Автономии это: Автономия | Понятия и категории

АВТОНОМИЯ • Большая российская энциклопедия

АВТОНО́МИЯ (греч. αὐτονομία, от αὐτός – сам и νόμος – за­кон), оп­ре­де­лён­ная сте­пень са­мо­сто­ятель­но­сти к.-л. ор­га­нов, ор­га­ни­за­ций (А. уч­реж­де­ний), тер­ри­тори­аль­ных, нац. и др. об­щ­но­стей (А. общ­но­стей) в воп­ро­сах их фун­к­ци­о­ни­ро­ва­ния и жиз­не­дея­тель­но­сти в рам­ках си­сте­мы уп­рав­ле­ния.

А. уч­реж­де­ний мо­жет быть фи­нан­со­вой, эко­но­ми­че­ской и пре­до­став­ля­ет­ся, как пра­ви­ло, отд. ор­га­нам и уч­реж­де­ниям в си­лу спе­ци­фи­ки их дея­тель­но­сти, тре­бу­ю­щей при­ня­тия опе­ра­тив­ных и ком­пе­тен­т­ных ре­ше­ний.

А. общ­но­стей мо­жет быть тер­ри­то­ри­аль­ной, на­ци­о­наль­но-тер­ри­то­риаль­ной, на­ци­о­наль­но-куль­тур­ной.

Тер­ри­то­ри­аль­ная А. – внутр. са­мо­уп­рав­ле­ние тер­ри­то­ри­аль­ных еди­ниц го­су­дар­ст­ва (ре­ги­о­нов), об­ла­да­ю­щих са­мо­стоя­тель­но­стью в рам­ках кон­сти­ту­ции или за­ко­на. Са­мо­уп­рав­ля­ю­щие­ся тер­ри­то­ри­аль­ные еди­ни­цы (ав­то­ном­ные об­ла­сти, ав­то­ном­ные рай­о­ны, ав­то­ном­ные ок­ру­га, ав­то­но­м­ные уез­ды и др.) об­лада­ют са­мо­стоя­тель­но­стью в ре­ше­нии сво­их дел. Ос­но­вы пра­во­во­го по­ло­же­ния тер­ри­то­ри­аль­ной А. обыч­но ре­гу­ли­ру­ют­ся кон­сти­ту­ци­я­ми (напр., Кон­сти­ту­ция Ис­па­нии 1978) или спец. за­ко­на­ми (напр., по­ло­же­ние Кор­си­ки во Фран­ции), оп­ре­де­ля­ю­щи­ми её ста­тус, си­сте­му ав­то­ном­ных ор­га­нов, их ком­пе­тен­цию, вза­имо­от­но­ше­ния с центр. ор­га­на­ми вла­сти, по­ря­док рас­смот­ре­ния спо­ров меж­ду ав­то­ном­ны­ми об­ра­зо­ва­ния­ми и цен­т­ром. Кон­сти­ту­ции и за­ко­ны в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев пре­ду­смат­ри­вают, что ав­то­ном­ные еди­ни­цы вы­ра­баты­ва­ют (иног­да так­же са­ми при­ни­мают) ос­но­во­по­ла­га­ю­щие нор­ма­тив­ные ак­ты, оп­ре­де­ля­ю­щие их внутр. устрой­ст­во (кон­сти­ту­ции, ус­та­вы, по­ло­же­ния, ста­ту­ты, хар­тии са­мо­уп­рав­ле­ния и т. д.). В не­ко­то­рых слу­ча­ях тер­ри­то­ри­аль­ная А. на­де­ля­ет­ся пол­но­мо­чия­ми в об­ла­сти на­ло­го­об­ло­же­ния (напр., пар­ла­мент Шот­лан­дии име­ет пра­во из­ме­нять ба­зо­вые став­ки на­ло­го­об­ло­же­ния, ус­та­нов­лен­ные пар­ла­мен­том Ве­ли­ко­бри­та­нии). В за­ви­си­мо­сти от объ­ё­ма прав тер­ри­то­ри­аль­ной А. вы­де­ля­ют две её фор­мы: го­су­дар­ст­вен­ную (за­ко­но­да­тель­ную) и ме­ст­ную (ад­ми­ни­ст­ра­тив­ную). Гос. фор­ма ха­ра­к­те­ри­зу­ет­ся тем, что её но­си­тель име­ет внеш­ние приз­на­ки го­су­дар­ст­ва (пар­ла­мент, пра­ви­тель­ст­во), иног­да соб­ст­вен­ную кон­сти­ту­цию, граж­дан­ст­во, при­чём в об­ще­гос. кон­сти­ту­ции обыч­но оп­ре­де­ля­ет­ся сфе­ра за­ко­но­дат. ком­пе­тен­ции ав­то­ном­но­го пар­ла­мен­та (об­ла­сти в Ита­лии, Ис­па­нии, Шот­лан­дия в Ве­ли­ко­бри­та­нии). Ме­ст­ная фор­ма та­ких приз­на­ков не име­ет, а круг ав­то­ном­ных прав тер­ри­то­ри­аль­ных еди­ниц оп­ре­де­ля­ет­ся, как пра­ви­ло, обыч­ным за­ко­ном (в ча­ст­но­сти, ав­то­ном­ные рай­о­ны, ав­то­ном­ные ок­ру­га, ав­то­ном­ные уе­з­ды в КНР). Центр. власть в ав­то­ном­ных еди­ни­цах мо­жет быть пред­став­ле­на спец. чи­нов­ни­ком, гос. сек­ре­та­рём или ко­мис­са­ром, ко­то­рый осу­ще­ст­в­ля­ет кон­т­роль за тем, что­бы дея­тель­ность ор­га­нов вла­сти А. не вы­хо­ди­ла за пре­де­лы ком­пе­тен­ции, пре­до­став­лен­ной им кон­сти­ту­ци­ей или за­ко­ном. В не­ко­то­рых стра­нах за­ко­ном пре­ду­смот­ре­ны спец. про­це­ду­ры рас­смот­ре­ния спо­ров меж­ду центр. и ав­то­ном­ны­ми вла­стя­ми (напр., в Да­нии ак­та­ми о ме­ст­ном уп­рав­ле­нии Фа­рер­ских о-вов, 1948, и Грен­лан­дии, 1978).

На­ци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ная А. – осо­бый ав­то­ном­ный ста­тус тер­ри­то­ри­аль­ных еди­ниц со зна­чит. до­лей на­се­ле­ния дру­гой на­ци­о­наль­но­сти или на­се­ле­ния, от­ли­ча­ю­ще­го­ся ины­ми осо­бен­но­стя­ми сво­е­го бы­та (Алан­д­ские о-ва в Фин­лян­дии, на­се­лён­ные шве­да­ми; о. Грен­лан­дия в Да­нии, на­се­лён­ный эс­ки­мо­са­ми; ос­тров­ные и не­ко­то­рые при­гра­нич­ные об­ла­с­ти Ита­лии).

Од­на из раз­но­вид­но­стей на­ци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­но­го ав­то­ном­но­го об­ра­зо­ва­ния – ав­то­ном­ные рес­пуб­ли­ки, ко­то­рые в прош­лом бы­ли фор­мой на­ци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ной А. в РСФСР. В Рос. Федерации, по­сле за­клю­че­ния 31.3.1992 Фе­де­ра­тив­но­го до­го­во­ра, рес­пуб­ли­ки, быв­шие ра­нее ав­то­ном­ны­ми, пре­об­ра­зо­ва­лись в рес­пуб­ли­ки в со­ста­ве РФ. Ав­то­ном­ные рес­пуб­ли­ки су­ще­ст­ву­ют в не­ко­то­рых стра­нах СНГ (напр., На­хи­че­ван­ская Рес­пуб­ли­ка в Азер­бай­джа­не, Ад­жар­ская Рес­пуб­ли­ка в Гру­зии, Рес­пуб­ли­ка Крым в Ук­ра­и­не).

К нач. 21 в. в Рос­сии су­ще­ст­ву­ет два ви­да на­ци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ных об­ра­зо­ва­ний – ав­то­ном­ная об­ласть (Ев­ рей­ ская АО) и ав­ то­ ном­ ные ок­ ру­ га. Осо­бен­ность их ста­ту­са за­клю­ча­ет­ся в том, что они на­ря­ду с рес­пуб­ли­ка­ми, кра­я­ми, об­ла­стя­ми, го­ро­да­ми фе­де­раль­но­го зна­че­ния при­зна­ют­ся субъ­ек­та­ми Фе­де­ра­ции. Воп­рос о вхо­ж­де­нии в со­став Рос. Фе­де­ра­ции тер­ри­то­рий ав­то­ном­ных субъ­ек­тов ре­гу­ли­ру­ет­ся спе­ци­фи­чес­ким об­ра­зом. Ев­рей­ская АО вхо­дит в Рос. Фе­де­ра­цию не­по­сред­ст­вен­но. Ав­то­ном­ные ок­ру­га име­ют воз­мож­ность са­мо­стоя­тель­но ре­шать воп­рос о вхож­де­нии в Рос. Фе­де­ра­цию не­по­сред­ст­вен­но или че­рез дру­гой субъ­ект Фе­де­ра­ции (край, об­ласть). При этом от­но­ше­ния ав­то­ном­ных ок­ру­гов, вхо­дя­щих в со­став края, мо­гут ре­гу­ли­ро­вать­ся фе­де­раль­ным за­ко­ном и до­го­во­ром меж­ду ор­га­на­ми гос. вла­сти ав­то­ном­но­го ок­руга и, со­от­вет­ст­вен­но, ор­га­на­ми гос. влас­ти края или об­ла­сти. Из всех ав­тоном­ных ок­ру­гов толь­ко Чу­кот­ский ав­то­ном­ный округ в 1992 вы­де­лил­ся из Ма­ га­ дан­ ской обл. и не­ по­ сред­ ст­ вен­ но во­шёл в со­став Рос. Фе­де­ра­ции. Др. ок­ру­га вхо­дят в со­став Рос. Фе­де­ра­ции че­рез края или об­ла­сти.

На­цио­наль­но-куль­тур­ная А. – осо­бая фор­ма на­ци­о­наль­но-куль­тур­но­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния на­цио­наль­ных мень­шинств. В Рос­сии – это фор­ма на­ци­о­наль­но-куль­тур­но­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния, пред­став­ля­ю­щая со­бой об­ще­ст­вен­ное объ­еди­не­ние граж­дан, от­но­ся­щих се­бя к оп­ре­де­лён­ным эт­ни­че­ским об­щ­но­стям, на ос­но­ве их доб­ро­воль­ной са­мо­ор­га­ни­за­ции в це­лях са­мо­сто­я­тель­но­го ре­ше­ния воп­ро­сов со­хра­не­ния са­мо­быт­но­сти, раз­ви­тия язы­ка, об­ра­зова­ния, нац. куль­ту­ры. Пра­во нана­ци­о­наль­но-куль­тур­ную А. не яв­ля­ет­ся пра­вом на на­ци­о­наль­но-тер­рито­ри­аль­ное са­мо­оп­ре­де­ле­ние, а осу­ще­ст­в­ле­ние это­го пра­ва не дол­ж­но на­но­сить ущер­ба ин­те­ре­сам дру­гих эт­ни­че­ских общ­но­стей. Со­зда­ние та­кой А. пре­ду­ смот­ре­но в РФ спец. за­ко­ном «О на­цио­наль­но-куль­тур­ной ав­то­но­мии» (1996).

АВТОНОМИЯ — это… Что такое АВТОНОМИЯ?

  • Автономия — (autonomy) Самоуправление. Термин употребляется по отношению к отдельному человеку, к группе людей и к организации. Автономная личность – это человек способный сам управлять своими поступками, что является, по Канту (Kant), необходимым условием… …   Политология. Словарь.

  • АВТОНОМИЯ — (от греч. autos сам, и nomos закон). 1) право подчиненной области, страны, провинции управляться собственными законами. 2) у римлян, привилегии некоторых городов удерживать свои законы, самим избирать городские власти и чеканить свою монету. 3) в …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Автономия

    —  Автономия  ♦ Autonomie    Повиновение закону, предписанному себе (Руссо), а следовательно, свобода.    Употреблением в философском контексте термин «автономия» в основном обязан Канту. Автономия – это власть над собой (свобода), осуществляемая… …   Философский словарь Спонвиля

  • АВТОНОМИЯ — (от греч. autos сам + nomos закон) (в возрастной психологии) стадия нравственного развития, характеризующаяся способностью личности самостоятельно создавать или выбирать моральные правила для своей жизни и поведения. Иногда А. рассматривается как …   Большая психологическая энциклопедия

  • АВТОНОМИЯ — (гр. autonomia от autos сам и nomos закон, т.е. самоуправление) в широком смысле определенная степень самостоятельности каких либо органов, организаций, территориальных и иных общностей в вопросах их жизнедеятельности. В зависимости от субъекта,… …   Юридическая энциклопедия

  • автономия — самоуправление, независимость, суверенность, суверенитет, обособленность, разрозненность, изолированность, изоляция, оторванность, разобщенность, автокефалия, замкнутость, отделение, обособление, локализация, гомруль. Ant. колониализм, колония,… …   Словарь синонимов

  • автономия — и, ж. autonomie f < , гр. 1596. Лексис.1. Право какой л. национально территориальной единицы самостоятельно решать дела внутреннего управления в соответствии с конституцией; самоуправление. БАС 2. Автономия с уплатой дани. Дело Востока… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Автономия — от греч. autonomia, англ. autonimy самоуправление,независимость, право самостоятельного управления, право решения вопросов управления частью территории государства, закрепленное в конституции страны. Автономия предполагает значительную… …   Словарь бизнес-терминов

  • АВТОНОМИЯ — (от авто… и греческого nomos закон), 1) собственно закономерность, определяемость какого либо явления его внутренними законами. Противоположность автономии гетерономия. 2) В праве самоуправление, самостоятельность. В конституционном праве право …   Современная энциклопедия

  • АВТОНОМИЯ — 1) в конституцинном праве право территории самостоятельно осуществлять государственную власть в пределах, предоставленных ей конституцией.2) Самостоятельность какого либо научного или учебного учреждения напр., университетская автономия …   Большой Энциклопедический словарь

  • Автономия — это… Что такое Автономия?

