Автономия это в психологии: Автономия — Психологос

Автономия личности

Автономия личности подразумевает уровень владения собой, определение собственной судьбы, принятие ответственности за свои действия и чувства, свободу выбора способа поседения, уместного в данной ситуации. Это означает способность принятия сознательного решения в отношении себя несмотря на наследственность и окружающее влияние.

Часто люди испытывают иллюзию автономии личности, полагая, что действуют в согласии с собственным решением, на самом же деле находятся в плену у общественного мнения, родительских предписаний или неосознанных чувств (например, чувства протеста, которое заставляет человека поступать прямо противоположно предписаниям).

Подлинная автономия личности — это личность, которая, по Э. Берну осуществляет «проявление или восстановление трех способностей: осознания, спонтанности, искренности

Осознание — это способность понимать то, что происходит в настоящем, воспринимать происходящее без искажений. Это способность находиться в контакте с самим собой, знание своего внутреннего мира. Человек, осознающий самого себя, прислушивается к сообщениям собственного тела, он понимает, когда он напряжен или расслаблен, утомлен или возбужден. Осознающая личность умеет слушать других, потому что общаясь чувствует другого человека, а не погружена в собственные проблемы. Такой человек находится в настоящем, живет «здесь и теперь», чувствует ситуацию, отдает отчет в возникающих у себя чувствах, способен оценить уместность или неуместность того или иного способа поведения.

Спонтанность — это свобода выбора из возможного репертуара поведения. Спонтанная личность не привязана слепо к роли, нормативу или привычке, ее поведение гибко и адекватно ситуации. Она способна принимать независимые решения относительно своих действий и нести ответственность за принятое решение. Кроме того, спонтанная личность способна к обучению и адаптации: она постоянно расширяет и переоценивает репертуар возможного поведения.

Искренность (конгруэнтность, аутентичность) -это проявление естественности, умения быть самим собой. Быть искренним — это значит не стесняться своего внутреннего мира, своих чувств, желаний, быть открытым. Искренний человек не станет прикрываться маской; то что он говорит, как он это говорит, что при этом чувствует, находится в согласии, в гармонии.

Описанные аспекты личностного роста далеко не исчерпывают данного понятия. Различные философские и психологические направления наполняют понятие «личностный рост», «личностное развитие» различным содержанием. Подробнее ознакомиться с точкой зрения разных авторов и разных подходов можно но приведенной литературе.

Автономия | Мир Психологии

Автономия

Автономия (от греч. autos — сам + nomos — закон) — (в возрастной психологии) стадия нравственного развития, характеризующаяся способностью личности самостоятельно создавать или выбирать моральные правила для своей жизни и поведения. Иногда Автономия рассматривается как третий этап морального развития личности после гетерономии (или конвенциональной морали) и аномии (доморального этапа).

См. также И. Кант, Подростковый возраст.

Словарь-справочник по психоанализу. Лейбин В.

Автономия — независимое функционирование, способствующее саморегуляции психических процессов.

В психоанализе автономия соотносится, как правило, со способностью самостоятельного функционирования Я. Считается, что понятие автономии было введено в психоаналитическую литературу Х. Хартманном (1894–1970), который в работе «Психология Я и проблема адаптации» (1939) сформулировал теоретические положения, согласно которым некоторые состояния и функции Я могут быть автономными и независимыми от непосредственного влияния бессознательных влечений человека. Высказанная им точка зрения вызвала необходимость в переосмыслении представлений З. Фрейда о несчастном Я, находящемся в постоянной зависимости от притязаний со стороны внешнего мира, бессознательных влечений человека (Оно) и внутренней совести (Сверх-Я).

Действительно, в работе «Я и Оно» (1923) З. Фрейд не только рассмотрел связи и отношения Я с внешним миром и внутренними силами, но и показал его незавидную участь. Вместе с тем он говорил как о слабостях, так и о силе Я, которому доверены важные функции устанавливать последовательность психических процессов и подвергать проверке их на реальность. Другое дело, что в «Я и Оно» основной акцент был сделан на раскрытии слабостей Я, что не могло не сказаться на последующих психоаналитических исследованиях. Однако в таких работах, как «Конечный и бесконечный анализ» (1937) и «Очерк о психоанализе» (1938, опубликован в 1940 г.), З. Фрейд писал об изменениях Я и его возможной автономии. Так, в «Очерках о психоанализе» он замечал, что «задача Я – встречать требования, выдвигаемые по трем его связям – с реальностью, с Оно и с Сверх-Я, и вместе с тем одновременно сохранять свою собственную организацию и автономию». При невротических заболеваниях Я человека ослаблено и лишено автономии. Задача психоаналитической терапии состоит в том, чтобы помочь пациенту восстановить душевный порядок, довести психические процессы в его Я до нормального уровня и обеспечить его автономное функционирование.

Если З. Фрейд лишь обратил внимание на возможность автономного функционирования Я, то Х. Хартманн выделил первичную и вторичную автономию функций Я. Первичная автономия функций Я связана с процессами физического и психического развития человека независимо от внешнего влияния. Вторичная автономия – с защитными механизмами, возникающими и действующими в качестве реакции человека на внешнее воздействие.

Исследование первичной и вторичной автономии функций Я осуществлялось Х. Хартманном с точки зрения раскрытия специфики дифференциации и интеграции самих функций и возможностей адаптации человека к существующим условиям жизни. Последующие психоаналитики сконцентрировали внимание на изучении адаптационных способностей человека, нарушении или снижении степени его адаптивности в случае психического расстройства и задачах аналитической терапии по восстановлению и усилению адаптационных возможностей Я. В рамках подобной ориентации возникло направление, получившее название психологии Я (эго-психологии).

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

нет значения и толкования слова

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

Автономия — независимость.

предметная область термина

АВТОНОМИЯ / АВТОНОМНОСТЬ (AUTONOMY)

АВТОНОМИЯ И ГЕТЕРОНОМИЯ (autonomy and heteronomy) — сделанное Пиаже разграничение между гетерономией детей и автономией взрослых в психоанализе основывается на контрасте между ИНФАНТИЛЬНОЙ зависимостью детей и независимостью взрослых. Невротическая — зависимость — это состояние, при котором взрослый, который должен быть автономным, чувствует себя гетерономным. «автономия против стыда и сомнения» — такой термин ввел Erikson (1963) для обозначения второй из своих восьми СТАДИЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА . Она приблизительно соответствует АНАЛЬНОЙ СТАДИИ КЛАССИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ , где контроль СФИНКТЕРА означает достижение автономии.

Эмоциональная автономия — избавление от детской эмоциональной зависимости от родителей.

АВТОНОМИЯ ЛИЧНОСТИ — обособленность личности, т.е. способность к самоопределению своих позиций.

АВТОНОМИЯ, ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ Термин Гордона Оллпорта для обозначения обнаруживаемой мотивом или мотивирующей силой тенденции становиться независимыми от вызвавшего их первичного влечения.

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Автономность как личностный ресурс информационно-психологической безопасности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ПСИХОЛОГИЯ

Теоретические вопросы психологии

УДК 159.923 ББК Ю952

Т. И. Ежевская г. Чита, Россия

Автономность как личностный ресурс информационно-психологической безопасности*

В статье рассматривается понятие «личностная автономность» с позиций философских, педагогических и психологических научных направлений. Анализируются взгляды отечественных и зарубежных учёных к пониманию сущности личностной автономности. Показывается значимость автономности личности для сохранения её психологического здоровья, личностного роста и обеспечения информационно-психологической безопасности при негативном влиянии окружающей информационной среды. Особое внимание в работе уделяется психологическому пониманию проблемы взаимосвязи внутренних психологических характеристик и внешнего влияния среды, где автономность выступает значимой характеристикой личности.

Ключевые слова: независимость, ответственность, автономия, личностная автономность, самодетер-минация, саморегуляция.

T. I. Ezhevskaya Chita, Russia

Autonomy as a Personal Informational and Psychological Safety Resource

The article deals with the definition of ‘personality’s autonomy’ in philosophy, pedagogy and psychology. The author analyzes different points of view on the problem expressed both by native and foreign scientists. The author shows the significance of a person’s autonomy for personal development, preserving psychological health, and providing informational and psychological safety in case of a negative impact of information environment. The author pays special attention to psychological understanding of the problem of correlation of internal psychological characteristics and external environmental influences, where autonomy appears a significant characteristic of the individual.

Keywords: independence, responsibility, autonomy, personality’s autonomy, self-determination, self-regulation.

В современном обществе, в различных сферах его жизнедеятельности возрастает потребность в людях, способных проявлять самостоятельность, реализовать себя, эффективно выполнять поставленные задачи в быстро меняющихся условиях, действовать с учётом собственных психологических особенностей и с опорой не только на внешние, но и внутренние критерии оценки ситуации и поступающей информации. Всё это предполагает наличие определённых личностных

характеристик, которые способствуют динамическому равновесию человека со средой своего обитания. Автономность является одной из таких характеристик личности; свидетельствующая о личностной зрелости, выступает важным компонентом психологического здоровья и внутренним ресурсом обеспечения информационно-психологической защищённости человека.

В обществе уже не существует строгих социальных регуляторов поведения, действовавших в

* Работа выполнена в рамках реализации АВЦП «Развитие научного потенциала высшей школы».

132

© Т. И. Ежевская, 2011

прошлом, и человек вынужден искать ориентиры в самом себе для самореализации, проявления активной жизненной позиции и обеспечения своей психологической безопасности. Автономия даёт право человеку на активность и ценностные ориентиры личностного выбора и помогает сохранить ему своё личностное здоровье в ситуации негативного информационного влияния. Человек создаёт свои индивидуальные границы, отделяя себя от других людей и защищая себя от дестабилизирующей его информации, тем самым приобретая определённую личностную автономность.

Автономность в научной литературе приравнивают к свободе, самоуправлению, суверенитету, достоинству, целостности, независимости, ответственности, самоуверенности, критическому размышлению, свободе от обязательств и т. д. Но, несмотря на разброс мнений, все авторы признают значимость автономности для личности. Труды учёных свидетельствуют о том, что личностная автономия представляет собой комплексный конструкт и является одним из базовых психологических механизмов, связанных с такими сферами психического, как ценности, смыслы, мотивы [16].

Проблема автономности находится в поле зрения различных наук: философии, педагогики, психологии и многих других. Ещё Конфуций постулировал значимость таких характеристик, как управление собой и сознательная организация всех сфер собственной жизни, что, по сути, является компонентами личностной автономии. Философы утверждали, что люди, представленные в своём лучшем качестве, автономны. В философском понимании автономность является одной из существенных характеристик субъективной свободы личности. И. Кант трактовал автономию как стержень человеческой свободы и морали и связывал автономность с высшим качеством личности — духовностью [4]. Ф. Ницше поставил вопрос преодоления человеком самого себя. Кроме того, он первым ввёл разделение двух типов свободы -позитивной «свободы для» и негативной «свободы от». По его мнению, автономия есть ценность, по содержанию совпадающая с абсолютной ценностью свободы с акцентом на моменте взаимосвязи негативной и позитивной свободы. Ницше также говорил об ответственности в связи со свободой личности [7]. Близкой точки зрения придерживался философ, социолог и психолог Э. Фромм. Он писал, что свобода связана с осознанностью и пониманием ситуации, с возможностью выбора и ответственности за сделанный выбор. «Свободу…

следует дефинировать не как “действия в сознании необходимости”, но как действия на основе осознания альтернатив и их последствий» [17, с. 103]. С позиций Фромма, свобода связана не только с поиском своего предназначения, но и со здоровым функционированием человека в целом.

В трудах философов-экзистенциалистов утверждается, что человек обречён быть свободным (или абсолютно автономным). Он сам выбирает, каким ему быть, и может полагаться только на свои силы. Он ничем не ограничен в проявлении своей активности. Но и они считают, что абсолютная автономия личности обусловливает и абсолютную ответственность человека за то, что он делает, каким становится. Так, в одной из экзистенциалистских формул содержится утверждение Ж.-П. Сартра, что человек есть то, что он сам из себя делает [12.]. Таким образом, в философии экзистенциализма тесно переплетаются понятия «активность», «свобода», «автономность» и «ответственность», что знаменует переход к независимости от внешнего мира, точнее — от внешней детерминации к внутренней обусловленности сознания и поведения.

Однако учёные признают, что свобода не исключает отношений человека с миром. В. Франкл заметил в этой связи: человек не свободен от условий, но он способен занять позицию по отношению к ним [15]. Франкл считал, что свобода человека заключается прежде всего в том, что он выбирает отношения к тем условиям, в которых он оказался. «В конечном итоге человек не подвластен условиям, с которыми он сталкивается; скорее эти условия подвластны его решению» [15, с. 78]. Определяя свободу, Н. Бердяев писал: «Наиболее общее определение свободы, обнимающее все частные определения, заключается в том, что свобода есть определение человека не извне, а изнутри, из духа» [1, с. 286-287]. Развивая данную мысль, сошлёмся на современное философско-энциклопедическое понимание автономности, где также придаётся значимое место внутреннему при столкновении с внешним. Философская энциклопедия 2001 г. определяет автономность (от греч. Аитод-сам, оцод-Пакон; самоуправление) — как характеристику высокоорганизованных, прежде всего живых систем, означающую, что функционирование и поведение таких систем определяется их внутренними основаниями и не зависит от воздействия внешнего окружения. [8]. Таким образом, учёные связывают зависимость внешних воздействий и внутренних оснований. Следовательно, автономность живых объектов и систем — это, прежде всего, их дейс-

твие по внутренним основаниям, по внутренним побуждениям, по законам функционирования своей внутренней организации.

При характеристике автономности личности первостепенное значение приобретает проблема внутренней активности. В современных исследованиях активности выделяется два аспекта -энергетический (силовой) и информационный (сигнальный). Идея активности предполагает наличие внутренней динамики и самодетерминации функционирования и поведения человека. Информационный аспект касается вопросов управления, взаимодействия структурных начал в организации живого [20].

Современная философия, исходя из актуализации проблемы автономности сознания в условиях развития современной культуры как меры развития человека, требует обобщённого исследования сущности и природы социокультурной автономности сознания и к поиску регулятивных основ, предполагающих функции целеполагания и выбора в опоре на личностные ресурсы. Социальный философ А. Д. Похилько в своей концепции синтезировал социальную и личностную автономность [10]. Автономность сознания в аспекте теории культуры — это самодетерминация идеальных форм, функционирующих на собственных внутренних основаниях. Основания автономности сознания теоретически интерпретируются в качестве внутренних условий, через которые действуют внешние причины в процессах диалектической детерминации достаточно сложных систем и посредством которых осуществляется действие внутренних факторов через внешние условия в процессах самодетерминации. Понятие «социокультурная автономность сознания» включает в своё содержание следующие видовые признаки: многомерность, закон ответственной свободы, рефлексия на ценности, понимание сознания в качестве феномена духовной культуры. Исследователь считает, что автономность личностного сознания в аспекте социокультурной релевантности служит интегральным психодиагностическим критерием ментально здорового общества с позиций духовно здорового человека. Основания автономности сознания представляют собой внутренние условия, трансформирующие действие внешних причин и действие внутреннего через внешнее, они могут быть разделены на социальные (достаточные), культурные (необходимые и достаточные) и семиотические (необходимые) основания. Типам выделенных оснований соответствуют типы автономности сознания — социальный, социокультур-

ный и личностный [10]. Согласно А. Д. Похилько, личностная автономия — гармоничное отношение человека к миру, целостность общественно-индивидуального субъекта, сочетание в нём различных измерений и модальностей культуры, позволяющее определять вектор саморазвития, выбирать свой путь развития в единстве объективной истории и субъективной.

В педагогической науке понятие «личностная автономия» только начинает обретать свой статус. Хотя уже в работах П. П. Блонского встречается термин — автономная личность. Но всё же в большем количестве работ хотя и говорится об этом качестве личности, но без упоминания данного термина. В педагогике понятие «автономность» определяется как внутренняя активность субъекта, как способность личности к независимости от внешних воздействий, возможность реагировать на них исходя из нравственных законов. С точки зрения педагогической науки развитие автономности личности в образовании тесно связано с необходимостью формирования познавательной активности, самостоятельности, инициативности, ответственности, свободы выбора, навыков самоконтроля, мотивации к овладению новыми знаниями и способами действий. В образовании находят своё выражение все виды и формы автономии. Однако решающую роль педагогика придаёт внутренней автономии образовывающегося индивида. Большинство авторов рассматривает автономность как качество личности, сочетающее в себе умение приобретать новые знания и творчески применять их в различных ситуациях со стремлением к такой работе.

Особый вклад в разработку проблемы автономности внесли психологи. В психологической энциклопедии автономность определяется как «…право самостоятельно осуществлять власть в пределах предоставленных возможностей» [11, с. 543]. Проблема автономности в последние годы всё больше привлекает внимание учёных и практиков, которые связывают автономность с сущностной характеристикой человека. Отечественный исследователь Е. Л. Сырцова определяет автономность как некое психологическое качество, позволяющее человеку действовать независимо от внутренних и внешних установок, демонстрируя способность к самостоятельности, а автономия определяется как потребность в проявлении этого качества [13]. Свой вклад в разработку проблемы автономности сознания внесла О. Е. Дергачева. Исследователь считает, что личностная автономия описывает механизмы саморегуляции и само-

детерминации личности, реализующиеся в виде осознанного выбора способа действий, учитывающего как внутренние стремления, так и внешние условия жизни человека. Она связывает понятие личностной автономии с формулировкой «позитивного» образа человека в психологии, способного самостоятельно определять и регулировать собственную жизнь [2].

Опираясь на традиционное понимание автономности, в своём диссертационном исследовании Тхонг Ле Динь выделил структуру автономности. Учёный трактует автономность как сложноструктурное личностное образование, обеспечивающее способность человека к самостоятельному, внутренне регулируемому поведению и субъектноличностному способу присвоения социального опыта, в структуре которого выделены следующие компоненты: мотивационно-смысловой, когнитивный, целеполагающий, эмоционально-волевой, рефлексивно-оценочный и деятельностнопрактический [15].

Отметим, что очень активно обсуждали проблему автономии теоретики гуманистического направления в психологии. Г. Олпорт говорил о функциональной автономии, которую относил к приобретённым интересам человека, его ценностям, установкам и намерениям [9]. С его точки зрения собственно функциональная автономия представляет собой стремление к целям и ценностям, восприятие мира через эти цели и ценности, а также чувство ответственности за свою жизнь. Г. Олпорт считал, что человека с высоким уровнем личностной автономии можно назвать зрелой личностью. Другой зарубежный гуманистический психолог А. Г. Маслоу связывал личностную автономность с его психологическим здоровьем и самоактуализацией человека, основу которой составляют потребности и ценности роста. По мнению А. Маслоу, здоровый человек не боится осуждения окружающих людей, и эта его способность обусловлена чувством базового удовлетворения. Испытываемые человеком чувства безопасности и причастности, его самоуважение функционально автономны [6]. В понятие «самоактуализация» А. Маслоу вкладывал множество смыслов, но наиболее значимым, скорее всего, является следующее: самоактуализация — это стремление к самоосуществлению, к актуализации того, что содержится в качестве потенций. Самоконтроль самоактуализирующейся личности предполагает автономию и независимость от окружения; устойчивость под воздействием фрустрирующих факторов, высокую степень мотивации достижений,

в частности в области личностного роста, и сознание собственной ведущей роли в достижениях и постановке своих жизненных целей. Наблюдается непосредственная связь особенностей самоактуализации и внутреннего локуса контроля, который также предполагает полное чёткое владение собой в любой жизненной ситуации и высокую степень ответственности за личностные поступки, и внешние обстоятельства, связанные с индивидом.

Разрабатывая проблему автономности, гуманистический психологи придавали наибольшую значимость непосредственному опыту, призывали доверять своим чувствам, ощущениям, переживаниям, утверждали, что организм человека, его природная сущность, сам по себе способен осуществлять в своей жизни правильный выбор.

Отечественный учёный Е. В. Камалетдино-ва, так же как и А. Маслоу, связывает личностную автономию с самоактуализацией. Она считает, что личностная автономия — это ядро самоактуализации, так как самоактуализация предполагает присутствие осознанной ответственности за свои действия, поступки, понимание индивидом значимости своей личности и постоянное стремление к собственно личностному развитию [3].

Известный российский учёный Д. А. Леонтьев определяет личностную автономию как ориентацию человека на собственный закон развития. Он выделяет четыре значения понятия «автономия»: как отделение человека от социального контекста, как черту личности, как базовую потребность и движущую силу, как собственные жизненные принципы и систему ценностей [5]. Д. Литтл же определял автономию как способность к обособленности, критической рефлексии, принятию решений и независимому действию [19].

Отталкиваясь от точки зрения Д. А. Леонтьева, заметим, что автономия является не только движущей силой развития, но и позволяет личности сохранять своё психологическое здоровье и систему ценностей. Общеизвестно, что психологически нездоровая личность неспособна к автономии и в силу этого зависима от Другого и любого внешнего влияния. Это приводит к созданию различного рода зависимых и созависимых отношений и «спутанности», неспособности к пониманию своих и не своих потребностей, целей и желаний и невозможности обезопасить себя от поступающей извне дестабилизирующей информации.

В качестве одной из попыток положить в основу подхода идею личностной автономии можно рассматривать теорию самодетерминации

Э. Л. Деси и Р. М. Райана [18], рассматривающих

самодетерминацию как врождённую склонность организма к вовлечению в интересующее поведение. Понятие самодетерминации тесно связано с понятием воли, которое понимается авторами как способность человека выбирать на основе информации, полученной из среды и на основе процессов, происходящих внутри личности. Помимо понятия воли, с термином самодетерминации авторы связывают такие психологические функции человека, как эмоции и внутренняя мотивация. Внутренняя мотивация рассматривается как побуждение человека к интересующей его активности при отсутствии внешнего подкрепления или наказания. И российский исследователь О. Е. Дергачёва, разрабатывая проблему личностной автономии, связывает её с механизмами саморегуляции и са-модетерминации личности, реализующимися в виде осознанного выбора способа действий, учитывающими как внутренние стремления, так и внешние условия жизни человека. Она соотносит личностную автономию с формулировкой «позитивного» образа человека в психологии. Автор указывает, что личностная автономия связана с жизнестойкостью, с высоким уровнем интегрированности «я», с открытостью опыту, с дифференцированным отношением к событиям и к собственному поведению [2].

Таким образом, в психологии автономность понимается как качество личности, характеризующее её стремление к самоактуализации, саморегуляции и самодетерминации, раскрытию способностей к самостоятельной деятельности, принятию решений и независимости. Независимость является существенным признаком автономности, но далеко не определяющим. Личная независимость сопряжена с умением управлять собой, а это, в свою очередь, предполагает наличие у личности способности к самоанализу, самоконтролю, соморегуляции и необходимой для конкретного момента внутренней организации. Опираясь на мнения учёных, можно заключить, что личностная автономность важна для эффективной самореализации человека в современном обществе и связана с системой личностных ценностей, которые задают некоторую схему поведения человека и через которые определяется отношение человека к окружающей действительности и себе. Проявления личностной автономии связаны с психическим и личностным здоровьем, личностным ростом, что повышает способность самостоятельно определять и регулировать собственную жизнь, обеспечивать собственную безопасность при негативном информационном влиянии извне и являются важным психологическим ресурсом.

Список литературы

1. Бердяев Н. А. Судьба России. Самопознание. Ростов н/Д, 1997. С. 286-287.

2. Дергачёва О. Е. Личностная автономия как предмет психологического исследования: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.01. М., 2005.

3. Камалетдинова Е. В. Самоорганизация учебной деятельности как фактор становления субъектнос-ти старшеклассников в профильном обучении: дис. … канд. пед. наук: 13.00.01. М., 2008. 210 с.

4. Кант И. Критика практического разума // Соч. в 6 т. Т. 4. Ч. 2. М.: Мысль, 1965. 544 с.

5. Леонтьев Д. А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. 1996. № 5. С. 25-28.

6. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999. 478 с.

7. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. СПб.: Азбука, 1996. 334 с.

8. Новая философская энциклопедия: в 4 т. М.: Мысль, 2001. 634 с.

9. Олпорт Г. Принцип «редукции напряжения» // Психология личности / под ред. Ю. Б. Гиппенрей-тор, А. А. Пузырея. М.: МГУ, 1982. 2006 с.

10. Похилько А. Д. Социокультурная автономность сознания: философско-антропологическое измерение: дис. … д-ра филос. наук: 09.00.13. Ставрополь, 2007. 350 с.

11. Психологическая энциклопедия / под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. 2-е изд. СПб., 2006. 1096 с.

12. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто. М.: Тера-Книжный клуб, 2002. 639 с.

13. Сырцова Е. Л. Развитие автономности личности в образовании: Проблемы и перспективы // Фундаментальные исследования.Ъ (дата обращения 01.05.2011).

Рукопись поступила в редакцию 12.08.2011

Сущностные характеристики автономности личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

44

Проблемы управления, самоуправления, саморазвития личности

СУЩНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ АВТОНОМНОСТИ ЛИЧНОСТИ А.Н. Кришталюк

Человечеству на протяжении всего своего развития приходилось постоянно преодолевать трудности. Будь-то голод, война, эпидемия, нехватка природных ресурсов, тяжёлые климатические условия, трудности в общении с себеподобными и мн. др. Преодолевая испытание за испытанием человечество, а в частности каждый человек, как единица целого, вырабатывали в себе свойства выживания, приспособляемости, независимости и т.п. Все эти свойства можно определить одним словом — автономность. То есть именно развитие автономности позволяет в постоянно меняющемся мире выживать цивилизациям и личности.

Несмотря на стремительное развитие современного общества, и даже вопреки тому, постоянно идёт так называемый естественный отбор, общество и государство, вне зависимости от его географического положения и социального устройства неизбежно сталкивается с рядом трудностей, способных оказать на них критическое воздействие. Те, кто не сумел войти в ритм, не смог усвоить правила выживания в развивающемся обществе, остаётся на обочине жизни. Те же, кто обладает качествами, необходимыми для выживания в условиях любых изменений, справляется с трудностями и становится успешным. То есть, автономность человека — является его жизненной необходимостью.

В условиях кризиса создалась ситуация когда многие хорошие специалисты находятся без работы, в результате чего компании намереваются использовать это и пересмотреть свой кадровый потенциал, чтобы заменить их на более успешных, более эффективных. В таких условиях способность человека к автономности выходит на первый план. Ведь способность человека проявить себя, доказать свою компетентность и незаменимость, если необходимо пройти профессиональную переподготовку, создают для него условия преодоления экономического кризиса. Но сила человека проявляется тогда, когда он силён во всём: физически, духом, умом…

Понятие «автономности» мало изучено и не существует его однозначного определения. Анализ литературных источников позволяет дать несколько определений данному понятию.

Так в трактовке С.В. Кульневича «автономия» — это «способность личности к независимости от внешних воздействий, возможность реагировать на них исходя из нравственных законов» [1].

С позиции философии Р.Ю. Кравченко понимает этот термин как «гармоничное отношение личности к миру, органично сочетающее в себе зависимость и независимость».

В работе Е.В. Пупыревой дается определение этому понятию как «умелость и компетентность, как способность к инициативе и целеполаганию, как произвольная саморегуляция, как процесс осознания своей индивидуальности, как независимость в эмоциональных отношениях (в противоположность общности и эмоциональной связи), как поведение вопреки действию или мнению другого человека, как способность решать жизненные задачи своим уникальным способом, как принятие ответственности на себя, как необходимый атрибут взрослости, личностной зрелостир» [2].

С точки зрения политологии «автономия» — это право самостоятельного осуществления некоторых функций государственной власти, которое конституция государства предоставляет какой-либо его части.

В целом «автономность» рассматривается с позиций психологии, философии, политологии, социологии.

Таким образом, представленная категория — это сложное динамическое состояние человека, поэтому мы будем рассматривать его комплексно. На этапе теоретического анализа нами принята следующая рабочая структурная схема автономности (рис.1).

Автономность личности — 2010 — №1(1)

45

Рис. 1. — Структурная схема автономности

Как видно из рисунка, автономность — всеохватывающее понятие, определяющее сущность личности. Попытаемся рассмотреть отдельно каждый элемент.

Выживание. Согласно иерархической системе потребностей человека, предложенной известным американским психологом Абрахамом Маслоу, основными являются физиологические потребности человека и его безопасность. Одним словом их можно назвать «выживание». Это необходимое условие, без него не имеют значения все остальные. Известны школы выживания человека в природной среде В.Г. Воловича, А.А. Ильина и многих других, которые опираются на воздействия экстремальных условий внешней среды (дикая природа, повышенная и пониженная температура, отсутствие воды, природные катаклизмы и др.).

Психологическая устойчивость. Сумев выжить, прежде всего, человеку необходимо найти гармонию с самим собой. Сохранять внутреннюю гармонию, благоприятные межличностные отношения, переживание благополучия в ситуациях жизненных испытаний позволяет психологическая устойчивость личности. Существуют методы психологической диагностики свойств личности, например 16-факторный опросник Р. Кеттела, опросник К. Леон-гарда и др. Также в практике используется большой спектр всевозможных тренингов и семинаров по улучшению и профилактике психологической устойчивости.

Цельность духовно-культурных убеждений. Внутренняя гармония невозможна без цельности духовно-культурных убеждений. Человеку необходимо иметь способность не поддаваться влиянию внешнего информационного воздействия, иметь свои собственные ценности и убеждения, а также иметь свою жизненную позицию. На формирование и развитие этого навыка направлена работа всевозможных духовных и религиозных, культурнопросветительских и прочих организаций, а также воспитание в семье и самовоспитание по средствам чтения и анализа прочитанного, общения и взаимодействия в социо-культурной среде.

Интеллектуальная компетентность. В своей жизни человеку приходится сталкиваться с множеством проблем, решать задачи из различных областей знаний. Интеллектуальная ком

46

Проблемы управления, самоуправления, саморазвития личности

петентность даёт возможность человеку быть автономным, даёт экономическую, правовую, социальную независимость и т.д.

Е.Ю. Савин в своей работе «Понятийный и метакогнитивный опыт как основа интеллектуальной компетентности» говорит о двух трактовках интеллектуальной компетентности. Во-первых, студент в процессе обучения получает «некоторую совокупность знаний, умений, когнитивных схем, позволяющих решать задачи, относящиеся к конкретной предметной области». А во-вторых, «компетентность может быть рассмотрена в более широком смысле как метаспособность[3]. Здесь, фактически, ставится и решается вопрос: что еще изменяется в опыте субъекта под влиянием профессиональной деятельности, кроме приобретения некоторых узкоспециализированных знаний и навыков»? Можно сделать вывод, что ВУЗ даёт возможность студенту повысить интелектуальную компетентность не только в каком-то узком направлении знаний, но и гораздо шире, а также даёт студенту стимул и мотивацию для самостоятельного повышения интеллектуальной компетенции. Несомненно, что интеллектуальная компетентность будет рости на протяжении всей жизни человека.

