Взаимоотношения взрослых детей и родителей психология: American University of Central Asia — AUCA

Родители и взрослые дети — Психологос

Фильм «Война и мир»

Фильм «Базовый тренинг: открытие новых возможностей. Занятие проводит проф. Н.И. Козлов»

Мини-консультация «Хочу наладить отношения с родителями».
скачать видео

В соответствии с законодательством ребенок, став совершеннолетним, приобрел права самостоятельного гражданина. Это значит, что раньше дети были обязаны слушаться родителей, теперь — не обязаны. Могут послушаться, а могут и нет: их право. С другой стороны, дети (а нередко и родители) как-то не понимают, что по достижении совершеннолетия с родителей снимается обязанность содержать этих своих детей. Стали взрослые — содержите себя сами…

Дети вырастают и становятся взрослыми, но не всегда вырастают и взрослеют отношения между родителями и детьми.

Порой родители продолжают относиться к выросшим детям с привычной позиции воспитателя, и не хотят видеть в них уже сложившихся людей. Да и сами дети не всегда воспринимают своих родителей на уровне взрослого человека. Все это нередко порождает напряженность в отношениях между близкими людьми.

Должны ли взрослые дети следовать родительским заветам? Вопрос не простой. Если родители мудрые, если таковы считают их и дети, и окружающие, то дети будут слушаться их всегда. Однако иногда родителям мудрость изменяет. Бывают ситуации, когда родители уже не правы, и тогда их дети, как вполне взрослые и ответственные люди, могут и должны принимать полностью самостоятельные решения.

Как взрослым детям налаживать отношения со своими родителями? Если вы хотите наладить отношения со своими родителями, то учтите ряд важных моментов:

  • Помните, что люди в возрасте вообще менее склонны к каким-либо изменениям, поэтому для налаживания отношений потребуется время. При этом все новшества должны привноситься понемногу, постепенно.
  • Обычно родители считают себя более авторитетными по сравнению со своими детьми. Поэтому, налаживая отношения, всегда относитесь к ним уважительно, меньше утверждайте, больше спрашивайте и думайте над их словами. Делайте им предложения, но не учите жизни.
  • Если родители не склонны выслушивать и серьезно относится к вашим словам, то для донесения своих мыслей стоит воспользоваться таким способом, как написание письма. К написанному в письме родители отнесутся гораздо внимательнее, и ваши слова, скорее всего, будут услышаны.
  • Мало вести душеспасительные беседы о налаживании семейных отношений и ждать изменений со стороны родителей. Важно самому создавать радость и теплоту отношений на уровне простых повседневных забот: целовать и хвалить маму, вовлекать в общие дела папу, быть солнышком и центром семейной активности.
  • Помните: «С родителями не воюют». Если вы совсем не согласны с родителями, поблагодарите их и далее не спорьте: прекращайте пользоваться их помощью и начинайте жить полностью самостоятельно.

А когда-то приходит время, когда дети становятся совсем взрослыми людьми, а наши родители становятся совсем как дети. И тогда нам нужно уже о них заботиться.

Как грамотно сказать взрослому сыну, что я выхожу замуж?

Сын, у меня к тебе просьба. Вопрос для меня важный. Я хочу жить с Алексеем, я хочу, чтобы он стал моим мужем, хочу выйти за него замуж. Пока, кажется, у нас все хорошо, но что будет на самом деле в жизни, сказать не может никто. Мы с ним обсуждали вопросник Семейного договора, кажется по большинству вопросов у нас схожие взгляды, тем не менее я очень тревожусь, что будет. У меня к тебе просьба — поддержи меня. Помоги мне. Если ты сумеешь наладить с Алексеем нормальные отношения, мне будет гораздо спокойнее, потому что не дай бог у вас с Алексеем не сложатся отношения, тогда мне только вешаться. Я не хочу оставаться одна, а без твоей помощи мне будет трудно. Как ты считаешь, мы с тобой вместе — справимся?

Взрослые и дети. Взаимоотношения родителей с детьми

Взрослые и дети. Взаимоотношения родителей с детьми

Как влияют связи и разрывы на отношения взрослых детей и родителей

Психологическая литература полна материала о взаимоотношениях детей и родителей в период взросления, вплоть до 18-летнего возраста. Но как строятся отношения между взрослыми детьми и родителями? Чтобы прояснить ситуацию по этому вопросу, МГУ несколько лет назад провел пилотажный опрос, в котором приняли участие 50 русских мужчин и женщин. Их возраст составлял 25-30 лет, проживали все в Москве или области. Каждый участник исследования делился с автором опроса своими настоящими взаимоотношениями с родителями. В результате удалось установить четыре различных категории отношений родителей и повзрослевших детей.

1. Сотрудничество и взаимопонимание.

В таких отношениях постоянно чувствуется двухсторонняя забота и всесторонняя помощь. Родители и дети – равноправные партнеры. В таком варианте у детей не возникает напряженности в отношениях, их наоборот, не хватает времени, которое они могут выделить для общения с родителями.

Следующие три типа, речь о которых пойдет ниже, объединены одним общим показателем – отсутствием равенства в отношениях. В каждой категории нет стремления к партнерству, а каждая сторона стремится руководить друг другом. И только

консультация психолога в Воронеже помогает разрешать возникающие вопросы.

2. Родительское насилие, подавляющее стремление руководить

Что главное в таких отношениях? Излишняя опека и излишний контроль. В этом возрасте повзрослевшим детям уже не нужна родительская опека, но родители не могут смириться с этим и навязывают ее силой. В чем причина такого поведения? Это может быть полная уверенность в том, что дети, по-прежнему ничего не могут сделать самостоятельно. Или в таком поведении выражается «кричащая» жертвенность: «Я тебе всю свою жизнь посвятила, а теперь ты обязан…»

При таких взаимоотношениях о понимании и близости между родными людьми речи не идет. Со стороны родителей наблюдается все тот же уничижающий контроль в любых житейских вопросах, и не важно, о чем идет речь, о личной жизни или о хозяйственно-бытовых вопросах, для достижения свой цели родители используют нотации, крик, приказы, взывания к чувству стыда и вины. В таком случае поможет

помощь психолога в Воронеже.

В такой ситуации дети не спешат идти к психологу, подобную ситуацию они предпочитают «разруливать» с помощью подруг или друзей, или, что намного страшнее, обращаются за поддержкой к «зеленому змею». Жаловаться на своих велико возрастных детей к психологу могут прийти родители, а не дети. И так часто бывает, что

консультация психолога в Воронеже бывает одним из важных моментов.

3. Недоверие или завуалированное руководство

Обычно в таких отношениях сложно выявить открытое насилие. Однако с родительской стороны постоянно наблюдаются попытки вмешательства в различные аспекты жизни: в отношения между мужем и женой, в воспитание внуков, в желание поскорее выдать дочь замуж и т.д. Давление оказывается не напрямую, а завуалировано, замаскировано: случайно сказанные слова, соответствующая мимика или взгляд. Такие отношения могут закончиться полным физическим и эмоциональным разрывом, когда общение между родственниками прекращается на несколько лет.

4. Зависимое положение детей от родителей

В этом случае проявляется попытка детей руководить родителями. Со стороны инфантильных взрослых детей постоянно исходят просьбы, требования, призывы к помощи, поиск защиты у родительского плеча. При этом взрослые дети подсознательно во всем стараются угодить, подчиниться, не обидеть, чтобы получить то, что им нужно: совет, поддержку, понимание. В другом случае со стороны детей звучат постоянные командные нотки в сторону родителей, общение строится на указания и командах.

Все четыре категории не отражают полной картины. Жизнь многообразна, и ее сложно помесить в определенную схему. Однако стоит заметить, что поведение в каждой категории совершено не зависит от того, имеют ли взрослые дети свои семьи или нет, проживают они вместе с родителями или живут отдельно. Во взаимоотношениях поколений эти факторы определяющими не являются.

Типы взаимоотношений, описанные выше, позволяют взглянуть на реальную жизнь под другим углом. И возможно, поводов для волнения совсем бы не возникнет. А что говорят по этому поводу классики семейной психотерапии.

Системная теория семьи была дополнена понятиями отрыва и процесса трансляции в поколениях. Изучению этого вопроса посвящены работы М.Боунэна. Трансляция позволяет понять, что на протяжении трех поколений, функционирование членов семьи происходит по схожей схеме. Реакции на отдельные ситуации, отношение к определенным вопросам передаются из поколения в поколении. И происходит это на уровне взаимоотношений. Отрываясь, взрослый ребенок утрачивает возможность постоянного контакта с семьей. Но может возникнуть ситуация, спровоцированная внешними или внутренними факторами, когда происходит полный отрыв от семьи. Подобный отрыв – это нормальное явление, оно необходимо для начала автономного существования, для создания своей собственной семьи.

Отделение от семьи может происходить по нескольким направлениям: эмоциональное, физическое, психологическое, социальное. На жизнь человека огромное влияние оказывает интенсивный эмоциональный отрыв. Как утверждает М. Боуэн, множество физиологических, социальных, психологических проблем может спровоцировать интенсивный эмоциональный отрыв. Причиной для неблагополучия эмоциональный отрыв быть не может, но практика показывает, что потеря вертикальных семейных связей отрицательно влияет на жизнь следующих поколений.

Можно вспомнить высказывание В.Сатира: «Взрослые обрекают себя на множество проблем, когда между ними и родителями сохранятся детско-родительские отношения. Такие отношения следует менять. Встав взрослыми, дети должны сосуществовать с родителями на равных. В семье каждый должен уважать личность другого, и при необходимости всегда прийти на помощь». Стать самостоятельным и равноправным, можно только тогда, когда есть самоуважение и уважение других.

Многие личностные и социальные проблемы являются следствием низкой самооценки и взятой из семьи манере поведения, которые закладывались в раннем возрасте (до 6 лет). После этого происходит только закрепление самооценки. Если в этот период любые эмоциональные проявления ребенка родители игнорируют, не обращают внимания на достигнутые успехи, у ребенка возникает пренебрежительное отношение к самому себе. Во взрослой жизни это может привести к множеству проблем, особенно страдают от этого самые близкие люди. В. Сатир подчеркивает, что когда во взаимоотношениях возникают скрытые барьеры, зажатые чувства, происходит отдаление от родственников и отвержение части себя. В итоге получается замкнутый круг, так как то, что уже случилось, не изменишь. В таких ситуациях часто требуется помощь психолога в Воронеже.

На консультациях психолога в Воронеже часто приходится прибегать к методу, изобретенному В.Сатиром. Он касается «семейной реконструкции». Для этого группа показывает человеку, как выглядит его семейная история. При этом у человека возникает новый взгляд на своих родителей, без их социальных ролей отца и матери, и это дает силы для более глубокого понимания и всестороннего прощения самых родных людей. Это помогает расшатать сложившиеся стереотипы по отношению к семье, к себе. Восстанавливаются родственные связи, укрепляется «корневая система» между близкими людьми. Приняв свои «истоки» собственное «Я» человека становится богаче, появляется возможность «подпитываться» ресурсами семьи.

Семейная психотерапия нашла отражение и в работах Б. Хеленгера. Им изобретен метод «Построение семьи». Согласно этому методу, все члены семьи, когда-либо исключенные из родственного круга, в силу определенных обстоятельств или особого поведения, восстанавливаются в семейной системе. Даже если человека уже нет среди живых, происходит восстановление памяти о нем, а задача заключается в том, что бы для него найти в сердце достойное место. Есть свое мнение у Б. Хеленгера о взаимоотношениях с родителями. По его утверждению, у ребенка может быть гармония с собой лишь тогда, когда он контактирует с родителями на позитивной волне. Он принимает родителей, и этот процесс не зависит от каких-либо личностных качеств отца и матери. Сложно себе представить, как это будет выглядеть в действительности, когда человек решит, что вот это в родителях я приму, а это противоречит моим понятиям. Родителей стоит принимать без каких-либо условий, такими, какими они есть. И если это принятие состоялось, человеку проще уйти от родителей в «самостоятельное плавание», у него пропадает необходимость искать поводы для недовольства родителями и считать, что они ему чем-то обязаны.

Отношения между родителями и взрослыми детьми имеют драматическую составляющую. И эта ситуация отягощается тем, что при встрече, дети и родители по-прежнему не ощущают реальности времени: одни считают что детям всего 5 лет, другие ведут себя как пятилетние дети, хотя на самом деле им давно за…

Очень часто мы полагаем, что наша естественная реакция на близких и родных людей кажется нам единственно верной. Однако, если более глубоко «проникнуть» в проблему, обнаружится, что мудрости, гибкости, толерантности, которых так не хватает при общении с семьей, нам еще придется поучиться.

Психолог онлайн Лысенко Леонид Сергеевич.

Отношения со взрослыми детьми — психолог онлайн

Отношения со взрослыми детьми

Говоря о своих взрослых детях, особенно в среде своих коллег, знакомых, друзей, родители любят хвалиться их успехами, достижениями, победами. Частые или, наоборот, редкие встречи со взрослыми детьми приносят родителям множество положительных эмоций, впечатлений. А для своих внуков бабушка и дедушка – это праздник! И дети это знают.

  • Что, если общение со взрослым ребенком приносит горе и разочарование?
  • Что, если стена непонимания так высока, что преодолеть ее невозможно, а дверь в стене отсутствует?
  • Как наладить отношения с собственными детьми?
  • Как разрешить давние конфликты?

С чем предстоит работать

Проблемы взаимоотношений детей и родителей были и будут актуальны во все времена. Причины возникновения некоторых проблем могут быть на поверхности:

  • различия в восприятии внешнего мира в связи с возрастными особенностями;
  • культурно-историческое развитие страны;
  • закономерные изменения в социуме, идеологии, ценностях.

То есть, мы видим, что даже в доверительных детско-родительских отношениях, основанных на любви и взаимоуважении, присутствуют конфликтогенные факторы, которые могут негативно сказаться на общении и взаимодействии родителей и детей.

А что, если на детско-родительские отношения накладывают свой отпечаток:

  • непрощенные обиды,
  • злость и гнев,
  • чувство вины,
  • ненависть,
  • сомнения,
  • недоверие,
  • стремление к контролю и гиперопеке,
  • давний неразрешенный семейный конфликт

и многое другое.

Два варианта конфликта со взрослыми детьми

1. Взрослый ребенок живет совместно с родителями и не готов жить самостоятельно

Большинство его ровесников уже покинули отчий дом, устроились в жизни, нашли достойную работу, обзавелись семьями. Но, ваш ребенок не спешит делать это, или, наоборот, пытался жить самостоятельно, но что-то в его жизни пошло не так.

Вы, откровенно говоря, устали от присутствия взрослого ребенка в своей повседневной жизни, однако любые намеки на необходимость жить отдельно вызывают бурю негодования, злости, обиды, в ваш адрес сыпется множество обвинений в нелюбви, отсутствии поддержки и понимания. В тоже время, взрослый ребенок ведет вполне закономерную взрослую жизнь:

  • приходит домой в желаемое для него время;
  • приводит в гости друзей, которых вы не одобряете;
  • имеет привычки, которые могут вас раздражать или беспокоить;
  • не желает брать на себя ответственность даже в мелочах, например, в уборке собственной комнаты;
  • не помогает материально;
  • игнорирует родительский авторитет;
  • не считается с вашими чувствами или правилами.
Причины произошедшего

Как это произошло? Почему он продолжает жить с родителями, демонстрируя им свое неуважение и протест? Ответ прост. Ему так удобно! В родительской семье созданы все условия для того, чтобы он смог жить так, как пожелает. Нет ни ответственности, ни правил (ведь он взрослый), ни запретов. Он всегда знает, что дома его ждет вкусная еда и теплая постель. Ему не нужно думать о том, хватит ли денег до зарплаты (если у него есть работа), причем, зачастую собственная зарплата воспринимается, как личные и неприкосновенные доходы, которые он может тратить только на себя, а зарплата родителей или их пенсия – это общий семейный бюджет.

Как изменить отношение взрослого ребенка к самому себе

Если данная ситуация до боли знакома вам, то, чтобы поменять отношение взрослого ребенка к самому себе, призвать его к ответственности за свою собственную жизнь, как ни странно, начать нужно с себя.

  • Измените модель поведения, он уже не ребенок-подросток, который не способен жить отдельно по ряду причин, он – взрослый человек.
  • Расставьте четкие границы дозволенного.
  • Распределите обязанности.
  • Создайте свод правил и законов, которые должны соблюдать все члены семьи беспрекословно.
  • Отделите свой бюджет от бюджета взрослого ребенка (в том числе, следует разделить плату за коммунальные услуги).
  • Обретите союзника для поддержания порядка в лице супруга, соседей, родственников.
  • Избавьтесь от чувства вины в отношении своего ребенка, так как оно мешает ему взрослеть по-настоящему.

2. Ребенок живет отдельно, но с ним нет согласия

Обиды и упреки сопровождают каждую встречу. Он вспоминает какие-то события из прошлой жизни, обвиняя родителей в:

  • некомпетентности в вопросах воспитания;
  • несправедливости;
  • что они давали ему недостаточно любви, внимания, заботы, ласки,

поэтому теперь в его жизни что-то не ладится.

Как наладить отношения со взрослым ребенком
  • Поговорите со своим взрослым ребенком, он хочет этого. В его жизни происходит что-то, что ломает его, не дает ему чувствовать себя счастливым. Но не спешите брать на себя вину, слепо соглашаясь с любым обвинением в ваш адрес.
  • Дайте ему возможность высказаться, но старайтесь направить его в русло обсуждения не событий, а эмоций. Например: «Что ты тогда почувствовал?», «Как тебе было?»
  • Придерживайтесь структуре «Я-высказываний» в диалоге с ребенком. Это значит, что фразы нужно строить следующим образом: Я/Мне – чувство – причина – желаемое поведение. Например: «Мне неприятно, когда на меня кричат, мне бы хотелось вести беседу в более спокойной обстановке, я хочу услышать, что мне говорят». В данной структуре фразы нет: обвинительной позиции («Как ты смеешь на меня кричать?» И здесь важно отметить! Кричит, значит, ему больно, плохо, зашкаливают эмоции), обесценивания («Ты постоянно орешь на меня!»), упрёка, оценки действий, а самое главное, вы обращаете внимание собеседника на свои чувства и эмоции, минимизируете возможность возникновения конфликта. Сравните: «Ты постоянно орешь на меня, ты уже достал со своими разговорами, я не хочу тебя слушать!»
  • Транслируйте своему ребенку безусловное принятие и любовь.
  • Если вы осознаёте, что несправедливо поступили по отношению к ребенку, имейте силы признать это! Возможно, ваше раскаяние и признание ошибок спасёт его от бед и поможет хоть немного приблизиться к согласию с самим собой.

Помощь психолога в построении отношений со взрослыми детьми

На индивидуальных и семейных консультациях психолог поможет:
  • наладить близкую связь;
  • отпустить прошлое;
  • вернуть доверие и понимание;
  • прийти к согласию и долгожданному примирению.
Специалист научит вас:
  • вступать в конструктивный диалог;
  • справляться с негативными переживаниями;
  • адекватно отреагировать чувства и эмоции;
  • обрести уверенность в себе;
  • найти скрытый внутренний ресурс для преодоления конфликта;
  • жить в гармонии с самим собой.

педагог – родитель, ребенок – взрослый – статья – Корпорация Российский учебник (издательство Дрофа – Вентана)


Большой детский фестиваль KIDS FEST проходит 26 по 30 августа в Москве на ВДНХ. Отдельное внимание зрителей заслужил круглый стол «Родительский университет» с участием специалистов и представителей ГК «Просвещение», посвященный участию родителей в воспитании ребенка, их «вмешательству» в учебный и воспитательный процессы и новым типам взаимодействия педагогов, детей и родителей.

Особым гостем мероприятия стала психолог Елена Юдина, специалист по педагогической и возрастной психологии, эксперт по дошкольному образованию, которая рассказала о психологии взаимоотношений педагогов и родителей и «нововведениях», привнесенных пандемией.


Чего хотят родители?

В подавляющем большинстве родители на вопрос «чего вы хотите для своего ребенка?» отвечают: «хотим, чтобы ребенку в дальнейшем было хорошо». Педагоги называют это «успешность» — не только в настоящий момент, но и в будущем.

Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что эта тема не совсем простая, так как успешность бывает двух видов:

  1. Успех реализуемого дела (содержательная успешность). Когда условия складываются таким образом, что ты не чувствуешь себя неудачником. Это важно для всех людей, но для детей — особенно важно.
  2. Социальная успешность, продвижение по карьерной лестнице, статус.

При идеальном раскладе обе позиции друг друга поддерживают. Но в реальности они довольно часто конфликтуют. Именно здесь заложена одна из точек конфликта родителя и педагога.

Остановитесь на минутку, задайте себе вопрос: «Спрашиваю ли я ребенка, чего он хочет?»

Многие родители рисуют себе совершенно устойчивую картину-желание: «Вот сейчас у моего ребенка будет успешный период в детском саду, потом суперуспешный в школе, еще более потрясающий в вузе, а затем… он станет президентом Российской Федерации». Сколько в России одномоментно может быть президентов? Успешных актеров? Если есть такие ожидания у родителей, дети, особенно маленькие, считывают это мгновенно. Зачем же программировать ребенка на неудачу?

«Есть люди, которым социальная успешность не нужна вообще. Поэтому важно спросить ребенка, чего хочет он сам».


Нам всем очень важно, чтобы ребенок был лучше. И в это, наверное, непросто поверить, но ребенку достаточно, чтобы он был лучшим для нас самих — для его родителей. Это не история про конкуренцию, где кто-то лучше, а кто-то хуже других, это, скорее, про базовые семейные ценности.

Когда у вас есть стремление продвинуться в каком-то деле, важно при этом сохранять дружелюбные отношения с теми, кто идет рядом, важно помнить о слаженной командной работе. Если ребенок это понимает, то он спокойно относится к тому, что в какой-то момент немного сдал. Он понимает и чувствует, что его поддержат, и что у него есть все шансы восстановить свои силы.

В наше время появился новый тип лидерства — так называемое распределенное лидерство. Самый крутой лидер — не тот, кто стоит выше всех, а тот, кто готов отступить назад, потому что он видит свою команду изнутри и знает потенциал каждого ее участника.

