Невербальное общение психология: Я вижу, о чем вы думаете, или Способы невербального общения

Психология общения: значение невербальных жестов

Психология общения: значение невербального общения

     Невербальное общение происходит посредством целого ряда невербальных средств – мимики лица, жестов, позы тела, тональности голоса и многое другое. Специалисты в области психологии общения утверждают, что больше двух третей информации, которую мы получаем, исходит из невербальных проявлений говорящего. И если на некоторые мы реагируем вполне осознанно – на громкость и интонацию голоса, на явные жесты (например, угрожающие), то на другие реагирует только наше подсознание. Гораздо меньше людей обращает внимание на обычные, ничем не примечательные жесты (например, когда человек дотрагивается до носа, скрещивает руки или ноги, потирает висок и т.д.). Однако это все воспринимается нашим подсознанием, и в этих случаях у человека может возникнуть чувство, что что-то не так. Чувство, которое он не может объяснить логически, но которое заставляет его сомневаться в правдивости услышанных слов.

     Конечно же, одновременно человек получает очень много стимулов из внешней среды, в том числе и в процессе общения. Именно поэтому сознательное отслеживание абсолютно всех невербальных проявлений собеседника является практически невозможным. Но изучение значений тех или иных невербальных символов позволяет человеку обращать внимания на некоторые важные невербальные средства общения, а также сделать более осознанным его невербальное общение.

     Хотели бы изучить невербальные методы общения? Освоить основы психологии общения? Научиться эффективно применять невербальные средства общения? Тогда заходите сюда: Факультет психологии общения и отношений.

Невербальные средства общения: особенности невербальных признаков


     Наверняка, многие из тех, кто любит путешествовать, замечали, что необходимо быть осторожным в своих невербальных проявлениях, находясь на территории чужой страны и общаясь с иностранцами. Об этом туристов нередко предупреждают и многочисленные путеводители. Дело в том, что значение жестов у разных народов действительно различается, и эту особенность нужно учитывать, чтобы толковать правильно поведение окружающих людей, а также не сделать чего-то нежелательного по отношению к ним. История человечества содержит немало примеров трагических ситуаций, возникших из-за различного понимания одних и тех же невербальных признаков.

     Специалисты, изучающие невербальное общение, предполагают, что те жесты, гримасы и позы, одинаковые для всех народов, являются врожденными, и распознавание их также предположительно является врожденной человеческой способностью. А что означает такой жест как рукопожатие? Об этом читайте здесь: «Способы и средства невербального общения: значение рукопожатий».

     Как хорошо вы понимаете значение невербальных проявлений? Каждый человек может проверить собственные способности к пониманию языка невербального общения с помощью небольшого упражнения. Включите какую-либо видеозапись, содержащую дискуссию нескольких людей. Выключите звук и посмотрите эту запись в течение пяти — семи минут. Затем ответьте себе на вопросы – о чем говорят эти люди? Спокойно ли они обсуждают что-то или же они спорят? Все ли люди придерживаются одного мнения? Кто из них самый искренний? Далее, посмотрите этот же отрывок видеозаписи и проверьте, насколько вы оказались правы. Вполне возможно, что вы будете удивлены тем, как много смогли сказать, наблюдая только признаки невербального общения и поведения людей.

     Таким образом, изучение особенностей невербального общения может быть очень полезным для человека любой профессии, и совершенно необходимым для специалистов – психологов. Освоить невербальные методы общения вы сможете на курсе повышения квалификации «Способы и средства невербального общения и поведения». Поступайте уже сейчас, чтобы сделать свое общение еще продуктивнее и приятнее!

Книга «Невербальное общение» Нэпп М

Невербальное общение

Предлагаемый классический текст разработан лучшими американскими специалистами по невербальному общению для подготовки студентов по курсам со-циальной психологии и связям с общественностью. Междисциплинарный подход к анализу речи и поведения позволяет авторам заострить наше внимание на решении проблем эффективности межличностного взаимодейстия. Что такое невербальное поведение и как оно связано с вербальным общением? Как овладеть языком тела и умело использовать его сигналы? Как использовать окру-жающую среду для повышения качества общения? Как невербальные сигналы могут позволить нам проявлять силу и влияние, сохранить идентичность и личную неприкосновенность, получить расположение собеседника в самых сложных жизненных ситуациях. Самое полное, самое востребованное учебное пособие рекомендуется всем, чья деятельность связана с общением с людьми.

Поделись с друзьями:
Издательство:
Прайм-ЕВРОЗНАК
Год издания:
2006
Место издания:
СПб
Язык текста:
русский
Язык оригинала:
английский
Перевод:
Замчук З.; Козлов А.; Кулаков А.; Ордановская Л.
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
84х108 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
200×130
Вес:
505 гр.
Страниц:
512
Тираж:
1500 экз.
Код товара:
326819
Артикул:
666616
ISBN:
5-93878-206-6,5-93878-235-Х
В продаже с:
12.07.2006
Аннотация к книге «Невербальное общение» Нэпп М.:
Предлагаемый классический текст разработан лучшими американскими специалистами по невербальному общению для подготовки студентов по курсам со-циальной психологии и связям с общественностью. Междисциплинарный подход к анализу речи и поведения позволяет авторам заострить наше внимание на решении проблем эффективности межличностного взаимодейстия. Что такое невербальное поведение и как оно связано с вербальным общением? Как овладеть языком тела и умело использовать его сигналы? Как использовать окру-жающую среду для повышения качества общения? Как невербальные сигналы могут позволить нам проявлять силу и влияние, сохранить идентичность и личную неприкосновенность, получить расположение собеседника в самых сложных жизненных ситуациях. Самое полное, самое востребованное учебное пособие рекомендуется всем, чья деятельность связана с общением с людьми. Читать дальше…

О смысловом пространстве невербального общения Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Russian psychological journal • 2014 vol. 11 # 3

_социальная психология_

УДК 159.9.072.433

о смысловом пространстве невербального общения

Лабунская вера Александровна

В статье рассматриваются факторы формирования смыслового пространства невербального общения. В ней на основе интеграции подходов к психологии общения и ряда положений психологии смыслообразования рассматриваются ключевые вопросы психологии невербального общения; констатируется, что понятие «смысловое пространство невербального общения» наиболее точно отражает как особенности взаимосвязей между невербальным поведением и многогранными личностными образованиями, особенности кодирования — интерпретации невербального поведения, так и зависимость этих процессов от контекста, ситуации общения, от степени и модальности значимости партнеров друг для друга, сопряженной с рефлексией и переживанием прошлого опыта взаимодействия. В статье сделан вывод о том, что взаимодействие личности и ситуации общения приводит к формированию новых смыслов и динамике смыслового пространства невербального общения, к его ситуативности, «текучести», что совокупность переменных направляет поиск смыслов невербального общения, отражающих возникающие здесь и сейчас отношения между партнерами, их установки, интенции не только к другому, но к самому себе, ко всей ситуации общения.

Ключевые слова: смысловое пространство, невербальное общение, модели, паттерны невербального поведения, интерпретация невербального поведения.

on the sense space of nonverbal communication

Labunskaia Vera Aleksandrovna

The article deals with factors of forming the sense space of nonverbal communication. On the basis of the integration of approaches to the psychology of communication and a number of propositions of the psychology of sense-creation the author considers crucial questions of the psychology of nonverbal communication. The

author states that the concept of «sense space of nonverbal communication» most precisely reflects both features of interrelations between nonverbal behavior and multifaceted personal constructs, features of encoding — interpretation of nonverbal behavior and the dependence of these processes on the context, the situation of communication, the degree and modality of partners’ significance for each other entailing reflection and experience of previous interactions. In the article the author draws a conclusion that the person’s interaction with a situation of communication leads to forming new senses and the dynamics of the sense space of nonverbal communication, to its situativity, «fluidity», that the complex of variables directs the search for senses of nonverbal communication reflecting immediate relations between partners, their attitudes, intensions towards another person, own self, the whole situation of communication.

Keywords: sense space, nonverbal communication, models, patterns of nonverbal behavior, interpretation of nonverbal behavior.

Введение. Постановка проблемы

На современном этапе развития психологии невербального общения наблюдается увеличение количества ее предметных областей, дифференциация исследовательских практик, направленных на изучение отдельных сторон, функций, выделение прикладных областей психологии невербального общения и т. д. [5, 11, 12, 15, 17, 24, 35]. Несмотря на огромный интерес к психологии невербального общения и теоретиков и практиков, на большое количество работ, выполненных исследователями различных теоретических ориентаций, до настоящего времени остаются дискуссионными ряд вопросов. Один из них — это вопрос о семантическом, смысловом пространстве невербального общения, которое рождается в процессе непосредственного взаимодействия. В связи с обсуждением данного вопроса, как правило, рассматривается проблема однозначности/многозначности — «двусмысленности» смыслового поля невербального поведения партнеров. Решение данной проблемы включает поиск ответов на вопросы о степени контролируемости невербального поведения субъектами общения, о целенаправленном создании моделей невербального поведения, об осознанном кодировании с помощью невербальных средств внутреннего мира с целью его трансляции в различных ситуациях взаимодействия, с целью самоконтроля и контроля над поведением других людей. Вместе с этими вопросами обсуждается проблема диагностико-информационных возможностей невербального поведения и невербальных коммуникаций, в рамках которой ставится задача выявления и описания паттернов невербального поведения, сопряженных с психологическими и социально-психологическими особенностями личности и ситуаций общения [13, 26, 28, 29, 34, 36]. Как правило, отвечая на данный

вопрос, исследователи приписывают невербальному поведению функцию передачи бессознательных или мало осознаваемых ею состояний, отношений, переживаний, смысловых установок. Следующий вопрос неизбежно появляется в связи с обозначенными выше вопросами и касается механизмов, условий понимания, интерпретации личностных особенностей человека на основе его невербального выражения. Поиск ответов на данный вопрос имеет длинную историю. Один из ответов состоит в том, что человек реагирует на экспрессию другого человека неосознанно, бессознательно, поскольку само невербальное экспрессивное поведение — это неосознаваемый компонент в структуре поведения личности, выражающий ее бессознательное. Другой ответ включает идеи герменевтики. Он фиксирует вывод о том, что человек осмысливает связи, установленные им между внешним и внутренним, и в соответствии с уровнем его развития интерпретирует их, создавая полисемантическое, смысловое пространство невербального поведения.