Социальная взаимозависимость. Имея все условия автономности, о которых мы сказали выше, человек становится независимой личностью. Он перестаёт зависеть от обстоятельств, а напротив, подчиняет обстоятельства себе. Он способен противостоять вредоносному влиянию извне, способен мыслить и анализировать, имеет спектр знаний, необходимый для существования в обществе, имеет духовную и психологическую гармонию, свой круг ценностей и принципов, по которым живёт, имеет уверенность в себе. Но человек находится в социокультурной среде, и поэтому социальной независимости недостаточно для успешного существования в ней. Американский учёный и писатель Стивен Р. Кови называет это взаимозависимостью. «Мы все более отчетливо осознаем, что в природе все взаимозависимо, что существует некая экологическая система, которая управляет природой, и в том числе человеческим обществом. Затем мы обнаруживаем, что самые высокие наши достижения невозможны без взаимоотношений с окружающими, — и значит, человеческой жизни также присуща взаимозависимость»[4]. Человек взаимозависим с другими людьми и обществом в целом. Человек с рождения попадает в общество других людей, он адаптируется, учится, приспосабливается. Но не всем удается гармонично вписаться в социум. Многие люди испытывают определенные трудности при общении и взаимодействии с окружающими их людьми. И, к сожалению, этот случай довольно распространен. В связи с этим, существуют разнообразные методики психологической помощи, тренинги эффективной коммуникации и т.д., которые помогают стать взаимозависимыми — способными строить богатые, надежные, высокоэффективные отношения с другими людьми.

Эффективность. Способность ставить перед собой цели и достигать их. Давать обещания и их выполнять. Видеть истину происходящего, а не своё отношение к нему. Человек не может быть в полной мере автономным, если он не эффективен. Эффективный человек видит цель своей жизни, он руководствуется своими внутренними ценностями и принципами, ему не важно, что о нём думают и говорят, у него есть своя «внутренняя погода» на которую он опирается, не зависящая от внешних обстоятельств, а подчинённая неизменной основе своей личности. Эффективный человек идет дальше независимости, он становится в полной мере взаимозависимым! Он уважает себя и других. Он понимает, что вместе с другими он сможет достичь большего, сложив лучшее, достигается то, к чему в одиночку никогда бы не пришли. Если он знает свою основную и единственную цель в жизни, цель, которая гармонирует с его действительными ценностями, то его уже не беспокоят волнения по поводу карьерного роста, реализации своих возможностей и мнения о нем окружающих. Просто каждый шаг, каждое действие ведёт к достижению этой главной цели, она впереди. Быть эффективным во всём, а главное в жизни, очень трудная задача, поэтому эффективность является верхней ступенькой развития автономности личности человека. Существует огромное разнообразие тренингов и курсов повышения личной эффективности. Суть их сводится к использованию достаточно простой технологии, которая лежит в основе всех базовых методик психотерапии. Осознание того, что существует истина, и существует индивидуальный для каждого

Автономия личности — 2010 — №1(1)

47

взгляд на неё, но истина от этого не меняется. Чтобы быть эффективным человеком, нужно понимать это.

И так как автономность это комплексное понятие, то, её нужно развивать на этапах становления личности. Заканчивая ВУЗ, студент вступает в такой жизненный этап, который характеризуется непредсказуемостью, несправедливостью, а часто опасностью и жестокостью. К этому времени у него должны сложиться определенные способности и черты характера. В нем должны быть развиты все навыки автономности. ВУЗ, как социальный институт, частично берёт на себя эту функцию. Студент получает комплексные знания и умения и становится специалистом в конкретной области. Главным образом, он развивает в себе интеллектуальную компетентность. Но, к сожалению, университет не может дать студенту в полной мере тех умений и знаний законов общества, которые являются основополагающими и дают возможность человеку быть полностью автономным.

Литература

1. Бондаревская, Е.В., Кульневич С.В. Педагогика: личность в гуманистических теориях и системах воспитания: Учеб. Пособие / Е.В. Бондаревская, С.В. Кульневич. — М.: -Ростов н/Д, 1999. -560 с.

2. Пупырева, Е.В. Духовное Эмоциональная привязанность к матери как фактор становления автономии личности в младшем школьном возрасте: дис. … канд. психол. наук: 19.00.13. / Е.В. Пупырева. — Москва, 2007 150с.

3. Савин Е.Ю. Понятийный и метакогнитивный опыт как основа интеллектуальной компетентности : дис. … канд. психол. наук : 19.00.01. /Е.Ю. Савин. — Москва, 2002 162 с.

4. Стивен Р. Кови, Семь навыков высокоэффективных людей: Мощные инструменты развития личности = The 7 habits of highly effective people. — 4. — М.: «Альпина Паблишерз», 2010. — С. 374.

Функциональная Автономия — это… Что такое Функциональная Автономия?

Функциональная Автономия
Функциональная автономия (от лат. functio — исполнение и греч. autоs — сам + nоmоs — закон) — понятие теории мотивов Г. Олпорта — . Состояние, которое характеризуется тем, что определенное поведение, изначально ориентированное на достижение какого — то результата, становится самоценным и начинает приносить удовлетворение само по себе, возможно вне достижения тех или иных целей.

Психологический словарь. 2000.

  • Функционализм
  • Функциональная Единица Памяти

Смотреть что такое «Функциональная Автономия» в других словарях:

  • функциональная автономия — Этимология. Происходит от лат. functio исполнение и греч. autоs сам + nоmоs закон. Категория. Понятие теории мотивов Г.Олпорта. Специфика. Состояние, которое характеризуется тем, что определенное поведение, изначально ориентированное на… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АВТОНОМИЯ — См автономия, функциональная …   Толковый словарь по психологии

  • Функциональная автономия — (Functional autonomy). По Олпорту процесс, посредством которого некая данная форма поведения становится итогом или целью как таковой, несмотря на то, что первоначально она могла быть принята человеком по иной причине. То, что первоначально было… …   Теории личности: глоссарий

  • Функциональная автономия (functional autonomy) — Гордон В. Олпорт ввел термин «Ф. а.» для обозначения мотивов, ставших независимыми от потребностей, на к рых они первоначально основывались. С самого начала это понятие Ф. а. оказалось столь же радикальным, сколь и спорным. Мотивационные теории,… …   Психологическая энциклопедия

  • Персеверационная функциональная автономия — термин Г.Олпорта, обозначает крайнюю степень функциональной автономии, проявляющейся в неадекватных повторениях и ритуализации действий …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ПЕРСЕРВЕРАЦИОННАЯ ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АВТОНОМИЯ — Термин Г. Оллпорта для обозначения крайней формы функциональной автономии, проявляющейся в неадекватных повторениях и ритуализации действий. Ср. с нормальной функциональной автономией …   Толковый словарь по психологии

  • ПРОПРИАТИВНАЯ ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ АВТОНОМИЯ — Термин Гордона Оллпорта для обозначения уровня функциональной автономии, включая интересы, ценности, стиль жизни личности и т.д. Такие модели поведения считаются усвоенными и в значительной степени внутренне мотивируемыми. Ср. персеверативной… …   Толковый словарь по психологии

  • Автономия функциональная — (автономия лат. functio – исполнение) термин Г.Олпорта, обозначает тенденцию мотива или мотивирующей силы приобретать независимость от вызвавшего их первичного влечения. Имеются в виду те весьма нередкие случаи, свойственные как норме, так и в… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • АВТОНОМИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ — англ. autonomy, functional; нем. Autonomie, funktionale. 1. В структурно функциональной теории относительная независимость подсистем к. л. соц. целого. 2. В психологии (Г. Олпорт) процесс преобразования инструментальных потребностей (вытекающих… …   Энциклопедия социологии

  • АВТОНОМИЯ, ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ — Термин Гордона Оллпорта для обозначения обнаруживаемой мотивом или мотивирующей силой тенденции становиться независимыми от вызвавшего их первичного влечения …   Толковый словарь по психологии

Автономия личности в психологии — Блог Викиум

    • Илья Павлов

      Автор Викиум

Автономия личности — это умение владеть собой, определять собственную судьбу и принимать ответственность за свои действия. Некоторые люди ошибочно считают себя автономными, при этом они напрямую зависят от общественного мнения и каких-либо родительских предписаний. В данной статье вы узнаете, чем характеризуется саморегулируемость и независимость в психологии.

Что такое автономность?

Понятие автономности характеризуется спонтанностью, искренностью и осознанностью. Автономные личности не боятся самостоятельно решать проблемы, а также они имеют тесный контакт со своими телесными ощущениями. Примером осознанности может стать присутствие на музыкальном концерте, когда в момент выступления человек мысленно перебирает массу информации. Об осознанности стоит говорить в том случае, если у человека получается отключить мысли и просто наслаждаться музыкой.

Еще одним компонентом автономности является спонтанность. Спонтанность подразумевает умение выбирать что-то определенное из большого диапазона чувств и мыслей. Так, например, человек может постоянно переходить из одного эго-состояния в другое, реагируя на что-то как родитель, а затем вновь входить в своего ребенка. Такие люди являются свободными в своем выборе и вправе сами управлять своей реакцией на определенную ситуацию.

Искренность подразумевает умение быть самим собой, независимо от социального положения и мнения общества. Искренние личности никогда не стесняются собственных чувств и желаний, а также всегда открыты миру. Такие люди никогда не будут прикрываться маской и будут говорить то, что думают.

Независимость в психологии

Каждый человек чем-то похож на других, независимо от половой принадлежности, культуры и национальности. Однако кому-то удается быть независимым, а другие становятся созависимыми.

Почему так происходит? На этот вопрос удалось однажды ответить Лизбет Марчер, которая в ходе исследований нашла тесную связь между мышцами и психологическим содержанием. Она заметила, что при воздействии на определенные мышцы пациента в процессе психотерапии, человек начинал рассказывать о проблемах, которые были психологически связаны с этими мышцами.

Было выявлено, что каждая мышца соответствует разным этапам развития детей и функциям Эго. Таким образом, если в развитии мышц происходят какие-то сбои, то это существенно влияет и на поведение человека. В ходе данных исследований была создана биодинамическая модель структур характера, согласно которой развитие ребенка происходит задолго до его рождения. Когда человек начинает взрослеть, он уже может самостоятельно выбирать модель взаимодействия с внешним миром, что приводит к определенному реагированию мышц на различные жизненные ситуации.

Работа мышц

Во время приспособления к внешним воздействиям, некоторые мышцы могут напрягаться, другие же, наоборот, расслабляются. Лучше всего когда между такими состояниями поддерживается баланс. При этом отмечается, что на формирование характера существенно влияет то, как родители взаимодействуют с ребенком.

Чтобы чадо могло быть «собой истинным» воспитание и социальное окружение должны быть адекватными. Так ребенок сможет развивать свои навыки, демонстрировать какое-то стремление и быть здоровым. Когда в процессе взросления происходят проблемы с освоением, тогда человек «застревает» на этих переживаниях. Таким образом, даже взрослея, человек не будет выражать свои действия и чувства. Подобное приводит к нарушению развития личности и проблемам в отношениях.

Созависимость возникает, если ребенку не удалось пройти стадии развития психологической автономии. Если же данный путь пройден, можно говорить о независимости личности.

Развитие ребенка

При рождении ребенок полностью зависит от матери, и у них устанавливается тесная эмоциональная связь. Этап психологической автономии можно наблюдать в период от 8 месяцев до 2,5 лет. На данном этапе важно, чтобы ребенок мог следовать собственным импульсам, ощущая мамину поддержку. Однако часто дети с «ранней позицией» могут отказываться от самостоятельности из-за мамы. В дальнейшем это приводит к неумению и нежеланию что-то делать. Подрастая, такие дети ждут, когда их кто-то поведет за собой. Они чувствуют свои желания, но постоянно поддаются манипуляциям и контролю, что приводит к созависимости.

Чтобы быть независимым, необходимо тренировать осознанность. В этом поможет курс Викиум «Эмоциональный интеллект».

Читайте нас в Telegram — wikium

Симпозиум «Самостоятельность, автономия, родительский контроль»

К.Н. Поливанова, Институт образования НИУ ВШЭ, Шинина Т.В.. МГППУ

Симпозиум ориентирован на обсуждение проблемы развития поведенческой и личностной автономии современных подростков, варианты родительского контроля, особенности независимой мобильности подростков и освоение города как способа развития автономии.

  • Готовность подростков к самостоятельной жизни: ресурс в изменяющемся мире. Шинина Татьяна Валерьевна, кандидат психологических наук, доцент, Московский государственный психолого-педагогический университет, доцент кафедры нейро- и патопсихологии (Москва, Россия)
  • Родительский контроль и другие проявления отзывчивости: лонгитюдное исследование Галасюк Ирина Николаевна, кандидат психологических наук, доцент, Московский государственный психолого-педагогический университет, доцент кафедры нейро-и патопсихологии (Москва, Россия)
  • Особенности самостоятельности у подростков с психической патологией Зверева Мария Вячеславовна, к.психол.н., научный сотрудник отдела медицинской психологии ФГБНУ НЦПЗ, доцент кафедры детской и подростковой клинической психологии факультета клинической психологии НОЧУ МИП Дьяконова Владислава Максимовны, выпускница кафедры пато- и нейропсихологии взрослых факультета клинической психологии НОЧУ МИП
  • Самостоятельное профессиональное самопознание подростка: личностно-средовая модель Морозова Инна Григорьевна, аспирант Российского государственного социального университета, директор научно-практической лаборатории «Психологические инструменты» (Москва, Россия)
  • Личностная автономия подростка в замещающей семье: видеокейсы Пасечник Оксана Николаевна, семейный психотерапевт, старший научный сотрудник научно-практической лаборатории «Психологические инструменты» (Москва, Россия)

Психологическая автономия и иерархическая взаимосвязь как организаторы путей развития

Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2016 19 января; 371 (1686): 20150070.

Институт психологии Оснабрюкского университета, 49069 Оснабрюк, Германия

Издано Королевским обществом. Все права защищены.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Определение себя и других можно рассматривать как воплощение двух измерений автономии и родства.Автономия и родство — это две основные человеческие потребности и культурные конструкции одновременно. Это означает, что они могут определяться по-разному, но при этом оставаться одинаково важными. Соответствующее понимание автономии и родства социализируется в повседневном опыте повседневной жизни с рождения. В этой статье изображены два пути развития, которые подчеркивают разные концепции автономии и родства, которые адаптируются в двух разных средах с очень разными возможностями и ограничениями.Западные дети из среднего класса социализируются в направлении психологической автономии, то есть верховенства собственных намерений, желаний, индивидуальных предпочтений и эмоций, что дает определение родства как психологической оборотной конструкции. Дети-фермеры из незападных стран, ведущие натуральное хозяйство, социализируются в направлении иерархической взаимосвязи, то есть позиционирования себя в иерархической структуре общинной системы, что дает определение автономии как ориентированной на действия, основанной на ответственности и обязательствах. Младенчество можно рассматривать как культурную линзу, через которую можно изучать различные программы социализации.Описываются стратегии воспитания, направленные на поддержку этих различных целей социализации у немецких и евро-американских родителей, с одной стороны, и фермеров Nso из Северо-Западного Камеруна, с другой. Делается вывод о том, что необходимо рассмотреть различные пути, чтобы понять психологию человека с глобальной точки зрения.

Ключевые слова: пути развития, младенчество, психологическая автономия, иерархическая взаимосвязь

1. Представления о себе и других

Представления о себе и других организованы по двум основным измерениям, которые представляют универсальные человеческие потребности и культурно определенные конструкции в в то же время: автономия и родство.Автономия означает самоуправление и ответственный контроль над своей жизнью. Родство относится к социальной природе человека и связанности с другими. И то, и другое можно рассматривать как часть общечеловеческой психологии, и оба они неразрывно связаны между собой. Природа их взаимоотношений в последние десятилетия подвергалась различным концепциям с разных точек зрения. С культурной, точнее, с точки зрения общества или страны, концепции индивидуализма и коллективизма стали широко заметными [1,2].В этой концепции индивидуализм относится к автономии, тогда как коллективизм относится к родству. На основе крупномасштабных анкетных исследований [3] индивидуализм был определен как противоположность коллективизму в биполярном одномерном масштабе. Эта точка зрения выражает то, что больший акцент на одном автоматически уменьшает акцент на другом. Эти представления были перенесены также на индивидуальный уровень для описания индивидов и личности [4]. Соответствующие термины, которые использует Гарри Триандис, один из пионеров этого исследования, — это идиоцентризм и аллоцентризм [5].Идиоцентризм и аллоцентризм — это атрибуты личности, которые рассматриваются как ортогональные друг другу. Идиоцентризм описывает упор на самостоятельность, конкуренцию, уникальность, гедонизм и эмоциональную дистанцию ​​от других. Аллоцентризм описывает упор на взаимозависимость, общительность и близкие отношения с другими. Хотя в этой концепции возможно быть высоким или низким в обоих измерениях, они обычно рассматриваются как взаимоисключающие. В результате множественной концептуальной и методологической критики [6] были сформулированы утверждения о том, что автономия и родство могут сосуществовать и должны сосуществовать, потому что они оба являются человеческими потребностями.Особенно заметной стала четырехполевая схема Каницибаши с вариациями в размерах агентности и межличностной дистанции [7]. Агентство можно определить с точки зрения автономии или с точки зрения гетерономии, межличностное расстояние с точки зрения близости или обособленности. Комбинируя эти категории, можно получить четыре различных типа, изначально сформулированных для семей, но вскоре перенесенных на определение «я». Независимое «я» сочетает в себе обособленность с автономией, взаимозависимое «я» сочетает гетерономию с близостью, а автономное родственное «я» сочетает автономию с близостью.Четвертый тип, отделенное гетерономное Я, представляет собой скорее патологическое состояние, и в последующих исследованиях ему в значительной степени не уделяется внимания. Предложение Каницибаши было продиктовано различными социально-экологическими профилями, где независимое «я» означает представителей западного среднего класса, взаимозависимое «я» — для сельского фермерского сообщества и автономное родственное «я» — для формально высокообразованных незападных городских семей и отдельных лиц. Контраст между западным и особенно восточноазиатским «я» стал центром другой очень известной концепции, начиная с основополагающей статьи Маркуса и Китаямы [8] о независимых и взаимозависимых «я».Они проанализировали исследования различных аспектов личности и социального поведения и пришли к выводу, что евро-американское Я функционирует как независимое, самостоятельное и конкурентное агентство, уделяя особое внимание отдельному человеку с желаниями, намерениями и желаниями, в то время как японцы, корейцы или Китайское Я функционирует как взаимозависимый агент, который учитывает желания и намерения других социальных людей в своей исполнительной деятельности. Обе концепции ориентированы на явно городских образованных людей, поскольку исследования в основном сосредоточены на студентах колледжей и университетов.Вслед за этим были предложены различные вариации взаимозависимого «я», такие как совместное действие [9], коллективное господство [10] или реляционно автономное «я» [11].

Общим для всех этих концепций является то, что автономия / действие / мастерство относится к интенциональному, ментальному миру желаний, желаний, познаний и контроля индивидуальных возможностей и выборов. С другой стороны, предполагается, что родственность покрывает потребность в близости с другими и любых социальных действиях на службе социальной системы.Обычно утверждают, что эти концепции ценятся и развиваются в разной степени в зависимости от культурного / географического контекста, такого как Европа-Америка или Восточная Азия. Однако, как я утверждал в другом месте, обе потребности одинаково важны для всех, но они должны проявляться по-разному в разных культурных / контекстных средах. Соответственно, должны быть разные способы и способы определения автономии и разные способы и способы определения родства без учета индивидуальной и общественной важности концепций [12,13].Далее будет разработана переосмысление автономии и родства. Поскольку можно предположить, что соответствующее понимание автономии и родства будет приобретено в ходе процессов социализации, будут выделены два разных пути развития с упором на разные концепции себя и отношений: западный средний класс и фермеры, работающие на натуральном хозяйстве. Это не исключает того, что существуют другие концептуальные представления автономии и родства, связанные с другими контекстными требованиями.

2. Еще раз об автономии и родстве

Люди биологически подготовлены к развитию компетентности во всех возможных средах с универсальным репертуаром предрасположенностей и склонностей. В зависимости от конкретной информации об окружающей среде некоторые из этих склонностей усиливаются, а другие исчезают. Таким образом, люди готовы к приобретению различных способов автономии и взаимосвязи, которые в конечном итоге составят различные способы переживания и определения себя как личности.Представление о себе всегда включает определение себя по отношению к другим.

Предложение о пересмотре определения автономии и взаимосвязи основано на необходимости адаптироваться к различным условиям окружающей среды. Как уже отмечали Катитцибаши [14], Маркус и Китайма [15] и другие, в разных средах преобладают разные представления о себе. В литературе существует консенсус в отношении того, что независимое «я» в основном можно найти в контексте западного городского среднего класса.Представители западного городского среднего класса обычно имеют высокую степень формального образования / школьного образования, часто университетские степени. Уровень формального образования связан с репродуктивной историей и, следовательно, с семейными моделями. Чем выше формальное образование, тем позже рождается первый ребенок и меньше потомство. Представители западного городского среднего класса в основном живут в нуклеарных семьях из двух поколений, состоящих из родителей и их немногочисленных детей. Психологическая подготовка к компетентности в западном среднем классе основана на принципах, вытекающих из западной философской традиции.Основным предположением является то, что человеческое поведение и опыт зависят от личных предпочтений и выбора, воплощая индивидуальное право на свободу, самореализацию, самоопределение и самоуправление [16–18]. Более того, предполагается, что человеческое поведение и внутренний опыт в первую очередь обусловлены внутренними, автономными и независимыми психическими состояниями. Предполагается, что эти условия создают основу для здоровья и благополучия [19]. Акцент на самоопределении, основанный на независимых ментальных состояниях с акцентом на выбор, индивидуальные предпочтения, самореализация и самореализация, лучше всего описывается как психологическая автономия.Психологическая автономия реализует саморефлексивный способ быть сосредоточенным на исследовании и рефлексивном осознании личных желаний, желаний и намерений. Эта концепция представляет то, что обычно определяется как автономия или действие в большей части настоящей литературы. Этот способ определения автономии имеет последствия для определения родства. Связанность в этом мировоззрении должна означать, что отдельные, замкнутые люди устанавливают отношения с другими, которые выбираются самостоятельно, которые определяются и обсуждаются с точки зрения индивидуальной психологической автономии.Таким образом, концепция родства служит психологической автономии. Психологическая автономия, таким образом, является ведущим принципом для воплощения взаимосвязи и, как следствие, определения себя. Это не означает, что родство менее важно для психологического функционирования и благополучия человека, чем автономия. Он может даже стать доминирующим в психологическом опыте, потому что индивидуальная свобода всех социальных партнеров устанавливать и вести переговоры о взаимоотношениях также может стать источником неуверенности и стресса.В клиническом консультировании очень популярны термины взаимоотношения, работа или усилия, описывающие вложения, которые люди должны сделать, чтобы установить и поддерживать полезные личные отношения.

Этот особый образ жизни помогает людям функционировать в сложном мире, который характеризуется ежедневными многочисленными встречами с незнакомцами, неопределенностью и непредсказуемостью жизненных обстоятельств, связанных с технологическими и социальными изменениями, что требует мобильности конкурентоспособной рабочей силы.Таким образом, эгоцентризм и гибкость имеют решающее значение для определения и утверждения собственного положения человека в обществе.

Однако следует иметь в виду, что эти среды характеризуют жизнь и связанные с ней способы самоопределения только около 5% населения мира. Большинство населения мира живет в совершенно иных условиях с существенно разными социально-демографическими параметрами. Например, традиционно живущие сельские фермеры составляют около 30–40% населения мира.Это интересная группа для рассмотрения, поскольку индустриальные и постиндустриальные общества, основанные на информации, развились из фермерских сообществ [20]. Более того, подавляющее большинство мигрантов, прибывающих в западные общества, происходят из деревень, занимающихся традиционным сельским хозяйством, в разных странах. Таким образом, знание психологической структуры этой культурной модели имеет решающее значение для сосуществования в современных мультикультурных обществах.

Фермеры, ведущие натуральное хозяйство в незападных обществах, обычно имеют относительно низкий уровень формального образования, самое большее от 0 до 7 лет обучения.Однако следует отметить, что эта квалификация относится исключительно к формальному школьному образованию и не выражает степень образования в целом, особенно приобретение неформального местного опыта. С более низким уровнем формального образования связан относительно ранний возраст при рождении первого ребенка, обычно в позднем подростковом возрасте. Число потомков выше, а организация семейной жизни находится в рамках домохозяйств, состоящих из нескольких поколений, с плавными границами. Ежедневные обязанности, такие как сельское хозяйство и домашние обязанности, управляются совместными усилиями, когда каждый человек поручает задачи, которые интегрированы в иерархическую семейную систему.Социальная организация невелика по масштабу, лицом к лицу с высокой степенью осведомленности и предсказуемости, в том числе лишь незначительные изменения от поколения к поколению. Коммунальные задачи могут быть решены только через воплощение общих целей, заменяющих в значительной степени личный выбор и предпочтения, и поведенческие обязательства, заменяющие в значительной степени отражения психического состояния. Эти акценты приводят к примату иерархической взаимосвязи.

Антропологи описали состояния ума, которые отличаются от рефлексивной теории разума, обсуждаемой в западной литературе [21].Например, обитатели тропических лесов Калули Южного моря утверждают, что они не знают, что думают или чувствуют другие или что у них на уме. Их концепция разума была описана Schieffelin & Ochs как выражение непрозрачности [22]. Точно так же Эверетт [23] в своих наблюдениях над индейцами пираха Амазонки описывает принцип «непосредственности опыта», исключающий упоминание о переживаниях, выходящих за рамки здесь и сейчас. Тем не менее, нельзя отрицать, что народ калули из Южных морей или индейцы пираха из Амазонки проявляют свободу воли и автономию в своей жизни; в противном случае они не смогли бы выжить в суровых и сложных условиях.Такое состояние ума также наблюдалось у камерунских фермеров нсо и индийских фермеров-раджпутов в Гуджарате [24].

Мы описали эти два самостоятельных пути как прототипы. Прототипность означает, что соответствующие режимы автономии и родства согласованы в большинстве, если не во всех сферах жизни. Частично сравнение двух прототипных экосоциальных контекстов и связанных с ними способов самооценки подразумевает противопоставление взаимоисключающих взглядов на человеческое поведение и опыт. Эта исключительность, однако, не означает, что эти концепции одномерны, биполярны или монолитны, как концепции индивидуализма / коллективизма или идеоцентризма / аллоцентризма, кратко описанные ранее.Помимо двух прототипных контекстов, возможно множество других конфигураций. Незападные высокообразованные городские семьи среднего класса представляют собой особенно хорошо изученную группу экосоциальных контекстов, которые привели к определению автономного родства или взаимозависимости, упомянутому ранее [14,25,26]. Автономное родство отражает адаптивные изменения с учетом глобальной модели урбанизации и социально-экономического развития [7,25,27]. Высокий уровень формального образования и участие в современной рыночной экономике побудили эти семьи принять автономные ценности и связанную с ними систему общих значений и практик.В то же время сильная социальная сплоченность и семейная ориентация четко организуют, ориентируют и доминируют в более частных сферах жизни. Как вкратце упоминалось ранее, можно также предположить, что мигранты с иерархическим реляционным фоном, приходящие в западные общества с доминирующим психологическим автономным режимом функционирования, развивают комбинации, которые в последнее время рассматриваются как способы коллективной идентичности [28]. В более общем плане следует констатировать, что культуры нельзя рассматривать как статические единицы, а как изменяющиеся и развивающиеся организмы.Культурные ценности, установки и поведенческие коды постоянно меняются, потому что окружающая среда также меняется в зависимости от составляющих ее параметров. Однако культурные среды различаются по темпам изменений. Среда, в которой условия жизни от поколения к поколению остаются одинаковыми, как это часто бывает в деревнях, основанных на натуральном сельском хозяйстве, претерпевает лишь небольшие изменения, тогда как жизнь западного среднего класса от поколения к поколению существенно различается. Однако изменение — это не одномерный процесс, он может варьироваться в зависимости от предметной области [29].

Для понимания комбинаций и синтезов знания о двух прототипах чрезвычайно полезны, потому что они позволяют распознавать измерения, лежащие в основе поведенческих и ментальных выражений / проявлений.

3. Социализация способов «я»

Представление о себе и о себе по отношению к другим приобретается во время онтогенеза через процессы конструирования и совместного конструирования индивидов с их социальной и физической средой. Эти процессы начинаются с рождения, а возможно, и раньше.Человеческие младенцы обладают огромным набором возможностей, которые формируются и дифференцируются в зависимости от путей развития. Люди также обладают интуитивно понятным поведенческим репертуаром для ухода за младенцами и детьми. Здоровые взрослые мужчины и женщины, родители, а также лица, не являющиеся родителями, а также дети в возрасте до 3 лет, спонтанно успокаивают / утешают суетящихся младенцев, стимулируют их и получают удовольствие от взаимодействия с ними по различным каналам поведения [24] .Этот опыт дает младенцам возможность понять суть культурных моделей, преобладающих в их среде. Хотя предрасположенности, которые приносят с собой младенцы, а также репертуар воспитания детей можно рассматривать как универсальные, контексты социализации, тем не менее, сильно различаются. Очевидно, что индивидуальные пути психологической идентичности и иерархической взаимосвязи не могут быть подготовлены и поддержаны одним и тем же опытом социализации. Тем не менее, люди сохраняют достаточную гибкость на протяжении всей своей жизни, чтобы приобретать новые стратегии.Однако чем моложе организм, тем легче учиться культуре, а полученные ранее знания более устойчивы к изменениям. Таким образом, исследования аккультурации продемонстрировали в последние годы, что ассимиляция, то есть отказ от культурной идентичности происхождения и замена ее новой идентичностью, является условием, которое приводит к стрессу, неблагоприятным достижениям в развитии и дезадаптации. Коллективная идентичность, например, предполагает аддитивные / множественные и интерактивные измерения идентичности [30].

Цели социализации, родительские идеи и этнотерии, а также поведенческие стратегии, показанные и оцененные, существенно различаются. В следующих разделах будут изображены различные пути развития в первые годы жизни. Эти отчеты в значительной степени основаны на нашей собственной исследовательской программе с семьями-волонтерами из разных культурных контекстов. С семьями, представляющими эти разные социально-демографические профили, связывались из-за местных обычаев, например непосредственно в семьях среднего класса или через местные органы власти в незападных деревнях.Наблюдения за паттернами взаимодействия проводились в естественной семейной среде. Чтобы понять культурное значение поведенческих стратегий, были проведены интервью и обсуждения в фокус-группах (более подробную информацию о методологии исследования см. В Keller [24,28]).

4. Психологически автономный путь

С рождения младенцы испытывают не только интенсивное и исключительное внимание, но и значительное количество времени, которое они должны проводить в одиночестве. Их социальные контакты происходят во время ухода за ними, когда их кормят, меняют подгузники, купают, играют в ситуациях и в одиночестве.Социальные ситуации структурированы диадически, поэтому возможен личный обмен, который считается основным каналом общения. Типичная ситуация свободной игры показана в.

Ежедневный опыт ребенка из западного среднего класса.

Ребенка обычно кладут на спину вместе с матерью, отцом или, реже, бабушкой / дедушкой, склоняющейся над младенцем. Смотрители интуитивно отводят свое лицо на такое расстояние, на котором ребенок может сосредоточиться, чтобы у них было четкое зрение, которое составляет около 30 см [31], что позволяет обменяться мимикой.В то же время отображается набор игрушек, которые могут стимулировать ребенка цветом, формой, звуком и движением. Смотритель, обычно мать, сопровождает весь сценарий непрерывным потоком словесных комментариев. Комментируются сигналы младенцев, формулируются вопросы и интерпретируются предполагаемые состояния, желания и намерения. Вербализация структурирована как квази-диалоги, вовлекающие ребенка в шаблонную беседу. Установки взаимодействия являются дистальными, потому что далекие чувства доминируют над зрением и слухом.Контакт с телом, тактильная стимуляция и стимуляция тела играют второстепенную роль.

