Авторитарное: Недопустимое название — Викисловарь

Авторитаризм — Гуманитарный портал

Авторитаризм — это форма государственной власти, которая основана на безусловном или мнимом авторитете (см. Авторитет) правящего субъекта (правителя, вождя, политического лидера, группы, организации) и обусловлена соответствующей формой политического сознания на основе отношения к авторитету вообще и к авторитету власти в частности. Авторитарная власть основывается на традиционном, рациональном или иррациональном, харизматическом авторитете носителя (или носителей) власти, его способности удерживать власть и привлекать сторонников. Как правило, данный субъект обладает широкими или исключительными, а иногда и неограниченными властными полномочиями, выступая в качестве главы государства основным носителем суверенитета верховной власти. Политический режим, соответствующий принципам авторитарности, существенно ограничивает или полностью исключает институты представительной и выборной демократии, политические свободы и гражданское участие в вопросах управления государством. Авторитаризм часто сочетается с диктатурой отдельной личности (или группы, например партократией или олигархией), которая в отдельных случаях трансформируется в наиболее выраженную форму авторитарной власти —

автократию, при которой высшая государственная власть принадлежит одному субъекту (см. Автократия).

Общие признаки всех политических режимов, соответствующих принципам авторитарности, сводятся к следующим:

  1. Автократизм (самовластие), то есть концентрация высшей государственной власти в руках одного лица или группы лиц (традиционные абсолютистские монархии в ряде стран Арабского Востока, пожизненное президентство в ряде стран Африки, военные хунты и олигархические режимы в ряде стран Латинской Америки, бывшие коммунистические партократии в ряде стран Восточной Европы).
  2. Монополизация высшей государственной власти наряду с реализацией политики, исключающей политическую конкуренцию, реальную оппозицию и автономию различных политических систем, как представляющих вероятную или реальную угрозу такой монополизации.
  3. Ограничение или имитация демократических институтов и процедур; при этом рекрутирование политической элиты осуществляется посредством кооптации или назначения сверху, а не путём свободных выборов.
  4. Ограничение принципа разделения властей, при котором отмечается выраженное доминирование исполнительных органов власти наряду со снижением роли представительных органов и их замещением авторитарно-бюрократическими институтами, а также неподконтрольность и неподотчётность высшей государственной власти гражданскому обществу.
  5. Опора высшей государственной власти преимущественно на командные, административные и силовые методы, акцент на принуждении; при этом выраженные силовые методы (репрессии) имеют нерегулярный характер и применяются, как правило, лишь в случае необходимости (например, для нейтрализации политических оппонентов или подавления массового недовольства).
  6. Ограниченное вмешательство государства в общественную жизнь; государственное вмешательство действует, как правило, лишь в политической сфере и государственном управлении, не распространяясь (или частично распространяясь) во внеполитические сферы.
  7. Отсутствие гарантий безопасности отдельной личности во взаимоотношениях с властью; при этом права и свободы личности могут провозглашаться, но реально не обеспечиваются.

В научный оборот термин «авторитаризм» был введён теоретиками Франкфуртской школы для характеризации особого типа сознания, отмеченного приверженностью авторитету, которое присуще как политической культуре, так и массовому сознанию в целом. В работе Т. Адорно и его коллег «Авторитарная личность» (1950), призванной эмпирически обосновать эту концепцию, понятие авторитаризма раскрывается при помощи социально-психологического анализа соответствующего типа личности (авторитарной личности). Согласно их концепции, именно авторитарное сознание, которому присущи такие ценностные установки как некритичность и шаблонность мышления, опора на авторитеты, культ власти и повиновения, боязнь свободы и ответственности, создавало социальную почву и питательную среду всех «фашистских», «фашизоидных» и подобных им политических режимов в XX веке (впоследствии, однако, возобладала точка зрения, основанная на различении авторитарного и тоталитарного типа сознания, с которым связывается появление фашистских тенденций в XX веке. — см. Тоталитаризм). В 1960-е годы указанная теория авторитаризма широко использовалась в леворадикальной социологии и критической публицистике, однако начиная с середины 1970-х годов она подвергается социологической критике (особенно представителями неоконсервативной ориентации). Многие современные исследователи, признавая, что понятие авторитаризма в своё время было важным элементом теоретических построений социальных наук, обращают внимание на необходимость соблюдать осторожность при его применении, особенно в эмпирических исследованиях.

В политической философии авторитаризм рассматривается с точки зрения не столько авторитарного сознания, сколько авторитарной идеологии, определяемой как специфическая форма идеологии порядка, ведущая начало от идеологии Реставрации начала XIX века (Ж. де Место, Л. де Бональд, Р. де ла Тур дю Пин) с её романтическим культом исторического прошлого, национальных героев, с развитой политической мифологией, с акцентом на определяющей роли власти, государства и повиновения. К теоретикам авторитаризма нередко относят Т. Гоббса, как идеолога сильной государственной власти, способной навести порядок и обуздать анархию неограниченной свободы. Среди других видных теоретиков авторитарного типа правления известны: X. Д. Кортес, противник либерализма и социализма, сторонник религиозно-абсолютистской модели; Ф. Ю. Шаль — теоретик монархического варианта авторитаризма; Г. Трейчке — идеолог и теоретик имперского правления Бисмарка. Исторические формы авторитарной идеологии сменялись от реакционных к консервативным, затем к либеральным, позже они пополнились националистическим, профашистским и фашистским вариантами. Во второй половине XX века кризисы отдельных национальных государств вызвали к жизни новые авторитарные режимы смешанного типа, которые во многом утратили идеологическую составляющую.

Ныне в западной политической науке наиболее распространена точка зрения, согласно которой авторитарное правление обычно господствует в сообществах, где либо не развиты политические и правовые институты, либо требуется ускоренное осуществление социально-экономических преобразований в условиях неготовности к ним большинства общества, само общество жёстко стратифицировано, а демократические институты, как правило, слабы и неустойчивы. При этом, длительное существование многочисленных режимов подобного типа в странах Африки исследователи чаще всего объясняют неразвитостью политической культуры и общественных институтов, а в странах Азии — особенностями национальной культуры и веками складывавшихся политических традиций. Так, для конфуцианских государств (Китай, Южная Корея, Вьетнам, Сингапур) характерны культ централизованного государства и традиционно сильного авторитарно-бюрократического аппарата, развитые патерналистские отношения (опека «сверху» при полном подчинении «снизу») и общая дисциплинированность населения. Для мусульманских государств (страны Арабского Востока, Иран, Индонезия, Малайзия) свойственны культ верховной власти, признание её фактически неограниченного права вмешательства в частную и общественную жизнь, устоявшееся убеждение в том, что только сильная (в идеале — неограниченная и неразделённая) и опирающаяся преимущественно на силу власть способна обеспечить общественный порядок. Наряду с этим, в странах исламского мира сложилась своеобразная авторитарно-коллективистская концепция демократии: так, после вполне демократичного избрания в мусульманской общине (умме) руководителя, он получает в свои руки практически неограниченную [диктаторскую] власть, и это воспринимается как норма; впоследствии этот принцип правления утверждается и в масштабах всего государства. В силу указанных причин многие современные конфуцианские и мусульманские государства, соединив передовые индустриальные технологии с традициями национальной культуры, фактически утвердили у себя авторитарную модель. При этом то, что воспринимается в западных обществах как диктатура и произвол, может выглядеть в глазах их населения как «правление лучших и достойных», а произвольное вмешательство в частную сферу и нарушения гражданских прав — как справедливое наказание людей, попирающих моральные, религиозные или иные нормы, безусловно принятые в этих обществах. Поэтому сегодня в целом, хотя и с оговорками, признаётся, что такие ценности, как экономика свободного рынка, права человека, принципы разделения властей и правового государства являются порождениями западной цивилизации и её политической культуры, и их внедрение на неевропейской культурной почве весьма затруднительно.

АВТОРИТАРНЫЙ — это… Что такое АВТОРИТАРНЫЙ?

  • авторитарный — ая, ое. autoritaire adj. 1866. Лексис. 1. Властный, с непререкаемым авторитетом. Уш. 1934. Они <издатели> .. совершенно против ауторитарного, террористического образа действия. 1869. Герц. 30 (1) 198. Восхваление преимуществ физического… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • АВТОРИТАРНЫЙ — АВТОРИТАРНЫЙ, авторитарная, авторитарное; авторитарен, авторитарна, авторитарно (франц. autoritaire) (книжн.). Властный, с непререкаемым авторитетом. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • АВТОРИТАРНЫЙ — АВТОРИТАРНЫЙ, ая, ое; рен, рна (книжн.). Основанный на беспрекословном подчинении власти, диктатуре. Авторитарные режимы. | сущ. авторитарность, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • авторитарный — прил., кол во синонимов: 5 • антидемократический (2) • властный (32) • диктаторский …   Словарь синонимов

  • Авторитарный — (от лат. autokratos власть, влияние) основанный на беспрекословном подчинении власти, диктаторский; властный. Авторитарное лидерство предполагает единовластное и директивное (т.е. категорически приказное, не терпящее возражений) управление людьми …   Политология. Словарь.

  • авторитарный — (властный, директивный) Личностная характеристика субъекта или его поведения относительно других людей, отмечающая склонность утвердить свою власть и авторитет, использовать недемократические способы воздействия: давление, приказы, распоряжения и …   Большая психологическая энциклопедия

  • авторитарный — ая, ое; рен, рна, книжн. 1) Основанный на беспрекословном подчинении власти, диктатуре. Авторитарная форма правления. Авторитарный режим. Синонимы: дикта/торский 2) Стремящийся утвердить личную власть, свой авторитет. Авторитарное руководство.… …   Популярный словарь русского языка

  • Авторитарный — (франц. autoritaire властный, от латинского auctoritas власть, влияние)          1) основанный на беспрекословном подчинении власти.          2) Притязающий на авторитет; стремящийся утвердить свою власть, влияние …   Большая советская энциклопедия

  • Авторитарный — прил. 1. Характеризующийся беспрекословным подчинением власти одного лица; диктаторский. 2. Стремящийся утвердить свою власть, свое влияние, требующий беспрекословного подчинения. 3. Свойственный такому человеку. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • авторитарный — авторитарный, авторитарная, авторитарное, авторитарные, авторитарного, авторитарной, авторитарного, авторитарных, авторитарному, авторитарной, авторитарному, авторитарным, авторитарный, авторитарную, авторитарное, авторитарные, авторитарного,… …   Формы слов

  • Новое авторитарное течение — Ведомости

    Предвыборная борьба в США генерирует все новые идеологические парадоксы. Свежей сенсацией стала книга «Авторитарный кошмар: Трамп и его последователи», написанная канадским психологом Бобом Альтмейером и бывшим советником Ричарда Никсона Джоном Дином.

    Авторы утверждают, что в американском обществе существует мощное течение сторонников авторитаризма и противников демократии. Они провели социологический опрос, в рамках которого респондентов просили пройти тест, выявляющий социально-психологические установки, которые якобы указывают на авторитарные склонности человека. Среди таких установок – склонность к подчинению (желание видеть «могучего лидера»), агрессия и нетерпимость (стремление к разрушению того, что воспринимается в качестве «греховного») и традиционализм (неприятие радикальных перемен). На основе таких тестов Альтмейер и Дин разработали шкалу правого авторитаризма, которая продемонстрировала сильную корреляцию между поддержкой Дональда Трампа и тем, что авторы называют авторитарным мышлением. «[Сторонники действующего президента] покорны, напуганы и жаждут могущественного лидера, который защитит их от угроз жизни. Они делят мир на друзей и врагов, которых гораздо больше», – пишут авторы книги.

    Главный тезис, который привлек к книге внимание СМИ, заключается в том, что сторонники авторитарных ценностей и установок на долгие годы стали мощной силой в обществе, которая будет бросать вызов сложившимся институтам. «Даже если Дональд Трамп завтра исчезнет, ​​– утверждают Альтмейер и Дин, – миллионы людей, сделавших его президентом, будут готовы найти другого похожего лидера». Такая «склонность к авторитаризму» почти не зависит от политической и религиозной идентичности человека, а отражает некий скрытый психологический атрибут. Авторы пишут, что сторонники КПСС в бывшем СССР попали бы в число «правых авторитаристов», несмотря на свои левые взгляды.

    Авторы «Авторитарного кошмара» сами представляют неожиданный симбиоз левой и правой мысли. Альтмейер – психолог, опирающийся на традиции постмарксистской Франкфуртской школы. Свой ключевой термин – «авторитарная личность» – он заимствовал у Теодора Адорно. Джон Дин, наоборот, один из самых известных правых интеллектуалов, называющий себя «консерватором Голдуотера» в честь кандидата от республиканцев на президентских выборах 1964 г. Его идеалы «маленького правительства» близки к либертарианству. Но критика массовых патерналистских установок объединила этих авторов. Психологизация позволила им локализовать «угрозу демократии» не в концентрации политической власти и экономических ресурсов вверху общества, а в моральных пороках снизу.

    Общественная дискуссия разворачивается от картезианского рационализма, с его вниманием к социальным противоречиям, к архаическому пониманию социального зла как душевной болезни. Это делает невозможным демократическую процедуру поиска компромисса. Для искоренения ереси придется создавать новую инквизицию.

    Как авторитарный руководитель мешает развитию бизнеса

    «Не думай, что ты умнее начальника. Будешь думать — не станешь начальником» — для одного данная фраза будет иметь юмористический контекст, а для другого обобщит привычный рабочий уклад. Подобный уклад характерен для организаций с авторитарным стилем управления, который строится на беспрекословном подчинении сотрудников, причем подчинении, основанном не столько на профессиональном авторитете начальника как специалиста, a на занимаемой им должности в иерархии организации. И хорошо еще, если эта самая должность соответствует профессионализму ее обладателя.

    Оправданная жестокость

    Авторитарный стиль руководства не только оправдан, но даже незаменим в некоторых сферах человеческой деятельности — там, где требуется быстрое принятие решений под давлением. На ум приходит армия и службы по борьбе с чрезвычайными ситуациями. Данный стиль также целесообразен в ситуациях, когда решения принимаются экспертом, а выполняются по четким инструкциям и под руководством работниками с более низкой квалификацией, как, например, в случае со сборочным конвейером или в строительстве.

    Вместе с тем авторитарный стиль управления широко распространен и там, где казалось бы, ему не место — в корпоративной среде. И тут возникает парадокс: с одной стороны, работодатели ищут людей с высшим образованием, способных к критическому мышлению, с другой — это самое критическое мышление очень даже не приветствуется во взаимодействии с руководством. Приветствуется же беспрекословное выполнение «команд сверху».

    Опять же, есть счастливые исключения, когда подобная манера управления не только оправданна, но и полезна для человечества. Речь идет о гениях вроде Стива Джобса и Илона Маска, чьи видение и бескомпромиссность в первом случае подарили нам iPhone и iPad, а во втором — демократизировали космическую индустрию. Но будем честны: не всем из нас в наших организациях доводится иметь дело с подобными визионерами, когда для своего же профессионального развития полезнее молча внимать указаниям эксперта, пусть и не в очень цензурной форме.

    В большинстве же случаев авторитарность руководства губительна для организации, и вот каким образом.

    Одна голова хороша, а две лучше

    Даже опытный эксперт может ошибаться, а его мыслительный процесс — зашориваться, что негативно сказывается на качестве принимаемых решений. А ведь от многих таких решений может зависеть не только финансовое благополучие компании, а даже жизнь людей.

    Реклама на Forbes

    Достаточно вспомнить печальный опыт авиакомпании Korean Air. В конце прошлого века компанию постигла череда крупных авиакатастроф и масса мелких происшествий, откинувших Korean Air далеко вниз в рейтингах авиаперевозчиков и нанесших сокрушительный удар по репутации. Одной из причин данной ситуации был именно авторитарный стиль компании, когда вторые пилоты не смели указывать на ошибки командиров даже под угрозой гибели воздушного судна.

    Таким образом, директивное управление чревато менее чем оптимальным качеством принимаемых решений.

    Бесполезная трата человеческого потенциала

    Авторитаризм в рабочем коллективе демотивирует сотрудников генерировать и предлагать идеи. Креативность — штука прихотливая и не терпит рамок и ограничений, ей необходимы свобода и смелость. Как говорила Донателла Версаче: «Креативность — это результат конфликта идей». Таким образом, в продолжение предыдущего пункта, директивность снижает не только качество принимаемых решений, но и разнообразие потенциальных вариантов. В современном мире, где на количественных улучшениях уже далеко не уедешь, а конкурентное преимущество обеспечивается прорывными идеями, подобные ограничения креативности чреваты.

    Утечка мозгов

    Для авторитарных боссов, как правило, существует только одно правильное мнение — их собственное. Поэтому «инакомыслящие» зачастую выдавливаются из коллектива. Остаются же беспрекословные среднестатистические исполнители. Вы хотели бы очутиться в таком коллективе? Скорее всего, нет. Так вот и большинство мотивированных, творческих и интересных людей тоже не хотят. Таланты разбегаются, лишая организацию индивидуальности и характера.

    Существует большая разница между лидерами и авторитарными тиранами: первых уважают, вторых боятся. Вместе с тем управление запуганной командой не требует особого ума — это в прямом смысле путь наименьшего сопротивления. Куда сложнее мотивировать и вести за собой креативных, открытых к новым идеям профессионалов, имеющих свою точку зрения и готовых ее отстаивать.

    Что же делать, если вы подходите под описание авторитарного управленца?

    Первое — это не паниковать, так как ваши качества могут пригодиться и в «мирное время». Тут можно руководствоваться двумя правилами.

    Сосредоточьтесь на неэффективных командах. Низкие показатели таких команд зачастую связаны с отсутствием ярко выраженного лидера или высоким уровнем неопределенности. Оставьте в покое эффективные команды. Как гласит американская поговорка, if it ain’t broke, don’t fix it (не пытайся чинить то, что не сломано).

    В нашей стране за примерами плачевных последствий авторитарного стиля управления далеко идти не надо — достаточно перелистать учебник истории. В условиях же рыночной экономики при жесткой конкуренции — как за финансовые показатели, так и за высококлассных сотрудников — с подобным стилем руководства следует быть особенно осторожным. Соотношение «потери-выгоды» может быть далеко не в пользу авторитарного начальника.

    Россия попала в список авторитарных стран мира

    Подпись к фото,

    Freedom House считает, что угроза со стороны авторитарных стран демократии весьма велика

    Китай, Иран, Россия и Венесуэла — авторитарные государства, использующие свои богатства и влияние для подрыва глобальной демократии и главенства закона, считает организация Freedom House.

    Соответствующий отчет подготовлен этой американской неправительственной организацией к 20-летней годовщине подавления китайскими властями выступлений активистов движения за демократию на площади Тяньаньмэнь.

    Авторы документа, обнародованного под названием «Подрыв демократии: Авторитарные страны XXI века», утверждают: вызов, который эти государства бросают западным демократическим институтам, превосходит «по своей мрачности» период холодной войны, поскольку эти страны интегрированы в глобальную экономику и мировые институты, а также влияют на принятие политических решений на международной арене.

    «Политики, судя по всему, не могут правильно оценить опасность, которую представляют эти авторитарные системы XXI века для демократии и главенства закона во всем мире», — указано в отчете, в основу которого легли результаты исследования, проведенного аналитиками Freedom House и радиостанциями «Свободная Европа»/Радио «Свобода» и «Свободная Азия».

    Эрозия стандартов

    Названные в списке страны обвиняются в том, что они «активно подрывают демократию, как внутри своих границ, так и за их пределами».

    «Авторитарные режимы обесценивают международные нормы и стандарты, выработанные демократическим миром за последние несколько десятилетий, грозя экспортом нестабильности и нарушений, которые порождают их системы», — говорится в документе.

    В отчете указывается, что Китай с его сильной производственной и торговой базой, а также богатые нефтью Иран, Россия и Венесуэла имеют много общего, несмотря на различие их политических систем и истории.

    Авторитарные капиталистические Китай и Россия строят системы, которые соединяют в себе «впечатляющее экономическое развитие с впечатляющим в равной мере аппаратом политического контроля», — указано в отчете.

    Зажим оппозиции и СМИ

    В Иране, в котором правят мусульмане-шииты, и в Венесуэле, во главе которой стоит «латиноамериканский лидер нового типа», прошли, по мнению авторов, «управляемые» выборы, сопровождавшиеся зажимом оппозиции и средств массовой информации.

    Правящие силы в этих четырех странах поддерживают свой контроль жестким ограничениями на средства массовой информации и интернет, распространением националистических версий истории в школьных учебниках и использованием богатств страны в своих собственных интересах, сказано в отчете.

    На мировой арене Китай существенно укрепил свое влияние в Африке и Латинской Америке, раздавая щедрую помощь, не обусловленную никакими требованиями.

    Россия, Иран и Венесуэла, в свою очередь, используют доходы от нефти «для расширения своего влияния за рубежом и поддержки своих иностранных клиентов», — указано в отчете.

    Кроме того, как сообщают российские СМИ, Россию обвиняют в том, что она «оказывала давление на ОБСЕ с тем, чтобы наблюдатели этой организации не могли контролировать проведение выборов, не повышали демократические стандарты, не следили за соблюдением прав человека».

    В документе также упоминается Пакистан, которым часто правили военные, а также в связи с растущими выступлениями экстремистов.

    «В то время как демократические страны мира пытались найти общий подход к проблеме или хотя бы согласиться с тем, что проблема существует, современные авторитарные государства кропотливо работали над тем, чтобы распространять свое влияние», — говорится в документе.

    Демократическим странам необходимо объединить усилия против авторитарных тенденций и принять новые меры для защиты и развития демократических институтов, продолжают авторы. Однако никаких конкретных предложений в этом отношении они не приводят.

    Авторитарная Центральная Азия (рейтинг и карта)

    Из всех центральноазиатских республик в список авторитарных стран в 2017 году, составленный английской исследовательской компанией The Economist Intelligence Unit, не вошел только Кыргызстан.

    “Индекс демократии” по шкале от одного до десяти баллов оценивает уровень демократии в странах мира и основан на оценке таких критериев, как свободные и честные выборы, функционирование правительства, участие граждан в политической жизни страны, свободная политическая культура, а также гражданские свободы и свобода слова. По этим критериям аналитики разделяют страны мира на четыре типа уровня развития демократии: абсолютная демократия, несовершенная демократия, переходный режим и авторитарный режим.

    https://daringraham1.carto.com/builder/69fce4d2-8ca8-4723-a9f7-ab185b74d825/embed?state=%7B%22map%22%3A%7B%22ne%22%3A%5B7.013667927566642%2C7.470703125000001%5D%2C%22sw%22%3A%5B52.802761415419674%2C119.79492187500001%5D%2C%22center%22%3A%5B32.7688004848817%2C63.63281250000001%5D%2C%22zoom%22%3A4%7D%7D

    Казахстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан с 2006 года (за всю историю рейтинга) неизменно находятся в списке авторитарных режимов, а это означает, что в этих странах у народа нет возможности выбирать свое правительство, контролировать его деятельность, свободно высказываться и т.д. Российская Федерация также считается авторитарной страной.

    Только Кыргызстан в этом рейтинге всегда занимает место в списке переходных режимов, в этом году страна даже улучшила свой балл до 5,11. Несмотря на то, что в прошлом году в Кыргызстане происходили ограничения свобод и давление на СМИ, аресты и судебные дела против политических оппозиционеров, мирная передача власти в Бишкеке сыграла критическую роль в сравнительно высоком месте Кыргызской республики в рейтинге.

    Далее из соседей Кыргызстана больше всего баллов в рейтинге 2017 года получил Казахстан – 3,06, но страна занимает 141-ое место в мировом рейтинге. Президент Назарбаев, кстати, является седьмым в мире по длительности правления среди современных немонархических национальных лидеров. А вот как менялось место Казахстана в индексе демократии в предыдущие годы:

    Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан наряду с Северной Кореей, Сирией, Саудовской Аравией и рядом африканских стран находятся в самом низу рейтинга, считаясь наиболее авторитарными режимами в мире.

    Узбекистан, несмотря на ряд реформ, проведенных новым президентом в экономической сфере, остался в 2017 году при тех же баллах, как и при Каримове, и занял 158-ое место среди 167 стран мира. Пора новой власти перейти к делу и заняться улучшением позиций в этом рейтинге, имеющем большой вес среди мировых инвесторов, например, освободив узников совести, предоставив большую свободу СМИ и разрешив гражданам проявлять политические инициативы.

    На строчку ниже в рейтинге за 2017 год с 1,93 баллами находится Таджикистан, располагаясь в одной линии с Саудовской Аравией, но ниже, чем Ливия, Судан, Йемен и Эритрея. С 2006 года позиция Таджикистана в рейтингн EIU снизилась наиболее заметнр среди стран региона. Действительно, в последние годы ситуация с политическими свободами и СМИ в стране остается печальной – политические активисты и журналисты преследуются властями и получают тюремные сроки, а другие активные в общественной и политической жизни страны граждане покидают родину в поисках убежища.

    Туркменистан, родина странных и чудных законодательных инициатив, которые, похоже, зависят от сиюминутного настроения нового Туркменбаши, на этот раз набрал 1,72 балла. Позиция выше, чем Северная Корея, Сирия и Чад.

    Индекс демократии показывает, что менее пяти процентов населения Земли живут в абсолютной демократии. Для того, чтобы считаться полноценной демократией, страна должна набрать не менее восьми баллов. Таких стран в рейтинге оказалось только 19, и Соединенных Штатов Америки среди них нет. Рейтинг возглавляет Норвегия, 9,87 из 10 возможных баллов, за ней следуют Исландия (9,58), Швеция (9,39), Новая Зеландия (9,26), и замыкает пятерку третья скандинавская страна – Дания (9,22).

    Более трети собственников МСП в России применяют авторитарное управление — опрос | 20.08.21

    Свыше трети собственников российских малых и средних предприятий (МСП) применяют авторитарное управление, самостоятельно применяя решение по вопросам развития бизнеса. Об этом свидетельствуют данные опроса 1,8 тыс. предпринимателей, который провели Промсвязьбанк (ПСБ), бизнес-объединение «Опора России» и агентство Magram Market Research в рамках составления индекса деловой активности малого бизнеса RSBI.

    «Собственники бизнеса чаще признаются, что управление в их компании авторитарное и они принимают решения самостоятельно (об этом сказали 35% респондентов — большинство опрошенных владельцев компаний)», — отмечается в исследовании.

    Генеральные директора используют авторитарный стиль реже (18% респондентов). Они чаще частично делегируют принятие решений (29%), учитывают мнение подчиненных и консультируются с ними (25%), а 27% опрошенных гендиректоров вовлекают сотрудников в принятие решений.

    В микропредприятиях (до 15 человек) из-за ограниченной штатной структуры результаты деятельности зависят напрямую от действий руководителя, поэтому им более свойственен авторитарный стиль управления, где чаще всего решения принимаются руководителем единолично, свидетельствуют результаты исследования. В малом бизнесе (до 100 человек) степень влияния руководителя снижается, и у сотрудников имеется большая автономность. Руководитель чаще делегирует принятие некоторых решений своим сотрудникам. В среднем бизнесе (до 250 человек) модель управления бизнесом совещательная — руководитель чаще консультируется с подчиненными и учитывает их мнение. Однако в целях эффективного управления возрастает важность функциональных руководителей, уточняется в исследовании.

    Вопросы принятия решений

    Источники информации, которые используют МСП для принятия управленческих решений, отличаются в зависимости от сфер экономики, в которых работают предприятия. Однако для всех трех сфер деятельности компаний сегмента ключевой метрикой при оценке эффективности деятельности предприятий и принятии управленческих решений является рентабельность бизнеса. Так ответили 66% представителей торговых предприятий, 64% — производственных предприятий и 56% бизнесменов в сфере услуг.

    Торговые предприятия чаще ориентируются на анализ оборачиваемости средств (42%), а также принимают во внимание обратную связь от клиентов (29%). Во многих компаниях (23%) для контроля бизнес-процессов и продуктивности персонала действует система KPI (ключевые показатели эффективности — прим. ТАСС). Зарплата сотрудников в МСП часто привязана к таким метрикам, как «продажи за сутки», «средний чек», «исполнение плана» и так далее, следует из опроса.

    Ужесточение конкуренции способствовало тому, что более четверти торговых предприятий (27%) анализируют рынок и деятельность конкурентов для выработки выгодной ценовой политики. Производственные предприятия в большей степени используют финансовый менеджмент. Для них важны показатели оборачиваемости средств и контроль уровня ликвидности, чтобы не допустить кассовых разрывов, говорится в исследовании. Для предприятий сферы производства также характерен усиленный контроль, поскольку сложность бизнес-процессов часто выше, чем у предприятий сферы услуг или торговли. При принятии управленческих решений в сфере производства предприниматели чаще других опираются на результаты внутреннего или внешнего аудита (40%). Бизнесмены, работающие в сфере услуг, более гибки. Они реже анализируют оборачиваемость средств или ликвидность из-за отсутствия комплексной системы учета. Их режимы налогообложения подразумевают упрощенный учет, что позволяет избежать расходов на подготовку бухгалтерской и управленческий отчетности, добавляется в исследовании.

    Информационное агентство России ТАСС

    Определение авторитарного режима по Merriam-Webster

    ау · тор · я · тар · я · ан | \ ȯ-ˌthȯr-ə-ˈter-ē-ən , ə-, -ˌthär- \ 1 : в отношении слепого подчинения властям или за их поддержку были авторитарные родители

    2 : в отношении концентрации власти у лидера или элиты, не несущих конституционной ответственности перед народом, или выступающих за такую ​​концентрацию власти. авторитарный режим

    республиканцев заявляют, что боятся левого авторитаризма, но такого не существует

    Сегодняшнее значение «большой лжи» почти всегда связано с ложным утверждением Дональда Трампа и его правых соратников о том, что президентские выборы 2020 года каким-то образом были украдены слева и Джо Байден с помощью иностранных агентов.

    Это утверждение не только ложно, но и абсурдно ложно.

    Это вряд ли первая большая ложь справа. Даже не близко. Правые на протяжении десятилетий пропагандировали большую ложь.

    Фактически, ложь — это единственный способ, которым правые могут выиграть выборы. В конце концов, его политика глубоко непопулярна среди простых людей, потому что правые предпочитают 1% богатых 99% рабочего и среднего классов.

    Как в мире может 1% населения когда-либо выиграть выборы над 99%? Простой.1% сбивает с толку 99%. Чтобы победить на выборах, правые должны скрывать свои истинные намерения от избирателей и вместо этого прибегать к тактике манипуляции, такой как ложь и разжигание страха.

    Ложь — это не просто ложь. Они полная противоположность истине. Они на 180 градусов от истины. Это полная противоположность истине, как от Северного полюса до Южного полюса. Отсюда и термин Большая ложь.

    Тем не менее, что шокирует, многие из этих вопиющих лжи действительно работают.Они держатся. Они создают в сознании публики ложное впечатление.

    Одна из вопиющих лжи, укоренившаяся в обществе и остающаяся стойкой сегодня, — это ложное представление о том, что диктатуры и фашизм связаны с левыми.

    Еще раз, это полная противоположность истине. Диктатуры и фашизм правые, а не левые.

    Эта «большая ложь» выросла из последствий Второй мировой войны и возникновения «холодной войны» в результате резкой реакции против коммунизма и Советского Союза.Это была эпоха «красной паники» и лживого республиканского демагога Джо Маккарти, сенатора США от Висконсина, который ложно назвал невинных либералов опасными коммунистами, разрушая их карьеру и жизни. Этот период считается одним из самых позорных в истории Америки.

    Во время и после холодной войны правые предприняли безжалостную кампанию, которая продолжается и по сей день, ложно очерняя демократов и левых как причину авторитаризма, как, например, ужасающие диктатуры Иосифа Сталина в Советском Союзе, Адольфа Гитлера в Германии, Фидель Кастро на Кубе и Уго Чавес в Венесуэле.

    На самом деле, правые настолько оклеветали концепцию «социализма» и глубоко влиятельного мыслителя Карла Маркса, что «социализм» до сих пор остается ядовитым словом, часто используемым как оружие против демократов и либералов.

