.(Затем федеральному правительству понадобилось еще 11 лет, чтобы выработать приличное определение научной неправомерности.) После пары позорных громких провалов прокуроров они более или менее сдались, но они все еще существуют сегодня и преследуют около дюжины человек. в год.

    Поколения психологов пришли и ушли, и ничего не было сделано. Разница лишь в том, что сегодня мы лучше чувствуем масштаб проблемы. Единственный луч надежды заключается в том, что, по крайней мере, мы начали делать несколько повторений, но я не вижу, чтобы это коренным образом изменило ситуацию: повторения выявляют ложные срабатывания, но они не делают ничего, чтобы предотвратить публикацию этих ложных срабатываний в первую очередь.

    Что делать

    Причина, по которой с 50-х годов ничего не делается, несмотря на то, что все знают о проблемах, проста: плохие стимулы. Лучшими случаями для государственного вмешательства являются проблемы коллективных действий: ситуации, когда стимулы для каждого участника приводят к субоптимальным результатам для группы в целом, и трудно координировать восходящие решения. В этом случае негативные последствия не ограничиваются академическими кругами, а распространяются на общество в целом, когда эти ложные результаты используются для информирования бизнеса и политики.

    Никому на самом деле не выгодно нынешнее положение дел, но вы не можете просить изолированных людей пожертвовать своей карьерой ради «всеобщего блага»: единственные жизнеспособные решения — «сверху вниз», что означает либо агентства по предоставлению субсидий, либо Конгресс (или , как предположил Скотт Александер, царь науки). Вам нужна сила, которая находится над системой и имеет свои собственные стимулы для порядка: этот подход уже имел успех с требованиями предварительной регистрации и публикации клинических испытаний.Прямо сейчас я считаю, что наиболее ценной деятельностью в метанауке является не тиражирование или открытые научные инициативы, а политическое лоббирование .

    • Выделить 60% финансирования для зарегистрированных отчетов (т.е. принятых к публикации только на основании предварительно зарегистрированного дизайна, а не результатов). Для некоторых видов работ это невыполнимо, но для ¾ статей, которые я просмотрел, это возможно. Одним махом p-hacking и предвзятость публикаций будут практически устранены.
      • Инквизиция NSF/NIH, которая проверяет соответствие опубликованных исследований предварительной регистрации (в этой области так много «»»»»»»»»»QRP»»»»»»»»»» не верю).Комиссия по ценным бумагам и биржам имеет право запретить людям работать в финансовой индустрии — давайте распространим эту модель на академические круги.
    • Выделите 10% финансирования на тиражирование . Когда большинство публикаций будут зарегистрированными отчетами, тиражирование будет гораздо менее ценным, чем сегодня. Тем не менее, разумно направленные репликации все еще должны происходить.
    • Выделять 1% финансирования на исследования прогресса . В том числе метанаучные исследования, которые могут быть использованы для разработки серьезной научной политики в будущем.
    • Увеличьте размер выборки и снизьте порог значимости до 0,005 . Это нужно сделать целенаправленно: исследования небольших эффектов, вероятно, должны увеличить размер выборки в четыре раза, чтобы довести их мощность до разумного уровня. Среднему исследованию потребуется только 2x или около того. Понижение альфа обычно предпочтительнее увеличения мощности. «Но, Альваро, разве это не означает, что будет финансироваться меньше грантов?» Да.
    • Игнорировать подсчет цитирования. Учитывая, что цитирование не связано с (легко предсказуемой) воспроизводимостью, не говоря уже о любых более тонких аспектах качества, их использование в качестве инструмента оценки следует немедленно прекратить.
    • Открытые данные , введены в действие NSF/NIH. Есть проблемы с конфиденциальностью, но у меня возникло бы искушение пойти , насколько это возможно, с этим. Открытые данные помогают выявлять мошенничество. И пусть каждый тоже будет делиться своим кодом — все, что упрощает репликацию/воспроизведение, — это шаг в правильном направлении.
    • Финансовые стимулы для университетов и журналов по борьбе с мошенничеством. Непросто хорошо структурировать это, потому что, с одной стороны, вы хотите побудить их свести к минимуму опубликованное мошенничество, а с другой стороны, вы хотите максимизировать выявление мошенничества.Остерегайтесь закона Гудхарта!
    • Почему бы не отказаться от системы журналов вообще ? NSF может иметь собственный централизованный открытый веб-сайт; гранты потребуют публикации там. Журналы объективно не выполняют свою функцию привратников качества или правды, так что же такое журнал? Сочетание таксономии и репутации. Первое лучше решается с помощью простой системы тегов, а второе на самом деле вводит в заблуждение. В любом случае рецензирование — это неоплачиваемая работа, она может продолжаться как есть. Прикрепите рынок прогнозов репликации (с расчетной вероятностью, отображаемой гигантским неоново-красным шрифтом прямо рядом с заголовком статьи), и вы в золоте.Без костылей «журналов с высоким рейтингом», возможно, мы могли бы перейти к более совершенным способам оценки научных результатов. Редакторы больше не отказываются публиковать реплики. Вы не можете изменить стимулы: ученые хотят публиковаться в «важных» журналах, а журналы хотят выборочно публиковать «высокоэффективные» исследования. Так что просто сделайте это невозможным. Кроме того, в качестве бонусного побочного эффекта это окончательно потопило бы Elsevier.
    • авторов сделали ставку на повторение своего исследования . Дайте им фиксированные коэффициенты, скажем, 1:4 — если это хорошая работа, для них это +EV.Это звучит немного неприятно, поэтому мы могли бы структурировать те же денежные потоки, что и «бонусный грант» от NSF, когда статья, которую вы написали, будет успешно воспроизведена.