            право самостоятельного управления, решения государственных вопросов какой-либо частью государства, закрепленное в общегосударственной конституции. А. означает определённую степень децентрализации, однако меньшую, чем в федеративном государстве (см. Федерация).          По советскому государственному праву А. — самостоятельное осуществление государственной власти советским социалистическим национальным государством (автономной республикой (См. Автономная республика)) или национальным государственным образованием (автономной областью (См. Автономная область), национальным округом (См. Национальный округ)), входящим в состав союзной республики, в пределах компетенции, устанавливаемой высшими органами государственной власти союзной республики при участии соответствующей автономной единицы.          Советская А., созданная в результате Великой Октябрьской социалистической революции, является одной из государственно-правовых форм разрешения национального вопроса (См. Национальный вопрос).

             В. И. Ленин сформулировал следующие основные принципы советской А.:

             Советская А. основана на базе Советов, социалистической собственности на орудия и средства производства; она является новым типом А., неизвестным ранее истории. В советской А. государственную власть осуществляют трудящиеся, она обеспечивает выражение их государственной воли и служит их интересам. Советская А. представляет собой государственную организацию советской социалистической нации, в рамках которой осуществляются её самоопределение и суверенитет.

             Советская А. построена по национальному признаку; она создаётся на территории, характеризующейся известной экономической целостностью и отличающейся особенностями национального состава и быта, и означает самый тесный союз между трудящимися этой А. и союзной республики, в состав которой она входит.

             В советской А. все органы государственной власти, государственного управления, суда и прокуратуры состоят преимущественно из лиц коренной национальности и действуют, как правило, на языке национальности, образующей А. Этот важнейший принцип советской А. создаёт необходимые условия для широкого развития национальной культуры, постановки образования на языке коренной национальности данной А. В некоторых А., где основную массу населения составляют несколько наций или народностей, государственные органы действуют на нескольких языках. Так, например, в Башкирской АССР законы, принятые Верховным Советом автономной республики, публикуются на башкирском, русском, татарском языках, а судопроизводство, кроме этих языков, ведётся также на марийском и чувашском языках в тех местностях, где данное население составляет большинство. Для лиц, не владеющих указанными языками, обеспечивается возможность полного ознакомления с материалами дела через переводчика, а также право выступать на суде на родном языке (Конституция Башкирской АССР, ст. ст. 24 и 78).

             Советская А. существует в двух формах — политической и административной. политическая А., воплощаемая в национальном автономном государстве (автономной республике), характеризуется более значительным объёмом прав, наличием в автономной республике собственной конституции, высших органов государственной власти, законодательства, правительства, высших судебных органов, установлением гражданства республики. Административная А. (автономная область и национальный округ) распространяется лишь на сферу управления; её правовой статус определяется в специальном акте. Для автономной области это «Положение об автономной области», разрабатываемое ею и утверждаемое Верховным Советом той союзной республики, в состав которой она входит; для национального округа — «Положение о национальных округах», принимаемое Верховным Советом РСФСР (в других союзных республиках национальных округов нет). В СССР в пяти союзных республиках (РСФСР, Узбекской ССР, Грузинской ССР, Азербайджанской ССР и Таджикской ССР) в 1969 имелось 38 автономных единиц — 20 автономных республик, 8 АО, 10 национальных округов.

             Создание различных форм советских А. обусловлено определёнными, исторически сложившимися условиями и прежде всего степенью экономического, политического и культурного развития многочисленных наций и народностей Советского Союза. Строительство советских А. происходило в условиях, когда у ряда народов сохранился патриархально-родовой или полупатриархальный общественный строй (например, в Башкирии, у некоторых народов Северного Кавказа, в большей части Азербайджана, в Киргизии, в Казахстане). Ещё долгие годы после Октябрьской революции в стране сохранялись остатки феодально-родового уклада, наличие полуфеодальных элементов (см. «КПСС в резолюциях…», 7 изд., ч. 1, 1954, с. 559). В этих условиях советская А., как и советская федерация, выполнили важнейшую задачу ликвидации фактической отсталости ряда наций и народностей.

             Существенная особенность советской А. — гибкость её форм, что позволяет решать национальный вопрос применительно к различным ступеням экономического, политического и культурного развития данной нации или народности в зависимости от её волеизъявления, а также объединять в её рамках нескольких наций или народностей. Так, в Чувашской АССР основную массу населения составляют чуваши, а в Якутской АССР — якуты, и, следовательно, каждая из этих А. является формой объединения одной нации. В то же время существует ряд автономных республик, объединяющих несколько наций или народностей (например, Дагестанской АССР).

             Советская А. даёт возможность в её рамках создавать новые национальные государства — автономные республики, т. е. осуществлять переход от административной к более широкой, политической А., что характерно для всей истории развития советской А. Например, из 16 автономных республик, входящих в РСФСР, 11 были созданы в результате их преобразования из АО (Кабардино-Балкарская, Калмыцкая, Карельская, Коми, Марийская, Мордовская, Северо-Осетинская, Тувинская, Удмуртская, Чечено-Ингушская, Чувашская).

             Лит.: Ленин В. И., Тезисы по национальному вопросу, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 23, с. 314—322; его же, Критические заметки по национальному вопросу, там же, т. 24, с. 113—150; его же, Проект закона о равноправии наций и о защите прав национальных меньшинств, там же, т. 25, с. 135—137; его же, О праве наций на самоопределение, там же, т. 25, с. 255—320; его же, Вариант статьи «Очередные задачи Советской власти», там же, т. 36, с. 151—152; его же, К вопросу о национальностях или об «автономизации», там же, т. 45, с. 356—362; его же, Письмо С. Г. Шаумяну 6 декабря 1913, там же, т. 48, с. 233—236; его же, Письмо С. Г. Шаумяну 19 мая 1914, там же, т. 48, с. 288—291; Шаумян С. Г., Национальный вопрос и социал-демократия, Избр. произв., т. 1, М., 1957, с. 132—161; 3латопольский Д. Л., Государственное устройство СССР, М., 1960, гл. V, с. 190— 243; его же, СССР — федеративное государство, М., 1967; Чистяков О. И., Становление Российской федерации (1917—1922), М., 1966.

             Д. Л. Златопольский.

    Расшифровка лекции Полины Колозарии об автономии исследователя и текста

    В самом начале книги “Диалектика Просвещения” Адорно и Хоркхаймер говорят, что вещи становятся нам известны в той степени, в которой мы можем их производить, в которой они нам нужны. Все остальное ускользает из нашего фокуса интереса и становится ненужным и непонятным. Потом оно приходит в науку, но под другим соусом, иногда под видом нового знания, иногда в ходе научных революций.

    Итак, с наукой не все гладко. Мы не можем просто вернуться в состояние, когда наука определяла, как устроен мир, была правдива и существовала точная система доказательств. Во-первых, этого золотого века, в который мы можем вернуться, нет. Во-вторых, мы таким образом фетишизируем науку. Превращаем ее в некоторую форму истинного знания. Мы навешиваем на нее сложные этические конструкции, которые потом нам мешают. 

    Следующая проблема. Инструменты познания живут в разных мирах. Мы отдельно читаем новости, отдельно проходим курсы на Coursera, отдельно учимся быть осознанными потребителями. Все это живет у нас в разных мирах и разных медиа. С одной стороны, мы называем исследованием все подряд, с другой – мы почти никогда не собираем эти составляющие исследования вместе.

    Отдельная проблема – в университете с информацией взаимодействуют научным способом. Но большинство выпускников  редко занимается исследованиями. Это парадокс современного состояния университета. При этом в университетах и вокруг них не говорится о ряде вещей, связанных с исследованиями, которые кажутся мне для мифологической фигуры исследователя крайне важными. Скажем, о конфликте дисциплин. Бывают конфликты внутри дисциплин, бывают между ними. Например, между социологами и психологами. В век междисциплинарности важно об этом помнить. Социолог и психолог могут спорить и никогда не прийти к консенсусу. Очень важно понимать также, что не любой человек, который прошел курс на Coursera, теперь досконально знает свою тему. 

    Или про политическую позицию. Насколько мы понимаем, каких политических взглядов придерживается человек, который говорит с кафедры. Благодаря Фуко мы знаем, что идеология часто зашита в языке. То, как человек говорит о каких-то вещах, уже может выдавать отчасти его или ее политическую позицию. Использование феминитивов, какие примеры приводит человек — все это позволяет нам предполагать, каких политических взглядов придерживается говорящий. И я сейчас не спорю с Максом Вебером, который говорил, что наука и политика живут в разных мирах. Но эти миры связаны,  и наша позиция всегда не нейтральна. 

    В этом контексте важен вопрос этики, часто болезненный и непростой. Предлагаю вспомнить определение, которое я дала. Исследование – это взаимодействие с миром. Исследователь всегда действует в мире. Существует теория  двойной герменевтики, введенная Энтони Гидденсом. Она показывает, что когда мы узнаем что-то, а потом это знание производим – публикуем статью, на которую потом ссылаются журналисты, или популяризируем сами свое знание, – об этом узнают в мире, и мир сразу меняется под воздействием этого знания. При этом любое знание, которое мы вбрасываем в мир, начинает влиять на мир и провоцировать изменение себя же самого.
    Этический вопрос позволяет говорить об ответственности исследователя как человека, который взаимодействует с миром так, что до этого взаимодействия мы чего-то не знаем, а потом, пройдя понятный и открытый путь, мы узнаем что-то о мире. 

    ЕСТЬ ПРОБЛЕМА НЕ ТОЛЬКО С ИССЛЕДОВАНИЕМ И ЗНАНИЕМ КАК ТАКОВЫМ, НО И С ТЕМ, КАК УСТРОЕНЫ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ТЕКСТЫ.

    Мы можем отличить хорошую статью от плохой, когда мы уже находимся внутри дисциплины или темы. Если вы выходите в другую, смежную дисциплину, то вы ничего не понимаете. Получается, мы вроде бы изучаем мир, но в узких рамках дисциплины.  

    Дисциплины заставляют нас давать определения, полагать пределы определенным понятиям, создавать барьеры и границы, за которые мы не можем выходить. Статья – это во многом проекция дисциплин и институциональных границ, которые существуют в рамках любого подхода. 

    Какую проблему здесь можно обсуждать и решать? Очень часто исследовательский текст не документирует процесс исследования. Эту практику мы можем позаимствовать у художников – они как исследователи сделали сильный ход. Хорошие художественные тексты документируют каждый интеллектуальный поворот. У них четко разделено представление и документация познавательного процесса, процесса поиска художественной истины. Их умение работать с документацией очень впечатляет.

    Что делать? Подумать по автономию исследователя. Как анархист живет при государстве и осуществляет свою политическую деятельность без оглядки на него, так исследователь должен создавать что-то без оглядки на науку, или с оглядкой, но автономно.

    В ЧЕМ ИДЕЯ АВТОНОМИИ ИССЛЕДОВАНИЯ? 

    Это процесс, который не связан жестко и исключительно с институцией и с дисциплинарными рамками, в которых это исследование проходит. Безусловно, изначально оно с ними связано. Но процесс автономизации как раз означает установление отношений не только с миром, но и с теми рамками, из которых исследователь выходит. Автономный исследователь вполне может быть университетским сотрудником, живущим в рамках дисциплины истории или урбанистики, но при этом часть рефлексии исследователя может быть посвящена этим рамкам.

    КАК ФИКСИРОВАТЬ ЭТИ ВЕЩИ В ТЕКСТЕ?

    Есть ли у нас форма для этого? Есть ли подход? Как разные жанры, в том числе научная работа, могут показать наше сомнение и наши ходы? С тем сомнением, которое обычно фиксируется в академической статье, есть две проблемы. Первая – сомнение в методе указывается обычно внизу, в графе “ограничения”. Мол, мы не знали, как лучше поступить в этой ситуации, выбрали вот этот подход, кажется, он неидеален. У него могут быть такие минусы. Конечно, честные ученые это фиксируют. Но эти ограничения часто указываются в самом конце. И там часто нет сомнения в том, позволит ли именно эта теория, этот метод, этот путь, чтобы понять то явление, с которым мы имеем дело. То есть сомнения есть вокруг частностей, но не вокруг самого подхода.

    Если бы сомнение было более плотно вписано в научную статью, она не смогла бы говорить о результатах и становиться опорой для экспертного и прикладного знания. Как только мы говорим «а вот здесь мы очень сильно не уверены» – нашу статью либо не берут в журнал, либо люди, которые читают эту статью, нам не верят. Вроде как в выводах всегда должна быть убедительность. 

    И я сама так делаю.  Когда я работаю с обзором литературы, то обычно делю людей на два лагеря. Те, чьей линии я следую, и те, с кем я спорю. Но формат научной статьи предполагает, что это занимает полторы страницы. И на полуторах страницах вы не можете обосновать подробно, почему вы не согласны с тем или иным исследователем. Полный путь от незнания к проблеме никогда не оказывается очевидным. Мне кажется, что это проблема научных жанров вообще, которую было бы здорово обсудить в рамках работы со студенческими эссе. Очень часто, на мой взгляд, продуктивное толковое эссе является как раз подробной документацией и экспликацией этого пути.

    В тексте, который может вместить эти исследовательские проблемы, о которых я говорю, должно быть вот какие составляющие. 

    • Одна – ограничения и аргументы, которые показывают неполноту знания. 
    • Второе – документация пути, которым мы идем от незнания и нашего вопроса к проблеме. 
    • Постановка проблемы и позиции связана с этикой и политикой. Тут мы обычно говорим, почему мы считаем именно это проблемой. Почему мы считаем проблемой централизацию, а не децентрализацию, если изучаем социальные медиа. Почему мы считаем, допустим, что концентрация власти в руках корпораций – это проблема, а рассеивание власти по разным активистам, наоборот, не проблема.

    Безусловно, люди обдумывают такие вещи, но крайне редко доходят до конца и описывают и саму проблему, и развилки, и обстоятельства, по которым они приняли решение поступить так, а не иначе.

