Аффективные иллюзии: Ошибка выполнения

Аффективные иллюзии

По обобщённой трактовке различных врачей и специалистов иллюзии являются ошибочным, искажённым или изменённым восприятием реальных предметов или каких-либо явлений, по Ж. Эскироль — это «извращение восприятия», Ф. Пинель назвал это состояние «заблуждением воображения», а В. П. Сербский обозначил подобное явление «мнимоощущением».

Иллюзии могут возникать не только у психически больных людей, но и у совершенно здорового человека. У здоровых людей могут возникнуть подобные признаки вследствие невнимания, также известны и проявления физических или физиологических ощущений этого рода.

Врачи считают, что в основе подобных явлений лежат обычные законы физики. Так, преломление предметов на границе разных прозрачных сред воспринимается абсолютно по-другому, искажённо (например, ложка в прозрачном стакане с водой визуально «преломляется»). Ярким примером такого искажения может служить широко известная всем иллюзия — возникновение в пустынях миражей.

Физиологическая подоплёка иллюзий связана со спецификой функций анализаторов. Если долго смотреть на движущийся поезд, то возникает ощущение, что он стоит на месте, а смотрящий, наоборот, вроде бы двигается в противоположную сторону. Если резко и внезапно останавливаются крутящиеся качели, то сидящие в них люди ещё несколько мгновений сохраняют ощущение вращения окружающей их обстановки.

В основе причин искажения и преломления восприятия окружающего мира далеко не всегда лежат болезненные ощущения человека, это может быть вызвано особыми свойствами окружающей среды, физиологическими особенностями организма человека, излишней впечатлительностью и неуверенностью в себе, некоторые из них в определённых случаях являются обязательными для каждого (страх, неожиданность).

Все виды иллюзий отличаются по ощущениям и восприятиям органов чувств, в области которых они проявляются. По условиям их возникновения все иллюзии подразделяются на явления физического, физиологического и психического проявления.

Иллюзии психического или патологического типа обусловлены причинами психологического характера, и заключаются в различных нарушениях деятельности человека в области внимания, чувственного тона, памяти, отчётливого восприятия ассоциативного ряда. Психические иллюзии душевнобольных лежат в области особого патологического явления. Такой вид иллюзий подразделяют на аффективные и вербальные явления, а также, парэйдолии.

Возникновение аффективных иллюзий возможно в ситуациях аффекта или необычного для человека эмоционального состояния — при сильном страхе, чрезмерном желании, как правило, недосягаемом, напряжённом ожидании, подавленном и тревожном состоянии. Аффективные иллюзии возникают особенно часто в период болезненных изменений эмоционального состояния.

Возможно возникновение подобного явления в совершенно определённых условиях окружающей среды, например, при недостаточной освещённости, в сумерках, в ночное время при сверкании молний (в этот момент искажается и преломляется световое освещение). Шевелящаяся занавеска может восприниматься как притаившийся грабитель, пояс на кресле — как змея, готовая прыгнуть и пр.

Возникают аффективные иллюзии и в случаях, когда кроме аффективного напряжения, проявляется слабость (невнятность) раздражительного признака (удалённость объекта, тихие шуршащие звуки, невнятная неразборчивая речь ) и признаки явной астении.

У любого совершенно здорового психически человека может возникнуть явление аффективной иллюзии, если он находится в непривычной для него обстановке, незнакомом месте, в необычном эмоциональном состоянии (классическим примером является посещение ночью кладбища).

«Материализуются» в аффективные иллюзии у здорового человека и постоянное ожидание чего-либо ему неприятного (например, если человек очень боится собак, то в незнакомой обстановке при плохом освещении каждое постороннее движение будет ему казаться бросающейся на него собакой).

Возникновение вербальных, или слуховых иллюзий тоже может происходить также на основе какого-либо аффектного состояния и выражаться в ошибочном искажённом восприятии смысла или звука разговора окружающих людей, при этом нейтральную обычную речь (её смысл) больной человек воспринимает (или трактует подсознательно) как угрозу своей жизни, оскорбления, ругань или обвинения.

Аффективные иллюзии у больных людей возникают при различных болезненных состояниях, на разных стадиях развития болезней, они проявляются при делирии, тревожно-депрессивном синдроме, парафренном синдроме, параноидном синдроме.

Начальные этапы, например, развития делирия, острые стадии парафренных и параноидных синдромов характеризуются возникновением аффективных иллюзий, выражающихся в ощущениях угрозы, при обманных ощущениях — звуки металлического типа воспринимаются, как оружейный звук, льющаяся из крана вода — как начинающийся потоп и др.

Аффективные или вербальные иллюзии в психопатологическом отношении имеют весьма неоднородный характер. Часть из них относятся к депрессиям, часть является отражением влияния состояния бреда, некоторые иллюзии выражены отчётливыми постоянными бредовыми (ошибочными) убеждениями. Как правило (в большинстве случаев) аффективные иллюзии связаны с возникновением ведущего аффекта и основой их являются психопатологическая симптоматика.

Возникновение аффективных иллюзий свойственно больному не только при состоянии простой депрессии, но и при явных тенденциях к депрессивному явлению бредообразования. Больной человек, находящийся в состоянии актированной депрессии бредового типа постоянно находится в ожидании наказания, казни, возмездия за прегрешения, осуждения окружающих.

При этом у здорового человека необходимо обязательно отличать от аффективных иллюзий ошибочность суждения или неправильное умозаключение, сделанное под влиянием какого-либо физического явления.

Так, например, можно легко принять блестящий предмет на земле за монету, или ярко освещённого солнцем осколка стекла за золото, это явление не считается иллюзией, то есть не обманом (ложным восприятием) чувственного определения чего-либо, а ошибочным неправильно истолкованным суждением.

Психологи и психиатры хорошо знают, что возникновение отдельных проявлений аффективных иллюзий (изолированное проявление) совершенно не считается психическим заболеванием или его признаком, а чаще всего, является свидетельством аффективной напряжённости (возникшей при переутомлении, внезапном испуге, страхе).

Признаком заболевания можно считать исключительно совокупность проявления аффективных иллюзий в сочетании с другими болезненными проявлениями и расстройствами психического состояния.

Основное отличие физиологических иллюзий от патологического проявления аффективных иллюзий считается врачами возможность коррекции состояния, а также, самокритичное отношение больного к собственному состоянию (осознание иллюзорности содержания происходящего).

В этих случаях при любом изменении условий, при которых создалось ошибочное восприятие (яркий свет или изменение состояния центральной нервной системы, другая обстановка и пр.), а также введение воспринимаемых ранее искажённо образов в предметную действительность приводят к «разоблачению» аффективных иллюзий. И человек выявляет собственную ошибку самостоятельно — что служит поводом для разрушения иллюзии.

При возникновении стойких аффективных иллюзий патологического характера критическое отношение к происходящему у больного снижается, иллюзии приобретают ещё более устойчивый характер, и их интенсивность может быть понижена только в ходе лечения, по мере позитивных изменений болезненного состояния во время ремиссии.

Нарушения восприятия

Будут описаны нарушения константности восприятия, расщепление восприятия, аллестезия, иллюзии, галлюцинации, нарушения сенсорного синтеза, обманы ориентации в пространстве, а также нарушения восприятия времени и пространства.

Нарушение константности восприятия

Это искажение структуры наглядных образов, обусловленное изменением условий восприятия, какими-то внешними помехами. Крайне редко упоминаемое в специальной литературе расстройство. Находясь в покое, например, или в какой-то одной позе, пациент все воспринимает адекватно. Стоит ему, однако, изменить позу, начать, ускорить или замедлить движение, как восприятие тотчас нарушается. При ходьбе, например, пациент видит, что «дома качаются, подпрыгивают», здания вдруг «увеличиваются» в размерах или неожиданно делаются «маленькими», они «уезжают» куда-то в сторону, «поворачиваются» в сторону, обратную вращению его тела. Линия горизонта то «поднимается», то «опускается», поверхность почвы «наклоняется». Дверной проем «приближается», а не пациент движется ему навстречу. Лежащие вдоль линии наблюдения объекты воспринимаются искаженными, как на фотографии — ноги загорающего на пляже человека кажутся непропорционально большими, а голова — маленькой.

Иногда при повороте тела возникает ощущение, будто смещается источник звука. При остановке поезда некоторое время кажется, что он все еще движется, а во время его ускорения возникает ощущение, будто неподвижные объекты перемещаются в обратном направлении. Нарушение возникает, по-видимому, потому, что мышечное и статическое чувства оказались вне когнитивных структур, обеспечивающих устойчивость восприятия. Узнавание объектов при этом не нарушается, пациенты, как правило, осознают факт расстройства восприятия.

Расщепление образов восприятия

Расстройство характеризуется утратой способности интегрировать ощущения в целостный наглядный образ. Известно несколько его вариантов.

1) Авторство в описании данного феномена К.Ясперс отдает Ф.Фишеру, Майер-Гроссу и Штайнеру. По мнению К.Ясперса, расщепление восприятия наблюдается при шизофрении и отравлении ядовитыми веществами. Так, пациент с шизофренией сообщает: «В саду щебечет птичка. Я слышу это и знаю, что то, что она птица, и то, что она щебечет, — это вещи, чрезвычайно далекие друг от друга. Между ними лежит пропасть, и я боюсь, что не смогу совместить их друг с другом. Кажется, что между птицей и щебетом нет ничего общего». В случае отравления мескалином пациент рассказывает: «Открыв глаза, я посмотрел в сторону окна, но не понял, что это окно; я увидел множество красок, зеленых и голубых пятен, и я знал, что это листья на дереве и небо, которое видно сквозь них, но не мог связать это восприятие разнообразных вещей с каким-либо определенным местом в пространстве». Судя по этим иллюстрациям, в первом случае имеет место утрата осознавания связи вещей, во втором — собственно распад восприятия.

2) Нарушение синтеза ощущений разной модальности при старческой деменции описал А.В.Снежневский (1970). Так, пациент воспринимает человека и звуки его речи отдельно одно от другого и в разных точках пространства. Пациент может видеть радиоприемник и слышать идущие от него звуки, но звуки для него доносятся с другого места.

3) Феномен раздвоения перцепции выявляется у пациентов при разглядывании ими реверсивных фигур, т. е. совмещенных изображений разных объектов. В известной фигуре Боринга, например, совмещаются изображения молодой женщины и старухи. Обычно люди видят одну из этих фигур, но никогда обе одновременно. Между тем встречаются пациенты, утверждающие, что они способны воспринимать обе фигуры сразу. Похоже на то, что они воспринимают и фигуру, и структурированный в соответствующую фигуру фон воспринимаемого. Трудно утверждать, что данный феномен является расстройством восприятия, но, по нашим наблюдениям, встречается он только у пациентов.

4) Симультанная агнозия проявляется тем, что из ряда визуально представленных предметов или их изображений пациент воспринимает в данный момент только один предмет или одно изображение. При повторных экспозициях пациент способен определить, какие объекты или изображения он перед тем видел и даже сколько всего их было. И все же он не может увидеть их все сразу, он всякий раз воспринимает что-то одно. Едва ли он сумеет расположить и картинки в той последовательности, в какой они составляют некий законченный сюжет. Расстройство наблюдается при поражении передней области затылочной доли доминантного полушария (Poppelreiter, 1923; Wolpert, 1924). Точно так же может быть нарушено восприятие мелодии: слышатся отдельные звуки, и они не объединяются в одно целое.

5) Апперцептивная агнозия характеризуется неспособностью воспринимать структуру изображения, вследствие чего отдельные его элементы представлены в сознании порознь друг от друга. При ассоциативной агнозии структура изображения воспринимается правильно, но пациенты не могут назвать соответствующий предмет и не понимают его назначения. Оба эти расстройства вместе называют душевной слепотой Шарко-Винбрандта, при этом все только что увиденное пациенты не могут представить, узнать и вспомнить.

Аллестезия

Проявляется нарушением локализации в пространстве источников сенсорной информации. Особенно часто это касается зрения, слуха, осязания. Так, предмет, который находится впереди пациента, видится им сбоку, сверху или даже сзади. Звук, доносящийся спереди, также воспринимается в другом месте: сзади, сбоку или внутри себя и наоборот. Прикосновение пациент ощущает совсем в другой точке, например на другой половине тела. Иногда и внутренние ощущения локализуются необычным образом, например тошнота ощущается в голове. С этим может быть связана необычная локализация тоски, тревоги, страха, точнее физических ощущений, сопровождающих такие эмоции. Иллюстрации и частные варианты расстройства приведены в других разделах текста.

Иллюзии

Это нарушение, при котором вместо одного объекта воспринимается какой-нибудь другой. В данное понятие вкладывают разный смысл, поэтому описывают множество иллюзий разного типа. В настоящем контексте важно разграничение нормальных и патологических иллюзий.

Нормальными являются иллюзии, встречающиеся в одинаковом виде как у здоровых лиц, так и у пациентов. Различаются следующие их виды:

  • физические иллюзии — ошибки восприятия, обусловленные физическими свойствами объектов. Например, это раздельное восприятие вспышки молнии и грома во время грозы;

  • физиологические иллюзии — ошибки восприятия, обусловленные особенностями нейродинамики, например инертностью нервных процессов. Так, после вращения собственного тела вокруг вертикальной оси и сразу же после остановки вращения кажется, что окружающие предметы некоторое время продолжают кружиться в обратную сторону. Достаточно опасной является иллюзия уменьшения скорости движения автомобиля по мере привыкания к ней;

  • психологические иллюзии — ошибки восприятия, обусловленные включением какого-то объекта в другую эмоциональную или когнитивную структуру. Такие иллюзии называют также ассимиляционными. Так, в темное время суток боязливый индивид силуэт куста или пня может принять за фигуру притаившегося человека. Таким же образом возникает иллюзия линий Мюллера-Лайера: одна линия с нарисованными не ней стрелками, своим острием обращенными наружу, кажется короче другой, стрелки на которой обращены внутрь.

Иллюзии могут возникать под влиянием внушения. Такова, например, иллюзия Аша. Из двух одинаковых по длине линий одна кажется внушаемому индивиду длиннее, если в этом его убеждают несколько людей. Появление иллюзии может быть связано с особенностями освещения. Описан случай, когда при въезде в тоннель на Триумфальной площади в Москве водители нередко выруливали на встречную полосу движения. Виною этому, как выяснилось, был свет рекламы на соседнем здании, искажавший восприятие перспективы пространства. Нередко причиной иллюзии бывает нетерпеливое ожидание. В таких ситуациях случайного прохожего можно принять за знакомого человека, который почему-то задерживается и не дает о себе знать.

Описан ряд других иллюзий. Иллюзия Аристотеля состоит в удвоении восприятия. Если кончиками двух переплетенных пальцев дотрагиваться до предмета из мрамора, возникает ощущение двух объектов вместо одного. Источником иллюзии является пустое пространство вокруг каждого их работающих пальцев. Иллюзия водопада порождает ощущение движения вниз некоего потока при восприятии ряда горизонтальных линий или полос, опускающихся сверху вниз. При из остановке некоторое время кажется, будто поток движется снизу вверх.

Иллюзия Понзо — одинаковые по длине шпалы на фоне сужающегося просвета идущих вдаль рельсов кажутся увеличивающимися в размерах.

Иллюзия зебры — ощущение увеличения скорости движения машины при езде через пешеходную разметку, если промежутки между ее линиями сокращаются по ходу движения. Иллюзии невнимательности Ясперса — в текст «вставляются» пропущенные буквы или даже целые слова, иногда способные исказить смысл прочитанного.

Иллюзии Узнадзе — из двух шаров более тяжелым кажется тот, который больше по размерам. Шарпантье описал такую иллюзию у олигофренов; эти пациенты обычно не способны осознавать ошибку восприятия. Иллюзия Делоффа — металлический шар кажется более тяжелым, нежели пластмассовый одинакового веса. Особенно типична такая иллюзия для детей в силу того, что у них не сформировано понятие о весе.

Иллюзия Луны — ощущение движения луны, а не летящих по небу облаков. Другая иллюзия Луны состоит в том, что над линией горизонта она кажется значительно большей по размерам, нежели в зените. И это при том что величина отпечатков ее изображения на сетчатке глаза в обоих случаях абсолютно одинакова.

Иллюзия Маха — слабо освещенная полоса на фоне более светлой кажется более освещенной. Кроме того, по краям ее появляются две полосы: светлая и яркая. Некоторые исследователи выделяют известную всем пишущим людям иллюзию корректора. Последняя состоит в том, что концентрация внимания на поиске грамматических ошибок в тексте приводит к тому, что не замечаются смысловые неточности. И наоборот. По-видимому, в данном случае правильнее было бы говорить о снижении способности распределять внимание и т. д. Во всех упомянутых здесь иллюзиях, следует это подчеркнуть, способность идентифицировать объекты не нарушается, ошибки восприятия касаются лишь отдельных свойств этих объектов.

Патологические иллюзии отличаются следующими особенностями:

  • индивидуализированным характером: такие иллюзии не воспроизводятся в таком же точно виде у других людей;
  • эксклюзивностью — исключительной уникальностью, у одного и того же пациенты они никогда не повторяются в точно таком же виде;
  • тотальностью — мнимый образ целиком поглощает наглядный, последний как бы не воспринимается вовсе;
  • психологической непонятностью — болезненные, иллюзорные образы совершенно выпадают из контекста данной ситуации;
  • анормальным содержанием — в болезненных иллюзиях находят выражение другие психические расстройства, например бред, изменения аффекта;
  • сочетанием с другими болезненными переживаниями; одновременно у пациента могут быть выявлены нарушения в сфере чувствительности, эмоциональные расстройства и др.;
  • отсутствием критического отношения, непониманием пациентом того, что у него имеется нарушение восприятия;
  • тенденцией к переходу иллюзорных восприятий в галлюцинации;
  • нарушениями поведения, поскольку патологическая мотивация поведения может быть непосредственно связана с иллюзиями.

Существующие ныне классификации иллюзий основаны на психологическом подходе. К.Ясперс, например, различает иллюзии, обусловленные недостатком внимания; иллюзии, обусловленные аффектом, и парейдолии. А.В.Снежневский выделяет аффективные, вербальные и парейдолические иллюзии. Последняя систематика принята большинством отечественных исследователей.

1. Аффективные иллюзии возникают под влиянием аффекта, в первую очередь страха, тревоги, депрессии. «Больной-меланхолик, который боится, что его убьют, может принять висящую на вешалке одежду за труп, а какой-нибудь повседневный шум может потрясти его, будучи принятым за звон тюремных цепей», — поясняет К.Ясперс, подчеркивая, что такие иллюзии «обычно мимолетны и всегда понятны с точки зрения аффекта, преобладающего в данный момент времени». Точно так же пациент под влиянием страха вместо горшка с цветком может увидеть голову влезающего в окно грабителя, а висящее пальто приять за притаившегося убийцу. Очевидно, что в таких иллюзиях нередко обнаруживаются не только нарушения аффекта, но и бредовые ожидания либо бредовые идеи преследования. Иллюзии могут возникать в состоянии физиологического и патологического аффектов. Известной является, например, иллюзия Лютера, который в горячем богословском споре увидел в складках одежды своего оппонента фигуру притаившегося дьявола.

2. Вербальные иллюзии — нарушение, при котором пациент воспринимает другие слова или фразы вместо звуков реальной речи окружающих. Это не бред, когда пациент неверно толкует чьи-то высказывания, он именно слышит совсем другие слова. В иллюзиях такого рода также можно видеть влияние бреда, пусть неоформленного или даже не вполне осознаваемого на восприятие речи окружающих.

3. Парейдолические иллюзии — нарушение восприятия, связанное с болезненным воображением. Живая способность к воображению может порождать причудливые образы фантазии в игре света, при виде пятен, облаков, узоров. Индивид с интересом воспринимает при этом какие-то лица, фигуры, понимая в то же время, что это игра воображения. Стоит вниманию сосредоточиться на них, как они обычно исчезают. Парейдолии пациентов, напротив, возникают невольно, с привлечением внимания к ним лишь усиливаются, понимание же их болезненности отсутствует. Иллюзии также возникают, если пациенты рассматривают некую сложную, прихотливую текстуру (разводы краски, орнамент ковра, трещины на потолке или стене, рисунки слоев древесины, ветви деревьев и др.).

Пациент К.Ясперса рассказывает: «На всех деревьях и кустарниках я видел вместо обычных сорок смутные очертания каких-то глядевших на меня карикатурных фигур, пузатых человечков с тонкими кривыми ножками и длинными толстыми носами, а иногда и слоников с длинными шевелящимися хоботами. Земля, казалось, кишела ящерицами, лягушками и жабами, иногда внушительных размеров. Меня окружала самая разнообразная живность, самые разнообразные порождения ада. Деревья и кусты приобретали зловещий, пугающий вид. Бывало, на каждом кустарнике, на деревьях и стеблях камыша сидело по девичьей фигурке. Девичьи лица обольстительно улыбались мне с облаков, а когда ветер шевелил ветви, они манили меня к себе. Шум ветра был их шепотом». В этой иллюстрации среди прочего заметен феномен, который А.В.Снежневский определил как олицетворенное восприятие — «…кусты приобретали зловещий, пугающий вид»; это расстройство, при котором наблюдается отчуждение собственных эмоций, последние воспринимаются пациентом как бы в стороне от него.

К.Ясперс указывает, что иллюзии не следует смешивать с неверными, в том числе и бредовыми толкованиями. «Если блестящий металл, — говорит он, — принимается за золото, а врач — за прокурора, это не связано с искажением чувственного восприятия». Иллюзии, продолжает он, надо отличать и от функциональных галлюцинаций, когда наглядные образы дополняются, а не замещаются ложными, болезненными. Отметим, что парейдолии фантастического содержания могут предвещать развитие онейроидного помрачения сознания. Парейдолии некоторые авторы называют функциональными иллюзиями и сенсорными иллюзиями дополнения. Это не очень удачные названия, поскольку в настоящих иллюзиях всегда содержится реальный чувственный материал, только последний, во-первых, чем-то дополняется, а во-вторых, и это главное, иначе структурируется.

Степень различия между иллюзорным и наглядным образом может сильно варьировать, но в любом случае в содержательном плане это будут совершенно разные образы. Иллюзии следует отличать также от ложных, бредовых узнаваний. В последнем случае восприятие чувственного материала существенно не нарушается, нарушение в первую очередь затрагивает мышление, вследствие чего незначительные детали наглядных образов приобретают несоразмерное значение.

Приведенные систематики иллюзий весьма неполны, а также внутренне противоречивы, так как включают иллюзии как по своим проявлениям, так и иллюзии по предполагаемой природе развития. Приведем более детальное описание иллюзий.

1. Зрительные иллюзии

Здесь имеются в виду не простые зрительные иллюзии, т. е. оптические дизестезии, когда неверно воспринимаются субмодальные зрительные ощущения. Сложные оптические иллюзии характеризуются предметным содержанием: «Видела раз вместо игрушки, как моется хомячок… Видела в стиральной машинке, как в ней крутится чья-то седая голова… В замерзшем окне показалось какое-то лицо… Вместо цветка в горшке показалась голова, я подумала, что это вор лезет в окно… После смерти свекрови, когда я видела ее одежду, мне казалось, что это стоит или лежит она. Когда я раздала эту одежду, свекровь стала мне сниться. Видела ее во сне как живую и думала, что же мне теперь делать, одежду-то ее я отдала».

Для сравнения приведем иллюстрации ложных узнаваний: «В прохожем человеке увидела убитого мужа сестры. Сильно испугалась и поняла: убьют и меня… Выглянула в окно и на миг мне показалось, что идет моя умершая бабушка. Стало очень страшно. Потом одумалась, поняла, что шла совсем другая женщина». Отметим, что ложные узнавания не являются иллюзиями зрения или слуха, если такая ошибка основана на акустическом впечатлении. Как правило, при ложном узнавании во внимание принимается некое частичное, скорее символическое совпадение наглядного и иллюзорного образов. При этом замещения одного чувственного материала совсем другим, т. е. нарушения собственно сенсорной идентификации не наблюдается. Иными словами, ложные узнавания суть патология мышления, при которой некая часть целого принимается тождественной самому целому. Такие ошибки восприятия выступают проявлением бреда восприятия. К.Ясперс же указывал на бред толкования.

Зрительные парейдолии нередко возникают не только при разглядывании бесформенных объектов, но и при восприятии картин с представлением людей, других живых существ: их изображения «оживают», начинают двигаться, улыбаться, подмигивать, строить рожи, высовываться из рамок или даже выходить в реальное пространство, чем ясно демонстрируют постепенный переход иллюзий в галлюцинации. Так, пациент увидел, как изображение К.Маркса «ожило», задвигалось, улыбнулось и выдвинулось вперед из плоскости портрета.

Другой пациент увидел несколько «гурий» вместо узоров ковра. Гурии зашевелились, затем выступили за поверхность ковра, отделились от него и прошли, танцуя, по комнате. Однажды он же в складках одеяла увидел обнаженную женщину. Бывают иллюзии, в которых распускаются вдруг бутоны цветов либо цветы «чахнут, засыхают, осыпаются». Встречаются зрительные иллюзии, которые тождественны функциональным зрительным галлюцинациям. Например, пациент видит свое пальто, а в нем — повесившегося мужчину. Мальчику 10 лет кажется, что за головой его отца кто-то прячется, а потом оттуда ненадолго выглядывает чье-то лицо. Оглядываясь назад, ребенок замечает, как из-за угла дома кто-то посмотрел на него и тут же спрятался. В подобных иллюзиях реальный образ дополняется какими-то деталями другого наглядного образа.

Описаны также диплопические и полиопические иллюзии — восприятие объекта удвоенным или представленным многочисленными копиями реального наглядного образа.

2. Акустические иллюзии

Простые слуховые иллюзии или акустические дизестезии здесь не рассматриваются. Существует несколько разновидностей слуховых иллюзий:

— неречевые иллюзии — вместо обычных, знакомых бытовых звуков слышатся другие, например выстрелы, крик животных, лай собаки и др. Так, пациент с бредом ревности вместо ночных звуков слышит шаги крадущегося по комнате любовника жены. Другой пациент на берегу реки слышит, как кто-то свистит или кричит, в лесу ему слышатся лай собаки, мяуканье кошки, фырканье лошади;

— речевые иллюзии — слышится чья-то речь вместо природных и бытовых звуков: «Работает трактор, а я слышу пение женского хора, причем поют то, что я хочу… Иду и слышу, как говорят деревья: «Смотри, смотри, вон она, идет за хлебом и плачет». Одно дерево как бы передает эстафету второму, и второе дерево говорит то же самое. И так третье, четвертое дерево и дальше, все они повторяют одно и то же, только с каждым разом все тише и тише (в данном случае наблюдается не только иллюзия, но и симптом, который, полагаем, следовало бы обозначить термином палинакузия)… Облака пролетают и говорят «Светка-конфетка»… Кусали говорящие пчелы, разговаривали птица, машины, водопроводные краны… Собака не лает, а матерится». В других случаях речевые иллюзии как бы замещают чью-то реальную речь:

«Слышу, как в стороне разговаривают люди и обсуждают при этом меня, ругают. Подойду поближе, прислушаюсь — нет, они говорят совсем другое (это, по аналогии с подобными галлюцинациями, комментирующие речевые иллюзии)… На вокзале слышал, как рядом стоявшие мужчины переговаривались между собой. Говорили обо мне: давай, мол, займемся вон тем, с чемоданом, а потом его кончим» (это как бы параноидные иллюзии). Встречаются не только кратковременные, как бы эпизодические иллюзии, в некоторых случаях они принимают устойчивый характер и существуют достаточно длительное время, приобретая сюжетно более или менее законченный характер. Такие иллюзии лишены отчетливости, звучат негромко и в деталях неразборчиво, возникают на фоне выраженной депрессии. Обозначаются они термином иллюзорный галлюциноз (Шредер, 1926). Наконец, встречаются речевые графические иллюзии, когда в тексте вместо одних слов или даже фраз воспринимаются другие и разного содержания;

— музыкальные иллюзии — вместо одних, обычно непрерывных звуков слышится какая-то музыка. Так, вместо журчания ручья пациент слышит звуки оркестра, жужжание мухи воспринимает как звучащую скрипку, топот лошади — за звуки барабана и др. Случается, что вместо одной музыки слышится совсем другая, чаще всего созвучная настроению пациента.

3. Обонятельные и вкусовые иллюзии

Обонятельные и вкусовые иллюзии встречаются относительно редко, по большей же части наблюдаются, видимо, соответствующие формы дизестезии. Иногда ошибки обоняния приобретают одинаковый, устойчивый характер, реальные же запахи хотя и существуют, но они все время меняются. В таких случаях речь может идти, скорее всего, об обонятельных галлюцинациях. Например: «Слышится все время резкий трупный запах. Думала, что пахнет от меня… Меня всюду сопровождает запах хвои. Пахнет как в ритуальном зале… Постоянно преследует запах отвратительных духов. Такие духи дарил мне когда-то, очень давно один мой знакомый. Вначале этот запах появился в сновидениях. Одновременно с ним ощущался какой-то незнакомый, резкий и отталкивающий химический вкус чего-то непонятного. Мне снилось, будто мама дала мне булочку, и я не могла ее съесть, было так противно, меня чуть не вырвало.

А позже этот запах стал появляться и днем. Вначале он возникал во время еды, запах еды был, но его перебивало, а затем запах духов возникал сам по себе. Это настолько противный запах, что просто ужас, от него некуда деваться. Реальные запахи я ощущаю плохо либо не чувствую совсем». В последнем случае, как можно увидеть, иллюзия вкуса и запаха появилась впервые в сновидении, затем она возникала в бодрствующем состоянии, пока, наконец, не трансформировалась в галлюцинацию. В том, что этот переход окончательно не состоялся, указывает, по-видимому, утрата восприятия реальных запахов, последние целиком замещаются мнимым.

4. Тактильные иллюзии

Тактильные иллюзии проявляются тем, что вместо одного предмета на ощупь и при закрытых глазах воспринимается какой-нибудь другой. Например, вместо резинового мяча воспринимается «клизма» или «кошачья лапа». Встречаются достаточно редко.

5. Иллюзии повторяемости

Иллюзии повторяемости— многократное повторение одного и того же внешнего впечатления. О палинакузии уже упоминалось. Палинопсия — феномен, проявляющийся многократным повторением зрительного впечатления. Пациент сообщает: «Посмотрю в окно, вижу, что по улице идет мужчина. Я некоторое время провожаю его взглядом. Чуть позже опять смотрю в окно. Вижу в другой раз, как идет этот же мужчина. Идет из той же точки, где я увидел его первый раз и доходит до того места, где я отвернулся. Смотрю в окно третий раз, повторяется то же самое. И так происходит пять раз». Термин предложил М.И.Рыбальский. Собственно иллюзией данное расстройство не является. Мы вернемся к более подробному описанию расстройства в главе о нарушениях памяти (см. эхомнезии).

6. Иллюзии других модальностей восприятия

Иллюзии других модальностей восприятия, вероятно, встречаются, но частота их неизвестна. Кроме того, их сложно идентифицировать и отличать от проявлений дизестезии. Что касается аффективных (психических, психогенных) иллюзий, то очевидно, что аффект существенно влияет на содержание иллюзий. По содержанию иллюзии почти безошибочно можно определить настроение пациентов или характер господствующего аффекта. Значительно сложнее обстоит дело с вопросом о роли аффекта в возникновении иллюзии. Если принять, что аффект является причиной развития иллюзии (а следовательно, то же можно будет сказать и о галлюцинации), то из этого вытекает очень важный и далеко идущий вывод, а именно: эмоции принимают непосредственное участие в развитии качественных нарушений самовосприятия. Убедительных доказательств этому в настоящее время не существует.

Следовательно, выделение в качестве самостоятельного класса аффективных иллюзий по меньшей мере преждевременно. Не является иллюзией и описанное А.Пиком (1902) расстройство узнавания, при которой пациенты со старческой деменцией как бы не видят, скорее всего, не узнают тот или иной предмет, если им его просто показать, но они воспринимают его в тот момент, когда он вызывает дополнительные ощущения иной модальности. Например, пациент не видит горящей свечи до тех пор, пока не почувствует исходящее от нее тепло. Не слишком удачным является и термин «органические иллюзии», как бы указывающий на существование особого класса иллюзий. Название фиксирует утверждение, что органическое повреждение мозга в определенных случаях является основной причиной развития иллюзии. Утверждение достаточно спорное, во всяком случае, его невозможно ни опровергнуть, ни доказать.

Иллюзии встречаются при многих болезненных формах и состояниях: астении, аффективных нарушениях, психозах разного типа и состояниях спутанного сознания, в структуре фокальных эпилептических припадков. Нозологические особенности иллюзий, несомненно, существуют. Например, акустические иллюзии параноидного содержания более характерны для шизофрении. В целом этот вопрос изучен недостаточно. Иллюзии сами по себе обычно не являются объектом какого-то специального лечения.

Галлюцинации

Определяются как мнимое, ложное восприятие или сознание восприятия того, что в данный момент отсутствует или в действительности не существует. Термин ввел Ф.Б.Соваж (1768), в переводе с латинского означает «бред, видения». Считается классическим определение Ж.Эскироля (1883), который, как считают, первым разграничил иллюзии и галлюцинации. Галлюцинацией Ж.Эскироль определяет обманы чувств, не имеющие источника раздражения, при которой пациент не способен отказаться от убеждения в том, что он в данное время имеет чувственное ощущение, тогда как на самом деле на его внешние чувства не действует ни один предмет, способный возбудить такое ощущение.

Весьма поучительным является определение В.Х.Кандинского (1880), который перечислил основные признаки расстройства: «Под именем галлюцинаций я разумею непосредственно от внешних впечатлений не зависящее возбуждение центральных чувствующих областей, причем результатом такого возбуждения является чувственный образ, представляющийся в восприемлющем сознании с таким же самым характером объективности и действительности, который при обыкновенных условиях принадлежит лишь чувственным образам, получающимся при непосредственном восприятии реальных впечатлений».

С.С.Корсаков (1913) указывает, что галлюцинации — это «появление в сознании представлений, соединенных с ощущениями, соответствующими таким предметам, которые в действительности в данную минуту не производят впечатления на органы чувств человека… Галлюцинация есть репродукция мысли или идея, проецированная наружу». Истинными галлюцинациями К.Ясперс называет «обманы восприятия, которые не являются искажениями истинных восприятий, а возникают сами по себе, как нечто совершенно новое и существуют одновременно с истинными восприятиями и параллельно им.

Последнее свойство делает их феноменом, отличающимся от галлюцинаций-сновидений». Отметим, что К.Ясперс как бы разделяет мнение о том, что сновидения являются галлюцинациями, но при этом и возражает против такого отождествления. Афористически кратким и вместе с тем, полагаем, очень точным является определение Е.А.Попова (1941), указавшего на то, что галлюцинация есть представление, превратившееся в восприятие. Если перефразировать суждение Е.А.Попова, то из него вытекает, что галлюцинация есть представление, в силу какой-то причины превратившееся в мнимый наглядный образ.

Такой причиной может быть тотальное отчуждение мысленного образа, т. е. проявление деперсонализации. Некоторые психологи, впрочем, не соглашаются с психиатрами в том, что галлюцинация с самого начала своего появления есть мнимый образ и этим отличается от иллюзии. Так, С.Я.Рубинштейн (1957), подкрепляя свое мнение ссылкой на рефлекторную теорию И.П.Павлова, указывает, что мнимых восприятий, т. е. галлюцинаций в принятом их понимании, не существует, таковых в принципе быть не может, любые восприятия возникают в силу внешних стимулов.

Приведем в заключение очень интересное свидетельство М.Г.Ярошевского (1976). Автор упоминает о древнем индийском философе Бхатте, который высказал такую прозорливую мысль. Реальность или иллюзорность образов Бхатта объяснил неправильным соотношением между органом (чувств) и внешним объектом. Это соотношение может быть нарушено, во-первых, дефектом самого органа чувствительности. Во-вторых, оно может быть представлено как «манас» (центральным повреждением, как сказали бы ныне). «Манас» и приводит к тому, что образы памяти проецируются вовне и становятся тем, что в наше время называют иллюзиями и галлюцинациями. Таким же образом, считал философ, возникают и сновидения. Европейские философы пришли к этому только в XVIII столетии.

Опишем основные признаки галлюцинаций.

1. Появление мнимых образов не связано сколько-нибудь явно с реальными сенсорными стимулами. Более того, реальная сенсорная стимуляция может подавлять галлюцинаторный процесс, хотя она же может его и стимулировать, не оказывая в последнем случае никакого влияния на содержание обманов восприятия. В этом состоит принципиальное различие иллюзий и галлюцинаций. Исключением из этого общего правила являются лишь функциональные и рефлекторные галлюцинации.

2. Одновременно с галлюцинаторными пациенты воспринимают и реальные наглядные образы, в которых вполне адекватно отображаются реальные объекты, доступные восприятию. Иначе говоря, наблюдается как бы редупликация восприятия или внешнего сознания, сосуществование двойного или параллельного, как говорит К.Ясперс, потока переживаний. При этом один из них соответствует нормальному состоянию сознания, другой — аномальному, связанному, предположительно, с неконтролируемой сферой бессознательного. Так, больная видит в стиральной машинке мужа, сына и кота. Одновременно видит и свои руки. Руки делают мужу операцию «удаления зла». Больная вместе с тем понимает, что муж в это время находится на работе, она звонит ему и говорит, что ей «плохо». Внимание пациентов к каждому из этих потоков переживаний чаще всего распределяется неравномерно, направляясь преимущественно в одну либо в другую сторону.

Так, оно может быть приковано к галлюцинациям, и тогда пациенты оставляют без должного внимания действительные события. Иногда пациенты со зрительными обманами утверждают даже, что их видения непрозрачны, галлюцинации как бы закрывают собой реальные объекты, расположенные на одной линии восприятия с ними. В некоторых случаях, напротив, пациенты почти не обращают внимание на галлюцинации, т. е. остаются, в основном в реальном мире. Бывает и так, что и реальные наглядные образы, и мнимые, галлюцинаторные являются для пациентов актуальными в равной мере. Такие пациенты бывают вынуждены буквально на каждом шагу проверять себя с тем, чтобы решить, имеют они дело с реальными вещами или с галлюцинациями.

3. Галлюцинаторные образы, как и адекватные наглядные образы, пациенты проецируют за пределы своего психического Я, они локализуют их в основном в пространстве, доступному нормальному восприятию, т. е. там, где находятся и реальные объекты. Но так бывает не всегда. Иногда границы занимаемого мнимыми объектами пространства как бы расширяются, в других случаях, напротив, сокращаются либо становятся весьма неопределенными. Так, пациент слышит голоса «в ушных раковинах», «с поверхности тела» или слух его «обостряется», и он слышит чей-то шепот «за рекой», «на другой стороне улицы». Иногда больные слышат голоса «из ниоткуда», «с того света», «из-под земли» или пациент говорит, что «в морозильной камере холодильника он видит несколько мужчин», или он видит руку, которая тянется к нему «неизвестно откуда» и т. д.

Имеются в виду те нередкие случаи, когда одновременно с галлюцинациями бывает нарушено также восприятие пространства. Для пациентов занятое их галлюцинациями пространство столь же реально, как и те мнимые объекты, которые представлены в обманах восприятия. Этому ощущению реальности нисколько не мешает тот факт, что мнимое пространство обладает совершенно необычными свойствами, оно может, например, вмещать невероятное множество галлюцинаторных объектов. Кроме того, больные крайне редко обращают внимание на то очень важное обстоятельство, что мнимые объекты не вступают в какое-либо взаимодействие с реальными объектами, совершенно не зависят от последних и никак на них не влияют сами. Только сами пациенты, по своей воле или под влиянием обманов восприятия, но никогда их галлюцинаторные персонажи могут что-то делать в реальном мире, если, конечно, этот мир для пациентов еще что-то значит.

Это определенно указывает на то, что галлюцинаторные объекты пациенты располагают вовсе не в реальном, а в таком же точно галлюцинаторном, воображаемом пространстве. Когда это мнимое и другое, действительное пространство, как бы накладываясь друг на друга, совпадают, у пациентов возникает полная иллюзия того, что галлюцинаторные объекты расположены именно в реальном мире, о чем они чаще всего и говорят. Однако галлюцинаторное пространство, как свидетельствуют приведенные иллюстрации, не всегда, а может быть, и далеко не всегда с абсолютной точностью совпадает с впечатлениями о реальном пространстве. Приведем наблюдение Э.Я.Штернберга (1960), в котором автор описывает т. н. старческие галлюцинации. Пожилая больная с глаукомой (светоощущение сохранилось только слева) видит разнообразные цветы, разноцветных гусей и кур, нарядно одетых детей.

Все эти мнимые объекты воспринимаются ею как бы в реальном пространстве, которое было образовано галлюцинаторными предметами обстановки. Кошки, например, лежат на кровати, куры ходят по полу и т. п. Мнимые объекты, таким образом, воспринимаются практически слепой больной в столь же мнимом, галлюцинаторном пространстве. Это наблюдение показывает, что мнимые образы, галлюцинаторные «фигуры» могут возникать одновременно с соответствующим ложным «фоном», т. е. мнимым пространством, которое продуцируется в соответствии с тем, как пациенты его себе представляют.

4. Сенсорная, или чувственная, яркость галлюцинаторных образов нередко нисколько не уступает или даже превосходит таковую у реальных наглядных образов. Нередко, однако, бывает и так, что галлюцинаторные образы лишены чувственной яркости. Например, пациент не всегда может уверенно сказать, слышит ли он звук голоса или воспринимает только содержание какой-то посторонней мысли. В таких случаях, скорее всего, галлюцинации обнаруживают тенденцию к переходу в иные психопатологические феномены или пока что не состоялись.

5. Мнимые образы восприятия в типичных случаях осознаются пациентами, как и реальные наглядные образы, с ощущением того, что они являются отображением реально существующих материальных объектов. Иными словами, мысленные образы объективизируются до такой степени, что, судя по сообщениям и поведению пациентов, они практически ничем не отличаются от реальных наглядных образов. В таких случаях можно, вероятно, говорить даже о гиперреализации образов представления, поскольку пациенты не только не сомневаются в существовании мнимых объектов, но и удивительно легко могут поверить в реальность самого нелепого содержания галлюцинаций.

6. Галлюцинации появляются в сознании пациентов обычно неожиданно, спонтанно и большей частью совершенно бесконтрольно. И тем не менее появление обманов восприятия пациенты, как указывает В.Х.Кандинский, воспринимают не как насильственное внедрение в их сознание каких-то внешних впечатлений. Как правило, они принимают свои галлюцинации за некие объективные события, которые происходят сами по себе и зачастую как бы требуют с их стороны каких-то активных действий. Иначе говоря, восприятие галлюцинаций переживается с ощущением собственной произвольной активности.

Вероятно, это связано с тем, что пациенты активно изучают свои галлюцинации, пытаются их контролировать, размышляют над их содержанием, как-то оценивают, стараются ужиться с ними, подчинить себе или избавиться от них. Возможно, такое переживание обусловлено той внутренней работой, которая совершается с тем, чтобы неприемлемые или травмирующие представления вытеснить во внешний план сознания. Может быть также, что чувство собственной активности при восприятии галлюцинаций является отражением той подспудной внутренней работы, результатом которой они и являются. Только результаты эти, болезненные представления, выносятся вовне, пациенты тем самым как бы избавляются от них, а вот чувство своей активности воспринимается нормально, как и прежде.

Косвенным подтверждением сказанному являются, возможно, такие факты. Некоторые пациенты, например, сообщают о том, что они каким-то образом предчувствуют скорое появление обманов восприятия. Другие указывают на то, что они по своей воле могут инициировать появление галлюцинаций. Встречаются также пациенты, утверждающие, что голоса, которых в настоящее время уже нет, тем не менее существуют «в подсознании». Эти голоса, считают больные, просто «молчат», но, как и ранее, продолжают действовать, в частности следить за тем, что думают или делают пациенты.

Следует, однако, заметить, что отношения пациентов и галлюцинаций весьма далеки от тех, какие характеризуют отношения индивид — объект. Галлюцинации, во-первых, обладают способностью приковывать к себе внимание пациентов. Это то, что некоторые авторы называют эгоманией. Во-вторых, галлюцинации нередко лишают пациентов внутренней свободы, т. е. свободы выбора. Отношения галлюцинации — пациент большей частью являются отношениями принуждения, зависимости.

7. Обманы восприятия нередко обладают самостоятельной мотивационной силой и так или иначе влияют на поведение пациентов, ничуть не уступая в этом реальным наглядным образам либо превосходя последние, поскольку воля пациентов во время галлюцинирования нередко бывает парализована. В некоторых случаях мотивационное давление галлюцинаций является приблизительно равным с адекватными побуждениями пациентов, что влечет своеобразную амбивалентность в поведении больных. В любом случае поведение пациентов, поскольку оно связано с обманами восприятия, так или иначе меняется, оно выпадает из контекста реальной ситуации, и это зачастую становится источником объективной информации о галлюцинациях.

8. Понимание болезненности обманов восприятия большей частью отсутствует как в настоящий момент, так и спустя длительное время, иногда десятилетия после их исчезновения. В самом начале появления галлюцинаций, когда они возникают эпизодически, на очень короткое время, пациенты могут осознавать факт их болезненного происхождения. Сознание болезни может быть выявлено также у пациентов, которые долгие годы страдают галлюцинациями. Такие пациенты по каким-то им одним известным признакам порой безошибочно распознают обманы восприятия и научаются не принимать их во внимание в своем поведении. Иногда о том, что они больны, пациенты узнают от голосов, но и с ними они не всегда соглашаются.

9. Галлюцинации могут оказывать значительное влияние на сознательные психические процессы, например на образ мышления, убеждения, ценности, ожидания, верования пациентов. Это влияние сами пациенты могут оценивать иногда как весьма позитивное, обогатившее их личность. Некоторые пациенты утверждают, например, что «голоса» умнее их самих, что они сообщают столь глубокие и разумные вещи, что сами они об этом никогда не могли бы додуматься. Такое встречается нечасто, но подобного рода явления могут, как представляется, указывать на одно чрезвычайно важное обстоятельство, а именно: галлюцинации могут быть порождением не только неких глубинных бессознательных процессов, они своим содержанием ясно указывают на существование в бессознательном и структур сверхсознания.

Иногда наблюдаются галлюцинации, в которых актуализируются прошлый опыт пациентов и даже детский опыт, о котором такие пациенты самостоятельно вспомнить не в состоянии. Галлюцинации в этом смысле могут обладать исключительной памятью на события далекого прошлого. Нельзя исключить даже того, что в некоторых галлюцинациях отражается опыт раннего детства, который в норме не воспроизводится в силу инфантильной амнезии.

10. Галлюцинации возникают на фоне ясного сознания, значение этого признака подчеркивает И.С.Сумбаев (1958).

Систематика галлюцинаций строится обычно на их сенсорной принадлежности, т. е. с учетом психологических признаков. Психопатологической систематики, в которой во внимание принимались бы некие болезненные признаки, в настоящее время не существует. Между тем возможность создания такой систематики является, по-видимому, вполне реальной. Давно известно, и мы попытаемся это подтвердить, что в галлюцинациях нередко обнаруживаются признаки других психических нарушений, в частности расстройств ощущений, мышления, памяти и др. Об этом пишут многие авторы (Корсаков, 1913; Гиляровский, 1954; Милев, 1979; Рыбальский, 1983; Жмуров, 2002 и др.). Настоящее описание представлено в традиционном стиле, однако с учетом мнения о разноплановой психопатологической структуре обманов восприятия. Поэтому далее приводятся разные варианты иногда одной и той же галлюцинации.

К содержанию

Иллюзии. Их виды. Особенности у детей.

⇐ ПредыдущаяСтр 11 из 71Следующая ⇒

Иллюзии у детей возникают не ранее 4-5 лет.

Иллюзорное восприятие в детском возрасте бывает чаще, чем у взрослых. Этому способствуют общая психическая незрелость, меньшая точность восприятия, повышенная внушаемость и самовнушаемость, пугливость, склонность к фантазированию и воображению, нечеткое разграничение восприятий и представлений, слабость критических суждений. Кроме того, возникновение иллюзий у детей связано с недостаточной освещенностью, болезнями зрения и слуха, переутомлением, сонливостью, переходными состояниями от сна к бодрствованию. Аффективные иллюзии у детей бывают чаще, чем у взрослых вследствие их склонности к образованию страхов В более младшем возрасте преобладают зрительные иллюзии в более старшем — слуховые. Бывают парейдолические иллюзии. Возможны тактильные и обонятельные иллюзии (Ковалев В.В., 1985).Иллюзии возникают и у практически здоровых детей. Патологические илюзорные восприятия отличаются стереотипностью, своеобразием, «странностью» необычностью содержания. Наряду с иллюзиями у детей встречаются неправильные восприятия формы, размеров, взаимного расположения предметов и явлений действительности, ошибки пространственного восприятия, нарушения схемы тела, метаморфопсий, :цветоощущения, ощущение невесомости и другие нарушения восприятия , которые преимущественно возникают при лихорадочных состояниях острых детских инфекциях, нейроревматизме. Иллюзии(от лат. illusio — ошибка, заблуждение) — это неадекватное отражение воспринимаемого объекта, несоответствие субъективного образа реальному предмету. Различают аффективные, вербальные, слуховые, тактильные, обонятельные и зрительные иллюзии (парейдолии и псевдопарейдолии). Чаще встречаются зрительные и слуховые иллюзии, а у детей по сравнению со взрослыми чаще встречаются зрительные иллюзии. У психически здоровых людей при определенных условиях также могут наблюдаться такие ошибки восприятия, как иллюзии. Это так называемые физиологические иллюзии .Примером их являются миражи в пустыне, голоса, слышимые в шуме ветра, и т. д. Известны также оптические иллюзии в восприятии величины, формы, удаленности предметов, основанные на законах физики.

Аффективные иллюзии— это иллюзии любых органов чувств, возникающие под влиянием сильных эмоций (страх, гнев) при наличии слабого специфического раздражителя (слабая освещенность, слышимость) и с признаками астении. Содержание такой иллюзии всегда связано с ведущим аффектом.

Вербальные иллюзии представляют собой искажения слухового восприятия, когда, например, вместо нейтральных звуков и шумов, обрывков речи человек «слышит» осмысленную, целостную речь (чаще всего брань, угрозы, осуждение, но не обязательно). Вербальные иллюзии можно перепутать с другим психическим расстройством — бредом, однако при бреде человек слышит и пересказывает реальные фразы, вкладывая в них иное содержание, иной контекст. Здесь же человек «слышит» то, чего на самом деле не говорят. Вербальные иллюзии связаны с тем, что отдельные слуховые раздражители «конструируются» сознанием в осмысленную речь — целостный слуховой образ, содержание которого целиком определяется актуальным состоянием человека.

Слуховые иллюзии связаны с искаженным восприятием силы звука (звук кажется более громким), расстояния до источника звука (источник звучания воспринимается ближе или дальше реального источника звука), ритма звучания.

Тактильные иллюзии связаны с неадекватным восприятием силы тактильного ощущения (при соответствующей психологической установке любое, даже нейтральное прикосновение вызывает боль). К тактильным иллюзиям относятся парестезии— восприятие нейтрального тактильного ощущения как щекотки, зуда, жжения или ощущения того, что по телу ползают насекомые или змеи (этот вид парестезии называют формикацией — от лат. formica — муравей). При тактильных иллюзиях также могут нарушаться восприятие размера, формы, положения конечности, движения тела. К тактильным иллюзиям относится и так называемый синдром «чужой руки», когда своя собственная часть тела воспринимается как чужая.

Обонятельные или вкусовые иллюзии проявляются в форме субъективного изменения (инверсии) качества ощущений (сладкое кажется кислым, благовоние ощущается как зловоние).

Зрительные иллюзии(или иначе — парейдолии)представляют собой восприятие отдельных, не связанных между собой зрительных ощущений целостными, осмысленными образами. К зрительным иллюзиям также относится искаженное восприятие пространственных, цветовых, количественных (например, два или три вместо одного предмета) характеристик. Парейдолические иллюзии обычно возникают при сниженном тонусе сознания на фоне различных интоксикаций и являются важным диагностическим признаком.

Если эти иллюзорные образы дереализуются (т. е. появляется чувство искусственности в сочетании с бредовым толкованием), то такое расстройство называется псевдопарейдолиями.

Следует отметить, что наличие отдельных иллюзий в изолированном виде не является признаком психического заболевания, а лишь свидетельствует об аффективной напряженности или переутомлении. Только в сочетании с другими расстройствами психики они становятся симптомами определенных расстройств. Если иллюзорное восприятие является проявлением психического расстройства, говорят о патологических иллюзиях. Основным отличием физиологических иллюзий от патологических является коррегируемость и критичность больного к их содержанию. В таких случаях изменение условий восприятия (улучшение освещенности или изменение функционального состояния ЦНС), а также включение воспринимаемых образов в предметную деятельность приводят к тому, что человек обнаруживает свою ошибку и иллюзия разрушается. При патологических иллюзиях критичность больного к их содержанию, еще имеющаяся на начальных этапах развития болезни, снижается, иллюзии носят стойкий характер, их интенсивность снижается только по мере позитивного изменения болезненного состояниях в ходе лечения и ремиссии.

Физиологические особенности мозговых процессов у детей и психологические особенности их восприятия способствуют тому, что иллюзорные расстройства восприятия возникают у них довольно часто. В детском возрасте иллюзии наблюдаются при инфекционных заболеваниях и интоксикациях. Возможно также появление их у детей, страдающих неврозами, психопатией, эпилепсией, шизофренией и др. Иллюзии могут регистрироваться даже в раннем возрасте, начиная с 1,5-2 лет у детей, способных к вербализации собственных переживаний. Иллюзии, как правило, связаны с различными эмоциональными реакциями, которые зависят от содержания иллюзорных образов, но чаще всего эти эмоции бывают отрицательными.

 

©2015 arhivinfo.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.

Аффективная уверенность и конгруэнтность прикосновения модулируют переживание иллюзии резиновой руки

  • Галлахер И. И. Философские концепции личности: последствия для когнитивной науки. Trends Cogn Sci 4 , 14–21 (2000).

    КАС Статья Google ученый

  • Фрассинетти Ф., Майни М., Ромуальди С., Галанте Э. и Аванзи С. Это мое? Полушарные асимметрии в телесном самопознании. J Cogn Neurosci 20 , 1507–1516, https://doi.org/10.1162/jocn.2008.20067 (2008).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Сакс Р., Джамал Н. и Пауэлл Л. Мое тело или твое? Влияние визуальной перспективы на корковые представления тела. Кора головного мозга 16 , 178–182, https://doi.org/10.1093/cercor/bhi095 (2006).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Холмс Н.П. и Спенс, К. Визуальное смещение невидимого положения руки с зеркалом: пространственные и временные факторы. Exp Brain Res 166 , 489–497, https://doi.org/10.1007/s00221-005-2389-4 (2005).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Штейн, Б.Е. и Стэнфорд, Т.Р. Мультисенсорная интеграция: текущие проблемы с точки зрения отдельного нейрона. Nat Rev Neurosci 9 , 255–266, https://doi.org/10.1038/nrn2331 (2008 г.).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед Google ученый

  • Ботвиник, М. и Коэн, Дж. Резиновые руки «чувствуют» прикосновение, которое видят глаза. Природа 391 , 756, https://doi.org/10.1038/35784 (1998).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед Google ученый

  • Килтени К., Маселли А., Кординг К. П. и Слейтер М.Над моим фальшивым телом: иллюзии владения телом для изучения мультисенсорной основы восприятия собственного тела. Front Hum Neurosci 9 , 141, https://doi.org/10.3389/fnhum.2015.00141 (2015).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Бахрик, Л. Э. и Ликлитер, Р. Межсенсорная избыточность определяет избирательность внимания и перцептивное обучение в младенчестве. Психология развития 36 , 190 (2000).

    КАС Статья Google ученый

  • Бахрик, Л. Э. и Ликлитер, Р. Роль межсенсорной избыточности в раннем перцептивном, когнитивном и социальном развитии. Мультисенсорное развитие , 183–206 (2012).

  • Роша П. и Морган Р. Пространственные детерминанты восприятия самопроизвольных движений ног у младенцев в возрасте от 3 до 5 месяцев. Психология развития 31 , 626 (1995).

    Артикул Google ученый

  • Змый, Н., Янк, Дж., Шютц-Босбах, С. и Даум, М.М. Выявление визуально-тактильных непредвиденных обстоятельств в первый год после рождения. (2011).

  • Филиппетти М.Л., Джонсон М.Х., Ллойд-Фокс С., Драгович Д. и Фаррони Т. Восприятие тела у новорожденных. Современная биология 23 , 2413–2416 (2013).

    КАС Статья Google ученый

  • Филиппетти, М.Л., Ллойд-Фокс С., Лонго М.Р., Фаррони Т. и Джонсон М.Х. Нейронные механизмы осознания тела у младенцев. Кора головного мозга 25 , 3779–3787 (2015).

    КАС Статья Google ученый

  • Филиппетти М.Л., Ориоли Г., Джонсон М.Х. и Фаррони Т. Восприятие тела новорожденного: чувствительность к пространственной конгруэнтности. Младенчество 20 , 455–465 (2015).

    Артикул Google ученый

  • Престон, К.Роль дистанции от тела и дистанции от реальной руки в владении и невладении во время иллюзии резиновой руки. Acta Psychol (Амст) 142 , 177–183, https://doi.org/10.1016/j.actpsy.2012.12.005 (2013).

    Артикул Google ученый

  • Костантини, М. и Хаггард, П. Иллюзия резиновой руки: чувствительность и система отсчета для владения телом. Conscious Cogn 16 , 229–240, https://doi.org/10.1016/j.concog.2007.01.001 (2007 г.).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Грациано, М.С., Кук, Д.Ф. и Тейлор, К.С. Кодирование местоположения руки визуально. Наука 290 , 1782–1786 (2000).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья Google ученый

  • Цакирис, М. и Хаггард, П. Новый взгляд на иллюзию резиновой руки: зрительно-тактильная интеграция и самоатрибуция. J Exp Psychol Hum Percept Perform 31 , 80–91, https://doi.org/10.1037/0096-1523.31.1.80 (2005).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ферри, Ф., Кьярелли, А. М., Мерла, А., Галлезе, В. и Костантини, М. Тело за пределами тела: ожидание сенсорного события достаточно, чтобы вызвать право собственности на фальшивую руку. Proc Biol Sci 280 , 20131140, https://doi.org/10.1098/rspb.2013.1140 (2013).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Цакирис М. Мое тело в мозгу: нейрокогнитивная модель владения телом. Neuropsychologia 48 , 703–712, https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2009.09.034 (2010).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Apps, M. A. & Tsakiris, M.Я со свободной энергией: прогнозирующий код самопознания. Neurosci Biobehav Rev 41 , 85–97, https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2013.01.029 (2014).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Цакирис, М., Костантини, М. и Хаггард, П. Роль правого височно-теменного соединения в поддержании когерентного ощущения своего тела. Нейропсихология 46 , 3014–3018, https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2008.06.004 (2008 г.).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Зеллер Д., Литвак В., Фристон К. Дж. и Классен Дж. Сенсорная обработка и иллюзия резиновой руки – исследование вызванных потенциалов. J Cogn Neurosci 27 , 573–582, https://doi.org/10.1162/jocn_a_00705 (2015).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Самад М., Чанг, А.Дж. и Шамс, Л. Восприятие владения телом основано на байесовском сенсорном выводе. PLoS One 10 , e0117178, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0117178 (2015).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Панайотопулу, Э., Филиппетти, М.Л., Цакирис, М. и Фотопулу, А. Аффективное прикосновение улучшает распознавание собственного лица во время мультисенсорной интеграции. Научный представитель 7 , 12883, https://doi.org/10.1038/s41598-017-13345-9 (2017).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Судзуки К., Гарфинкель С. Н., Кричли Х. Д. и Сет А. К. Мультисенсорная интеграция экстероцептивных и интероцептивных доменов модулирует самоощущение в иллюзии резиновой руки. Нейропсихология 51 , 2909–2917, https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2013.08.014 (2013).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Crucianelli, L., Metcalf, N.K., Fotopoulou, A.K. & Jenkinson, P.M. Телесное удовольствие имеет значение: скорость прикосновения модулирует владение телом во время иллюзии резиновой руки. Front Psychol 4 , 703, https://doi.org/10.3389/fpsyg.2013.00703 (2013).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ллойд Д.М., Гиллис В., Льюис Э., Фаррелл М.Дж. и Моррисон И. Приятное прикосновение смягчает субъективные, но не объективные аспекты восприятия тела. Front Behav Neurosci 7 , 207, https://doi.org/10.3389/fnbeh.2013.00207 (2013).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • van Stralen, H.E. и др. . Аффективное прикосновение модулирует иллюзию резиновой руки. Познание 131 , 147–158, https://doi.org/10.1016/j.cognition.2013.11.020 (2014 г.).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Капелари, Э. Д., Урибе, К. и Бразил-Нето, Дж. П. Ощущение боли в резиновой руке: интеграция зрительных, проприоцептивных и болевых раздражителей. Восприятие 38 , 92–99, https://doi.org/10.1068/p5892 (2009).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Сет А.K. Интероцептивный вывод, эмоции и воплощенное «я». Trends in Cognitive Sciences 17 , 565–573 (2013).

    Артикул Google ученый

  • Крейг, А. Д. и Крейг, А. Как вы себя сейчас чувствуете? Передняя островковая доля и человеческое сознание. Nature обзоры нейробиологии 10 (2009).

  • Фон Мор, М. и Фотопулу, А. интероцепции: активный и социальный вывод о боли и удовольствии. Интероцептивный разум: от гомеостаза к осознанию , 102 (2018).

  • Моррисон И., Локен Л.С. и Олауссон Х. Кожа как социальный орган. Exp Brain Res 204 , 305–314, https://doi.org/10.1007/s00221-009-2007-y (2010).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Томас Р., Пресс К. и Хаггард П. Общие представления о телесном восприятии. Acta Psychol (Амст) 121 , 317–330, https://doi.org/10.1016/j.actpsy.2005.08.002 (2006).

    Артикул Google ученый

  • Кайзерс, К. и др. . Прикосновение: активация SII/PV при наблюдении и переживании прикосновения. Нейрон 42 , 335–346 (2004).

    КАС Статья Google ученый

  • Чауница, А.и Фотопулу, А. Прикосновение к себе: психологические и философские взгляды на проксимальную интерсубъективность и самость. Embodiment , enaction , и Culture, исследующая конституцию общего мира , 173–192 (2017).

  • Фотопулу, А. и Цакирис, М. Ментальный гомеостаз: социальные истоки интероцептивного вывода. Нейропсихоанализ 19 , 3–28 (2017).

    Артикул Google ученый

  • Редди, В., Чисхолм В., Форрестер Д., Конфорти М. и Маниатопулу Д. Столкнувшись с идеальной непредвиденной ситуацией: взаимодействие с собой в 2 и 3 месяца. Infant Behav Dev 30 , 195–212, https://doi.org/10.1016/j.infbeh.2007.02.009 (2007).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Гергели, Г. и Уотсон, Дж. С. Раннее социально-эмоциональное развитие: восприятие непредвиденных обстоятельств и модель социальной биологической обратной связи. Раннее социальное познание: понимание других в первые месяцы жизни 60 , 101–136 (1999).

    Google ученый

  • Бахрик, Л. Э. и Уотсон, Дж. С. Обнаружение интермодальной проприоцептивно-визуальной контингентности как потенциальной основы самовосприятия в младенчестве. Психология развития 21 , 963 (1985).

    Артикул Google ученый

  • Бринк И., Редди В. и Захави Д. Приоритет «мы»? Воплощение , Постановление , и Культура: исследование Конституции общего мира , 131 (2017).

  • Schutz-Bosbach, S., Tausche, P. & Weiss, C. Восприятие шероховатости во время иллюзии резиновой руки. Brain Cogn 70 , 136–144, https://doi.org/10.1016/j.bandc.2009.01.006 (2009).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Каммерс, М. П. М., Роуз, К. и Хаггард, П. Чувство онемения: температура, но не термическая боль, модулирует чувство владения телом. Нейропсихология 49 , 1316–1321, https://doi.org/10.1016/j.neuropsychologia.2011.02.039 (2011).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ледерман С.Дж. и Клацки Р.Л. Мультисенсорное восприятие текстуры. Справочник по мультисенсорным процессам , 107–122 (2004).

  • Бергманн Тиест, В. М. и Капперс, А. М. Тактильное и визуальное восприятие шероховатости. Acta Psychol (Amst) 124 , 177–189, https://doi.org/10.1016/j.актпси.2006.03.002 (2007).

    Артикул Google ученый

  • Дерой, О., Спенс, К. и Ноппени, У. Метапознание в мультисенсорном восприятии. Тенденции в когнитивных науках 20 , 736–747 (2016).

    Артикул Google ученый

  • Керстен Д., Мамасян П. и Юилле А. Восприятие объекта как байесовский вывод. год. преп.Психол. 55 , 271–304 (2004).

    Артикул Google ученый

  • Gau, R. & Noppeney, U. Как предварительные ожидания формируют мультисенсорное восприятие. NeuroImage 124 , 876–886 (2016).

    Артикул Google ученый

  • Кёрдинг, К. П. и др. . Причинный вывод в мультисенсорном восприятии. PLoS один 2 , e943 (2007).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ Статья Google ученый

  • Роэ, Т. и Ноппени, У. Корковые иерархии выполняют байесовский вывод о причинно-следственных связях в мультисенсорном восприятии. Биология PLoS 13 , e1002073 (2015).

    Артикул Google ученый

  • Лонго М. Р., Шур Ф., Каммерс М. П., Цакирис М. и Хаггард П. Что такое воплощение? Психометрический подход. Познание 107 , 978–998, https://doi.org/10.1016/j.cognition.2007.12.004 (2008).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Иде, М. и Вада, М. Концентрация окситоцина в слюне связана с субъективным ощущением владения телом во время иллюзии резиновой руки. Границы нейробиологии человека 11 , 166 (2017).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Редди, В.О том, чтобы быть объектом внимания: последствия для само-другого сознания. Тенденции в когнитивных науках 7 , 397–402 (2003).

    Артикул Google ученый

  • Бахрик, Л. Э. и Ликлитер, Р. Межсенсорная избыточность направляет раннее перцептивное и когнитивное развитие. Adv Child Dev Behav 30 , 153–187 (2002).

    Артикул Google ученый

  • Фонаги П.и Эллисон, Э. Роль ментализации и эпистемологического доверия в терапевтических отношениях. Психотерапия 51 , 372 (2014).

    Артикул Google ученый

  • Ward, J., Mensah, A. & Jünemann, K. Иллюзия резиновой руки зависит от тактильной конгруэнтности наблюдаемого и ощущаемого прикосновения. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и деятельность 41 , 1203 (2015).

    ПабМед Google ученый

  • Троян, Дж., Фукс, X., Спет, С.-Л. и Диерс, М. Иллюзия резиновой руки, вызванная визуально-тепловой стимуляцией. Научные отчеты 8 , 12417 (2018).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ Статья Google ученый

  • Lloyd, D.M. Пространственные ограничения на упомянутое прикосновение к чужой конечности могут отражать границы зрительно-тактильного периперсонального пространства, окружающего руку. Мозг и познание 64 , 104–109 (2007).

    Артикул Google ученый

  • Роде, М., Ди Лука, М. и Эрнст, М. О. Иллюзия резиновой руки: чувство собственности и проприоцептивный дрейф не идут рука об руку. PLoS ONE 6 , e21659 (2011).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья Google ученый

  • Абдулкарим З.и Эрссон, Х. Х. Нет причинно-следственной связи между изменениями в ощущении положения рук и чувством владения конечностями в иллюзии резиновой руки. Внимание, восприятие, \& Психофизика 78 , 707–720 (2015).

    Артикул Google ученый

  • Хсу, М., Бхатт, М., Адольфс, Р., Транел, Д. и Камерер, К.Ф. Нейронные системы, реагирующие на степень неопределенности при принятии решений человеком. Наука 310 , 1680–1683, https://doi.org/10.1126/science.1115327 (2005).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья пабмед Google ученый

  • Симмонс, В. К. и др. . Помня о теле: функциональная организация островка и функциональная связь объединяют интероцептивное, экстероцептивное и эмоциональное осознание. Картирование мозга человека 34 , 2944–2958 (2013).

    Артикул Google ученый

  • Крейг А.Д. Как вы себя чувствуете? Интероцепция: ощущение физиологического состояния тела. Nature обзоры нейробиологии 3 , 655 (2002).

    КАС Статья Google ученый

  • Крейг, А. Значение островка для эволюции осознания человеком чувств от тела. Анналы Нью-Йоркской академии наук 1225 , 72–82 (2011).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ Статья Google ученый

  • Ловеро, К.Л., Симмонс, А.Н., Арон, Дж.Л. и Паулюс, М.П. Передняя островковая кора предвосхищает надвигающееся значение стимула. Neuroimage 45 , 976–983 (2009).

    Артикул Google ученый

  • Бишофф-Грете, А. и др. . Нервная гиперчувствительность к приятным прикосновениям у женщин, перенесших нервную анорексию. Трансляционная психиатрия 8 , 161 (2018).

    Артикул Google ученый

  • Сингер Т., Кричли, Х. Д. и Преушофф, К. Общая роль островка в чувствах, сопереживании и неуверенности. Тенденции в когнитивных науках 13 , 334–340 (2009).

    Артикул Google ученый

  • Олауссон Х. и др. . Немиелинизированные тактильные афференты сигнализируют о прикосновении и проецируются на островковую кору. Неврология природы 5 , 900 (2002).

    КАС Статья Google ученый

  • Гордон И. и др. . Мозговые механизмы обработки аффективных прикосновений. Картирование человеческого мозга 34 , 914–922 (2013).

    Артикул Google ученый

  • Voos, A.C., Pelphrey, K.A. & Kaiser, M.D. Аутичные черты связаны со сниженной нервной реакцией на аффективное прикосновение. Социальная когнитивная и аффективная неврология и 8 , 378–386 (2013).

  • Цакирис М., Шютц-Босбах, С. и Галлахер, С. О свободе действий и собственности на тело: феноменологические и нейрокогнитивные размышления. Сознание и познание 16 , 645–660 (2007).

    Артикул Google ученый

  • Стир, Д. С. и Холл, Дж. А. Гендерные различия в общении: эмпирический и теоретический обзор. Журнал личности и социальной психологии 47 , 440 (1984).

    Артикул Google ученый

  • Шееле, Д. и др. . Вызванное окситоцином облегчение нервных и эмоциональных реакций на социальное прикосновение обратно пропорционально чертам аутизма. Нейропсихофармакология 39 , 2078–2085, https://doi.org/10.1038/npp.2014.78 (2014).

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Левин, Ф. М. и Де Симоне, Л. Л. Влияние пола экспериментатора на сообщения о боли у мужчин и женщин. Боль 44 , 69–72 (1991).

    КАС Статья Google ученый

  • Газзола В. и др. . Первичная соматосенсорная кора различает аффективную значимость социальных контактов. Труды Национальной академии наук 109 , E1657–E1666 (2012).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС Статья Google ученый

  • Панайотопулу, Э., Филиппетти М.Л., Генч А. и Фотопулу А. Диссоциируемые источники эрогенности в социальном прикосновении: представление и восприятие C-тактильного оптимального прикосновения в эрогенных зонах. PloS one 13 , e0203039 (2018).

    Артикул Google ученый

  • Мартино, О., Бешарати, С., Дженкинсон, П. М. и Фотопулу, А. Иллюзии владения у пациентов с бредом тела: различные нейронные профили визуального захвата и отказа от владения. Cortex 87 , 174–185, https://doi.org/10.1016/j.cortex.2016.09.025 (2017).

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Зопф, Р., Сэвидж, Г. и Уильямс, М. А. Меры кроссмодальной конгруэнтности эффектов бокового расстояния на иллюзию резиновой руки. Нейропсихология 48 , 713–725 (2010).

    Артикул Google ученый

  • Макглоун, Ф. и др. . Прикосновение и ощущение: различия в обработке приятных прикосновений между голой и волосатой кожей у людей. Eur J Neurosci 35 , 1782–1788, https://doi.org/10.1111/j.1460-9568.2012.08092.x (2012).

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Crucianelli, L., Cardi, V., Treasure, J., Jenkinson, P.M. & Fotopoulou, A. Восприятие аффективного прикосновения при нервной анорексии. Психиатрические исследования 239 , 72–78 (2016).

    Артикул Google ученый

  • Аффективное прикосновение модулирует иллюзию резиновой руки

    Вступление: Люди воспринимают прикосновение как приятное, когда оно происходит с определенной скоростью (1-10 см/с). Считается, что аффективное, приятное прикосновение опосредовано особым нервным путем, состоящим из немиелинизированных тактильных афферентов (С-тактильные волокна), которые с низкой скоростью реагируют на поглаживание волосистой кожи.Поскольку приятное прикосновение предоставляет дополнительную информацию о телесных сигналах, мы предположили, что по сравнению с обычным прикосновением приятное прикосновение окажет более сильное влияние на владение телом, что измеряется посредством индукции иллюзии резиновой руки (RHI).

    Методы: Было проведено два эксперимента с использованием RHI. В первом эксперименте проверялось влияние скорости поглаживания (3 см/с и 30 см/с) и материала поглаживания (мягкий/шероховатый) на RHI.Во втором эксперименте исследовали влияние дополнительной скорости поглаживания (0,3 см/с) и стороны стимуляции (волосатая и голая).

    Полученные результаты: Первый эксперимент показал, что поглаживание с низкой скоростью в сочетании с мягким материалом не только считалось наиболее приятным, но и приводило к усилению RHI при проприоцептивном дрейфе и измерениях температуры.Во втором эксперименте мы подтвердили, что поглаживание со скоростью 3 см/с приводит к большему RHI с точки зрения проприоцептивного дрейфа. Кроме того, по сравнению с обычным прикосновением, приятное прикосновение к волосистой коже приводило к большему проприоцептивному дрейфу, в то время как аналогичное поглаживание по голой стороне кожи не вызывало более сильного эффекта RHI на проприоцептивный дрейф.

    Вывод: Наши данные свидетельствуют о том, что приятное прикосновение модулирует представление о теле, что неизменно отражается в большем проприоцептивном дрейфе.Наши данные также предполагают, что тактильные волокна C, вероятно, участвуют в модуляции владения телом.

    Ключевые слова: Представление тела; островок; Приятный; соматопарафрения; Трогать; кт-волокно.

    Гипериллюзорный отчет о нормативной валентности Михайлиса Диамантиса :: SSRN

    28 Дж.Шпилька Сознания. 6 (2021)

    24 страницы Опубликовано: 29 июля 2015 г. Последняя редакция: 12 октября 2021 г.

    Дата написания: 20 декабря 2020 г.

    Аннотация

    В этой статье оспаривается ортодоксальное мнение о том, что некоторые запахи приятно пахнут, а некоторые тактильные ощущения болезненны.Он предполагает, что аффективные компоненты нашего опыта являются своего рода иллюзией. Согласно этой альтернативной картине, переживания, которые кажутся положительными или отрицательными, на самом деле никогда не действуют. Скорее, аффективный компонент является гипериллюзорным, второстепенным искажением того, как вещи кажутся нам на самом деле. В то время как перцептивные гипериллюзии вызывали скептицизм в других контекстах, аффективные гипериллюзии могут противостоять обычной критике. Сосредоточившись на парадигматическом аффективном переживании — боли — в статье гипериллюзорное объяснение помещается в рамки существующей научной и философской литературы.Из обсуждения вытекает несколько теоретических преимуществ постулирования гипериллюзорной структуры аффективных переживаний.

    Ключевые слова: Восприятие, Аффект, Боль, Иллюзия, Философия Разума, Метафизика, Нормативность

    Рекомендуемое цитирование: Рекомендуемая ссылка