    И пара моментов, которые люди могут реализовать сегодня:

    • Просто перестаньте цитировать плохие исследования , мне не нужно говорить вам это, господи господи, что, черт возьми, с вами не так, люди.
    • Прочитайте документы, которые вы цитируете. Или хотя бы заставьте своих аспирантов сделать это за вас. Он не должен быть исчерпывающим: резюме, быстрый взгляд на описательную статистику, хороший взгляд на таблицу с основными результатами регрессии, а затем краткий обзор выводов.Может быть, взглянуть на методологию, если они делают что-то необычное. Это не займет больше пары минут. И этим вы обязаны не только НАУКЕ! , но и для себя: способность различать, что реально, а что нет, весьма полезна, если вы хотите провести хорошее исследование.
    • При рецензировании отклоняйте утверждения, которые могут оказаться ложными . Базовая частота повторения для исследований с p > 0,001 составляет менее 50%. При рецензировании статьи, центральное утверждение которой имеет p-значение выше этого, вам следует рекомендовать не публиковать ее, если только статья не является исключительной (хорошая методология, высокая априорная вероятность и т. д.).) Если мы собираемся иметь предвзятость публикации, по крайней мере, пусть это будет предвзятость для истинных положительных результатов. Не забудьте вычесть еще 10 процентных пунктов для эффектов взаимодействия. Вам не нужно быть соучастником публикации ложных утверждений.
    • Хватит полагаться на добросовестность. Я не говорю, что каждое академическое взаимодействие должно быть враждебным и состязательным, но хорошие парни прямо сейчас ведут себя как дронты, а хищники разгуливают.

    …Мой единственный друг, конец

    В первом черновике этого поста был раздел под названием «Некоторые из моих любимых», где я перечислил самые глупые исследования в выборке.Но я удалил его, потому что не хочу создать впечатление, что проблема заключается в нескольких до смешного плохих документах в дальнем левом хвосте дистрибутива. Настоящая проблема — это медиана.

    Трудно передать, насколько низкие стандарты. Маргинальный исследователь — это халтурщик, а маргинальная статья не должна существовать. Над всем нависает общая несерьезность — если студент цитирует в сочинении отозванную статью, что угодно ; но если это дело всей вашей жизни, вам, конечно же, следует относиться к этому вопросу с некоторой осторожностью и уважением.

    Почему проект Replication Markets финансируется Министерством обороны ? Если вы посмотрите на показатели эффективности NSF за 2019 год, вы найдете такие пункты, как «Формировать культуру вовлечения посредством усилий по управлению изменениями» (статус: «Выполнено») и «Информировать заявителей, были ли их предложения отклонены или рекомендованы для финансирования в своевременно» (Статус: «Не выполнено»). Малодушные отчеты повторяют избитые клише о «обучении», «прозрачности» и «культуре открытости», преуменьшая масштаб проблемы и игнорируя стимулы.Никаких серьезных действий из их рекомендаций не последовало.

    Дело не в том, что они пытаются и терпят неудачу — они кажутся совершенно не замечающими. Мы говорим об организации с бюджетом в 8 миллиардов долларов, которая отвечает за огромную часть финансирования социальных наук, и они не могут сообщить людям, что их грант был отклонен! Это люди, от которых мы должны зависеть, чтобы все исправить.

    Когда дело доходит до гигантской бюрократии, может быть трудно понять, где (если вообще где-то) находится реальная власть.Но хорошо бы начать с самого верха: директор NSF Сетураман Панчанатан, директор отдела SES Дэниел Л. Горофф, директор Национального института здравоохранения Фрэнсис С. Коллинз и члены Национального совета по науке. Сломанные стимулы академии возникли не на пустом месте, они являются результатом политики грантовых агентств. Ученые и организации, которые их представляют (например, AEA и APA), должны оказать на них давление, чтобы они исправили эту нелепую ситуацию.

    Важность метанауки обратно пропорциональна тому, насколько хорошо работает нормальная наука, и прямо сейчас она нуждается в некотором улучшении.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.