Личный обмен представляет собой основу для более тонких, но, тем не менее, значимых культурных сообщений. Одним из таких сообщений является приобретение контрольных убеждений, то есть младенцы узнают, что они могут контролировать поведение других, и что в то же время делает социальную среду предсказуемой. Это достигается с помощью механизма обнаружения непредвиденных обстоятельств. В течение первых месяцев жизни у младенцев очень ограниченная продолжительность памяти — около 1 секунды [32].Если в этот промежуток времени происходят события, их можно воспринимать как принадлежащие друг другу. Таким образом, тенденция реагировать на сигналы младенцев быстрее секунды, очевидно, возникла как часть интуитивного репертуара воспитания. Это позволяет младенцам воспринимать себя как агентов в социальном мире. В то же время младенцы воспринимают себя отделенными от других, что также является краеугольным камнем в развитии психологической автономии [31,33].

Игрушки — это не только средство для когнитивной стимуляции, они также подготавливают младенцев к тому, чтобы они могли проводить время самостоятельно, без других.Поэтому матери с самого начала стараются обратить внимание своих малышей на игрушки и спрашивают: «Что ты видишь?» Скажи мне, что ты видишь? Что вы видите? »

В то же время они дают младенцам возможность сосредоточиться на них или на объекте:« Она смотрит на их игрушку. Это интереснее, чем мама. Хорошо! Она может это сделать! »

Поддержка интереса к игрушкам открывает путь для программы социализации, позволяющей функционировать отдельно от других, то есть иметь возможность проводить время в одиночестве, что составляет еще одно измерение независимости.Мать, которой за тридцать, ребенку только исполнилось три месяца, довольно ясно выражает эту философию:

  • М: И они не требуют постоянного присутствия кого-то там. «Потому что иногда они становятся такими навязчивыми и плаксивыми, и это только потому, что они не знают, как оставаться в одиночестве. И для детей, для людей важно иметь отношения с самими собой, чтобы они могли побыть в одиночестве.

  • I: Мм. Когда они старше?

  • М: Хм — даже когда они младенцы, им нужно просто не иметь постоянного — постоянно кого-то рядом.

  • I: Mhm

  • M: Помогает им развить некоторую самоидентификацию.

В продолжающемся исследовании немецких семей среднего класса мы обнаружили, что трехмесячные дети проводят в одиночестве столько же времени, сколько они проводят в исключительном диадическом внимании, то есть 28% [34].

Еще одно раннее проявление индивидуальности — это проявление положительных эмоций. Демонстрация положительных эмоций инициирует отдельное индивидуальное «я» [35]. Ожидается, что младенцы будут улыбаться, особенно когда рядом находятся другие люди.«Я знаю, что вы наслаждаетесь жизнью!» — можно услышать от матерей из среднего класса, которые отвечают на улыбающиеся лица своих младенцев. Стремление к проявлению положительных эмоций можно даже выразить совершенно прямо: «Улыбнись, улыбнись» — противоречит другим разговорам, которые не дают выбора, а дают четкую команду. Матери могут впасть в отчаяние, если ребенок не хочет улыбаться: «Милая моя, в чем дело? Вам скучно что ли? Неужели так сложно сделать дружелюбное лицо? »

Еще один краеугольный камень индивидуальности — похвала:

« Хорошо, ты самый высокий мальчик в мире, да? Посмотри, какой у тебя рост.Посмотри на эти сильные ноги. […] Посмотрите, какой большой этот большой мальчик? […] Супер детка, супер детка. Посмотри на это, посмотри ».

Это короткий разговор матери из среднего класса из Лос-Анджелеса со своим трехмесячным сыном.

Эти короткие записи демонстрируют, что повествовательная оболочка социальных взаимодействий, очевидно, очень важна. Эти приукрашенные беседы знакомят ребенка с его или ее внутренним, умственным миром. Они сосредоточены вокруг внутренних состояний («Тебе скучно? Тебе это больше не нравится?»), Познания («Что ты думаешь об этом? Хмм?», «Ты помнишь циркуляр?»), Позитивной эмоциональности (« Ты даришь маме улыбку? »), Намерения (« О, ты хочешь дотянуться до этого сейчас.Вот и все. «) И предпочтения (» Хорошо, я могу почитать тебе еще одну книжку? «,» Хочешь взглянуть на маму на секунду, или ты занят? Занято, да? «). Ментализация — это форма воображаемой умственной деятельности, которая позволяет воспринимать и интерпретировать поведение человека с точки зрения намеренных психических состояний (потребностей, желаний, чувств, убеждений, целей, целей и причин) [36]. Более того, интерпретации формулируются в формате вопросов, который вовлекает ребенка в квази-диалог, где каждый из даже самых тонких сигналов младенца рассматривается как коммуникативный вклад.

В течение первого года жизни психологическая автономия насыщается этими механизмами взаимодействия и разговора, которые разрабатываются и укрепляются в течение следующих лет. Культурные послания остаются неизменными по структуре и содержанию, но адаптируются к уровню развития ребенка. Двухлетний малыш испытывает обширное диадическое и исключительное внимание и в значительной степени направляет материнское поведение. Во время игровых эпизодов лидируют 19-месячные малыши из Германии из семей среднего класса.Матери следят за их инициативами и играют с тем, во что начинают играть малыши [37]. Дети из западных семей среднего класса обычно не имеют никаких социальных обязательств или ответственности. Они привыкли следовать своим намерениям, желаниям и предпочтениям.

Следующая короткая стенограмма иллюстрирует попытки берлинской матери убедить своего 19-месячного сына выполнить простую просьбу. В исследовании, в котором наблюдали за послушным поведением детей ясельного возраста, мы попросили матерей дать своим детям простые приказы принести какой-либо предмет или убрать предмет.Запрошенные предметы, а также места были знакомы детям. Ниже приводится разговор об этой задаче.

Мать и дитя на кухне. Мать наклоняется к своему мальчику, который стоит рядом со стулом и смотрит на сиденье. Она говорит дружелюбным голосом:

  • М: Не могли бы вы принести мне ткань? Вы знаете, где ткань? Хм? Где ткань?

    Мальчик просматривает разные части стула и пытается взобраться наверх. Похоже, он не обращает внимания на то, что говорит его мама.

  • М: Что это, с какой мамой мыть посуду? Губка, ты знаешь, где она? Хм? Не могли бы вы принести мне губку?

    Мать наклоняется ближе к мальчику. Мальчик обнимает стул и осматривает кухню.

  • М: Хм? Маленькая мышь. Чем моет посуду Фабиан (имя)? Где вода, Фабиан?

    Мать берет мальчика за руку. Мальчик смотрит вверх, они смотрят друг другу в лицо.

    Мама держит мальчика, который хочет уехать.

  • М: Мышонок, а где вода, а?

    Мальчик что-то бормочет, указывает рукой на раковину и смотрит на раковину.

  • M: Можете принести губку? Тот, с которым мама моет посуду?

    Мальчик смотрит в камеру и движется к камере.

  • М: Ты принесешь мне губку, Фабиан, хм?

    Мать нежно гладит волосы мальчика.

  • М: Ты принесешь мне губку?

    Мальчик подходит к камере.Он не выполняет просьбы своей матери, и в конце концов она сдаётся.

Этот пример ясно демонстрирует, что структура ранних разговоров продолжится в течение следующего года. Мать полностью ориентирована на ребенка, очень позитивна и поддерживает, использует тщательно продуманный речевой регистр. Она вкладывает свою просьбу в многочисленные вопросы, дает подсказки и, наконец, соглашается с тем, что ее мальчик не заинтересован в том, чтобы следовать ее просьбе, и не уделяет ей особого внимания.Она хочет, чтобы ее мальчик подчинялся без принуждения, по своей собственной воле и своему собственному решению, и соглашается с тем, что он этого не делает. Присутствие камеры могло поддержать ее поведение, однако маловероятно, что она действовала бы качественно иначе без камеры. Забота о социальной желательности может сделать еще более выраженными культурно ценные формы поведения.

Эта структура остается неизменной в дошкольные годы, как демонстрирует следующая короткая стенограмма разговора между берлинской матерью из среднего класса и ее трехлетним мальчиком.Речь идет о дне рождения мальчика, которому около недели.

  • М: Было круто, у тебя день рождения?

  • C: Мм.

  • М: Уже утром?

  • C: Да, я хотел… красные подарки, а не синие.

  • M: Красная упаковка, которую вы хотели для подарков?

  • C: Ммм, да.

  • М: А синие не понравились?

  • C: Мммммм.

  • М: Да, но подарки понравились? Да?

  • C: Но только не этот синий с рыбками.

Маленький диалог сосредоточен вокруг цветовых предпочтений мальчика. Мать явно соглашается с тем, что он хотел красную, а не синюю. Она подтверждает его предпочтения. Она использует мысленный язык с «симпатиями» и «желаниями». Мальчик выражает тот же мысленный язык, он четко формулирует свои предпочтения и говорит о своих желаниях и желаниях [38].Подавляющее большинство детей из западных семей среднего класса посещают детские сады, детские сады, детские сады и детские сады. Чем выше уровень формального образования родителей, тем раньше дети обращаются за помощью вне дома и тем больше времени они проводят там [39,40]. Учебные программы в значительной степени отражают основы домашнего ухода: самостоятельный выбор занятий, выбор, максимальное подчеркивание индивидуальности, свободы воли и диадических взаимодействий. Таким образом, дети развиваются в единой культурной среде и приобретают инструменты, которые адаптируются к этой среде.Так возникает личностный путь психологической автономии и связанная с ним концепция отношений.

5. Иерархический путь взаимоотношений

С рождения младенцы включены в плотную социальную сеть. Они постоянно находятся в непосредственной близости от своих опекунов; однако они никогда не оказываются в центре внимания. Они лежат на коленях, прикреплены к спине или бедрам своих опекунов. Фермерские семьи в сельских районах Индии и сельских странах Африки к югу от Сахары, которым сказали, что в западных странах младенцы проводят время в одиночестве, а также спят в одиночестве с самого раннего возраста, считают такую ​​практику жестоким обращением с детьми [24,41].Младенцы обычно имеют несколько опекунов, часто только маленьких детей старшего возраста, которые организованы в систему общей родительской опеки. Мать может быть главным опекуном среди других, но также может не быть основным опекуном своего ребенка (см. Ссылку [42] для нескольких примеров). Никаких дополнительных приспособлений для младенцев нет, они просто присутствуют во время повседневных дел женщин, таких как приготовление еды, уборка и работа на ферме. Мальчики (братья, дяди, соседи) также заботятся о младенцах до тех пор, пока они не будут посвящены в мужской мир, когда жизни мужчин и женщин становятся довольно обособленными.Дети могут гулять по деревне с младенцами на спине. Благодаря такому расположению непосредственный контакт практически отсутствует. Телесный контакт — основной канал общения ().

Ежедневный опыт ребенка-фермера из Нсо.

Также есть условная отзывчивость, но не в дистальном канале; есть довольно близкие правила, тонкие телесные приспособления и вмешательства [43]. Еще одним важным аспектом воспитания является двигательная стимуляция, например, массаж в Индии или ритмические движения в случае северо-западного камерунского Нсо.Бывают даже периодические приступы исключительного внимания, когда младенцев Nso держат в вертикальном положении и ритмично перемещают вверх и вниз. Мы считаем эту практику очень важной стратегией воспитания и не верят, что дети могут развиваться и расти адекватно без этого специального лечения [44]. Ритмичность — важный краеугольный камень проксимального обращения с младенцем, и словесный / вокальный обмен также в основном осуществляется ритмично, часто синхронно с двигательной стимуляцией. Это специальное лечение не предназначено для того, чтобы дать младенцу переживания быть отдельным и независимым агентом, а, напротив, побудить ребенка к совместному действию, размыть границы эго и поддержать симбиоз между младенцем и опекуном.Поскольку этот образец выполняется несколькими лицами, осуществляющими уход, акцент делается не на индивидуальных отношениях, а на восприятии себя как части социальной системы. Это не исключает важности предсказуемости. Младенцы узнают, что существует надежная и предсказуемая реакция на их тонкие сигналы бедствия, которая выражается в физической доступности, а не в дистальной реакции [45,46].

Игрушки и предметы практически не играют никакой роли в этой системе ухода. Система отсчета социальная, а не физическая.Стимулирование и развлечение ребенка также имеют второстепенное значение. Акцент делается на том, чтобы уменьшить или лучше избегать стресса и поддерживать ребенка в тихом, спокойном и утешенном состоянии. Это совпадает с подчеркиванием эмоциональной нейтральности. Контроль над эмоциональным выражением считается важным достижением в развитии в первые годы жизни. Фактически, младенцы Nso после двух месяцев демонстрируют меньше улыбок, чем младенцы из немецкого среднего класса, в соответствии со стратегиями взаимодействия их матери и опекунов [47].

В социальных ролях к младенцам обращаются часто от третьего лица, например как ребенок. К ним также можно обращаться как к «бабушкам», что связывает их с предками, которых они могут заменить в жизненном цикле. Онтогенез является частью цикла с фазой духовной самости, а не линейным путешествием от рождения к смерти, как в западной философии [48].

Содержание речи, обращенной к младенцам, касается других, «мы» вместо «я» и «я», на котором дети из западного среднего класса учатся концентрироваться.Контент обращается к проблемам здесь и сейчас, поведения и действий, а не к размышлениям и мыслям. Многие речи также содержат моральные послания и относятся к поведенческим традициям сообщества: «Мы не плачем здесь, в Мве» (название деревни). Здесь почти нет вопросов, кроме утверждений и инструкций, даже команд. Нет никаких признаков похвалы, скорее, стыд и поддразнивание — это ценная стратегия социализации. «Ты тыквенный лист?» — спрашивает мать своего трехмесячного мальчика, который не сидит прямо [49].Сообщалось также о поддразнивании и стыде из других контекстов отношений, например в Азии или на острове Калули [50]. Смотритель определенно берет на себя инициативу, помещая ребенка в более пассивное положение. Воспитатели знают, что хорошо для ребенка, поэтому им не нужно изучать их желания. Они подчеркивают важность интеграции в социальную систему. Бабушка Nso объясняет важность сотрудничества и обмена:

А потом, когда вы так сотрудничаете, вы видите, что жизнь идет, она движется.Понимаете, дни просто так заканчиваются. Но когда вы, как правило, производите плохое впечатление и не делитесь с людьми, вы просто в хаосе с людьми, короче говоря, вы не видите, как дни движутся. Вы даже не живете дольше. Это одна важная вещь. Вы не проживете дольше, когда сердитесь на людей. Но когда вы делитесь с людьми, они ободряют вас, и вы видите, что дни движутся быстрее.

Эта 70-летняя женщина резюмирует свою жизненную философию, жизненно важной частью которой являются сотрудничество и совместное использование, поскольку они неразрывно связаны с течением времени.

6. После первого года

В течение первого года жизни иерархическая взаимосвязь определяется этими социальными / интерактивными механизмами, которые в последующие годы будут консолидироваться в сети взаимоотношений домохозяйства и сообщества. Кроме того, этот путь характеризуется последовательностью культурных сообщений. Двухлетние дети научились соответствовать ситуативным потребностям, определяемым пожилыми людьми, в том числе детьми старшего возраста. Они умеют выполнять поручения и помогают в простых делах.В отличие от своих западных коллег из среднего класса, они немедленно выполняют запросы и без колебаний выполняют инструкции [51]. От них также ожидается, что они будут выполнять работу по дому независимо на основе предшествующего обучения: «если он где-то увидит их блюдо, ребенок отнесет его и принесет в дом», — объясняет мать об адекватном поведении ребенка. Самостоятельное выполнение работы по дому и без напоминаний на самом деле является характеристикой хорошей памяти и умного ребенка [52]. Возможность вносить свой вклад в поддержание и функционирование домашнего хозяйства — это арена для развития самооценки и самостоятельности.Для обучения уже необходима автономия, потому что обучение происходит через наблюдение и подражание, а не через инструкции и дидактические предложения. 40-летняя женщина Нсо объясняет в интервью: «Поступая так, вы говорите ребенку, что правильно. Да, делая это. Она учится быстрее, когда вы это делаете, и она видит, а не просто говорит ей ».

В отличие от экспрессивного и довольно громкого образа жизни западного ребенка из среднего класса, ребенок-фермер Нсо молчалив, скромен и не хочет выделяться из группы.Дети-фермеры НСО молчат, и они научились отвечать коротко и утвердительно только тогда, когда их просят. Следующий разговор между матерью и ее трехлетним мальчиком является примером культурно высоко ценимого коммуникативного поведения (М — мать; В — ребенок).

  • M: Мы пошли на территорию матери Ми, и что она дала тебе, фаай?

  • C: Кто?

  • М: мать Ми. Что она тебе дала?

  • C: Puff puff (это местный продукт)

  • M: Сядьте на стул.Вы пошли в дом Саллама и слышали, что они делают?

  • C: Ммм?

  • М: Вы пошли в дом Саллама и слышали, что они там делают?

  • C: Ммм?

  • М: Вы пошли в дом Салламы и слышали, что они делают?

  • C: Не слышал.

  • М: Я говорю, а? Вы ходили в дом Салламы, слышали, что они там делают?

  • C: # они #

  • M: # Они # пели песню это что?

  • C: Они дали затяжку, вы дали затяжку.

  • М: Давали затяжку?

  • C: Вы дали затяжку.

  • М: А ты поел.

Этот диалог, очевидно, построен по другим принципам, чем разговор между берлинской матерью и ее трехлетним мальчиком. Кроме того, здесь диаде мать-дитя было поручено рассказать о недавнем прошлом событии. Мать запрашивала конкретную информацию с закрытыми вопросами. Она хочет услышать этот единственный правильный ответ и не оставляет места для детальных подробностей.Разговор идет о других людях и сосредотачивается на еде и приеме пищи, то есть конкретном поведении. К ребенку обращаются в роли: фаай, что является традиционным титулом, который дается детям, опять же, для обозначения жизненного цикла. В целом беседа подтверждает общинную иерархическую структуру мировоззрения фермера НСО [38].

Дети НСО также посещают образовательные учреждения. В трехлетнем возрасте они посещают детские сады, которые широко распространены в деревнях и принадлежат церквям и коммунам.Детей готовят к начальной школе и учат не только цифрам и буквам, но и моральному поведению и общественным ценностям. Они носят униформу и сидят в правильном порядке, чтобы слушать команды и инструкции учителей. Многие действия выполняются в группе, поют, повторяют, маршируют. Важна единообразие ритма, не допускающее индивидуальных вариаций. Таким образом, дети-фермеры НСО также развиваются в рамках согласованной культурной среды и приобретают инструменты, которые адаптируются к этой среде.Так возникает самооценка иерархической взаимосвязи и связанная с ней концепция отношений.

7. Заключение

Развитие знаний о себе и других с самого начала различается в разных культурах. Он основан на опыте социальной, а также несоциальной информации, которая передается в ходе повседневной жизни. Эта информация передает нормы, стандарты и соглашения, которые были разработаны в определенных средах как адаптация к контекстуальным требованиям.Здесь изображены два прототипа пути. Один из путей адаптируется к образу жизни в среде высокообразованного западного среднего класса. Подготовка к жизни в конкурентном мире других отдельных независимых агентств осуществляется через индивидуальную психологическую автономию с ранним акцентом на субъективных желаниях, намерениях и предпочтениях. Показано, что эти цели социализации влияют на жизненный опыт младенцев с самого рождения. Другой путь, описанный здесь, адаптируется к жизни в общественной сети иерархически организованной расширенной семьи или клана.Подготовка к жизни в небольших деревнях, живущих лицом к лицу, основывается на иерархической взаимосвязи, где послушание и уважение формируют основу для ответственных действий в служении сообществу. Эта автономия действий в равной степени основана на индивидуальных решениях и обязанностях (как ухаживать за младшим братом или сестрой, сколько воды или дров можно нести, как продавать пельмени на рынке). Подготовка к жизни в определенной среде не исключает, однако, способности человека к изменению на протяжении всей жизни, включая приобретение различных способов самообслуживания и различных социальных отношений.Мигранты убедительно демонстрируют, что эти процессы происходят и могут привести к множественной или коллективной идентичности [30]. Однако результаты этих процессов зависят от множества факторов, которые находятся не только в человеке, но и в домашнем сообществе, которое он покидает, и новом обществе, в которое он вступает [53]. Несоответствие между оставшимся жизненным контекстом и объединенным, безусловно, является важным аспектом. Переход из типичного натурального фермерского сообщества с низким уровнем формального образования и реляционной структурой семьи в высокоформально образованную среду среднего класса, как западного, так и незападного, может быть самым сложным переходом.Культурные модели в первую очередь зависят от определенных социально-демографических профилей, которые часто совпадают с различием между городом и деревней. Жизнь в сельской или городской среде не связана как таковая с определенной культурной моделью.

Остается открытым для будущих исследований по выявлению других путей развития и их определяющих характеристик. Знание различных траекторий развития важно для понимания психологического развития с глобальной точки зрения.Различные развивающие концепции себя и отношений имеют всеобъемлющие последствия для понимания развития. Сферы развития, на которые делается упор в культуре, развиваются раньше других по сравнению с другими сферами. Для Nso, например, это касается моторного развития, которое обеспечивает раннюю физическую независимость и предлагает возможности для поддержки семьи. Для западных средних классов это случай раннего самопознания как индикатора развития категориального «я», который позволяет развить обособленность и психологическую независимость на службе индивидуальных интересов (краткое содержание см. В ссылке [13]).Знание о различных траекториях также важно с точки зрения приложения. Программы и учебные планы, направленные на улучшение жизни людей в незападной среде, часто основаны на философии западного среднего класса и часто не имеют должного успеха (см. Также ссылки [54,55]). Необходимость учета культурных особенностей относится ко всем сферам жизни в мультикультурных обществах, здравоохранению и консультированию, образованию и благополучию.

Благодарности

Мы особенно благодарны нашим ассистентам-исследователям на различных полевых участках и всем семьям, которые позволили нам поделиться своей повседневной жизнью и ответили на все наши вопросы.

Этика

Представленное здесь исследование было проведено в соответствии с этическими стандартами Немецкого исследовательского совета, который был основным финансирующим агентством, и этическими стандартами Оснабрюкского университета. Исследования с камерунским Нсо разрешены и контролируются Его Королевским Высочеством Сехмом Мбингло II, Верховным Фоном Нсо. Экспериментальные исследования в Камеруне были одобрены этическим комитетом Министерства здравоохранения. Все оценки проводились с полного согласия всех участвующих семей и отдельных лиц.

Конкурирующие интересы

У нас нет конкурирующих интересов.

Финансирование

Исследование, представленное здесь, было поддержано грантами Немецкого исследовательского совета.

Список литературы

1. Хофстеде Г. 1980 г. Последствия культуры. Международные различия в ценностях, связанных с работой. Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж. [Google Scholar] 2. Triandis HC. 1995 г. Индивидуализм и коллективизм. Боулдер, Колорадо: Westview. [Google Scholar] 3. Hofstede GH. 2001 г. Последствия культуры: сравнение ценностей, поведения, институтов и организаций в разных странах.Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж. [Google Scholar] 4. Triandis HC, Suh EM. 2002 г. Культурные влияния на личность. Анну. Rev. Psychol. 53, 133–160. (10.1146 / annurev.psych.53.100901.135200) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Triandis HC, Leung K, Villareal M, Clark FL. 1985 г. Аллоцентрические и идеоцентрические тенденции. Конвергентная и дискриминантная проверка. J. Res. Чел. 19, 395–415. (10.1016 / 0092-6566 (85)

-X) [CrossRef] [Google Scholar] 6. Ойсерман Д., Кун Х.М., Кеммельмайер М. 2002 г. Переосмысление индивидуализма и коллективизма: оценка теоретических допущений и метаанализов.Psychol. Бык. 128, 3–72. (10.1037 / 0033-2909.128.1.3) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Катитцибаши К. 2007 г. Семья, личность и человеческое развитие в разных странах. Теория и приложения, 2-е изд. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google Scholar] 8. Маркус Х.Р., Китайма С. 1991 г. Культура и личность. Последствия для познания, эмоций и мотивации. Psychol. Ред. 98, 224–253. (10.1037 / 0033-295X.98.2.224) [CrossRef] [Google Scholar] 9. Маркус Х.Р., Китайма С. 2003 г. Культура, личность и социальная реальность.Psychol. Inq. 14, 277–283. (10.1080 / 1047840X.2003.9682893) [CrossRef] [Google Scholar] 10. Hobfoll SE, Schroder KEE, Wells M, Malek M. 2002 г. Коммунальное и индивидуалистическое построение чувства мастерства в решении жизненных проблем. J. Soc. Clin. Psychol. 21, 362–399. (10.1521 / jscp.21.4.362.22596) [CrossRef] [Google Scholar] 11. Гор JS, Cross SE. 2006 г. Достижение целей для нас: относительно автономные причины в стремлении к долгосрочным целям. J. Pers. Soc. Psychol. 90, 848–861. (10.1037 / 0022-3514.90.5.848) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Келлер Х (ред.). 2011 г. Культура и познание: перспективы развития. J. Cogn. Educ. Psychol. 10, 3–8. (10.1891 / 1945-8959.10.1.3) [CrossRef] [Google Scholar] 13. Келлер Х., Кертнер Дж. 2013. Развитие — культурно-специфическое решение универсальных развивающих задач. В «Достижения культуры и психологии», т. 3 (ред. Гельфанд М.Л., Чиу С.Й., Хун Ю.Й.), стр. 63–116. Оксфорд, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar] 14. Катитцибаши К. 2005 г. Автономия и родство в культурном контексте: последствия для себя и семьи.J. Cross-Cultural Psych. 36, 403–422. (10.1177 / 0022022105275959) [CrossRef] [Google Scholar] 15. Маркус Х.Р., Китайма С. 1994 г. Культурное конструирование себя и эмоций. Последствия для социального поведения. В «Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния» (ред. Китайма С., Маркус Х. Р.), стр. 89–130. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. [Google Scholar] 16. Деси Э, Райан Р. 2008 г. Обеспечение оптимальной мотивации и психологического благополучия во всех сферах жизни. Может. Psychol.49, 14–23. (10.1037 / 0708-5591.49.1.14) [CrossRef] [Google Scholar] 17. Сниббе C, Маркус HR. 2005 г. Вы не всегда можете получить то, что хотите: уровень образования, свободу воли и выбор. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 703–720. (10.1037 / 0022-3514.88.4.703) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Айенгар СС, Леппер Р. 1999 г. Переосмысление ценности выбора: культурный взгляд на внутреннюю мотивацию. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 349–366. (10.1037 / 0022-3514.76.3.349) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Келлер Х.2013. Младенчество и благополучие. В Справочнике по благополучию детей (ред. Бен-Арье А., Касас Ф, Фронес I, Корбин Дж. Э.), стр. 1605–1627. Дордрехт, Нидерланды: Springer. [Google Scholar]

20. Левин Р.А., Левин С.Е. В подготовке. Мир родителей: глобальный взгляд на воспитание детей.

21. Дуранти А. 2008 г. Дальнейшие размышления о чтении мыслей других людей. Антрополь. В. 18, 483–494. (10.1353 / anq.0.0002) [CrossRef] [Google Scholar] 22. Schieffelin BB, Ochs E (ред.). 1986 г. Языковая социализация в разных культурах.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar] 23. Эверетт Д. 2009 г. Не спите, есть змеи: жизнь и язык в джунглях Амазонки. Нью-Йорк, Нью-Йорк: старинные книги. [Google Scholar] 24. Келлер Х. 2007 г. Культуры младенчества. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google Scholar] 25. Катитцибаши К. 1996 г. Автономно-реляционное Я: новый синтез. Евро. Psychol. 1, 180–186. (10.1027 / 1016-9040.1.3.180) [CrossRef] [Google Scholar] 26. Китайма С., Учида Ю. 2005 г. Взаимозависимое агентство: альтернативная система действий.В книге «Культура и социальное поведение: симпозиум Онтарио», т. 10 (ред. Соррентино Р., Коэн Д., Исон Дж. М., Занн М. П.), стр. 165–198. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google Scholar] 27. Катитцибаши К. 1990 г. Семья и социализация в кросс-культурной перспективе: модель изменений. В «Кросс-культурные перспективы: Симпозиум Небраски по мотивации 1989» (изд. Берман Дж. Дж.), Стр. 135–200. Линкольн, NE: Университет Небраски Press. [PubMed] [Google Scholar] 28. Келлер Х. 2011 г. Биология, культура и развитие: концептуальные и методологические соображения.В «Фундаментальные вопросы кросс-культурной психологии» (ред. Ван де Вейвер FJR, Chasiotis A, Breugelmans S), стр. 312–340. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar] 29. Келлер Х., Ламм Б. 2005 г. Воспитание как выражение социально-исторического времени. Случай немецкого индивидуализма. Int. J. Behav. Dev. 29, 238–246. (10.1177 / 01650250500147485) [CrossRef] [Google Scholar] 30. Эшмор Р.Д., Део К., Маклафлин-Вольпе Т. 2004 г. Организационная структура коллективной идентичности: артикуляция и значение многомерности.Psychol. Бык. 130, 80–114. (10.1037 / 0033-2909.130.1.80). [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Папоусек М., Папоусек Х. 1991 г. Ранние вербализации как предвестники языкового развития. В младенческом развитии. Перспективы из немецкоязычных стран (ред. Lamb ME, Keller H), стр. 299–328. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google Scholar] 32. Watson JS. 1985 г. Восприятие непредвиденных обстоятельств в раннем социальном развитии. В Социальном восприятии младенцев (ред. Field TM, Fox NA), стр. 157–176. Норвуд, Нью-Джерси: Ablex. [Google Scholar] 33.Келлер Х., Лохаус А, Фёлькер С., Каппенберг М., Часиотис А. 1999 г. Временная непредвиденность как независимый компонент родительского поведения. Child Dev. 70, 474–485. (10.1111 / 1467-8624.00034) [CrossRef] [Google Scholar]

34. Дворазик Н., Сенеш Р., Сердце Ю. 2014 г. Адаптация точечных наблюдений к городским условиям. Распорядок дня родителей и их трехмесячных младенцев в Израиле и Германии. Доклад, представленный на 22-м Конгрессе Международной федерации Доц. по кросс-культурной психологии (IACCP), Реймс, Франция, июль 2014 г. .

35. Шведер Р. 1991 г. Мыслить через культуры. Экспедиции по культурной психологии. Бостон, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. [Google Scholar] 36. Фонаги П., Гергей Г., Юрист Е, Таргет М. 2002 г. Влияют на регуляцию, ментализацию и развитие личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Другая пресса. [Google Scholar] 37. Келлер Х., Борке Дж., Ламм Б., Лохаус А., Йовси Р. Д.. 2011 г. Развитие моделей воспитания детей в двух культурных сообществах. Int. J. Behav. Dev. 35, 233–245. (10.1177 / 0165025410380652) [CrossRef] [Google Scholar] 38.Шредер Л., Кертнер Дж., Келлер Х., Чаудхари Н. 2012 г. Выделяться и вписываться: культурные предикторы автобиографических воспоминаний трехлетних детей во время совместных воспоминаний. Младенческое поведение. Dev. 35, 627–634. (10.1016 / j.infbeh.2012.06.002) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 39. Капиццано Дж., Мэйн Р. 2005 г. Отчет об исследовании: многие маленькие дети проводят долгие часы в присмотре за детьми (Снимок семей Америки III, № 22). Вашингтон, округ Колумбия: Издательство городского института. [Google Scholar] 40. Титце В., Беккер-Штолл Ф., Бенсель Дж., Экхардт А., Хауг-Шнабель Г., Калики Б., Келлер Х., Лейендекер Б. (ред.).2013. NUBBEK — Nationale Untersuchung zur Bildung, Betreuung und Erziehung in der frühen Kindheit. Forschungsbericht, Берлин: verlag das netz. [Google Scholar] 41. Шведер Р.А., Йенсен Л.А., Гольдштейн В.М. 1995 г. Кто спит, кто пересмотрел: метод извлечения моральных благ, неявных на практике. В «Культурные практики как контексты развития», т. 67 (редакторы Goodnow J, Miller P, Kessel F), стр. 21–39. Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс. [PubMed] [Google Scholar] 42. Отто Х., Келлер Х. (ред.). 2014 г. Разные грани привязанности.Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar] 43. Чапин BL. 2013. Привязанность в сельской местности Шри-Ланки: форма чувствительности, общения и автономии опекуна. В Пересмотренном Приложении: культурные взгляды на западную теорию (ред. Куинн Н., Магео Дж. М.), стр. 143–165. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан. [Google Scholar] 44. Келлер Х., Фолькер С., Йовси Р.Д., Шастри Дж. 2005 г. Представление независимых и взаимосвязанных концепций ухода. В Теоретические подходы к раннему развитию: последствия для вмешательств (ред.Мохите П.), стр. 116–140. Центр перспективных исследований (CAS), кафедра HDFS M.S. Барода, Индия: Университет Бароды. [Google Scholar] 45. Келлер Х., Йовси Р.Д., Фелькер С. 2002 г. Роль двигательной стимуляции в родительских этнотеориях. Случай камерунки Нсо и немки. J. Cross-Cultural Psychol. 33, 398–414. (10.1177 / 00222102033004003) [CrossRef] [Google Scholar] 46. Демут К. 2015 г. Общение матери и ребенка: культурные различия. В Международной энциклопедии социальных и поведенческих наук, т.8, 2-е изд. (Ред. Райт Дж.), Стр. 874–880. Оксфорд, Великобритания: Редакция Elsevier. [Google Scholar] 47. Kärtner J, Keller H, Yovsi RD. 2010 г. Взаимодействие матери и ребенка в течение первых трех месяцев: появление специфичных для данной культуры моделей непредвиденных обстоятельств. Child Dev. 81, 540–554. (10.1111 / j.1467-8624.2009.01414.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 48. Dasen PR (ред.). 1977 г. Психология Пиаже: межкультурный вклад. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гарднер. [Google Scholar] 49. Демут С, Келлер Х, Йовси РД. 2011 г. Mutter-Säuglings-Interaktion также kulturhistorisch formierte Tätigkeit — Ein Vergleich zwischen Kikaikelaki (Kamerun) und Münster (Deutschland).Tätigkeitstheorie. J. für tätigkeitstheoretische Forschung в Германии 4, 11–35. [Google Scholar] 50. Schieffelin BB. 1986 г. Дразнить и стыдить в детских взаимодействиях Калули. В «Языковая социализация в разных культурах» (ред. Шиффелин BB, Ochs E), стр. 165–181. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar] 51. Keller H, Yovsi RD, Borke J, Kärtner J, Jensen H, Papaligoura Z. 2004 г. Последствия для развития раннего родительского опыта: саморегуляция и самопознание в трех культурных сообществах.Child Dev. 75, 1745–1760. (10.1111 / j.1467-8624.2004.00814.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 52. Тейзер Дж. И др. Культурные концепции памяти: на примере немецких и камерунских детей из среднего класса. Поданный. [Google Scholar] 53. Димитрова Р., Бендер М., ван де Вейвер Ф. 2013. Глобальные перспективы благополучия в семьях иммигрантов. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер. [Google Scholar] 54. Серпелл Р., Нсаменанг А.Б. 2014 г. Соответствующие местным условиям и качественные программы ВОДМВ: последствия исследований для развития и социализации детей из числа коренного населения Африки.Париж, Франция: ЮНЕСКО. [Google Scholar] 55. Йовси Р.Д., Самбо К, Барх Б., Барроу Г. 2010 г. Качественное исследование практики ухода за матерями и новорожденными в Либерии. Монровия, Либерия: MOHSW-UNICEF. [Google Scholar]

Autonomy (СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ) — iResearchNet

Термин автономия буквально означает «самоуправление» и, таким образом, означает регулирование самим собой (авто). Его противоположность, гетерономия, относится к регулированию «инаковостью» (гетероном) и, следовательно, силами, «отличными от» или чуждыми ему. Короче говоря, автономия касается степени, в которой действия человека являются самоопределенными, а не принужденными или принужденными.

В области психологии концепция автономии является центральной и спорной. Автономия играет центральную роль в том, что психологи, занимающиеся вопросами развития (ребенок), личности и клинические аспекты, долгое время считали автономию признаком созревания и здорового или оптимального функционирования. Это противоречиво, поскольку понятие автономии часто путают с такими понятиями, как независимость, обособленность и свобода воли, что порождает споры относительно его актуальности и важности в разные периоды развития, гендера, индивидуалистической и коллективистской культур.

Проблема автономии была изначально импортирована в социальную психологию благодаря работам Фрица Хайдера и Ричарда деЧармса. Хайдер утверждал, что именно «наивная психология» людей (их интуитивное понимание) определяет, как они интерпретируют события и, следовательно, как и почему они действуют так же. Среди наиболее важных аспектов его наивной психологии было различие Хайдера между личной причинностью, в которой поведение предполагается их авторами, и безличной причинностью, в которой действия или события вызываются силами, не находящимися под личным контролем.Хайдер рассуждал, что люди обычно считают людей ответственными только за поведение, которое они лично вызвали или намеревались. Впоследствии деЧармс развил мышление Хайдера, выделив два типа личной причинности. Некоторые преднамеренные действия — это те, которые человек хочет совершить и в отношении которых он или она чувствует инициативу и волю. ДеЧармс сказал, что эти действия имеют внутренний воспринимаемый локус причинности. Другое намеренное поведение приписывается силам вне себя, и у них есть внешний] воспринимаемый локус причинности.

Теория самоопределения — это современная перспектива, основанная на традиции Хайдера и деЧармса с всеобъемлющей теорией автономии в том, что касается мотивации. Теория самоопределения конкретно определяет автономию как самоопределение своего поведения; Автономное действие — это поведение, за которым стоит актер, и если бы он был рефлексивным, то одобрил бы и оценил его. То есть автономия представляет собой чувство воли или ощущение того, что вы делаете что-то по собственному решению или инициативе.Противоположность автономному действию — это контролируемая мотивация, при которой поведение воспринимается, вызывается или вызывается силами, чуждыми или внешними по отношению к человеку. Контролируемые действия — это те действия, которые человек делает без чувства воли или желания.

Любое поведение можно рассматривать как лежащее в континууме от меньшей до большей автономии. Наименее автономными являются те виды поведения, которые мотивированы внешними вознаграждениями и наказаниями. Действия, регулируемые извне, зависят от постоянного присутствия внешнего давления или подкрепления и, таким образом, в большинстве случаев плохо поддерживаются.Учащийся, который выполняет домашнее задание только потому, что родители вознаграждают его или ее за это, является внешне регулируемым, но не очень автономным. Когда прекращается вознаграждение, может исчезнуть и домашнее задание. Несколько менее контролируемы интроецированные правила, в которых поведение человека регулируется избеганием стыда и вины и, с положительной стороны, желанием одобрения себя и других. Когда подросток воздерживается от обмана, потому что он или она будут чувствовать себя виноватыми, это будет интроецировано, потому что подросток контролирует себя чувством вины.Еще более автономными являются интегрированные правила, в которых человек сознательно оценивает свои действия и находит их соответствующими своим ценностям и мотивам. Человек, который действует, исходя из глубоко укоренившихся моральных убеждений, будет действовать в соответствии с интегрированным регулированием и будет чувствовать себя очень автономным. Наконец, некоторые виды поведения внутренне мотивированы, а это означает, что они по своей сути веселые или приятные. Человек, который играет в теннис после школы просто для развлечения, внутренне мотивирован и будет чувствовать себя в этом автономным.

Несколько теоретиков социальной психологии и психологии личности предположили, что автономия является основной психологической потребностью. Это потому, что в целом, когда люди ведут себя автономно, они чувствуют себя лучше и лучше работают. Из-за отсутствия автономии люди теряют интерес к своей работе и даже могут заболеть. Соответственно, факторы, поддерживающие автономию, могут повысить не только качество мотивации, но и общую адаптацию человека.

Многие исследования демонстрируют, как социальные события могут влиять на воспринимаемую автономию и, в свою очередь, на постоянную мотивацию людей.Когда родители, учителя или начальство используют награды для управления поведением, оказывают давление на людей оценками, отнимают у них выбор или внимательно следят за ними, люди обычно чувствуют себя контролируемыми. И наоборот, когда власти предоставляют другим больший выбор, позволяют им выражать мнение и вносить свой вклад, а также обеспечивают положительную и некритическую обратную связь, они способствуют большей автономии и повышают мотивацию и настойчивость.

Тема того, как внешние награды могут повлиять на автономию людей, была очень тщательно изучена и является очень спорной, потому что это очень важный вопрос в таких условиях, как работа, школа и семейная жизнь.Исследования показывают, что когда вознаграждения распределяются таким образом, чтобы контролировать поведение или производительность получателей, они обычно подрывают чувство автономии и, таким образом, уменьшают как интерес, так и внутреннюю мотивацию. Таким образом, ребенок, который учится играть на новом музыкальном инструменте, может потерять интерес после того, как кто-то даст ему вознаграждение за игру. Теперь ребенок захочет играть, только если он снова будет вознагражден, а это означает, что у него меньше внутренней мотивации. Однако вознаграждения также могут использоваться неконтролирующими способами, например, когда они выдаются неожиданно или в качестве подтверждения компетентности; Полученные таким образом награды обычно не подрывают автономию.

Как отмечалось ранее, автономия — это понятие, которое часто путают с независимостью. Один из простых способов отличить эти идеи — представить независимость как не полагающуюся на других в вопросах ресурсов или поддержки, тогда как автономия касается того, насколько человек волевой или самоопределен. Таким образом, люди могут быть независимыми или добровольно зависимыми, например, когда они решают полагаться на кого-то другого за помощью. Людей также можно заставить полагаться на кого-то еще, и в этом случае им не хватит автономии. Точно так же человек может быть гетерономно независимым, как если бы он был вынужден «действовать в одиночку», или автономно независимым, например, когда человек желает сделать что-то самостоятельно, не прибегая к помощи.

Отличие автономии от независимости особенно важно для исследований в области развития и межкультурных исследований. Например, исследования показали, что подростки, которые автономно полагаются на родителей, как правило, лучше приспособлены, чем те, кто более отстранен или независим от родителей. Также очевидно, что культуры сильно различаются по ценностям в отношении независимости: индивидуалистические культуры придают большее значение людям, действующим независимо, а коллективистские культуры более ориентированы на взаимозависимость.Однако исследования показывают, что независимо от того, занимается ли человек индивидуалистической или коллективистской практикой, все равно имеет значение, чувствует ли он себя автономным. Похоже, что люди во всех культурах чувствуют себя лучше, когда действуют осмотрительно, даже если то, что они обычно делают, может отличаться. Вот почему люди во всем мире часто борются за свободы и право добиваться того, что они действительно ценят.

Точно так же автономия не связана с обособленностью. Обособленность относится к отсутствию связи с близкими людьми.Люди могут быть очень автономно связаны с другими, например, когда они любят кого-то и хотят быть с ним рядом. Действительно, люди часто очень автономны в попытках установить связь с людьми, которых они любят, и позаботиться о них.

Еще одно важное различие — между автономией и свободой воли. Свобода воли, согласно большинству интерпретаций, включает некоторое понятие неопределенного действия или действия, которое вызвано душой или собой, которые полностью независимы от окружающей среды. Автономия, напротив, не имеет этих последствий.Большинство социологов считают, что любое поведение имеет стимул или причину либо внутри организма, либо в его окружающей среде. Но даже если все действия вызваны в этом смысле, они все равно могут значительно различаться по степени волевой или автономности.

Практическое применение исследований автономии можно найти повсюду. Поскольку люди, которые действуют автономно, более настойчивы, работают лучше и более приспособлены, становится важным выявить факторы в реальном мире, которые способствуют автономии.Таким образом, было проведено множество исследований о том, как поддерживать автономию в таких областях, как образование, спорт, работа, здравоохранение и психотерапия. Было показано, что во всех областях как структура стимулов, так и стили надзора влияют на автономию и связанные с ней положительные результаты.

Автономия — это тоже то, что можно культивировать изнутри. Поскольку автономия касается регулирования поведения через себя, она усиливается способностью человека отражать и оценивать свои собственные действия.Можно научиться размышлять свободно, расслабленно или заинтересованно, что может помочь избежать импульсивных действий, внешнего или внутреннего принуждения. В рамках теории самоопределения такая рефлексивная обработка характеризуется концепциями осознания и внимательности. Повышенная внимательность может помочь людям лучше понять, почему они действуют так, как они есть, и может предоставить информацию, которая поможет им впоследствии действовать с большим чувством выбора и свободы.

Ссылки:

  1. Браун, К.У. и Райан Р. М. (2003). Преимущества присутствия: внимательность и ее роль в психологическом благополучии. Журнал личности и социальной психологии, 84, 822-848.
  2. Чирков, В., Райан, Р. М., Ким, Ю., и Каплан, У. (2003). Дифференциация автономии от индивидуализма и независимости: перспектива теории самоопределения интернализации культурных ориентаций и благополучия. Журнал личности и социальной психологии, 84, 97-110.
  3. deCharms, R. (1968).Личная причинность. Нью-Йорк: Academic Press.
  4. Деси, Э. Л., и Райан, Р. М. (1985). Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека. Нью-Йорк: Пленум.
  5. Райан, Р. М., & Деси, Э. Л. (2000) Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог, 55, 68-78.
  6. Тейлор, Дж. С. (2005). Личная автономия. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Стремление к автономии | Психология сегодня

Почему люди на протяжении всей истории были готовы сражаться и даже умирать за свою свободу? С одной стороны, ответ очевиден: угнетение причиняет страдания, и все мы запрограммированы на то, чтобы избегать страданий.Но недавние исследования предполагают дополнительную причину: мы также, кажется, запрограммированы на стремление к автономии.

Автономность можно определить как способность делать выбор по собственному желанию. (Свободна эта воля или нет, здесь не имеет значения — только то, что она ощущается свободной.) Если мы чувствуем, что нас принуждает даже внутреннее давление, такое как вина или стыд — не говоря уже о внешнем давлении, как у других людей, — наше чувство автономии исчезает. .

Оказывается, ограничения нашей автономии могут лежать в основе многих наших несчастий.Исследования показывают, например, что один из главных источников неудовлетворенности врачей — это не необходимость иметь дело со страховыми компаниями или бумажной волокитой, а отсутствие контроля над своим распорядком дня. (Я обнаружил, что это правда: ничто не беспокоит меня больше в течение рабочего дня, чем ощущение спешки и неспособности контролировать то, как я провожу свое время.) Я просто ненавижу чувствовать себя вынужденным делать что-то — даже то, что я бы хотел сделать, если бы меня не заставляли делать их.

На самом деле, я считаю, что это верно во всех сферах моей жизни.Если моя жена, например, даже говорит мне (как это иногда бывает в ее стиле) делать что-то, что мне нравится — например, заниматься физическими упражнениями, — я возмущаюсь и действительно хочу сопротивляться этому, чтобы сохранить мое чувство автономии. Если вместо этого она просит меня что-то сделать, даже приготовить ужин, я могу свободно сказать «нет», что дает мне возможность сделать обоснованный выбор, не ограниченный моей потребностью сохранить свою автономию. Исследования показывают, что даже альтруистические действия (которые, как было показано, повышают благополучие тех, кто их принимает почти во всех случаях), не вызовут хороших чувств, если их принуждают.

Все это недавно заставило меня задуматься, как часто отношения рушатся из-за компрометации автономии: как часто микрокомпромиссы, которые мы все должны делать, чтобы сохранить наши отношения здоровыми, парадоксальным образом сеют семена их разрушения, ставя под угрозу наше чувство автономии. В моем случае только то, что я стал рассматривать эти микрокомпромиссы как подарки, как свободный выбор, заставило меня перестать сводить меня с ума.

Фактически, осознание моей потребности в автономии значительно улучшило мою способность наслаждаться всеми моими отношениями, помогая мне осознать, что когда у меня есть негативная реакция, которая кажется несоразмерной, это часто означает, что я чувствую компромиссное чувство автономии.Выявление причины этого обычно помогает не дать мне сказать или сделать что-то напрасно вредное. Как только я осознаю, что на самом деле реагирую на ослабление чувства автономии, я могу понять, что моя реакция — это моя проблема, а не чья-то еще. С этого момента становится легче переосмыслить ситуацию таким образом, чтобы я смог сохранить чувство автономии. (Например, если я чувствую, что меня принуждают к чему-то, я могу связать свой выбор делать это или нет с другим выбором, в отношении которого я чувствую себя более автономным, например, с продолжением отношений вообще.)

Жизнь, конечно, часто не допускает автономии. Если мы хотим достичь определенных целей, мы должны предпринять определенные действия и часто упускаем из виду цели, которые заставляют нас это делать, сосредотачиваясь только на действиях, которые мы чувствуем вынужденными предпринять (например, если мы хотим быть в отношениях, которые мы часто приходится выбирать желания партнера, а не собственные). Однако, когда мы напоминаем себе о причинах, по которым мы делаем то, чего не хотим делать, о причинах, которые представляют наши автономные желания, становится ясно, что мы добровольно отказались от нашей автономии во имя наших автономных желаний.Фактически, у нас всегда есть возможность сказать «нет». Именно тогда нам нужно быть готовыми жить с последствиями этого выбора. И когда я напоминаю себе об этом, решение сказать «да» больше похоже на мое собственное.

границ | Посредническая роль психологической автономии, компетентности и взаимосвязи в балансе работы и личной жизни и благополучии

Введение

Индустрия гостеприимства — это трудоемкая среда, которая работает 365 дней в году и круглосуточно и требует рабочего времени, которое иногда превышает стандарт 40 часов в неделю для полной занятости для производства услуг.Такая рабочая среда очень проблематична, потому что сотрудники должны иметь дело с ненадежной и эксплуататорской рабочей средой, низкой заработной платой, антисоциальными рабочими часами и плохим социальным статусом, что не позволяет им совмещать работу, семейные обязанности и другие необходимые элементы. для их благополучия (Баум, 2019). Следовательно, условия труда в индустрии гостеприимства не позволяют сотрудникам получать пользу от удовлетворительного уровня психологических потребностей, таких как повышение психологического благополучия и надлежащий баланс между работой и личной жизнью (Haider et al., 2018). Однако качество взаимоотношений между сотрудниками и клиентами имеет решающее значение (Castellanos-Verdugo et al., 2009), особенно в индустрии гостеприимства, где обслуживающий персонал является одним из наиболее важных факторов успеха (Tsai, 2009).

Рисунок 1. Предлагаемая модель исследования . Источник: Self-Structure.

В отличие от хорошего баланса между работой и личной жизнью, конфликты между работой и личной жизнью снижают благополучие сотрудников и увеличивают психологический стресс, что может привести к снижению приверженности сотрудников и более частому отказу от работы (Hofmann and Stokburger-Sauer, 2017).Следовательно, как практикующие врачи, так и исследователи должны понимать важность здорового и / или правильного баланса между работой и личной жизнью и психологического благополучия для улучшения условий труда, что является важным фактором, который помогает удерживать квалифицированных сотрудников. Помимо важности этих психологических потребностей, эмпирические данные о связи между балансом между работой и личной жизнью и психологическим благополучием , а также между психологической автономией , психологической компетентностью и психологической взаимосвязью well-being редко встречается в маркетинговой литературе, особенно в индустрии гостеприимства.Чтобы восполнить этот пробел, в текущем исследовании изучается влияние психологической автономии, психологической компетентности и психологической взаимосвязи на «баланс между работой и личной жизнью» и психологическое благополучие. В этом исследовании также исследуется влияние баланса между работой и личной жизнью на «психологическое благополучие» и опосредующий эффект баланса между работой и личной жизнью с использованием сотрудников в сфере гостеприимства в Объединенных Арабских Эмиратах в качестве статистических единиц.

Обзор литературы

Психологическое благополучие

Согласно теории самоопределения (SDT), жизнеспособность и эффективное функционирование — это две врожденные тенденции, к которым люди обычно стремятся, когда их основные психологические потребности удовлетворены (Deci and Ryan, 2008).Базовые потребности определяются как «врожденные психологические питательные вещества, которые необходимы для постоянного психологического роста, целостности и благополучия» (Deci and Ryan, 2000, p. 229). Таким образом, неоптимальные психологические результаты с большей вероятностью появятся (например, более низкий психологический рост и благополучие), когда основные потребности останутся неудовлетворенными (Deci and Ryan, 2000). SDT выделяет автономию, компетентность и взаимосвязь как три психологические потребности. Автономия относится к переживанию воли и одобрения своего поведения (DeCharms, 1968).Однако компетентность определяет желание, выражаемое человеком, овладеть своим окружением, наслаждаясь ценными результатами в нем (White, 1959), тогда как родство определяет индивидуальное чувство связи с другими (Baumeister and Leary, 1995).

По данным Klainin-Yobas et al. (2016), психологическое благополучие (PWB) является важным фактором, который может улучшить здоровье и увеличить продолжительность жизни. Гедонизм и эвдемония — это два типа конструктов ПРБ, которые постоянно передают ситуацию в рабочей среде (Joshanloo, 2018).Основываясь на психологическом благополучии на рабочем месте, гедонизм определяет степень, в которой сотрудники могут расширить положительные эффекты и уменьшить негативные последствия, тогда как эвдемония определяет степень, в которой сотрудники могут стать более здоровыми, более радостными и процветающими в конкретной рабочей среде (Rahmani et al. др., 2018). Как отмечает Хорват (2018), высокоуровневые конструкции оказывают большее влияние на долгосрочное благополучие человека. Согласно теории самоопределения, социальная среда играет важную роль в удовлетворении основных психологических потребностей.Поддерживающий социальный контекст может повысить уровень удовлетворения основных психологических потребностей с последующими результатами оптимального функционирования и благополучия, тогда как принудительный социальный контекст препятствует удовлетворению этих потребностей, что приводит к сбоям в работе и плохому самочувствию (Ryan and Deci, 2000). ). Соответственно, Trépanier et al. (2013) исследовали, как запугивание на рабочем месте влияет на психологическое здоровье на работе. Авторы обнаружили, что плохое обращение отрицательно влияет на уровень вовлеченности в работу, оставляя неудовлетворенными психологические потребности сотрудников в автономии, а также в компетентности и родстве.

Баланс между работой и личной жизнью

Способность балансировать между работой и личной деятельностью помогает сотрудникам улучшить качество их благосостояния (De Cieri et al., 2002). Следовательно, инициативы по обеспечению баланса между работой и личной жизнью должны разрабатываться стратегически, а также приниматься и уважаться в рамках организационной культуры, чтобы приносить адекватную пользу сотрудникам и организациям, в которых они работают. Чтобы достичь такого баланса здоровья, сотрудники должны иметь автономию, чтобы в полной мере наслаждаться жизнью как на рабочем месте, так и за его пределами (Moore, 2007).Денежные выплаты часто используются в качестве мотивационного фактора в рабочих условиях. Однако сотрудники, которые ценят баланс между работой и личной жизнью, с меньшей вероятностью будут мотивированы денежными льготами, предлагаемыми их работодателями, если эти льготы не повышают качество их жизни.

Многие эмпирические исследования сообщают о повышении производительности и мотивации сотрудников в рамках организационной среды, в которой стратегически реализуются инициативы по обеспечению баланса между работой и личной жизнью (Lazar et al., 2010).Точно так же реализация программ баланса между работой и личной жизнью имеет стратегическую позицию, направленную на удержание сотрудников как средство снижения затрат и бремени, связанного с наймом и прогулами. Точно так же инициирование программ баланса между работой и личной жизнью было поддержано как средство, с помощью которого организации улучшают набор рабочей силы, уровень производительности и приверженности своих сотрудников, а также уровень их вовлеченности (Hyman and Summers, 2007). Более здоровый баланс работы и личной жизни связан с более высоким психологическим благополучием.Хотя в литературе говорится о преимуществах баланса между работой и личной жизнью как для сотрудников, так и для работодателей, количественная оценка таких преимуществ остается сложной задачей из-за качественного характера большинства инициатив по обеспечению баланса между работой и личной жизнью. Следовательно, необходимо определить надежные измерения, чтобы помочь количественно оценить уровень вклада, прямо или косвенно, баланса между работой и личной жизнью в организационные результаты для доказательной поддержки таких утверждений (Eby et al., 2005).

Психологическая автономия

«Автономия означает самоуправление и ответственный контроль над своей жизнью» (Келлер, 2015, стр.1). Индуктивно автономия определяет способность человека принимать информированные решения без принуждения. В этом отношении автономия также определяет степень, в которой человек может контролировать свои возможности и выбор и соответственно удовлетворять свои желания. Некоторые авторы (например, Benz and Frey, 2008) утверждали, что благополучие сотрудников достигается не только через психологическую автономию, но и благодаря способности сотрудников достигать уникальных целей в конкретном рабочем контексте, поддерживаемой самоопределением, помогающим им удовлетворять свои психологические проблемы. потребности.Быть свободным от принятия решений без принуждения на рабочем месте и чувствовать себя свободным действовать в соответствии с собственными решениями — это две разные ситуации. С точки зрения теории самоопределения в контексте рабочего места, обеспечение психологической автономии на рабочем месте не требует относительной автономии для принятия решений без принуждения. Однако он предоставляет сотрудникам свободу выбора для принятия значимых решений и свободу добровольно заниматься деятельностью, которая приносит высокий уровень удовлетворения их психологических потребностей, а не является конечным результатом давления или принуждения со стороны высшего руководства (deCharms, 1981 ).

Несколько исследований обнаружили положительную связь между психологической автономией и другими показателями психологического благополучия, такими как гедоническое счастье (Sheldon et al., 1996), удовлетворенность жизнью (Cordeiro et al., 2016) и субъективная жизнеспособность. Эти результаты позволяют нам утверждать, что люди, которые пользуются более высоким уровнем автономии на рабочем месте, вероятно, будут иметь большее благополучие, чем те, кто испытывает ограничения или более низкую автономию. В таких случаях взаимосвязь между более высоким уровнем благополучия и более высоким уровнем автономии на рабочем месте будет опосредована психологической автономией.Таким образом, мы предполагаем следующее:

h2a: Психологическая автономия положительно коррелирует с психологическим благополучием.

h2b: Психологическая автономия положительно коррелирует с балансом между работой и личной жизнью.

h2c: Рабочий баланс оказывает опосредованное влияние на взаимосвязь между психологической автономией и психологическим благополучием.

Психологическая компетентность

Психологическая автономия положительно влияет на психологическую компетентность.Учитывая такой положительный эффект, психологическая компетентность с большей вероятностью обеспечит большее индивидуальное чувство самоэффективности и личного мастерства, а также усиление основной компетентности в условиях рабочего места, предлагая хорошее соответствие баланса между работой и личной жизнью. В большинстве случаев квалифицированные сотрудники — это люди, стремящиеся к дальнейшему развитию своей психологической компетенции на рабочем месте. К сожалению, они часто сталкиваются с неуверенностью в том, чтобы полностью удовлетворить эту психологическую потребность (McMullen and Shepherd, 2006).Что еще более важно, высококвалифицированные сотрудники, как правило, не полагаются на рутину, а ищут способы адаптировать свое поведение по мере продвижения по служебной лестнице (McGrath and MacMillan, 2000). В конечном итоге эти сотрудники склонны опираться на окружающую среду на рабочем месте, чтобы развить основные компетенции, необходимые для удовлетворения их потребности в психологической компетентности и для обеспечения хорошего баланса между работой и личной жизнью и психологического благополучия в сегодняшней высококонкурентной и постоянно меняющейся деловой среде.Содействуя и поощряя постановку личных целей, которые не противоречат балансу работы и личной жизни, менеджеры могут предоставить своим сотрудникам возможности для дальнейшего развития навыков и способностей, которые могут помочь им в достижении обеих личных целей (например, удовлетворить их потребность в психологическом благополучии). существо) и их организации (Haynie and Shepherd, 2011).

Несколько полевых и экспериментальных исследований изучали взаимосвязь между психологической компетентностью, психологическим благополучием и балансом между работой и личной жизнью.Соответственно, психологическая компетентность ассоциируется с большим психологическим благополучием и балансом между работой и личной жизнью. Точно так же было обнаружено, что баланс между работой и личной жизнью опосредует связь между психологической компетентностью и психологическим благополучием. Повышение ценности психологической компетентности может принести значительные выгоды как работникам, так и работодателям. Например, удовлетворяя потребность в психологической компетентности, сотрудники с большей вероятностью будут повышать свою мотивацию к постоянному наращиванию потенциала.В свою очередь, работодатели, скорее всего, выиграют от приобретения сотрудниками новых знаний и повышения квалификации, поскольку их работа выполняется лучше и эффективнее. Исследования также показывают, что более высокий уровень психологической компетентности положительно коррелирует с психологическим благополучием в дополнение к другим психологическим потребностям, таким как гедоническое счастье (Cordeiro et al., 2016), удовлетворенность жизнью и субъективная жизнеспособность (Baard et al., 2004), и т. д. На основании результатов, упомянутых выше, мы предполагаем следующее:

h3a: Психологическая компетентность положительно коррелирует с психологическим благополучием.

h3b: Психологическая компетентность положительно коррелирует с балансом между работой и личной жизнью.

h3c: Рабочий баланс оказывает опосредованное влияние на взаимосвязь между психологической компетентностью и психологическим благополучием .

Психологическое родство

Психологическая родственность относится к социальной природе людей и их связи с другими. Исследователи согласны с тем, что психологическая связь важна в благоприятной обстановке на рабочем месте, в которой ценится близость с другими и социальные действия.Новичок на рабочем месте может вызвать чувство социальной изоляции и одиночества (Gumpert and Boyd, 1984). Точно так же неблагоприятная рабочая среда может создать разрыв во взаимоотношениях между иерархией и внутри нее, что приведет к ощущению удаленности, одиночества и социальной изоляции (Hannafey, 2003). Из-за требований к сотрудникам брать на себя обязательства перед клиентами и коллегами, ощущение удаленности также может создаваться даже в благоприятной рабочей среде (Wood and Rowe, 2011; Shir et al., 2018). Следовательно, дефицит принадлежности может возникнуть из-за негативных эмоций (например, горя, страха перед неудачей, стресса и одиночества), часто связанных с чувством изолированности (Shepherd and Haynie, 2009).

В отличие от чувства отчуждения или маргинализации, автономия или поддерживающая автономия на рабочем месте способствует созданию у сотрудников чувства связи со своими коллегами (Baumeister and Leary, 1995). Следовательно, сотрудники могут пользоваться свободой организовывать свой собственный подход к достижению целей организации, а также свободой взаимодействовать с отдельными лицами и подключаться к профессиональным сетям, имеющим отношение к их личностям.Когда сотрудники имеют автономию устанавливать отношения и свободно взаимодействовать с отдельными лицами по своему выбору, сотрудники с большей вероятностью будут уделять время развитию отношений и профессиональных сетей, в которые их поощряют. Менеджеры могут защитить тех, кто работает под их руководством, от развития чувства социальной изоляции (Francis and Sandberg, 2000). В противном случае сотрудники могут испытывать чувство социальной изоляции, когда они вынуждены подчиняться решениям других, вынуждены сотрудничать с отдельными лицами, выбранными высшим руководством, и вынуждены следовать организационным правилам и распорядкам (Simon, 1991).

Поскольку поддерживающая автономия на рабочем месте предоставляет людям лучшие возможности для укрепления отношений на работе, они с большей вероятностью будут испытывать большее чувство связи со своими сверстниками, что может привести к удовлетворительному уровню благополучия. Позитивные чувства психологической связи сильно коррелируют с другими психологическими потребностями, такими как психологическая связь, а также с подкатегориями психологических потребностей, такими как благополучие, гедоническое счастье, субъективная жизнеспособность и удовлетворенность жизнью (Sheldon et al., 1996; Баард и др., 2004; Cordeiro et al., 2016). Следовательно, предполагается следующее:

h4a: Психологическая близость положительно коррелирует с психологическим благополучием.

h4b: Психологическая близость положительно коррелирует с балансом между работой и личной жизнью.

h4c: Баланс между работой и личной жизнью положительно коррелирует с психологическим благополучием.

h5: Баланс между работой и личной жизнью опосредует связь между психологическим родством и психологическим благополучием.

Методология

Измерение

Для достижения цели этого исследования мы разработали количественный опросник, и письменное информированное согласие было получено от участников до того, как они заполнили анкету. Анкета была разделена на шесть разделов. В первом разделе собрана основная социально-демографическая информация. Пять оставшихся разделов были разработаны для оценки взаимосвязей между каждой из независимых переменных этого исследования: психологическая автономия, психологическая компетентность, психологическая взаимосвязь, опосредующая переменная «баланс между работой и личной жизнью», зависимая переменная «психологическое благополучие» и опосредующий эффект «баланса между работой и личной жизнью».Затем 6 марта 2019 года Комитетом по этике исследований Университета Зайда было получено полное этическое разрешение (ZU19_019_F). Предметы оценивались по пятибалльной шкале Лайкерта.

Сбор данных

Данные были собраны из двух источников: онлайн и на месте. Из онлайн-источника был получен 361 ответ. Для местного источника было собрано 220 достоверных ответов с использованием традиционной методики опроса «бумага-карандаш» на объектах гостеприимства в Дубае, Объединенные Арабские Эмираты.Обобщение основной информации о респондентах показывает, что среди 581 респондента, заполнившего анкету, 59,7% составляли женщины и 41,3% — мужчины. Результаты также показывают, что 42% респондентов были в возрастной группе 19–29 лет. Кроме того, 22,4% респондентов сообщили, что они студенты университетов, а 52,4% работали полный рабочий день. Академическая успеваемость респондентов составила 41,6% со степенью бакалавра и 24,1% со степенью средней школы.

Анализ данных

Это исследование направлено на понимание влияния «баланса между работой и личной жизнью» на «психологическое благополучие» при использовании сотрудников в сфере гостеприимства в Объединенных Арабских Эмиратах.Для достижения этой цели была разработана модель структурного уравнения для изучения того, как психологическая автономия, психологическая компетентность и психологическая взаимосвязь влияют на психологическое благополучие и баланс между работой и личной жизнью. Изучается опосредующий эффект баланса между работой и личной жизнью в этих отношениях. Пункты были проанализированы на сходящуюся валидность, надежность и дискриминантную валидность. Надежность пунктов была подтверждена с помощью альфа-теста Кронбаха, а валидность — с помощью подтверждающего факторного анализа (CFA) с использованием SPSS версии 25.0. Пригодность модели была проверена с использованием моделирования структурным уравнением (SEM). 4.1. Дизайн и выборка исследования.

Результаты

Анализ достоверности и надежности и соответствие модели

Мы проверили шкалу пунктов анкеты на конвергентную валидность, надежность и дискриминантную валидность. Для оценки конвергентной достоверности скрытых переменных обычно требуется порог нагрузки, равный или превышающий 0,60. Подтверждена конвергентная достоверность измерения нашей модели, при этом каждый элемент дает значение, превышающее обычно требуемый минимальный порог.Чтобы оценить надежность шкалы пунктов, мы использовали совокупную надежность (CR), альфу Кронбаха и извлеченную среднюю дисперсию (AVE). Значения CR и альфа Кронбаха для каждого элемента были выше порогового значения 0,7, а AVE — выше порогового значения 0,5, как было предложено Bagozzi и Yi (1988). Поскольку эти измерения соответствуют рекомендуемым пороговым значениям, мы пришли к выводу, что наша модель надежна. Мы также провели тест дискриминантной достоверности с использованием корреляционной матрицы, как показано в таблице 1, чтобы убедиться, что квадратный корень из AVE для каждой конструкции был больше, чем корреляции между конструкциями.

Таблица 1. Значения нагрузки , AVE и совокупной надежности (CR).

Результаты для индекса согласия (GFI) = 0,93, нормированного индекса соответствия (NFI) = 0,92 и сравнительного индекса соответствия (CFI) = 0,95, демонстрируя в целом хорошее соответствие нашей модели по сравнению с предлагаемым порогом 0,90. . Результаты также дают скорректированный индекс согласия (AGFI) 0,89, что выше предлагаемого 0,80. Точно так же среднеквадратичная ошибка аппроксимации (RMSEA) дает хорошее соответствие 0.08. Кроме того, мы проверили гипотезы этого исследования с помощью SEM AMOS. Результаты для стандартизованных бета-коэффициентов и значения T представлены в таблице 2. Результаты показывают, что психологическая автономия положительно влияет на психологическое благополучие (β = 0,12) и на баланс между работой и личной жизнью (β = 0,19). . Психологическая компетентность положительно влияет на психологическое благополучие (β = 0,23), но отрицательно влияет на баланс между работой и личной жизнью (β = -0,14). Однако результаты показывают, что психологическая связь отрицательно влияет как на психологическое благополучие (β = -014), так и на баланс между работой и личной жизнью (β = -0.23). Согласно гипотезе H 4 баланс между работой и личной жизнью положительно влияет на психологическое благополучие со стандартизированным бета-коэффициентом 0,09. Как показано в таблице 2, четыре (4) из семи (7) гипотез, описанных в нашей модели, подтверждаются с помощью статистически значимых путевых коэффициентов.

Таблица 2. Стандартизированные бета-коэффициенты и гипотезы подтверждают.

Модель указывает на высокий уровень предсказательной силы независимых переменных, на который приходится 37% (R 2 ) дисперсии зависимой переменной (психологическое благополучие).

Посреднические эффекты

На следующем этапе мы оцениваем опосредующий эффект баланса между работой и личной жизнью во взаимосвязи между каждой независимой переменной и зависимой переменной. Психологическая автономия значительно и положительно влияет на рабочий баланс с регрессионным весом, равным 0,718, и значением P менее 0,001. Баланс между работой и личной жизнью значительно влияет на психологическое благополучие с коэффициентом регрессии 1,07. Однако результаты указывают на уменьшение причинного воздействия психологической автономии на психологическое благополучие.Такое уменьшение веса регрессии указывает на неопосредованный эффект баланса между работой и личной жизнью (Hayes et al., 2011). Было протестировано опосредующее влияние баланса между работой и личной жизнью на взаимосвязь между психологической компетентностью и психологическим благополучием. В отличие от того, что предполагалось, результаты показывают, что баланс между работой и личной жизнью не является допустимым опосредующим фактором в этих отношениях. Точно так же мы протестировали опосредующий эффект баланса между работой и личной жизнью в отношении между психологической компетентностью и психологическим благополучием, а затем между психологической взаимосвязью и психологическим благополучием.Результаты подтверждают опосредование баланса между работой и личной жизнью во взаимосвязи как между психологической компетентностью и психологическим благополучием, так и между психологической взаимосвязью и психологическим благополучием.

Обсуждение

Было обнаружено, что значимость психологической автономии положительно связана с психологическим благополучием и балансом между работой и личной жизнью. Точно так же психологическая компетентность положительно связана с психологическим благополучием. Все эти результаты подтверждаются литературой (Sheldon et al., 1996; Баард и др., 2004; Мур, 2007; Лазарь и др., 2010; Cordeiro et al., 2016). В отличие от гипотез, основанных на других выводах в литературе, психологическая компетентность отрицательно связана с балансом между работой и личной жизнью. Более того, мы обнаружили, что психологическая взаимосвязь отрицательно связана как с психологическим благополучием, так и с балансом между работой и личной жизнью, тогда как баланс между работой и личной жизнью положительно связан с психологическим благополучием. Таким образом, правильная интерпретация этих результатов может быть выполнена только с учетом социальных и правовых контекстов, демографии рабочей силы и характера отрасли, в которой изучались эти переменные.

Индустрия гостеприимства — это очень трудоемкий сектор, требующий найма как неквалифицированной, так и квалифицированной рабочей силы для оказания услуг. Таким образом, перед менеджерами стоит задача сделать гостиничный бизнес более привлекательным для сотрудников, используя их различные психологические потребности в качестве средства сокращения текучести кадров для удовлетворения спроса, вызванного бумом в туристической индустрии в стране. Однако с учетом сегодняшних тенденций в отношении кадрового состава сотрудники более склонны ставить во главу угла успешные карьерные цели, что противоречит другим аспектам их жизни.Помимо этой тенденции, психологические потребности могут различаться у разных людей в зависимости от возраста, уровня образования и статуса гражданства (в нашем случае — Объединенные Арабские Эмираты). Лица с соответствующими полномочиями обычно ожидают большей автономии в своей работе. Что касается тенденций приоритета достижения карьерных целей, молодые люди с адекватным уровнем образования больше подчеркивают свою психологическую автономию и компетентность как средство достижения как психологического благополучия, так и баланса между работой и личной жизнью, что частично определяет их парадигму достижения успешной карьеры. цели.Следовательно, эти люди могут быть удовлетворены инициативами в области устойчивого человеческого развития, поддерживающими их конечные карьерные цели. Психологическая автономия и психологическая компетентность тесно связаны. Однако причины остаются неясными, почему психологическая автономия положительно влияет на баланс между работой и личной жизнью, тогда как психологическая компетентность движется в противоположном направлении. Однако отрицательная связь между психологической компетентностью и балансом между работой и личной жизнью кажется логичной для сотрудников, которые добровольно придают значение своим карьерным целям по сравнению с другими аспектами своей жизни.

Удовлетворение психологических потребностей жизненно важно для здоровой и продуктивной среды на рабочем месте. Однако инициатива по поддержке или разработке стратегического плана для удовлетворения этих потребностей может не принести ожидаемых результатов, как указано в этом исследовании. Следовательно, и исследователи, и менеджеры должны понимать, что каждая психологическая потребность различается у разных людей в зависимости от их цели в жизни, их финансового положения, семейного положения, а также социальных и правовых условий. Кроме того, при рассмотрении значимости этих психологических потребностей следует учитывать возраст и образование.Таким образом, в будущих исследованиях можно рассмотреть вопрос о том, как различия в возрасте, социальном статусе и правовом контексте влияют на инициативы в отношении психологических потребностей на рабочем месте. Более того, способы интерпретации людьми своих психологических потребностей и ожиданий относительно этих потребностей заслуживают глубокого исследования. Исследование было ограничено индустрией гостеприимства в Объединенных Арабских Эмиратах. Следовательно, подобный результат вряд ли можно будет найти в других отраслях, учитывая особенности индустрии гостеприимства.Кроме того, различия в правовом контексте и характеристиках рабочей силы различаются в зависимости от страны. Эта разница может также объяснить сложность проведения правдоподобных сравнений в отношении состояний психологических потребностей и их последствий для сотрудников и предприятий в различных культурных и правовых условиях.

Доступность данных

Наборы данных для этой рукописи не являются общедоступными, потому что они содержат информацию, которая не может быть общедоступной на основании подписанного нами соглашения.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять по адресу [email protected]

Заявление об этике

Комитет по этике Университета Зайда. На это исследование было дано полное этическое разрешение: ZU19_019_F.

Взносы авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Баард П. П., Деци Э. Л. и Райан Р. М. (2004). Внутреннее удовлетворение потребности: мотивационная основа производительности и благополучия в двух рабочих условиях. J. Appl. Soc. Psychol. 34, 2045–2068. DOI: 10.1111 / j.1559-1816.2004.tb02690.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Багоцци Р. и Йи Ю. (1988). Об оценке моделей структурных уравнений. J. Acad. Отметка. Sci. 16, 74–94. DOI: 10.1007 / BF02723327

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баум, Т.(2019). Работа в сфере гостеприимства 2033: ретроспективная перспектива (статья для специального выпуска «светила» международного журнала по менеджменту в сфере гостеприимства). Внутр. J. Госпиталь. Manag. 76, 45–52. DOI: 10.1016 / j.ijhm.2018.06.027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер Р. и Лири М. (1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Psychol. Бык. 117, 497–529. DOI: 10.1037 // 0033-2909.117.3.497

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бенц М. и Фрей Б. С. (2008). Быть независимым — это здорово: субъективные оценки самозанятости и иерархии. Economica 75, 362–383. DOI: 10.1111 / j.1468-0335.2007.00594.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кастелланос-Вердуго, М., Овьедо-Гарсия, М.А, Рольдан, Дж. Л. и Веерапермал, Н. (2009). Качество взаимоотношений между сотрудниками и клиентами: предпосылки и последствия в гостиничном бизнесе. Внутр. J. Contemp. Больница. Manag. 21, 251–274. DOI: 10.1108 / 095961108288

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кордейро П. М., Пайшао М. П., Ленс В. и Шелдон К. (2016). Факторная структура и размерность сбалансированной меры основных психологических потребностей португальских старшеклассников. Отношение к благополучию и неблагополучию. ЖЖ. Индивидуальный. Diff. 47, 51–60. DOI: 10.1016 / j.lindif.2015.12.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеЧармс, Р.С. (1968). Личная причинность: внутренние аффективные детерминанты поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press.

Google Scholar

Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (2000). «Что» и «почему» для достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Psychol. Inq. 11, 227–268. DOI: 10.1207 / S15327965PLI1104_01

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (2008). Теория самоопределения: макротеория мотивации, развития и здоровья человека. Банка. Психо. 49, 182–185. DOI: 10.1037 / a0012801

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Сиери, Х., Холмс, Б., Эбботт, Дж., И Петтит, Т. Дж. (2002). Стратегии баланса работы / жизни: прогресс и проблемы в австралийских организациях. Мельбурн: университет Монаша.

Google Scholar

deCharms, R. (1981). «Личная причинная связь и локус контроля: две разные традиции и две некоррелированные меры», в Research With the Locus of Control Construct: Assessment , Vol.1, изд. Х. М. Лефкур (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press), 337–358. DOI: 10.1016 / b978-0-12-443201-7.50014-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эби, Л. Т., Каспер, В. Дж., Локвуд, А., Бордо, К., и Бринли, А. (2005). Работа и семейные исследования в IO / OB: анализ содержания и обзор литературы (1980–2002). J. Vocat. Behav. 66, 124–197. DOI: 10.1016 / j.jvb.2003.11.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрэнсис, Д. Х., и Сандберг, В.Р. (2000). Дружба внутри предпринимательских команд и ее связь с командной и венчурной эффективностью. Entrepr. Теория Прак. 25, 5–26. DOI: 10.1177 / 104225870002500201

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гумперт Д. Э. и Бойд Д. П. (1984). Одиночество владельца малого бизнеса. Harv. Автобус. Ред. 62, 18–24.

Google Scholar

Хайдер С., Джабин С. и Ахмад Дж. (2018). Умеренное посредничество между балансом между работой и личной жизнью и производительностью сотрудников: роль психологического благополучия и удовлетворенности коллегами. Rev. Psicol. Trabajoydel. Орган. 34, 29–37. DOI: 10.5093 / jwop2018a4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ханнафей, Ф. Т. (2003). Предпринимательство и этика: обзор литературы. J. Bus. Этика 46, 98–108. DOI: 10.1023 / A: 1025054220365

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейс, А.Ф., Проповедник, К.Дж., Майерс, Т.А. (2011). «Посредничество и оценка косвенных эффектов в исследованиях политической коммуникации», в Справочнике по исследованиям политической коммуникации: методы, меры и аналитические методы , ред.П. Бьюси и Р. Л. Холберт (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж), 434–465.

Google Scholar

Хейни, Дж. М., и Шеперд, Д. (2011). К теории прерывистого карьерного перехода: исследование карьерных переходов, вызванных травматическими жизненными событиями. J. Appl. Psychol. 96, 501–524. DOI: 10.1037 / a0021450

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хофманн В., Стокбургер-Зауэр Н. Э. (2017). Влияние эмоционального труда на восприятие и приверженность сотрудников баланса между работой и личной жизнью: исследование в индустрии гостеприимства. Внутр. J. Госпиталь. Manag. 65, 47–58. DOI: 10.1016 / j.ijhm.2017.06.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хорват, П. (2018). Связь психологических конструктов с благополучием. New Ideas Psychol. 51, 15–20. DOI: 10.1016 / j.newideapsych.2018.04.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хайман Дж. И Саммерс Дж. (2007). Работа и жизнь: может ли представительство сотрудников влиять на баланс? Сотрудник Relat. 29, 367–384.DOI: 10.1108 / 01425450710759208

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джошанлоо, М. (2018). Продольные ассоциации между субъективным и психологическим благополучием в Японии: четырехлетнее панельное исследование с перекрестным лагом. Личный. Индивидуальный. Diff. 134, 289–292. DOI: 10.1016 / j.paid.2018.06.033

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клайнин-Йобас, П., Рамирес, Д., Фернандес, З., Сармиенто, Дж., Таной, В., Игнасио, Дж. И др. (2016). Изучение прогнозирующего влияния внимательности на психологическое благополучие студентов бакалавриата: подход к моделированию структурных уравнений. Личный. Индивидуальный. Diff. 91, 63–68. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.11.034

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лазар И., Осоян К., Ратиу П. (2010). Роль практики баланса между работой и личной жизнью в повышении эффективности организации. Eur. Res. Stud. 13: 201.

Google Scholar

McGrath, R.G., and MacMillan, I. (2000). Предпринимательское мышление. Бостон, Массачусетс: Издательство Гарвардской школы бизнеса.

Google Scholar

Макмаллен, Дж., и Шеперд, Д. (2006). Предпринимательские действия и роль неопределенности в теории предпринимателя. Acad. Manag. Ред. 31, 132–152. DOI: 10.5465 / amr.2006.19379628

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мур, Ф. (2007). Баланс между работой и личной жизнью: контраст между менеджерами и рабочими в ТНК. Сотрудник Relat. 29, 385–399. DOI: 10.1108 / 01425450710759217

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рахмани К., Гнот Дж. И Мазер Д.(2018). Гедоническое и эвдемоническое благополучие: психолингвистический взгляд. Тур. Manag. 69, 155–166. DOI: 10.1016 / j.tourman.2018.06.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан, Р. М., и Деси, Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Am. Psychol. 55, 68–78. DOI: 10.1037 // 0003-066x.55.1.68

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шелдон К.М., Райан Р. М. и Рейс Х. Р. (1996). Что делает день хорошим? компетентность и автономия в повседневной жизни и в личности. Личный. Soc. Psychol. Бык. 22, 1270–1279. DOI: 10.3200 / SOCP.148.5.523-534

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шеперд Д. и Хейни Дж. М. (2009). Семейный бизнес, конфликт идентичности и ускоренный предпринимательский процесс: процесс разрешения конфликта идентичности. Entrepr. Теория Прак. 33, 1245–1264.DOI: 10.1111 / j.1540-6520.2009.00344.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шир Н., Николаев Б. Н., Винсент Дж. (2018). Предпринимательство и благополучие: роль психологической автономии, компетенции и взаимосвязи. Амстердам: издательство Elsevier Science Publishing.

Google Scholar

Trépanier, S.-G., Fernet, C., and Austin, S. (2013). Запугивание на рабочем месте и психологическое здоровье на работе: посредническая роль в удовлетворении потребностей в автономии, компетентности и взаимосвязи. Рабочее напряжение 27, 123–140. DOI: 10.1080 / 02678373.2013.782158

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tsai, C.-W. (2009). Важное влияние способности сотрудника управлять эмоциями на его / ее служебное поведение в международном туристическом отеле. Серв. Industr. J. 29, 1437–1449. DOI: 10.1080 / 02642060

6262

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вуд, М. С., Роу, Дж. Д. (2011). Некуда бежать и некуда спрятаться: взаимосвязь между предпринимательским успехом и чувствами западников. Entrepr. Res. J. 1, 1–43. DOI: 10.2202 / 2157-5665.103

CrossRef Полный текст | Google Scholar

границ | Автономия, компетентность, взаимосвязь и благодетель: мультикультурное сравнение четырех путей к значимой работе

Введение

Способность ощутить осмысленность — фундаментальная часть достойной жизни (Камю, 1955; Вольф, 1997; Мартела, 2017). Соответственно, отсутствие смысла ассоциируется с депрессией, смертностью и даже суицидальными идеями (Harlow et al., 1986; Steger et al., 2006; Tanno et al., 2009). Учитывая упадок традиционных источников смысла, таких как религия, работа, возможно, стала, наряду с семьей, одной из наиболее важных сфер, из которых люди получают значимость в своей жизни (Baum and Stewart, 1990; Baumeister, 1991; Steger and Dik, 2009 г.). Это означает, что многие сотрудники по всему миру стремятся найти смысл в своей работе. Например, репрезентативный опрос рабочей силы США показывает, что 28% респондентов ценят цель выше денег или статуса (Imperative, 2015), а другой опрос 26000 участников LinkedIn в 40 странах показывает, что 37% респондентов ценят цель выше денег или статус во всем мире: от 53% в Швеции до 23% в Саудовской Аравии (Hurst et al., 2016). Другая вероятностная выборка из 1200 выпускников колледжей в США показала, что 34% респондентов готовы согласиться на 15% меньшую зарплату, если это позволит им работать в организации, ценности которой совпадают с их собственными (Net Impact, 2012).

Обретение смысла своей работы и переживание ее как призвания все больше и больше также становятся центром профессиональной и консультационной психологии (Dik et al., 2009; Allan et al., 2017) в стремлении повысить благополучие и позитивное функционирование сотрудников (Super, 1955; Робичек, Вудсон, 2006).Осмысленность работы тесно связана с профессиональным призванием (Duffy et al., 2012, 2013; Hirschi, 2012) и достоинством на работе (Di Fabio and Maree, 2016). В последние десятилетия оно начало привлекать повышенное внимание как важное психологическое состояние само по себе (Wrzesniewski, 2003; Michaelson, 2005; Rosso et al., 2010; Martela and Pessi, 2018). Это исследование продемонстрировало, как значимая работа способствует положительному эмоциональному благополучию (Arnold et al., 2007), профессиональной идентификации (Bunderson and Thompson, 2009), получая выгоду от стрессового события, связанного с работой (Britt et al., 2001), удовлетворенность жизнью, меньше депрессии (Steger et al., 2012; Duffy et al., 2013) и нахождение смысла своей жизни (Steger and Dik, 2009). Соответственно, исследователи начали осознавать, что поиск смысла в работе имеет основополагающее значение для мотивации, приверженности и общего благополучия, связанных с работой (Rosso et al., 2010), а также выбора карьеры (Bunderson and Thompson, 2009; Dik et al. ., 2009). Соответственно, несколько ученых признали, что значимая работа «возможно, должна быть одним из самых важных вопросов для организационной науки» (Подольный и др., 2005, с. 1; см. также Lepisto and Pratt, 2017). В то время как предыдущая работа увязывала значимую работу с важными организационными результатами, такими как меньшее количество прогулов на работе (Steger et al., 2012), снижение намерений текучести (Scroggins, 2008; Arnoux-Nicolas et al., 2016) и результативность, оцененная руководителем (Harris et al., al., 2007), значимость работы также ценна сама по себе (Bowie, 1998; Roessler, 2012; Michaelson et al., 2014). Таким образом, стремление к содержательной работе — это не просто достижение определенных результатов, но возможность ощутить значимость в своей рабочей деятельности — это «важное гуманистическое начинание само по себе» (Lepisto and Pratt, 2017, p.100), и часть того, что делает жизнь человека хорошей (Yeoman, 2014).

Мы определяем значимость работы как субъективный опыт того, насколько значимыми и внутренне ценными люди считают свою работу (Hackman and Oldham, 1975; Rosso et al., 2010). Таким образом, это общая оценка работы с точки зрения ее внутренней ценности и целесообразности. Таким образом, в отличие от вовлеченности в работу (Bakker, 2011; Christian et al., 2011), расширения психологических возможностей (Spreitzer, 1995) и вовлеченности в работу (Brown, 1996), это в первую очередь не мотивационная конструкция, а оценочная конструкция.Таким образом, хотя нахождение своей работы значимой часто может привести к повышению мотивации, в первую очередь речь идет о том, какую ценность мы можем извлечь из своей работы. Он также отличается от таких конструктов, как удовлетворенность работой, которая заключается в оценке работы с некоторой степенью одобрения (Wright and Cropanzano, 2000). Хотя мы можем получать удовлетворение от многих аспектов нашей работы, например от того, доставляет ли она удовольствие, значимость работы более конкретно зависит от того, обеспечивает ли работа что-то, что соответствует нашим ценностям.

Нет недостатка в теоретических взглядах на значимую работу, но слишком мало из этих теоретических открытий было проверено эмпирически. Например, Россо и др. (2010, стр. 115, 119) требуют дополнительных эмпирических исследований, одновременно исследующих несколько потенциальных источников значимой работы. Исследования теории самоопределения показали, что психологические потребности в автономии, компетентности и родстве могут быть ключевыми предикторами смысла жизни (Weinstein et al., 2012), и эмпирические исследования показали, что это так (Martela et al. ., 2017). Таким образом, мы предполагаем, что эти три потребности также могут быть ключевыми предикторами значимой работы. Кроме того, основываясь на исследованиях, показывающих важность благотворительности и просоциального воздействия для осмысленности (Van Tongeren et al., 2016; Allan et al., 2017; Martela et al., 2017), мы предполагаем, что это может быть четвертым ключевым фактором, связанным с с осмысленной работой. Кроме того, учитывая, что как три психологические потребности (например, Chen et al., 2015), так и просоциальность (например, Aknin et al., 2013) оказались предикторами благополучия в кросс-культурном плане, мы предполагаем, что их взаимосвязь к содержательной работе следует придерживаться, не обращая внимания на культурный контекст.Соответственно, используя образцы с трех разных континентов и объединяя исследования значимой работы с исследованиями смысла жизни, в этой статье мы эмпирически проверяем, как автономность, компетентность, родство и благотворительность, которые были признаны в психологии как важные источники благополучия и осмысленности. — связаны с поиском значимой работы.

Автономия, компетентность и взаимосвязь как предикторы значимой работы

Следуя предыдущей работе (Baumeister, 1991; Steger and Dik, 2009; Allan et al., 2015) мы видим, что осмысленность в отношении жизни и осмысленность в отношении работы — это грани одной и той же психологической конструкции. Что касается потенциальных источников значимости, теория самоопределения стала одной из наиболее цитируемых современных теорий мотивации и благополучия человека (Ryan and Deci, 2000, 2017). Исследования в рамках теории самоопределения выявили три основных психологических потребности: автономность, компетентность и родство (Ryan and Deci, 2000, 2017), которые, как было показано, играют важную роль в мотивации, благополучии, удовлетворенности жизнью и жизнеспособности. людей как на общем, так и на повседневном уровне (например,г., Reis et al., 2000; Райан и др., 2010; Мартела и Райан, 2016b). Теория самоопределения также все чаще применяется к рабочему контексту, и несколько исследований (рассмотренные в Van den Broeck et al., 2016; Deci et al., 2017) показывают, что эти потребности объясняют, например, бодрость и меньшее истощение. на работе (Van den Broeck et al., 2010). Автономия относится к чувству воли и внутреннему воспринимаемому локусу причинности в своих начинаниях. Человек чувствует, что действия исходят от него и отражают то, кем он является на самом деле, а не являются результатом внешнего давления. Компетенция , в свою очередь, означает чувство мастерства и эффективности в своей деятельности. Чувствуется, что он способен на то, что делает, и способен выполнять проекты и достигать своих целей. Связь больше касается межличностного измерения, отражающего степень, в которой человек чувствует, что он связан с другими, имеет заботливые отношения и принадлежит к сообществу. Теория утверждает, что эти три потребности универсальны в том смысле, что их отношение к благополучию и позитивному функционированию должно оставаться устойчивым независимо от культурного контекста (Deci and Ryan, 2000; Ryan and Deci, 2017), а эмпирические исследования показывают, что три потребности связаны с благополучием в странах от США, Австралии и Бельгии до Мексики, Перу, Малайзии, Китая и Филиппин (Church et al., 2013; Chen et al., 2015).

Помимо роли этих трех потребностей как надежных предикторов благополучия и положительного функционирования человека, Weinstein et al. (2012) недавно утверждали, что три потребности в автономии, компетентности и взаимосвязи следует рассматривать как серьезные кандидаты на то, что делает жизнь значимой. Когда мы можем самостоятельно выбирать виды деятельности и рабочие задачи, они склонны восприниматься как более значимые. Эмпирические исследования подтвердили это предположение (Ryff, 1989; McGregor and Little, 1998).Такая автономия и самоопределение также тесно связаны с расширением психологических возможностей на работе (Spreitzer, 1995; Seibert et al., 2011). Точно так же, если мы чувствуем себя неэффективными, некомпетентными и неспособными выполнять свои задачи, это делает наши усилия бессмысленными (Baumeister, 1991; Steger et al., 2008), в то время как чувство компетентности ведет к психологическим расширениям возможностей (Spreitzer, 1995; Seibert et al. др., 2011). Наконец, когда людей спрашивают, что делает их жизнь значимой, отношения с семьей и друзьями упоминаются как ключевой источник смысла большинством людей (Lambert et al., 2010). Свидетельства о причинном влиянии родства на смысл жизни достаточно убедительны (Стилман и др., 2009; Ламберт и др., 2013). Соответственно, кажется, что все три психологические потребности играют роль в объяснении того, что делает жизнь значимой. Недавняя работа действительно показывает, что все три потребности независимо связаны со смыслом жизни, даже после учета влияния друг друга (Martela et al., 2017). Учитывая тесную связь между осмысленностью в отношении жизни и значимостью в отношении работы (Steger and Dik, 2009; Allan et al., 2015), мы ожидаем, что эти три потребности также будут иметь положительные ассоциации с осмысленной работой. Более того, учитывая межкультурную предсказательную силу трех потребностей, мы ожидаем, что это будет правдой независимо от культурного контекста. Однако предыдущие эмпирические исследования не исследовали взаимосвязь между этими тремя потребностями и значимой работой. Таким образом, первая гипотеза, которую мы хотим изучить в этом исследовании, выглядит следующим образом:

Гипотеза 1 : Автономия, компетентность и взаимосвязь — все они имеют независимые отношения с осмысленной работой, даже при контроле влияния других потребностей, и эти отношения будут сохраняться независимо от культурного контекста.

Благотворительность как средство прогнозирования значимой работы

Растущее количество исследований также продемонстрировало, что просоциальное поведение — делать что-то для пользы других людей — полезно для собственного благополучия (например, Dunn et al., 2008; Martela and Ryan, 2016a). Кроме того, результаты этих исследований были воспроизведены в странах по всему миру от Канады до Индии и от Южной Африки (Aknin et al., 2013) до небольшого сельского общества на тихоокеанском острове Вануату (Aknin et al., 2015). Основываясь на этих результатах, исследователи предполагают, что эмоциональные выгоды от просоциальных расходов являются «психологической универсальностью» (Aknin et al., 2013). Другая работа исследовала, может ли это быть психологической потребностью наравне с тремя установленными потребностями автономии, компетентности и родства (Martela and Ryan, 2016b).

В то же время многие теоретики подчеркивали, что благотворительность — ощущение просоциального воздействия — может быть ключевым источником значимости (Frankl, 1963; Wong, 1989).Различные формы доброжелательного поведения или отношения были эмпирически связаны с большим чувством смысла (Shek et al., 1994; Schnell, 2011). Например, Van Tongeren et al. (2016) в четырех исследованиях как поперечных, так и экспериментальных доказательств важной роли просоциального поведения в оценке смысла жизни. Что наиболее важно для нашего настоящего исследования, Allan et al. (2017) продемонстрировали в трех экспериментальных исследованиях, что помощь другим улучшает понимание людьми задачи и осмысленность работы (см.также Colbert et al., 2016). Следовательно, просоциальное влияние может быть ключевым источником значимой работы. Однако, чтобы установить, что связь между оказанием просоциального воздействия и значимой работой не объясняется каким-либо другим фактором — например, повышенным чувством компетентности из-за просоциального воздействия — было бы важно контролировать влияние автономии, компетентности и родство. Недавнее исследование продемонстрировало, что просоциальное влияние имеет независимую связь со смыслом жизни, даже если учитывается влияние автономии, компетентности и родства (Martela et al., 2017). Но ни одно исследование не изучало, будет ли связь между просоциальным воздействием и значимой работой при контроле автономии, компетентности и взаимосвязи. Учитывая исследования, демонстрирующие, что положительное влияние просоциального воздействия на здоровье, вероятно, будет «психологической универсальностью» (Акнин и др., 2013, 2015), мы также ожидаем, что связь между благотворительностью и значимой работой останется устойчивой в межкультурном плане. Это приводит к нашей второй гипотезе:

Гипотеза 2: Милосердие имеет независимую связь с осмысленной работой, даже если контролируется влияние трех психологических потребностей автономии, компетентности и родства, и эта связь будет сохраняться независимо от культурного контекста.

Должность и значимая работа

Наконец, было высказано предположение, что более низкое положение в организационной иерархии может снизить способность воспринимать работу как значимую (Bowie, 1998). В то же время было показано, что автономия, компетентность и родство положительно коррелируют с профессиональным положением (González et al., 2016) и со смыслом жизни (Martela et al., 2017). Предыдущие исследования показали, что тип мотивации может опосредовать отношения между социальным классом и значимой работой (Allan et al., 2016), в то время как автономия, компетентность и родство опосредуют связь между социально-экономическим статусом и физическим и психическим здоровьем (González et al., 2016). Таким образом, психологическое удовлетворение, по-видимому, может действовать как посредник между социально-экономическим положением и благополучием, как предполагает теория самоопределения (Ryan and Deci, 2017). Соответственно, Allan et al. (2016) призывают к исследованию, которое изучило бы способность основных психологических потребностей опосредовать связь между различными аспектами социального класса и значимой работы.В соответствии с этим, мы предполагаем, что занимая более высокую профессиональную должность, можно дать работнику больше возможностей для волевого выбора в отношении своей работы (автономия), чтобы испытать больше мастерства и чувства выполненного долга в отношении своих рабочих задач (компетентность), повысить качество своего взаимодействия, имея больший выбор, с кем взаимодействовать в течение рабочего дня (родство), и ощутить, что положительное влияние своей работы шире (милосердие). Таким образом, последняя гипотеза, которую мы хотим проверить, следующая:

Гипотеза 3: S совокупность автономии, компетентности, родства и благотворительности опосредует ожидаемую положительную связь между более высоким профессиональным положением и более значимой работой.

В целом, исследование, таким образом, отвечает на потребность в дополнительных эмпирических исследованиях ключевых источников значимой работы, особенно в исследованиях, которые будут исследовать более одного источника одновременно, и исследованиях, которые будут изучать тему в межкультурном контексте.

Исследование 1

В первом исследовании мы хотели проверить гипотезу о том, что три психологические потребности и благодеяние, операционализированные как ощущение просоциального воздействия, имеют независимое отношение к значимой работе при контроле друг за другом.Мы хотели посмотреть, насколько они могут вместе объяснить различия в оценках людей значимости работы.

Участники и процедура

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Совета по этике Хельсинкского университета. В соответствии с Хельсинкской декларацией мы запросили информированное согласие всех участников исследования, и они дали свое согласие анонимно в онлайн-форме. Мы использовали комбинированную выборку, собранную из трех отдельных источников.Первую группу участников составили сотрудники финского филиала многонациональной технологической компании ( n = 334), а вторую группу составили сотрудники финского филиала европейского производителя пластиковых изделий ( n = 85). Эти участники анонимно заполнили анкету в рамках добровольного внутреннего аудита рабочего места. Третья группа участников состояла из сотрудников нескольких различных организаций, которые приняли участие в программе обучения лидерству и в основном были HR-специалистами и руководителями среднего / высшего уровня ( n = 175).Они добровольно заполнили анкету в рамках программы обучения. В общей сложности 667 сотрудников в этих трех группах ответили на опрос, и 89% участников дали информированное согласие использовать свои ответы для научных исследований, в результате чего общий размер выборки составил 594 человека.

Мы провели опрос на финском языке с вопросами, переведенными с английского, а затем обратным переводом профессиональным переводчиком, чтобы обеспечить точность перевода, с 56% участников в возрастной группе 41–60 лет, 39% в возрастной группе 26–20 лет. 40, 2% до 26 лет и 3% старше 60 лет.Должности в организациях составляли: 9,9% рабочих, 61% специалистов / служащих, 19% руководителей среднего звена и 9,3% высших руководящих должностей.

Меры

Работа со смыслом

Чтобы оценить значимость работы, мы задали три правильных вопроса: «Я чувствую, что моя работа имеет значение», «Моя работа дает мне ощущение значимости» и «Наше рабочее сообщество делает что-то ценное». Участников попросили Оцените степень их согласия с этими утверждениями по шкале от 1 (не согласны) до 7 (полностью согласны) (α = 0.91).

Основное психологическое удовлетворение

Для удовлетворения трех основных потребностей SDT в автономии, компетентности и взаимосвязи мы использовали элементы удовлетворенности из скорректированной по работе версии (Schultz et al., 2014) шкал удовлетворенности базовых потребностей и разочарований (Chen et al., 2015) . Шкала включает четыре пункта, измеряющих удовлетворение каждой из трех потребностей, например: «Я чувствую, что мой выбор на работе выражает то, кем я являюсь на самом деле» для автономии (α = 0,75), «На работе я чувствую себя способным к тому, что я делаю». для компетентности (α = 0.83), и «Я чувствую связь с людьми, которые заботятся обо мне на работе, и о которых я забочусь на работе» (α = 0,88). Из соображений благожелательности мы использовали скорректированную версию Шкалы благодати, разработанную Мартелой и Райаном (2016b). Он включал четыре пункта, например: «Я чувствую, что мои действия на работе положительно влияют на окружающих меня людей (α = 0,89)». Пункты для всех четырех удовлетворений были смешаны вместе и оценены по шкале от 1 (не согласен) до 7 (полностью согласен).

Результаты и обсуждение

Предварительный анализ

В таблице 1 представлены средства, стандартные отклонения и взаимосвязи осмысленности работы и четырех психологических удовлетворений.Как и ожидалось, и аналогично тому, что было обнаружено в исследованиях психологических потребностей в жизни в целом (Martela and Ryan, 2016b; Martela et al., 2017), три потребности в автономии, компетентности и взаимосвязи были положительно коррелированы друг с другом. , с благотворительностью, и все четыре фактора также положительно коррелировали со значимой работой.

ТАБЛИЦА 1. Средние значения исследования 1, стандартные отклонения и корреляции нулевого порядка между переменными исследования.

Чтобы проверить, формируют ли четыре удовлетворенности независимые факторы, мы выполнили подтверждающий факторный анализ с максимальной вероятностью и четырьмя отдельными факторами, используя пакет lavaan в RStudio 1.0. Признавая, что значения отсечения не следует рассматривать как нечто большее, чем грубые практические правила (Hu and Bentler, 1999; Marsh et al., 2004), мы приняли следующие значения отсечения для адекватного соответствия на основе предыдущих рекомендаций (Browne and Cudeck, 1993; Hu and Bentler, 1999; Marsh et al., 2004): CFI, TLI> 0,90, RMSEA, SRMR <0,08. Индексы соответствия модели [χ 2 (df = 98) = 454,998, CFI = 0,931, TLI = 0,916, RMSEA = 0,078, SRMR = 0,053] были в пределах этих стандартов для приемлемого соответствия, и каждый из элементов также был загружен. значительно от предполагаемого скрытого фактора.Что еще более важно, поскольку точки отсечения всегда более или менее произвольны (Marsh et al., 2004), мы хотели сравнить соответствие модели с двумя альтернативными моделями. Во-первых, модель, в которой все элементы для всех четырех удовлетворений были взяты в качестве индикаторов одной и той же базовой конструкции [χ 2 (df = 104) = 1843,303, CFI = 0,665, TLI = 0,613, RMSEA = 0,168, SRMR = 0,111] . Во-вторых, поскольку предыдущие исследования иногда рассматривали три психологических потребности SDT как один совокупный фактор (например, Deci et al., 2001; Van den Broeck et al., 2008), мы протестировали модель, в которой элементы для трех потребностей ОДР были взяты как индикаторы одного фактора, а элементы благотворительности сформировали отдельный фактор [χ 2 (df = 103) = 1433,904 , CFI = 0,744, TLI = 0,701, RMSEA = 0,147, SRMR = 0,103]. Как видно, гипотетическая модель четырех отдельных факторов выгодно отличается от альтернативных моделей.

Первичный анализ

В соответствии с предыдущими исследованиями, в которых изучался индивидуальный вклад каждого из видов удовлетворения потребностей (например,г., Sheldon and Niemiec, 2006; Ван ден Брок и др., 2010; Martela and Ryan, 2016b), мы использовали пошаговый регрессионный анализ со значимой работой в качестве зависимой переменной, чтобы посмотреть, имеют ли все четыре удовлетворения прямую связь со значимостью после учета друг друга. На первом этапе мы ввели группу выборки, положение и возраст в качестве контрольных переменных F (3,589) = 5,014 p = 0,002, R 2 = 0,03. В то время как группа выборки (β = 0,007, p = 0.885) и положение (β = 0,089, p = 0,084) не имели значимой связи со значимостью, возраст имел значительную связь (β = 0,118, p = 0,004), когда участники старшего возраста считали свою работу более значимой. На шаге 2 три психологические потребности были одновременно введены как независимые переменные. В регрессионном анализе F (6,586) = 100, p <0,001, R 2 = 0,50 автономии (β = 0,414, p > 0.001), компетентность (β = 0,254, p > 0,001) и родство (β = 0,208, p > 0,001) — все они имели независимые отношения с осмысленной работой. На шаге 3 благотворительность была добавлена ​​как независимая переменная. Регрессионный анализ F (7,585) = 131, p <0,001, R 2 = 0,61 показал, что автономия (β = 0,177, p > 0,001), компетентность (β = 0,146, p > 0,001), родство (β = 0,150, p > 0.001) и благотворительность (β = 0,464, p > 0,001) — все они были в значительной степени связаны с осмысленной работой. Кроме того, возраст (β = 0,074, p = 0,005) оставался важным показателем значимой работы. Кроме того, на этапах 2 и 3 объясненное увеличение дисперсии было значительным ( p <0,001). Учитывая относительно высокую корреляцию между четырьмя удовлетворительными результатами, мы исследовали факторы инфляции дисперсии (VIF), чтобы увидеть, может ли мультиколлинеарность быть проблематичной для модели.Статистика VIF для всех четырех предикторов находилась в диапазоне от 1,3 до 2,1, что указывает на то, что мультиколлинеарность не была проблемой (для обнаружения проблем с мультиколлинеарностью чаще всего используется порог VIF> 10, в то время как иногда используется более консервативный VIF> 5, см. Коэн. et al., 2013; Dormann et al., 2013).

Интерпретация

Результаты показали, что как три психологические потребности, так и благотворительность объясняют независимую вариативность осмысленной работы, которую нельзя свести к другим независимым переменным.Вместе с контрольными переменными они объяснили 61% общей дисперсии в опыте людей осмысленной работы (когда контрольные переменные были исключены, объясненная дисперсия оставалась на уровне 61%). Стандартизированные оценки и объясненная общая дисперсия схожи по размеру, что и было обнаружено в отношении связи между четырьмя удовлетворениями и смыслом жизни (Martela et al., 2017). Интересно, что хотя организации, участвовавшие в исследовании, работали в разных сферах, и люди работали на разных должностях, от рабочих до высшего руководства, казалось, что одни и те же базовые ощущения уместны во всех организациях и на всех должностях.

Исследование 2

Чтобы повысить кросс-культурную обобщаемость результатов исследования 1, мы хотели собрать две новые выборки с двух разных континентов, чтобы проверить те же гипотезы, что и в исследовании 1: будут ли три психологические потребности и благосклонность одновременно объяснять различия в значимой работе. . Таким образом, наша цель заключалась не в сравнении культур, а, скорее, в проверке одних и тех же гипотез в трех разных культурах, чтобы получить некоторую поддержку предположения о том, что гипотезы будут выполняться независимо от культурного контекста.Кроме того, мы также проверили гипотезу о том, что четыре уровня удовлетворенности опосредуют связь между профессиональной позицией и значимой работой.

Участники и процедура

Чтобы повысить кросс-культурную обобщаемость результатов исследования 1, мы собрали две выборки: одну из США, а другую — из Индии. Оба исследования были проведены в соответствии с рекомендациями Совета по этике Хельсинкского университета. В соответствии с Хельсинкской декларацией мы запросили информированное согласие всех участников исследования, и они дали свое согласие анонимно в онлайн-форме.Элементы опроса по английскому языку, используемые в обеих группах населения, были идентичны и управлялись через Amazon Mechanical Turk (Mturk), который в последние годы становится все более популярным источником участников исследований в области поведенческих наук (см. Buhrmester et al., 2011; Mason and Suri, 2012 ). Было проведено несколько исследований для изучения демографических характеристик участников, и хотя они далеко не репрезентативны для всего населения, был сделан вывод, что Mturk является «надежным и экономичным источником высококачественных и репрезентативных данных для нескольких исследовательские цели »(Peer et al., 2017, стр. 153). В обеих странах нашей целью было собрать как минимум 300 участников в выборке. Постфактум анализ мощности показал, что при альфа 0,05 и желаемой мощности 0,80 такой размер выборки должен быть в состоянии обнаружить величину эффекта выше 0,04.

В Индии 452 участника ответили на весь опрос, но мы исключили 110 участников либо за то, что они ответили на опрос быстрее, чем априори, расчетная точка отсечения составляет 2,45 минуты, либо за неправильный ответ при проверке манипуляций с инструкциями (Oppenheimer et al. ., 2009) вопрос («Важно, чтобы вы обратили внимание на вопросы. Нажмите« Полностью не согласен »). Таким образом, окончательный размер выборки составил 342. Использование таких мер для исключения невнимательных участников является относительно стандартной процедурой при использовании выборок Mturk и, как было показано, улучшает качество данных и статистическую мощность (например, Maniaci and Rogge, 2014). Тем не менее, чтобы убедиться, что выбранная нами точка отсечения не повлияла на результаты, мы пересчитали первичный анализ, включая всех исключенных участников, и это не повлияло на основные результаты.

Мы исключили двух других участников, поскольку они сообщили, что в настоящее время безработные, в результате чего окончательный размер выборки составил 342. Из участников 73% сообщили, что были мужчинами и 27% женщинами, этническая принадлежность участников была преимущественно южноазиатской (88%) с 6 % Восточноазиатских и 6% идентифицирующих себя с другими этническими группами. Возрастной диапазон составлял от 18 до 61 года, средний возраст — 31 год. Что касается должности в организации, 3% ответили, что являются руководителями высшего уровня, 33% — руководителями среднего уровня, 20% — руководителями первого уровня, 21% — работниками / специалистами в области знаний, 7% рабочий / другой работник, 5% работник первой линии, 7% работник самоуправления и 5% стажер.

Что касается выборки из США, то на весь опрос ответили 587 участников. Мы исключили 203 участника, используя те же критерии, что и в индийской выборке. Кроме того, были исключены 17 участников, которые заявили, что они в настоящее время безработные, в результате чего окончательный размер выборки составил 373. Из участников 53% сообщили, что они мужчины, 47% женщины и 0,8% предпочли не говорить. Этническая принадлежность участников была в основном европеоидной (75%) с 7% восточноазиатскими, 6% афроамериканскими, 4% латиноамериканскими и 8% идентифицирующими себя с представителями других национальностей.Возрастной диапазон составлял от 18 до 66 лет, при этом средний возраст составлял 37 лет. Что касается должности в организации, 4% ответили, что являются руководителями высшего уровня, 9% — руководителями среднего уровня, 14% — руководителями первого уровня, 35% — работниками / специалистами в области знаний, 12% рабочий / другой работник, 12% работник первой линии, 14% работник самоуправления и 1% стажер.

Меры

Работа со смыслом

Для оценки значимости работы мы использовали подшкалу положительного значения из опросника Work and Meaning Inventory (WAMI) (Steger et al., 2012). Он включал четыре пункта (например, я хорошо понимаю, что делает мою работу значимой) с внутренней надежностью 0,83 в Индии и 0,93 в США. Участников попросили указать, насколько верно каждое утверждение в отношении их работы, по шкале от 1 (Абсолютно неверно) до 5 (Абсолютно верно).

Основное психологическое удовлетворение

Для удовлетворения трех основных потребностей ОДТ в автономии, компетентности и взаимосвязанности, а также для удовлетворения благожелательности, мы использовали те же четыре пункта для оценки удовлетворенности, что и в исследовании 1.Надежность шкал составляла α = 0,88 (Индия) и α = 0,90 (США) для автономии, α = 0,81 и α = 0,87 для компетентности, α = 0,83 и α = 0,94 для родства и α = 0,83 и α = 0,92 за благотворительность.

Управляющие переменные

В качестве контрольных переменных мы попросили участников указать свой возраст, пол, этническую принадлежность и положение в организации.

Результаты и обсуждение

Предварительный анализ

В таблице 2 представлены средние значения, стандартные отклонения и взаимосвязи осмысленности работы и четырех психологических удовлетворений в обеих выборках.Как и в исследовании 1, все пять переменных исследования были положительно коррелированы друг с другом. Чтобы проверить, образуют ли четыре удовлетворенности независимые факторы, мы провели подтверждающий факторный анализ аналогично исследованию 1. Индексы соответствия в обеих выборках из США [χ 2 (df = 98) = 315,156, CFI = 0,956, TLI = 0,946, RMSEA = 0,077, SRMR = 0,051] и индийская выборка [χ 2 (df = 98) = 221,372, CFI = 0,958, TLI = 0,948, RMSEA = 0,061, SRMR = 0,035] продемонстрировали адекватное соответствие с использованием того же стандарты, как в исследовании 1.И снова четырехфакторная модель в обеих выборках выгодно сравнивалась с моделью, в которой элементы для всех четырех удовлетворений являются частью одного общего фактора [Соединенные Штаты: χ 2 (df = 104) = 1595,636, CFI = 0,699, TLI. = 0,653, RMSEA = 0,196, SRMR = 0,106; Индия: χ 2 (df = 104) = 326.603, CFI = 0,924, TLI = 0,912, RMSEA = 0,079, SRMR = 0,044], и с моделью, в которой три потребности SDT образуют один фактор и приносят пользу другому [United Состояния: χ 2 (df = 103) = 1269.178, CFI = 0,765, TLI = 0,726, RMSEA = 0,174, SRMR = 0,104, Индия: χ 2 (df = 103) = 289,147, CFI = 0,936, TLI = 0,925, RMSEA = 0,073, SRMR = 0,041].

ТАБЛИЦА 2. Средние значения исследования 2, стандартные отклонения и корреляции нулевого порядка между переменными исследования.

Первичный анализ

Следуя подходу Черч и др. (2013) в своем исследовании независимого вклада психологических потребностей в благополучие в восьми культурах мы провели пошаговый регрессионный анализ отдельно для обеих стран со значимой работой в качестве зависимой переменной, чтобы изучить прямое влияние на значимость четырех видов удовлетворения. при контроле друг за друга.Что касается индийской выборки, на первом этапе мы ввели возраст, пол, этническую принадлежность и профессиональное положение в качестве контрольных переменных: F (4337) = 6,89, p <0,001, R 2 = 0,08. В то время как этническая принадлежность не имела отношения к значимости ( p = 0,487), возрасту (β = 0,152, p = 0,006), положению (β = 0,134, p = 0,014) и полу (β = 0,148, ). p = 0,005) были значимо связаны с осмысленностью работы, с пожилыми людьми, людьми, занимающими более высокие должности в организации, и женщинами, которые воспринимали свою работу как более значимую.На шаге 2 три психологические потребности были одновременно введены как независимые переменные. Регрессионный анализ F (7,334) = 68,1, p <0,001, R 2 = 0,59 показал, что автономия (β = 0,383, p > 0,001), компетентность (β = 0,222, p > 0,001) и родство (β = 0,219, p > 0,001) — все они имели независимые отношения с осмысленной работой. На шаге 3 в модель была добавлена ​​благотворительность как независимая переменная.Регрессионный анализ F (8,333) = 66,5, p <0,001, R 2 = 0,62 показал, что автономия (β = 0,288, p > 0,001), компетентность (β = 0,175, p = 0,002), родство (β = 0,130, p = 0,024) и милосердие (β = 0,269, p > 0,001) все значимо связаны с осмысленной работой. Интересно, что возраст (β = 0,020, p = 0,591) и занимаемая должность (β = 0,008, p = 0.830) больше не ассоциировались с осмысленной работой, когда в модель были включены четыре вида удовлетворения. Увеличение дисперсии, объясненное на этапах 2 и 3, было статистически значимым ( p <0,001).

Что касается выборки из США, мы снова ввели возраст, пол, этническую принадлежность и профессиональное положение на первом этапе в качестве контрольных переменных: F (4368) = 5,56, p <0,001, R 2 = 0,06. При этом пол (β = 0,011, p = 0.828) и этническая принадлежность (β = 0,012, p = 0,818) не имели связи со значимостью, возраст (β = 0,174, p = 0,001) и положение (β = 0,139, p = 0,007) были значимыми. связаны с осмысленностью работы, когда пожилые люди и люди, занимающие более высокие должности в организации, воспринимают свою работу как более значимую. На шаге 2 три психологические потребности были одновременно введены как независимые переменные. Регрессионный анализ F (7,365) = 114.4, p <0,001, R 2 = 0,69 показали, что автономия (β = 0,685, p > 0,001) и родство (β = 0,132, p = 0,001) в значительной степени связаны с осмысленной работой, но компетентность (β = 0,056, p = 0,118) — нет. На шаге 3 благотворительность была добавлена ​​как независимая переменная. Регрессионный анализ F (8,364) = 109,3, p <0,001, R 2 = 0,71 показал, что автономность (β = 0.562, p > 0,001), родство (β = 0,096, p = 0,019) и милосердие (β = 0,217, p > 0,001) — все они значимо связаны с осмысленной работой. Однако компетентность (β = 0,027, p = 0,444) не была связана с осмысленной работой. Интересно, что в то время как возраст (β = 0,069, p = 0,024) оставался значимым предиктором, профессиональная позиция (β = 0,045, p = 0,119) больше не ассоциировалась со значимой работой, когда в модель были включены четыре степени удовлетворенности. .Увеличение дисперсии, объясненное на этапах 2 и 3, было статистически значимым ( p <0,001). Наконец, мы проверили мультиколлинеарность, исследуя VIF. Как в выборке США (VIF от 1,5 до 2,8), так и в Индии (VIF от 2,5 до 3,3) мультиколлинеарность не представляла проблемы.

Анализ посредничества

Чтобы проверить гипотезу о том, что четыре психологических удовлетворения опосредуют связь между профессиональной позицией и значимой работой, мы решили использовать моделирование структурным уравнением (SEM), которое может учитывать наблюдаемые корреляции между четырьмя удовлетворениями.Соответственно, мы определили модель, в которой профессиональная позиция (X) имела прямой путь к осмысленной работе (Y), а также косвенные пути через каждое из четырех достижений (M 1 , M 2 , M 3 , М 4 ). Косвенные эффекты были определены как результат двух путей, связывающих X с Y через посредника. Кроме того, было установлено, что четыре степени удовлетворения коррелируют друг с другом. Что касается индийской выборки, соответствие модели было хорошим [χ 2 (df = 175) = 360.564, CFI = 0,951, TLI = 0,941, RMSEA = 0,056, SRMR = 0,036]. Исследование прямых и косвенных эффектов показало, что, хотя прямой эффект был незначительным (β = -0,011, p = 0,608), общий косвенный эффект был значительным (β = 0,106, p = 0,001), что указывает на полное опосредование. . Из индивидуальных косвенных эффектов, однако, только один через автономию (β = 0,072, p = 0,063) был незначительно значимым. Таким образом, хотя посредничество, казалось, не было сильно связано с каким-либо индивидуальным удовлетворением, вместе они полностью опосредовали взаимосвязь между профессиональным положением и значимой работой.

Что касается выборки из США, соответствие модели было приемлемым [χ 2 (df = 175) = 545,860, CFI = 0,946, TLI = 0,935, RMSEA = 0,075, SRMR = 0,050]. Повторное изучение прямых и косвенных эффектов показало, что, хотя прямой эффект был незначительным (β = 0,027, p = 0,137), общий косвенный эффект был значительным (β = 0,101, p = 0,002), что указывает на полное опосредование. Из индивидуальных косвенных эффектов только один — через автономию (β = 0,065, p = 0.011) был значительным. Таким образом, казалось, что связь между служебным положением и значимой работой в основном опосредована более высокой степенью автономии, которую испытывали люди, находящиеся выше в организационной иерархии (рис. 1).

РИСУНОК 1. Модели посредничества, показывающие стандартизованные пути между переменными исследования в Индии (A) и в США (B) . Термины ошибки опущены для ясности. p <0,05, ∗∗ p <0.01, ∗∗∗ p <0,001.

Интерпретация

Эти результаты в основном повторяли результаты из Финляндии на двух выборках из США и Индии. В Индии все четыре уровня удовлетворенности возникли как независимые предсказания отклонений в значимой работе, в то время как в Соединенных Штатах почти все, кроме компетентности, выступили в качестве независимых предсказателей. Вместе с контрольными переменными эти четыре степени удовлетворенности смогли объяснить 62% отклонений в значимой работе в Индии и 71% в США (61% и 70%, когда контрольные переменные были исключены из анализа).Мы контролировали возраст, пол, этническую принадлежность и положение в организации, тем самым показывая, что эти факторы не могут объяснить связь между четырьмя удовлетворениями и значимой работой. Фактически, результаты как в Индии, так и в Соединенных Штатах показали, что четыре степени удовлетворения полностью опосредуют значимые отношения между профессиональным положением и значимой работой, причем автономия выступает в качестве ключевого посредника. Это говорит о том, что причина, по которой люди, находящиеся на более высоком уровне организационной иерархии как в Индии, так и в США, воспринимали свою работу как более значимую, могла заключаться в том, что они испытывали большее удовлетворение от этих четырех психологических факторов, особенно от автономии.Это еще раз подтверждает важность этих четырех факторов в объяснении того, что делает работу значимой.

Обсуждение

Настоящие результаты представляют собой один из самых первых кросс-культурных тестов потенциальных психологических основ осмысленной работы. В трех разных странах на трех разных континентах мы проверили, будет ли удовлетворение автономией, компетентностью, родством и благотворительностью иметь независимую прогностическую ценность в объяснении того, насколько значимыми люди оценивают свою работу.В Финляндии и Индии все четыре варианта удовлетворения оказались независимыми и значимыми предикторами осмысленной работы. В Соединенных Штатах связь между компетенцией и значимой работой оказалась несущественной при контроле за другими тремя удовлетворениями, но все остальные три удовлетворения были значимо и независимо связаны с осмысленной работой. Эти результаты оставались значительными при учете возраста, занимаемой должности, пола и этнической принадлежности. Другими словами, по крайней мере в отношении автономии, родства и благотворительности, мы находим последовательную межкультурную поддержку их роли в оценке значимой работы.Что касается компетенции, ее связь с осмысленной оценкой работы была поддержана в двух из трех исследованных стран. Помимо простой статистической значимости, было показано, что четыре степени удовлетворенности, взятые вместе, могли объяснить от 60% до 70% общей разницы в значимых оценках работы. Это означает, что, если мы знаем, насколько люди удовлетворены автономией, компетентностью, родством и благотворительностью в своей работе, мы уже можем предсказать с относительно хорошей точностью, насколько значимыми они являются в своей работе.

Кроме того, мы также исследовали, могут ли четыре степени удовлетворенности объяснить наблюдаемую связь между профессиональным положением и значимой работой в выборках из США и Индии. Результаты SEM показали, что четыре степени удовлетворения полностью объясняют эту взаимосвязь в обеих странах, причем автономия играет ключевую роль в установлении связи между профессиональным положением и значимой работой. Таким образом, эти результаты предполагают, что причина, по которой люди, находящиеся на более высоком уровне организационной иерархии, испытывают большую значимость на работе, может быть связана с тем фактом, что люди, находящиеся на более высоком уровне в организации, обычно обладают большей автономией в своей работе.

Сходства и различия с ранее предложенными предикторами значимой работы

В рамках исследования значимой работы Марджолейн Липс-Виерсма определила с помощью качественного психобиографического исследования (Lips-Wiersma, 2002) четыре основных измерения содержания, которые, как она позже утверждала, «составляют саму MFW [значимую работу]» (Lips-Wiersma and Wright, 2012 , с. 659). Этими измерениями являются (1) развитие и становление собой, (2) выражение полного потенциала, (3) единство с другими и (4) служение другим. Развитие и становление собой означает быть верным самому себе и стать высшим «я» или лучшим человеком, и, таким образом, приближается к определению психологической потребности в автономии. Выражение полного потенциала означает способность выражать свои таланты и творческие способности через работу и чувство достижения на работе, и, таким образом, концептуально близок к психологической потребности в компетентности. Единство с другими — это возможность работать вместе с другими и об организации работы как сообщества, и, таким образом, концептуально близок к психологической потребности во взаимосвязи.Наконец, служение другим означает изменение к лучшему благодаря своей работе и служению нуждам человечества, и, таким образом, приближается к тому, что мы здесь называем благотворительностью. Однако, хотя Липс-Виерсма и Райт (2012, стр. 659) утверждают, что эти измерения «составляют саму MFW [значимую работу]», мы рассматриваем их как психологическое удовлетворение, которое служит важным источником значимой работы. Тем не менее, концептуальное совпадение с ее четырьмя измерениями значимой работы и рассматриваемыми в настоящее время четырьмя психологическими удовлетворениями означает, что наше настоящее эмпирическое исследование также может быть использовано для косвенного эмпирического подтверждения теоретической основы Липса-Вирсмы, размеры которой ранее не были эмпирически определены. проверены как источники содержательной работы.