    Республиканские кандидаты обвиняют кандидатов-демократов в том, что они дьявольские «социалисты», и заявляют, что политика демократов, такая как «Бесплатное медицинское обслуживание для всех», уход за детьми или налогообложение богатых, является злым «социализмом». Республиканцы утверждают, что избрание демократов превратит Америку в такое несостоятельное социалистическое государство, как Венесуэла.

    Как ни странно, эта чушь действительно работает.

    Когда люди слышат «социализм», они часто думают о Сталине и Гитлере. Их неправильно научили связывать Сталина и Гитлера с левым крылом, и они ошибочно пришли к выводу, что политика левого крыла ведет к тоталитаризму.

    Это большая ложь.

    Истина в том, что политика левого толка, в широком смысле слова, популярна и приносит пользу обществу, в то время как диктаторские режимы являются правыми, а их политика непопулярна и ужасна для общества.Так как же эти противоположности стали ассоциироваться друг с другом? Каким образом благотворная политика левого крыла политического спектра смешалась с диктаторами правого крыла спектра?

    Чтобы понять все это, необходимо иметь в виду две основные формы правления, которые противоположны друг другу. И давайте действительно упрощаем для ясности. Одной из форм правления является монархия, которой правит король или диктатор. Другой — это демократия, когда народ правит путем всенародного голосования избранных ими должностных лиц.Монархия и диктатура являются правыми, а демократия — левыми.

    Исторически сложилось так, что правительства были в основном монархиями, которые по сути являются диктатурами. Только подумайте обо всех европейских странах и мировых империях, которыми правили короли и королевы или их эквиваленты, такие как Англия, Франция, Испания, Германия, Австрия, Россия и так далее.

    Наступила либеральная эпоха Просвещения 17 и 18 веков, которая прославляла свободу личности и освобождение от ограничений монархии.Эти новые идеи привели к политическим революциям 18-19 веков, включая Американскую революцию 1776 года, в ходе которой Соединенные Штаты объявили о своей независимости от короля Англии, тем самым породив современную либеральную демократию. Вскоре за ней последовала Французская революция 1789 года, свергнувшая французскую монархию.

    К несчастью для рабочего класса, однако, даже ликвидация монархий не улучшила их положение, как они надеялись. Примерно с 1850 по 1880 год Карл Маркс объяснил проблему.Несмотря на то, что монархии отступали, появлялась новая угнетающая сила: капитализм.

    Шла промышленная революция, и эта новая система капитализма создавала огромное богатство и контроль наверху для крошечного меньшинства, одновременно подавляя огромное количество рабочих среднего и низшего классов, заставляя их работать долгие часы в трудных условиях. условия для мизерной зарплаты.

    Маркс предложил решение. Он заметил, что рабочий класс (99%) подавляюще превосходил по численности богатых наверху (1%), и, таким образом, рабочий класс мог преобразовать свои огромные размеры в политическую власть, объединившись в сплоченное политическое движение.Трудящиеся мира, объединяйтесь!

    Это мощная идея. Чрезвычайно мощный. Эта идея наполнила страдающий рабочий класс большой надеждой и вдохновила его на попытку объединиться в единство, чтобы добиться большей справедливости для рабочих.

    В то же время идея Маркса вселила страх в сердца правящих богатых наверху. Они прекрасно знали, что Маркс был совершенно прав в том, что объединение рабочего класса представляет собой экзистенциальную угрозу господству богатых наверху — и их огромным состояниям.

    Мир был шокирован, наблюдая, как теоретическая идея Маркса претворяется в жизнь в русской революции 1917 года, когда рабочий класс объединился в партию большевиков во главе с Владимиром Лениным и сверг царя Николая II и династию Романовых, положив конец Российской империи и создав Советский Союз.

    Но Ленин вскоре заболел, ослаб, стал инвалидом и умер в 1924 году. В течение нескольких лет Иосиф Сталин захватил власть, укрепил свою власть и правил Советским Союзом железным кулаком в течение трех десятилетий, вплоть до своей смерти в 1953 г.Сейчас Сталина по праву считают одним из худших диктаторов современности. Сталин создал прискорбное тоталитарное государство, вел кампанию убийств и тюремных заключений против миллионов политических диссидентов (а также воображаемых врагов) и подавлял права человека, свободу слова и любую версию демократии.

    Так какая здесь оценка? Был ли Советский Союз левым? Был ли Сталин левым? Левые диктатуры? Тоталитаризм левый?

    Это именно то, что сегодня утверждает право.Республиканцы утверждают, что избрание демократов приведет к превращению Америки в социалистический или коммунистический режим, подобный России при Сталине. Многие американцы верят в это, связывая сталинские репрессии, диктатуру и тоталитаризм с левыми политическими силами.

    Это большая ложь. Правда совсем в другом.

    На самом деле коммунистическое движение в России в 1917 году началось как левое движение, которое было положительным и полезным для общества. В конце концов, население действительно тяжело страдало от угнетения российской монархии.Рабочий класс объединился, как предлагал Маркс, чтобы принести справедливость правительству и улучшить жизнь простых людей. Это движение было вдохновлено и движимо положительными мотивами.

    К сожалению, он был захвачен правым диктатором в лице Сталина, направлен в противоположном направлении и преобразован в правое тоталитарное государство, и все это под ложным предлогом левого движения. Это тоже была большая ложь. Сталин ложно провозгласил, что руководит людьми в соответствии с левыми принципами, тогда как на самом деле он концентрировал власть в своих руках и управлял как правый диктатор.

    Превращение Сталиным Советского Союза из благотворного левого движения в отвратительную диктатуру правого толка было мастерски описано Джорджем Оруэллом в его знаменитом романе 1945 года «Скотный двор». Эта книга, кратко изложенная здесь, рассказывает аллегорическую историю о животных на ферме, которые восстают, изгоняют людей с фермы и стремятся управлять собой на ферме в условиях свободного и демократического общества животных.

    Эта история, по сути, является пересказом русской революции, когда животные, представляющие рабочий класс, восстают против людей, представляющих российскую монархию.Новое демократическое животное общество представляет собой новое левое общество, к которому стремятся революционеры из рабочего класса, создавшие Советское государство.

    Но затем одна свинья на ферме, которая представляет Сталина, захватывает контроль с помощью лжи, пропаганды и насилия, превращая ферму из благотворного левого движения в ужасающий правый тоталитарный режим. Как и в реальной жизни, первоначальное восстание на ферме началось как позитивное событие, направленное на улучшение жизни рабочих животных, но затем все движение было захвачено и преобразовано в диктатуру.

    Следовательно, утверждение, что Сталин, диктатура и тоталитаризм являются левыми, — полная противоположность истине. Это действительно большая ложь.

    Россия, конечно, не единственный пример. Когда республиканцы заявляют, что левое крыло и марксизм приводят к авторитаризму, они ссылаются не только на Россию, но и на различные другие режимы, такие как режимы Кастро на Кубе или Чавеса в Венесуэле.

    Безусловно, ряд диктаторов провозгласили себя марксистами, социалистами и левыми — как и Сталин.Это действительно создает в общественном сознании ложное впечатление, что эти диктатуры являются левыми, хотя на самом деле это не так. Как и в случае со Сталиным, эти диктатуры правые, а не левые.

    Так почему же так много диктаторов заявили, что возглавляют левые, социалистические правительства? По очень уважительной причине. Подумайте о ситуации с точки зрения правого тирана-подражателя, желающего захватить контроль над правительством. Какой посыл кампании должен донести до населения подражатель тиран?

    Если тиран скажет населению: «Я коварный человек.Я хочу быть диктатором, который все контролирует сам. Я хочу подавить всех трудящихся, коррумпировать правительство и украсть кучу денег, злоупотребляя своей властью? »Конечно, нет. Тираны, которые хотят стать диктаторами, не могут сказать правду. Чтобы захватить власть и сохранить контроль, тираны должны лгать людям, представляя себя тем, кем они не являются.

    Ясно, что тираны должны притворяться кем-то, кто может предложить то, что хотят люди. Многие тираны ложно объявляются марксистами, социалистами и левыми, потому что идеи левых широко популярны среди угнетенных классов во многих странах мира.И не зря: политика левых действительно улучшит качество жизни в большинстве обществ.

    Придя к власти, тираны на самом деле не проводят политику левого крыла, а вместо этого полагаются на тоталитарную политику правого крыла, такую ​​как консолидация собственной власти, ограничение демократии, объединение с богатыми, заключение политических диссидентов в тюрьмы и т. ложно заявляя, что представляет левых.

    Рассмотрим на примере нацистской партии. Ее название было немецким сокращением полного названия партии — Национал-социалистическая немецкая рабочая партия.Правые политики по сей день любят указывать на слова «социалист» и «рабочие» как на доказательство того, что нацисты были искренними социалистами, так или иначе связанными с левыми, и что избрание демократов или «демократических социалистов» каким-то образом рискует превратить Америку в нацистов. Германия.

    Это полная противоположность истине. Гитлер был прекрасным примером правого диктатора, а нацисты были правым фашистским движением. Они до некоторой степени заимствовали язык левых. Это была большая ложь.

    Это как раз тот сценарий, которым следуют правые диктаторы: они ложно претендуют на то, чтобы представлять левое движение, которое отдает предпочтение трудящимся, потому что политика левых — лучший способ заручиться поддержкой населения. Придя к власти, диктаторы отказываются от политики левых и вместо этого проводят авторитарную политику правых.

    Этот сценарий диктатора использовался снова и снова. Кастро на Кубе и Чавес в Венесуэле часто приводятся в качестве примеров «левых диктаторов», главным образом потому, что они проводили различную политику левого толка, направленную на благо рабочего класса, включая широкое государственное образование, общественное здравоохранение и перераспределение доходов.

    Но реализация нескольких левых политик не может волшебным образом превратить правую диктатуру в левую демократию. Общества, которыми правили Кастро и Чавес, никогда не были левыми демократиями и не могут считаться «социалистическими». Они в подавляющем большинстве определялись атрибутами правого крыла, включая правление сильного человека, однопартийную монополию на власть, подавление свободы слова, ложную пропаганду, прославляющую режим, преследование политических диссидентов, ограничение или устранение демократии и так далее.

    Другой пример — Китайская Народная Республика, которой управляет «Коммунистическая» партия, якобы основанная на марксизме. Правые политики часто приводят Китай как пример левого государства и пример того, что демократы имеют в виду для Америки.

    Конечно, это чушь. Неужели кто-нибудь действительно верит, что Китай является «Народной Республикой»? как гласит его название? Конечно, нет. Это тоже большая ложь, это игра диктатора в полной мере. Китай ложно провозглашает себя левым правительством, чтобы заручиться поддержкой народа, но на практике Китай действует как авторитарный режим, который применяет все правые методы владения властью.Действительно, лидер Китая Си Цзиньпин отменил ограничения на количество сроков и расчистил ему путь, чтобы остаться президентом на всю жизнь. (За это Си хвалил не кто иной, как Дональд Трамп.)

