Слияние психология: Слияние и близость: 4 главных отличия

Слияние (конфлюэнция) как механизм прерывания контакта в теории гештальта

Конфлюэнция (Слияние) (англ. confluence — слияние) — один из  механизмов психологической защиты (прерывания цепи контакта) в теории гештальта. Понятие было введено Фрицем Перлзом.

При конфлюэнции происходит стирание границ между личностью и средой,  затруднено определение собственных чувств и эмоций, а также переживаний других людей.  В состоянии слияния человеку трудно сформировать свои потребности и понять, что для него лично актуально в данный момент. Сложно выделить какое-либо свое переживание как главное и важное.

Человек, который боится близкого контакта с другим, расценивая контакт как угрозу (страх потери, отвержения, обиды, что бросят и т.д.), решает эту проблему или путем слияния с партнером, или, наоборот, максимальным отчуждением.

Отрицательная сторона — слияние убивает индивидуализацию. Свои потребности я не могу удовлетворить, т.к. мне для этого нужно согласие группы или другого.

У человека, для которого слияние становится привычным способом контакта, отделенность вызывает большую тревогу. Он не умеет быть сам по себе, отдельно от кого-то, и в итоге не выстраивает отношения, а буквально прыгает в них, стремясь из-за тревоги «проскочить» постепенное сближение. Он не дает себе возможности присмотреться к другому и права сказать себе: «Нет, мне это не подходит».

Любое «нет» обозначает границы, а в слиянии границы растворены.

В итоге он нередко оказывается в мучительных отношениях, но выйти из них не может, поскольку не умеет существовать отдельно. Он всегда находит систему, в которой можно раствориться. (из книги Психология в кино)

Пример конфлюэнтных отношений в семье

(из лекции Анны Федосовой): Люди не распознают где я, а где другой, границы отсутствуют. Часто входят в комнату, не стучась в дверь. Не знают, где они вечером будут спать -огромная квартира, у каждого м.б. своя комната, но там где ночь застала, там человек и ложится. Дети являются продолжением родителей, им не дают вырасти, упреждая их успех, все делают вместо них. Часто вырастает спасатель в такой семье, дети, нарушая иерархию, становятся спасателями своих родителей. И потом чувствуют себя нужными и живыми когда о ком-то могут заботиться. Если человек, которого они встретили, не обладает какими-то свойствами, они пытаются его инвалидизировать. Речь о собственной ценности и собственной нужности себе не идет. Они эффективны тогда, когда рядом есть тот, кому нужно помогать. Они «причиняют добро», много пассивной агрессии несут в систему».

Сливающиеся родители не дают своим детям самостоятельности.  Они растворяются в детях, путая свою жизнь с жизнью ребенка. «У нас страхи» «Мы плохо учимся». Мама, учащаяся вместе с третьеклассником, сидящая с ним рядом, не дающая возможности совершить ошибку и как-то проявить себя, сетует на то, что сын не самостоятельный и все время все забывает.

Слияние в паре

В этих слиянческих системах не принято обсуждать происходящее. Эпизод абьюза-разрыв-потом примирение, без обсуждения  того, что произошло. Латентный период-накопление энергии-следующий эпизод абьюза. Потому, что не обсуждали то, что это недопустимо. Долгое молчание, слова «у нас все норм».  Люди о себе не заявляют и отказываются от своих потребностей.

«Слитая пара, в которой у партнеров все общее и нет личных границ, обладает железобетонными границами по отношению к внешнему миру. В их отношения ничто не может проникнуть извне, и ничто из их пары не просочится наружу. А это значит, что о тяжелом насилии в семье зачастую не знает никто из окружающих. Снаружи все выглядит романтично: супруги все время и везде вместе, ну просто два влюбленных голубка!

Типичный пример такой пары – Селеста и Перри Райты из сериала «Большая маленькая ложь». Весь городок завидует их семейному счастью, а тем временем внутри семьи разворачивается настоящая трагедия: он избивает ее снова и снова, она страдает, но не может уйти, и происходящее возбуждает обоих. Супруги мучают друг друга, но никак не могут расстаться, снова и снова проходя круги ада в заточении душного слияния.» (из книги Психология в кино«)

Сегодняшняя модель брака с библейских времен- модель слияния. Двое становятся одним, пока смерть не разлучит их.  Оба дают психотическое обещание, становясь на ковер в загсе или в церкви, что я буду с тобой до конца своих дней. Но откуда  мы можем знать, что будет завтра?

Потом людей начинают преследовать страхи, например, страх потери партнера. Например, он хочет дистанцироваться, заняться своими делами после медового месяца. Мы боимся, что мы его утратим и пытаемся вернуть его назад. Шизоидная дилемма: человеку нужно быть с кем-то и при этом думать «кто я», «хочу ли» . И тогда выход -слиться с партнером, потерять чувствительность, хотеть, как он.  Так дети теряют чувствительность, идентифицируясь с агрессором, потом учито им некуда уйти. Соответственно, чтобы выжить, они должны дисенсилибизироваться.

Слияние в кино

Из книги Психология в кино

«1984», «451 градус по Фаренгейту», «Бразилия», «Матрица», «Лобстер», «Рассказ служанки» и многие другие фильмы и сериалы построены на арке выхода из слияния. Причем такой тип историй будет вызывать резонанс не только среди зрителей стран с тоталитарным прошлым. Борьба с диктаторским режимом или монолитной бездушной системой – символическая проекция конфликта сепарации ребенка от родителя, который актуален для каждого из нас. Любая власть – это родительская фигура.

Ярким примером патологических последствий слитых отношений является также драма, разворачивающаяся в «Пианистке» Михаэля Ханеке. Героиня Изабель Юппер находится в удушливых слитых отношениях с собственной матерью, с которой она до сих пор спит в одной кровати, несмотря на далеко не юный возраст. Не реализованная годами сепарационная агрессия разрывает героиню изнутри – она режет свое тело, причиняет физический вред другим, вступает со юным учеником в патологические отношения, построенные на насилии и самоповреждении.

Слияние в психологических группах.

(из лекции К.Логинова и М.Пестова).

Ужаснее страха смерти страх отделения от стада. С. КЬЕРКЕГОР

Один из участников говорит: я выражу негатив к кому-то, и либо мне будет плохо, либо он обидится, и я буду нести за него ответственность. Поэтому мне нужно ко всем ровно относиться. Мои переживания будут такими сильными, что человек провалится в травму.  Нет границ.

Конфлюенция на группе так же поддерживает чувство сопричастности. Ведь если слияния нет, то при контакте один участник может отвергнуть другого, не испытывать к нему интереса. Отвержение болезненно, и чтобы не испытывать его, в группе поддерживается конфлюенция.

Есть группы, склонные к слиянию, проводят достаточно много вместе вне группы, ходят на вечеринки. Если кого-то позабыли, долго человека ждут.  И как следствие любое разрушение слияния будет сопровождаться раздражением -что ты не такой, как я? В группе обнаруживаются различия и возникает раздражение, недовольство.  Например, кто-то из группы выделяется и что-то делает для себя, и это группой рассматривается как агрессивное действие (все долго обсуждали, как делить торт поровну, а один подошел и взял себе кусок)).

Слияние так же обеспечивает существование на низком энергетическом уровне. Например, если группе надо выбирать тему, тренера, деятельность, то при слиянии с группой человек идет за группой. Правда, ему приходится обнаружить себя там, где он  вроде бы не хотел оказаться. Но зато не надо брать на себя ответственность.

 

Проявление слияния у клиента:

1. Избегает собственных переживаний, часто употребляет местоимение «МЫ».

«Мы с сыном не поступили в вуз, не хватило баллов».

2. Не терпит переживаний различий в своей структуре личности и другой личности. Характерно наличие убежденности, что мысли другого совпадают с его мыслями и он может их угадывать.

Патологическое слияние имеет также серьезные социальные последствия. В слиянии человек требует сходства и отказывается терпеть какие бы то ни было различия. Мы часто видим это у родителей, которые считают детей продолжением себя. Такие родители отказываются признавать, что дети не могут не отличаться от них хотя бы в каких-то отношениях. И если дети не поддерживают слияния и не отождествляются с требованиями родителей, их ожидает отвержение и отъединение: «Я не буду любить такого отвратительного ребенка!»

 

Работа с конфлюенцией (слиянием) в терапии (Третьяк Л.Л.)

Механизм прерывания «конфлюенция» —  часто проявляется в неспособности выделить что-либо, эмоцию из поля (слияние с эмоцией), слияние с потребностью (непонимание, чего человек хочет). И во многом перевод из «пациентской» позиции в сотрудничество, взаимодействие – это работа с конфлюенцией.

Формулировка, чего человек хочет, чего добивается, какие цели перед собой ставит, все это присутствует в начале любого курса терапии и любых терапевтических отношений – какую роль он хочет занимать, как он представляет роль терапевта, как будет устроена работа. Без этого не стоит начинать терапевтический процесс, лечить «без запроса». Альянс будет работать только тогда, когда запрос будет сам сформулирован клиентом на сознательном уровне.

Для работы с конфлюенцией 1-го типа рекомендованы супрессивные техники – это фокусировка «фигуры сессии» через детализацию событий фона, фокусирование, вопросы, направленные на распознание актуальной потребности – что ты чувствуешь? (вопрос, выводящий из слияния с эмоцией, чего  хочешь в настоящий момент времени?

Тут очень важно следить за этим на протяжении сессии, для того чтоб это была взаимная работа. Так же немаловажным является вышеописанная работа по челночному  связыванию – мы начали с этого, пришли к этому и так далее, — это то, что помогает клиенту сфокусировать фигуру сессии (что то похожее есть в терапии Л.Люборски-центральная конфликтная тема отношений).

Рекомендации по работе с конфлюенцией

Из книги Гештальт-терапия шаг за шагом.

Здоровый человек свободно передвигается по континууму от полного слияния (например, во время секса) к обособлению (чтобы расслабиться или помедитировать). Если же человек застревает на какой-то стадии, у него явные проблемы либо с привязанностью, либо с обособлением. Так, человек, который боится близкого контакта с другим, расценивая контакт как угрозу (страх потери, отвержения, обиды, что бросят и т.д.), решает эту проблему или путѐм слияния с партнѐром, или, наоборот, максимальным отчуждением.

Пример клиента в слиянии

Наоми, описывая свои трудности в общении с мужем, внимательно смотрит терапевту в глаза. Она часто вздыхает и время от времени выдаѐт реплики, которые явно нуждаются в расшифровке. Иногда она не договаривает предложения, словно приглашая терапевта завершить их. В эти моменты она улыбается, как бы подбадривая терапевта.

Наоми. Раньше мы с мужем очень любили проводить время вместе, мы не расставались ни на минуту, но сейчас… (выжидающе смотрит на терапевта)

Терапевт. Сейчас всѐ изменилось?

Наоми. Да — теперь мы постоянно спорим. Раньше мы всѐ обсуждали, а теперь… Это просто невыносимо…

Терапевт. То есть теперь вы не обсуждаете спорные вопросы?

Наоми. Ну да. Раньше мы никогда не ссорились, наши мнения всегда совпадали — как в общем, так и в мелочах, а сейчас…

Терапевт. То есть вы хотите сказать, что раньше у вас не было поводов для ссор?

Наоми. И правда! Никогда об этом не задумывалась!

(Здесь у терапевта появилось ощущение, что он не справляется. Он так и не понял, в чѐм проблема Наоми, но при этом разговор вроде бы шѐл гладко. Тогда терапевт поинтересовался, часто ли Наоми такое случается в реальной жизни).

Клиент, склонный к слиянию, обычно ведѐт себя, как будто его собеседник — часть его. Конфлюэнция — это неспособность чувствовать границы между людьми. Конфлюэнтного клиента переполняют чувства и желания другого человека. Он растворяется в другом, и поэтому каждый раз, когда наступает отделение, очень переживает или испытывает сильный страх.

Задачи терапевта:

  • Следите за тем, чтобы клиент употреблял местоимение «я» вместо «мы».
  • Важно, чтобы вы сами соблюдали этот принцип. Например: «Когда я вас слушаю, мне грустно. А что чувствуете вы?» или «Я сижу в кресле, вы сидите напротив меня. Что бы вы хотели от меня получить?»
  • Постоянно подчѐркивайте сходное и различное: «Я вижу, что вы согласны с этим/чувствуете то же самое, но вы не согласны с тем/не чувствуете то же самое, когда…».
  • Выясните, есть ли у клиента страх отделения, поделитесь своими чувствами по поводу окончания отношений и расставания.
  • Когда вы выбираете, что делать дальше, предложите клиенту разделить с вами ответственность, расскажите ему, что вы видите, и какие идеи у вас есть относительно продолжения сессии. Спросите, что клиенту больше по душе, нет ли у него собственных идей. Цель такой интервенции — показать, что в кабинете присутствуют два разных человека.

Резюме.

Символический смысл: «Я и ты -единое целое. Нет границы между тобой и мной.»

Символический образ слияния: сиамские близнецы, двое влюбленных.

Вербальные индикаторы: Я заменяется на МЫ.

Невербальные индикаторы: синхронизация поз, сокращение дистанции.

Что происходит с возбуждением, направленным на достижение контакта: Уровень возбуждения низкий, т.к. есть иллюзия что контакт происходит

Действия терапевта: эксперименты с осознанием своих и чужих границ. Эксперименты с расстоянием. Свобода в движениях и позах.

Адаптационный смысл слияния:Экономия, восстановление энергии. Усиливается чувство защищенности.

Проверьте себя, находитесь ли вы в слиянии:

1. Потеря себя в близких отношениях: предугадывание желаний, отслеживание поведения партнера, чтобы ему угодить, беспокойство о том, что о вас думают.

2. Негативное влияние настроения другого на ваше настроение и отношение к себе.

3. Оценка собственной ценности по внешним критериям: похвала, образование, деньги, соц. статус.

4. Бессознательные детские реакции на основе чужих мнений или травм детства: вспышки страха, обиды, боли, злости, но более интенсивные чем ситуация требует.

5. Обвинение других: мы принимаем людей и мир как внешних по отношению к нам, тех кто «делает что-то с нами» вместо того, чтобы осознавать собственное участие в драматических ситуациях и личных проблемах.

6. Самооправдание перед критикой.

7. Необходимость быть всегда правым или постоянно считать себя неправым.

8. Зависимость от других в плане внешнего удобства и эмоционального комфорта.

9. Неспособность делиться или мысли о том, что человек должен каким — то образом возвращать вам отданное.

10. Представление себя праведником или страдальцем, точка зрения — что жизнь полна боли.

11. Навязчивое поведение.

12. Изменение нашей личности или поведения в угоду партнеру.

13. Потребность постоянно кого-то спасать, волноваться за кого — то, чрезмерно включаться в их проблемы

14. Поддержание болезненных жестоких, бессмысленных отношений из страха или нежелания остаться в одиночестве.

Все механизмы прерывания контакта в гештальте (слияние, интроекция, проекция и пр.)

 

Поделиться ссылкой:

Похожее

Слияние — Психологос

Слияние (конфлюэнция) — индивид вообще не чувствует границы между собой и средой, когда он полагает, что он и среда — одно, он находится в слиянии с ней. Части и целое оказываются неразличимыми.

Контакта не возникает вообще. Не существует «я», потому что не существует никакого «не-я». В речи это обычно находит отражение в устойчивом употреблении местоимения «мы». Такое поведение характерно для мам младенцев («Мы хорошо покушали и спим», — говорит мама новорожденного, хотя у нее во рту с утра не было ни крошки и вздремнуть ей последний раз удалось позавчера) или для родителей тяжелобольных детей, которые стремятся таким образом ежесекундно отслеживать состояние ребенка.

Однако подобный способ общения без контакта можно наблюдать и у иных супругов, когда кажется, что по отдельности они не существуют: «Вчера мы ходили в кино, в воскресенье поедем на дачу… Да, мы очень любим жить за городом!» Для гештальтиста такая форма поведения – отнюдь не свидетельство безоблачного семейного счастья, а признак глубокого нарушения функции «я», тотального избегания соприкосновений с окружающей средой.

В мире слияния не возникает конфликтов, однако это не означает, что в нем не возникает никакой энергии, будь то энергия страха или агрессии, нежности или страсти. Нет энергии – нет развития. Находясь в слиянии, человек отказывается от какой-либо жизни вообще, отказывается от собственной индивидуальности. Он, как Премудрый пескарь в Салтыкова-Щедрина, полностью растворяется в окружающей среде (либо подходящем «объекте»), лишь бы не возникало проблем и конфликтов.

Новорожденные дети живут в слиянии; они не различают внутреннее и внешнее, себя и других. В моменты экстаза или крайней концентрации взрослые люди также чувствуют себя в слиянии с окружающим. Ритуал требует такого чувства слияния, в котором границы исчезают, и индивид чувствует себя в максимальной степени собой благодаря тому, что он столь интенсивно отождествлен с группой. То, что ритуал вызывает столь экзальтированные чувства и интенсивные переживания, отчасти объясняется именно тем, что обычно мы чувствуем границу между собой и другими очень отчетливо, и ее временное растворение производит на нас очень сильное воздействие. Но если это чувство глубокой идентификации является хроническим, и индивид неспособен видеть различие между собой и остальным миром, он психологически болен: он потерял чувство себя.

Человек, находящийся в состоянии патологического слияния, не знает, что такое он и что такое другие. Он не знает, где кончается он сам и где начинаются другие. Не сознавая границу между собой и другими, он не способен на контакт с ними, но также не может и отделиться от них. Он не способен даже на контакт с самим собой.

Мы состоим из миллионов клеток. Если бы они находились в слиянии, мы были бы амебообразной массой, и не была бы возможна никакая организация. В действительности же клетки отделены друг от друга проницаемыми при определенных условиях мембранами, и эти мембраны являются местом контакта, различения того, что «принимается», и того, что «отвергается». Если бы составные части нашего организма, которые не только являются частями целостного человеческого существа, но выполняют также и определенные собственные функции, соединились вместе и поддерживались в состоянии патологического слияния, ни одна из них не могла бы выполнять свои функции правильно.

Возьмем в качестве примера хроническое запрещение. Предположим, что в каких-то случаях вам хотелось плакать, но вы не разрешали себе этого, произвольно сокращая мышцы диафрагмы. Предположим также, что этот паттерн поведения, первоначально возникший как сознательное усилие предотвратить плач, становится привычным и несознаваемым. Дыхание и желание плакать каким-то образом смешиваются, сливаются друг с другом. Тогда вы затрудняете себе обе деятельности — способность свободно дышать и способность плакать. Неспособные к рыданию, вы никогда не выразите свое горе и не проработаете его. Возможно, через некоторое время вы даже забудете о том, что вас огорчило. Потребность в рыдании и служащее защитой от ее выражения сокращение диафрагмы образуют устойчивую линию действия и противодействия; это состояние длится постоянно и изолируется от остальной личности.

Человек, находящийся в патологическом слиянии, связывает свои потребности, эмоции и действия в один тугой узел, и уже не сознает, что он хочет делать и как он сам себе не дает этого делать. Такое патологическое слияние лежит в основе многих так называемых психосоматических заболеваний. Смешение плача и дыхания, которое мы упоминали, может вести к астме, если продолжается достаточно долго.

Патологическое слияние имеет также серьезные социальные последствия. В слиянии человек требует сходства и отказывается терпеть какие бы то ни было различия. Мы часто видим это у родителей, которые считают детей продолжением себя. Такие родители отказываются признавать, что дети не могут не отличаться от них хотя бы в каких-то отношениях. И если дети не поддерживают слияния и не отождествляются с требованиями родителей, их ожидает отвержение и отъединение: «Я не буду любить такого отвратительного ребенка!»

Если бы члены ООН ценили или хотя бы уважали различия между нациями, которые составляют Организацию, контакт между ними был бы лучше, и это дало бы больше шансов справиться с проблемами, которые беспокоят мир. Но поскольку различия не уважаются, поскольку каждая нация требует, чтобы другие разделяли ее взгляды во всех мелочах, продолжаются конфликт и затруднения. Если различия не ценят, их начинают преследовать. Требование согласия звучит подобно утверждению: «Если ты не будешь моим другом, я проломлю тебе череп!»

Утверждение бедняги-хориста: «Мы хотим продолжать,» — когда на самом деле продолжать хотели бы они, а не он (ему-то хочется выйти в туалет), — это утверждение слияния. Он не умеет отличить себя от остальной группы. Когда человек, находящийся в патологическом слиянии, говорит «мы», невозможно выяснить, о ком он говорит: о себе или об остальном мире. Он совершенно потерял чувство границы.

Слияние в семье или как вернуть Себя себе и наладить отношения

Проект «Я и моя семья»

А бывает так в вашей Семье, что кто-то имеет бОльшую важность, чем вы? И только он/она (ребенок, партнер, родитель) имеет значение. Вы идете в магазин за чем-то необходимым для себя, а там столько всего, чтобы порадовать любимого/любимую. И вы обнаруживаете себя с покупкой для самого важного человека в своей жизни, забыв свои потребности. Зато он/она обязательно обрадуется и оценит. А когда ожидания не оправдываются, злитесь и негодуете, ведь вы же все для него/неё делаете. 

Возможно, часто задаете себе вопрос о том, почему любимый/любимая не догадались, что вы почувствовали и какой на самом деле хотели подарок. 

Его/её интерес действительно стоит внимания, а ваши какие-то скучные. Вот у него/неё действительно стоящие проблемы на работе или учебе, и вы, засучив рукава, беретесь их исправлять, хоть вас об этом и не просили. 

А может ловите себя на мыслях, что не понимаете, кто вы и чего хотите? Или когда важного человека нет рядом, внутри ощущение пустоты и щемящей тоски?

Семья — это самое значимое или то, что вы всегда хотели. И ради счастья быть вместе готовы отдать все. Когда-то отказались от перспективной должности, так как далеко от дома и самых близких людей. Как они без вас? 

Очень важно, чтоб в Семье все были здоровы, и вы волнуетесь за каждое малейшее недомогание близких. Бегаете по врачам, договариваетесь о приемах, покупаете лекарства. А то, что у вас третий день невыносимо болит спина, вы почти не замечаете. Думаете, что ничего страшного, само пройдет. Ведь главное они. 

Или вы счастливы, когда выходите в гости всей Семьей, а отдельно всегда чувствуете неуверенность. Не можете ответить себе на вопрос: “Кто вы без них?”

И верите, что Семья обязательно оценит ваши жертвы, вашу самоотверженность. Оценит и скажет “Спасибо”, но этого не происходит или очень редко. А ваше мнение в Семье постепенно теряет вес. 

Как же так? Почему не видят и не ценят? Вы же так стараетесь. Ведь вы все ради них и только ради них все делаете. 

Может быть и наоборот. Семья за вас горой. Близкие люди стараются угадать малейшее ваше желание. Всегда уверены, что знают, что вы хотите, какой у Вас вкус и что вы любите. Принимаются обсуждать и решать ваши проблемы, хотя вы об этом и не просите. А если не получают благодарности, чувствуют себя обиженными. Ведь все это для вас! Они так хотели помочь и позаботиться о вас.

Семье просто необходимо знать в подробностях все, что с вами происходит, включая самые интимные сферы. А если вы стесняетесь или не хотите что-то рассказывать, то искренне удивляются и недоумевают: “Почему”? “Мы же Семья”! Как будто близкие живут вашей жизнью и вы должны давать им пищу для эмоций.

Вам сложно остаться наедине с собой, так как в доме вашей Семьи практически нет таких мест, куда не может войти в любой момент ваш близкий. 

И иногда вы чувствуете себя в ловушке в вашем доме, иногда злитесь на них и на постоянное местоимение “Мы”, которое произносят близкие в любом разговоре. 
 

Что происходит в отношениях?


Такой феномен в психологии получил название слияние. Отсутствуют границы между “Я” и “не-Я”, между личностью и партнером/семьей. Этот механизм появился не просто так. Например, слияние мамы с младенцем помогает понять потребности малыша, пока он сам не может попросить что-то. А как сладостно переживается единение с любимым в начале отношений.

В этом состоянии много преимуществ. Например, ощущение защищенности. Порой в доме так хорошо, тепло и безопасно, не то, что во внешнем мире. И вы счастливы быть вместе и чувствовать единение с Семьей. Здесь не существует одиночества.

Когда вы одно целое, то у вас как-будто нет конфликтов, так как “Мы” согласны друг с другом во всем. При этом ответственность за выбор тоже тогда одна на всех. Это может быть очень удобно. 

Но за эти ощущения приходится платить немалую цену:

  • В слиянии нет настоящего контакта с реальным человеком, нет настоящей близости между людьми. Существует иллюзия близости. При этом сам факт отсутствия контакта не осознается. Часто из отношений уходят новизна, яркость ощущений, интерес, а остается привычка. Между супругами, живущими в сильном слиянии, пропадают интимные отношения и сексуальное желание или секс — это единственное, что связывает супругов. 
  • Человеку, который как бы слит с другим, очень трудно определить, что же он чувствует и ощущает в теле. Часто в его семье эмоции выражаются бурно и сразу, без оглядки на последствия для отношений. 
  • В этом состоянии сложно понять и заметить свои потребности, сложно ощутить свою отдельность от объектов слияния. Тогда потребности остаются неудовлетворенными, а внутри копится раздражение, обида. Кроме того, не понимая свои потребности и не понимая себя, сложно расти над собой, невозможно ставить себе цели и идти к ним. 
  • Изменения в другом пугают того, кто в слиянии, какие бы эти изменения не были. Эти перемены не замечаются или им препятствуют. В такой семье сложно развиваться. 
  • В отношениях нет свободы воли. Сложности в том, чтобы брать ответственность за себя или сверхответственность за других. 
  • Cлияние — это основная причина крушения брака. Семьи в слиянии менее устойчивы к стрессам. В таком браке труднее приспособиться к изменениям. Члены семьи больше подвержены болезням, между ними много тревоги. 
  • Потеря, будь-то смерть или расставание с объектом слияния, воспринимается как потеря Себя. Переживание горя в таких отношениях затягивается. Очень сложно оправиться и двигаться дальше.
     

Что же можно с этим сделать?


Сделать осознанный выбор: готовы ли вы что-то менять или вас все устраивает? Возможно, в данный период жизни вам нужны именно такие отношения, но не забывайте о том, что тогда теряете. 

Если вы стремитесь к изменениям, а жить так, как раньше, уже невозможно, то будьте готовы, что процесс выхода из слияния может оказаться непростой и небыстрый. Скорее всего семья будет сопротивляться изменениям и тянуть вас обратно в прежние отношения.
 

Начать с самого начала, то есть с родителей


Важно, если есть такая возможность, наладить отношения со своей родительской семьей. Способ, с помощью которого супруги организовывают свои отношения друг с другом и с детьми, заимствуется из их родительской семьи (или семьи значимых воспитателей), включая братьев и сестер. Если отношения с родительской семьей меняются, это ведет и к изменениям в браке. Новые способы автоматически применяются и с другими близкими.

Способы, такие как закрыться эмоционально на одной бытовой территории или разорвать отношения и уехать подальше, не работают. Хотя это может временно снизить тревогу. Но тогда у вас всегда будет потребность завершить отношения с родителями, выбирая на их место кого-то, будь-то супруг\супруга, друг\подруга или даже начальник.

Мюррей Боуэн, психиатр и психотерапевт, который разрабатывал свою систему и методику работы с семьей в процессе психотерапии, предлагал своим ученикам, будущим семейным психотерапевтам, несколько рекомендаций, как наладить отношения с их родительской семьей. Результаты превзошли все ожидания автора. Во-первых, ученики, которые стремились выполнить рекомендации, добились неплохих результатов в процессе улучшения отношений с семьями, из которых произошли. Во-вторых, показывали лучшие результаты работы с семьями клиентов. 

Это были следующие рекомендации:

1. Постараться выстроить эмоциональный контакт (понимание и принятие каждым из членов семьи друг друга как личностей) с каждым из родителей один на один. Очень важно, чтобы это был контакт между двумя людьми, а не между родителями и ребенком или родителями и супружеской парой взрослого ребенка. 

2. Стремиться к позиции наблюдателя вместе с контролем эмоциональной реакции. Я не верю, что можно вообще эмоционально не включаться в семейные процессы, но можно постараться посмотреть на ситуации со стороны, сконцентрироваться на понимании того, что происходит в семье. Взгляд со стороны помогает лучше контролировать свои эмоции.

3. Не принимать ничьей стороны в семейном споре, то есть не присоединяться к одному из родственников. Делать это лучше в период, когда семья в стрессовой ситуации или в сильной тревоге.

Затем пользоваться этими же способами в отношениях с супругом\супругой и с детьми.
 

Постепенно возвращать Себя себе или развитие индивидуальности


1. Предлагаю вам учиться говорить только за себя, замечая местоимение “Мы”. Осознавать, если хочется говорить за всех женщин или мужчин, или за другую значимую группу, включая семью. Формулировать свою личную позицию и взгляд на ситуацию. Постараться при этом опираться на себя и свой опыт, без оглядки на значимую личность, умную статью, мнение большинства. 

2. Будьте внимательны к различиям. Чем вы отличаетесь от других членов семьи? Что именно вы любите есть? Что любите делать? 

3. Важно понимать, что с вами происходит. Старайтесь замечать свои чувства, ощущения в теле. Искать для своих эмоций подходящую форму выражения. Это может быть разговор о том, как вы реагируете на слова и действия партнера/родителя/ребенка. Мне кажется, это должен быть именно ваш творческий процесс. Советы, как лучше делать, здесь могут не работать, так как не учитывают вашу ситуацию и вашу особенность личности.

4. Брать на себя ответственность за свои действия. Для меня это про продумывание последствий за сделанный выбор и принятие того, что они принадлежат мне. При этом не делать то, что другой может сделать сам. Особенно, если вас не просят о помощи.

Мне кажется, что не нужно стремиться полностью избавиться от слияния в семье. Человеку важно ощущать себя отдельным и чувствовать свою принадлежность. Хорошо когда этот процесс получается сделать осознанным: есть возможность выбирать с кем и когда войти в слияние, а когда вернуться к себе.

Проект «Я и моя семья»

Слияние: единственный выход :: Психолог П.Гавердовская

Теперь я чувствую будто бы обязанность написать про все механизмы прерывания, выделяемые в теории гештальт-терапии хотя совершенно не собиралась, а хотела только про проекцию. Это у меня интроекция в папу: что нужно все коллекционировать и систематизировать, а иначе выйдет нехорошо и неаккуратненько.

Ну ладно. На самом деле упущено слияние, с которого все и начиналось. Упущено потому, что оно неинтересное. Я его не люблю, рассказывать про него скучно, показывать студентам демонстрационные сессии про слияние труднее всего. Потому, что нет гарантии, что повезет и будет в сессии материал, наглядно показывающий работу со слиянием, ведь слияние само по себе совершенно не наглядное. Слияние — это как раз, когда ничего и нет. Представьте теперь, как его показывать?

Слияние — это начало. Когда меня, Меня! — еще не существует. Отногенетически и символически слияние связано с самыми ранними процессами, когда мы были так малы, что не отделяли себя еще ни от матери, ни от мира. Да и по названию ясно: слияние — это какое-то такое состояние, когда нет границ. Про слияние можно прочесть очень и очень много, не люблю дублирование. Что тут самое главное для меня, как для терапевта?

Слияние связано с одиночеством, ответственностью и свободой. Это — центральный момент всей концепции. Представьте себе: на одной чаше весов Одиночество, Свобода и Ответственность, а на другой Слияние. И Слияние перевешивает 🙂

Слияние — это когда я жертвую собой ради тебя, ради того, чтобы не разлепляться с тобой. Ради иллюзии «вечной» жизни и вечной «любви». Ради возможности не решать, не быть ответственным. Ради тебя позади (и вокруг) меня, ради теплого, мягкого (а может и моркого) чего-то. Чего-то бОльшего, чем я. Ради огромного аморфного Мы. Которое было раньше меня, и с которым так не хочется расставаться.

Это примерно так: Мы будем делать это потому, что ты так хочешь; Мы не будем ничего делать потому, что ты так не хочешь; Потому, что если выяснится, что между нами есть различие, оно может означать мой уход, твой гнев и мое одиночество; А одиночество означает, что дальше уже я сам буду вынужден решать, что мне делать, куда идти, и мне самому придется нести ответственность за результат; А это страшно.

Состояние слияния — это как бы длящееся обещание самому себе, что смерти не будет. Ведь то, чего нет, не может исчезнуть. На самом деле, конечно, может, исчезают же эмбироны, решившие не продолжать. Но вряд ли они успевают ощутить экзистенциальное одиночество.

Выход из слияния возможен через признание своей отдельности, за которым молниеносно следует признание одиночества, свободы и всех остальных, недоступных до того пронзительных радостей. Утешиться здесь можно только одним способом: если одиночество — это холодно и печально, то свобода — это приятное ощущение в ступнях, опирающихся на землю. Когда слияние рассеивается, можно идти куда хочешь. Потому, что не осталось никого, кто может спасти тебя от свободы (она же смерть и ответственность, но это уже слишком для короткой заметки про неинтересное слияние 🙂

___

Информация по моей обучающей программе здесь:

http://personagrata-studio.ru/projects/gestalt-therapy-russia-usa/

Другие заметки о механизмах прерывания:

Проекция: и вечный бой

Интроекция: чувство дома

Ретрофлексия: приказано выжить

Смайлик «smile

Конфлюэнция – современная болезнь любви | Отношения, Саморазвитие

Мы покушали. Мы сделали первый шаг. У нас вырос первый зубик. Речи, которые умиляют и вызывают улыбку. Ведь сразу в воображении всплывает милое создание с пухленькими щечками. Мы заканчиваем 9 класс. Мы никак не можем выбрать, куда поступать. Что? Мы?? В такие моменты мне становится очень грустно. Хочется подойти, стукнуть по голове и сказать: «Какие мы?! Вы с ума сошли? Вашему ребенку 16 лет». Вот как-то так начинаются проблемы у людей в отношениях с этим непонятным словом «конфлюэнция».

Что такое конфлюэнция

Конфлюэнция – слияние человека с другим человеком. Когда вас нет, вы сливаетесь с другим настолько, что начинаете жить не свою жизнь, а его. Помните, как в фильме «Сбежавшая невеста» с Ричардом Гиром и Джулией Робертс. Корни этой проблемы идут из детства.

Для младенца и мамы быть в слиянии – необходимое условие для полноценной жизни ребенка. До определенного возраста это жизненная необходимость. Но потом начинается постепенное отдаление мамы от ребенка. И к определенному возрасту ребенок должен стать отдельной самостоятельной личностью, а мама продолжить жить свою жизнь. Этот процесс называется сепарацией.

Чтобы убрать нездоровое слияние как в отношениях между детьми и родителями, так и в последующих отношениях между партнерами необходимо быть самостоятельной полноценной личностью. Необходимо иметь свое мнение, уметь опираться на себя, иметь нормальную самооценку, иметь хобби и интересы. В общем, жить своей полноценной жизнью. А для этого, как показывает практика, нужна смелость.

Вот это парадокс: нас родили для того, чтобы мы жили для кого-то? Сначала мы живем для мамы и реализовываем ее нереализованные мечты и страхи. Потом мы, как эстафетная палочка, переходим в руки партнера и реализовываем его фантазии и мечты. Невозможность принять себя не дает нам возможности быть самостью для самих себя. Отсюда такие сложности в момент, когда наш партнер уходит от нас. Мы сталкиваемся с ощущением «меня нет». Как в мультфильме: если нет тебя, то и меня нет. Задумайтесь на секунду над этой фразой! Представьте: ваш партнер ушел и вы исчезли. Вас стерли с лица земли. Это ваш выбор. И вы это делаете каждый день. Соглашаясь идти в кино, не задумываясь на какой фильм, не прислушиваясь к своим чувствам, вы медленно, но верно убираете от себя по кусочку и выбрасываете на обочину жизни. Представьте себя собранным из деталей лего. Одна часть окрашена в синий, другая в красный, зеленый, желтый. Но ваши кусочки только одного цвета, все остальное – это места слияния. А теперь уберите все лишние и оставьте только ваш цвет. Что от вас осталось?

Как проверить, находитесь вы в слиянии с кем-то или нет?

Кто я? Расскажите о себе:

  • Что вы любите, почему? Любимый фильм, режиссер, книга, блюдо, напиток, цвет глаз, цвет одежды, цветок, дерево, увлечения и т. д. Насколько все это остается стабильным от партнера к партнеру?
  • Как быстро вы соглашаетесь на любые предложения о проведении времени? Почему?
  • Со сменой партнера менялись ли ваши увлечения? Например, сначала вы были фанаткой хоккея, потому что парень играл в хоккей, потом вы вдруг полюбили велоспорт.
  • Выбирая партнера, вы всегда увлекаетесь тем, у кого есть хобби и интересы? Начинаете ли вы все, о чем он говорит смотреть, читать, делать? Вы знаете своего партнера и его привычки лучше, чем себя?

Если конфлюэнция, или слияние – это про вас, и от осознания этого вам грустно, у вас есть шанс все исправить. Это сложный, болезненный путь, но он конечен и преодолим.

Как вылечиться от конфлюэнции

1. Первый шаг на этом пути – взять ответственность за свои поступки и выбор на себя. Обратите внимание на то, что кроме приятного ощущения единства в местоимении «мы» заложено разделение ответственности. Что бы ни произошло, всегда можно хотя бы у себя в голове переложить ответственность на другого. Также «мы» спасает от одиночества и конфликтов. И платите вы всего лишь отсутствием свободы и зависимостью.

2. Второй шаг – начните изучать себя. Когда вам что-то предлагают, берите паузу и проверяйте, хотите вы этого сейчас или нет.

3. Третий шаг – находите различия между собой и партнером, между собой и всеми остальными.

4. Четвертый шаг – используйте «я», «ты».

Одна из причин болезненности выхода из слияния – страх утратить близость. Но преодолев этот страх, вы получаете бонус в виде себя и новые яркие отношения на равных, как личность с личностью. Второй бонус: при разрыве отношений вы потеряете партнера, но у вас останетесь вы. А это, поверьте, очень много!

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

Близость или слияние

Многие люди мечтают о близких отношениях, представляя себе, что если они будут вместе с кем-то, то они будут как одно целое. Хотеть одно и то же, чувствовать похоже, постоянно быть вместе и не иметь друг от друга секретов. Наконец расстанутся с одиночеством, ибо все время будут где-то и с кем-то. Это распространенное заблуждение о близости, которое сначала немного подкрепляется в период влюбленности, а потом вдребезги разбивается о реальность человеческих отношений.

Это происходит потому, что люди путают близость со слиянием.

Слияние

Слияние – это состояние, когда между людьми нет психологических границ, да и физические границы смещены и нарушены.

Физиологический период слияния бывает у матери и грудного младенца, когда мать угадывает желания ребенка и живет ими, а ребенок не отличает свое тело от тела матери. Но период слияния естественным образом к 1,5 годам переходит в период отделения, и ребенок постепенно становится все более и более самостоятельным, пока совсем не отделяется от родителей годам к 20 (ну, или по крайней мере так пишут в книжках).

Еще один вариант слияния, совсем нездоровый – это созависимые отношения, когда в связь вступают два взрослых по паспорту, но очень не взрослых внутри человека, которые в свое время не прошли период отделения и воспринимают друг друга как дети родителей или как родители детей. В таких парах часто бывает, что один не может жить без другого, контролирует и боится потерять. В созависимых отношениях есть запрет на выражение своих чувств, особенно злости и стыда. Невозможно заявить о каких-то отдельных от «коллектива» желаниях. Все отвечают за всех и никто за себя. О желаниях не говорят прямо, и нужно догадываться. Один может нести всю ответственность, а другой быть совершенно безответственным, и так далее. Распространенный вид созависимых отношений – это алкоголик и жена алкоголика. Он хороший, если бы не пил и мог контролировать себя, а она сердитая, контролирующая все на свете и несущая ответственность за него, себя, работу и детей и еще много за что.

В таких отношениях, когда нет обострения или желания совпадают, бывают приятные моменты. Но чаще возникает много сильных чувств, кризисов и боли.Все это в народе принимают за «большую любовь» и «сложную судьбу». И считается, что между созависимыми людьми много близости, раз так много разных страстей и драм. Но на самом деле близости в созависимых отношениях нет. Есть душевные раны, боль, слияние и весьма смутное ощущение себя с преувеличением значимости другого. Есть использование, манипуляции, страх потери, ужас перед возможным одиночеством и неосознанность. Но близости нет, потому что нет четкой границы.

Еще один физиологический вариант слияния, который люди принимают за близость – это влюбленность. О ней много сказано, написано и спето. В период влюбленности кажется, что ты нашел того единственного, кто, наконец, понимает тебя и разделяет твои интересы полностью. Того, с кем хочешь быть вместе всегда-всегда и делить все, что есть в жизни. Засыпать и просыпаться вместе каждый день и все такое прочее. Однако, влюбленность обусловлена изменившимся гормональным фоном, который успокаивается примерно через 1,5 года, и тогда может наступить разочарование и выход из слияния с разными последствиями.

Первый – это расставание после осознания, что другой челочек совершенно не такой как ты, и не такой как ты себе фантазировал и ты не готов его принять. Если эта фантазия сильно расходится с реальностью, то разрыв неизбежен.

Второй вариант – это знакомство заново с тем человеком, в которого был влюблен, и вот тут уже возможна человеческая близость.

Близость

Само слово близость означает, что кто-то находится к кому-то близко. И если это так, то значит, что это два отдельных человека со своими очерченными границами, подошедшие очень близко. Не одно непонятное сросшееся целое, а два отдельных целых близко друг к другу. Между ними есть граница. Вернее, у каждого свои границы, и они находятся близко. А между этими границами есть какое-то пространство, которое и есть пространство близости. И в нем может происходить много разного: общение, любовь, совместные дела, просто бытие. Могут рождаться и расти дети.

Близость возможна только при наличии границ. А границы между людьми проявляются в ясном сообщении о том, что нравится, а что не нравится. Это иллюзия, что если ты близок с человеком, то тебе должно нравится все, что он делает или что ему будет нравится все, что ты делаешь (или что надо делать вид, что все нравится). Терпение и молчание – это проявление слияния.

Ясное заявление о том, чего хочешь, что нравится, а что нет – это путь к близости. Принятие себя во всех своих особенностях и ощущение того, что ты, такой, как ты есть, достоин любви – это путь к близости. Отвага проявить злость, грусть, страх, стыд, тревогу при другом человеке – это путь к близости. Желание увидеть другого человека другим, а не продолжением своих фантазий – тоже хороший путь к близости. Постоянная проверка себя на честность в том, как ты предъявляешь себя – это тоже вход в близость.

Еще какие могут быть входы в близость… Обнаружение и врачевание своих душевных ран без того, чтобы приписывать ответственность за них другому. Ясная ответственность за все, что происходит с тобой в присутствии другого и при этом отпускание контроля. Честное и целое проживание себя в присутствие другого. Готовность встретиться с проявлениями другого человека и со своей реакцией на них. Умение быть в одиночестве. Способность наслаждаться собой в одиночестве. Способность быть счастливым в одиночестве. Возможность вынести уход и отдаление другого человека без потери привязанности к нему.

Все это двери в близость между людьми, которые человек открывает сам, по собственной воле и собственными усилиями.

Многим кажется, что если они скажут о себе честно или выразят свои чувства, то близость исчезнет. Но это не так. Иллюзия, очарование и слияние точно исчезнет, а близость как раз может появиться, пройдя через настоящую встречу. Но может и не появиться. Тогда придется, наконец, встретиться со своими страхами и одиночеством, от которого многие годами бегут в слияние с другими людьми. Найти счастье внутри себя. Залечить свои раны и восстановить границы, чтобы встретить кого-то уже как цельный человек с ясными границами, для которого возможна самая желанная близость.

Слияние | Мир Психологии

СЛИЯНИЕ

Слияние (англ. confluence) — один из основных защитных механизмов, выделяемых в гештальт-терапии. В целом, в рамках понимания человека как субъекта, действующего в среде, С. можно определить как недостаточное отделение себя от среды. Человек начинает воспринимать общность своих и чужих («другого») взглядов, мнений, установок, мировоззрения как нечто само собой разумеющееся. Он м. б. сам источником этих взглядов, а может и принимать взгляды другого. С. описывается (напр., И. Польстер, М. Польстер) как некая игра, в которой партнеры играют по определенным правилам, однако эти правила известны только одному из них.

При невротическом С. происходит нарушение ощущения границы между «Я» и «другим», в результате чего нарушается здоровый ритм взаимодействия со средой. В норме предполагается, что при коммуникации с окружающим миром человек вступает в контакт, коммуницирует, а затем выходит из контакта. При невротическом С. исчезает фаза ухода из состояния контакта, внутренняя среда человека как бы «слипается» с внешней для него средой. Это м. б. С. с конкретным человеком, но также и с группой людей, с коллективом. Часто состояние С. может возникать между мужем и женой, родителями и детьми, начальником и подчиненными. (А.А. Корнеев)

Большая энциклопедия по психиатрии. Жмуров В.А.

Слияние (fusion) – соединение субличностей в целостную доболезненную личность при диссоциативном расстройстве идентичности (см.). Согласно литературе, это происходит чрезвычайно редко. См. Множественная личность.

Общая психология: глоссарий. Р. Комер

Слияние (fusion) — окончательное слияние двух или более подличностей при расстройстве множественной личности.

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

нет значения и толкования слова

предметная область термина

 

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Is It Love or Emotional Fusion — RWA Psychology

Мэй Су — психолог из Сиднея, работающий с парами в области консультирования по вопросам взаимоотношений и сексуальной терапии. Посетите Мэй в RWA Psychology в Бикрофте.

Когда я спрашиваю пары, что привело их к терапии, общий ответ — «Мы не общаемся». Учитывая, что пары постоянно общаются, даже если им не нравятся отправляемые сообщения, часто на самом деле они имеют в виду дискомфорт из-за конфликта и неспособность мириться с тем, что их партнер придерживается другого мнения.
Если пара действует из-за потребности в одобрении и подтверждении или из-за страха быть отвергнутой, трудно вести дискуссии или даже спорить как два отдельных, уникальных человека. Это описывает пару, которая «эмоционально слита».

Что такое фьюжн?

Fusion — это процесс объединения двух или более отдельных объектов в новое целое. Эта концепция повсеместно применяется в романтических отношениях, часто говорят: «Я нашел свою вторую половину».

Что такое эмоциональный сплав?

Эмоциональное слияние определяется как эмоциональное единство или «застывшее единство» между членами семьи.Его можно измерить степенью, в которой человек вкладывает энергию в важные отношения, и степенью, в которой функционирование человека в отношениях является реакцией на другого. Доказательства слияния проявляются в высокой чувствительности к другим. В смешанных отношениях индивидуальный выбор откладывается ради достижения гармонии в системе. Еще один индикатор эмоционального слияния — реактивное дистанцирование, когда человек эмоционально отстраняет себя от напряженности в отношениях.

Слияние существует как в расширенных, так и в ядерных семьях, в группах и парах (особенно интенсивно в супружеских парах и парах родитель-ребенок). Отношения между интимными парами (которым и будет посвящена эта статья) особенно уязвимы для интенсивности эмоционального слияния.

Как выглядят эмоционально слитые отношения пары?

Эмоциональное слияние проявляется разными способами, некоторые из которых часто приравниваются к заботе и любви. К ним относятся следующие:
— Каждый партнер несет ответственность за реакции другого.
— Считается неправильным делать или говорить что-либо, что расстраивает другого человека.
— Существует убеждение (которое часто выражается открыто), что каждый партнер существует для удовлетворения потребностей другого.
— Оба партнера принимают на свой счет то, что говорит другой.
— Различия во мнениях не терпят. Отдельные мысли и чувства оспариваются и опровергаются.
— Отношения насыщены реакциями, то есть партнеры немедленно реагируют (как будто рефлекторно, коленным рефлексом) на воспринимаемые требования другого человека.Каждый партнер вызывает у другого определенное поведение.
— Существует тенденция чрезмерно сосредотачиваться на другом человеке, в том числе тратить время и энергию на попытки изменить его.
— Истинная автономия не допускается. Если один из партнеров пытается измениться, действуя по-другому, это рассматривается как угроза, и на него оказывается сильное давление, чтобы заставить его вернуться.

Ловушки эмоционального слияния:

Чем сильнее у пары склонность к слиянию, тем меньше у них гибкости в адаптации к жизненному стрессу, что в конечном итоге приводит к менее стабильным отношениям.Это потому, что эмоционально слитые люди более склонны к нужде. Поскольку они обычно испытывают чувство пустоты и неполноценности, они смотрят на своего партнера, чтобы отразить ему их чувство идентичности. Они требуют постоянного подтверждения, становясь такими, какими, по их мнению, хотят их видеть другие. Это приводит к неискреннему поведению, которое невозможно поддерживать в долгосрочной перспективе, что часто приводит к чувству отстраненности и даже негодования.

Как происходит эмоциональное слияние?

Уязвимость к эмоциональному слиянию формируется в семье происхождения каждого партнера.Если человек растет в семейной среде, которая мешает его воспринимаемой способности разделять и действовать независимо, он или она, возможно, научились эмоционально сливаться с другими. Такие люди могут стать чрезмерно зависимыми во взрослом возрасте, полагаясь на других, чтобы они отражали и отражали то, что им нужно видеть и слышать, чтобы сохранить чувство собственного достоинства. Воспитание в единой семье порождает тенденцию или потребность искать смешанные отношения с другими людьми, в частности, с партнером.

Что можно сделать с эмоциональным слиянием?

Способность развивать и сохранять самоощущение называется «дифференциацией».«Дифференциация описывается как способность человека действовать автономно, делая самостоятельный выбор, оставаясь эмоционально связанным с интенсивностью значимых отношений. С практической точки зрения, речь идет об открытии способа терпеть тягу к слиянию и одновременно поддерживать эмоциональную автономию при близких отношениях с партнером.

Высокодифференцированные люди обладают способностью успокаиваться, что позволяет им быть уязвимыми в отношениях, терпеть конфликты и брать на себя ответственность за свои собственные мысли, чувства и поведение.Они не возлагают ответственность за себя на других. Поскольку их сила и идентичность не исходят от других, они находятся в отношениях по собственному выбору, а не по потребности.

Дифференциация — это основа, на которой можно наслаждаться здоровой близостью. Другими словами, без сильного и обособленного «я» не может быть эмоционально удовлетворяющего «мы».

Если вас интересуют наши услуги по консультированию по вопросам взаимоотношений, не стесняйтесь обращаться к нам за консультацией.

Мэй Су — психолог-консультант, имеющий опыт работы со взрослыми и подростками в лечении депрессии, тревоги, стресса, травм и проблем, связанных с гневом.Позвоните в отдел психологии RWA, чтобы записаться на прием к Мэй или другому нашему психологу.

Identity fusion | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Identity Fusion []

Слияние идентичности — это уникальная форма согласования с группами, члены которой испытывают внутреннее чувство единства с группой.Эта конструкция основана на различии между личным «я» и социальным «я». Личное Я относится к характеристикам, которые делают кого-то уникальным человеком (например, высокий, старый, умный), в то время как социальное Я относится к характеристикам, которые объединяют человека с группами (например, американец, брат по братству, член студенческого совета и т. Д. .). Как следует из названия, слияние идентичностей включает в себя союз личного и социального «я».

Когда происходит слияние, личная и социальная сущность остаются заметными и влиятельными, но границы между ними становятся очень проницаемыми.Хотя личное и социальное «я» соединены вместе, они остаются независимо заметными и агеническими. Кроме того, слившиеся люди начинают рассматривать других членов группы как «семью» и развивают с ними прочные родственные связи, а также связи с коллективом. Следовательно, слитые люди не просто связаны с коллективом; они развивают узы, связывающие их с отдельными членами коллектива.

Сила личного «я» и родственных связей отличает слияние идентичностей от других форм согласования с группами, таких как «групповая идентификация».При групповой идентификации верность коллективу затмевает личное «я» и родственные связи с другими членами группы. Принимая во внимание недостаточное участие личного «я» и родственных связей в идентификации, отсюда следует, что меры слияния идентичностей должны в большей степени предсказывать крайнее прогрупповое поведение, чем меры идентификации. Фактически, появляется все больше свидетельств этой идеи. Показатели слияния идентичностей являются особенно мощными предикторами лично дорогостоящего прогруппового поведения, включая одобрение крайних форм поведения, таких как борьба и смерть за группу. [1] [2] [3] [4] [5] [6]

Теоретические основы []

Конструкция слияния идентичностей основывается на более ранних работах, подчеркивая те аспекты взаимоотношений людей с группами, которые недооценивались с точки зрения социальной идентичности (т.е. теория социальной идентичности [7] и теория самокатегории [8] ). Как и теория социальной идентичности, теория слияния идентичностей опирается на различие между личной и социальной идентичностями [9] .Однако подход социальной идентичности предполагает наличие гидравлической взаимосвязи между личной и социальной идентичностями, так что увеличение значимости и влияния одной уменьшает значимость и влияние другой. Одним из важных следствий этого предположения является то, что по мере того, как групповая идентичность становится заметной и способной управлять поведением, личная идентичность становится менее заметной и с меньшей вероятностью будет определять поведение. Напротив, в рамках теории слияния идентичностей [10] и личная, и социальная идентичность могут быть заметными и влиятельными одновременно.

Теория социальной идентичности также предполагает, что члены группы связаны друг с другом только через свою преданность коллективу; теоретически личные отношения между членами группы не способствуют идентификации с группой (например, [11] ; но см. [12] ). Напротив, слитые индивиды чувствуют глубокую связь с другими членами группы как с индивидуумами, так и с большей группой в целом. Это отражается в показателях идентификации слияния. Например, словесная мера слияния идентичностей [13] выявляет чувство взаимной силы между индивидуумом и группой (например,г., «Я силен своей группой»; «Я сделаю для своей группы больше, чем любой другой член группы»), а также чувство единства с группой (например, «Я — одно со своей группой»; «Моя группа — это я»). Также угроза для группы с большой вероятностью приведет к предполагаемой угрозе против личности [14] .

Четыре принципа []

Уникальные характеристики теории слияния идентичностей суммированы в форме четырех принципов:

  1. Агентно-личностный принцип «Я» — Когда объединенные личности становятся прочно связанными и выровненными с группой, предполагается, что они сохраняют активное и агентное личное «я», даже когда социальное «я» активировано.В соответствии с этой идеей, активация личности посредством увеличения физиологического возбуждения [14] или побуждение людей думать о том, как они отреагируют, если им лично угрожают [15] , усиливает поддержку крайних жертв прогруппы. Напротив, перспектива социальной идентификации предполагает, что личное и социальное «я» гидравлически связаны друг с другом. Таким образом, активация личного «я» должна уменьшать поддержку прогруппового поведения.Однако это не относилось к сильно слитым индивидуумам, которые фактически продемонстрировали прямо противоположный эффект.
  2. Принцип синергии идентичности — Тот факт, что личное и социальное «я» могут активироваться независимо, повышает вероятность того, что они могут синергетически сочетаться для мотивации прогруппового поведения. В соответствии с этой возможностью, исследования показали, что активация либо личного «я», либо социального «я» усиливает готовность сильно слитых людей вести себя прогрупповым образом.Например, активация личного Я путем изгнания участников из группы на основании их личных предпочтений или активация социального Я путем изгнания участников на основании их членства в группе [16] привело к усилению поддержки прогрупповых действий для сильно, но неслабо сросшиеся особи. Сильно сплоченные люди пойдут на многое, чтобы снова быть принятыми в коллектив после остракизма. Таким образом, в отличие от теории социальной идентичности, которая предполагает, что личное Я не играет роли в прогрупповом поведении, теория слияния утверждает, что прогрупповое поведение мотивируется как личным, так и социальным Я, и эти два типа самопознания могут иногда работать вместе.
  3. Принцип реляционных связей — Подход слияния предполагает, что сильно слитые люди заботятся не только о своих коллективных связях с группой (как абстрактной сущности), но и о своих отношениях (реальных или воображаемых) с другими членами группы. [17] [18] [19] Действительно, сильно слитые индивиды чувствуют родственные связи с другими членами группы, даже с теми, с кем они, возможно, имели мало контактов или вообще не контактировали. Несколько исследований получили эмпирическую поддержку принципа родственных связей.Используя несколько межличностных вариаций классической дилеммы троллейбуса, люди, которые были прочно связаны со своей страной, одобрили спасение соотечественников, прыгнув перед едущим трамваем на смерть. [20] Более того, слитные участники даже одобрили оттеснение земляка, который был готов прыгнуть, и вместо этого прыгали насмерть, чтобы в конечном итоге принести пользу группе. [21] Очевидно, сильно слившиеся люди настолько тесно связаны со своими товарищами по группе, что они предпочли бы, чтобы они сами умерли, а не другие члены группы.С другой стороны, подход социальной идентичности предполагает, что, когда социальная идентичность является заметной, люди рассматривают своих товарищей по группе как просто взаимозаменяемые образцы группы (т.е. они оценивают других членов группы на основе их «коллективных связей» с группой) .
  4. Принцип безотзывности — Подход слияния идентичностей предполагает, что однажды разработанное слияние будет в значительной степени стабильным с течением времени. Эта стабильность сохраняется даже в различных ситуациях. Это связано с сильными эмоциями, убеждениями и внутренними отношениями, которые испытывают сильно сросшиеся люди.То есть, хотя общее слияние группы людей может измениться в ответ на мощные ситуационные силы, ранжирование людей в группе останется стабильным. Исследователи проверили гипотезу «однажды слились, всегда слились», сравнив временную стабильность баллов слияния со страной для людей с высокой степенью слияния с таковыми для людей с умеренным или слабым слиянием. Коэффициенты стабильности для участников с высокой степенью слияния были значительно выше, чем коэффициенты, связанные с участниками со слабой или средней степенью слияния. [22] Даже будучи подвергнутыми остракизму, сильно слившиеся люди пойдут на все, чтобы подтвердить свою стойкость по отношению к группе.

Последствия слияния []
Подтверждение экстремального поведения профессиональных групп []

Поскольку экспериментальное изучение фактических экстремальных прогрупповых действий поднимает большие этические красные флажки, исследователи в основном сосредоточились на одобрении крайних прогрупповых действий. Несколько исследований показали, что слияние является надежным предиктором готовности сражаться и умереть от имени своей группы. [23] [24] [25] [26] В другом исследовании изучались ответы на варианты классической «дилеммы тележки» [27] , адаптированные для групп. В сценариях, в которых желание самосохранения противопоставлялось самопожертвованию ради других, сильно слившиеся люди были особенно готовы поддержать жертвование своей жизнью ради других членов группы (но не ради членов чужой группы). [28] Используя другой подход, исследователи изучили реакцию членов группы на значительные потери в группе и обнаружили, что высоко идентифицированные люди склонны отделяться от группы после групповой неудачи, в то время как сильно слитые люди предсказывали, что они «сойдут с ума». корабль».Например, в параллельных исследованиях президентских выборов 2008 года в Испании и США люди, которые были тесно связаны со своей политической партией, усваивали как победу, так и поражение, но высоко идентифицированные люди усваивали только победу. [29]

Участие в дорогостоящем личном поведении в пользу группы []

В дополнение к предсказанию одобрения крайнего прогруппового поведения, слияние, как было показано, предсказывает множество лично дорогостоящих прогрупповых поведений в реальном мире.В исследовании транссексуалов, рассматривавших возможность операции по смене пола, люди, сильно сросшиеся со своим желаемым полом, подвергались хирургическим процедурам, призванным навсегда изменить их основные половые характеристики. Слабо слитные участники гораздо реже подвергались этим процедурам. [30]

Исследования показали, что слияние также является сильным предиктором группового поведения при оказании помощи. В некоторых исследованиях они жертвовали группе деньги. [31] В других случаях они оказывали социальную и эмоциональную поддержку другим членам группы. [32] Другое исследование также показало, что сильно слитые люди особенно готовы изо всех сил стараться защитить группу и сохранить ее целостность. Например, сильно сбитые с толку сотрудники с большей вероятностью сообщали о том, что когда-нибудь во время своей работы «дали сигнал в свисток». Предположительно, такая разоблачительная деятельность была мотивирована убеждением, что их действия в конечном итоге принесут пользу группе. [33] Другое исследование показало, что студенты, которые были тесно связаны со своим университетом, были замечательно готовы «дать сигнал» против сокурсника, который обманывает, несмотря на затраты времени, энергии и возможность возмездия со стороны мошенника. [34]

Локальное и расширенное слияние []

Со времен Дарвина бихевиористы были сбиты с толку готовностью некоторых людей пожертвовать собой ради группы. Почему, например, члены больших разрозненных групп (например, нации, религии) приносят высшую жертву ради генетически неродственных других? Социально-психологические точки зрения утверждали, что такие жертвы мотивированы приверженностью большему коллективу (например, [35] ), в то время как антропологические точки зрения утверждали, что такие жертвы вызваны приверженностью другим членам группы (например, [35] ).грамм. [36] [37] ).

Какое из приведенных выше объяснений самопожертвования является правильным? Здесь может оказаться полезным различие между локальным и расширенным слиянием. [38] Локальное слияние происходит в относительно небольших однородных группах, в которых члены развивают сильную привязанность к людям, с которыми они имеют прямой личный контакт (например, семьи или рабочие группы). Напротив, расширенное слияние происходит в относительно больших группах, состоящих из многих индивидуумов, с которыми слитный индивидуум может не иметь личных отношений (например,g., политические партии, национальные государства). В расширенном слиянии, даже если слитые люди могут на самом деле не знать всех своих товарищей по группе, они все равно чувствуют, что знают их, и даже думают о них как о своей семье. Короче говоря, слитые люди проецируют чувства родственных связей, которые у них есть с известными членами группы, на неизвестных членов группы. Проекция родственных связей объясняет, почему слившиеся индивиды иногда готовы приносить жертвы ради членов больших разнородных групп, которые большинство людей пошло бы только на небольшие, сплоченные группы.В процессе проекции они психологически превращают генетически неродственных людей в родственников.

Механизмы, лежащие в основе эффектов слияния []
Общая сущность []

Хотя большинство исследований синтеза на сегодняшний день сосредоточено на природе и последствиях синтеза, недавние исследования выявили некоторые многообещающие отправные точки для понимания причин синтеза. Восприятие общей сущности, вера в то, что человек разделяет основные основные качества с группой, по-видимому, является ключевым строительным блоком слияния идентичностей.Восприятие общей сущности возникает по-разному в локальном и расширенном слиянии. В локальном слиянии люди имеют непосредственный опыт общения с другими членами группы, что позволяет сделать вывод о том, что каждый человек разделяет основные качества с этими людьми. В расширенном слиянии восприятию психологического родства способствует наличие определенных характеристик, которые воспринимаются как фундаментальные для того, кем является человек. Например, люди с большей вероятностью сольются с большими расширенными группами, когда они будут убеждены, что члены группы разделяют с ними гены или основные ценности, особенно если они считают эти ценности священными. [39]

Неуязвимость []

Принцип слияния реляционных связей предполагает, что сильно слитые индивиды будут чувствовать, что они и другие члены группы синергетически усиливают друг друга. Такое восприятие взаимной силы должно способствовать восприятию того, что вместе члены группы уникально неуязвимы. Это чувство неуязвимости может служить для того, чтобы изолировать сильно слившихся людей от полного осознания рисков, связанных с экстремальными действиями.Было показано, что восприятие неуязвимости опосредует влияние слияния на поддержку прогруппового поведения. [40]

Агентство []

Принцип синергии идентичности слияния предполагает, что границы между личным и социальным «я» очень проницаемы для сильно слитых индивидуумов. Эти проницаемые границы побуждают людей направлять свою личную свободу воли на групповое поведение, повышая вероятность того, что сильно сплоченные индивиды направят свои чувства личной воли на прогрупповое поведение.Было показано, что восприятие свободы воли опосредует влияние слияния на прогрупповое поведение. [41] [42]

См. Также []

Список литературы []

  1. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Гомес, А., Сейл, К. Д., Моралес, Дж. Ф. и Хуичи, К. (2009). Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96 , 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  2. ↑ Суонн, В.Б. мл., Гомес А., Довидио Дж. Ф., Харт С. и Джеттен Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологические науки , 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  3. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру. Журнал личности и социальной психологии , 100 (5), 918.DOI: 10.1037 / a0022642
  4. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  5. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Бурместер, доктор медицины, Гомес, А., Джеттен, Дж., Бастиан, Б., Васкес, А.… Чжан, А. (2013a). За что стоит умереть за группу? Слияние идентичности укрепляет чувство семейных уз, способствуя самопожертвованию.
  6. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Лопес, Л., Хименес, Дж. И Бюрместер, доктор медицины (2013b). Корни крайнего самопожертвования: смерть за свою группу отражает слияние идентичностей, а не морали.
  7. ↑ Тайфел Х. и Тернер Дж. К. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. В У. Г. Остин и С. Уорчел (ред.), Социальная психология межгрупповых отношений (стр. 33–47). Монтерей, Калифорния: Брукс-Коул.
  8. ↑ Тернер, Дж. К., Хогг, М. А., Оукс, П. Дж., Райхер, С.Д., & Ветерелл М. (1987). Повторное открытие социальной группы: теория самоклассификации. Оксфорд, Англия: Бэзил Блэквелл.
  9. ↑ Джеймс У. (1890), Принципы психологии, 2 тома, Нью-Йорк: Генри Холт
  10. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  11. ↑ Тернер, Дж. К., Хогг, М. А., Оукс, П.Дж., Райхер, С. Д., & Ветерелл, М. (1987). Повторное открытие социальной группы: теория самоклассификации. Оксфорд, Англия: Бэзил Блэквелл.
  12. ↑ Хогг, М.А., и Харди, Э.А. (1991). Социальное влечение, личное влечение и самоопределение: полевое исследование. Бюллетень личности и социальной психологии, 17, 175-180. DOI: 10.1177 / 01461672

    00209
  13. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  14. 14,0 14,1 Суонн, У. Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b) Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  15. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Сейл, К. Д., Моралес, Дж. Ф. и Хуйчи, К. (2009).Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96, 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  16. ↑ Гомес, Б., Моралес, Дж. Ф., Харт, С., Васкес, А., и Сван, В. Б., младший (2011b). Отвергнутые и исключенные навсегда, но еще более преданные: безвозвратный остракизм усиливает лояльность к группе среди людей, слившихся с идентичностью. Бюллетень личности и социальной психологии, 37, 1574-1586. DOI: 10.1177 / 0146167211424580
  17. ↑ Суонн, В.Б. мл., Гомес А., Сейл К. Д., Моралес Дж. Ф. и Хуйчи К. (2009). Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96, 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  18. ↑ Брюэр, М. Б., & Гарднер, В. (1996). Кто это «мы»? Уровни коллективной идентичности и представлений о себе. Журнал личности и социальной психологии, 71, 83-93. DOI: 10.1037 / 0022-3514.71.1.83
  19. ↑ Маркус, Х. Р., Китайма, С.(1991). Культура и личность: последствия для познания, эмоций и мотивации. Психологический обзор, 98 (2), 224. doi: 10.1037 / 0033-295X.98.2.224
  20. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С. и Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  21. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С.И Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  22. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  23. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен Дж. И Суонн У. Б. младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру. Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  24. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  25. ↑ Суонн, В.Б. мл., Бурместер, М. Д., Гомес, А., Джеттен, Дж., Бастиан, Б., Васкес, А.… Чжан, А. (2013a). За что стоит умереть за группу? Слияние идентичности укрепляет чувство семейных уз, способствуя самопожертвованию.
  26. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Лопес, Л., Хименес, Дж. И Бюрместер, доктор медицины (2013b). Корни крайнего самопожертвования: смерть за свою группу отражает слияние идентичностей, а не морали.
  27. ↑ Foot, P. (1967). Проблема аборта и учение о двойном эффекте.Оксфорд Ревью (Тринити), 5, 5–15.
  28. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С. и Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  29. ↑ Бурместер, М. Д., Гомес, Б., Брукс, М. Л., Моралес, Дж. Ф., Фернандес, С., и Суонн, В. Б. мл. (2012). Судьба моей группы — это моя судьба: американцы и испанцы, слившиеся с идентичностью, связывают качество личной жизни с исходом выборов 2008 года.Фундаментальная и прикладная социальная психология, 34 (6), 527-533. DOI: 10.1080 / 01973533.2012.732825
  30. ↑ Суонн, У. Б., мл., Гомес, А., Васкес, А., Гийамон, А., Сеговия, С., Каррильо, Б. (в стадии пересмотра). Слияние с психологическим полом предсказывает операцию по смене пола на половых органах
  31. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841.DOI: 10.1037 / a0020014
  32. ↑ Семнани-Азад, З., Сикара, К.П., и Льюис, М. (2012). Динамика помогающего поведения и сотрудничества через культуру. Труды технологий и систем совместной работы 2012, 525-530. DOI: 10.1109 / CTS.2012.6261100
  33. ↑ Miceli, M.P., Near, J.P., & Dworkin, T.M. (2008). Свидетельство о нарушениях в организациях. Нью-Йорк: Рутледж.
  34. ↑ Buhrmester, M.D. (2013). Когнитивные и эмоциональные основы изобличения. Диссертация.
  35. ↑ Тайфель, Х.И Тернер Дж. С. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. В У. Г. Остин и С. Уорчел (ред.), Социальная психология межгрупповых отношений (стр. 33–47). Монтерей, Калифорния: Брукс-Коул.
  36. ↑ Атран, С. (2010). Разговор с врагом: насильственный экстремизм, священные ценности и что значит быть человеком. Лондон: Пингвин.
  37. ↑ Уайтхаус, Х. (2004). Способы религиозности: когнитивная теория религиозной передачи. Уолнат-Крик, Калифорния: AltaMira Press.
  38. ↑ Суонн, В.Б. мл., Джеттен Дж., Гомес А., Уайтхаус Х. и Бастиан Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  39. ↑ Атран, С., & Джинджес, Дж. (2012). Религиозные и священные императивы в человеческом конфликте. Наука, 336, 855-857. DOI: 10.1126 / science.1216902
  40. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  41. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  42. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642

Identity fusion | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Identity Fusion []

Слияние идентичности — это уникальная форма согласования с группами, члены которой испытывают внутреннее чувство единства с группой.Эта конструкция основана на различии между личным «я» и социальным «я». Личное Я относится к характеристикам, которые делают кого-то уникальным человеком (например, высокий, старый, умный), в то время как социальное Я относится к характеристикам, которые объединяют человека с группами (например, американец, брат по братству, член студенческого совета и т. Д. .). Как следует из названия, слияние идентичностей включает в себя союз личного и социального «я».

Когда происходит слияние, личная и социальная сущность остаются заметными и влиятельными, но границы между ними становятся очень проницаемыми.Хотя личное и социальное «я» соединены вместе, они остаются независимо заметными и агеническими. Кроме того, слившиеся люди начинают рассматривать других членов группы как «семью» и развивают с ними прочные родственные связи, а также связи с коллективом. Следовательно, слитые люди не просто связаны с коллективом; они развивают узы, связывающие их с отдельными членами коллектива.

Сила личного «я» и родственных связей отличает слияние идентичностей от других форм согласования с группами, таких как «групповая идентификация».При групповой идентификации верность коллективу затмевает личное «я» и родственные связи с другими членами группы. Принимая во внимание недостаточное участие личного «я» и родственных связей в идентификации, отсюда следует, что меры слияния идентичностей должны в большей степени предсказывать крайнее прогрупповое поведение, чем меры идентификации. Фактически, появляется все больше свидетельств этой идеи. Показатели слияния идентичностей являются особенно мощными предикторами лично дорогостоящего прогруппового поведения, включая одобрение крайних форм поведения, таких как борьба и смерть за группу. [1] [2] [3] [4] [5] [6]

Теоретические основы []

Конструкция слияния идентичностей основывается на более ранних работах, подчеркивая те аспекты взаимоотношений людей с группами, которые недооценивались с точки зрения социальной идентичности (т.е. теория социальной идентичности [7] и теория самокатегории [8] ). Как и теория социальной идентичности, теория слияния идентичностей опирается на различие между личной и социальной идентичностями [9] .Однако подход социальной идентичности предполагает наличие гидравлической взаимосвязи между личной и социальной идентичностями, так что увеличение значимости и влияния одной уменьшает значимость и влияние другой. Одним из важных следствий этого предположения является то, что по мере того, как групповая идентичность становится заметной и способной управлять поведением, личная идентичность становится менее заметной и с меньшей вероятностью будет определять поведение. Напротив, в рамках теории слияния идентичностей [10] и личная, и социальная идентичность могут быть заметными и влиятельными одновременно.

Теория социальной идентичности также предполагает, что члены группы связаны друг с другом только через свою преданность коллективу; теоретически личные отношения между членами группы не способствуют идентификации с группой (например, [11] ; но см. [12] ). Напротив, слитые индивиды чувствуют глубокую связь с другими членами группы как с индивидуумами, так и с большей группой в целом. Это отражается в показателях идентификации слияния. Например, словесная мера слияния идентичностей [13] выявляет чувство взаимной силы между индивидуумом и группой (например,г., «Я силен своей группой»; «Я сделаю для своей группы больше, чем любой другой член группы»), а также чувство единства с группой (например, «Я — одно со своей группой»; «Моя группа — это я»). Также угроза для группы с большой вероятностью приведет к предполагаемой угрозе против личности [14] .

Четыре принципа []

Уникальные характеристики теории слияния идентичностей суммированы в форме четырех принципов:

  1. Агентно-личностный принцип «Я» — Когда объединенные личности становятся прочно связанными и выровненными с группой, предполагается, что они сохраняют активное и агентное личное «я», даже когда социальное «я» активировано.В соответствии с этой идеей, активация личности посредством увеличения физиологического возбуждения [14] или побуждение людей думать о том, как они отреагируют, если им лично угрожают [15] , усиливает поддержку крайних жертв прогруппы. Напротив, перспектива социальной идентификации предполагает, что личное и социальное «я» гидравлически связаны друг с другом. Таким образом, активация личного «я» должна уменьшать поддержку прогруппового поведения.Однако это не относилось к сильно слитым индивидуумам, которые фактически продемонстрировали прямо противоположный эффект.
  2. Принцип синергии идентичности — Тот факт, что личное и социальное «я» могут активироваться независимо, повышает вероятность того, что они могут синергетически сочетаться для мотивации прогруппового поведения. В соответствии с этой возможностью, исследования показали, что активация либо личного «я», либо социального «я» усиливает готовность сильно слитых людей вести себя прогрупповым образом.Например, активация личного Я путем изгнания участников из группы на основании их личных предпочтений или активация социального Я путем изгнания участников на основании их членства в группе [16] привело к усилению поддержки прогрупповых действий для сильно, но неслабо сросшиеся особи. Сильно сплоченные люди пойдут на многое, чтобы снова быть принятыми в коллектив после остракизма. Таким образом, в отличие от теории социальной идентичности, которая предполагает, что личное Я не играет роли в прогрупповом поведении, теория слияния утверждает, что прогрупповое поведение мотивируется как личным, так и социальным Я, и эти два типа самопознания могут иногда работать вместе.
  3. Принцип реляционных связей — Подход слияния предполагает, что сильно слитые люди заботятся не только о своих коллективных связях с группой (как абстрактной сущности), но и о своих отношениях (реальных или воображаемых) с другими членами группы. [17] [18] [19] Действительно, сильно слитые индивиды чувствуют родственные связи с другими членами группы, даже с теми, с кем они, возможно, имели мало контактов или вообще не контактировали. Несколько исследований получили эмпирическую поддержку принципа родственных связей.Используя несколько межличностных вариаций классической дилеммы троллейбуса, люди, которые были прочно связаны со своей страной, одобрили спасение соотечественников, прыгнув перед едущим трамваем на смерть. [20] Более того, слитные участники даже одобрили оттеснение земляка, который был готов прыгнуть, и вместо этого прыгали насмерть, чтобы в конечном итоге принести пользу группе. [21] Очевидно, сильно слившиеся люди настолько тесно связаны со своими товарищами по группе, что они предпочли бы, чтобы они сами умерли, а не другие члены группы.С другой стороны, подход социальной идентичности предполагает, что, когда социальная идентичность является заметной, люди рассматривают своих товарищей по группе как просто взаимозаменяемые образцы группы (т.е. они оценивают других членов группы на основе их «коллективных связей» с группой) .
  4. Принцип безотзывности — Подход слияния идентичностей предполагает, что однажды разработанное слияние будет в значительной степени стабильным с течением времени. Эта стабильность сохраняется даже в различных ситуациях. Это связано с сильными эмоциями, убеждениями и внутренними отношениями, которые испытывают сильно сросшиеся люди.То есть, хотя общее слияние группы людей может измениться в ответ на мощные ситуационные силы, ранжирование людей в группе останется стабильным. Исследователи проверили гипотезу «однажды слились, всегда слились», сравнив временную стабильность баллов слияния со страной для людей с высокой степенью слияния с таковыми для людей с умеренным или слабым слиянием. Коэффициенты стабильности для участников с высокой степенью слияния были значительно выше, чем коэффициенты, связанные с участниками со слабой или средней степенью слияния. [22] Даже будучи подвергнутыми остракизму, сильно слившиеся люди пойдут на все, чтобы подтвердить свою стойкость по отношению к группе.

Последствия слияния []
Подтверждение экстремального поведения профессиональных групп []

Поскольку экспериментальное изучение фактических экстремальных прогрупповых действий поднимает большие этические красные флажки, исследователи в основном сосредоточились на одобрении крайних прогрупповых действий. Несколько исследований показали, что слияние является надежным предиктором готовности сражаться и умереть от имени своей группы. [23] [24] [25] [26] В другом исследовании изучались ответы на варианты классической «дилеммы тележки» [27] , адаптированные для групп. В сценариях, в которых желание самосохранения противопоставлялось самопожертвованию ради других, сильно слившиеся люди были особенно готовы поддержать жертвование своей жизнью ради других членов группы (но не ради членов чужой группы). [28] Используя другой подход, исследователи изучили реакцию членов группы на значительные потери в группе и обнаружили, что высоко идентифицированные люди склонны отделяться от группы после групповой неудачи, в то время как сильно слитые люди предсказывали, что они «сойдут с ума». корабль».Например, в параллельных исследованиях президентских выборов 2008 года в Испании и США люди, которые были тесно связаны со своей политической партией, усваивали как победу, так и поражение, но высоко идентифицированные люди усваивали только победу. [29]

Участие в дорогостоящем личном поведении в пользу группы []

В дополнение к предсказанию одобрения крайнего прогруппового поведения, слияние, как было показано, предсказывает множество лично дорогостоящих прогрупповых поведений в реальном мире.В исследовании транссексуалов, рассматривавших возможность операции по смене пола, люди, сильно сросшиеся со своим желаемым полом, подвергались хирургическим процедурам, призванным навсегда изменить их основные половые характеристики. Слабо слитные участники гораздо реже подвергались этим процедурам. [30]

Исследования показали, что слияние также является сильным предиктором группового поведения при оказании помощи. В некоторых исследованиях они жертвовали группе деньги. [31] В других случаях они оказывали социальную и эмоциональную поддержку другим членам группы. [32] Другое исследование также показало, что сильно слитые люди особенно готовы изо всех сил стараться защитить группу и сохранить ее целостность. Например, сильно сбитые с толку сотрудники с большей вероятностью сообщали о том, что когда-нибудь во время своей работы «дали сигнал в свисток». Предположительно, такая разоблачительная деятельность была мотивирована убеждением, что их действия в конечном итоге принесут пользу группе. [33] Другое исследование показало, что студенты, которые были тесно связаны со своим университетом, были замечательно готовы «дать сигнал» против сокурсника, который обманывает, несмотря на затраты времени, энергии и возможность возмездия со стороны мошенника. [34]

Локальное и расширенное слияние []

Со времен Дарвина бихевиористы были сбиты с толку готовностью некоторых людей пожертвовать собой ради группы. Почему, например, члены больших разрозненных групп (например, нации, религии) приносят высшую жертву ради генетически неродственных других? Социально-психологические точки зрения утверждали, что такие жертвы мотивированы приверженностью большему коллективу (например, [35] ), в то время как антропологические точки зрения утверждали, что такие жертвы вызваны приверженностью другим членам группы (например, [35] ).грамм. [36] [37] ).

Какое из приведенных выше объяснений самопожертвования является правильным? Здесь может оказаться полезным различие между локальным и расширенным слиянием. [38] Локальное слияние происходит в относительно небольших однородных группах, в которых члены развивают сильную привязанность к людям, с которыми они имеют прямой личный контакт (например, семьи или рабочие группы). Напротив, расширенное слияние происходит в относительно больших группах, состоящих из многих индивидуумов, с которыми слитный индивидуум может не иметь личных отношений (например,g., политические партии, национальные государства). В расширенном слиянии, даже если слитые люди могут на самом деле не знать всех своих товарищей по группе, они все равно чувствуют, что знают их, и даже думают о них как о своей семье. Короче говоря, слитые люди проецируют чувства родственных связей, которые у них есть с известными членами группы, на неизвестных членов группы. Проекция родственных связей объясняет, почему слившиеся индивиды иногда готовы приносить жертвы ради членов больших разнородных групп, которые большинство людей пошло бы только на небольшие, сплоченные группы.В процессе проекции они психологически превращают генетически неродственных людей в родственников.

Механизмы, лежащие в основе эффектов слияния []
Общая сущность []

Хотя большинство исследований синтеза на сегодняшний день сосредоточено на природе и последствиях синтеза, недавние исследования выявили некоторые многообещающие отправные точки для понимания причин синтеза. Восприятие общей сущности, вера в то, что человек разделяет основные основные качества с группой, по-видимому, является ключевым строительным блоком слияния идентичностей.Восприятие общей сущности возникает по-разному в локальном и расширенном слиянии. В локальном слиянии люди имеют непосредственный опыт общения с другими членами группы, что позволяет сделать вывод о том, что каждый человек разделяет основные качества с этими людьми. В расширенном слиянии восприятию психологического родства способствует наличие определенных характеристик, которые воспринимаются как фундаментальные для того, кем является человек. Например, люди с большей вероятностью сольются с большими расширенными группами, когда они будут убеждены, что члены группы разделяют с ними гены или основные ценности, особенно если они считают эти ценности священными. [39]

Неуязвимость []

Принцип слияния реляционных связей предполагает, что сильно слитые индивиды будут чувствовать, что они и другие члены группы синергетически усиливают друг друга. Такое восприятие взаимной силы должно способствовать восприятию того, что вместе члены группы уникально неуязвимы. Это чувство неуязвимости может служить для того, чтобы изолировать сильно слившихся людей от полного осознания рисков, связанных с экстремальными действиями.Было показано, что восприятие неуязвимости опосредует влияние слияния на поддержку прогруппового поведения. [40]

Агентство []

Принцип синергии идентичности слияния предполагает, что границы между личным и социальным «я» очень проницаемы для сильно слитых индивидуумов. Эти проницаемые границы побуждают людей направлять свою личную свободу воли на групповое поведение, повышая вероятность того, что сильно сплоченные индивиды направят свои чувства личной воли на прогрупповое поведение.Было показано, что восприятие свободы воли опосредует влияние слияния на прогрупповое поведение. [41] [42]

См. Также []

Список литературы []

  1. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Гомес, А., Сейл, К. Д., Моралес, Дж. Ф. и Хуичи, К. (2009). Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96 , 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  2. ↑ Суонн, В.Б. мл., Гомес А., Довидио Дж. Ф., Харт С. и Джеттен Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологические науки , 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  3. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру. Журнал личности и социальной психологии , 100 (5), 918.DOI: 10.1037 / a0022642
  4. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  5. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Бурместер, доктор медицины, Гомес, А., Джеттен, Дж., Бастиан, Б., Васкес, А.… Чжан, А. (2013a). За что стоит умереть за группу? Слияние идентичности укрепляет чувство семейных уз, способствуя самопожертвованию.
  6. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Лопес, Л., Хименес, Дж. И Бюрместер, доктор медицины (2013b). Корни крайнего самопожертвования: смерть за свою группу отражает слияние идентичностей, а не морали.
  7. ↑ Тайфел Х. и Тернер Дж. К. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. В У. Г. Остин и С. Уорчел (ред.), Социальная психология межгрупповых отношений (стр. 33–47). Монтерей, Калифорния: Брукс-Коул.
  8. ↑ Тернер, Дж. К., Хогг, М. А., Оукс, П. Дж., Райхер, С.Д., & Ветерелл М. (1987). Повторное открытие социальной группы: теория самоклассификации. Оксфорд, Англия: Бэзил Блэквелл.
  9. ↑ Джеймс У. (1890), Принципы психологии, 2 тома, Нью-Йорк: Генри Холт
  10. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  11. ↑ Тернер, Дж. К., Хогг, М. А., Оукс, П.Дж., Райхер, С. Д., & Ветерелл, М. (1987). Повторное открытие социальной группы: теория самоклассификации. Оксфорд, Англия: Бэзил Блэквелл.
  12. ↑ Хогг, М.А., и Харди, Э.А. (1991). Социальное влечение, личное влечение и самоопределение: полевое исследование. Бюллетень личности и социальной психологии, 17, 175-180. DOI: 10.1177 / 01461672

    00209
  13. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  14. 14,0 14,1 Суонн, У. Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b) Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  15. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Сейл, К. Д., Моралес, Дж. Ф. и Хуйчи, К. (2009).Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96, 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  16. ↑ Гомес, Б., Моралес, Дж. Ф., Харт, С., Васкес, А., и Сван, В. Б., младший (2011b). Отвергнутые и исключенные навсегда, но еще более преданные: безвозвратный остракизм усиливает лояльность к группе среди людей, слившихся с идентичностью. Бюллетень личности и социальной психологии, 37, 1574-1586. DOI: 10.1177 / 0146167211424580
  17. ↑ Суонн, В.Б. мл., Гомес А., Сейл К. Д., Моралес Дж. Ф. и Хуйчи К. (2009). Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96, 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  18. ↑ Брюэр, М. Б., & Гарднер, В. (1996). Кто это «мы»? Уровни коллективной идентичности и представлений о себе. Журнал личности и социальной психологии, 71, 83-93. DOI: 10.1037 / 0022-3514.71.1.83
  19. ↑ Маркус, Х. Р., Китайма, С.(1991). Культура и личность: последствия для познания, эмоций и мотивации. Психологический обзор, 98 (2), 224. doi: 10.1037 / 0033-295X.98.2.224
  20. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С. и Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  21. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С.И Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  22. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  23. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен Дж. И Суонн У. Б. младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру. Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  24. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  25. ↑ Суонн, В.Б. мл., Бурместер, М. Д., Гомес, А., Джеттен, Дж., Бастиан, Б., Васкес, А.… Чжан, А. (2013a). За что стоит умереть за группу? Слияние идентичности укрепляет чувство семейных уз, способствуя самопожертвованию.
  26. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Лопес, Л., Хименес, Дж. И Бюрместер, доктор медицины (2013b). Корни крайнего самопожертвования: смерть за свою группу отражает слияние идентичностей, а не морали.
  27. ↑ Foot, P. (1967). Проблема аборта и учение о двойном эффекте.Оксфорд Ревью (Тринити), 5, 5–15.
  28. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С. и Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  29. ↑ Бурместер, М. Д., Гомес, Б., Брукс, М. Л., Моралес, Дж. Ф., Фернандес, С., и Суонн, В. Б. мл. (2012). Судьба моей группы — это моя судьба: американцы и испанцы, слившиеся с идентичностью, связывают качество личной жизни с исходом выборов 2008 года.Фундаментальная и прикладная социальная психология, 34 (6), 527-533. DOI: 10.1080 / 01973533.2012.732825
  30. ↑ Суонн, У. Б., мл., Гомес, А., Васкес, А., Гийамон, А., Сеговия, С., Каррильо, Б. (в стадии пересмотра). Слияние с психологическим полом предсказывает операцию по смене пола на половых органах
  31. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841.DOI: 10.1037 / a0020014
  32. ↑ Семнани-Азад, З., Сикара, К.П., и Льюис, М. (2012). Динамика помогающего поведения и сотрудничества через культуру. Труды технологий и систем совместной работы 2012, 525-530. DOI: 10.1109 / CTS.2012.6261100
  33. ↑ Miceli, M.P., Near, J.P., & Dworkin, T.M. (2008). Свидетельство о нарушениях в организациях. Нью-Йорк: Рутледж.
  34. ↑ Buhrmester, M.D. (2013). Когнитивные и эмоциональные основы изобличения. Диссертация.
  35. ↑ Тайфель, Х.И Тернер Дж. С. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. В У. Г. Остин и С. Уорчел (ред.), Социальная психология межгрупповых отношений (стр. 33–47). Монтерей, Калифорния: Брукс-Коул.
  36. ↑ Атран, С. (2010). Разговор с врагом: насильственный экстремизм, священные ценности и что значит быть человеком. Лондон: Пингвин.
  37. ↑ Уайтхаус, Х. (2004). Способы религиозности: когнитивная теория религиозной передачи. Уолнат-Крик, Калифорния: AltaMira Press.
  38. ↑ Суонн, В.Б. мл., Джеттен Дж., Гомес А., Уайтхаус Х. и Бастиан Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  39. ↑ Атран, С., & Джинджес, Дж. (2012). Религиозные и священные императивы в человеческом конфликте. Наука, 336, 855-857. DOI: 10.1126 / science.1216902
  40. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  41. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  42. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642

Identity fusion | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Identity Fusion []

Слияние идентичности — это уникальная форма согласования с группами, члены которой испытывают внутреннее чувство единства с группой.Эта конструкция основана на различии между личным «я» и социальным «я». Личное Я относится к характеристикам, которые делают кого-то уникальным человеком (например, высокий, старый, умный), в то время как социальное Я относится к характеристикам, которые объединяют человека с группами (например, американец, брат по братству, член студенческого совета и т. Д. .). Как следует из названия, слияние идентичностей включает в себя союз личного и социального «я».

Когда происходит слияние, личная и социальная сущность остаются заметными и влиятельными, но границы между ними становятся очень проницаемыми.Хотя личное и социальное «я» соединены вместе, они остаются независимо заметными и агеническими. Кроме того, слившиеся люди начинают рассматривать других членов группы как «семью» и развивают с ними прочные родственные связи, а также связи с коллективом. Следовательно, слитые люди не просто связаны с коллективом; они развивают узы, связывающие их с отдельными членами коллектива.

Сила личного «я» и родственных связей отличает слияние идентичностей от других форм согласования с группами, таких как «групповая идентификация».При групповой идентификации верность коллективу затмевает личное «я» и родственные связи с другими членами группы. Принимая во внимание недостаточное участие личного «я» и родственных связей в идентификации, отсюда следует, что меры слияния идентичностей должны в большей степени предсказывать крайнее прогрупповое поведение, чем меры идентификации. Фактически, появляется все больше свидетельств этой идеи. Показатели слияния идентичностей являются особенно мощными предикторами лично дорогостоящего прогруппового поведения, включая одобрение крайних форм поведения, таких как борьба и смерть за группу. [1] [2] [3] [4] [5] [6]

Теоретические основы []

Конструкция слияния идентичностей основывается на более ранних работах, подчеркивая те аспекты взаимоотношений людей с группами, которые недооценивались с точки зрения социальной идентичности (т.е. теория социальной идентичности [7] и теория самокатегории [8] ). Как и теория социальной идентичности, теория слияния идентичностей опирается на различие между личной и социальной идентичностями [9] .Однако подход социальной идентичности предполагает наличие гидравлической взаимосвязи между личной и социальной идентичностями, так что увеличение значимости и влияния одной уменьшает значимость и влияние другой. Одним из важных следствий этого предположения является то, что по мере того, как групповая идентичность становится заметной и способной управлять поведением, личная идентичность становится менее заметной и с меньшей вероятностью будет определять поведение. Напротив, в рамках теории слияния идентичностей [10] и личная, и социальная идентичность могут быть заметными и влиятельными одновременно.

Теория социальной идентичности также предполагает, что члены группы связаны друг с другом только через свою преданность коллективу; теоретически личные отношения между членами группы не способствуют идентификации с группой (например, [11] ; но см. [12] ). Напротив, слитые индивиды чувствуют глубокую связь с другими членами группы как с индивидуумами, так и с большей группой в целом. Это отражается в показателях идентификации слияния. Например, словесная мера слияния идентичностей [13] выявляет чувство взаимной силы между индивидуумом и группой (например,г., «Я силен своей группой»; «Я сделаю для своей группы больше, чем любой другой член группы»), а также чувство единства с группой (например, «Я — одно со своей группой»; «Моя группа — это я»). Также угроза для группы с большой вероятностью приведет к предполагаемой угрозе против личности [14] .

Четыре принципа []

Уникальные характеристики теории слияния идентичностей суммированы в форме четырех принципов:

  1. Агентно-личностный принцип «Я» — Когда объединенные личности становятся прочно связанными и выровненными с группой, предполагается, что они сохраняют активное и агентное личное «я», даже когда социальное «я» активировано.В соответствии с этой идеей, активация личности посредством увеличения физиологического возбуждения [14] или побуждение людей думать о том, как они отреагируют, если им лично угрожают [15] , усиливает поддержку крайних жертв прогруппы. Напротив, перспектива социальной идентификации предполагает, что личное и социальное «я» гидравлически связаны друг с другом. Таким образом, активация личного «я» должна уменьшать поддержку прогруппового поведения.Однако это не относилось к сильно слитым индивидуумам, которые фактически продемонстрировали прямо противоположный эффект.
  2. Принцип синергии идентичности — Тот факт, что личное и социальное «я» могут активироваться независимо, повышает вероятность того, что они могут синергетически сочетаться для мотивации прогруппового поведения. В соответствии с этой возможностью, исследования показали, что активация либо личного «я», либо социального «я» усиливает готовность сильно слитых людей вести себя прогрупповым образом.Например, активация личного Я путем изгнания участников из группы на основании их личных предпочтений или активация социального Я путем изгнания участников на основании их членства в группе [16] привело к усилению поддержки прогрупповых действий для сильно, но неслабо сросшиеся особи. Сильно сплоченные люди пойдут на многое, чтобы снова быть принятыми в коллектив после остракизма. Таким образом, в отличие от теории социальной идентичности, которая предполагает, что личное Я не играет роли в прогрупповом поведении, теория слияния утверждает, что прогрупповое поведение мотивируется как личным, так и социальным Я, и эти два типа самопознания могут иногда работать вместе.
  3. Принцип реляционных связей — Подход слияния предполагает, что сильно слитые люди заботятся не только о своих коллективных связях с группой (как абстрактной сущности), но и о своих отношениях (реальных или воображаемых) с другими членами группы. [17] [18] [19] Действительно, сильно слитые индивиды чувствуют родственные связи с другими членами группы, даже с теми, с кем они, возможно, имели мало контактов или вообще не контактировали. Несколько исследований получили эмпирическую поддержку принципа родственных связей.Используя несколько межличностных вариаций классической дилеммы троллейбуса, люди, которые были прочно связаны со своей страной, одобрили спасение соотечественников, прыгнув перед едущим трамваем на смерть. [20] Более того, слитные участники даже одобрили оттеснение земляка, который был готов прыгнуть, и вместо этого прыгали насмерть, чтобы в конечном итоге принести пользу группе. [21] Очевидно, сильно слившиеся люди настолько тесно связаны со своими товарищами по группе, что они предпочли бы, чтобы они сами умерли, а не другие члены группы.С другой стороны, подход социальной идентичности предполагает, что, когда социальная идентичность является заметной, люди рассматривают своих товарищей по группе как просто взаимозаменяемые образцы группы (т.е. они оценивают других членов группы на основе их «коллективных связей» с группой) .
  4. Принцип безотзывности — Подход слияния идентичностей предполагает, что однажды разработанное слияние будет в значительной степени стабильным с течением времени. Эта стабильность сохраняется даже в различных ситуациях. Это связано с сильными эмоциями, убеждениями и внутренними отношениями, которые испытывают сильно сросшиеся люди.То есть, хотя общее слияние группы людей может измениться в ответ на мощные ситуационные силы, ранжирование людей в группе останется стабильным. Исследователи проверили гипотезу «однажды слились, всегда слились», сравнив временную стабильность баллов слияния со страной для людей с высокой степенью слияния с таковыми для людей с умеренным или слабым слиянием. Коэффициенты стабильности для участников с высокой степенью слияния были значительно выше, чем коэффициенты, связанные с участниками со слабой или средней степенью слияния. [22] Даже будучи подвергнутыми остракизму, сильно слившиеся люди пойдут на все, чтобы подтвердить свою стойкость по отношению к группе.

Последствия слияния []
Подтверждение экстремального поведения профессиональных групп []

Поскольку экспериментальное изучение фактических экстремальных прогрупповых действий поднимает большие этические красные флажки, исследователи в основном сосредоточились на одобрении крайних прогрупповых действий. Несколько исследований показали, что слияние является надежным предиктором готовности сражаться и умереть от имени своей группы. [23] [24] [25] [26] В другом исследовании изучались ответы на варианты классической «дилеммы тележки» [27] , адаптированные для групп. В сценариях, в которых желание самосохранения противопоставлялось самопожертвованию ради других, сильно слившиеся люди были особенно готовы поддержать жертвование своей жизнью ради других членов группы (но не ради членов чужой группы). [28] Используя другой подход, исследователи изучили реакцию членов группы на значительные потери в группе и обнаружили, что высоко идентифицированные люди склонны отделяться от группы после групповой неудачи, в то время как сильно слитые люди предсказывали, что они «сойдут с ума». корабль».Например, в параллельных исследованиях президентских выборов 2008 года в Испании и США люди, которые были тесно связаны со своей политической партией, усваивали как победу, так и поражение, но высоко идентифицированные люди усваивали только победу. [29]

Участие в дорогостоящем личном поведении в пользу группы []

В дополнение к предсказанию одобрения крайнего прогруппового поведения, слияние, как было показано, предсказывает множество лично дорогостоящих прогрупповых поведений в реальном мире.В исследовании транссексуалов, рассматривавших возможность операции по смене пола, люди, сильно сросшиеся со своим желаемым полом, подвергались хирургическим процедурам, призванным навсегда изменить их основные половые характеристики. Слабо слитные участники гораздо реже подвергались этим процедурам. [30]

Исследования показали, что слияние также является сильным предиктором группового поведения при оказании помощи. В некоторых исследованиях они жертвовали группе деньги. [31] В других случаях они оказывали социальную и эмоциональную поддержку другим членам группы. [32] Другое исследование также показало, что сильно слитые люди особенно готовы изо всех сил стараться защитить группу и сохранить ее целостность. Например, сильно сбитые с толку сотрудники с большей вероятностью сообщали о том, что когда-нибудь во время своей работы «дали сигнал в свисток». Предположительно, такая разоблачительная деятельность была мотивирована убеждением, что их действия в конечном итоге принесут пользу группе. [33] Другое исследование показало, что студенты, которые были тесно связаны со своим университетом, были замечательно готовы «дать сигнал» против сокурсника, который обманывает, несмотря на затраты времени, энергии и возможность возмездия со стороны мошенника. [34]

Локальное и расширенное слияние []

Со времен Дарвина бихевиористы были сбиты с толку готовностью некоторых людей пожертвовать собой ради группы. Почему, например, члены больших разрозненных групп (например, нации, религии) приносят высшую жертву ради генетически неродственных других? Социально-психологические точки зрения утверждали, что такие жертвы мотивированы приверженностью большему коллективу (например, [35] ), в то время как антропологические точки зрения утверждали, что такие жертвы вызваны приверженностью другим членам группы (например, [35] ).грамм. [36] [37] ).

Какое из приведенных выше объяснений самопожертвования является правильным? Здесь может оказаться полезным различие между локальным и расширенным слиянием. [38] Локальное слияние происходит в относительно небольших однородных группах, в которых члены развивают сильную привязанность к людям, с которыми они имеют прямой личный контакт (например, семьи или рабочие группы). Напротив, расширенное слияние происходит в относительно больших группах, состоящих из многих индивидуумов, с которыми слитный индивидуум может не иметь личных отношений (например,g., политические партии, национальные государства). В расширенном слиянии, даже если слитые люди могут на самом деле не знать всех своих товарищей по группе, они все равно чувствуют, что знают их, и даже думают о них как о своей семье. Короче говоря, слитые люди проецируют чувства родственных связей, которые у них есть с известными членами группы, на неизвестных членов группы. Проекция родственных связей объясняет, почему слившиеся индивиды иногда готовы приносить жертвы ради членов больших разнородных групп, которые большинство людей пошло бы только на небольшие, сплоченные группы.В процессе проекции они психологически превращают генетически неродственных людей в родственников.

Механизмы, лежащие в основе эффектов слияния []
Общая сущность []

Хотя большинство исследований синтеза на сегодняшний день сосредоточено на природе и последствиях синтеза, недавние исследования выявили некоторые многообещающие отправные точки для понимания причин синтеза. Восприятие общей сущности, вера в то, что человек разделяет основные основные качества с группой, по-видимому, является ключевым строительным блоком слияния идентичностей.Восприятие общей сущности возникает по-разному в локальном и расширенном слиянии. В локальном слиянии люди имеют непосредственный опыт общения с другими членами группы, что позволяет сделать вывод о том, что каждый человек разделяет основные качества с этими людьми. В расширенном слиянии восприятию психологического родства способствует наличие определенных характеристик, которые воспринимаются как фундаментальные для того, кем является человек. Например, люди с большей вероятностью сольются с большими расширенными группами, когда они будут убеждены, что члены группы разделяют с ними гены или основные ценности, особенно если они считают эти ценности священными. [39]

Неуязвимость []

Принцип слияния реляционных связей предполагает, что сильно слитые индивиды будут чувствовать, что они и другие члены группы синергетически усиливают друг друга. Такое восприятие взаимной силы должно способствовать восприятию того, что вместе члены группы уникально неуязвимы. Это чувство неуязвимости может служить для того, чтобы изолировать сильно слившихся людей от полного осознания рисков, связанных с экстремальными действиями.Было показано, что восприятие неуязвимости опосредует влияние слияния на поддержку прогруппового поведения. [40]

Агентство []

Принцип синергии идентичности слияния предполагает, что границы между личным и социальным «я» очень проницаемы для сильно слитых индивидуумов. Эти проницаемые границы побуждают людей направлять свою личную свободу воли на групповое поведение, повышая вероятность того, что сильно сплоченные индивиды направят свои чувства личной воли на прогрупповое поведение.Было показано, что восприятие свободы воли опосредует влияние слияния на прогрупповое поведение. [41] [42]

См. Также []

Список литературы []

  1. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Гомес, А., Сейл, К. Д., Моралес, Дж. Ф. и Хуичи, К. (2009). Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96 , 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  2. ↑ Суонн, В.Б. мл., Гомес А., Довидио Дж. Ф., Харт С. и Джеттен Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологические науки , 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  3. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру. Журнал личности и социальной психологии , 100 (5), 918.DOI: 10.1037 / a0022642
  4. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  5. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Бурместер, доктор медицины, Гомес, А., Джеттен, Дж., Бастиан, Б., Васкес, А.… Чжан, А. (2013a). За что стоит умереть за группу? Слияние идентичности укрепляет чувство семейных уз, способствуя самопожертвованию.
  6. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Лопес, Л., Хименес, Дж. И Бюрместер, доктор медицины (2013b). Корни крайнего самопожертвования: смерть за свою группу отражает слияние идентичностей, а не морали.
  7. ↑ Тайфел Х. и Тернер Дж. К. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. В У. Г. Остин и С. Уорчел (ред.), Социальная психология межгрупповых отношений (стр. 33–47). Монтерей, Калифорния: Брукс-Коул.
  8. ↑ Тернер, Дж. К., Хогг, М. А., Оукс, П. Дж., Райхер, С.Д., & Ветерелл М. (1987). Повторное открытие социальной группы: теория самоклассификации. Оксфорд, Англия: Бэзил Блэквелл.
  9. ↑ Джеймс У. (1890), Принципы психологии, 2 тома, Нью-Йорк: Генри Холт
  10. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  11. ↑ Тернер, Дж. К., Хогг, М. А., Оукс, П.Дж., Райхер, С. Д., & Ветерелл, М. (1987). Повторное открытие социальной группы: теория самоклассификации. Оксфорд, Англия: Бэзил Блэквелл.
  12. ↑ Хогг, М.А., и Харди, Э.А. (1991). Социальное влечение, личное влечение и самоопределение: полевое исследование. Бюллетень личности и социальной психологии, 17, 175-180. DOI: 10.1177 / 01461672

    00209
  13. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  14. 14,0 14,1 Суонн, У. Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b) Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  15. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Сейл, К. Д., Моралес, Дж. Ф. и Хуйчи, К. (2009).Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96, 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  16. ↑ Гомес, Б., Моралес, Дж. Ф., Харт, С., Васкес, А., и Сван, В. Б., младший (2011b). Отвергнутые и исключенные навсегда, но еще более преданные: безвозвратный остракизм усиливает лояльность к группе среди людей, слившихся с идентичностью. Бюллетень личности и социальной психологии, 37, 1574-1586. DOI: 10.1177 / 0146167211424580
  17. ↑ Суонн, В.Б. мл., Гомес А., Сейл К. Д., Моралес Дж. Ф. и Хуйчи К. (2009). Слияние идентичности: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. Журнал личности и социальной психологии, 96, 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668
  18. ↑ Брюэр, М. Б., & Гарднер, В. (1996). Кто это «мы»? Уровни коллективной идентичности и представлений о себе. Журнал личности и социальной психологии, 71, 83-93. DOI: 10.1037 / 0022-3514.71.1.83
  19. ↑ Маркус, Х. Р., Китайма, С.(1991). Культура и личность: последствия для познания, эмоций и мотивации. Психологический обзор, 98 (2), 224. doi: 10.1037 / 0033-295X.98.2.224
  20. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С. и Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  21. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С.И Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  22. ↑ Суонн, В. Б. Младший, Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  23. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен Дж. И Суонн У. Б. младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру. Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  24. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  25. ↑ Суонн, В.Б. мл., Бурместер, М. Д., Гомес, А., Джеттен, Дж., Бастиан, Б., Васкес, А.… Чжан, А. (2013a). За что стоит умереть за группу? Слияние идентичности укрепляет чувство семейных уз, способствуя самопожертвованию.
  26. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Лопес, Л., Хименес, Дж. И Бюрместер, доктор медицины (2013b). Корни крайнего самопожертвования: смерть за свою группу отражает слияние идентичностей, а не морали.
  27. ↑ Foot, P. (1967). Проблема аборта и учение о двойном эффекте.Оксфорд Ревью (Тринити), 5, 5–15.
  28. ↑ Суонн, В. Б. Мл., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С. и Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Психологическая наука, 21, 1176-1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656
  29. ↑ Бурместер, М. Д., Гомес, Б., Брукс, М. Л., Моралес, Дж. Ф., Фернандес, С., и Суонн, В. Б. мл. (2012). Судьба моей группы — это моя судьба: американцы и испанцы, слившиеся с идентичностью, связывают качество личной жизни с исходом выборов 2008 года.Фундаментальная и прикладная социальная психология, 34 (6), 527-533. DOI: 10.1080 / 01973533.2012.732825
  30. ↑ Суонн, У. Б., мл., Гомес, А., Васкес, А., Гийамон, А., Сеговия, С., Каррильо, Б. (в стадии пересмотра). Слияние с психологическим полом предсказывает операцию по смене пола на половых органах
  31. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841.DOI: 10.1037 / a0020014
  32. ↑ Семнани-Азад, З., Сикара, К.П., и Льюис, М. (2012). Динамика помогающего поведения и сотрудничества через культуру. Труды технологий и систем совместной работы 2012, 525-530. DOI: 10.1109 / CTS.2012.6261100
  33. ↑ Miceli, M.P., Near, J.P., & Dworkin, T.M. (2008). Свидетельство о нарушениях в организациях. Нью-Йорк: Рутледж.
  34. ↑ Buhrmester, M.D. (2013). Когнитивные и эмоциональные основы изобличения. Диссертация.
  35. ↑ Тайфель, Х.И Тернер Дж. С. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. В У. Г. Остин и С. Уорчел (ред.), Социальная психология межгрупповых отношений (стр. 33–47). Монтерей, Калифорния: Брукс-Коул.
  36. ↑ Атран, С. (2010). Разговор с врагом: насильственный экстремизм, священные ценности и что значит быть человеком. Лондон: Пингвин.
  37. ↑ Уайтхаус, Х. (2004). Способы религиозности: когнитивная теория религиозной передачи. Уолнат-Крик, Калифорния: AltaMira Press.
  38. ↑ Суонн, В.Б. мл., Джеттен Дж., Гомес А., Уайтхаус Х. и Бастиан Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Психологический обзор, 119 (3), 441-456. DOI: 10.1037 / a0028589
  39. ↑ Атран, С., & Джинджес, Дж. (2012). Религиозные и священные императивы в человеческом конфликте. Наука, 336, 855-857. DOI: 10.1126 / science.1216902
  40. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642
  41. ↑ Суонн, У.Б., мл., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичности и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. Журнал личности и социальной психологии, 99 (5), 824-841. DOI: 10.1037 / a0020014
  42. ↑ Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б., младший (2011a). О природе слияния идентичности: взгляд на конструкцию и новую меру.Журнал личности и социальной психологии, 100 (5), 918. doi: 10.1037 / a0022642

Рост идентичности и верности Трампу

Когда Джону Ф. Кеннеди было 17 лет, он был участником розыгрыша. В 1935 году в элитной школе Чоат в Коннектикуте распространилась информация о том, что группа собиралась складывать конский навоз в спортзале. Прежде чем эта «розыгрыш» могла произойти, директор школы столкнулся с проблемными мальчиками. Схема стала кульминацией списка правонарушений в школе, и юный Кеннеди был исключен.

Хотя приговор в конечном итоге был сокращен до испытательного срока, директор посоветовал Кеннеди обратиться к «специалисту по железам», чтобы тот помог ему «преодолеть это странное ребячество». К врачу, к которому Кеннеди обратился, был Прескотт Леки, молодой психолог, рубивший баранину. Леки сделал себе имя в Колумбийском университете как скептик психоаналитической теории, столкнувшись с Карлом Юнгом и подходом венского истеблишмента в то время. Вместо того, чтобы проследить бунтарские инстинкты Кеннеди до подавленных мотивов или стресса в раннем возрасте, Леки исследовал самоощущение мальчика.

Леки обратил особое внимание на слова Кеннеди о соперничестве между братьями и сестрами. «Мой брат самый эффективный в семье, а я мальчик, который ничего не умеет», — говорит Кеннеди в одной из записей Лекки. Это составляло то, что Леки считал «самооценкой» — глубоко укоренившееся убеждение в себе. Он написал, что Кеннеди имел репутацию в семье «небрежного и неэффективного человека, и он чувствует себя в этой роли как дома. Любая критика, которую он получает, лишь подтверждает чувство, что он правильно определил себя.

Случай Кеннеди укладывается в новую идею, которую развивал Леки, под названием теория самосогласования. Он утверждал, что люди всегда стремятся создать мир, в котором их представления о самих себе имеют смысл. Мы мотивированы, иногда выше всякого чувства морали или личной выгоды, просто придерживаться постоянных взглядов на самих себя. Это позволяет нам поддерживать последовательное чувство порядка, даже если это означает делать то, что остальной мир сочтет контрпродуктивным.

Идея так и не была полностью сформирована, и Леки умер в возрасте 48 лет, его работа не была опубликована.Но сегодня основная концепция — это возобновление интереса со стороны ученых, которые думают, что Леки действительно что-то понял. Когда в 1945 году студенты психолога составили его сочинение посмертно, послевоенный мир пытался понять, насколько люди способны на такую ​​катастрофическую жестокость. Конечно, отношения с матерями не мотивировали целые армии. Ранняя наука о разуме начинала вникать в вечные вопросы философии и религии: почему мы делаем разрушительные вещи — по отношению к другим и к себе? Почему мы так часто действуем вопреки собственным интересам? Зачем мальчику рискнуть поступить в Гарвард, чтобы складывать навоз в школьный спортзал?

Эти вопросы означали изучение корней идентичности и того, как человек может смириться с ненавистью и даже опасностью.Теперь, десятилетия спустя, появляющееся объяснение указывает на нечто более коварное, чем возможность того, что кто-то просто идентифицирует себя со злонамеренной группой или слепо следует за токсичным человеком. Вместо этого из-за базовой потребности в последовательности мы могли бы принять другие идентичности как свои собственные.


«Меня всегда заинтриговали удивительные вещи, которые люди будут делать для сохранения своей идентичности», — говорит Уильям Суонн, профессор социальной и личностной психологии Техасского университета в Остине.Он подхватил идеи Леки и в 1990-х годах превратил их в то, что он назвал теорией самопроверки. Он утверждает, что мы предпочитаем, чтобы другие видели себя так, как мы видим себя, даже в тех областях, где мы видим себя негативно. В отличие от когнитивного диссонанса — психологического беспокойства, которое заставляет людей изменять свою интерпретацию мира, чтобы создать чувство согласованности, — самопроверка утверждает, что мы пытаемся привести реальность в соответствие с нашими давними представлениями о самих себе.

Теория Суанна предлагает объяснение всевозможных, казалось бы, контрпродуктивных вещей, которые люди делают, от прокрастинации до отравления отношений.Суонн отмечает, что люди с отрицательной самооценкой склонны избегать или убегать от романтических партнеров, которые относятся к ним слишком хорошо. Некоторые назвали бы это «саботажем» — причиной того, почему некоторые люди игнорируют тех, кто, кажется, искренне их ценит.

По мнению Суанна, внешне кажущееся самоповреждающее поведение, подобное этому, на самом деле может быть частью фундаментального «желания быть известным и понятым другим». Представление о себе позволяет нам делать прогнозы о нашем мире и управлять своим поведением. Они поддерживают ощущение непрерывности и порядка.Стабильная самооценка также в идеале помогает облегчить отношения и групповую динамику. Когда люди знают свою роль в какой-либо конкретной динамике, они предсказуемо играют эту роль, даже если это саморазрушительно.

Самовосприятие, кажется, основано на том, как другие относятся к нам, и оно укрепляется, когда мы принимаем нашу позицию и поведение, чтобы в дальнейшем оправдать подобное отношение. Общее чувство идентичности складывается вместе, как лоскутное одеяло из группы и себя, определяемого тем, где мы вписываемся в мир.Каждый из нас — чей-то ребенок, чей-то сосед; член какой-либо общины или религиозной секты; мы — работа, которую мы делаем, наши собаки, места, где мы жили, группы, которые мы слушаем, и команды, за которые мы болеем, и авторы, которых мы храним на полках.

Иногда мы особенно сильно связаны с некоторыми из наших ассоциаций, такими как семья, военная группа или религия. Мы говорим, что не можем представить себе существование без чего-либо. Однако даже в случаях крайней идентификации люди обычно сохраняют чувство собственной идентичности.Между собой и другим существует четкая концептуальная граница. Вы часть команды, а вы вы .

Но иногда эта граница становится проницаемой. За последнее десятилетие внимание привлекла новая концепция. По словам Суанна, все началось с зарождения идеи после терактов 11 сентября, поскольку действия террористов, как ему казалось, были вызваны необычно влиятельной групповой идентичностью. Готовность умереть — и убить при этом тысячи других — выходит за рамки простой верности.Он рассудил, что эти люди, по сути, приняли групповую идентичность как свою собственную.

Суонн постепенно развивал эту концепцию и считал ее «слиянием идентичности». Вместе с соавтором по имени Анхель Гомес он определил это в 2009 году как «когда чья-то« личная и социальная идентичности становятся функционально эквивалентными ». Граница между собой и другим, по мнению Суанна, «становится пористой». Это явление иногда описывается как внутреннее чувство единства с группой или человеком, а иногда как расширение себя.

«Когда люди сливаются, ваша личная идентичность теперь подчиняется чему-то большему, — говорит Джек Довидио, профессор психологии Йельского университета. Один из способов, которым исследователи проверяют слияние, — это попросить людей нарисовать круг, который представляет их самих, и круг, который представляет другого человека (или группу). Обычно люди рисуют перекрывающиеся круги, — объясняет Довидио. В слиянии люди полностью погружаются в другой круг.

«Большинство людей думают об идентичности не так, как обычно, — говорит Йонас Кунст, исследователь психологии из Университета Осло.Например, в разногласиях по поводу политики многие люди считают, что могут изменить чье-то мнение с помощью достаточно вдумчивого аргумента. Обычно это так; люди готовы бросить вызов своей групповой идентичности, хотя и неохотно. Однако в слиянии предполагаемый вызов идеологии группы — это вызов самому себе. Например, аргументы об изменении климата могут быть на самом деле не об изменении климата, а о том, чтобы люди защищали свое базовое чувство порядка и последовательности.

Аналогичным образом, ученые мужи часто связывают «радикальное» поведение с патологией или просто с неопределенным «психическим заболеванием», религиозным или политическим экстремизмом.Но слияние предлагает структуру, которая включает упорядоченный мыслительный процесс. Это считается отличным от слепого повиновения (что часто считается случаем в культах и ​​военном насилии), когда человек может следовать приказам и пытать заключенного, беспрекословно или из страха за личную безопасность. В слиянии люди становятся «заинтересованными последователями». Эти люди будут пытать, потому что они приняли систему ценностей, которая считает пытки оправданными. Вовлеченные последователи делают это по собственному желанию и с энтузиазмом.

Прочтите: Что ваша политика делает с вашей моралью

Fusion — это не группа людей, искажающих свой образ мышления, а группа людей, приостанавливающих свой образ мышления. «Это увеличивает вероятность того, что мы будем совершать экстремальные поступки, несовместимые с нашей нормальной идентичностью», — говорит Кунст. «Это позволяет вам делать то, о чем вы даже не догадывались».


Слияние идентичности может быть новым названием для вневременного явления, но Суонн и другие считают его полезным как часть объяснения нынешних социальных разногласий.Суонн считает, что политический ландшафт объясняет растущий интерес к этой концепции, и что лучшее понимание того, как и почему происходит слияние, может иметь серьезные глобальные последствия. Это также может облегчить понимание других людей и осознание собственной восприимчивости.

В этом месяце в журнале Nature: Human Behavior Кунст и Довидио исследовали синтез с участием Дональда Трампа. В серии из семи исследований с использованием различных опросов, включая «шкалу слияния идентичностей» Суона и Гомеса, команда Йеля и Осло обнаружила, что американцы, которые слились с Трампом, а не просто соглашались с ним или поддерживали его, были более склонны участвовать в различных экстремальное поведение, например, личная борьба за защиту U.С. граничит с «караваном иммигрантов», преследующим мусульман или насильственным оспариванием результатов выборов.

Слияние может объяснить некоторые очевидные противоречия в идеологии, говорит Довидио. Даже люди, которые обычно идентифицируют себя как сторонники небольшого правительства или его отсутствия, могут поддержать акты крайнего авторитаризма, если они слились с Трампом. Согласно Довидио, в случае слияния этих несоответствий просто не существует: системы ценностей противоречат друг другу только в том случае, если они обе активированы, и «как только вы вступаете в слияние мировоззрения, противоречия не возникает.

Слияние наиболее вероятно, когда есть харизматический лидер, особенно авторитарный. «Люди социальны, и отдельный человек имеет над нами власть, которой нет у абстрактной мысли», — говорит Довидио. «Лидер — это конкретное проявление идей, но верность отдельным людям превзойдет верность идеям». В этом смысле идея слияния может помочь некоторым людям объяснить, как может показаться, что члены семьи или коллеги, которых они рассматривают как принципиально хороших людей , приостанавливают свое типичное чувство морали и делают такие вещи, как преуменьшение хвастовства Трампа по поводу нащупывания женщин; обогащение за счет налогоплательщиков; защита сторонников превосходства белых в Шарлоттсвилле, Вирджиния; или неспособность предоставить свои налоговые декларации, несмотря на многочисленные обещания сделать это.

Прочтите: Углубляющийся кризис евангельского христианства

Идея слияния идентичностей, как уверяют меня исследователи, не является попыткой использовать науку для игнорирования или оправдания фанатизма или расовой ненависти, которые являются отдельными элементами в формировании идентичности. Хотя слияние обычно происходит с авторитарными лидерами, слияние само по себе не является антиобщественным или плохим. Это можно увидеть во всех видах политических движений; Кунст цитирует последователей Мохандаса Карамчанда Ганди. «Слияние могло возникнуть как психологическая адаптация для облегчения сотрудничества между родственниками перед лицом крайних невзгод», — объясняет Харви Уайтхаус, заведующий кафедрой социальной антропологии в Оксфорде.Даже в этом случае, предупреждает Уайтхаус, «социальные институты могут перехватить механизм слияния новыми способами».

Чувство депривации — реальной или предполагаемой угрозы социально-экономическому статусу — также, кажется, оставляет людей склонными к слиянию. «Когда мы заставляли людей думать об относительной депривации, это увеличивало их вероятность слияния с лидером», — говорит Кунст, отмечая, что экономические спады часто предшествовали авторитарным движениям. Результаты исследования Кунста и Довидио показывают, что постоянный акцент Трампа на относительной депривации его базы — и его обещание власти и ресурсов, предположительно находящихся под его контролем как очевидно богатого застройщика Манхэттенской недвижимости и звезды реалити-шоу, — вероятно, помогли ему выборы, увеличивая слияние его последователей с ним.

Даже если это личное обогащение не принесло результатов его избирателям, исследователи обнаружили, что слияние с Трампом только усилилось после его избрания. Само президентство сделало его более могущественным и, следовательно, более привлекательной целью для слияния.

По сути, слияние — это возможность перестроить самоощущение. Он создает новые системы, с помощью которых люди могут ценить себя. Жизнь, состоящая в том, чтобы жить в соответствии с негативными представлениями о себе, не заканчивается хорошо. И жизнь, отмеченная неспособностью жить в соответствии с позитивным видением себя, тоже не исключается.Но принятие ценностей того, кто преуспевает, — это выход. Если у Дональда Трампа все хорошо, значит, у вас все хорошо. Предполагаемый сговор с иностранной державой может быть плохим для демократии, но хорош для отдельного лидера и, следовательно, хорош для вас. «Fusion удовлетворяет множество потребностей людей», — говорит Довидио. «Когда вы сливаетесь с могущественным лидером, вы чувствуете, что все под контролем. Если этого человека ценят, значит, тебя ценят ».

Таким образом, процесс расплавления может включать предложение альтернативных систем создания согласованности и порядка.Если люди, склонные к слиянию, имеют возможность слиться с сущностями, которые не хотят их эксплуатировать и которые в целом являются хорошими или нейтральными для мира, они с меньшей вероятностью сливаются, скажем, с демагогом. «Но, конечно, — говорит Довидио, — это сложно».

Границы | Изучение путей между трансформирующим групповым опытом и слиянием идентичностей

Введение

На протяжении десятилетий психологи понимали групповое выравнивание с точки зрения групповой идентификации в соответствии с подходом социальной идентичности, который сочетает в себе теорию социальной идентичности (SIT) и теорию самокатегоризации (Tajfel and Turner, 1985; Haslam et al., 1996; Хогг, 2006; Хорнси, 2008). Важным компонентом этого подхода является то, что он постулирует «функциональный антагонизм» между социальной и личностной идентичностями (Hogg and Turner, 1987; Turner, 1987). То есть существует гидравлическая взаимосвязь между уровнями идентичности, так что выделение групповой идентичности означает, что личная идентичность становится менее доступной, и наоборот (Tajfel and Turner, 1985). С этим связан процесс деперсонализации , посредством которого преданные члены группы в явных групповых контекстах воспринимают себя меньше как индивидуумов и больше как взаимозаменяемые образцы соответствующей группы (Hogg and Turner, 1987; Rosenberg, 1987).Круглански и др. (2009, 2014) и работа Дугаса и Круглански (2014) по радикализации подчеркивает, как такой механизм играет важную роль в «поисках значимости». Они описывают, как люди, проходящие поиск смысла в рамках группового контекста, вовлекают коллективистский сдвиг в котором происходит «переход от индивидуальной идентичности к своей социальной идентичности как члена некоторой группы», который предлагает «чувство расширения возможностей… от идентификации с более сильной, более устойчивой и устойчивой сущностью, существование которой превосходит хрупкую жизнь отдельных членов. »(Круглански и др., 2019, стр. 94).

Хотя есть некоторые свидетельства коллективистского сдвига, с растущим числом упоминаний группового формирования и групповых целей, наблюдаемых среди насильственных террористов (Kruglanski et al., 2009), неясно, вызвано ли это процессами деперсонализации. Более того, более широкая критика была высказана по поводу отсутствия прямых доказательств функционального антагонизма (Sim et al., 2014). В самом деле, даже сторонники SIT признают, что исходная модель функционального антагонизма может быть «жесткой и чрезмерно упрощенной» (Hornsey, 2008, p.217). С другой стороны, исследователи утверждали, что личная и социальная идентичность фундаментально смешаны (Cohen and Garcia, 2005) с некоторыми теоретиками самоутверждения, утверждающими, что защита «обоих типов идентичностей способствует достижению одной и той же всеобъемлющей цели — поддержанию самодостаточности» (Sherman and Коэн, 2006, с. 206). Соответственно, Swann et al. (2009) предложили альтернативную форму группового выравнивания, известную как «слияние идентичностей», в которой отношения между личной и групповой идентичностью являются синергическими, а не гидравлическими (Turner, 1987, стр.49): размышления о своей групповой идентичности напрямую связаны с личным агентством и наоборот. Это означает, что отношения с членами группы остаются важными и способны мотивировать действия даже в случае людей, которые сильно связаны со своей группой (Buhrmester et al., 2014; Swann et al., 2014).

Опираясь на десятилетия антропологических исследований групповой сплоченности в ритуальных сообществах, Уайтхаус (1992, 2018) и Уайтхаус и Ланман (2014) утверждали, что эти различные формы группового выравнивания, идентификации и слияния связаны с отличительными ритуальными практиками и социоэкологическими контекстами. .В предложенной ими модели повторяющиеся социальные взаимодействия, в которых люди создают семантическую память для маркеров групповой идентичности, включая регулярно повторяющиеся ритуалы и условности, производят идентификацию. Поскольку эти групповые идентичности приобретаются от других посредством индивидуального или социального обучения и хранятся в виде семантических воспоминаний, они не привязаны к отдельным эпизодам личного жизненного опыта. Напротив, эпизодические и потенциально идиосинкразические воспоминания о событиях становятся связанными с автобиографической идентичностью и производят слияние идентичностей.Предполагается, что, когда эти автобиографические переживания воспринимаются как общие с другими членами группы, они могут вызвать слияние личных и групповых идентичностей, порождая синергетические узы слияния идентичностей. Один из примеров последствий слияния в индонезийском контексте приводится Путра и Сукабди (2013), которые описывают, как члены индонезийской террористической группы сообщали о личном негодовании, когда их группа подвергалась нападению или издевательствам (см. Также Milla et al., 2019). Ключевое различие между слиянием идентичностей и связанной конструкцией интеграции идентичности состоит в том, что слияние сосредоточено исключительно на отношениях между социальными группами и чувством себя индивида, а не на внутренних отношениях между различными доменами идентичности (Syed and McLean, 2016).

Недавно Уайтхаус (2018, стр. 2) изложил свою модель «пути совместного опыта к слиянию», основанную на его более ранней теоретической работе (Whitehouse, 2013), и предложил «новую общую теорию крайнего самопожертвования». Модель «общего пути» представляет собой причинно-следственную цепочку, ведущую к самопожертвованию, которая начинается с переживания каталитического эмоционального события и последующего процесса размышления и создания смысла, в результате чего возникает ощущение обладания «общей сущностью» с группой. .Признание этой «общей сущности» может быть вызвано либо восприятием фенотипического сходства (Dar-Nimrod and Heine, 2011; Vázquez et al., 2017), либо ощущением того, что эпизодические воспоминания о самоопределении «группового события» разделяются с другими людьми. другие члены. Важно отметить, что такое восприятие не обязательно должно быть точным. Согласно модели, чувство общей сущности, в свою очередь, вызывает слияние идентичности с соответствующей группой, а это в условиях угрозы мотивирует крайнее самопожертвование. Представления о наличии общей сущности предлагаются в качестве необходимого условия для слияния идентичностей, но отличаются от концепции, поскольку они не определены принципами (1) агентно-личностного я, (2) синергии идентичности, (3) родственных связей, и (4) безотзывность (Swann et al., 2012).

Полная теоретическая модель сложна и включает в себя ряд причинных компонентов (рис. 1). Однако Уайтхаус (2018, стр. 11–12) призвал исследователей рассматривать модель как представляющую дискретный набор различных, но взаимосвязанных «проверяемых гипотез», требующих целенаправленной эмпирической проверки. Целью данной статьи является проверка одного сегмента теоретических взаимосвязей с использованием неанализируемых переменных из существующего набора данных ответов, собранных более чем от тысячи индонезийских мусульман, включая представителей широкой общественности и двух исламских организаций (Kavanagh et al., 2019b).

Рис. 1. Модель общего пути, адаптированная из Whitehouse (2018, стр. 2) с выделенными соответствующими переменными.

В частности, мы проверяем обоснованность предлагаемых путей между воспоминаниями о «определяющих группу» событиях (самогенерируемых участниками) и слиянием идентичности с соответствующей вышестоящей группой (все мусульмане). Мы не измеряем общую сущность напрямую, так как набор данных, использованный в исследовании, не содержал соответствующей меры. Для этого мы побуждаем людей вспомнить групповое и самоопределяющееся событие, связанное с их высшей религиозной идентичностью, в соответствии с общими методами, используемыми для выделения социальной идентичности (Andersen et al., 2007; Маклиш и Оксоби, 2011; Ford et al., 2013). Затем попросите их оценить, насколько они считают это событие (1) самопревращающим и (2) опытом, которым они делятся с другими членами группы. Наконец, мы используем ответы на эти две меры, чтобы проверить, связаны ли они независимо или интерактивно с уровнями слияния идентичностей с вышестоящей группой: Все мусульмане.

Индонезийская выборка обеспечивает соответствующий контекст для проверки предложенной модели, поскольку, несмотря на давнюю репутацию религиозного синкретизма и умеренности, растет беспокойство по поводу растущей поддержки экстремистских движений (Khisbiyah, 2009; Ward, 2009; Takwin et al., 2016; Арифианто, 2018). Отобранная выборка не только включает соответствующие показатели, но также должна иметь значимый уровень изменчивости, поскольку данные были собраны у большого и разнообразного массива мусульман-суннитов в столице Индонезии Джакарте. Первоначальная мотивация для сбора исследуемой выборки заключалась в том, чтобы собрать ответы членов группы, у которой были ритуальные практики и организационные структуры, более способствующие слиянию — Партия процветания и справедливости (PKS) — и еще одна, более благоприятная для групповой идентификации — Nahdlatul Ulama (NU) — наряду с группой сравнения неаффилированных представителей общественности.Предполагалось, что группы будут представлять разную динамику объединения групп, поскольку, несмотря на то, что обе они являются суннитскими исламскими группами, ПКС и НУ существенно различаются с точки зрения идеологии и обычных практик.

Nahdlatul Ulama — крупнейшая исламская организация в Индонезии, известная своей умеренной позицией и поддерживающая «средний путь» ( wasathiyyah ) ислама (Barton, 2014; Arifianto, 2016; Eliraz, 2016; Hosen, 2016). Он также определяет себя в первую очередь как религиозную общественную организацию и официально не принимает непосредственного участия в политических соревнованиях (Barton, 2010, 2014; Sirry, 2010; Pribadi, 2013).Его практика вращается в основном вокруг образовательных программ, таких как администрирование Pesantren (традиционная система религиозного образования) и организация коллективных проповедей и крупномасштабных (необязательных) молитвенных сессий (Barton, 2010, 2014; Sirry, 2010; Pribadi, 2013). ). ПКС, напротив, является явно политической и исламистской группировкой с заявленной целью исламизации Индонезии посредством культурных и политических действий (Нурдин, 2009; Махмуди, 2011). Членство в PKS характеризуется участием в интенсивных группах по изучению религии, где небольшие группы (около 6–10 человек) встречаются еженедельно для обсуждения исламских доктрин и того, соответствуют ли их действия идеальным исламским практикам (Machmudi, 2011).ПКС имеет хорошо задокументированные связи с транснациональными исламскими движениями, в первую очередь с Братьями-мусульманами в Египте (Machmudi, 2011; Permata, 2016).

Возвращаясь к модели «общего пути»: критическим моментом является то, что высокие уровни слияния идентичностей, как неоднократно демонстрировалось, имеют сильную прогностическую взаимосвязь с экстремальными прогрупповыми действиями, включая готовность сражаться и умирать за группу (Swann et al. ., 2010a, b, 2014; Buhrmester et al., 2014; Swann, Buhrmester, 2015).Следовательно, если мы найдем поддержку предполагаемых путей к слиянию, это может указывать на то, что каталитический групповой опыт, который рассматривается как преобразующий и разделяемый, может представлять собой потенциальные факторы риска, которые увеличивают вероятность индивидуальной кредитной поддержки или участия в насильственных действиях. экстремизм, когда совпадают контекстуальные обстоятельства, например, наличие идеологии, которая поддерживает насилие как законное.

Предыдущие исследования

Было небольшое количество предыдущих исследований, в которых изучались конкретные взаимосвязи, исследуемые в этой статье.Whitehouse et al. (2017), используя онлайн-выборку US Mechanical Turk (MTurk), обнаружили слабую положительную взаимосвязь ( r = 0,24, p <0,01) между `` общим самоопределяющим опытом '' и одобрением самопожертвованных действий в пользу группы. (Исследование 1) и в отдельной выборке MTurk обнаружили, что связь частично опосредована слиянием ( b = 0,40; Исследование 2). В той же статье исследование 260 монозиготных и 246 дизиготных близнецов (Исследование 8) показало, что «общий опыт» был связан со слиянием идентичностей независимо от генетической близости, хотя связь была слабой ( b = 0.27). В другом недавнем исследовании (Newson et al., 2016) изучались британские футбольные болельщики и связь между событиями, которые «формируют себя», и степенью, в которой люди сливаются со своим клубом, где эти события были значительными победами и поражениями их любимой команды. Результаты подтверждают прямую взаимосвязь как положительных, так и отрицательных «самоформирующих» событий и уровней слияния идентичностей ( r = 0,40, p <0,01). Эти результаты обнадеживают, но остаются предварительными, и во всех существующих исследованиях меры самотрансформации и восприятия общего опыта были агрегированы, или связь была просто выведена.В результате еще не было надежной проверки причинно-следственных цепочек, выдвинутых в рамках теоретической модели «общих путей» (рис. 1).

Здесь мы стремимся восполнить этот пробел в исследовательской литературе, исследуя отдельные меры (1) самопреобразования и (2) восприятия того, что воспоминания разделяются другими членами группы, а затем проверяем независимые и интерактивные отношения между ними. эти переменные и слияние идентичности с группой. Положительный интерактивный эффект подразумевается теоретической моделью, но, как отмечалось выше, эти переменные не рассматривались отдельно в предыдущих исследованиях, поэтому в настоящей статье делается попытка изучить, есть ли интерактивный эффект или меры и их эффекты должны рассматриваться независимо в будущие исследования.

Концептуальная модель отношений, которые мы будем исследовать, представлена ​​ниже (Рисунок 2). Чтобы уменьшить степень свободы исследователей (Kerr, 1998; Simmons et al., 2011; Wicherts et al., 2016) и повысить прозрачность, мы предварительно зарегистрировали наши гипотезы и планы анализа данных в соответствии с концептуальной моделью, представленной на рисунке 2.

Рисунок 2. Концептуальная модель предполагаемых отношений.

Здесь мы отмечаем, что в некоторых формулировках теоретической модели «общих путей» Уайтхауса «восприятие общего опыта» позиционируется как посредник, действующий между самотрансформацией и ощущением «общей сущности», ведущим к слиянию идентичностей.В качестве альтернативы мы могли бы попытаться протестировать модель посредничества (см. Рисунок 3), но мы решили не делать этого для нашего основного анализа, так как мы оценили текущую доказательную базу как недостаточно сильную, чтобы оправдать эту более сложную модель. Вместо этого мы исследуем валидность альтернативной модели в качестве исследовательского анализа.

Основные гипотезы

На основе теоретической модели «общих путей», изложенной в Whitehouse (2018), мы предсказали, что в большой выборке, собранной у индонезийских мусульман:

h2a: Будет положительная связь между тем, как самотрансформирующиеся респонденты оценивают «определение групповых событий» и степень их слияния с «Все мусульмане».’

h2b: Между восприятием респондентами общих воспоминаний об «определении групповых событий» и уровнем их идентичности слияния со словом «все мусульмане» будет положительная связь.

h2c: Что основные эффекты обеих переменных на слияние идентичностей (со всеми мусульманами) будут квалифицированы как интерактивный эффект.

h3: Что пути, описанные в h2, будут демонстрировать более сильную связь с мерами слияния идентичностей, чем с групповой идентификацией с той же целевой группой (со всеми мусульманами).

Альтернативная гипотеза

Наше оправдание для h3 состоит в том, что существует широкий спектр эмпирических результатов и теоретических дискуссий, которые предполагают более сильную связь между восприятием разделения «групповой сущности» и слиянием идентичностей, чем с групповой идентификацией (Swann et al., 2012; Whitehouse and Lanman, 2014; Whitehouse et al., 2017; Buhrmester et al., 2018; Whitehouse, 2018). Ощущение обладания такой общей сущностью, как предполагается, частично возникает из-за того, что индивид видит соответствующие групповые события как (1) самопреобразовательные и (2) полагает, что их восприятие разделяется другими членами группы.Однако Kavanagh et al. (2019b) обнаружили, что, вопреки ожиданиям, существует более сильная связь между групповой идентификацией и ограниченными показателями результатов прогруппы, чем со слиянием. Таким образом, существует альтернативная гипотеза, основанная на результатах, представленных Kavanagh et al. (2019b) заключается в том, что связь между самопреобразовательными переживаниями и восприятием общих воспоминаний будет более сильной для групповой идентификации, чем слияние идентичностей в этой выборке. Таким образом, мы рассматривали это как возможную альтернативную гипотезу, но отметим, что, если наблюдать, указывает ли она на эффект на уровне страны, закономерность, характерную для стран с мусульманским большинством, или на более широкие отношения, противоречащие существующей теоретической литературе, будет невозможно определить без дополнительных выборок. и дальнейшие исследования.

Материалы и методы

Меры

Мы получили доступ к существующей базе данных ответов, собранных от индонезийских мусульман (см. Kavanagh et al., 2019b), и извлекли ряд переменных. Они включали ранее изученные демографические контрольные переменные (возраст и пол), два показателя принадлежности к религиозной группе (слияние и идентификация) и потенциальные смешивающие переменные. Выбранные смешивающие переменные были основаны на факторах, которые были определены как предсказывающие слияние и идентификацию в Kavanagh et al.(2019b), в частности: групповая принадлежность, внутритекстовый фундаментализм и уровень религиозной практики. Двумя неанализированными переменными, которые используются для проверки гипотез для настоящей статьи, были собственные оценки (1) трансформируемости и (2) воспринимаемой общности определяющего группового опыта. Более подробная информация о соответствующих мерах приводится ниже.

Подсказка о событии, определяющем группу

Участникам было предложено написать о событии, которое они считали «определяющим» для себя и других членов своей группы.Письмо было следующим: Опишите своими словами событие, связанное с мусульманами в Индонезии / PKS / NU, которое, по вашему мнению, было наиболее определяющим для вашего отношения к себе и того, как другие мусульмане в Индонезии / члены PKS / NU относятся к себе. Намерение здесь состояло в том, чтобы вызвать заметное событие, которое считалось личностно преобразующим, но, что особенно важно, имело отношение к группе, а не было полностью личным. Чтобы сделать предполагаемый контраст более ясным, в следующем вопросе участников также попросили перечислить три самых запоминающихся события в истории их группы (PKS / NU / мусульмане в Индонезии) для членов группы.Поскольку соответствующие события были выбраны участниками самостоятельно, и мы хотели варьировать в наших ключевых переменных, мы сохранили все ответы, за исключением трех, в которых участники прямо заявили, что не было определяющего события, о котором они могли бы подумать. Было получено 44 ответа, в которых не содержались учетные записи, но были даны ответы на последующие вопросы об их опыте. Мы включили эти ответы, как мы указали в начале анкеты, что участники могут избегать ответов на вопросы, если они чувствовали себя некомфортно или не хотели записывать чувствительные переживания.Однако мы проверили, существенно ли изменило их исключение наблюдаемые закономерности, но никаких различий не наблюдалось. Дополнительные сведения об упомянутых событиях см. В разделе результатов.

Трансформативность

Чтобы оценить трансформируемость, мы спросили участников со ссылкой на группу, определяющую событие, которое они описали, насколько они согласны с тремя новыми пунктами, отвечая по семибалльной шкале (1 — категорически не согласен, 7 — полностью согласен). Это были следующие пункты: « Мое нынешнее« я »- результат того, что мусульмане испытали в Индонезии » ; То, что мусульмане испытали в Индонезии, как я описал, сыграло очень важную роль в формировании моего нынешнего« я »; и «» Если бы описываемые мною события не пережили мусульмане Индонезии, я, вероятно, был бы сегодня совершенно другим человеком.Было обнаружено, что ответы ’имеют хорошую надежность, α Кронбаха = 0,80, и была рассчитана единая оценка преобразования среднего, M = 4,6, SD = 1,5.

Воспринимаемое совместное использование

В отношении мероприятия по определению группы участников попросили указать, насколько они согласны с двумя пунктами, адаптированными из Whitehouse et al. (2017: Исследование 2), предназначенное для измерения степени, в которой они рассматривают свои воспоминания о событии как общие с другими участниками. Использовалась семибалльная шкала с описанием с наименьшим баллом, указывающим, что « Мои воспоминания о том, что произошло на этом событии, полностью отличаются от воспоминаний (моих товарищей по группе) », а на самом высоком — « Мои воспоминания о все, что произошло на этом мероприятии, полностью раскрывается (с моими товарищами по группе). ‘Второй пункт аналогичным образом просил участников указать, используя ту же семибалльную шкалу, были ли « их чувства по поводу того, что произошло на мероприятии », «полностью отличными» от их товарищей по группе (самый низкий балл) или «полностью разделялись» ( высший балл). Шкала имела хорошую надежность, α Кронбаха = 0,82, и был рассчитан единый средний балл совместимости, M, = 4,6, SD = 1,5.

Принадлежность к группе
Принадлежность к группе

была определена путем самоидентификации во время сбора данных, и отдельные лица были классифицированы как принадлежащие к PKS, NU или как политически неаффилированные представители общественности.

Внутритекстовый фундаментализм

Фундаментализм был измерен с использованием трехбалльной версии шкалы интратекстового фундаментализма (Hood et al., 2005) с использованием семибалльной шкалы ответов (1 — категорически не согласен, 7 — полностью согласен), адаптированной к индонезийскому контексту в Muluk et al. al. (2013). Включены следующие пункты: « Поскольку Коран никогда не может ошибаться, его следует понимать буквально в соответствии с тем, что написано »; и « аяты Корана» уже ясны, их не следует обсуждать.Было обнаружено, что ответы ’имеют хорошую надежность, α Кронбаха = 0,79, и был рассчитан единый средний балл фундаментализма, M = 5,6, SD = 1,5.

Религиозная практика

Единый балл был рассчитан на основе объединенных ответов на четыре вопроса о частоте четырех религиозных обрядов, ответы были собраны по семибалльной шкале (1 = никогда, 7 = всегда). Упомянутые практики: (1) Выполнение обязательной шалат (молитвы) пять раз в день; (2) Пост во время Рамадана; (3) Выполнение шалат-сунны (шалат, который поощряется, но не является обязательным) ; и (4) посещать религиозные собрания, такие как религиозный совет, религиозные проповеди или религиозные дискуссии .Пункты шкалы показали умеренную надежность (α Кронбаха = 0,75, M = 5,8, SD = 1).

Identity Fusion

Слияние идентичности с соответствующей категориальной религиозной целевой группой («Все мусульмане») было измерено с использованием меры слияния графической идентичности с использованием семибалльной шкалы ответов (Swann et al., 2009). В этом задании участникам предлагается выбрать одно из семи изображений, изображающих два круга с разной степенью близости и перекрытия (один круг представляет участника, а другой — его группу).Чем ближе и выше степень перекрытия изображения, тем выше оценка слияния (1 — нет перекрытия, 7 — полное перекрытие).

Групповая идентификация

Единая мера идентификации группы была собрана по семибалльной шкале ответов (1–7) с более высокими показателями, указывающими на большую идентификацию. Формулировка меры изначально была взята из меры социальной идентификации по одиночному пункту (SISI; Postmes et al. , 2013), но конкретная формулировка была изменена во время перевода на: « Насколько сильно вы отождествляете себя со« Все мусульмане »» , поскольку это было обнаружено в процессе перевода, чтобы его было легче понять.

Все статьи были переведены с английского на Bahasa индонезийский профессиональным переводчиком, а затем проверены на соответствие обратным переводом. Пункты с формулировками, которые были определены как трудные для понимания, были обсуждены и отредактированы для более естественного звучания за счет изменения исходной формулировки (в соответствии с критериями идентификации группы SISI).

Предварительная регистрация и архивирование данных

Гипотезы, план анализа данных и обоснование исследования были предварительно зарегистрированы до исследования данных.Документ предварительной регистрации доступен в Open Science Framework по следующему адресу: https://osf.io/4jtkn/?view_only=0e4c439ced424007abcef16725c36b17. Данные, использованные во всех анализах, представленных в рукописи, доступны в Open Science Framework.

Этика

Все процедуры исследования соответствовали положениям Комитета по этике исследований Школы антропологии и музейной этнографии (Оксфордский университет) и получили одобрение (Ref №: SAME_C1A_16_015).Этическое разрешение на исследование в Индонезии было одобрено этическим комитетом факультета психологии Университета Индонезии (Ref No: 142 / FPsi.Komite Etik / PDP.04.00 / 2017). Данные, собранные от респондентов, хранились анонимно, и всем участникам была предоставлена ​​информация об исследовании, и они должны были заполнить лист согласия.

Образец

Изученный набор данных (Kavanagh et al., 2019b) включал 1320 участников из трех групп: 618 членов НУ, 207 членов ПКС и 495 неаффилированных мусульман.Организационная идентификация основывалась на самопровозглашении участников опросов. Сбор данных для членов НУ проводился в университете Нахдхатул Улама Индонезия (UNUSIA), где большинство студентов являются членами НУ. Члены PKS набирались на еженедельных групповых собраниях, проводимых в окрестностях Джакарты. Обычные мусульмане набирались из числа не связанных с ними лиц, проживающих вокруг университетских помещений, и, таким образом, в эту группу входит значительная часть студентов.Участникам была выплачена компенсация за участие в размере 50 000 RP (~ 4 доллара США). Средний возраст выборки составлял 26,40 года ( SD, = 9,51), 53,6% мужчин и 46,4% женщин. Этнически большинство ответов были яванцами (50,7%), за ними следуют сунданцы (24,7%), минангкабау (3,7%), палембанг (1,9%), борнецы (0,9%) и «другие» (18,2%). Мы включили всех участников, у которых не было пропущенных данных ни по одной из проанализированных переменных, и в результате пропустили 69 участников, оставив N = 1248 участников.Анализ чувствительности к мощности G * показал, что образец дает нам 95% мощности для обнаружения небольшого эффекта ( R 2 = 0,01) с использованием множественного регрессионного анализа (Faul et al., 2009).

Предварительно зарегистрированный план анализа

Чтобы проверить три гипотезы, связанные с h2, мы проведем иерархический регрессионный анализ ответов наших участников, в котором мы прогнозируем слияние идентичностей для всех мусульман, используя следующие переменные в качестве предикторов: (1) Самотрансформация, (2 ) Восприятие общих воспоминаний, (3) термин взаимодействия трансформируемости и воспринимаемой общности.Однако сначала мы запустим базовую модель, которая учитывает контрольные переменные: (1) членство в группе (с фиктивным кодом), (2) возраст, (3) пол, (4) оценка религиозной практики и (5) внутритекстовый фундаментализм. Используя этот подход, мы можем определить, в какой степени фокусные предикторы улучшают общую модель за пределами этого базового уровня.

Чтобы проверить h3, мы вычислим дисперсию, уникальную как для слияния, так и для идентификации группы; для этого мы спрогнозируем остатки для слияния идентичностей (регрессии при групповой идентификации) и групповой идентификации (регрессии при слиянии идентичностей).Эти две новые переменные, которые представляют уникальную дисперсию каждой конструкции (а также ошибку измерения), затем будут результатом модели, описанной в h2.

Исследовательский анализ

Мы также планируем, если будут соблюдены основные отношения в h2, провести исследовательский анализ предложенной модели посредничества, в которой «восприятие общего опыта» опосредует отношения между «самотрансформацией» и «слиянием идентичности со всеми мусульманами». Мы оценим силу косвенных и прямых путей и сравним их с альтернативными моделями, в которых порядок прогнозных отношений обратный.

Результаты

Как и ожидалось, ответы на подсказку о событии, определяющем группу, сильно различались. Участники различались по тому, насколько глубоко они описывали события, и валентность было трудно различить, поскольку даже когда часто упоминались трагедии, последующие эффекты были отмечены как положительные. Одним из распространенных примеров были ссылки на полемику с участием христианского губернатора Джакарты, который был обвинен, а затем осужден за богохульство против Корана.Здесь даже участники, которые категорически не одобряли заявления губернатора, часто отмечали чувство единства, возникшее в результате участия в демонстрациях протеста «212» или «411» (названия относятся к датам митингов).

Наиболее часто упоминаемыми темами были события, связанные с: (1) религиозными практиками, опытом или историческими событиями, связанными с НУ (37,3% с 5,6%, сосредоточенными на резолюции о джихаде 1945 года), (2) споры о богохульстве и последующие протесты (19.6%), (3) религиозные обычаи, переживания или исторические события, связанные с ПКС (11,8%, при этом 2,4% упомянули арест и задержание бывшего лидера ПКС Лутфи Хасан Исхак), (4) исламские праздники, регулярные религиозные обряды или Исламские учения (14,9%) и (5) События президентства Гус Дура (4%). Среди широкой публики наиболее частым событием было упоминание о богохульстве, на которое пришлось 42,6% ответов, за которым следовали общие ссылки на исламские праздники, регулярные религиозные практики и учения, на которые приходилось 33.5% ответов.

На Рисунке 4 показаны корреляции между всеми переменными, имеющими отношение к настоящему анализу. Мы отмечаем, что трансформируемость и воспринимаемая общность умеренно коррелируют ( r = 0,47, p <0,001), как и показатели слияния идентичностей и групповой идентификации ( r = 0,50, p <0,001).

Рисунок 4. График корреляции исследуемых переменных.

Гипотеза 1

Сначала мы исследовали простые корреляции между мерой слияния тождеств и трансформируемостью ( r = 0.16, p <0,001) и воспринимаемой общности ( r = 0,17, p <0,001), которые показали слабые, но значимые положительные отношения. Рисунок 5 показывает иллюстративную диаграмму разброса отношений с разбивкой по группам, обратите внимание, что ответы PKS отображают эффект потолка, поскольку большинство участников выбрали самый высокий ответ слияния.

Рис. 5. (A, B) Диаграмма рассеяния взаимосвязи между трансформируемостью, воспринимаемой общностью и слиянием со «всеми мусульманами.’Дрожание добавлено для улучшения видимости.

После этого, в соответствии с нашим предварительно зарегистрированным планом анализа, мы провели иерархическую линейную регрессию со слиянием идентичностей с результатом «Все мусульмане». Анализ состоял из двух моделей, в первую мы включили меры, которые могут нарушить интересующие взаимосвязи. В частности, мы включили возраст, пол, членство в группе (с фиктивным кодом) и баллы за внутритекстовый фундаментализм и религиозную практику. Вторая модель включала все меры из первой, но добавляла стандартизованные меры трансформируемости, воспринимаемой общности и условия их взаимодействия.В таблице 1 представлены результаты регрессионного анализа.

Таблица 1. Сводка регрессионных моделей для h2.

Модель 1 учитывала умеренное количество вариаций в результате объединения идентичностей ( R 2 прил. = 0,14), а дополнения в модели 2 обеспечили небольшое, хотя и значительное улучшение ( R 2 adj = 0,16), F (3,1205) = 9,91, p <0,001. Включение переменных трансформируемости и общности не уменьшило прогностической ценности потенциально мешающих переменных из модели 1, что предполагает, что они учитывали свою собственную уникальную дисперсию.В частности, оба предиктора продемонстрировали значительные положительные основные эффекты в модели 2, которая соответствует h2a и h2b. Однако переменная общего представления находилась на грани обычных значений значимости, p = 0,05, что уменьшало уверенность в результатах. Член взаимодействия также был значимым предиктором в модели, но связь была отрицательной (вопреки гипотезе 1c).

Гипотеза 2

Чтобы проверить нашу вторую гипотезу, что пути в h2 будут демонстрировать более сильную связь с мерой слияния, чем с мерой идентификации сопоставленной группы, мы провели другой набор анализов иерархической линейной регрессии.Учитывая умеренную корреляцию, наблюдаемую между измерениями слияния и идентификации, r = 0,50 (рисунок 4), что указывает на общую дисперсию R 2 = 0,25, мы вычислили две новые переменные, чтобы сделать более значимый тест нашего гипотеза. В частности, мы вычислили остаточную дисперсию в измерении слияния после выполнения регрессии с идентификацией в качестве переменной-предиктора и, наоборот, вычисления остаточной дисперсии в идентификации после выполнения регрессии со слиянием в качестве переменной-предиктора.Эти значения представляют собой уникальную дисперсию, связанную с каждой конструкцией, а также неизвестную величину ошибки измерения (этот метод использовался в Kavanagh et al., 2019a). Использование этих остаточных значений снижает вероятную наблюдаемую силу отношений, но обеспечивает большее разрешение для обнаружения уникальных отношений между трансформируемостью и воспринимаемой общностью, а также результатами групповой идентификации и слияния. Мы предположили, что, используя эти остаточные меры, слияние идентичности все равно будет предсказываться тремя факторами, перечисленными в h2; и что в результате групповой идентификации отношения будут более слабыми.

Мы провели параллельный анализ с использованием двухэтапной линейной регрессии с вновь рассчитанной остаточной стоимостью слияния и идентификации. На первом этапе мы ввели потенциально смешанные демографические и религиозные переменные, а на втором — три представляющие интерес переменные-предикторы: трансформируемость, восприятие общего опыта и условия их взаимодействия. Затем мы изучили, есть ли какие-либо существенные улучшения между моделью на этапе 1 и этапе 2 для обоих результатов, и изучили вклад переменных-предикторов в модели этапа 2.

Во-первых, мы отмечаем, что модель этапа 2 как для результатов слияния, так и для групповой идентификации показала значительное соответствие модели, и что общая модель была наибольшей для модели групповой идентификации. Однако по сравнению с моделью этапа 1 значительное улучшение с добавлением целевых переменных на этапе 2 наблюдалось только для остатка слияния, F (3,1205) = 6,82, p <0,001, а не для остаток идентификации, F (3,1205) = 5.67, p = 0,10. Это говорит о том, что фокусные предикторы были более релевантными предикторами для остатка слияния, и что остатки идентификации в качестве альтернативы были более сильно связаны с смешивающими демографическими и религиозными предикторами, введенными на этапе 1. Немного лучшая модель, пригодная для идентификации, вероятно, отражает гипотетическую взаимосвязь между «доктринальная» религия, представленная мерами «текстового фундаментализма» и «религиозных практик», а также процессами групповой идентификации (Whitehouse and Lanman, 2014).

В качестве альтернативы, мы отмечаем, что членство в PKS было сильным предиктором более высоких баллов слияния, в то время как членство в NU показало отрицательную взаимосвязь. Этого не было в случае меры групповой идентификации, что подтверждает утверждение о том, что конструкции различимы. Что касается трех представляющих интерес целевых переменных, в модели этапа 2 с остатком слияния идентичностей в качестве результата мы обнаружили, что только трансформируемость проявляла значительный главный эффект. Для совместного представления не наблюдалось основного эффекта, но, как и в h2, наблюдалась слабая отрицательная связь с взаимодействием.Напротив, в модели стадии 2 с остатком слияния идентичностей в качестве результата было обнаружено, что совместное представление имеет значительную положительную взаимосвязь (таблица 2). Чтобы помочь визуализировать разницу, мы построили графики с планками ошибок, основанными на 500 бутстрапах, которые демонстрируют относительный вклад каждой переменной в общую дисперсию, объясняемую в обеих моделях (рисунки 6, 7).

Таблица 2. Сводка окончательных регрессионных моделей для h3.

Рисунок 6. Гистограмма относительных вкладов переменных в R 2 , прогнозирующая остаток идентификации.

Рис. 7. Гистограмма относительных вкладов переменных в R 2 , прогнозирующая остаток слияния.

Исследовательский анализ

Анализ посредничества со скорректированными смещениями, основанный на 5000 выборках начальной загрузки, был проведен с использованием PROCESS V3.0 (Модель 4: Hayes, 2012) для изучения предложенной модели посредничества, в которой взаимосвязь между трансформируемостью и слиянием идентичности со словом «все мусульмане» опосредована воспринимаемой общностью .Концептуальная модель предлагаемых отношений показана на рисунке 8.

Рисунок 8. Предлагаемая модель посредничества.

Анализ пути, описанного на рисунке 8, действительно обнаружил частичное посредничество, действующее через воспринимаемую общность, b = 0,07, SE = 0,02, 95% ДИ [0,03, 0,10], хотя прямой эффект остался, b = 0,11, SE = 0,03, 95% ДИ [0,04, 0,18]. Однако проверки устойчивости, в ходе которых изучались альтернативные пути посредничества (обмен общностью и трансформируемостью и превращение слияния идентичностей в модерирующую роль), обнаружили частичные посредничества аналогичной величины.Таким образом, было бы неуместно делать какие-либо строгие выводы о направленных отношениях, наблюдаемых на основе этих результатов.

Общие обсуждения

Используя существующий набор данных, собранных у трех групп индонезийских мусульман, мы проанализировали ранее не исследованные переменные, чтобы проверить ключевые взаимосвязи, предложенные моделью «путь к объединению общего опыта» (Whitehouse, 2018). В соответствии с протоколами Open Science (Nosek et al., 2018) наши гипотезы и анализы были предварительно зарегистрированы, чтобы ограничить степени свободы исследователей (Simmons et al., 2011) и сократить апостериорных теоретизирования, чтобы они соответствовали наблюдаемым результатам (Kerr, 1998).

Наша первая гипотеза постулировала, что после того, как участники самостоятельно сгенерировали воспоминание о определяющем группу событии для индонезийских мусульман, будут возникать положительные ассоциации между степенью, в которой событие было оценено как самопревращающее (h2a), и воспринятым как разделяемое группой. (h2b) и слияние идентичности с соответствующей категориальной религиозной группой («Все мусульмане»). Мы также предположили, что существует интерактивная положительная связь между этими двумя переменными и слияние идентичности со словом «Все мусульмане» (h2c).

В поддержку нашей гипотезы мы обнаружили, что рейтинги самопреобразования ( r = 0,16, p <0,001) и воспринимаемой общности ( r = 0,17 p <0,001) для самогенерируемых определяющих групповых событий были коррелированы со слиянием со `` всеми мусульманами ''. Кроме того, предварительно зарегистрированная иерархическая регрессия, предсказывающая слияние со `` всеми мусульманами '' (после учета смешения демографических и религиозных переменных), выявила значимые положительные независимые ассоциации для обеих трансформаций ( b = 0.14, p <0,001) и воспринимаемой общности ( b = 0,09, p = 0,05). Взаимодействие обеих переменных также внесло значительный вклад в модель, хотя наблюдаемая взаимосвязь оказалась неожиданно отрицательной ( b = -0,09, p = 0,02), точка, к которой мы еще вернемся. Мы признаем, однако, что осторожность оправдана, поскольку и термин взаимодействия, и основной эффект воспринимаемой общности близки к общепринятым порогам значимости.Более того, общая дисперсия, обусловленная их сложением, была небольшой ( R 2 = 0,2). Тем не менее, наша уверенность в этих результатах возросла, поскольку они были заранее оговорены.

Имея в виду эти соображения, мы интерпретируем наши результаты как предварительные доказательства связи между слиянием идентичностей с данной группой и убеждением, что определяющие группу события были самопреобразовательными. Теоретически это результат того, что такие события становятся основным компонентом личной идентичности и автобиографии человека (Conway et al., 2004). Тем не менее, мы признаем, что в текущем наборе данных были значительные различия в типах воображаемых событий, и это, вероятно, привело к различиям в том, насколько значимыми были события для автобиографической идентичности.

Была обнаружена отдельная связь с восприятием определяющих группу переживаний, разделяемых с другими членами группы, что теоретизировалось как обеспечивающее плодородную основу для развития слияния идентичностей и психологического родства (Swann et al., 2014; Уайтхаус и Ланман, 2014). Тем не менее, мы отмечаем, что эта взаимосвязь не была обнаружена в регрессионных моделях, проведенных для проверки нашей второй гипотезы о том, что эти отношения будут в большей степени связаны со слиянием, чем с соответствующими критериями групповой идентификации. То, что взаимодействие между этими двумя эффектами было отрицательным, было неожиданным. Предварительное объяснение, которое мы рассматривали, заключалось в том, что если событие рассматривается как самопревращающееся, но также воспринимается как широко распространенное, то оно может представлять собой событие, вокруг которого существуют и распространяются популярные повествования, официальные отчеты или доктринальные описания.Иллюстрацией этого может быть исследование воспоминаний о террористическом нападении 11 сентября в Америке, которое Херст и др. (2015), на них часто оказывала сильное влияние последующая отчетность.

Существование устоявшегося нарратива может снизить способность события служить катализатором для личных размышлений и порождать такие родственные связи, которые считаются основополагающими для процессов слияния (Gómez et al., 2011, стр. 918–919) . Подрыв идиосинкразии из-за однородных представлений может вместо этого привести к альтернативной категориальной форме связи, такой как групповая идентификация (Hogg, 2006; Hornsey, 2008).Если трансформирующий характер события опирается не на саморефлексивное идиосинкразическое смыслообразование, а, скорее, на семантическое знание общего культурного или исторического нарратива, то оно, по-видимому, выходит за рамки процессов, предусмотренных в «пути к слиянию с общим опытом». модель (рисунок 1). Аналогичным образом, согласно Уайтхаусу и Ланману (2014), событие, которое истолковывается как вопрос доктрины, с большей вероятностью приведет к групповой идентификации.

Соответственно, правительство и различные религиозные группы в Индонезии, контролируя систему образования, стремятся привить общие исторические нарративы нации, истории ислама и конкретных групп, включая различные преобразующие испытания и проблемы (Tan, 2012; Wieringa and Katjasungkana, 2018).Многие из описанных участниками событий носили публичный характер, имели отношение к доктрине и общей истории и являются темами формальной педагогики. Предыдущие результаты по тем же группам и участникам, о которых сообщается здесь, показывают, что групповая идентификация является более предсказательной, чем слияние для различных прогрупповых показателей в Индонезии (Kavanagh et al., 2019b), и поэтому примечательно, что мы все еще находим доказательства гипотетических взаимосвязей. Однако мы также предупреждаем, что — вопреки изложенному здесь описанию — мы не находим никакого интерактивного эффекта трансформируемости и совместного опыта в регрессионных моделях, использующих групповую идентификацию в качестве результата.

Чтобы предоставить более подробную информацию, наша вторая гипотеза заключалась в том, что отношения между трансформируемостью и общностью будут более сильными при слиянии идентичностей со словом «все мусульмане» (Swann et al., 2009), чем с согласованной мерой групповой идентификации для той же цели, адаптированной из единичный показатель социальной идентичности (Postmes et al., 2013). Этот прогноз был основан на центральной позиции, которую процессы слияния идентичностей занимают в теоретической модели (рис.1), и на выводах из существующей литературы, в которых групповая идентификация и слияние различаются как связанные, но отдельные формы групповой принадлежности (Gómez et al., 2011; Сванн и др., 2012; Уайтхаус и Ланман, 2014; Бортолини и др., 2018). Чтобы проверить это предсказание, мы использовали те же прогностические модели, что и с первой гипотезой, но на этот раз переменная результата была остатком слияния после того, как общая дисперсия с идентификацией была удалена (и наоборот).

При сравнении полученных моделей мы обнаружили неоднозначную поддержку гипотезы: в модели с остатком слияния в качестве результата значительный основной эффект был обнаружен только для трансформируемости ( b = 0.09, p <0,01), в то время как их член взаимодействия продемонстрировал значительную, но слабую отрицательную взаимосвязь ( b = -0,02, p <0,01). Связи с восприятием общего опыта не наблюдалось. В качестве альтернативы, когда результатом был остаток идентификации, сначала мы не наблюдали значительного улучшения в модели, когда были добавлены меры трансформируемости, общего представления и их взаимодействия по сравнению с этапом 2. Однако была обнаружена взаимосвязь с восприятием общего опыта. , b = 07, p = 0.02.

Эти результаты предлагают некоторую поддержку модели «путь совместного опыта к слиянию» (2018), поскольку они подтверждают важность определяющих группу событий, рассматриваемых как самотрансформирующие, и идентифицируют слияние, но не для восприятия общего опыта. Однако мы не находим убедительной поддержки альтернативной гипотезы, основанной на выводах Kavanagh et al. (2019b), что принадлежность, основанная на групповой идентификации, является более доминирующим процессом в Индонезии, и поэтому переменные, которые, как ожидается, будут связаны со слиянием, могут иметь более устойчивую связь с идентификацией.Между идентификацией и совместным опытом существовала связь, но сила этих отношений была слабой и приближалась к общепринятым границам значимости. Это не позволяет нам делать однозначные выводы, но возможно, что более сильная связь с идентификацией, описанная в Kavanagh et al. (2019b) может относиться к мерам жертвоприношения прогруппы. Более того, учитывая, что все наблюдаемые взаимоотношения основаны на самоотчетах, может оказаться, что слияние является худшим предиктором самопожертвованных настроений прогруппы в Индонезии, но все же лучшим предиктором поведения .Необходимы дальнейшие исследования в Индонезии и других странах с мусульманским большинством, чтобы определить соответствующую прогностическую силу групповой идентификации и слияния для экстремальных поведений прогруппы , таких как насильственные протесты или самопожертвование.

Мы отмечаем, что наши выводы, если они верны, только демонстрируют взаимосвязь между трансформирующим опытом, определяющим группу, и уровнями слияния с коллективной религиозной идентичностью. Неоднократно обнаруживалось, что более высокие уровни слияния связаны с большей поддержкой экстремального поведения прогруппы, включая насилие в отношении членов чужой группы (обзор см. В Swann and Buhrmester, 2015).Однако это не является неизбежным результатом высокого уровня слияния, в случае, когда группа имеет строгие запреты на насилие и ценности, которые способствуют благотворительному самопожертвованию, может оказаться, что сильные прогрупповые импульсы могут быть направлены на социально полезное поведение ( Swann et al., 2012, с. 452).

Тем не менее, мы отмечаем, что почти каждый пятый из нашей выборки ссылался на полемику о богохульстве с участием христианского губернатора как на свой определяющий опыт опыт, и что среди выборки от широкой общественности это составило почти половину ответов.Это говорит о том, что существуют широко распространенные опасения по поводу доктринального соответствия и потенциальной угрозы внешней группе, несмотря на то, что ислам является религией подавляющего большинства (за ним следует 87,2% населения по переписи 2010 года). В связи с этим Уайтхаус (2018, стр. 2) определяет высокий уровень слияния в сочетании со страхом перед угрозой со стороны группы как мощный фундамент для мотивации «крайнего самопожертвования для группы», а также «менее смертоносных форм межгруппового конфликта … например, фанатское насилие и хулиганство ». Это особенно беспокоит, поскольку в Индонезии растет влияние жестких исламистских движений (Sakai and Fauzia, 2014; Muhtadi, 2018), а предыдущие исследования показали, что организации, придерживающиеся экстремистских религиозных идеологий, чаще всего участвовали в смертельных нападениях (Asal and Rethemeyer , 2008; Webber et al., 2020). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, как контекстуальные факторы, включая идеологическую приверженность (Rogers et al., 2007; Putra and Sukabdi, 2014), взаимодействуют со слиянием, хотя некоторые исследования обнаружили интерактивную связь с приверженностью священным ценностям (Atran et al., 2014; Гомес и др., 2017).

Точно так же мы рекомендуем дальнейшее исследование предлагаемой опосредующей роли воспринимаемой общности между трансформируемостью и слиянием идентичностей. Наш исследовательский анализ этого предложенного пути, в соответствии с теоретическими предсказаниями, обнаружил частичное посредничество, действующее через воспринимаемую общность.Однако косвенный путь был слабым, и проверки устойчивости показали, что отношения схожих размеров наблюдались для обратных причинных моделей. Более того, важное различие между тем, порождаются ли восприятия общих воспоминаний идиосинкратическими процессами саморефлексии или приписываются более семантическими или доктринальными процессами, в наших текущих измерениях не учитывается. В любом случае, мы не можем сделать убедительные выводы из наблюдаемых результатов, и необходимы более целенаправленные исследования, чтобы определить, существует ли предлагаемая опосредующая связь или воспроизводятся ли результаты, наблюдаемые в текущих данных, которые предполагают независимые пути и негативный интерактивный эффект. .

Ограничения

Поскольку это было перекрестное исследование, мы ограничены в том, какие причинные выводы мы можем сделать. Теоретическая модель, которую мы протестировали в этой статье, представляет собой направленную и причинно-следственную цепочку взаимосвязей, и обнаруженные нами ассоциации обеспечивают предварительную поддержку этих взаимосвязей. Однако экспериментальные и лонгитюдные данные больше подходят для оценки причинно-следственных связей. Поэтому мы поощряем дальнейшие исследования для дальнейшего изучения причинно-следственных связей, о которых мы сообщаем в исследовании.

Мы также отмечаем, что использование отдельных критериев для наших ключевых результатов далеко не идеально, и что шкала визуального слияния представляет собой модификацию элемента, который использовался где-то еще для измерения групповой идентификации (Schubert and Otten, 2002). Тем не менее, мы следуем существующей литературе, рассматривая их как связанные, но различимые конструкции группового связывания (Swann et al., 2009; Gómez et al., 2011; Swann and Buhrmester, 2015; Bortolini et al., 2018; Kavanagh et al., 2019а).

Индонезия — самая густонаселенная мусульманская страна в мире, четвертая по численности населения страна в целом, и в настоящем исследовании рассматривается большая выборка, но существует явная потребность в более сопоставимых выборках из Индонезии и других незападных стран.В настоящее время большая часть литературы по слиянию основана на исследованиях в западных, образованных, промышленно развитых, богатых и демократических (СТРАННЫХ) странах (Henrich et al., 2010; Swann and Buhrmester, 2015), а также на исследованиях, не относящихся к СТРАНАМ. имеют тенденцию не описывать и не сравнивать меры идентификации с основными целями слияния идентичностей (Whitehouse et al., 2014; Gómez et al., 2017).

Хотя наблюдаемые взаимосвязи в целом согласуются с нашими предварительно зарегистрированными гипотезами, важно признать, что масштабы взаимосвязей относительно слабы и что общая вариация, учитываемая в наших регрессионных моделях, составляет от 8 до 16%.Более того, интересующие фокусные переменные однозначно составляли примерно 2% в моделях. Мы осторожны, чтобы не переоценить общую важность сообщаемых отношений. Однако мы считаем, что было бы ошибкой отклонять эти результаты на основании их величины эффекта. Исследуемая выборка была разнообразной, как и события, описанные участниками, и поэтому относительно небольшая дисперсия может иметь меньшее значение, чем подтверждение достоверности обнаруженных взаимосвязей.Лучший способ информировать теорию — это дальнейший анализ больших выборок из разных популяций.

Разнообразие описанных событий и различия в том, как они интерпретировались, могли означать, что подсказка для определения группы служила для активации различных ответов среди участников. Например, внешняя угроза могла быть вызвана некоторыми описаниями, и это могло привести к процессам подтверждения идентичности (Sherman and Cohen, 2006, стр. 205–210), в результате чего люди более решительно подтвердили свою идентичность как индонезийские мусульмане.Однако мы отмечаем, что в контексте подсказки подтверждалось членство участников в группе, поскольку все участники были членами соответствующей упомянутой группы. Это важно, поскольку участие в мероприятиях, напоминающих людям о членстве в группе, также снижает разрушительные последствия для их целостности от угрожающих событий (Sherman and Cohen, 2006, p. 189). Более глубокий контент-анализ ответов при условии, что изучается, например, соотношение ссылок на себя по сравнению с группой, уровень эмоциональной вовлеченности или количество размышлений, может быть очень информативным, но выходит за рамки данной статьи.

Еще один момент, который следует отметить, — это то, что мы не можем сказать по текущим данным, связаны ли наблюдаемые результаты с краткосрочным эффектом прайминга. Потребуются лонгитюдные исследования, чтобы выяснить, наблюдаются ли отношения в отсутствие прямого прайминга определяющих группу переживаний.

Настоящее исследование представляет ряд результатов, основанных на данных, собранных у индонезийских мусульман: в нашу выборку вошли ответы широкого круга респондентов, от членов жесткой исламистской группы до обычных не связанных с ними людей.И хотя Индонезия является страной, которая в настоящее время испытывает проблемы с религиозным экстремизмом (Muluk et al., 2013; Burhani, 2014; Putra and Sukabdi, 2014; Arifianto, 2018; Putra et al., 2018), мы хотим подчеркнуть, что Целью данной статьи не было рассмотрение экстремистского поведения или настроений, которые не рассматривались непосредственно в данной статье. Скорее, мы стремились проверить конкретные компоненты теоретической модели, которая связывает самоопределяющиеся события, слияние идентичности с группой, и потенциальные высокие уровни слияния должны способствовать крайним жертвам (при определенных условиях).Однако мы не делаем никаких конкретных заявлений относительно природы и последствий слияния, наблюдаемого в этой популяции. Мы также не утверждаем, что обсуждаемый путь — это , только релевантный путь для прогнозирования экстремального поведения, это сложная тема, и неизбежно существует множество путей (Reicher et al., 2008; Gómez et al., 2017; Ginges, 2019 ). Для более целенаправленного обсуждения того, что показывает этот конкретный образец о связях между фундаментализмом, слиянием, групповой идентификацией и ограниченными взглядами в Индонезии, см. Kavanagh et al.(2019b) и Юстисия и др. (2020).

Заключение

Мы представляем здесь смешанную поддержку модели «путь совместного опыта к слиянию». Имеются убедительные доказательства того, что люди с высокой степенью слияния с большей вероятностью будут поддерживать и участвовать в экстремальных прогрупповых действиях (Swann et al., 2010a, b, Swann et al., 2014; Whitehouse et al., 2017; Bortolini et al., 2018). ; Kavanagh et al., 2019a). Однако мы отмечаем, что слияние может служить средством мотивации героических самоотверженных актов преданности и доброты так же эффективно, как и жестокие атаки самоубийц.Идентифицировать слияние описывает природу конкретных отношений с социальной группой и силу приверженности ценностям этой группы, но природа этих ценностей зависит от группы и контекста (Swann et al., 2012). Здесь мы обнаруживаем, что среди разнообразной группы индонезийских мусульман — от простых представителей общественности до активных членов жестких политических исламистских групп — существует потенциальный путь к слиянию с категориальной религиозной идентичностью («Все мусульмане»). параллельно между ощущением, что определяющее групповое событие является самопреобразовательным, и тем, что память о событии разделяется между членами группы.Однако наблюдаемые отношения не взаимодействовали кумулятивным образом, вместо этого наблюдалось отрицательное взаимодействие. Кроме того, взаимосвязь с общим опытом и слиянием не была воспроизведена в анализах, которые стремились частично устранить общую дисперсию с помощью сопоставимой меры групповой идентификации. Самопреобразовательная природа опыта, определяющего группу, поэтому может быть более сильным фактором, способствующим возникновению ощущения, что индивид разделяет некую «групповую сущность» с другими соответствующими членами.Требуется дальнейшее исследование причинных путей к слиянию идентичностей, чтобы установить, окажется ли эта связь устойчивой. Это должно быть приоритетом для исследований сплоченности группы, учитывая установившуюся связь между слиянием идентичностей и крайними настроениями и поведением прогруппы.

Наконец, в свете наших признанных ограничений, мы даем следующие рекомендации для будущих исследований. Чтобы лучше понять причинно-следственных связей в модели, мы призываем исследователей продвигать нашу собственную корреляционную работу, используя мощные лонгитюдные методологии.Мы также призываем ученых, заинтересованных в слиянии, сосредоточить свое внимание на Индонезии, поскольку Индонезия представляет собой соединение множества основных точек демографии, психологии и религиозного фундаментализма, и были обнаружены неожиданные закономерности, когда групповая идентификация действовала как более сильный предиктор экстремальных исходов прогруппы. чем слияние (Kavanagh et al., 2019b). В более широком смысле мы рекомендуем сосредоточиться на сборе не-СТРАННЫХ выборок, чтобы проверить теоретическую обобщаемость, особенно там, где есть претензии на универсальность.В соответствии с этим, ученые должны помнить о полезности и переводимости исследовательских мер, которые хорошо работают в СТРАННЫХ контекстах. Мы не утверждаем, что такие меры не могут работать в НЕ СТРАННЫХ контекстах, но просто повторная независимая проверка является необходимым шагом на пути к получению высококачественной стипендии. Вот почему мы рекомендуем ученым сравнивать и противопоставлять полезность конкурирующих конструкций: в большинстве случаев слияние следует сравнивать с критериями групповой идентификации, если постулируется уникальная взаимосвязь.Мы ясно представили наши ограничения и надеемся подготовить почву для ученых, чтобы продвинуть нашу собственную работу.

Заявление о доступности данных

Все наборы данных, созданные для этого исследования, включены в статью / дополнительный материал. Документ предварительной регистрации доступен в Open Science Framework (https://osf.io/gewmq/).

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Комитетом по этике исследований Школы антропологии и музейной этнографии Оксфордского университета (Ссылка №: SAME_C1A_16_015), Этическим комитетом Факультета психологии Университета Индонезии (Ссылка № 142 / FPsi.Комите Этик / PDP.04.00 / 2017). Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

СК, РК и HW подготовили предварительную регистрацию. СК и РК провели анализ данных и подготовили цифры. CK, RK, IP и HW написали рукопись (перечислены в порядке написания статей).

Финансирование

Это исследование было поддержано расширенным грантом Европейского исследовательского совета (ERC) в рамках программы исследований и инноваций Европейского Союза Horizon 2020 (Соглашение о гранте No.694986).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Андерсен, С., Московиц, Д., Блэр, И. В., и Носек, Б. (2007). «Автоматическое мышление», в Social Psychology: Handbook of Basic Principals , eds A.В. Круглански и Э. Т. Хиггинс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Publications), 133–172.

Google Scholar

Арифианто А. Р. (2016). Ислам Нусантара: Заявка НУ на продвижение «умеренного индонезийского ислама», комментарий № 114; Комментарии RSIS. Сингапур: Технологический университет Наньян, 1–3.

Google Scholar

Арифианто А. Р. (2018). Проповеднические организации исламских кампусов в Индонезии: сторонники умеренности или радикализма? Asian Secur. 15, 323–342.DOI: 10.1080 / 14799855.2018.1461086

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Асал В., Ретемейер Р. К. (2008). Природа зверя: организационные структуры и смертоносность террористических атак. J. Polit. 70, 437–449. DOI: 10.1017 / s0022381608080419

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Атран С., Шейх Х. и Гомес А. (2014). Посвященные актерам жертвуют ради близких товарищей и святое дело. Proc. Natl. Акад. Sci.США 111, 17702–17703. DOI: 10.1073 / pnas.1420474111

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартон, Г. (2010). Индонезия: легитимность, светская демократия и ислам. Полит. Политика 38, 471–496. DOI: 10.1111 / j.1747-1346.2010.00244.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартон, Г. (2014). Движение Гюлена, мухаммадия и нахдлатул улама: прогрессивная исламская мысль, религиозная филантропия и гражданское общество в Турции и Индонезии. Ислам Христос. Muslim Relat. 25, 287–301. DOI: 10.1111 / j.1398-9995.2009.02325.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бортолини, Т., Ньюсон, М., Нативидаде, Дж. К., Васкес, А., Гомес, А. (2018). Слияние идентичности предсказывает поддержку прогруппового поведения, ориентированного на национальность, религию или футбол в бразильских выборках. Br. J. Soc. Psychol. 57, 346–366. DOI: 10.1111 / bjso.12235

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бурместер, М.Д., Фрейзер, В. Т., Ланман, Дж. А., Уайтхаус, Х., Суонн, В. Б. (2014). Когда террор обрушился на дом: сплавленные американцы увидели в жертвах бомбардировки Бостона «семью» и бросились им на помощь. Самоидентификация 14, 253–270. DOI: 10.1080 / 15298868.2014.992465

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Buhrmester, M. D., Newson, M., Vázquez, A., Hattori, W. T., and Whitehouse, H. (2018). Победа любой ценой: слияние идентичностей, групповая сущность и максимальное преимущество внутри группы. Самоидентификация 17, 500–516.DOI: 10.1080 / 15298868.2018.1452788

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бурхани А. Н. (2014). Отношение к меньшинствам с помощью фетв: исследование ахмадийской общины в Индонезии. Contemp. Ислам 8, 285–301. DOI: 10.1007 / s11562-013-0278-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Конвей, М. А., Сингер, Дж. А., и Тагини, А. (2004). Самостоятельная и автобиографическая память: соответствие и согласованность. Soc. Cogn. 22, 491–529.DOI: 10.1521 / soco.22.5.491.50768

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дугас М., Круглански А. В. (2014). В поисках значимости модели радикализации: последствия для управления задержанными террористами. Behav. Sci. Закон 32, 423–439. DOI: 10.1002 / BSL.2122

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Элираз, Г. (2016). Индонезия Нахдлатул Улама: терпимое, инклюзивное послание арабскому Ближнему Востоку. Вашингтон, округ Колумбия: Институт Ближнего Востока.

Google Scholar

Фаул Ф., Эрдфельдер Э., Бюхнер А. и Ланг А.-Г. (2009). Статистический анализ мощности с использованием G * Power 3.1: тесты для корреляционного и регрессионного анализа. Behav. Res. Методы 41, 1149–1160. DOI: 10.3758 / BRM.41.4.1149

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фидлер К., Харрис К. и Шотт М. (2018). Необоснованные выводы из тестов статистического посредничества — анализ статей, опубликованных в 2015 году. J. Exp. Soc. Psychol. 75, 95–102. DOI: 10.1016 / j.jesp.2017.11.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форд Дж., О’Хара Д. и Хендерсон Р. (2013). Включение «мы» в командную работу: влияние личностной или социальной идентичности на восприятие бортпроводниками совместной работы и общения. Hum. Факт. 55, 499–508. DOI: 10.1177 / 0018720812465311

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гомес, А., Брукс, М. Л., Бурместер, М. Д., Васкес, А., Джеттен, Дж., И Суонн, В. Б. (2011). О природе слияния идентичностей: понимание конструкции и новой меры. J. Pers. Soc. Psychol. 100, 918–933. DOI: 10.1037 / a0022642

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гомес, А., Лопес-Родригес, Л., Шейх, Х., Гингес, Дж., Уилсон, Л., Вазири, Х. и др. (2017). Воля преданного актера к борьбе и духовное измерение человеческого конфликта. Нат.Гм. Behav. 1, 673–679. DOI: 10.1038 / s41562-017-0193-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаслам, С. А., Оукс, П. Дж., Тернер, Дж. К., и МакГарти, К. (1996). «Социальная идентичность, самокатегоризация и воспринимаемая однородность внутренних и внешних групп: взаимодействие между социальной мотивацией и познанием», в Справочнике по мотивации и познанию . Межличностный контекст , Vol. 3, ред. Р. М. Соррентино и Э. Т. Хиггинс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guildford Press), 182–222.

Google Scholar

Генрих Дж., Гейне С. Дж. И Норензаян А. (2010). Самые странные люди в мире? Behav. Brain Sci. 33, 61–135.

Google Scholar

Херст В., Фелпс Э. А., Мексин Р., Вайдья К. Дж., Джонсон М. К., Митчелл К. Дж. И др. (2015). Десятилетнее продолжение исследования памяти о нападении 11 сентября 2001 года: воспоминания о вспышках и воспоминания о событиях, связанных с вспышками. J. Exp. Psychol. Gen. 144, 604–623.DOI: 10.1037 / xge0000055

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хогг, М.А. (2006). «Теория социальной идентичности», в Contemporary Social Psychological Theories , ed. П. Дж. Берк (Пало-Альто, Калифорния: издательство Стэнфордского университета), 111–136.

Google Scholar

Хогг, М.А., и Тернер, Дж. К. (1987). Межгрупповое поведение, стереотипы и значимость социальных категорий. Br. J. Soc. Psychol. 26, 325–340. DOI: 10.1111 / j.2044-8309.1987.tb00795.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Худ, Р. У., Хилл, П. К. и Уильямсон, В. П. (2005). Психология религиозного фундаментализма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Хосен, Н. (2016). Ислам Нусантара: местный ислам с глобальными амбициями? Мельбурн: Индонезия в Мельбурне.

Google Scholar

Джонс, С. (1984). Сокращение и расширение «Умат» и роль нахдатул-улемов в Индонезии. Индонезия 38, 1–20.

Google Scholar

Кавана К. М., Джонг Дж., Маккей Р. и Уайтхаус Х. (2019a). Положительный опыт ритуалов боевых искусств с высоким возбуждением связан со слиянием идентичностей и дорогостоящими действиями в пользу группы. Eur. J. Soc. Psychol. 49, 461–481. DOI: 10.1002 / ejsp.2514

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кавана, К. М., Вибисоно, С., Капитани, Р., Юстисия, В., Путра, И. Э., Руфайда, А., и другие. (2019b). Изучение роли слияния идентичностей и групповой идентификации в прогнозировании ограниченности индонезийских исламских групп [Препринт]. PsyArXiv [Препринт]

Google Scholar

Керр, Н. Л. (1998). HARKing: выдвижение гипотез после того, как результаты известны. чел. Soc. Psychol. Ред. 2, 196–217. DOI: 10.1207 / s15327957pspr0203_4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хисбия, Ю. (2009). «Оспариваемые дискурсы о насилии, социальной справедливости и миростроительстве среди индонезийских мусульман», в «Психология мира в Азии », ред.Нур и К. Монтиэль (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 123–145. DOI: 10.1007 / 978-1-4419-0143-9_7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Круглански А. В., Беланже Дж. Дж. И Гунаратна Р. (2019). Три столпа радикализации: потребности, повествования и сети. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Круглански А.В., Чен X., Дечесне М., Фишман С. и Орехек Э. (2009). Полностью предан: мотивация террористов-смертников и стремление к личной значимости. Полит. Psychol. 30, 331–357. DOI: 10.1111 / j.1467-9221.2009.00698.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Круглански А. В., Гельфанд М. Дж., Беланже Дж. Дж., Шевеланд А., Хетиараччи М. и Гунаратна Р. (2014). Психология радикализации и дерадикализации: как поиск значимости влияет на насильственный экстремизм. Полит. Psychol. 35, 69–93. DOI: 10.1111 / pops.12163

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мачмуди, Ю.(2011). Исламизация Индонезии: восстание Джемаа Тарбия и Партия процветающей справедливости (PKS). Канберра: Издательство Австралийского национального университета.

Google Scholar

Маклиш, К. Н., Оксоби, Р. Дж. (2011). Социальные взаимодействия и характер социальной идентичности. J. Econ. Psychol. 32, 172–178. DOI: 10.1016 / j.joep.2010.11.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Милла М. Н., Путра И. Э. и Умам А. Н. (2019). Истории джихадистов: значение, идентичность и радикализация через призыв к джихаду. Peace Confl. 25, 111–121. DOI: 10.1037 / pac0000371

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мухтади, Б. (2018). Объяснение мобилизации исламистов в Индонезии в 2016 году: религиозная нетерпимость, группы боевиков и политика приспособления AU — Мицнер, Маркус. Азиатский стад. Ред. 42, 479–497. DOI: 10.1080 / 10357823.2018.1473335

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мулюк, Х., Сумактойо, Н. Г., Рут, Д. М. (2013). Джихад как оправдание: национальное исследование, свидетельствующее о вере в насильственный джихад как в фактор, способствующий священному насилию среди мусульман в Индонезии. Asian J. Soc. Psychol. 16, 101–111. DOI: 10.1111 / ajsp.12002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ньюсон, М., Бурместер, М. Д., и Уайтхаус, Х. (2016). Объяснение пожизненной лояльности: роль слияния идентичностей и групповых событий, способствующих формированию самого себя. PLoS One 11: e0160427. DOI: 10.1371 / journal.pone.0160427

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Носек, Б.А., Эберсол, К.Р., Де Хейвен, А.С., и Меллор, Д.Т. (2018). Революция до регистрации. Proc. Natl. Акад. Sci. США 115, 2600–2606. DOI: 10.1073 / pnas.1708274114

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нурдин А.А. (2009). Исламская политическая партия и демократия: сравнительное исследование PKS в Индонезии и PAS в Малайзии (1998-2005). Сингапур: Национальный университет Сингапура.

Google Scholar

Пермата, А.-Н. (2016). «Исследование внутренней динамики процветающей партии справедливости и джамаа тарбия», в Ислам, Политика и перемены: индонезийский опыт после падения Сухарто , ред. К.ван Дейк и С. Зухри (Лейден: издательство Лейденского университета), 29–78.

Google Scholar

Постмес, Т., Хаслам, С.А., и Янс, Л. (2013). Единый критерий социальной идентификации: надежность, достоверность и полезность. Br. J. Soc. Psychol. 52, 597–617. DOI: 10.1111 / bjso.12006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Прибади Ю. (2013). Религиозные сети в Мадуре: Песантрен, Нахдлатул Улама и киай как ядро ​​культуры сантри. Аль-Джамиа Дж. Ислам. Stud. 51, 1–32.

Google Scholar

Путра И. Э., Хольц П. и Руфаэда А. (2018). Кто виноват: жертвы или преступники? Исследование, посвященное серии актов насилия, направленных против обвиняемой еретической группы Ахмадия. Psychol. Религия. Духовный. 10, 166–173. DOI: 10.1037 / rel0000186

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Путра И. Э., Сукабди З. А. (2013). Основные концепции и причины возникновения религиозной террористической деятельности в Индонезии: взгляд изнутри. Asian J. Soc. Psychol. 16, 83–91. DOI: 10.1111 / ajsp.12001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Путра И. Э., Сукабди З. А. (2014). Может ли исламский фундаментализм иметь отношение к ненасильственной поддержке? Роль определенных условий в смягчении воздействия исламского фундаментализма на поддержку террористических актов. Peace Confl. 20, 583–589. DOI: 10.1037 / pac0000060

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райхер, С., Хаслам, С.А. и Рат Р. (2008). Создание добродетели зла: пятиступенчатая модель социальной идентичности развития коллективной ненависти. Soc. Чел. Psychol. Компас 2, 1313–1344. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2008.00113.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роккас, С., и Брюэр, М. Б. (2002). Сложность социальной идентичности. чел. Soc. Psychol. Ред. 6, 88–106. DOI: 10.1207 / s15327957pspr0602_01

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роджерс, М.Б., Лёвенталь, К. М., Льюис, К. А., Амлот, Р., Синнирелла, М., и Ансари, Х. (2007). Роль религиозного фундаментализма в террористическом насилии: социально-психологический анализ. Внутр. Rev. Psychiatry 19, 253–262. DOI: 10.1080 / 09540260701349399

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розенберг, М. (1987). «Деперсонализация: потеря личной идентичности», в «Я и идентичность: перспективы на протяжении жизни, », ред. Т. Хонесс и К.М. Ярдли (Абингдон: Рутледж), 193–206.

Google Scholar

Сакаи, М., Фаузия, А. (2014). Исламские ориентации в современной Индонезии: рост исламизма? Asian Ethn. 15, 41–61. DOI: 10.1080 / 14631369.2013.784513

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schubert, T. W., and Otten, S. (2002). Наложение себя, внутренней и внешней группы: наглядные меры самокатегории. Самоидентификация 1, 353–376. DOI: 10.1080 / 152988602760328012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шерман, Д.К. и Коэн Г. Л. (2006). Психология самообороны: теория самоутверждения. Adv. Exp. Soc. Psychol. 38, 183–242. DOI: 10.1016 / s0065-2601 (06) 38004-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сим, Дж. Дж., Гойл, А., МакКеди, В., Эйдельман, С., и Коррелл, Дж. (2014). Как социальная идентичность формирует рабочую самооценку. J. Exp. Soc. Psychol. 55, 271–277. DOI: 10.1016 / j.jesp.2014.07.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симмонс, Дж.П., Нельсон, Л. Д., Симонсон, У. (2011). Ложноположительная психология: скрытая гибкость в сборе и анализе данных позволяет представить все как значимое. Psychol. Sci. 22, 1359–1366. DOI: 10.1177 / 0956797611417632

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сирри, М. (2010). Публичное выражение традиционного ислама: Песантрен и гражданское общество в Индонезии после Сухарто. Мусульманский мир 100, 60–77. DOI: 10.1111 / j.1478-1913.2009.01302.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Спирс, Р. (2001). «Взаимодействие между индивидуальным и коллективным« я »: самокатегоризация в контексте», в «Индивидуальное Я», «Я в отношениях», «Коллективное Я» , ред. К. Седикидес и М. Б. Брюэр (Hove: Psychology Press), 171–198.

Google Scholar

Суонн, В. Б., и Бюрместер, М. Д. (2015). Слияние идентичности. Curr. Реж. Psychol. Sci. 24, 52–57.

Google Scholar

Суонн, В.B., Buhrmester, M. D., Gómez, A., Jetten, J., Bastian, B., Vázquez, A., et al. (2014). За что стоит умереть за группу? Слияние идентичности укрепляет чувство семейных уз, способствуя самопожертвованию. J. Pers. Soc. Psychol. 106, 912–926. DOI: 10.1037 / a0036089

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суонн, В. Б., Гомес, А., Довидио, Дж. Ф., Харт, С., и Джеттен, Дж. (2010a). Умирать и убивать за свою группу: слияние идентичности смягчает ответы на межгрупповые версии проблемы с тележкой. Psychol. Sci. 21, 1176–1183. DOI: 10.1177 / 0956797610376656

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суонн, В. Б., Гомес, А., Хуйчи, К., Моралес, Дж. Ф., и Хиксон, Дж. Г. (2010b). Слияние идентичностей и самопожертвование: возбуждение как катализатор борьбы за группу, умирания и помощи. J. Pers. Soc. Psychol. 99, 824–841. DOI: 10.1037 / a0020014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суонн, В.Б., Гомес, А., Сейл, Д. К., Моралес, Дж. Ф., и Хуйчи, К. (2009). Слияние идентичностей: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении. J. Pers. Soc. Psychol. 96, 995–1011. DOI: 10.1037 / a0013668

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суонн, В. Б., Джеттен, Дж., Гомес, А., Уайтхаус, Х., и Бастиан, Б. (2012). Когда членство в группе становится личным: теория слияния идентичностей. Psychol. Ред. 119, 441–456.DOI: 10.1037 / a0028589

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сайед М. и Маклин К. К. (2016). Понимание интеграции идентичности: теоретические, методологические и прикладные вопросы. J. Adolesc. 47, 109–118. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2015.09.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тайфель Х. и Тернер Дж. К. (1985). «Теория социальной идентичности межгруппового поведения», в Психология межгрупповых отношений , 2-е изд., Vol.2, ред. С. Уорчел и В. Г. Остин (Вокингем: Нельсон-Холл), 7–24.

Google Scholar

Таквин Б., Мудзаккир А., Салим Х., Анаф М. И. и Хамди А. З. (2016). Исследования толерантности и радикализма в Индонезии: уроки из 4 областей (Тасикмалая, Джокьякарта, Боджонегоро и Купанг). Джакарта: Институт Вахид.

Google Scholar

Тан, К. (2012). Исламское образование и воспитание: случай в Индонезии. Абингдон: Рутледж.

Google Scholar

Thoemmes, F. (2015). Перевернутые стрелки в моделях посредничества не различают правдоподобные модели. Basic Appl. Soc. Psychol. 37, 226–234. DOI: 10.1080 / 01973533.2015.1049351

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тернер, Дж. К. (1987). «Теория самокатегоризации», в «Новое открытие социальной группы: теория самоопределения» , ред. Дж. К. Тернер, М. А. Хогг, П. Дж. Оукс, С. Д. Райхер и М. С. Ветерелл (Оксфорд: Блэквелл), 42–67.

Google Scholar

Васкес, А., Гомес, А., Ордоньяна, Дж. Р., Суонн, В. Б., и Уайтхаус, Х. (2017). Совместное использование генов способствует слиянию идентичностей и альтруизму. Самоидентификация 16, 684–702. DOI: 10.1080 / 15298868.2017.1296887

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уорд, К. (2009). Ненасильственные экстремисты? Хизбут Тахрир Индонезия. Aust. J. Int. Aff. 63, 149–164. DOI: 10.1080 / 10357710

  • 5103

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уэббер, Д., Круглански А., Молинарио Э. и Яско К. (2020). Идеологии, оправдывающие политическое насилие. Curr. Opin. Behav. Sci. 34, 107–111. DOI: 10.1016 / j.cobeha.2020.01.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Белый дом, Х. (1992). Запоминающиеся религии: передача, кодификация и изменение в различных меланезийских контекстах. Мужчина 27, 777–797.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Уайтхаус, Х. (2013). «Религия, сплоченность и враждебность», в Религия, нетерпимость и конфликт: научное и концептуальное исследование , ред.Кларк, Р. Пауэлл и Дж. Савулеску (Oxford: Oxford University Press).

    Google Scholar

    Whitehouse, H., and Kavanagh, C. M. (в печати). «Какова роль ритуала в объединении сообществ?» В Oxford Handbook for the Cognitive Science of Religion , ed. Дж. Барретт (Оксфорд: издательство Оксфордского университета).

    Google Scholar

    Уайтхаус, Х., Ланман, Дж. А. (2014). Связующие нас узы: ритуал, слияние и идентификация. Curr.Антрополь. 55, 674–695. DOI: 10.1086 / 678698

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Whitehouse, H., Jong, J., Buhrmester, M. D., Gómez, A., Bastian, B., Kavanagh, C.M, et al. (2017). Эволюция крайнего сотрудничества через общие дисфорические переживания. Sci. Rep. 7: 44292. DOI: 10.1038 / srep44292

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уайтхаус, Х., Маккуинн, Б., Бюрместер, М. Д., и Суон, В. Б. (2014).Братья по оружию: ливийские революционеры связаны как семья. Proc. Natl. Акад. Sci. США 111, 17783–17785. DOI: 10.1073 / pnas.1416284111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wicherts, J. M., Veldkamp, ​​C. L., Augusteijn, H. E., Bakker, M., Van Aert, R., and Van Assen, M. A. (2016). Степени свободы в планировании, проведении, анализе и составлении отчетов о психологических исследованиях: контрольный список, чтобы избежать p-hacking. Фронт. Psychol. 7: 1832.DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.01832

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wieringa, S. E., and Katjasungkana, N. (2018). Пропаганда и геноцид в Индонезии: воображаемое зло. Абингдон: Рутледж.

    Google Scholar

    Юстисия В., Путра И. Э., Кавана К., Уайтхаус Х. и Руфайда А. (2020). Роль религиозного фундаментализма и ограниченности в продвижении коллективного нарциссизма и экстремального группового поведения. Psychol. Религия. Духовный. 12, 231–240. DOI: 10.1037 / rel0000269

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Измерение когнитивного слияния у людей с тревогой

    Когнитивное слияние — это процесс, который включает привязку мысли к опыту. Когнитивное слияние полезно во многих отношениях. В процессе когнитивного слияния люди могут заинтересоваться сюжетными линиями в фильмах и книгах, потому что они привязывают свои эмоции к событиям. Хобби, вызывающее положительные эмоции, также можно улучшить в результате когнитивного слияния.Даже на чувство любви можно повлиять с помощью когнитивного слияния. Но этот процесс также может ухудшить поведение людей с определенными психологическими проблемами. Люди, которые борются с тревогой и депрессией, испытывают негативные мысли, которые могут помешать им совершить позитивные действия. Например, когда человек с депрессией сосредотачивается на чувстве никчемности, потому что он не смог преодолеть свою депрессию, он может продолжать избегать обращения за помощью из-за предполагаемого результата. Люди, страдающие тревогой, также оказываются в ловушке когнитивного слияния, когда, например, они считают, что они запаникуют, если окажутся в стрессовых ситуациях, и поэтому избегают всех ситуаций, которые могут вызвать стресс, даже если они необходимы для восстановления.

    Понимание того, как когнитивный синтез влияет на психическое здоровье, — относительно новая область исследований. Терапия принятия и приверженности (ACT) — это терапевтический подход, основанный на внимательности, который учит клиентов принимать негативные чувства независимо от предполагаемого результата. Таким образом, ACT и другие техники внимательности направлены на обучение когнитивному размытию. Поскольку доказательств этого мало, Кристен Н. Герцберг с факультета психологии Университета Олбани Государственного университета Нью-Йорка недавно провела исследование, в котором использовался новый инструмент для измерения эффективности ACT в когнитивном слиянии.

    Герцберг и ее коллеги разработали Опросник достоверности тревожных чувств и мыслей (BAFT) и провели его более чем 900 людям, половина из которых борются с крайней тревогой, проходя 12 недель курса лечения АКТ через Интернет. Она обнаружила, что BAFT довольно точно определяет уровни когнитивного слияния. В частности, с помощью BAFT можно было измерить тревожную чувствительность, избегание и когнитивную дезинтеграцию у участников. Результаты также показали, что тревожные участники увидели значительное снижение избегающего поведения после завершения программы ACT, ориентированной на когнитивное слияние.Герцберг добавил: «Взятые вместе, эти результаты позволяют предположить, что BAFT является надежным, достоверным и полезным измерителем когнитивного слияния».

    Ссылка:
    Херцберг, К. Н., Шеппард, С. К., Форсайт, Дж. П., Креде, М., Эрливайн, М., Эйферт, Г. Х. (2012). Опросник достоверности тревожных чувств и мыслей (BAFT): психометрическая оценка когнитивного слияния в неклинической выборке из очень тревожного сообщества. Психологическая оценка . Предварительная онлайн-публикация.DOI: 10.1037 / a0027782

    © Copyright 2012 GoodTherapy.org. Все права защищены.

    Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. Любые высказанные взгляды и мнения не обязательно разделяются GoodTherapy.org. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

    Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

    Подтвердите, что вы человек.

    .
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *