Аргументации: Аргументация – Гуманитарный портал

Аргументация в переговорах: 19 популярных ошибок

Мы публикуем отрывок из книги «РБК Pro: практикум руководителя. Как поддержать настрой в команде и не перегореть самому». Она посвящена личному развитию топ-менеджеров, гибким навыкам и лидерским качествам

Авторы:

  • Иван Маурах, ведущий бизнес-тренер, коуч компании Business Relations;
  • Владимир Герасичев, основатель международной компании Business Relations;
  • Арсен Рябуха, ведущий бизнес-тренер, коуч компании Business Relations.

Ранее мы публиковали главу из этой книги о том, как осознанность и критическое мышление помогают в управлении бизнесом.

Фото: РБК

Давайте на примерах из жизни разберем 19 основных ошибок в аргументации. Вы сможете применить эти знания, переложив на собственный опыт и на то, как обычно выстраивается коммуникация с сотрудниками.

Мы часто сопротивляемся точкам зрения других людей, в частности из-за того, что они используют аргументы низкого качества. Напомню, что аргумент — это рассуждение, факт или пример, направленный на доказательство или оправдание какого-либо утверждения. Есть два основных вида аргументов: риторический и философский. Риторический аргумент используют, чтобы убедить (или переубедить) собеседника, а философский — чтобы раскрыть мысль. Риторический аргумент обращается к эмоциям, тогда как философский опирается на логику и остается в силе даже в отрыве от личности говорящего, например, если его записать.

Для того чтобы оценить высказывание оппонента, нужно проверить его на соответствие пяти критериям:

  1. Ясность аргумента.
  2. Существование аргумента.
  3. Уместность аргумента (его отношение к делу).
  4. Оценка аргумента по критерию силы — слабости.
  5. Оценка аргумента по критерию единственности — множественности.

Аргументация должна содержать какую-либо точку зрения, углублять и прояснять ее. Аргумент может представлять собой факт («потому что Земля круглая») или логическую последовательность («если А, то В»). Он может иметь субъективную или объективную форму, то есть объяснять личный выбор или претендовать на определение реальности.

Аргументы бывают разных типов: моральные, практические, психологические, интеллектуальные, логические, фактические и т.д. Рассмотрим несколько примеров.

Вопрос:

— Должен ли ты помогать слабым?

Аргумент, основанный на морали:

— Да, потому что это нравственно — заботиться о благополучии общества.

Практический аргумент:

— Нет, мне придется тратить время, вместо того чтобы заниматься своими делами.

Психологический аргумент:

— Нет, так как у меня совсем нет желания.

Интеллектуальный аргумент:

— Да, так как мой приоритет — исследования нуждающихся и анализ ситуации в стране.

Логический аргумент:

— Нет, потому что это действие лишено смысла, всем все равно не поможешь.

Аргумент, основанный на фактах:

— Нет, потому что чем больше я подаю милостыню, тем больше становится попрошаек.

Предлагаю вам разобрать 19 самых распространенных ошибок в аргументации. Зная их, вы сможете легко отличить доказательный аргумент от бездоказательного.

1. Отсутствие аргумента

Утверждение заключает в себе повторение понятий, содержащихся в вопросе или же их переформулировку.

Пример:

— Должен ли я помогать человеку, который не хочет этого?

— Нет, потому что я не помогаю людям, которые не хотят моей помощи.

2. Аргумент, не относящийся к делу

Это аргумент, в котором заложены смыслы, не относящиеся к предложенному утверждению. Нет связи между аргументом и той идеей, которую он собирается поддерживать.

Пример:

— Можем ли мы расширить территорию завода?

— Нет, этого делать нельзя, так как за последнее время число детей-аллергиков катастрофически возросло.

Несколько типов аргументов, не относящихся к проблеме:

3. Эмоциональный аргумент

— Я не могу надеть это платье! Я ношу его все время!

— У тебя полный гардероб вещей!

Тот факт, что гардероб полон, никак не относится к проблеме — говорящая не хочет надевать именно это платье.

4. Аргумент: око за око, зуб за зуб

— Выходи из ванной комнаты! Мне нужно собираться на работу! Я опоздаю!

— Ты проводишь там все свое время, когда наряжаешься!

Тот факт, что человек делает что-то не так (застрял в ванной и собирается), не оправдывает ошибку другого человека (опоздание).

5. Аргумент обратной причинности

— Почему ты ударил своего брата?

— Потому что после он меня тоже ударил.

Непредвиденное последствие действия не может оправдывать это действие, за исключением тех моментов, когда последствие заранее известно.

6. Недифференцированный аргумент

Это аргумент, который можно использовать как для оправдания выбора варианта А, так и для оправдания выбора варианта Б.

— Можно ли обманывать руководителя?

— Нет, мы же люди! И работаем вместе.

С таким же успехом ответ на вопрос может быть: «Да, мы же люди!» То есть аргумент «Мы же люди» одинаково подходит для ответа как «да» так и «нет».

7. Неполный аргумент

Этот тип аргумента подходит в качестве доказательства, но требует дополнительного уточнения. Конец аргумента подразумевается.

— Обязан ли человек говорить правду, если тот, с кем он говорит, болен?

— Нет, так как это может его ранить и причинить ему боль.

Утверждение содержит аргумент, но остается слишком общим. Следует, например, добавить, что человек ослаблен или же более чувствителен из-за болезни.

— Является ли то, что это написано в книгах, достаточным основанием для того, чтобы чему-то верить?

— Да, если это написано в научных книгах.

Для того чтобы аргумент был завершенным, необходимо объяснить, почему «научное» — это более надежное. Например, потому что это доказано опытами.

8. Противоречивый аргумент

Это аргумент, элементы которого вступают друг с другом в противоречие. Некоторые элементы поддерживают первоначальное предположение, другие, наоборот, его опровергают. Наиболее часто встречающаяся форма противоречивого аргумента — это классическое «да, но…». Нет ничего, что поддерживает «да», в то время как аргумент, следующий за «но», опровергает первоначальный положительный ответ.

— Нужно ли отстаивать свободу мнения?

— У каждого есть право думать то, что он хочет. Но существуют страны, где тебя могут посадить в тюрьму, если твои мысли противоположны тому, чего хочет правительство.

Автор не аргументирует свой первоначальный ответ, а показывает, что эта идея не всегда применима. Он использует факт как контраргумент к своему собственному предположению, чем ничего не доказывает и вызывает смятение.

9. Изменение смысла

Аргумент, содержание которого расходится с первоначальным предположением. Непрямая связь или же слишком большое расхождение делают этот аргумент неадекватным.

— Обязан ли человек говорить правду, когда он голоден?

— Да, так как в голоде нет ничего постыдного. Утверждение отвечает на вопрос: «Может ли человек сказать правду, когда он голоден?», а не на вопрос: «Обязан ли человек говорить правду, когда он голоден?» Следовательно, проблема не решена.

10. Ложный аргумент

Это, как правило, нагромождение слов, иногда имеющих фактическую или риторическую ценность, а иногда — нет. Например, учительница говорит, что не следует перебивать других, но сама часто перебивает учеников. Есть ли у нее больше прав перебивать, чем у нас?

— Нет, так как ученики должны поднимать руку, чтобы говорить.

Тот факт, что ученики должны поднимать руку, совершенно не доказывает то, что у учителя есть право или нет права перебивать. Отсутствие легитимности ничего не доказывает.

11. Тавтология

Предположение, которое пытается оправдать ответ или идею, повторяя их точь-в-точь или с использованием других слов.

— Нужно ли всегда быть вежливым?

— Да, это вопрос вежливости.

Нельзя оправдывать обязательство всегда быть вежливым вежливостью — это переформулировка первоначального ответа «да» с использованием элементов вопроса.

— Остаешься ли ты самим собой, если меняешь культуру?

— Да, так как смена культуры ничего не меняет в тебе самом.

Вопрос переформулирован в законченное предложение, но никакого аргумента не приведено.

12. Отвержение проблемы

Ответ или аргумент не поддерживает проблему, а открыто или скрыто выражает несогласие с проблемой.

— Остаешься ли ты самим собой, если меняешь работу?

— Нет, так как у меня ее нет.

Отвержение гипотетического вопроса с приведением личного примера. В данном случае аргумент отклоняется от темы.

13. Вопросительный аргумент

Вопросительный аргумент обычно используется с целью отсылки проблемы к автору первоначального высказывания. Такой аргумент в лучшем случае слишком расплывчатый, а в худшем — вообще неуместный.

— Должен ли я помогать человеку, который не помогает другим?

— Нет, так как зачем я должен беспокоиться о помощи эгоисту? В вопросе косвенным образом высказано утверждение, показан очевидный ответ.

14. Аргумент относительности

Использование относительных выражений «это зависит от», «необязательно», «не совсем» и т. д. без наличия какой-либо другой информации, которая позволила бы прояснить и понять причины и следствия этого релятивизма. Подобные неопределенные понятия периодически неадекватно используются в качестве ответа или аргумента. Часто употребляются для того, чтобы не отвечать на вопрос.

— Обязан ли человек сказать правду после того, как он солгал?

— Нет, все зависит от причины лжи.

Можно понять, что обязанность говорить правду или лгать зависит от причины лжи. Но, для того чтобы придать смысл этой относительности, необходимо объяснить, какие мотивы или примеры обяжут нас говорить или не говорить правду.

15. Аргумент убеждения

Предложение, которое говорит о субъективном состоянии, не предлагая никакого доказательства. Обычно это выражение уверенности или сомнения. Этот тип аргументации больше относится к риторике, так как он направлен на убеждение другого.

— Кто забрал мою ручку?

— Это Андрей, я уверен, что это он.

В данном случае говорящий пытается оправдать утверждение с помощью убеждения. Этот тип аргумента обычно начинается со слов: «Я считаю, что…», «Я клянусь, что…», «Я уверяю тебя, что…», «Я уверен, что…». Или сопровождается объективными выражениями: «Определенно, что…» «Это точно, что…». В таких аргументах можно встретить наречия убеждения: честно, откровенно говоря, на самом деле, правда. Все эти понятия имеют риторическую ценность, не приводят никакого доказательства.

16. Нелогичный аргумент

Конструкция такого аргумента нарушает элементарные законы логики. Например: инверсия причины и следствия, незаконная дедукция, плохо построенные силлогизмы (логическое умозаключение, в котором из двух данных суждений получается третье, вывод) и т. д. Эти логические ошибки могут находиться внутри аргумента или же в отношении аргумента и высказывания, которое он поддерживает.

Типы нелогичных аргументов:

  • противоположный аргумент;
  • нерациональный аргумент;
  • логическая инверсия;
  • защитная реакция.

— Откуда ты знаешь, что Саша дома?

— Потому что он не в школе.

То, что Саши нет в школе, необязательно подразумевает, что он дома. Он может находиться в другом месте.

17. Ложное основание

Утверждение рассматривается как бесспорный общий принцип, который считается очевидным. Использование такого аргумента говорит о предубеждении или же отсутствии рефлексии.

— Должен ли ты слушаться своих родителей?

— Да, так как это разумнее.

Мы не знаем, что здесь означает это «разумнее». Утверждение кажется «рациональным», но ничего не говорит.

18. Слабый аргумент

Утверждение имеет форму и ценность аргумента. Однако оно менее содержательное, чем утверждение, которое защищает. Слабость аргумента может повлечь за собой проблему пропорции или вероятности, злоупотребления обстоятельствами. У слабого аргумента есть тенденция не доходить до сути вещей.

Типы слабых аргументов:

  • аргумент, основывающийся на прошлом;
  • свободная гипотеза;
  • обобщение;
  • аргумент привычки;
  • алиби обстоятельств;
  • алиби с использованием другого;
  • преувеличенный аргумент;
  • минималистический аргумент;
  • авторитарный аргумент;
  • алиби количества;
  • злоупотребление оправданием;
  • суеверный аргумент.

— Человек — хороший?

— Да, члены моей семьи помогают друг другу.

Нельзя делать вывод обо всех людях на основании того, как ведут себя несколько членов семьи. Это может быть названо неправомерным обобщением.

19. Запутанный аргумент

— Допустимо ли говорить неправду, чтобы чего-то добиться?

— Это трусость. Это может быть правильно, так как намерение хорошее.

Трусость имеет негативное значение, и мы не можем использовать этот концепт для доказательства законности. Следующая фраза утверждает, что «намерение хорошее», но не говорит, в чем его «позитивность». Мы имеем здесь две незавершенные идеи, которые противоречат друг другу.

Как тренировать критическое мышление и принимать осознанные решения?

Проще начинать тренировку осознанности с исследования и усиления аргументации. Аргументы легче формализовать, фиксировать и анализировать, чем другие процессы мышления. Это можно практиковать в одиночку или с кем-то. Договоритесь предлагать разные вопросы, давать ответы и упражняться в поисках сильных аргументов. Рекомендую все фиксировать на бумаге, не делайте это на слух. Без особого навыка «буфер памяти» все равно не удержит долго информацию. Записывайте вопрос, ответ и аргументы. А затем, чтобы избежать привычного «перехода на личности», вы можете представить, что аргументы не ваши, и беспристрастно оценить их.

Например:

— Это не я писал. Наша читательница прислала нам такой ответ. Какие мы можем найти здесь слабые места?

И по такому принципу исследуйте аргумент с точки зрения «сильный — слабый». Затем подключайте процесс интерпретации:

— А значит ли это? Потом уже категоризацию, далее концептуализацию:

— Есть ли здесь смешение понятий? Есть ли четкое разделение? В чем суть? Что является основной идеей? Далее проблематизацию: — В чем проблема?

И затем:

— Что мы будем с этим делать? Как мы сможем это решить?

Часто мы можем заметить, что решение проблем после такого процесса отличается, и порой значительно, от решений, которые мы принимали неосознанно, «на автомате».

Следующее упражнение для развития навыка критического мышления — из любого художественного произведения возьмите абзац, прочитайте его и задайтесь вопросом, что является основным концептом? Выпишите его. Если вы будете делать это в группах, что всегда более эффективно, то попросите нескольких участников взять этот же абзац и предложить свою гипотезу об основном концепте. Обсудите это друг с другом и посмотрите, как вы воспринимаете аргументацию другого человека и свою собственную. В начале практики лучше прибегать к помощи внешнего наблюдателя. Когда этот навык разовьется, вы сможете это делать самостоятельно.

КОММУНИКАТИВНЫЙ МЕТОД В ИССЛЕДОВАНИИ АРГУМЕНТАЦИИ

КОММУНИКАТИВНЫЙ МЕТОД

В ИССЛЕДОВАНИИ АРГУМЕНТАЦИИ

Л.Г.Васильев

         

        Проблема построения системы, понимающей  аргументацию в научном тексте может решаться по разному в зависимости от когнитивной картины мира и специальных знаний реципиента, временных параметров, жанра текста,  цели понимания.    Можно обрисовать подход к пониманию, который учитывает не только стратегическую организацию с установлением “основной идеи” текста, но делает акцент на выявлении его локальной когерентности, что дает возможность определить обоснованность аргументации. Предлагаемый подход основан на так называемом коммуникативном методе, и теоретическое его обоснование может лечь в основу построения машинных алгоритмов для выявления и прогнозирования стандартных структур аргументов, а  также отклонений от этих стандартов и степени таких отклонений.

         Аргументативные тексты рассматриваются при коммуникативном подходе в их монологической письменной разновидности.   В рамках этого подхода аргументация  трактуется как дисциплина, сопоставимая с аристотелевским пониманием логики и диалектики. Логика коррелирует с коммуникативным, а диалектика – с интерактивным методом аргументирования. При этом интерактивный метод широко используется в анализе обыденной аргументации. Коммуникативный же метод применим для анализа аргументативного письменного текста как особого типа дискурса. Аргументативная ситуация при коммуникативном подходе исключает обращение к ролям коммуникантов и предусматривает иные, чем при интерактивном, условия осуществления аргументации.   В коммуникативном аргументировании условия удачи соотносятся в основном с законами правильности и логичности построения сообщения и с прогностическими процедурами понимания аргументов в условиях отсутствия обратной связи. Примечательно, что даже в концепциях, предусматривающих диалоговое аргументирование, законы рассуждения, ориентированные на логику,  рассматриваются безотносительно к условиям обмена репликами между  участниками  аргументации.

         Коммуникативный подход остается единственным методом, отвечающим исследованию монологических текстов в условиях непрямого отсроченного (в смысле времени восприятия сообщения по сравнению с его созданием) общения. Так, согласно концепции функционального рационализма (Rowland 1987),   форма и структура аргумента определяются его функцией. Например, стандарты оценки, высокая степень формальности в юриспруденции считаются необходимыми для установления справедливости и равновесия индивида и обществе. В науке же, цель которой – установление научной истины, нормой являются неформальные процедуры и математически точные стандарты оценок. Основные эпистемические функции аргумента – это доказывание и порождение нового знания. При доказывании следует различать новое для себя и новое для аудитории. Новое для себя в этой процедуре занимает сравнительно незначительное место, у аудитории же доказывание порождает новое знание. В связи с этим разделение аргументов на субстанциальный и процессуальный (коммуникативный и интерактивный, в нашей терминологии) следует проводить с учетом эпистемологического приоритета первого: «мы перестаем аргументировать, как только исчерпываются наши ресурсы для аргумента как продукта» (Rowland1987: 148). Аргумент в этом подходе оценивается с точки зрения его рациональности и является поэтому ингерентно нормативным. Аргумент может быть не-дискурсным и невербальным, но в таких случаях он функционирует как аргумент только после трансляции его в знаковую систему, такую, как естественный язык Из этого следует, что семиозис аргумента как знака примарен по отношению к интеракции как обмену результатами семиозисов. 

         Определяющим моментом аргументации при коммуникативном методе будет рассуждение.      Проблема типов логического рассуждения ставится здесь в связи с необходимостью определения, какой из них и в какой модификации предпочтительнее использовать для анализа теоретического гуманитарного текста,  от которого нельзя требовать формально-логической организации. С другой стороны, поскольку такой текст представляет собой изложение рассуждения, он должен отвечать требованиям логической строгости.  Принимая во внимание семиологическую природу текста, необходимо к ней адаптировать логическую систему  для анализа-понимания текста. Такая система должна быть интенсиональной, потому что теоретический текст интенсионален. Иными словами, если перед нами система анализа рассуждения, удовлетворительная во всех отношениях за исключением интенсиональности, ее следует расширить так, чтобы она могла учитывать (а) особенности не только  тектоники, но и содержания рассуждения,  (б) особенности языковой формы аргументов с точки зрения того, насколько точно и эффективно эта форма выражает значение как трансляционную (языковую) составляющую, связывающую мыслительную и манифестационную стороны рассуждения, языковые план содержания и план выражения, соответственно (см.: Васильев 1991).

        Пригодная  для названных целей неформально-логическая  система  должна учитывать, что текст  организован в соответствии с некоторой схемой рассуждения, которая составляет тактико-стратегический аспект аргументации.   Для установления степени локальной когерентности тезиса и посылок должно использовать тактическую систему. В соответствии с этим, в зависимости от признака «единица :: элемент» (см.: Васильев 1992) метод анализа аргументации в тексте разделяется на два подтипа.

        В первом – тактико-стратегическом – исследуются аргументативные единицы без выхода во внутриуровневую сферу аргумента; единица в этом случае понимается как совокупность элементов (слов, словосочетаний, предложений, сверхфразовых единств), выполняющая определенную аргументативную функцию – защищаемого положения, посылки и т.п. Здесь применима неформальная пропозициональная система анализа рассуждения в варианте аргументативно-функциональной модели С.Тулмина (Toulmin 1958).  Эта модель заимствуется не впрямую, ибо имеет ряд недостатков. В докладе обрисовываются параметры применения этой модели к научно-гуманитарному тексту: ограничение базисным типом и прескриптивность Принципа Великодушия при идентификации элементов аргумента.

        Во втором – внутриаргументном – подтипе изучаются аргументы с точки зрения их внутриуровневой семантики и тектоники, т.е. исследуются взаимоотношения между элементами базисной аргументативной единицы. 

В качестве метода анализа когерентности научных аргументов может использоваться субъектно-предикатная система, ибо актантное и предикатное наполнение таких аргументов (в отличие от повседневных) относительно однообразно. Эта система –  семантико-синтаксическая силлогистика, учитывающая:  языковые трансформации и  задания однозначной морфолого-синтаксической формы субъекта суждения;   пределы варьирования морфологической формы предиката;  типы референциальной семантики субъекта и предиката суждений и некоторые иные параметры, излагаемые в докладе.

 

 

          

       Васильев Л.Г. Текст и его понимание. Тверь, 1991.

       Васильев Л.Г. Аспекты аргументации: Материалы по общему языкознанию. Тверь, 1992.

       Rowland R. On Defining Argument //  Philosophy and Rhetoric. 1987. Vol. 20. No. 3. P. 140–159.

       Toulmin  S. The Uses of Argument. London, 1958.

 

 

Убеждай и побеждай: действенные технологии аргументации

Программа состоит из трёх последовательных мастер-классов:


СТРУКТУРА 
УБЕЖДАЮЩЕЙ РЕЧИ

1 мастер-класс: 3 часа

ПРОГРАММА:

  • Технология «Линия аргументации».
  • Визуализация убеждающей речи.
  • Количественный принцип убеждения.
  • Феномен краткосрочной памяти.
  • Принципы демаркации.
  • Композиционные основы убеждающей речи.
  • Причинно-следственная связь.

РЕЗУЛЬТАТ:

Структура вашей убеждающей речи идеальна, а речь — понятна, последовательна и членораздельна.


РАЦИОНАЛЬНЫЕ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ АРГУМЕНТЫ

2 мастер-класс: 3 часа

ПРОГРАММА:

  • Природа рационального 
и эмоционального.
  • Структура рационального аргумента.
  • Теоретическая и практическая аргументация, дедукция и индукция.
  • Структура эмоционального аргумента.
  • Феномен эмоционального воздействия.
  • Принцип последовательности аргументов в линии аргументации.

РЕЗУЛЬТАТ:

Ваши аргументы звучат убедительно: вы используете всю палитру средств, апеллируя 
к логике, здравому смыслу, чувствам и эмоциям.


ФИЛОСОФИЯ
 УБЕЖДЕНИЯ

3 мастер-класс: 3 часа

ПРОГРАММА:

  • Философия как главный секрет убеждения.
  • Ценностный уровень человека.
  • Что нас убеждает на самом деле?
  • Математический принцип философии убеждения.
  • Триада философии убеждения.
  • Два подхода к генерации аргументов.

РЕЗУЛЬТАТ:

Ваши аргументы бьют точно в цель, поскольку они не только понятны, но 
и важны аудитории/оппоненту.


Межмодульная практика

После каждого мастер-класса участники получают ссылку на подключение к чат-боту 
по аргументации, который содержит вопросы в формате теста по теории и практические кейсы.

Разнообразие вопросов и заданий в чат-боте позволяет закрепить навыки и знания, полученные на мастер-классах.

По итогам марафона заказчик получает развёрнутый отчёт о результатах выполнения практических заданий, степени усвоения материала участниками, прогрессе 
в изучении темы.


Чат-боты по аргументации в Telegram

Это интерактивное тестирование с элементом обучения.

Количество участников: до 30/не ограничено

Зачем вузам нужен курс по аргументации

Российская система образования имеет довольно слабую традицию курсов, которые развивали бы компетенции критического мышления и аргументативного письма. В отечественной образовательной практике дисциплина, которая отвечает за развитие логического мышления, — это логика. Ее часто преподают в вузах не только на философских, но и на других факультетах. Однако пример этой дисциплины как раз показывает, что мы не совсем понимаем, каких именно компетенций от нее ждем. И если спросить обычного преподавателя по логике, в чем он видит смысл своей дисциплины, он скажет, что самое важное — научить людей логически мыслить. Но как это сделать?

Для того чтобы чему-то научиться, надо выполнять определенные задания. Делая упражнения, мы шлифуем определенные навыки, или, другими словами, приобретаем компетенции. В западной традиции курсов по критическому мышлению, — что еще называется неформальной логикой, — разработан целый спектр упражнений, благодаря которым студент действительно учится аргументированно мыслить и писать.

Одним из основных понятий практически любого такого курса является понятие «аргумент». Причем обозначать оно может не только довод в пользу того или иного утверждения, но и умозаключение по схеме: посылка — следствие.

Реклама на Forbes

Аргументы бывают «хорошие» и «плохие».

Представьте, например, к вам подходит в темном переулке грабитель и говорит: «Если вы не отдадите кошелек, я вас буду бить», а потом показывает дубинку. Преступник в данном случае выступает как человек, у которого нет проблем с логикой. «Если вы не отдадите кошелек, то я вас ударю» — это условное суждение, у которого имеется и основание/посылка, и следствие. А дальше он показывает свой довод, то есть возможность удара. Вы, соответственно, все понимаете, и каким-то образом реагируете. Это пример хорошего аргумента: вам ясна связь между посылкой и следствием.

А вот пример «плохого» аргумента: «Сейчас тяжелые времена, поэтому нам нужно повысить налоги». Как «тяжелые времена» связаны с «повышением налогов» — не очень понятно. Такого рода «аргументы» мы очень часто слышим по телевидению. На самом деле, это не аргументы, а «объяснения». Большая часть социальных и гуманитарных наук построено как раз на том, чтобы что-то объяснить.

Теория же аргументации ставит другую задачу — обосновать.

Все аргументы делятся на дедуктивные и индуктивные. Большинство скажет: «Дедуктивный аргумент — это когда мы делаем вывод от общего к частному, а индуктивный — от частного к общему». Однако современная неформальная логика дает нам несколько другое определение. Например, я скажу, что все лебеди, которых я видел до сегодняшнего момента, белые. Вы меня спросите, какого цвета лебедь находится за моей спиной, и я отвечу: «Наверное, белый».

Является ли это дедуктивным или индуктивным аргументом? С одной стороны, я сформулировал посылку из общего утверждения, сказал о том, что все лебеди, которых я видел, были белыми, и дальше сделал заключение по частному факту, относительно какого-то лебедя за моей спиной. Но на самом деле это индуктивное умозаключение, потому что я говорил о том, что видел одного лебедя, другого, третьего, четвертого, и все они оказались белыми. В связи с этим я могу с большой вероятностью говорить о том, что лебедь за моей спиной белый. Критерий вероятности является для нас одним из сигналов, что перед нами индуктивный аргумент.

Интересно, как много внимания уделяется навыкам аргументации в международном бизнес-образовании. Например, единый для большинства англоязычных бизнес-школ вступительный экзамен — GMAT (Graduate Management Admissions Test) — где-то наполовину стоит из заданий на способность абитуриента находить, оценивать и формулировать аргументы.

Вот один из примеров текстовой части этих экзаменов. Дается ситуация: Джон обладает двадцатилетним опытом работы на печатной машинке. Вы как раз ищете эффективного наборщика текста, чтобы ввести свои данные в новую систему. Джон вам походит, и вы берете его на работу. Задание состоит в том, что вам предлагается выбрать одно из пяти суждений, при котором ваше решение является наиболее обоснованным. Приведу все варианты:

А. Уровень квалификации Джона лучше, чем у других претендентов.

B. Способ набора текста в новой системе идентичен тому, который до этого использовал Джон.

С. Двадцать лет практики обеспечивают эффективность набора текста.

D. Джон является превосходным наборщиком текстов.

Е. Джон отлично впишется в вашу команду.

Все суждения могут служить основанием того, чтобы выбрать Джона в качестве нового сотрудника. Однако вы могли размышлять следующим образом: двадцать лет практики обеспечивают эффективность набора текста. Джон имеет этот опыт, следовательно, он тот человек, которого вам нужно нанять. В этом случае ваш аргумент обоснован наилучшим способом. Дело в том, что остальные суждения не приводят к логической правильности аргумента. Ведь от того, что один соискатель лучше других, с необходимостью не следует то, что его нужно взять на работу. Или, если вы берете на работу сотрудника только потому, что он выполнял похожую работу, то ваш аргумент слабый, так как знакомство Джона с системой еще не значит, что он будет хорошо выполнять работу.

Конечно, для того, чтобы правильно решить эту задачу, вам не нужно знать, что здесь требуется суждение, которое позволит построить дедуктивный аргумент. Однако если вы хотите решать такого рода задачи с меньшим количеством ошибок и за меньшее время, то нужно разбираться в природе аргументов и обладать навыками целенаправленной работы с ними.

Реклама на Forbes

как аргументировать свои решения и предложения / Хабр

Недавно в Яндекс.Практикуме прошёл вебинар «Как аргументировать свои решения и предложения». Его провёл Виктор Горбатов, автор и наставник курса

«Критическое мышление: анализ информации, аргументация и принятие решений»

. Виктор рассказал о том, что такое убедительная аргументация, как создавать аргументы и выстраивать из них единую систему, которая поможет в переговорах, спорах и в жизни вообще.



Всем привет! Меня зовут Виктор Горбатов, я логик, тренер по аргументации и критическому мышлению. Окончил философский факультет МГУ по кафедре логики. Ещё я большой фанат популяризации логики и критического мышления, поэтому веду всевозможные популярные курсы и являюсь наставником курса по критическому мышлению в Яндекс.Практикуме.

Я расскажу о том, как логика помогает структурировать и повышать эффективность наших рассуждений, чтобы убедительнее донести свою идею до собеседника. Я поделюсь несколькими простыми инструментами, которые помогут повысить качество коммуникации с кем угодно, в первую очередь с коллегами, близкими и друзьями. Важно помнить, что эти практики будут хорошо работать только в том случае, если превратятся в навыки вашего мышления.

Сначала расскажу о микроструктуре аргументации — как устроен каждый отдельный аргумент. Затем перейду к макроструктуре аргументации и покажу несколько способов соединения аргументов между собой, немного расскажу об аргумент-картах. Ещё будет простая, но эффективная техника построения убеждающей речи, которую можно без труда использовать в повседневной жизни.

Сразу оговорюсь, что формальная логика даёт нам полный инженерный чертёж рассуждений, а я предлагаю что-то вроде икеевского мануала. То есть Америку я не открою, но несколько конструкций точно будут полезными.

Логика и аргументация как навык

Бывает так, что человек глубоко разбирается в материале, но пропитчить свою мысль, идею или предложение не получается. Он предлагает много толковых доводов, а собеседники почему-то пропускают их мимо ушей. Это досадно, особенно если коллеги или клиенты принимают не самые подходящие решения.

Какие навыки надо прокачать, чтобы не оказываться в таких ситуациях? Не терять нить рассуждения, не отвлекаться на посторонние темы, чётко осознавать, в каком месте дискуссии вы сейчас находитесь. Растерянность и неумение отследить тему разговора приводят к тому, что мы утрачиваем ощущение контроля и испытываем психологический дискомфорт. С другой стороны, если мы научимся структурно мыслить в процессе аргументации, мы станем более спокойными и рассудительными спикерами — и тогда можно доносить мысли коротко, чётко и ясно.

Хорошая новость: эти навыки легко прокачать. Часто наши студенты признаются, что умение разложить всё по полочкам делает рассуждение более осознанным, а эффект, который аргумент оказывает на собеседника, становится более предсказуемым, долгосрочным и глубоким.

Чаще всего нам приходится аргументировать в разговорах с коллегами, партнёрами, клиентами, заказчиками и начальством. Но большинство из нас чувствуют дефицит навыков убедительной аргументации даже в рабочих вопросах — той сфере, в которой мы разбираемся лучше всего. Другая, не менее значимая часть всех трудных диалогов и убеждающих аргументов приходятся на повседневную жизнь: общение с друзьями, знакомыми и близкими людьми.

У меня нет заклинания, но есть несколько простых структурных приёмов, которые облегчат достижение нужного эффекта в трудных беседах. Но сначала определимся, что такое аргументация.

Аргументация — это речевая деятельность, нацеленная на изменение позиции собеседника по какому-то вопросу с помощью рассуждений. Иногда собеседник бывает коллективным, и тогда мы будем называть его аудиторией, и обращаться тоже будем к целой аудитории. При этом важно подчеркнуть: средством для изменения позиции собеседника здесь выступает не власть, запугивание или физическое принуждение, а рассуждения.

Иногда мы расстраиваемся, что нам не удалось кого-то убедить. Просто аргументы в нашей голове кажутся абсолютно рациональными, но не всегда они так же красиво и складно выглядят по ту сторону коммуникации. Надо разобраться, как добиться того, чтобы рассуждения выглядели более обоснованными, чёткими и строгими, не уводили собеседника в сторону, а доносили идею максимально выгодным образом.

Маркеры аргументации

Любая аргументация состоит из тезиса, который мы обосновываем, и аргументов, которые мы приводим в поддержку этого тезиса. Лингвистическими маркерами тезиса чаще всего выступают слова и конструкции типа «следовательно», «итак», «например». Аргументы или доводы в пользу тезиса мы распознаём по конструкциям типа «потому что», «так ведь», «исходя из». Тезисы и аргументы важно подсвечивать маркерами: чем удачнее и точнее мы подбираем маркеры, тем проще собеседнику воспринимать построение нашей мысли.

Когда в речи звучат маркеры, у собеседника возникает ощущение, что наши мысли связаны между собой и что мы с уважением относимся к собеседнику — предлагаем ему какие-то связи и обоснования, а не просто продаём какую-то позицию.

Подтверждение того, что маркеры служат некой «палочкой-выручалочкой», можно найти в знаменитом эксперименте 1978 года под руководством исследовательницы Эллен Лангер и нескольких её коллег.

Ситуация: большой офис, копировальный аппарат, у которого всегда очередь. Подставной актёр пристраивается в эту очередь. Он выглядит точно так же, как и сотрудники офиса. В процессе эксперимента актер разыгрывает один из трех сценариев.

В первом сценарии он обращается к сотрудникам только с просьбой: «Извините, у меня всего пять страниц, можно мне без очереди?» Кто-то его пропускает без очереди, кто-то нет. Во втором сценарии этот актёр формулирует точно такую же просьбу, но добавляет к ней довод: «Можно мне без очереди, я очень тороплюсь». В третьем сценарии тоже просьба плюс фраза, которая, формально выглядит как довод, но по сути им не является: «Можно мне без очереди, потому что мне нужно сделать копии». Оказалось, что в полтора раза эффективнее работает просьба в сочетании с доводом (даже чисто формальным), чем просьба сама по себе.

Когда мы произносим «потому что», это устойчивое сочетание вызывает впечатление, что дальше будет какое-то обоснование аргумента, даже если оно оказывается фиктивным и формальным. Основываясь на этом, можно сделать промежуточный вывод: структура убеждающей речи имеет значение, и её лучше подсвечивать специальными маркерами.

Микроструктура аргументации


На картинке представлены два примера аргументации — А и В. Один покороче, другой длиннее. Разберём их структуру.

Пример А более лаконичен, и в нём структурно выделен тезис — мы его хорошо видим. Но есть моменты, которые хотелось бы прояснить. Например, идти в экосистемы — это отличная идея для всякого российского бизнеса или есть исключения? И довод в пользу этого тезиса «потому что это синергия, и всем будет лучше» тоже довольно размытый. В чём заключается синергия? Точно ли всем будет лучше? В общем, довод получился слишком однобоким и абстрактным.

В примере В сразу видны структурные маркеры: «я склоняюсь к мысли…», «посудите сами…», «с одной стороны…», «с другой стороны…» И в конце ссылка на слова авторитетного и известного человека об экосистемах.

Пример А оставляет нас без ощущения чёткой картинки и ясного представления о цене вопроса, плюсах и минусах, издержках. В примере В тезис сформулирован чётче, доводы более структурированные и развёрнутые. Кстати, Аристотель называл такой приём двухсторонним рассмотрением и советовал в рассуждениях по поводу сложных практических вопросов сравнивать плюсы и минусы, выгоды и риски. И из примера B видно, что риски перехода к экосистемам гораздо выше, чем возможные выгоды.

В конце даётся конкретика: имена, названия, цифры. Они подчёркивают экспертность спикера и рисуют более детальную картинку, чтобы собеседники могли принять собственное обоснованное решение.

На картинке выделены первый маркер тезиса, второй маркер аргумента, третий маркер иллюстрации.

Модель хорошей аргументации

Хорошая аргументация строится по алгоритму с запоминающейся аббревиатурой SExI.

Первый элемент — Statement. Наверняка вы замечали, что в беседе часто побеждает не речь, подкреплённая крепкими фактами, или с более замысловатой логикой, а короткая речь, где нет ни одного лишнего слова, но при помощи специальных маркеров её элементы подаются в том порядке, в котором их проще всего воспринимать. Другими словами, на первом этапе по этой модели нужно обязательно чётко обозначить свой тезис. Тогда собеседники быстрее понимают, к чему мы их ведём.

Второй элемент — Explanation. Нужно объяснить с помощью доводов, почему собеседник должен принять наш тезис — это стержень любой аргументации. Доводы, которые мы приводим в поддержку тезиса, должны быть понятными и логичными.

Последний элемент, о котором чаще всего забывают, это хорошая Illustration, или иллюстрация: ситуация из жизни, кейс из профессионального или личного опыта, статистика, меткая аналогия или высказывание авторитетного в данной области специалиста. В любом случае роль иллюстрации не в том, чтобы дополнительно что-то доказать, а скорее в том, чтобы представить слушателю детализированную картинку ситуации, о которой мы говорим.

Давайте рассмотрим несколько примеров, как технология SExI работает на практике.

Мой тезис: въезд в центр города надо сделать платным. Большинству этот тезис, конечно же, не понравится. Я должен привести какой-то довод. Их может быть куча, но я выбираю один: город задыхается от пробок. Пробки — это проблема, которую я выдвигаю как самую важную.

При необходимости я могу подробнее показать логическую связь, но не надо забывать про конкретику и детали. И я сошлюсь на пример Лондона, который ещё в 2003 году сделал въезд в центр города платным: трафик в центре уменьшился на 13%, а скорость перемещения возросла на 8%. Эти цифры показывают цену вопроса: если бы изменения были в районе на 1–2%, мне бы сказали, что меры бесполезны. А 13% и 8% — неплохие цифры, ради них стоит подумать над тем, чтобы принять заявленное предложение. Собеседник может со мной и не согласиться, но он запомнит мой аргумент благодаря иллюстрации, которую я добавил в конце.

Ещё один пример — разговор Олега Тинькова и Михаила Фридмана на канале “Бизнес-секреты 2.0” о том, как устроено отечественные предпринимательство. Фридман выдвинул спорную идею, что в российском бизнесе необходим авторитарный стиль управления. Я перенёс краткую выжимку разговора на картинку, но при желании вы можете сами посмотреть этот диалог целиком.

Попробуйте наложить модель SExI на этот пример. С тезисом все хорошо, он заявлен с самого начала: в российском бизнесе необходим авторитарный стиль управления. Аргумент начинается со слов «потому что». Иллюстрация при этом занимает большую часть. И если вы попробуете через две недели вспомнить это интервью, то путь, через который вы будете реконструировать аргументы, подскажет именно иллюстрация.

С моделью SExI разобрались, но само наличие этих трех структурных элементов в речи ещё не гарантирует, что они будут качественными. Мало, чтобы тезис просто был, важно, чтобы он был чётким и ясным, доводы — релевантными, а иллюстрация — яркой и запоминающейся. В общем, есть более глубокие слои, и чтобы в них разобраться, мало одной статьи. Например, есть тройственный критерий RAS: Relevant, Acceptable, Sufficient. О нём можно прочитать в книге классиков неформальной современной логики Ральфа Джонса и Энтони Блэра.

Макроструктура аргументации

Теперь посмотрим на то, как несколько аргументов могут соединяться между собой. Если мы отслеживаем связь между аргументами, нам проще их запомнить. Это психологический закон: предметы, сваленные в кучу, запоминаются гораздо труднее, чем когда они выстроены в какой-то последовательности. А ещё мы можем проверить, хорошо ли расположены аргументы и нужно ли их как-то перегруппировать. Это позволяет нам поставить вопрос об оптимизации. Кроме того, связь между аргументами помогает оценить вклад каждого аргумента в общую обоснованность главного тезиса.

Типы соединения аргументов

Практически в любом учебнике по логике вы найдёте рассказ про три способа соединения аргументов. Они могут называться по-разному, но я предпочитаю следующие названия.

В кумулятивных соединениях аргументы вначале объединяются в совокупность и усиливают друг друга. Как при сборке пазла: отдельно взятый кусочек ещё не проясняет общую картинку, но когда два или три кусочка сходятся вместе, мы начинаем выстраивать целое. То есть кусочки не просто сложились вместе, а дали интегративный эффект, которого не было в частях.

По моему опыту в 90% случаев мы пользуемся последовательными соединениями, выстраивая длинные логические цепочки, где из А вытекает аргумент В, а из него С. Здесь важно помнить, что аргументы напрямую зависят друг от друга — каждый следующий опирается на предыдущий.

И есть параллельное соединение, где аргументы не надо складывать — каждый из них по отдельности способен доказать заявленный тезис. Формально мы видим такое соединение, когда приводим аргументы из разных областей: один моральный, другой юридический, третий экономический.

Здесь же поделюсь огромной болью. Я часто вижу, что во время сложной дискуссии, когда человек приводит много аргументов, и пара из них оказываются разбиты оппонентом, у публики возникает ощущение, что позиция этого спикера тотально разрушена. Но если его аргументы соединялись параллельно, то даже одного из десяти уцелевших аргументов будет достаточно, чтобы перекрыть все остальные возражения.

Разберём на примерах.

Почему мы не можем доставлять пиццу дронами? Во-первых, нам никто физически не продаст дроны из-за санкций (здесь дискуссию можно было бы закрыть — нам неоткуда их взять). Во-вторых, нам не по карману содержать такой парк дронов, даже если бы они у нас откуда-то взялись. И в-третьих, если всё это не учитывать, согласно российскому законодательству дроны классифицируются как беспилотные летательные аппараты, а значит, каждый полёт необходимо согласовывать, чтобы не получить крупный штраф.

Здесь работает параллельное соединение аргументов. Они все из разных областей, и каждый из них самодостаточен. Даже если один или два аргумента из этого комплекта будут атакованы и разбиты, оставшийся всё ещё спокойно справится со своей задачей.


Подсудимый виновен. Во-первых, у него был мотив, во-вторых, у него была возможность, в-третьих, у него дома найдено орудие преступления.

Это было кумулятивное соединение аргументов. По отдельности эти аргументы даже близко не могут доказать, что подозреваемый виновен. Мало ли у кого был мотив? Мало ли у кого была возможность? Но когда мы их соединяем, они образуют законченную картинку и в совокупности оказываются весьма весомыми.


Нельзя экономить на визуальном контенте. Соцсети — это главный инструмент продаж, а там огромное количество контента. Следовательно, возникает огромная конкуренция за внимание. Поэтому визуальный контент в приоритете — он выигрывает битву за внимание.

Здесь аргументы вытекают друг из друга и соединяются линейно.

Если вы понимаете структуру аргументации и отслеживаете, какие звенья были подвергнуты атаке, вы можете понять, что произошло с тезисом в целом.

Перед вами три независимые линии обоснования тезиса. Линии А, В и С состоят из двух звеньев. Красная стрелка — это маркер атаки. Это значит, тезис был раскритикован и опровергнут. Зелёная — маркер защиты. Он показывает, что критика была отбита и аргумент удалось отстоять.

Можно ли считать тезис на картинке обоснованным? Можно. Потому что правило гласит: тезис считается обоснованным, если хотя бы одна независимая линия аргументации, ведущая к нему, не была атакована или оказалась успешно защищена. Тезис из примера устоял за счёт линии В.

Порядок аргументов и аргумент-карты

Аргумент-карта — это визуальное представление структуры аргумента. Цель составления карты — выявить логическую структуру аргументов, восстановить неявные предположения и оценить поддержку, которую аргумент предлагает для вывода. Также карта может очень помочь в понимании и планировании дебатов.

Написанный текст можно преобразовать в карту аргументов, выполнив последовательность шагов. Книга Монро Бердсли 1950 года «Практическая логика» рекомендовала такую последовательность действий:

  1. Разделите утверждения скобками и пронумеруйте их.
  2. Обведите кружками логические индикаторы.
  3. Изложите утверждения на диаграмме, где стрелки показывают отношения между утверждениями.

Попробуйте определить, какая аргумент-карта подходит к тексту из примера на картинке:

Правильный ответ

С.

Если вы понимаете, как строятся аргумент-карты, вы можете находить и устранять (или атаковать) уязвимые места. Если знать, на чём завязана вся линия рассуждений, можно удачнее подобрать направление для критики. Или, если это наши доводы, мы можем заранее защитить их поддержкой.

Кроме того, аргумент-карты помогают выстроить порядок аргументов. С логической точки зрения он обычно не имеет значения, а вот с психологической — очень даже.

Многие предлагают поставить слабый аргумент куда-нибудь в середину, но на самом деле таких не должно быть в вашей аргументации, потому что они — самые уязвимые. Если добавлять слабые аргументы просто для количества, это тупиковый путь. Они не только «сыплются» сами, но и бросают тень на более сильные аргументы, поэтому выбрасывайте их без сожалений.

В большинстве учебников рекомендуется располагать самый сильный аргумент в конце, но и начинать с достаточно сильного аргумента. Дело в том, что в психологии есть так называемый «эффект края»: запоминаются лучше всего те вещи, которые стоят в начале и в конце. Если аргументация письменная, порядок аргументов уже не играет решающей роли, ведь читатель всегда может вернуться и перечитать. Но если это устное выступление, самые сильные аргументы обычно ставят в конец.

Существуют исключения из этого правила, когда самый сильный довод можно поставить в начало. Но обычно они используются в профессиональных тактиках спора.

В качестве примера предлагаю интервью Павла Дурова, которое он давал в 2015 году уже после того, как продал ВКонтакте и начал пиарить Telegram. Он объясняет, почему Telegram круче других мессенджеров, сравнивая его с WhatsApp. Оговорюсь, что критику WhatsApp уже можно считать довольно устаревшей, потому что мессенджер с того момента сильно эволюционировал. Нам интересней проследить за структурой аргументов Дурова.

Обратите внимание, что самый сильный аргумент расположен в конце. Речь Павла начинается с довольно сильного аргумента о том, что в 2015 году стыдно использовать отсталые технологии. Последний аргумент —это «гвоздь». Он подан как самый сильный. Если мы обмениваемся информацией, нам обычно принципиально, чтобы эта информация оставалась конфиденциальной.

Чанкинг

Самое время вспомнить о когнитивной психологии и

статье 1956 года, написанной Джоном Миллером

. В ней развивалась тема смысловых единиц организации информации или чанков. Отсюда пошло название «чанкинг» — объединение информации по смысловым блокам, чтобы она лучше запоминалась и воспринималась.

Что работает в когнитивной психологии, подойдёт и для аргументации. Поскольку нам сложно удержать в кратковременной памяти больше семи независимых единиц, разумно будет группировать аргументы в ячейки по две–три штуки. Каждая группа должна иметь свой ярлык — ключевое слово или идею.

С этой точки зрения вернёмся к рассуждениям Дурова и попробуем сделать чанкинг, чтобы важная информация не выпадала, а доводы соединялись стройнее.

Мы видим очень сильный тезис, затем идёт более слабый, который подтверждает первый. К этому тезису ведут семь аргументов. Первый аргумент, что WhatsApp — отсталый мессенджер, проговаривается не очень чётко. Для подтверждения отсталости приводятся подкрепляющие доводы про отсутствие кроссдевайсности и синхронизации. Следующие аргументы — об отсутствии возможности отправлять большие файлы и об ограничениях в чатах. Это проходные моменты, которые многие из вас, скорее всего, даже и не запомнили. И последний сильный аргумент — про конфиденциальность.

В совокупности получается довольно крепкая речь, но и её можно улучшить. Как минимум можно отсечь слишком амбициозный и размытый тезис про отсталость всех мессенджеров. Лучше сконцентрироваться на тезисе, который мы точно знаем, как доказывать. Существует правило: кто доказывает слишком много, тот не доказывает ничего.

Группируем тезисы про кроссдевайсность и отсутствие доступа при разрядке аккумулятора в историю про отсталость. Большие файлы и ненастраиваемые чаты — история про неудобство. И конфиденциальность подаётся как главный аргумент. Было бы неплохо дополнительно его подсветить примером, иллюстрацией или поддерживающим доводом.

Модель PSB

А теперь пришло время для простой, но эффективной техники, которую можно начать применять в любых диалогах. Это модель PSB: Problem, Solution, Benefit. Её предлагает Мэтт Абрахамс, профессор бизнес-школы в Стэнфорде.

Если вы хотите доказать какой-то тезис практического характера, не начинайте своё выступление сразу с него, а лучше начните с проблемы. Это захватит и сфокусирует внимание собеседника, создаст у него ощущение, что вы говорите о чём-то важном. Объясните, в чём заключается проблема, какова её причина, почему она важна. Не забудьте уточнить, чья именно это проблема. Чтобы вас не только услышали, но и предприняли какие-то действия для её разрешения, важно показать, что проблема касается собеседника самым непосредственным образом.

Предложите решение: заявите тезис и подкрепите его доводом. Связь между проблемой и решением будет главным доводом в вашей аргументации.

В конце оставьте собеседника с позитивным сценарием возможного будущего — предположительной выгодой. Люди больше доверяют и лучше воспринимают информацию, если речь заканчивается на чём-то приятном для них.

Смотрите, как здорово: вы подсветили проблему и предложили готовое решение с хеппи-эндом. Люди уже готовы вас обнять, потому что одно дело, когда приходится самому думать над решением проблемы, но совсем другое, когда тебе его принесли на блюдечке и осталось с ним согласиться.

Как доказать, что идея перевести всех сотрудников на удалёнку хорошая? Начать с проблемы: мы могли бы работать эффективнее, но 80% сотрудников ездят в офис из области, и это проблема. Теперь предложим решение: перевести их всех на удалёнку — хорошая идея, потому что высвободятся время и силы, которые сотрудники обычно тратят на дорогу. Выгода: если прямо сейчас перейти к этой модели, то к концу года мы не только сократим издержки, но и повысим продуктивность на какое-то количество процентов.

Выводы


  • Навыки хорошей аргументации легко прокачать самостоятельно.
  • Нет заклинания, чтобы всегда получалось убедить собеседника, но есть несколько простых структурных приемов, которые облегчат достижение нужного эффекта в трудных беседах.
  • Структура убеждающей речи имеет значение, и её лучше подсвечивать специальными маркерами.
  • Аргументация должна быть SExI — с утверждением, объяснением и иллюстрацией.
  • Связь между аргументами помогает оценить вклад каждого аргумента в общую обоснованность главного тезиса.
  • Чтобы лучше выстроить линию аргументации, нужно продумать её заранее. В этом помогают аргумент-карты.
  • Сильные аргументы лучше располагать в начале и в конце.
  • Делите свою аргументацию на части, чтобы лучше запоминать тезисы и аргументы.
  • Самая простая техника питчинга — PSB (Problem, Solution, Benefit). Подсветите проблему, опишите решение, покажите выгоду.

Публичная лекция «Уловки, софизмы и парадоксы в аргументации»

12 октября в 17.00 в формате онлайн состоится публичная лекция «Уловки, софизмы и парадоксы в аргументации».

Лекция раскрывает возможность, иногда и необходимость использования в различных формах коммуникаций так называемых «алогичных» средств: софизмов, парадоксов, уловок.

Она предназначена для всех, кто вступает в различные виды и типы информационного взаимодействия друг с другом: бесед, диалогов, споров и т.д.

На лекции будет рассмотрено содержание софизмов, парадоксов и споров, а также способы, правила, приёмы их использования в процессе публичной коммуникации.

Докладчик: Михалкин Николай Васильевич, заведующий общеуниверситетской кафедрой «Философия и гуманитарные науки»; член докторского диссертационного совета Д 212.155.08 по философским наукам на базе Государственного образовательного учреждения высшего образования Московского государственного областного университета; член редколлегии журнала «Вестник МГОУ» — Серия Философия; член редколлегии  журнала «Язык и текст»; член редакционно-издательского совета и редколлегии журнала «Экономические и социально-гуманитарные исследования»; член экспертного Совета по вопросам обороны и безопасности Государственной Думы Российской Федерации

Регистрация.

Ссылка для входа.

Рекомендуемая литература по теме:

  • Ивин А.А. Искусство правильно мыслить. М.: Просвещение, 2011;
  • Матвейчев О.А. Практическая софистика: запрещённые приёмы. М.: Книжный мир, 2018;
  • Михалкин Н.В. Логика и аргументация для юристов. М.: Юрайт, 2019.

Источники: Отдел планирования и сопровождения научных проектов и мероприятий, Публичный лекторий МГППУ «Вектор PSY»

Теория аргументации — Wikiwand

Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы литературного русского языка.Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии.

Аргументационная теория, или аргумента́ция (лат. arguo «показываю, доказываю, выясняю») — междисциплинарное знание о том, как посредством череды логических рассуждений, опирающихся на изначальные тезисы и предпосылки могут быть достигнуты выводы. Она включает в себя искусство и науки гражданской дискуссии, диалога, разговора, и убеждения. Она изучает правила вывода, логики и процедурных правил в обоих искусственных и реальных условиях мира.

По определению группы голландских логиков Амстердамской школы аргументация «представляет собой вид словесной и социальной деятельности, задачей которой является увеличение (или уменьшение) приемлемости спорной точки зрения для слушателя или читателя посредством приведения ряда взаимосвязанных доводов, направленных на доказательство (или опровержение) этой точки зрения перед рациональным арбитром». По мнению бельгийского философа Хаима Перельмана, «цель аргументации — создать или усилить приверженность умов к тезису, представленному для их одобрения». Австралийский философ Чарльз Леонард Хэмблинruen определяет аргументацию как любое речевое или неречевое действие, которое «производится одним человеком для убеждения другого».

Аргументация включает в себя дебаты и переговоры, которые касаются достижения взаимоприемлемых выводов. Она также охватывает эристику, филиал общественных дебатов, в которых победа над соперником является основной целью. Это искусство и наука часто является средством, с помощью которого люди защищают свои убеждения или личные интересы в рациональном диалоге, в просторечии, и в процессе спора.

Приём аргументации используют в законе, в исследованиях, в подготовке аргументов, которые должны быть представлены в суде, и в тестировании на обоснованность некоторых видов доказательств. Кроме того, учёные изучают постфактум рационализации, по которым организационные актёры пытаются оправдать решения, которые они сделали нерационально.

Ключевые компоненты аргументации

  • Способность понимать и определять явные либо предполагаемые аргументы и цели участников в различных видах общения.
  • Выявление предпосылок, из которых получены выводы.
  • Установление «бремени доказательства» — определение того, кто сделал первоначальное утверждение, и, таким образом, несёт ответственность за предоставление доказательств, почему его/её позиция заслуживает признания.
  • Выявление обоснованных, звучащих убедительно, трудно опровергаемых аргументов с целью убеждения оппонента в своей правоте.
  • В дискуссии, выполнение «бремени доказательства» создаёт «бремя возражения». Оппонент пытается найти неточность в аргументах, чтобы опровергнуть оные, обеспечить контрпримеры, если это возможно, чтобы выявить любые заблуждения, и чтобы показать, почему обоснованный вывод не может быть получен из рассуждений, предусмотренных аргументами несущего «бремя доказательства».

Внутренняя структура аргументации

Обычно аргументация имеет внутреннюю структуру, включающую в себя следующие пункты:

  1. набор предположений или предпосылок (тезис)
  2. метод рассуждения или логики (аргументы)
  3. вывод или итог (демонстрация)

Аргументация должна иметь по крайней мере две предпосылки и один вывод.

В наиболее распространённой форме, аргументация вовлекает собеседника и/или оппонента, участвовать в диалоге, где каждый спорящий отстаивает свою позицию и пытается убедить другого. Другие типы диалога, помимо убеждения, являются искусством полемики, при поиске информации, запросов, переговоров, обсуждения, и диалектический метод (Дуглас Уолтон). Диалектический метод стал знаменитым благодаря Платону и его использованию метода Сократа, критического допроса различных персонажей и исторических личностей.

Аргументация и основы познания

Теория аргументации имеет свои истоки в фундаментализме, в теории познания (эпистемологии) в области философии. Она стремилась найти основания для претензий в логике и фактических законах универсальной системы знаний. Но аргументы учёных постепенно отвергли систематическую философию Аристотеля и идеализм Платона и Канта. Они поставили под сомнение, и, в конечном итоге, отказались от идеи, что предпосылки аргумента берут их обоснованность из формальных философских систем. Так поле и расширилось.[1]

Виды аргументации

Разговорная аргументация

Изучение природы разговора возникло из области социолингвистики. Его обычно называют конверсационный анализ. Вдохновлённый этнометодологией, он был разработан в конце 1960-х и начале 1970-х, главным образом, социологом Харви Саксом и, в частности, его близкими соратниками Emanuel Scheglof и Gail Jefferson. Сакс умер в начале своей карьеры, но его работа была продолжена, и разговорная аргументация получила признание в социологии, антропологии, лингвистике и психологии. Она особенно влиятельная в интеграционной социолингвистики, в дискурс- анализе и дискурсивной психологии, а также является когерентной дисциплиной в своём собственном праве. Недавно методы последовательного анализа разговорной аргументации были использованы для исследования тонких деталей фонетической речи.

Эмпирические исследования и теоретические формулировки Салли Джексона и Скотт Джейкобса, и несколько поколений их учеников, описали аргументацию как форму хозяйствования разговорного несогласия внутри контекстов и систем связи, которые, естественно, предпочитают соглашения.

Математическая аргументация

Основа математической истины стала предметом долгих дебатов. Фреге, в частности, стремился продемонстрировать (см Фреге, основы арифметики, 1884, и логицизма в философии математики), что арифметические истины могут быть выведены из чисто логических аксиом и поэтому, в конце концов, логических истин. Проект был разработан Рассела и Уайтхеда в своём Principia Mathematica. Если аргумент может быть приведён в виде предложений в символической логике, то он может быть проверен с помощью применения признанных процедур доказательства. Эта работа осуществлялась для арифметики, используя аксиомы Пеано. Как бы то ни было, аргумент в математике, как в любой другой дисциплине, можно считать допустимым, только если он может быть доказан, что он не может иметь истинные предпосылки и ложное заключение.

Научная аргументация

Пожалуй, самое радикальное высказывание социальных оснований научного знания появляется в Alan G.Gross’s The Rhetoric of Science (Cambridge: Harvard University Press, 1990). Гросс считает, что наука является риторической «без остатка» это означает, что научное знание само по себе не может рассматриваться как идеализированное основание знаний. Научное знание вырабатывается риторически, это означает, что оно имеет особую эпистемическую власть лишь постольку, поскольку его коммунальным методам проверки можно доверять. Это мышление представляет собой почти полный отказ от фундаментализма, на котором впервые была основана аргументация.

Пояснительная аргументация

Пояснительная аргументация является диалогическим процессом, в котором участники изучают и / или устраняют интерпретации часто в тексте любой среды, содержащей значительные различия в толковании.

Пояснительная аргументация имеет отношение к гуманитарным наукам, герменевтике, теории литературы, лингвистики, семантики, прагматики, семиотики, аналитической философии и эстетики. Темы в концептуальной интерпретации включают эстетические, судебные, логические и религиозные интерпретации. Темы в научной интерпретации включают научное моделирование.

Юридическая аргументация

Правовые аргументы звучат в речи адвоката на суде или в выступлении апелляционного суда, или в презентации партий, представляющих себя и обосновывая юридически, почему они должны превалировать. Устный аргумент на апелляционном уровне сопровождается запиской, которая также заранее аргументирована каждой из сторон в правовом споре. Итоговым аргументом является заключительное заявление адвоката каждой из сторон повторяя важные аргументы в судебном деле. Заключительная речь звучит после предъявления доказательств.

Политическая аргументация

Политические аргументы используются учёными, медиа-профессионалами, кандидатами на политические должности и государственными чиновниками. Политические аргументы также используются гражданами в обычных взаимоотношениях прокомментировать и понять политические события. Рациональность общественности является одним из основных вопросов в этой линии исследований. Политолог Samuel L. Popkin придумал выражение «низко информированный избиратель «, чтобы описать большинство голосов, которые знают очень мало о политике или мире в целом.

Психологические аспекты

Психология долгое время изучала не логические аспекты аргументации. Например, исследования показали, что простое повторение идеи часто более эффективный способ аргументации, чем призывы к разуму. Пропаганда часто использует повторения.[2]

Эмпирические исследования коммуникатора доверия и привлекательности, иногда называемые харизмой, также были тесно привязаны к эмпирически встречающимся аргументам. Такие исследования переводят аргументацию в сферу теории и практики убеждения.

Некоторые психологи, такие как Уильям Дж. Макгуайр, полагают, что силлогизм — это основная единица человеческого мышления. Они подготовили многочисленные эмпирические работы вокруг знаменитой книги Макгуайра «Силлогистический анализ когнитивных отношений.» Центральной линией данного способа мышления является то, что логика, загрязнена психологическими переменными, такими как «желаемое за действительное». Люди слышат то, что хотят слышать и видят то, что они ожидали увидеть. Если люди предполагают, что что-то случится, то они увидят что скорее всего это произойдёт. Если они надеются что что-то не произойдёт, они увидят, что это вряд ли произойдёт. Таким образом, каждый курильщик думает, что лично он избежит заболевания раком. Неразборчивые люди практикуют небезопасный секс. Подростки водят машину неосторожно.

Теория

Аргумент поля

Стивен е. Toulmin и Чарльз Артур Виллард отстаивали идею аргумент поля, в основном опираясь на Людвига Витгенштейна понятие языковой игры, (Sprachspiel) в последнем розыгрыше от общения и теория аргументации, социологии, политической науки и социальной эпистемологии. Для Тулмина, термин «поле» означает рассуждения, в течение которого аргументы и фактические претензии обоснованы.[3] Для Уиллард, термин «поле» взаимозаменяем с терминами «сообщество», «аудитория», и «читатель».[4] Наряду с аналогичными проектами, G.Thomas Goodnight изучал «сферы» поля аргументации и вызвал поток литературы, созданный молодыми учёными респондентами или с использованием его идеи — писателями.[5] Общее содержание этих теорий поля заключается в том, что смысл аргументации принимается группой сообществ, её внимающих, и только в их осознании является аргументированным.[6]

Вклад Стивена Э. Тулмина

Безусловно, наиболее влиятельным теоретиком был Стивен Toulmin, получивший образование философа в Кембридже, будучи студентом Витгенштейна.[7] То что следует ниже, набросок его идей.

Альтернатива абсолютизма и релятивизма

Тулмин утверждал, что абсолютизм (в лице теоретических или аналитических аргументов) имеет ограниченную практическую ценность. Абсолютизм происходит от идеализированной формальной логики Платона, которая выступает за всеобщую истину. Таким образом, считается, что моральные вопросы абсолютизма могут быть решены путём присоединения к стандартным наборам моральных принципов, независимо от контекста. Напротив, Тулмин утверждает, что многие из этих так называемых стандартных принципов не имеют отношения к реальной ситуации, с которыми сталкивается человек в повседневной жизни.

Для описания своего видения повседневной жизни, Тулмин ввёл понятие аргумента поля. В книге «Способы использования Аргументации» (1958), Тулмин утверждает, что некоторые аспекты аргументации отличаются от поля к полю, и отсюда называются «поле-зависимые», в то время как другие аспекты аргументации одинаковы для всех полей и называются «поле-инвариантными». По мнению Тулмина, недостаток абсолютизма заключается в его неосведомлённости о «инвариантном» аспекте аргументации, абсолютизм допускает, что все аспекты аргументации «поле-зависимые».

Признавая свойственные абсолютизму упущения, Тулмин в своей теории избегает недостатков абсолютизма, не обращаясь к релятивизму, который, по его мнению, не даёт оснований для разделения моральных и аморальных аргументов. В книге «Человеческое понимание» (1972) Тулмин утверждает, что антропологов склонили на сторону релятивистов, поскольку именно они обратили внимание на влияние культурных изменений на рациональную аргументацию, другими словами, антропологи и релятивисты придают слишком большое значение важности «поле-зависимого» аспекта аргументации, и не подозревают о существовании «инвариантного» аспекта. В попытке решить проблемы абсолютистов и релятивистов, Тулмин в своей работе развивает стандарты, которые являются ни абсолютистскими, ни релятивистскими, и послужат для оценки ценности идей.

Тулмин считает, что хороший аргумент может быть успешен в верификации и будет устойчив к критике.

Компоненты аргумента

В книге «Способы использования аргументации»(1958), Тулмин предложил макет, содержащий шесть взаимосвязанных компонентов для анализа аргументов:

  1. Утверждение: Утверждение должно быть завершённым. Например, если человек пытается убедить слушателя, что он является гражданином Великобритании, то его утверждением будет «Я гражданин Великобритании» (1)
  2. Данные: Факты, на которые ссылаются, как на основание утверждения. Например, человек в первой ситуации может поддержать своё высказывание другими данными «Я родился на Бермудских островах» (2)
  3. Основания: Высказывание, позволяющее перейти от улик (2) к утверждению (1). Для того чтобы перейти от улики (2) «Я родился на Бермудских островах» к утверждению (1) «Я гражданин Великобритании» человек должен использовать основания для ликвидации разрыва между утверждением(1) и уликами (2), заявив, что «Человек, родившийся на Бермудских островах юридически может быть гражданином Великобритании».
  4. Поддержка: Дополнения, направленные на подтверждение высказывания, выраженного в основаниях. Поддержка должна быть использована, когда основания сами по себе не являются достаточно убедительными для читателей и слушателей.
  5. Опровержение / контраргументы: Высказывание, показывающее ограничения, которые могут применяться. Примером контраргумента будет: «Человек, родившийся на Бермудских островах, может легально быть гражданином Великобритании, только если он не предал Великобританию и не является шпионом другой страны».
  6. Определитель: Слова и фразы, выражающие степень уверенности автора в его утверждении. Это такие оценочные суждения, например как, «вероятно», «возможно», «невозможно», «безусловно», «предположительно» или «всегда». Утверждение «Я определённо гражданин Великобритании» несёт в себе гораздо большую степень уверенности, чем утверждение «Я предположительно гражданин Великобритании».

Первые три элемента: «утверждение», «улики» и «основания» рассматриваются в качестве основных компонентов практической аргументации, тогда как последние три: «определитель», «поддержка» и «опровержения» не всегда необходимы.

Тулмин не предполагал, что эта схема будет применяться в области риторики и коммуникации, так как первоначально эта схема аргументации должна была быть использована для анализа рациональности аргументов, как правило, в зале суда; на самом деле, Тулмин не догадывался, что это схема будет применяться в области Риторики и коммуникации, пока его работы не были представлены Wayne Brockriede и Douglas Ehninger. Только после публикации Введение в рассуждение (1979) эта схема получила признание.

Эволюционная модель

В работе «Человеческое понимание»(1972) Тулмин утверждает, что развитие науки есть эволюционный процесс. Эта книга критикует точку зрения Томаса Куна относительно концептуального изменения в структуре научных революций . Кун считал, что концептуальное изменение является революционным (в отличие от эволюционного) процесса, в котором взаимоисключающие парадигмы конкурируют друг с другом. Тулмин критически высказывался относительно релятивистских идей Куна и придерживался мнения, что взаимоисключающие парадигмы не предусматривают основание для сравнения, другими словами утверждение Куна — это ошибка релятивистов, и заключается она в чрезмерном внимании «поле — зависимым» аспектам аргументации, одновременно игнорируя, «поле — инвариантые» или общность, которую разделяют все аргументации (научные парадигмы).

Тулмин предлагает эволюционную модель концептуального развития, сопоставимую с моделью биологической эволюции Дарвина. Основываясь на этой аргументации, концептуальное развитие включает инновации и выбор. Инновация означает появление множества вариантов теорий, а отбор — выживание наиболее стабильных из этих теорий. Инновация возникает, когда профессионалы конкретной области начинают воспринимать привычные вещи по-новому, не так как воспринимали их предшественники; отбор подвергает инновационные теории процессу обсуждения и исследования. Наиболее сильные теории, прошедшие обсуждения и исследования, встанут на место традиционных теорий, либо в традиционные теории будут внесены дополнения.

С точки зрения абсолютистов, теории могут быть либо надёжными, либо ненадёжными, независимо от контекста. С точки зрения релятивистов, одна теория не может быть ни лучше ни хуже другой теории, из другого культурного контекста. Тулмин придерживается мнения, что эволюция зависит от процесса сравнения, который определяет, способна ли будет теория обеспечить усовершенствование стандартов лучше, чем это может сделать другая теория.

Прагма-диалектика

Учёные из Университета Амстердама в Нидерландах ввели строгий современный вариант диалектики под названием прагма-диалектики. Интуитивная идея заключается в формулировании чётких правил, которые, если им следовать, дадут рациональное обсуждение и обоснованные выводы. Франс Х. ван Eemeren, покойный Роб Грутендорст, и многие многие их ученики подготовили большой объём работ излагая эту идею.

Диалектическая концепция разумности даёт десять правил для критического обсуждения, все то, что играет важную роль для достижения урегулирования разногласия (из Van Eemeren, Grootendorst, & Snoeck Henkemans, 2002, стр. 182—183). Постулаты этой теории, как идеальная модель. Модель, однако, может служить важным эвристическим и критическим инструментом для тестирования, насколько реально приближается к идеалу и точке где дискурс пойдёт не так, то есть, когда правила нарушаются. Любое такое нарушение будет являться заблуждением. Хотя и не в первую очередь ориентируется на заблуждения, прагма-диалектика обеспечивает систематический подход к решению их в согласованном виде.

Метод логической аргументации Уолтона

Даг Уолтон развил особую философскую теорию логической аргументации, построенную вокруг набора методов, дабы помочь пользователю распознавать, анализировать и оценивать аргументы как в повседневных разговорах, так и в более структурированных, таких как дискуссии в правовых и научных областях.[8] Существуют четыре основные компонента: схемы аргументации,[9] структуры диалога, средства для отображения аргументов, и формальные системы аргументации. Метод использует понятие обязательств в диалоге как основной инструмент для анализа и оценки аргументации, а не понятие веры.[10] Обязательства — заявление о том, что агент выразил или сформулировал и обязался выполнить или сделать публичное заявление. В соответствии с моделью обязательств, агенты взаимодействуют друг с другом в диалоге, в котором каждый принимает свою сторону, дабы внести свою лепту в развитие разговора. В рамках диалога используется критический допрос, как способ проверки правдивости объяснений и нахождения слабых мест в аргументации, которые придают сомнения относительно приемлемости аргумента.

В отличие от принятых в доминирующей эпистемологии в аналитической философии, основанной на истинной вере, логическая модель аргументации Уолтона придерживается иной точки зрения доказывания и обоснования. Аргументация, основываясь на логическом подходе, знание рассматривает как форму веры приверженности твёрдо фиксируемой процедуры аргументации, которая проверяет доказательства обеих сторон, и использует стандарты доказывания для определения того, подпадает ли предложение под знание. На этой основе фактических данных, научные знания должны рассматриваться как оспоримые.

Ошибки на стадии аргументации

  • Поспешное обобщение.
  • Ложная аналогия.
  • Смешение свойств целого и частей (pars pro toto  (англ.) (рус.).
  • Ложная ассоциация. «После этого, следовательно вследствие этого» (Post hoc, ergo propter hoc).
  • «Скользкий уклон  (англ.) (рус.» (англ. slippery slope). Вариант аргумента ad consequentiam  (англ.) (рус.. Доведение до абсурда возможных негативных последствий («парад мнимых ужасов»).
  • Reductio ad Hitlerum — сведение аргументации оппонента к чему-то универсально осуждаемому.
  • Эксплуатация двусмысленных выражений.

Искусственный интеллект

Для выполнения и анализа аргументации с компьютерами были предприняты усилия в области искусственного интеллекта. Начиная с влиятельной работы Dung (1995), использовалась аргументация для обеспечения теоретического доказательства смысла для немонотонной логики. Вычислительные системы аргументации нашли конкретное применение в областях, где формальная логика и классическая теория принятия решений, которые не в состоянии охватить все богатство рассуждений, таких областях, как закон и медицина. Подчёркивая возникающие формализации для практической аргументации, Philippe Besnard и Anthony Hunter в элементах аргументации внедрили методику формализации дедуктивной аргументации в области искусственного интеллекта.[11] Подробный обзор этой области можно найти в недавно вышедшей книге под редакцией Iyad Rahwan и Guillermo R. Simari.[12]

Проводятся регулярные ежегодные мероприятия в компьютерных науках, привлекающие участников со всех континентов: серия семинаров ArgMAS, серия семинаров CMNA,[13] и научно-практическая конференция COMMA.[14] Журнал Argument & Computation[15] посвящён изучению взаимосвязи аргументации и информатики.

Примечания

  1. ↑ Bruce Gronbeck.
  2. ↑ Jacques Ellul, Propaganda, Vintage, 1973, ISBN 0-394-71874-7 ISBN 978-0394718743.
  3. ↑ Stephen E. Toulmin.
  4. ↑ Charles Arthur Willard.
  5. ↑ G. T. Goodnight, «The Personal, Technical, and Public Spheres of Argument.»
  6. ↑ Bruce E. Gronbeck.
  7. Loui, Ronald P. A Citation-Based Reflection on Toulmin and Argument // Arguing on the Toulmin Model: New Essays in Argument Analysis and Evaluation (англ.) / Hitchcock, David; Verheij, Bart. — Springer Netherlands, 2006. — P. 31—38. — ISBN 978-1-4020-4937-8. — doi:10.1007/978-1-4020-4938-5_3.. — «Toulmin’s 1958 work is essential in the field of argumentation».
  8. Walton, Douglas. Methods of Argumentation. — Cambridge: Cambridge University Press, 2013.
  9. Walton, Douglas; Reed, Chris; Macagno, Fabrizio. Argumentation Schemes. — New York: Cambridge University Press, 2008.
  10. Walton, Douglas; Krabbe, E. C. W. Commitment in Dialogue: Basic Concepts of Interpersonal Reasoning (англ.). — Albany: SUNY Press, 1995.
  11. ↑ P. Besnard & A. Hunter, «Elements of Argumentation.»
  12. ↑ I. Rahwan & G. R. Simari (Eds.
  13. ↑ Computational Models of Natural Argument
  14. ↑ Computational Models of Argument
  15. ↑ Journal of Argument & Computation

Литература

  • J. Robert Cox and Charles Arthur Willard, eds. Advances in Argumentation Theory and Research 1982.
  • Dung, P. M. «On the acceptability of arguments and its fundamental role in nonmonotonic reasoning, logic programming and n-person games.» Artificial Intelligence, 77: 321—357 (1995).
  • Bondarenko, A., Dung, P. M., Kowalski, R., and Toni, F., «An abstract, argumentation-theoretic approach to default reasoning», Artificial Intelligence 93(1-2) 63-101 (1997).
  • Dung, P. M., Kowalski, R., and Toni, F. «Dialectic proof procedures for assumption-based, admissible argumentation.» Artificial Intelligence. 170(2), 114—159 (2006).
  • Frans van Eemeren, Rob Grootendorst, Sally Jackson, and Scott Jacobs, Reconstructing Argumentative Discourse 1993.
  • Frans Van Eemeren & Rob Grootendorst. A systematic theory of argumentation. The pragma-dialected approach. 2004.
  • Eemeren, F.H. van, Grootendorst, R. & Snoeck Henkemans, F. et al. (1996). Fundamentals of Argumentation Theory. A Handbook of Historical Backgrounds and Contemporary Developments. Mahwah, NJ: Erlbaum.
  • Richard H. Gaskins Burdens of Proof in Modern Discourse. Yale University Press. 1993.
  • Michael A. Gilbert Coalescent Argumentation 1997.
  • Trudy Govier, Problems in Argument Analysis and Evaluation. 1987.
  • Dale Hample. (1979). «Predicting belief and belief change using a cognitive theory of argument and evidence.» Communication Monographs. 46, 142—146.
  • Dale Hample. (1978). «Are attitudes arguable?» Journal of Value Inquiry. 12, 311—312.
  • Dale Hample. (1978). «Predicting immediate belief change and adherence to argument claims.» Communication Monographs, 45, 219—228.
  • Dale Hample & Judy Hample. (1978). «Evidence credibility.» Debate Issues. 12, 4-5.
  • Dale Hample. (1977). «Testing a model of value argument and evidence.» Communication Monographs. 14, 106—120.
  • Dale Hample. (1977). «The Toulmin model and the syllogism.» Journal of the American Forensic Association. 14, 1-9.
  • Trudy Govier, A Practical Study of Argument2nd ed. 1988.
  • Sally Jackson and Scott Jacobs, «Structure of Conversational Argument: Pragmatic Bases for the Enthymeme.» The Quarterly Journal of Speech. LXVI, 251—265.
  • Ralph H. Johnson. Manifest Rationality: A Pragmatic Theory of Argument. Lawrence Erlbaum, 2000.
  • Ralph H. Johnson and J. Anthony Blair. «Logical Self-Defense», IDEA, 2006. First published, McGraw Hill Ryerson, Toronto, ON, 1997, 1983, 1993. Reprinted, McGraw Hill, New York, NY, 1994.
  • Ralph Johnson. and Blair, J. Anthony (1987), «The Current State of Informal Logic», Informal Logic, 9(2-3), 147—151.
  • Ralph H. Johnson. H. (1996). The rise of informal logic. Newport News, VA: Vale Press
  • Ralph H. Johnson. (1999). The relation between formal and informal logic. Argumentation, 13(3) 265-74.
  • Ralph H. Johnson. & Blair, J. A. (1977). Logical self-defense. Toronto: McGraw-Hill Ryerson. US Edition. (2006). New York: Idebate Press.
  • Ralph H. Johnson. & Blair, J. Anthony. (1987). The current state of informal logic. Informal Logic 9, 147-51.
  • Ralph H. Johnson. & Blair, J. Anthony. (1996). Informal logic and critical thinking. In F. van Eemeren, R. Grootendorst, & F. Snoeck Henkemans (Eds.), Fundamentals of Argumentation Theory. (pp. 383-86). Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates
  • Ralph H. Johnson, Ralph. H. & Blair, J. Anthony. (2000). «Informal logic: An overview.» Informal Logic. 20(2): 93-99.
  • Ralph H. Johnson, Ralph. H. & Blair, J. Anthony. (2002). Informal logic and the reconfiguration of logic. In D. Gabbay, R. H. Johnson, H.-J. Ohlbach and J. Woods (Eds.). Handbook of the logic of argument and inference: The turn towards the practical. (pp. 339—396). Elsivier: North Holland.
  • Chaim Perelman and Lucie Olbrechts-Tyteca, The New Rhetoric, Notre Dame, 1970.
  • Stephen Toulmin. The uses of argument. 1959.
  • Stephen Toulmin. The Place of Reason in Ethics. 1964.
  • Stephen Toulmin. Human Understanding: The Collective Use and Evolution of Concepts. 1972.
  • Stephen Toulmin. Cosmopolis. 1993.
  • Douglas N. Walton, The Place of Emotion in Argument. 1992.
  • Joseph W. Wenzel 1990 Three perspectives on argumentation. In R Trapp and J Scheutz, (Eds.), Perspectives on argumentation: Essays in honour of Wayne Brockreide. 9-26 Waveland Press: Prospect Heights, IL
  • John Woods. (1980). What is informal logic? In J.A. Blair & R. H. Johnson (Eds.), Informal Logic: The First International Symposium .(pp. 57-68). Point Reyes, CA: Edgepress.
  • John Woods. (2000). How Philosophical is Informal Logic? Informal Logic. 20(2): 139—167. 2000
  • Charles Arthur Willard Liberalism and the Problem of Knowledge: A New Rhetoric for Modern Democracy. University of Chicago Press. 1996.
  • Charles Arthur Willard, A Theory of Argumentation. University of Alabama Press. 1989.
  • Charles Arthur Willard, Argumentation and the Social Grounds of KnowledgeUniversity of Alabama Press. 1982.
  • Harald Wohlrapp. Der Begriff des Arguments. Über die Beziehungen zwischen Wissen, Forschen, Glaube, Subjektivität und Vernunft. Würzburg: Königshausen u. Neumann, 2008 ISBN 978-3-8260-3820-4
  • G. A. Brutian and Thomas A. Wilson On Philosophical Argumentation Philosophy & Rhetoric, Vol. 12, No. 2 (Spring, 1979), pp. 77-90
  • V.P. Moskvin, «Аргументативная риторика: Теоретический курс для филологов» 2008 г. (chapter 1, p — 9).

Объект arguments — JavaScript.

Примечание: Если вы пишете код, совместимый с ES6, предпочтение следует отдавать остальным параметрам.

Примечание: «Array-like» означает, что аргументы имеют свойство длины и свойства, индексированные с нуля, но не имеют встроенных методов Array , таких как forEach() или карта() .См. §Описание для получения подробной информации.

Объект arguments — это локальная переменная, доступная во всех функциях, отличных от стрелок. Вы можете ссылаться на аргументы функции внутри этой функции, используя ее объект arguments . В нем есть записи для каждого аргумента, с которым была вызвана функция, с индексом первой записи 0 .

Например, если функции передано 3 аргумента, вы можете получить к ним доступ следующим образом:

  аргумента[0]
аргументы[1]
аргументы[2]
  

Каждый аргумент также можно установить или переназначить:

  arguments[1] = 'новое значение';
  

Объект arguments не является массивом .Он похож, но в нем отсутствуют все свойства массива , кроме length . Например, у него нет метода pop() .

Однако его можно преобразовать в настоящий массив :

  var args = Array.prototype.slice.call(аргументы);

var args = [].slice.call(аргументы);
  

Как и с любым объектом типа Array, вы можете использовать метод Array.from() ES2015 или синтаксис расширения для преобразования аргументов в настоящий массив:

  пусть аргументы = Массив.от (аргументы);

пусть args = [...аргументы];
  

Объект arguments полезен для функций, вызываемых с большим количеством аргументов, чем они официально объявлены для приема. Этот метод полезен для функций, которым может быть передано переменное количество аргументов, таких как Math.min() . В этом примере функция принимает любое количество строковых аргументов и возвращает самый длинный из них:

.
  функция самая длинная строка () {
  самая длинная переменная = '';
  for (var i=0; i < arguments.длина; я++) {
    если (аргументы [i].length > самая длинная.длина) {
      самый длинный = аргументы[i];
    }
  }
  возвращаться дольше всех;
}
  

Вы можете использовать arguments.length для подсчета количества аргументов, с которыми была вызвана функция. Если вместо этого вы хотите подсчитать, сколько параметров декларирует функция, проверьте свойство length этой функции.

Использование typeof с аргументами

Оператор typeof возвращает 'object' при использовании с аргументами

  консоль.журнал (тип аргументов);
  

Тип отдельных аргументов можно определить путем индексации аргументов :

  console.log (тип аргументов [0]);
  

Определение функции, которая объединяет несколько строк

В этом примере определяется функция, которая объединяет несколько строк. Единственным формальным аргументом функции является строка, содержащая символы, разделяющие объединяемые элементы.

  функция myConcat (разделитель) {
  пусть аргументы = массив.прототип.slice.call(аргументы, 1);
  вернуть args.join (разделитель);
}
  

Вы можете передать этой функции столько аргументов, сколько захотите. Он возвращает список строк, используя каждый аргумент в списке:

 
myConcat(', ', 'красный', 'оранжевый', 'синий');


myConcat('; ', 'слон', 'жираф', 'лев', 'гепард');


myConcat('. ', 'шалфей', 'базилик', 'орегано', 'перец', 'петрушка');
  

Определение функции, которая создает списки HTML

В этом примере определяется функция, которая создает строку, содержащую HTML для списка.Единственным формальным аргументом функции является строка « u », если список должен быть неупорядоченным (маркированным), или « o », если список должен быть упорядоченным (нумерованным). Функция определяется следующим образом:

  список функций (тип) {
  var html = '<' + type + 'l>
  • '; var args = Array.prototype.slice.call(аргументы, 1); html += args.join('
  • '); html += '
  • '; вернуть html; }

    Вы можете передать этой функции любое количество аргументов, и она добавит каждый аргумент как элемент списка в список указанного типа.Например:

      let listHTML = list('u', 'Один', 'Два', 'Три');
    
    
      

    Остальные параметры, параметры по умолчанию и деструктурированные параметры

    Объект arguments можно использовать в сочетании с остальными параметрами, параметрами по умолчанию и деструктурированными параметрами.

      функция foo(...args) {
      возвращаемые аргументы;
    }
    фу(1, 2, 3);
      

    Несмотря на то, что наличие остальных параметров, параметров по умолчанию или деструктурированных параметров не влияет на поведение объекта arguments в коде строгого режима, для нестрогого кода существуют тонкие отличия.

    В коде строгого режима объект arguments ведет себя одинаково независимо от того, переданы ли функции параметры rest, default или деструктурированные. То есть присвоение новых значений переменным в теле функции не повлияет на объект arguments . Присвоение новых переменных объекту arguments также не повлияет на значение переменных.

    Примечание: Вы не можете написать "использовать строго"; в теле определения функции, которая принимает параметры покоя, значения по умолчанию или деструктурированные параметры.Это вызовет синтаксическую ошибку.

    Нестрогие функции, которым передаются только простые параметры (то есть не оставшиеся параметры, параметры по умолчанию или реструктурированные параметры), будут синхронизировать значения переменных новых значений в теле функции с объектом arguments , и наоборот:

      функция функ(а) {
      аргументы[0] = 99;
      console.log(а);
    }
    функция (10);
      

    А также:

      функция функ(а) {
      а = 99;
      console.log(аргументы[0]);
    }
    функция (10);
      

    И наоборот, нестрогие функции, которые являются переданными оставшимися параметрами, параметрами по умолчанию или деструктурированными , не будут синхронизировать новые значения, присвоенные переменным-аргументам в теле функции, с объектом аргументов.Вместо этого объект аргументов в нестрогих функциях со сложными параметрами всегда будет отражать значения, переданные функции при вызове функции (это то же самое поведение, что и у всех функций строгого режима, независимо от типа). переменных им передаются):

      функция функция (а = 55) {
      аргументы[0] = 99;
      console.log(а);
    }
    функция (10);
      

    А также:

      функция функция (а = 55) {
      а = 99;
      консоль.журнал (аргументы [0]);
    }
    функция (10);
      

    А также:

     
    функция func(a = 55) {
      console.log(аргументы[0]);
    }
    функция();
      

    Таблицы BCD загружаются только в браузере

    Аргументы функций Python (по умолчанию, ключевое слово и произвольные)

    Аргументы

    В разделе, посвященном определяемым пользователем функциям, мы узнали об определении функции и ее вызове. В противном случае вызов функции приведет к ошибке. Вот пример.

      приветствие по умолчанию (имя, сообщение):
        """Эта функция приветствует
        человек с предоставленным сообщением"""
        print("Привет", имя + ', ' + сообщение)
    
    приветствие("Моника", "Доброе утро!")  

    Выход

      Привет Моника, Доброе утро!  

    Здесь функция welcome() имеет два параметра.

    Поскольку мы вызвали эту функцию с двумя аргументами, она работает гладко, и мы не получаем никаких ошибок.

    Если мы вызовем его с другим количеством аргументов, интерпретатор покажет сообщение об ошибке. Ниже приведен вызов этой функции с одним и без аргументов вместе с соответствующими сообщениями об ошибках.

      >>> welcome("Моника") # только один аргумент
    TypeError: welcome() отсутствует 1 обязательный позиционный аргумент: 'msg'  
      >>> welcome() # без аргументов
    TypeError: приветствие () отсутствует 2 обязательных позиционных аргумента: «имя» и «msg»  

    Переменные аргументы функции

    До сих пор функции имели фиксированное количество аргументов.В Python есть и другие способы определения функции, которая может принимать переменное количество аргументов.

    Ниже описаны три различных формы этого типа.

    Аргументы Python по умолчанию

    Аргументы функций могут иметь значения по умолчанию в Python.

    Мы можем указать значение по умолчанию для аргумента, используя оператор присваивания (=). Вот пример.

      def приветствие(имя, msg="Доброе утро!"):
        """
        Эта функция приветствует
        человек с
        предоставленное сообщение.Если сообщение не предоставлено,
        по умолчанию "Хорошо
        утро!"
        """
    
        print("Привет", имя + ', ' + сообщение)
    
    
    приветствовать("Кейт")
    приветствие("Брюс", "Как дела?")  

    Выход

      Привет Катя, Доброе утро!
    Привет, Брюс, как дела?  

    В этой функции параметр имя не имеет значения по умолчанию и является обязательным (обязательным) во время вызова.

    С другой стороны, параметр msg имеет значение по умолчанию "Доброе утро!" .Таким образом, это необязательно во время разговора. Если указано значение, оно перезапишет значение по умолчанию.

    Любое количество аргументов в функции может иметь значение по умолчанию. Но как только у нас есть аргумент по умолчанию, все аргументы справа от него также должны иметь значения по умолчанию.

    Это означает, что аргументы не по умолчанию не могут следовать за аргументами по умолчанию. Например, если бы мы определили заголовок функции выше как:

    def приветствовать (msg = "Доброе утро!", имя): 

    Мы получили бы ошибку:

      SyntaxError: аргумент не по умолчанию следует за аргументом по умолчанию  

    Аргументы ключевого слова Python

    Когда мы вызываем функцию с некоторыми значениями, эти значения присваиваются аргументам в соответствии с их положением.

    Например, в приведенной выше функции приветствие() , когда мы вызвали ее как приветствие("Брюс", "Как дела?") , значение "Брюс" присваивается аргументу имя и аналогично "Как дела?" с по сообщение .

    Python позволяет вызывать функции с использованием аргументов ключевого слова. Когда мы вызываем функции таким образом, порядок (положение) аргументов может быть изменен. Все последующие вызовы вышеуказанной функции действительны и дают одинаковый результат.

      # 2 аргумента ключевого слова
    приветствие(имя = "Брюс", msg = "Как дела?")
    
    # 2 аргумента ключевого слова (не по порядку)
    приветствие(msg = "Как дела?", name = "Брюс")
    
    1 позиционный, 1 ключевой аргумент
    приветствие("Брюс", msg = "Как дела?")  

    Как мы видим, мы можем смешивать позиционные аргументы с ключевыми словами во время вызова функции. Но мы должны помнить, что аргументы ключевого слова должны следовать за позиционными аргументами.

    Наличие позиционного аргумента после аргументов ключевого слова приведет к ошибкам.Например, вызов функции выглядит следующим образом:

      приветствие(имя="Брюс","Как дела?")  

    Приведет к ошибке:

      SyntaxError: аргумент не ключевого слова после аргумента ключевого слова  

    Произвольные аргументы Python

    Иногда мы не знаем заранее количество аргументов, которые будут переданы в функцию. Python позволяет нам обрабатывать такие ситуации с помощью вызовов функций с произвольным количеством аргументов.

    В определении функции мы используем звездочку (*) перед именем параметра для обозначения этого типа аргумента. Вот пример.

      приветствие по умолчанию (*имя):
        """Эта функция приветствует все
        человек в кортеже имен."""
    
        # имена - это кортеж с аргументами
        для имени в именах:
            print("Здравствуйте", имя)
    
    
    приветствовать("Моника", "Люк", "Стив", "Джон")  

    Выход

      Привет, Моника
    Привет Люк
    Привет Стив
    Привет Джон  

    Здесь мы вызвали функцию с несколькими аргументами.Эти аргументы упаковываются в кортеж перед передачей в функцию. Внутри функции мы используем цикл for для получения всех аргументов обратно.

    Аргумент Определение и значение | Британский словарь

    аргумент /ˈɑɚgjəmənt/ существительное

    множественное число аргументы

    множественное число аргументы

    Определение слова ARGUMENT в Британском словаре

    и [считать] : заявление или ряд утверждений за или против чего-либо
    • Они привели убедительный/убедительный/убедительный/сильный аргумент в пользу нашего участия.

    • Комиссия представила веские доводы против строительства новой школы.

    • заключение адвоката доводы в суде

    • Его аргумент не убедил его противников.

    б [не в счет] : дискуссия, в которой люди высказывают разные мнения о чем-либо
    • Примем, ради аргумента , что она права.

    • Разве вы не хотите услышать обе стороны аргумента ?

    : гневное несогласие : ссориться

    [считать]

    • Они постоянно вступали в споры о/по поводу политики.

    • Было много аргументов по поводу/по поводу нового дизайна.

    • Они уладили спор , который начался в классе.

    • Я не хочу слышать никаких аргументов о том, поедешь ли ты.

    [не в счет]

    • Я не хочу слышать никаких аргументов о том, поедешь ли ты.

    • Ты не получишь от меня аргументов . [=Я не соглашусь]

    • По этому вопросу нет аргумента . [= несогласие ]

    [единственное число] : что-то, что показывает, что что-то является или не является необходимым, подходящим и т. д.— обычно + вместо или против

    Календари и списки

    октябрь семестр 2021
    • Начало сеанса 04 октября 2021 г. (PDF) (HTML)
    • Сессия, начинающаяся 1 ноября 2021 г. (PDF) (HTML)
    • Сессия
    • , начало 29 ноября 2021 г. (PDF) (HTML)
    • Сессия, начинающаяся 10 января 2022 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сеанса 22 февраля 2022 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сеанса 21 марта 2022 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сеанса 18 апреля 2022 г. (PDF) (HTML)

    Октябрь Срок 2020
    • Начало сеанса 5 октября 2020 г. (PDF) (HTML)
    • Сессия, начинающаяся 2 ноября 2020 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сессии 30 ноября 2020 г. (PDF) (HTML)
    • Сессия, начинающаяся 11 января 2021 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сеанса 22 февраля 2021 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сеанса 22 марта 2021 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сеанса 19 апреля 2021 г. (PDF) (HTML)

    октябрь семестр 2019 г.
    • Начало сеанса 07 октября 2019 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сеанса 04 ноября 2019 г. (PDF) (HTML)
    • Сессия, начинающаяся 2 декабря 2019 г. (PDF) (HTML)
    • Сессия
    • , начало 13 января 2020 г. (PDF) (HTML)
    • Сессия
    • , начало 24 февраля 2020 г. (PDF) (HTML)
    • ОТЛОЖЕНО: начало сессии 23 марта 2020 г. (PDF) (HTML)
    • ОТЛОЖЕНО: начало сессии 20 апреля 2020 г. (PDF) (HTML)
    • Начало сеанса 04 мая 2020 г. (PDF) (HTML)


    сомони | СК | Устные аргументы

    Общая информация об устных прениях

    Устные прения начинаются ровно в 9:00 утра.м. и проводятся в ЗДАНИИ ВЕРХОВНОГО СУДА по адресу 201 W. 14th Street (угол 14th & Colorado), если не указано иное. Зал суда Верховного суда расположен на первом этаже. Офис клерка также расположен на первом этаже, комната № 104. Парковка доступна в государственном гараже для посетителей по адресу 1201 Сан-Хасинто, через дорогу от Государственной библиотеки и архивов Техаса.

    Верховный суд обычно проводит устные прения один раз в месяц в течение трех дней подряд. Каждый день, когда проводятся устные прения, Верховный суд обычно слушает 3 отдельных дела.Каждой стороне дается 20 минут на спор, всего 40 минут на спор по делу. Между ссорами есть 10-минутный перерыв.

    Обратите внимание, что все адвокаты должны подавать Форму представления устных аргументов через электронную систему подачи документов Texas.gov.

    Видеозаписи

    Видеозаписи устных прений транслируются через Интернет в рамках партнерства с Коллегией адвокатов штата Техас. Вы можете осуществлять поиск по году возбуждения дела, году рассмотрения дела или стилю.

    Информацию о том, как стороны могут потребовать, чтобы спор не транслировался в Интернете, см. Политика, регулирующая веб-трансляцию судебных разбирательств в Верховном суде.

    Запись, трансляция, передача по телевидению или фотографирование устных прений могут осуществляться только с разрешения Верховного суда по письменному запросу, поданному клерку в соответствии с Правилом апелляционной процедуры Техаса 14.

    Расписания подачи

    Список причин, которые необходимо оспорить в суде, публикуется на странице Предстоящие аргументы. Эти расписания публикуются с интервалом в три месяца и представляют собой предварительные расписания, которые могут быть изменены в последнюю минуту.

    Расписания подачи, в которых перечислены имена адвокатов, ведущих дела, и порядок рассмотрения дел, публикуются В ПЯТНИЦУ ПЕРЕД неделей устных прений. Если у вас есть интерес к участию в устных прениях, вы можете проверить дату/время и порядок настройки, просмотрев расписания, опубликованные на странице Расписания представлений.

    Все расписания подачи заявок на этот год можно найти на странице Расписания подачи, доступной в меню слева. Нажмите на нее, чтобы развернуть меню и открыть страницы с графиками подачи заявок за предыдущие годы.

    Споры перед Верховным судом Техаса

    Ниже приведены ответы и рекомендации по некоторым вопросам, которые адвокаты часто задают при рассмотрении дел в Верховном суде Техаса.

    1. Адвокаты, ведущие дела в Верховном суде Техаса, должны зарегистрироваться за столом судебного пристава рядом со скамьей перед первым устным выступлением, которое начинается в 9:00. Двери в зал суда обычно открываются в 8:30 до дайте адвокатам достаточно времени, чтобы зарегистрироваться до первого устного выступления.

    2. Адвокаты истцов и родственников сидят за столом слева от кафедры, лицом к скамье. Адвокаты подсудимых и реальных сторон сидят за столом справа от кафедры, лицом к скамье. Если вы спорите по первому делу, вы можете сесть за свой стол, когда придете. В противном случае вы можете сидеть в публичной галерее до перерыва, непосредственно предшествующего вашему спору.

    3. Как правило, с каждой стороны должен выступать только один адвокат. За исключением разрешения суда, не более двух адвокатов с каждой стороны могут выступать.Только один адвокат может выступать с опровержением. Текс Р. Приложение. С. 59.5.

    4. Плата в размере 75,00 долларов США взимается, если петиция назначена для устного обсуждения. Если вы хотите использовать вещественные доказательства в ходе устных прений, вы должны заплатить сбор в размере 25 долларов США и представить одиннадцать печатных копий ваших электронных доказательств на бумаге размером 8 ½ на 11 дюймов в офис клерка до 8:30 утра в день устных прений. Офис клерка предоставит экспонаты маршалу, который разместит экспонаты на скамейке.

    5. Да, вы можете использовать вещественные доказательства в устной дискуссии.Доказательства должны быть поданы в электронном виде по крайней мере за день до устного выступления и до конца рабочего дня. За подачу заявления взимается сбор в размере 25 долларов США, который оплачивается через поставщика услуг электронной подачи. Вы должны предоставить одиннадцать печатных копий экспоната на бумаге размером 8 ½ на 11 дюймов в офис клерка до 8:30 утра в день устных прений.

      Крупные экспонаты могут быть установлены слева от кафедры в зале суда непосредственно перед вашим выступлением. Пожалуйста, обратитесь за помощью к маршалу или клерку.Если вы хотите интегрировать электронную копию вашего экспоната в веб-трансляцию устного выступления, позвоните клерку по телефону 512-463-1312.

    6. Да, ноутбук может быть подключен к трибуне, и мы можем отображать содержимое ноутбука на мониторе в зале суда. Вы должны уведомить офис клерка по крайней мере за день, что вы собираетесь использовать это оборудование. Офис клерка может предоставить ноутбук для устного выступления; еще раз, пожалуйста, сообщите об этом офису клерка по крайней мере за день.

    7. Да, пожалуйста, сообщите об этом секретарю заранее, чтобы можно было договориться о том, чтобы прийти на практику как минимум за день до устного выступления.

    8. В отличие от некоторых других апелляционных судов, судебный пристав представит вас суду. Кроме того, если вы являетесь заявителем или родственником, судебный пристав проинформирует суд о том, как вы распределили свое время (например, «С позволения суда, г-жа Смит представит аргументы заявителя. Заявитель зарезервировал пять минут для опровержения). .»). Вы должны сделать паузу, прежде чем говорить, чтобы маршал представил вас.

      Также в суде используется система беспроводного таймера. Система отображает количество времени, оставшееся в каждом сегменте аргумента, и загорается зеленым, желтым или красным светом. Дисплей расположен на кафедре и на скамейке. Желтый предупреждающий свет информирует вас, когда у вас остается две минуты до окончания вашего спора. Красный свет означает, что ваше время истекло. Когда загорается красный свет, вы должны признать, что ваше время истекло, и попросить разрешения завершить свое выступление.

      Обязательно выключите свой мобильный телефон или другое электронное устройство , которое может издавать шум во время устной дискуссии.

    Написание аргументов: обзор — Центр обмена информацией WAC

    Что такое аргумент? Подумайте об адвокатах, спорящих с преступником «Кто нахер?» Прокурор утверждает, что это сделал садовник. Адвокат садовника говорит: «Докажи!» Бремя предоставления изобличающих доказательств ложится на прокурора, который ведет дело.Защите достаточно возразить исковым заявлением с аргументом, ставящим под сомнение сторону обвинения.

    Перед одной и той же аудиторией каждый адвокат попытается убедить присяжных. Судья следит за тем, чтобы аргументы были изложены в упорядоченной форме. Один неизбежно будет содержать больше воды, чем другой. После рассмотрения достоинств каждого возвращается жюри. Судебный пристав передает судье сложенный лист бумаги. Вердикт будет либо: «Виновен — доказательства неопровержимы — это сделал садовник», либо: «Нет — сомнительно, что это сделал садовник — доказательств недостаточно.»

    Аргумент — это формальное представление доказательств, поддерживающих конкретное утверждение или позицию по вопросу, представляющему интерес для конкретной аудитории. Его убедительная сила основывается на риторическом мастерстве автора — искусстве владения рациональными, эмоциональными и стилистическими инструментами языка в умелом и сознательном усилии убеждения. Его логика построена на рациональных предпосылках и следует за выводом, который разумные люди готовы принять.

    Формальные и неформальные аргументы

     

    Разница между формальным и неформальным аргументом заключается в бремени доказывания.Формальный аргумент четко формулирует утверждение или позицию, которую он аргументирует, и представляет хорошо развитую цепочку доказательств, ведущую к разумному выводу, поддерживающему утверждение. Сама цепочка доказательств может включать широкий спектр элементов, начиная от личного опыта и заканчивая статистическими данными и показаниями экспертов.

    Неофициальные аргументы содержат мало подтверждающих доказательств или вообще не содержат их. «Я мыл посуду прошлой ночью» может быть все, что необходимо, чтобы побудить вашего соседа по комнате вымыть ее сегодня вечером, но вряд ли это аргумент, предназначенный для убеждения или убеждения.Его основная цель — просто утверждать или указывать на что-то, не более того.

    Неофициальные споры – это неотъемлемая часть ток-шоу на радио и телевидении, колонок и писем в редакцию. Вообще говоря, они используются, чтобы спровоцировать дискуссию между людьми, придерживающимися разных мнений. Довольно часто они используются, чтобы спровоцировать конфронтацию между теми, кто категорически не согласен друг с другом (например, Фактор О’Рейли и Шоу Джерри Спрингера ). Редко они заканчиваются консенсусом во мнениях или разумным выводом.

    Академические аргументы

    Академический аргумент — это формальный аргумент, построенный в соответствии с конкретными соглашениями академической дисциплины, в которой он представлен. Например, литературный аргумент обычно включает свидетельства из рассматриваемого литературного текста; аргумент биологии будет включать данные полевых или лабораторных исследований.

    Перед тем, как начать спор, спросите у преподавателя, каких академических условностей вы должны придерживаться. Хотя многие элементы останутся прежними, нормы формулирования утверждения или позиции, организации доказательств аргумента, структурирования и стиля его представления и цитирования его источников будут различаться от одной дисциплины к другой и от контекста к контексту.

    Однако общими для всех академических аргументов являются следующие:

    • Претензия должна быть аргументированной: В отношении претензии должны существовать разногласия или ряд законных точек зрения. Если все в зале согласны, спорить действительно не о чем.
    • Аргумент должен быть рациональным: Аргумент должен быть основан на фактах, а не на эмоциях. Заявление должно быть тщательно рассмотрено, доказательства должны быть тщательно исследованы и тщательно отобраны; зрители правильно оценили.
    • Логика должна быть связной: Утверждение должно аргументироваться линейно, шаг за шагом, с соответствующими переходами, раскрывающими логику, связывающую один пункт с другим. Если второстепенный пункт не добавляет к основному пункту, он не принадлежит.

    Зачет должен быть сделан там, где это необходимо: Все внешние источники должны быть задокументированы (например, сноски, концевые сноски и цитаты в тексте) с использованием формата цитирования, одобренного академической дисциплиной, к которой относится аргумент.

    Информация о цитировании

    Донна ЛеКорт, Кейт Кифер и Питер Коннор. (1994-2022). Написание аргументов: обзор. Информационная служба ВААК. Университет штата Колорадо. Доступно по адресу https://wac.colostate.edu/resources/writing/guides/.

    Информация об авторских правах

    Copyright © 1994-2022 Университет штата Колорадо и/или авторы, разработчики и участники этого сайта. Некоторые материалы, представленные на этом сайте, используются с разрешения.

    Аргумент

    Аргумент

    Винсент Ферраро и Кэтрин С.Палмер
    Колледж Маунт-Холиок
    Южный Хэдли, Массачусетс 01075
    Говорить и спорить: риторика мира и войны


    Аргумент

    Нет причин произносить речь, если нет аргументов. А речь никогда не следует путать с рассказыванием историй или чтением стихов. Эти стоящая деятельность, но это не речи. Обычно мы произносим речь потому что мы считаем, что у нас есть что-то важное, чтобы сказать данной аудитории и потому что у нас есть основания полагать, что аудитория хочет быть проинформирована о нашей точке зрения зрения.

    Существуют формальные определения аргумента, но лучше рассматривать аргумент как не что иное, как объяснение того, почему кто-то считает что-то истинным.

    Таким образом, аргументы нам не чужды, но мы редко их развиваем в обычном разговоре. Обычно мы делаем утверждения, которые являются просто выводы к тому, что могло быть аргументом. Большая часть нашего ежедневного разговора с другие вращаются вокруг таких оценок: «Хороший день, не так ли?» «Ты выглядишь отлично сегодня!» «Чтение этого курса скучное!» К счастью, однако наши повседневные разговоры не требуют строгих доказательств или логики, чтобы гарантировать соглашение.Утверждения хороши, когда мы разговариваем с друзьями, но утверждение есть только заключение к невысказанному или неразвитому аргументу — наши друзья обычно не спрашиваем, почему мы считаем, что сегодня хороший день, а предполагаем, что у нас есть причины для веря, что день действительно хороший.

    Есть также некоторые утверждения, которые не основаны на неявном аргумент. Это утверждения вкуса или предпочтения. Когда человек говорит «Лимские бобы отвратительны» (в высшей степени оправданное утверждение), спрашивая человека по причинам этого предпочтения является бесполезным занятием, хотя оно может привести к комическому обмену.Вкусы и предпочтения обычно не поддаются тщательный анализ (как, например, можно «доказать», что кто-то, удостоверяющий ненависть к лимской фасоли на самом деле обожает их?), и говорящий должен избегать подобных высказываний. утверждения. Оратор должен развивать только те аргументы, которые требуют большего, чем мнение одного человека для проверки.

    Речь (или любое аналитическое упражнение) требует, чтобы все утверждения были развивались как аргументы. Публика собралась главным образом потому, что верит что говорящий будет утверждать истинность важного утверждения, которое является спорным, двусмысленны или неизвестны зрителям.Может быть дело в том, что аудитория знает говорящего или его репутацию и может предвидеть аргумент. Во многих случаях аудитория мало что знает о выступающем, но может иметь сильный интерес к предмету. Но во всех случаях зрители по праву ожидайте от говорящего три вещи: объяснение, доказательства и Значение.

    Пояснение. Аргумент не более чем обоснованное заявление о вере.В речи нужно уметь обобщать аргумент в одном повествовательном предложении. Мало кто сможет следить за более сложный аргумент, и опасность запутать аудиторию намного перевешивает преимущество представления более изощренного или сложного аргумента.

    Однако определить свои убеждения чрезвычайно сложно. Мы часто не знаем, во что верим, и часто думаем, что нам не хватает необходимых информацию, подтверждающую наши убеждения.Какими бы убедительными ни казались эти причины, они обычно не соответствуют действительности, и крайне важно, чтобы говорящий не поддавался этим оговорки и страхи. Эти оговорки и опасения возникают потому, что мы думаем, что аудитория будет интерпретировать декларацию веры как нечто универсальное, вечное и неизменный. Действительно, большинство зрителей хотят слышать такие заявления, и некоторые говорящие действительно хотят сделать такие заявления.

    Более осторожный оратор, однако, смягчит свое заявление верить таким образом, даже не произнося явно этих слов перед аудиторией: «Это это то, во что я верю на данный момент времени.Я считаю, что это правда, потому что у меня есть изучили вопрос и предприняли все разумные шаги, чтобы убедиться, что мое объяснение является обоснованным. Может быть информация, которую я пропустил, которая может резко изменить мое убеждение. Если кто-то из зрителей предоставит мне это информации, мы можем обсудить ее и взаимно оценить, как она влияет на мое убеждение». Такое отношение будет иметь два эффекта: во-первых, оно расслабит говорящего, ослабление презумпции совершенства, которую мы все носим с собой; во-вторых, если очевидно состоявшейся, она передаст аудитории ощущение открытости, что сделает выступление кооперативная деятельность.

    Большая часть работы, необходимой для создания аргумента, на самом деле никогда не появляется в речь. Подготовительные работы следует уподобить каркасу дома: наиболее важная часть для хорошего строительства, но часть, которая в конечном итоге никогда не будет видна напрямую кто угодно.

    Построение аргумента

    Сначала следует сосредоточиться на одном-единственном вопросе: «Что самое важную интерпретацию свидетельства, которое я хочу, чтобы аудитория усвоила в этом речи?» Ответ на этот вопрос формирует содержание аргумента.

    Следующим шагом в этом процессе является то, что говорящий задает себе вопрос: вопрос: «Почему я считаю, что эта интерпретация свидетельства верна?» Затем говорящий должен перечислить в порядке важности все причины, по которым он или она находит интерпретацию убедительной.

    Эти два шага — все, что необходимо для создания аргумента. Это простой процесс, но он требует значительного количества самосознание.Наши убеждения, как правило, слишком знакомы нам самим; у нас очень трудное время, чтобы сделать наши мыслительные процессы явными. Запишите причины, по которым вера в ту или иную интерпретацию — отличный способ сделать наши идеи более ясными. Обсуждение своей интерпретации доказательств с другими также является хорошим способом построить аргумент.

    Уточнение аргумента

    После того, как вы разработали общее и предварительное объяснение доказательства, то человек обязан изучить все имеющиеся доказательства.В процессе развития аргумента, мы часто искажаем, игнорируем или пренебрегаем свидетельством, чтобы заставить его поддержать аргумент. Часто это искажение непреднамеренно — наши воспоминания о доказательства могут стать менее конкретными. Говорящий, очевидно, должен сохранять открытость. ум в этом обзоре доказательств — трудная задача. Всегда следует проводить этот обзор с конкретным намерением опровергнуть аргумент. Всякий раз, когда находят что нет никаких доказательств того или иного убеждения, то следует серьезно подвергнуть сомнению справедливо ли это убеждение.Если достаточных или убедительных доказательств нет для части объяснения, то эта часть должна быть исключена из аргумента. Если аргументу не хватает правдоподобия без этой конкретной части, то аргумент имеет недостатки.

    Если аргумент оказывается неподдерживаемым при доступном доказательства, то у говорящего есть два варианта. Во-первых, отбросить аргумент и попробуй найти новый аргумент. Если новый аргумент не может быть построен, то речь не следует давать.Однако часто у говорящего есть второй выбор: изменить аргумент так, чтобы свидетельство соответствовало объяснению. Этот процесс уточнение объяснения действительно увлекательно и требует полного аналитического способности говорящего.

    Калибровка аргумента

    Последним шагом в процессе построения объяснения является просмотр доказательства и аргументы в свете знаний и опыта ожидаемого зрительская аудитория.Этот шаг крайне важен, и его часто упускают из виду. много динамиков. Всегда нужно сопоставлять свои идеи и представление своих идеи к интеллектуальной и эмоциональной зрелости аудитории. Спикер должен всегда предполагайте, что вероятен несколько более высокий уровень сложности: говорить свысока аудитория отчуждает аудиторию в глубокой степени. Если некоторые члены аудитория упускает определенные моменты, они, скорее всего, будут винить себя, а не говорящего пока им доступен общий тон речи.

    Доказательства.  Оратор должен знать свой предмет дело как можно тщательнее. В зависимости от искушенности аудитории говорящий будет рассказывать информацию, которая либо широко известна (в этом случае информация требует небольшой проработки) или известна лишь небольшому числу людей (возможно, только говорящему). В последнем случае доказательства должны быть подтверждены: как он был получен? кто его получил? каковы полномочия первооткрывателей Информация? была ли информация проверена другими? можно ли это проверить другие?

    Следует быть чрезвычайно осторожным, чтобы никогда не путать доказательства или информация с необработанными «фактами».» Факты, как правило, являются свидетельством того, что некоторые люди соглашаются; те, кто не согласен с доказательствами, отрицают, что они представляют собой «факт.» Действительно, можно было бы посоветовать никогда не использовать слово «факт» в речи. Этот термин устанавливает доказательство как то, о чем не может быть никакого разногласия и поэтому исключает аудиторию из той части речь. Доказательства имеют решающее значение, но они не могут объяснить сами себя. утверждение «Факты говорят сами за себя» является, пожалуй, самым вводящим в заблуждение фраза на английском языке, и сама по себе является признанием того, что говорящий не смог привести аргумент.Доказательства должны быть систематизированы и интерпретированы, если они должны быть понял. Более того, если кто-то убедительно не согласен с мнением говорящего «факт», говорящий рискует подорвать доверие к себе.

    Однако приведение доказательств всегда должно выражать уверенность говорящего в этом. Нет особых оснований утверждать доказательства, относительно которых нет уверенности; если говорящий не уверен, почему аудитория должна считать доказательства убедительными? Следует быть осторожным и использовать только те доказательства, которые аудитория считает возможными. проверено собственными усилиями или проверено известными и авторитетными источники.Ссылка на источники, которые закрыты для просмотра другими, работает только тогда, когда аудитория уже приняла определенную точку зрения (например, заявление директором Центрального разведывательного управления большинству членов Конгресса).

    Обеспечение того, чтобы доказательства соответствовали этим критериям обоснованности, важно, потому что критерии создают общую основу для того, что может быть правдой или неправдой как для говорящего, так и для аудитории. Таким образом, доказательства «доказывают» только то, что говорящий и аудитория имеют определенные общие представления.Доказательства должны быть быть доступной для аудитории, и она должна вызывать у аудитории доверие. Если аудитория находит, что способ представления доказательств согласуется с ее собственной понимания доказательств, то, вероятно, аудитория решит, что говорящий хорошо осведомлен и, следовательно, тот, чьему мнению можно доверять.

    Доказательства обычно бывают трех видов:

    Личный опыт спикера .Информация обеспеченное личным опытом, выполняет в речи две роли. Во-первых, он гуманизирует речь, ссылаясь на что-то, что многие в аудитории, возможно, восприняли как хорошо. Эта непосредственность согласуется с общей целью любой речи — желание связать спикера с аудиторией. Во-вторых, личный опыт может быть только иллюстративным, но его последствия могут быть очень ясными, если количество людей или затрагиваемые вопросы ограничены.Проблема с личным опытом как доказательством, однако, это то, что это обычно не поддается обобщению. Один говорит об одном случай, и никогда не ясно, что доказывает единичный случай (обычно ничего).

    Эмпирические данные.   Есть общепринятые формы доказательств, которые часто требуют небольшого объяснения, но степень необходимой объяснение зависит от критичности доказательств. Если, например, нужно утверждать что-то о размере американской экономики, чтобы подчеркнуть его отношение к другим экономикам мира, свидетельство U.Документ S. Казначейства нуждаются в небольшом уточнении или обосновании. Однако, если кто-то утверждает, что Правительство США манипулирует экономической информацией для достижения определенных социальных или политических целях, то ссылка на тот же документ Минфина потребовала бы большая проверка.

    Точно так же, когда информация была получена через хорошо зарекомендовавшие себя процедур (например, в естественных науках), обычно мало кто сомневается в их срок действия.Имена, даты, числа и другие «жесткие» доказательства особенно эффективен при разумном использовании. Тем не менее следует быть чрезвычайно с осторожностью относиться к тому, как были получены и проверены эмпирические данные. Заболеваемость откровенное мошенничество в эмпирических данных встречается редко, но известно. Более вероятно, что манипулирование эмпирическими данными учреждениями или группами, имеющими личную заинтересованность в частности выводы из доказательств. Мы справедливо считаем весьма подозрительным данные Института табака о влиянии вторичного табачного дыма на здоровье.

    Авторитетное мнение.   Многое из того, что оратор может обсуждение не может быть найдено в его или ее собственном личном опыте или измерено эмпирически. Если другие написали или рассказали о своем профессиональном опыте, один может ссылаться на эти доказательства. Точно так же, если ученый посвятил свою жизнь изучение того или иного вопроса и уже опубликованные материалы, можно использовать опубликованные материалы как источник доказательств. Например, конкретные доказательства (имена, даты, места и т.) от Генри Киссинджера по вопросу об открытии США для Китая в 1973 год будет весьма заслуживающим доверия, даже если говорящий не знает Генри Киссинджера или не имеет никогда не был в Китае. Однако мнения Киссинджера о полезности или необходимости открытие для Китая было бы весьма подозрительным (но не отклоняемым автоматически), поскольку он была заинтересована в успехе операции. Следует быть осторожным в отношении использование авторитетного мнения. Следует помнить, что мнения — это не что иное, как чем это.Следует убедиться, что приведенные мнения действительно «авторитетный».

    Значение. Третий и последний элемент речь предназначена для того, чтобы говорящий объяснил, почему аргумент важен. Как правило, часть этого элемента явно встречается в начале речи: хороший «зацепка» в начале обычно необходима, чтобы привлечь внимание аудитории. Кроме того, каждое выступление должно начинаться с заключения: аудитория будет лучше может следить за речью, если знает, куда она идет.Но самое важное место для развития значимости аргумента находится в заключении.

    Хороший вывод передает значение аргумента. Если аргумент верен, то он должен что-то значить почти для каждого члена аудитории. Когда Уинстон Черчилль произнес свою первую речь в качестве премьер-министра перед парламентом в мае 1940 года, он задал и ответил на вопрос в конце, чтобы объяснить своей аудитории значение его аргумента:

    Вы спросите, какова наша цель? Могу ответить одним словом.Это победа. Победа любой ценой — Победа вопреки всем ужасам — Победа, какой бы долгой и трудной ни была дорога может быть, ибо без победы нет выживания.

    Эти типы значений должны быть и могут быть полностью развиты только в вывод. Заключение — это не краткое изложение речи; скорее, хороший заключение укажет аудитории, насколько важно то, что они узнали, и что теперь они должны это сделать. Именно в конце речи человек находит самое драматичное предложения: «Ich bin ein Berliner» или «Наконец-то свободен.» Эти выводы не только заключают в себе аргумент речи, они приносят мощный эмоциональное выражение аргумента.

    Окончание речи должно быть понятно аудитории. Слова «наконец» или «в заключение» воспринимаются аудиторией буквально и, когда произносится, будет сигнализировать об этом аудитории. Оратор никогда не должен говорить эти слова, кроме самого конца речи; использование их для завершения подпункта вызвать разочарование и беспокойство среди членов аудитории.преждевременный использование таких фраз также в значительной степени ослабит внимание аудитории.

    На протяжении всего выступления у аудитории не должно быть сомнений в том, что говорящий горячо верит аргументу. Зрители ожидают высокой степени интенсивности и обязательство спикера. Однако не следует создавать впечатление, что говорящий выражает позицию, которая не допускает несогласия, оговорок или несогласие. Такое впечатление сигнализировало бы аудитории о том, что повод задуматься о том, что говорит оратор — либо публика согласится, либо не соглашусь, да и в том и в другом случае больше нечего сказать.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.