    Если бы Карл Маркс был здесь сегодня, он был бы потрясен всеми этими странами, которые ложно ссылаются на его имя и идеи, чтобы навязать правым правительствам господство и контроль. Это прямо противоположно тому, что он имел в виду, а именно видение прочной демократии и правления простых людей.

    Нельзя сказать, что Маркс предложил волшебное решение коммунизма, которое он не изложил в практических терминах. Действительно, теория коммунизма может быть пронизана множеством проблем и противоречий, хотя справедливо сказать, что она никогда не применялась нигде в мире.

    Хотя Маркс, возможно, и не предложил работоспособного решения, он дал точный диагноз проблемы: необузданный капитализм приводит к неприемлемому неравенству, при котором незначительное меньшинство богатых наверху (1%) жестоко эксплуатирует подавляющее большинство населения. население (99%).Этот дисбаланс остается центральной проблемой, преследующей наше общество по сей день, спустя более 150 лет после того, как Маркс впервые описал эту проблему.

    К сожалению, большая ложь, используемая во всем мире, жива и здорова прямо здесь, в Америке. Действительно, это определяющая характеристика всей Республиканской партии, и Дональд Трамп является ярким примером.

    Президентская кампания Трампа в 2016 году была в значительной степени сосредоточена на обращении к рабочему классу синих воротничков, пообещав реализовать ряд популярных левых политик.Безусловно, Трамп также проводил кампанию по множеству призывов правого толка, таких как противодействие иммиграции, ксенофобный национализм, открытый расизм и сексизм, права на оружие и так далее.

    Но Трамп намеренно искал поддержки у синих воротничков, избирателей из рабочего класса, обещая левую политику. Он пообещал новую систему здравоохранения с всеобщим охватом для всех за небольшую часть стоимости. Он пообещал, что запретит американским корпорациям отправлять рабочие места за границу и вернет рабочие места в Америку.Он пообещал, что никогда не сократит расходы на социальное обеспечение, Medicare или Medicaid. Он пообещал принять жесткие меры по отношению к Big Pharma и снизить высокие цены на лекарства. Он пообещал огромные инвестиции в инфраструктуру Америки, такую ​​как дороги и мосты. Он пообещал обложить налогами богатых, включая себя самого, и значительно снизить налоги для среднего класса.

    Но после избрания Трампа, конечно, он отказался от всех этих обещаний политики, которая принесла бы пользу рабочему классу, вместо этого проводя политику правого толка, которая приносила пользу крупным корпорациям и богатым наверху, включая предоставление огромного снижения налогов для себя и богатые, резкие правила для крупного бизнеса, стремящиеся отменить Закон о доступном медицинском обслуживании и стремящиеся сократить социальное обеспечение, Medicare и Medicaid.

    Это как раз и есть инструкция диктатора по обману населения. Трамп неуклонно следил за этим. Все его президентство было основано на «большой лжи».

    В Америке, наряду с некоторыми другими западными странами, внешнее отличие состоит в том, что правые осуждают «социализм», а не ложно одеваются в социализм. В Америке правые (ложно) заявляют, что «социализм» равняется авторитаризму, а капитализм равняется свободе.

    Напротив, во многих незападных странах, где высоки антикапиталистические настроения, правые не обязательно пытаются утверждать, что капитализм — это хорошо.Вместо этого правые ложно утверждают, что они социалисты, хотя на самом деле они авторитарны. Но суть в обоих случаях одна и та же. Правое крыло ложно утверждает, что предпочитает рабочий класс и демократию богатым и авторитаризм, в то время как правда прямо противоположна.

    Сегодня в Америке очевидна и очевидна угроза свержения демократии авторитаризмом. Как обычно, эта угроза исходит не слева, а справа. Не смотрите дальше Республиканской партии.Трамп зашел так далеко, что спровоцировал восстание у здания Капитолия США в попытке отменить президентские выборы 2020 года, которые он справедливо проиграл, и тем самым свергнуть демократию в Америке, при этом ложно заявляя, что целью его восстания было остановить левый от воровства выборов. И снова правые ложно заявляют о полной противоположности истине — и ложно обвиняют левых в тех самых проступках, которые совершают сами правые.

    Республиканская партия, несомненно, продолжит свою тактику утверждения прямо противоположной истине.Итак, давайте все узнаем правду. Левое крыло не авторитарно. По правде говоря, он стремится к прочной демократии, прямо противоположной авторитаризму.

    Авторитарные режимы во всем мире, называющие себя «социалистическими» или марксистскими, такие как Китай и Куба, не являются доказательством авторитарности «социализма». По правде говоря, эти режимы ложно утверждают, что они левые, чтобы заручиться поддержкой населения, в то время как на самом деле они являются правыми авторитарными режимами, прямо противоположными левой демократии.

    Демократическая партия не является авторитарной и не стремится к созданию авторитарного режима, такого как в Китае или на Кубе. По правде говоря, Демократическая партия выступает за прочную демократию, прямо противоположную авторитаризму. Правое крыло — это сторона политического спектра, которая выступает за авторитаризм, и она неоднократно приводила к диктатурам и тоталитарным режимам.

    Да, авторитаризм представляет реальную угрозу для современной Америки. Как обычно, эта угроза исходит не от Демократической партии, а от правой Республиканской партии, которая ложно утверждает, что демократы стремятся к авторитаризму.По правде говоря, это как раз наоборот: Республиканская партия представляет реальную угрозу свержения демократии и установления авторитарного правления в сегодняшней Америке. Это игра диктатора в действии и самая большая большая ложь.

    США вводят санкции против союзников белорусского лидера Александра Лукашенко: NPR

    Президент Беларуси Александр Лукашенко отвергает международную критику на пресс-конференции в понедельник в Минске.США и другие страны объявили о новых санкциях против белорусских чиновников и союзников Лукашенко. Павел Орловский / Белта / AFP через Getty Images скрыть подпись

    переключить подпись Павел Орловский / Белта / AFP через Getty Images

    Президент Беларуси Александр Лукашенко отклонил международную критику на пресс-конференции в понедельник в Минске.США и другие страны объявили о новых санкциях против белорусских чиновников и союзников Лукашенко.

    Павел Орловский / Белта / AFP через Getty Images

    Правительство США объявило в понедельник новые санкции в отношении белорусских правительственных чиновников и богатых союзников авторитарного президента Александра Лукашенко, назвав эти меры ответом на продолжающиеся политические репрессии и коррупцию режима.

    Министерство финансов заявило, что применяет санкции в отношении 23 человек и 21 организации, связанных либо с жестоким подавлением мирных протестов, сбиванием самолета с целью задержания активиста оппозиции в мае, либо с продолжающимися усилиями по финансированию режима «за счет белорусский народ.

    Санкции Минфина связаны с указом Белого дома, который, по словам Белого дома, повысит «способность накладывать издержки на режим».

    Президент Байден заявил в заявлении, что действия режима Лукашенко «являются незаконными попытками удержать власть любой ценой. Это ответственность всех тех, кому небезразличны права человека, свободные и справедливые выборы и свобода выражения мнений. противостоять этому угнетению.»

    Акции произошли в годовщину избрания Лукашенко на шестой срок в результате голосования, которое США и Европейский Союз считают сфальсифицированным. Это вызвало месяцы массовых протестов и вынудило его главного соперника Светлану Тихановскую ссылка.

    Правозащитники говорят, что в стране 610 политических заключенных, а оппозиция утверждает, что за последний год было задержано более 35 000 человек.

    The U.С. говорит, что это санкции против «кошельков» Лукашенко

    Санкции нацелены на богатых владельцев бизнеса в Беларуси, которых Казначейство называет «кошельками» Лукашенко, которые вовлечены в нефтяной, угольный, табачный и строительный бизнес.

    Санкции также блокируют активы сотрудников белорусских служб безопасности национального и местного уровня за насилие и репрессии против протестующих и политической оппозиции. Среди этих лиц есть сотрудники следственного изолятора в Минске, столице Беларуси, где находился У.С. говорит, что митингующих и журналистов задерживают.

    23 мая белорусские власти заставили самолет, следовавший из Греции в Литву, пересек воздушное пространство Беларуси, совершить вынужденную посадку. На борту самолета находился беглый диссидент Роман Протасевич, бывший редактор и основатель оппозиционного блога и канала в социальных сетях. Власти сели в самолет и арестовали Протасевича и его партнершу Софию Сапегу. Оба до сих пор находятся в заключении.

    Санкции касаются пяти белорусских чиновников, которые, по словам министерства финансов, были связаны с инцидентом, которые работают в сфере транспорта и авиации или защищали приземление рейса в парламенте.

    Также в санкционный список включен Белорусский национальный олимпийский комитет, которым руководит сын Лукашенко Виктор Лукашенко. Казначейство обвиняет Олимпийский комитет страны в том, что он является инструментом для «отмывания средств и уклонения от санкций».

    Олимпийская сборная страны была в новостях на прошлой неделе после того, как спринтерка Кристина Тимановская отказалась лететь домой из Токио после публичной критики своих тренеров. Затем ей была предоставлена ​​польская гуманитарная виза. Тимановская заявила на прошлой неделе, что ее муж присоединится к ней в Польше, и что они решат, искать ли там политическое убежище.

    Многие люди и организации, внесенные в список Министерства финансов, также находятся под санкциями ЕС, Канады и Великобритании.

    На пресс-конференции в понедельник в Минске белорусский лидер отрицал, что он диктатор, и обвинил своих оппонентов в заговоре с целью государственного переворота. Он сказал, что готов к переговорам с Западом и что «нет необходимости браться за санкционные топоры и вилы», сообщает Reuters.

    «Авторитарный» ответ Австралии на COVID-19 | The Japan Times

    Один из самых известных австралийских интеллектуалов, покойный Клайв Джеймс, однажды сказал: «Проблема австралийцев не в том, что многие из них происходят от осужденных, а в том, что многие из них являются потомками тюремных надзирателей».

    Япония заслужила признание во всем мире на Олимпийских играх 2020 года, которые проводились в исключительно сложных условиях. Спортсмены и национальные делегации должны были пройти полную вакцинацию, жить в строго контролируемом пузыре и ежедневно проходить тестирование на COVID-19.Австралийцы выиграли 17 золотых медалей, заняв шестое место. По завершении Игр делегация вернулась домой на двухнедельный международный пограничный карантин.

    16 спортсменов из Южной Австралии должны пройти карантин еще на две недели — всего 28 дней — по возвращении домой из Сиднея. Комментаторы раскритиковали жестокость этого «ковидиоотизма». Генеральный директор Олимпийского комитета Австралии Мэтт Кэрролл сказал: «В то время как другие страны празднуют возвращение своих спортсменов, мы подвергаем нашу страну самому жестокому и безразличному обращению.

    Вакцины доказали свою эффективность в снижении смертности, но не в большей степени в отношении дельта-вариантных инфекций и госпитализаций. Некоторые из наиболее вакцинированных стран мира получают рекомендации от своих ученых — например, главный эпидемиолог Исландии Дэвид Ливермор из Великобритании, профессор медицинской микробиологии Университета Восточной Англии и профессор сэр Эндрю Поллард, директор Оксфордской группы по вакцинам, — что прорывные инфекции означают, что коллективный иммунитет с помощью вакцин недостижим.