    Еще одна проблема с классическими научными текстами  в том, что мы изначально должны что-то предполагать, хотя очень часто, говоря честно, мы начинаем с полного незнания. В этот момент у нас начинается непростая дорога, которая заслуживает описания. Может быть, не в основных текстах, которые производят исследователи в рамках своей неавтономии — в науке, в журналистике, еще где-то — но как spin-off проекты. Всегда интересно читать отдельные рубрики в научных журналах, где есть рефлексия подходов к исследованию, где ученые описывают свои первые шаги в познании проблемы, ориентировку на местности. Это то, что по-русски называется разведывательные/поисковые  исследования (exploratory research). С этими идеями можно попробовать поработать в разных жанрах письма и не только письма.

    Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

    Федеральный закон от 17 июня 1996 г. N 74-ФЗ «О национально-культурной автономии» (с изменениями от 21 марта 2002 г., 10 ноября 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г., 30 ноября 2005 г., 1 декабря 2007 г., 9 февраля 2009 г.)

    Принят Государственной Думой 22 мая 1996 года

    Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 года

    Настоящий Федеральный закон определяет правовые основы национально-культурной автономии в Российской Федерации, создает правовые условия взаимодействия государства и общества для защиты национальных интересов граждан Российской Федерации в процессе выбора ими путей и форм своего национально-культурного развития.

    Глава I. Общие положения

    О праве на культурно-национальную автономию см. Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3612-1 «Основы законодательства Российской Федерации о культуре»

    Федеральным законом от 10 ноября 2003 г. N 136-ФЗ в статью 1 настоящего Федерального закона внесены изменения

    Статья 1. Понятие национально-культурной автономии

    Национально-культурная автономия в Российской Федерации (далее — национально-культурная автономия) — это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры.

    Национально-культурная автономия является видом общественного объединения. Организационно-правовой формой национально-культурной автономии является общественная организация.

    Статья 2. Принципы национально-культурной автономии

    Национально-культурная автономия основывается на принципах:

    свободного волеизъявления граждан при отнесении себя к определенной этнической общности;

    самоорганизации и самоуправления;

    многообразия форм внутренней организации национально-культурной автономии;

    сочетания общественной инициативы с государственной поддержкой;

    уважения языка, культуры, традиций и обычаев граждан различных этнических общностей;

    законности.

    Федеральным законом от 10 ноября 2003 г. N 136-ФЗ статья 3 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции

    Статья 3. Правовое регулирование национально-культурной автономии

    Правовое регулирование национально-культурной автономии осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, Федеральным законом от 19 мая 1995 года N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, а также с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

    Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Федеральным законом, то применяются правила международного договора.

    Статья 4. Права национально-культурной автономии

    Национально-культурная автономия имеет право:

    получать поддержку со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления, необходимую для сохранения национальной самобытности, развития национального (родного) языка и национальной культуры;

    обращаться в органы законодательной (представительной) и исполнительной власти, органы местного самоуправления, представляя свои национально-культурные интересы;

    создавать средства массовой информации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, получать и распространять информацию на национальном (родном) языке;

    сохранять и обогащать историческое и культурное наследие, иметь свободный доступ к национальным культурным ценностям;

    следовать национальным традициям и обычаям, возрождать и развивать художественные народные промыслы и ремесла;

    создавать образовательные и научные учреждения, учреждения культуры и обеспечивать их функционирование в соответствии с законодательством Российской Федерации;

    участвовать через своих полномочных представителей в деятельности международных неправительственных организаций;

    устанавливать на основании законодательства Российской Федерации и поддерживать без какой-либо дискриминации гуманитарные контакты с гражданами, общественными организациями иностранных государств.

    Федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов Российской Федерации национально-культурной автономии могут быть предоставлены и иные права в сфере образования и культуры.

    Участие или неучастие в деятельности национально-культурной автономии не может служить основанием для ограничения прав граждан Российской Федерации, равно как и национальная принадлежность не может служить основанием для ограничения их участия или неучастия в деятельности национально-культурной автономии.

    Право на национально-культурную автономию не является правом на национально-территориальное самоопределение.

    Осуществление права на национально-культурную автономию не должно наносить ущерб интересам других этнических общностей.

    Глава II. Система национально-культурной автономии. Порядок учреждения и регистрации национально-культурной автономии

    Федеральным законом от 10 ноября 2003 г. N 136-ФЗ в статью 5 настоящего Федерального закона внесены изменения

    Статья 5. Организационные основы национально-культурной автономии

    Организационные основы национально-культурной автономии определяются спецификой расселения граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, и уставами национально-культурных автономий.

    Национально-культурная автономия может быть местной, региональной, федеральной.

    Постановлением Конституционного Суда РФ от 3 марта 2004 г. N 5-П часть третья статьи 5 настоящего Федерального закона признана не противоречащей Конституции РФ

    Местные национально-культурные автономии граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, могут образовывать региональную национально-культурную автономию граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности.

    Региональные национально-культурные автономии двух и более субъектов Российской Федерации могут создавать органы межрегиональной координации своей деятельности. Такие органы не являются межрегиональными национально-культурными автономиями.

    Федеральная национально-культурная автономия граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, учреждается не менее чем половиной зарегистрированных региональных национально-культурных автономий граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности.

    Федеральные, региональные национально-культурные автономии граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, имеющим соответствующие республику или автономный округ, автономную область, и органы государственной власти субъектов Российской Федерации могут координировать свою деятельность, участвовать в разработке федеральных и региональных программ в области сохранения и развития национальных (родных) языков и национальной культуры на основе взаимных соглашений и договоров федеральных, региональных национально-культурных автономий и субъектов Российской Федерации.

    Федеральным законом от 29 июня 2004 г. N 58-ФЗ в статью 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

    Статья 6. Порядок образования, государственной регистрации, реорганизации и (или) ликвидации национально-культурной автономии

    Образование, государственная регистрация, реорганизация и (или) ликвидация национально-культурной автономии осуществляются в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, Федеральным законом от 19 мая 1995 года N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» и иными федеральными законами.

    Местная национально-культурная автономия учреждается на общем собрании (сходе) гражданами Российской Федерации, относящими себя к определенной этнической общности и постоянно проживающими на территории соответствующего муниципального образования. Учредителями местной национально-культурной автономии наряду с гражданами Российской Федерации могут выступать зарегистрированные общественные объединения граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, действующие на территории соответствующего муниципального образования.

    Делегаты местных национально-культурных автономий граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, на конференции (съезде) могут учредить региональную национально-культурную автономию в пределах субъекта Российской Федерации.

    Делегаты региональных национально-культурных автономий граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, на съезде могут учредить федеральную национально-культурную автономию.

    Национально-культурные автономии образуют руководящие и контрольно-ревизионные органы. Порядок формирования, функции и названия таких органов определяются уставом национально-культурной автономии в соответствии с законодательством Российской Федерации.

    Порядок приема в члены национально-культурной автономии определяется уставом соответствующей национально-культурной автономии.

    Государственная регистрация местных, региональных и федеральных национально-культурных автономий производится в соответствии с законодательством Российской Федерации.

    Для государственной регистрации национально-культурной автономии в числе других документов должны быть представлены документы, подтверждающие, что не менее чем за три месяца до проведения учредительной конференции (съезда) федеральной или региональной национально-культурной автономии и не менее чем за один месяц до проведения учредительного собрания (схода) местной национально-культурной автономии были сделаны сообщения о предстоящем учреждении национально-культурной автономии в средствах массовой информации, продукция которых распространяется на соответствующей территории.

    Федеральный орган исполнительной власти в области государственной регистрации осуществляет ведение реестра национально-культурных автономий. Реестр национально-культурных автономий является открытым для всеобщего ознакомления.

    Федеральным законом от 30 ноября 2005 г. N 146-ФЗ в статью 7 настоящего Федерального закона внесены изменения

    Статья 7. Консультативные советы по делам национально-культурных автономий

    Правительство Российской Федерации определяет федеральный орган исполнительной власти, при котором создается консультативный совет по делам национально-культурных автономий, действующий на общественных началах.

    Согласно распоряжению Правительства РФ от 17 апреля 2006 г. N 527-р Минрегион России является федеральным органом исполнительной власти, при котором создается консультативный совет по делам национально-культурных автономий, действующий на общественных началах

    Консультативный совет по делам национально-культурных автономий:

    осуществляет согласование деятельности национально-культурных автономий, содействует установлению и укреплению связей между ними;

    представляет и защищает в органах государственной власти Российской Федерации культурные и социальные интересы этнических общностей, находящихся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории;

    участвует в подготовке программ в области сохранения и развития национальных (родных) языков и национальной культуры, проектов нормативных правовых актов, а также в подготовке других решений, затрагивающих права и законные интересы граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, находящимся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории;

    осуществляет консультирование Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти по национальным проблемам граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, находящимся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории.

    Консультативный совет по делам национально-культурных автономий состоит из делегированных на определенный срок представителей каждой федеральной национально-культурной автономии.

    При органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации могут создаваться консультативные советы или иные совещательные органы по делам национально-культурных автономий. Порядок образования, деятельности и ликвидации этих органов определяется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

    При органах местного самоуправления соответствующих муниципальных образований могут создаваться консультативные советы или иные совещательные органы по делам национально-культурных автономий. Порядок образования, деятельности и ликвидации этих органов устанавливается нормативными правовыми актами муниципальных образований.

    Глава III. Обеспечение права на сохранение, развитие и использование национального (родного) языка

    Статья 8. Государственная защита национальных (родных) языков

    Российская Федерация обеспечивает социальную, экономическую и правовую защиту национальных (родных) языков на территории Российской Федерации.

    Право граждан Российской Федерации на сохранение, развитие национального (родного) языка, свободу выбора и использования языка общения, воспитания и обучения устанавливается Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями (уставами) и законами субъектов Российской Федерации, настоящим Федеральным законом.

    Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ в статью 9 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2005 г.

    Статья 9. Обеспечение права на сохранение и развитие национального (родного) языка

    Органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации:

    обеспечивают проведение государственной политики, направленной на сохранение и развитие национальных (родных) языков;

    оказывают организационную и иную поддержку национально-культурным автономиям в разработке и реализации государственных программ в области сохранения и развития национальных (родных) языков.

    Федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации могут содействовать национально-культурным автономиям в:

    издании книг, выпуске периодической печати, организации телерадиовещания, создании средств массовой информации как на русском, так и на национальных (родных) языках;

    обмене теле- и радиопрограммами, аудио- и видеоматериалами, печатной продукцией на национальных (родных) языках между субъектами Российской Федерации, а также между Российской Федерацией и иностранными государствами.

    Статья 10. Право на получение основного общего образования на национальном (родном) языке и на выбор языка воспитания и обучения

    Граждане Российской Федерации, относящие себя к определенным этническим общностям, имеют право на получение основного общего образования на национальном (родном) языке и на выбор языка воспитания и обучения в рамках возможностей, предоставляемых системой образования в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

    Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 309-ФЗ в статью 11 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

    Статья 11. Обеспечение национально-культурными автономиями права на получение основного общего образования на национальном (родном) языке на выбор языка воспитания и обучения

    В целях обеспечения права на получение основного общего образования на национальном (родном) языке и на выбор языка воспитания и обучения национально-культурные автономии могут:

    образовывать негосударственные (общественные) дошкольные учреждения или группы в таких учреждениях с воспитанием на национальном (родном) языке;

    создавать негосударственные (общественные) образовательные учреждения (общеобразовательные; начального, среднего и высшего профессионального образования) с обучением на национальном (родном) языке;

    учреждать другие негосударственные (общественные) образовательные учреждения с обучением на национальном (родном) языке;

    участвовать в разработке образовательных программ, осуществляемой подведомственными образовательными учреждениями, издавать учебники, методические пособия, другую учебную литературу, необходимые для обеспечения права на получение образования на национальном (родном) языке;

    вносить предложения в федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов о создании:

    классов, учебных групп в государственных, муниципальных образовательных учреждениях с обучением на национальном (родном) языке;

    государственных, муниципальных образовательных учреждений с обучением на русском языке и углубленным изучением национального (родного) языка, национальной истории и культуры;

    участвовать в разработке федеральных государственных образовательных стандартов, а также примерных основных образовательных программ для государственных и муниципальных образовательных учреждений с обучением на национальном (родном) языке, иных языках;

    организовывать подготовку и переподготовку педагогических и иных кадров для негосударственных (общественных) образовательных учреждений;

    заключать договоры с неправительственными организациями за пределами Российской Федерации о создании условий для реализации права на получение образования на национальном (родном) языке, в частности договоры о подготовке педагогических кадров, об обеспечении научно-методической, учебной, художественной литературой, аудиовизуальными средствами обучения на национальном (родном) языке;

    осуществлять в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации другие мероприятия по обеспечению права на обучение на национальном (родном) языке, на выбор языка воспитания и обучения.

    Негосударственные (общественные) образовательные учреждения с обучением на национальном (родном) языке обеспечивают изучение русского языка как государственного языка Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации и федеральными государственными образовательными стандартами, а также изучение государственных языков субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством этих субъектов.

    Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 309-ФЗ в статью 12 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

    Статья 12. Обеспечение федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации права на получение основного общего образования на национальном (родном) языке, на выбор языка воспитания и обучения

    Федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации о языках народов Российской Федерации, об образовании и настоящим Федеральным законом:

    обеспечивают при необходимости создание групп в государственных, муниципальных дошкольных учреждениях, классов или учебных групп в государственных, муниципальных образовательных учреждениях с обучением на национальном (родном) языке;

    с учетом предложений национально-культурных автономий и конкретных условий региона создают государственные образовательные учреждения с обучением на национальном (родном) языке, на русском языке с углубленным изучением национального (родного) языка, национальной истории и культуры, а также учреждения дополнительного образования (воскресные школы, факультативы, культурно-образовательные центры и другие образовательные учреждения) для изучения и пропаганды национальных (родных) языков и национальных культур;

    содействуют разработке, изданию и приобретению образовательных программ, учебников, методических пособий и другой учебной литературы, необходимых для обучения на национальном (родном) языке;

    осуществляют финансирование мероприятий, направленных на обеспечение права на получение образования на национальном (родном) языке в государственных, муниципальных образовательных учреждениях, за счет соответствующих бюджетов и внебюджетных ассигнований в пределах средств, выделяемых на образование;

    организуют преимущественно по рекомендации национально-культурных автономий подготовку, переподготовку и повышение квалификации педагогических и иных кадров для образовательных учреждений, осуществляющих образовательную деятельность на национальном (родном) языке, иных языках, в том числе на основе соглашений между субъектами Российской Федерации и межгосударственных соглашений;

    оказывают материальную, правовую, организационную и иную помощь национально-культурным автономиям в создании негосударственных образовательных учреждений и развитии иных форм воспитания и обучения на национальном (родном) языке.

    Глава IV. Обеспечение права на сохранение и развитие национальной культуры

    Статья 13. Обеспечение национально-культурными автономиями права на сохранение и развитие национальной культуры

    В целях обеспечения права граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, на сохранение и развитие национальной культуры национально-культурные автономии могут:

    создавать негосударственные (общественные) учреждения национальной культуры: театры, культурные центры, музеи, библиотеки, клубы, студии, архивы и другие учреждения культуры и обеспечивать их функционирование;

    организовывать творческие союзы, коллективы профессионального и самодеятельного искусства, кружки по изучению национального культурного наследия, достижений национальной культуры;

    проводить массовые мероприятия в области национальной культуры: фестивали, конкурсы, смотры, выставки и другие мероприятия;

    содействовать организации национального краеведения, охране национальных памятников истории культуры; создавать краеведческие, этнографические и иные общественные музеи;

    учреждать организации, занимающиеся художественными народными промыслами и ремеслами;

    издавать произведения исторической, художественной, музыкальной, фольклорной, этнографической литературы на национальных (родных) и иных языках;

    создавать негосударственные (общественные) образовательные учреждения по подготовке творческих работников, педагогических и иных кадров в области национальной культуры;

    разрабатывать и представлять в соответствующие органы государственной власти, органы местного самоуправления предложения о сохранении и развитии национальной культуры;

    заключать договоры с неправительственными организациями, находящимися за пределами Российской Федерации, о культурном обмене и сотрудничестве в области сохранения национальной культуры.

    Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 309-ФЗ в статью 14 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

    Статья 14. Обеспечение федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации права на сохранение и развитие национальной культуры

    Федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации о культуре и настоящим Федеральным законом:

    учитывают при разработке и осуществлении региональных программ национально-культурного развития предложения национально-культурных автономий;

    рассматривают предложения национально-культурных автономий о включении в федеральные государственные образовательные стандарты для образовательных учреждений, реализующих образовательные программы на национальном (родном) языке, курсов по изучению истории, культуры, этнографии, традиционных видов трудовой деятельности, художественных народных промыслов и ремесел и принимают соответствующие решения;

    направляют деятельность государственных и муниципальных учреждений культуры на удовлетворение национально-культурных потребностей;

    организуют в системе государственных и муниципальных архивов соответствующие разделы по культуре, истории, общественной жизни граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям;

    оказывают помощь национально-культурным автономиям в создании негосударственных (общественных) учреждений национальной культуры, открытии негосударственных (общественных) образовательных учреждений по подготовке творческих работников и иных специалистов, проведении различных массовых мероприятий в области национальной культуры;

    обеспечивают сохранность памятников истории и культуры, представляющих ценность для граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, и являющихся частью культурного наследия Российской Федерации;

    осуществляют иные мероприятия по созданию условий для сохранения, возрождения и развития национальной культуры, реализации национально-культурных прав граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям.

    Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ в статью 15 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2005 г.

    Статья 15. Обеспечение органами государственной власти права национально-культурных автономий на освещение их деятельности в средствах массовой информации

    Государственные аудиовизуальные средства массовой информации предоставляют национально-культурным автономиям эфирное время. Периодичность, продолжительность передач и язык, на котором ведутся передачи, определяются договорами с учредителями и редакциями теле- и радиопрограмм.

    Органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации поддерживают и поощряют негосударственные средства массовой информации, безвозмездно предоставляющие национально-культурным автономиям возможность освещения их деятельности.

    В программах субъектов Российской Федерации финансовой и организационной поддержки средств массовой информации может быть предусмотрена помощь средствам массовой информации национально-культурных автономий.

    Глава V. Финансово-экономическая основа национально-культурной автономии

    Федеральным законом от 9 февраля 2009 г. N 11-ФЗ статья 16 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции

    Статья 16. Финансирование и поддержка деятельности, связанной с реализацией прав национально-культурных автономий

    Финансирование деятельности, связанной с реализацией прав национально-культурных автономий, осуществляется за счет средств национально-культурных автономий, их учреждений и организаций, частных лиц, а также за счет иных не запрещенных законом источников.

    Федеральные органы исполнительной власти могут оказывать поддержку федеральным национально-культурным автономиям за счет средств федерального бюджета в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации.

    Органы государственной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с законом субъекта Российской Федерации оказывают поддержку региональным и местным национально-культурным автономиям за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций, предоставляемых из федерального бюджета).

    Органы местного самоуправления в соответствии с муниципальными правовыми актами вправе оказывать поддержку местным национально-культурным автономиям за счет средств местного бюджета (за исключением субвенций, предоставляемых из федерального бюджета и бюджета субъекта Российской Федерации).

    Статья 17. Собственность национально-культурных автономий

    Национально-культурные автономии обладают правом собственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

    Статья 18. Имущество национально-культурных автономий

    Федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления могут передавать национально-культурным автономиям, их некоммерческим учреждениям и организациям государственное и муниципальное имущество в собственность или аренду в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

    Для осуществления уставных целей и деятельности национально-культурные автономии, их некоммерческие учреждения и организации могут использовать помещения, переданные им на условиях договора аренды.

    Размер платы за аренду помещений национально-культурными автономиями, их некоммерческими учреждениями и организациями определяется в порядке, установленном для некоммерческих организаций культуры и образования на территории данного субъекта Российской Федерации, а также в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

    Об упорядочении размеров арендной платы см. постановление Президиума ВС РФ от 17 февраля 1992 г. N 2361-1

    Статья 19. Утратила силу.

    Статья 20. Утратила силу с 1 января 2005 г.

    Глава VI. Заключительные положения

    Статья 21. О вступлении в силу настоящего Федерального закона

    Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

    Президент

    Российской Федерации

    Б. ЕЛЬЦИН

    Статья 3. Автономия образовательных учреждений высшего профессионального образования и академические свободы / КонсультантПлюс

    Статья 3. Автономия образовательных учреждений высшего профессионального образования и академические свободы

    (в ред. Федерального закона от 31.12.2005 N 199-ФЗ)

    1. Под автономией образовательного учреждения высшего профессионального образования (далее — высшее учебное заведение) понимается его самостоятельность в подборе и расстановке кадров, осуществлении учебной, научной, финансово-хозяйственной и иной деятельности в соответствии с законодательством и уставом высшего учебного заведения, утвержденным в установленном законодательством порядке.

    (в ред. Федерального закона от 31.12.2005 N 199-ФЗ)

    2. Высшее учебное заведение несет ответственность за свою деятельность перед личностью, обществом и государством. Контроль за соответствием деятельности высшего учебного заведения целям, предусмотренным его уставом, осуществляют в пределах своей компетенции учредитель высшего учебного заведения и федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере образования и выдавший лицензию на ведение образовательной деятельности (далее — лицензия).

    (в ред. Федеральных законов от 22.08.2004 N 122-ФЗ, от 20.04.2007 N 56-ФЗ)

    3. Педагогическим работникам из числа профессорско-преподавательского состава, научным работникам и студентам высшего учебного заведения предоставляются академические свободы, в том числе свобода педагогического работника высшего учебного заведения излагать учебный предмет по своему усмотрению, выбирать темы для научных исследований и проводить их своими методами, а также свобода студента получать знания согласно своим склонностям и потребностям.

    Предоставляемые академические свободы влекут за собой академическую ответственность за создание оптимальных условий для свободного поиска истины, ее свободного изложения и распространения.

    Открыть полный текст документа

    В Перми состоялась отчетно-выборная конференция «Национально-культурной автономии татар Пермского края»

    В Перми состоялась отчетно-выборная конференция «Национально-культурной автономии татар Пермского края»

    В Перми прошла отчётно-выборная конференция регионального общественной организации «Национально-культурная автономия татар Пермского края». В ней приняли участие представители территорий Прикамья. На встрече были подведены итоги работы и обозначены основные направления деятельности на будущее. Так, основной своей целью и функцией Автономии остаются: сохранение и развитие татарского этноса, возрождение самобытности, поднятие престижа родного языка и образования на нём, а также популяризация национальной культуры.

    Анвар хазрат Аблаев, председатель регионального Духовного управления мусульман Пермского края: «Мы все спрашиваем, где у татар родина, задумываемся, кто-то говорит в Татарстане, тоже правильно, а я вот горжусь, что родился в Пермском крае и, что я татарин, и это тоже милость Всевышнего, и мы должны это ценить, и каждый на своих местах стараться делать во благо, как и национальности, так и религии, и поддерживать друг друга».

    Во второй части конференции делегаты избрали председателя Автономии. Большинством голосов была поддержана кандидатура действующего руководителя Халила Фарвазетдинова. Таким образом, его полномочия были продлены ещё на четыре года. Во время своего доклада Халил Фарвазетдинов отметил, что Автономия татар строится на принципах добровольности, самоорганизации и самоуправления, сочетания общественной инициативы с государственной поддержкой, уважения культуры, традиций и обычаев граждан различных этнических общностей.

    Халил Фарвазетдинов, председатель региональной общественной организации «Национально-культурная автономия татар Пермского края»: «Основные задачи это, конечно, сохранение родного языка, культуры нашей национальной, традиций, поэтому все наши мероприятии вокруг этих задач и крутятся: это и образование, и культура, и другие моменты, например, спорт».

    Показать видео

    Что такое автономия? — Определение и этика — Видео и стенограмма урока

    Политическая автономия

    Во внутренней и глобальной политике автономия часто ассоциируется с суверенитетом , который представляет собой политический статус, делающий страну или правительство независимыми. Например, если бы я был президентом Соединенных Штатов, для меня было бы неприемлемо пытаться заставить Францию ​​делать то, что я хочу, потому что это суверенная нация с полной автономией. В этом контексте нарушение политической автономии и суверенитета расценивается мировым политическим сообществом как серьезное правонарушение и часто является причиной перерастания конфликтов в войны.

    Хотя автономия и суверенитет часто связаны друг с другом, существуют определенные обстоятельства, при которых политическая автономия применяется к правительствам или организациям, которые не являются суверенными. В Соединенных Штатах, например, коренные народы, проживающие в резервациях, управляются племенными правительствами , которые несут ответственность за принятие решений и соблюдение законов в пределах границ резерваций. Хотя обычно ожидается, что эти сообщества будут соблюдать законы штата и федеральные законы, как автономные группы они сохраняют за собой право управлять резервацией по своему усмотрению.

    Другими примерами автономных правительств являются территории США, такие как Гуам или Пуэрто-Рико, которые являются американскими территориями, но управляют в основном автономными правительствами. Хотя технически эти территории являются частью Соединенных Штатов, на протяжении многих лет федеральное правительство предоставило им значительную автономию.

    Медицинская автономия

    В области медицины и здравоохранения автономия является невероятно важной и часто спорной областью для поставщиков медицинских услуг.Например, когда вы идете на первую встречу с новым врачом, вполне вероятно, что вас попросят подписать форму информированного согласия, которая дает врачу и его персоналу разрешение, среди прочего, получать и передавать вашу медицинскую информацию. с определенными партиями. Тот факт, что это форма «информированного согласия», подразумевает, что как самостоятельный взрослый вы понимаете, что подписываете, и у вас есть право подписать эту форму от своего имени, и вам не нужно, чтобы кто-то еще принимал решение за вас. ты.

    Другим примером автономии в медицине является приказ «Не реанимировать » (DNR), который представляет собой форму, подписанную пациентами, которая запрещает врачам использовать аппараты жизнеобеспечения или аппараты для поддержки дыхания в случае, если их сердце остановилось или они больше не имеют функцию мозга. Подписывая эту форму или отказываясь от какого-либо медицинского лечения, пациенты подтверждают свою автономию, признавая, что они понимают, что они подписывают, и что это соответствует их желанию не подключаться к аппарату жизнеобеспечения.

    Хотя личная автономия высоко ценится в медицинском сообществе, существуют определенные обстоятельства, при которых она может быть отменена по решению суда. Например, если человек ведет себя таким образом, который считается опасным для него самого, например открыто угрожает совершить самоубийство, судья может распорядиться, чтобы это лицо было осмотрено врачами или содержалось в больнице против его воли до тех пор, пока установлено, что они больше не представляют опасности. В таких случаях суждение человека часто нарушается или он не способен принимать рациональные решения, что заставляет правовую систему приостанавливать его личную автономию.

    Резюме урока

    В самом широком смысле слова автономия просто означает, что человек или группа способны принимать рациональные решения от своего имени, без вмешательства других. Однако при применении в определенных контекстах это слово приобретает разные значения. В политике, например, автономия правительства часто присоединяется к суверенитету , что делает его независимой нацией с правом говорить и действовать от своего имени.Однако суверенитет не является требованием государственной автономии, как в случае правительств племен или правительств территорий США.

    В других контекстах, таких как медицина или здравоохранение, автономия может быть очень спорным вопросом. В этих случаях требуется личная автономия, чтобы подписать формы информированного согласия или более серьезные формы, такие как DNR , что означает «не проводить реанимацию» и представляет собой форму, подписанную пациентами, которая не позволяет врачам использовать системы жизнеобеспечения или машины для оказания помощи. дыхание в случае, если их сердце остановится или у них больше не будет функции мозга.В этих ситуациях автономия лица может быть поставлена ​​под сомнение или даже приостановлена, если судья считает, что это лицо действует таким образом, который представляет опасность для него самого или других.

    Ценность автономии в медицинской этике

    1 Бошан и Чайлдресс (2001, стр. 185–187) также утверждают, что «при некоторых условиях оправдан узкий диапазон строго патерналистских действий». Это означает, что в большинстве случаев автономия может превалировать над благополучием.А Бошан и Чайлдресс (2001, стр. 186) склонны признать, что даже когда патернализм оправдан, патерналистские действия не должны «существенно ограничивать автономию».

    2 См., например, Beauchamp and Childress (2001, стр. 185–187) и Glover (1977, стр. 75, ср. стр. 81). Все философы, разделяющие мнение о том, что пациентам следует разрешить делать выбор, который эти пациенты признают плохим или, по крайней мере, не таким хорошим, каким они могли бы быть, не уточняют, считают ли они, что существуют случаи, когда самоуважение автономных пациентов действия могут быть ограничены.

    3 Харрис, похоже, придерживается такой точки зрения. Харрис (2003, стр. 11) пишет следующее: «Забота о благополучии перестает быть законной в тот момент, когда она не только не способствует автономии, не дает возможности индивидууму создавать свою собственную жизнь, но и разрушает его. собственные попытки индивидуума самому создать свою собственную жизнь».

    4 В качестве альтернативы можно принять, что автономия является свойством решений и выбора (см., например, Beauchamp and Childress (2001, p.58)). В той мере, в какой это необходимо с точки зрения основного аргумента этой статьи, я вернусь к этому различию между автономией как свойством решений и выбора и автономией как свойством нижестоящих лиц.

    5 О защите частично содержательной концепции автономии см. Oshana (1998).

    6 Взгляды, которые называют кантианскими, могут даже радикально отличаться друг от друга, см., например, Secker (1999) для обсуждения.

    7 Наиболее распространенная критика процессуальных теорий индивидуальной автономии заключается в том, что, подчеркивая ценность собственных независимых решений человека, они несовместимы с такими коммунитарными добродетелями, как сочувствие, лояльность, забота и уважение к традициям, ритуалам, и советы других. Правдоподобный ответ на эту критику см. в Oshana (2001) (чья собственная теория автономии содержит существенные элементы), а также, например, в Gylling (2004). Ошана утверждает, что эта коммунитаристская критика индивидуальной автономии является возражением против соломенного человека, в то время как Гюллинг предупреждает нас о некритическом принятии традиционных ценностей.Гюллинг пишет: «Если моральная целостность должна иметь какое-то значение, этически внимательные люди должны критически оценивать достоинства и недостатки преобладающих убеждений. Консервативное и беспрекословное принятие традиционных ценностей может превратить нравственную жизнь в механическое — пусть даже добросовестное — принятие либо безжалостной и бесчеловечной морали, либо пустого этикета, кодекса чести». Гюллинг (2004, стр. 46).

    8 В дополнение к философам, которые утверждают, что автономия пациентов имеет ценность, выходящую за рамки ее инструментальной ценности в обеспечении благополучия пациентов, упомянутой выше, см., например, e.г., Маппес и Зембати (1991), Мэтьюз (2000), Секер (1999) и Янг (1998). Обсуждение кантовских и кантианских концепций автономии в медицине и некоторых убедительных аргументов против мнения о том, что медицинская этика должна ссылаться на такого рода концепции на автономию, см., например, в Matthews (2000), Secker (1999) и Takala and Häyry (1999). 2000).

    9 То, что я не буду отстаивать возможность внутренней ценности в целом, не должно вызывать здесь вопроса, поскольку я буду выступать против точки зрения, согласно которой автономия пациентов имеет внутреннюю ценность.

    10 Можно возразить, что если сторонники точки зрения о том, что автономия пациентов имеет для пациентов ценность помимо ее ценности в улучшении их благополучия, не уточняют, как они воспринимают ценность автономии, то невозможно поддерживать что они считают автономию внутренней ценностью для пациентов. Однако, по крайней мере при прочих равных условиях, наиболее правдоподобная интерпретация мнения о том, что автономия пациентов имеет для них ценность сверх своей инструментальной ценности для улучшения их благополучия, состоит в том, что автономия имеет внутреннюю, а не экономическую, эстетическую и т. д., значение для них.

    11 Иногда защита личной автономии относится к Канту и Миллю (см., например, Beauchamp and Childress (2001; стр. 63–64, ср. стр. 351)). Но поскольку Кант считает выбор, который человек делает на основе своих собственных желаний, наклонностей и желаний, гетерономным, Кант не имеет прямого отношения к аргументации в пользу той автономии, которая играет заметную роль в современной медицине. Подробные аргументы на этот счет см., например, в Matthews (2000) и Secker (1999).И неясно, в какой степени Милль считал автономию внутренней ценностью и согласуется ли придание внутренней ценности автономии его утилитаризму. Как бы то ни было, Милль действительно утверждал, что наш собственный выбор тренирует наши рациональные способности и помогает нам формировать характер (Mill, 1985, стр. 122–124), и эти причины придания внутренней ценности автономии обсуждаются ниже.

    12 Жиллон (2003, стр. 310) говорит, что автономия морально ценна, потому что она делает возможной мораль.Не совсем понятно, как это понимать. Если это означает, что следует ценить автономию, потому что она дает людям возможность совершать морально хорошие поступки, то можно ответить, что эти блага перевешиваются серьезными моральными ошибками, которые автономия позволяет совершать. Сама по себе процедурная автономия нейтральна по отношению к морально хорошим и плохим действиям и может быть использована как в хорошем, так и в плохом смысле (см., например, Дворкин (1988)). И даже если мы сосредоточимся на морально хороших вещах, которые делает возможной автономия, можно спросить, лучше ли эти вещи, чем те виды благ, которые не предполагают автономию? Другими словами, этот ход мыслей просто возвращает нас к вопросу о том, имеет ли автономия внутреннюю ценность.Кроме того, мы можем обоснованно считать людей морально виновными за действия, которые они не совершали автономно (см., например, Oshana (2002)). Например, рассмотрим случай, когда сильно пьяный человек сбивает другого человека своей машиной, в результате чего последний человек умирает. Интуитивно правдоподобно считать пьяницу морально виновной в смерти другого человека, даже если она не выбрала его убить самостоятельно. И, наконец, точка зрения, согласно которой автономия морально ценна, поскольку она делает возможной нравственность, по-видимому, делает ценность автономии производной от ценности нравственности.

    13 Гловер (1977, стр. 75) также говорит, что если кто-то хочет начать принимать героин, он считает правильным остановить человека, потому что он придает меньше значения автономии в этом вопросе, чем щадящему человеку « ужасающие страдания, связанные с медленной смертью героинового наркомана». Таким образом, Гловер соглашается с тем, что автономия может быть ограничена только в том случае, если существует угроза чрезвычайно серьезного вреда благополучию.

    14 Наши жизни, конечно, могут быть уникальными в том тривиальном смысле, что никто другой не родился от одних и тех же родителей в одно и то же время, но это, похоже, не поддерживает аргумент в пользу автономии.

    15 По общему признанию, есть люди, которые заявляют, что даже если выбор, который они сделали, был плохим, если бы им была предоставлена ​​возможность вернуться в прошлое и начать все сначала, они сделали бы точно такой же выбор, как и в первый раз. время вокруг. Но, как таковые, их случаи не означают, что автономные люди действительно хотели бы повторить выбор, который они считают совершенно плохим. Есть преимущества в том, чтобы сохранять положительное представление о себе в глазах самих себя и других, и в той мере, в какой эти заявления не являются попытками этих людей представить себя более компетентными агентами, чем они были, это правдоподобно, Я думаю, что они считают, что никто не смог бы им помочь и что в результате своих ошибок они извлекли ценные уроки и, следовательно, знают, как избежать подобных ошибок в будущем.

    16 Я не хочу путать рассмотрение мысленного эксперимента с фактическим выбором, позволять или нет выбирать другим. Однако, если первое должно быть правдоподобным и эффективным, оно должно очень напоминать второе, и, следовательно, вытекает из этой проблемы.

    17 К этому пункту относится, например, ответ Мэя (2005) на критику автономии, утверждающий, что представление о себе, которое обычно предполагает автономия, отрезает себя от других и, следовательно, не может объяснить значимость социальных аспектов. идентичности, отношений и т.Вместо того, чтобы рассматривать автономного агента как остров, Мэй утверждает, что автономную личность следует рассматривать как рулевого, который управляет своей собственной жизнью и может прибегать к помощи других.

    18 Можно было бы утверждать, что проблемы, связанные с причинами, которые якобы заставляют нас неохотно позволять другим выбирать за нас, являются проблемами только для тех сторонников аргумента в пользу автономии, которые ссылаются на них, и что, следовательно, те философы, которые принимают этот аргумент для автономии, кто не говорит об этих причинах, все же может считаться имеющим правдоподобное представление о ценности автономии.Однако из перечисленных выше возражений одно, четвертое и пятое относятся к точке зрения этих философов, и этих критических замечаний достаточно, чтобы показать, что аргумент в пользу автономии, не относящийся к проблематичным причинам, упомянутым выше, не может установить считают, что автономия имеет для нас внутреннюю ценность.

    19 Сейчас я говорю только о том, чтобы сделать свой собственный выбор, но то, что я скажу ниже, применимо, mutatis mutandis, и к случаю аргумента «О дивный новый мир».

    20 Можно было бы утверждать, что, хотя автономия не имеет внутренней ценности, она все же является необходимым условием всего, что имеет для нас ценность (см.g., Rachels and Ruddick (1989)) и, следовательно, его всегда следует принимать во внимание, даже если это не лучший инструментальный способ улучшить самочувствие пациента. Однако, даже если мы согласимся с тем, что автономия обуславливает ценность вещей для нас, кажется, что тогда плохой выбор будет для нас тем хуже, чем в большей степени он будет сделан нами самими. Другими словами, даже если мы согласимся с тем, что автономия имеет такую ​​условную ценность, то, что плохой выбор делается автономно, не делает этот выбор хорошим для человека.

    21 Я благодарю Юху Райккя и двух анонимных рецензентов за полезные комментарии к предыдущей версии этой статьи.

    Понимание автономии: срочное вмешательство | Журнал права и биологических наук

    Аннотация

    В этой статье я утверждаю, что принцип уважения автономии может служить основой для законов, которые значительно ограничивают поведение, включая приказы об обязательной изоляции и карантине. Этот тезис в корне расходится с подавляющим большинством современных биоэтиков консенсусом в отношении того, что принцип уважения к автономии, хотя и важный в повседневных клинических встречах, должен быть «урезан», «ограничен» или «переопределен» другими принципами во время кризиса.Я утверждаю, что биоэтики приняли незащищенно «тонкое» понятие автономии, которое вырывает эту концепцию из ее основ кантианской этики. Согласно этой тонкой концепции, уважение автономии, если оно не обусловлено конкурирующими принципами (благодеятельность, справедливость, непричинение вреда), давало бы компетентным взрослым право делать все, что они пожелают, при условии, что они удовлетворяют определенным базовым психологическим условиям. Я утверждаю, что господствующая «принципиальная» модель биоэтических рассуждений зависит от этого тонкого взгляда на автономию, и показываю, как он лишает нас мощных аналитических инструментов, которые помогли бы нам серьезно задуматься об основах прав человека, справедливости и права.Затем я предлагаю краткий набросок «толстого», исторически обоснованного понятия автономии и показываю, что мы можем получить, если отнесемся к нему серьезно.

    I. ВВЕДЕНИЕ

    Принцип уважения автономии может служить основой для социальных правил и формальных законов, которые значительно ограничивают поведение, включая приказы, предписывающие изоляцию и карантин. Этот тезис в корне расходится с подавляющим большинством современных биоэтиков консенсусом в отношении того, что автономия, хотя и важная в повседневных клинических контактах, должна быть «урезана», «ограничена» или «переопределена» другими принципами во время кризиса.Этот консенсус отражает принятие нашей областью неоправданно упрощенного понятия автономии, тенденция настолько широко распространенная, что мы стали воспринимать ее как должное. На самом деле я считаю, что от этого зависит весь ландшафт биоэтики, включая принципиальный подход к биоэтическим рассуждениям.

    В этой статье я утверждаю, что биоэтики приняли незащищенно «тонкое» понятие автономии, которое вырывает эту концепцию из ее основ кантовской этики. Согласно этой тонкой концепции, автономия, если она не обусловлена ​​конкурирующими принципами (благодеятельность, справедливость, непричинение вреда), давала бы компетентным взрослым право делать все, что они пожелают, при условии, что они удовлетворяют определенным базовым психологическим условиям. 1 Я покажу, как тонкое понимание может привести нас к тому, что уважение к автономии будет рассматриваться как гораздо более требовательный и менее требовательный принцип, чем мы могли бы интуитивно принять: менее требовательный, потому что тонкое понятие подразумевает, что, если его не контролировать другими принципами такие как благодеяние, автономия разрешили бы явно неэтичное поведение и более требовательны, потому что тонкий взгляд создает впечатление, что любые дееспособные желания пациента должны нести часть морального веса принципа.

    Такой подход к автономии всегда обходился дорого, но никогда еще он не был таким распространенным и таким разрушительным, как в настоящий момент, когда мы изо всех сил пытаемся понять наши права и обязанности в условиях глобальной пандемии. Действительно, наше скудное понимание автономии может мешать нам выполнять наши обязательства как специалистов по этике. Я боюсь, что, не сумев строго рассмотреть и объяснить автономию, мы сбиваем с толку тех, кто обратился к нам за четким этическим мышлением во время кризиса.

    Я начну с того, что объясню недостаток тонкой концепции автономии и то, что мы теряем, так легко ее принимая. Затем я предлагаю краткий набросок «толстого», исторически обоснованного понятия автономии. Я показываю, как эта идея автономии может служить правдоподобной основой для законов, ограничивающих поведение дееспособных агентов, и я предполагаю, что наше настаивание на важности информированного согласия подразумевает приверженность этому глубокому пониманию. Затем я утверждаю, что нерефлексивное одобрение тонкой концепции ведет к искажению этического поля и поощряет неоправданно поспешное подчинение консеквенциалистским импульсам.Более того, он лишает нас мощных аналитических инструментов, которые помогли бы нам серьезно задуматься об основах социальных правил, прав человека и справедливости.

    II. «ТОНКАЯ» КОНЦЕПЦИЯ АВТОНОМИИ

    В настоящее время широко распространено мнение, что ни одна единая этическая теория или принцип не может дать достаточного объяснения нашим взвешенным биоэтическим суждениям. Чтобы продемонстрировать это, книги и лекции, знакомящие студентов с биоэтикой, часто начинаются с напоминания их аудитории о том, что чистая этика благодеяния не может объяснить, почему вопиющие нарушения прав пациентов были бы неоправданными, даже если бы такие нарушения максимизировали благосостояние.Эти введения разумно объясняют, что основные средства защиты пациентов, которыми мы дорожим, правдоподобно основаны на праве на автономию и неприкосновенном достоинстве, которым каждый человек обладает как «самоцелью».

    При рассмотрении принципа автономии следующим шагом на пути к мультипринципному подходу является объяснение того, почему автономии самой по себе недостаточно для обоснования наших этических рассуждений. Один из стандартных способов доказать это — представить себе кризис общественного здравоохранения и доказать, что благодеяние (и, возможно, другие принципы, включая справедливость) необходимы для оправдания «ограничения», «ограничения», «урезания» или «преобладания» автономии в обществе. название общественного блага.Вот, например, Бошан и Чайлдресс в своей классической работе Принципы биомедицинской этики :

    Принцип уважения автономии и принцип благодеяния (который требует действий, направленных на предотвращение причинения вреда другим) иногда вступают в противоречие. конфликтов при разрешении ситуаций, возникающих при реагировании государственных и профессиональных органов на вспышки серьезных инфекционных заболеваний, таких как тяжелый приобретенный респираторный синдром (ТОРС). Лица, подвергшиеся воздействию атипичной пневмонии, могут подвергать опасности других людей.Правительство, в соответствии со своими обязанностями в области общественного здравоохранения, и различные медицинские работники обязаны, основанные на благотворительности и справедливости, защищать лиц, не подвергшихся воздействию, когда это возможно. 2

    Нэнси Касс в своей влиятельной статье «Основы этики общественного здравоохранения» использует аналогичную стратегию, написав, что «угрозы автономии являются наиболее очевидными угрозами, исходящими от правил и законодательства в области общественного здравоохранения», и описывая автономию прежде всего как «право на невмешательство». 3 , 4

    Натан Бостик, Марк Левин и Роберт Сад 5 еще более откровенны в отношении конфликта между автономией и законами, предписывающими изоляцию и карантин:

    Карантин и изоляция могут быть добровольными или обязательный. Когда они являются обязательными, они могут быть эффективными в ограничении распространения инфекционных заболеваний, но создают противоречие между общественной целью сдерживания болезни и защитой автономии людей.Стандарты медицинской этики уделяют большое внимание уважению самоопределения пациентов. Напротив, меры общественного здравоохранения могут включать обязательные вмешательства, если это необходимо, а законы общественного здравоохранения могут разрешать ограничение индивидуальных свобод во время общественной опасности, тем самым пренебрегая автономией пациента. 6

    В своей статье «Карантин, изоляция и медицинские работники» Адам Уэбб пишет: «Ограничение автономии посредством карантина и изоляции может быть этически оправдано нашим моральным обязательством предотвращать причинение вреда другим, если этические рамки противоречат надлежащий баланс между нашими представлениями об общественной справедливости и индивидуальной автономии». 7 , 8 А во введении к своему эссе «Этика карантина» Росс Апшур 9 пишет: «Целью этой статьи является обсуждение некоторых этических вопросов, возникающих в связи с карантином и настоящими требованиями. для его обоснования с этической точки зрения. Это обсуждение опирается на недавние исследования в области этики общественного здравоохранения, особенно в отношении действий органов общественного здравоохранения, ограничивающих автономию». 10

    Я надеюсь, что этих пяти примеров достаточно, чтобы дать читателям представление о том, что я имею в виду, когда говорю о биоэтическом консенсусе относительно взаимосвязи между автономией и ограничениями общественного здравоохранения.Я подозреваю, что тонкое понимание автономии, на котором основан консенсус, согласно которому такие правила представляют собой «ограничения» или «лимиты» автономии дееспособных агентов, будет мгновенно узнаваемо. Эта концепция автономии прямо ведет к выводу, который особенно актуален во время кризисов общественного здравоохранения: автономия сама по себе не может оправдать хорошие социальные правила и законы, защищающие здоровье и безопасность населения. 11 В то время как автономия может быть доминирующим принципом индивидуального клинического контакта, история гласит, что другие принципы, обычно благодеяние, возможно, справедливость, должны преобладать в общественной сфере.

    Тезис о том, что любое ограничение поведения дееспособного агента представляет собой ограничение автономии этого агента, имел мощные и широкомасштабные последствия в биоэтике. Помимо применения к этике карантина, эта концепция автономии питается и набирает силу благодаря «принципиальному» подходу к этическим рассуждениям, который стал доминировать в этой области. Как только мы примем узкую концепцию автономии, потребность во множестве принципов станет очевидной: нам, очевидно, нужны правила поведения, включая законы, которые ограничивают дееспособных агентов, и если такие правила и законы обязательно ограничивают автономию, то отсюда следует, что какой-то другой принцип, кроме автономия должна оправдывать эти ограничения.И таким образом принципистский проект обретает правдоподобие, и благодеяние, консеквенциалистский принцип, лежащий в основе интуитивной мысли о том, что правила оправданы, поскольку они способствуют благосостоянию, может закрепиться на этическом ландшафте. 12 Поддерживая такой взгляд на область, биоэтик позволяет себе уклониться от внимательного рассмотрения автономии в ее «более плотном» традиционном смысле рационального самоуправления, выросшего из работ Иммануила Канта, 13 , и вместо этого к задаче уравновешивания множества принципов, которые якобы поддерживают наши взвешенные этические суждения.

    III. «ПРОЧНАЯ» КОНЦЕПЦИЯ АВТОНОМИИ

    Для кантовской этики было бы шокирующим затруднением, если бы оказалось, что единственный способ оправдать законы и социальные правила — это апеллировать к их хорошим последствиям. Неудивительно, что Кант и его последователи отвергают этот взгляд, основанный на следствиях. На самом деле, Кант считал, что вместо того, чтобы ограничивать или ограничивать автономию, правила могут на самом деле выражать автономию тех, кто ими связан. Далекий от того, чтобы утверждать, что автономия разрешает чистый индивидуализм, если ее не ограничивать консеквенциалистскими ограничениями, Кант считал, что автономия является самой основой хороших социальных правил.Когда мы учим наших студентов, что этика Канта является формой деонтологии, мы подчеркиваем, что это система этики, «основанная на правилах», которая устанавливает ограничения на поведение. Знаменитый «Категорический императив» Канта является одним из очевидных примеров такого правила, формирующего поведение: предписание всегда относиться к человечеству как к «самоцели» ограничивает действие, не требуя других принципов для ограничения автономии. 14 Скорее идея состоит в том, что это правило является выражением нашей автономии: поскольку мы рациональны, мы будем автономно придерживаться себя его.

    Важно отметить, что «рациональность» в кантовской этике выходит за рамки логики удовлетворения предпочтений. Наоборот, это подразумевает, грубо говоря, занятие совещательной точки зрения, с которой можно выйти за пределы собственных желаний и рассмотреть влияние личной или общественной политики на других агентов. Думать рационально в этом смысле означает признать, что точки зрения других рациональных агентов имеют такое же основное значение, как и ваша собственная, и действовать в соответствии с принципами, которые можно было бы оправдать перед другими заинтересованными сторонами. 15

    В том же духе другая кантовская формулировка категорического императива предписывает нам подчиняться законам воображаемого «царства целей». Другими словами, мы должны действовать в соответствии с теми правилами и принципами, которые разумные законодатели установили бы для общества несовершенно рациональных субъектов, включая их самих. Мыслительное упражнение может показаться фантастическим, но оно имеет глубокое сходство с обычным моральным мышлением. Он предлагает совещателю признать, что он не единственный человек, способный к самостоятельным рассуждениям и действиям, что другие имеют такой же основной моральный статус и права, что и он, и что, поскольку они рациональны, все эти морально равные заинтересованные стороны будут ценить жизнь по своим собственным стандартам на справедливых условиях с другими.Для реализации таких условий свободного и равноправного сосуществования в «Царстве целей» потребуются законы и правила, которые мы все могли бы принять и соблюдать. Учитывая теоретическую подоплеку, из которой они возникли, неудивительно, что кантианцы утверждали, что такие правила будут уделять первостепенное внимание защите человеческого достоинства и рациональности, содействию моральному равенству и предоставлению субъектам-законодателям возможности осуществлять свою автономию, преследуя их допустимые проекты. 16

    Введение «Царства целей» как теоретического устройства и предписание действовать в соответствии с принципами, которые могли бы поддержать рациональные законодатели, не следует путать с утверждением, что мы все должны подчиниться воле «коллектив».Глубокое чувство автономии как рационального самоуправления, которое может выражаться как в индивидуальных, так и в коллективных действиях, требует, чтобы мы ценили жизни и интересы других, но не подразумевает, что «большинство правит». Скорее, это требует действовать в соответствии с принципами и правилами, которые защищают нашу способность к самоуправлению и отражают уважение к человечеству. Хотя обдумывание в свете этих ценностей может быть (и является) индивидуальным идеалом, оно также может быть основой для закона, как мы вскоре увидим.

    Принятие глубокого чувства уважения к автономии как подлинной моральной ценности также выходит за рамки отстаивания прав на личную свободу.Опять же, это требует совещательной точки зрения, из которой мы можем видеть, что все моральные агенты заслуживают равного внимания. Он требует, чтобы мы признавали гуманность наших сограждан и приводили наше поведение в соответствие с правилами и законами, отражающими приверженность равенству и уважению. 17

    Хотя эти идеи редко обсуждаются в современной биоэтике, на самом деле они имеют решающее значение для обоснования одного из самых известных ее идеалов: информированного согласия.Краткий обзор информированного согласия поможет показать, в какой степени наши представления об этом основополагающем принципе зависят от узкой концепции автономии.

    В биоэтике и современной медицинской практике общепризнано, что пациенты имеют право не подвергаться лечению без их ведома или против их воли. Также широко признано, что право на информированное согласие коренится в принципе автономии. Какова философская основа этого права на самоуправление? Одна из возможностей заключается в том, что предоставление пациентам права самостоятельно принимать решения является наиболее эффективным средством обеспечения их благополучия.Но эта попытка оправдания не объясняет нашего чувства нарушения, когда патерналистские посягательства на автономию успешно способствуют благополучию пациентов. Когда пациентка способна сама принимать решения о медицинском обслуживании, неправомерность отказа ей в праве на это состоит в своего рода неуважении , и это верно, даже если лечение без согласия явно отвечает ее интересам. Представьте себе, например, врача, тайно вводящего лекарства больному без его ведома.Лекарство сделает пациента лучше, но патерналистское вмешательство по-прежнему является неуважительным нарушением автономии пациента. Он не воспринимает ее всерьез как рационального агента, который может рассуждать о своих собственных целях и действовать в соответствии со своими собственными принципами. Неправомерность неуважительного отказа относиться к пациенту как к автономному агенту не исчезает просто так, когда нарушение идет на пользу ей и максимизирует общее благополучие.

    Стоит подчеркнуть, что обязательство получать информированное согласие дееспособных пациентов перед их лечением является «правилом, ограничивающим поведение», в основе которого лежит принцип уважения автономии.На самом деле его обоснование коренится в глубоком понимании автономии, о котором я говорил. Предоставляя пациентам возможность самоуправления, поставщики медицинских услуг признают их людьми, чья точка зрения имеет значение и которые пользуются тем же основным статусом и правами, что и другие рациональные агенты. Патерналистское вмешательство, даже во благо пациента, является нарушением — неспособностью оценить неинструментальную ценность рациональной деятельности пациента. Мы используем в этом контексте язык «уважения к людям», потому что нормы информированного согласия отражают признание того, что взгляды, предпочтения и планы других имеют такой же этический вес, как и собственные.

    IV. АВТОНОМИЯ КАК ОСНОВА ПРАВА

    Нереально ожидать, что все будут постоянно руководствоваться соображениями уважения и равенства. Некоторые люди безрассудны, преднамеренно невежественны и злонамеренны, и даже у хороших людей бывают моменты эгоизма, беспечности и самообмана. По этой и другим причинам нам нужны законы, чтобы регулировать и ограничивать поведение, устанавливать социальные ожидания и выражать коллективное неодобрение определенных способов поведения.Тот факт, что наша потребность в законах может возникнуть отчасти из-за человеческой склонности не соответствовать идеалам автономного самоуправления, которые я обсуждал, однако, не означает, что они должны быть оправданы с точки зрения благодеяния. Скорее, закон, в том числе правила, предписывающие изоляцию и карантин, может основываться на принципе уважения самой автономии. 18

    Подобно знаменитому категорическому императиву Канта, правовые предписания, предписывающие карантин и изоляцию, являются правилами, ограничивающими поведение. 19 Как показало краткое исследование информированного согласия, тот факт, что эти приказы налагают ограничения на поведение, не означает, что они являются ограничениями автономии, оправдываемыми другим принципом. Фактически, я думаю, что такие правила правдоподобно вытекают из принципа уважения автономии и выражают его. Неправомерность патерналистского отказа в информированном согласии состоит в неспособности относиться к другим с должным уважением, которого они заслуживают как личности, у которых есть свои интересы, планы и ценности; неправильность нарушения карантина состоит в том же: это заявление о том, что интересы, планы и ценности других не так весомы с моральной точки зрения, как свои собственные.Это оскорбление равенства, которое противоречило бы системе моральных принципов, которую мы все могли бы независимо (рационально) принять.

    Конечно, это лишь очень краткий набросок одного из видов кантовской концепции основы социальных правил. И я должен подчеркнуть, что я не утверждаю, что доказал, что это правильное объяснение основ социальных ограничений. Тем не менее, я надеюсь, что показал, что это разумный кандидат, достойный тщательного рассмотрения и обсуждения.Действительно, понимание социальных правил, основанное на автономии, веками серьезно воспринималось философами и политическими теоретиками. Не будет преувеличением сказать, что она оказала изменившее мир влияние на наши общие социальные представления о таких понятиях, как справедливость, достоинство и права человека. 20

    И тем не менее, когда кто-то читает современные биоэтические исследования о роли автономии во времена кризиса, он обнаруживает на удивление мало следов этой кантовской истории. Вместо этого человек узнает, что автономия подходит для индивидуальных взаимодействий, но ее необходимо отвергнуть во имя благодеяния, когда на карту поставлено общественное здоровье.Можно сделать вывод, что в этих ужасных обстоятельствах мы должны мыслить как консеквенциалисты; автономия в лучшем случае является второстепенной задачей.

    Теперь мы можем увидеть, насколько обманчива эта модель. Как я уже говорил, не обязательно верно, что предусмотренная законом изоляция и карантин ограничивают или ограничивают автономию. В самом деле, в зависимости от того, как сформулированы правила, они могут выражать автономию, отражая наше признание равного положения и прав всех разумных агентов.Это означает, что если кантианская картина, которую я набросал, верна, то оправдание обязательного карантина и изоляции не обязательно коренится в благодеянии. Наоборот, она может так же легко корениться в автономии: такие правила могут быть теми, которые разумные субъекты-законодатели, стремящиеся создать правила и законы, отражающие их заботу об автономии и достоинстве своих сограждан, были бы разумно вынуждены принять.

    Одно из достоинств этого кантианского понимания правил заключается в том, что оно позволяет нам различать хорошие и плохие правила карантина, чего не смог бы сделать чисто основанный на благотворительности подход.Предположим, например, что политика карантина, направленная на максимизацию благосостояния, заставляла бедных людей, не имеющих семей, оказывать услуги богатым с большим личным риском. Такая политика, хотя и направленная на максимизацию благосостояния, была бы заведомо неприемлемой, но ее безобразие нельзя было объяснить призывом к благодеянию. Один убедительный способ прояснить ее ошибочность твердо основан на узком, примерно кантианском понимании автономии, которое я рассматривал: такая политика рассматривает человечность в других как простое средство для максимизации благосостояния, а не как конечную цель. -сам.Он не признает достоинства всех членов общества. 21

    Конечно, в распоряжении директора больше, чем благодеяние, и он, несомненно, отверг бы придуманную мной политику карантина. Но на каком основании? Он мог бы попытаться объединить принцип благодеяния с другими принципами, возможно, предложив политику, которая призывала бы к максимально возможному увеличению благосостояния без нарушения автономии. Я не буду оценивать достоинства такого предложения, но важно увидеть, чем оно будет отличаться от системы регулирования, основанной на автономии.Правила и законы, основанные на автономии, не только гарантируют, что определенные исходные права не нарушаются в погоне за максимизацией полезности. Скорее, у них также будут позитивные устремления, направленные на реализацию и отражение таких ценностей, как достоинство, человечность и уважение. Политика, мотивированная такой заботой, может оказаться направленной на повышение благосостояния, но она не будет оправдана на этой основе.

    Принципал также может обратиться к правосудию как к принуждению к благодеянию. Но принцип справедливости также правдоподобно основан на автономии в соответствии с линиями, которые я набросал.Действительно, работа Джона Ролза, 22 , возможно, самого влиятельного теоретика справедливости прошлого века, в значительной степени вырастает из этих кантианских корней. 23 В Теория справедливости Роулз грубо утверждал, что принципы справедливости могут быть получены с помощью теоретических приемов (наиболее известные «исходное положение» и «завеса невежества»), призванных побудить нас к Рассмотрим принципы справедливости, которые выбрали бы свободные и равные агенты, если бы они не знали своего места в обществе.Стратегия является частью попытки вывести теорию справедливости, основанную на том, что заинтересованные агенты рационально (автономно) выбрали бы, заключая контракты с другими, которых они считают морально равными. Конечно, существует множество теорий справедливости, и я не буду здесь отстаивать влиятельную (и часто критикуемую) концепцию Ролза. Я хочу сказать лишь то, что наше одобрение слабого понятия автономии лишило нас теоретических ресурсов, которые мы могли бы использовать для рассмотрения того, что требует справедливость и почему.По крайней мере, следует понять и противостоять взглядам, основанным на автономии, согласно которым справедливость — это вопрос следования процедурам, согласованным между морально равными людьми, имеющими свои собственные предпочтения, ценности и цели. К сожалению, предположение о том, что автономия в корне противоречит самой идее формальных ограничений поведения, блокирует такое взаимодействие до того, как оно может начаться.

    V. СЕРЬЕЗНОЕ ОТНОШЕНИЕ К АВТОНОМИИ

    Я думаю, что можно многое сказать об изложении правил, основанном на автономии, но я не претендую на то, что показал, что это правильно.Мои цели были менее честолюбивыми: я просто пытался дать читателям представление о том, что мы потеряли, слишком легко приняв узкую концепцию автономии, и что мы могли бы получить, расширив наше рассмотрение толстой концепции за пределы области информированного согласия. Я попытался показать, как понимание уважения к автономии как принципа, который может не только оправдать базовые меры защиты от патернализма, но и создать позитивные правила поведения, включая законы, изменит основы нашего современного биоэтического консенсуса.На самом деле, если принять сложную концепцию, нам придется переосмыслить роль по крайней мере трех основных биоэтических принципов: во-первых, мы не сможем так быстро прийти к выводу, что в вопросах общественного здравоохранения принцип уважения автономии быть «ограниченным» или «принуждаемым». Скорее, мы могли бы обратиться к более широкому понятию автономии как источнику хороших правил, которые мы могли бы рационально поддержать. 24 Во-вторых, мы могли бы использовать мощные и исторически влиятельные ресурсы, теоретизируя об основах справедливости.Наконец, возможность основанных на автономии рассуждений о хороших правилах и законах заставит теоретиков выдвигать новые аргументы, чтобы оправдать высокий статус, обычно придаваемый принципу благодеяния.

    Последний пункт стоит рассмотреть подробнее. Серьезное отношение к толстой концепции автономии закрывает стандартный вход, благодаря которому принцип благодеяния обычно появляется на биоэтической сцене. Как мы видели, когда мы понимаем автономию как разрешение делать все, что угодно, мы быстро приходим к необходимости еще одного принципа для оправдания законов и правил, ограничивающих поведение.Благодеяние является очевидным кандидатом, и поэтому наше принятие шаткой концепции автономии может соблазнить нас пойти незаконным путем к консеквенциалистскому мышлению. Но если бы мы понимали уважение к автономии как принцип, который, будучи полностью объясненным, мог бы породить правил, то мы могли бы дважды подумать, прежде чем отводить благодеянию столь заметное место в нашем концептуальном ландшафте. Это не означает, что благодеяние не является законным этическим принципом. Скорее, дело в том, что теоретик, желающий подчеркнуть благодеяние, должен был бы привести аргументы для оправдания его важности, которые не основывались бы на ошибочном утверждении, что без благодеяния мы не смогли бы ограничить неконтролируемую автономию.

    Теперь я могу объяснить то, что я написал в начале, а именно то, что принятие тонкой идеи автономии привело бы к мысли, что принцип уважения автономии является одновременно более и менее требовательным, чем мы могли бы принять. Это сделало бы его менее требовательным, если бы он позволил сделать вывод о том, что право на автономию санкционирует явно неэтичное поведение, если его не контролируют другие принципы. Это сделало бы его более требовательным, подразумевая, что любое отрицание желаний дееспособного пациента будет представлять собой нарушение или, по крайней мере, ограничение автономии этого пациента.Оба вывода основаны на серьезных недоразумениях, которых мы избегаем, принимая грубую концепцию автономии, выросшую из кантовской традиции. Как мы видели, автономия совместима с правилами, ограничивающими поведение, и даже может их оправдать. Таким образом, обвинение в том, что принцип автономии разрешает любое поведение, если его не контролируют другие принципы, является необоснованным. И точно так же, как широкое понятие автономии не разрешает действия, выражающие неуважение и унижающие достоинство, оно не дает права предъявлять другим требования, которые игнорируют их статус равных моральных агентов со своими собственными ценностями и планами.Это означает, что часто повторяемое обвинение в том, что в клинике бунтует автономия, поскольку все большее число пациентов требуют, чтобы их врачи выполняли неуместные с медицинской точки зрения процедуры, также сбиты с толку. Право на автономию — это , а не право требовать, чтобы другие выполняли его просьбы; это право принимать решения, глубоко влияющие на собственную жизнь, в соответствии с разумно приемлемыми принципами. 25

    Обзор: Я утверждал, что, понимая автономию как право дееспособных взрослых делать все, что они хотят, мы вырываем эту концепцию из ее основы в идее рационального самоуправления в соответствии с правилами.В результате мы лишаем себя мощных теоретических ресурсов, которые могли бы использовать для обоснования правовых и моральных требований, а также основ справедливости. Так же опасно, как мы обманываем себя, думая, что консеквенциалистские рассуждения необходимы и полезны там, где это может быть не так.

    Пандемия Covid-19 привлекла внимание к нашей области, чего мало кто из нас испытал. Это дало нам возможность помочь обществу продумать этические проблемы с ясностью, честностью и серьезностью.Тонкое понимание автономии подрывает этот проект. И хотя его широко преподают и принимают поколения биоэтиков, его влияние на наше мышление не обязательно должно быть постоянным. В этой статье я попытался показать, как много мы можем выиграть, отступив от нынешнего консенсуса и предоставив концепции автономии вдумчивое и исторически обоснованное рассмотрение, которого она заслуживает.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Я благодарен Тому Хиллу за поддержку и руководство.Его ученость и поддержка вдохновили меня на написание этой статьи, а его комментарии укрепили ее. Я также хотел бы поблагодарить Джастина Бернштейна, Виду Яо, Элизабет Рейс, Мэтью Денниса, Памелу Рейс и двух анонимных рецензентов за их полезные отзывы о предыдущих черновиках.

    Примечания автора

    © Автор(ы), 2020. Опубликовано издательством Oxford University Press от имени юридического факультета Университета Дьюка, юридического факультета Гарвардского университета, издательства Оксфордского университета и юридического факультета Стэнфордского университета.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/), которая разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение работа на любом носителе, при условии, что оригинальная работа не изменена и не трансформирована каким-либо образом, и что работа правильно процитирована. Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с [email protected]

    Автономия или самоопределение в качестве студента-медика — Набор инструментов по этике для студентов-медиков

    Уважение автономии пациента, вероятно, является самым обсуждаемым принципом или концепцией медицинской этики.Уважение к компетентным решениям взрослых пациентов также является краеугольным камнем медицинского права.

    Учитывая практическое, юридическое и этическое значение уважения автономии, мы обрисовываем здесь некоторые из его наиболее важных особенностей.

     

    Что мы подразумеваем под автономией?

    В медицинской практике автономия обычно выражается как право компетентных взрослых принимать информированные решения о своем медицинском обслуживании.Этот принцип лежит в основе требования получить согласие или информированное согласие пациента до проведения любого исследования или лечения. Этот принцип, пожалуй, проявляется наиболее сильно, когда пациенты проявляют свою автономию, отказываясь от поддерживающего жизнь лечения.

     

    Что говорит закон

    Взрослый пациент, который… не страдает умственной отсталостью, имеет абсолютное право выбирать, давать ли согласие на лечение… Это право выбора не ограничивается решениями, которые другие могут счесть разумными.Он существует несмотря на то, что причины выбора рациональны, иррациональны, неизвестны или даже отсутствуют.

    Лорд Дональдсон. Re T (Взрослый) [1992] 4 Все ER 649.

     

    Условия автономии

    Прежде чем решение можно будет считать автономным, обычно требуются два условия. Индивидуум должен обладать соответствующими внутренними способностями к самоуправлению и должен быть свободен от внешних ограничений.В медицинском контексте решение обычно считается самостоятельным, если человек способен принять соответствующее решение, обладает достаточной информацией для принятия решения и делает это добровольно.

    Как видно из заявления лорда Дональдсона в Re:T, при условии, что взрослый обладает соответствующими способностями, решение не обязательно должно быть разумным или, в каком-либо объективном смысле, отвечать интересам человека.

     

    Решения, в которых отсутствует автономия

    Учитывая, что существует строгое обязательство уважать решения автономных взрослых – в отношении лечения единственным возможным исключением является предоставление принудительного лечения в соответствии с законодательством о психическом здоровье – как мы должны действовать, когда условия для автономного принятия решений не встречал?

    Многое будет зависеть от причин отсутствия условий.Если кого-то принуждают к принятию решения, то нельзя сказать, что оно принадлежит ему, и его не следует уважать. В действительности принуждение не всегда легко обнаружить. Например, молодая женщина, которая посещает врача общей практики со своим партнером для прерывания беременности, может быть вынуждена продолжать лечение. Если у врача есть опасения по поводу принуждения, хорошей практикой будет провести некоторое время наедине с пациентом, чтобы убедиться, что решение действительно принадлежит ей.

     

    Пища для размышлений

    Единственная часть поведения любого человека, за которую он поддается обществу, это то, что касается других.В той части, которая касается только его самого, его независимость по праву абсолютна. Над собой, над своим телом и разумом индивидуум суверенен.

    Джон Стюарт Милль о свободе

    Если пациенты не способны принимать решения, из этого обязательно следует, что решения должны приниматься от их имени. У очень маленьких детей обычно большая часть решений принимается родителями и опекунами.

    В тех случаях, когда у взрослых недостаточно возможностей, решения о медицинском обслуживании обычно принимаются медицинским работником, отвечающим за их лечение, хотя взрослые могут назначить кого-то, кто будет принимать решения от их имени.

    На практике решения, касающиеся недееспособных взрослых, строго регулируются законом, и дополнительная информация приводится далее в руководстве.

     

    В чем моральная проблема?

    Следует ли принудительно кормить человека, страдающего тяжелой формой анорексии? Мы видели, что компетентный взрослый человек может отказаться от лечения, даже если это приведет к его смерти.Почему же тогда взрослый человек с обычным интеллектом не должен принимать уважаемое решение отказаться от пищи?

    Обоснование обычно состоит в том, что анорексия подорвала способность принимать самостоятельные решения. Говорят, что решение отказаться от еды на самом деле не принадлежит им, а скорее проистекает из психического расстройства, которое держит в тисках взрослого человека. Насильственное кормление можно охарактеризовать как патерналистское вмешательство, призванное облегчить дальнейшее лечение с целью возродить способность принимать подлинно самостоятельные решения.

     

    Медицинская этика: Автономия — Медицинский портал

    Автономия — один из четырех столпов медицинской этики, поэтому очень важно, чтобы вы это понимали. Это руководство описывает, что такое автономия и почему она важна, а также помогает вам понять, как применять ее к собеседованиям в медицинской школе.

    Что такое автономия?

    Автономия означает, что пациент несет полную ответственность за принятие решений относительно своего лечения.

    Самостоятельность также означает, что практикующий врач не может назначать лечение человеку по любой причине, за исключением случаев, когда считается, что это лицо не может принимать самостоятельные решения (см. Закон о психической дееспособности и Доктрину о чрезвычайных ситуациях).

    Принцип, согласно которому пациент имеет право выбирать, что делать с его телом, кажется довольно простым, но важно помнить, что исторически так было не всегда! Даже сегодня некоторые пациенты доверяют принятие всех решений «мудрому доктору», даже если их план лечения их не устраивает.

    Почему автономия важна?

    Автономия важна, потому что мы должны убедиться, что пациент активно участвует в диагностике и лечении, а не просто подчиняется своему врачу.

    CTA

    Будьте готовы к любому типу вопросов!

    Изучите самые лучшие стратегии интервью, и вы будете готовы ответить на любой вопрос

    MMI CircuitsInterview Course

    Автономия Пример

    Во время собеседования вам могут предложить сценарий и спросить, что бы вы сделали или что вам нужно учесть. Например:

    26-летний мужчина попал в аварию на высокой скорости, в результате которой он получил тупую травму головы, ударившись головой о лобовое стекло своего автомобиля.Сознание не терял, полностью в сознании, признаков неврологического повреждения нет. Однако у него серьезная рана на голове, которая постоянно кровоточит. Этот пациент отказался от лечения на том основании, что он чувствует себя «хорошо» и отказывается накладывать швы, чтобы закрыть рану головы. Он хотел бы уйти из Департамента.

    Несмотря на то, что в интересах этого пациента будет проведена компьютерная томография и наложены швы,  он взрослый человек с полной дееспособностью, и поэтому мы должны уважать его автономию в решении покинуть отделение.Мы не можем предотвратить его отъезд, а если бы мы это сделали, это было бы незаконным задержанием.

    Обсуждение автономии на собеседовании

    Автономия — это одна из вещей, которую вы должны учитывать, когда отвечаете на этические вопросы на собеседовании. Вам нужно подумать о следующих вещах:

    • Вы полностью объяснили состояние здоровья пациента, варианты лечения, а также преимущества и недостатки этих методов лечения?
    • Способен ли пациент запомнить эту информацию, оценить свои возможности и принять решение?
    • Давал ли пациент информированное согласие на наши действия?

    Эти принципы применяются ко всем медицинским вмешательствам, от медицинского осмотра до серьезной операции.Если практикующий врач не может получить согласие, это называется побои — юридический термин, означающий «незаконное насилие над личностью».

    Поэтому полезно думать об автономии как ограничителе того, насколько клиницист может вмешиваться в уход за пациентом. Если пациент не согласен на действие, мы не можем вмешиваться, даже если это приведет к смерти.

    Вопросы об автономии

    Некоторые вопросы, которые вам могут задать, включают:

    • Какие этические проблемы связаны с пациентом с депрессией, который отказался от лечения и признал, что у него есть суицидальные мысли?
    • Должна ли NHS финансировать лечение курильщиков?

    См. ответы на эти и другие этические вопросы здесь.

    Горячие темы

    Убедитесь, что вы в курсе горячих тем, где применяется автономия, например:

    • Дело Чарли Гарда – его родители действовали от его имени, потому что Чарли был слишком мал
    • COVID-19 — как применяется автономия, если кто-то отказывается носить маску в общественных местах?
    • Вакцинация – как автономия применяется к тем, кто выступает против вакцин?

    Автономия и принцип уважения автономии

    .1985 15 июня; 290 (6484): 1806-8. doi: 10.1136/bmj.290.6484.1806. Бесплатная статья ЧВК

    Элемент в буфере обмена

    Р Гиллон. Br Med J (Clin Res Ed). .

    Бесплатная статья ЧВК Показать детали Показать варианты

    Показать варианты

    Формат АннотацияPubMedPMID

    . 1985 15 июня; 290 (6484): 1806-8. дои: 10.1136/bmj.290.6484.1806.

    Элемент в буфере обмена

    Полнотекстовые ссылки Параметры отображения цитирования

    Показать варианты

    Формат АннотацияPubMedPMID

    Абстрактный

    КИЕ: Автономия определяется как способность думать, решать и действовать свободно и независимо на основе таких мыслей и решений.Выделяют три типа автономии: автономия мысли, которая охватывает широкий круг интеллектуальной деятельности человека, именуемой «думать для себя»; автономия воли или способность решать что-то делать на основе своих размышлений; и автономность действий, отсутствие которой иллюстрируется ситуацией пациента, произвольные мышцы которого парализованы курареподобными препаратами и который, таким образом, не может сказать хирургу, что анестезиолог забыл ввести закись азота. Автономия рассматривается как предпосылка всех добродетелей, а не как самостоятельная добродетель.Аргументы Иммануила Канта и Джона Стюарта Милля относительно принципа уважения автономии резюмируются как образцы соответственно деонтологического и утилитаристского философских подходов.

    Похожие статьи

    • Философские основы уважения автономии.

      Готье СС.Готье СС. Kennedy Inst Ethics J. 1993 Mar; 3(1):21-37. дои: 10.1353/кен.0.0103. Кеннеди Институт этики J. 1993. PMID: 10124848 Рассмотрение.

    • Отличительные нравы: ценность жизни и наши обязанности перед инвалидом.

      Рамзи Х. Рамзи Х. J Значение Inq. 1998 декабрь; 32 (4): 507-17. дои: 10.1023/а:1004386911250. J Значение Inq. 1998. PMID: 15295853 Аннотация недоступна.

    • Деонтологические основы медицинской этики?

      Гиллон Р. Гиллон Р. Br Med J (Clin Res Ed). 1985 г., 4 мая; 290(6478):1331-3. doi: 10.1136/bmj.290.6478.1331. Br Med J (Clin Res Ed). 1985. PMID: 3922480 Бесплатная статья ЧВК.

    • Либертарианская критика Х. Тристрама Энгельхардта-младшего.«Основы биоэтики».

      Фрай-Ревир С. Фрай-Ревир С. Дж. Клин Этика. Весна 1992 г .; 3 (1): 46–52. Дж. Клин Этика. 1992. PMID: 11643055

    • Место заботы в этической теории.

      Витч РМ. Витч РМ. J Мед Филос. 1998 апр; 23(2):210-24. doi: 10.1076/jmep.23.2.210.8925. J Мед Филос. 1998. PMID: 9638570 Рассмотрение.

    Цитируется

    7 статьи
    • Традиционные ценности и убеждения Южной Африки в отношении информированного согласия и ограничений принципа уважения автономии в африканских сообществах: межкультурное качественное исследование.

      Акпа-Иньянг Ф, Чима СК.Акпа-Иньянг Ф. и др. Медицинская этика BMC. 2021 14 августа; 22 (1): 111. doi: 10.1186/s12910-021-00678-4. Медицинская этика BMC. 2021. PMID: 34391415 Бесплатная статья ЧВК.

    • Ради любви и денег: необходимость переосмыслить преимущества исследований по излечению от ВИЧ.

      Ларгент Э. Ларгент Э. J Med Этика. 2017 февраль;43(2):96-99. doi: 10.1136/medethics-2015-103119. Эпаб 2016 18 мая. J Med Этика.2017. PMID: 27193021 Бесплатная статья ЧВК.

    • Переосмысление автономии: принятие решений между пациентом и хирургом при запущенных заболеваниях.

      Ванката Л.М., Хиншоу Д.Б. Ванката Л.М. и др. Энн Трансл Мед. 2016 февраль;4(4):77. doi: 10.3978/j.issn.2305-5839.2016.01.36. Энн Трансл Мед. 2016. PMID: 27004224 Бесплатная статья ЧВК. Рассмотрение.

    • Автономия и патернализм в медицинской электронной коммерции.

      Мендоса РЛ. Мендоса РЛ. Философия Медицинского Здравоохранения. 2015 авг; 18 (3): 379-91. doi: 10.1007/s11019-014-9619-0. Философия Медицинского Здравоохранения. 2015. PMID: 25547271

    • Иммануил Кант, его философия и медицина.

      Визинг У. Визинг У. Философия Медицинского Здравоохранения. 2008 июнь; 11 (2): 221-36. doi: 10.1007/s11019-007-9085-z. Epub 2007 22 августа.Философия Медицинского Здравоохранения. 2008. PMID: 17712609

    использованная литература

      1. J Med Этика. 1984 декабрь; 10 (4): 173-8 — пабмед

    Почему автономия работы жизненно важна для успеха и как ее поощрять

    Отказывать своим людям в независимости, чтобы брать на себя ответственность за проекты, — это рецепт плохой работы; вот пять шагов для поддержки автономии сотрудников в вашей организации

    Наличие одного-двух микроменеджеров в вашей организации может доставлять неудобства, но вряд ли это угрожает вашему успеху.Однако бизнес, полный микроменеджеров — и, следовательно, небольшая автономия сотрудников — представляет гораздо более серьезную угрозу для выживания вашей организации.

    Сотрудники, которые могут сами выбирать, как выполнять свои обязанности, счастливее, преданнее, продуктивнее и лояльнее, чем те, чье каждое действие предписано. Автономия также является важным фактором, способствующим чувству вовлеченности сотрудников в свою работу и организацию, и играет большую роль в решениях работников остаться в организации или искать новую роль в другом месте.

    Степень автономии, которую может испытать работник, может значительно варьироваться изо дня в день; они могут, например, иметь право голоса в том, как подходить к своим повседневным задачам, но, например, меньше контролировать стратегическое направление своей команды или организации. Но доверяет ли ваша организация своим сотрудникам по умолчанию или прибегает к командно-административным структурам? Есть ли у ваших работников больше возможностей для принятия собственных независимых решений?

    Каждый человек работает по-своему, в зависимости от навыков, опыта и личных предпочтений.Понимание и использование этих различий является ключевым моментом, если ваша организация хочет внедрять инновации, проявлять творческий подход и, в конечном счете, добиваться успеха.

    Каковы преимущества автономии сотрудников?

    Существует множество причин, по которым стоит позволять и поощрять сотрудников действовать и мыслить независимо, в том числе:

    • Больше счастья и участия
    • Каждый человек чувствует себя ответственным и поэтому хочет работать наилучшим образом
    • Сотрудники чувствуют себя более ценными
    • Они чувствуют мотивацию к изучению новых навыков
    • Повышение производительности
    • Лучшее чувство команды и организационной культуры
    • Улучшение баланса между работой и личной жизнью

    И эти причины подтверждаются академическими исследованиями.Исследование почти 1400 медицинских работников на Тайване показало, что автономия связана с большей удовлетворенностью работой и меньшей вероятностью ухода с занимаемой должности, в то время как исследование, проведенное в 2017 году Бирмингемским университетом, показало, что сотрудники, которые имеют более высокий уровень автономии на работе, сообщают о большей степени автономии. чувство благополучия и удовлетворения от работы. Комментируя исследование, исследователь д-р Дэниел Уитли сказал: «Более высокий уровень контроля над рабочими задачами и расписанием может принести значительные преимущества для сотрудника, что, как было обнаружено, проявляется в уровнях сообщаемого благополучия.Положительные эффекты, связанные с неформальной гибкостью и работой на дому, еще раз подтверждают предположение о том, что контроль расписания высоко ценится и важен для сотрудников, «получающих удовольствие» от работы».

    Как вы можете поощрять автономию?

    1. Формирование культуры доверия

    Лидеры, готовые доверить своим сотрудникам выполнение делегированных им проектов, должны принять на себя риски, которые могут сопровождать их последующие действия.Когда менеджеры сопротивляются делегированию полномочий, сотрудники интерпретируют такое поведение как недоверие. Это приводит к культуре недоверия и отсутствия самостоятельности и инициативы. Но это легко исправить: простое консультирование людей по проектам и задачам позволит укрепить доверие и появиться новым идеям. Лучше всего начать с малого и постепенно увеличивать ответственность и свободу человека по мере того, как он доказывает свои способности, а не предлагать ему с самого начала огромную автономию и заставлять его отступать, если что-то не получается.

    2. Учиться на ошибках

    Предоставление людям возможности адаптировать свой подход к своим обязанностям даст им повышенное чувство контроля над поставленными перед ними задачами, что улучшит их производительность.

    Лидеры, которые чрезмерно критичны к ошибкам сотрудников, убивают инициативу и креативность, а, следовательно, и вовлеченность сотрудников. Если ваша рабочая сила боится последствий честных ошибок, упадут и вовлеченность, и производительность.

    3. Регулярно общайтесь

    Проведение регулярных совещаний для отслеживания и обзора прогресса в достижении целей и сроков, выявления препятствий, а также в случаях, когда отдельному лицу или группе требуется дополнительная поддержка или ресурсы, даст как сотрудникам, так и менеджерам возможность поднять вопросы, а также отметить, где сотрудник взял на себя ответственность задание и удалось. Неблагодарная культура будет служить только для того, чтобы отговорить людей от желания брать на себя дополнительную ответственность, которая является синонимом автономии.

    4. Нанимайте нужных людей

    Привлечение людей с правильным мышлением и отношением поможет изменить культуру вашей организации от командно-административного управления к автономии. Некоторым людям требуется подробное руководство и надзор, в то время как другие предпочитают и преуспевают в том, чтобы быть своим собственным боссом и использовать свою собственную инициативу и инновации. При взаимодействии с кандидатами — как на этапе собеседования, так и в процессе адаптации — автономия должна быть ключевой частью разговора.Однако будьте осторожны и не преувеличивайте степень поощрения автономии; гораздо лучше быть честным в отношении того, насколько независимой может быть или не быть роль, чтобы кандидат не был разочарован или шокирован присоединением к вашей организации.

    5. Отодвинуть

    Нет смысла поощрять автономию, если лидеры продолжают заниматься микроуправлением и ставить ненужные барьеры на пути к независимости. Менеджеры захотят найти правильный баланс, предоставив сотрудникам свободу выполнять задачи по своему усмотрению, оставаясь при этом готовыми оказать поддержку и дать совет.Постановка четких целей и показателей гарантирует, что сотрудники знают, что требуется, и настроит их на успех.

    Эта статья была впервые опубликована в марте 2017 г. Она была обновлена ​​в сентябре 2019 г. для обеспечения свежести, ясности и точности.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.