Липс-Виерсма и Райт (2012, с. 659) — не единственные, кто предлагает такой список из четырех условий значимой работы: в одном из наиболее полных на сегодняшний день обзоров значимой рабочей литературы Россо и др. (2010, стр. 113), пришли к определению четырех «основных путей, посредством которых создается или поддерживается значимая работа». Первый из них, самосвязь , касается подлинности, самосогласования и близости к тому, как человек видит себя. Это концептуально близко к используемому здесь определению автономии. Индивидуация , в свою очередь, означает самоэффективность, компетентность и способность совершать действия, которые производят желаемый эффект и «определяют и выделяют себя как ценное и достойное» (Rosso et al., 2010, p. 115). Хотя существует концептуальное совпадение между этим определением индивидуации и потребностью в компетентности, последнее, по-видимому, является немного более узкой категорией, не включающей самооценку и различение себя «как ценного и достойного», как Россо и др. (2010, с. 115) также включают в себя индивидуацию.Наряду с Райаном и Брауном (2003; см. Также Райан и Деси, 2017) мы рассматриваем самооценку как индикатор удовлетворения потребностей, а не как самостоятельную потребность, и поэтому не включаем ее в состав психологических потребностей. Объединение — это принадлежность, межличностная связь, социальная идентификация с другими и, в более общем плане, нахождение в гармонии с другими существами или принципами. Наконец, вклад касается воспринимаемого воздействия работы, превосходства и выполнения работы в «служении чему-то большему, чем я» (Rosso et al., 2010, с. 115), что концептуально близко к нашему определению благотворительности. Однако, тем не менее, Россо и др. (2010), мы не стали бы включать чувство трансцендентности в это измерение, опять же потому, что мы рассматриваем его больше как потенциальный результат внесения вклада, чем как психологическую потребность как таковую.

Хотя мы отметили некоторые ключевые различия в определениях, данных Rosso et al. (2010) за их четыре измерения или пути для осмысленной работы, а также то, как мы определили автономию, компетентность, взаимосвязь и благосостояние в данной статье, наше эмпирическое исследование также может быть использовано для косвенной эмпирической поддержки этой теоретической основы.В более общем плане, эти видимые сходства между четырьмя предложенными путями к осмыслению жизни (Martela et al., 2017) и четырьмя предложенными путями к осмысленной работе усиливают доводы в пользу предположения, что осмысленность в отношении жизни и осмысленность в отношении работы в основном являются тот же психологический конструкт (Baumeister, 1991; Steger, Dik, 2009). Наконец, стоит отметить, что два из рассмотренных здесь удовлетворений — автономия и компетентность — очень похожи на два измерения психологических возможностей на работе, а именно на самоопределение и компетентность (Spreitzer, 1995; Spreitzer et al., 1997). В то же время у психологического расширения возможностей нет измерения, соответствующего родству. И хотя у него есть измерение, называемое «воздействием», его определение отличается от того, как здесь определяется благодеяние. Для Spreitzer (1995, p. 1443–1444) влияние — это степень, в которой человек «может влиять на стратегические, административные или операционные результаты на работе», а не положительный вклад как таковой. Таким образом, было бы интересно изучить, насколько тесно связаны полномочия и осмысленность, и как два изучаемых здесь дополнительных удовольствия, родство и благодеяние, будут связаны с наделением полномочиями.

Теоретический и практический вклад

Взятые вместе, эти результаты вносят важный вклад в несколько областей исследований. Во-первых, что касается исследования значимой работы, они предоставляют эмпирические доказательства важности четырех предложенных способов удовлетворения как ключевых путей к значимой работе. Раздаются призывы к одновременной проверке нескольких потенциальных предикторов (Rosso et al., 2010), но многие интересные теоретические предположения о потенциальных источниках остаются непроверенными.Здесь мы соединяем исследования значимой работы с исследованиями смысла жизни и психологического благополучия, показывая, что четыре хорошо изученных источника благополучия и смысла — три психологические потребности, предложенные теорией самоопределения и благотворительность как чувство просоциального воздействия — являются также прочно связан с осмысленной работой. Естественно, поскольку наши результаты основаны на перекрестных данных и, таким образом, коррелятивны, необходимы лонгитюдные исследования для дальнейшего прояснения причинной связи.

Настоящее исследование также способствует межкультурному пониманию значимой работы, исследуя одни и те же четыре психологических фактора в трех разных странах.Теория самоопределения и кросс-культурные исследования, проведенные в рамках этой традиции (например, Чирков и др., 2003; Чен и др., 2015), утверждают, что три потребности в автономии, компетентности и взаимосвязи универсальны. Точно так же межкультурные исследования благотворительности пришли к выводу, что это универсальный источник благополучия (Акнин и др., 2013, 2015). Соответственно, мы прогнозировали, что четыре уровня удовлетворенности будут играть одинаковую роль во всех трех странах. За исключением компетенции в Соединенных Штатах, это оказалось правдой.Таким образом, связь между этими четырьмя удовлетворениями и значимой работой не ограничивается только одной страной, как кажется, по крайней мере, в этих трех странах. Что касается того, почему компетентность не была существенно связана с осмысленной работой в Соединенных Штатах, при контроле за тремя другими удовлетворениями, мы можем только предполагать. Интересно, что предыдущее исследование, проведенное в США, показало, что компетентность играет независимую прогностическую роль в объяснении смысла людей в оценках жизни (Martela et al., 2017), поэтому несущественная связь между компетенцией и осмысленностью может быть чем-то специфическим для работы. Корреляция нулевого порядка между значимой работой и компетентностью составляла 0,49, поэтому могло быть так, что особенно сильная связь между автономией и значимой работой (стандартизованный коэффициент 0,56) не оставляла возможности для компетентности оказывать какое-либо влияние на значимую работу из-за взаимосвязей. между автономией, компетентностью, родством и милосердием. Однако в качестве апостериорного контроля мы протестировали эффект взаимодействия между автономией и компетенцией, но не обнаружили его.Другая возможность состоит в том, что компетентные люди чаще награждаются извне статусом и более высокой заработной платой. В такой материалистической культуре, как Соединенные Штаты, эти факторы могут заставить людей продолжать работать даже на работе, которую они не считают особенно значимой. Это, конечно, только предположения и требует дальнейших исследований по этой теме. В любом случае этот результат подчеркивает важность проведения кросс-культурных исследований. Участники из США по сравнению с участниками из Финляндии и Индии, похоже, используют несколько иные психологические факторы при оценке значимости работы.

Тот факт, что результаты Финляндии и Индии были схожими, особенно интересен, учитывая, что в обычных классификациях разных культур Финляндия и Соединенные Штаты помещены в один и тот же западный или протестантский кластер, в то время как Индия считается более далекой от этих двух культур в культурном отношении. (например, Tay and Diener, 2011). Сходство результатов между Финляндией и Индией, таким образом, подтверждает межкультурную валидность четырех критериев удовлетворения как предикторов значимой работы. Наконец, что касается межкультурных различий, интересно отметить, что в США стандартизованный коэффициент автономии (0.56) был самым высоким, в то время как стандартизованные коэффициенты для других удовлетворений были меньше (0,22 или меньше). Напротив, в Финляндии стандартизованный коэффициент благотворительности (0,46) был самым высоким, а стандартизованные коэффициенты для трех других видов удовлетворения были меньше по размеру (от 0,15 до 0,18). В Индии стандартизованные коэффициенты для различных удовлетворений были более сбалансированы (от 0,13 до 0,29). Хотя значимость этих различий трудно измерить количественно, они, кажется, предполагают, что, думая о значимости работы, люди в Соединенных Штатах, как правило, подчеркивают чувство автономии, люди в Финляндии склонны подчеркивать чувство вклада, в то время как люди в Индии привлекают больше. одинаково от всех четырех удовлетворений.Это то, что заслуживает дальнейшего изучения в будущих исследованиях, и, опять же, качественные исследования могут дать некоторые идеи, которые нелегко получить с помощью опросных исследований.

Помимо исследований значимой работы и кросс-культурных исследований психологического опыта работы, настоящая работа также способствует исследованию основных психологических потребностей в организациях. Основные психологические потребности и теория самоопределения в целом изучались в контексте работы в нескольких исследованиях (обзор см. В Van den Broeck et al., 2016; Deci et al., 2017), но мы расширяем это исследование, рассматривая новую переменную результата, значимую работу, и рассматривая благотворительность как четвертый тип психологического удовлетворения наряду с тремя основными потребностями. В то же время настоящая работа также расширяет исследование важности просоциального поведения для благополучия сотрудников (Болино и Грант, 2016) путем эмпирического изучения связи между чувством просоциального воздействия и значимой работой. Наконец, используя новую зависимую переменную — значимую работу — это исследование также дополняет недавние психологические исследования, в которых изучалась связь благотворительности с субъективным благополучием и жизнеспособностью (Martela and Ryan, 2016b) и смыслом жизни (Martela et al. ., 2017), если рассматривать ее наряду с автономией, компетенцией и родством.

Помимо теоретических вкладов, углубление понимания факторов, способствующих содержательной работе, также важно с практической точки зрения. Это особенно верно с учетом изменений в трудовой жизни, описанных во введении. Лучшее понимание ключевых факторов, делающих работу значимой, делает более достижимой цель создания организаций и политик, поддерживающих значимость.Осмысленность как таковая может показаться «абстрактной» и трудноосуществимой, но построение практик и структур для поддержки автономии, компетентности, взаимосвязи и благотворительности — уже более конкретная цель. Чтобы подтвердить это удовлетворение, можно воспользоваться существующей литературой о том, как усилить эти факторы в организациях (Deci and Flaste, 1995; Pink, 2010; Deci et al., 2017). Таким образом, идея четырех видов удовлетворения, лежащих в основе нашего чувства значимости на работе, имеет практические перспективы, поскольку дает менеджерам, лицам, определяющим политику, и другим практикам более выполнимые предложения о том, как поддержать чувство значимости сотрудников.Это тоже гипотеза, которую можно проверить эмпирически.

Ограничения

При интерпретации настоящих результатов следует признать несколько ограничений. Во-первых, исследования были основаны на самоотчетах, что могло вызвать некоторую систематическую ошибку. Хотя нам не известны какие-либо объективные меры психологического удовлетворения или значимой работы, было бы полезно попытаться преодолеть эту зависимость от самоотчетов в будущем. Во-вторых, хотя в нашем исследовании участвовали участники из трех разных стран с трех разных континентов, это все еще узкое представление всего человеческого населения.Кроме того, все участники были из промышленно развитых стран и / или имели доступ к компьютеру и Интернету. Чтобы еще больше расширить наши представления о том, что работа означает для людей и как люди осознают ее значимость, полезными будут исследования не-СТРАННЫХ групп населения (Henrich et al., 2010). Кроме того, в исследованиях 1 и 2 использовалась другая шкала для оценки значимой работы. Хотя такое использование нескольких шкал повышает надежность результатов в целом, оно затрудняет сравнение результатов исследований 1 и 2.В-четвертых, использованные шкалы задавали вопрос о чувстве значимости людьми, но это открытый вопрос, насколько одинаково или по-разному люди интерпретируют конструкции «значимость» и «значимая работа» в разных культурах. Таким образом, было бы важно, чтобы будущая работа исследовала более непосредственно, как эти конструкции понимаются в разных культурах и на разных языках. Наконец, учитывая предполагаемую роль четырех способов удовлетворения как психологических путей к осмысленной работе, было бы интересно исследовать, в какой степени эти четыре фактора могут опосредовать отношения между ранее установленными организационными источниками значимой работы (например,g., Schnell et al., 2013) и сам опыт содержательной работы.

Заключение

Что делает работу значимой — ключевой вопрос в то время, когда работа стала ключевым источником значимости (Baum and Stewart, 1990; Baumeister, 1991; Steger and Dik, 2009), но когда автоматизация и другие разработки угрожают существенно изменить то, как люди работают и есть ли у них работа (например, Brynjolfsson and McAfee, 2014; Frey and Osborne, 2017). Соответственно, в данной статье было предложено и эмпирически протестировано предположение о том, что четыре психологических фактора — автономия, компетентность, родство и благосклонность — в значительной степени определяют, насколько значимыми люди получают от работы.Результаты из трех разных стран, Финляндии, Индии и США, в целом подтверждают это предложение. Эти результаты подчеркивают то, что некоторые философские мыслители уже подчеркивали давным-давно. В поисках осмысленности мы ищем внутренние качества жизни, которые выходят за рамки простого выживания (Камю, 1955; Толстой, 2000). В конце концов, осмысленность — это поиск внутренних причин для жизни. В этом смысле самовыражение через автономию и компетентность, а также связь с другими людьми через заботливые отношения и через способность вносить свой вклад в общество действительно кажутся главными кандидатами на то, что делает жизнь стоящей.В этом смысле мы надеемся дать некоторые эмпирические причины полагать, что такие философские идеи действительно могут содержать зерно истины.

Взносы авторов

FM и TR совместно разработали исследования и завершили анализ и документ. TR собрал данные для Исследования 1. FM собрал данные для Исследования 2, провел первоначальный анализ и написал первый черновик статьи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

  1. Иногда также исследуют отношение χ 2 / df, где <2 считается показателем хорошей подгонки, а <3 - показателем приемлемой подгонки (Schermelleh-Engel et al., 2003). Использование этого стандарта как рассматриваемой в настоящее время модели, так и большинства других моделей, рассмотренных в этой статье, не может обеспечить адекватного соответствия. Однако Schermelleh-Engel et al. (2003, стр. 33) сами отмечают, что значения χ 2 увеличиваются с увеличением размера выборки, и, таким образом, «проблема зависимости размера выборки не может быть устранена с помощью этой процедуры.«Соответственно, этот метод может быть слишком консервативным для больших размеров выборки.
  2. Чтобы изучить чувствительность результатов к выбранному методу анализа, основываясь на предложении одного из рецензентов, мы выполнили апостериорный анализ с использованием моделирования структурного уравнения, в котором все четыре степени удовлетворенности были установлены так, чтобы коррелировать друг с другом, и предсказывать значимую работу. Подбор модели был приемлемым [χ 2 (df = 142) = 645,97, CFI = 0,929, TLI = 0,915, RMSEA = 0.077, SRMR = 0,053] с автономией (β = 0,447, p <0,001), компетентностью (β = 0,116, p = 0,006) и благожелательностью (β = 0,318, p <0,001) значительным и родством незначительно значимо (β = 0,067, p = 0,085), предсказывая значимую работу. Таким образом, эти результаты в основном подтверждают те же выводы, что и регрессионный анализ.

Список литературы

Акнин, Л. Б., Баррингтон-Ли, К. П., Данн, Э. У., Хелливелл, Дж.F., Burns, J., Biswas-Diener, R., et al. (2013). Просоциальные расходы и благополучие: кросс-культурные доказательства психологической универсальности. J. Pers. Soc. Psychol. 104, 635–652. DOI: 10.1037 / a0031578

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Акнин, Л. Б., Брош, Т., Хэмлин, Дж. К., и Ван де Вондервурт, Дж. У. (2015). Просоциальное поведение ведет к счастью в небольшом сельском обществе. J. Exp. Psychol. 144, 788–795. DOI: 10.1037 / xge0000082

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллан Б.А., Атин, К. Л., Даффи, Р. Д. (2016). Самоопределение и значимая работа: изучение социально-экономических ограничений. Фронт. Psychol. 7:71. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00071

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллан Б. А., Даффи Р. Д. и Коллиссон Б. (2017). Помощь другим увеличивает значимость работы: свидетельства трех экспериментов. Дж. Кунс. Psychol. 65, 155–165. DOI: 10.1037 / cou0000228

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллан Б.А., Даффи Р. Д., Дуглас Р. (2015). Значение в жизни и работе: перспектива развития. J. Posit. Psychol. 10, 323–331. DOI: 10.1080 / 17439760.2014.950180

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арнольд К., Тернер Н., Барлинг Дж., Келлоуэй Э. и Макки М. (2007). Трансформационное лидерство и психологическое благополучие: посредническая роль осмысленной работы. J. Occup. Health Psychol. 12, 193–203. DOI: 10.1037 / 1076-8998.12.3.193

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Арну-Николя, К., Sovet, L., Lhotellier, L., Di Fabio, A., and Bernaud, J.-L. (2016). Воспринимаемые условия работы и намерения оборота: посредническая роль смысла работы. Фронт. Psychol. 7: 704. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00704

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баккер, А. Б. (2011). Доказательная модель рабочего взаимодействия. Curr. Прямой. Psychol. Sci. 20, 265–269. DOI: 10.1177 / 0963721411414534

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер, Р.Ф. (1991). смыслов жизни. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Google Scholar

Болино, М. К., и Грант, А. М. (2016). Яркая сторона просоциальности на работе, а также темная сторона: обзор и программа исследований ориентированных на других мотивов, поведения и влияния в организациях. Acad. Manag. Аня. 10, 599–670. DOI: 10.1080 / 19416520.2016.1153260

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бритт, Т. В., Адлер, А. Б., и Бартоне, П. Т. (2001). Получение выгоды от стрессовых событий: роль вовлеченности в значимой работе и упорстве. J. Occup. Health Psychol. 6, 53–63. DOI: 10.1037 / 1076-8998.6.1.53

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, С. П. (1996). Мета-анализ и обзор организационных исследований вовлеченности в работу. Psychol. Бык. 120, 235–255. DOI: 10.1037 / 0033-2909.120.2.235

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, М.У. и Кадек Р. (1993). «Альтернативные способы оценки соответствия модели», в Testing Structural Equation Models , Vol. 154, ред. К. А. Боллен и Дж. С. Лонг (Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications), 136–162.

Google Scholar

Бриньолфссон, Э., Макафи, А. (2014). Вторая машинная эра: работа, прогресс и процветание во времена блестящих технологий. Нью-Йорк, Нью-Йорк: W. W. Norton & Co.

Google Scholar

Buhrmester, M., Kwang, T., и Гослинг, С. Д. (2011). Механический турок Amazon Новый источник недорогих, но качественных данных? Перспектива. Psychol. Sci. 6, 3–5. DOI: 10.1177 / 17456393980

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бандерсон Дж. И Томпсон Дж. (2009). Зов дикой природы: смотрители зоопарка, призвания и обоюдоострый меч глубоко значимой работы. Администрация. Sci. Q. 54, 32–57. DOI: 10.2189 / asqu.2009.54.1.32

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камю, А.(1955). «Абсурд человеческого существования», in The Meaning of Life , 2nd Edn, Trans. Дж. О’Брайен, изд. Э. Д. Клемке (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 94–100.

Google Scholar

Чен, Б., Ванстенкисте, М., Бейерс, В., Бун, Л., Деци, Э. Л., Дидер, Дж. И др. (2015). Удовлетворение основных психологических потребностей, потребность в разочаровании и потребность в силе в четырех культурах. Motiv. Эмот. 39, 216–236. DOI: 10.1007 / s11031-014-9450-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чирков, В., Райан, Р. М., Ким, Ю., и Каплан, У. (2003). Дифференциация автономии от индивидуализма и независимости: перспектива теории самоопределения интернализации культурных ориентаций и благополучия. J. Pers. Soc. Psychol. 84, 97–110. DOI: 10.1037 / 0022-3514.84.1.97

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристиан М. С., Гарза А. С. и Слотер Дж. Э. (2011). Рабочее задание: количественный обзор и проверка его взаимосвязи с задачей и контекстной эффективностью. чел. Psychol. 64, 89–136. DOI: 10.1111 / j.1744-6570.2010.01203.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Черч, А. Т., Катигбак, М. С., Локк, К. Д., Чжан, Х., Шен, Дж., Де Хесус Варгас-Флорес, Дж. И др. (2013). Потребность в удовлетворении и благополучии: проверка теории самоопределения в восьми культурах. J. Cross Cult. Psychol. 44, 507–534. DOI: 10.1177 / 0022022112466590

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн, Дж., Коэн, П., Уэст, С.Г., и Айкен, Л.С. (2013). Прикладной множественный регрессионный / корреляционный анализ для поведенческих наук. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Google Scholar

Кольбер, А. Э., Боно, Дж. Э., Пурванова, Р. К. (2016). Процветание через рабочие отношения: выход за рамки инструментальной поддержки. Acad. Управлять. J. 59, 1199–1223. DOI: 10.5465 / amj.2014.0506

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Deci, E. L. и Flaste, R. (1995). Почему мы делаем то, что делаем: динамика личной автономии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Сыновья Г. П. Патнэма.

Google Scholar

Деци, Э. Л., Олафсен, А. Х., и Райан, Р. М. (2017). Теория самоопределения в трудовых организациях: состояние науки. Annu. Преподобный Орган. Psychol. Орган. Behav. 4, 19–43. DOI: 10.1146 / annurev-orgpsych-032516-113108

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (2000). «Что» и «почему» преследования целей: потребности человека и самоопределение поведения. Psychol. Inq. 11, 227–268. DOI: 10.1207 / S15327965PLI1104_01

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Деци, Э. Л., Райан, Р. М., Ганье, М., Леоне, Д. Р., Усунов, Дж., И Корнажева, Б. П. (2001). Потребность в удовлетворении, мотивации и благополучии в рабочих организациях в стране бывшего восточного блока: кросс-культурное исследование самоопределения. чел. Soc. Psychol. Бык. 27, 930–942. DOI: 10.1177 / 0146167201278002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Фабио, А., и Мари, Дж. Г. (2016). Использование трансдисциплинарной интерпретирующей линзы для расширения размышлений о сокращении бедности и продвижении достойной работы. Фронт. Psychol. 7: 503. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00503

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дик Б. Дж., Даффи Р. Д. и Элдридж Б. М. (2009). Призвание и призвание в профориентации: рекомендации по продвижению значимой работы. Prof. Psychol. Res. Практик. 40, 625–632. DOI: 10.1037 / a0015547

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дорманн, К. Ф., Элит, Дж., Бахер, С., Бухманн, К., Карл, Г., Карре, Г. и др. (2013). Коллинеарность: обзор методов, позволяющих справиться с этим, и имитационное исследование, оценивающее их эффективность. Экография 36, 27–46. DOI: 10.1111 / j.1600-0587.2012.07348.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даффи, Р. Д., Аллан, Б. А., Атин, К. Л., и Ботт, Э. М. (2013). Призвание и удовлетворение жизнью: дело не в том, чтобы иметь это, а в том, чтобы жить этим. Дж. Кунс. Psychol. 60, 42–52. DOI: 10.1037 / a0030635

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даффи Р. Д., Ботт Э. М., Аллан Б. А., Торри К. Л. и Дик Б. Дж. (2012). Восприятие призвания, жизнь призванием и удовлетворение работой: тестирование модели с модерированием с несколькими посредниками. Дж. Кунс. Psychol. 59, 50–59. DOI: 10.1037 / a0026129

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Франкл, В. Э.(1963). Мужчина в поисках смысла: введение в логотерапию. Пер. И. Лаш (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Washington Square Press).

Google Scholar

Фрей, К. Б., и Осборн, М. А. (2017). Будущее занятости: насколько рабочие места подвержены компьютеризации? Technol. Прогноз. Soc. Измените 114, 254–280. DOI: 10.1016 / j.techfore.2016.08.019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гонсалес, М. Г., Суонсон, Д. П., Линч, М., и Уильямс, Г.С. (2016). Тестирование удовлетворения основных психологических потребностей как посредника взаимосвязи между социально-экономическим статусом и физическим и психическим здоровьем. J. Health Psychol. 21, 972–982. DOI: 10.1177 / 13514543962

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хакман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1975). Разработка диагностического обследования рабочих мест. J. Appl. Psychol. 60, 159–170. DOI: 10,1037 / h0076546

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харлоу, Л.Л., Ньюкомб М. Д. и Бентлер П. М. (1986). Депрессия, самоуничижение, употребление психоактивных веществ и суицидальные мысли: отсутствие цели в жизни как опосредующий фактор. J. Clin. Psychol. 42, 5–21. DOI: 10.1002 / 1097-4679 (198601) 42: 1 <5 :: AID-JCLP2270420102> 3.0.CO; 2-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харрис, К. Дж., Качмар, К. М., и Живнуска, С. (2007). Расследование злоупотреблений супервизией как предиктора эффективности и смысла работы в качестве модератора отношений. Лидер. Q. 18, 252–263. DOI: 10.1016 / j.leaqua.2007.03.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хирски, А. (2012). Призвания и участие в работе: модель модерируемого посредничества осмысленности работы, профессиональной идентичности и профессиональной самоэффективности. J. Адвокат. Psychol. 59, 479–485. DOI: 10.1037 / a0028949

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ху, Л., и Бентлер, П. М. (1999). Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии по сравнению с новыми альтернативами. Struct. Equat. Модель. Многопрофильный. J. 6, 1–55. DOI: 10.1080 / 10705519

0118

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херст А., Пирс А., Эриксон К., Пэриш С., Вести Л., Шнидман А. и др. (2016). Цель в работе — крупнейшее глобальное исследование роли цели в рабочей силе. Доступно по адресу: https://cdn.imperative.com/media/public/Global_Purpose_Index_2016.pdf

Google Scholar

Императив (2015). Индекс назначения рабочей силы за 2015 год. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет.

Ламберт, Н. М., Стиллман, Т. Ф., Баумейстер, Р. Ф., Финчем, Ф. Д., Хикс, Дж. А., и Грэм, С. М. (2010). Семья как важнейший источник смысла в юности. J. Posit. Psychol. 5, 367–376. DOI: 10.1080 / 17439760.2010.516616

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ламберт, Н. М., Стиллман, Т. Ф., Хикс, Дж. А., Камбл, С., Баумейстер, Р. Ф., и Финчем, Ф. Д. (2013). Принадлежать — значит к материи: чувство принадлежности увеличивает смысл жизни. чел. Soc. Psychol. Бык. 39, 1418–1427. DOI: 10.1177 / 0146167213499186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леписто, Д. А., и Пратт, М. Г. (2017). Осмысленная работа как реализация и оправдание К двойной концептуализации. Орган. Psychol. Ред. 7, 99–121. DOI: 10.1177 / 2041386616630039

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Липс-Виерсма, М. (2002). Влияние духовного «смыслообразования» на карьерное поведение. J. Manag. Dev. 21, 497–520. DOI: 10.1108 / 02621710210434638

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Липс-Виерсма, М., и Райт, С. (2012). Измерение значения развития значимой работы и валидация Комплексной шкалы значимой работы (CMWS). Групповой орган. Manag. 37, 655–685. DOI: 10.1177 / 1059601112461578

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маньячи, М. Р., Рогге, Р. Д. (2014). Забота о невнимательности: невнимание участников и его влияние на исследование. J. Res. Чел. 48, 61–83. DOI: 10.1016 / j.jrp.2013.09.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Марш, Х. В., Хау, К.-Т., и Вен, З. (2004). В поисках золотых правил: прокомментируйте подходы к проверке гипотез для определения пороговых значений для индексов соответствия и опасности чрезмерного обобщения выводов Ху и Бентлера (1999). Struct. Equat. Модель. 11, 320–341. DOI: 10.1207 / s15328007sem1103_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела, Ф., и Райан, Р. М. (2016a). Просоциальное поведение повышает благополучие и жизнеспособность даже без контакта с получателем помощи: причинно-следственные и поведенческие свидетельства. Motiv. Эмот. 40, 351–357. DOI: 10.1007 / s11031-016-9552-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела Ф. и Райан Р. М. (2016b). Преимущества милосердия: основные психологические потребности, благодеяние и улучшение благополучия. J. Pers. 84, 750–764. DOI: 10.1111 / jopy.12215

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела, Ф., Райан, Р. М., и Стегер, М. Ф. (2017). Осмысленность как удовлетворение автономией, компетентностью, родством и благодетельностью: сравнение четырех видов удовлетворения и положительного аффекта как предикторов смысла жизни. J. Happ. Stud. 19, 1261–1282. DOI: 10.1007 / s10902-017-9869-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела Ф. и Песси А. Б. (2018). Значительная работа связана с самореализацией и более широкой целью: определение ключевых аспектов осмысленной работы. Фронт. Psychol. 9: 363. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.00363

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрегор И. и Литтл Б. Р. (1998). Личные проекты, счастье и смысл: преуспевать и оставаться собой. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 494–512. DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.2.494

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майклсон, К. (2005). Значимая мотивация для теории мотивации труда. Acad. Manag. Ред. 30, 235–238. DOI: 10.5465 / amr.2005.16387881

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майклсон, К., Пратт, М. Г., Грант, А. М., и Данн, К. П. (2014). Осмысленная работа: объединение деловой этики и исследований организации. J. Bus. Этика 121, 77–90. DOI: 10.1007 / s10551-013-1675-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чистое воздействие (2012 г.). Отчет о талантах : чего хотят рабочие в 2012 году. Сан-Франциско, Калифорния: чистое влияние.

Google Scholar

Оппенгеймер, Д. М., Мейвис, Т., и Давиденко, Н. (2009). Проверки манипуляций с инструкциями: обнаружение удовлетворительных результатов для увеличения статистической мощности. J. Exp. Soc. Psychol. 45, 867–872. DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.03.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пир Э., Брандимарт Л., Самат С. и Аккисти А. (2017). За пределами турка: альтернативные платформы для краудсорсинговых поведенческих исследований. J. Exp. Soc. Psychol. 70, 153–163. DOI: 10,1037 / per0000191

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пинк, Д. Х. (2010). Drive: удивительная правда о том, что нас мотивирует. Эдинбург: Канонгейт.

Google Scholar

Подольный, Дж. М., Хурана, Р., Хилл-Поппер, М. (2005). «Пересмотр значения лидерства», в Research in Organizational Behavior , Vol. 26, ред. Р. М. Крамер и Б. М. Став (Гринвич, Коннектикут: JAI Press), 1–36.

Google Scholar

Рейс, Х. Т., Шелдон, К. М., Гейбл, С. Л., Роско, Дж., И Райан, Р. М. (2000). Ежедневное благополучие: роль автономии, компетентности и взаимосвязи. чел. Soc. Psychol. Бык. 26, 419–435. DOI: 10.1177 / 0146167200266002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Робичек К. и Вудсон С. Дж. (2006). Профессиональная психология: использование одной из сильных сторон консультативной психологии для развития человеческих сил. Советник. Psychol. 34, 260–275. DOI: 10.1177 / 0011000005281321

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Россо, Б. Д., Декас, К. Х., Вжесневски, А. (2010). О смысле работы: теоретическая интеграция и обзор. Res. Орган. Behav. 30, 91–127. DOI: 10.1016 / j.riob.2010.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан, Р. М., Бернштейн, Дж. Х., Браун, К. У. (2010). Выходные, работа и благополучие: удовлетворение психологических потребностей и влияние дня недели на настроение, жизнеспособность и физические симптомы. J. Soc. Clin. Psychol. 29, 95–122. DOI: 10.1521 / jscp.2010.29.1.95

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан Р. М. и Браун К. В. (2003). Почему нам не нужна самооценка: об основных потребностях, условной любви и внимательности. Psychol. Inq. 14, 71–76.

Google Scholar

Райан, Р. М., и Деси, Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Am.Psychol. 55, 68–78. DOI: 10.1037 / 0003-066X.55.1.68

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан, Р. М., Деси, Э. Л. (2017). Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Рифф, К. Д. (1989). Счастье — это все, или нет? Исследования о значении психологического благополучия. J. Pers. Soc. Psychol. 57, 1069–1081. DOI: 10.3109 / 09638288.2010.503835

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schermelleh-Engel, K., Moosbrugger, H., and Müller, H. (2003). Оценка соответствия моделей структурных уравнений: тесты значимости и описательные критерии согласия. Methods Psychol. Res. Online 8, 23–74.

Google Scholar

Шнелл, Т. (2011). Индивидуальные различия в смыслообразовании: рассмотрение разнообразия источников смысла, их плотности и разнообразия. чел. Индивидуальный. Diff. 51, 667–673. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.06.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шнелл, Т., Хёге, Т., и Поллет, Э. (2013). Предсказание смысла в работе: теория, данные, последствия. J. Posit. Psychol. 8, 543–554. DOI: 10.1080 / 17439760.2013.830763

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шульц П. П., Райан Р. М., Ниемек К. П., Легат Н. и Уильямс Г. К. (2014). Внимательность, рабочий климат и удовлетворение психологических потребностей в благополучии сотрудников. Внимательность 6, 971–985. DOI: 10.1007 / s12671-014-0338-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скроггинс, В. А. (2008). Антецеденты и результаты опытной значимой работы: перспектива соответствия человеку работе. J. Bus. Inq. 7, 68–78.

Google Scholar

Зайберт С. Э., Ван Г. и Кортрайт С. Х. (2011). Антецеденты и последствия психологического и командного расширения возможностей в организациях: метааналитический обзор. Дж.Прил. Psychol. 96, 981–1003. DOI: 10.1037 / a0022676

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Shek, D. T. L., Ma, H., and Cheung, P. (1994). Значение в жизни и подростковом антисоциальном и просоциальном поведении в китайском контексте. Психология 37, 211–218.

Google Scholar

Шелдон, К. М., и Ниемек, К. П. (2006). Важна не только сумма: сбалансированное удовлетворение потребностей также влияет на благополучие. Дж.Чел. Soc. Psychol. 91, 331–341. DOI: 10.1037 / 0022-3514.91.2.331

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Спрейцер, Г. М. (1995). Расширение психологических возможностей на рабочем месте: размеры, измерения и подтверждение. Acad. Manag. J. 38, 1442–1465.

Google Scholar

Спрейцер, Г. М., Кизилос, М. А., и Нейсон, С. В. (1997). Пространственный анализ взаимосвязи между психологическими возможностями и эффективностью, удовлетворением и напряжением. J. Manag. 23, 679–704.

Google Scholar

Стегер, М. Ф., и Дик, Б. Дж. (2009). Если кто-то ищет смысл жизни, помогает ли это найти смысл в работе? Заявл. Psychol. Здоровье и благополучие 1, 303–320. DOI: 10.1111 / j.1758-0854.2009.01018.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Дик, Б. Дж., И Даффи, Р. Д. (2012). Измерение значимой работы, работы и смыслового инвентаря (WAMI). J. Оценка карьеры. 20, 322–337. DOI: 10.1177 / 106

11436160

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Фрейзер, П., Оиши, С., и Калер, М. (2006). Опросник «Смысл жизни»: оценка наличия и поиск смысла жизни. J. Адвокат. Psychol. 53, 80–93. DOI: 10.1080 / 00223891.2013.765882

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Кашдан, Т. Б., Салливан, Б. А., и Лоренц, Д. (2008).Понимание поиска смысла жизни: личности, когнитивного стиля и динамики между поиском и переживанием смысла. J. Pers. 76, 199–228. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2007.00484.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стиллман, Т. Ф., Баумейстер, Р. Ф., Ламберт, Н. М., Кресчони, А. В., ДеУолл, К. Н. и Финчем, Ф. Д. (2009). В одиночестве и без цели: жизнь теряет смысл из-за социальной изоляции. J. Exp. Soc. Psychol. 45, 686–694. DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.03.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Супер, Д. Э. (1955). Переход: от профориентации к психологической консультации. J. Адвокат. Psychol. 2, 3–9. DOI: 10,1037 / h0041630

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Танно, К., Саката, К., Осава, М., Онода, Т., Итаи, К., Яэгаши, Ю. и др. (2009). Связь икигай как положительного психологического фактора со смертностью от всех причин и смертностью от конкретных причин среди японцев среднего и пожилого возраста: результаты совместного когортного исследования в Японии. J. Psychosom. Res. 67, 67–75. DOI: 10.1016 / j.jpsychores.2008.10.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Толстой, Л. (2000). «Мое признание» в «Смысл жизни». 2-е изд., Пер. Л. Вернер, изд. Э. Д. Клемке (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 11–20.

Google Scholar

Ван ден Брок, А., Феррис, Д. Л., Чанг, С.-Х., и Розен, К. К. (2016). Обзор основных психологических потребностей теории самоопределения в действии. J. Manag. 42, 1195–1229. DOI: 10.1177 / 0149206316632058

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван ден Брок, А., Ванстенкисте, М., Де Витте, Х. и Ленс, В. (2008). Объяснение взаимосвязи между характеристиками работы, выгоранием и вовлеченностью: роль удовлетворения основных психологических потребностей. Рабочее напряжение 22, 277–294. DOI: 10.1080 / 02678370802393672

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван ден Брок, А., Ванстенкисте, М., Витте, Х., Соененс, Б., и Ленс, В. (2010). Захват автономии, компетентности и взаимосвязи на работе: построение и первоначальная проверка шкалы удовлетворения основных потребностей, связанных с работой. J. Occupat. Орган. Psychol. 83, 981–1002. DOI: 10.1348 / 096317909X481382

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Тонгерен, Д. Р., Грин, Дж. Д., Дэвис, Д. Э., Хук, Дж. Н., и Халси, Т. Л. (2016). Просоциальность увеличивает смысл жизни. J. Posit. Psychol. 11, 225–236.DOI: 10.1080 / 17439760.2015.1048814

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайнштейн, Н., Райан, Р. М., Деси, Э. Л. (2012). «Мотивация, смысл и благополучие: перспектива самоопределения для создания и усвоения личных смыслов и жизненных целей», в The Human Quest for Meaning: Theories, Research, and Applications , 2nd Edn, ed. П. Т. П. Вонг (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж), 81–106.

Google Scholar

Райт, Т.А.и Кропанзано Р. (2000). Психологическое благополучие и удовлетворенность работой как предикторы эффективности работы. J. Occup. Health Psychol. 5, 84–94. DOI: 10.1037 / 1076-8998.5.1.84

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вжесневски, А. (2003). «Обретение позитивного смысла в работе», в книге «Позитивная организационная стипендия: основы новой дисциплины», , изд. Дж. Э. Даттон (Сан-Франциско, Калифорния: Берретт-Келер), 296–308.

Google Scholar

Йоман, Р.(2014). Осмысление значимой работы как фундаментальной потребности человека. J. Bus. Этика 125, 235–251. DOI: 10.1007 / s10551-013-1894-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Автономия как психологическая потребность: факторы и контроль

Локус контроля

Кармелита чувствует, что у нее очень мало автономии. Это влияет на ее подход к оздоровлению и похудению. Отчасти причина в том, что ей кажется, что, что бы она ни делала, она никогда не похудеет.

Одним из основных элементов автономии является локус контроля , который представляет собой континуум, на котором люди лгут, что выражает степень их контроля над исходом ситуации. Возьмем, к примеру, похудение: если у Кармелиты был сильный внутренний локус контроля, она могла бы поверить, что, если она правильно питается, она похудеет. Это внутренний локус контроля — это вера в то, что вы контролируете исход ситуации.

Напротив, если у Кармелиты есть сильный внешний локус контроля, она, вероятно, будет полагать, что какая-то внешняя сила будет контролировать, худеет она или нет.Например, она может полагать, что ее вес определяется исключительно ее генами.

Обратите внимание, что локус контроля зависит от ситуации, тогда как автономия — это общее чувство контроля над своей жизнью. Например, у Кармелиты может быть внешний локус контроля, когда дело доходит до ее веса, но сильный внутренний локус контроля, когда дело доходит до бюджета и финансов.

Существует множество факторов окружающей среды, которые могут повлиять на локус контроля человека. Получение обратной связи от эксперта может помочь человеку лучше контролировать ситуацию.Например, если Кармелита пойдет к диетологу или зарегистрированному диетологу, она сможет узнать мнение о своем выборе продуктов. В свою очередь, это может заставить ее чувствовать, что ее выбор пищи имеет значение, и дать ей более внутренний локус контроля.

Кроме того, изменение и случайность могут повлиять на локус контроля. В частности, когда что-то меняется, это может привести к тому, что у человека появится больше внешнего локуса контроля. Например, если Кармелита обнаружит, что, когда она хорошо ест и все еще набирает вес, или она обнаруживает, что здоровые варианты меню в ее любимом ресторане исчезли, это может заставить ее чувствовать себя менее контролирующей ситуацию.

Воля и выбор

Как мы уже отмечали, локус контроля является одним из элементов чувства автономии человека. Но каковы остальные?

Два других элемента автономии тесно связаны. Это воля и выбор. Давайте сначала посмотрим на волеизъявление , которое включает в себя принятие определенного курса действий. Когда у человека есть воля, это означает, что он решил, что делать, и выполнил это. Например, Кармелита может решить есть овощи каждый день и придерживаться их.

Конечно, бывают случаи, когда Кармелита не может придерживаться здорового питания. Один из них включает в себя выбор или выбор действовать или нет в ситуации. Подумайте об этом так: у Кармелиты может быть воля к действию, но что, если рядом с тем местом, где она живет, негде купить овощи? Что, если она все еще живет дома, и ее мать решает, что ей есть? В таких случаях у Кармелиты может не быть выбора, чтобы есть здоровую пищу.

Как и в случае с локусом контроля, существуют факторы окружающей среды, которые могут повлиять на волю и выбор человека.Поддержка и ободрение со стороны других могут помочь увеличить их обоих. Например, наличие приятеля, который поддерживает мотивацию и ответственность Кармелиты, может повысить ее волю. Если мать готовит для нее овощи, у нее будет больше возможностей для выбора.

И, конечно же, наличие доступных опций также увеличивает выбор и волю. Как мы видели, слишком мало вариантов может сделать выбор невозможным. Но слишком большой выбор также может снизить волю человека. Например, если Кармелита сталкивается со слишком большим количеством здоровых блюд на ужин, она может быть ошеломлена и не сможет принять решение по одному из них.

Краткое содержание урока

Автономия — это чувство свободы или контроля над своей жизнью и собой. Исследования показывают, что низкая автономия может привести к чувству депрессии и беспомощности. Автономия состоит из трех основных элементов. Локус контроля — это континуум, который выражает степень их контроля над исходом ситуации. Внутренний локус контроля означает веру в то, что вы контролируете исход ситуации, тогда как внешний локус контроля означает веру в то, что внешняя сила или человек контролируют исход ситуации.Получение обратной связи, изменений и случайности — все это может повлиять на локус контроля человека.

Два других элемента автономии: , волеизъявление, , которое включает в себя выполнение определенного курса действий, и , выбор, , который дает возможность действовать или не действовать в той или иной ситуации. Поддержка, поощрение и наличие некоторых вариантов (но не слишком многих) — все это влияет на волю и выбор человека.

Личная автономия | Encyclopedia.com

Личная автономия относится к чувству самоопределения человека, способности делать выбор в отношении направления своих собственных действий, включая свободу делать этот выбор.Обладая личной автономией, человек может участвовать в эффективном саморегулировании — успешно отслеживать потребности и ценности; адаптивно реагировать на окружающую среду, а также инициировать, организовывать и направлять действия для достижения потребностей. По мнению некоторых теоретиков, психологический опыт автономии берет свое начало в естественной тенденции организма организовывать как самого себя, так и окружающую среду для достижения целей. С этой точки зрения, чувство автономии требует отсутствия сдерживающих сил, которые могут ограничить эту естественную тенденцию.Важно отметить, что чувство автономии имеет решающее значение не только для адекватного внутриличностного функционирования — компетентных действий и адекватного психологического здоровья — но также важно для адекватного функционирования здорового общества.


КОНЦЕПЦИИ ЛИЧНОЙ АВТОНОМИИ

Ранние теоретики личности рассматривали автономию как один из элементов диалектического процесса в развивающемся я. Angyal (1941), например, предположил, что личность развивается в контексте двух конфликтующих давлений: автономии и подчинения (или гомономии).Тяга к автономии ведет к дифференциации от других людей и физического окружения, что означает индивидуацию, разделение, независимость, свободу и тому подобное. Однако тенденция к автономии встречает уравновешивающее стремление к сдаче, которое человек ощущает как желание стать частью чего-то большего, чем он сам, объединяясь с другими и с физической средой. Сдача отражается в таких понятиях, как сообщество, союз, взаимозависимость и обязательства. Похожую диалектику можно увидеть в теоретизировании Отто Ранка (1929) и Дэвида Бакана (1966).Например, в подходе Бакана понятие, сравнимое с автономией, — это свобода действий, склонность к манипуляции, которая приводит к отчужденности и дифференциации личности. Агентство рассматривается как конфликт с общением, тенденция, которая подталкивает человека к связанности и согласованности личности.

Диалектический взгляд на автономию интересен, поскольку он предполагает, что автономия имеет мало значения за пределами некоторого понятия целостности или интеграции, против которого может подтолкнуть индивидуализирующее, сегрегационное давление автономии.Более поздние теоретики, кажется, также понимают, что концепция автономии подразумевает вопрос «Независимость от чего?» Но вместо того, чтобы рассматривать автономию как один из элементов интрапсихического союза противоположностей, нынешние концептуализации сосредотачиваются на конфликтах между индивидуальной потребностью в самоопределении и потенциальными внешними ограничениями, встречающимися в социальной среде (Deci and Ryan 1985; Ryan et al. 1997). С этой точки зрения автономия концептуализируется как отражение естественной траектории развития организма в сторону увеличения сложности и сопутствующего давления в сторону большей организации окружающей среды в процессе саморазвития (Ryan et al.1997). Но, конечно, это естественное развитие не гарантировано. Недостаток ресурсов, таких как ненадежная привязанность в младенчестве, эмоциональная отстраненность в подростковом возрасте, неадекватная социальная поддержка во взрослом возрасте или даже нейробиологический дефицит у человека, представляют собой потенциальные силы, противодействующие выражению автономии. С такой точки зрения желание межличностных отношений не вступает в конфликт с потребностями автономии, а скорее играет поддерживающую роль (Ryan, 1991). Таким образом, развитие автономии требует чуткого родительского воспитания, включая признание и поддержку проявления ребенком автономии.Во взрослом возрасте чувство автономии поддерживается межличностной средой, которая позволяет человеку рассматривать свои намерения действовать как вызванные внутренними, личными мотивами, а не внешними источниками.


ТЕОРИИ АВТОНОМИИ

Теории, относящиеся к пониманию автономии, все разделяют предположение о том, что люди каким-то образом мотивированы иметь свободу определять свою судьбу. Например, деЧармс (1968) предложил общую мотивационную тенденцию стремиться быть агентом причинности.Лица, инициирующие намеренное поведение, ощущают себя причинным источником действия и внутренне мотивированными. Индивиды, которые не испытывают личных причинно-следственных связей, а считают себя пешками, движимыми внешними причинами, будут ощущать действия как имеющие внешнюю мотивацию.

Теория причинно-следственных связей. Внутренняя мотивация рассматривается как основная постоянная мотивационная склонность всех людей, которая направляет деятельность, если она не заблокирована каким-либо образом (Deci and Ryan 1985).Основные ограничения на переживание внутренней мотивации могут включать в себя стабильные или временные индивидуальные различия в способах осмысления событий людьми. Наиболее важными причинными ориентациями для понимания автономии являются ориентация на автономию и ориентация на контроль. Люди, испытывающие ориентацию на автономию, не чувствуют, что их поведение контролируется внешними обстоятельствами. Напротив, индивидуальный опыт предполагает выбор, гибкость, осознание потребностей, эффективное приспособление к окружающей среде и отзывчивость на доступную информацию.Такие люди способны эффективно выискивать ситуации, которые позволяют им ощутить независимость, использовать информацию для инициирования действий и быть устойчивыми перед лицом трудностей. Только у индивида, испытывающего «ориентацию на контроль», напряжение между желаемой автономией и контролирующими силами становится заметным, а внутренняя мотивация снижается. В ситуациях, требующих действий, такие люди испытывают чувство давления и тревоги, и действия начинают рассматриваться как контролируемые либо внутренними факторами, не созданными ими (например,g., воспринимаемые обязательства) или внешних сил (Deci and Ryan 1985). Причинно-следственная ориентация человека важна, потому что неспособность испытать автономию связана с пониженным функционированием, ухудшением здоровья и усилением психопатологии (Deci and Ryan 1987; Ryan et al. 1995).

Подрыв влияния вознаграждения на внутреннюю мотивацию. На внутреннюю и внешнюю мотивацию влияет не только ориентация людей на объяснение причин своих действий, но также наличие внешних вознаграждений или наказаний за совершение определенных действий.Вовлеченность в внутренне мотивированную деятельность означает, что это чувство удовольствия и возбуждения, возникающее в результате деятельности, приносит удовлетворение. Для такого опыта нет необходимости в других наградах (Deci and Ryan 1985). Фактически, важный вывод заключается в том, что получение вознаграждения может нанести ущерб поведению, которое обычно внутренне мотивировано. Дети или взрослые, которые начинают получать вознаграждение за такое поведение, могут найти мотивацию для того, чтобы эта деятельность стала внешней по своей природе (Lepper and Greene 1978).Парадигматические демонстрации этого феномена включают оплату студентам колледжей за выполнение увлекательных задач, таких как решение головоломок и вручение детям ленты и золотой звезды в качестве награды за игру с волшебными маркерами (Deci 1971; Lepper et al. 1973). После получения вознаграждений интерес к активности может быть уменьшен, если вознаграждения снова исчезнут. Считается, что это снижение интереса к задаче указывает на сдвиг в сторону внешней мотивации для выполнения задачи. Более того, награды могут иметь аналогичный пагубный эффект на задачи, требующие от человека творческого подхода.

Как распространенность, так и интерпретация этих негативных эффектов на интерес к задаче и творческий потенциал остаются предметом горячих споров (Eisenberger and Cameron 1996, 1998; Hennessey and Amabile 1998; Lepper 1998; Sansone and Harackiewicz 1998). Однако существуют некоторые надежные условия, при которых материальные вознаграждения, такие как деньги, конфеты или золотые звезды, снижают внутреннюю мотивацию. Получение ожидаемого вознаграждения независимо от качества своей работы приводит к тому, что участники впоследствии тратят меньше времени на выполнение задачи после того, как вознаграждение будет удалено.

Теория когнитивной оценки. Первичная основанная на автономии интерпретация снижения интереса к задаче исходит из теории когнитивной оценки (Deci and Ryan 1985). Теория когнитивной оценки предполагает, что внутренняя мотивация будет уменьшаться по мере того, как вознаграждение является контролирующим. Управляющие события — это те события, которые заставляют людей чувствовать давление, заставляя их вести себя определенным образом. Наличие контролирующих событий снижает чувство самоопределения, заставляя воспринимающих поверить в то, что они действуют, чтобы получить желаемый результат.Например, материальные вознаграждения, такие как деньги или физические награды, которые предоставляются независимо от качества работы, могут побудить человека рассматривать действия как инструмент для достижения желаемого результата и, следовательно, контролируемые этими вознаграждениями. Но получение награды также может быть информативным, показывая, что человек компетентен. Такая обратная связь об эффективности увеличивает внутреннюю мотивацию. Таким образом, в некоторых контекстах информационная функция вознаграждения может перекрывать снижение внутренней мотивации, которое является следствием ее контролирующей функции.Согласно теории когнитивной оценки, это особенно верно в отношении неожиданных или нематериальных вознаграждений, таких как похвала. Кроме того, когда получение награды зависит от производительности, осязаемая реплика, высоко символизирующая чьи-то достижения, также может быть внутренне мотивирующей (Harackiewicz et al. 1984; Sansone and Harackiewicz 1998). Связанные с этим исследования креативности объясняются тем, как вознаграждения могут ориентировать человека на стимулы, соответствующие цели. Для творческих задач, когда чье-либо мышление должно быть расходящимся и менее привязанным к стимулам, такое сосредоточение на цели может быть контрпродуктивным, уменьшая когнитивную гибкость и интенсивное участие в задаче, необходимой для выработки новых решений (Amabile, 1983).

Выводы, касающиеся внутренней и внешней мотивации, имеют важное значение для идеальной социализации членов общества (Ryan et al. 1997). Одна из задач общества — соответствующая социализация его членов, направляя их поведение в продуктивные направления. В некотором смысле главная задача культуры состоит в том, чтобы предоставить людям подходящие средства для определения того, как их жизнь может способствовать более полному развитию человечества, предлагая, так сказать, подходящую дорогу для «героизма» (Becker 1971).Райан и его коллеги (1991, 1997) утверждают, что создание индивидуумов, которые сотрудничают и не отчуждаются от общества, требует, чтобы социализирующие агенты предоставляли возможности для автономии в поддерживающем контексте принадлежности. Поведение, которое воспринимается как происходящее либо под социальным давлением, либо под воздействием внутренних сил неполностью интегрированных или интроецированных социальных ценностей, не будет восприниматься как автономное. Таким образом, успешная интернализация общественных ценностей, приводящая к внутренне мотивированному поведению, идеальна для эффективного функционирования общества.

Теория реактивного сопротивления. Вторая теория, которая имеет значение для понимания снижения интереса к задаче после получения контролирующего вознаграждения, — это теория реактивного сопротивления. С этой точки зрения потеря автономии, способности выбирать какое-либо действие означает потерю свободы. Таким образом, когда люди начинают ожидать вознаграждения за поведение, которое ранее было обусловлено исключительно внутренними мотивами, они могут в некоторых контекстах рассматривать это вознаграждение как попытку навязать им некий тип случайности действия и результата.У них может возникнуть ощущение, что попытка направлена ​​на ограничение их возможности свободно или не участвовать в этой деятельности по своему желанию. Эта потеря ожидаемой свободы вызывает состояние психологического напряжения, известное как реактивное сопротивление (Brehm 1993; Brehm and Brehm 1981). Реагирование включает в себя переживание активных негативных эмоциональных состояний, таких как разочарование и гнев, и приводит к тому, что человек предпринимает активные попытки восстановить утраченные свободы. С этой точки зрения снижение интереса к задаче не является результатом снижения внутренней мотивации как таковой, а просто выражением общей мотивации восстановить утраченную свободу выбора.Важно отметить, что дерзкий бунт против контролирующих влияний не обязательно означает восстановление свободы. Автоматическое прекращение усилий от деятельности, которая раньше была приятной, означает, что выбор человека находится под противоположным контролем этих внешних влияний (Deci and Ryan, 1985).

АВТОНОМИЯ В КОНТЕКСТЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ КОНТРОЛЯ

Недавняя концепция автономии, предложенная Deci и Ryan (1985), во многом похожа на более раннее понятие мотивации для эффективного взаимодействия с окружающей средой, мотивации эффекта (White 1959) .Уайт предположил, что различные формы поведения активного организма, такие как игра, исследование и активное любопытство, лучше всего можно объяснить, предложив необходимость заниматься деятельностью, которая приводит к ощущению эффективности и позволяет развивающемуся организму стать компетентным. . Таким образом, понятие эффекта или мотива господства тесно связано с мотивом автономии, поскольку оба отражают силу, которая направляет организм к повышению компетентности в управлении собой и личными целями или в управлении окружающей средой.В самом деле, потребность в автономии, мастерстве и третьем мотиве, власти (Winter 1973), можно рассматривать как отражение потребности организма в личном контроле над различными сферами своей жизни (Marsh et al. 1998). Личный контроль предполагает наличие непредвиденных обстоятельств между действиями и результатами, ощущение наличия в своем репертуаре действий, которые могут увеличить вероятность получения желаемых результатов. Таким образом, потребности во власти отражают потребность в контроле над социальной средой, а потребности в мастерстве отражают потребность в контроле над физической и несоциальной средой; автономия отражает потребности внутриличностного контроля.С такой точки зрения мотивации контроля автономия отражается в контроле над собой, регулировании эмоциональных реакций и принятии решений относительно своих действий. Ключевое предположение такого подхода состоит в том, что автономия включает в себя убеждения о непредвиденных обстоятельствах — представления о себе как о причинной силе, согласующиеся с представлением ДеЧарма (1968) о происхождении и пешках. Особенно отличительной чертой потребности в автономии как мотива контроля является то, что она определяется в значительной степени как отражение потребности противостоять контролирующему влиянию других.Однако, с точки зрения Деси и Райана (1985), автономия заключается в выборе того, какие непредвиденные обстоятельства действия и результата исследовать, , а не в отношении контроля как такового. С их точки зрения, потребность в самоопределении совершенно не зависит от потребности в контроле; в некотором смысле это предшествует контролю. Таким образом, если потребности в контроле связаны с тем, может ли человек иметь шанс выиграть игру своими действиями, автономия заключается в том, чтобы иметь возможность выбирать, вступать ли в игру — решать, пытаться ли исследовать непредвиденные обстоятельства, независимо от того, или нет, после того, как выбор будет сделан, возникнут непредвиденные обстоятельства.Такая потребность в автономии является проактивной, вездесущей силой, а не реактивной силой, которая возникает в ответ на потерю внутриличностного контроля. Таким образом, автономия имеет элемент, очень похожий на ранние представления о потребностях в мастерстве; Эффектная мотивация была явно выдвинута как гипотеза, что она не является потребностью, основанной на дефиците, и поэтому рассматривалась как непохожая на влечения к тканевому дефициту, такие как голод (White, 1959).

Однако исследование влияния вознаграждения на внутреннюю мотивацию ясно показывает, насколько чувствительно опыт автономии к дефициту автономии.Автономия — это уникальная свобода от контроля, поскольку свобода исследовать непредвиденные обстоятельства в мире, уделять внимание внутреннему опыту действия, а не необходимость уделять внимание контролирующим характеристикам ситуации, в реальном смысле связана со способностью иметь контроль над собой. Фактически, люди, которые имеют большую потребность в автономии, демонстрируют несколько большую способность обнаруживать невербальные проявления другого, в которых выражаются аффект и выражение доминирования по сравнению с пассивностью; потребности во власти, напротив, не связаны с такими навыками (Marsh et al.1999). Возможно, невербальное поведение других более информативно для человека с большей потребностью в автономии, потому что намерения других могут представлять некоторую угрозу его собственной свободе. Таким образом, рассмотрение автономии в контексте потребностей контроля и потенциально вовлекающих гомеостатические процессы (Pittman and Heller 1987) кажется полезным.

В целом, однако, понимание автономии и ее отношения к различным областям потребностей в контроле, а также понимание последствий потери автономии, по-видимому, являются важными факторами, еще не полностью изученными социологами.В частности, многие когнитивные процессы, которые исследовались с потерей контроля в областях мастерства, реже исследовались в области автономии. Исследования мотивации контроля показывают, что люди имеют сильную тенденцию к предвзятому восприятию того, что события находятся под их личным контролем, и что функции когнитивных процессов помогают поддерживать такие предубеждения. Степень, в которой действия, основанные на автономии, аналогичным образом опосредованы предвзятыми когнитивными процессами, предлагает важные вопросы для будущих исследований.

Возможно, самый фундаментальный вопрос, не рассмотренный в текущем исследовании автономии, восходит к убеждениям теоретиков личности о том, что мотивы автономии следует понимать как стоящие в постоянном внутрипсихическом конфликте с потребностью индивида в подчинении и общении с другими. Если такие силы действуют независимо друг от друга, разумны отдельные теории автономии и контроля и процессов принадлежности. С другой стороны, ранние теоретики могут быть правы, полагая, что стремление к автономии, контролю и независимости действует в постоянном творческом конфликте с желанием индивида к социальному принятию, интеграции и единству.С такой точки зрения, напряженность может привести к возникновению феноменов, которые иначе нельзя предсказать, если рассматривать потребности независимо друг от друга. Пересмотр этого динамического напряжения может предоставить полезное следующее направление для развития более полной картины влияния потребности в автономии на человека и на его или ее связь с другими людьми, важными социальными группами и обществом.


ссылок

Амабиле Т. М. 1983 Социальная психология творчества .Нью-Йорк: Springer-Verlag.

Аньял А. 1941 Основы науки о личности . Нью-Йорк: Фонд Содружества.

Бакан Д. 1966 Двойственность человеческого существования . Чикаго: Рэнд МакНалли.

Беккер, Э. 1971 Рождение и смерть смысла: Междисциплинарный взгляд на проблему человека , 2-е изд. Нью-Йорк: Свободная пресса.

Брем, Дж. У. 1993 «Контроль, его потеря и психологическая реакция». В Дж. Вири, Ф.Глейхер и К. Л. Марш, ред., Контрольная мотивация и социальное познание . Нью-Йорк: Springer-Verlag.

Брем, С., и Дж. У. Брем 1981 Психологическая реакция: Теория свободы и контроля 904 10. Нью-Йорк: Academic Press.

deCharms, R. 1968 Личная причинно-следственная связь . Нью-Йорк: Academic Press.

Деси, Э. Л. 1971 «Влияние внешнего опосредованного вознаграждения на внутреннюю мотивацию». Журнал личности и социальной психологии 18: 105–115.

—— и Р. М. Райан 1985 Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека . Нью-Йорк: Пленум.

——1987 «Поддержка автономии и контроль поведения». Журнал личности и социального развития Психология 53: 1024–1037.

Эйзенбергер Р. и Дж. Кэмерон 1996 «Вредные эффекты вознаграждения: реальность или миф?» Американский психолог 51: 1153–1166.

——1998 «Награда, внутренний интерес и творчество: новые открытия.» Американский психолог 53: 676–679.

Harackiewicz, JM, G. Manderlink, and C. Sansone 1984″ Вознаграждение за волшебство пинбола: влияние оценки и ценности реплики на внутренний интерес «. Journal of Personality and Social Психология 47: 287–300.

Хеннесси, Б.А., и Т.М. Амабайл, 1988 «Награда, внутренняя мотивация и творчество». Американский психолог 53: 674.

Леппер, М.Р. 1998 «В целом намного меньше суммы его частей.» Американский психолог 53: 675–676.

—— и Д. Грин 1978 Скрытые затраты на вознаграждение . Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрлбаум.

——, и Р. Э. Нисбетт 1973″ Подрыв внутреннего интереса детей с помощью Внешнее вознаграждение: проверка гипотезы «чрезмерного обоснования». Journal of Personality and Social Psychology 28: 129–137.

Марш, К.Л., С.А. Наско, Д. Хилтон, Г.С. Бейнс и В.М. Уэбб, 1999 г. «Домен- Конкретный контроль: индивидуальные различия в мотивации к мастерству, власти и автономии.»Рукопись на рассмотрении.

Питтман, Т.С., и Дж. Ф. Хеллер, 1987″ Социальная мотивация. « Annual Review of Psychology 38: 461–489.

Rank, О. 1929 г. Травма рождения . Нью-Йорк: Harcourt , Brace.

Ryan, RM 1991 «Природа личности в автономии и взаимосвязи». В J. Strauss и GR Goethals, ред., Самость: междисциплинарные подходы . Нью-Йорк: Springer-Verlag.

— -, Дж. Куль и Э. Л. Деси 1997 «Природа и автономия: организационный взгляд на социальные и нейробиологические аспекты саморегуляции поведения и развития».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *