Аутоскопические галлюцинации: Siden blev ikke fundet | Facebook

Расстройства ощущений и восприятия — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова


Расстройства ощущений.

Под ощущениями принято понимать такую функцию психической деятельности человека, которая позволяет оценить отдельные свойства предметов и явление окружающего его мира и собственного организма. Физиологической основой ощущение являются анализаторы органов чувств, позволяющие распознать такие стороны как твердое или мягкое, теплое или холодное, громкое или тихое, прозрачное или мутное, красное или синие, большое или маленькое и пр.

Экстероцептивные рецепторы (зрительные, слуховые, обонятельные, тактильные, вкусовые) дают человеку сведения об окружающем мире,

интероцептиные – о состоянии внутренних органов и систем, проприоцептиные – о положении тела в пространстве и совершаемых движений.

Для определения нарушений ощущения используются термины: анестезия, гипестезии, гиперестезия, сенестопатия и парестезия.

Анестезия – отсутствие каках-либо ощущений.

Гипестезия – ослабление ощущений, при котором сильные раздражители воспринимаются как слабые, яркий свет как тусклый, сильный звук как слабый, резкий запах как слабоощутимый и т.д.

Гиперестезия – усиление ощущений, при которой наблюдаются противоположные описанным при гипестезии явления. При гиперестезии, например, больные защищаются от «яркого» света темными очками, жалуются на неприятные болезненные ощущения от мягкого нижнего белья,

раздражаются от любого прикосновения и пр.

Парестезии – появление неприятных ощущений с поверхностных частей тела при отсутствии реальных раздражителей. Это могут быть жалобы на жжение, покалывание, переживание прохождения электрического тока через отдельные участки кожи, чувство отморожения кончиков пальцев и др. Локализация парестезий непостоянна, изменчива, разной интенсивности и продолжительности.

Сенестопатии — неприятно переживаемые ощущения разной интенсивности и длительности со стороны внутренних органов при отсутствии установленной соматической патологии. Они, как и парестезии, трудно вербализуемы больными, и при их описании последние чаще всего используют сравнения. Например: как будто шевелится кишечник, воздух продувает мозг, печень увеличилась в размерах и давит на мочевой пузырь и др.

Чаще всего патология ощущений встречается при астенических расстройствах различной этиологии, но могут наблюдаться и при психотических вариантах заболеваний. Длительно существующие парестезии или сенестопатии могут быть основанием для формирования ипохондрического бреда, бреда воздействия.

Расстройства восприятия.

Восприятие, в отличие от ощущений, дает полное представление о предмете или явлении. Его физиологической основой являются органы чувств. Конечный продуктом восприятия — образное, чувственное представление о конкретном объекте.

Расстройства восприятия представлены несколькими нарушениями:

агнозиями, иллюзиями, галлюцинациями и психосенсорными расстройствами.

Агнозии – неузнавание предмета, неспособность больного объяснить значение и название воспринимаемого предмета Зрительные, слуховые и другие агнозии подобно рассматриваются и изучаются в курсе нервных болезней. В психиатрии отдельный интерес представляют анозогнозии (неузнавание своей болезни) встречающиеся при многих психических и соматических заболеваниях (истерических расстройствах, алкоголизме, опухолях, туберкулезе и др.) и носящие разный патогенетический характер.

Иллюзии

Иллюзии – такое нарушение восприятия, при котором реально существующий предмет воспринимается как совершенно иной (например, блестящий предмет на дороге похожий на монету при ближайшем рассмотрении оказывается кусочком стекла, висящий в темном углу халат – за фигуру притаившегося человека).

Различают иллюзии физические, физиологические и психические.

Физические иллюзии обусловлены особенностями среды, в которых находится воспринимаемый объект. Например, горный массив воспринимается окрашенным в разные цвета в лучах заходящего солнца, как мы это видим на картинных Р.Рериха. Предмет, находящийся в прозрачном сосуде наполовину заполненный жидкостью, кажется изломанным в месте границы жидкости и воздуха.

Физиологические иллюзии возникают в связи с условиями функционирования рецепторов. Холодная вода после пребывания на морозе воспринимается теплой, легкий груз после длительного физического напряжения – тяжелым.

Психические иллюзии, чаще их называют аффективными в связи с эмоциональным состоянием страха, тревоги, ожидания. Тревожно-мнительный человек идущий в позднее время слышит за собой шаги преследователя Находящийся в состоянии алкогольной абстиненции в пятнах на стене видит различные лица или фигуры.

Парейдолические иллюзии относятся к психическим, представляют из себя разновидность зрительных с меняющимся содержанием ошибочных образов. Они нередко возникают в инициальном периоде психотических состояний, в частности алкогольного делирия. Больные в рисунках обоев, ковров видят меняющиеся лица, движущиеся фигуры людей, даже картины боя.

Остальные иллюзии зачастую не являются симптомом психического заболевания, нередко встречаются у психически здоровых лиц в указанных выше условиях.

Другая существующая классификация иллюзий основывается на их разграничении по анализаторам: зрительные, слуховые, тактильные, обонятельные, вкусовые. Чаще всего встречаются две первые разновидности, а две последние вызывают большие трудности в разграничении с галлюцинациями обоняния и вкуса.

Галлюцинации.

Галлюцинациями называется такое нарушение восприятия, при котором воспринимается несуществующий в данное время и в данном месте предмет или явление при полном отсутствии критического отношения к ним.. Галлюцинирующие пациенты воспринимают их как действительно существующее, а не воображаемое нечто. Поэтому всякие разумные доводы собеседника о том, что переживаемые ими ощущения есть только проявления болезни отрицаются и могут вызвать только раздражение пациента.

Все галлюцинаторные переживания рубрифицируются по ряду признаков: сложности, содержанию, времени возникновения, заинтересованности того или иного анализатора, и некоторым другим.

По сложности галлюцинации делятся на элементарные, простые и сложные. К первым относятся фотопсии (лишенные конкретной формы в виде пятен, контуров, бликов зрительные образы), акоазмы (оклики, неясные шумы) и другие простейшие феномены. В формировании простых галлюцинаций участвует только какой либо один анализатор. При появлении сложных галлюцинаций участвует несколько анализаторовТак, больной может не только видеть мнимого человека, но и слышать его голос, чувствовать его прикосновение, ощущать запах его одеколона и пр.

Чаще всего в клинической практике встречаются зрительные или слуховые галлюцинации.

Зрительные галлюцинации могут быть представлены единичными или множественными образами, ранее встречаемыми или мифическими существами, движущимися и неподвижными фигурами, безопасными или нападающими на пациента, с натуральной или неестественной окраской.

Если зрительный образ воспринимается не в обычном поле зрения, а где-то сбоку или сзади, то такие галлюцинации называются экстракампинными.

Переживание видения своих двойников названо аутоскопическими галлюцинациями.

Слуховые галлюцинации могут переживаться больными как шум ветра, завывание зверей, жужжание насекомых и пр., но чаще всего в виде вербальных галлюцинаций. Это могут быть голоса знакомых или незнакомых людей, одного человека или группы людей (полифонические галлюцинации), находящихся рядом или на далеком расстоянии.

По содержанию «голоса» могут быть нейтральными, безразличными для больного или угрожающего, оскорбляющего характера. Они могут обращаться к больному с вопросами, сообщениями, награждать его орденами или снимать с должности, комментировать его действия (комментирующие галлюцинации) давать советы. Иногда «голоса» ведут разговоры о больном, не обращаясь к нему, при этом одни бранят его, угрожают карами, другие защищают, предлагают дать ему время на исправление (антагонистические галлюцинации).

Наибольшую опасность для больного и его окружения носят императивные галлюцинации, которые носят форму приказов выполнить то или иное действие. Эти приказы могут носить безобидный характер (приготовить еду, переодеться, пойти в гости и т.д.), но нередко приводящий к тяжелым последствиям (самоповреждениям или самоубийству, нанесение повреждений или убийству знакомого лица или случайного прохожего).

Как правило, больной не может противиться этим приказам, выполняет их, в лучшем случае просит как-либо ограничить его в действиях, чтобы не натворить беды.

Тактильные галлюцинации представлены чаще всего чувством ползания по коже или под ней различного рода насекомых. При этом даже если чувство ползания не подтверждается зрительными галлюцинациями, пациент может рассказать об их размерах, количестве, направлении движения, окраске и пр.

Обонятельные и вкусовые галлюцинации встречаются редко. Обонятельные заключаются в ощущении несуществующих приятных, чаще неприятных запахов (сероводорода, гнили, нечистот и др.) Вкусовые – переживанием какого-то вкуса во рту независимо от характера принятой пищи.

При висцеральных галлюцинациях больные утверждают, что в их теле находятся какие-то существа (черви, лягушки, змеи и др. ), которые причиняют им боль, поедают принятую пищу, нарушают сон и т.д.).

Висцеральные галлюцинации, в отличие от сенестопатий, имеют вид образа с соответствующими характеристиками размеров, цвета. особенностей движения.

Отдельно от других рассматриваются функциональные, доминантные, гипнагогические и гипнопомпические галлюцинации.

Функциональные галлюцинации возникают на фоне действия внешнего раздражителя, и воспринимается одновременно с ним, а, не сливаясь как это имеет место при иллюзиях. Например, в шуме дождя, тиканий часов больной начинает слышать голоса людей.

Доминантные галлюцинации отражают содержание психической травмы, ставшей причиной заболевания. Например, потерявший близкого родственника слышит его голос или видит его фигуру.

Гипнагогические галлюцинации любого характера возникают в состоянии перехода от бодрствования ко сну, гипнопампические – при пробуждении.

Особое значение для диагностики психического расстройства имеет деление галлюцинаций на истинные и ложные (псевдогаллюцинации).

Для истинных галлюцинаций характерна проекция в окружающую среду, они естественным образом вписываются в нее, носят такие же признаки реальности, как и окружающие предметы. Больные убеждены, что окружающие испытывают те же переживания, но по непонятным причинам скрывают это. Истинные обманы восприятия обычно влияют на поведение больного, которое становится соответствующим содержанию галлюцинаторных образов. Истинные галлюцинации чаще встречаются при экзогенных психозах.

Псевдогаллюцинации имеют целый ряд отличительных от истинных свойств:

  1. Они лишены признаков реальности, не вписываются в окружающую среду, воспринимаются как нечто инородное, странное, отличное от прежних ощущений. Сквозь сидящего на стуле человека видна спинка стула, находящийся неподалеку тигр с оскалом зубов, по данным В.Х.Кандинского, не вызывает чувства страха, а скорее любопытства.

  2. Проецирование галлюцинаций внутри тела. Больной слышит голоса не ухом, а внутри головы, видит образы, расположенные в животе или грудной клетке.

  3. Переживание чувства сделанности галлюцинаций. Пациент не сам видит образ, а ему его показывают, он слышит голос внутри головы потому, что кто-то так сделал, возможно, вставив в голову микрофон. Если зрительная галлюцинация проецируется во вне, но обладает выше перечисленными признаками, она может быть отнесена к псевдогаллюцинации.

  1. Нередко псевдогаллюцинации, если они не носят императивный характер, не отражаются на поведении пациента. Даже близкие родственники месяцами могут не догадываться, что рядом с ними находится галлюцинирующий человек.

Псевдогаллюцинации чаще встречаются при эндогенных расстройствах, а именно при шизофрении, входят в синдром Кандинского-Клерамбо.

О наличии галлюцинаторных переживаний можно узнать не только со слов пациента и его родственников, но и по объективным признакам галлюцинаций, которые отражаются в поведении больного.

Галлюцинации относятся к психотичесому уровню расстройств, их лечение лучше проводить в стационарных условиях, а императивные галлюцинации являются обязательным условием недобровольной госпитализации.

Галлюцинации составляют основу галлюцинаторного синдрома. Длительно существующие, не прекращающиеся галлюцинации, чаще всего вербальные, обозначаются термином галлюциноз.

Психосенсорные расстройства.

(нарушения сенсорного синтеза)

Нарушениями сенсорного синтеза называют такое расстройство восприятия, при котором реально существующий (в отличие от галлюцинаций) воспринимаемый объект узнается правильно (в отличие от иллюзий), но в измененной, искаженной форме.

Различают две группы психосенсорных расстройств – дереализацию и деперсонализацию.

Дереализация – искаженное восприятие окружающего мира. Она в высказываниях больных может носить неопределенный, трудно вербализируемый характер. Переживается чувство измененности окружающего мира, он стал каким-то иным, не таким как прежде. Не так стоят дома, не так передвигаются люди, город выглядит камуфляжным и т.д. Для больных, находящихся в депрессии свойственны высказывания, что мир потерял краски, стал тусклым, размытым, нежизненным.

В других случаях переживания дереализации выражаются вполне определенными понятиями. Это касается, прежде всего, искажения формы, размеров, веса и цвета воспринимаемого объекта.

Микропсия – восприятия предмета в уменьшенных размерах, макропсия – в увеличенном размере, метаморфопсия — в искаженной форме (ломаным, наклонившимся, деформированным и пр.) Один из больных периодически с громким криком «пожар» выбегал из палаты, так как воспринимал все окружающее его в ярко красном цвете.

Дереализаци может также проявляться феноменами déjà vu, eprouve vu , entendu vu, а так же jamais vu, jamais eprouve vu, jamais entendu. В первом случае речь идет о том, что индивид переживает возникшую ситуацию как уже когда-то виденную, слышанную или пережитую. Во втором уже ранее известную — как никогда не виденную, не слышанную и не пережитую.

К дереализации относится также нарушение восприятия времени и пространства.

Больные в маниакальном состоянии воспринимают время более быстрым, чем в реальности, в депрессивном – как замедленное.

Находящиеся в состоянии интоксикации в результате курения анаши испытывают чувство, что рядом находящиеся предметы находятся на расстоянии десятков метров от них.

Дереализация чаще встречается при психических расстройствах экзогенной этиологии.

Симптомы деперсонализации могут быть представлены в дух вариантах: соматопсихической и аутопсихической.

Соматопсихическая деперсонализация, или нарушение схемы тела, представлена переживаниями изменения размеров тела или его частей, веса и конфигурации. Больные могут заявлять, что они настолько выросли, что не умещаются в своей постели, голову из-за утяжеления невозможно оторвать от подушки и т. д. Эти расстройства также чаще встречаются при экзогениях.

Аутопсихическая деперсонализация выражается в переживании чувства измененности своего «Я». В таких случаях больные заявляют, что изменились их личностные свойства, что они стали хуже, чем ранее, перестали тепло относиться к родственникам и друзьям и пр. (в состоянии депрессии). Аутопсихическая деперсонализация более свойственна больным с эндогенными заболеваниями.

Деперсонализационно-дереализационный синдром может усложняться бредом, депрессией, психическими автоматизмами и другими расстройствами психической деятельности.


книги

Как психическое расстройство героя отражает социальные условия, становится метафорой времени или вовсе дает ему счастье? На эти и другие вопросы отвечает Елена Трубецкова: в издательстве «Новое литературное обозрение» вышла ее книга «Новое зрение. Болезнь как прием остранения в русской литературе» (остранение — литературный прием, цель которого — заставить читателя увидеть предмет как будто впервые, вывести его из автоматизма восприятия). Публикуем фрагмент о трагедии поэта, который видел сильфиду, приключениях сходящего с ума чиновника и проклятых цветах.

Дар особого видения дан герою повести Владимира Одоевского «Сильфида» (1837), который, спасаясь от скуки, обращается к чтению древних книг, увлекается каббалой и алхимией и, решив провести один из опытов, поставив на окно хрустальную вазу с водой и опустив на дно ее бирюзовый перстень, неожиданно обретает способность видеть в игре лучей «высший мир» и в нем — поразившую его неземной красотой сильфиду:

«Смотрю — поверх воды струятся голубые волны, и в них отражаются радужные опаловые лучи; бирюза превратилась в опал,и от него поднималось в воду как будто солнечное сияние;вся вода была в волнении; били вверх золотые ключи и рассыпались голубыми искрами. Тут было соединение всех возможных красок, которые то сливались бесчисленными оттенками, то ярко отделялись. Наконец радужное сияние исчезло, и бледный зеленоватый цвет заступил его место; по зеленоватым волнам потянулись розовые нити, долго переплетались между собою и слились на дне сосуда в прекрасную, пышную розу — и все утихло: вода сделалась чиста, лишь лепестки роскошного цветка тихо колебались».

А через несколько дней он замечает, что «между оранжевыми тычинками покоилось существо удивительное, невыразимое, неимоверное — словом, женщина, едва приметная глазу!».

Видение сильфиды раскрывает поэтическую сущность героя. Одним из эпиграфов к повести Одоевский ставит слова Платона: «Поэта мы увенчаем цветами и выведем его вон из города». Они подчеркивают возвышенность и исключительность созданного автором образа. Но одновременно вводят иронию.

Главного героя Михаила Платоновича (его отчество представляется неслучайным) не «увенчивают цветами», а признают сумасшедшим и всеми силами пытаются вылечить. Видящего в игре лучей прекрасную сильфиду мечтателя насильно усаживают в бульонные ванны и поят микстурой.

При погружении в ванну «больной затрясся всем телом. „Добрый знак!“ — воскликнул доктор. В глазах больного выражалось какое-то престранное чувство — как будто раскаяние, просьба, мученье разлуки; слезы его катились градом». Антитеза «вода в хрустальной вазе»/«бульонная ванна», как и противопоставление образов идеальной возлюбленной — сильфиды — дочери богатого соседа Катеньке с «заспанными глазками» и «вздернутым носиком», о которой герой, проговорив полчаса, не решается сказать, «есть ли ум под этою прекрасною оболочкою», подчеркивают грубую реальность окружающего мира.

Но средства лечения оказываются действенными (особенно при приеме пациентом «внутрь» нескольких бутылок лафита), больной «выздоравливает», женится на Катеньке, становится «совершенно порядочным человеком», но навсегда утрачивает способность видения высшего мира, за которую он был бы готов отдать все.

Друга, помогшего ему «вылечиться», он упрекает: «ты дал мне счастье, но не мое Ты очень рад, что ты, как говоришь, меня вылечил, то есть загрубил мои чувства, покрыл их какою-то непроницаемою покрышкою, сделал их неприступными для всякого другого мира Теперь, когда среди ежедневной жизни я чувствую, что голова погружается в животный сон, я с отчаянием вспоминаю то время, когда, по твоему мнению, я находился в сумасшествии, когда прелестное существо слетало ко мне из невидимого мира, когда оно открывало мне таинства, которых теперь я и выразить не умею, но которые были мне понятны… где это счастие? — возврати мне его!».

Позднее схожие чувства будет испытывать герой «Черного монаха» Чехова. Коврин после «излечения» ощущает себя убитым духовно.

Лечение принесло ему не выздоровление, а утрату особого видения, которое наполняло его творческими силами, он стал не столько «нормальным», сколько заурядным.

Как и герой Одоевского, Коврин бросает упрек: «зачем, зачем вы меня лечили? Бромистые препараты, праздность, теплые ванны, надзор, малодушный страх за каждый глоток, за каждый шаг — все это в конце концов доведет меня до идиотизма. Я сходил с ума, у меня была мания величия, но зато я был весел, бодр и даже счастлив, я был интересен и оригинален. Теперь я стал рассудительнее и солиднее, но зато я такой, как все: я — посредственность, мне скучно жить… О, как вы жестоко поступили со мной! Я видел галлюцинации, но кому это мешало? Я спрашиваю: кому это мешало?»

Возвращаясь к творчеству Одоевского, необходимо отметить, что тайна безумия притягивала писателя. На протяжении 1830-х годов он работал над созданием литературного «Дома сумасшедших», но так и не довел замысел до конца. Написанные новеллы в переработанном виде позднее вошли в роман «Русские ночи». Главный вопрос, который пытались решить герои, обратившись к примерам из истории жизни великих личностей (Бетховена, Пиранези, Баха), — это тонкость границы, а иногда и невозможность различения гениальности и безумия.

В эссе «Кто сумасшедшие», опубликованном в 1836 году в «Библиотеке для чтения» под псевдонимом «Безгласный», которое должно было служить «Введением» к «Дому сумасшедших», автор, развивая идеи Платона, приходит к выводу, что «нет ни одного великого человека, который бы в час зарождения в нем нового открытия, когда еще мысли не развернулись и не оправдались осязаемыми последствиями, не казался сумасшедшим».

Особенность гения, которая обывателям представляется проявлением безумия, — это, с точки зрения Одоевского, умение найти «такие соотношения между предметами, которые нам кажутся невозможными».

Через несколько лет под другим углом зрения и расставляя другие акценты к развиваемой романтиками платоновской идее сближения проявлений гениальности и безумия обратится итальянский психиатр Чезаре Ломброзо, и его концепция окажет большое влияние не только на развитие психиатрии, но и на рецепцию безумия в литературе, живописи, философии.

В монографии «Гениальность и помешательство» (1863) Ломброзо выделил общие черты отклонений от нормы, с точки зрения клинической психиатрии, у великих личностей и сумасшедших:

в физиологическом отношении («судорожные сокращения мускулов и резкие, так называемые „хореические“, телодвижения»),

в эмоциональном (особую впечатлительность, резкие перемены настроения, экзальтацию, концентрацию на одной идее),

алогичность суждений и поступков,

внимание к иррациональному (снам, голосам, видениям),

злоупотребление алкоголем.

Психиатрические отклонения Ломброзо видел у Данте, Тассо, Спинозы, Ньютона, Паскаля, Гофмана, Ампера, Шопенгауэра, Уитмена, По, Бодлера и многих других. В современном опыте патографии «Классики и психиатры» Ирина Сироткина пишет: «заявление романтиков о „божественной болезни“ как источнике творчества оказалось чрезвычайно рискованным. Как иронически заметил британский историк Рой Портер, объявив себя безумцами, романтики не подумали о последствиях: их современники-врачи превратили „божественную болезнь“ в медицинский „диагноз“».

Хотя, подводя итоги, Ломброзо предостерегал от «заключения, что гениальность вообще есть не что иное, как невроз, умопомешательство», анализ жизни и творчества великих личностей с точки зрения психиатрии и выявление диагнозов становится после выхода книги Ломброзо очень популярным.

Необходимо отметить, что выделение психиатрии в особую область медицинского знания и формирование научного подхода к психическим и умственным отклонениям в XIX веке лишило безумие мистического ореола: постепенно оно стало осмысляться не как «священная болезнь», а как тяжелый недуг, со всеми малопривлекательными чертами его проявления.

В литературе 1830–1840-х годов «статус» безумия понижается: им наделяется не только романтический мечтатель, но и мелкий чиновник. И сумасшествие уже не открывает высшую реальность, а становится болезненным бредом, несущим опасность (как в «Медном всаднике» Пушкина) или показывающим скудость внутреннего мира героев (в «записках сумасшедшего» Гоголя и «Двойнике» Достоевского).

Повесть Гоголя изначально задумывалась как «записки сумасшедшего музыканта», но в итоговом варианте ее героем стал не романтический творец, а титулярный советник Поприщин. Его безумие не возвышенное, а, скорее, вызывающее жалость. Как писал Дмитрий Быков, оно «стало побегом из той реальности, в которой нормальному человеку невозможно попросту дышать; оно превратилось в единственно доступную форму протеста — и в протесте этом маленький человек стремительно вырастает до полной своей противоположности. Русское унижение чаще всего бредит местью — так Акакий Акакиевич посмертно превращается в огромное привидение, не мечтающее о шинели, а срывающее шинель с обидчика. Поприщин сделался безумцем оттого, что искал поприща и был всеми попран — его безумие социально обусловлено (в серьезной русской литературе все социально) и выглядит единственной компенсацией за непрерывный департаментский ад».

Сам образ Поприщина, его самоотождествление с королем Испании и требование полагающихся почестей, возможно,восходили к раннему замыслу — комедии «Владимир 3-ей степени», — герой которой так лелеял мечту о получении ордена св. Владимира, что, в конце концов, и стал им в собственном воображении. В итоговом тексте Поприщин заявляет, что с недавнего времени начал «слышать и видеть такие вещи, которых никто еще не видывал и не слыхивал». И в повседневной рутине он прозревает «тайный» смысл, слыша «разговор» и читая «переписку» собак.

Сумасшествие героя проявляется в основном в плане интерпретации событий. Его «Испания», где все «гранды» с выбритыми головами, а «канцлер» бьет по спине палкой, совершая «рыцарский обряд», рождается в измененном сознании, описание же ее детально воспроизводит палату и порядки сумасшедшего дома. В изображении бреда героя, довольно жестоких методов лечения, отношений врачей и санитаров к пациентам, по мнению А. Белого и И. Золотусского, возможно, отразилось знакомство Гоголя с «Рассуждениями о лечении умалишенных, сочинением доктора Левенгайна», опубликованным в «Северной пчеле» (24 апреля 1833), «где говорится о случаях, когда больной воображает себя Королем, Ангелом, Принцем, Богом», а также с публикациями в «Пчеле» о порядках и методах лечения в Больнице Всех Скорбящих (9 февраля 1834).

Визуальная галлюцинация героя сюрреалистична — это знаменитая луна, «которая обыкновенно делается в Гамбурге; и прескверно делается», «такой нежный шар», на котором не могут жить люди, а живут «только одни носы». Этой луне, в представлении Поприщина, угрожает опасность — наследующий день земля должна «сесть на луну» и «размолоть в муку носы наши». Последнее же видение героя, сходящего с ума от боли, когда ему льют на голову холодную воду, — картина с «тройкой быстрых, как вихорь, коней», со струной, звенящей в тумане,проносящейся италией и виднеющимися русским избами, отразится позже в знаменитой «птице-тройке» «Мертвых душ», создавая довольно мрачный ассоциативный контекст прочтения знаменитого финала гоголевской поэмы.

Отождествление Поприщиным себя с королем Испании отразится позднее в стихотворении Алексея Апухтина «Сумасшедший» (1890), лирический герой которого — пациент клиники для душевнобольных — во время свидания с родственниками представляет себя избранным всенародно королем: «Смущают мысль мою // Все эти почести, приветствия, поклоны… // Я день и ночь пишу законы // Для счастья подданных и очень устаю». Необходимо отметить подробное описание Апухтиным визуальной галлюцинации героя, ставшей толчком к ухудшению его состояния. Это знаменитые «васильки», которые собирали герои:

Все васильки, васильки,
Красные, желтые всюду…
Видишь, торчат на стене,
Слышишь, сбегают по крыше,
Вот подползают ко мне,
Лезут все выше и выше…
Слышишь, смеются они…
Боже, за что эти муки?
Маша, спаси, отгони,
Крепче сожми мои руки!
Поздно! Вошли, ворвались,
Стали стеной между нами,
В голову так и впились,
Колют ее лепестками.
Рвется вся грудь от тоски…
Боже! куда мне деваться?
Все васильки, васильки…
Как они смеют смеяться?

В отличие от знаменитого романса «Ах, васильки, васильки…», началом которого стали строки Апухтина, в оригинале изображена не история несчастной любви с трагическим концом, а весьма необычное для поэзии отражение параноидального бреда героя.

Традицию «записок сумасшедшего» продолжает и Достоевский, описывая в «Двойнике» безумие мелкого чиновника. Голядкин после унижения в доме статского советника Берендеева начинает ощущать, что весь мир настроен против него: «Он чувствовал, что все эти глаза, на него обращенные, как-то гнетут и давят его…». Герой испытывает аутоскопические галлюцинации.

Но, обращаясь к проблеме двойничества, в ранней повести Достоевский показывает совсем не мистические его истоки. Причиной умопомешательства Голядкина становятся «амбиции» человека — «ветошки».

Появление двойника он воспринимает как следствие «интриги» завистников. Не раз отмечалось, что Достоевскому удалось точно воспроизвести разные стадии бреда героя, правда, в постановке «диагноза» психиатры расходятся. От параноидного психоза, обсессивно-компульсивного расстройства до эпилепсии.

Простые галлюцинации

Простые галлюцинации (зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые, обонятельные, висцеральные, моторные).

Моторные галлюцинации — галлюцинации общего чувства в виде движений на самом деле неподвижных органов и частей тела.

Слуховые галлюцинации чаще всего выражаются в патологическом восприятии больным каких-то слов, речей, разговоров (фонемы), а также отдельных звуков или шумов (акоазмы).

Словесные (вербальные) галлюцинации могут быть по содержанию: от окликов (больной “слышит” голос, называющий его имя или фамилию) до целых фраз или даже длинных речей, произносимых одним или несколькими голосами.

Зрительные галлюцинации могут быть либо элементарными (в виде зигзагов, искр, дыма, пламени — так называемые фотопсии), либо предметными, когда больной очень часто видит не существующих в действительности зверей или людей (в том числе и тех, кого он знает или знал), животных, насекомых, птиц (зоопсии), предметы или иногда части тела человека и т. д. Это могут быть целые сцены, панорамы, например поле боя, ад со множеством бегающих, кривляющихся, дерущихся чертей (панорамические, киноподобные). “Видения” могут быть обычных размеров, в виде очень мелких людей, животных, предметов и т. д. (лилипутские галлюцинации) или в виде очень больших (макроскопические, гулливерские галлюцинации). В некоторых случаях больной может видеть себя, свой собственный образ (галлюцинации двойника, или аутоскопические).

Обонятельные галлюцинации чаще всего представляют собой мнимое восприятие неприятных запахов (больной ощущает запах гниющего мяса, гари, тления, яда, пищи), реже — совсем незнакомый запах, еще реже — запах чего-то приятного. Нередко больные с обонятельными галлюцинациями отказываются от еды, так как уверены, что “в пищу им подсыпают ядовитые вещества” или “кормят гнилым человеческим мясом”.

Вкусовые галлюцинации обычно сосуществуют с обонятельными: больные ощущают запахи гнили, испражнений, гноя, пища приобретает отвратительный вкус.

Тактильные галлюцинации выражаются в ощущении прикосновения к телу, жжения или холода (термические галлюцинации), в ощущении хватания (гаптические галлюцинации), появления на теле какой-то жидкости (гигрические галлюцинации), ползания по телу насекомых. Больному может казаться, будто его кусают, щекочут, царапают.

Висцеральные галлюцинации — ощущение присутствия в собственном теле каких-то предметов, животных, червей (“в животе лягушка сидит”, “в мочевом пузыре головастики расплодились”, “в сердце клин вбит”)

Автокопия — Autoscopy — qaz.wiki

Автоскопия — это опыт, в котором человек воспринимает окружающую среду с другой точки зрения, с позиции за пределами своего собственного тела. Автоскопия происходит от древнегреческих αὐτός («я») и σκοπός («наблюдатель»).

Автоскопия представляла интерес для человечества с незапамятных времен и изобилует фольклором , мифологией и духовными повествованиями большинства древних и современных обществ . Случаи аутоскопии часто встречаются в современной психиатрической практике. Согласно неврологическим исследованиям, аутоскопические переживания — это галлюцинации.

Факторы

Переживания — характеризуются наличием следующих трех факторов :

  • развоплощение — очевидное расположение себя вне тела;
  • впечатление от видения мира с возвышенной и удаленной, но эгоцентрической зрительно-пространственной перспективы ;
  • впечатление от видения собственного тела с этой точки зрения (автоскопия).

Лаборатория когнитивной неврологии, Федеральная политехническая школа Лозанны , Лозанна , и отделение неврологии Университетской больницы, Женева, Швейцария, рассмотрели некоторые классические факторы, провоцирующие аутоскопию. Это сон, наркомания и общая анестезия, а также нейробиология. Они сравнили их с недавними открытиями неврологических и нейрокогнитивных механизмов аутоскопии; Рассмотренные данные предполагают, что аутоскопические переживания связаны с функциональным распадом мультисенсорной обработки нижнего уровня и аномальной самообработкой более высокого уровня в височно-теменном соединении .

Связанные расстройства

Геаутоскопия — это термин, используемый в психиатрии и неврологии для обозначения повторяющейся галлюцинации «видение собственного тела на расстоянии». Это может быть симптомом шизофрении и эпилепсии . Геоавтоскопия считается возможным объяснением феномена Доппельгангера .

Термин полиопическая геаутоскопия относится к случаям, когда воспринимается более одного двойника. В 2006 году Питер Бруггер и его коллеги описали случай мужчины, у которого произошло пять двойных удвоений в результате опухоли островковой области левой височной доли .

Другое родственное расстройство аутоскопии известно как негативная аутоскопия (или негативная геаутоскопия), психологическое явление, при котором больной не видит своего отражения, глядя в зеркало. Хотя изображение больного может быть видно другим, они утверждают, что не видят его.

Смотрите также

Рекомендации

дальнейшее чтение

  • Бхаскаран, Р. Кумар, А; Наяр, К.К. (1990). Аутоскопия в гемианоптическом поле . Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии : 53 1016-1017.
  • Бланке, О; Ландис, Т; Зик, М. (2004). Вне тела и аутоскопия неврологического происхождения . Мозг 127: 243-258.
  • Брюггер, П. (2002). Отражающие зеркала: перспектива при автоскопических явлениях . Когнитивная нейропсихиатрия 7: 179-194.
  • Brugger, P; Рассмотрение, М; Ландис, Т. (1996). Односторонне ощущаемые «присутствия»: нейропсихиатрия своего невидимого двойника . Нейропсихиатрия, нейропсихология и поведенческая неврология 9: 114-122.
  • Девинский, О., Фельдманн, Э., Берроуз, К; Бромфилд, Э. (1989). Аутоскопические явления с судорогами . Архив неврологии 46: 1080-1088.
  • Лукьянович, Н. (1958). Аутоскопические явления . Архив неврологии и психиатрии 80: 199-220.

внешние ссылки

<img src=»//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

ВИКТОР КАНДЫБА Энциклопедия загадок и тайн

   Бесспорно, что у многих людей возникают подлинные галлюцинации. Однако не менее бесспорен тот факт, что некоторые из присутствующих просто убеждают себя, что видели чудо. Вместо того чтобы признать отсутствие чего-то необычного, они скорее будут изображать приобщение к таинству, пока у них действительно не сформируется ощущение, что они видели все собственными глазами. Вахерс писал по этому поводу следующее: «Эмоция — могущественный враг вещественных доказательств. Она является причиной путаницы между увиденным в действительности и воспоминанием о событии. Определенные детали запоминаются лучше, тогда как другие, а также взаимосвязь между ними, размываются и становятся нечеткими. Память начинает услужливо воспроизводить первые, переставляя акценты и придавая случившемуся ложную окраску. Наша память может подвести нас под влиянием очень сильной эмоции. Присутствие вокруг большого числа людей увеличивает напряжение. Эмоция усиливается теми, кто ее разделяет, возбуждение и сопутствующая ему неразбериха растут, случайно оброненное слово дает «толчок воображению». «Видишь, как он парит», — говорит кто-то безапелляционным тоном. Другие, кто ничего не видит, просто рисуют нужную картину в своем воображении. Впоследствии их уже невозможно разубедить в том, что на самом деле они не наблюдали ничего сверхъестественного. В ряде случаев коллективные галлюцинации имеют именно такое происхождение».

   Первые упоминания о двойниках восходят к ранним этапам развития древнего Египта. В романтической литературе викторианской эпохи двойники или духи играли главную роль. Одни из них выступали как ангелы-хранители, другие — как злые посланцы дьявола. В этих произведениях герой или злодей сталкивались лицом к лицу с точной копией самих себя. Это второе «я» часто квалифицировалось как душа или судьба, а его появление рассматривалось как предупреждение о неотвратимости рока.

   Еще одной разновидностью феноменов того же порядка является астральный выход (внетелесные переживания), привлекающий внимание многих исследователей. Описания подобного опыта весьма многочисленны. Их авторы, потрясенные явлением, выпадающим за пределы нашего познания, склонны придавать ему мистический оттенок. Они считают, что на какое-то время их души покинули физическое тело. При аутоскопических галлюцинациях подобного типа у человека часто возникает яркое ощущение, что он видит свое тело со стороны. Наиболее распространены ситуации, при которых могут наблюдаться такие галлюцинации, включающие в себя кризис тяжелой болезни, моменты наивысшего страдания, после которых боль отступает.

   Сообщения часто содержат упоминания об ощущении вылета из тела и парения над ним в состоянии спокойного отчуждения, о наблюдениях за ходом оперативного вмешательства. Причем во многих случаях люди, пережившие этот опыт, были, согласно свидетельствам медперсонала, в бессознательном состоянии.

   Обычный человек, сталкивающийся с рассказами о двойниках и внетелесных переживаниях, бесспорно, будет испытывать чувство глубокого недоверия и попытается объяснить все чрезмерной игрой воображения. Нет ничего, что могло бы стоять от правды дальше, чем подобный взгляд. Оба эти явления, какими бы сверхъестественными они ни казались, имеют под собой ту же основу, что и зрительные галлюцинации. Однако необходимо признать, что причина, вызывающая столь необычную форму галлюцинации, пока еще не выяснена.

   На протяжении долгого времени любая галлюцинация считалась обусловленной действием сверхъестественных сил. Многие исследователи-физики, занимающиеся изучением аутоскопических галлюцинаций, испытывают интерес именно к оккультной стороне проблемы. Сторонники этой псевдонауки редко интересуются галлюцинациями ради них самих. Их, прежде всего, волнует возможная взаимосвязь со сверхъестественными или паронормальными. Подобный подход заставляет вспомнить о том благоговейном ужасе, который испытывали наши не столь отдаленные предки, наблюдая проявление психологических аномалий.

   Лишенные налета дьявольщины или магии, аутоскопические галлюцинации могут расцениваться как более прозаическая вещь: чисто физиологические отклонения, вызванные в основном бредом или истерией. Они могут проявляться самым неожиданным образом. Юнг, например, описывает случай, главным действующим лицом которого была женщина, склонная к истерической диссоциации. Ей предстояло перенести небольшое оперативное вмешательство по поводу попавшей в палец занозы. Вероятно, она впала в аутогипнотическое состояние, поскольку «без какого-либо перехода вдруг увидела, что сидит у ручья, протекающего вдоль живописного луга, и собирает цветы. Это состояние длилось ровно столько, сколько шла операция. Затем оно само собой прекратилось». При подобных аутоскопических галлюцинациях индивидуум находится в полном сознании и не утрачивает чувства собственного я. Он просто «видит» свою точную копию, стоящую или сидящую рядом с ним. Обычно галлюцинации данного типа очень непродолжительны, хотя в ряде случаев они могут отмечаться на протяжении довольно длительного периода. Следует иметь в виду, что оценка временного фактора — трудная задача, так как при некоторых разновидностях зрительных галлюцинаций (например, галлюцинаций, возникающих при приеме мескалина) чувство времени абсолютно исчезает. То, что по ощущениям длится час и более, на самом деле занимает всего несколько минут.

   При аутоскопических галлюцинациях, характеризующихся как внетелесные переживания и часто практикуемых мистиками и прорицателями осознание самого себя принимает очень интересную форму. Плотин называл подобные состояния экстазом. Вместо привычной формы существования, когда собственное «я» неотделимо от тела, индивидуум вдруг видит образ самого себя и одновременно испытывает ощущение, что это и есть его подлинная сущность. Здесь галлюцинация и сопровождающий ее обман чувств являются, по-видимому, чем-то сродни сноподобному состоянию, поскольку во сне мы часто видим себя со стороны. Связь между сном и внетелесным переживанием становится, по мнению многих авторов, еще более достоверной, если вспомнить, что большинство случаев аутоскопических галлюцинаций подобного типа имели место, когда по внешним проявлениям индивидуум был без сознания. Однако здесь, вероятно, кроется ошибка. Скорее всего, вышеупомянутые аутоскопические галлюцинации возникают при возвращении сознания и выходе из бессознательного состояния.

   Существует целый ряд теорий, объясняющих этиологию и специфический характер аутоскопических галлюцинаций. Однако ни одна из них не является удовлетворительной. Кроме истерии еще одной причиной данного феномена. возможно, следует считать шоковое воздействие любой разновидности, оказываемое на мозг и нервную систему. Кроме ощущений, обусловленных восприятием мира на основании шести органов чувств, существуют ощущения, информация о которых передается в мозг через симпатическую нервную систему. Грубо говоря, они являются свидетельством нашего здоровья и указателем физического состояния. Деятельность внутренних органов, мышц, желез внутренней секреции и нервной системы регистрируется нашим сознанием в виде ощущений здоровья, дискомфорта, усталости и других неясных и часто неопределенных чувств. Известно, что они могут порождать сны вполне определенной направленности. Таким же образом они могут влиять и на содержание галлюцинаций.

   В литературе описаны случаи, когда индивидуум видел изображение собственных внутренних органов. Иногда такие видения помогали человеку осознать причину его страдания (наличие язвы, спаечный процесс или застой в кишечнике и т.д.) Интересный пример приводит доктор Комар. Он сообщает о человеке, галлюцинации которого точно отображали воспалительный процесс, идущий в поперечной кишке. Они возникали очень часто и полностью отражали все происходящие изменения. Галлюцинации прекратились с выздоровлением. Естественно, что подобные ситуации требуют ответа на следующие вопросы:

   имели ли место галлюцинации на самом деле;

   была ли получена проявившаяся в виде галлюцинаций информация благодаря высокой чувствительности симпатической нервной системы;

   не оказали ли воздействия на содержание галлюцинаций присутствие сиделки и ее неосторожные замечания.

   При столкновении с внетелесными переживаниями даже самый здравомыслящий человек может усмотреть в них нечто мистическое. Трудно удержаться от подобного чувства, когда вдруг возникает ощущение, что наше «эго» находится где-то вне тела в точке, из которой можно наблюдать, как ваша телесная оболочка лежит и движется где-то внизу. При этом «эго» сохраняет способность видеть и даже слышать все на расстоянии, однако последнее имеет место несколько реже.

   В качестве наиболее типичного примера можно привести случай с водителем танка, подорвавшегося на мине, из которого он был выброшен взрывной волной. Внезапно у офицера возникло ощущение того, что он парит в воздухе, наблюдая за своим лежащим внизу неподвижным и исковерканным телом. С одной стороны, эта галлюцинация может рассматриваться как яркая греза; с другой — момент возвращения сознания. Ощущение парения в воздухе, вероятно, было прямым следствием действия взрывной волны, то есть эпизодом, который водитель впоследствии просто не мог вспомнить. Видение раненого тела, возможно, было подсказано осознанием случившегося или ощущениями, возникшими в организме в процессе возвращения сознания.

   При определенных формах шоковых состояний сны могут становиться настолько наполненными и живыми, что они приобретают многие черты, характерные для подлинных галлюцинаций, возникающих в состоянии бодрствования. Разница между ними заключается в основном в степени яркости ощущений. Независимо от того, являются ли они порождением одного и того же механизма, их близкая взаимосвязь совершенно очевидна. Описано немало случаев, когда действующее лицо сна или какой-то другой объект существовали в течение нескольких секунд после того, как спящий открывал глаза, становясь при этом подлинной галлюцинацией.

   Преобладающее число случаев галлюцинаций, когда индивидууму представляется, что он покидает свое тело, приходится на больных с психозами. Лишь небольшая часть внетелесных переживаний является аутоскопическими галлюцинациями, когда индивидуум видит себя со стороны. Чаще всего встречаются галлюцинации, при которых у человека возникает ощущение, что его как будто вынимают из тела. Покинув телесную оболочку, он взмывает к звездным мирам, слушает музыку сфер, видит их в цвете, разговаривает с духами, ангелами и даже с Богом.

   Могут иметь место галлюцинации противоположного содержания, когда индивидуум проваливается в ад, где его пытают бесы и черти, и где он встречается с Сатаной. Такие явления — не редкость среди истериков. Аналогичные видения отмечались в пожилом возрасте у Эмануэля Сведенборга, блестящего ученого и философа XVIII века. Скорее всего, они были результатом истерии при начинающейся паранойи. Психастеники (т.е. люди, страдающие разнообразными психоневрозами, которые не попадают под понятие «истерия») часто переживают чувства нереальности происходящего, потери личности и навязчивые состояния. Хотя галлюцинации у обычных психастеников являются все-таки исключением, они нередко могут ощущать и видеть свое второе «я». Психастеник обычно описывает свое состояние так: «Возникает ощущение нереальности происходящего; хотя я и узнаю все вокруг, вещи кажутся странными и незнакомыми. Часто, когда я просыпаюсь или вхожу в комнату после прогулки, она кажется мне чужой. Я вижу свой стол, свою кровать, знаю, что она принадлежит мне. Однако одновременно у меня рождается чувство, что я вижу все это впервые в жизни. Мне также кажется, что вместо меня одного существуют два человека, что я стою и смотрю на самого себя, наблюдаю за своими действиями и даже стараюсь предугадать их. Но временами я прихожу в сильное замешательство, настолько глубоко я чувствую присутствие незнакомца, который каким-то непостижимым образом является частью меня самого. Наконец, меня нередко посещает состояние, когда возникает неприятное ощущение присутствия чего-то внутри, потери части себя, неполноты и незавершенности.

   На основании данного описания можно без труда представить себе содержание галлюцинаций у психастеника с ощущением деперсонализации при ухудшении его состояния. Большая их часть будет иметь аутоскопический характер, то есть содержать переживание астрального выхода. Чувство деперсонализации может стать настолько ярким, что психастеник выпадает из реальности. Он начинает вдруг говорить об отсутствии материального тела. Данный симптом может наблюдаться при определенных типах паранойи.

   Многие рассказы об аутоскопических галлюцинациях являются просто фабрикацией фактов. Некоторые из них есть следствие бреда или делирия. Очень часто аутоскопические галлюцинации связаны с критическими моментами в период болезни (например, пневмонии), когда пациент как бы видит себя со стороны. Если допустить, что галлюцинации — это реальность, то возникает вопрос: возможно ли то, что видения точно совпадают с событиями, которые действительно имели место в момент их переживания. Это маловероятно, хотя отрицать полностью было бы неверно. Подлинный ход событий и их отражение в галлюцинации, безусловно, не будут совпадать в деталях. Однако делирий, нарушения сознания и различные сенсорные факторы могут стать связующим звеном между реальными явлениями и событиями, составляющими содержание галлюцинаций. До того как пациент теряет сознание, у него обычно возникает пусть даже и очень мимолетное представление о положении тела или обстоятельствах, приведших к такому состоянию. Это происходит независимо от причины, вызывавшей потерю сознания (болезнь, несчастный случай или хирургическое вмешательство). При делирий или когда выключаются не все центры коры, звук, прикосновение или запах могут стать источником информации, на основании которой мозг способен реконструировать происходящее в виде галлюцинации.

   Тем не менее, в большинстве случаев аутоскопических галлюцинаций теория координации между подлинным событием и его реконсгрукцией в видениях не выдерживает критики. Гораздо более вероятным представляется тот факт, что опыт пациента является следствием галлюцинации, возникающей в процессе возвращения сознания.

   Сильное переохлаждение или перенапряжение могут вызвать трансовые состояния сознания. Несомненно, что именно здесь заключено объяснение того, что индивидуум часто отрицает потерю сознания в процессе испытываемых переживаний. Существуют описания случаев, когда аутоскопические галлюцинации имели место у выдающихся людей, обладающих исключительными способностями и высокоразвитым интеллектом. Они могут быть объяснены какими-то преходящими явлениями со стороны мозга, обусловленными повышением температуры, истощением, шоком или приемом препаратов.

   Бред и галлюцинации как следствие истерии или сенсорных нарушений, безусловно, внесли свой вклад в создание мифа об «астральном теле». Последний — это лишь капля в огромном океане предрассудков и веры в сверхъестественное, корни которых заключены в психологической аномалии.

   Гипнагогические галлюцинации — относительно редкое явление. Обычно они характерны для стадии между бодрствованием и сном. Галлюцинации, появляющиеся перед засыпанием, называются гипнагогическими, сразу после пробуждения — гипнапомическими. Однако чаще всего они обозначаются одним термином: » Гипнагогические галлюцинации». Несмотря на то что данный тип галлюцинаций имеет присущие ему особенности, четкое разграничение между ним и другими видами галлюцинаций не представляется возможным. Гипнагогические галлюцинации обычно развиваются в состоянии, которое нельзя классифицировать ни как сон, ни как бодрствование. Во сне человек принимает участие в происходящем. При гипнагогических галлюцинациях этот фактор отсутствует.

   Перципиент просто наблюдает картины, проходящие перед его сознанием, не прикладывая каких-либо усилий и сохраняя восприятие окружающей его обстановки. Данное свойство не присуще сну и часто отсутствует при других типах галлюцинаций. У перципиента также сохраняется способность испытывать интерес к происходящему. Данный феномен имеет сходство с галлюцинациями, которые наблюдаются при работе с магическим кристаллом.

   Чаше всего гипнотические галлюцинации наблюдаются у детей. Взрослые переживаюг их относительно редко, хотя некоторые из них утверждают, что сталкиваются с данным явлением в течение многих лет или на протяжении всей жизни. Данные галлюцинации имеют периодический и нерегулярный характер. Интервалы между ними могут быть очень длительными. Вполне возможно, что большинство людей имели подобные галлюцинации хотя бы раз в жизни. Однако впоследствии они могли полностью забыть об этом.

   Видения при гипнагогических галлюцинациях специфичны. Часто они обладают неестественной яркостью и отчетливостью. Многие перципиенты видят сцены и объекты, которые как бы залиты ярким светом или сиянием. Картины, сцены, лица, фигуры быстро сменяют друг друга, не давая возможности рассмотреть их внимательно. Некоторые перципиенты видят игру каких-то причудливых и ярких арабесок. Перед взором других сцены предстают как постоянно мелькающие кадры, воспроизводимые с помощью проекционного аппарата. Кто-то рассказывает о видах и панорамах, наблюдаемых как бы из окна быстро мчащегося поезда. В ряде случаев видения представляют собой бесплотные, меняющиеся словно в калейдоскопе лица: прекрасные, заурядные, часто гротескные. Возможно, именно гипнагогические галлюцинации породили традиционные изображения демонов, домовых и леших. Некоторые перципиенты сообщают о том, что, хотя их видения имели очень небольшие размеры (маленькая фотография, почтовая марка), каждая деталь была видна абсолютно отчетливо. Обычно видения очень ярко окрашены, однако, существует несколько случаев монохроматических галлюцинаций.

   Не следует думать, что быстро сменяющиеся изображения — единственно возможная форма гипнагогических галлюцинаций. Ее содержание может быть самым различным, причем предмет или сцена могут сохранять неподвижность в течение нескольких минут. Описан случай, когда перципиент видит парящие в воздухе кирпичи, одна половина которых была окрашена в золотистый, другая в черный цвет.

   Попытки изменить содержание видений по желанию не увенчались успехом. Они приводили к их исчезновению. Очевидно, причина этого заключается в переходе перципиента при направленном волевом контроле в стадию, которая приближается к состоянию бодрствования.

   У большинства перципиентов галлюцинации имеют место при закрытых глазах. Отдельные люди сообщают, что они продолжают видеть их в полугьме или темноте даже после открывания глаз. Некоторые индивидуумы утверждают, что они галлюцинировали при дневном свете и с открытыми глазами.

   Психологическая природа гипнагогических галлюцинаций пока еще не определена. Большинство видений, возможно, обусловлено забытыми воспоминаниями, игрой памяти или чистым воображением. В некоторых из них перципиенты узнают события или сцены давно минувших лет. Единственный выход заключается в следующем: гипнагогические видения редко связаны с недавними событиям или случаями из жизни перципиента.

   Существует мнение, что состояние здоровья перципиента не имеет никакого отношения к проявлению гипнагогических галлюцинаций у взрослых. Подобный взгляд весьма сомнителен. Автор книги выдвигает на рассмотрение два возможных этиологических фактора, присущих гипнагогическим галлюцинациям. Последние чаще всего наблюдаются у детей различного возраста, попадающего под рамки того периода их развития, для которого характерны наиболее яркие проявления образной памяти. Именно по этой причине гипнагогические галлюцинации редко появляются после 12-14 лет. Что касается взрослых, то их видения напоминают галлюцинации, вызываемые мескалином, или возникающие при под остром алкогольном психозе. Таким образом, гипнотические галлюцинации у взрослых — это не спонтанные проявления их былых способностей, а следствие токсинемии. Согласно ряду соображений, некоторые индивидуумы способны вызывать гипнагогические галлюцинации простым закрытием глаз и полным расслаблением.

   Вряд ли это можно называть гипнагогическими галлюцинациями, скорее здесь подходит термин «легкий транс», который обозначает определенное состояние у истериков.

   С давних пор большой интерес вызывают феномены, известные как столоверчение, автоматическое письмо и т.д. Бесспорно, в большинстве случаев мы имеем дело с хорошей имитацией. Наряду с этим было бы опрометчиво отрицать факт существования подлинных способностей. Однако грань между подлинным и ложным настолько тонка, что немногим людям удалось устоять перед соблазном преувеличения и даже фальсификации.

  

  • Следующая — продолжение
  • К содержанию книги
  • В начало книги
  • На главную
    Сайт управляется системой uCoz
  • Галлюцинации это видения из «тонкого мира»?

    Согласно одной из версий, галлюцинации не являются плодом больного воображения. Возможно, в определенном состоянии сознания мы видим то, что вообще-то нормальному человеку видеть не положено.

    Есть контроль!

    Исследователи из Йельского университета Альберт Пауэрс и Филип Корлетт решили проверить, есть ли все же какие-то различия между галлюцинациями психически больных людей и тех, кто считается психически здоровым.

    Ученым удалось собрать группу добровольцев, куда вошли люди, называвшие себя экстрасенсами. Всех их отбирали по одному критерию: испытуемые утверждали, что ежедневно получают аудиальные сообщения от своих собеседников из тонкого мира. Все отобранные участники прошли тестирование, которое показало, что никто из них не лжет и не страдает психическим расстройством.

    Затем показания экстрасенсов сопоставили с информацией, полученной от людей, страдающих шизофренией или маниакально-депрессивным психозом, а также психически здоровых членов контрольной группы.

    Выяснилось, что экстрасенсы чаще воспринимают голоса в позитивном ключе и считают, что те помогают им по жизни. А вот психически больные люди боятся голосов (или их предполагаемых носителей) и полагают, что эти сущности собираются причинить им вред.

    Характерный пример: экстрасенсу голоса рассказывают какую-то достоверную информацию о человеке или событии, подсказывают, как лучше поступить в той или иной ситуации. Шизофренику же голос может «порекомендовать» нанести себе вред или даже убить себя, напасть на кого-то, пугает, издевается.

    Кроме того, больной человек обычно не может «отключить» галлюцинацию по собственному желанию. А вот здоровый индивид с экстрасенсорными способностями вполне способен контролировать свои голоса и обращать их себе на пользу.

    — Эти люди имеют высокую степень контроля над собственными внутренними голосами, — комментирует Корлетт, один из авторов исследования. — Они также гораздо охотнее вступают с ними в контакт и рассматривают их как позитивные или нейтральные силы в своей жизни.

    Мы полагаем, что люди с подобными психологическими характеристиками могут дать нам новые знания в нейробиологии, когнитивной психологии и в результате в лечении подобного симптома.

    Поглядеть на двойника и умереть

    В отдельную категорию следует выделить истории о людях, которые видели собственных двойников. В психиатрии такие случаи хорошо известны как аутоскопические галлюцинации, которые могут наблюдаться как при душевных заболеваниях, так и у тех, кто психически вполне здоров.

    Специалисты выделяют общие черты появления двойников. Как правило, те возникают неожиданно. Чаще всего двойник располагается лицом к оригиналу, и до него нельзя дотянуться.

    Хотя размеры фантома обычно совпадают с размерами оригинала, нередко видны только отдельные части тела, например голова или туловище. При этом детали могут хорошо просматриваться, но вот либо цвета тусклые, либо двойник вообще бесцветен. Он прозрачен и выглядит как состоящий из желеобразной субстанции или как отражение в стекле.

    Очень часто двойник повторяет все движения оригинала, копирует выражение его лица. Психически больные люди нередко жалуются, что двойник их передразнивает.

    Феномен двойников неоднократно описан в художественной литературе. В стихотворении Генриха Гейне «Двойник» дано типичное описание явления собственной «копии» здоровому человеку. А одноименная повесть Достоевского рассказывает о галлюцинациях душевнобольного героя.

    В старину существовало поверье о том, что человек, которому суждено увидеть собственного двойника, вскоре умрет. Меж тем в учебнике «Общая психопатология» для студентов мединститутов сказано, что аутоскопические галлюцинации часто связаны с тяжелыми формами мозговых расстройств. Действительно, во многих случаях двойники являются тяжелобольным людям.

    Клинический случай — история, приключившаяся со знаменитым французским писателем Ги де Мопассаном. В 1887 году Мопассан работал над повестью «Орля», речь в которой шла о невидимом существе, поселившемся в доме героя. Вдруг в комнату, где находился писатель, вошел какой-то человек, уселся напротив него и принялся диктовать продолжение произведения. Не сразу Мопассан понял, что перед ним его собственное «отражение»!

    Двойник, правда, быстро исчез. А вскоре писатель заболел душевным расстройством, которое в конечном счете привело к смерти.

    Классический пример аутоскопической галлюцинации — случай с доктором Берковичем, который был подробно описан выдающимся русским поэтом Василием Жуковским в статье «Нечто о привидениях». Жуковский же, в свою очередь, услышал об этом от приятеля А.М. Дружинина, занимавшего в Москве пост главного директора училищ.

    По словам Дружинина, он был коротко знаком с доктором Берковичем и однажды вместе с некоей госпожой Перец отправился к нему в гости. Все были веселы, вели приятную беседу. В 10 часов вечера жена Берковича попросила его пойти взглянуть, накрывают ли на стол к ужину. Доктор вышел в столовую, куда вела дверь прямо из гостиной. Вернулся он минуту спустя, бледный как полотно, и до конца вечера почти не разговаривал. Всю его прежнюю веселость как рукой сняло.

    После ужина Беркович отправился провожать госпожу Перец и, очевидно, простудился. На следующий день за Дружининым прислали с вестью, что доктор захворал и просит его приехать. Когда тот явился, Беркович сказал ему:

    — Мне скоро умереть, я видел своими глазами смерть мою. Когда вчера я вышел из гостиной в столовую, чтобы узнать, скоро ли подадут ужин, я увидел, что стол накрыт, что на столе гроб, окруженный свечами, и что в гробу лежу я сам. Будь уверен, что вы скоро меня похороните.

    Действительно, через некоторое время доктор скончался.

    Сам Жуковский дает этому такое объяснение: «Весьма вероятно, что в теле его уж был зародыш болезни, простуда развила болезнь, а болезнь, с помощью воображения, испуганного призраком, произвела смерть».

    В 1907 году в Санкт-Петербурге вышла книга писателя и журналиста В.В. Битне-ра «В область таинственного». В ней он рассматривает и феномен двойников.

    «Конечно, это явление ненормально, — пишет автор, — и свидетельствует о серьезной болезни целого организма, указывая на глубокое расстройство нервной системы; стало быть, если оно с кем-либо случается, то в большинстве случаев бывает незадолго до его смерти или даже в самый момент перехода в иной мир. Таким образом, явление двойника может служить лишь, так сказать, зловещим диагностическим признаком, пророческого же в нем, конечно, нет ничего».

    Больной или сверхчувствительный?

    Между тем парапсихологи не торопятся относить различного рода голоса и прочие галлюцинации к области несуществующего. Они выдвигают гипотезу о том, что рядом с нами действительно присутствуют некие астральные сущности, но в обычном состоянии мы не способны вступать с ними в контакт.

    Если в психике человека происходит сбой — в результате заболевания, черепно-мозговой травмы или, скажем, белой горячки, — то он начинает воспринимать тонкий мир, причем, как правило, в самой мрачной его ипостаси. Что же касается экстрасенсов, то недаром это слово означает «сверхчувствительный».

    По-видимому, существуют люди, которые обладают более высокой чувствительностью, чем другие, они могут входить в измененное состояние сознания и воспринимать потусторонние реалии, но при этом способны фильтровать их восприятие и отсеивать разрушительные сущности.

    Не исключено, что такие «галлюцинации» могут являться просто свойством психики. То есть экстрасенс беседует не с потусторонней сущностью, а с самим собой, подключаясь к информационному полю Вселенной. Кстати, в эту гипотезу прекрасно вписывается явление двойников. Но информация приходит к ясновидящему в виде фантомов или голосов.

    Вспомним известных юродивых и блаженных, которые действительно часто говорили дельные вещи, предсказывали будущее, но, поскольку их психика была нарушена, информация поступала к ним зачастую в хаотичном виде. Если бы все это имело исключительно патологическую природу, вряд ли сведения, полученные таким путем от ясновидцев, были бы сколько-нибудь достоверны.

    Словом, нам есть р чем задуматься. И не стоит объявлять человека, который видит и слышит что-то необычное, сумасшедшим. Возможно, ему просто доступны вещи, которые большинство из нас воспринять не в состоянии.

    Ирина ШЛИОНСКАЯ, журнал «Тайны ХХ века, №12 2017

    published on mirputeshestvij. ru according to the materials paranormal-news.ru

    Запись Галлюцинации это видения из «тонкого мира»? взята с сайта Мир Путешествий.

    Патология восприятия.

     

    Восприятие — это целостное отражение нашим «Я» пред­мета или явления.

     

    Иллюзии.

    Иллюзиями называют ошибочное, измененное восприятие ре­ально существующих предметов или явлений, «извращение вос­приятия» (Ж.Эскироль), «заблуждение воображения» (Ф. Пинель), «мнимоощущение» (В. П. Сербский). Иллюзии могут быть как у психически больных, так и у совершенно здоровых людей.

    Описания иллюзий приведены в «Лесном царе» И. Гёте и в «Бесах» А. С. Пушкина. В первом случае болезненному воображе­нию мальчика вместо дерева представляется образ страшного, бо­родатого лесного царя, во втором — в разыгравшейся метели ви­дятся кружащиеся фигуры бесов, а в шуме ветра слышатся их голоса.

    У здоровых могут возникать физические, физиологические ил­люзии, а также иллюзии невнимания.

    Физические иллюзии основаны на законах физики. Например, восприятие преломления предмета на границе различных прозрач­ных сред (ложка в стакане воды кажется преломленной, по этому поводу еще Декарт говорил: «Мой глаз ее преломляет, а мой ра­зум выпрямляет»). Подобной иллюзией является мираж.

    Физиологические иллюзии связаны с особенностями функцио­нирования анализаторов. Если человек долго смотрит на движу­щийся поезд, у него появляется ощущение, что состав стоит на месте, а он как бы мчится в противоположную сторону. При вне­запной остановке вращающейся качели у сидящих в ней людей несколько секунд сохраняется ощущение кругового вращения ок­ружающего. По той же причине маленькая комната, оклеенная светлыми обоями, кажется большей по объему. Или полный чело­век, одетый в черное платье, кажется более стройным, чем в ре­альности.

    Иллюзии невнимания отмечаются в тех случаях, когда при чрез­мерной заинтересованности фабулой литературного произведения психически здоровый человек не замечает очевидных граммати­ческих ошибок и опечаток в тексте.

    Иллюзии, связанные с патологией психической сферы, обыч­но разделяют на аффективные (аффектогенные), вербальные и парейдолические.

    Аффективные иллюзии возникают в ситуации аффекта или не­обычного эмоционального состояния (сильный страх, чрезмер­ное желание, напряженное ожидание и т.д.), в ситуации недоста­точной освещенности окружающего пространства. Например, ви­сящий на кресле галстук в полумраке может восприниматься как Готовая к прыжку кобра. Аффективные иллюзии иногда отмеча­ются и у здоровых людей, ибо это искаженное восприятие связа­но с необычным эмоциональным состоянием. Практически любой человек может испытать аффективные иллюзии, если он один посетит кладбище в полночь.

    Одинокая религиозная пациентка боялась ночью проходить мимо балкона своей квартиры, так как в домашней утвари, хранящейся на балко­не, постоянно видела «искусителя».

    Вербальные, или слуховые, иллюзиипоявляются также на фоне какого-либо аффекта и выражаются в ошибочном восприятии смысла разговоров окружающих людей, когда нейтральная речь воспринимается больным как угроза его жизни, ругательства, ос­корбления, обвинения.

    Больной Н., страдавший алкоголизмом, нередко на фоне включен­ного телевизора слышал (и видел), как его приглашают разделить ком­панию «на троих» совершенно незнакомые ему «волосатые люди с хво­стами», свободно проходящие через стену дома.

    Парэйдолические(околообразные) иллюзии связаны с деятель­ностью воображения при фиксации взгляда на предметах, имею­щих нечеткую конфигурацию. При этом расстройстве восприятие носит причудливо-фантастический характер. Например, в калей­доскопе вечно движущихся облаков человек может увидеть боже­ственные картины, в рисунке обоев — миллионы мелких живот­ных, в узорах ковра — свой жизненный путь. Парэйдолические иллюзии всегда возникают при сниженном тонусе сознания на фоне различных интоксикаций и являются важным диагности­ческим признаком. В частности, этот вариант иллюзий может быть одним из первых симптомов начинающегося алкогольного делирия.

    Иногда иллюзии разделяют по органам чувств: зрительные, слу­ховые, обонятельные, вкусовые и тактильные. Следует подчеркнуть, что наличие лишь аффективных, вербальных и парэйдолических иллюзий в изолированном виде не является симптомом психического заболевания, а лишь свидетельствует об аффективной на­пряженности или переутомлении человека. Только в сочетании с другими расстройствами психической сферы они становятся симп­томами определенных душевных расстройств.

     

    Галлюцинации.

    Галлюцинации — это расстройства восприятия, когда пациент видит, слышит и ощущает то, чего на самом деле в данной ситу­ации не существует. Это так называемое восприятие без объекта. По образному выражению Ласега, иллюзии относятся к галлюци­нациям, как злословие к клевете (т. е. в основе злословия всегда есть реальный факт, передернутый или извращенный, в то время как в клевете нет даже намека на правду).

    Выделяют галлюцинации по органам чувств: зрительные, слу­ховые, обонятельные, вкусовые, общего чувства (висцеральные и мы­шечные).

    Галлюцинации бывают простыми и сложными. Простые гал­люцинации обычно локализуются в пределах одного анализатора (например, только слуховые или только обонятельные и пр.). Сложные (комбинированные, комплексные) галлюцинации — это сочетание двух и более простых галлюцинаций.

    Например, пациент видит лежащего у него на груди огромного удава (зрительные обманы восприятия), который «угрожающе шипит» (слуховые), чувствует его холодное тело и огромную тя­жесть (тактильные галлюцинации).

    Кроме того, галлюцинации бывают истинными, более ха­рактерными для экзогенных психических заболеваний, при кото­рых пациент видит отсутствующие в данный момент картины или слышит несуществующие звуки, и ложными (псевдогаллюци­нации), чаще отмечаемыми при эндогенных расстройствах, в ча­стности шизофрении. По существу псевдогаллюцинации включа­ют в себя не только расстройства восприятия, но и патологию ассоциативного процесса, т. е. мышления.

    Больная М., преподаватель одного из московских вузов, «внутренним взором» постоянно видела в своей голове две группы физиков, амери­канских и советских. Эти группы воровали друг у друга «атомные секре­ты», испытывали в голове больной атомные бомбы, от которых у нее «закатывались глаза». Больная все время мысленно разговаривала с ними то на русском, то на английском языке.

    Для отграничения истинных галлюцинаций от ложных, имею­щих огромное значение для нозологической предположительно­сти заболевания, выделяют дифференциально-диагностические критерии:

    1. Критерий проекции. При истинных галлюцинациях отмечается проекция галлюцинаторного образа во вне, т.е. больной слышит голос ушами, видит глазами, чувствует запах носом и т.д.

    При псевдогаллюцинациях отмечается проекция образа внутри тела
    пациента, т.е. он слышит голос не ушами, а головой и голос рас­полагается внутри головы или другой части тела. Точно также он видит зрительные образы внутри своей головы, груди или другой чисти тела. При этом больной говорит, что внутри тела находится кик бы маленький телевизор. Псевдогаллюцинации достаточно широко представлены и в художественной литературе. Так, например, принц Гамлет видел призрак своего отца «в глазе своего ума».

    2. Критерий сделанности. Характерен для псевдогаллюцинаций.
    Больной уверен, что демонстрация картинок в голове, вмонтирование в голову телевизора имагнитофона, записывающего его тайные мысли, специально подстроено могущественными орга­низациями или отдельными лицами. При истинных галлюцинациях никогда не бывает чувства сделанности, подстроенности.

    3. Критерий объективной реальности и чувственной яркости.
    Истинные галлюцинации всегда тесно связаны с реальным окружением и трактуются больными как существующие в реальности. Больной видит небольшого Кинг-Конга, сидящего на реальном стуле, в реальной комнате, в окружении реальных студентов, комментирующего реальную телевизионную программу и пьющего
    водку из реального стакана. Псевдогаллюцинации лишены объективной реальности и чувственной живости. Так, слуховые псевдо­галлюцинации негромкие, неотчетливые, как бы отдаленные. Это не то голос, не то шепот, и не женский, и не мужской, и не
    детский, и не взрослый. Иногда больные сомневаются, голос ли
    это или же звучание собственных мыслей. Зрительные псевдогал­люцинации, нередко яркие, никогда не связаны с реальным ок­ружением, чаще они полупрозрачны, иконоподобны, плоски и лишены формы и объема,

    4. Критерий актуальности поведения. Истинные галлюцинации
    всегда сопровождаются актуальным поведением, ибо больные
    убеждены в реальности галлюцинаторных образов и ведут себя
    адекватно их содержанию. При устрашающих образах они испы­тывают панический страх, при голосах угрожающего характера, доносящихся из соседней квартиры, ищут помощи в милиции и готовятся к обороне или прячутся у знакомых, а иногда просто
    затыкают себе уши. Для псевдогаллюцинаций актуальность пове­дения не характерна. Больные с голосами неприятного содержания внутри головы продолжают безучастно лежать в постели. Крайне редко возможны «адекватные» псевдогаллюцинациям поступки.
    Так, например, больной, длительное время слышавший голоса,
    исходящие из большого пальца левой ноги, пытался отсечь последний.

    5. Критерий социальной уверенности. Истинные галлюцинации
    всегда сопровождаются чувством социальной уверенности. Так,
    больной, испытывающий комментирующие галлюцинации непри­ятного содержания, убежден, что высказывания о его поведении слышат все жильцы дома. При псевдогаллюцинациях больные уве­рены, что подобные явления носят сугубо личный характер и пе­реживаются исключительно ими.

    6. Критерий направленности на психическое или физическое
    «Я». Истинные галлюцинации направлены на физическое «Я» больного, в то время как псевдогаллюцинации всегда адресованы к психическому «Я». Другими словами, в первом случае страдает тело, а во втором — душа.

    7. Критерий зависимости от времени суток. Интенсивность ис­тинных галлюцинаций усиливается в вечернее и ночное время.
    Такой закономерности при псевдогаллюцинациях, как правило, не отмечается.

    В психиатрической практике чаще всего встречаются слуховые (вербальные) галлюцинации.

    Слуховые галлюцинациимогут быть элементарными в виде шу­мов, отдельных звуков (акоазмы), а также в виде слов, речей, разговоров (фонемы). Кроме того, слуховые галлюцинации подраз­деляются на так называемые оклики (больной постоянно слы­шит, как его окликают по имени), императивные, комментиру­ющие, угрожающие, контрастирующие (контрастные), речедвигательные и т.д.

    Императивные (приказывающие, повелительные) вербальные галлюцинации выражаются в том, что больной слышит приказы, противиться которым он почти не может. Эти галлюцинации не­сут значительную угрозу для окружающих и самого больного, так как «приказывают» обычно убить, ударить, уничтожить, взорвать, выбросить ребенка с балкона, отрубить себе ногу и т.д.

    Комментирующие вербальные галлюцинации также весьма не­приятны для больного и выражаются в том, что голоса постоянно как бы обсуждают все поступки больного, его мысли и желания. Иногда они настолько тягостны, что единственный способ изба­виться от них больной находит в самоубийстве.

    Угрожающие вербальные галлюцинации выражаются в том, что больные постоянно слышат словесные угрозы в свой адрес: их собираются зарубить, четвертовать, кастрировать, заставить вы­пить медленно действующий яд и т.д.

    Контрастирующие (антагонистические) вербальные галлюци­нации носят характер группового диалога — одна группа голосов гневно осуждает больного, требует изощренно пытать и предать смерти, а другая — робко, неуверенно его защищает, просит от­срочки казни, уверяет, что больной исправится, перестанет пить, станет лучше, добрее. Характерно, что голоса не обращаются не­посредственно к больному, а дискутируют между собой. Иногда, впрочем, они дают ему прямо противоположные распоряжения, например засыпать и одновременно петь и делать танцевальные па. Этот вариант слуховых обманов восприятия является импера­тивной разновидностью антагонистических галлюцинаций. К кон­трастирующим расстройствам относятся также клинические слу­чаи, когда больной одним ухом слышит угрожающие, враждебно настроенные к нему голоса, а другим — доброжелательные, одоб­ряющие его действия.

    Речедвигателъныегаллюцинации Сегла характеризуются уве­ренностью больного в том, что кто-то говорит его речевым аппа­ратом, воздействуя на мышцы рта и языка. Иногда речедвигательный аппарат произносит не слышимые окружающими голоса. Многие исследователи относят галлюцинации Сегла к разновид­ности псевдогаллюцинаторных расстройств.

    Зрительные галлюцинации по своей представленности в психопатологии занимают второе место после слуховых. Они колеблют­ся от элементарных (фотопсии) в виде дыма, тумана, искр до панорамических, когда больной видит динамические батальные сцены со множеством людей. Выделяют зоопсии, или зоологичес­кие зрительные обманы в виде различных агрессивных диких жи­вотных, нападающих на больного (чаще они отмечаются при ал­когольном делирии).

    Демономаническиегаллюцинации — больной видит образы мистических и мифологических существ (черти, ангелы, русалки, оборотни, вампиры и т.д.).

    Аутоскопические (дейтероскопические), или галлюцинации двойника — пациент наблюдает одного или нескольких двойников, которые полностью копируют его поведение и манеры. Вы­деляют отрицательные аутоскопические галлюцинации, когда больной не видит своего отражения в зеркале. Аутоскопии описа­ны при алкоголизме, при органических поражениях височных и теменных отделов головного мозга, при явлениях гипоксии после операции на сердце, а также на фоне выраженной психотравмирующей ситуации. Аутоскопические галлюцинации, по-видимому, испытывали Гейне и Гёте.

    Микроскопические(лилипутные) галлюцинации — обманы вос­приятия носят уменьшенные размеры (множество гномиков, оде­тых в чрезвычайно яркие одежды, как в кукольном театре). Эти галлюцинации чаще встречаются при инфекционных психозах, алкоголизме и при интоксикации хлороформом и эфиром.

    Больной М. видел множество маленьких, но крайне озлобленных и агрессивно настроенных к нему крыс, которые гонялись за ним по всей квартире.

    Макроскопическиеобманы восприятия — перед больным пред­стают великаны, жирафоподобные животные, огромные фанта­стические птицы.

    Полиопическиегаллюцинации — множество одинаковых галлюцинаторных образов, как бы созданных под копирку, отмечаются при некоторых формах алкогольных психозов, например при бе­лой горячке.

    Аделоморфныегаллюцинации — это зрительные обманы, ли­шенные четкости форм, объемности и яркости красок, бестелес­ные контуры людей, летающих в конкретном замкнутом простран­стве. Многие исследователи относят аделоморфные галлюцина­ции к особой форме псевдогаллюцинаций; характерны для ши­зофренического процесса.

    Экстракампинныегаллюцинации — больной видит уголком глаза позади себя вне поля обычного зрения какие-то явления или людей. Когда он поворачивает голову, эти видения мгновен­но исчезают. Галлюцинации встречаются при шизофрении.

    Гемианопсические галлюцинации — выпадение одной полови­ны зрения, встречаются при органическом поражении централь­ной нервной системы.

    Галлюцинации типа Шарля Боннэ — всегда истинные обманы восприятия, отмечаются при поражении какого-либо анализато­ра. Так, при глаукоме или отслойке сетчатки отмечается зритель­ный вариант этих галлюцинаций, при отитах — слуховой.

    Отрицательные, т.е. внушенные зрительные галлюцинации. Больному в состоянии гипноза внушают, что после выхода из гипнотического состояния он, например, не увидит на столе, за­валенном книгами и блокнотами, абсолютно ничего. Действитель­но, после выхода из гипноза человек в течение нескольких секунд видит совершенно чистый и пустой стол. Эти галлюцинации, как правило, недолговечны. Они не являются патологией, а скорее свидетельствуют о степени гипнабельности человека.

    В диагностике психического заболевания большое значение при­дается тематике зрительных галлюцинаций (как, впрочем, и слухо­вых). Так, религиозные темы галлюцинаций характерны для эпи­лепсии, образы погибших родственников и близких — для реактив­ных состояний, видения алкогольных сцен — для белой горячки.

    Обонятельные галлюцинации представляют собой мнимое вос­приятие крайне неприятных, порой отвратительных запахов раз­лагающегося трупа, тления, горелого человеческого тела, испраж­нений, зловония, необычного яда с удушливым запахом. Нередко обонятельные галлюцинации невозможно отличить от обонятель­ных иллюзий. Иногда у одного и того же пациента существуют синхронно оба расстройства. Такие больные нередко стойко отка­зываются от приема пищи.

    Обонятельные галлюцинации могут возникать при различных психических заболеваниях, но прежде всего они характерны для органического поражения головного мозга с височной локализа­цией (так называемые унцинатные припадки при височной эпи­лепсии).

    Вкусовые галлюцинациичасто сочетаются с обонятельными и выражаются в ощущении наличия в ротовой полости гнили, «мертвечины», гноя, испражнений и т.д. Эти расстройства с одинаковой частотой встречаются как при экзогенных, так и эндогенных психических заболеваниях. Сочетание обонятельных и вкусовых галлюцинаций и иллюзий, например при шизофрении, указыва­ет на злокачественность течения последней и плохой прогноз.

    Тактильные галлюцинациипредставляют собой ощущение прикосновения к телу чего-то горячего или холодного (термические галлюцинации), появления на теле какой-то жидкости (гигрические), схватывания туловища со спины (гаптические), ползания но коже насекомых и мелких животных (наружная зоопатия), на­личия под кожей «как бы насекомых и мелких животных» (внут­ренняя зоопатия).

    Некоторые исследователи относят к тактильным галлюцина­циям также симптом постороннего тела во рту в виде ниток, во­лос, тонкой проволоки, описанный при тетраэтилсвинцовом де­лирии. Этот симптом по существу является проявлением так на­зываемых рото-глоточных галлюцинаций.

    Тактильные галлюцинации весьма характерны для кокаиновых психозов, делириозного помрачении сознания различной этио­логии, шизофрении. При последней тактильные галлюцинации нередко локализуются в области половых органов, что является неблагоприятным прогностическим признаком.

    Висцеральные галлюцинациивыражаются в ощущении в полостях тела каких-то мелких животных или предметов (в желудке живут зеленые лягушки, в мочевом пузыре они разводят головастиков).

    Функциональные галлюцинации возникают на фоне реального раздражителя и существуют до тех пор, пока действует этот раз­дражитель. Например, на фоне скрипичной мелодии пациент слы­шит одновременно и скрипку, и «голос». Как только смолкает музыка, прекращается и слуховое галлюцинирование. Другими сло­вами, больной воспринимает параллельно и реальный раздражи­тель (скрипку), и голос императивного характера (что и отличает функциональные галлюцинации от иллюзий, так как здесь не происходит трансформации музыки в голоса). Выделяют зрительный, обонятельно-вкусовой, вербальный, тактильный и прочие вари­анты функциональных галлюцинаций.

    Близки к функциональным рефлекторные галлюцинации, кото­рые выражаются в том, что при воздействии на один анализатор они возникают с других, но существуют лишь во время раздраже­ния первого анализатора.

    Например, при взгляде на определенную картину больной испыты­вает прикосновение чего-то холодного и мокрого к пяткам (рефлектор­ные гигрические и термические галлюцинации). Но как только он отво­дит взгляд от этой картины, эти ощущения мгновенно исчезают.

    Кинестетические (психомоторные) галлюцинации проявляются в том, что у больных возникает ощущение движения некоторых ча­стей тела помимо их воли, хотя на самом деле движений нет. Встре­чаются при шизофрении в рамках синдрома психического авто­матизма.

    Гипногогические и гапнопомпические галлюцинации появляются у больного перед засыпанием: на фоне закрытых глаз возникают различные видения, картины действия с включением других ана­лизаторов (слухового, обонятельного и т.д.). Как только глаза от­крываются, видения мгновенно исчезают. Такие же картины мо­гут появиться и в момент пробуждения, также на фоне закрытых глаз. Это так называемые просоночные, или гипнопомпические, гал­люцинации.

    Экстатические галлюцинации отмечаются в состоянии экстаза, отличаются яркостью, образностью, воздействием на эмоциональ­ную сферу больного. Часто имеют религиозное, мистическое со­держание. Могут быть зрительными, слуховыми, комплексными. Держатся длительное время, отмечаются при эпилептическом и истерическом психозах.

    Галлюциноз — психопатологический синдром, который характеризуется выраженными обильными галлюцинациями на фоне ясного сознания. При острых галлюцинозах критического отно­шения к болезни у пациентов нет. При хроническом течении галлюциноза может появиться критика к галлюцинаторным переживаниям. Если периоды галлюциноза чередуются со светлыми про­межутками (когда галлюцинации полностью отсутствуют), гово­рят о психической диплопии.

    При алкогольном галлюцинозе отмечается обилие слуховых галлюцинаций, иногда сопровождаемых вторичными бредовыми идеями преследования. Наступает при хроническом алкоголизме, мо­жет проявляться в острой и хронической форме.

    Галлюциноз педункулярныйвозникает при локальном поражении ствола мозга в области третьего желудочка и ножек мозга вследствие кровоизлияния, опухоли, а также при воспалитель­ном процессе указанных областей. Проявляется в виде движущихся цветных, микроскопических зрительных галлюцинаций, постоянно меняющих форму, величину и положение в пространстве. Они, как правило, появляются в вечернее время и не вызывают у больных страха или беспокойства. К галлюцинациям сохраняется критика.

    Галлюциноз Плаутасочетание вербальных (значительно реже зрительных и обонятельных) галлюцинаций с бредом преследова­ния или воздействия при неизмененном сознании и частичной критикой. Эта форма галлюциноза описана при сифилисе мозга.

    Галлюциноз атеросклеротическийвстречается чаще у женщин. При этом галлюцинации вначале являются изолированным, по мере углубления атеросклероза отмечается усиление характерных при­знаков: ослабление памяти, интеллектуальное снижение, безраз­личие к окружающему. Утрачивается критическое на первых этапах заболевания отношение к галлюцинациям. Содержание галлюци­наций чаще нейтральное, касается простых житейских дел. С тече­нием атеросклероза галлюцинации могут принимать фантастический характер. Отмечается, как следует из названия, при церебральном атеросклерозе и при некоторых формах старческого слабоумия.

    Галлюциноз обонятельный— обилие обонятельных, чаще не­приятных галлюцинаций. Нередко сочетается с бредом отравле­ния, материального ущерба. Отмечается при органической цереб­ральной патологии и при психозах позднего возраста.

     

    Нарушения сенсорного синтеза.

     

    В эту группу входят нарушения восприятия собственного тела, пространственных отношений и формы окружающей действитель­ности. Они весьма близки к иллюзиям, но отличаются от послед­них наличием критики.

    В группу нарушений сенсорного синтеза входят деперсонали­зация, дереализация, нарушения схемы тела, симптом уже ви­денного (пережитого) или никогда не виденного и т.д.

    Деперсонализацияэто убеждение больного в том, что его фи­зическое и психическое «Я» каким-то образом изменились, но объяснить конкретно, что и как изменилось, он не может. Выде­ляют разновидности деперсонализации.

    Соматопсихическая деперсонализация — больной утверждает, что изменилась его телесная оболочка, его физическое тело (кожа какая-то несвежая, мышцы стали желеобразными, ноги потеряли прежнюю энергичность и т.д.). Эта разновидность деперсонализа­ции чаще встречается при органических поражениях головного мозга, а также при некоторых соматических заболеваниях.

    Аутопсихическая деперсонализация — пациент ощущает измененность психического «Я»: стал черствым, индифферентным, равнодушным или, наоборот, гиперчувствительным, «душа плачет по незначительному поводу». Нередко он даже не может словесно объяснить свое состояние, просто констатирует, что «душа стала совершенно другой». Аутопсихическая деперсонализация весьма характерна для шизофрении.

    Аллопсихическая деперсонализация — следствие аутопсихической деперсонализации, изменение отношения к окружающей действительности «уже измененной души». Больной ощущает себя как бы другим человеком, изменилось его мироощущение, отноше­ние к близким, он утратил чувство любви, сострадания, сопереживания, долга, способность соучастия к прежде любимым дру­зьям. Очень часто аллопсихическая деперсонализация сочетается с аутопсихической, образуя единый симптомокомплекс, характерный для шизофренического спектра заболеваний.

    К особому варианту деперсонализации относится так называе­мая потеря массы тела. Больные ощущают, как масса их тела не­уклонно приближается к нулю, на них перестает действовать за­кон всемирного тяготения, вследствие чего их может унести в космос (на улице) или же они могут взмыть под потолок (в зда­нии). Понимая разумом нелепость подобных переживаний, боль­ные тем не менее «для спокойствия души» постоянно носят с собой в карманах или портфеле какие-либо тяжести, не расстава­ясь с ними даже в туалете.

    Дереализация— это искаженное восприятие окружающего мира, ощущение его отчуждения, неестественности, безжизненности, нереальности. Окружающее видится как нарисованное, лишенное жизненных красок, однообразно-серое и одномерное. Меняются размеры предметов, они становятся маленькими (микропсия) или громадными (макропсия), чрезвычайно ярко освещенными (галеропия) вплоть до появления ореола вокруг, окружающее окра­шено в желтый (ксантопсия) или багрово-красный цвет (эритропсия), изменяется чувство перспективы (порропсия), форма и пропорции предметов, они кажутся как бы отраженными в кри­ном зеркале (метаморфопсия), перекрученными вокруг своей оси (дисмегалопсия), предметы удваиваются (полиопия), при этом один предмет воспринимается как множество его ксерокопий. Иногда отмечается бурное перемещение окружающих предметов вкруг больного (оптическая буря).

    От галлюцинаций дереализационные расстройства отличаются тем, что здесь налицо реальный объект, а от иллюзий — тем, что, несмотря на искажение формы, цвета и размера, больной вос­принимает этот объект как именно этот, а не какой-либо другой. Дереализация часто сочетается с деперсонализацией, образуя единый деперсонализационно-дереализационный синдром.

    С известной долей условности к особой форме дереализации-деперсонализации можно отнести симптомы «уже виденного» (deja vu), «уже пережитого» (deja vecu), «уже слышанного» (deja entendu), «уже испытанного» (deja eprouve), «никогда не виденного» (jamais vu). Симптом «уже виденного», «уже пережитого» заключается в том, что больной, впервые попавший в незнакомую обстановку, незнакомый город, абсолютно уверен, что уже переживал имен­но эту ситуацию в этом же месте, хотя разумом понимает: в дей­ствительности он здесь впервые и никогда раньше этого не видел. Симптом «никогда не виденного» выражается в том, что в совер­шенно знакомой обстановке, например в своей квартире, боль­ной испытывает ощущение, что он здесь впервые и никогда ранее этого не видел.

    Симптомы типа «уже виденного» или «никогда не виденного» кратковременны, длятся несколько секунд и нередко встречают­ся у здоровых людей в связи с переутомлением, недосыпанием, умственным перенапряжением.

    Близок к симптому «никогда не виденного» симптом «поворо­та объекта», встречающийся относительно редко. Он проявляет­ся в том, что хорошо знакомая местность кажется перевернутой на 180 или более градусов, при этом у больного может наступить кратковременная дезориентировка в окружающей действитель­ности.

    Симптом «нарушения чувства времени» выражается в ощуще­нии ускорения или замедления течения времени. Он не является чистым дереализационным, так как включает в себя и элементы деперсонализации.

    Дереализационные расстройства, как правило, отмечаются при органическом поражении головного мозга с локализацией пато­логического процесса в области левой межпариетальной борозды. В кратковременных вариантах они отмечаются и у здоровых людей, особенно перенесших в детстве «минимальную дисфункцию мозга» minimal brain damage. В ряде случаев дереализационные расстрой­ства носят пароксизмальный характер и свидетельствуют об эпи­лептическом процессе органического генеза. Дереализация может отмечаться также при интоксикации психотропными препарата­ми и наркотическими средствами.

    Нарушение схемы тела (синдром Алисы в стране чудес, аутометаморфопсия) — это искаженное восприятие величины и про­порций своего тела или отдельных его частей. Больной чувствует, как начинают удлиняться его конечности, растет шея, голова уве­личивается до размеров комнаты, туловище то укорачивается, то удлиняется. Иногда отмечается ощущение выраженной диспро­порции частей тела. Например, голова уменьшается до размеров мелкого яблока, туловище же достигает 100 м, а ноги простираются до центра Земли. Ощущения изменения схемы тела могут высту­пать изолированно или в комплексе с другими психопатологичес­кими проявлениями, но они всегда крайне тягостны для больных. Характерной особенностью нарушений схемы тела является их оррекция зрением. Посмотрев на свои ноги, больной убеждает-• и, что они обычных размеров, а не многометровые; посмотрев им себя в зеркало, он обнаруживает нормальные параметры своей Головы, хотя и испытывает ощущение, что голова в диаметре до­стигает 10 м. Коррекция зрением обеспечивает критическое отно­шение больных к указанным расстройствам. Однако при прекра­щении контроля зрением пациент вновь начинает испытывать мучительное чувство измененности параметров своего тела.

    Нарушение схемы тела часто отмечается при органической па­тологии головного мозга.

     


    Узнать еще:

    Редкое или упущенное явление?

    Аутоскопический феномен, психическое иллюзорное дублирование самого себя, уже много лет вызывает интерес в литературе и науке. Сообщалось о различных заболеваниях центральной нервной системы, но механизм неизвестен. Галлюцинации — обычное проявление синдрома алкогольной зависимости во время алкогольного делирия и индуцированного расстройства. Однако в случаях алкогольной зависимости об аутоскопических галлюцинациях сообщалось редко.Мы представляем случай 40-летнего мужчины, который испытал аутоскопические галлюцинации во время абстинентного состояния алкоголя. Он успешно прошел курс детоксикации и антипсихотического лечения, и у него все хорошо. Этот случай подчеркивает необходимость серьезного подозрения и исследования аутоскопических галлюцинаций и аутоскопических явлений в целом в случаях синдрома алкогольной зависимости.

    1. Введение

    Автоскопия означает «видеть себя», происходящее от греческих слов «autos» (себя) и «skopeo» (смотрящий) [1].Автоскопия определяется как визуальный опыт, при котором субъект видит свое изображение во внешнем пространстве, рассматриваемое изнутри его / ее собственного физического тела [2]. Аутоскопические явления — это психические иллюзорные визуальные переживания, состоящие из восприятия изображения собственного тела или лица в пространстве либо с внутренней точки зрения, как в зеркале, либо с внешней точки зрения [1]. На основе феноменологических и анатомических критериев описываются 3 основные формы этого феномена, а именно: геаутоскопия, аутоскопическая галлюцинация и внетелесный опыт [3].При автоскопической галлюцинации перспектива наблюдателя явно центрирована по центру тела, а визуальное изображение собственного тела выглядит как зеркальное отражение [4].

    Об этих явлениях сообщалось при различных заболеваниях центральной нервной системы, таких как менингит и энцефалит, интоксикации, генерализованная эпилепсия [5], фокальная эпилепсия [6], объемные поражения [7] и дисэмбриопластические нейроэпителиальные опухоли [6]. Другие причины включают мигрень и психические расстройства, фармакологические агенты и измененные психологические состояния [1, 8].Аутоскопические галлюцинации наблюдаются при инфекционных заболеваниях, особенно при сыпном тифе, опухолях головного мозга и посттравматическом поражении головного мозга [9].

    Генерация автоскопических явлений включает в себя объединение многих чувств; однако центральный механизм все еще не ясен. Несмотря на то, что многие годы вызывают литературный интерес, случаи аутоскопических явлений редки, а данные о синдроме алкогольной зависимости скудны.

    В данном отчете мы обсуждаем аутоскопические галлюцинации у пациента с синдромом алкогольной зависимости, у которого наблюдались галлюцинаторные явления во время абстинентного состояния.

    2. Случай

    40-летний социальный работник со средним уровнем образования, в анамнезе страдающий артериальной гипертензией при лечении амлодипином 5 мг в течение последних 8 лет, был госпитализирован в психиатрическое отделение из-за страха на 1 день из поликлиники . При дальнейшем уточнении выяснилось, что он употреблял алкоголь в течение последних 20 лет, количество и частота употребления которого постепенно увеличивались с течением времени, а временами он пил до такой степени, что терял контроль над собой. У него также было сильное желание или чувство принуждения принять его и пренебречь альтернативными удовольствиями или интересами из-за его использования.Последний раз он принимал алкоголь за несколько дней до госпитализации; в остальном он никогда не бросал пить алкоголь до этого. Кроме того, члены семьи заметили изменение в его поведении, которое вначале было острым, характеризовавшимся подозрительностью по отношению к его жене и окружающим, выражавшимся в том, что полицейские и другие люди с оружием преследуют его и сговариваются убить его. Далее он объяснил, что не может никому доверять, поскольку твердо верил в то, что ему причинят вред. С тех пор у него ухудшился сон и аппетит.Он также сообщил, что видел собственное изображение, которое следовало за ним и имитировало его, но не общалось с ним. Он описал, как видел изображение пару раз на рассвете и в сумерках в течение примерно 2-3 секунд, выражая образ как его точный двойник, как если бы он видел себя в зеркале в изумлении. Изображение было зеркально перевернутым, одинаково заметным с обеих сторон визуального пространства без какой-либо обработки других аспектов визуального пространства. Кроме того, он уточнил, что в первые несколько дней он видел других людей вокруг себя в небольших размерах.Пациент был насторожен и насторожен. Его преобладающее настроение было напуганным. При осмотре пациент был беспокойным, бдительным и отрицал влечение с мотивацией в фазе созерцания. Он был напуган и имел иллюзию преследования, а также аутоскопических и лилипутских галлюцинаций, говоря, что никогда раньше не испытывал их.

    При медицинском осмотре он был среднего телосложения с минимальным тремором рук при разгибании. Его жизненно важные показатели были стабильными. При системном обследовании отклонений не обнаружено. Базовые исследования, т. Е. Общий анализ крови, функциональный тест печени, функциональный тест почек, электролиты сыворотки, рентгенограмма грудной клетки (вид P / A) и ЭКГ, были в пределах нормы; однако функциональный тест печени был слегка нарушен, а УЗИ брюшной полости выявила гепатомегалию с жировыми изменениями.ЭЭГ, хотя и была запланирована, не могла быть проведена, так как она не была доступна в больнице и отказалась от пациента и обслуживающего персонала. Установлен МКБ-диагноз психических и поведенческих расстройств, связанных с употреблением алкоголя в состоянии абстиненции при делирии.

    Он прошел детоксикацию с помощью таблеток Лоразепама 10 мг / день вместе с поливитамином тиамина 300 мг / день в разделенных дозах. Также при его симптомах была добавлена ​​таблетка рисперидона 2 мг / день. В течение четырех дней после поступления состояние пациента постепенно улучшалось, поведенческие симптомы отсутствовали.Галлюцинация лилипутов исчезла после второго дня госпитализации, а аутоскопическая галлюцинация сохранялась до пятого дня в стационаре. Тем не менее, он по-прежнему питал идеи преследования, но не боялся, как раньше. На консультации офтальмолога выявлена ​​пресбиопия. Мотивация в отношении воздержания и предотвращения рецидивов продолжалась во время пребывания в больнице. На шестой день потребление бензодиазепина снизилось на 25 процентов. Пациент был выписан на 8-й день госпитализации после достижения преморбидного состояния и был свободен от любых мыслей о преследовании.

    Через неделю наблюдения он чувствовал себя хорошо и не употреблял алкоголь. Доза лоразепама была дополнительно снижена и в конечном итоге прекращена. Был составлен план по уменьшению дозы рисперидона. Пациент чувствовал себя хорошо при втором наблюдении (через 2 недели первого наблюдения) с мотивацией на этапе принятия решения и без каких-либо поведенческих симптомов. Рисперидон был уменьшен до 1 мг и планировалось отменить при следующем посещении. Строгие занятия по повышению мотивации и профилактике рецидивов продолжались при каждом последующем наблюдении.

    3. Обсуждение

    В этом отчете задокументировано наличие аутоскопических галлюцинаций в состоянии отмены алкоголя, что является интересным открытием. В этом феномене индексный случай видел себя в течение примерно 3 секунд, имитируя себя в период рассвета и заката в ясном сознании вместе с другой психопатологией. Визуальные галлюцинации как один из психотических симптомов довольно часто встречаются при состояниях, связанных с алкоголем, таких как интоксикация, абстиненция, вызванное алкоголем психотическое расстройство и белая горячка; однако в таких случаях можно увидеть ползающих насекомых, животных и других людей.

    В этом отчете мы наблюдали аутоскопические галлюцинации, которые довольно редко встречаются в клинических условиях. Этот автоскопический феномен до конца не изучен. Предполагается, что неспособность интегрировать мультисенсорные сигналы в височно-теменном соединении, что приводит к нарушению пространственного единства между собой и телом, вызывает аутоскопию. Вклад зрительных и соматосенсорных сигналов самоопределения в значительной степени основан на клинических и экспериментальных данных, и мало что известно о роли вестибулярных сигналов.Экспериментальные данные позволяют предположить, что аутоскопическая галлюцинация связана с повреждением правой теменно-затылочной коры [1]. Индексный случай показывает, что между аутоскопическими галлюцинациями и алкогольной зависимостью может быть некоторая причинно-следственная связь. Редкость может быть объяснена неадекватным исследованием пациентов с синдромом алкогольной зависимости в отношении феномена аутоскопии и повышенным вниманием к неотложной помощи и профилактике рецидивов. Другой причиной может быть длительность явлений, которая носит временный характер, что затрудняет выбор и атрибуцию.

    В заключение этот случай подчеркивает необходимость тщательного наблюдения и изучения аутоскопического феномена в случаях синдрома алкогольной зависимости для лучшего понимания феномена и связи с синдромом зависимости.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что у них нет конфликта интересов.

    Авторские права

    Авторские права © 2017 Сулочана Джоши и др. Это статья в открытом доступе, распространяемая по лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

    Отчет о болезни и обзор литературы

    Асем Мехра 1 , Сандип Гровер 2 , Манодж Кумар 3

    1 Доцент кафедры психиатрии Института последипломного медицинского образования и научно-исследовательского института, Индия.

    2 Профессор кафедры психиатрии Института последипломного медицинского образования и научно-исследовательского института, Индия.

    3 Младший ординатор, отделение психиатрии, Институт последипломного медицинского образования и научно-исследовательский институт, Индия.

    Автор для переписки: Асем Мехра, доцент кафедры психиатрии больницы Неру, Кобальтовый блок, 3-й этаж, кафедра психиатрии PGIMER, Чандигарх, Индия.

    Дата поступления: 13.05.2019

    Дата публикации: 04 июля 2019 г.

    РЕФЕРАТ:

    Аутоскопическая галлюцинация — интересное явление в течение последних многих лет, но в клинических условиях о ней мало сообщалось.Это психическая визуальная галлюцинация, в которой человек испытал часть или все тело во внешнем пространстве. Сообщалось о различных органических состояниях, особенно у мужчин. Однако о первичных психических заболеваниях сообщалось редко. Здесь мы сообщаем о пациентке с аутоскопической галлюцинацией, вызванной шизофренией. Психиатр должен быть знаком с такой уникальной феноменологией.

    Ключевые слова: Автоскопический; Галлюцинации; Шизофрения.

    ВВЕДЕНИЕ

    Аутоскопическая галлюцинация — это самая редкая психопатология, о которой не сообщалось так много, как о других психопатологиях. Хотя это описывалось с древних времен, исследователи не уделяли этому особого внимания.

    Autoscopy — это слово, образованное от греческих слов «Autos» (сам) и «skopeo» (глядя на) [1]. Это визуальная галлюцинация, при которой индивидуальный опыт, все или часть собственного тела человека появляется во внешнем пространстве, если смотреть с его / ее физического тела [2].Об этом явлении сообщалось в связи с органической патологией, такой как менингит, судороги, объемные поражения, опухоли головного мозга, мигрень, делирий, посттравматические поражения головного мозга и т. Д. [1,3-7]. Сообщается о двух случаях аутоскопических галлюцинаций, связанных с алкоголем и наркотиками соответственно [8,9]. Сообщается о случае у молодого мужчины, который болел шизофренией и употреблял психоактивные вещества в анамнезе10. Все случаи зарегистрированы у мужчин. Аутоскопические галлюцинации никогда не наблюдаются у женщин, страдающих первичным психическим заболеванием без каких-либо сопутствующих физических заболеваний или употребления психоактивных веществ.

    В индексированном отчете о случае мы представляем здесь случай молодой женщины-шизофреника, которая за последние пять лет обратилась с редким феноменом аутоскопической галлюцинации.

    СПРАВОЧНИК

    27-летняя молодая одинокая женщина принадлежит к городской нуклеарной семье с более высоким социально-экономическим статусом, у которой за последние пять лет появились скрытые симптомы, характеризующиеся слуховыми галлюцинациями; голоса были обсуждающего и угрожающего типа. Помимо слышимости голосов, также присутствовали иллюзия преследования, заблуждение относительно ссылок, плохая самообслуживание и плохое социальное взаимодействие.Постепенно ее состояние ухудшилось, она перестала выходить из дома и продолжала бояться, не участвуя в домашних делах. По поводу этих симптомов был доставлен к различным целителям и местному землетрясению, но не получил помощи. За последние два с половиной года она начала плакать по 5-10 минут примерно 3-4 раза в день. Плача, она показывала свои фигуры на стену. Позже она рассказала, что «увидит себя, то есть почти ее фотокопию, т.е.е. «Двойник» перед ней на расстоянии 2-3 футов от ее тела. Она описывала своего двойника с похожими чертами лица, цветом и стилем волос, а на самом деле цветом лица «это был другой я». Она сказала бы, что ее двойник явится ей обнаженным; это было похоже на ее «зеркальное отражение» или «я». Она говорила, что придет мужчина и изнасилует «я». У нее была бы вина за то, что она не смогла спасти «я» от кого-то изнасилования. Поскольку ее «я» громко просило о помощи и плакало.Она отрицала, что испытывала какие-либо ощущения к своему первоначальному телу. Это могло произойти в любой момент. Она посещала разных психиатров, начала принимать антипсихотические препараты, но особого облегчения не получила. Комплаентность была не очень хорошей, ссылаясь на отсутствие улучшения при приеме лекарств.

    Помимо вышеперечисленных симптомов, у нее также было значительное снижение успеваемости, и она перестала ходить в институт. Она не посещала общественные собрания, не участвовала в фестивалях.

    Она была доставлена ​​в нашу поликлинику с диагнозом шизофрения.Не было замечательных семейных или психических заболеваний, сексуального насилия или детских эмоциональных травм. При обследовании психического статуса присутствовали страх, слуховые галлюцинации типа обсуждения и комментирования, мания преследования и нарушение суждения с плохой проницательностью. В анамнезе не было припадков, инсультов и т. Д. Она была в сознании, способствовала сотрудничеству и хорошо ориентировалась во времени, месте и человеке. По краткой экспертизе психического состояния — 30/30. Ее физическое и неврологическое обследование не было примечательным.Поле зрения не повреждено. Все стандартные обследования, такие как общий анализ крови, функция печени, функция почек, электролиты сыворотки крови, грудная клетка.

    Рентген (вид P / A) и ЭКГ, кальций, витамин B12, витамин D были в пределах нормы. Контрастная магнитно-резонансная томография (МРТ) головного мозга, электроэнцефалография (ЭЭГ) была в пределах нормы.

    Был поставлен диагноз шизофрении по МКБ-10 и начат прием таблеток рисперидона до 6 мг / день. За 5-6 месяцев ее состояние улучшилось примерно на 30-40%, а позже она перестала наблюдаться.

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Аутоскопические галлюцинации известны с давних времен. Поскольку это редкое явление, точное клиническое описание отсутствует. Это галлюцинаторный опыт восприятия части / образа собственного тела, проецируемого в реальное внешнее пространство как зеркальное отображение [11]. Больной обычно сохраняет понимание нереальности переживаний. У пациента с аутоскопической галлюцинацией образ себя не нравится человеку [12].Даже у Фрейда был личный опыт этого уникального явления, и он описал его в «Жутком». Фрейд подчеркивал, что страдание возникает из-за «сверхъестественного» эффекта видения себя во внешнем пространстве [13]. В 1953 году другой автор определил это как «бредовая диссоциация образа тела на зрительную сферу» [14]. Липпман [15] определил это как «галлюцинацию физической двойственности».

    Есть два других феномена, которые похожи на аутоскопическую галлюцинацию, то есть внетелесный опыт и геаутоскопия.Уникальный характер автоскопической галлюцинации, который отличает ее от других, заключается в том, что перспектива наблюдателя четко центрирована по телу, а визуальный образ собственного тела выглядит как зеркальное отражение [16,17]. Опыт «двойного» также наблюдается при других расстройствах, таких как синдром Капгра. Основной характерной чертой Капгра является бредовая убежденность пациента в том, что «двойник» в его окружении — это не его «настоящее я», а какой-то другой человек [18].

    Как описано во введении, аутоскопическая галлюцинация, по-видимому, связана с широким спектром употребления психоактивных веществ, а также с органической этиологией, но ни одна из них не может быть положительно приписана пациенту-индексу [6-9].Особенностью индексного случая является возникновение аутоскопической галлюцинации у больного шизофренией. Согласно нашим сведениям, отчет об индексном случае — это первый случай аутоскопической галлюцинации, зарегистрированный у пациентки с шизофренией. Наблюдаемая психопатология довольно редко встречается в клинических условиях. Текущая дискуссия также подчеркнула, что необходимо уделять больше времени и подробному опросу пациента с шизофренией, чтобы изучить такую ​​уникальную психопатологию.

    Конфликт интересов: Нет

    ССЫЛКИ

    1. Анзеллотти Ф., Онофрдж В., Маруотти В., Риккарди Л. и др. (2011). Аутоскопические явления: отчет о болезни и обзор литературы. Behav Brain Funct. 7 (1): 2.
    2. Dening TR и Berrios GE. (1994). Аутоскопические явления. Br J Psychiatry. 165 (6): 808-817.
    3. Бланке О. и Мор К. (2005). Вне тела, геаутоскопия и аутоскопические галлюцинации неврологического происхождения: последствия для нейрокогнитивных механизмов телесного осознания и самосознания.Brain Res Rev.50 (1): 184-199.
    4. Девинский О., Фельдманн Э., Берроуз К. и Бромфилд Э. (1989). Аутоскопические явления с судорогами. Arch Neurol. 46 (10): 1080-1088.
    5. Kolmel HW. (1985). Сложные зрительные галлюцинации в гемианоптическом поле. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 48 (1): 29-38.
    6. Occhionero M, Natale V, Martoni M и Tonetti L. (2012). Мысленный взгляд: случай внетелесных переживаний. J Clin Sleep Med. 8 (4): 445-446.
    7. Дьюхерст К. и Пирсон Дж.(1955). Визуальные галлюцинации самого себя при органической болезни. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 18 (1): 53-57.
    8. Джоши С., Тапа Б. и Шакья Р. (2017). Аутоскопическая галлюцинация при синдроме алкогольной зависимости: редкое или упущенное явление? Case Rep Psychiatry. 1-3.
    9. Айзенберг Д. и Модаи И. (1985). Аутоскопические и вызванные наркотиками расстройства восприятия. Психопатология. 18 (5-6): 237-240.
    10. Salama AEA. (1981). Аутоскопический феномен: отчет о болезни и обзор литературы.Может J Психиатрия. 26 (7): 475-476.
    11. Лукьянович Н. (1958). Аутоскопическое явление. AMA Arch Neurol Psychiatry. 80 (2): 199-200.
    12. Lehmann HE. (1980). Необычные психические расстройства; в Каплане, Фридмане, Садоке. Комплексная контрольная книга по психиатрии, 3-е изд. том 2 (Уильямс и Уилкинс, Балтимор, 1980).
    13. Lehmann HE. (1980). Необычные психические расстройства; в Каплане, Фридмане, Садоке. Комплексная контрольная книга по психиатрии, 3-е изд. т.2 (Уильямс и Уилкинс, Балтимор, 1980).
    14. Кричли М. (1953). Теменные доли. Лондон: Эдвард Арнольд и компания
    15. Lippman CW. (1953). Галлюцинации инвалидности при мигрени. J Nerv Ment Dis. 117 (4): 345-350.
    16. Brugger P, Regard M и Landis T. (1997). Иллюзорное дублирование собственного тела: феноменология и классификация аутоскопических явлений. Cogn Neuropsychiatry. 2 (1): 19-38.
    17. Брюггер П.(2002). Отражающие зеркала: перспектива при автоскопических явлениях. Cogn Neuropsychiatry. 7 (3): 179–194.
    18. Berson RJ. (1983). Синдром Капграса. Am J Psychiatry. 140 (8): 969-978.

    Чем объясняются внетелесные переживания или «видение» собственного двойника

    Более двух десятилетий назад Питер Бруггер, будучи аспирантом нейропсихологии в университетской клинике Цюриха в Швейцарии, приобрел репутацию человека, интересующегося научными объяснениями так называемых паранормальных явлений.Другой невролог, лечивший от приступов мужчину двадцати одного года, отправил пациента к Бруггеру. Молодой человек, который работал официантом и жил в кантоне Цюрих, однажды чуть не покончил с собой, когда оказался лицом к лицу со своим двойником.

    Инцидент произошел, когда молодой человек перестал принимать противосудорожные препараты. Однажды утром, вместо того, чтобы пойти на работу, он выпил много пива и остался в постели. Но это оказалась мучительная ложь.Он почувствовал головокружение, встал, обернулся и увидел себя все еще лежащим в постели. Он знал, что человек в постели был им, и не хотел вставать и, таким образом, опаздывал на работу. Разъяренный из-за лежащего на ногах я, мужчина кричал на него, тряс его и даже прыгал на него, но все безрезультатно. Еще больше усложняет ситуацию то, что его осознание того, что он находится в теле, переходило от одного тела к другому. Когда он лежал в постели в лежачем теле, он видел, как его дубликат наклоняется и трясет его.

    Именно тогда охватили страх и замешательство: кто он такой? Был ли он мужчиной, стоящим или лежащим в постели? Не выдержав, он выпрыгнул в окно.

    Когда я посетил Бруггера осенью 2011 года, он показал мне фотографию здания, из которого спрыгнул этот человек: ему очень повезло. Он выпрыгнул из окна четвертого этажа и приземлился на большой куст орешника, который прервал его падение. Но на самом деле он не хотел совершать самоубийство, сказал Бруггер. Он прыгнул, чтобы «найти соответствие между телом и собой». После лечения от травм, связанных с падением, молодой человек перенес операцию по удалению опухоли в левой височной доле, и приступы и странные переживания прекратились.

    ~~~

    Доппельгангеры — это предмет литературы: от «Уильяма Уилсона» Эдгара Аллана По, в котором Уильям, мучимый своим двойником, наносит ему удар, только чтобы понять, что он сам истекает кровью, до рассказа Ги де Мопассана. «Ле Хорла», в которой главный герой убивает своего двойника, но в конце сетует: «Нет … нет … конечно, нет … конечно, он не мертв … Итак — это я, это меня я должен убить! »выдуманных двойников предостаточно.

    В широком смысле такие галлюцинации классифицируются как аутоскопические явления (от «автоскопия»; по-гречески autos означает «я», а skopeo означает «глядя на»).Самая простая форма аутоскопического феномена включает в себя ощущение присутствия кого-то рядом с вами, не видя на самом деле двойника — ощущаемого присутствия. Олаф Бланке, невролог из Швейцарского федерального технологического института в Лозанне, Швейцария, сказал мне, что ощущаемое присутствие похоже на испытание фантома всего тела: если фантомная конечность — это постоянное ощущение ампутации конечности, то ощутимое присутствие тела — это его аналог всего тела.

    Т. С. Элиот увековечил такое экстракорпоральное присутствие в своем стихотворении «Пустошь»: «Кто третий, кто всегда ходит рядом с вами? / Когда я считаю, только мы с тобой вместе.

    Как оказалось, Элиот был вдохновлен рассказами антарктического исследователя Эрнеста Шеклтона, который записал в своих дневниках, что он и члены экспедиционной группы Фрэнк Уорсли и Том Крин на последнем этапе невообразимо опасного и трудного пути к поискам. помогая спасти других застрявших членов их трансантарктической экспедиции, начал ощущать присутствие четвертого человека. Шеклтон писал: «Я знаю, что во время этого долгого и мучительного перехода из тридцати шести часов по безымянным горам и ледникам Южной Георгии мне часто казалось, что нас четыре, а не три.Я ничего не сказал своим товарищам по этому поводу, но потом Уорсли сказал мне: «Босс, у меня было любопытное ощущение во время марша, что с нами был еще один человек». Крин признался в той же мысли. При попытке описать нематериальные вещи чувствуется «недостаток человеческих слов, грубость речи смертных», но описание наших путешествий было бы неполным без ссылки на предмет, очень близкий нашему сердцу ». Теперь мы знаем, что альпинисты, лишенные кислорода, нередко сообщают, что ощущают присутствие другого человека.

    Аутоскопические явления могут выходить за рамки просто ощущаемого присутствия. Существует эффект двойника, при котором человек может галлюцинировать, что он на самом деле видит другое «я» — визуального двойника. Часто галлюцинации очень эмоциональны, и чувство местоположения и идентичности человека переключается между реальным и иллюзорным телами, как это испытал 21-летний пациент Бруггера.

    Вероятно, наиболее широко испытанная и известная форма аутоскопических явлений — это внетелесный опыт (ВТО).Во время классического полномасштабного ВТО люди сообщают, что покидают свое физическое тело и видят его со стороны, скажем, с потолка, глядя на тело, лежащее в постели.

    ~~~

    Многие люди, у которых есть такой опыт, не хотят говорить об этом. ВТО дают человеку сильное чувство дуализма тела и ума: ваш центр осознания, который обычно закреплен в вашем теле, кажется, свободно от него.

    Ранее мы видели, что телесное «я» является основой нашего самосознания, а нарушения телесного «я» могут вызвать ИИР, шизофрению и, возможно, даже аутизм.Однако во всех этих случаях центр осознания остается привязанным к телу, каким бы нарушенным ни было его восприятие. ВТО вмешиваются в этот центр осознания, предполагая картезианскую двойственность. Но если вы внимательно изучите ВТО, окажется, что двойственность — это иллюзия, продукт мозга, который не может правильно интегрировать все сигналы от тела. Несмотря на свою яркость, ВТО — это галлюцинации, вызванные сбоями в работе механизмов мозга; Выяснение этих механизмов приближает нас к пониманию того, как мозг конструирует «я».

    ~~~

    Вернувшись в университетскую клинику Цюриха, Питер Бруггер храбро попытался вызвать во мне иллюзию выхода из тела. Мы бродили по коридорам больницы. На мне были очки виртуальной реальности. Бруггер шел примерно в трех футах позади меня, снимая меня с помощью веб-камеры ноутбука и передавая видео в очки, которые я носил. Итак, вместо того, чтобы видеть, куда я иду, я смотрел на себя сзади, идущего примерно в трех футах перед собой. Мы, должно быть, были зрелищем, когда проходили мимо любопытных интернов и медицинского персонала.Брюггер, похожий на рассеянного профессора в своем белом лабораторном халате и растрепанных седеющих волосах, держал в руках открытый ноутбук, а я шел впереди, слепой, если бы не то, что я видел в очках виртуальной реальности.

    Настройка не совсем работала. Нам следовало использовать хорошую видеокамеру, которой у нас не было в то время, и более длинные провода, чтобы Браггер мог быть подальше от меня. Но мне было странно ходить, глядя на себя сзади.

    В 1998 году, когда Бруггер впервые опробовал эксперимент, он носил такие очки целый день и заставил кого-то пройти около двенадцати футов позади него, снимая его на видеокамеру.Итак, если Бруггер собирал цветок или кладет письмо в почтовый ящик, он видел бы себя совершающим действие со стороны. «Это было чрезвычайно странно. Я потерял чувство того, где я на самом деле был », — сказал он мне. «Я был там, где я видел действие, а не там, где я действительно выполнял действие». У Бруггера была иллюзия выхода из тела: ощущение того, где он находится, сместилось на несколько футов, от пребывания в физическом теле к пребыванию в виртуальном теле.

    Но Брюггер никогда не проводил эксперимент в строгих лабораторных условиях и поэтому никогда не публиковал результаты, хотя об этом упоминалось в статье в Science .

    Он считает американского психолога Джорджа Малкольма Стрэттона (1865-1957) вдохновителем для этого эксперимента. Стрэттон большую часть своей карьеры проработал в Калифорнийском университете в Беркли. Он наиболее известен благодаря «возможно, самому известному эксперименту во всей экспериментальной психологии». Страттон изобрел устройство, которое позволяло ему видеть вверх ногами. Он ходил с этим устройством на правом глазу. Он затемнил левый глаз, потому что смотреть двумя глазами вверх ногами было крайне дезориентирующим образом.Три дня и в общей сложности 21,5 часа он ничего не делал, кроме как использовал это устройство. Когда он ложился спать, он закрыл глаза ремнями. В то время как основной мотивацией эксперимента было понимание визуального восприятия, Стрэттон испытал другие тонкие изменения в телесном восприятии. Например, если он протянул руку, чтобы прикоснуться к чему-то, потому что он видел все вверх ногами, рука войдет в поле зрения сверху, а не снизу. Вскоре «части моего тела … были замечены в другом положении.

    Страттон понял, что он что-то понял. В 1899 году он опубликовал еще одну статью, в которой описал более сумасшедший эксперимент, на этот раз с зеркалами.

    Он построил каркас, который прикрепил к своей талии и плечам. В раме стояло зеркало горизонтально над его головой. Он использовал рамку, чтобы расположить другое зеркало под углом в сорок пять градусов перед его глазами, чтобы оно отражало изображение из горизонтального зеркала над головой прямо в его глаза. В результате Стрэттон видел себя и пространство вокруг с точки зрения человека, смотрящего на его голову сверху.Он удостоверился, что никакой другой свет не попадал ему в глаза. И снова он ходил с этой штуковиной три дня, в общей сложности двадцать четыре часа, с завязанными глазами, когда он не экспериментировал и когда спал. Поступая так, он смог создать дисгармонию между взглядом и прикосновением: когда он протягивал руку, чтобы прикоснуться к чему-то, его руки чувствовали прикосновение, но его глаза говорили ему, что прикосновение было где-то совсем в другом месте. Теперь дело за мозгом — вернуть все в гармонию с интересными последствиями.

    Поскольку Страттон видел собственное тело сверху и ничего больше, ему приходилось уделять пристальное внимание этому визуальному образу, чтобы направлять свои действия и движения. К полудню на второй день он начал замечать, что отраженный образ иногда ощущался как его тело. Это чувство стало более настойчивым на третий день, особенно когда он шел легко и быстро, не прилагая особых усилий, чтобы различить, где он ощущал свое тело, и где он «знал» свое тело.«Из-за более вялой восприимчивости во время прогулки у меня было ощущение, что я мысленно нахожусь вне собственного тела», — писал он. Страттон вызвал в себе внетелесный опыт.

    Выдержка с разрешения Человек, которого там не было: истории с края самости , Анил Анантасвами, Penguin Random House India.

    Из-за ненормального единства тела и себя в пространстве и времени

    Аннотация

    В нормальных условиях человеческие субъекты ощущают себя в пределах физического тела и в пределах настоящего времени.Философы и физики бросили вызов этому объединенному переживанию себя в пространстве и времени. Пространственное единство между собой и телом также было поставлено под вопрос четко определенной группой переживаний, называемых «аутоскопическими явлениями» (AP), во время которых у субъектов создается впечатление, будто они видят второе собственное тело во внеличностном пространстве. Тем не менее, что касается трех основных форм AP — аутоскопической галлюцинации, геаутоскопии и внетелесного опыта — предыдущие исследования были сосредоточены на описании пространственного единства между собой и телом, в то же время игнорируя анализ временного единства личности и тела. тело.Здесь мы описываем несколько случаев AP с измененным восприятием возраста или времени для собственного тела или себя. В некоторых AP-случаях второе собственное тело считалось моложе или старше фактического тела субъекта. Мы показываем, что второе собственное тело переживается как «пришедшее из другого времени», хотя наблюдающее я переживается в настоящее время. Другие AP-субъекты сообщили о чувстве безвременья наблюдающего себя без какой-либо разницы в возрасте между фактическим и иллюзорным телом субъектов.Мы утверждаем, что эти различия в возрасте или времени предполагают, что временные переживания собственного тела и себя у этих субъектов изменяются. В совокупности эти данные предполагают, что AP может быть связано не только с аномальными ощущениями в отношении пространственного единства, но также и в отношении временного единства. Более того, мы обнаружили, что внетелесные переживания были связаны с ощущением безвременья и отсутствием возрастных различий между собой и телом, и что аутоскопические галлюцинации и геаутоскопия были связаны с возрастными различиями между собой и телом, но не с ощущением безвременья.Мы предполагаем, что внетелесные переживания характеризуются развоплощением не только в пространстве, но и во времени. Что касается аутоскопических галлюцинаций и геаутоскопии, наши результаты предполагают, что пространственное смещение между собой и телом (без развоплощения) сопровождается временным смещением тела в период, отличный от настоящего. Мы обсуждаем эти ненормальные переживания телесного «я» во времени и пространстве и предлагаем их потенциальные функциональные и анатомические механизмы.

    ПРАЙМ PubMed | Аутоскопическая галлюцинация при синдроме алкогольной зависимости: редкое или упущенное явление?

    Цитата

    Джоши, Сулочана и др.»Аутоскопическая галлюцинация при синдроме алкогольной зависимости: редкое или упущенное явление?» Отчеты о случаях в психиатрии, vol. 2017, 2017, стр. 2598973.

    Джоши С., Тапа Б., Шакья Р. Аутоскопические галлюцинации при синдроме алкогольной зависимости: редкое или упущенное явление? Представитель психиатрической больницы . 2017; 2017: 2598973.

    Джоши, С., Тапа, Б., и Шакья, Р. (2017). Аутоскопическая галлюцинация при синдроме алкогольной зависимости: редкое или упущенное явление? Отчеты о случаях в психиатрии , 2017 , 2598973.https://doi.org/10.1155/2017/2598973

    Джоши С., Тапа Б., Шакья Р. Аутоскопические галлюцинации при синдроме алкогольной зависимости: редкое или упущенное явление. Case Rep Psychiatry. 2017; 2017: 2598973. PubMed PMID: 28811950.

    TY — JOUR T1 — Аутоскопическая галлюцинация при синдроме алкогольной зависимости: редкое или упущенное явление? AU — Джоши, Сулочана, AU — Thapa, Binita, AU — Шакья, Раби, 1 год — 2017/07/24 / PY — 2017/04/19 / получено PY — 2017/06/27 / принято PY — 2017/8/17 / entrez PY — 2017/8/16 / pubmed PY — 2017/8/16 / medline SP — 2598973 EP — 2598973 JF — истории болезни в психиатрии JO — Представитель психиатрии ВЛ — 2017 N2 — Аутоскопический феномен, психическое иллюзорное дублирование самого себя, уже много лет вызывает интерес в литературе и науке.Сообщалось о различных заболеваниях центральной нервной системы, но механизм неизвестен. Галлюцинации — обычное проявление синдрома алкогольной зависимости во время алкогольного делирия и индуцированного расстройства. Однако в случаях алкогольной зависимости об аутоскопических галлюцинациях сообщалось редко. Мы представляем случай 40-летнего мужчины, который испытал аутоскопические галлюцинации во время абстинентного состояния алкоголя. Он успешно прошел курс детоксикации и антипсихотического лечения, и у него все хорошо.Этот случай подчеркивает необходимость серьезного подозрения и исследования аутоскопических галлюцинаций и аутоскопических явлений в целом в случаях синдрома алкогольной зависимости. СН — 2090-682Х UR — https://www.unboundmedicine.com/medline/citation/28811950/autoscopic_hallucination_in_alcohol_dependence_syndrome:_a_rare_or_missed_phenomenon L2 — https://doi.org/10.1155/2017/2598973 DB — PRIME DP — Unbound Medicine ER —

    Внезапные переживания | Доктор Клэр Джонас — That Thinking Feeling

    В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ: проблема не в том, что мозг не светится, потому что мы используем эту метафору, чтобы помочь людям понять, что мозг активен.Дело в том, что когда мы говорим «часть мозга», мы имеем в виду, возможно, миллиметр в кубе мозга, потому что это самый крупный масштаб, который мы можем увеличить с помощью современных технологий визуализации мозга. Звучит немного, но знаете ли вы, сколько клеток мозга можно уместить в миллиметровом кубе? Буквально миллионы, и я не имею в виду буквально в переносном смысле. Итак, если часть X мозга активна, когда мы думаем о Y, а также когда мы думаем о Z, это может означать, а может и не означать, что одни и те же клетки мозга активны, и мы должны интерпретировать любое исследование, в котором говорится об этом виде перекрытия. в мозговой деятельности с особой осторожностью.

    Другая проблема в том, что когда мы смотрим на изображения активности мозга, мы делаем очень много предположений. Давайте возьмем для примера фМРТ, поскольку она используется во многих исследованиях. Для неспециалиста фМРТ выглядит как картина происходящего мышления, но если мы интерпретируем ее таким образом, мы делаем три предположения, и мы не совсем уверены, что какое-либо из них верно:

    1. Аппарат фМРТ точно измеряет, сколько крови течет в разных частях мозга.
    2. Больше крови, притекающей к определенной части мозга, означает, что клетки мозга в этой части мозга активны.
    3. Главное: активность в этой части мозга связана с возникающими мыслями или отвечает за них, что кажется разумным предположением, пока вы не узнаете об этом исследовании мозговой активности мертвой рыбы.

    Если вы хотите узнать больше о проблемах предположения, что мы думаем с помощью нашего мозга, я настоятельно рекомендую книгу Out of Our Heads философа Альвы Ноэ.Пока вы ждете его прибытия, давайте вернемся к исследованиям того, что мозг и разум делают во время телесных переживаний, не забывая относиться к этим исследованиям изображений мозга с очень большой долей скепсиса.

    Отражение опасного для жизни состояния

    Когда 47-летняя женщина с хорошо контролируемой шизофренией посетила Клинику исследования запаха и вкуса в Чикаго, штат Иллинойс, Джастин Вирк, доктор медицины, не подозревал, что ему предстоит столкнуться с одним из самых необычных случаев в своей карьере.

    Пациентка сказала Вирку, что каждый раз, когда она смотрела в зеркало, ее образ двигался и говорил независимо от нее. Отражение отдавало команды, рассказывая пациентке, что надеть и как укладывать волосы.

    Кроме того, она испытала сильную паранойю во время вождения, особенно когда она смотрела в зеркало заднего вида. Эта паранойя, сказал Вирк Medscape Medical News , вызвала у его пациентки серьезные страдания, и в конечном итоге она стала недееспособной.

    Первоначально Вирк и его наставник Алан Хирш, доктор медицины, заподозрили синдром Фреголи, состояние, при котором пациенты испытывают галлюцинации непосредственно перед ними. Однако аутоскопическая галлюцинация, которая проявляется только в зеркале, «никогда раньше не описывалась», — сказал Вирк.

    Контекстно-зависимые галлюцинации пациента предполагали дисфункциональную зрительную сеть для визуального восприятия или распознавания. Вирк и Хирш предположили, что у нее может быть неврологическое заболевание, затрагивающее теменные или затылочные доли.

    Они провели полное неврологическое обследование, а также нейровизуализацию — оба из них дали отклонения от нормы.

    «Её мини-экзамен по психическому состоянию был пограничным. Она не могла вспомнить четыре из четырех предметов без подкрепления и могла вспомнить только два из четырех с подкреплением», — сказал Вирк.

    Ее острота зрения без очков была 20/40 на оба глаза, у нее был двусторонний птоз обоих глаз, а ее рефлексы снизились с +2 в верхних и нижних конечностях до 0 всего за несколько недель, добавил он.

    Анализ крови выявил отклонения от нормы, включая низкий уровень хлоридов и высокий уровень белка, а также эритроциты с низким содержанием фолиевой кислоты. Результаты анализа мочи также были ненормальными. С помощью нейровизуализации врачи обнаружили глиобластому IV стадии.

    Интересно, что опухоль была в лобной доле мозга, а не в затылочной или теменной областях, что могло бы объяснить галлюцинации.

    «Если бы это было в этих регионах, мы бы легко могли понять галлюцинации, потому что они повлияли бы на зрительные пути», — сказал Вирк.

    Затем врачи подумали, что, поскольку опухоль находится во фронтальной области, она может вызывать вторичную дисфункцию в других частях мозга — механизм, известный как диашизис.

    «Наша теория заключалась в том, что, поскольку опухоль находится где-то в другом месте мозга, возможно, она вызывает вторичную дисфункцию в других частях мозга», — сказал Вирк.

    Поскольку этот случай был настолько редким и для них было так мало доступной литературы, клиницисты попытались скорректировать лечение пациента антипсихотическим препаратом, но это не помогло.

    «Хотя мы, конечно, направили ее к онкологу, мы также внесли эти коррективы и наблюдали за ней на предмет улучшения или ухудшения. Мы не видели ни того, ни другого. Мы также задавались вопросом, следует ли нам давать ей противосудорожное лекарство, потому что у нее было объемное образование в Это была еще одна серьезная проблема, но, поскольку у нас было так мало дел, мы придерживались того, что знали, вместо того, чтобы экспериментировать с пациентом », — сказал он.

    Нейрохирург пациента определил, что опухоль неоперабельна, и рекомендовал химиотерапию.Однако, несмотря на лечение, злокачественная опухоль осталась, а аутоскопические галлюцинации продолжались.

    «Прогноз плохой, учитывая природу этого злокачественного новообразования, и мы продолжаем лечение нейролептиками, а также химиотерапию от рака», — сказал Вирк.

    Вирк отмечает, что это был один из самых необычных случаев синдрома бредовой неверной идентификации, с которыми когда-либо сталкивались он и Хирш.

    «У нас мало информации об этих синдромах», — сказал он, добавив, что, по его мнению, они встречаются чаще, чем предполагает база данных.Вирк подозревает, что многие пациенты не раскрывают эти синдромы своим врачам, что подчеркивает важность построения прочных взаимоотношений между врачом и пациентом.

    «Если бы у нас было больше людей, чтобы исследовать и писать о таких случаях, это определенно предоставило бы нам больше вариантов лечения, потому что сейчас мы ограничены антипсихотическими препаратами, что является для нас огромной проблемой», — сказал он.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.