Исследование предпочтений родителей относительно задач дошкольного образования, которое проводится с 2011 года, не первый сезон свидетельствует о том, что многие родители требуют, чтобы детей готовили к школе. При этом педагоги понимают, что это неправильно.

«Психологический комфорт, по мнению родителей, всегда стоит во главе угла. А вот игру, например, родители стабильно оставляют на последнем месте. Почему? Ведь без игры ребенок не может жить. Игровая деятельность — это тот контекст, в котором дети развиваются. Вообще, если вы хотите, чтобы ребенку было интересно, упаковывайте любое занятие в игру». 


На третьем месте — общение. А что же на втором? Безопасность. И кстати, год за годом мы наблюдаем, как падает динамика важности школьной подготовки. Но вернемся к безопасности. Каждый родитель понимает под этим определением что-то свое, но чаще всего — условия, которые обеспечивают жизнь и здоровье ребенка, предотвращение чьего-то дурного влияния, то есть проявление некой самостоятельности в собственной безопасности. Но ведь безопасность — это витальная потребность каждого человека. И тут важно научить детей не травмироваться, суметь объяснить базовые понятия безопасного поведения, а не отгораживать их от всего, завернув в пупырчатую пленку.

«Не запугивайте ребенка. Дети, которые не способны пойти на риск, в будущем не смогут справляться с новой деятельностью, каждый новый шаг для них будет сопровождаться психологическим дискомфортом».   

Неопределенность, эпидемия и новые тренды

Мы живем в век неопределенности. Горизонт планирования придвинулся на час, в лучшем случае — на час или на два, при везении — на неделю. В этой ситуации неуверенности и непонимания, каким будет завтрашний день, появляется тренд в современном образовании — изменение традиционной модели отношений между взрослыми и детьми. Мы не можем дать детям уверенность и четкое знание, а вот они, наоборот, могут посоветовать действия на два шага вперед.

В итоге родители перестают воспринимать школу как камеру хранения, начинают осознавать ответственность за развитие детей, хотят быть причастными к их воспитанию. Так появляются ассоциации родителей, нарушения «границ» детского сада и т.д. А педагоги становятся субъектами собственной деятельности: они серьезно озабочены своим профессиональным развитием — и не только развитием, относящимся к карьере.

«Мы движемся к полной перестройке образования. Пандемия еще больше подсветила эту историю, обострила тренды. Новая школа будет перестроена по всем фронтам: институционально и по задачам».  


Семья постепенно перестает делегировать образование своих детей государству. Отсюда все больше семей, которые хотят выбирать школу или сад, педагога, программу. По этой же причине появляются частные и негосударственные учебные форматы, вторжение семьи в работу образовательных организаций.

Но сама образовательная организация обычно закрывается от таких вторжений. Есть позиция: «мы профессионалы, а вы в образовании некомпетентны, дайте нам работать». Безусловно, у них есть своя правда, но игнорировать право родителей на участие в жизни своего ребенка нельзя. Ошибки родителей — не причина «изымать» их из воспитательного процесса.

Есть формулировка «семья — наш заказчик», отсюда идет позиция «клиент всегда прав», но это не совсем так.

Мы хотим, чтобы детский сад полностью открылся родителям. Что это значит? Что родители сами, своими ногами, придут в группу детского сада. Вступая в партнерские отношения с ними, педагоги получат ресурсы, которые по объему ни в какое сравнение не идут с риском присутствия кого-то третьего на вашем открытом уроке.

Духовно-нравственное развитие и воспитание учащихся. Мониторинг результатов. Книга моих размышлений. 3 класс

В «Книгу моих размышлений» входят упражнения, выполняя которые, дети смогут задуматься о необходимости соблюдения норм морали, об отношениях с одноклассниками и близкими людьми, проанализировать своё поведение. Анализ результатов выполнения упражнений позволит учителю использовать материалы мониторинга в качестве основы воспитательной работы в классе, а также поможет создать условия для вовлечения родителей (законных представителей) в реализацию программы духовно-нравственного развития и воспитания учащихся.

Купить
Пандемия выделила эти тренды, показав, к чему приводит необходимость коммуникации по новым правилам.

Исследования влияния эпидемии на образовательный процесс и коммуникацию показали, что теперь «заставлять» и «увещевать» приходилось родителям. Это привело к смещению ролей. Навязанная родителям роль надзирателя привела к тому, что те заявили: «Вы нам портите отношения с ребенком». Учителя, в свою очередь, смогли наглядно показать, каково это — быть «надзирателями». Ведь насилие как один из главных элементов образования у нас не было проблематизировано ни одной стороной — ни школой, ни семьей.

Но из этой кризисной ситуации есть и положительные исходы, ведь не только школа пришла в семью, но и семья — в школу. Родители смогли увидеть, что происходит в классе. Если, конечно, им этого хотелось. Взрослые ведь могут буквально «выйти из комнаты». Как мы говорили в самом начале, родители хотят быть ответственными, участвовать в процессе, и теперь у них появилась возможность проникнуть в него.

Родители — это еще и очень мощный ресурс, защита педагогов перед администрацией, когда вам трудно разруливать свои конфликты с начальством, когда вас не слышат. Главное — наладить это тройственное взаимодействие. Для этого школе и детским садам надо выяснить, чего на самом деле хотят мамы и папы.

Может показаться, что поправки в законе об образовании, касающиеся воспитания детей, это перебрасывание ответственности за воспитательный процесс то на учителей, то, наоборот, на родителей. Но в реальности эта проблема сильно преувеличена. Сложности, которые действительно существуют, вполне разрешимы.

«Если мы делаем какое-то заключение, оно зависит не только от окружающей нас реальности, но и от наших установок — того, что мы склонны замечать, а что — игнорировать. Так и с родителями — они не проявятся, если педагоги не создадут для этого условия. Ведь многие взрослые готовы принимать участие в школьной жизни детей, но пока в силу неопытности просто не представляют, с чего начать. И это абсолютно нормальная ситуация».



Психология отношений родителей и взрослых детей.

Родители и взрослые дети

Психология отношений родителей и взрослых детей – это показательный пример, на котором можно отследить все минусы отношений в общем.

Тренинги, видео, книги не устают говорить о том, что любые отношения надо строить на трех китах: любви, общении и общих интересах, — и только тогда будет полное взаимопонимание. Но! Природа человека так устроена, что очень часто он делает наоборот, тем самым создавая себе и другим трудности. Расхожая шутка: «Мы не ищем легких путей!» Но в каждой шутке есть доля правды… а в этом выражении – особенно!

Оказывается, человеку довольно трудно выбрать для себя хорошее. Парадокс? Отнюдь. Ведь он вложил уйму сил, внимания и энергии в свои страдания.

И что теперь – вот так взять и просто расстаться с ними?.. Тот же подход в психологии отношений родителей со взрослыми детьми. Вроде и «счастье в детях», «мы хотим для наших детей только хорошего», а на поверку – отсутствие понимания друг друга, чуть ли не ежедневные конфликты и скандалы. Чтобы исправить отношения с детьми, родители настойчиво ищут для них психологов… забывая о себе. Причина ведь не только в ребенке.

В отношениях ответственность всегда несут обе стороны – всегда! Если ты в обиде на кого-то, значит, просто не хочешь брать на себя свою долю ответственности, и перекладываешь ее на других. Вот и вся суть обиды!

Типы отношений с ребенком

Психология отношений родителей и взрослых детей может принимать разные формы, увы, весьма далекие от любви:

  • чрезмерная забота, продиктованная страхом потерять ребенка и избежать любых неприятностей с его здоровьем. Опека зачастую порождает ребенка-жертву либо бунтаря,
  • тотальный контроль за детьми и диктовать им свою волю. Здесь объяснением могут быть несколько вариантов: драматизация родителями поведения их отца или матери; тот же страх за жизнь ребенка; или кому-то хочется поиграть в надсмотрщика или начальника со своими детьми,
  • полное равнодушие к детям. Возможен и такой вариант психологии отношений между родителями и взрослыми детьми.

Чем обусловлен? Мощной физической или психологической травмой, связанной с рождением ребенка (например, тяжелые роды, когда женщина едва не умерла, а ее мужа заставили делать выбор между жизнью жены и ребенка).

Или у родителя задолго до свадьбы была своя жизнь не сахар – тяжелые болезни, потери близких людей, долги, по причине чего человек в какой-то момент как бы отгораживается от происходящего, и даже рождение собственных детей для него может пройти как в тумане. У меня был клиент, который в 40 лет опомнился, что у него уже двое детей,

  • ненависть и раздражение к ребенку. Тщательно скрываемая родителем или, наоборот, открытая агрессия. Как результат, замкнутые дети, которые с первых лет живут в атмосфере зла и опасности. Да, они будут улыбаться вам, приветливо здороваться, но любой вопрос по душам сразу вызывает у них защитную реакцию,
  • подавление ребенка, постоянные оскорбления, унижения и обесценивание его способностей.
  • вырастить из ребенка свою копию – родитель пытается осуществить в ребенке собственные несбывшиеся мечты! Такая психология отношений родителей и взрослых детей встречается довольно часто. Кого получаем спустя годы? Недовольного взрослого, который не может найти свое место в жизни.

Конечно, это далеко не все варианты отношений с ребенком.

Почему среди перечисленных нет любви?.. Да потому что проще копировать, навязывать себя, проявлять негатив, чем строить день за днем нормальные отношения.

Вдобавок, речь о взрослых детях. А здесь есть свои особенности.

Как наладить отношения со взрослыми детьми?

Дети – это те же взрослые, только временно в маленьком теле. Прочитай это предложение несколько раз… и подумай над ним.

У каждого ребенка есть свое внутреннее «я», мечты, пристрастия, правила и цели, с которыми он пришел – и все это уже заложено в нем с первого года жизни!

Но проявляются качества детей не сразу: из-за малой осознанности – раз, а во-вторых, его никто не спрашивает об этом.

Привычная психология отношений родителей и взрослых детей сводится к тому, что он должен слушаться взрослых. Которые потом, глядя на своего подростка, поражаются «как он таким вырос?!» и «мы его такому не учили!»

Кто такие взрослые дети?

  • это период между детством и взрослостью, старше 12 лет. Хотя иногда, по причине обстоятельств или собственных суждений, ребенок взрослеет намного раньше. К слову, тяга к взрослости толкает детей на необдуманное «геройство». О чем это говорит? Что ему некомфортно в детстве, где неприятностей больше чем радостей,
  • взрослые дети настойчиво создают свой «образ»: личности, победителя, лидера, лучшего среди своих. В психологии отношений со взрослыми детьми об этой особенности надо помнить в первую очередь.

Зачастую вы будете общаться с красивым образом. Когда в острой ситуации такой образ вдруг слетает, и оголяется настоящее «я» ребенка, родители не узнают его!..

  • стремление к самостоятельности. В этот период ребенок будет отстаивать свою территорию (комнату), увлечения, друзей, внешний вид – связующая ниточка между родителями и детьми становится тоньше, наладить общение сложнее,
  • они ищут свою философию: то, чему хотят себя посвятить. Будь-то музыка, компьютерные игры, тусовки неформалов, модные течения. Лучше чтобы родители принимали участие в таком поиске, не запрещали, а разделяли интересы своих детей.

Как наладить отношения со взрослыми детьми?

  • найти общие точки: привычки, увлечения, занятия, мечты. Если таковых нет, сделай их сам: узнай, чем твоему ребенку по душе заниматься, и устрой так, чтобы это стало общим: прогулки, походы, кино, мода, катание на коньках, любовь к животным, рисование, что угодно. Я не призываю идти с ним на рок-концерт его любимой группы (хотя и это возможно), но узнать, что за группа, найти в Интернете информацию о ней – да. Чтобы разговаривать со своим чадом на одном языке хотя бы в чем-то малом,
  • общайтесь чаще и больше. О чем угодно. Нормальная психология отношений родителей и взрослых детей – это общение! Не нравоучайте и не ставьте условия, а разговаривайте. Если в вашей семье так не заведено, поначалу ребенок будет продолжать закрываться.

Но если он почувствует, что общаться с вами безопасно и без последствий (наказаний, запретов) – дело пойдет,

  • и третье. Родитель, ты не заметишь, как отношения со взрослым ребенком сами по себе станут теплее – благодаря (!) общим интересам, общению и твоему желанию по-прежнему быть ребенку другом, а не чужим человеком.

Если вы попробуете сделать хотя бы что-то из перечисленного, то между вами и ребенком возникнет ВЗАИМОпонимание. Не только вы поймете вашу дочь или сына, но и дети поймут вас!

И еще. Если что-то в психологии отношений между родителями и взрослыми детьми тебе еще не понятно, сделай простую вещь:

поставь себя на место собственного ребенка. Закрой глаза и почувствуй себя твоей дочерью или сыном. И прислушайся к ощущениям и мыслям, которые тебе придут. Думаю, ты узнаешь много нового…

Как итог. Психология отношений родителей и взрослых детей – это школа. В которой надо читать нужные книги, получать уроки и делать из них верные выводы, а не поступать бездумно, руководствуясь эмоциями и собственными амбициями. Поэтому предлагаю учиться вместе: в комментариях к этой статьей и обсуждениях.

может, в какой-то родительской паре вы узнаете себя…

Поделитесь этой статьей с друзьями — и Вам обязательно зачтется!)

«Война миров». Как наладить гармоничные взаимоотношения между взрослыми детьми и родителями?

Конфликты между родителями и повзрослевшими детьми – одна из распространенных семейных проблем. Оснований для такого противостояния довольно много. Одно из них – серьезная разница в возрасте. О наиболее распространенных причинах недоразумений и способах, позволяющих их разрешить, нам рассказала психолог семейного центра «Кутузовский» Азатэ Жапова.

«Нередко со сложностями сталкиваются семьи с одним ребенком. Как правило, в детско-родительских взаимоотношениях здесь прослеживаются чрезмерные забота, контроль родителей, ограничение активности, самостоятельности ребенка. Вследствие этого у него отсутствует возможность получения личного опыта преодоления возникающих проблем.

Также причиной многих конфликтов может являться эгоизм детей. Дело в том, что с раннего детства мы приучаем их к мысли, что решим все возникающие у них проблемы. Дети привыкают к тому, что смысл жизни родителей – благополучие ребенка.

Еще одной причиной семейных конфликтов является вмешательство в жизнь взрослых детей. Причем многие родители, как им кажется, делают это исключительно из благих намерений. Они не могут понять того, что взрослый ребенок должен прожить свою жизнь по собственному «сценарию».

Кроме того, многим родителям взрослых детей, которые только покинули родительский дом, знаком так называемый «синдром пустого гнезда». Очень важно, чтобы он со временем не перерос в синдром «Жизнь без цели». Родителям взрослых детей необходимо «наполнить» свою жизнь интересными занятиями: путешествия, изучение языков, спорт и т.д., чтобы сохранить свою личность», — говорит Азатэ Жапова.

Чтобы не увязнуть родным и любящим людям в бесконечной «Войне миров» семейные психологи рекомендуют во взаимоотношениях родителей с взрослыми детьми придерживаться достаточно простых принципов.

«Уважайте друг друга, принимайте недостатки других, как свои собственные. Не копите недовольство. Лучше решать проблемы по мере их появления. Также не мешает остановиться и подумать: чего вы ждете от отношения с родными? Осознание дает возможность открыто и спокойно обсуждать возникающие проблемы с целью их урегулирования. Это единственный возможный способ конструктивного решения конфликтных ситуаций, которые неизбежно возникают в любых взаимоотношениях, даже в самых гармоничных», — считает психолог.

Родители и взрослые дети психология взаимоотношений

Взаимоотношения взрослых детей и родителей

Привет, ребятки.
Сегодня поговорим о важности взаимоотношения взрослых детей и родителей. Вы когда-нибудь задумывались о том, в какой момент дети становятся взрослыми? Лично мне всегда казалось, что это должно случиться сразу после окончания школы или института, но в действительности человек становится таким, когда переезжает жить отдельно или начинает полностью отвечать за свои действия.

Почему всё происходит именно так? Неужели все люди обречены на бесконечные ссоры со своими детьми, когда те станут взрослыми? Конечно же, так бывает не всегда. Интересно, что каждый человек делает свой выбор в том, как решать подобные проблемы. Некоторые предпочитают игнорировать ситуацию и делать вид, что психологическая проблема не существует. Другие живут в постоянных ссорах, которые делают одинаково несчастными и матерей, и отцов, и детей. 

Мириться с проблемными отношениями неправильно, ведь можно уладить вопрос, пока еще не стало слишком поздно. Родители в любом случае являются самыми близкими и родными для нас людьми, а время, как известно, не щадит никого.

[1]

Если вы согласны с тем, что отношения между родителями и взрослыми детьми должны быть наполнены любовью и взаимопониманием, постараемся разобраться в основных причинах разрыва поколений.

От чего страдают родители?

  • «Мы надеялись, что ты сделаешь, как мы хотим!»

Если мама мечтала о том, чтобы вы стали врачом, а вместо этого вы избрали для себя профессию экономиста или юриста, это вполне может стать причиной многочисленных споров. Хорошо следовать по стопам родителей или реализовывать то, чего им всегда хотелось, но только в том случае, когда вы сами этого действительно хотите.

Родители должны понимать, что их стиль жизни необязательно станет и вашим. В этом нет ничего осудительного. Однако маме и папе нужно объяснить, что то или иное решение было принято не назло им. Никогда не забывайте о том, что ваша жизнь принадлежит вам и только вам.

  • «Мы мечтали гордиться тобой!»

Дети всегда будут предметом гордости для своих родителей, но иногда они показывают это не совсем правильно. Порой именно стереотипы рушат гармонию в отношениях. Дело в том, что у каждого человека существует своё понимание правильных и плохих поступков, а также эталонов поведения. Хвастовство достижениями своих детей больше привычно для матерей, но и отцы устраивают межу собой небольшие соревнования. Для того чтобы порадовать родителей, совсем необязательно становиться олимпийским чемпионом или миллиардером. Иногда достаточно просто вовремя позвонить, собрать букет полевых цветов или приготовить вкусный ужин.

  • «Мы надеялись, что ты будешь ценить нас больше!»

Едва ли молодым и перспективным людям, у которых впереди еще целая жизнь, приходится задумываться о том, что чувствуют их родители. С малых лет мама и папа отдают всё, что у них есть, чтобы малыш был счастлив. Когда в семье появляется дитя, весь остальной мир переходит на второй план. В своё время вы стали смыслом жизни своих родителей, поэтому взамен они ожидают как минимум заботы. Можно ли винить их в этом?

  1. Позвоните им
  2. Уделите внимание
  3. Отправьте открытку
  4. Подарите подарок

Покажите, что вы цените их. Ведь они вложили в вас столько любви и заботы. Самое малое, что вы можете сделать, показать им, что вы всё также любите их и благодарны им. Часто признание о том, как важен для вас другой человек, помогает разрешить множество конфликтов. Если вы размышляете над каким подарком подарить, у меня есть подсказка для отношений мамы-дочки. Многим понравятся эти подвески для детско-родительских отношениях. Любой маме или дочурке будет приятно получить такой знак внимания. 

Роль родителей в жизни взрослых детей становится уже не такой заметной, поэтому они испытывают недостаток внимания и любви. Каждый человек, рано или поздно вылетает из отцовского гнездышка и забывает о своих родителях. Конечно же, нужно устраивать свою личную жизнь и карьеру, но старшему поколению просто необходимо ваше участие.

Проводите вместе семейные праздники, не забывайте позвонить без повода и просто узнать, как дела. Когда в жизни бывают трудные моменты, все мы, в первую очередь, вспоминаем именно своих родителей. Однако они нуждаются в нас постоянно.

От чего страдают взрослые дети?

  • «У меня нет времени на родителей, мне нужно работать и строить свою личную жизнь!»

Когда вы живете вместе, именно мама с папой заботятся о вас, помогают во всем и надоедают своей опекой. Привыкая к этому, вы всё воспринимаете, как должное, а это ужасная ошибка. Что имеем, не храним, как говорится. Только после начала самостоятельной жизни вы сможете понять, сколько любви и заботы родители вкладывали в каждую вашу встречу. Кто еще будет любить вас также искренне и бескорыстно? На самом деле совсем нетрудно уделять время близким людям, этого нужно просто захотеть.

  • «Вы постоянно лезете, куда вам не надо!»

Такие ошибки очень часто становятся причиной серьезных проблем и разногласий с ребенком. Всё дело в том, что им крайне трудно смириться с фактом вашего взросления. Ни для кого не секрет, что для мамы и папы вы всегда будете дитём. Если их чрезмерный интерес к вашей работе или личной жизни, доставляет немало хлопот и неприятностей, проблему нужно решать. Взрываться по любому поводу и устраивать скандалы так по-детски, если честно. Удивите своих родных, попробуйте поговорить об этом спокойно и объяснить свою точку зрения без всплесков эмоций. Да, они бывают неисправимыми, но вы хотя бы попытайтесь!

  • «Я хочу быть собой, а не тем, кем вы меня представляете!»

Многие родители постоянно хотят переделать своё чадо под себя. В семье успешных юристов, довольно сложно быть танцором или художником. Именно поэтому под постоянным прессингом упреков и недовольства старшего поколения дети чувствуют себя крайне неуютно. Не надо бояться раскрыться! Пряча истинное естество от родителей, вы показываете свои страхи и неуверенность. Именно это и дает им силу управлять вашим сознанием. Психология семейных отношений никогда не будет простой. Будьте собой, ведь это поможет вам стать счастливым человеком. Любящие родители увидят сияющие глаза своего ребенка и больше никогда не станут на вашем пути.

Что делать, чтобы наладить отношения между родителями и детьми?

Прежде всего, детям нужно запастись терпением и быть понимающими, ведь родители всегда опираются на свой богатый жизненный опыт. Переубедить их очень сложно. Однако необходимо быть стойкими и твердыми в своих решениях. Возможно, вся их вредность была нацелена на то, чтобы воспитать в вас сильную личность.

Очень серьезной остается проблема проявления чувств по отношению к родителям. Дети думают, что говорить о своей любви к маме с папой уже не нужно, что это само собой разумеющийся факт. На самом же деле, об этом можно и нужно рассказывать. Отцам и матерям же необходимо уважать своих детей и их выбор. Вы ведь не хотите потерять самых дорогих людей?