    Вместо этого люди должны научиться жить с вирусом как с эндемическим заболеванием, которое будет продолжать циркулировать и мутировать с течением времени.Но австралийцы оказались в ловушке мыши в бесконечном цикле блокировок со стороны правительств, загипнотизированных идеей «нулевого COVID-19».

    В результате Австралия превратилась из объекта зависти мира в прошлом году из-за невероятного управления пандемией в международное недоверие к жестокости ее авторитарных мер по «подавлению и уничтожению вируса».

    В Америке популярный консервативный телеведущий Такер Карлсон называет Австралию «диктатурой COVID». С бессознательной иронией видеоклип был удален с YouTube.Его коллега Лора Ингрэм скептически отнеслась к тому, что узнала, что солдаты и полицейские вертолеты патрулируют улицы и небо Сиднея, чтобы обеспечить блокировку.

    Премьер-министр крупнейшего штата Австралии заявил 14 августа, когда талибы молниеносно продвигались по Афганистану, что нынешняя пандемия — «буквально война». The U.K. Telegraph сказал в редакционной статье: «Как дошло до того, что Австралии нужно призвать военных для искоренения вируса, который теперь является эндемическим в мире?»

    Пекин наслаждается моментом злорадства.В статье в Global Times, рупоре коммунистической партии Китая, Лу Сюэ напомнил комментарии министра иностранных дел Мариз Пейн, в которых критиковалось агрессивное управление пандемией Китая. «Некоторые страны, — сказала она в июне 2020 года, — используют пандемию, чтобы подорвать либеральную демократию, чтобы продвигать свои собственные более авторитарные модели». Лу добавил: «Теперь, по иронии судьбы, выясняется, что Канберра планирует отправить своих военнослужащих, чтобы помочь обеспечить социальную изоляцию».

    Авторитарные настроения видели различные примеры того, что некоторые люди назвали бы бесчеловечным обращением.Когда в Канберре не было активных случаев заболевания, женщине было отказано в разрешении прилететь в Квинсленд, чтобы увидеть своего умирающего отца. Мать из-за границы в Новом Южном Уэльсе потеряла ребенка в прошлом году из-за невозможности получить своевременное лечение в Брисбене из-за времени, которое потребовалось бы для заполнения документов, чтобы пересечь границу штата и попасть в больницу для получения неотложной помощи. .

    Полностью вакцинированной сиднейской бабушке также недавно отказали в разрешении на поездку в Мельбурн, чтобы помочь ухаживать за своими внуками, пока ее дочь борется с распространенным раком груди.В феврале в провинциальном городке беременная женщина, разместившая сообщение в Facebook в поддержку мирного протеста против изоляции Виктории, была арестована в своем доме рано утром, все еще в пижаме.

    За границей тысячи австралийцев остаются в затруднительном положении и не могут вернуться домой из-за правительственных ограничений на ежедневное прибытие. Во время последней волны в Индии гражданам, пытавшимся вернуться, угрожали огромными штрафами и тюремным заключением. Теперь правительство постановило, что австралийцы, которые живут за границей и возвращаются домой по какой-либо причине, в том числе в чрезвычайных ситуациях, должны подать заявление на специальное освобождение, чтобы снова вылететь.Попытайтесь понять это.

    Тем не менее, миллиардеры и знаменитости могут регулярно прилетать и помещать в карантин дома или на пятизвездочных курортах. Спортсменам и спортивным чиновникам также предоставлены специальные льготы.

    Кроме того, есть явная извращенность, назойливость и то, что некоторые называют антинаучным идиотизмом многих правил, таких как обязательное использование маски во время прогулки на свежем воздухе, сидения в парке или вождения в одиночестве. Пета Кредлин, руководитель аппарата премьер-министра Тони Эбботта, а ныне комментатор средств массовой информации, в своей еженедельной колонке в The Australian заключила: «Никогда еще в этой стране не было такого чрезмерного управления, но при этом так не хватало лидерства.

    Суды отказались предоставить возмещение, несмотря на то, насколько произвольными, драконовскими, ненаучными и неэффективными постановлениями являются. Согласно одному анализу, опубликованному в Sydney Morning Herald, меры общественного здравоохранения, принятые в рамках разрешающих чрезвычайных полномочий, могут быть оценены только как пакет мер, а не индивидуально, и они могут продолжаться бесконечно, если органы здравоохранения просто объявят, что чрезвычайная ситуация все еще существует.

    Неспособность судебных органов обеспечить юридическую защиту от безумия, вызванного COVID-19, и других проблем усугубила общественное недоверие к политическим властям, работникам здравоохранения, полиции и даже средствам массовой информации.В настоящее время в Австралии ежедневное число смертей от всех причин составляет около 460. По состоянию на 18 августа общее количество смертей, связанных с COVID-19, в этом году составляет 63. Для этого мы разрушаем укоренившиеся практики, принципы и институты демократии и узких мест. Премьеры штатов сильно разбавили Австралию как единую нацию, раздробив ее на несколько разных штатов и территорий, которые часто закрывали свои границы для других австралийцев. Грустный.

    Рамеш Такур — почетный профессор Кроуфордской школы государственной политики Австралийского национального университета.

    Во времена дезинформации и слишком большого количества информации качественная журналистика как никогда важна.
    Подписавшись, вы можете помочь нам понять историю.

    ПОДПИШИТЕСЬ СЕЙЧАС

    ФОТОГАЛЕРЕЯ (НАЖМИТЕ ДЛЯ УВЕЛИЧЕНИЯ)

    Новая книга Бена Шапиро — бойкое обоснование трампизма

    Как и многие консервативные интеллектуалы, Бен Шапиро с ужасом отреагировал на восхождение Дональда Трампа, заявив: «Я никогда не буду голосовать за этого человека.После избрания Трампа некоторые из них отошли от Республиканской партии, а другие с головой окунулись в его культ. Шапиро присоединился к крупнейшей фракции, предприняв то, что он, вероятно, считает разумным средним курсом. Он сократил свою критику до самой простой формы и направил почти всю свою значительную желчь против критиков Трампа. Недостатки Трампа теперь являются второстепенным. Все настоящее зло совершено против него.

    Его новая книга, Момент авторитета: как левые вооружили американские институты против инакомыслия , является болезненным свидетельством этих искажений.Книга — это чистое доказательство анти-антитрампизма. Метод Шапиро состоит в том, чтобы ограничить свой анализ только врагами Трампа, как будто они не против чего бы ни реагировали. Представьте себе фильм с жесткими рамками, в котором мужчина, бросающий оскорбления и оскорбления, выглядит маньяком, потому что его собеседник находится полностью за кадром, и вы понимаете метод Шапиро. Это политический манифест для мира, в котором почти не существует Дональда Трампа.

    Главный аргумент Шапиро состоит в том, что левые ошибаются, полагая, что «величайшая угроза для будущего Америки исходит от правого авторитаризма.(Я один из тех либералов, которых он назвал, кто верит в это.) Вместо этого, утверждает он, «самая серьезная авторитарная угроза для страны» исходит от контроля левых над академическими кругами, Голливудом, журналистикой и корпоративной Америкой.

    Очевидное намерение Шапиро продвигать этот смелый тезис состояло в том, чтобы почти полностью игнорировать четыре года Никсоновских злоупотреблений Трампа. Восстание 6 января, похоже, сделало это неприемлемым, и Шапиро посвящает большую часть своего вступления объяснению, что штурм Капитолия, хотя и прискорбный, был незначительным эпизодом, осуществленным несколькими плохими парнями, лишенными какой-либо политической поддержки.«Все американцы доброй воли — со всех политических сторон — осудили беспорядки 6 января», — с удовлетворением отмечает он.

    Фактически, Трамп настаивал, что беспорядки были вовсе не беспорядками, а любовным праздником объятий и поцелуев, одновременно возлагая всю вину на полицию за то, что она застрелила Эшли Бэббит, которую он превратил в мученика. Шапиро полностью игнорирует кампанию Трампа (начавшуюся задолго до выборов) по изображению любого поражения как мошенничества, а также игнорирует решение республиканцев отказаться сначала от импичмента за попытку автоголпа, а затем даже за двухпартийное расследование.

    Основная часть аргументов Шапиро о том, что левый авторитаризм опаснее правого авторитаризма, основывается на простом игнорировании последней категории. Шапиро и раньше публиковал доводы в пользу злоупотреблений властью Трампа, но здесь они практически отсутствуют. Формула состоит в том, чтобы аргументировать x> y, а затем полностью сосредоточиться на x.

    Нельзя сказать, что одностороннее обвинение Шапиро в отношении левых безосновательно. Его книга в основном представляет собой хронику реальных усилий нелиберальных левых по идеологической чистке элитных институтов.Список ужасов довольно знаком: толпы в социальных сетях разжигают панику против таких людей, как Дэвид Шор, Дональд Макнил, Джина Карано и многих других.

    Я знаю большинство из этих эпизодов и написал о некоторых из них. Они являются важными маркерами тревожных культурных изменений, и слишком многие либералы поддаются искушению оправдать или игнорировать эти случаи только потому, что их эксплуатируют люди с плохими мотивами или потому, что правильные еще хуже. Конечно, если вы отказываетесь выступать против злоупотреблений своей стороны, потому что другая сторона хуже, вы устанавливаете свои стандарты на ее уровне.

    Но в своих узких рамках осуждение Шапиро левых имеет несколько огромных недостатков. Во-первых, даже критикуя крайности и осечки антирасизма, он почти не затрагивает реальность самого расизма. Шапиро лишь однажды, мимоходом, признает, что расизм вообще продолжает существовать. Он, в частности, нигде не признает, что всплеск антирасистской активности (иногда ошибочной) может иметь хоть что-нибудь, как-то связано с тем фактом, что человек, регулярно высказывавший расистские комментарии, был избран президентом Соединенных Штатов.

    Шапиро все еще мог бы убедительно доказать, что антирасизм часто заходит слишком далеко или атакует не те цели, признавая при этом, что расизм Трампа способствовал этому. Шапиро отказывается признать это. Вместо этого он невероятно утверждает, что левые «начали с простого признания» того, что у консерватизма есть слабое место: его «воинственное настойчивое требование сердечности».

    Я бы сказал, что движение, которое до обращения к Трампу прославляло таких деятелей, как Джо Маккарти, Джесси Хелмс, Раш Лимбо и Сара Пэйлин, не проклято излишней верой в сердечность, не говоря уже о «воинственной» сердечности.Очевидно, Шапиро не согласен. Но я могу с абсолютной уверенностью сказать, что слева не считает консерваторов необычайно сердечными и что эту слабость можно использовать. Подобно многим размашистым характеристикам, которые Шапиро бросает вокруг, он не утруждает себя подкреплением этого хотя бы единичным примером левого, который считает, что ахиллесова пята правого слишком хороша.

    Во-вторых, полное отсутствие самоанализа у Шапиро еще более ярко проявляется в отношении принципа свободы слова.Он прав в том, что прогрессисты часто навязывают нелиберальные нормы речи школам, компаниям и учреждениям культуры. Однако он не может поддерживать даже иллюзию поддержки норм свободы слова на принципиальной основе. Шапиро постоянно упускает из виду, что его настоящая жалоба заключается в том, что эти учреждения закрывают не тех людей. Шапиро нападает на Колина Каперника за то, что тот встал на колени во время исполнения государственного гимна, с тоской вспоминая, как в 1996 году НБА отстранила Махмуда Абдул-Рауфа без оплаты за то, что он сделал то же самое.

    Трамп публично хвастался тем, что НФЛ чернила Каперника, потому что владельцы боялись подвергнуться нападению со стороны Трампа, если они подпишут его. Это кажется более точным сравнением с черным списком маккартистов, чем любой из эпизодов, которые Шапиро сравнивает с черными шарами коммунистических сценаристов 50-х годов.

    Шапиро об этом даже не упоминает. Помимо прочего, он утверждает, что Движение за свободу слова 1960-х в Беркли было на самом деле «авторитарным». Студенты просто хотели власти, они захватили университетскую землю и передали ее… нерегулируемому пространству для осуществления свободы слова.Вы могли бы подумать, что книга, посвященная якобы отстаиванию либеральных ценностей, имела бы здравый смысл, чтобы продемонстрировать открытое стремление заставить замолчать левых, но Шапиро не хватает идеологической изощренности, чтобы поддерживать это притворство.

    Самая большая брешь в аргументах Шапиро заключается в том, что почти каждый пример подлинного нелиберализма, который он цитирует, касается субъектов, не входящих в Демократическую партию. И хотя толпы в социальных сетях и сеансы борьбы в стиле Робина ДиАнджело могут нанести реальный вред либеральным нормам, фактическая авторитарная политическая формация должна осуществлять государственную власть.

    Шапиро обходит эту проблему с помощью своего фирменного коктейля из разгульных утверждений, не подкрепленных никакими доказательствами. «Руководство Демократической партии перешло от либерального к левому», — пишет он, — заявление, которое станет сюрпризом как для лидеров Демократической партии, так и для любого, кто считает себя левым. Он неоднократно описывает Барака Обаму в истерических выражениях: «Обама приручил деструктивные импульсы авторитарного левачества в погоне за властью … объявив себя революционным представителем обездоленных, наделенным властными рычагами государства, чтобы разрушить и восстановить государство в их интересах. .Обама также явно заявил, что «вся критика» его повестки дня «на самом деле мотивирована расовыми мотивами». Как обычно, Шапиро считает эти абсурдные характеристики настолько очевидными, что не требуют доказательств.

    Самым странным в попытках Шапиро представить Обаму отцом левой культуры отмены является то, что Обама неоднократно публично и подробно осуждал левую культуру отмены. «Когда я слышу, например, люди в кампусах колледжей, говорящие:« Мы не позволим кому-то выступать в нашем кампусе, потому что мы не согласны с их идеями или чувствуем угрозу из-за их идей », — вы знаете, я думаю, это рецепт догматизма », — сказал он.Обама неоднократно повторял эту тему, в том числе здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.

    Если есть какой-то способ примирить утверждение Шапиро о том, что левая политкорректность взяла верх над Демократической партией, с тем фактом, что президент-демократ на два срока яростно атаковал политкорректность, я не могу себе представить, что это такое. Как вы могли догадаться к этому моменту, Шапиро пытается справиться с этой массивной и, казалось бы, фатальной ошибкой в ​​своей аргументации, полностью игнорируя ее.

    Anti-Anti-Trumpism — простая игра, состоящая из двух шагов. Во-первых, авторитаризм Трампа нужно игнорировать или, если это становится невозможным, преуменьшать (он просто шутил, в конце концов его остановили). Во-вторых, недостатки Демократической партии, которая, как и любая другая партия, состоит из людей, подверженных жадности, глупости и другим человеческим недостаткам, следует истерически преувеличивать. Таким образом, его откровенный расизм и нескрываемое стремление захватить неизбираемую власть окутаны защитным слоем рационализации.

    Шапиро наглядно продемонстрировал, что стремящемуся к авторитарности не нужно, чтобы все его сторонники включались в его культ личности. Достаточно того, что они просто соглашаются и направляют всю свою враждебность на противную сторону. Дорога к деспотизму вымощена хакерством.

    Получайте последние новости от Джонатана Чейта по электронной почте.

    Анализ и комментарии последних политических новостей от обозревателя New York Джонатана Чейта.

    Условия использования и уведомление о конфиденциальности Отправляя электронное письмо, вы соглашаетесь с нашими Условиями и Уведомлением о конфиденциальности и получаете от нас электронную переписку.

    Авторитаризм продвигается вперед по мере того, как мир борется с пандемией

    ЛОНДОН (AP). Вот некоторые из того, что произошло, когда мир был отвлечен коронавирусом: Венгрия запретила публичное изображение гомосексуализма. Китай закрыл последнюю продемократическую газету Гонконга.Правительство Бразилии превозносило диктатуру. А Беларусь угнала пассажирский самолет, чтобы арестовать журналиста.

    COVID-19 поглотил энергию мира и изолировал страны друг от друга, что, возможно, ускорило распространение авторитаризма и экстремизма по всему миру, считают некоторые исследователи и активисты.

    «COVID — это возможность для диктатора, о которой мечтает», — сказал Теари Сенг, камбоджийско-американский юрист по правам человека, которому были предъявлены обвинения в государственной измене в якобы демократической стране Юго-Восточной Азии, где премьер-министр Хун Сен находился у власти более чем три десятилетия.

    Хьюман Райтс Вотч обвиняет правительство Камбоджи в использовании пандемии в качестве прикрытия для заключения в тюрьму политических оппонентов без надлежащей правовой процедуры. Многим предъявлены обвинения, и их ждут массовые судебные процессы.

    Когда дело доходит до правительственной оппозиции, «страх перед COVID, сам по себе и как политическое оружие, существенно ограничивает мобильность для формирования собрания или движения», — сказал Сенг.

    Крупнейшая чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения в мире за столетие передала власть правительственным властям и ограничила жизнь миллиардам людей.

    Люк Купер, исследователь Лондонской школы экономики и автор книги «Авторитарное заражение», сказал, что огромные экономические, медицинские и социальные ресурсы, вложенные в борьбу с пандемией, означают, что «государство вернулось как сила, способная управлять обществом и приносить пользу. общественные блага.»

    Ограничения гражданских свобод или политических оппонентов были усилены во время пандемии на нескольких континентах.

    В течение десяти лет в Венгрии консервативный националистический премьер-министр Виктор Орбан ограничивал свободу СМИ и судебную свободу, критиковал мультикультурализм и нападал на мусульманских мигрантов как на угрозу христианской идентичности Европы.

    Во время пандемии правительство Орбана внесло законопроект о чрезвычайных полномочиях, позволяющий ему выполнять резолюции без одобрения парламента — по сути, разрешение на управление посредством декрета. В июне был принят закон, запрещающий распространение контента, изображающего гомосексуальность или смену пола, с лицами моложе 18 лет. Правительство утверждает, что целью является защита детей от педофилов, но фактически запретило обсуждение сексуальной ориентации и гендерной идентичности в школах и в средствах массовой информации. .

    Консервативное правительство Польши ущемляет права женщин и геев. Постановление, вынесенное в прошлом году контролируемым правительством судом, который ввел почти полный запрет на аборты, вызвало волну протестов, которые бросили вызов запрету на массовые собрания во время вспышки вируса.

    В Индии, крупнейшей в мире демократии, премьер-министр Нарендра Моди-популист был обвинен в попытке заглушить голоса, критикующие ответ его администрации на жестокую волну пандемии, охватившую страну в апреле и мае.Его правительство арестовало журналистов и приказало Twitter удалить посты, критикующие его меры по борьбе со вспышкой, после введения радикальных правил, дающих ему больше полномочий для полицейского контроля над онлайн-контентом.

    Еще до пандемии правящая индуистская националистическая партия Моди Бхаратия Джаната обвинялась противниками в подавлении инакомыслия и проведении политики, направленной на преобразование многоконфессиональной демократии в индуистскую нацию, которая дискриминирует мусульман и другие меньшинства.

    В России правительство президента Владимира Путина использовало пандемию как последний предлог для ареста деятелей оппозиции.Соратники заключенного оппозиционера Алексея Навального были подвергнуты домашнему аресту и обвинены в том, что массовые протесты против его ареста нарушили правила проведения массовых собраний.

    В соседней Беларуси авторитарный президент Александр Лукашенко укрепил свою железную хватку на четверть века, выиграв выборы в августе 2020 года, которые, по мнению оппозиции и многих западных стран, были сфальсифицированы. Вспыхнувшие протесты были встречены слезоточивым газом, резиновыми пулями и массовыми арестами.

    Затем, в мае, самолет Ryanair, следовавший из Афин в Вильнюс, был вынужден приземлиться в столице Беларуси Минске после того, как экипажу сообщили о предполагаемой угрозе. Оппозиционного журналиста Рамана Праташевича, пассажира, вывели из самолета вместе со своей девушкой и арестовали.

    Западные страны назвали принудительную диверсию наглым угоном и ввели санкции против Беларуси, но они вряд ли заставят Лукашенко изменить свои взгляды и подчеркнут слабость демократий в противостоянии жестким режимам.Действия Венгрии вызвали резкие слова со стороны других лидеров Европейского Союза, но блок из 27 стран не имеет единого ответа на ограничительные режимы, подобные режимам в Венгрии или Польше.

    Еще до того, как распространился COVID-19, экстремизм процветал.

    «За последние 15 лет авторитарная политика тиражировалась по всему миру», — сказал Купер. «Демократия кажется очень хрупкой. Демократия не имеет четкого представления о том, что она пытается делать в 21 веке ».

    Глобальный финансовый кризис 2008 года, в результате которого правительства закачивали миллиарды в неустойчивые банки, подорвал доверие к западному мировому порядку.А последовавшие за этим годы рецессии и жесткой экономии правительства способствовали росту популизма в Европе и Северной Америке.

    В Китае власти восприняли экономический кризис 2008 года как свидетельство того, что они, а не мировые демократии, идут по правильному пути.

    Историк Рана Миттер, директор Китайского центра Оксфордского университета, сказала, что кризис убедил коммунистическое правительство Китая в том, что «у Запада больше нет уроков, которым можно их преподавать». С тех пор Пекин все активнее использует экономические мускулы Китая за рубежом, одновременно подавляя оппозицию внутри своих границ.

    В последние годы сотни тысяч уйгуров-мусульман были заключены в лагеря перевоспитания в западном районе Китая Синьцзян, где активисты и бывшие задержанные обвиняют власти в применении принудительного труда, систематических принудительных ограничениях рождаемости и пытках. Вместо этого Пекин характеризует лагеря как центры профессионального обучения.

    Пекин также ужесточил контроль над Гонконгом, подавляя инакомыслие в бывшей британской колонии. Протестующие, издатели и журналисты, критикующие Пекин, были заключены в тюрьму, а последняя оставшаяся продемократическая газета, Apple Daily, перестала выходить в июне после ареста ее главных редакторов и руководителей.

    Когда коронавирус впервые появился в китайском городе Ухань, власти отреагировали твердо — хотя и далеко не прозрачно — драконовскими блокировками, которые сдержали вирус.

    Миттер сказал, что пандемия укрепила мнение — среди многих простых китайцев, а также среди руководителей страны — «что-то пошло не так с точки зрения того, как демократический мир справился с вирусом, и что-то в Китае все прошло хорошо «.

    «Сейчас это используется как урок не только о пандемии, но и о достоинствах системы Китая по сравнению с системами либеральных стран», — сказал он.

    В прошлом году комендантский час и ограничения на поездки также стали обычным явлением по всей Европе. Жителям Франции нужно было предъявить подписанное заявление, чтобы проехать более 1 километра (чуть более полумили) от дома. А британцам по закону было запрещено выезжать в отпуск за границу, а некоторые участники лондонского бдения в честь убитой женщины были арестованы за незаконное собрание.

    Британские законодатели выразили озабоченность масштабом чрезвычайных полномочий консервативного правительства, многие из которых были приняты без обсуждения в парламенте.

    «С марта 2020 года правительство приняло большое количество новых законов, большая часть которых преобразует повседневную жизнь и вводит беспрецедентные ограничения на обычную деятельность», — сказала Энн Тейлор, оппозиционный политик Лейбористской партии, возглавляющая конституционный комитет Палаты лордов. . «Тем не менее, парламентский надзор за этими важными политическими решениями был чрезвычайно ограничен».

    Политики и спецслужбы на Западе также предупредили об угрозе со стороны теорий заговора о коронавирусе, которые совпадают с существующими экстремистскими нарративами.Во многих странах наблюдались масштабные протесты против изоляции, маскировки и вакцинации, в которых участвовали как крайне правые, так и крайне левые, а также различные заговорщики.

    Британское правительство предупредило о том, что «экстремисты используют кризис, чтобы сеять раскол и подрывать социальную ткань нашей страны», при этом различные группы ненависти по-разному обвиняют в пандемии мусульман, евреев и телефонные технологии 5G.

    Но есть признаки сопротивления. Пандемия также повысила доверие к ученым и вызвала потребность в более подотчетном политическом руководстве.

    В Венгрии, где один из самых высоких в мире показателей смертности от коронавируса на душу населения, растет сопротивление как политике правительства по борьбе с пандемией, так и его более широкой авторитарной политике, и тысячи людей вышли на улицы в поддержку академической свободы и ЛГБТ. прав. В связи с предстоящими в 2022 году выборами шестипартийная оппозиционная коалиция объединилась, чтобы попытаться свергнуть партию Орбана Фидес.

    Как экстремизм, так и сопротивление можно увидеть в Бразилии, где крайне правый президент Жаир Болсонару выразил ностальгию по военной диктатуре страны на протяжении двух десятилетий и в прошлом году присутствовал на протестах против судов страны и Конгресса.Он назвал вирус «небольшим гриппом», поставил под сомнение эффективность вакцин и выступил против социальных и экономических ограничений.

    Ренато Мейреллес, директор бразильской социологической компании Locomotive Institute, сказал, что авторитаризм продвинулся через «стратегию фальшивых новостей и нападок на фактическую правду». «Следующим шагом будет рассмотрение электронного голосования и, как такового, результата следующих выборов», — сказал он.

    Болсонару до сих пор находился под контролем бразильских ведомств, особенно Верховного суда, который помешал ему запретить штатам и городам вводить ограничения по сдерживанию COVID-19 и приказал провести расследование правительственных мер по борьбе с пандемией.И протесты наконец вылились на улицы. Дважды за последний месяц демонстранты прошли маршем в десятках городов по всей стране.

    «Я здесь, чтобы бороться за права нуждающихся, за права моих детей, за свое право на жизнь, чтобы иметь вакцины для всех», — сказала Клаудиа Мария, протестующая в Рио-де-Жанейро.

    В Соединенных Штатах президент Джо Байден отказался от популизма Дональда Трампа, но республиканская партия, радикализованная сторонниками бывшего президента, имеет все шансы снова завоевать власть.

    Купер из Лондонской фондовой биржи заявил, что авторитарный режим вряд ли скоро отступит.

    «Это борьба между демократией и авторитаризмом, которая продлится десятилетия», — сказал он.

    ___

    Авторы Ассошиэйтед Пресс Джим Хайнц в Москве, Джастин Спайк в Будапеште, Дэвид Биллер в Рио-де-Жанейро, Кристофер Бодин в Пекине, Шейх Саалик в Нью-Дели и Грант Пек в Бангкоке внесли свой вклад.

    Почему авторитарное правительство — плохо?

    Что такое авторитарное правительство?

    Принципиальное различие между демократией и авторитарным правительством состоит в том, что в первом случае люди имеют большее влияние в политических делах, могут выбирать, кто их возглавляет, а исполнительная власть имеет систему сдержек и противовесов.В последнем случае власть более тесно связана с одним человеком или группой людей, которые ограничивают способность населения решать свое собственное будущее. Обычно государство накладывает ограничения на свободную прессу, независимость судебной системы или полномочия парламента. Там, где демократия представляет собой плюрализм, авторитаризм олицетворяет репрессии.

    Выборы в условиях демократии более свободны, предполагают выбор между различными вариантами, и правительство не вмешивается в их исход. При авторитарном стиле правления выборы могут быть, а могут и не быть, но выбор неизбежно будет более ограниченным, будет подвергаться большему вмешательству со стороны действующего правительства, и оно может не согласиться уйти, если проиграет.

    Свободная пресса, независимая судебная система, способность гражданского общества к организованности и свобода слова — все это столпы демократии. Каждый из этих аспектов имеет решающее значение для тщательного изучения действий правительства. В условиях демократии способность критиковать правительство дает людям возможность высказывать свое мнение, что, в свою очередь, способствует творчеству, новаторству и совершенствованию.

    Когда авторитарное правительство затрудняет журналистам выполнение своей работы, например, ограничивая их возможности работать или поощряя нападения на СМИ, это неизбежно усложняет формирование нарратива, отличного от правительственного.Это означает, что люди с большей вероятностью узнают версию события только от правящей партии. Другими словами, правительство может манипулировать населением с помощью пропаганды.

    Почему они неизбежно замедляют прогресс

    Авторитарные правительства неизбежно ограничивают прогресс общества, потому что они налагают ограничения на то, что люди говорят в направлении страны. Препятствуя инклюзивным политическим институтам, они со временем будут препятствовать и экономическим.

    Это не означает, что страна не может достичь экономических успехов, даже диких, с лидером-сильным человеком у руля или через однопартийное государство.Китай — прекрасный тому пример. Китай сделал свои институты инклюзивными, поощряя предпринимательство, права собственности и создание богатства. Однако на политическом уровне он не желает делиться властью с этим новым классом, и он вмешивается и направляет компании в отношении того, что возможно, а что нет, ограничивая возможности людей к процветанию. В какой-то момент путь к дальнейшему экономическому прогрессу и продолжению политического контроля, вероятно, встретится лицом к лицу. Протесты в Гонконге — предвестники того, что, вероятно, произойдет в будущем.

    В какой-то момент авторитарное правительство налагает ограничения на экономические возможности людей, потому что они вступают в противоречие с политическим контролем. Например, существующая в Венгрии олигархия не позволяет другим гражданам в полной мере участвовать в экономике и создавать конкурентов крупным предприятиям, управляемым друзьями Орбана. Между тем Орбан ограничивает возможности критиковать свое правительство на политическом уровне.

    Что такое ситуация в ЕС?

    ЕС с самого начала дал понять — это будет клуб демократий, уважающих такие концепции, как честные выборы, верховенство закона или свободная пресса.К сожалению, в его архитектуре есть фундаментальный недостаток на этот счет. Если один или несколько его членов начинают отступать от демократии, оказавшись внутри ЕС, до недавнего времени у Комиссии были ограниченные возможности для принятия мер.

    Помогите нам бороться за ваши права! Пожертвовать

    Возьмем Венгрию, которая является наиболее тревожным примером. Виктор Орбан, когда-то пропагандировавший демократию, гражданские свободы и права собственности в конце советского периода, постепенно превратил Венгрию в полуавторитарное государство, что вынудило независимые СМИ закрыться и ограничило способность НПО критиковать правительство.

    Польша также сделала авторитарный поворот, превратив суды в союзников правительства и усложнив жизнь критически важным СМИ. Словения — последняя страна, которая приняла все более авторитарный характер.

    Что может сделать ЕС?

    У ЕС в арсенале есть оружие, в том числе недавно созданное, и ему нужно начать его использовать, если он не хочет, чтобы его демократические идеалы рухнули.

    Например, ЕС может чаще подавать в суд на страны, если они нарушают законы ЕС, которые помогают защитить независимые СМИ или остановить коррупцию.В настоящее время Европейская комиссия не всегда возбуждает эти дела, даже если она имеет на это полномочия.

    ЕС может также оказать большее политическое давление на правительства, которые сознательно нападают на демократию и права. Один из способов сделать это — запретить раздачу средств этим странам. Когда деньги иссякнут, это, вероятно, заставит некоторые из этих правительств пересмотреть свои взгляды. ЕС только что создал механизм, называемый «условием верховенства закона», который позволил бы ему это сделать.

    ЕС также только что создал фонд, чтобы гарантировать, что у правозащитных и демократических групп достаточно денег. Они важны для того, чтобы общественность могла проводить хорошо информированные дебаты о том, что делает правительство, помогать общественности говорить с политиками о своих проблемах и возбуждать судебные дела, когда правительства игнорируют закон. Мы еще не знаем, насколько хорошо Комиссия проделает работу по обеспечению того, чтобы эта финансовая поддержка попадала в нужные организации. Например, в странах, где были задушены правозащитные НПО, работающие в сфере прав человека, таких как Венгрия и Польша.

    FAQ

    Что означает авторитаризм?

    Авторитарное правительство имеет больший контроль над своим населением, ограничивая его свободы, институты страны и ограничивая право голоса людей в своем собственном будущем.

    Какие являются наиболее авторитарными режимами Европы?

    В ЕС есть только полуавторитарные режимы, в том числе Венгрия и Польша.

    Ранее на Liberties

    Культурная война Европы против масок

    Выборы усиливают контроль антиценностных партий над политическим мейнстримом

    Пришло время ответить на вопросы популистов-авторитаристов

    Могут ли права человека тормозить подъем авторитарных властей?

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *