Антон семенович макаренко биография: Последние новости шоу-бизнеса России и мира, биографии звезд, гороскопы

Макаренко Антон Семенович, подробная биография

(1888-1939) советский педагог и писатель

Для современного читателя имя Макаренко Антона Семеновича, связано с определенным периодом нашей истории — тридцатыми годами, когда организовывались первые советские колонии для малолетних преступников. Именно тогда и были написаны основные книги Макаренко.

Он родился в семье мастера-железнодорожника в украинском городке Белополье, неподалеку от Харькова. После школы Антон поступил в одногодичную учительскую семинарию в Кременчуге, а после ее окончания в 1905 году начал работать учителем начальных классов в железнодорожных школах. Там ему приходилось преподавать практически все предметы, а также заниматься воспитанием учеников, поскольку иногда случалось, что в одном классе оказывались учащиеся разного возраста, требовавшие индивидуального подхода.

Девятилетняя работа учителем оказалась хорошей школой, о которой Антон Макаренко с благодарностью вспоминал всю жизнь. Однако он вскоре понял, что имеющихся у него знаний недостаточно, и поступил в Полтавский учительский институт. Там он проучился три года и в 1917 году, когда начались революционные события, вновь стал преподавать.

После Октябрьской революции, Антон Макаренко стал директором школы в городке Крюков на Днепре, а через год перебрался в Полтаву, где также стал заведовать школой. В 1920 году его судьба резко меняется. Началась борьба с детской беспризорностью, и Макаренко получил задание организовать колонию для перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей. Она находилась в деревне Куряж, неподалеку от Полтавы.

Поскольку среди направленных в колонию подростков было много правонарушителей, а также уголовных преступников, Антону Макаренко пришлось разработать систему достаточно жесткого казарменного воспитания. Она основывалась на принципах коллективной педагогики. Единственным инструментом воздействия он считал воспитание коллективного начала, которое и являлось основным средством подавления личности. Этот принцип в середине двадцатых годов подвергся жестокой критике со стороны специалистов-педологов.

Однако в связи с укреплением авторитаризма в конце двадцатых — начале тридцатых годов система Макаренко была признана образцом новой педагогики и получила официальное одобрение.

Литературной работой Антон Семенович занялся в начале века. Но в то время он практически писал для себя, только в начале двадцатых годов прислал один из своих очерков Максиму Горькому, который приветствовал педагогические изыскания Антона Макаренко, но весьма прохладно отозвался о его литературных способностях. Тем не менее Макаренко продолжал писать и в 1932 году выпустил свою первую книгу — сборник очерков «Марш тридцатого года». Он рассказал в нем историю перевоспитания нескольких беспризорников, а также описал свою систему воспитания.

Книга была послана Горькому в Италию, и после его благожелательного отзыва, Макаренко создал свое основное произведение — «Педагогическую поэму». По форме это автобиографический роман, в котором главный герой занимается перевоспитанием беспризорников. Книга Антона Семеновича Макаренко соединяет черты литературного произведения и научного труда.

Любопытно, что начиная с первого издания она выходила с большими цензурными сокращениями, поскольку издатели старались смягчить жесткую систему воспитания, предлагаемую Макаренко.

Критика со стороны специалистов-педологов привела к тому, что в 1927 году он был отстранен от руководства колонией, однако благодаря контакту с ОГПУ переехал в Харьков, где организовал коммуну им. Ф. Дзержинского, в которой продолжал развивать свою систему воспитания.

Важно заметить, что во время путешествия по СССР в 1928 году Горький посетил колонию Антона Макаренко, а также открытую им к тому времени Полтавскую колонию беспризорников. Писатель пришел в восторг и стал решительным сторонником его педагогических методов.

К тому времени необходимость в этой системе оказалась настолько насущной, что власти практически закрывали глаза на то, что предлагаемая Макаренко теория и практика воспитания — не что иное, как развитие взглядов Троцкого, в свое время раскритикованных еще В. И. Лениным.

Антон Семенович Макаренко соблюдал внешние приличия и говорил о том, что нужно перевоспитывать через труд, поэтому в колонии было организовано производство, в частности, выпускались фотоаппараты ФЭД.

Правда, с 1937 года он уходит с педагогической работы «переезжает в Москву. Там он целиком посвящает себя литературе и в том же году выпускает «Книгу для родителей», в которой предлагает ввести разработанную им систему семейного воспитания. Она основывалась на жестком контроле, а сама семья рассматривалась как одна из форм коллектива. Другие отношения не признавались. Примечательно, что книга Макаренко явилась одним из средств обоснования широко применявшегося в те годы принципа обоюдной ответственности детей и родителей.

В последующие годы Макаренко опубликовал еще одну повесть — «Флаги на башнях» (1938), в которой рассказал о жизни своих воспитанников уже в юношеском возрасте, а также после их выхода из колонии. В отличие от «Педагогической поэмы», в этой книге Антон Макаренко дал сильно идеализированное изображение своих воспитанников.

Последние три года своей жизни он тяжело болел туберкулезом, но продолжал работать до последнего дня: выступал с лекциями, публицистическими статьями в газетах, писал киносценарии по своим произведениям. Последнее из них — автобиографический роман «Пути поколения», в котором он рассказал о своем детстве и юности, — осталось незавершенным.

Еще до Великой Отечественной войны, произведения Антона Макаренко были переведены на немецкий язык, а в начале восьмидесятых годов в Западной Германии было опубликовано полное собрание сочинений писателя без цензурных изъятий и купюр.

Макаренко Антон Семенович — краткая биография

ФИО: Макаренко Антон Семенович
Дата рождения: 13.03.1888
Место рождения: Белополье, Украина
Знак зодиака: Рыбы
Деятельность: Педагог, воспитатель, писатель
Дата смерти: 01.04.1939 (51 год)

Судьба великого советского педагога и автора литературных произведений Антона Семеновича Макаренко необычна и интересна. Он разработал педагогическую концепцию, показывающую передовые способы воспитания «трудных» подростков. Макаренко отличался целеустремленностью, честностью, прямолинейностью и любовью к детям.

Его активная жизненная позиция не раз выступала в противовес мнению окружающих, в том числе – вышестоящих чиновников. Но трудолюбие и упорство Макаренко доказало, что его педагогические воззрения –

передовые, и опережают свое время. При жизни он испытал немало профессиональных трудностей и не получил должного общественного признания. Но после смерти Атона Семеновича назвали великим учителем и официально включили в международную четверку педагогов, чьи методы изменили взгляды на воспитание детей в 20 веке.

Детство и юность

Антон Макаренко был первым ребенком в обычной украинской семье. Он родился в первый день весны 1888 года в селе Белополье Харьковского района. Поселение находилось недалеко от железнодорожной станции, где отец Антона трудился маляром. У будущего педагога был младший брат

Виталий, впоследствии ставший выдающимся офицером и из-за службы царю вынужденный уехать из страны после революционных событий.

С детства у Антона Макаренко наблюдались проблемы со зрением – близорукость, поэтому он был вынужден носить очки, за что получал насмешки от сверстников. Позже диагноз стал причиной досрочного освобождения от военной службы.

Антон Макаренко в детстве

В доме семьи Макаренко всегда были книги, и маленький мальчик вместо активных игр на улице отдавал предпочтение литературе. Родители рано поняли его тягу к знаниям и постарались сделать все, чтобы ребенок смог получить достойное образование. В 1895 году, когда ребенку исполнилось 7 лет, он был зачислен в двухклассное училище, где получил начальное образование.

Затем семья переехала в город Крюков, где была возможность освоить еще 4 класса школьной программы. Макаренко был зачислен в уездное училище Кременчуга, где сначала получил общее образование, а затем, в 16 лет, поступил на годовые педагогические курсы. С этого момента началось становление молодого учителя в профессии.

Антон Макаренко в молодости

Основные события жизни

  1. С 1 сентября 1905 года зачислен на работу в школу города Крюкова учителем. Преподавал русский язык, литературу, черчение.
  2. С 1 августа 1914 года – студент Полтавского педагогического университета (Учительского института).
  3. В 1914 году состоялось знаковое знакомство с Максимом Горьким. Макаренко отправил ему на рецензию свое первое литературное произведение «Глупый день». Горький подверг рассказ серьезной критике, но общение с молодым учителем продолжил.
  4. Период с 1916 по 1917 годы – служба в рядах вооруженных сил. Уволен в запас досрочно в связи с плохим зрением.
  5. В 1920 году получил разрешение на создание первой для него воспитательной колонии имени М.Горького. Контингент учащихся: беспризорные дети и подростки, малолетние преступники. Был заведующим колонии до 1928 года.
  6. В 1925 году начал собирать и обрабатывать материал для написания легендарного произведения
    «Педагогическая поэма»
    — труде о методах воспитания детей в условиях колонии.
  7. В 1926 году произошло объединение «колонистов» с детским домом под Харьковом. Число воспитанников превысило 400 человек. Макаренко продолжал заведовать колонией и вводил новаторские методики.
  8. В 1927 году становится руководителем детской трудовой коммуны в Новом Харькове.
  9. В 1928 году подвергается резкой критике педагогического сообщества за новаторские методы работы с детьми. Вынужден оставить работу заведующего колонией. Но продолжает трудиться в новом проекте – воспитательной коммуне.
  10. С 1930 по 1935 активно занимается писательством. Издает ряд серьезных научных и публицистических статей, очерки и зарисовки о работе с «трудными» детьми. В 1935 году полностью заканчивает и издает «Педагогическую поэму».
  11. В 1935 году переезжает в Киев в связи с назначением в аппарат НКВД в отдел трудовых колоний. Целью его работы было обобщение опыта работы с детьми и внедрение его повсеместно на территории Украины. Но государственная служба и отсутствие реальной практики тяготили учителя. Кроме того, многие его коллеги не соглашались с новаторским подходом.
  12. В 1937 году переезжает в Москву, тесно сотрудничает с периодическими изданиями для педагогов, родителей и широкой аудитории. Публикует рассказы и статьи о воспитании, участвует во встречах с читателями.
  13. В 1938 году начинает широкую просветительскую деятельность. Читает тематические лекции в Москве и Ленинграде, активно выступает перед педагогами.
  14. В связи с указом от 31.01.1939 получает весомую награду – орден Трудового Красного знамени.
  15. В 1939 году завершает работу над знаковым литературным произведением «Флаги на башнях», работает над сценарием одноименного фильма по роману.
  16. 1 апреля 1939 года Макаренко умирает на железнодорожной станции Голицыно во время командировки. Официальная причина – остановка сердца. Но современные следователи обращают внимание на ряд существенных несостыковок и деталей в заключение о смерти, в частности, разнящихся показаниях свидетелей кончины педагога. По неофициальной версии, Макаренко мог быть отравлен ядом, вызывающим проблемы с сердцем.

Личная жизнь

Первой – гражданской – женой Макаренко была Елизавета Григорович. Пара познакомилась в 1906 году, когда Антону было 18 лет, а Елизавете – 26 лет. Женщина ушла от мужа к молодому избраннику, работала с ним в воспитательной колонии и во всем поддерживала. Их связь не одобряли родственники, особенно отец Макаренко. Расстались они спустя 20 лет, не оформив отношения и не родив детей.

С Елизаветой Григорович

В 1920 году у брата педагога Виталия Макаренко родилась дочь Олимпиада. Незадолго до появления малышки на свет, ее отцу пришлось в срочном порядке уехать из страны, чтобы спастись от преследования большевиков. Антон Макаренко принял решение взять девочку под опеку. Он полностью занимался воспитанием ребенка.

В 1935 году на очередную проверку в колонию Антона Семеновича пришла молодой специалист Галина Стахиевна Салько.

Галина Стахиевна Салько

Женщина, в отличии от других ревизоров, одобрила воспитательные методы Макаренко и расположила педагога к себе. Их чувства оказались взаимны, и вскоре пара оформила официальные отношения. Сына Салько – Льва – Макаренко усыновил после сочетания браком с его матерью. Родных детей у Антона Семеновича не было.

Влияние личности и педагогических взглядов

Выдающийся учитель, просветитель и писатель Антон Семенович Макаренко считается образцом советской педагогики. Он создал и ввел в практику новейшие для своего времени методики воспитания беспризорных подростков и детей с преступным прошлым. Его идеи часто были спорными, вызывали осуждение общественности, но были необходимы для исторического периода 1910-1930-х годов. Литературное и педагогическое наследие Макаренко используется в практике сегодня в России и мире.

По его произведениям сняты популярные фильмы «Педагогическая поэма» (1955 год) и «Флаги на башнях» (1958 год), точно изображающие реалии начала 20 века. В России и Украине именем педагога называют улицы, школы, исследовательские лаборатории, педагогические училища и институты. Творчеству Макаренко посвящены несколько музеев. Все указывает на огромное влияние Антона Семеновича Макаренко на современную педагогическую науку и практику.


 

Другие биографии:

Антон Макаренко — биография, факты, фото

Антон Семенович Макаренко (1888-1939) – всемирно известный воспитатель, педагог, прозаик и драматург. По мнению ЮНЕСКО относится к четырем педагогам (наравне с Дьюи, Кершенштейнером и Монтессори), определившим способ педагогического мышления в 20-м веке.

Большую часть жизни посвятил перевоспитанию трудных подростков, которые затем становились законопослушными гражданами, добившимися в жизни больших высот.

В биографии Макаренко есть много интересных фактов, о которых мы расскажем в данной статье.

Итак, перед вами краткая биография Антона Макаренко.

Биография Макаренко

Антон Макаренко появился на свет 1 (13) марта 1888 г. в городе Белополье. Он рос и воспитывался в семье работника железнодорожной станции Семена Григорьевича и его супруги Татьяны Михайловны.

Позже у родителей будущего педагога родились мальчик и девочка, которая скончалась еще в младенчестве.

Детство и юность

В детстве Антон не отличался крепким здоровьем. По этой причине он редко играл с ребятами во дворе, проводя долгое время с книгами.

Макаренко в детстве

Хотя глава семейства был простым рабочим он любил читать, имея достаточно большую библиотеку. Вскоре у Антона развилась близорукость, из-за которой он был вынужден носить очки.

Над Макаренко часто издевались его сверстники, обзывая его «очкариком». В 7-летнем возрасте он пошел в начальную школу, где проявлял хорошие способности по всем предметам.

Когда Антону было 13 лет он вместе с родителями переехал в город Крюков. Там он продолжил учебу в местном четырехклассном училище, а затем окончил одногодичные педагогические курсы.

В итоге, Макаренко смог преподавать школьникам правоведение.

Педагогика

После нескольких лет педагогической деятельности Антон Семенович поступил в Полтавский учительский университет. Он получал высшие оценки по всем дисциплинам, вследствие чего окончил вуз с красным дипломом.

В то время биографии Макаренко начал писать свои первые произведения. Свой первый рассказ «Глупый день» он отправил Максиму Горькому, желая узнать его мнение о своем творчестве.

Позже Горький ответил Антону. В своем письме он в жесткой форме раскритиковал его рассказ. По этой причине, Макаренко забросил писательскую деятельность на целых 13 лет.

Стоит заметить, что Антон Семенович будет поддерживать дружеские отношения с Горьким в течении всей жизни.

Свою знаменитую педагогическую систему Макаренко начал развивать в трудовой колонии для несовершеннолетних преступников, расположенной в деревне Ковалевка неподалеку от Полтавы. Он пытался найти наиболее эффективный способ воспитания подростков.

Интересен факт, что Антон Макаренко изучил труды многих педагогов, однако ни один из них не вызвал у него удовлетворения. Во всех книгах предлагалось перевоспитывать детей в жесткой форме, что не позволяло найти контакт между воспитателем и подопечными.

Взяв под свою опеку малолетних правонарушителей, Макаренко разделил их на группы, которым предложил собственноручно обустроить свой быт. При решении каких-либо важных вопросов он всегда советовался с ребятами, давая им понять, что их мнение очень важно для него.

Первое время воспитанники часто вели себя по-хамски, однако позже начали проявлять к Антону Макаренко все большее уважение. Со временем ребята старшего возраста добровольно брали инициативу в свои руки, занимаясь перевоспитанием младших ребят.

Таким образом Макаренко смог создать эффективную систему, при которой некогда дерзкие воспитанники становились «нормальными людьми» и стремились передать свои идеи младшему поколению.

Антон Макаренко побуждал детей стремиться получить образование, чтобы в будущем иметь достойную профессию. Также он уделял большое внимание культурной деятельности. В колонии часто ставились спектакли, где актерами были все те же воспитанники.

Антон Макаренко и его воспитанники

Выдающиеся достижения в воспитательно-педагогической сфере сделали мужчину одним из самых известных деятелей мировой культуры и педагогики.

Позже Макаренко направили возглавить другую колонию, находящуюся под Харьковом. Власти хотели проверить, была ли его система успешной случайностью или же она действительно работала.

На новом месте Антон Семенович быстро установил уже проверенные порядки. Любопытно, что он взял с собой несколько беспризорников из старой колонии, которые помогали ему работать.

Под руководством Макаренко трудные подростки начали вести достойный образ жизни, избавляясь от вредных привычек и воровских навыков. Дети засеивали поля после чего собирали богатый урожай, а также производили разную продукцию.

Более того, беспризорники научились изготавливать фотоаппараты «ФЭД». Таким образом, подростки могли самостоятельно кормить себя, почти не нуждаясь в финансировании со стороны государства.

Максим Горький и Антон Макаренко с воспитанниками

В то время биографии Антон Макаренко написал 3 произведения: «Марш 30 года», «ФД-1» и легендарную «Педагогическую поэму». Вернуться к писательской деятельности его побудил все тот же Горький.

После этого Макаренко перевели в Киев на пост помощника начальника отдела трудовых колоний. В 1934 г. его приняли в Союз советских писателей. Во многом это случилось благодаря «Педагогической поэме», в которой он простыми словами описал свою систему воспитания, а также привел множество интересных фактов из своей биографии.

В скором времени на Антона Семеновича был написан донос. Его обвиняли в критике Иосифа Сталина. Предупрежденный бывшими сослуживцами, он успел переехать в Москву, где продолжил писать книги.

Совместно со своей супругой Макаренко издает «Книгу для родителей», в которой представляет свой взгляд на воспитание детей. В ней говорилось, что каждый ребенок нуждался в коллективе, который в свою очередь помогал ему адаптироваться в социуме.

Позже по мотивам произведений писателя будут сняты такие картины, как «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях» и «Большие и маленькие».

Личная жизнь

Первой возлюбленной Антона была девушка по имени Елизавета Григорович. На момент встречи с Макаренко, Елизавета состояла в браке со священнослужителем, который собственно их и познакомил.

В 20-летнем возрасте парень был в ужасных отношениях со сверстниками, вследствие чего хотел покончить жизнь самоубийством. Чтобы оградить юношу от такого поступка священник провел с ним не одну беседу, привлекая к разговорам и свою жену Елизавету.

Вскоре молодые люди поняли, что влюблены. Когда об этом узнал отец Антона, он выгнал его из дома. Тем не менее, Макаренко не захотел бросить свою возлюбленную.

Позже Антон Семенович вместе с Елизаветой будет трудиться в колонии имени Горького. Их отношения продолжались на протяжении 20 лет и завершились по решению Макаренко.

Антон Макаренко и его жена Галина

В официальный брак педагог вступил только в возрасте 47 лет. С будущей женой, Галиной Стахиевной, он познакомился на работе. Женщина трудилась инспектором Наркомнадзора и однажды приехала в колонию с проверкой.

От предыдущего брака у Галины был сын Лев, которого Макаренко усыновил и воспитывал как родного. Также у него была приемная дочь Олимпиада, оставшаяся от его брата Виталия.

Это объяснялось тем, что белогвардейцу Виталию Макаренко пришлось еще в молодости покинуть Россию. Он эмигрировал во Францию, оставив на родине беременную супругу.

Смерть

Антон Семенович Макаренко умер 1 апреля 1939 г. в возрасте 51 года. Он ушел из жизни при весьма странных обстоятельствах.

Мужчина скоропостижно скончался при до сих пор невыясненных обстоятельствах. По официальной версии он умер от сердечного приступа, случившегося с ним в вагоне поезда.

Однако ходило немало слухов будто Макаренко должны были арестовать, поэтому его сердце и не выдержало такого напряжения.

Вскрытие показало, что сердце педагога имело необычное повреждение, которое появляется в результате отравления. Однако подтверждение отравления доказать не удалось.

Фото Макаренко

Антон Макаренко и Елизавета ГригоровичМаксим Горький и Антон Макаренко

Если вам понравилась краткая биография Антона Макаренко – поделитесь ею в соцсетях. Если же вам нравятся биографии великих людей вообще, или интересные истории из их жизни, – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

Антон Семенович Макаренко, советский педагог и писатель

А. С. Макаренко входит в четверку педагогов, которые определили направление развития педагогики двадцатого века наряду с Марией Монтессори, Д. Дьюи, Г. Кершенштейнером .

Биография

Макаренко родился 1 марта 1888 года в городе Белополье Сумского уезда Харьковской губернии. Антон был не единственным ребенком в семье. Совместно с ним в семье рабочего-маляра воспитывались младшая сестра Макаренко и брат. К сожалению, младшая сестра умирает в детстве.

В 1897 году Макаренко поступает в железнодорожное училище. В период 1904-1905 года оканчивает четырехклассное училище и одногодичные педагогические курсы. В этот же период устраивается учителем в железнодорожное училище. Период 1914-1917 года характеризовались обучением в Полтавском учительском институте, который он блестяще окончил с золотой медалью.

В 1915 году Макаренко написал свой первый рассказ и отослал его М.Горькому. М. Горький отозвался о работе как о слабой в литературном смысле. Педагог забыл о писательской деятельности на долгие тринадцать лет. В течении двух лет Макаренко был директором железнодорожной школы в Крюкове. К 1919 году вместе с семьей переезжает в Полтаву.

Здесь он основывает колонию для несовершеннолетних преступников и называет ее в честь М. Горького. Именно этот период стал для Макаренко решающим. Именно благодаря тому, что Макаренко добился незаурядного успеха в воспитании и обучении детей, он стал знаменитым деятелем педагогики.

Замечание 1

В 1932 снова обращается к писательскому ремеслу и пишет «Марш 30 годы». В течении десяти лет Антон Семенович Макаренко работал над самым главным произведением своей жизни «Педагогическая поэма».

1 апреля 1939 года великий советский педагог и писатель скончался.

Готовые работы на аналогичную тему

Педагогические принципы А.С. Макаренко

А.С. Макаренко принадлежит разработка педагогической системы, которая подразумевает педагогику как практически целесообразную науку, основой которой является педагогическая логика. Другими словами необходимо выявление закономерного соответствия между итогами, мерой воздействия и целями воспитания. Теория Макаренко говорит о тезисе параллельного действия — единства воспитания, коллектива и личности.

Ключевым моментом является мнение о том, что воспитанник должен быть творцом, а не объектом педагогического воздействия. Макаренко видел будущее в создании воспитательного коллектива. Суть заключается в создании единого трудового коллектива воспитанников и их педагогов, взаимодействие которого станет благоприятной средой для воспитания личности и индивидуальности.

Макаренко сумел противопоставить командно-административному методу управления педагогику гуманистического склада, которая пронизана верой в духовные и творческие силы воспитанника. Сталинская педагогика, которая пропагандировалась в то время, нравоучала воспитывать человека – винтика в громадной социальной машине, не вязалась с педагогикой Макаренко. Антон Семенович исповедовал идею воспитания человека деятельного, духовно развитого члена социума. Идеи Макаренко получили всемирное признание.

Воспитание Макаренко рассматривал не как воспитание отдельного человека, а воспитание целого коллектива, которые в свою очередь будет воспитывать его членов. Именно создание условий нравственного влияния коллектива на личность и есть первостепенная задача педагога.

Замечание 2

«Я не считаю, — говорил он, — что нужно воспитывать отдельного человека…нужно воспитывать целый коллектив».

Антон Макаренко — биография, список книг, отзывы читателей

Да уж, Макаренко — еще тот мичуринец! Из разрухи создал какое-то восьмое чудо света. Кстати, приходилось слышать, что мол всё, что тут написано — утопия и выдумка, невозможная в реальной жизни. Но ведь весь прикол в том, что это всё — исторический факт. Просто настоящий Педагог смог понять главную идею: как в футболе тактика подбирается под конкретных игроков и их соперников, так и тип воспитания должен подбираться под конкретных людей и окружающие условия, а не наоборот, как делали до Макаренко, и что самое удивительное — чаще всего продолжают делать и после.

Суть книги в том, что это как бы производственные мемуары. Однажды учителю навязали организовать колонию для малолетних преступников, которую он стал строить по принципу трудовой коммуны. И создал единый живой организм — коллектив.

Что меня удивляло больше всего:
1. Я не думал, что книга написана таким легким языком. Читать очень приятно и интересно, хотя повествование с точки зрения НЕ специалиста — несколько затянуто.

2. Как только я начинал сомневаться в реальности происходящего и начинал думать, что мне подсунули пластмассовый мексиканский сериал про идеальных людей, тут же происходило что-то, чего мне как раз и казалось, что не хватает для «настоящности»: непослушание, кражи, драки, проституция, столкновения с аборигенами в виде селян, даже убийства.

3. Как же Макаренко умудрился опубликовать в советское время книгу, в которой как минимум трижды высказался в негативной форме о действующих партийных методах? Я сейчас говорю не о его непосредственных начальницах-дегенератках, одна из которых великая Надежда Константиновна Крупская, а вторая не знаю кто. Имена он изменил.
Итак, три антисоветских высказывания:

а). Хозяина мельницы арестовали как кулака и уже много лет никто на селе не может справиться с этой техникой — не умеют. И вот проскакивает фраза, что прежде чем кого-то репрессировать, нужно сначала головой думать.

б). Хозяина кузницы могут арестовать как кулака, и мужчина добровольно переходит в коммуну к Макаренко, чтобы работать на как бы советскую организацию. И вдруг звучит фраза: его приняли, но все знали, что после того как он будет не так нужен, все равно арестуют. Т.е. тупо обман и использование человека.

в). А это вообще красиво — когда отбирают у селян самогон и аппараты для его изготовления, деда стыдят, мол, людям хлеба не хватает, а вы тут из него бражку гоните. И вот ответ: тот кто хочет и умеет работать, будет иметь хлеб при любой власти, а сейчас типа (не сказано, но подразумевается — при Советах) большинство работать не хотят, а только видимость делают.
Можно списать, что это говорит нехороший зажиточный дядька. Но прикол в том, что подтверждением этих слов являются все последующие страницы книги…

А вообще я понял одну такую странную вещь. Такие удивительные, фактически утопические коммуны могли дать огромный эффект только при СССР. Не секрет, что их прототипы были и в Штатах, и в Европе. И много. И тоже довольно не бесталанные. Но ТАКОГО и ТАК БЫСТРО никто не достигал в других странах. А всё почему? Потому что проблема не в педагогах. И не в детях. И даже не в средствах на их воспитание.

Такие организации как ШКИД и коммуна Макаренко могли существовать только в пору Советского Союза, при действующей во всей красе советской системе, потому что главная задача этих организаций в итоге сводилась к одному — к противостоянию этой самой советской системе! Да, это парадокс. Но вот такая борьба, желание выиграть войну у тех, кто обязан был помогать, а сам на следующий же день, прямо с утра, начинает ставить палки в колеса, врать, подставлять и зажимать гайки, вот это острое чувство несправедливости и заставляло развиваться невероятными темпами.

Впрочем, такими же темпами потом всё и уничтожалось. Потому что держалось исключительно на харизме конкретных людей, готовых идти до конца. Через десяток лет тех, кто таки не сломался и шел до конца возьмут в Ежевые рукавицы ребятки из «троек» наркома Николая Ивановича Ежова, и отправят в весьма затяжное турне… Но это совсем другая история, не имеющая отношения к данной, тем более что Антону Семеновичу посчастливилось не дожить до тех массовых репрессий. И тем более античеловеческая политика вышеназванного государства никак не умаляет, а только увеличивает ценность подвига, который совершил со своими мальчишками этот одаренный человек.

#флешмоб_Школа

жизненный путь Антона Семеновича, идеи методики педагогической деятельности

Антон Семенович Макаренко — известный литератор, педагог и общественный деятель. Он не только написал несколько популярных у читателей романов и повестей, но и разработал собственную инновационную систему обучения школьников и подростков, которую активно применял на практике. Кратко биография Макаренко позволит поближе узнать этого необычного человека, который жил в тяжелое время революций и сталинского террора.

Оглавление:

Биография Макаренко

Родился Антон Макаренко в 1888 году в Харьковской губернии в городе Белополье. Отец Семен Григорьевич — рабочий вагонной мастерской, мать Татьяна Михайловна — домохозяйка. В семье было три ребенка, но младшая сестра будущего писателя еще в детстве скончалась от тяжелой болезни. Старший брат Антона поручик императорской армии Виталий Макаренко — участник Брусиловского прорыва. После революции 1917 года ушел к белым, а дальше перебрался за границу и жил до конца своих дней в Париже.

Еще ребенком Макаренко проявлял свои способности к обучению. Ему нравились гуманитарные науки, в особенности он любил литературу, поэтому все свое свободное время проводил за чтением книг. В 1897 году Антон с успехом оканчивает школу и решает пойти по стопам отца, поступая в местное железнодорожное училище. В скором времени будущий писатель переезжает с родителями в город Крюков в Полтавской области. Тут Макаренко обучался в четырехклассном училище, а в последующем окончил годичные педагогические курсы.

В 1905 году, после окончания педагогических курсов, Макаренко устраивается работать первоначально в железнодорожном училище преподавателем, а затем уезжает сельским педагогом на станцию Долинская.

Тут Антон Семёнович пробыл почти десять лет, после чего поступил в Полтавский учительский институт, который в 1917 году оканчивает с золотой медалью. Именно в это время Макаренко разработал собственную программу обучения детей и подростков, которая с успехом внедрена на практике.

В 1919 году Антон Семенович переезжает в Полтаву, где по поручению местного Губнаробраза он организует трудовую колонию для несовершеннолетних. В последующем этому учебному заведению было присвоено имя Максима Горького.

На протяжении более чем десяти лет Макаренко заведовал подростковой колонией для несовершеннолетних преступников, возвращая к полноценной жизни сотни подростков из неблагополучных семей. Именно тут он на практике применял разработанную воспитательно-педагогическую систему.

Переезд в Москву

В 1935 году Макаренко первоначально переведен в Киев, где он работал в центральном аппарате НКВД, курируя отдел трудовых колоний. Вскоре его направляют в Москву, где Антон Семёнович практически полностью оставил педагогическую деятельность, занимался публицистикой и много выступал перед читателями.

К этому времени Макаренко уже стал известным писателем, он дружил с Горьким, а его работы издавались многотысячными тиражами. В 1938 году его принимают в члены ВКП, а в начале 1939 года награждают орденом Трудового Красного Знамени.

В 1938—1939 года Макаренко работал над написанием сценария к фильму «Флаги на башнях». Известно, что соавтором являлась Маргарита Барская, знаменитая в те времена писательница. Однако вскоре руководство Киностудии Горького остановило этот проект, после чего Антон Семёнович занялся написанием своего очередного романа. Но закончить и опубликовать новое произведение этот автор уже не успел.

1 апреля 1939 года при невыясненных обстоятельствах в поезде по дороге из подмосковного дома в столицу Антон Семенович скоропостижно скончался. Основной причиной смерти названа сердечная недостаточность. Однако в последующем возникло множество вопросов, относительно как проблем со здоровьем, так и путаницы в показаниях свидетелей.

Существенно отличается акт осмотра тела, в частности, имеются показания свидетелей о большом чемодане, тогда как в протоколе фигурирует лишь маленький портфель. Похоронен писатель на Новодевичьем кладбище в столице.

Литературная деятельность

Свой первый рассказ Макаренко написал в 1914—1915 году. Эту рукопись автор показал Максиму Горькому, признавшему работу в литературном отношении слабой. Более чем тридцать лет Антон Семёнович не писал никаких романов, ведя лишь записные книжки, которые в последующем были напечатаны и получили признание у критиков и читателей.

Лишь в тридцатых годах Макаренко вновь возвращается к литературной деятельности.

В период с 1930 по 1935 года им было написано несколько повестей, в которых рассказывалось о жизни их коммуны, где перевоспитывались несовершеннолетние преступники.

Самыми известными произведениями этого автора являются:

  • Марш 30-го года.
  • Флаги на башнях.
  • Честь.
  • ФД-1.

Параллельно с литературной деятельностью Макаренко разрабатывал и внедрял свой педагогический метод, по которому воспитывались подростки не только в его коммуне, но и в ряде аналогичных заведений по всему Союзу. Им были выпущены такие научные труды как «Методика организации воспитательного процесса» и «Книги для родителей».

В те годы практиковались тюремные методы перевоспитания трудных подростков, но Макаренко выступал против подобного, утверждая, что основой становления личности является общественная работа и социально значимый труд.

Педагогическая работа

Антон Макаренко организовал и возглавил колонию для беспризорников и несовершеннолетних нарушителей. Известно, что в это заведение попадали дети, которые не могли проживать в нормальном советском обществе. Это были воры и преступники, малолетние проститутки и хулиганы. В области воспитания Макаренко достиг невероятных успехов, а многие выпускники его коммуны в последующем стали знаменитыми учеными и даже героями Советского Союза.

Основывался метод перевоспитания в колонии на следующем:

  • общее дело;
  • наличие ядра коллектива;
  • полное самоуправление;
  • правильный формат.

Однако такая идея педагогической деятельности не у всех находила поддержку и одобрение. Известно, что ярой противницей методов Макаренко была Надежда Крупская, а ее краткая резолюция в 1928 году фактически поставила крест на создании аналогичных колоний для несовершеннолетних.

Лишь через несколько десятков лет после смерти этого талантливого педагога его вклад в улучшение воспитательных процессов и методы были признаны успешными и во многом революционными для того времени.

В последующем они с успехом применялись как в Советском Союзе, так и в других странах мира.

Воспитательные идеи и биография Антона Семеновича Макаренко

В 1888 году в небольшом городке Харьковской губернии родился Макаренко Антон Семенович. Биография этого человека буквально пронизана человеколюбием и постоянными творческими поисками. Будущий известный во всей стране писатель и педагог был рожден в семье маляра при железнодорожных мастерских. Кроме него, в семье позже появились сестра и брат. Последний впоследствии стал белогвардейским офицером, поэтому был вынужден покинуть родину после большевистской победы в гражданской войне. Собственно, лишь благодаря его воспоминаниям известна ранняя биография Антона Семеновича Макаренко. Впрочем, и этого совсем немного.


Биография Антона Семеновича Макаренко: молодые годы

Будучи семнадцати лет от роду, будущий педагог успешно заканчивает Кременчугское городское училище и начинает свою педагогическую деятельность. С 1905 года он работает учителем в том же Кременчуге при железнодорожном училище. Вообще, биография Антона Семеновича Макаренко содержит достаточно много пробелов. В частности, и о его молодых годах известно не так уж подробно. В 1914 году учитель принимает решение продолжить собственное образование и поступает в Учительский институт в Полтаве, который впоследствии успешно оканчивает в 1917 году. В 1920-1930 годах наш герой получает бесценный педагогический опыт, руководя трудовой колонией в Харькове, где содержатся несовершеннолетние заключенные. Биография Антона Семеновича Макаренко свидетельствует о том, что именно в этот период он стал широко известен как талантливый педагог и воспитатель. Ведь именно во время работы в харьковской колонии был издан самый знаменитый плод его пера — «Педагогическая поэма». В 1935 году он переезжает на короткий период в Киев. А в 1937 году — в Москву, где и посвящает себя общественно-педагогической и литературной деятельности. Здесь он получает орден Красного Трудового Знамени. А в 1958 году достижения великого педагога признаны учреждением в УССР медали его имени, которая присуждалась особо отличившимся учителям и другим работникам системы образования.

Макаренко Антон Семенович: педагогические идеи

Согласно мысли великого педагога, цель любой работы по воспитанию должна определяться общенародными интересами. Важным моментом этой философии была мысль о том, что педагогические средства или их комплекс не могут быть постоянными и действующими равно эффективно во всех условиях. Антон Семенович настаивал на гибкости применения таких приемов. Среди прочего, он подчеркивал, что в ходе воспитания посредством коллектива каждый воспитанник в этом коллективе требует к себе одинаковой доли внимания со стороны руководителя процесса. Залог успешного воспитания великий педагог видел в побуждении человека проявлять свои лучшие качества и задатки. Он нередко подчеркивал важность процесса воспитания, обосновывая ее уже тем, что в противном случае позднее неизбежно возникнут проблемы взрослого человека с обществом. А перевоспитывать, как известно, всегда сложнее. Главным методом во всей педагогической системе Макаренко был метод высоких требований к себе, что буквально означало тотальный самоконтроль своих действий воспитателем (или родителями). Он твердил, что простой, серьезный и искренний тон во взаимоотношениях воспитателя/родителя и детей обеспечит успешность выполнения педагогических задач.

Dijelite na društvenim mrežama:

Povezan

Воспитательные идеи и биография Антона Семеновича Макаренко

Антон Семенович Макаренко — русский педагог и писатель. Принимал активное участие в педагогических поисках в середине 20-х годов 20 века. Переосмыслил педагогическое наследие. Создал учение о методике образовательного процесса. Его труды были хорошим учебным пособием для молодых учителей.

Антон Семенович Макаренко

Биография Антона Семеновича Макаренко

Антон Семенович Макаренко — выдающийся русский педагог и писатель.Его научные труды посвящены методике организации учебного процесса, основным требованиям к личности педагога. Антон Макаренко родился 1 марта 1888 года. Место его рождения – небольшой город Белополье Харьковской губернии. Антон воспитывался в семье простого рабочего, где кроме него было еще двое детей. Доход живописца был относительно небольшим, поэтому жизнь семьи была довольно сложной. Однако родители были полны решимости дать сыну хорошее образование.

В 1895 году Антон поступил в Белопольское училище, а затем в Кременчугское училище, которое окончил с отличием. В 1905 году Антон Семенович получил документ об окончании педагогических курсов и звание учителя начальных школ. В том же году он уехал из Белополья в посад Крюков и стал работать учителем.

Несмотря на полную занятость, Антон решает продолжить педагогическое образование и поступает в Полтавский учительский институт. В 1916 году ему пришлось прервать учебу, Антона зачислили в царскую армию.Однако из-за близорукости его уволили, а Антон Семенович вернулся в институт. Его кругозор и огромное желание учиться позволили окончить институт первым по успеваемости. Учитель получил золотую медаль.

А.С. Педагогическая карьера Макаренко

После окончания Полтавского пединститута Антон Семенович Макаренко был назначен на должность директора школы в Крюкове, затем принял на себя руководство детской колонией имени Горького под Полтавой.В 1928 году начал работать в Дзержинской детской коммуне в Харькове. В июле 1935 года Макаренко стал помощником начальника отдела трудовых колоний НКВД УССР. Через три года он переехал в Москву, где начал свою общественно-политическую и литературную деятельность.

Антон Семенович Макаренко прославился благодаря своему сочинению «Педагогическая поэма», ставшему классикой для многих педагогов. Им написано несколько работ по методике воспитательной работы, организации труда и отдыха детей: «Флаги на вышках», «Книга для родителей».За заслуги в преподавательской деятельности Антон Семенович был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Педагогическая деятельность Макаренко часто подвергалась критике как со стороны общественности, так и со стороны советской власти. Ему часто приписывали рукоприкладство, что впоследствии стало причиной его увольнения из детской коммуны и отстранения от педагогической практики.

Незадолго до смерти Антон Семенович начинает работу над сценарием фильма «Флаги на вышке». Однако киностудия имени Горького отказалась принять сценарий.Это сильно сказалось на здоровье писателя. В апреле 1939 года Макаренко скоропостижно скончался в вагоне пригородного поезда. Как известно, он отправился в Дом творчества с переработанным сценарием своего фильма.

Образовательные идеи Макаренко

Работа в детской трудовой колонии имени Горького дала Антону Семеновичу возможность иначе взглянуть на процесс воспитания и обучения детей. Он считал, что каждый ребенок должен воспитываться в коллективе, у него должно быть несколько любимых предметов.Ребенок не может быть развит во всем, но он с удовольствием начнет заниматься любимыми предметами.

Макаренко выступал против применения к детям элементов тюремного режима. Он считал, что детей нужно содержать без каких-либо рамок и ограничений. В своей педагогической практике он придерживался принципа: «Как можно больше требований к человеку и как можно больше уважения к нему».

Доктрина Макаренко противоречила сложившейся командно-административной системе управления.Его взгляды противоречили сталинскому пониманию образования. Идеи Сталина основывались на воспитании человека, подчиняющегося требованиям государства. Макаренко также выступал за воспитание самостоятельной и активной личности.

Антон Семенович считал, что семья играет огромную роль в воспитании детей, поэтому написал сочинение для родителей, в котором обосновал некоторые требования к семейному воспитанию. В «Книге для родителей» Макаренко дал советы, как воспитать ребенка на работе, помочь детям в учебе, укрепить их дружбу с товарищами.

В настоящее время воспитательные идеи Макаренко стали классикой современной педагогической науки.

Образовательные мысли и биография Макаренко Антона Семеновича

Антон Семёнович Макаренко — советский педагог и писатель. Макаренко — один из четырех педагогов, определивших образ педагогического мышления ХХ века.

Макаренко — один из самых выдающихся советских педагогов ХХ века. Это сейчас его система так популярна в Европе, в азиатских странах, но не актуальна в России.Это сейчас и сегодня мы можем все — сознательно забыть, стереть, не принять.

Помните, когда вы в последний раз слышали упоминание имени Макаренко? В связи с какой серьезной статьей о воспитании подрастающего поколения? Есть ли публичное обсуждение вопросов образования? Я сомневаюсь. Скорее всего в обычном разговоре в ироническом контексте: мол, еще и мне Макаренко нашелся.

1988 год был объявлен годом Макаренко специальным решением ЮНЕСКО в связи с его 100-летием.При этом были названы имена четырех великих педагогов, определивших метод педагогического мышления ХХ века – А.С. Макаренко, Д. Дьюи, М. Монтессори и Г. Кершенштейнер.

произведения Макаренко переведены почти на все языки народов мира, а главное его произведение — «Педагогическая поэма» (1935) — сравнимо с лучшими романами образования Ж.Я. Руссо, И. Гёте, Л.Н. Толстой. Она также была названа одной из десяти самых значительных книг о воспитании детей 20 века.Это ли не свидетельство международного уважения и признания заслуг?

А в России к 115-летию Макаренко было выпущено 10 000 экземпляров первого полного издания «Педагогической поэмы». Вы скажете, что за странный тираж для многомиллионной читающей страны? Однако издатели до сих пор ломают голову над тем, как продать «непроданную» книгу.

Устарело? Не имеет значения? Наверное, в педагогике нет нерешенных проблем, благовоспитанные девочки и мальчики послушно ходят в школу, а детская преступность на нуле?

Почти сто лет назад, окончив Полтавский учительский институт, Макаренко написал диплом на тему «Кризис современной педагогики.»Кто посмеет сказать, что сейчас ситуация коренным образом изменилась?

Странный был человек этот Макаренко. Проработав два года в обычной школе, тихий скромный учитель истории бросает все и идет работать директором колонии для малолетних правонарушителей под Полтавой. Он руководил ею с 1920 по 1928 год и изучил педагогику перевоспитания в бою, как солдат на поле боя.

Что двигало этим человеком? Ведь было видно, что своим решительным поступком он поставил крест на спокойной размеренной жизни.Может, та самая активная жизненная позиция, о которой в последнее время стало немодно говорить?

В начале 20-х годов в России, пережившей революцию и гражданскую войну, насчитывалось свыше 7 миллионов беспризорников. Они представляли огромную социальную катастрофу и опасность. В борьбе с детской преступностью и беспризорностью А.С. Макаренко.

Придуманная им система перевоспитания полезным производительным трудом в коллективе превратила кучку малолетних правонарушителей в сплоченный коллектив. В колонии не было ни охраны, ни ограждений, ни карцеров.Самым суровым наказанием был бойкот, к которому прибегали редко. Когда под конвоем привели еще одного беспризорника, он забрал ребенка и категорически отказался принять его личное дело. Это известный принцип Макаренко продвижения хорошего в человеке! — Мы не хотим знать о тебе ничего плохого. Начинается новая жизнь! »

В эти цифры трудно поверить, но факт упрямая вещь. Через руки Макаренко прошло более 3000 беспризорников, и ни один не вернулся на преступный путь, все нашли свой путь в жизни, стали людьми.

Ни одно другое исправительное учреждение в мире не смогло добиться таких результатов. Недаром его называют не только теоретиком, но и практиком массового и быстрого перевоспитания. Макаренко был уверен, что успешному перевоспитанию способствует только труд по душе, а не шитье рукавиц и склеивание ящиков.


С 1928 по 1936 год руководил Трудовой коммуной. Дзержинского и с нуля строит два завода по производству электромеханики и камер ФЭД, т.е.е. высокие технологии своего времени. Ребята смогли освоить сложные технологии, успешно работали и выпускали продукцию, пользующуюся большим спросом. Смело, не так ли? Представьте себе колонию для малолетних правонарушителей, производящую антивирусное ПО или телевизионные приставки!

Удивительный человек был этот Макаренко. Начисто освобожденный от военной службы по слабому здоровью — врожденному пороку сердца, жуткой близорукости и целому «букету» болезней — любил военную форму, дисциплину, армейский порядок.

Имея совершенно непрезентабельную внешность — круглые очки с толстыми стеклами, большой нос, тихий хриплый голос — он пользовался успехом у красивых женщин…Его, немногословного и медлительного, обожали его воспитанники и так завидовали ему, что он решил не жениться, чтобы не травмировать их. Кстати, он так и сделал: только оставив педагогическую работу, расписался с гражданской женой.

Детей любил, но своих к сожалению не имел, а вырастил двоих приемных. Девушка, дочь родного брата, белогвардейца, сумевшего эмигрировать во Францию, впоследствии стала матерью известной актрисы Екатерины Васильевой. А с любимым братом он поддерживал отношения до 1937 года, когда жена, измученная постоянным страхом ареста, потребовала прекратить переписку.

Он умер от сердечной недостаточности в возрасте 51 года, и это стало тяжелым ударом для мировой педагогики. Систему Макаренко изучают и ценят во всем мире. Например, в Японии его произведения переиздаются большими тиражами и считаются обязательной литературой для руководителей бизнеса. Почти все фирмы строятся по лекалам Макаренко исправительно-трудовых колоний.

Но в Россию, на родину, его система возвращается в виде зарубежных методик «мозгового штурма», «умения работать в команде», «тимбилдинга», «повышения мотивации сотрудников».Все это старательно изучается на всевозможных тренингах и семинарах, причем за большие деньги. А может проще вернуться к первоисточникам?

По поводу украинских спекуляций о его национальности. У тех, кто читал «Педагогическую поэму», вопросов нет — там позиция самого Макаренко относительно «самостоятельных» ясна и двусмысленно невыразима. Письма А.С. сам тоже выжил. Макаренко с упоминанием по этому поводу… Так, в письме к А.М. Антон Семенович пишет Горькому из Харькова 5 октября 1932 г.:

«Дорогой Алексей Максимович… Я устал от Украины, потому что я всегда был просто русским человеком, и я люблю Москву».

Национальность Макаренко не была тайной и для современников. Итак, на прощание от Союза советских писателей БССР прямо говорится:

«Союз советских писателей БССР выражает глубокие соболезнования в связи с безвременной кончиной талантливого русского писателя, орденоносца Антона Семеновича Макаренко, автора выдающихся произведений, широко известных белорусскому читателю.Правление Союза советских писателей БССР»

Антон Макаренко – легенда не только советской педагогики. ЮНЕСКО назвала его и Марию Монтессори педагогами, заложившими основы современного представления об образовании. Может ли современная мама почерпнуть что-то полезное из советской классики почти вековой давности? Оказывается, может.

Несмотря на то, что Макаренко является «педагогической легендой» и неоднократно титуловался, об отношении к нему официальной советской педагогики свидетельствует хотя бы тот факт, что на его похоронах не было высоких деятелей образования.Кстати, Крупская (помимо прочего, инициатор создания общества «Друг детей») раскритиковала настоящего друга детей Макаренко, назвав его подход «антисоветским».

Поэтому неудивительно, что «Педагогическая поэма» вышла не в педагогическом издательстве, а в литературном. И это действительно не сухая методичка, а настоящая литература — с яркими героями, ироничным рассказчиком, лирическими отступлениями и напряженным сюжетом. Педагогика здесь не набор абстракций, а конкретные люди, судьбы, ситуации.Поэтому книга очень живая и легко читается.

Кому будет полезно?

Книга будет полезна родителям подростков , которые неожиданно столкнулись с проблемами подросткового возраста.

Для многодетных родителей в книге тоже много актуального: как организовать детей в команду, разрешить конфликты между детьми, делегировать ответственность старшим детям.

Кроме того, мне кажется, что в книге много важных моментов для приемных родителей …Ведь с усыновлением связано много страхов: что он избалован, что ворует и грубит — в общем, непростая история. Но Макаренко ни с кем не работал, а с малолетними правонарушителями — так намного сложнее!

Религия

Правда, некоторые моменты могут вызвать душевный диссонанс у верующего читателя. Дорогой, интеллигентный, ироничный автор — дитя своего времени, а значит, антиклерикал. Нет, Макаренко, конечно, вовсе не воинствующий атеист, он просто искренне рассматривает религию как атавизм, который вот-вот отомрет сам собой.Верующих он называет безобидными чудаками, «подбивающими мешок из-за угла» и пьющими много «опиума для народа». Верующие (в книге описаны как верующий сотрудник, так и верующий ученик) являются объектами неисчерпаемой невинной иронии автора.

Вот как смотрит смотритель на то, что воспитанники пристают к верующему мастеру: «Какое тебе дело до Иисуса Христа, скажи, пожалуйста? Как я тебя отседова схватлю, так не только Христу, но и Николаю угоднику, молитвами будешь служить! Если вы, советская власть, вспылили от богов, так радуйтесь молча, а не только тут кувыркайтесь, когда сюда приедете.»

Ситуации в книге часто побуждают говорить о жрецах. Студентка-комсомолка не хочет «выходить замуж за попов». Другая воспитанница Макаренко спокойно отправляет на аборт. V В очередной раз колония перемещается не куда-то, а на территорию разоренного монастыря, о котором автор говорит: «В Подворках осталось много разного монашеского народа: бывшие священники и монахи, послушники, конюхи и конюхи, монастырские повара , садовники и проститутки». Однако Макаренко запрещает воспитанникам мешать богослужениям в сохранившейся церкви: «Вы только посмотрите, не хулиганьте.Мы боремся с религией убеждением и перестройкой жизни, а не хулиганством. »

  1. Меньше теории, больше практики

Постоянный мотив книги – борьба с советской официозной педагогикой, чиновниками и теоретиками. Собственно, в этой борьбе и из-за постоянного давления «педагогической общественности» Макаренко бросает любимую им колонию имени Горького и попадает в колонию НКВД.

Противоречие между «теорией и практикой» — главная боль Макаренко, который даже диссертацию написал на тему «Кризис современной педагогики.К его большому сожалению, его отличные результаты ничто по сравнению с Теорией: « Ваша команда прекрасна. Но это ничего не значит. Ваши методы ужасны ».

Впрочем, Макаренко описывает эту борьбу с иронией, хотя и грустной: « Долго говорил этот самый Чайкин. Я слушал и вспоминал рассказ Чехова, где описано убийство с помощью пресс-папье; тогда мне казалось, что Чайкина убивать не надо, а надо выпороть, только не розгой или какой-нибудь царской нагайкой, а обыкновенным ремнем, которым рабочий подвязывает штаны.Это было бы идеологически последовательно. »

Чем вы можете воспользоваться?

Сейчас полки магазинов завалены педагогической теорией. Стоит задать себе вопрос: как эта теория применима к жизни? Чего мы хотим, так это схватить умные слова или нормально воспитать ребенка? Если второе, то лучше не увлекаться теорией и не пытаться жертвовать собой ради нее, пока практические результаты оставляют желать лучшего.

Цитата:

«Тем временем профессор педагогики, специалист по образованию , пишет записку в ГПУ или НКВД: «Мой мальчик меня несколько раз грабил, дома не ночует, обращаюсь в к вам с теплой просьбой…». Вопрос: почему чекисты должны быть выше педагогических приемов, чем профессора педагогики?»

  1. Дисциплина очень важна для ребенка.

Одним из ключевых «спорных» аспектов подхода Макаренко является строгая дисциплина. Сегодня мы назвали бы это «выстраиванием границ», но для тогдашней педагогической мысли это был чистый садизм и жестокое обращение с детьми. Макаренко с этим не согласен и постоянно спорит с идеями «естественного» воспитания.

Цитата:

В «небесах» ребенок рассматривался как существо, наполненное особым составом газа, название которого даже не придумывалось. … Предполагалось (рабочая гипотеза), что этот газ имеет способность к саморазвитию, не надо только ему мешать. Об этом написано немало книг, но все они повторяли, по существу, изречения Руссо: «Относитесь к детству с благоговением…» «Бойтесь вмешиваться в природу…»Из вышеперечисленного газа обязательно должна вырасти личность коммуниста. На самом деле в условиях чистой природы только то, что могло расти естественным образом, то есть обычный полевой сорняк.

Чем вы можете воспользоваться?

Лично для меня было удивительным, что те «сверхпрогрессивные» идеи, которые, казалось бы, являются вершиной сегодняшней мысли, уже во времена Макаренко были устаревшей теорией. Лично мне казалось, что еще совсем недавно дисциплина была единственной аксиомой педагогики, а потом пришли хорошие знатоки детских душ и ввели идею «свободного развития».Выяснилось, что эта идея была модна сто лет назад. И сто лет назад не работала.

  1. Без физического наказания

У Макаренко очень оригинальная концепция наказания. Он никогда не применяет физических наказаний, а самое страшное наказание — заключение в кабинете Макаренко. Ни о каком карцере и розгах речи не идет, но он руководит колонией для малолетних правонарушителей. Наказания в книге — это всегда шекспировская трагедия, когда темная сторона личности ребенка («что это такое?») борется со светлой стороной («да, я поступил неправильно»).Это не садизм, когда учитель действует как карающий меч. Для Макаренко наказание – это своего рода признание «своим», равноправным и ответственным за свои поступки человеком. Макаренко не применяет наказания к тем, кто еще не заслужил звание настоящего колониста. И, тем не менее, его регулярно критикуют за «неуемную жестокость».

Цитата:

— Вы напомнили мне о моих прямых обязанностях. Я пришел поговорить с вами о системе дисциплины.То есть вы не отрицаете, что налагаете наказания? Эти наряды… потом, мол, ты еще что-то практикуешь: арестовываешь… а, мол, на хлеб да на воду ставишь?

— Хлебом и водой не пользуюсь, но обед иногда не даю. И наряды. А аресты я могу производить, конечно, не в карцере — в своем кабинете. У вас есть верная информация.

— Слушай, но это все запрещено.

«Законом не запрещено, и писанину разных писак не читаю.

Чем вы можете воспользоваться?

Наказания необходимы, но они должны применяться в строго определенных случаях и не превращаться из инструмента выстраивания границ в способ отомстить за проступок ребенка. Бесполезно применять наказание к тем, кто воспринимает его только с ненавистью, не понимая его смысла. Если речь идет о физическом наказании ребенка, то такое наказание тем более бесполезно. Это означает, что взрослому уже не удалось выстроить систему правил и сформировать доверительные отношения с ребенком.Нет другого выхода, кроме как ударить своего ребенка, воспитанного дома, в семье? Но Макаренко обошлось без рукоприкладства с малолетними правонарушителями!

  1. С ребенком нужно общаться как со взрослым

С точки зрения Макаренко, главная задача воспитания — встроить ребенка в нормальную взрослую жизнь. Научить взаимодействовать с другими людьми, быть частью общества (именно поэтому в книге так часто встречается слово «коллектив»), принимать решения, нести за них ответственность.И оказывается, дети могут принимать вполне взрослые решения — например, отказаться от новых рубашек, чтобы купить корову.

Ребенок должен участвовать в хозяйственной жизни семьи, должен учиться трудиться: все воспитанники колонии работают в мастерских, в поле. Кстати, Макаренко считает, что в материальном вознаграждении детей за работу нет ничего плохого — ведь это тоже образец из взрослой жизни.

Главное, по мнению Макаренко, самому подавать пример ребенку, тогда не будет необходимости в «особом отношении» к детям — они сами потянутся к тем, кто покажется им достойным подражания:

— Я уже знала, что ребята не оправдывают интеллектуальной убежденности в том, что дети могут любить и ценить человека, который с любовью к ним относится, который их ласкает.Я давно убедился, что самое большое уважение и самая большая любовь со стороны ребят, по крайней мере тех ребят, которые находились в колонии, проявляются по отношению к другим типам людей. То, что мы называем высокой квалификацией, уверенными и ясными знаниями, мастерством, искусством, золотыми руками, лаконичной речью и полным отсутствием фразы, постоянной готовностью к работе — вот что в наибольшей степени увлекает детей.

Макаренко показывает, как важно, чтобы к детям относились как к взрослым, не сюсюкали и уважали их границы :

Товарищ Зоя двумя пальцами взяла румяные щёчки Синенького и превратила его губы в маленький розовый бантик:

— Какой милый ребенок!

Синий вырвался из ласковых рук Зои, вытер рот рукавом рубашки и обиженно покосился на Зою:

— Ребенок… Смотрю на тебя! .. А если бы я так сделал? ..И совсем не ребенок… А вовсе колонист.

Кстати, по Макаренко, не только детей надо воспитывать как взрослых, но и взрослых можно воспитывать… как детей. Словом, деликатная педагогика вообще норма общения, например, между руководителем и подчиненным:

Калина Иванович стал первым объектом моей воспитательной деятельности… Его голубые глаза искрились такой любовью к жизни, он был настолько восприимчив и подвижен, что я не жалела для него и малого количества педагогической энергии.И я начал воспитывать его в первые же дни, с первого нашего разговора.

Чем вы можете воспользоваться?

Этот подход сейчас, на мой взгляд, совершенно забыт. Возьмем современные детские дома: Александр Гезалов, общественный деятель и сам бывший детдомовец, постоянно говорит о том, что дети должны научиться ухаживать за своими вещами, заправлять постель и мыть пол. Ан нет, в детдоме сейчас главное — накормить, а «эксплуатация детского труда» осуждается единогласно.В результате ребенок завален подарками и перекормлен, но просто не умеет жить один, управлять своей жизнью и хоть как-то организовывать ее сам, без «указания сверху». Поэтому, вырвавшись на волю, он пускается во все тяжкие.

Увы, это касается и многих семейных детей, для которых родители становятся не примером, а чем-то средним между обслуживающим персоналом и тюремным надзирателем. Простой принцип Макаренко заключается в том, что ребенок легко примет правила, границы, дисциплину и работу, когда увидит, что его жизнь зависит от него самого.

Главный лозунг Горьковской колонии — «Не пищать!» — расшифровывается примерно так: «Ты взрослый человек, не ной, но отвечай за свои поступки». К сожалению, частая ситуация, которую я наблюдал как учитель, это именно «писклявый ребенок»: нытье, торг за домашнее задание или оценку, которая при этом умело манипулирует или откровенно лжет. Мне кажется, это прямой результат воспитания детей по принципу «какой прелестный ребенок, дай за щечки ухватиться!»

  1. Детей нужно ставить перед интересными целями.

Ученики Макаренко усердно учатся, потому что хотят поступить в рабфак. Они работают, потому что хотят иметь собственную процветающую экономику, хотят лучше есть и одеваться. Заметив неразбериху и проблемы в команде, Макаренко понимает: нужно двигаться дальше. Он ищет новые амбициозные цели для своих воспитанников, снимается с привычного места, чтобы преодолеть «застой». Это не абстрактные «мотивы», это реальные цели, которыми легко увлечь детей.Макаренко убежден, что дисциплина хороша как способ достижения цели. А если цели нет, то дисциплина тоже начинает трещать по швам.

Чем вы можете воспользоваться?

Сегодня распространенная ситуация — это совершенно демотивированный старшеклассник, который ничего не хочет и не может делать, который не понимает, зачем учиться, а уж тем более куда он хочет пойти. И зачем вообще возиться с компьютером, онлайн-играми и социальными сетями. Это неудивительно: если до этого в течение 15 лет у него не было целей, а была лишь рефлекторная реакция на крики родителей, то не следует ожидать, что он вдруг начнет к чему-то стремиться, ставить перед собой цель.Он научился только ныть и изворачиваться и хочет только одного — остаться позади и при этом продолжать регулярно приносить макароны и колбасу.

  1. Больше общайтесь с детьми

Звучит банально, но главный рецепт педагогики Макаренко – жить с детьми одной жизнью, одним коллективом. Работайте вместе, вместе принимайте решения, вместе ставьте цели. В наше время слишком часто родители стараются делегировать воспитание кому угодно: няням, тренеру, руководителю кружков — лишь бы ребенок был привязан, отделен от естественной взрослой жизни.При этом не удивляйтесь, что вы с ребенком чужие друг другу, и у вас совершенно не получается его «воспитать». Общаться с ребенком, любить его, вникать в его проблемы, быть в полном смысле слова «одной семьей» — вот главный принцип успешного воспитания по Макаренко.

При перепубликации материалов с сайта Матрона.ру обязательна прямая активная ссылка на исходный текст материала.

Раз уж ты здесь…

… У нас есть небольшая просьба.Портал Матрона активно развивается, наша аудитория растет, а средств на редакцию не хватает. Многие темы, которые мы хотели бы поднять и которые представляют интерес для вас, наших читателей, остаются нераскрытыми из-за финансовых ограничений. В отличие от многих СМИ, мы сознательно не делаем платной подписки, потому что хотим, чтобы наши материалы были доступны всем.

Но. Матроны — это ежедневные статьи, колонки и интервью, переводы лучших англоязычных статей о семье и воспитании детей, они же редакторы, хостинг и серверы.Чтобы вы могли понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета- Мало. Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матрону, поддержит нас 50 рублями в месяц, то внесет огромный вклад в развитие издания и появление новых, актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творчестве самореализация и духовные смыслы.

об авторе

Филолог и магистр социальной философии… Автор блогов nenadoada.ru и antilubov.ru. Журналист, специалист по связям с общественностью, преподаватель русского языка, литературы и других гуманитарных наук. Мать дочери, жена мужа, владелица собаки и кошки. Конечно, немножко поэт, и я даже немного печатался. Когда-нибудь я напишу роман 🙂

(1888-1939) Советский педагог и писатель

Для современного читателя имя Антона Семеновича Макаренко связано с определенным периодом нашей истории — тридцатыми годами, когда были организованы первые советские колонии для малолетних правонарушителей.Именно тогда были написаны основные книги Макаренко.

Родился в украинском городе Белополье, недалеко от Харькова, в семье железнодорожного мастера. После школы Антон поступил на один год в учительскую семинарию в Кременчуге, а после ее окончания в 1905 году начал работать учителем. начальных классов железнодорожных училищ. Там ему приходилось преподавать почти все предметы, а также заниматься воспитанием учеников, ведь иногда случалось, что в одном классе были ученики разного возраста, что требовало индивидуального подхода.

Девять лет работы учителем оказались хорошей школой, о которой Антон Макаренко с благодарностью вспоминал всю жизнь. Однако вскоре он понял, что его знаний недостаточно, и поступил в Полтавский учительский институт. Там он проучился три года и в 1917 году, когда начались революционные события, снова начал преподавать.

После Октябрьской революции Антон Макаренко стал директором школы в городе Крюкове на Днепре, а через год переехал в Полтаву, где также стал директором школы.В 1920 году его судьба резко изменилась. Началась борьба с детской беспризорностью, и перед Макаренко была поставлена ​​задача организовать колонию для перевоспитания малолетних правонарушителей. Она находилась в селе Куряж, недалеко от Полтавы.

Поскольку среди отправленных в колонию подростков было много правонарушителей, а также уголовников, Антону Макаренко пришлось разработать систему довольно жесткого барачного воспитания. Она основывалась на принципах коллективной педагогики. Единственным орудием воздействия он считал воспитание коллективизма, являвшегося главным средством подавления личности.Этот принцип подвергся резкой критике со стороны педагогов в середине 20-х годов.

Антон Семенович занялся литературной деятельностью в начале века. Но в то время он писал практически для себя, лишь в начале двадцатых годов отправил одно из своих сочинений Максиму Горькому, который приветствовал педагогические изыскания Антона Макаренко, но весьма прохладно отзывался о его литературных способностях. Тем не менее Макаренко продолжал писать и в 1932 году опубликовал свою первую книгу — сборник очерков «Март тридцатого года».В ней он рассказал историю перевоспитания нескольких беспризорников, а также описал свою систему воспитания.

Книга была отправлена ​​Горькому в Италию, и после его благосклонного отклика Макаренко создал свое главное произведение — «Педагогическую поэму». По форме это автобиографический роман, в котором главный герой занимается перевоспитанием беспризорников. Книга Антона Семеновича Макаренко объединяет в себе черты литературного творчества и научной работы.

Любопытно, что начиная с первого издания он выходил с большими цензурными сокращениями, так как издатели пытались смягчить предложенную Макаренко жесткую систему воспитания.

Критика со стороны педагогических специалистов привела к тому, что в 1927 г. он был отстранен от руководства колонией, однако благодаря связям с ОГПУ переехал в Харьков, где организовал коммуну. Ф. Дзержинского, в котором он продолжил развивать свою систему образования.

Важно отметить, что во время поездки в СССР в 1928 году Горький посетил колонию Антона Макаренко, а также открытую им к тому времени Полтавскую колонию беспризорников.Писатель пришел в восторг и стал убежденным сторонником его педагогических методов.

К тому времени потребность в этой системе оказалась настолько острой, что власти практически закрывали глаза на то, что теория и практика воспитания, предложенные Макаренко, были не чем иным, как развитием взглядов Троцкого, на одно время подвергся критике со стороны В.И. Ленина.

Макаренко Антон Семенович соблюдал внешнюю порядочность и говорил о необходимости трудового перевоспитания, поэтому в колонии было организовано производство, в частности выпускались фотоаппараты ФЭД.

Правда, в 1937 г. он оставил педагогическую работу «переехал в Москву. Там он целиком посвящает себя литературе и в том же году издает «Книгу для родителей», в которой предлагает ввести разработанную им систему семейного воспитания. В ее основе лежал жесткий контроль, а сама семья рассматривалась как одна из форм коллектива. Другие отношения не были признаны. Примечательно, что книга Макаренко явилась одним из средств обоснования широко применявшегося в те годы принципа взаимной ответственности детей и родителей.

В последующие годы Макаренко опубликовал еще один рассказ — «Флаги на башнях» (1938), в котором рассказал о жизни своих воспитанников уже в подростковом возрасте, а также после их освобождения из колонии. В отличие от «Педагогической поэмы», в этой книге Антон Макаренко дал сильно идеализированный образ своих воспитанников.

Последние три года жизни тяжело болел туберкулезом, но продолжал работать до последнего дня: читал лекции, публицистические статьи в газетах, писал сценарии по своим произведениям.Последний из них — автобиографический роман «Пути поколения», в котором он рассказал о своем детстве и юности, — остался незаконченным.

Еще до Великой Отечественной войны произведения Антона Макаренко были переведены на немецкий язык, а в начале восьмидесятых годов в Западной Германии было издано полное собрание сочинений писателя без цензуры и сокращений.

13 марта исполняется 129 лет со дня рождения Антона Макаренко. На Западе он давно признан классиком мировой педагогики, а на родине отношение к нему резко изменилось: от апологетики его методов воспитания до попыток разоблачения тайн и обвинений в злоупотреблениях с воспитанниками.Его семья действительно много лет хранила одну тайну, о которой долгое время не знали даже знаменитые внуки Макаренко — режиссер, преподаватель ВГИКа Антон Васильев и актриса Екатерина Васильева.


Братья Виталий и Антон Макаренко

Во всех советских биографических изданиях один важный факт из жизни Антона Макаренко: у него был брат, белогвардейский офицер Виталий Макаренко, который, спасаясь от смерти, в 1920 году был вынужден эмигрировать за границу .


Легендарный учитель Антон Макаренко

Когда у него родился брат Виталий, Антону было 8 лет.Окончив Чугуевское военное училище, Виталий стал офицером царской армии. Отыграв три года, он был контужен и получил несколько ранений. Вместе с братом он работал в школе, преподавал физкультуру и военное дело. Во время гражданской войны Виталий служил в белогвардейской армии Деникина. Если бы он остался на родине, его ждала бы неминуемая гибель. Виталий Макаренко бежал сначала в Турцию, затем в Болгарию, а в 1923 году поселился во Франции. Там он сначала устроился разнорабочим на металлургический завод и в судоремонтный цех, а позже стал фотографом и открыл собственное фотоателье.


Братья Антон и Виталий Макаренко, август 1914 г.

За переписку с братом пелагогу грозил арест, а в 1928 году он перестал отвечать на письма Виталия. В СССР у него остались жена и дочь Олимпиада, воспитанием которых занимался бездетный брат. Жена Виталия Макаренко умерла в 1953 году, не получив от него никаких известий. Их дочь Олимпиада никогда не видела отца — когда он ушел, она еще не родилась.


Писатель, режиссер, педагог Антон Васильев, внук Виталия Макаренко

До 9 лет сын Олимпиады Антон Васильев был уверен, что знаменитый педагог Макаренко — его родной дедушка, в честь которого он и назван.Но потом он узнал, что на самом деле он его внучатый племянник. Лишь в 1962 году родственники получили известие о том, что Виталий Макаренко жив. Много лет он пытался их найти, но все его попытки были тщетны. Антону Васильеву удалось приехать во Францию ​​только в 1988 году, через 5 лет после смерти родного дедушки.


Внучка Виталия Макаренко, народной артистки России Екатерины Васильевой

Виталий Макаренко никогда не видел ни дочери, ни внуков.Последние свои дни он провел в полном одиночестве в доме престарелых. Он умер во Франции в 1983 году, пережив своего брата на 44 года. А вот со смертью учителя Антона Макаренко связано много загадок и предположений. Скоропостижно скончался от сердечного приступа в поезде, следовавшем в Москву в 1939 году. По одной из версий, его там должны были арестовать. В то время его считали контрреволюционером из-за неосторожной фразы: «И даже если товарищ Сталин сделает тысячу ошибок, мы все равно должны идти за товарищем Сталиным.Возможно, он узнал об аресте — и его сердце не выдержало. По другой версии, его отравили. Официальной причиной по сей день считается сердечный приступ. Его похоронили как писателя, а Антона Макаренко после его смерти был провозглашен классиком советской педагогики


Антон Макаренко со своими учениками

С тех пор о знаменитом педагоге написаны десятки работ Пытаясь «разоблачить миф» о выдающемся советском педагоге, в последнее время часто публикуют статьи, в которых обвиняют Макаренко в чрезмерной жестокости.Он был действительно строг, но лишь однажды, на заре своей карьеры, позволил себе ударить воспитанницу. Он сам признал это в своей «Педагогической поэме». Однажды в Горьковской колонии он предложил заключенному рубить дрова. Он ответил: «Режьте сами, вас здесь много». Макаренко не выдержал и трижды ударил его по лицу. Это возмутило Надежду Крупскую, назвавшую его систему воспитания «несоветской». Учительница часто подвергалась критике со стороны руководства за то, что «в колонии драмкружок предпочитали учебнику политической грамоты.


Легендарный педагог Антон Макаренко

В наши дни оспариваются и заслуги Макаренко в педагогике. Говорят, что его методика оказалась неприменимой в дальнейшем. Однако его достижения в 1920-е гг. вряд ли можно отрицать. Война ушла за 7 млн ​​беспризорников, которые часто становились правонарушителями. Их отправляли в детские дома для «морально неполноценных детей». Макаренко превратил их в трудовые колонии, где у каждого подростка был шанс начать новую жизнь…Они производили электроинструмент и камеры ФЭД, и своим трудом зарабатывали деньги. Сегодня эту систему называют модельным акционерным обществом с участием на долевой основе всех работников. Но работы Макаренко в настоящее время более популярны не на родине, а за рубежом — например, в Германии и Японии, где систему учителя рекомендуют к изучению руководители предприятий.


Антон Макаренко и Максим Горький с воспитанниками колонии

«Сорок сорокарублевых педагогов могут привести к полному разложению не только группы беспризорников, но и любой группы.

Эта цитата является одной из самых запоминающихся, по моему скромному мнению, вошедших в книгу — сборник сочинений из 7 томов. Автор этой книги — один из виднейших советских педагогов 20 века. Сейчас его система так популярна в Европе,в странах Азии,но не актуальна в России.Это сейчас и сегодня мы можем делать все-сознательно забыть,стереть,не принять…

Помните, когда вы в последний раз слышали упоминание имени Макаренко? В связи с какой серьезной статьей о воспитании подрастающего поколения? Есть ли публичное обсуждение вопросов образования? Я сомневаюсь.Скорее всего в обычном разговоре в ироническом контексте: мол, и мне Макаренко нашлась…

1988 год был объявлен годом Макаренко специальным решением ЮНЕСКО в связи с его 100-летием. При этом были названы имена четырех великих педагогов, определивших метод педагогического мышления ХХ века – А.С. Макаренко, Д. Дьюи, М. Монтессори и Г. Кершенштейнер.

произведения Макаренко переведены почти на все языки народов мира, а главное его произведение — «Педагогическая поэма» (1935) — сравнивают с лучшими романами воспитания Ж.ж. Руссо, И. Гёте, Л.Н. Толстой. Она также была названа одной из десяти самых значительных книг о воспитании детей 20 века. Это ли не свидетельство международного уважения и признания заслуг?

А в России десять лет назад, к 115-летию Макаренко, вышло 10 000 экземпляров первого полного издания «Педагогической поэмы». Вы скажете, что за странный тираж для многомиллионной читающей страны? Однако издатели до сих пор ломают голову над тем, как продать «непроданную» книгу.

Устарело? Не имеет значения? Наверное, в педагогике нет нерешенных проблем, благовоспитанные девочки и мальчики послушно ходят в школу, а детская преступность на нуле?

Почти сто лет назад, окончив Полтавский учительский институт, Макаренко написал диплом на тему «Кризис современной педагогики». Кто посмеет сказать, что сейчас ситуация коренным образом изменилась?

Странный был человек этот Макаренко. Проработав два года в обычной школе, тихий скромный учитель истории бросает все и идет работать директором колонии для малолетних правонарушителей под Полтавой.Он руководил ею с 1920 по 1928 год и изучил педагогику перевоспитания в бою, как солдат на поле боя.

Что двигало этим человеком? Ведь было видно, что своим решительным поступком он поставил крест на спокойной размеренной жизни. Возможно, та самая активная жизненная позиция, о которой в последнее время стало немодно говорить?

В начале 1920-х годов в России, пережившей революцию и гражданскую войну, было более 7 миллионов беспризорников.

Они представляли огромную социальную катастрофу и опасность.В борьбе с детской преступностью и беспризорностью А.С. Макаренко.

Придуманная им система перевоспитания полезным производительным трудом в коллективе превратила кучку малолетних правонарушителей в сплоченный коллектив. В колонии не было ни охраны, ни ограждений, ни карцеров. Самым суровым наказанием был бойкот, который применялся редко. Когда под конвоем привели еще одного беспризорника, он забрал ребенка и категорически отказался принять его личное дело. Это известный принцип Макаренко продвижения хорошего в человеке! — Мы не хотим знать о тебе ничего плохого.Начинается новая жизнь! »

В эти цифры трудно поверить, но факт упрямая вещь. Через руки Макаренко прошло более 3000 беспризорников, и ни один не вернулся на преступный путь, все нашли свой путь в жизни, стали людьми.

Ни одно другое исправительное учреждение в мире не смогло добиться таких результатов. Недаром его называют не только теоретиком, но и практиком массового и быстрого перевоспитания.

Макаренко был уверен, что только труд по душе, а не шитье рукавиц и склеивание ящиков способствует успешному перевоспитанию.

С 1928 по 1936 год руководил Трудовой коммуной. Дзержинского и с нуля строит два завода по производству электромеханики и камер ФЭД, т.е. хай-тек своего времени. Ребята смогли освоить сложные технологии, успешно работали и выпускали продукцию, пользующуюся большим спросом. Смело, не так ли? Представьте себе колонию для малолетних правонарушителей, производящую антивирусное ПО или телевизионные приставки!

Удивительный человек был этот Макаренко. Начисто освобожденный от военной службы из-за слабого здоровья — врожденного порока сердца, жуткой близорукости и целого букета болезней — он любил военную форму, дисциплину и армейский порядок.

Имея совершенно непрезентабельную внешность — круглые очки с толстыми стеклами, крупный нос, тихий хриплый голос — он пользовался популярностью у красивых женщин. Его, немногословного и медлительного, обожали его воспитанники и так завидовали ему, что он решил не жениться, чтобы не травмировать их. Кстати, он так и сделал: только после ухода с педагогической работы расписался с гражданской женой.

Детей любил, но своих к сожалению не имел, а вырастил двоих приемных.Девушка, дочь своего брата, белогвардейца, сумевшего эмигрировать во Францию, впоследствии стала матерью известной актрисы Екатерины Васильевой. А с любимым братом он поддерживал отношения до 1937 года, когда жена, измученная постоянным страхом ареста, потребовала прекратить переписку.

Он умер от сердечной недостаточности в возрасте 51 года, и это стало тяжелым ударом для мировой педагогики. Систему Макаренко изучают и ценят во всем мире.

Например, в Японии его произведения переиздаются большими тиражами и считаются обязательной литературой для руководителей бизнеса.Почти все фирмы строятся по лекалам Макаренко исправительно-трудовых колоний.

Но в Россию, на родину, его система возвращается в виде зарубежных методик «мозгового штурма», «умения работать в команде», «тимбилдинга», «повышения мотивации сотрудников». Все это старательно изучается на всевозможных тренингах и семинарах, причем за большие деньги. А может проще вернуться к первоисточникам?

По поводу украинских спекуляций о его национальности.У тех, кто читал «Педагогическую поэму», вопросов нет — там позиция самого Макаренко относительно «самостоятельных» ясна и двусмысленно невыразима. Письма А.С. сам тоже выжил. Макаренко с упоминанием по этому поводу. Так, в письме к А.М. Антон Семенович пишет Горькому из Харькова 5 октября 1932 г.:

«Дорогой Алексей Максимович… Я устал от Украины, потому что я всегда был просто русским человеком, и я люблю Москву».

Национальность Макаренко не была тайной и для современников.Так, в напутственном слове от Союза советских писателей БССР прямо сказано:

«Союз советских писателей БССР выражает глубокие соболезнования в связи с безвременной кончиной талантливого русского писателя, орденоносца Антона Семеновича Макаренко, автора выдающихся произведений, широко известных белорусскому читателю. Правление Союза советских писателей БССР»

Брат А. С. Макаренко — Виталий Семенович в своей книге «Мой брат Антон Семенович» пишет:

«…несмотря на свое украинское происхождение, Антон был стопроцентным русским»

ЦИТАТЫ МАКАРЕНКО

«Нельзя научить человека быть счастливым, но можно воспитать его так, чтобы он был счастлив.»

«Если способностей мало, то требовать отличной учебы не только бесполезно, но и преступно. Нельзя заставить ученика хорошо учиться. Это может привести к трагическим последствиям. »

«Воспитание происходит всегда, даже когда тебя нет дома.»

«Наше педагогическое производство никогда не строилось по технологической логике, а всегда по логике нравственной проповеди.Особенно это заметно в области нашего собственного воспитания… Почему мы изучаем сопротивление материалов в технических вузах, а в педагогических не изучаем сопротивление личности, когда ее начинают воспитывать? »

«Отказаться от риска — значит отказаться от творчества».

«Моя работа с уличными детьми ни в коем случае не была специальной работой с уличными детьми. Во-первых, в качестве рабочей гипотезы я с первых же дней своей работы с бездомными установил, что по отношению к бездомным не следует применять никаких специальных методов.»

«Словесное воспитание без сопутствующей гимнастики поведения — самая преступная диверсия».

«С ними можно быть сухим до последней степени, требовательным до придирчивости, можно их не замечать… но если ты блистаешь трудом, знаниями, удачей, то спокойно не оглядывайся: они на твоей стороны… И наоборот, как бы вы ни были ласковы, занимательны в разговоре, добры и дружелюбны… если ваше дело сопровождается неудачами и неудачами, если на каждом шагу видно, что вы не знаете своего дела …ничего, кроме презрения, никогда не заслужишь…»

«Сверху офиса «Олимпик» никто не может различить какие-то детали и части работы. Оттуда видно только бескрайнее море безликого детства, а в самом кабинете модель абстрактного ребенка, сделанная из легчайших материалов: идей, печатной бумаги, маниловских снов… «Олимпийцев» презирают технология. Благодаря их господству педагогическая и техническая мысль, особенно в деле нашего собственного воспитания, давно уже зачахла в наших педагогических университетах.Во всей нашей советской жизни нет более жалкого технического состояния, чем в образовании. И поэтому воспитательная работа есть кустарное дело, а из кустарных промыслов оно самое отсталое. »

«Книги переплетаются с людьми».

File:Makarenko.jpg — Wikimedia Commons

Резюме[править]

Лицензирование[править]

Общественное достояниеОбщественное достояниеfalsefalse

Это произведение является общественным достоянием в стране его происхождения и других странах и регионах, где срок действия авторского права составляет жизнь автора плюс 70 лет или менее .


Вы также должны включить тег общественного достояния США, чтобы указать, почему это произведение является общественным достоянием в США. Обратите внимание, что в некоторых странах срок действия авторских прав превышает 70 лет: в Мексике — 100 лет, на Ямайке — 95 лет, в Колумбии — 80 лет, а в Гватемале и Самоа — 75 лет. Это изображение может быть не общественным достоянием в этих странах, которые, кроме того, не реализуют правило более короткого срока. В Кот-д’Ивуаре общий срок действия авторских прав составляет 99 лет, а в Гондурасе — 75 лет, но они применяют правило более короткого срока.Авторские права могут распространяться на произведения, созданные французами, погибшими за Францию ​​во Второй мировой войне (подробнее), русскими, служившими на Восточном фронте Второй мировой войны (известной как Великая Отечественная война в России) и посмертно реабилитированными жертвами советских репрессий ( больше информации).

Этот файл был идентифицирован как свободный от известных ограничений в соответствии с законом об авторском праве, включая все смежные и смежные права.

https://creativecommons.org/publicdomain/mark/1.0/PDMCreative Commons Public Domain Mark 1.0falsefalse

Исходный журнал загрузки[править]

Оригинальная страница описания была здесь. Все следующие имена пользователей относятся к ru.wikipedia.
  • 16-01-2008 09:18 Ukko 190×273×8 (7003 байт) {{????????????? | ????????? знак равно ????????? ?????????]], ????????????? | ????? знак равно | ????? ????????? = 30-? ???? ХХ-?? ???? | ?????????

Щелкните дату/время, чтобы просмотреть файл в том виде, в котором он был в то время.

Вы не можете перезаписать этот файл.

Этот файл используется на следующей странице:

Этот файл используют следующие другие вики:

  • Использование на azb.wikipedia.org
  • Использование на az.wikipedia.org
  • Использование на be.wikipedia.org
  • Использование на bg.wikipedia.org
  • Использование на bn.wikipedia.org
  • Использование на bn.wikisource.org
  • Использование на ca.wikipedia.org
  • Использование на ckb.wikipedia.org
  • Использование на cs.wikipedia.org
  • Использование на cs.wikiquote.org
  • Использование на de.wikipedia.org
  • Использование на en.wikipedia.org
  • Использование на en.wikibooks.org
  • Использование на es.wikipedia.org
  • Использование на eu.wikipedia.org
  • Использование на fa.wikipedia.org
  • Использование на fr.wikipedia.org
  • Использование на gl.wikipedia.org
  • Использование на he.wikipedia.org
  • Использование на hr.wikipedia.org
  • Использование на hu.wikipedia.организация
  • Использование на hy.wikipedia.org
  • Использование на hy.wikiquote.org
  • Использование на it.wikipedia.org
  • Использование на ja.wikipedia.org
  • Использование на kk.wikipedia.org
  • Использование на ko.wikipedia.org
  • Использование на ky.wikipedia.org
  • Использование на la.wikipedia.org
  • Использование на lt.wikiquote.org
  • Использование на nl.wikipedia.org
  • Использование на no.wikipedia.org

Посмотреть более глобальное использование этого файла.

Этот файл содержит дополнительную информацию, такую ​​как метаданные Exif, которые могли быть добавлены цифровой камерой, сканером или программой, использованной для его создания или оцифровки. Если файл был изменен по сравнению с исходным состоянием, некоторые детали, такие как метка времени, могут не полностью отражать детали исходного файла. Временная метка настолько точна, насколько точны часы в камере, и она может быть совершенно неправильной.

Пантеон

    • Визуализации
    • Рейтинги
      • человек
      • Места
      • 1013
      9013
    • Профили
      • Люди
      • Места
      • Страны 9013
      • 101333
      • Количество занятий / Страна
      • Eras
    • Данные
      • Разрешения
        • Разрешения
        • Download
        • API
        • 9013
        • 9013
  • Рейтинг 9013 9013
  • Рейтинги
  • Профили
    • Люди
    • Места
    • Страны 9013
    • Количество занятий
    • Eras
  • Около
  • Data
    • Permissions
    • API
  • Tealbook
  • API
  • 9013
  • API
  • Поиск
  • Обратная связь
  • Обратная связь
  • Обратная цитирование
  • Fairirgefðu, страница не найдена.

    Вы можете попробовать новый поиск или эти страницы вместо этого:
    • ISAAC Newton

      Великобритания

      RING 6

    • Walt Disney

      Производитель

      Соединенные Штаты Соединенные Штаты

    • Roger Federer

      теннисист

      Швейцария

    • Racing Driver

      Спортивный домен

    • Agnez Mo

      Agnez

      Индонезия

      Road 63

    • Laozi

      Philosopher

      Китай

      Китай

    • Painter

      Нидерланды

    • Васко да GAMA

      Explorer

      Португалия

      Ранг 99

    • 3
    • 3 человек

      142 отдельных лиц

      Общественный деятель домен

    • MARIE CURIE

      Физицист

      Польша

      Ранг 64

    • Исследуйте
      • Визуализация
      • Рейтинг
      • Рейтинги
    • Профили
      • Люди
      • Места 9013
      • Страны
      • 10133
      • Eras
    • Eras
    9013 9013
    • Ошибка данных отчета
    • Политика конфиденциальности
    • Обслуживания
  • Data
    • Разрешения
    • Download
    • API
  • 9013
  • 9013 9013
  • Дорога в жизнь: (Эпос воспитания), часть вторая — Макаренко Антон Семенович;

    Варианты доставки

    Все указанные сроки доставки являются средними и не могут быть гарантированы.Они должны быть добавлены ко времени сообщения о доступности, чтобы определить, когда товары будут доставлены. Во время оформления заказа мы сообщим вам предполагаемую дату доставки.

     

    Местоположение 1-я книга Каждая дополнительная книга Среднее время доставки
    Бесплатная стандартная доставка по Великобритании для заказов на сумму более 25 фунтов стерлингов (2-й класс)     3-5 дней
    Стандартная доставка по Великобритании (2-й класс) 2 фунта стерлингов.99 0,00 фунтов стерлингов 3-5 дней
    Доставка 1-го класса по Великобритании 3,99 фунтов стерлингов 0,00 фунтов стерлингов 2-3 дня

    Нажми и собери /
    Доставка в книжный магазин Foyles

     

    Бесплатно Бесплатно «Нажми и забери» и «Доставка в магазин» доступны для всех наших магазинов.Время сбора зависит от наличия товаров. Индивидуальное время отправки для каждого товара будет указано при оформлении заказа.
    Пожалуйста, дождитесь электронного письма с подтверждением прибытия заказа, прежде чем отправляться за ним.
    Курьер по Великобритании* 7,95 фунтов стерлингов 0,00 фунтов стерлингов 1 рабочий день
    Авиапочта Западной Европы** 9,00 фунтов стерлингов 1,00 фунта стерлингов 7-8 дней
    Авиапочта остального мира*** 12 фунтов стерлингов.50 1,00 фунта стерлингов 7-10 дней

    * По вопросам курьерской службы обращайтесь в магазин Charing Cross Road

    ** Включает Австрию, Бельгию, Кипр, Чехию, Францию, Германию, Грецию, Ирландию, Италию, Люксембург, Мальту, Нидерланды, Португалию, Испанию, Швецию, Швейцарию

    *** В настоящее время мы не можем осуществить доставку в следующие страны: Афганистан, Бангладеш, Гана, Ирак, Ливан, Макао, Пакистан, Пуэрто-Рико, Сен-Бартелеми, Турция, Узбекистан, Виргинские острова США

    Учитывая складывающуюся ситуацию в Украине, мы с сожалением приостановили заказы, размещенные или предназначенные для доставки как в Россию, так и в Украину.Спасибо за ваше терпение и понимание.

    Для товаров, поставляемых за пределы Соединенного Королевства, грузополучатель (т. е. лицо, которому направляется груз) будет декларантом и импортером в страну, для которой предназначен груз. Грузополучатель будет нести ответственность как за таможенное оформление, так и за уплату таможенных пошлин и местных налогов, если это необходимо.

    Таможенные сборы — если вы заказываете товары с доставкой за пределы Великобритании, обратите внимание, что ваша партия может облагаться НДС (налогом на добавленную стоимость), другими налогами, таможенными пошлинами и/или сборами, взимаемыми страной назначения.Любые такие сборы, взимаемые в связи с таможенным оформлением, должны быть оплачены вами. Вы соглашаетесь с тем, что Foyles не может контролировать дополнительные расходы, связанные с таможенной очисткой. Фойлс рекомендует вам обратиться к местным таможенникам или в почтовое отделение для получения дополнительной информации о налогах/пошлинах на импорт, которые могут применяться к вашему онлайн-заказу.

    Помощь по доставке и часто задаваемые вопросы

    Пакеты подписки «Год книг»

    Доставка по Великобритании бесплатна.Западная Европа стоит 60 фунтов стерлингов за каждый приобретенный пакет подписки на 12 месяцев. Для остального мира стоимость каждого приобретенного пакета составляет 100 фунтов стерлингов. Все расходы по доставке оплачиваются заранее в момент покупки. Для получения дополнительной информации посетите страницу «Год книг».

    Возвращает информацию

    Если вы не полностью удовлетворены своей покупкой*, вы можете вернуть ее нам в исходном состоянии в течение 30 дней с момента получения уведомления о доставке или получении по электронной почте для возмещения стоимости.За исключением поврежденных предметов или проблем с доставкой, стоимость обратной пересылки оплачивается покупателем. Ваши законные права не нарушены.

    * Исключения и условия в отношении повреждений или проблем с доставкой см. в разделе Помощь и часто задаваемые вопросы по возврату

    Макаренко посвятил ей целую поэму. Антон Макаренко Педагогическая поэма. Полная версия

    Макаренко Антон Семенович

    Педагогическая поэма

    С преданностью и любовью

    нашему начальнику, другу и учителю

    М а к с и м у Г о р к о м у

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    1.Беседа с главой госдепартамента

    В сентябре 1920 года начальник губотдела вызвал меня к себе в кабинет и сказал:

    Вот что, брат, я слышал, что ты там много ругаешься… вот тебе и трудовая школа дала это самое…

    Как не ругаться? Тут не то что ругаться будешь, так и завоешь: какая там трудовая школа? Дымный, грязный! Это похоже на школу?

    Да… Для вас это было бы то же самое: построить новый корпус, поставить новые парты, вы бы потом занимались.Не в зданиях, брат, дело, важно воспитать нового человека, а вы, учителя, все саботируете: и здание не то, и столы не те. Нет у вас этого самого… огня, знаете, такого революционного. Твои штаны закончились!

    Я просто не запарился.

    Ну ты и не запарился… Интеллигенция паршивая! .. Вот и ищу, ищу, там такая беда: эти самые бродяги, пацаны — по улице не пройти, а по квартирам лазают.Мне говорят: это твое дело, в воспитательных целях… Ну что?

    А что — «ну»?

    Да, это то же самое: никто не хочет, кому я говорю — руками и ногами зарежут, мол. У тебя должна быть комнатка, книжечки… Я носил очки…

    Я смеялся:

    Смотри, очки уже мешают!

    Глава канцелярии губернатора сердито уколол меня маленькими черными глазками и из-под ницшеанских усов изрыгнул брань на всю нашу педагогическую братию.Но ведь он был не прав, этот глава канцелярии губернатора.

    Послушай меня…

    Ну что «слушать»? Ну, что вы можете сказать? Вы скажете: лишь бы здесь было так же… как в Америке! Недавно читал книгу по этому поводу — подсунули. Реформаторы… что ли, остановитесь! Ага! Реформеры. Ну такого у нас пока нет. (Исправительные учреждения — учреждения для перевоспитания малолетних правонарушителей в некоторых кап странах; детские тюрьмы).

    Нет, послушай меня.

    Ну, слушаю.

    Ведь и до революции с этими бродягами разобрались. Были колонии малолетних правонарушителей…

    Не то, знаете ли… До революции не то.

    Правильно. Это значит, что нужно сделать нового человека по-новому.

    По-новому ты прав.

    И никто не знает как.

    А ты не знаешь?

    И я не знаю.

    Но у меня есть именно это… в лаборатории есть знающие…

    И не хотят браться за дело.

    Не хотят, сволочи, это вы правы.

    А если возьму, то меня убьют со всего мира. Что бы я ни делал, они скажут: не так.

    Суки скажут, что ты правдив.

    И ты поверишь им, а не мне.

    Не поверю им, скажу: было бы, если б мы сами взяли!

    Но что, если я действительно ошибусь?

    Глава канцелярии губернатора стукнул кулаком по столу:

    Что ты для меня значишь: я все испорчу, я все испорчу! Ну, вы ошибетесь! Чего ты хочешь от меня? Что я не понимаю, что ли? Запутался, но нужно заниматься делом.Там будет видно. Самое главное, это и есть та самая… не какая-нибудь колония малолетних правонарушителей, а, знаете ли, социальное воспитание… Такой человек здесь нужен… наш человек! Ты делаешь это. Все равно всем надо учиться. И вы научитесь. Хорошо, что ты сказал своим глазам: я не знаю. Очень хорошо.

    Есть место? Здания по-прежнему нужны.

    Есть брат. Роскошное место. Именно там находилась колония малолетних правонарушителей.Недалеко — шесть верст. Там хорошо: лес, поле, коров разводить будешь…

    А я сейчас вытащу людей из твоего кармана. Может, я тоже подарю тебе машину?

    Деньги?..

    Есть деньги. Вот оно.

    Он достал из ящика стола пакет.

    Сто пятьдесят миллионов. Это для вас для любой организации. ремонт там, какая мебель нужна…

    А коровы?

    С коровами можно подождать, стаканов нет.И сделаете смету на год.

    Стыдно, не мешало бы увидеть раньше.

    я уже посмотрел… ну ты меня лучше видишь? Иди и все.

    Ну и хорошо, — сказал я с облегчением, потому что в тот момент ничего страшнее комнат не было для меня губернаторских совнархозов.

    Молодец! — сказал генеральный директор. — Принимать меры! Это святое дело!

    2. Бесславное начало горьковской колонии

    В шести километрах от Полтавы на песчаных холмах — двести гектаров соснового леса, а по опушке леса — шоссе на Харьков, скучно поблескивающее чистюлей мальчишкой.

    В лесу есть поляна, сорок гектаров. В одном из его углов размещены пять геометрически правильных кирпичных ящиков, образующих правильный четырехугольник. Это новая колония для правонарушителей.

    Песчаный участок двора спускается на широкую лесную просеку, к камышам небольшого озера, по ту сторону которого заборы и избы кулацкого хутора. Далеко за усадьбой на небе нарисован ряд старых берез и две-три соломенные крыши.Это все.

    До революции здесь была колония малолетних правонарушителей. В 1917 году она бежала, оставив очень мало педагогических следов. Судя по этим следам, сохранившимся в потрепанных дневниковых журналах, главными воспитателями в колонии были дяди, вероятно, отставные унтер-офицеры, в обязанности которых входило следить за каждым шагом заключенных как во время работы, так и во время отдыха, и спать рядом друг с другом. ночью. с ними в соседней комнате. По рассказам крестьян-соседей можно было судить, что педагогика дядек не отличалась особой сложностью.Его внешним выражением была такая простая оболочка, как палка.

    Материальные следы старой колонии были еще менее значительны. Ближайшие соседи колонии перевезли и перенесли в собственные хранилища, называемые коморами и клоунами, все, что можно было выразить в материальных единицах: мастерские, кладовые, мебель. Между всем добром вывезли даже Орчард… Впрочем, во всей этой истории не было ничего похожего на вандалов. Огород не вырубили, а выкопали и куда-то заново посадили, окна в домах не разбили, а бережно сняли, двери не сердитым топором посадили, а деловито сняли с петель, печи были разобраны по кирпичику.Только шкаф в бывшей квартире директора остался на месте.

    Почему шкаф остался? — спросил я у соседа Луки Семёновича Верхолы, приехавшего с хутора посмотреть на новых хозяев.

    Значит, можно сказать, что этот шкафчик не нужен нашим людям. Разберите его — вы сами видите, что с ним произошло? А в избу, можно сказать, в избу не войдет — и в высоту, и поперек себя…

    В сараях по углам было свалено много всякого лома, а практичных предметов не было.По свежим следам мне удалось восстановить некоторые ценности, протащенные до самых последних дней… Это были: обычная старая сеялка, восемь столярных верстаков, еле держащихся на ногах, лошадь — мерин , когда-то кигиз — в тридцать лет, и медный колокольчик.

    В колонии я уже нашел смотрительницу Калину Иванович. Он встретил меня вопросом:

    Вы будете заведующим педагогическим отделением?

    Вскоре я узнал, что Калина Иванович изъяснялся украинским настоем, хотя украинского языка в принципе не признавал.В его лексиконе было много украинских слов, и он всегда произносил «г» по-южному. Но в слове «педагогический» он почему-то так напирал на литературное великорусское «г», что ему это удалось, пожалуй, даже слишком.

    Вы будете заведующим педагогическим отделением?

    Почему? Я начальник колонии…

    Нет, — сказал он, вынимая трубку изо рта, — вы будете заведующим педагогическим отделением, а я буду заведующим экономическим отделением.

    Представьте себе врубелевского «Пан», совершенно лысого, лишь с небольшими остатками волос над ушами. Сбрейте бороду Пана и подстригите усы, как у епископа. Дай ему трубку в зубы. Это будет уже не Пан, а Калина Иванович Сердюк. Ему было чрезвычайно трудно заниматься таким простым делом, как ведение хозяйства детской колонии. За его плечами было не менее пятидесяти лет разной деятельности… Но только две эпохи составляли его гордость: в молодости он был гусаром Лейб-гвардии Ее Величества Кексгольмского полка, а в восемнадцатом году руководил эвакуацией город Миргород во время немецкого наступления.

    Калина Иванович стала первым объектом моей просветительской деятельности. В частности, мне мешало обилие его различных верований. Он с таким же вкусом ругал буржуазию, большевиков, русских, евреев, нашу неряшливость и немецкую аккуратность. Но его голубые глаза искрились таким жизнелюбием, он был настолько восприимчив и подвижен, что я не пожалела для него небольшого количества педагогической энергии. А растить я его начал в первые же дни, с первого нашего разговора:

    Как это, товарищ Сердюк, начальника колонии быть не может? Кто-то должен нести ответственность за все.

    «Педагогическая поэма»: Педагогика; Москва; 1981
    ISBN 1154
    аннотация
    «Педагогическая поэма» — широко известное и наиболее значительное произведение советского педагога и писателя А.С. Макаренко. В ней рассказывается о перевоспитании несовершеннолетних правонарушителей в детской трудовой колонии, создателем и руководителем которой был автор в 1920-х гг. Книга адресована широкому кругу читателей.

    Макаренко Антон Семенович
    Педагогическая поэма
    С преданностью и любовью
    нашему начальнику, другу и учителю
    М а к с и м у Г о р к ом у

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
    1.Беседа с начальником госотдела
    В сентябре 1920 года начальник губотдела вызвал меня к себе в кабинет и сказал:
    — Вот что, брат, я слышал, что ты там сильно ругаешься… вот тебе и трудшколу дали это самое…
    — Да как тут не ругаться? Тут не то что ругаться будешь, так и завоешь: какая там трудовая школа? Дымный, грязный! Это похоже на школу?
    — Да… Для вас это было бы то же самое: построить новое здание, поставить новые парты, вы бы потом занимались.Не в зданиях, брат, дело, важно воспитать нового человека, а вы, учителя, все саботируете: и здание не то, и столы не те. Нет у вас этого самого… огня, знаете, такого революционного. Твои штаны закончились!
    — Я просто не запарился.
    «Ну, ты не запарился… Паршивая интеллигенция! ..Вот смотрю, смотрю, тут такое дело: эти самые бродяги, пацаны — по улице не пройти, а по квартирам лазают.Мне говорят: это твое дело, в воспитательных целях… Ну что?
    — А что — «ну»?
    — Да, это то же самое: никому не хочется, кому я говорю — руками и ногами колоть будут, мол. Комнату надо, книжечки… Я очки носил…
    Я засмеялся:
    — Смотри, очки уже мешают!
    — Ну, говорю же, ты бы все прочитал, но если тебе живого человека дадут, то ты, это самое то, меня живой человек зарежет.Интеллигенция!
    Глава канцелярии губернатора сердито уколол меня маленькими черными глазками и из-под ницшеанских усов изрыгнул брань на всю нашу педагогическую братию. Но ведь он был не прав, этот глава канцелярии губернатора.
    — Послушай меня…
    — Ну что «послушай»? Ну, что вы можете сказать? Вы скажете: вот если бы это было так же… как в Америке! Недавно читал книгу по этому поводу — подсунули. Реформаторы… что ли, остановитесь! Ага! Реформеры.Ну такого у нас пока нет. (Исправительные учреждения — учреждения для перевоспитания малолетних правонарушителей в некоторых кап странах; детские тюрьмы).
    — Нет, послушай меня.
    — Ну слушаю.
    — Ведь и до революции с этими бродягами разобрались. Были колонии малолетних правонарушителей…
    — Это не то, знаете ли… До революции не то.
    — Верно. Это значит, что нужно сделать нового человека по-новому.
    — По-новому ты прав.
    — Никто не знает как.
    — А ты не знаешь?
    «И я не знаю.
    — А у меня вот это самое… есть в лаборатории знающие…
    — И не хотят браться за дело.
    «Не хотят, сволочи, вы правы.
    — А если возьму, меня убьют с света. Что бы я ни делал, они скажут: не так.
    — Суки скажут, что ты правдив.
    — И ты им веришь, а не мне.
    «Я им не верю, я скажу: это все равно, что самим взять!»
    — Ну, а если я действительно ошибусь?
    Начальник канцелярии губернатора стукнул кулаком по столу:
    — Что ты мне: путаешь, путаешь! Ну, вы ошибетесь! Чего ты хочешь от меня? Что я не понимаю, что ли? Запутался, но нужно заниматься делом.Там будет видно. Самое главное, это и есть та самая… не какая-нибудь колония малолетних правонарушителей, а, знаете ли, социальное воспитание… Такой человек здесь нужен… наш человек! Ты делаешь это. Все равно всем надо учиться. И вы научитесь. Хорошо, что ты сказал своим глазам: я не знаю. Очень хорошо.
    — Есть место? Здания по-прежнему нужны.
    — Есть брат. Роскошное место. Именно там находилась колония малолетних правонарушителей. Недалеко — шесть верст.Там хорошо: лес, поле, коров разводить будешь…
    — А люди?
    — А я сейчас людей из твоего кармана вытащу. Может, я тоже подарю тебе машину?
    — Деньги?..
    — Деньги есть. Вот оно.
    Он достал из ящика стола пакет.
    — Сто пятьдесят миллионов. Это для вас для любой организации. ремонт там, какая мебель нужна…
    — А коровы?
    — С коровами можно подождать, стаканов нет. И сделаете смету на год.
    — Стыдно, не мешало бы глянуть раньше.
    — Я уже посмотрел… ну ты меня лучше видишь? Иди и все.
    — Ну и хорошо, — сказал я с облегчением, потому что в тот момент для меня не было ничего страшнее помещений губернских совнархозов.
    — Молодец! — сказал генеральный директор. — Принимать меры! Это святое дело!

    3. Описание первичных потребностей
    На следующий день я сказал ученикам:
    — В спальне должно быть чисто! У вас должны быть дежурные в спальне.Вы можете покинуть город только с моего разрешения. Кто уедет без отпуска, пусть не вернется — не приму.
    — Вау! — сказал Волохов. — Может быть, ты успокоишься?
    — Выбирайте, ребята, что вам нужно. Я не могу иначе. В колонии должна быть дисциплина. Если не нравится, иди куда хочешь. А кто останется в колонии, тот будет соблюдать дисциплину. Как хочешь. «Малины» не будет.
    Задоров протянул мне руку.
    — Рука об руку — правильно! Ты, Волохов, молчи.Ты еще тупой в этих делах. Нам все равно нужно сидеть здесь, чтобы не ходить лишним.
    — А что, и в школу надо ходить? — спросил Волохов.
    — Обязательно.
    — А если я не хочу учиться? .. Что для меня? ..
    — Обязательно ходить в школу. Хотите вы этого или нет, это не имеет значения. Видишь ли, Задоров только что назвал тебя дураком. Вы должны учиться — стать мудрее.
    Волохов в шутку повернул голову и сказал, повторяя слова какого-то украинского анекдота:
    — От форсировать, так форсировать!
    В области дисциплины дело Задорова стало переломным.Должен вам сказать правду, меня не мучили угрызения совести. Да, я избил ученика. Я испытал на себе всю педагогическую нелепость, всю юридическую законность этого дела, но в то же время увидел, что чистота моих педагогических рук была делом второстепенным по сравнению с стоявшей передо мной задачей. Я твердо решил, что буду диктатором, если не освою другой метод. Через некоторое время у меня возникла серьезная стычка с Волоховым, который, находясь на дежурстве, не убирал спальню и отказывался убирать после моего замечания.Я сердито посмотрел на него и сказал:
    «Не беси меня. Унеси это!
    — А то что? Ты будешь набивать лицо? У тебя нет прав! ..
    Я взял его за шиворот, приблизил к себе и совершенно искренне прошипел ему в лицо:
    — Слушай! Последний раз Раз предупреждаю: лицо не набиваю, а калечу! А то вы на меня жалуетесь, я в спецбольницу ложусь, не ваше дело!
    Волохов вырвался у меня из рук и сказал со слезами:
    — Из-за такой мелочи в дополнительной комнате сидеть не на чем.Я уберу его, черт с тобой!
    Я загремел на него:
    — Как ты говоришь?
    — Но как мне с тобой поговорить? Давай ..!
    — Что? Клянусь…
    Он вдруг засмеялся и махнул рукой.
    — Вот мужик, смотри ты… Я уберу, я уберу, не кричи!
    Следует, однако, заметить, что я ни на мгновение не думал, что нашел в насилии какое-то всемогущее педагогическое средство. Дело с Задоровым было мне дороже, чем самому Задорову.Я испугался, что могу броситься навстречу малейшему сопротивлению. Из воспитателей меня прямо и настойчиво осуждала Лидия Петровна. Вечером того же дня положила голову на кулаки и влепила:
    — Так вы уже нашли способ? Как в бурсе, да? (Бурса — общежитие при духовных семинариях и училищах, синоним сурового режима и грубых нравов с применением телесных наказаний (З.Т. Помяловский Ник Герасимович М.1951. Очерки Бурсы)).
    — Оставь меня, Лидочка!
    — Нет, ты мне морду бить будем? А я могу? Или только ты?
    — Лидочка, я потом расскажу.Теперь я и сам не знаю. Подождите немного.
    — Хорошо, я подожду.
    Екатерина Григорьевна несколько дней хмурилась и разговаривала со мной официально и дружелюбно. Только через пять дней она спросила меня, серьезно улыбаясь:
    — Ну, как самочувствие?
    — Неважно. Я чувствую себя прекрасно.
    — Знаете, что самое печальное в этой истории?
    — Самое печальное?
    — Да. Самое неприятное, что ребята говорят о вашем подвиге с упоением. Они даже готовы влюбиться в вас, и первый — Задоров.Что это? Я не понимаю. Что это за привычка к рабству?
    Я немного подумал и сказал Екатерине Григорьевне:
    — Нет, это не про рабство. Здесь как-то иначе. Проанализируй меня хорошенько: ведь Задоров сильнее меня, он может меня покалечить одним ударом. Но он ничего не боится, как и Бурун и другие. Во всей этой истории они не видят побоев, они видят только злобу, человеческое здоровье. Они прекрасно понимают, что я мог и не ударить, мог вернуть Задорова, как неисправимого, в комиссию, мог причинить им много важных неприятностей.Но я этого не делаю, я пошел на опасный, но человеческий, а не формальный поступок. И им явно нужна колония постоянно. Здесь сложнее. Кроме того, они видят, что мы стараемся для них. ведь они люди. Это важное обстоятельство.
    «Может быть, — подумала Екатерина Григорьевна.
    Но думать было некогда. Через неделю, в феврале 1921 года, я привел на мебельную линию полтора десятка настоящих бомжей и совсем оборванных парней. Приходилось много возиться с ними, чтобы их помыть, как-то одеть и вылечить чесотку.К марту в колонии было до тридцати детей. Большинство из них были очень запущенными, дикими и совершенно не подходящими для осуществления мечты Соцвоса. Того особого творчества, которое якобы делает детское мышление очень похожим по типу на научное мышление, у них еще не было.
    Добавлены в колонию и воспитатели. К марту у нас уже был настоящий педсовет… Супруги из Ивана Ивановича и Натальи Марковны Осиповых, к удивлению всей колонии, привезли с собой значительное имущество: диваны, стулья, шкафы, много всякой одежды и тарелки.Наши голые колонисты с огромным интересом наблюдали, как возы со всем этим добром выгружались у дверей квартиры Осиповых.
    Интерес колонистов к имуществу Осиповых был далек от академического интереса, и я очень боялся, что все это пышное расселение может получить возвратное движение на городские базары. Через неделю особый интерес к богатству Осиповых несколько разрядился приездом экономки. Домохозяйка была пожилой женщиной — очень доброй, болтливой и глупой.Хотя ее имущество было достаточно старым для Осиповского, оно состояло из очень аппетитных вещей. Было много муки, баночек из-под варенья и еще чего-то, много маленьких аккуратных мешочков и ковровых мешочков, в которых глазами наших воспитанников прощупывались разные ценные вещи.
    Домоправительница с большим старушечьим вкусом и уютом устроилась в своей комнате, приспособила свои ящики и прочую тару к разным кладовкам, углам и местам, самой природой предназначенным для такого дела, и как-то очень быстро подружилась с двумя или три парня.Они подружились на договорной основе: доставили ей дрова и поставили самовар, а она за это угостила их чаем и поговорила о жизни. экономке в колонии, собственно говоря, было нечего делать, и я недоумевал, зачем ее назначили.
    Колонии не нужна была домработница. Мы были невероятно бедны. кроме нескольких квартир, в которых поселился персонал, из всех помещений колонии нам удалось отремонтировать только одну большую спальню с двумя унтермарковскими печами.В этой комнате было тридцать «летних домиков» и три больших стола, за которыми обедали и писали дети. Еще одна большая спальня и столовая, два кабинета и кабинет ожидали ремонта в будущем. у нас было полторы смены постельного белья, а другого белья не было вообще. Наше отношение к одежде выражалось почти исключительно в различных обращениях в Наобраз и другие учреждения.
    Начальник прокуратуры, так решительно открывший колонию, уехал куда-то на новую работу, его преемника с колонией это мало интересовало — у него были дела поважнее.
    Атмосфера в Наобразе меньше всего соответствовала нашему желанию разбогатеть. В то время губерния представляла собой конгломерат очень многих комнат и комнат и очень многих людей, но истинными выразителями педагогического творчества там были не комнаты и не люди, а столы. разрыхленные и облупившиеся, то написанные, то туалетные, то омбре, то черные, то красные, окруженные такими же стульями, эти столы изображали разные секции, о чем свидетельствуют надписи, висевшие на стенах напротив каждого стола.Подавляющее большинство столов всегда было пустым, потому что добавочная стоимость — человек — оказывался по своей сути не столько начальником отдела, сколько бухгалтером губернского распределительного устройства. Если за каким-либо столиком вдруг появлялась фигура человека, посетители сбегались со всех сторон и набрасывались на нее. Беседа в данном случае заключалась в том, чтобы выяснить, какой это раздел, и должен ли посетитель обратиться к этому разделу или ему следует обратиться к другому, а если к другому, то почему и к какому; а если все-таки не на этом, то почему товарищ, сидевший за тем столом вон там в прошлую субботу, сказал именно об этом? После того, как все эти проблемы были решены, глава секции снялся с якоря и исчез с космической скоростью.
    Наши неопытные шажки вокруг столов, разумеется, ни к каким положительным результатам не привели. Поэтому зимой двадцать первого года колония мало походила на воспитательное учреждение. Рваные куртки, к которым гораздо больше подходило бандитское имя «клифт», кое-как прикрывали человеческую кожу; очень редко остатки истлевшей рубашки находили под скалами. Наши первые ученики, пришедшие к нам в хороших костюмах, долго не выделялись из толпы; рубка дров, работа на кухне, в прачечной делали свое дело, пусть и педагогическое, но губительное для одежды.
    К марту все наши колонисты были одеты так, что им мог бы позавидовать любой актер, играющий роль мельника в «Русалке».
    Очень немногие колонисты были на ногах в сапогах, в то время как большинство обматывали ноги портянками и связывали их веревками. Но даже с этим последним типом обуви у нас были постоянные кризисы.
    Наша еда называлась кондер. Другие продукты были случайными. В то время было очень много всяких норм питания: были обычные нормы, повышенные нормы, нормы для слабых и для сильных, нормы для неполноценных, санаторно-курортные, больничные.С помощью весьма напряженной дипломатии нам иногда удавалось убедить, выпросить, обмануть, подкупить своим жалким видом, запугать колонистов бунтом, и нас переводили, например, на санаторную норму. Молоко было в норме, жиропотери и Белый хлеб… Этого мы, конечно, не получили, но некоторые элементы Кондера и Ржаного хлеба стали доводить до больших размеров… через месяц-два мы перенесли дипломатическую поражение, и мы снова опустились до положения простых смертных и снова начали осторожную и кривую линию тайной и явной дипломатии.Иногда нам удавалось оказывать такое сильное давление, что мы даже начинали получать мясо, копчености и сладости, но жизнь наша становилась тем печальнее, когда обнаруживалось, что на эту роскошь не имеют права морально ущербные, а только умственно неполноценные.
    Иногда нам удавалось совершать набеги из сферы узкой педагогики в какие-то соседние области, например, в губернский продком, или в опродкомарм Первого резерва, или в отдел снабжения какого-нибудь подходящего ведомства.Наробраз категорически запрещал такую ​​партизанщину, и вылазки приходилось делать тайно.
    Для вылазки нужно было вооружиться бумажкой, в которой было только одно простое и выразительное предположение:
    «Колония малолетних правонарушителей просит выдать сто пудов муки на корм заключенным».
    В самой колонии мы никогда не употребляли слова типа «преступник», и наша колония никогда так не называлась. В то время нас называли морально неполноценными.Но для внешних миров последнее название не подходило, слишком сильно пахло образовательным отделом.
    Со своей бумажкой меня поставили где-то в коридоре соответствующего отдела, у дверей кабинета. В дверь вошло много людей. Иногда в кабинет набивалось так много людей, что любой желающий мог войти в него. Нужно было пробраться по головам приезжих к начальству и молча подсунуть ему под мышку нашу бумажку.
    Начальство в продовольственных отделах очень плохо разбиралось в классификационных уловках педагогики, и ему не всегда приходило в голову, что «малолетние правонарушители» имеют отношение к воспитанию. Эмоциональная окраска самого выражения «несовершеннолетние правонарушители» была весьма впечатляющей. Поэтому очень редко начальство смотрело на нас сурово и говорило:
    — Так зачем вы пришли сюда? Обратитесь в свой Народраз.
    Чаще так бывало, — подумало начальство и сказало:
    — Кто тебя снабжает? Департамент тюрем?
    — нет, видите ли, тюремное управление нас не снабжает, потому что это дети…
    — Кто вас снабжает?
    — До сих пор, видать, не выяснено…
    — Как это — «не выяснено»? .. Странный!
    Начальство что-то записало в блокнот и предложило прийти через неделю.
    В таком случае дайте мне пока хоть двадцать пудов.
    — Двадцать не дам, возьми пока пять пудов, а потом узнаю.
    Пять пудов было много, и завязавшийся разговор не соответствовал нашим планам, в которых никаких разъяснений, разумеется, не ожидалось.
    Единственно приемлемым для колонии им. М. Горького был такой оборот дела, когда начальство ни о чем не спрашивало, а молча брало нашу бумажку и чертило в углу: «Выдайте».
    При этом я сломя голову влетел в колонию:
    — Калина Иванович! .. Ордер! .. Сто пудов! Скорее ищите ребят и берите, а то там разберутся…
    Калина Иванович радостно склонился над бумажкой:
    — Сто пудов? Скажи мне! А как же откедова?
    — Разве ты не видишь? Отдел губпродкома…
    — Кто их разберет! .. Это нам все равно: хоть черт, хоть бис, абы яйца нись, хе-хе-хе! ..
    Основная потребность человека – пища. Поэтому ситуация с одеждой была для нас не такой удручающей, как ситуация с едой. Наши воспитанники всегда были голодны, и это сильно усложняло задачу их нравственного перевоспитания. Лишь малую часть своих аппетитов колонисты могли удовлетворить с помощью частных методов.
    Рыболовство было одним из основных видов частной пищевой промышленности.Зимой было очень тяжело. Наиболее легким способом было опустошение ятеров (сети в виде четырехгранной пирамиды), которые были установлены местными фермерами на соседней реке и на нашем озере. Чувство самосохранения и человеческая хозяйственная смекалка удержали наших ребят от похищения самих ятеров, но среди наших колонистов нашелся один, нарушивший это золотое правило.
    Это был Таранец. Ему было шестнадцать лет, он был из старинного воровского рода, был стройный, рябой, веселый, остроумный, отличный организатор и предприимчивый человек.Но он не умел уважать коллективные интересы. Он украл на реке несколько ятеров и привез их в колонию. За ним пришли ятары Хоязева, и дело закончилось большим скандалом. После этого ятера стали охранять фермеры, и нашим охотникам очень редко удавалось что-либо поймать. Но через некоторое время у Таранца и некоторых других колонистов появились свои ятеры, которые им подарил «один знакомый в городе». С помощью этих собственных ятеров рыболовство быстро развивалось.Рыбу употреблял сначала небольшой круг лиц, но к концу зимы Таранец неосторожно решил вовлечь в этот круг и меня.
    Он принес в мою комнату тарелку жареной рыбы.
    — Это тебе рыбка.
    — Я вижу, но не возьму.
    — Почему?
    — Потому что это неправильно. Рыбу нужно отдать колонистам.
    — С какой стати? — таран покраснел от обиды. — С какой стати? Ятер есть, ловлю, на реке мокну, а всем раздать?
    — Ну, бери свою рыбку: ничего не поймал и не промок.
    — Так это нам в подарок…
    — Нет, не согласен, мне все это не нравится. И неправильно.
    — Что здесь не так?
    — А по факту: ятеры вы не покупали.

    Макаренко Антон Семёнович

    Рассказ ведется от имени автора, основавшего в 1920-е годы колонию для малолетних правонарушителей и лично занимавшегося их перевоспитанием. Помимо автора, преподавательский состав состоял из двух учителей и смотрителя. Первоначально колония была открыта в 1917 году в 6 км от Полтавы.Первыми воспитанниками стали шестеро несовершеннолетних воров, не приносящих своему убежищу никакой пользы. Но однажды Макаренко потерял терпение и ударил одного из парней, после чего все вызвались помогать ему рубить дрова.

    Количество воспитанников увеличивается, все они делятся на отряды с командирами во главе. Макаренко организует их таким образом трудовую деятельность, которую они в состоянии обеспечить для собственного существования. Некоторые ребята пытались покинуть колонию, но через некоторое время возвращались, скучая по такому образу жизни и дружному коллективу.С одним воспитанником, Митягиным, Макаренко не справился, поэтому его выгнали. Пришлось увеличить преподавательский состав на два человека, но они не смогли прижиться в такой среде и вскоре ушли.

    В 1923 году колония переехала в имение братьев Трепке. Макаренко знакомит ребят с театральным искусством. Вскоре их постановки стали очень популярны среди местных жителей. Автор начинает общаться с помощью писем с Максимом Горьким, который старается поддержать ребят добрым словом и поставками литературы. .Весной 1926 года колонистам предложили пожить 10 дней в бывшей Куряжской колонии. Макаренко предложили позаботиться о новых 280 воспитанниках, но учительница отказалась.

    Приехав в Куряж, он увидел там непрекращающиеся волнения и предложил своим колонистам переселиться и наладить там жизнь. Сначала ребята отказывались, но позже договорились со своим начальником. Перед переездом колония пополнилась новой воспитанницей, беременной девушкой Верой, которой Макаренкопо помог сделать аборт в больнице.Но уже при следующей беременности учительница уговорила ее оставить ребенка. По приезду в Куряж звенит звонок, но к ним никто не вышел. Но горьковским воспитанникам удается уговорить жителей Куряжа прийти на собрание, где было решено работать по 6 часов в день. Но работали в ближайшие дни только макаренко-колонисты. Из-за возникших драк приезжает следственная комиссия, но установить виновных не удается.

    Власти начинают пристально следить за жизнью колонии, Макаренко постоянно критикуют за неправильные методы воспитания.К заключенным приезжает Максим Горький, после ухода которого воспитатель уходит в отставку с поста начальника колонии, не выдержав давления. Макаренко удалось сделать из несовершеннолетних преступников порядочных людей, так как он не обращал внимания на их криминальное прошлое, для него было важно отношение к работе и личные качества ребят.

    Макаренко Антон Семенович

    Педагогическая поэма

    С преданностью и любовью

    нашему начальнику, другу и учителю

    Мак с и м у Г о р к о м у

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    1.

    Разговор с начальником госдепа

    В сентябре 1920 года начальник губотдела вызвал меня к себе в кабинет и сказал:

    Вот что, брат, я слышал, что ты там много ругаешься… вот что значит твоя трудовая школа дали эту самую…

    Как не ругаться? Тут не то что ругаться будешь, так и завоешь: какая там трудовая школа? Дымный, грязный! Это похоже на школу?

    Да… Для вас это было бы то же самое: построить новый корпус, поставить новые парты, вы бы потом занимались.Не в зданиях, брат, дело, важно воспитать нового человека, а вы, учителя, все саботируете: и здание не то, и столы не те. Нет у вас этого самого… огня, знаете, такого революционного. Твои штаны закончились!

    Я просто не запарился.

    Ну ты и не запарился… Интеллигенция паршивая! .. Вот и ищу, ищу, там такая беда: эти самые бродяги, пацаны — по улице не пройти, а по квартирам лазают.Мне говорят: это твое дело, в воспитательных целях… Ну что?

    А что — «ну»?

    Да, это то же самое: никто не хочет, кому я говорю — руками и ногами колоть будут, мол. Комната у тебя должна быть, книжечки… Я носил очки…

    Я смеялся:

    Смотри, очки уже мешают!

    Глава канцелярии губернатора сердито уколол меня маленькими черными глазками и из-под ницшеанских усов изрыгнул брань на всю нашу педагогическую братию.Но ведь он был не прав, этот глава канцелярии губернатора.

    Послушай меня…

    Ну что «послушай»? Ну, что вы можете сказать? Вы скажете: лишь бы здесь было так же… как в Америке! Недавно читал книгу по этому поводу — подсунули. Реформаторы… что ли, остановитесь! Ага! Реформеры. Ну такого у нас пока нет. (Исправительные учреждения — учреждения для перевоспитания малолетних правонарушителей в некоторых кап странах; детские тюрьмы).

    Нет, послушай меня.

    Слушаю.

    Ведь и до революции с этими бродягами разобрались. Были колонии малолетних правонарушителей…

    Не то, знаете ли… До революции не то.

    Правильно. Это значит, что нужно сделать нового человека по-новому.

    По-новому ты прав.

    И никто не знает как.

    А ты не знаешь?

    И я не знаю.

    Но у меня есть именно это… в лаборатории есть знающие…

    И не хотят браться за дело.

    Не хотят, сволочи, вы правы.

    А если возьму, то меня убьют со всего мира. Что бы я ни делал, они скажут: не так.

    Суки скажут, что ты прав.

    И вы им поверите, а не мне.

    Я им не поверю, скажу: было бы, если б мы сами взяли!

    Но что, если я действительно ошибаюсь?

    Начальник прокуратуры стукнул кулаком по столу:

    Что ты мне значишь: я напортачу, я напортачу! Ну, вы ошибетесь! Чего ты хочешь от меня? Что я не понимаю, что ли? Запутался, но нужно заниматься делом.Там будет видно. Самое главное, это и есть та самая… не какая-нибудь колония малолетних правонарушителей, а, знаете ли, социальное воспитание… Такой человек здесь нужен… наш человек! Ты делаешь это. Все равно всем надо учиться. И вы научитесь. Хорошо, что ты сказал своим глазам: я не знаю. Очень хорошо.

    Есть место? Здания по-прежнему нужны.

    Есть брат. Роскошное место. Именно там находилась колония малолетних правонарушителей.Недалеко — шесть верст. Там хорошо: лес, поле, коров разводить будешь…

    А я сейчас людей из твоего кармана возьму. Может, я тоже подарю тебе машину?

    Деньги?..

    Деньги есть. Вот оно.

    Он достал из ящика стола пакет.

    Сто пятьдесят миллионов. Это для вас для любой организации. ремонт там, какая мебель нужна…

    А коровы?

    С коровами можно подождать, стаканов нет.И сделаете смету на год.

    Стыдно, не мешало бы увидеть раньше.

    Я уже посмотрел… ну ты меня лучше видишь? Иди и все.

    Ну и хорошо, — сказал я с облегчением, потому что в тот момент для меня не было ничего страшнее помещений губернских совнархозов.

    Молодец! — сказал генеральный директор. — Принимать меры! Это святое дело!

    2. Бесславное начало Горьковской колонии

    В шести километрах от Полтавы, на песчаных холмах, двести гектаров соснового леса, а вдоль опушки леса проходит шоссе на Харьков, скучно поблескивающее чистый мальчишка.

    В лесу есть поляна, сорок гектаров. В одном из его углов размещены пять геометрически правильных кирпичных ящиков, образующих правильный четырехугольник. Это новая колония для правонарушителей.

    Песчаный участок двора спускается на широкую лесную просеку, к камышам небольшого озера, по ту сторону которого заборы и избы кулацкого хутора. Далеко за усадьбой на небе нарисован ряд старых берез и две-три соломенные крыши.Это все.

    До революции здесь была колония малолетних правонарушителей. В 1917 году она бежала, оставив очень мало педагогических следов. Судя по этим следам, сохранившимся в потрепанных дневниковых журналах, главными воспитателями в колонии были дяди, вероятно, отставные унтер-офицеры, в обязанности которых входило следить за каждым шагом заключенных как во время работы, так и во время отдыха, и спать рядом друг с другом. ночью. с ними в соседней комнате. По рассказам крестьян-соседей можно было судить, что педагогика дядек не отличалась особой сложностью.Его внешним выражением была такая простая оболочка, как палка.

    Материальные следы старой колонии были еще менее значительны. Ближайшие соседи колонии перевезли и перенесли в собственные хранилища, называемые коморами и клоунами, все, что можно было выразить в материальных единицах: мастерские, кладовые, мебель. Среди всего хорошего даже фруктовый сад вывели. Однако во всей этой истории не было ничего похожего на вандалов. Огород не вырубили, а выкопали и куда-то заново посадили, окна в домах не разбили, а бережно сняли, двери не сердитым топором посадили, а деловито сняли с петель, печи были разобраны по кирпичику.На месте остался только шкаф в бывшей квартире директора.

    Почему шкаф остался? — спросил я у соседа Луки Семёновича Верхолы, приехавшего с хутора посмотреть на новых хозяев.

    Значит, можно сказать, что этот шкафчик не нужен нашим людям. Разберите его — вы сами видите, что с ним произошло? А в избу, можно сказать, в избу не войдет — и в высоту, и поперёк…

    В сараях по углам навалено много всякого лома, а практичных предметов нет.По свежим следам мне удалось восстановить некоторые ценности, украденные в самые последние дни. Это были: обыкновенная старая сеялка, восемь столярных верстаков, еле держащихся на ногах, лошадь — мерин, когда-то кигиз — лет тридцати, и медный колокольчик.

    В колонии я уже нашел смотрительницу Калину Иванович. Он поприветствовал меня вопросом:

    Вы будете заведующим педагогическим отделением?

    Вскоре я узнал, что Калина Иванович изъяснялся с украинским подтекстом, хотя украинского языка в принципе не признавал.В его лексиконе было много украинских слов, и он всегда произносил «г» по-южному. Но в слове «педагогический» он почему-то так напирал на литературное великорусское «г», что ему это удалось, пожалуй, даже слишком.

    Вы будете заведующим педагогическим отделением?

    Почему? Я начальник колонии…

    Нет, — сказал он, вынимая трубку изо рта, — вы будете начальником педагогического отдела, а я буду начальником экономического отдела.

    Представьте себе врубелевского «Пан», совершенно лысого, лишь с небольшими остатками волос над ушами. Сбрейте бороду Пана и подстригите усы, как у епископа. Дай ему трубку в зубы. Это будет уже не Пан, а Калина Иванович Сердюк. Ему было чрезвычайно трудно заниматься таким простым делом, как ведение хозяйства детской колонии. За его плечами было не менее пятидесяти лет разнообразной деятельности. Но только две эпохи составляли его гордость: в юности он был гусаром лейб-гвардии Кексгольмского Ее Величества полка, а в восемнадцатом году руководил эвакуацией города Миргорода во время немецкого наступления.

    Произведение «Педагогическая поэма» является жемчужиной советской литературы, в содержании которой он описывает модель воспитания полноценного гражданина общества. Стихотворение автобиографично, в нем реальные персонажи и места. Основная идея работы – воспитание подрастающего поколения через коллективное сознание.

    Действие начинается в 20-х годах 20 века с того, что герой произведения создает колонию для беспризорников и малолетних преступников.Главный герой пытался навести в колонии дисциплину, но ее первые воспитанники вышли из-под контроля. Через пару месяцев жизни колонии ситуация изменилась, когда Макаренко сам ударил ребенка на глазах у воспитанников, после чего в колонии появились свои правила и законы. Дисциплина в колонии растет, и воспитанники подрастают, в колонии начинает формироваться коллектив.

    Особой частью работы является момент, когда из учеников создаются патрульные отряды, которые охраняют улицы города.Уличные преступники начинают чувствовать свою значимость и становятся полноправными членами общества, способными приносить пользу обществу. Коллектив крепнет, у ребят завязываются дружеские отношения и растут их моральные качества.

    Вскоре колония переехала в ничейный поселок, где воспитанники занимаются земледелием и кузнечным делом, а по вечерам играют в театре. Появляется подобие инфраструктуры и новые рабочие специальности, а сама колония становится частью большой семьи.

    Несмотря на бурное развитие колонии, Макаренко вынужден уйти под гнет властей.Несмотря на это, творчество автора произвело большое впечатление и нашло множество последователей. Благодаря колонии более трех тысяч беспризорников смогли стать полноценными членами общества, а сам Макаренко стал символом важного труда педагогов.

    Картинка или рисунок Макаренко — Педагогическая поэма

    Прочие пересказы для читательского дневника

    • Краткое изложение Teffi Friends and Foes

      История начинается с утверждения, что мы делим всех людей на «чужих и своих».Как? Мы просто знаем о «наших», сколько им лет и сколько у них денег. Эти самые важные для людей вещи и понятия всегда стараются скрыть

    • Резюме Жизнь Арсеньева Бунина

      Роман И. Бунина Жизнь Арсеньева — одно из самых значительных произведений этого автора. Многие эпизоды жизни Арсеньева автобиографичны, взяты Буниным из собственной жизни.

    • Краткое содержание повести Фрола Скобеева

      Сюжет повести разворачивается в небольшом Новгородском уезде, где живет малоимущий дворянин Фрол Скобеев.В этом же районе есть имение управляющего. Дочерью этого приказчика была красавица Аннушка

    • Краткое содержание сказки о морском царе и Василисе Премудрой

      В далеком царстве жил-был царь и жил с женою. Однако пара осталась бездетной. Однажды государь отправился в путешествие по разным делам, а через некоторое время ему пора было возвращаться. А в это время у него вдруг родился сын,

    • Краткое содержание Фолкнера Шум и ярость

      Как ни странно, но жизнь в глазах каждого человека выглядит совершенно по-разному.Даже у человека, страдающего кретинизмом, все выглядит совсем уж странно.

    Холмс на «А. С. Макаренко: Публичные выступления (1936-1939 гг.). Аутентичное издание | Н-Россия

    А. С. Макаренко: П публичные выступления (1936-1939 гг.). Аутентичное издание . Гетц Хиллиг, составитель и редактор. Елец: ЕлГУ, 2012. 501 с. ISBN 978-5-94809-578-3

    Гетц Хиллиг, заведующий лабораторией Макаренко-Реферат Марбургского университета, составил сборник речей Антона Семеновича Макаренко за 1936 год. до 1939 года.Макаренко был и остается одним из самых противоречивых педагогов в советской и российской истории. В конце 1920-х и 1930-х годах он добился значительной известности как директор колоний для брошенных и правонарушителей, а также как автор нескольких томов о колониях и родительского пособия по воспитанию детей. Макаренко пропагандировал достоинства распорядка, режима, пунктуальности, гигиены и воинских обычаев. Многие из его советских коллег не согласились. Вплоть до смерти Макаренко в апреле 1939 года чиновники Наркомата просвещения, если и не игнорировали его совсем, то резко критиковали его режимную и, по их словам, жесткую дисциплину.Похвала Макаренко оставалась в основном предметом литературных журналов. В феврале 1939 года Советское государство наградило Макаренко орденом Трудового Красного Знамени за заслуги в области литературы. Когда через два месяца он умер, государство поставило его гроб для обозрения в Зале Союза писателей. Панегирики появлялись преимущественно в литературной печати.

    Весной 1940 года хорошо спланированная кампания в «Правде » и просветительской прессе начала представлять Макаренко как педагога, достойного подражания.Через год издания Наркомпроса почти единогласно восхваляли его «эстетику дисциплины». Макаренко теперь, как ранее выразился Хиллиг, «родился во второй раз». Последовала канонизация Макаренко. Его официальный образ проявился в «Правилах для школьников», принятых в 1943 г., и во включении военных тем и упражнений в школьную программу. К 1944 году Наркомпрос спонсировал Научно-исследовательский институт Макаренко и Лабораторию по изучению наследия Макаренко.После 1945 года он стал одной из советских икон, сражавшихся против предполагаемых пороков западной культуры и космополитизма.

    «Второе рождение» Макаренко произвело искаженную версию оригинала. В своих публичных заявлениях, особенно в период с 1936 года до своей смерти, Макаренко ценил оригинальность и эксперименты гораздо больше, чем позволял этот официальный портрет. Хотя его лекции в течение последних трех лет его жизни были опубликованы, в основном в семитомных и восьмитомных сборниках его работ, выпущенных в 1950-х и 1980-х годах, они появились только в сильно отредактированном виде.Редакторы Макаренко, в том числе и его жена, не только внесли стилистические изменения, но и удалили материал (в ряде случаев более трети оригинала) и, сами того не замечая, вставили в текст свои высказывания.

    С помощью немецких и российских коллег Хиллиг прошерстил московские архивы, чтобы найти и впервые представить в этом томе заключительные лекции Макаренко (и часто последовавшие за ними дискуссии) в их оригинальной, аутентичной версии. Читатели найдут здесь относительно неизвестного Макаренко — педагога, способного на самоуничижительный юмор, и, что более важно, автора замечаний, граничащих с еретическими.Поскольку Макаренко считал, что все люди способны к реабилитации, он питал сомнения в необходимости смертной казни. Он одобрял его, сказал он, только как выражение коллективного гнева и его ненависти к врагам. Макаренко постоянно ставил под сомнение полезность большой теории, идеологии или единого рецепта достижения успеха в образовании, независимо от того, был ли источником Маркс или Ленин (которые не были профессорами педагогики, настаивал Макаренко), Центральный комитет Коммунистической партии или его собственные декларации. .Вместо этого Макаренко настаивал на экспериментальном применении различных подходов в поисках того, что лучше всего работает в любых данных обстоятельствах. В этом духе возражал Макаренко, когда в марте 1937 года ЦК исключил трудовое обучение из школьной программы. Он упорно выступал за ее возвращение как практическое дело, необходимое для построения передового советского государства и общества.

    Этот том представляет значительный интерес для историков советского образования и цензуры.Следует признать, что немногие ученые захотят прочитать все, если не большинство, из 501 страницы, напечатанной мелким шрифтом. Они найдут комментарий Хиллига, который следует за каждой из двадцати двух статей, и указатель имен, которые помогут им выбрать те элементы, которые лучше всего соответствуют их потребностям.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.