Поэтому, как только дочитаете эту статью, позвоните или напишите своим детям или родителям и скажите как сильно вы любите их. Не надо ждать какого-то особенного момента. В вашей власти сделать этот момент особенным для них. Именно так можно наладить взаимоотношения взрослых детей и родителей.

Мама, папа, мои будущие детки, я вас люблю!

С любовью (а с чем еще?),
Джун

loading…

Пока у нас есть родители — мы дети. Психологи утверждают, что существует три вида отношений между родителями и взрослыми детьми.

Вечно недовольные

Таким действительно трудно угодить, ведь их никогда и ничто не устраивает. Они постоянно сетуют на отсутствие внимания, в то время, как сын или дочь звонят ежедневно и в курсе всех подробностей их жизни. Поводом для обид может стать любая мелочь: сын не брал трубку и не сразу позвонил. Или же обещал наведаться в среду вечером, а приехал только утром в четверг. Такие родители не устают жаловаться друзьям и соседям на «невнимательных» детей и не задумываются, что своим поведением только ухудшают отношения. Дети привыкают к мысли о том, что родители все равно будут недовольны, чтобы они не делали. И действительно начинают постепенно удаляться, чтобы не подвергаться очередному конфликту.

Самоотверженные до крайности

Другой вид отношений между родителями и детьми — полная противоположность первому. Папа и мама всячески отказываются от внимания, они всегда против любых подарков, помощи. Вместо этого, сами пытаются выкроить деньги с мизерной пенсии для вполне самостоятельных дочери или сына. И те постепенно привыкают к тому, что они вообще не могут быть полезными для своих родителей. Иногда превращаются в инфантильных и капризных маменькиных сынков и папиных дочерей. Они подсознательно понимают, что любая просьба — от денег на сигареты до нового авто любящие родители все равно удовлетворят. И пользуются этим, пока есть возможность.

Равнодушные дети

Худшие же отношения в семье состоят тогда, когда дети не считают себя ни в чем обязанными перед родителями и просто забывают об их существовании. Причины — длительные конфликты или детские обиды. Взрослый сын может навсегда затаить

в душе обиду на мать, которая развелась с отцом и создала семью с новым мужчиной. А дочь — обвинить мать в том, что именно через нее несчастлива в личной жизни. Потому что и в свое время та запретила ей жениться с Петром, а он стал успешным бизнесменом.

Но чаще всего такое случается, когда сын или дочь с раннего детства чувствовали себя «центром Вселенной» семьи и не могут представить, что кто-то другой может потребовать внимания и любви.[2]

Что делать?

Во всех конфликтных ситуациях между родителями и детьми психологи советуют больше говорить друг с другом и учиться искать компромисс. Не только слушать, но и слышать родных.

Родители должны понять, что дети не являются их частной собственностью. Не нужно постоянно напоминать взрослому сыну или дочери о бессонных ночах и о том, от чего вам пришлось в свое время отказаться, чтобы быть хорошими родителями.

Лучше избавиться и мысли, что теперь дети непременно должны отблагодарить за это. На самом деле они вам ничего не должны, потому не были инициаторами своего рождения. А любое проявление внимания со стороны детей надо поощрять, чтобы оно не стал однажды последним. Еще одна ошибка — требовать от детей полной открытости во всем. Нужно вспомнить себя в молодости. А вам хотелось совершенно обо всем делиться с родителями? К тому же откровенные отношения и доверие не возникают сами собой, они строятся годами и могут разрушиться в одно мгновение. Поэтому, если вы ранее не слишком переживали, чем именно живет ваш ребенок, странно надеяться на то, что он вдруг с вами станет откровенным впоследствии.

Нужно научиться уважать выбор своих детей, даже если вы с ним категорически не согласны. Можете выразить свое мнение и только надеяться на то, что дочь или сын поступят именно так, как, на ваш взгляд, будет правильно. Но нельзя ставить ультиматумы, чтобы не ухудшить и без того напряженные отношения.

Взрослым детям можно посоветовать — если не можете изменить своих родителей, измените свое отношение к ним. Научитесь слышать своих родных, находите время, чтобы поговорить с ними о том, что их волнует, и попробуйте не обращать внимания на мелкие замечания.

А сто касается бесконечных советов, так уж устроен мир: для наших родителей мы остаемся всегда маленькими, и в 40 лет, и в 50. Попробуем посмотреть на ситуацию их глазами — они и сейчас чувствуют себя ответственными за нашу жизнь и пытаются, как говорится, подстелить соломки там, где вы можете больно упасть. И помните, пока у нас есть родители, мы остаемся детьми, а значит, о нас кто-то искренне заботится.

Выпуск программы посвящен проблемным ситуациям в отношениях взрослых детей и родителей.

Посмотрев передачу, вы узнаете:

  • на какие периоды можно разделить детско-родительские отношения;
    почему хорошие отношения с родителями – это крайне трудная штука по самой природе этих отношений;
  • как себя вести, если родители начинают учить тебя, взрослого, жизни и критиковать любой твой выбор;
  • почему уходить из родительской семьи сразу в собственную, минуя период отделения и жизни в одиночестве, – это не лучший вариант;
  • правда или нет, что мы неосознанно подбираем себе партнеров, похожих на наших родителей;
  • почему мы не имеем права требовать от родителей любить нас больше, чем они любят друг друга;
  • почему так сильно иногда стараясь построить свою жизнь «от противного» и не быть похожими на своего однополого родителя, мы потом с ужасом ловим себя на мысли, что повторяем их поведение и воспроизводим их взгляды;
  • как выйти из манипулятивной игры «ты плохой сын (дочь)» и не считать себя виноватыми, даже если мама/папа настойчиво пытаются убедить вас в обратном.

Открыть/скачать видео (146.73 МБ)
Скачать аудио (27.08 МБ)

Текстовая расшифровка эфира

— Отношения детей с родителями — это по природе своей крайне сложная вещь. Чтобы сделать их хорошими, нужно прикладывать огромное количество усилий.

Так происходит, потому что отношения родителей и детей иерархические. Можно ли дружить со своим начальником? Это не просто дарить друг другу мелкие подарки, а прийти в гости, взять денег в долг, рассказать о проблемах в браке, пожаловаться на жизнь. Отношения с родителями допускают некоторые разногласия. По аналогии: можно ли допустить некоторые разногласия с начальником, наорать на него?

Современное 35-летнее поколение вряд ли скажет, что нынешние 15-летние молодцы, у них хороший вкус и они с ними одной крови. Не сходятся ни музыкальные вкусы, ни взгляды на моду. Из-за разрыва в возрасте 35-летний никогда не будет наравне с 15-летним. Человек даже нехотя выстраивает иерархию исходя из этого. Такое же поведение — и со стороны родителей.

Представим, что у 35-летнего сотрудника появился 23-летний начальник, только вышел после вуза. Ничего хорошего такой работник про руководство не скажет, хотя что, в сущности, произошло? Он может быть умнее, лучше что-то знать, и что, что вы проработали на этой работе на 12 лет больше него? Но вопрос иерархии важен для человека. С родителями то же самое. Они очевидно старше вас на некоторое количество лет, они были на Земле, пока вас не было. Эту иерархичность трудно преодолеть, поэтому хорошие отношения с родителями — это всегда активный, трудоемкий и не всегда успешный процесс навстречу друг другу. Требуются серьезные усилия со стороны младшего и старшего поколения. Если никто ничего не делает, отношения не будут хорошими.

— Можно ли разделить детско-родительские отношения на периоды?

— Выделить четкие периоды сложно. Когда ребенок маленький, он хочет одобрения со стороны родителей. Это включает в себя опеку, поддержку, удовлетворение каких-то нужд — все, что делает родитель для выживания ребенка. Вдобавок к этому ребенок хочет свободы. Пока ребенок маленький, он хочет больше одобрения и любви. Когда он становится старше, ему все больше нужно свободы. Это не значит, что ему не нужно одобрение, но акценты меняются.

У родителей все по-другому. Они ожидают от детей послушания и уважения. При этом родителю хочется ощущать свою необходимость этому ребенку. С возрастом у родителя сохраняются оба эти желания, но чем ближе к старости, тем больше потребности в собственной нужности. И если у детей с возрастом снижается потребность в одобрении, то у родителей снижается потребность в нужности.

Получается, ребенок хочет свободы, а родитель — уважения, которое проявляется в подчинении. Такое противоречие заложено самой природой, и его надо решать по доброй воле: договариваться, размышлять, понимать нужды другого.

Отношения ребенка к родителям можно разделить на этапы. Первая стадия — это обожание. Она длится примерно до пяти лет. Дети обожают родителей, даже если последние не очень хорошие. В большинстве случаев, когда в неблагополучную семью приходят забирать ребенка, ребенок до пяти лет прячется и не хочет уходить от родителей.

Потом обожание сменяется некоторым протестом. Это начинается со школы, когда на первое место выходит учитель, и усиливается к подростковому возрасту. Но кризисы протекают у всех по-разному. Переходный возраст — это не всегда катастрофа. К примеру, диснеевский мультфильм «Русалочка» прекрасно раскрывает этот этап жизни. Шестнадцатилетняя русалочка Ариэль мечтает о жизни на земле, хочет узнать, как ходят люди, ее пленит тот мир. Папа Ариэль возмущен и запрещает ей. Но в подростковом возрасте для ребенка нормально считать место, где он живет, плохим, а какое-то другое — хорошим. Иначе он просто не захочет уйти, а когда-то он должен встать на собственные ноги. Этот процесс может протекать мягко, ребенок может считать, что родители молодцы, но они не все понимают. Тем более это касается нынешней ситуации, когда развитие технологий настолько быстрое, что ребенок освоил компьютер, а мама боится к нему приближаться. 15 лет — нормальный и нужный период бунта. В идеале лет в 16 ребенок должен встать на ноги, жить своей жизнью и за свой счет.

Третий период — дистанцирование. Ребенок не вдается в подробности жизни родителей, возможно, уезжает учиться в другой город. Они не воюют, но у каждого своя жизнь. Этот период может длиться до бесконечности, как и протест. Но если от бунта человек переходит к дистанцированию, у него большие шансы рано или поздно выйти на четвертый этап — принятие.

Ребенок понимает, каково это — быть родителем. Чаще всего это связано с появлением собственных детей, но не обязательно. Когда ходишь по квартире с ребенком в три часа ночи, наутро у многих появляется желание позвонить родителям и извиниться. Человек понимает, что пережили его родители с ним. В возрасте 14 лет своего ребенка родитель начинает понимать, почему его мама все время звонила ему и спрашивала, где он.

— Нам пришло письмо, в котором девушка рассказывает о напряженности, которая возникает при совместном проживании с родителями после 20 лет. Например, ребенок поступил в университет в том же городе, снимать квартиру дорого, и он остается жить с родителями. Но в воздухе начинает витать напряжение. Вроде никто не гонит из дома, но тебе не очень и рады. Нужно ли уезжать от родителей после 20?

— На самом деле важно не то, с кем человек живет, а то, как он живет. С одной стороны, лучше, чтобы ребенок уезжал. Это самостоятельность, проверка на готовность к взрослой жизни. Но это не всегда возможно. Если ребенок живет с родителями на полном пансионе, это проблема. Но если дети перестроили отношения с родителями по принципу «я ваш младший партнер, квартирант», тогда все гораздо лучше. Квартирант платит какие-то деньги за коммуналку, квартиру, он оплачивает какие-то продукты. В таком формате неважно, живете вы с родителями или отдельно, вы живете как взрослый человек.

А если мама за вас все моет, стирает, готовит для вас, вы берете из холодильника все что угодно и ничего не кладете взамен, это проблема. Так нельзя. Может быть, нашей читательнице намекают, что пора участвовать в коммунальной жизни на других основаниях. Когда человек приезжает на два дня в гости, можно лечь на диване, и вам будут рады. Но если мы говорим о постоянном проживании, будьте добры жить как взрослый человек с другими взрослыми людьми, без мыслей, что вам кто-то что-то должен.

— Хороша ли ситуация, когда из родительской семьи девушка выходит замуж и сразу переходит в свою собственную семью, минуя период становления и адаптации жизни в одиночестве?

— Скорее нет, чем да. В этом варианте больше шансов создать не очень счастливый брак. Это зависит от причины вступления в брак. Если вы женитесь или выходите замуж, чтобы сбежать из родительской семьи или чтобы был кто-то, чтобы заслонил вас от «ужасной действительности», брак долго не продержится. Нельзя вступать в брак из страха, и нельзя в нем оставаться из страха. Брак, пропитанный страхом, отравляет обоих. Как ком накапливаются взаимные претензии, люди выражают их некрасиво и не могут нормально обсудить, потому что им страшно. Когда человеку страшно, он ведет себя неадекватно.

Когда женщина вступает в брак, чтобы мужчина защитил ее от этого «ужасного большого страшного мира», как она с ним будет общаться? Он же наверняка не сможет ее защитить так, как она хочет. Когда-то он обязательно проколется. Как она себя поведет, когда это произойдет?

Или мужчина женился, чтобы уйти из родительской семьи. Теперь он глава семьи, все должно быть по его желанию. А так не происходит, потому что он живет с живым человеком, у которого есть свои интересы. Он сбежал, чтобы им не командовали, а им все равно командуют. Человек будет бояться разрешить ситуацию, потому что это чревато разводом, а это значит, что человек останется один, вернется к родителям или его некому будет защищать. Но если это делается не из страха, это хороший вариант.

Видео удалено.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Существует устойчивое мнение, что мы очень часто выбираем себе партнеров по жизни, похожих на наших родителей. И потом, будучи в браке, вдруг понимаем: как муж похож на вашего отца или жена — вылитая мама.

— Рациональное зерно в этом есть. Например, есть два вида уток. У одного вида самцы — с зелеными головами, а у второго — нет. Если взять этих самцов, еще в яйцах перенести их в гнездо другого вида и их высидит наседка, эти самцы никогда не пойдут к своим самкам. Они будут считать своими местных самок, потому что самки этих видов очень похожи, а самцы отличаются. Но если проделать подобное перемещение с самками, она поймет, где чей самец.

Безусловно, образ родителя очень важен. Самцы, которых перенесли от одного вида в другой, не возвращаются к своему виду, потому что по мелким признакам они привыкли, что самка их вида выглядит вот так. Учитывая, что самки их вида отличаются незначительно, они выбирают ту, что похожа на маму.

Но когда мы говорим, что выбираем партнеров, похожих на наших родителей, о каком сходстве мы говорим? По внешности, повадкам, характеру, вкусам и интересам? Это уже четыре критерия, а если вдаваться в подробности, деталей еще больше. Поэтому нельзя сказать, что мы выбираем партнеров, похожих на родителей. Мы из частности делаем обобщение. Можно говорить: в этом ты похож на моего папу (или маму), а в этом непохож.

На образ будущего партнера сильно влияет первая влюбленность или образ, запавший в сердце в детстве. Тогда мужчина ищет партнерш, похожих на этот образ, а не на маму. А еще чаще влияют все вместе взятые факторы.

— Нам написала читательница: «Мама любит больше отца, чем меня. Даже в три года я понимала, что она меня как будто не любит. Подозреваю, что и родила она меня и брата в угоду ему, чтобы привязать, а не потому что хотела детей. Она спокойно может подставить меня перед отцом, даже присвоить мой труд себе, например, по уборке дома. Сейчас у меня самой ребенок, но возиться с внуками она не хочет. Что делать?»

— Так и хочется спросить, а что нашу читательницу удивляет? В конце концов, мама папу узнала гораздо раньше, чем вас, и, вполне возможно, любит его больше, чем вас. Что тут такого удивительного? Может, у нее материнское поведение не так обусловлено, как у других женщин. Папе в этой ситуации повезло.

Это иллюзия, что у женщины есть материнский инстинкт. У нас есть материнская программа, которая заложена в качестве дистрибутива. Ее еще надо запустить, чтобы она заработала. Но нет материнского инстинкта, который однозначно привязан к заботе о потомстве. У нас есть выделения окситоцина и пролактина, когда мы видим маленьких существ с большой головой — ребенка. Это вызывает умиление, но это рефлекс. Наша родительская программа рефлексивна, и то, что родители полностью выкладываются ради потомства, отказывают себе во всем, это больше социальное, а не врожденное явление. Да, мама в этом письме местами ведет себя нечестно. Но сама по себе любовь матери не обещана. Мама, вполне возможно, любит эту девочку на своем уровне, просто девочке хочется большего. Снизьте планку ожиданий. Мама не обязана вас любить настолько сильно, как вам этого хочется.

— Следующее письмо: «Очень властная мать. У нас дома не жизнь, а хронический скандал. В детстве она меня часто била, а отца выгнала. Сейчас, когда я взрослая, постоянно лезет в мои отношения, критикует мой выбор. Мужчины просто сбегают от меня из-за нее. Что делать?».

— Если женщина живет вместе с матерью, надо разъехаться. Хорошие отношения родителей — это работа обеих сторон. Если одна из сторон не старается, можно разойтись и не позволять матери критиковать. Например, если она в разговоре по телефону перешла черту, сказать, что больше вы не хотите этого терпеть, это неприемлемо, и договориться, что больше она так делать не будет. А если будет, то класть трубку. Это воспитательная мера. Может быть, чувство вины из-за когнитивного диссонанса: вы хороший человек, поступаете плохо, значит, вы плохой человек. Но это не плохой поступок. Мама будет недовольна. Но у нее что, есть эксклюзивное право портить вам жизнь? Она могла бить в детстве и сейчас тоже может? Совершенно нормально класть трубку, уходить из гостей. Три, пять, шесть, семь, десять таких раз, и человек начнет думать. Он может обидеться, но зато точно не будет лезть в отношения.

Звучит дико, но если человек заигрывается, имеет смысл донести до него некоторую реальность. Каждое прерывание контакта дает сигнал, что это неправильное поведение. Если вы не делали ничего плохого, а родитель обиделся, вы не виноваты. Точно так же, если родители не делали ничего плохого, а ребенок обиделся, они не виноваты. Откровенно плохая вещь, когда вы бьете человека, оскорбляете его, воруете деньги, вещи, делаете пакости. Но если вы говорите, что вы не хотите разговаривать в таком тоне, это не плохое поведение, это нормально. Конечно, это вызовет бурю эмоций, но это не плохое поведение. Прерывание контакта после договоренности, предупреждения, напоминания — это нормальное поведение.

— Почему так сильно стараясь построить свою жизнь от противного и не быть похожим на своего отца или мать, вдруг в какой-то момент понимаешь, что ведешь себя точно так же?

— Ребенок — это не чистая доска, на которой можно написать все, что захочешь. Формирование личности ребенка — это сложное взаимодействие внутреннего (того, что заложено природой) и внешнего. К внешнему относится даже гормональный фон матери, когда ребенок был в утробе. Ребенок учится, снимает какие-то модели с окружающих людей или персонажей. Причем мы не знаем, сколько именно и с кого он снимет. Ребенок — это самообучающаяся машина. В ходе обучения у него выстраивается когнитивная схема — инструкция по взаимодействию с информацией. Туда входят четыре элемента: восприятие, оценка, эмоциональное реагирование и действие, которое возникает из этих эмоций. Допустим, девушка написала парню сообщение в мессенджере, а он не отвечает. Она фокусирует все внимание на его ответе. Если она увидит, что он прочитал и молчит, она может подумать: «Я тебе не нравлюсь, ты не хочешь отвечать». В этот момент она обидится, придет в отчаяние, разозлится. После этого она может ему позвонить и сказать, что он мерзавец.

Теперь вернемся к родителям. Ребенок вырос и сам стал родителем. Выросший ребенок приходит со своим ребенком с прогулки. Первое, что он замечает, это грязные коленки на комбинезоне, а не веселое настроение ребенка или ветку, которую он принес с улицы. Он обращает внимание именно на это, потому что в его опыте родители всегда акцентировали внимание на чистоте одежды. В этой когнитивной схеме у него сформирована оценка, что грязная одежда — это плохо. Возможно, когда его воспитывали, стиральных машин не было или плохо стирали, и за грязную одежду ругали. Ребенок выучил, что это плохо. Раз это плохо, значит, реакцией на грязные коленки ребенка будет злость и раздражение. В результате он может накричать на ребенка.

Это хорошая новость, потому что можно проследить за собой: что вы воспринимаете, что вы при этом думаете и как оцениваете происходящее, что вы при этом чувствуете и делаете. Например, ребенок приходит из школы. Что у него спрашивают родители? Что было интересного в школе или какие оценки он получил? Если человек начинает это осмысливать, похожесть на родителя ослабевает.

— Периоды, когда мы усваиваем родительские оценки, продолжаются всю жизнь или только в детстве?

— Сензитивный период — время, когда человек наиболее восприимчив к чему-либо. Сложность в том, что мы никогда не знаем, когда наступит сензитивный период. Наверное, есть периоды, когда мамино внушение доходит до адресата, но это совпадение. Поэтому в детских садах детям стараются дать много: и лепка, и рисование, и движение, и музыка, и пение. Есть шанс, что зацепит сензитивный период.

— Письмо от мужчины: «Мама — больной человек по нервной части. Чуть что — слезы, крик или надуманные претензии. Живем в разных городах. Не позвонил вовремя — обида. Не приехал — обида. Такое впечатление, что она отказывается понимать, что у взрослого человека есть своя жизнь и разрываться надвое невозможно. Что делать?».

— Звоните маме сами и спрашивайте: что надеть, что поесть. Через две недели мама скажет: «Живи уже своей жизнью, что ты как маленький». Второй вариант связан с чувством вины. Наш читатель чувствует вину, что он неправильно себя ведет. На самом деле в этой истории не очень правильно ведет себя мама. Взрослый человек живет своей жизнью, и важно это понимать. Мама обижается, наш читатель чувствует себя виноватым. Нужно понимать, что вы не плохой и ничего плохого не сделали. Мама обиделась, но ничего страшного. Детям и родителям нужно понимать, что все уже выросли. Если один не понимает, второй ему об этом говорит. Это трудно, но напомню, что хорошие отношения родителей и детей — следствие огромной работы. Нужно вырасти и детям, и родителям. Когда оба выросли, становится легче. Если кто-то не вырос, ему надо помочь вырасти. Это не будет сопровождаться бурной радостью, но никто и не обещал, что будет легко.

Сегодня мне очень хочется поговорить о том, что делать родителям взрослых детей, если отношения с детьми не складываются. Как наладить отношения с взрослыми детьми, как строить отношения с взрослыми детьми, если они уже сложились не самым лучшим образом. Если дети не прислушиваются к родителям, не уважают их, а некоторые, о, ужас, не любят. Во всяком случае, так думают сами родители взрослых детей, делая такие выводы на основании поведения детей. Поведение, которое не отвечает их взгляду на то, как должно быть.

Но начну я наш разговор с причин, которые приводят к таким тяжелым последствиям. Это нужно, чтобы устранить эти самые причины и наладить, наконец, нормальные отношения с выросшими детьми. Иначе всё равно ничего не получится. Отношения с взрослыми детьми, психология рассматривает под разными углами зрения.

Разговаривая с родителями взрослых детей, я часто сталкиваюсь с очень жесткой позицией, неприятия никаких изменений. Родители словно не учитывают, что развитие отношений в семье с взрослыми детьми, это процесс непрерывный. Я слышу одни и те же слова, от самых разных людей. «Они (дети) должны слушаться, они должны уважать, они обязаны, потому что я мать, и я лучше знаю». Или, ещё круче, «Я же её/его люблю, значит, он/она должен/а».… Причем это «должен» распространяется на все сферы жизни.

Чтобы разобраться в сложившейся ситуации, для начала постарайтесь вспомнить,  как ваши родители воспитывали вас, и как вы сами воспитывали своих детей. Обычно весь процесс воспитания сводится к критике и предупреждению о возможных неудачах. Главное при этом было указать на недостатки и заставить исправить допущенные ошибки.

При этом получение хороших, правильных результатов приветствовалось, но считалось нормой. Поэтому хвалить за них принято не было. Зато принято было постоянно критиковать и ругать. А ещё постоянно контролировать. Ведь именно так должны поступать хорошие родители, чтобы их дети были счастливы.

Чтобы потом подарили своим родителям любовь и уважение за все, что дали и сделали для них родители. При этом никто не думал о том, как настроиться на удачу и успех, на достижения результатов, если всё воспитание сводилось к нацеливанию на избегание неудач.

Никто не задумывался, что критикуя, воспитывали критиков себя самих. Невозможно, постоянно критикуя, получать в ответ благодарность, любовь, уважение и признательность. И как собственно дети могут всему этому научиться, если примеров таких в семье вообще не наблюдалось. А ведь дети учатся на примере своих родителей. Копируют их и повторяют, не задумываясь, а так, по привычке, воспитанной именно родителями.

Такой же стиль общения родители продолжают и с уже совершенно взрослыми детьми, которые уж точно не нуждаются ни в контроле со стороны родителей, ни в их советах. Они больше всего нуждаются в любви, взаимопонимании и поддержке. Но такие отношения возможны только между друзьями. Отношения родителей с взрослыми детьми постепенно должны приводить к принятию взрослости и самостоятельности детей.

А как это возможно, если мы не умеем? Нас никто и никогда не учил дружить со своими детьми. Не учили уважению, благодарности. Не учили признавать их достижения. Отношения с взрослыми детьми сводятся к требованию любви и уважения, просто за то, что Я — РОДИТЕЛЬ. Даже если сам родитель мало чего в жизни добился, но от взрослого сына или дочери требует слушаться. Как результат, отношения только ухудшаются, и даже доходят до полного разрыва.

Ведь как бы вам это не показалось странным, уважению, благодарности, признанию достижений, да и самой любви тоже нужно учить. Но для этого сначала нужно научиться самим. Нужно признавать, что Ваши дети больше не нуждаются в опеке, они выросли.  И даже если, кажется, что отношения окончательно разрушены, что поздно, что мы и так всё знаем, и не нужно нас учить, как нам вести себя с нашими детьми. Даже если вы уверены, что это они – дети, должны учиться нас любить и уважать. А мы родители никому и ничего не должны, потому что мы родители. Придётся меняться, если не хотите детей потерять окончательно, или испортить им жизнь.

Итак, выхода нет. Хотите наладить нормальные отношения со своими взрослыми детьми, учитесь. Учитесь другому поведению, другим отношениям. Отключите свой воспитательский зуд, перестаньте критиковать и указывать. Учитесь уважительному отношению к своим выросшим детям.

Учитесь отпускать взрослых детей, и жить своей жизнью. Позвольте им принимать свои решения. Советы давайте только тогда, когда вас о них просят. Не задавайте вопросы, на которые ваши дети отвечать не хотят. Помните, что они — ВЗРОСЛЫЕ, и общайтесь с ними как с взрослыми, умными, самостоятельными и ответственными людьми.

Потому, что если вы не считаете их в их взрослом возрасте умными, самостоятельными и ответственными, то какие вы после этого родители. Ну, уж точно не такие, которых стоит уважать. Подумайте об этом. И начните учиться отношениям с позиции взрослый – взрослый, а не ребенок – родитель.

Вы родители, и именно вы первыми должны изменить отношения с вашей родительской стороны. И тогда ваши взрослые дети вынуждены будут изменить свое поведение. Но начать должны именно вы. Вы первыми пришли в эту жизнь. Привести в жизнь детей, тоже было вашим решением. Именно поэтому это ваша ответственность изменить отношения, пока они не разрушены окончательно.

Я знаю, что от старого мышления отказаться очень трудно. Тут нужна помощь. И знаете от кого вы можете её получить? От ваших взрослых детей. Но для того, чтобы её получить, её нужно попросить. Но ведь родители просить не умеют. Их дело требовать. Они же родители.

Вот именно с этого и начните. Учитесь просить своих детей. А потом начните себя хвалить, любить себя, относиться к себе позитивно. И к себе и к своим детям. Начните радоваться своим и их успехам, прощать свои и их ошибки. Начните мыслить позитивно. И тогда ваши дети вынуждены будут следовать вашему примеру.

Наверное, в идеале, нужно было все это делать раньше. Конечно, нужно было. Да только, уже не получилось. И что об этом думать. Ведь никогда не поздно все изменить и стать счастливыми. Стоит только понять и захотеть жить лучше вместе со своими детьми.

Начните прямо сейчас. Начните с того, что порадуйтесь тому, что вы можете все изменить, что ещё не поздно. Порадуйтесь тому, что все в ваших руках.

А я желаю Вам любви и благополучия.

Почему возникают и продолжаются конфликты между родителями и взрослыми детьми; каковы истинные причины конфронтации и противостояния близких и самых родных людей; что нужно сделать, чтобы решить проблемы взаимоотношений родителей и детей — на эти и другие вопросы, мы постараемся ответить в этой статье.

Причины конфликта между родителями и взрослыми детьми

Проблема отцов и детей извечна, но в современном обществе ее можно решить, поняв и осознав причины конфликта между родителями и взрослыми детьми, и научившись ведению конструктивного диалога для налаживания взаимоотношений.

Для того, чтобы понять и осознать причины возникновения конфликтных ситуаций во взаимоотношениях родителей и взрослых детей, нужно вернуться в прошлое, и взглянуть как строились детско-родительские отношения; какие ошибки воспитания ребенка были допущены, программируя жизненный сценарий, будущее сына или дочери; какие применялись стили семейного воспитания; правильно ли применялись наказания и поощрения детей родителями, да и самое главное: любили ли родители своего ребенка, или только жалели, относясь к нему как к беспомощной жертве, из-за чего, уже с раннего возраста, могла сформироваться психологическая игра по треугольнику Карпмана, которая, может быть, продолжается и по сей день, уже во взаимоотношениях родителей со взрослыми детьми, приводящая к постоянным конфликтам, противостояниям и конфронтациям.

После этого, можно налаживать добрые, бесконфликтные отношения родителей и взрослых детей.

Кто виноват в конфликте родителей и взрослых детей

В любых противостояниях и конфронтациях, в том числе и в конфликтах родителей и взрослых детей, каждая сторона пытается обвинить в проблеме взаимоотношений своего оппонента: родитель винит повзрослевшего ребенка в нелюбви и неуважении; взрослые дети обвиняют во всем своих родителей…ситуация тупиковая, часто повторяющаяся и ни к чему хорошему не приводящая.

В первую очередь, каждый из участников спора или конфликта, включая умудренных (как им кажется) жизненным опытом, безупречных и безошибочных в своих взглядах и суждениях родителей, и взрослых детей со своими современными взглядами на жизнь и мир в целом, нужно икать источник проблемы во взаимоотношениях в себе, а не в противостоящей, конфликтующей стороне.

Родителям нужно понять, что взрослые дети, сын или дочь, самостоятельные и уникальные личности, которые не должны жить и поступать в соответствии с родительскими желаниями, ожиданиями и потребностями.

Взрослые дети, конечно должны уважать и почитать своих родителей, но не должны ожидать от них понимания современных взглядов, жизненных ценностей и приоритетов…у каждого поколения, да и вообще, у каждого человека, свое собственное мировосприятие и понимания себя, других людей и мира в целом.

И родители и взрослые дети, понимая и чувствуя не только себя, свои желания и потребности, но и другого человека, неважно, родитель он или ребенок биологически, исключая любой намек на эгоцентризм и юношеский максимализм, смогут достигнуть вместо пустой, деструктивной конкуренции в межличностных отношениях, конструктивного диалога и сотрудничества, взаимопонимания и взаимопомощи.

Нужно разрушить вместе с негативной игрой, стереотип постоянных конфликтов, противостояний и проблем во взаимоотношениях родителей и детей, стереотип «Отцов и детей».[3]

Для начала, можно понять правила поведения в конфликтных ситуациях, в том числе, конфликтов детей и родителей.

Как решить проблемы взаимоотношений родителей и детей

Чтобы решить проблемы взаимоотношений родителей и детей, разрешить конфликтную ситуацию и наладить добрые отношения на основе сотрудничества и конструктивного взаимодействия, нужно собрать «семейный совет» («круглый стол») и начать взрослый, деловой и конструктивный диалог на равных позициях.

Т.е. родителям нужно «отключить» свое менторское, наставническое, сверхзаботливое и попечительское отношение к своим взрослым детям. А последним, перестать относится к родителям, как к устаревшим, ничего непонимающим в современности, с предвзятыми взглядами на жизнь предкам.

Конечно, на первых порах, в налаживании отношений и проведении конструктивного диалога, возможно будет нужна помощь психолога, или другого посредника авторитетного для обеих сторон.

Однако, если у участников «круглого стола», довольно зрелые личности, то они могут попытаться придти к общему знаменателю и сотрудничеству во взаимоотношениях взрослых детей и родителей без посредника.

Главное, чтобы: и у родителей, и у взрослых детей было желание в близких, доброжелательных и уважительных друг к другу отношениях; чтобы жить не конфликтуя и соперничая, а сотрудничая и помогая друг другу.

Ваши межличностные, бесконфликтные отношения, в Ваших руках…
Желаю всем психологического благополучия!

психолог-психоаналитик Матвеев Олег Вячеславович

Анонимная помощь психолога

Психологические тренинги по налаживанию отношений

Бесплатная консультация психотерапевта перед оказанием помощи онлайн

Смотрите также:

  • Диалектика души (или внутриличностный конфликт)
  • Правила поведения в конфликте
  • Способы разрешения конфликтов (процедура медиации)
  • Конфликты в семье
  • Конфликт с матерью
  • Разрешить конфликт с мужем
  • Причина конфликтов в семье
  • Конфликтность ребенка
  • Бесконфликтное общение

Психодиагностика взаимоотношений и конфликтов

Весь психологический сайт Олега Матвеева

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Диана, Ричардсон Сердце тантрического секса. Уникальный путеводитель к любви и сексуальной радости / Ричардсон Диана. — М.: София, 2011. — 554 c.
  2. Шеламова, Г.М. Деловая культура и психология общения / Г.М. Шеламова. — М.: Академия (Academia), 2014. — 915 c.
  3. Зайцев, Андрей Социальный конфликт / Андрей Зайцев. — М.: Academia, 2011. — 464 c.
  4. Комиссаров, Валерий Семья по контракту / Валерий Комиссаров. — М.: АСТ, Алкигамма, 2009. — 320 c.

Родители и взрослые дети психология взаимоотношений

Оценка 5 проголосовавших: 1

Приветствую вас! на нашем портале. Я Аркадий Касаткин. В настоящее время я уже более 8 лет работаю преподавателем психологии. Я считаю, что являюсь специалистом в этом направлении, хочу помочь всем посетителям сайта решать сложные и не очень задачи.
Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны с целью донести в удобном виде всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

Как родители и взрослые дети могут спасти свои отношения

Источник: Pexels: Роберт Стокоу

Отношения между родителями и взрослыми детьми должны отражать не только связь родителей и детей, но и статус каждого взрослого. Некоторые отношения между родителями и взрослыми детьми страдают из-за того, что родители и их дети никогда не останавливаются, чтобы убедиться, что отношения развивались, чтобы отразить их взрослую жизнь, вместо этого полагаясь на динамику, которая закрепилась, когда дети были маленькими.Когда это происходит, доброжелательность ослабевает, и все чувствуют себя неудовлетворенными.

Идея сделать сознательный шаг назад, чтобы оценить здоровье отношений, может не прийти в голову взрослым детям и их родителям. Многим из моих взрослых клиентов терапии идея о том, что они имеют право голоса в отношениях со своими родителями, кажется революционной. Они приспосабливаются к желаниям своих родителей, не замечая, как они себя чувствуют в этих отношениях и работают ли они на них тоже.

Точно так же родителям может не прийти в голову проверить у взрослых детей здоровье их отношений, если только они действительно не развалятся.Немного преднамеренности может иметь большое значение.

Сделать неявное явным

Взрослые дети и родители могут построить более здоровые отношения, задавая себе такие вопросы, как:

  1. Это похоже на отношения взрослых?
  2. Какие части этих отношений могут нуждаться в пересмотре?
  3. Какие разговоры я люблю вести с моим родителем/ребенком?
  4. Какие разговоры и действия вызывают у меня дискомфорт?
  5. Когда я действительно чувствую близость с моим родителем/ребенком?
  6. Когда я чувствую себя далеким от родителей/ребенка?
  7. Если бы я мог прямо сейчас что-то изменить в своих отношениях с моим родителем/ребенком, я бы это сделал…

Создать новые термины

Ответы на эти вопросы могут пролить свет на лучшие и самые сложные аспекты динамики отношений между родителями и детьми. После того, как каждый человек заметил, что работает, а что нет, перед семьями ставится задача открыто и честно сообщить друг другу о своих потребностях и обсудить новые условия отношений. Запросы на изменение могут звучать так:

  • «Папа, мне очень нравится, когда ты спрашиваешь, как дела, и рассказываешь о моей работе.
  • «Мама, я больше не хочу говорить о своих свиданиях. Пожалуйста, не спрашивайте снова».
  • «Алекс, мне нравится ходить с тобой на бейсбол, и я понимаю, что мы давно этого не делали».
  • «Дорогой, такое ощущение, что ты никогда не спрашиваешь меня, как у меня дела. Я бы хотел, чтобы вы связывались со мной, когда мы разговариваем по телефону».
  • «Мне кажется, мы редко разговариваем. Я знаю, что мы все заняты, но можем ли мы поговорить о том, как сделать так, чтобы это случалось чаще?»

Как вести трудные разговоры

Такие разговоры могут быть неудобными, но они могут быть очень эффективными.Чтобы максимизировать эту эффективность, члены семьи могут думать как о том, что они хотят сказать, так и о том, как спокойно и мягко сообщить об этом. Это может помочь замечать и связываться друг с другом не только в тех частях отношений, которые нуждаются в работе, но и в тех частях, которые приносят больше всего удовлетворения. Члены семьи должны усердно работать, чтобы как предоставлять, так и получать неудобную обратную связь. Семьи процветают, когда они могут говорить с нюансами, сохранять чувство юмора и предлагать услышать, как они сами могут улучшить отношения.

Когда родители и дети находят время, чтобы изучить свои отношения и сообщить о своих потребностях, они нарушают статус-кво, а иногда и все вовлеченные в процесс стороны. Но кратковременный дискомфорт уступает место большей долгосрочной гармонии.

Изображение Facebook: Monkey Business Images/Shutterstock

Напряженность в отношениях родителей и взрослых детей: ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликовано в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS94367

Корреспонденция должна быть адресована Кире С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, Annbor St. 426, Thompson St. ., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи доступна по адресу Psychol Aging См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителями и взрослыми детьми, но существует мало исследований по темам, которые вызывают наибольшую напряженность, или о том, связана ли напряженность с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных тем напряженности и качестве отношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри них в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью в отношении отдельных вопросов, напряженность в отношениях была связана с меньшей аффективной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой раскола в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Родительско-детские отношения — одна из самых продолжительных и эмоционально насыщенных социальных связей. Хотя эта связь часто бывает положительной и поддерживающей, она также включает чувства раздражения, напряжения и амбивалентности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность спустя долгое время после того, как дети выросли (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott). , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более сильную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и того, связана ли напряженность с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми, имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek). , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании изучались темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) выяснить, зависит ли интенсивность тем напряженности от поколения к поколению, полу и возрасту взрослых детей, и 2) оценить связь между напряженностью интенсивность, солидарность и амбивалентность.

Напряженность в отношениях родителей и взрослых детей

Межличностная напряженность в широком смысле представляет собой раздражение, возникающее в социальных связях. Таким образом, напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы ставки развития и раскола развития обеспечивают полезную основу для понимания того, почему напряженность существует в отношениях родителей и взрослых детей на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе доли развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и эта разница между поколениями сохраняется на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширила гипотезу ставки развития концепцией раскола развития, в которой она предположила, что напряженность возникает в отношениях между родителями и детьми из-за несоответствия потребностей развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь родителей и взрослых детей, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Талботт, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без теоретического объяснения причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Кроме того, мало что известно о том, как восприятие напряженности варьируется внутри семьи или между семьями, или о влиянии этой напряженности на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем напряженности, которые могут объяснить различия в качестве отношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эту напряженность отношениями и индивидуальной напряженностью. Напряженность в отношениях относится к тому, как взаимодействует диада, и включает в себя проблемы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории для группировки противоречий, обнаруженных в литературе (Clarke et al., 1999; Фингерман, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989 г., Талботт, 1990 г.). Напряженность в отношениях включает непрошеные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и проблемы в прошлых отношениях. Индивидуальные напряжения включают работу/образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этого напряжения, что позволило сравнить оценки родителей и взрослых детей интенсивности отношений и индивидуального напряжения. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста

Расколы в развитии и возникающая в результате напряженность могут различаться в зависимости от структурных условий и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Rossi & Rossi, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вкладе в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряженности.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженность в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом раскола между родителями и детьми во взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении, связанном с фундаментальными проблемами диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большем напряжении в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше непрошеных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих различий в развитии восприятие индивидуальной напряженности также может различаться в зависимости от поколения. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большем напряжении, связанном с привычками и образом жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем с другими темами напряженности. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, женятся и заведут детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут испытывать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильном личном напряжении, чем их взрослые дети.

До сих пор большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми была сосредоточена на связи матери и дочери, а при включении отцов и сыновей результаты не анализировались отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может различаться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоциональны, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны к большей близости и конфликтам со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом отклонений в развитии напряжение, о котором сообщают родители и взрослые дети, также может различаться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи со взрослыми детьми старшего возраста могут испытывать менее сильную напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того, как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться об отсутствии независимости у их взрослых детей. Меньшее количество контактов по мере взросления детей также может привести к менее интенсивному напряжению (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.Два измерения качества отношений, рассматриваемые в настоящем исследовании, включают аффективную солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность относится к положительным чувствам между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за важности развития родители склонны сообщать о большей аффективной солидарности со своими отпрысками, чем их отпрыски с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности межпоколенческая амбивалентность включает в себя противоречивые чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают в себя противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях родителей и взрослых детей. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может испытывать одновременно чувства любви и раздражения по отношению к матери. Наиболее вероятно, что факторы в дополнение к социальным ролям предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные напряжения могут быть связаны с амбивалентностью.

Последствия напряженности для аффективной солидарности и амбивалентности могут различаться в зависимости от темы напряженности. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Fingerman (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя отвергнутыми своими дочерьми, сообщали о меньшем уважении к их отношениям. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженных отношениях из-за того, что их матери давали непрошеные советы, выражали меньше внимания к отношениям. Родители сообщали о большей амбивалентности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними качественное время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше в жизни относились к ним с неприязнью и враждебностью (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования указывают на возможную связь между индивидуальным напряжением и качеством отношений. Fingerman (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые приписывали напряженность раздражающему поведению/привычкам, сообщали о большем уважении к отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли взрослого статуса (брак, дети и работа) или испытывают финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Элдер и Викрама, 2006 г.).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети помогают и поддерживают их проблемы со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети, как правило, сообщают об амбивалентности, когда они ожидают родительского ухода и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, оказывает большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью в том, как взаимодействует диада.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу об отношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущих исследований, которые описывали напряженность и/или исключали отцов и сыновей, мы включили оценки напряженности со стороны матерей, отцов и их молодых и взрослых сыновей и дочерей. Кроме того, мы исследовали связи между напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании рассматривались два вопроса:

1) Различаются ли восприятие отношений и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителя, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах доли развития и раскола, а также предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильной индивидуальной напряженности, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более сильной напряженности в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладываются в галстук; Clark et al., 1999; Фингерман, 1996). Кроме того, основываясь на литературе о гендере и конфликтах между родителями и детьми, мы предсказали, что пары с матерями или дочерьми будут сообщать о более интенсивном напряжении, чем пары с отцами или сыновьями. Мы также предсказали, что семьи со старшими взрослыми детьми будут сообщать о менее интенсивном напряжении из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивной напряженности в отношениях, будут сообщать о меньшей солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники исследования взрослых семей (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники брали индивидуальные телефонные и видеоинтервью, а также оценивали напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.содержит образец описания. Отбор участников осуществлялся методом стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33 лет, от 34 до 49 лет), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большинства выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшиеся (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Удобный метод выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разнообразия в качестве отношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили в равном распределении по стратификационным группам пола, возраста и этнической принадлежности.

Таблица 1

1

Характеристики образца

= 158)
  • 0 отцов
    ( N = 158)
  • 0 Mather
    ( N = 158)
  • взрослых детей
    ( N = 158)
    Средние значения и стандартные отклонения
    Возраст 34.97 63,00 61,26
    (7,28) (9,27) (8,79)
    Годы образования 15,05 14,13 14,03
    (1.97) (2.80) (2.66)
    Самозаятельная физическое здоровье A 3.75 3.34 3.34 3.27
    (0.85) (0,94) (1,01)
    Пропорции
    Пол
    Женщины 0,52 0,00 1,00
    Этническая принадлежность
    0.32 0.32 0.32 0.32
    Европейский Американец 0.68 0,68 0,68
    Семейное положение
    замужем / повторном браке 0,61 0,90 0,89
    Другое 0,39 0,10 0.11

    Родители выполнили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей.Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто совместно проживал в исследовании. Треть выборки состояла из афроамериканцев, а в оставшуюся часть вошли европейские американцы. В общей сложности 61% взрослых детей были женаты, а 87% родителей состояли в браке друг с другом. В общей сложности 4 отца не завершили измерение напряженности.

    Меры

    Напряженность

    Участники заполнили тест из 16 пунктов, оценивая степень напряженности в отношениях со своим взрослым ребенком/матерью/отцом за последние 12 месяцев в связи с конкретными темами напряженности.Мы получили темы напряженности из предыдущих исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Hagestad, 1987; Morgan, 1989; Talbott, 1990).

    Указания по мере напряженности были следующими: «Ниже приведены проблемы, которые могут вызвать напряженность между родителями и их взрослыми сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Пожалуйста, укажите, в какой степени каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя/ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( немного ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( много ).Таким образом, каждая тема напряженности получила рейтинг напряженности напряженности.

    Когда напряженность относилась либо к родителю, либо к взрослому ребенку (например, ведение домашнего хозяйства, работа, финансы, здоровье и воспитание ребенка), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителя и взрослого ребенка. Когда напряженность относилась к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

    Мы рассмотрели напряжение по двум шкалам: отношения и индивидуальное напряжение. Мы создали весы, вычислив среднее значение пунктов.Чтобы проверить обоснованность двух теоретических классификаций, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если хотя бы шесть оценщиков (0,75) соглашались с темой, мы считали ее действительным примером категории. Напряженность в отношениях включала: частоту контактов, личностные различия, непрошеные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальная напряженность включала: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу/образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух, политика/религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

    Аффективная солидарность

    Мы оценили положительные чувства в отношении отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указывали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность к своему взрослому ребенку/матери и чувствуют их. /отец справедлив с 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общий балл содержит сумму пяти пунктов ( α = 0,85).

    Амбивалентность

    Как часто встречается в новой литературе, посвященной амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование «Американское изменение жизни» (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в установках между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими показателями амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой вопрос участникам об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но у них меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Позитивное измерение включало два пункта (насколько он/она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он/она вас понимает). Отрицательная мера включала два пункта (насколько он/она вас критикует, насколько он/она предъявляет вам требования) с оценками от 1 ( совсем не ) до 5 ( очень ).Мы использовали формулу сходства и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный)/2-|положительный — отрицательный|] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

    Поколение, пол и возраст

    Поколение и пол родителя включали четыре категории: 1 ( взрослый ребенок сообщает об отце ), 2 ( взрослый ребенок сообщает о матери ), 3 ( мать сообщает о взрослом ребенке ), и 4 (отец отчет о взрослом ребенке) .Мы классифицировали семьи по возрасту и полу взрослого ребенка следующим образом: 0 ( в возрасте от 22 до 33 лет ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 лет ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

    Ковариаты

    Мы закодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества полных лет обучения (диапазон от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохое ) до 5 ( отличное ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлением из 10 пунктов Сбалансированного списка социально желательных ответов (Paulhus, 1984; 1991), чтобы изучить, в какой степени участники представляли положительный образ, а не правдиво реагировали.Участники выразили согласие от 1 ( неверно ) до 7 ( совершенно верно ) с такими пунктами, как: «Я иногда лгу, если приходится» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

    Стратегия анализа

    Поскольку данные включали несколько респондентов из одной семьи (т. е. взрослый ребенок, мать и отец), а дети сообщали об обоих родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Сингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в которых есть несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценивали модели, включающие случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель/ребенок в пределах семьи, что позволяло совмещать отчеты матери и отца об одном и том же ребенке и отчеты ребенка об обоих родителях. быть коррелированным. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (т.(например, возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные нижнего уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, рейтинги напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня различались между семьями, тогда как переменные нижнего уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как ковариаты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательными реакциями, поскольку люди могут сообщать о менее интенсивном напряжении, чтобы казаться социально желательными (Birditt и Фингерман, 2003).Из соображений экономии в представлении ковариаты не появляются в таблицах.

    Анализ включал три этапа. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьировалась ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителя, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы тем отношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели для изучения ассоциаций между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальная напряженность и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений были результатами.

    Результаты

    Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, зависит ли напряженность от характеристик семей, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность изменения в качестве отношений.

    Описательные

    Мы рассчитали описательную статистику, чтобы представить общую картину интенсивности напряженности между родителями и взрослыми детьми. Напряженность в отношениях была немного более интенсивной ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальная напряженность согласно парному выборочному t-тесту ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46). , стр <.05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников сообщили о хотя бы небольшом напряжении в отношении по крайней мере одной из тем отношений или отдельных тем напряженности.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p < 0,01). Хотя исследования показывают, что только корреляции выше 0,80 являются проблематичными (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все остальные корреляции.

    Таблица 2

    1

    Корреляции между напряженностью и вариантами качества


    Отношения
    Отзывы
    Объем Аффективные
    Солидарность Отношения напряжения Индивидуальная напряженность 71 ** Аффективная солидарность −.43 ** -.22 ** ** .44 ** .33 ** -.52 **

    Темы напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

    Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы выяснить, различается ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка, с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуального напряжения ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия в зависимости от пола родителя и поколения, мы включили четыре запланированных контраста (мать и ребенок, отец и ребенок, мать и отец, восприятие ребенком матери и отца).

    Таблица 3

    Интенсивность отношений и индивидуальной напряженности как функция генерации, пола, и возраста взрослого ребенка

    F F F F
    отношения человек
    B SE B B SE B F
    Генерация / гендерный из родителей 2.80 * 6,00 **
    Запланированные противопоставляет
    Отец против взрослого ребенка 2,34 11,76 **
    Мать против взрослого ребенка 0.09 6.93 **
    Мать против отца 1.21 0.40
    Ребенок о маме против Отца 5.81 * 2.06
    Гендер взрослого ребенка (Сын) -0,17 0,08 5.00 * * -0172 -0.16 0,16 4,03 4,03 *
    Возраст взрослого ребенка (возраст от 34 до 49) 0,17 0,08 4,74 * 0.08 0.08 0,08 1.00
    между семейной вариант 0,14 0.0.14 4,98 ** 0,17 0.03 5.43 **
    Родитель / дисперсия для детей в пределах семьи 0.002 0.03 0,03 0,102 0,02 0,02 0,02 0.02 0,90
    Остаточная дисперсия 0.34 0,03 12.05 ** 0,29 0,02 12,17 **
    — 2 логарифмическое правдоподобие 1237,4 ** 1206,5 **

    Как Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителя и взрослого ребенка) и возраста взрослого ребенка, но влияние возраста было противоположным ожидаемому направлению. В тексте приведены оценочные средние значения, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в .Потомство сообщало о более интенсивной напряженности в отношениях с матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более интенсивной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми старшего возраста ( M = 1,96, SE = 0,06) сообщали о большей напряженности в отношениях, чем семьи с детьми младшего возраста ( M = 1.79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях не различалась между матерями и отцами или поколениями.

    Индивидуальная напряженность зависит от поколения и пола ребенка. Как и предполагалось, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщали о более сильном личном напряжении, чем взрослые дети по отношению к своим матерям ( M ). = 1,76, SE = .06) или отцы ( M = 1,67, SE = .06). Семьи с дочерьми сообщили о более интенсивном индивидуальном напряжении ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависит от пола родителя или возраста взрослого ребенка.

    Напряжение, аффективная солидарность и амбивалентность

    В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения ассоциаций между отношениями и индивидуальными напряжениями, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью в отношениях мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы выяснить, были ли проблемы в оценке параметров из-за множественности. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились по отдельности, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с масштабами, введенными отдельно. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью в качестве результатов и индивидуальной напряженности (модели 1 и 3) и напряженности в отношениях (модели 2 и 4) в качестве отдельных предикторов. Мы включили поколение/пол родителя, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность как ковариаты.

    Таблица 4

    1

    Аффективная солидарность и амбивалентность как функция напряженности интенсивности

    Остаточная дисперсия 0,76
    аффективная солидарность Ambivalence

    модель 1

    модель 2 модель 3 модели 4
    99 В SE B F В SE B F В SE B F В SE B F
    межличностные напряженность
    Отношения — 1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 **
    Индивидуальные -0,68 0,19 12,13 ** 0.41 0.06 0,06 41.68 **
    Между семейной дисперсией 3.08 0.59 5.26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 ** 0,19 0,06 3,32 **
    Родитель / Детская дисперсия
    в пределах семьи
    0.05 0.05 0.46 0.0.10 0.0.10 0.08 0,49 0,49 0.15 0,106 0,06 1.74 0,08 0,06 1.29
    6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17 ** 0,70 0,06 12,15 ** 0.06 12.16 ** **
    — 2 журнала 2960,60172 2960.60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

    Модели выявили значительную связь между напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью. Как и предполагалось, более интенсивная напряженность в отношениях предсказывала менее аффективную солидарность. Более интенсивная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку в предыдущей литературе указывалось, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем напряженность в отдельных отношениях, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили качество соответствия моделей с логарифмическими оценками правдоподобия -2 (Singer & Willett, 2003). Сравнение качества подгонки включает в себя вычитание -2 логарифмических оценок правдоподобия двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы 1.Сравнение показателей согласия показало, что модели с напряжением в отношениях в качестве предиктора аффективной солидарности и амбивалентности обладают значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением в качестве предиктора аффективной солидарности и амбивалентности ( p < 0,01). .

    Обсуждение

    Используя уникальную выборку европейских и афроамериканских триад родителей и взрослых детей, это исследование поддерживает гипотезу раскола развития и вносит свой вклад в литературу несколькими способами.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, последствия этой напряженности для качества отношений варьировались в зависимости от тем напряженности, при этом некоторые темы напряженности в большей степени ассоциировались с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также указывает на то, что структурные или связанные с развитием различия в интенсивности напряжения не всегда согласуются между темами напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более интенсивной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или индивидуальной напряженности.Были также возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

    Напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста

    Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали напряженность. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, предикторы этой напряженности различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более интенсивном индивидуальном напряжении (т.г., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот вывод аналогичен данным литературы о подростках, которые предполагают, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Это открытие особенно интересно, потому что оно указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но разница между поколениями специфична для индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке на развитие или концепцию расколов в развитии, при которых большее участие родителей в связи также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии индивидуальной напряженности могут быть признаком желания родителей, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия для социализации своих детей во взрослом возрасте (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписывать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

    Хотя мы предсказывали, что взрослые дети сообщат о более острых темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в отчетах по этим темам напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти напряжения могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти напряжения связаны с восприятием диадных взаимодействий, возможно, что оба человека с большей вероятностью осознают наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, связанными с одним из людей, а не с диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуальная напряженность), в то время как напряженность, связанная с личностными различиями, может быть более очевидной при взаимодействии друг с другом.

    Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликтов, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, сохраняются и во взрослом возрасте (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и личная напряженность были более интенсивными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерьми более эмоциональны, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).С дочерьми в семьях может быть более напряженная ситуация, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

    Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильном напряжении, чем отцы. Тем не менее, не было никаких различий между матерями и отцами в их сообщениях об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии несколько неожиданно, учитывая, что матери часто сообщают о большей привязанности и эмоциональной напряженности к своим детям, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая литературу о подростковом возрасте, указывающую на то, что пол родителя часто является более значимым предиктором паттернов взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть во взрослой жизни по мере того, как родители становятся старше, а темы напряженности становятся менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Таким образом, проблемы во взрослом возрасте могут быть более нейтральными с гендерной точки зрения (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньше гендерных различий в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих гендерных родительских ролей, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

    Интересно, что, хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, дети сообщали о более интенсивной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с большей близостью матерей к своим потомкам, чем с отцами (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут предъявлять больше требований к близости и в целом могут быть более навязчивыми, чем отцы (Fingerman, 1996).

    Мы предсказывали, что семьи со старшими детьми будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения детской автономии и снижения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщали о более интенсивной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой раскола в развитии родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности их отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут меньше вкладываться в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создают свои собственные семьи и испытывают множественные ролевые потребности. Таким образом, в то время как родители все больше вкладываются в свои отношения со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее вовлеченными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

    Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

    Как и предполагалось, напряженность в отношениях была в большей степени связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряженности. Эти выводы важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряженности могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

    Кроме того, интересно, что напряженность в отношении конкретных тем может отрицательно сказаться на том, как родители и дети относятся друг к другу в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадного взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь более серьезные последствия для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давнюю напряженность, которую трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что негативные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослой жизни (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что непрошенный совет связан с меньшим уважением друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети относятся друг к другу в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

    Вывод настоящего исследования о том, что индивидуальная напряженность предсказывала более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследований, касающихся амбивалентности в отношениях между родителями и детьми. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружили, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальная напряженность в этом исследовании может отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти выводы на шаг вперед и показывает, что родители и взрослые дети, которые сообщают об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей аффективной солидарности. Интересно, что индивидуальная напряженность оказывается менее вредной для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети менее склонны сообщать о своем раздражении по поводу индивидуальной напряженности. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о чем они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее вредны для отношений в целом. Также возможно, что эти напряжения менее вредны, потому что они отражают беспокойство или заботу друг о друге, а не фундаментальные проблемы в отношениях.

    Ограничения и направления будущих исследований

    Существует несколько ограничений, которые следует учитывать в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке друг с другом и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более комплексную оценку напряженности, у нас могли быть недопредставленные семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Также из поперечного сечения неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряжения или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые критикуют косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует рассмотреть последствия напряженности как для косвенных, так и для прямых оценок амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти различные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

    Это исследование расширяет область исследования, изучая восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей, а также последствия этой напряженности для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также весьма необычно из-за того, что в него включено большое количество афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе включало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши выводы более применимы к разнообразной популяции. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и меньшей аффективной солидарностью.Для исследователей и практиков важно знать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семей и внутри человека в отношении разных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности в значительной степени зависят от темы напряженности и что некоторые темы напряженности могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важные последствия из-за длительного и далеко идущего влияния отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают в себя изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряженностью, и последствия этой напряженности для качества отношений с течением времени.

    Благодарности

    Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769 «Психология передачи между поколениями» от Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брейди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

    Сноски

    Отказ от ответственности издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимым для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими лицами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

    Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки, Даллас, Техас, ноябрь 2006 г., и Общества Государственный колледж «Изучение человеческого развития», штат Пенсильвания, октябрь 2007 г.

    Ссылки

    • Акияма Х., Антонуччи Т., Такахаши К., Лангфахл Э.С. Негативные взаимодействия в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические науки и социальные науки.2003; 58: P70–P79. [PubMed] [Google Scholar]
    • Alfieri T, Ruble DN, Higgins ET. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Развивающая психология. 1996; 32:1129–1137. [Google Scholar]
    • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликт и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие точки зрения на отношения между поколениями? Журнал Брак и семья. 2002; 64: 568–576. [Google Scholar]
    • Бенгтсон В.Л., Кайперс Дж.А.Различия поколений и ставка на развитие. Старение и развитие человека. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
    • Бенгтсон В.Л., Робертс Р.Л. Межпоколенческая солидарность в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал Брак и семья. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
    • Бенгтсон В.Л., Шрадер С.С. Родительско-детские отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.стр. 115–129. [Google Scholar]
    • Бердитт К.С., Антонуччи Т.С. Профили качества отношений и благополучия среди взрослых, состоящих в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
    • Birditt KS, Fingerman KL. Возрастные и гендерные различия в описаниях эмоциональных реакций взрослых на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: психологические науки. 2003; 58: P237–P245. [PubMed] [Google Scholar]
    • Birditt KS, Fingerman KL. Становимся ли мы лучше в выборе наших сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: психологические науки. 2005; 60B: P121–P128. [PubMed] [Google Scholar]
    • Брайкер Х., Келли Х.Х. Конфликтность в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
    • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и напряженности между пожилыми родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
    • Коллинз А., Рассел С.Отношения между матерью и ребенком и отцом и ребенком в среднем детстве и подростковом возрасте: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
    • Коннидис И.А., Макмаллин Дж.А. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая перспектива. Журнал брака и семьи. 2002; 64: 558–567. [Google Scholar]
    • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
    • Fingerman KL.Источники напряженности в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
    • Fingerman KL. Сжатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998; 5: 121–138. [Google Scholar]
    • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издательство Спрингер; New York: 2001. [Google Scholar]
    • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в отношениях родителей и взрослых с детьми. Журналы геронтологии: психологические науки. 2006; 61B: P152–P160. [PubMed] [Google Scholar]
    • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Семейное исследование взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
    • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в пожилом возрасте. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Гилфорд Пресс; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
    • Фингерман К.Л., Питцер Л., Лефковиц Э.С., Бердитт К.С., Мрочек Д.Амбивалентные качества отношений между взрослыми и их родителями: последствия для благополучия обеих сторон. Журналы геронтологии: психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Hagestad GO. Отношения между родителями и детьми в более позднем возрасте: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтманн Дж., Росси А.С., Шеррод Л.Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Альдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
    • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимодействия подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и подростков. 1987; 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
    • Hill JP, Lynch ME. Усиление гендерных ролевых ожиданий в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж., Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические аспекты. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
    • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черных и белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Гендер и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
    • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в брачных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
    • Ларсон Р.В., Ричардс М.Х. Семейные эмоции: испытывают ли подростки и их родители одни и те же состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
    • Лихт М.Х. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. стр. 19–64. [Google Scholar]
    • Литтелл Р.С., Милликен Г.А., Строуп В.В., Вольфингер Р.Д. Система SAS для смешанных моделей. Институт САС Инк; North Carolina: 1996. [Google Scholar]
    • Lowenstein A. Солидарность-конфликт и амбивалентность: тестирование двух концептуальных основ и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: социальные науки. 2007; 62:S100–S107.[PubMed] [Google Scholar]
    • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в более позднем возрасте. Журнал Брак и семья. 1998; 60: 413–425. [Google Scholar]
    • Макхейл С.М., Краутер А.С., Уайтман С.Д. Семейные контексты гендерного развития в детстве и подростковом возрасте. Социальное развитие. 2003; 12: 125–148. [Google Scholar]
    • Морган Д.Л. Приспособление к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989; 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
    • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
    • Paulhus DL. Измерение и контроль систематической ошибки ответа. В: Robinson JP, Shaver PR, Wrightsman LS, редакторы. Показатели личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
    • Петерс С.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие пожилыми родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
    • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение двойственного отношения матерей к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002; 64: 602–613. [Google Scholar]
    • Пристер Дж., Петти Р.Э. Расширение оснований субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предпосылки оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80:19–34. [PubMed] [Google Scholar]
    • Rossi AS, Rossi PH. О человеческих связях: отношения между родителями и детьми на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
    • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценки взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
    • Шапиро А. Пересмотр разрыва между поколениями: изучение отношений пар родителей/взрослых и детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004; 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
    • Shaw BA, Krause N, Chatters LM, Connell CM, Ingersoll-Dayton B.Эмоциональная поддержка родителей в раннем возрасте, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19:4–12. [PubMed] [Google Scholar]
    • Silverstein M, Bengtson VL. Межпоколенческая солидарность и структура детско-родительских отношений взрослых в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997; 103:429–460. [Google Scholar]
    • Сильверстайн М., Бенгтсон В.Л. Снижают ли близкие отношения между родителями и детьми риск смертности пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
    • Певица JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и моделям индивидуального роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998; 23: 323–355. [Google Scholar]
    • Певица Д.Д., Уиллетт Д.Б. Прикладной продольный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
    • Сметана Дж.Г., Даддис С., Чуанг С.С. «Убери свою комнату!»: продольное исследование конфликтов между подростками и родителями и их разрешение в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал подростковых исследований. 2003; 18: 631–650. [Google Scholar]
    • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей по преодолению амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследование старения. 2004; 26: 387–412. [Google Scholar]
    • Стейнберг Л. Мы знаем некоторые вещи: Отношения между родителями и подростками в ретроспективе и перспективе. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11:1–19. [Google Scholar]
    • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между пожилыми вдовами и их взрослыми детьми: точка зрения матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
    • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Давайте не будем безразличны к (установочной) амбивалентности. В: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. стр. 361–386. [Google Scholar]
    • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: психологические последствия для обоих поколений. Журнал Брак и семья.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
    • Уилсон А.Э., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Амбивалентность в отношении взрослых детей к стареющим родителям и родственникам. Журнал брака и семьи. 2003; 65: 1055–1072. [Google Scholar]
    • Уилсон А.Е., Шуи К.М., Элдер Г.Х., Викрама К.А.С. Амбивалентность в отношениях матери и взрослого ребенка: диадический анализ. Социальная психология Ежеквартально. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

    Исследование изучает, что заставляет взрослых детей разрывать отношения с родителями

    Исследование более 1000 матерей, разлучившихся со своими взрослыми детьми, показало, что почти 80% из них считают, что бывший муж, их зять или невестка настроили их детей против них.

    Большинство мам также считают, что проблемы с психическим здоровьем или зависимостью их ребенка сыграли свою роль.

    Хотя в этом исследовании рассматривались только взгляды матерей, результаты в сочетании с другими исследованиями показывают, что мамы и их дети обычно не согласны с причинами их разногласий.

    «Между тем, что говорят матери, и тем, что их взрослые дети говорят о том, почему они не разговаривают, существует большая разница», — говорит Сара Шоппе-Салливан, ведущий автор исследования и профессор психологии в Университете штата Огайо.

    «Это имеет реальные последствия для клиницистов и других лиц, которые должны учитывать, когда они пытаются исцелить эти отношения».

    Исследование было недавно опубликовано в Интернете в журнале Пара и семейная психология: исследования и практика .

    Шоппе-Салливан провел исследование с Джошуа Коулманом, психологом, входящим в совет директоров Совета современных семей, и автором книги Правила отчуждения: почему взрослые дети разрывают связи и как урегулировать конфликт .

    Данные исследования были получены в ходе опроса «Понимание родительского отчуждения», проведенного Исследовательским центром Университета Висконсина в 2019 году. Родители были набраны из списка для обсуждения по электронной почте людей, которые испытывали и заинтересованы в обсуждении родительского отчуждения.

    В этом исследовании приняли участие 1035 матерей, которые согласились пройти онлайн-опрос. Исследование показало, что 52% проживали отдельно от дочери, а 45% — от сына.

    Более половины мам (56.8%) больше года не общались со своими детьми.

    Большинство опрошенных матерей были разведены, а 36% в настоящее время состоят в браке или близких к браку отношениях с другим биологическим родителем своего отчужденного ребенка.

    Самая распространенная причина, по которой мамы отдалились друг от друга (отметили 79,1%), заключалась в том, что члены семьи настроили детей против них. Чаще всего матери винили в этом биологического отца ребенка, супруга или партнера ребенка. Этот вывод согласуется с другими исследованиями, сказал Шоппе-Салливан.

    Но почти две трети мам (62,4%) заявили, что психическое здоровье их детей, включая беспокойство, депрессию, зависимость или алкоголизм, сыграло свою роль. Это не было обнаружено в предыдущих исследованиях.

    «Тот факт, что мы использовали анонимный опрос, возможно, заставил матерей спокойнее приписывать отчужденность психическому здоровью своих детей», — сказала она.

    Чуть более трети матерей (35,7%) назвали разногласия по поводу ценностей причиной своего раскола, но, что удивительно, очень немногие упомянули фундаментальные вопросы, такие как сексуальность или сексуальная ориентация их детей или религиозные вопросы.

    Более распространенными были «другие» ценностные вопросы, которые могли включать такие темы, как политика и воспитание детей.

    «Другие исследования показывают, что взрослые дети гораздо чаще объясняют свое отчуждение эмоциональным насилием, противоречивыми представлениями о ролях и личностными столкновениями, и это лишь некоторые из них», — сказал Шоппе-Салливан.

    В то время как только 18% матерей заявили, что они виноваты в отчуждении, возможно, что немногие дети возьмут на себя вину, сказал Шоппе-Салливан.

    Независимо от того, кто виноват, самой большой проблемой в попытках помочь семьям примириться может быть определение различных точек зрения на то, что пошло не так в их отношениях, сказала она.

    Некоторые из этих различных взглядов могли возникнуть из-за более широких социальных изменений.

    «Например, существуют различия между поколениями в том, что родители и дети считают надлежащим родительским поведением. Взгляды на то, что считается оскорбительным, вредным, пренебрежительным или травмирующим поведением, изменились за последние три десятилетия.То, что когда-то считалось нормальным поведением, сегодня может рассматриваться как оскорбительное или пренебрежительное», — сказал Шоппе-Салливан.

    «Сейчас каждое поколение видит вещи по-своему, и мы должны помочь им преодолеть этот разрыв, если они хотят восстановить эти отношения».

    Отчуждение может быть особенно тяжелым для матерей, потому что изменились даже взгляды на природу детско-родительских отношений.

    «Многие из этих матерей принадлежали к поколению, которое считало семейные отношения недобровольными и постоянными», — сказала она.«Но молодые люди могут подумать, что если вы вредите моему благополучию, мне не нужно иметь с вами отношения, даже если вы моя мать».

    Другими соавторами исследования были Цзиньи Ван, аспирант психологии штата Огайо, и Цзя Джулия Ян, бывшая аспирантка штата Огайо, ныне работающая в Университете штата Юта.

     

    Цена обвинений родителей

    В конце XIX века Фрейд предположил, что подобно мифическому греческому царю Фив ребенок бессознательно хочет убить своего отца, чтобы заняться сексом с матерью.Он считал, что одна из основных функций психоанализа состоит в том, чтобы довести гнев по отношению к родителю до сознательного осознания, и что это освободит клиента от симптомов.

    Сегодня лишь меньшинство психотерапевтов все еще верит в центральное место Эдипова комплекса или его женской версии, Электры, мифологической женщины, прославленной Софоклом и Еврипидом за заговор против своей матери. Тем не менее сосредоточение внимания на гневе по отношению к родителям по-прежнему лежит в основе многих психотерапевтических методов, ориентированных на инсайт.

    Как психологи и исследователи, мы считаем, что упор на поддержку постоянного гнева и вины родителей является проблемой современной психотерапии и культуры в целом. Проверка чувств и восприятий может быть полезным и даже необходимым ранним шагом к исцелению от трудного детства. Изучение того, как перейти от самобичевания к законному гневу на наших родителей, может быть полезным вторым шагом.

    Реклама Икс

    Познакомьтесь с набором инструментов «Большое добро»

    Из GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для хорошего самочувствия.

    Что нас беспокоит, основываясь на исследованиях привязанности в семейных отношениях, охватывающих несколько поколений, так это то, как остановка на этом втором этапе может ухудшить отношения с родителем и нанести ущерб долгосрочным интересам человека и расширенной семьи.

    Мы считаем, что новый терапевтический фрейм для ответа на гнев взрослых детей на своих родителей может оказаться более полезным в долгосрочной перспективе — для взрослого ребенка, родителей и внуков. Такой же новый фрейм необходим тем из нас, клиентам или нет, кто твердо придерживается мнения, что родители виноваты во многих психологических трудностях.

    Наша цель здесь — описать некоторые открытия из теории привязанности, которые могут помочь терапевтам, клиентам и другим людям понять, почему может быть полезно выйти за пределы гнева на своих родителей. Мы не предлагаем популярные в настоящее время стратегии «отпустить ситуацию и двигаться дальше» или «прощения», какими бы полезными они ни были. Скорее, мы выступаем за ценность достижения более полного понимания того, почему наши родители вели себя именно так, как они вели, чтобы мы могли не попасть в ловушку старых паттернов и не повторить болезненные паттерны отношений в следующем поколении.

    Гнев и привязанность из поколения в поколение

    Одна из самых больших опасностей хронического чувства гнева по отношению к родителю заключается не только в том, как это влияет на отношения между нами и нашими родителями, но и в том, как это может повлиять на наши отношения с близким партнером или нашими детьми.

    Наши собственные и другие исследования подтверждают теорию Джона Боулби, который утверждал, что младенцы или маленькие дети, которые никогда не чувствовали себя надежно привязанными к одному или обоим родителям, могут переносить во взрослую жизнь глубоко укоренившуюся неуверенность в том, заслуживают ли они любви или заботы.Эта незащищенность может оказать глубокое влияние на способность этого человека любить и быть родителем. Другими словами, возможность надежной привязанности в детстве влияет не только на чувство защищенности и благополучия этого ребенка, но и на его или ее способность позже в жизни воспитывать в своем ребенке надежную привязанность.

    В наших лонгитюдных семейных исследованиях мы изучали истории привязанности родителей, а затем то, как учителя описывали поведение своих детей в школе. Мы обнаружили, что дети, чьи отношения с родителями (бабушками и дедушками) можно было охарактеризовать как ненадежные, чаще были злыми и агрессивными по отношению к сверстникам, застенчивыми, замкнутыми, тревожными или депрессивными, либо сердитыми и тревожными одновременно. Они также были менее склонны к учебе. Как это происходит?

    Наше исследование показывает, что ненадежная привязанность, по-видимому, приводит к тому, что дети, а позже и взрослые, испытывают трудности с контролем или модуляцией своих эмоций, не знают, как успокоить себя, когда они расстроены, или чувствуют себя расслабленными и доверяют другим, и это, в свою очередь, нашло свое отражение. в том, что мы видели в их отношениях с партнерами и детьми. Родители часто не могли видеть свой собственный вклад в дистресс и конфликты в их ключевых отношениях.По всей вероятности, эти трудности возникают из-за того, что у них не было заботливого родителя, они не чувствовали себя любимыми и не научились принимать или заботиться о себе.

    Когда клиент осознает эту динамику, естественно злиться на родителя. Но как нам перейти от гнева, самообвинения и ненадежной модели близких отношений к более терпимому, сострадательному взгляду на наше воспитание? То есть, как мы можем достичь более обнадеживающей модели того, чего мы можем ожидать или к чему стремиться в наших близких отношениях? Да и зачем кому-то заморачиваться?

    Как терапевты помогают или мешают клиентам

    Терапевт обычно поддерживает или поощряет гнев взрослого на его или ее родителей за их поведение в прошлом, основываясь на идее, что установление контакта и выражение гнева поможет клиенту отойти от самобичевания и перейти к лучшее психическое здоровье.

    Тем не менее, отношения клиента с терапевтом могут со временем скорее лишить сил, чем дать им силы, если терапевт продолжает поддерживать идею о том, что клиент должен агрессивно сопротивляться реальности или воспоминаниям (если родителя уже нет в живых) о пациенте. грозным отцом или матерью, а не видеть в родителях человека со своей собственной хрупкостью, неуверенностью и стремлениями. Это важно учитывать, потому что, когда взрослые держатся за негативные чувства по поводу ранних отношений, это может усилить их представление о себе как о жертве и сделать их неспособными предпринять действия для установления интимных отношений, которые удовлетворяют, доверяют или, по крайней мере, не вызывают доверия. вредный.

    Без какого-либо подталкивания клиент также может прийти к выводу, что единственным выходом является избегание, а не восстановление отношений с родителем. Хотя прекращение отношений с родителем иногда может быть самым здравым решением, это не всегда так: останавливаясь на поддержке гнева клиента на родителя, некоторые терапевты могут исключить возможность того, что родитель все еще может дать что-то из того, что ему нужно. чего хочет и в чем нуждается взрослый ребенок, даже если это больше проявляется в отношениях внуков и бабушек и дедушек.

    Хотя многие авторы, говорящие о привязанности, пишут так, как будто модель формируется рано и навсегда остается шаблоном, данные этого не подтверждают. Модели привязанности могут со временем меняться, так как более заботливые или приносящие удовлетворение отношения подталкивают нас к ощущению большей легкости, доверия и уверенности в развитии удовлетворяющих интимных отношений (то, что некоторые называют «заслуженной безопасностью»). Это может произойти, когда стиль романтического партнера показывает, как более принимающая позиция может ощущаться заботливой, или когда более отзывчивые отношения с заботливым взрослым — терапевтом, наставником, учителем или другом — показывают, что можно найти более заботливого, поддерживающего и удовлетворение близких отношений.

    Как перейти от гнева к пониманию

    В общем, мы не можем простить своих родителей, пока не поймем, что не заслужили их плохого обращения. Не менее важно понимать, что в мире семьи травмы часто порождают травмы: большинство родителей, которые плохо обращаются со своими детьми, вероятно, также подвергались жестокому обращению. Чтобы разорвать этот печальный порочный круг, цель может заключаться в том, чтобы увидеть в своих родителях не только пренебрежительных или враждебных, но и неспособных создать такую ​​семейную среду, которая способствует уверенности и безопасным привязанностям.

    Представление о том, что родители «делали все, что могли», может показаться отрицательным для тех, кто уже чувствует себя обнищавшим и недостойным. Но движение в этом направлении вместо того, чтобы держаться за давний или недавно возникший гнев, имеет три потенциально продуктивных результата:

    • члены семьи, вместо того, чтобы отказаться от каких-либо отношений со своей расширенной семьей.
    • Во-вторых, для некоторых взрослых такая позиция может привести к установлению разумных ограничений для отношений с родителем, который продолжает оскорблять, вместо того, чтобы продолжать нести постоянное чувство гнева, которое заражает другие аспекты жизни.
    • В-третьих, получение более дифференцированного представления о том, почему родители вели себя именно так, может помочь нам избежать повторения цикла ненадежных привязанностей с нашими партнерами и детьми. В свою очередь, это может способствовать развитию отношений между нашими родителями и детьми из поколения в поколение, поскольку мы формируем новые собственные семьи, тем самым предлагая нашим детям отношения в их расширенной семье.

    Требуется психологическое усилие, чтобы перейти от гнева к пониманию и понять, что то, что кажется преднамеренным, не всегда таково. Это верно независимо от того, получает ли человек помощь от профессионала.

    Это также требует выработки большего иммунитета к восприятию и поведению родителей — процесс, который означает рост и делает нас более устойчивыми как в наших семейных отношениях, так и в противостоянии жизненным вызовам. Развивать сострадание к родителям, близким партнерам и друзьям полезно не только потому, что оно делает нас более сострадательными людьми, но и потому, что позволяет нам видеть слабости других, распознавать иногда неумелые попытки заботиться о нас и, в конечном итоге, любить более полно. и быть более открытым для того, чтобы быть любимым другими.

    В то время как многие люди считают, что это одна из самых трудных задач для выполнения — с профессиональной помощью или без нее, — некоторым посчастливилось обнаружить, что это освобождает так, как они не могли себе представить, и что мир кажется более гостеприимным местом в которым жить и любить.

    Совместное проживание пожилых родителей и взрослых детей повышает самооценку психологического благополучия пожилых людейТем не менее, в соответствующей литературе основное внимание уделяется пожилым родителям, получающим поддержку от своего взрослого ребенка, тем самым сосуществуя с ним. Это потенциально проблематично, так как оба поколения могут выиграть от совместной жизни, и мало что известно о пользе жизни со взрослыми детьми с точки зрения пожилых людей по сравнению с риском такой жизненной ситуации. Предыдущие исследования показывают значительный негативный эффект одинокой жизни, например, низкое психологическое благополучие, и это становится более заметным среди родителей-одиночек, таких как овдовевшие или разведенные.В настоящей статье используется Национальное исследование по измерению здоровья с выборкой в ​​возрасте 55 лет и старше. Были измерены их компоненты психического здоровья и физического здоровья SF-36, а также баллы самопринятия. Анализ пути показывает, что показатели как физического, так и психического здоровья, а также самооценки ниже среди одиноких пожилых людей на момент проведения опроса (например, разведенных и овдовевших), чем среди тех, кто не является одиноким и живет со своим взрослым ребенком. Полное опосредованное влияние жизни со взрослым ребенком на психическое здоровье и самопринятие пожилых людей наблюдалось как у белых, так и у небелых пожилых людей.Это говорит о том, что проживание со взрослым ребенком, возможно, служит защитным фактором негативной связи между проживанием в одиночестве и их благополучием. Настоящее исследование направлено на стимулирование идей, которые могут привести к следующему ответу на уход по месту жительства в нашем современном стареющем обществе.

    1. Введение

    Совместное проживание пожилых родителей и взрослых детей больше не является редким явлением в Соединенных Штатах после Великой рецессии. Недавние данные переписи показали, что около 30 процентов домохозяйств в настоящее время живут со своими взрослыми детьми или состоят из нескольких поколений [1].Однако литература по условиям проживания в основном сосредоточена на пожилых родителях, живущих со своими взрослыми детьми, которые получают поддержку и заботу из-за ограниченных физических и когнитивных способностей. Поэтому в недавних исследованиях изучалось благополучие детей, осуществляющих уход [2]. Несмотря на то, что жизнь с пожилыми родителями может привести к неблагоприятным последствиям с точки зрения ребенка, домохозяйства с несколькими поколениями могут иметь положительный эффект. Важно отметить, что мало известно о том, как совместное проживание со взрослым ребенком влияет на благополучие пожилых родителей.Это исследование было направлено на изучение сожительства взрослых детей и пожилых родителей, которое, возможно, служит защитным фактором от неблагоприятных последствий одинокого проживания пожилых родителей.

    1.1. Условия проживания

    Литература по условиям проживания сосредоточена на понимании взрослых детей, заботящихся о своих пожилых родителях с умственными и физическими недостатками, такими как слабоумие и хронические заболевания. Например, пожилые родители, вероятно, ожидают, что их дети будут заботиться о них, когда это необходимо, и дети также считают, что забота о пожилых родителях является одной из их обязанностей [3, 4].Однако физическое и когнитивное здоровье пожилых людей — это непреднамеренные обстоятельства, при которых они, вероятно, станут основными опекунами. Несколько факторов могут влиять на недавнюю модель совместного проживания взрослых детей и их пожилых родителей.

    Совместное проживание в двух поколениях более распространено в странах Азии (например, восточная культура). Восточная культура включает в себя конфуцианские идеалы сыновней почтительности, что указывает на заботу о своих пожилых родителях. Поэтому для азиатских сообществ более характерно жить со своими пожилыми родителями, чем для прозападного домохозяйства [5].Интересно, что в одном исследовании не сообщалось о существенных различиях в совместном проживании взрослых детей и пожилых родителей в зависимости от культурного и этнического происхождения [6]. Другими словами, проживание с пожилыми родителями может быть вызвано не только культурными различиями, но и другими факторами.

    В отличие от культурных различий и обязанностей детей заботиться о своих пожилых родителях, отдельные пожилые люди предпочитают жить независимо, а не жить со своим взрослым ребенком. Недавний опрос, проведенный Hannon, показывает, что более половины пожилых участников заявили, что они предпочли бы жить самостоятельно, а не жить со своими взрослыми детьми [7].Совместное проживание пожилых родителей и их взрослых детей становится неизбежной ситуацией при различных обстоятельствах. Например, семейные структуры тесно связаны с социально-экономическим статусом человека [8]. Другими словами, пожилые люди со средним или низким доходом, как правило, живут со своими взрослыми детьми по сравнению с финансово стабильными пожилыми людьми. Вследствие роста цен на рынке жилья увеличилось количество проживающих с пожилыми родителями вопреки желанию [9, 10].

    Незамужние взрослые дети, как правило, переезжают к своим взрослым родителям по сравнению с женатыми, и, что примечательно, дочери чаще живут со своими родителями, чем сыновья.Матери чаще живут со своими детьми, чем отцы [3, 4]. Овдовевшие, разведенные или одинокие родители с большей вероятностью будут жить со своими взрослыми детьми, чем родители со значимыми другими людьми, женатыми, вступившими в повторный брак или сожительствующими с бойфрендом или подругой [5]. Совместное проживание взрослых детей и пожилых родителей может быть обусловлено невольными обстоятельствами (например, болезнью родителей).

    1.2. Преимущество совместного проживания взрослого ребенка и пожилого родителя

    Несмотря на то, что исследования были сосредоточены на взглядах и отношении взрослых детей к жизни со своими пожилыми родителями, эти исследования направлены на понимание бремени ухода [11].Совместное проживание двух поколений может привести к положительным результатам для обоих. Отдельные пожилые люди сообщали о более высоком психологическом благополучии, когда они жили с двумя или более поколениями по сравнению с одним поколением (живут независимо или без детей или внуков) [12, 13]. Однако оба исследования были изучены в Китае, и мало что известно о том, как это совпадение может повлиять на американское население [14].

    Поскольку совместное проживание взрослых детей и пожилых родителей уже не является редким явлением в современном обществе и может быть связано с удовлетворением жизни в более позднем возрасте, важно изучить положительные и отрицательные эффекты этой живой структуры.

    2. Методы

    Данные для исследования были получены из Национального исследования показателей здоровья США (NHMS; Fryback, 2012). NHMS опросила 3844 человека (1641 мужчина и 2203 женщины, а в этой выборке 1086 взрослых афроамериканцев) в континентальной части Соединенных Штатов, чтобы оценить их физическую функцию, умственную функцию, социальную функцию и другие симптомы, а также понять их образ жизни и жизненные ситуации. НГМС изучила данные, которые были общедоступны через ICPRS.

    2.1. Участники

    «Старые» не имеют четкого определения с постепенными изменениями психики и хроническим недоростом продолжительности жизни. Организация Объединенных Наций не определила предельный возраст, но они согласились с возрастным диапазоном от 60 до 65 лет в качестве пожилых людей, а Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) приняла возраст 55 лет в качестве пожилых людей для своего анализа Африки [15]. Поскольку возрастные физические изменения включают риск хронических заболеваний в возрасте 50 лет и старше (Hall et al., 2016), в этом исследовании «пожилыми людьми» считались люди в возрасте 55 лет и старше.

    2.2. Переменные
    2.2.1. Характеристики пожилых людей

    Расовая принадлежность пожилых людей была записана в фиктивной переменной (например, и ).

    2.2.2. Жилая ситуация

    Выборки были разделены на две группы: совместно проживающие со своими взрослыми детьми или проживающие отдельно (; ).

    2.2.3. Самооценка здоровья

    NHMS использовала SF-36 и систематически подсчитывала общий балл психического и физического здоровья. В баллах по компоненту психического здоровья жизнеспособность (VT; e.г., полный жизни, энергии, утомленный и усталый), социальное функционирование (SF; например, социальная протяженность и социальное время), ролево-эмоциональное (RE; например, сократить время, сделать меньше и менее осторожно) , и психическое здоровье (MH; например, нервозность, подавленность, миролюбие, депрессия/уныние и радость) включены [16]. В рамках компонента физического здоровья физическое функционирование (PF; например, активная деятельность, умеренная активность, прогулки и купание), ролевое физическое (RP; например, меньше достижений и затруднений), телесная боль (BP; например.g., величина боли и воздействие боли) и общее состояние здоровья (GH; например, легче заболеть и ухудшиться самочувствие) [16].

    2.2.4. Самопринятие

    Для измерения положительного отношения к себе и уровня принятия себя, включая хорошие и плохие качества, использовалась шкала психологического благополучия Риффа (например, «Когда я смотрю на историю своей жизни, я доволен с тем, как все обернулось» и «Мне нравится большинство сторон моей личности») [17, 18].

    2.3. Анализ данных

    Статистический пакет для социальных наук (SPSS) версии 25 проанализировал демографическую информацию и учел недостающие данные. Mplus8 [19] был использован для проведения анализа путей для определения возможных защитных факторов совместного проживания взрослых детей и пожилых родителей. В рамках этого анализа 90% доверительные интервалы с поправкой на погрешность основаны на 10000 [20]. Во всем сообщалось о подгонке модели.

    3. Результаты
    3.1. Образцы

    Как показано в таблице 1, из 3844 исходных образцов 2375 были идентифицированы как люди в возрасте 55 лет и старше (, , ).Из окончательного размера выборки из 2375 мужчин было немного больше (56,9%), 54,4% были одинокими на момент опроса (например, овдовевшие и разведенные), 71,1% были зарегистрированы как белые, а 28% были небелыми. / Латиноамериканец / Черный или афроамериканец. Менее 5% были азиатами и другими (например, коренными американцами и коренными гавайцами). При этом более половины респондентов жили одни (82,6%) по сравнению с теми, кто живет с детьми (17,4%).


    (%) (%) (%) (%)

    Возраст 77.82 97
    Пол
    Мужской 1351 56,9%
    Женский 1025 43,1%
    Race 3
    1660 1660 701% 70148 9148 Черный или Афроамериканец 618 261%
    Другие 90 3,8%
    Меньшинства
    Белый 1689 71,6%
    Non-White 671 28,4%
    Одно состояние
    Да 1292 54,4%
    Нет 1083 45.6%
    жизнеустройства
    Жизнь одна 1961 82,6%
    Жизнь с детьми 412 17,4%

    1 Указаны действительные проценты. 2 Отсутствие исключено. 3 В анализах использовались белые и небелые.

    3.2. Анализ путей: эффект частичного опосредования всей выборки

    В целом, анализ путей с превосходным соответствием (, , ). Как показано на рисунке 1, анализ всей выборки показал, что родители-одиночки на момент проведения опроса (например, овдовевшие и разведенные) с меньшей вероятностью поддерживали отношения со своими взрослыми детьми (; 95% ДИ [-0,36, -0,29], ). Жизнь в одиночестве отрицательно связана с физическим здоровьем (; 95% ДИ [-0,26, -0,19]), и одинокие пожилые люди, вероятно, сообщали о низком уровне психического здоровья (; 95% ДИ [-0,19]).08, -0,007], ). Напротив, пожилые родители, живущие со своими детьми, имели значительно более высокие баллы по психическому здоровью (; 95% ДИ [0,15, 0,22]) и значительно более высокий уровень самопринятия (; 95% ДИ [0,19, 0,27]). Отмечается частичное опосредованное влияние проживания со своими взрослыми детьми и на физическое здоровье, и на психическое здоровье. Отрицательная связь оставалась значимой при совместном проживании со своими взрослыми детьми (; 95% ДИ [-0,26, -0,19] и ; 95% ДИ [-0,081, -0,007], соответственно), тогда как статус совместного проживания опосредовал отрицательную связь между проживание в одиночестве и самопринятие (см. табл. 2).


    , -1.10 -0,06

    95% CI STDYX 95% CI

    Жизнь в одиночку ⟶ психическое здоровье -2,14 -2,89 , -1.38 -0.10 -0.10 -0.14, -0.06
    Проживание в одиночестве ⟶ физическое здоровье -5.52 -6.39, -4.65 -0.23 -0.26, -019
    в одиночестве ⟶ принятие себя -4.19 -5,78, -2,59 -0,10 -0,14, -0.06
    Coresidence ⟶ психическое здоровье 1,28 1,04, 1,52 0,20 0,16, 0,23
    Coresidence ⟶ физическое здоровье 1,35 1,07, 1,64 0,18 0,14 0,22
    coresidence ⟶ самопринятие 3,05 2,59, 3,52 0,24 0,21 0,28
    живущий один ⟶ coresidence ⟶ психическое здоровье -1.26 -1.51, -1.10 -0.06 -0.07, -0.05
    Проживание в одиночку ⟶ Coresidence ⟶ физическое здоровье -1.43 -1.73, -1.14 -0,06 -0,07, -0,04
    Жизнь в одиночку ⟶ coresidence ⟶ самопринятие -3,12 -3.67, -2,57 -0,07 -0,09,

    3.3. Анализ пути: группировка по расе

    Аналогичные анализы были выполнены с двумя разными группами. Как видно на рисунках 2 и 3, белые и небелые люди показали сходство со всей группой; в группе белых одинокие пожилые люди реже живут со своими взрослыми детьми (; 95% ДИ [-0,36, -0,26]) и сообщают о низком уровне физического здоровья (; 95% ДИ [-0,25, -0,17] ], ). Совместное проживание со своими взрослыми детьми было положительно связано с физическим здоровьем (; 95% ДИ [0,12, 0,21], психическое здоровье (; 95% ДИ [0,10, 0,19]), а также уровни самопринятия (; 95% ДИ [0,18, 0,27], ). Результаты синхронизируются как с белыми, так и с небелыми группами.



    4. Обсуждение

    С начала 2000-х годов увеличилась доля многопоколенческих домохозяйств [9, 21], и социальные нормы совместного проживания со взрослыми детьми с точки зрения пожилых людей могли измениться. Текущее исследование показало, что совместное проживание со взрослыми детьми может снизить риск одинокого проживания одиноких пожилых родителей.В результате как физическое, так и психическое здоровье негативно ассоциировались с одиночеством. Напротив, люди, живущие со своими взрослыми детьми, скорее всего, сообщали о хорошем физическом и психическом здоровье. В текущем исследовании психическое здоровье измерялось уровнями социального функционирования и счастья людей [16, 22]. Это совпадает с положительными эффектами многопоколенческих домохозяйств, где пожилые родители продолжают обеспечивать своего взрослого ребенка [23] и сообщают об уменьшении одиночества [24, 25], а также изменение роли родителей на бабушек и дедушек увеличивает психологическое и физиологическое благополучие [13].

    Важно отметить, что полный эффект посредничества был зарегистрирован как у белых, так и у небелых пожилых родителей-одиночек. Это говорит о том, что независимо от социального и культурного происхождения пожилых людей проживание с детьми может быть защитным фактором от негативных последствий одиночества. Это важный вывод, поскольку самопринятие является одним из ключей к благополучию пожилых людей [26], и результаты спорят с негативным аспектом совместной жизни со взрослым ребенком, таким как качество брака их ребенка [27] и, возможно, снижение психического здоровья и психологического благополучия пожилых людей из-за дополнительной нагрузки по поддержке своих взрослых детей [28].

    Текущие результаты показывают, что совместное проживание взрослых детей и пожилых людей является палкой о двух концах. С одной стороны, совместное проживание нескольких поколений приносит пользу пожилым людям в плане физического и психического здоровья и самопринятия. С другой стороны, физическое здоровье пожилых людей оставалось негативно связанным с одиночеством даже при корректировке совместного проживания со взрослым ребенком. Это указывает на то, что лица с плохим физическим здоровьем могут не приниматься во взрослые детские дома из-за ограниченных возможностей физической активности, тем самым завися от своего ребенка в повседневной деятельности.Родители-одиночки в интервью с меньшей вероятностью будут жить со своими взрослыми детьми и сообщили о более низком уровне физического и психического здоровья, что является еще одной проблемой, поскольку ограниченное физическое здоровье пожилых людей и уровень зависимости являются двумя основными факторами для пожилых людей. госпитализировать в лечебное учреждение [29].

    Несмотря на важные выводы, это исследование не лишено ограничений. Одним из серьезных ограничений является то, что данные были собраны в 2006-2007 гг. Он относительно устарел, и тенденция к условиям проживания, возможно, со временем изменилась за последние десятилетия.Как упоминалось выше, самая последняя перепись показала увеличение совместного проживания пожилых родителей и взрослых детей [9, 21], и в последние годы изучались как польза, так и вред, но первичными выборками были либо Европа, либо Азия [24, 30]. Кроме того, недавние исследования, в которых предпринимались попытки понять психосоциальное благополучие людей, использовали тот же набор данных, что говорит о том, что сожительство среди населения США не привлекало особого внимания [31, 32]. Кроме того, настоящее исследование не направлено на обсуждение тенденций в жилищных условиях пожилых людей и их детей.Цель состояла в том, чтобы понять, как совместное проживание со взрослыми детьми может повлиять на психосоциальное благополучие пожилых родителей. В этом случае год интервью будет иметь меньшее значение, поэтому рекомендуется дальнейшее исследование с более новым набором данных.

    Несмотря на то, что пожилые люди, вероятно, переезжают к своим взрослым детям, чтобы получить такую ​​поддержку, когда им не хватает физических и когнитивных способностей, чтобы быть независимыми, в текущем исследовании участвовали здоровые пожилые люди. С одной стороны, возможен обмен поддержкой, в том числе инструментальной и материальной поддержкой, что может повысить качество жизни и жизни обоих поколений [23].С другой стороны, эти положительные результаты могут не проявляться у сравнительно нездоровых пожилых людей. Рекомендуются дальнейшие исследования для изучения различных воздействий на состояние здоровья пожилых людей.

    5. Заключение

    В культурном отношении два или более поколений, живущих в одном домашнем хозяйстве, не так распространены, как в других восточных культурах. Совместное проживание взрослых детей и пожилых родителей уже не редкость в Соединенных Штатах. Предполагается, что пожилые люди живут со своими взрослыми детьми, чтобы получать необходимый уход и поддержку, когда им не хватает самостоятельности из-за проблем со здоровьем.Предыдущие исследования показали, что и взрослые дети, и пожилые люди живут вместе по финансовым причинам, включая кризис занятости и жилья. Образ жизни изменился с 2008 года [9], и текущее исследование показало, что пожилые люди, живущие со своими взрослыми детьми, могут быть защитным фактором от негативных последствий одиночества среди этих пожилых родителей. Преимущество многопоколения рекомендуется учитывать при оказании поддержки тем одиноким, живущим в одиночестве пожилым людям.

    Доступность данных

    Авторы использовали общедоступные данные.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в связи с публикацией данной статьи.

    8 проблем для взрослых детей после развода — варианты

    Цель этой статьи — предоставить обзор выделенной темы. Для получения полной консультации, оценки и индивидуального плана лечения запишитесь на прием
    к одному из наших специалистов.

    Подробнее о Психологии вариаций

    Психология вариаций — это групповая практика, специализирующаяся на диагностических тестах для выявления психологических состояний. Нашей основной задачей является педагогическая психология, которая помогает семьям найти благоприятные пути к успеху учащихся и обучает педагогов эффективным стратегиям для максимального раскрытия потенциала учащихся.

    Наши комплексные тесты проверяют состояния, влияющие на психическое здоровье и развитие, такие как СДВГ, расстройства аутистического спектра, депрессия, тревога, нарушения обучения и задержки в развитии.

    В дополнение к диагностическим услугам мы предлагаем Независимую образовательную оценку (IEE) учащихся K-12 для оценки потребностей в адаптации в школе и определения их подходящего размещения. Оценщики IEE предоставляют объективное второе мнение о существующих IEP и Планах 504.

    Для учащихся K-12 и высших учебных заведений мы предлагаем оценки для оценки потребностей в стандартизированных тестах , вступительных экзаменах в колледж (например, экзамены SAT, ACT, AP) и выпускных и профессиональных экзаменах на получение лицензии (например.грамм. — MCAT, LSAT, GRE, CBEST, NCLEX, GMAT, Экзамен по косметологии в Калифорнии, Государственный экзамен по лицензированию подрядчиков в Калифорнии, Экзамен на адвоката в Калифорнии) . Запишитесь на бесплатную 15-минутную консультацию , чтобы узнать, как наши диагностические услуги могут помочь вам и вашей семье.

    Отделение Variations Psychology расположено в Ньюпорт-Бич, Калифорния, и проводит психологическое тестирование жителей округа Ориндж и его окрестностей, включая Ньюпорт-Бич, Ньюпорт-Кост, Ирвин, Шейди-Каньон, Лагуна-Бич, Лагуна-Хиллз, Кото-де-Каза, Корона-дель-Мар, Коста-Меса, Йорба-Линда, Дана-Пойнт, Лагуна-Нигель, Алисо-Вьехо, Мишн-Вьехо, Пеликан-Хилл, Кристал-Коув, Ранчо Санта-Маргарита, Сан-Клементе, Лейк-Форест, Хантингтон-Бич, Сансет-Бич, Сил-Бич и другие.

    Общественные науки | Бесплатный полнотекстовый | Отношения между матерью и ребенком и отцом и ребенком у молодых людей из разведенных и неразведенных семей

    1. Введение

    Развод — одно из самых стрессовых событий в жизни, имеющее ряд эмоциональных, аффективных и социальных последствий для разводящейся пары и их детей. (Гарридо-Рохас и др., 2021 г.). Во многих исследованиях задокументированы краткосрочные последствия развода родителей для детей и подростков, такие как интернализация и экстернализация поведенческих проблем, более низкая успеваемость, плохое физическое здоровье, более высокий риск для психического здоровья или ненадежная привязанность (Afifi and McManus 2010; Altenhofen et al. др.2010 г.; Баэрт и Ван дер Стрэтен 2021; Уивер и Шофилд, 2015). В долгосрочной перспективе большое количество исследований также предполагает, что развод родителей связан с негативными последствиями для взрослых детей, такими как более низкие образовательные и профессиональные достижения (Larson and Halfon 2013), более низкое благополучие (Amato 2001; Huurre et al. 2006) , ненадежные стили привязанности (Fraley and Heffernan, 2013), плохое качество брака (Amato, 2001), более высокий уровень разводов (Amato, 2001), проблемы с психическим и физическим здоровьем (Schaan et al.2019; Туллий и др. 2021) и менее безопасные отношения между родителями и детьми (Amato 2001; Cui and Fincham 2010; Feeney and Monin 2016). Тем не менее, в Испании последствия развода родителей для детей и взрослых изучались менее широко, чем в других странах (например, Cantón et al., 2002). В Испании развод был юридически признан в 1981 году. С тех пор количество разводов резко возросло. , с 0,6 ежегодных разводов на 1000 жителей в 1990 г. до 2,0 на 1000 жителей в 2018 г. (Евростат, Статистическое управление Европейских сообществ, 2020 г.).По данным Испанского национального статистического института (INE 2020), 56,7% разведенных семей в Испании имеют несовершеннолетних детей или экономически зависимых детей-переростков. Таким образом, развод родителей может стать стрессовым событием в жизни многих испанских молодых людей. Поскольку изучение возможных долгосрочных последствий развода родителей для взрослых испанских детей ограничено, в этом исследовании мы попытались заполнить этот пробел в литературе, проанализировав влияние развода родителей на отношения родителей и детей среди развивающихся взрослых из культурный контекст, в котором развод все еще является новым явлением.Начинающаяся взрослость имеет специфические черты, которые нельзя считать продолжением подросткового возраста. В отличие от формирующихся взрослых, подростки по-прежнему живут со своими родителями и по закону являются несовершеннолетними (Arnett 2015). Кроме того, в подростковом возрасте родители играют решающую роль в качестве агентов социализации (Queiroz et al., 2020). И наоборот, взросление характеризуется гораздо большей свободой от родительского контроля, большей самостоятельностью и большей эмоциональной автономией по отношению к родителям. Кроме того, родительские стратегии социализации в этот период развития характеризуются большей теплотой и меньшей строгостью (García et al.2020). Даже если некоторые ученые предполагают, что родительская социализация заканчивается, когда подросток достигает взрослого возраста (Gimenez-Serrano et al., 2021; García et al., 2020), родители по-прежнему играют важную роль в переходный период, поскольку молодые люди по-прежнему зависят от своих родителей не только как экономический ресурс, но и как эмоциональную поддержку и совет (Arnett 2015). Кроме того, этот период развития предоставляет прекрасную возможность для личностного роста в нескольких областях, таких как образование, работа, интимные отношения и родительство, но также является сложным переходом к взрослой жизни, когда отношения с родителями эмоционально заряжаются положительными эмоциями. , такие как любовь, благодарность и принятие более негативных эмоций, таких как обида, разочарование и настороженность (Арнетт, 2015).Учитывая, что развод является эмоционально напряженным и сложным переходным периодом для семей, а становление взрослой жизни является стадией кризиса, в этом исследовании мы ожидали менее позитивных отношений между родителями и детьми среди молодых испанских взрослых, переживших развод родителей. С точки зрения «развод-стресс-адаптация» развод считается переходным событием в семье, которое приносит ее членам некоторые изменения в семье (Amato 2010). Таким образом, с этой точки зрения к негативным последствиям приводит не развод сам по себе, а изменения семейной жизни и стрессовые обстоятельства, связанные с разводом, которые могут повысить риск возникновения у детей различных проблем.Эти обстоятельства относятся к уровням конфликтов до и после развода, более низкому качеству отношений с родителем-опекуном, более низкой частоте контактов с родителем, не являющимся опекуном (Bastaits et al., 2012; Carlson, 2006), более низким экономическим ресурсам и другим стрессовым событиям. , такие как смена места жительства или повторный брак родителей (Amato 1994). Более того, эта точка зрения подчеркивает, что развод — это процесс, в котором несколько факторов могут смягчить реакцию детей на развод, и что стрессоры, связанные с этим опытом, могут опосредовать связь между разводом родителей и реакцией на него детей, что приводит к негативным последствиям, которые могут сохраняться во взрослой жизни.В частности, стрессовые обстоятельства, связанные с разводом, могут уменьшить отзывчивость и доступность родителей в качестве основных опекунов (Feney and Monin, 2016), что может привести к тому, что дети будут страдать от ухудшения родительских качеств как со стороны родителей, так и без них (Hetherington and Kelly, 2002). . Действительно, теория привязанности предполагает, что ранний опыт ухода влияет на социальные и близкие отношения на протяжении всей жизни (Bowlby, 1969). Кроме того, негативный семейный опыт, такой как развод, может повлиять на оценки, эмоции и поведение родителей, делая их менее чувствительными к потребностям своих детей, что, в свою очередь, может негативно сказаться на качестве отношений между родителями и детьми.На самом деле, некоторые эмпирические исследования связывают развод родителей с менее надежными отношениями между родителями и детьми, даже в долгосрочной перспективе, в юношеском возрасте (Amato 2001; Feeney and Monin 2016). Качество отношений между родителями и детьми также изучалось как ключевой посредник между разводом родителей и последующей адаптацией детей из-за изменений, которые происходят в отношениях между родителями и детьми в период после развода (Amato 2000; Amato and Sobolewski 2001; Lee 2019). ). Взрослые дети после развода обычно меньше контактируют со своими родителями, меньше обмениваются с ними эмоциональной поддержкой и поведением, помогающим, и описывают отношения со своими родителями в более негативном ключе, что, в свою очередь, связано с более низким уровнем благополучия в молодом взрослом возрасте. е.г., Амато и Соболевский, 2001). Кроме того, согласно некоторым лонгитюдным исследованиям, стрессовые жизненные события, такие как развод родителей, могут изменить отношения привязанности между родителями и детьми, что, в свою очередь, может повлиять на романтическую привязанность взрослых детей и качество романтических отношений (Lee 2019; Waters et al. 2000). . Менее позитивное участие родителей после развода также может снизить социальную компетентность детей и привести к тому, что у взрослых детей возникнут более негативные ожидания в отношении интимных отношений (Bartell, 2006; Kelly and Emery, 2003).Хотя в некоторых исследованиях изучалось исключительно влияние развода родителей на отношения между родителями и детьми (например, Booth and Amato 2001), мало что известно о потенциальной роли пола родителей. То есть в немногочисленных исследованиях изучалось дифференциальное влияние развода родителей на отношения отца и ребенка и матери и ребенка (Lee 2018, 2019; Smith-Etxeberria and Eceiza 2021). Ряд исследований показал, что развод более негативно влияет на отношения взрослых детей с отцом, чем с матерью (Amato 2014; Amato and Booth 1996; King 2002).В период после развода дети обычно страдают от потери или ослабления контактов со своим родителем, не являющимся опекуном, которым обычно является отец. То есть после развода родителей отцы, не находящиеся на попечении, скорее всего, будут меньше контактировать со своими детьми, и частота контактов со временем снижается (Carlson 2006). Эта ситуация может привести к тому, что дети будут негативно относиться к своим отцам и к уменьшению близости в отношениях с отцом (Bartell 2006; Kelly and Emery 2003; Lee 2019).Эти изменения в отношениях отца и ребенка также могут быть связаны с более низким благополучием молодых людей, более негативным отношением к отношениям, более низким качеством романтических отношений и более высоким риском психопатологии (Bartell 2006; Carr et al. 2018; Kelly and Emery 2003; Reuven- Криспин и др., 2021). Фактически, как частичное, так и полное отсутствие отца в период после развода было связано с более низким уровнем благополучия среди молодых людей (Reuven-Krispin et al., 2021). Учитывая противоречивые результаты о влиянии развода родителей на отношения отца и ребенка и матери и ребенка, необходимы дополнительные эмпирические исследования, чтобы прояснить этот вопрос, особенно в молодом взрослом возрасте, анализируя, какие переменные связаны с качеством отношений отца и ребенка и матери и ребенка. отношения больше страдают.Некоторые ученые (например, Армсден и Гринберг, 1987) определяют качество аффективных отношений между родителями и детьми с точки зрения доверия (т. е. родительского понимания, уважения и взаимного доверия), общения (т. е. степени и качества вербального общения с родителями), и отчуждение (т. е. чувство отчуждения и одиночества в отношениях между родителями и детьми). Таким образом, в текущем исследовании мы проанализировали связь между разводом родителей и доверием, общением и отчуждением в отношениях мать-ребенок и отец-ребенок в молодом взрослом возрасте.Помимо развода родителей, продолжающееся воздействие родительского конфликта также было связано с негативными последствиями как в отношениях матери и ребенка, так и в отношениях отца и ребенка в юношеском возрасте (Riggio 2004; Riggio and Valenzuela 2011), такими как более низкие аффективные качества, независимость и эмоциональная поддержка в отношениях отца и ребенка и матери и ребенка (Riggio 2004). Гипотеза распространения в теории семейных систем предполагает, что негативные последствия нарушения одной семейной подсистемы (например, межродительского конфликта) могут распространяться на другие подсистемы (например, конфликты между родителями).g., отношения между родителями и детьми), так что родители могут воспроизводить семейную враждебность и агрессивность в отношениях со своими детьми (Harold and Sellers, 2018; Sturge-Apple et al., 2006). Родительский стресс, связанный с конфликтом, может помешать родителям быть чуткими и поддерживающими фигурами привязанности к своим детям. Более того, родительский конфликт на протяжении раннего развития может привести к тому, что дети будут считать себя непривлекательными и недостойными любви, в то время как других они могут воспринимать как ненадежных и равнодушных, и, как следствие, близкие межличностные отношения как ненадежные и преходящие (Belsky et al.1991 год; Стейнберг и др. 2006). Таким образом, продолжающийся супружеский конфликт также может быть связан с более негативным взаимодействием родителей и детей в детстве, подростковом и юношеском возрасте (Martin et al., 2017; Sturge-Apple et al., 2006). В этом ключе результаты некоторых исследований показали, что взрослые дети, которые сообщают о высоком уровне межродительского конфликта, демонстрируют более ненадежные отношения привязанности с обоими родителями (Hannum and Dvorak 2004; Ross and Fuertes 2010). Кроме того, воспринимаемая частота, интенсивность и разрешение межродительского конфликта, а также воспринимаемая угроза и самообвинение при наличии межродительского конфликта были связаны с более низким доверием и общением в отношениях между родителями и детьми (Ross and Fuertes 2010).Эмпирические исследования также показали, что качество отношений между родителями и детьми опосредует связь между родительским конфликтом и приспособлением взрослых детей. Действительно, дети, подвергающиеся родительскому конфликту, проявляют чувство менее близких отношений с обоими родителями (Booth and Amato, 1994; Sobolewski and Amato, 2007), что, в свою очередь, связано с повышенным риском того, что взрослые дети будут страдать от дистресса, более низкой самооценки. уважение, общее несчастье и более низкое качество романтических отношений (Бут и Амато, 2001; Кузимано и Риггс, 2013).Точно так же дети, подвергающиеся родительскому конфликту, демонстрируют более сильное отчуждение между родителями и детьми (Monè and Biringen, 2006) и более высокую вероятность того, что они будут чувствовать себя зажатыми между родителями, что, в свою очередь, приводит к более низкому благополучию детей (Amato and Afifi, 2006). Некоторые исследования также сравнивали последствия развода родителей с последствиями межродительского конфликта. В целом и родительский конфликт, и развод связаны с более негативными отношениями между родителями и детьми (Amato and Booth, 1996; Booth, Amato, 1994). Однако Monè и Biringen (2006), например, обнаружили, что межродительский конфликт связан с большим отчуждением в отношениях между родителями и детьми, независимо от развода родителей.Дети, чьи родители состоят в крайне конфликтном браке, чаще чувствуют себя зажатыми между своими родителями, чем дети из разведенных семей (Amato and Afifi, 2006). Вместо этого другие исследования предполагают различные эффекты развода и конфликта родителей на качество отношений между матерью и ребенком и отцом и ребенком. В частности, при сравнении последствий развода родителей и межродительского конфликта несколько исследований пришли к выводу, что развод родителей приводит к более негативным отношениям между отцом и ребенком, тогда как межродительский конфликт связан с более негативными отношениями между матерью и ребенком и отцом и ребенком (Hannum and Dvorak). 2004 г.; Риджио, 2004 г.; Риджио и Валенсуэла, 2011 г.; Смит-Эчеберриа и Эсейса, 2021 г.).Чтобы пролить дополнительный свет на этот вопрос, в этом исследовании мы также изучили связь между разводом родителей и конфликтом с доверием, общением и отчуждением детей младшего возраста в аффективных отношениях отца и ребенка и матери и ребенка. При изучении влияния этих семейных переживаний, помимо сравнения и анализа различных последствий развода и конфликта родителей, необходимо проанализировать их интерактивные отношения. Гипотеза снятия стресса (Wheaton, 1990) утверждает, что развод как стрессовый жизненный опыт может принести пользу детям, если он воспринимается как способ избежать стрессовой или дисфункциональной среды.То есть развод родителей может смягчить стресс, вызванный высоким уровнем межродительского конфликта, в результате чего молодые взрослые дети чувствуют себя лучше, когда родительские супружеские отношения характеризуются высоким уровнем конфликта в период до развода, тогда как они чувствуют себя хуже, когда низкий родительский конфликт. конфликт предшествует разводу (Бут и Амато, 2001). Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что развод родителей может оказывать буферное воздействие на негативное влияние конфликтных взаимодействий между родителями на детей и что высокий уровень родительского конфликта может привести к еще более негативным последствиям для детей, если родители не разводятся (Gager et al.2016). Некоторые исследователи пытались проверить эту гипотезу, анализируя взаимодействие между родительским разводом и конфликтом. Хотя в нескольких исследованиях не удалось обнаружить интерактивный эффект на качество отношений между родителями и детьми (Booth and Amato 2001; Monè and Biringen 2006; Riggio 2004; Riggio and Valenzuela 2011), недавнее исследование обнаружило такой интерактивный эффект (Yu et al. 2010). ), предполагая, что развод однозначно смягчает негативное влияние межродительского конфликта на отношения матери и дочери.То есть Ю и соавт. (2010) обнаружили, что межродительский конфликт в неразведенных семьях оказывает негативное влияние на отношения между матерью и дочерью и что этот эффект уменьшается, когда родители разводятся, так что развод родителей, по-видимому, оказывает буферное воздействие на отношения между матерью и дочерью, когда родительский брак Отношения характеризуются высоким уровнем конфликтности. Однако в этих предыдущих исследованиях не анализировалась разница между деструктивным и конструктивным конфликтным поведением. Деструктивное конфликтное поведение характеризуется культивированием враждебности в отношениях и отсутствием решения, тогда как конструктивное поведение характеризуется сотрудничеством, разрешением, решением проблем и поддержкой, которые связаны с более положительными результатами у детей (Kopystynska et al.2020; Маккой и др. 2013). Поэтому в этом исследовании, чтобы проверить гипотезу о снятии стресса, мы проанализировали взаимодействие между разводом родителей и низким и высоким уровнем межродительского конфликта, проводя различие между тем, что было неразрешенным, и разрешенным. Обзор литературы показывает, что разрешение конфликтного поведения между родителями играет основную роль в адаптации детей. Кроме того, потомки, которые ощущают отсутствие разрешения в своих родительских супружеских отношениях, плохо приспосабливаются, в то время как те, кто наблюдает стратегии разрешения в своих межродительских разногласиях, с большей вероятностью приспособятся лучше (Cantón et al.2013). Следовательно, в этом исследовании мы ожидали более плохих отношений между родителями и детьми среди появляющихся взрослых детей, которые замечают частые, интенсивные и неразрешенные конфликтные взаимодействия между своими родителями. Напротив, мы прогнозируем положительные результаты в отношениях между родителями и детьми среди тех, кто ощущает как частые, так и интенсивные, но разрешенные межродительские конфликты, а также низкий уровень частоты и интенсивности и высокий уровень разрешения в их межродительских взаимодействиях.
    Обзор текущего исследования

    Исследуя роль, которую развод родителей и межродительские конфликты играют в качестве аффективных отношений детей младшего возраста с их родителями, мы стремились внести свой вклад в литературу несколькими способами.Во-первых, мало внимания уделялось изучению связей между родительским разводом и конфликтом и их интерактивному влиянию на отношения между родителями и детьми. Кроме того, потенциальные роли пола родителей не были тщательно исследованы. Таким образом, в этом исследовании мы попытались внести свой вклад в литературу, проанализировав это влияние на качество отношений отца и ребенка и матери и ребенка, принимая во внимание различные аспекты, которые определяют качество аффективных отношений отца и ребенка и матери и ребенка, такие как доверие. , общение и отчуждение.Далее, хотя обзор литературы предполагает, что конструктивное или разрешенное конфликтное взаимодействие между родителями может привести к положительным результатам у детей, эта связь не подвергалась широкому эмпирическому исследованию. Наконец, исследование этих эффектов у взрослых испанских подростков ограничено. Здесь были проверены следующие гипотезы:

    • Развод родителей будет связан с более низким доверием и общением и более высоким отчуждением в отношениях мать-ребенок и отец-ребенок.

    • Высокий уровень неразрешенного межродительского конфликта будет связан с более низким доверием и общением и более высоким отчуждением в отношениях мать-ребенок и отец-ребенок.

    • Высокий уровень неразрешенного межродительского конфликта будет более тесно связан с более низким уровнем доверия и общения и более высоким уровнем отчуждения в отношениях между матерью и ребенком и отцом и ребенком, чем развод родителей.

    • Высокоразрешенный родительский конфликт будет связан с более высоким уровнем доверия и общения и меньшим отчуждением в качестве аффективных отношений отца и ребенка и матери и ребенка.

    • Высокий уровень межродительского конфликта и развод родителей будут взаимодействовать, чтобы объяснить аффективные отношения отца и ребенка и матери и ребенка, так что развод родителей смягчит последствия высокого уровня родительского конфликта. В частности, для молодых людей из неразведенных семей высокая межродительская конфликтность будет положительно связана с более низким доверием и общением и более высоким отчуждением в качестве отношений мать-ребенок и отец-ребенок в большей степени, чем для молодых людей, чьи родители развелись.

    4. Обсуждение

    В настоящем исследовании проанализированы связи между разводом родителей и межродительским конфликтом с доверием, общением и отчуждением в отношении качества отношений мать-ребенок и отец-ребенок в испанской выборке молодых взрослых. Кроме того, был проверен интерактивный эффект родительского развода и конфликта. Это исследование вносит важный вклад по сравнению с другими исследованиями за счет (1) анализа малоизученного периода развития; (2) изучение малоизученной популяции молодых испанских взрослых; (3) одновременное изучение ассоциаций между родительским разводом и высокоразрешенным и неразрешенным межродительским конфликтом с доверием, общением и отчуждением в отношениях мать-ребенок и отец-ребенок и (4) изучение интерактивного эффекта между родительским разводом и обоими высокоразрешенными высокий уровень неразрешенных межродительских конфликтов.

    Развод родителей является стрессором в жизни, который включает в себя многочисленные изменения и имеет серьезные последствия для детей. Несмотря на то, что несколько исследований обнаружили более сильное воздействие на детей в первые годы после развода родителей, некоторые другие исследования выявили долгосрочные последствия для детей раннего возраста (например, Hetherington and Kelly, 2002). В этом исследовании, как и ожидалось (гипотеза 1), наши результаты показали, что взрослые дети после развода демонстрируют более низкое качество отношений с обоими родителями (Амато, 2001; Соболевски и Амато, 2007).В частности, развод родителей был связан с более низким доверием и общением, а также с более высоким отчуждением как в отношениях матери и ребенка, так и в отношениях отца и ребенка. Стрессовые факторы, связанные с бракоразводным процессом, обычно сопровождаются ухудшением родительских качеств как у родителей-опекунов, так и у родителей, не являющихся опекунами. Родители-опекуны (обычно матери) могут быть менее чувствительны к потребностям своих детей, а родители, не осуществляющие опеки, могут уменьшить свою родительскую роль в процессе развода и в период после развода (Hetherington and Kelly, 2002).Все эти изменения могут негативно сказаться на качестве отношений между родителями и детьми даже в долгосрочной перспективе, когда дети становятся взрослыми и вступают в новую важную стадию развития, как показывают наши результаты. Однако наши результаты свидетельствуют о более сильной связи между разводом родителей и качествами, связанными с отношениями между отцом и ребенком, такими как более низкий уровень доверия и общения. Этот результат согласуется с несколькими исследованиями, которые показывают, что отношения отца и ребенка ухудшаются в большей степени, чем отношения матери и ребенка, из-за опыта развода (Lee 2019; Riggio and Valenzuela 2011; Smith-Etxeberria and Eceiza 2021).Это может быть связано с тем, что обстоятельства, связанные с разводом, с большей вероятностью негативно повлияют на воспитание отцов (Lee 2019), в то время как родительские роли матерей, похоже, не изменились столь сильно. Отцы, не связанные с опекой, обычно мало контактируют со своими детьми, и со временем этот контакт уменьшается. Это влияет на качество их участия в жизни своих детей, что, в свою очередь, также негативно влияет как на благополучие детей, так и на качество отношений между отцом и ребенком даже до совершеннолетия (Lee 2019; Reuven-Krispin et al.2021). Еще один способ повлиять на отношения между родителями и детьми во взрослом возрасте — это постоянное воздействие высокого уровня конфликтных взаимодействий между родителями. Фактически, исследования взаимосвязи между межродительским конфликтом и качеством отношений между родителями и детьми указывают на отрицательную и значимую связь между высоким уровнем родительского конфликта и качеством отношений как между матерью и ребенком, так и между отцом и ребенком (Riggio 2004; Smith-Etxeberria and Eceiza 2021). То есть постоянное воздействие родительского конфликта может помешать родителям функционировать в качестве надежной базы и убежища для своих детей из-за стресса, связанного с конфликтными взаимодействиями (Martin et al.2017). Эта более низкая чувствительность может также объяснить более негативные взаимодействия родителей и детей в юношеском возрасте (Davies and Cummings, 2006). В нашем исследовании родительский конфликт связан с более негативными отношениями отца и ребенка и матери и ребенка в молодом взрослом возрасте. В целом, в поддержку нашей второй гипотезы наши результаты показывают, что межродительский конфликт связан с более низким доверием и общением и более высоким отчуждением в качестве отношений с обоими родителями. Кроме того, наши результаты подтверждают наши прогнозы (гипотеза 3) о большей предсказательной способности родительского конфликта, чем развод родителей, на отношения между родителями и детьми в молодом взрослом возрасте.Однако этот вывод особенно важен для доверия, общения и отчуждения в отношениях матери и ребенка и для отчуждения в отношениях отца и ребенка. То есть, когда были включены как высокие разрешенные, так и высокие неразрешенные уровни межродительского конфликта, развод родителей больше не ассоциировался с параметрами, определяющими качество отношений матери и ребенка (доверие, общение и отчуждение) и отчуждение в отношениях отца и ребенка. Тем не менее, наши результаты показывают, что и развод родителей, и конфликт одновременно связаны с более низким доверием и общением в отношениях отца и ребенка.Таким образом, наши результаты подтверждают пагубное влияние развода в основном на отношения отца и ребенка, поскольку развод родителей отрицательно связан с более низким доверием и общением в отношениях отца и ребенка, даже если принять во внимание конфликт родителей. Таким образом, в соответствии с другими исследованиями, родительский конфликт связан с более негативным качеством отношений между матерью и ребенком и отцом и ребенком, тогда как развод родителей в большей степени связан с негативными отношениями между отцом и ребенком (например,г., Риджио и Валенсуэла, 2011 г.). Наши результаты также показывают, что, когда взрослые дети наблюдают частые, интенсивные и как разрешенные, так и неразрешенные конфликты между родителями, они сообщают о снижении доверия, общения и отчуждения в отношениях с обоими родителями. Таким образом, наблюдение за частыми и интенсивными конфликтными взаимодействиями между родителями, независимо от того, разрешены они или нет, будет одинаково негативно влиять, учитывая, что в обоих случаях взрослые дети сообщают о более низком доверии и общении наряду с более высоким отчуждением в отношениях с обоими родителями.Это не подтверждает наши ожидания относительно положительного влияния высокоразрешенного межродительского конфликта (гипотеза 4). Кроме того, результаты этого исследования показывают, что развод родителей смягчает влияние высокоразрешенного межродительского конфликта на общение матери и ребенка (гипотеза 5). В частности, взрослые дети из неразведенных семей, родители которых оставались в высококонфликтном браке, демонстрировали более низкий уровень общения с матерью, чем когда уровень конфликтности между их родителями был низким.И наоборот, среди детей раннего возраста из разведенных семей более высокий уровень конфликтности в родительско-брачных отношениях не был связан с более низким уровнем общения в отношениях мать-ребенок, так что уровень общения матери-ребенка оставался одинаковым независимо от межродительского конфликта. Эти результаты подтверждают гипотезу об избавлении от стресса (Wheaton, 1990), которая предполагает, что развод родителей может ослабить стресс, вызванный продолжительным воздействием высокого уровня родительского конфликта.То есть развод родителей может быть защитным фактором для общения матери и ребенка при неблагоприятных обстоятельствах, таких как сильный родительский конфликт. Это согласуется с исследованием, проведенным Yu et al. (2010), которые пришли к выводу, что развод родителей оказывает буферное воздействие на отношения матери и дочери, когда межродительские отношения характеризуются высоким уровнем конфликта. Однако, в соответствии с другими исследованиями и вопреки нашим ожиданиям, наши результаты не предполагают такого значительного взаимодействия для других переменных, которые определяют качество отношений отца и ребенка и матери и ребенка (например,г., Риджио 2004). Таким образом, наши ожидания относительно интерактивного эффекта между разводом родителей и конфликтом частично подтвердились.
    Ограничения исследования, сильные стороны и последствия
    Наши результаты следует рассматривать в свете нескольких ограничений. Во-первых, это исследование имело ретроспективный и поперечный дизайн. Это затрудняет вывод о причинно-следственных связях, поскольку взрослые дети после развода сообщали о родительском конфликте до развода. Появляющиеся взрослые могли предоставить информацию о прошлых межродительских отношениях, основанную на их текущем жизненном стрессе или текущих межродительских отношениях после развода.Таким образом, участники могут быть не в состоянии точно вспомнить прошлые родительские отношения. В некоторых других исследованиях использовались проспективные продольные данные для повышения надежности измерений (например, Lee 2019). Таким образом, будущие исследования должны быть сосредоточены на проведении лонгитюдного последующего исследования с испанским населением, чтобы точно контролировать фактический уровень родительского конфликта до развода, а также анализировать межродительский конфликт с точки зрения родителей. Кроме того, в нашем исследовании мы провели уникальный анализ учащихся колледжей и профессионально-технических училищ.Учитывая возрастной диапазон нашей выборки, будущие исследования должны повторить это исследование с более широкой и гетерогенной выборкой. Затем развод родителей оценивали как дихотомическую переменную, спрашивая участников, были ли их родители в разводе или проживали отдельно. Развод — это разнообразный опыт, и некоторые обстоятельства, связанные с бракоразводным процессом, могут объяснить лучшую реакцию детей на развод (например, Yárnoz-Yaben and Garmendia, 2015). Кроме того, развод родителей не всегда в одинаковой степени влияет на детско-родительские отношения.То есть несколько факторов, связанных с опытом развода, таких как контакты и близость с родителями, не являющимися опекунами, тип опеки (например, совместная или единоличная опека), стресс родителей и приспособление после развода, количество конфликтов между родителями или снижение финансового положения. ресурсы могут лучше объяснить последствия, чем развод как таковой (Amato 2010; Kelly and Emery 2003). Таким образом, будущие исследования должны быть сосредоточены на изучении других переменных, связанных с бракоразводным процессом, чтобы выявить факторы, которые могут объяснить различия в влиянии развода родителей на качество отношений между родителями и детьми.Последнее ограничение связано с тем, что не учитываются защитные факторы, такие как авторитетное воспитание, психологическое благополучие обоих родителей, эффективные отношения совместного воспитания родителей в период после развода или индивидуальные характеристики детей, такие как их эффективные навыки преодоления трудностей или психосоциальные проблемы. зрелость. Анализ этих переменных может помочь объяснить уменьшение влияния как развода родителей, так и конфликта (Amato 2014; DeBoard-Lucas et al. 2010; Kelly and Emery 2003; Lee 2018; Rejaäan et al.2021; Юнг 2021). Кроме того, изучение этих факторов могло бы быть полезным для сбора важной информации, чтобы предпринять профилактические и клинические меры по уменьшению негативных последствий как развода родителей, так и конфликта.

    Несмотря на ограничения этого исследования, оно вносит свой вклад в изучение качества отношений отца и ребенка и матери и ребенка у развивающихся взрослых несколькими способами. Во-первых, были проанализированы ассоциации между родительским разводом и высокоразрешенным и неразрешенным межродительским конфликтом с доверием, общением и отчуждением в отношениях мать-ребенок и отец-ребенок путем одновременного тестирования их эффекта в малоизученной выборке и культурном контексте.Еще один важный вклад касается изучения роли пола родителей, поскольку многие исследования не были сосредоточены на дифференциальном влиянии родительского развода и конфликта на отношения между матерью и ребенком и отцом и ребенком по отдельности. Кроме того, в этом исследовании проанализировано взаимодействие между родительским разводом и конфликтом, чтобы изучить сдерживающую роль родительского развода в отношениях матери и ребенка и отца и ребенка. В целом, наши результаты способствуют лучшему пониманию влияния развода родителей на отношения между родителями и детьми в период взросления и дополняют существующую литературу, предполагая, что межродительский конфликт более тесно связан с качеством отношений как мать-ребенок, так и отец-ребенок в молодом возрасте. взрослую жизнь больше, чем развод родителей.Кроме того, развод родителей более тесно связан с более низким качеством отношений между отцом и ребенком, чем с качеством отношений между матерью и ребенком. Таким образом, наши результаты подчеркивают долгосрочные последствия развода и конфликтов родителей и предполагают важность анализа большего количества факторов (например, пола и возраста ребенка на момент развода), чтобы расширить наши знания о том, как эти стрессовые семейные переживания могут формировать новые отношения взрослых детей с их родителями.

    Эти результаты имеют значение для государственной политики и профилактических вмешательств для разведенных и неразведенных семей с неблагополучной семейной динамикой.Родительский стресс, связанный с дисфункциональной семейной динамикой, возникающей в результате конфликтных взаимодействий между родителями, может снизить чувствительность, отзывчивость и теплоту родителей по отношению к потребностям их детей, что может иметь пагубные последствия для качества отношений между родителями и детьми даже в период взросления. Таким образом, следует приложить больше усилий для реализации и разработки программ психосоциальной профилактики, направленных на укрепление родительских отношений, наряду с повышением родительской чувствительности посредством вмешательств, основанных на привязанности (Berlin et al.2016). Кроме того, хотя в текущем исследовании развод родителей негативно ассоциировался как с качеством отношений между матерью и ребенком, так и с отцом и ребенком, нынешнее восприятие отношений с отцом у появляющихся взрослых детей оказалось более поврежденным.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.