Таким образом, для того, чтобы рассмотреть проблему смыслового пространства невербального общения, необходимо, прежде всего, самоопределиться с ответами на поставленные вопросы, интеграция которых может быть осуществлена с позиций психологии общения и на основе ряда положений психологии смыслообразования [1, 4, 7, 16].

Факторы и условия формирования смыслового пространства

невербального общения

Начну с того, что в основе принятого мной определения невербального общения лежат представления об общении как особом виде психологической деятельности, результатом которой являются образования и изменения в когнитивной (образы, впечатления, понятия, представления, интерпретации, эталоны, стереотипы и т. д.), эмоциональной сферах личности (чувства, состояния и т. д.), изменения в области ее отношений и взаимоотношений, в формах поведения и способах обращения к другим людям [2, 6, 7, 18]. В процессе общения происходит, как отмечает Г. М. Андреева [2], активный обмен информацией, и его особенность заключается в том, что люди не просто «обмениваются» значениями, но вырабатывают общий смысл, исходя из значимости информации. В результате происходит изменение отношений и взаимоотношений партнеров по общению. Но для «выработки общего смысла» у общающихся должно быть «одинаковое понимание ситуации общения», что затруднено не только различиями в использовании знаковых систем, неизбежными различиями между партнерами, но и тем, что смысл информации, сообщения раскрывается в процессе самого общения, в определенной ситуации взаимодействия [2]. В этой связи смысловое пространство общения формируется в определенных ситуациях общения и зависит от значимости этих ситуаций для партнеров.

Тезис о том, что межличностное семантическое пространство возникает в результате встречи двух субъективных миров, на основе параметров конкретной ситуации взаимодействия подчеркивается в исследовании Е. Л. Доценко [7], который акцентирует свое внимание на том, что совместные смыслы порождаются в результате взаимоотображения различных сторон межсубъектной активности.

Приведенные выше соображения относительно особенностей общения и возникновения его смыслового пространства согласуются с рядом идей, высказанных в психологии смысла. Так, Д. А. Леонтьев [16], рассматривая природу смысловых явлений, развивая принцип бытийного опосредования, также подчеркивает, что любые изменения смысла связаны с изменением отношений человека с другим человеком и с миром в целом. Он отмечает, что для изменения смысла необходимо «найти новый контекст». Ядром любого контекста общения является система отношений, которая определяет характер переживаний личности, особенности восприятия действительности, характер поведенческих реакций на внешние воздействия [4]. (Тезис о том, что смысловое пространство может быть ситуативным, «текущим», изменчивым, развивается в работе И. В. Абакумовой, П. Н. Ермакова) [1].

Ситуативно складывающиеся отношения и их интерпретация в процессе непосредственного общения всегда являются личностно обусловленными и включают, с точки зрения А. Н. Славской [19], все смысловое пространство, по отношению к которому самоопределяется субъект. Иными словами, содержание интерпретации и порождаемые ею смыслы в пространстве общения во многом зависят от того, насколько воспринимаемое сообщение соотносится с системой взаимоотношений субъектов интерпретации, с тем, насколько значима для них ситуация взаимодействия. Еще более определенно о взаимосвязи между отношениями и интерпретацией в процессе общения высказывается А. Г. Асмолов [4], считая, что «индивидуализированное отражение, восприятие, понимание» непременно выражает отношение личности к тем событиям и явлениям, объектам, ради которых и вокруг которых развертывается ее общение, деятельность, и являет личностные смыслы.

Исходя из общих положений, приведенных выше, можно сформулировать ряд теоретических выводов, касающихся феномена «смысловое невербальное общение». Вместе с этим необходимо указать на ряд специфических факторов, которые связаны с особенностями невербального поведения, его интерпретацией и кодированием в общении. Как известно, все системы невербального поведения и невербальной коммуникации имеют свою собственную знаковую систему [5, 11, 12, 14, 26, 30, 35]. Дискуссионным является вопрос о том, являются ли невербальные знаковые системы кодами, имеющими определенный спектр значений. Данный вопрос возникает в связи с тем, что в процессе

невербального общения необходимо обеспечить единство в овладении и означивании невербальных кодов, иначе, как отмечает Г. М. Андреева, «никакой смысловой прибавки к вербальной коммуникации невербальные системы не дадут» [2, с. 113]. С целью обеспечения единства в понимании невербальной информации необходимо выделение каких-то единиц внутри каждой невербальной системы знаков, но именно выделение таких единиц в невербальных системах оказывается главной трудностью.

Во введении к одному из последних номеров журнала по невербальному поведению [32], посвященному рассмотрению современных перспектив изучения невербального поведения, отмечается, что в настоящее время появляется все больше исследований, в которых реализуется функциональный, контекстный подходы к невербальному поведению, подчеркивается необходимость подхода, ориентированного на выявление невербальных «framework», т. е. невербальных фреймов и паттернов, которые по сути своей являются схемами. Ссылаясь на исследование M. L. Patterson, автор введения отмечает, что необходимо в большей мере сосредоточить внимание на исследовании невербального взаимодействия, скоординированного невербального поведения, а не на отдельных действиях, входящих в различные невербальные системы. Данные призывы отражают одну из главных проблем психологии невербального общения, а именно проблему фиксации и воспроизведения паттернов невербального поведения, которая долгое время решалась под сильным влиянием лингвоцентрических идей.

В рамках психологии невербального общения сосуществуют также различные подходы к объяснению взаимосвязей между невербальным поведением и психологическими, социально-психологическими особенностями субъектов общения и всей ситуации взаимодействия. До настоящего времени лидируют два подхода к объяснению этих взаимосвязей. Один из них постулирует и гиперболизирует жесткость связей между невербальным поведением и психологическими характеристиками личности, акцентирует внимание на том, что невербальные экспрессивные средства не осознаются, не контролируются личностью, раскрывают ее бессознательное и не отвечают всем параметрам знаковой системы, но при этом имеют четкие значения. Данный подход особенно часто встречается в исследованиях, связанных с изучением особенностей распознания лицевых экспрессий эмоциональных состояний.

Второй подход рассматривает невербальное поведение как «текст», систему знаков, подчеркивает, что человек осознанно конструирует свое невербальное выражение. В контексте данного подхода утверждается, что невербальные коммуникации — это «выстроенное сообщение», учитывающее различные переменные общения, влияющие на поле его значений.

Углубляющийся разрыв между этими двумя подходами к исследованию невербального поведения, в целом невербального общения, заставляет вновь ставить вопрос о природе невербального поведения и его связи с психическим развитием личности, возвращаться к проблеме его измерения, фиксации, кодирования, к рассмотрению роли осознаваемых и неосознаваемых процессов, вновь обращаться к анализу особенностей понимания и интерпретации невербального поведения личности.

Известно, что многие элементы невербального поведения не имеют адекватной им системы записей, поэтому невербальное поведение с точки зрения практических задач фиксации остается неуловимым, вероятностным. Одна из позиций относительно возможностей фиксации и кодирования невербальных коммуникаций представлена в отечественной психологии в работах Е. И. Фейгенберг и А. Г. Асмолова [20, 21]. Они считают, что «невербальная коммуникация является преимущественно выражением смысловой сферы личности. Она представляет собой непосредственный канал передачи личностных смыслов». И, исходя из этого тезиса, объясняется «безуспешность многочисленных попыток создания кода словаря, дискретного алфавита языка невербальной коммуникации… Невозможность воплощения симультанных динамических смысловых систем личности в дискретных равнодушных значениях». В целом, констатируется, что «поиски дискретных, формализованных словарей жестов, телодвижений» обречены на неудачу [21, с. 76].

Теоретический подход к невербальным коммуникациям, невербальному поведению как непосредственному выражению в общении смысловой сферы, смысловой позиции личности развивается в исследовании В. И. Екинцева и М. А. Соболева [8]. Они отмечают, что «если невербальное выражение представляет собой канал передачи смыслов, то единственной возможностью изучения этого канала является изучение жеста и других компонентов невербального выражения, как выражения смысловой сферы личности» [8, с. 11]. Достаточно подробно в монографии [8] рассматриваются различные классификации жестов, приводится методика «использования ситуации игровой имитации» для исследования жестов. Данная методика позволяет зафиксировать жестовое поведение в различных ситуациях общения. Авторы методики предлагают критерии анализа жестов, балльные оценки, привлекают экспертов. С их помощью осуществляется кодирование экспериментальных данных, т. е. жестов участников исследования, «оценка выраженности смысловой позиции в жестовом выражении, представленности жеста, формы употребления жеста» [8, с. 36]. Можно принять результаты изучения невербального выражения как выражения смысловой позиции личности, но, во-первых, выражение смысловой позиции редуцировано в данной работе до анализа жестового поведения: нарушается принцип целостности,

симультанности невербального выражения. Во-вторых, смысловая позиция личности, выраженная посредством жестового поведения, обнаруживается на основе сочетания дискретных единиц анализа жестов, определяемых экспертами (специально подготовленными). Они — эксперты — выступают в роли наблюдателей, кодирующих жестовое поведение. Несмотря на то, что у экспертов проверялся уровень развития социального интеллекта, трудно не предположить, что многие микродвижения были ими не осознаны, а, следовательно, и не зафиксированы. На эту особенность деятельности экспертов, практиков, пытающихся распознать на основе невербального поведения выражаемые личностью позиции и установки, обращают внимание многие исследователи [11, 12, 22, 23, 26, 28, 34, 35]. Мы отмечаем данный факт для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что как субъект невербального поведения, так и партнер по общению, осуществляя кодирование — интерпретацию, интегрируют осознаваемые и неосознаваемые процессы. Другое дело, что для субъекта невербального поведения оно является в большей степени симультанным, нерасчлененным, не связанным с какими-то отдельными психическими явлениями, менее осознанным, чем для партнера, наблюдателя — интерпретатора, который вынужден заниматься (спонтанно или целенаправленно, осознанно или неосознанно) созданием «дискретного алфавита языка невербальной коммуникации» и поиском их значений.

Вместе с этим хотим подчеркнуть, что отсутствие общепринятого решения проблемы «невербальный код — единицы анализа — психологическое значение» не мешает говорить исследователям о том, что все системы невербального поведения и невербальной коммуникации помогают выявлять состояния, отношения, намерения и установки партнеров по общению, отмечать, что в динамике смены различных компонентов невербального поведения, в частности, поз участников общения, отчетливо проявляются психодинамические характеристики и личностные свойства человека, представлено «эмоционально-аффективное отношение личности к событиям» [3, с. 155]. Из приведенной работы Л. И. Анцыферовой, на наш взгляд, следует, что можно описать набор взаимосвязанных движений, т. е. паттерн, невербальный код, соответствующий некоторым эмоционально-аффективным отношениям личности, очерчивающим смысловое пространство невербального общения.

Изучение моделей невербального общения в различных ситуациях взаимодействия получает свое дальнейшее развитие в современных исследованиях. Так, очень важными становятся работы, в которых сохраняется целостность, динамичность, непосредственность невербального общения и создаются вариативные модели невербального поведения, отличающиеся совокупностью психологических значений. Например, в одной из работ [31]

обсуждается модель поддержки человека, который нуждается в помощи. В данной модели особое место отводится «непосредственному невербальному поведению» или «невербальной непосредственности» (Nonverbal immediacy, NI) того человека, который оказывает помощь. Особая роль невербального поведения в ситуациях «эмоциональной поддержки» сводится, прежде всего, к передаче положительных состояний, любовного, дружеского отношения к Другому. Вместе с этим автор исследования подчеркивает, что человек, пытающийся поддержать другого, может, не осознавая, передавать отрицательные эмоции и отношения. Кроме этого, «невербальные реплики» актуализируют интерпретацию, эмоциональный опыт переживания заботы, любви, симпатии и теплоты. Но главное, по мнению P. A. Andersen, L. K. Guerrero, D. B. Buller, P. F. Jorgensen [25], заключается в том, что «невербальные реплики» задают смысл психологической связи и близости.

В другой работе, посвященной изучению невербальных сигналов ухаживания и выбора партнера [27], подчеркивается, что одно и то же невербальное поведение может выполнять различные коммуникативные функции и отличаться широтой интерпретаций, которая обусловлена отношениями и особенностями контекста взаимодействия. В этом исследовании было подтверждено, что участники взаимодействия могут использовать такие невербальные стратегии взаимодействия, которые не раскрывают их действительных намерений, помогая избежать обмана со стороны партнера. Кроме этого в анализируемой работе были выявлены невербальные единицы, образующие «модель ухаживания» и был сделан важный вывод о том, что намерения партнера могут быть поняты только при условии восприятия комплекса взаимосвязанных невербальных сигналов. Отсутствие навыка восприятия невербального поведения как целостного, комплексного явления приводит к возникновению «двусмысленных» интерпретаций намерений партнеров. Таким образом, указанная работа свидетельствует о том, что намерениям, представленным в невербальном поведении, могут быть приписаны различные смыслы независимо от моделей невербального поведения.

Не менее важными для понимания истоков смыслового пространства невербального общения являются работы [13, 30, 33], в которых обсуждаются факторы кодирования и степень осознанности процесса кодирования коммуникативных интенций самим субъектом общения. В процессе изучения «кодов интенций присоединения» или, по-другому, проявления склонности к партнеру [33], было отмечено, что моделирование невербального поведения предполагает знания о чувствах партнера, о типе социальной ситуации, о том, насколько значим собеседник в контексте достижения поставленных целей, о нормах выражения своей склонности или присоединения к партнеру. Кроме перечисленных факторов кодирования интенций, важное место в их

списке занимают особенности переживания прошлого опыта общения с тем человеком, которому адресуется невербальный код. Если перечисленные условия успешного кодирования невербального поведения выполняются, то интенции партнеров могут быть правильно поняты, что неизбежно будет способствовать формированию общего смыслового пространства общения и снижению рисков возникновения смысловых барьеров. В указанном выше исследовании сравнивались три показателя: элементы реального невербального поведения, самоотчеты и оценки симпатии, проявляемой партнерами. В результате был еще раз подтвержден вывод о том, что в структуре невербального кода присутствуют одновременно выразительные движения, использование которых отличается степенью осознания, что в структуру кода входят экспрессивные элементы, которые передают несколько иные чувства, чем те, которые партнеры пытаются выразить, что реальный невербальный, экспрессивный код, паттерн и то, что представлено в самоотчетах, чаще всего не совпадают.

Таким образом, приведенные работы позволяют сделать вывод о том, что как позиция «безуспешности кодирования», размывания поля психологических значений, смыслов невербального поведения, так и позиция жесткости взаимосвязей между «невербальным кодом» и определенными свойствами, качествами личности, ее эмоционально-аффективным отношением к событиям, не предполагающая поиска смыслового единства в понимании невербального поведения партнеров в процессе взаимодействия, отражают не столько различные трактовки невербального поведения, невербальных коммуникаций, сколько фиксируют различные подходы к толкованию интерпретации невербального поведения в процессе общения. Эти позиции констатируют также, что невербальное поведение имеет сложную структуру, компоненты которой отличаются возможностями кодирования, а их интерпретация зависит от задач соответствующей практической деятельности. Данные выводы подтверждают работы [22, 23, 35], выполненные в области психотерапии и подчеркивающие необходимость «практических знаний» о взаимосвязях между невербальным поведением и психологическими особенностями личности. С точки зрения обсуждаемой в нашей статье проблемы, представляют интерес выводы Н. Каган и его коллег [22], сделанные на основе анализа видеозаписей интервью с клиентами. Систематизируя наблюдения, они предложили рассматривать невербальное поведение, учитывая источник невербального поведения, продолжительность невербального поведения, степень его осознавания в коммуникативном процессе (осознавание, потенциальное осознавание или отсутствие осознавания). «Осознавание» означает, что клиент не только знает об этом поведении, но и намеренно использует его. «Потенциальное осознавание» наблюдается

в том случае, когда клиент мог бы осознать свои действия, если бы обратил на них внимание, но увлеченность беседой не позволяет ему непосредственно осознавать эти действия. «Отсутствие осознавания» проявляется в том, что клиент совершенно не осознает свое поведение и не сможет осознать, даже если его внимание будет привлечено к нему [22]. Иными словами, в процессе психотерапевтического интервью осуществляется как кодирование, так и декодирование невербального поведения, фиксируются единицы невербального языка, но при этом сам субъект кодирования может находиться на разных уровнях осознания своего невербального поведения, не воспринимать его отдельные элементы. В этом плане невербальные коммуникации могут быть интерпретированы как симультанные, недостаточно осознаваемые способы взаимодействия. Но, если стать на позицию консультанта, то для него невербальное выражение личности состоит из моделей, паттернов, включающих совокупность дискретных единиц, появляющихся на различных этапах психотерапевтического интервью и свидетельствующих о конкретных переживаниях клиента, придающих определенный смысл взаимодействию «клиент — консультант».

В психотерапии принято считать, что невербальное поведение более спонтанно, его труднее контролировать, чем вербальное. Поэтому невербальные средства передают не только то, что человек хотел бы выразить, но и выдают то, что он хотел бы скрыть [5, 11, 15, 17, 25, 26, 30]. В этой связи предъявляются требования не только к уровню развития умений интерпретировать, «читать» невербальное поведение клиента, но фиксировать и распознавать собственные невербальные сигналы. Так, К. В. Ягнюк [23] на примере деятельности психотерапевта отмечает противоречивость связей между стремлением к открытому невербальному выражению своих чувств и необходимостью воздерживаться от неконтролируемого невербального поведения, которая обусловлена профессиональной деятельностью, предполагающей высокую степень рефлексии относительно невербальных выражений, как партнера, так и своих собственных. Следовательно, в психотерапевтическом взаимодействии мы наблюдаем возникновение особого смыслового пространства невербального общения, которое формируется в результате сочетания устойчивой рефлексивной позиции психотерапевта и недостаточного уровня осознания клиентом, как своего невербального поведения, так и консультанта.

Заключение

Анализ имеющейся в нашем распоряжении литературы позволяет заключить, что невербальное общение — это такой вид общения, для которого является характерным использование в качестве главного средства передачи информации, организации взаимодействия, формирования образа, понятия

о партнере, осуществления влияния на другого человека невербального поведения и невербальных коммуникаций. Из этого определения следует не только то, что невербальные средства полифункциональны, но и то, что этот термин объединяет явления различной природы, интегрированности, сложности.

Совокупность движений, образующих структуру невербального поведения, представляет из себя целостность, трудно разложимую на отдельные единицы, где преобладают непроизвольные движения над произвольными, неосознаваемые над осознаваемыми, неинтенциональные над интенциональными, неконвенциальные над конвенциальными. Поэтому невербальное поведение (выразительные движения), как писал философ И. А. Ильин, «верно передает душу во всем ее бессознательном и сознательном составе… — передает… гораздо больше, чем сами сознают и чем могут выразить словами люди» [10, с. 131], иными словами, передает трудно вербализируемые смысловые установки человека. «Невербальный язык души», «душа без слов» [9] — эти термины, понятия указывают не столько на взаимосвязи между духовным, душевным, телесным, сколько на то, что данные взаимосвязи могут быть представлены смысловыми образованиями, в целом, смысловым пространством невербального общения.

Ядро невербального поведения составляют самые разнообразные выразительные движения, которые сопряжены с изменяющимися психическими состояниями человека, его отношениями к партнеру, с ситуацией взаимодействия и общения. Для невербального поведения является особенным то, что оно частично представлено самой личности. Партнер по взаимодействию, напротив, может наблюдать за ее невербальным выражением с помощью оптической, тактильно-кинестетической, акустической, ольфакторной систем отражения и формировать психологически многозначный образ о ней, осуществлять рефлексию, выявлять смысловые установки партнера. Отсутствие непосредственной представленности невербального поведения самому субъекту общения не означает, что человеком не зафиксирован факт высоких диагностических возможностей элементов экспрессии. В этой связи он использует выразительные движения не только в соответствии с их главной функцией выражать, но и применяет их с целью маскировки его действительных переживаний и отношений, что способствует расширению смыслового пространства невербального общения.

Исходя из особенностей невербального поведения, его интерпретация в процессе общения превращается в творческий процесс, направленный на реконструкцию не всегда очевидных психологических и социально-психологических значений, смыслов невербального поведения, на установление связей между ним и психологическими, социально-психологическими

характеристиками личности и общения. Партнеры обращаются к различным «ситуативным ключам» в момент интерпретации и понимания невербального поведения не только потому, что его психологическая суть трудно поддается вербализации, но и потому, что общение и невербальное поведение взаимосвязаны, что наблюдаемое, интерпретируемое невербальное поведение есть результат взаимодействия личности и ситуации общения, что приводит к формированию новых смыслов и динамике смыслового пространства невербального общения, к его ситуативности и «текучести» [1].

Таким образом, можно констатировать, что понятие «смысловое пространство невербального общения» наиболее точно отражает как особенности взаимосвязей между невербальным поведением и многогранными личностными образованиями, как особенности кодирования — интерпретации невербального поведения, так и зависимость этих процессов от контекста, ситуации общения, от степени и модальности значимости партнеров друг для друга, сопряженной с рефлексией и переживанием прошлого опыта взаимодействия. Именно совокупность этих переменных направляет поиск смыслов невербального общения, отражающих возникающие здесь и сейчас отношения между партнерами, их установки, интенции не только к другому, но к самому себе, ко всей ситуации общения.

Литература

1. Абакумова И. В., Ермаков П. Н. Поиск личностного в личности: хронология становления смыслоцентризма в отечественной психологии / Психология личности. — М.: Эксмо, 2007. — С. 51-85.

2. Андреева Г. М. Социальная психология. — М.: Изд-во Московского университета, 1980.

3. Анцыферова Л. И. Проблема психотонической активности и научное наследие Анри Валона // Психологический журнал. — 1981. — № 1. -С. 154-159.

4. АсмоловА. Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. — М.: Смысл, 2001.

5. Барабанщиков В. А. Экспрессии лица и их восприятие. — М.: ИП РАН, 2012.

6. Бодалев А. А. Личность и общен ие. — М.: Педагогика, 1983.

7. ДоценкоЕ.Л. Семантика межличностных отношений: дис. … д-ра психол. наук. — М., 2000.

8. Екинцев В. И., СоболеваМ. А. Психология понимания человека человеком: взаимодействие и организация знаний. — Чита: Изд-во ЗабГПУ, 2004.

9. Зинченко В. П. Психология на качелях между душой и телом // Человек. -2005. — № 2. — С. 92-102; 2005. — № 3. — С. 46-57.

10. Ильин И. А. О связанности людей в добре и зле // Психологический журнал. — 1993. — № 2. — С. 131-135.

11. Коццолино М. Невербальная коммуникация. Теории, функции, язык и знак. — Харьков: Гуманитарный Центр, 2009.

12. Крейдлин Г. Е. Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык. — М.: Новое литературное обозрение, 2002.

13. Лабунская В. А., Дроздова И. И. Социально-психологические особенности субъектов педагогического общения с различным типом соотношения успешности кодирования и интерпретации экспрессии эмоциональных состояний // Северо-Кавказский психологический вестник. — 2003. -№ 1. — С. 248-259.

14. Лабунская В. А., Менджерицкая Ю. А. Детерминанты кодирования детьми лицевой экспрессии эмоций: опыт общения и гендер // Человек. Сообщество. Управление. — 2014. — № 1. — С. 101-113.

15. Лабунская В. А., Шкурко Т. А. Развитие личности методом танцевально-экспрессивного тренинга // Психологический журнал. — 1999. — Т. 20. -№ 1. — С. 31-38.

16. Леонтьев Д. А. Новые горизонты проблемы смысла в психологии // Проблема смысла в науках о человеке (к 100-летию Виктора Франк-ла): материалы международной конференции. — М.: Смысл, 2005. -С. 36-49.

17. МеграбянА. Психодиагностика невербального поведения. — СПб.: Речь, 2001.

18. Панферов В. Н. Психология человеческих отношений. — СПб: АННО ИПП, 2009.

19. Славская А. Н. Интерпретация как предмет психологического исследования // Психологический журнал. — 1994. — Т. 15. — № 3. -С. 78-88.

20. Фейгенберг Е. И., Асмолов А. Г. Культурно-историческая концепция и возможности использования невербальной коммуникации в восстановительном воспитании личности // Вопросы психологии.-1994. — № 6. — С. 74-79.

21. Фейгенберг Е. И., Асмолов А. Г. Некоторые аспекты исследования не-вербальбной коммуникации: за порогом рациональности // Психологический журнал. — 1989. — № 6. — С. 58-65.

22. Хансен Дж., Стевик Р., Уорнер Р. Невербальная коммуникация в консультировании // Журнал практической психологии и психоанализа. -2000. — № 2. — С. 17-28.

23. ЯгнюкК. В. Присутствие и невербальная коммуникация // Журнал практической психологии и психоанализа. — 2000. — № 1. — С. 27-34.

24. Ambady N., Weisbuch M. Nonverbal Behavior // Handbook of Social Psychology. — 2010. — V. 1. — P. 464-497.

25. Andersen P. A., Guerrero L. K., Buller D. B., Jorgensen P. F. An empirical comparison of three theories of nonverbal immediacy exchange // Human Communication Research. — 1998. — 24. — P. 501-535.

26. Ekman P., SchererR. Methodological issues in studying nonverbal behavior // Handbook of methods in nonverbal behavior research. — Cembridge, 1984. — P. 1-44.

27. GrammerK., KruckK., JuetteA., FinkB. Non-verbal behavior as courtship signals: the role of control and choice in selecting partners // Evolution and Human Behavior. — 2000. — 21. — P. 371-390.

28. Hall J. A., Bernieri F. J., Carney D. R. Nonverbal behavior and interpersonal sensitivity / The new handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research. — Oxford: University Press Inc., New York, 2005. — P. 237-281.

29. Hall J. A., Coats E. J., LeBeau L. S. Nonverbal behavior and the vertical dimension of social relations: A meta-analysis // Psychological Bulletin. -2005. — V. 131. — № 6. — P. 898-924.

30. Harrison R. Past problems and future directions in nonverbal behavior research: the case of the face // Nonverbal behavior perspectives applications intercultural insights. — Toronto, 1984. — P. 317-331.

31. JonesS. Putting the Person Into Person-Centered and Immediate Emotional Support Emotional Change and Perceived Helper Competence as Outcomes of Comforting in Helping Situations // Communication research. — 2004. -Vol. 31. — № 3. — P. 338-360.

32. Montepare J. M. Contemporary Perspectives in Nonverbal Behavior: Then and Now // Journal of Nonverbal Behavior. — 2014. — № 38. -P. 169-170.

33. Palmer M., Simmons K. Communicating intentions through nonverbal behaviors. Conscious and nonconscious encoding of liking // Human Communication Research. — 1995. — V. 22. — № 1. — P. 128-160.

34. Prinsen T., Punyanunt-CarterN. M. The Difference in Nonverbal Behaviors and How It Changes in Different Stages of Relationship // Texas Speech Communication Journal. — Vol. 34. — Summer, 2009. — P. 1-7.

35.The new handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research / Ed. by Jinni A. Harrigan, Robert Rosenthal, Klaus R. Scherer. — Oxford: University Press Inc., New York, 2005.

36. Yoshimoto D., Shapiro A., Brie K., Gottman J. Nonverbal communication coding systems of committed couples / The new handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research. — Oxford: University Press Inc., New York, 2005. — P. 369-397.

References

1. Abakumova I. V., Ermakov P. N. Poisk lichnostnogo v lichnosti: khronologiia stanovleniia smyslotsentrizma v otechestvennoi psikhologii. Psikhologiia lichnosti [The search for the personal in personality: the chronology of forming sensecentrism in the psychology of our country. Personality psychology]. Moscow, Eksmo Publ., 2007, pp. 51-85.

2. Andreeva G. M. Sotsial’naia psikhologiia [Social psychology]. Moscow, Moscow University Publ., 1980.

3. Antsyferova L. I. Problema psikhotonicheskoi aktivnosti i nauchnoe nasledie Anri Valona [The problem of psychotonic activity and the scientific heritage of Henri Wallon]. Psikhologicheskii zhurnal — Psychological Journal, 1981, no. 1, pp. 154-159.

4. Asmolov A. G. Psikhologiia lichnosti: Printsipy obshchepsikhologicheskogo analiza [Personality psychology: Principles of the general psychological analysis]. Moscow, Smysl Publ., 2001.

5. Barabanshchikov V. A. Ekspressii litsa i ikh vospriiatie [Facial expressions and their perception]. Moscow, the Institute of Psychology of the Russian Academy of Science Publ., 2012.

6. Bodalev A. A. Lichnost’ i obshchenie [Personality and communication]. Moscow, Pedagogika Publ., 1983.

7. Dotsenko E. L. Semantika mezhlichnostnykh otnoshenii. Diss. dokt. psikh. nauk [The semantics of interpersonal relations. Dr. psych. sci. diss]. Moscow, 2000.

8. Ekintsev V. I., Soboleva M. A. Psikhologiiaponimaniia cheloveka chelovekom: vzaimodeistvie i organizatsiia znanii [The psychology of a persons’ understanding of a person: interaction and organization of knowledge]. Chita, Transbaikal State Pedagogical University Publ., 2004.

9. Zinchenko V. P. Psikhologiia na kacheliakh mezhdu dushoi i telom [Psychology swinging between the soul and the body]. Chelovek -A Person, 2005, no. 2, pp. 92-102; 2005, no. 3, pp. 46-57.

10. Il’in I. A. O sviazannosti liudei v dobre i zle [On the cohesion of people in good and evil]. Psikhologicheskii zhurnal — Psychological Journal, 1993, no. 2, pp. 131-135.

11. Cozzolino M. Neverbal’naia kommunikatsiia. Teorii, funktsii, iazyk iznak [Nonverbal communication. Theories, functions, the language, and the sign]. Kharkov, Gumanitarnyi Tsentr Publ., 2009.

12. Kreidlin G. E. Neverbal’naia semiotika: Iazyk tela i estestvennyi iazyk [Nonverbal semiotics: body language and natural language]. Moscow, Novoe literaturnoe obozrenie Publ., 2002.

13. Labunskaia V. A., Drozdova I. I. Sotsial’no-psikhologicheskie osobennosti sub»ektov pedagogicheskogo obshcheniia s razlichnym tipom sootnosheniia uspeshnosti kodirovaniia i interpretatsii ekspressii emotsional’nykh sostoianii

[Social-psychological features of subjects of pedagogical communication with various types of correlation of the success of encoding and interpretation of the expression of emotional states]. Severo-Kavkazskii psikhologicheskii vestnik — North-Caucasian Psychological Bulletin, 2003, no. 1, pp. 248-259.

14. Labunskaia V. A., Mendzheritskaia lu. A. Determinanty kodirovaniia det’mi litsevoi ekspressii emotsii: opyt obshcheniia i gender [Determinants of children’s encoding of the facial expression of emotions: the experience of communication and gender]. Chelovek. Soobshchestvo. Upravlenie — A Person. Community. Management, 2014, no. 1, pp. 101-113.

15. Labunskaia V. A., Shkurko T. A. Razvitie lichnosti metodom tantseval’no-ekspressivnogo treninga [Development of personality by the method of dancing-expressional training]. Psikhologicheskii zhurnal — Psychological Journal, 1999, V. 20, no. 1, pp. 31-38.

16. Leont’ev D. A. Novye gorizonty problemy smysla v psikhologii [New horizons of the problem of sense in psychology]. Materialy mezhdunarodnoi konferentsii: «Problema smysla vnaukakh o cheloveke»(k 100-letiiu Viktora Frankla) [Proc. the International Conference»The problem of sense in human sciences» (on the 100th anniversary of Victor Frankl)], Moscow, Smysl Publ., 2005, pp. 36-49.

17. Megrabian A. Psikhodiagnostika neverbal’nogo povedeniia [Psychodiagnostics of nonverbal behavior]. St. Petersburg, Rech’ Publ., 2001.

18. Panferov V. N. Psikhologiia chelovecheskikh otnoshenii [The psychology of human relations]. St. Petersburg, ANNO IPP Publ, 2009.

19. Slavskaia A. N. Interpretatsiia kak predmet psikhologicheskogo issledovaniia [Interpretation as a subject of psychological research]. Psikhologicheskii zhurnal — Psychological Journal, 1994, V. 15, no. 3, pp. 78-88.

20. Feigenberg E. I., Asmolov A. G. Kul’turno-istoricheskaia kontseptsiia i vozmozhnosti ispol’zovaniia neverbal’noi kommunikatsii v vosstanovitel’nom vospitanii lichnosti [The cultural-historical concept and the possibilities of using nonverbal communication in a recovery education of personality]. Voprosy Psychologii — Approaches to Psychology, 1994, no. 6, pp. 74-79.

21. Feigenberg E. I., Asmolov A. G. Nekotorye aspekty issledovaniia neverbal’bnoi kommunikatsii: za porogom ratsional’nosti [Some aspects of studying nonverbal communication: beyond rationality]. Psikhologicheskii zhurnal -Psychological Journal, 1989, no. 6, pp. 58-65.

22. Hansen J., Steweak R., Warner R. Neverbal’naia kommunikatsiia v konsul’tirovanii [Nonverbal communication in consulting]. Zhurnal prakticheskoi psikhologii i psikhoanaliza — Journal of Practical Psychology and Psychoanalysis, 2000, no. 2, pp. 17-28.

23. Iagniuk K. V. Prisutstvie i neverbal’naia kommunikatsiia [Presence and nonverbal communication]. Zhurnal prakticheskoi psikhologii i psikhoanaliza -Journal of Practical Psychology and Psychoanalysis, 2000, no. 1, pp. 27-34.

24. Ambady N., Weisbuch M. Nonverbal Behavior // Handbook of Social Psychology. — 2010. — V. 1. — P. 464-497.

25. Andersen P. A., Guerrero L. K., Buller D. B., Jorgensen P. F. An empirical comparison of three theories of nonverbal immediacy exchange // Human Communication Research. — 1998. — 24. — P. 501-535.

26. Ekman P., Scherer R. Methodological issues in studying nonverbal behavior // Handbook of methods in nonverbal behavior research. — Cembridge, 1984. — P. 1-44.

27. Grammer K., Kruck K., Juette A., Fink B. Non-verbal behavior as courtship signals: the role of control and choice in selecting partners // Evolution and Human Behavior. — 2000. — 21. — P. 371-390.

28. Hall J. A., Bernieri F. J., Carney D. R. Nonverbal behavior and interpersonal sensitivity / The new handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research. -Oxford: University Press Inc., New York, 2005. — P. 237-281.

29. Hall J. A., Coats E. J., LeBeau L. S. Nonverbal behavior and the vertical dimension of social relations: A meta-analysis // Psychological Bulletin. -2005. — V. 131. — № 6. — P. 898-924.

30. Harrison R. Past problems and future directions in nonverbal behavior research: the case of the face // Nonverbal behavior perspectives applications intercultural insights. — Toronto, 1984. — P. 317-331.

31. Jones S. Putting the Person Into Person-Centered and Immediate Emotional Support Emotional Change and Perceived Helper Competence as Outcomes of Comforting in Helping Situations // Communication research. — 2004. -Vol. 31. — № 3. — P. 338-360.

32. Montepare J. M. Contemporary Perspectives in Nonverbal Behavior: Then and Now // Journal of Nonverbal Behavior. — 2014. — № 38. — P. 169-170.

33. Palmer M., Simmons K. Communicating intentions through nonverbal behaviors. Conscious and nonconscious encoding of liking // Human Communication Research. — 1995. — V. 22. — № 1. — P. 128-160.

34. Prinsen T., Punyanunt-Carter N. M. The Difference in Nonverbal Behaviors and How It Changes in Different Stages of Relationship // Texas Speech Communication Journal. — Vol. 34. — Summer, 2009. — P. 1-7.

35. The new handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research / Ed. by Jinni A. Harrigan, Robert Rosenthal, Klaus R. Scherer. — Oxford: University Press Inc., New York, 2005.

36. Yoshimoto D., Shapiro A., Brie K., Gottman J. Nonverbal communication coding systems of committed couples / The new handbook of Methods in Nonverbal Behavior Research. — Oxford: University Press Inc., New York, 2005. — P. 369-397.

Кинесика — Глоссарий — Образовательная платформа Лектера

Кинесика

Кинесика изучает невербальную коммуникацию между людьми: как жесты, позы, мимика, тембр голоса выражают наши истинные мысли и намерения, даже если мы хотим их скрыть. Кинесика — это в психологии отдельная дисциплина, посвященная изучению языка невербальной коммуникации. В бизнесе чаще используется определение: кинесика — это язык невербальной коммуникации.

Люди всегда используют невербальные сигналы, например мимику и жесты, в общении. Такие сигналы могут стать намного более информативным источником данных, чем речь: если вы знаете кинесику, то собеседник может «рассказать» вам намного больше, чем планировал.

Одни из первых исследований кинесики были проведены еще в XVIII веке. В 1792 году пастор из Цюриха Джон Каспар Лафатер опубликовал свое «Эссе по физиогномике», в котором описал, как связаны выражения лица и конфигурации тела с личностными характеристиками человека. Невербальное общение продолжил изучать Чарлз Дарвин, автор теории эволюции. Непосредственно термин «кинесика» появился лишь в XX веке.

Помимо кинесики важно учитывать другие измерения невербального общения, к ним относят такие компоненты невербального общения, как:

  • Проксемика — изучает, как люди выражают свое отношение с помощью пространственного компонента, например, как они выбирают дистанцию при разговоре с собеседником.
  • Просодика — изучает звуковое оформление речи: как мы выделяем слова с помощью интонации, делаем паузы и так далее.
  • Такесика — изучает тактильный элемент общения, например прикосновения.

Значение невербального компонента в нашем повседневном опыте сложно переоценить: мы бессознательно считываем и анализируем огромный объем невербальных сигналов от собеседников. В деловом общении значение невербальные сигналы помогают установить с бизнес-партнером более плотный контакт, догадаться о его истинных намерениях.

Кинесика и деловой этикет

В деловом общении многие фразы, жесты и даже дистанция между собеседниками заданы культурным кодом. В разных культурах они могут сильно отличаться: например, в США деловые партнеры всегда жмут друг другу руки, а в Японии кланяются друг другу.

Кинесика включает множество компонентов. Для делового общения первым компонентом, на который стоит обратить внимание, будет взгляд. В первую очередь необходимо проанализировать, стремится ли партнер установить визуальный контакт: если партнер стремится установить его, то это свидетельствует об интересе к теме разговора. Но если бизнес-партнер избегает встречаться с вами взглядом, это может говорить не об отсутствии интереса, а о банальной усталости.

Обращать внимание стоит не только на взгляд, но фактически на любое невербальное средство общения. В деловой этике значение имеют такие невербальные средства коммуникации, как мимика, жесты, поза. «Считать» позу собеседника можно, проанализировав ее по трем измерениям:

  • открытость-закрытость. Человек в закрытой позе пытается с помощью жестов будто отгородиться от собеседника: скрещивает руки и ноги, отклоняется в сторону, старается поставить между собой и собеседником какой-то предмет, если переговоры проходят за столом;
  • зависимость-доминирование. Человек, который выражает зависимость, обычно смотрит снизу вверх, опускает голову. Тот, кто стремится к доминированию, ведет себя противоположным образом: старается смотреть на собеседника сверху вниз, покровительственно похлопывает его по руке или по плечу;
  • гармония-противостояние. Если человек настроен на противостояние, он непроизвольно принимает агрессивную позу, сжимает руки в кулаки, упирает руки в бока.

Анализируя невербальные сигналы, важно помнить, что в психологии общения нет однозначных ответов, и выявить истинные мотивы собеседника может оказаться непросто. Тем не менее кинесика часто помогает нам лучше понять истинные мысли собеседника, разгадать его мотивы. Наиболее однозначны распространенные жесты, которые люди используют чаще всего. Такие жесты могут непроизвольно выразить истинное отношение человека к словам собеседника или проблеме.

Примеры кинесики

Кинесика — это коммуникация, поэтому в ее интерпретации очень важны нюансы и полутона. Интерпретировать конкретный жест в той или иной ситуации может быть затруднительно, но некоторые жесты современная наука трактует однозначно, например:

  • Человек, который врет, стремится будто помешать себе это сделать, закрыть рот рукой. Дети могут повторить именно такой жест, а взрослые часто стремятся его замаскировать, например зевают и прикрывают рот рукой, чешут нос.
  • Точно так же человека выдает желание заткнуть уши, если собеседник говорит неприятные вещи: например, он чешет мочку уха или трет ее.
  • Когда человек подпирает рукой подбородок, это обычно говорит о скуке или усталости.
  • Если собеседник бросает взгляды на дверь, поворачивает ноги к выходу, это может быть не просто невербальным сигналом, а намеком, что разговор пора закончить.
  • Когда собеседник поглаживает или почесывает лицо, шею, это часто говорит о том, что человек пока не принял окончательного решения и активно его обдумывает. Точно так же обдумыванием может быть занят человек, который покусывает дужку очков или протирает их.

Кинесику, язык динамики, можно использовать не только на переговорах, но и как выразительное средство рекламы. Обучение кинесике несет множество выгод, потому что позволяет буквально «читать мысли» других людей. Книги по кинесике помогут получить некоторые знания об этой науке, но идеальным вариантом будет пройти обучение на курсе.

Невербальное общение — Всё о человеческом общении

Одним из средств общения является невербальная (несловесная) коммуникация. Это разные телодвижения (жесты, мимика, пантомимика), другие средства наружной несловесным передачи эмоциональных состояний человека (например, покраснение, побледнение, изменение ритма дыхания и др.)., Которые служат средствами обмена информации между людьми. Иногда говорят о невербальное поведение человека. При этом речь идет о формах ее поведенческой активности, не связанной с языком, но такие, которые выполняют коммуникативную функцию (например, размещение человека в пространстве, манеры держать какие-то предметы и т.п.). Психологами установлено, что в процессе взаимодействия менеджера до 80% коммуникаций осуществляется за счет невербальных средств. Установка менеджером делового контакта зависит часто не столько от того, что он говорит, сколько от того, как он держится. Поэтому большое значение имеют сигналы, которые посылает наше тело, и их надо знать.

Австралийский специалист «по языку телодвижений» А. Пиз утверждает, что с помощью слов передается лишь 7% информации, зато с помощью звуковых средств (включая тон голоса, интонацию и т.д.) — 38%, мимики, жестов, позы — 55%. Известно, например, что в цирке артисты разговаривают между собой с помощью жестов и некоторых телодвижений. Иногда жизнь человека, работающего ггид куполом, зависит от того, насколько точно ее жесты поймут те люди, которые страхуют ее внизу. Этот язык жестов понимают все цирковые артисты, независимо от национальности и языка.

Рассказывают, что когда-то Достоевский произнес замечательную речь о А.С. Пушкина. Позднее речь была опубликована. Однако, прочитав ее, те, кто слушал Достоевского, с удивлением замечали, что это совсем другая речь. Однако это была та самая речь, но в напечатанном виде она была лишена значительной части невербального воздействия, эмоциональной окраски. Именно благодаря интонациям и движениям тела наибольшей степени зависит то, что одно и та же действующее лицо в пьесе может представить себя как негативный персонаж, а в другом — как положительный.

В каком виде легче воспринимается выговор — в письменном или устном? В письменном. Потому в устном виде выговор сопровождается еще и нахмуренным взглядом, грозными бровями, суровой фигурой, интонацией, голосом. Все это усиливает негативное влияние на человека и подавляет его. А в каком виде хотелось бы воспринимать благодарность — в письменном или устном? В устном, так как она сопровождается улыбкой, добрым взглядом, рукопожатием, интонацией и т.д.. Все это усиливает положительное влияние на человека, на его самочувствие, настроение, вызывает желание работать или делать что-то еще лучше, чем раньше.

И если раньше невербальной коммуникации отводилась вспомогательная, второстепенная роль, то сейчас психологи считают, что умение читать невербальные сигналы являются важным условием эффективного общения.Почему? Наше отношение к другим нередко формируется под влиянием первого впечатления, а оно является результатом действия невербальных сигналов — походки, выражения лица, взглядов, манеры держаться, жестов, стиля одежды и т.д.. По мнению американских исследователей, для формирования первого образа собеседника важны первые четыре минуты встречи, а некоторые считают, что достаточно и двух минут. Кроме того, невербальные сигналы спонтанные, бессознательные и поэтому всегда искренни. Умение пользоваться этим арсеналом невербальной коммуникации способствует формированию культуры общения. .

Разные люди реагируют неодинаково на невербальные сигналы. Одни чувствительны к ним, остальные — либо ничего не знают об этой сфере коммуникации, или не имеют опыта их фиксации и расшифровки. Считают, что женщины более способны к восприятию и интуитивного понимания невербальных средств, чем мужчины.

Следует заметить, что невербальная коммуникация зависит также от типа деловой культуры. Существуют, конечно, жесты, экспрессивные сигналы, которые почти одинаковы у всех народов (улыбка, сердитый взгляд, нахмуренные брови, качание головой и т.п.). Время достаточно много невербальных средств, привычек, которые приняты лишь одной нацией. В книге В.В. Кочеткова «Психология межкультурных различий» приводятся сравнительные исследования по использованию невербальных средств немцами и русскими. Немцы не хлопают в ладоши, как это делают русские и украинские, а стучат ногами, свистят и кричат. Позы у немцев более свободные, они общаются на большем расстоянии, чем россияне. Контактируют взглядами они значительно реже, чем россияне, выражение лица имеют более застывший. У немцев не принято хлопать по плечу, целоваться и обниматься с малознакомыми людьми при встрече [153, с. 188 — 191]. Известно, например, что в Америке сохранился принцип голосования, введенный индейцами и который назывался кокосом. Они распределялись на группы и свое отношение к предмету спора выражали топотом ног. Выигрывала та группа, громче топала ногами. Американцы сохранили этот метод голосования при выборе кандидатов от партий: избиратели в штатах не заполняют бюллетеней, а голосуют ногами.

Есть такие невербальные сигналы, что у одного народа несут одну информацию, а в другой — вторую. Так, например, согласие большинство европейских народов передают качанием головы сверху вниз. Болгары же этим жестом передают несогласие, а японцы — лишь подтверждают, что внимательно слушают собеседника. Использование подобных жестов вызывает часто недоразумения, и если точное значение жестов в культуре того или иного народа неизвестно, то во время общения с иностранцами их лучше не использовать.

Известно, что существует прямая зависимость между социальным положением человека, его престижем и количеством жестов, которыми он пользуется. Если человек занимает высокое социальное положение, то он, как правило, пользуется преимущественно языковыми средствами. Человек, менее образованный и более низкий профессиональный статус, чаще сопровождает свои слова жестами. Чем выше социально-экономическое положение человека, тем меньше у него развита жестикуляция, беднее является телодвижения при передаче информации.

Невербальные средства имеют своеобразную классификацию. Ученые рассматривают 16 невербальных средств общения — это телодвижения, жесты (движения рук, ног), пространственное поле между собеседниками, выражение глаз и направленность взгляда, выражение лица, акустические средства (связанные с языком и не связаны с ней), тактильные средства (рукопожатие, поцелуи), улыбка, косметика, реакции кожи (покраснение, побледнение), запахи (духи, алкоголь), одежда и его цвет, манеры (например, держать сигарету) и др..

1. Первой среди невербальных средств общения называют кинетику, или оптико-кинетическую систему, которая включает в себя жесты, мимику и пантомимику, телодвижения, а также взгляды. По словам Д. Фаста, язык тела — это любое движение тела или его части, с помощью чего человек передает эмоциональное послание внешнему миру. Изучение языка тела — это исследование всех его движений — от сознательных к бессознательным, от тех, которые характерны для определенных этнических и социальных культур, до тех, с помощью которых преодолеваются все культурные препятствия.

Отношение человека к собеседнику хорошо передает его поза. Если один собеседник тянется к другому, ловит его взгляд, делает скованы жесты, то можно сказать, что это подчиненный. Если человек пытается выглядеть выше своего собеседника, смотрит на него свысока, демонстрирует самоуверенность, то можно сказать, что он  играет роль покровителя. Если оба собеседника (даже независимо от роста, возраста) держатся спокойно, уверенно, демонстрируют уважение друг к другу, то они   наравне. Интересно, что когда человек, с уважением относится к собеседнику, обращается к нему всем телом, а если не хочет его слушать, — то стоит вполоборота. Если один человек вроде отражает позу другого, он демонстрирует свое согласие с ним. Определенное психологическое состояние человека передают такие позы, как «идти с высоко поднятой головой», «расправить плечи», или, наоборот, «стоять на полусогнутых ногах».

Есть несколько положений головы, передают настроение и отношение собеседника. Так, если голова у него поставлена прямо и он делает маленькие кивки ней, значит, он внимательно слушает. Если собеседник наклонил голову в сторону, это значит, что у него проснулся интерес к предмету разговора. Если же он опустил голову вниз, то это означает, что он относится к разговору негативно, даже осуждая.

Мимика — это экспрессивно-выразительные движения различных частей лица человека (особенно глаз, рта), которые передают психологическое его состояние в определенный момент времени. Пантомимика — это система выразительных движений человека, с помощью которых она демонстрирует другим людям свой внутренний психофизиологическое состояние, или показывает свое личное отношение к тому, что происходит с ним и вокруг него. Даже существует театр пантомимики, где содержание передается с помощью кинесики.В балете артисты только движениями тела передают свои чувства, рассказывают о любви, страдания. И их хорошо понимают, хотя они не говорят ни слова. Жесты — это движения тела, которые передают внутреннее состояние человека и несут информацию о ее мысли, переживания, а также о ее отношении к тому, что происходит с ним и вокруг него. Автор книг о невербальные компоненты общения Д. Левис  выделяет четыре типа жестов в зависимости от их назначения: жесты-символы (например, жест, создает с помощью большого и указательного пальцев букву «о», в США означает «все хорошо», во Франции — «ноль», в Японии — «деньги») жесты-иллюстраторы (речь дополняется движением руки в определенном направлении и диапазоне; жесты-регуляторы (например, традиционный рукопожатие, кивок головой и др..) жесты-адаптеры, которые передают чувства и эмоции (в украинской есть даже описание одного из таких жестов — «почесал затылок»). В исследованиях М. Аргайла изучались частота и сила жестикуляции в различных деловых культурах и установлено, что в течение одного часа финны используют жесты 1 раз, итальянцы — 80, французы — 120, а мексиканцы — 180 раз.

Для того чтобы определить, откровенным и честным является собеседник, стоит посмотреть, в каком положении находятся его ладони. Когда человек ничего не скрывает, ее ладони чаще раскрываются (полностью или частично). Тот, кто протягивает для приветствия руку и держит ее открытой вверх, демонстрирует этим свою доброжелательность и доверие. Если ладонь при приветствии возвращена вниз, у человека, которому подают руку, возникает ощущение зависимости, возможно, даже враждебного отношения. Наибольшее раздражение вызывает жест «указующий перст» — это как палка, с помощью которого заставляют другого человека подчиняться.

Известно также, что не только ладони, но и в целом руки в определенном положении подтверждают наше отношение к собеседнику. Так, если руки скрещены на груди — это знак защиты, барьера, попытка скрыться от других, отгородиться от них. А если человек, скрестив руки, еще и держит пальцы в кулаке, то этим она демонстрирует враждебность или наступательную позицию. Исследования показали, если группа людей слушает лекцию или речь со скрещенными на груди и крепко сжатыми руками, то их внимание и восприятие информации снижаются на 40%, а большинство мнений имеет отрицательный характер. Если человек стоит, держа руки за спиной, то этим она демонстрирует уверенность в себе.

Большую роль в общении играют глаза человека. Именно благодаря им устанавливается первый контакт между незнакомыми людьми. Направленность взгляда и его длина, частота взглядов — все это имеет значение для собеседников. Когда человек говорит, он обычно реже смотрит на собеседника, нежели когда его слушает. Если два собеседника спокойно смотрят друг другу в глаза, то они начинают испытывать доверие и взаимную симпатию. Неприязнь определенной мере связана с тем, что люди не видят друг друга и редко общаются по принципу «глаза в глаза». Люди издавна знали, что взглядом можно положительно или отрицательно повлиять на другого. Всегда говорили: «глаза бегают», «глаза излучают молнии», «омрачены глаза», «недобрые глаза» и другие. Неприятно разговаривать с человеком, который не смотрит на собеседника, все время «отводит глаза». А некоторые люди во время переговоров даже надевают темные очки, чтобы глаза не выдавали их настоящих мыслей. Если человек хочет достичь взаимопонимания с другими, он смотрит им в глаза. Известно, что зрачки у человека расширяются, когда его что-то заинтересовало. Содержание такого сигнала знают давно. Этим, например, пользовались и купцы Киевской Руси. Успешно пользуются этим и сейчас китайские и турецкие продавцы товара.

Этнографы даже по особенностям взглядов разделяют нации на «контактные» и «неконтактные». К первым относят, например, итальянцев, испанцев, латиноамериканцев, арабов. Взгляд в их общении имеет большое значение. Представителями «неконтактных» культур считают народы Скандинавии, Японии, Индии, Пакистана, где не принято прямо рассматривать человека. Японцы, например, смотрят на шею собеседника. Поэтому при встречах а людьми разных национальностей менеджеру важно пользоваться не только общечеловеческой культурой общения, но и иметь представление об особенностях невербального общения представителей той или иной национальности.

Успех общения с глазу на глаз зависит от направленности взглядов и их длины. Специалисты говорят, что деловой взгляд — это, если смотреть на лоб чуть выше глаз собеседника. Если взгляд фиксируется ниже уровня глаз собеседника — это социальный взгляд, а если ниже подбородка — это интимный взгляд. Менеджеру, стремясь к успеху, очень важно научиться во время деловых бесед и переговоров контролировать выражение и направленность своих глаз.

2. Вторую систему невербальных средств составляет таксика — это рукопожатие, похлопывание по плечам, поцелуй, улыбка. Руководство английской компании Гагеииу, например, производит кондиционеры и обогреватели, нашло действенное средство увеличить доходы, начиная и заканчивая рабочий день такими ритуальными жестами, как объятия, похлопывания по спине или рукопожатия. За два года, с тех пор, как эти невербальные средства стали ежедневным ритуалом в компании, ее доходы выросли вдвое.

Многое о характере человека говорит пожатие руки, оно может быть прочным, вялым, нежным, долгим и др..Рукопожатие должно быть кратким и достаточно энергичным — это традиционно мужское средство приветствия. Деловые женщины тоже сейчас приветствуются таким образом, хотя в некоторых странах им при встрече целуют руку.

А когда человек улыбкой демонстрирует свою доброжелательность, то вместе с взглядом глаз легко устанавливает контакт. В целом именно улыбке специалисты среди всех экспрессивных средств уделяют наибольшее внимание.Существует почти 60 описаний улыбки (веселая, игривая, печальная, прекрасная, кривая, грустная, победная т.п.).Наши соотечественники, которые сейчас живут и работают в США, рассказывают, что одним из основных правил, которые им там пришлось специально усваивать — правило всегда и во всех случаях улыбаться. Но, следуя американского принципа постоянно улыбаться, не следует забывать о том, что улыбка должна быть адекватна ситуации и не вызывать раздражения у собеседника.

3. Отдельную систему — праксодику и экстралингвистику — составляют невербальные средства, касающиеся голоса и его вокализаций, — интонация, громкость, темп, тембр, тональность, а также вкрапления в голос — смех, плач, покашливание, дикция и т.д.. Благодаря таким особенностям голос человека будто проникает в душу собеседника, передавая ему нужную мысль. А. Макаренко признавался, что педагогом почувствовал себя только тогда, когда смог тот же приказ отдавать двадцатью разными интонациями. Рассказывают, что один итальянский актер, находясь на гастролях в Польше, как-то прочитал монолог. Слушателям показалось, что это был монолог страшного преступника, раскаивается в содеянном и искренне просит прощения. На глазах многих из слушателей слезы. Потом выяснилось, что актер не подготовил запасного номера и просто итальянском языке произносил цифры от единицы до сотни, но с разными интонациями и жестами. Владимир Высоцкий своей хрипотцею и высокой эмоциональностью превращал простые по смыслу слова в душевный надрыв, заставляя других людей посмотреть по-другому вокруг себя. Известно, что французы не воспринимают повышенный тон и при выборе партнера предпочтение отдадут тому, у кого голос будет мягким и негромким. Высокий тембр голоса утомляет и раздражает.Не желательно говорить очень быстро, также и очень медленно. Специалисты считают, что средний темп речи должен составлять 100-120 слов в минуту.

Большую нагрузку имеют паузы в речи. Это кажется парадоксом: человек молчит, а информация слушателям поступает. Случайно Цицерон заметил: «сильный крик — в молчании». Вспомним знаменитую немую сцену в пьесе «Ревизор» Н. Гоголя. Редко кто умеет специально использовать паузу, то есть тянуть ее так, чтобы она сама по себе влияла на других (это очень хорошо описал С. Моэм в своей книге «Театр»). Однако чаще пауза является свидетельством того, что мнение отстает от языка человек не знает, что сказать в определенной ситуации. Иногда при этом человек начинает «ме-кать», что производит гнетущее впечатление.

4. Особой среди невербальных средств является проксемика или система организации пространства и времени общения. Автор проксемики Э. Холл назвал ее «пространственной психологией». Специалисты выделяют четыре пространственных зоны, которых человек сознательно или бессознательно придерживается при общении. Первая зона — интимная (от 15 до 46 см). Это именно та зона, которую человек больше оберегает. В ней могут находиться, кроме субъекта, лишь наиболее близкие ему люди, то есть те, с кем у него тесный эмоциональный контакт. Поэтому понятно, почему люди в переполненном общественном транспорте чувствуют себя неудобно и пытаются стать так, чтобы другие не нарушали их интимную зону. В основном люди в таких условиях между собой почти не разговаривают, не рассматривают друг друга, стараются не проявлять своих эмоций. Вторая зона — так называемая личная (от 46 до 120 см). Это и расстояние, на котором люди обычно размещаются на раутах, вечеринках, во время дружеских встреч. Третья зона — социальная (от 120 до 360 см). Такое расстояние мы стараемся сохранить в межличностном общении с малознакомыми людьми, в частности, на работе. Наконец, четвертая зона — общественная (более 360 см). Это и расстояние, на котором желательно находиться лектору и оратору.

А вот как можно определить статус человека по той дистанцией, которую он сам определяет для себя:

• если к чиновнику, который сидит за столом в кабинете, человек стучит в дверь и долго ждет приглашения «войдите», а за разрешением заходит и уже в дверях начинает что-то докладывать, то статус ее низкий;

• если человек проходит половину пути к столу начальника и, не садясь в кресло, что-то докладывает, то статус ее средний;

• если человек проходит к столу и садится в кресло (даже без приглашения), то статус ее высок.

Выбор дистанции зависит от взаимоотношений между людьми — как правило, человек становится ближе к тем, кому симпатизирует. Друзья всегда становятся рядом, конкуренты, как правило, подальше и так, чтобы между ними что-то находилось, например, стол. Нового сотрудника окружения вначале держит на дистанции социальной зоны, и только когда хорошо узнает его и примет в свою группу, то позволит находиться в пределах личной зоны.

Следует отметить, что люди, проживающие на густо заселенной территории, во время общения находятся близко друг от друга. Те, проживающих на относительно малозаселенной территории, общаясь, размещаются на значительном расстоянии друг от друга. Так, латиноамериканцы считают, что житель Северной Америки держится холодно и отчужденно. Когда латиноамериканец подходит к северному соседу, чтобы поговорить с ним, то отходит от него. Дело в том, что пивничноаме-риканець не любит, чтобы к нему прикасались, для него удобной расстоянием между ним и собеседником будет не менее 75 см. А для латиноамериканца и японца такое расстояние очень далекой для важного разговора. В городских жителей личная пространственная оболочка составляет 46 см, и именно на столько сантиметров они отводят руку от тела для пожатия. Люди, выросшие в сельской местности, где плотность населения невысока, имеющих пространственную оболочку до 1,2 м и именно на такое расстояние подают руку, здороваясь. Люди, выросшие в малозаселенных местностях и требуют большого пространственной зоны, в основном за руку не здороваются, а машут друг другу рукой на расстоянии. Для того чтобы уединиться, арабу достаточно закрыть глаза и поглотить в себя (не обращая внимания на присутствующих), а немцу обязательно для этого нужную дверь. Во время войны немецких пленных поселяли по 4 человека в комнату. Но они сразу начинали строить перегородки, чтобы у каждого был какой-то замкнутое пространство вокруг него.

Проксемика включает не только дистанцию, но и ориентацию людей в пространстве. По европейским правилам этикета в кафе или ресторане предпочтительным является место, когда за спиной клиентов находится стена. Это создает крупнейший состояние защищенности и комфорта. Психологами доказано, что у человека даже повышается сердцебиение, если она сидит спиной к открытому пространству.

Для того чтобы успешную профессиональную деятельность, менеджеру необходимо научиться читать невербальные сигналы. Умея это делать, менеджер может о клиенте, партнера, сотрудника или о любом другом человеке, которую видит впервые, узнать еще до того, как она начнет говорить.

Значение невербального общения в младенческом возрасте для психического развития

1. История изучения вопроса

Изучение превербальной коммуникации в раннем возрасте — очень увлекательное и волнующее занятие, так как оно связано с таинственным и трогательным миром младенчества, когда на свет появляются первые ростки человеческой души. Это относительно молодое направление в психологии развития переживает в наше время настоящий исследовательский бум. Не удивительно — ведь в данной области исследования сфокусированы интересы нейропсихологии, психологии развития, психолингвистики. Со стороны практиков — психологов, психотерапевтов, психоаналитиков — существует огромный интерес к пониманию истоков общения и речи, так как именно им приходится иметь дело со сложными, порой таинственными, трудно объяснимыми последствиями нарушений развития, произошедших в самом начале жизненного пути пациентов.

История становления этой чрезвычайно интересной отрасли знаний делится на несколько этапов. Еще в начале столетия пристальное внимание ученых было приковано к открытиям в области эмбриологии и раннего постнатального развития. Ранний онтогенез рассматривался как следствие, предопределенное действием метафизических сил, например вегетативной души, или психического жара. В связи с этим возникла концепция «критических периодов» в поведенческом эпигенезе, согласно которой события, происходящие с ребенком в определенные периоды времени и обусловленные вмешательством извне, могут приводить впоследствии к ощутимым изменениям в его поведении [13].

Впервые определяющее значение раннего детского опыта для дальнейшего психического развития ребенка было постулировано в психоаналитической теории. Занимаясь ретроспективным поиском следов переживаний детства, 3. Фрейд заложил основу новой традиции в психиатрии и психологии. Опыт, пережитый ребенком в этот период, стал рассматриваться как фундамент дальнейшего психического развития, и ему было приписано решающее значение в возникновении возможных невротических и психических нарушений у взрослых пациентов. Основоположники детского психоанализа А. Фрейд, М. Кляйн, С. Исаакc первыми перешли от ретроспективного анализа в терапевтическом контексте к непосредственному наблюдению за детьми. Новым импульсом к изучению ранних детских переживаний стали наблюдения за младенцами, воспитывающимися в отсутствие матери. Тем самым было положено начало эмпирическим исследованиям в данной области. На основе большого числа подобных наблюдений М. Риббл [31] впервые выдвинула идею о том, что отсутствие материнской любви и заботы может вызвать физические и психические нарушения, в наиболее тяжелых случаях ведущие к маразму. В дальнейшем многие ее гипотезы были эмпирически доказаны данными исследований младенцев, разлученных с матерями во время войны, и сирот из младенческих приютов [6,10,30,35].

Первыми экспериментальными исследования-ми превербальной коммуникации можно считать изучение материнской депривации у животных. Одна группа исследователей обнаружила, что мыши и крысы успешнее и быстрее обучаются и развиваются физически и эмоционально, если по-лучают определенную дозу ласкового тактильного контакта [37]. Другая группа ученых проанализировала влияние специфических компонентов материнского поведения на психическое разви-тие детенышей макак-резус и исследовала, как и в какой степени возможна замена отсутствующей матери [11, 12]. Было сделано интересное открытие: отсутствие матери оказывает различное влияние на разные виды обезьян; матери, отцы и другие родственники принимают неодинаковое участие в заботе о потомстве.

Уже тогда в детской психиатрии существовало представление об исключительной значимости материнского ухода для успешного психического развития ребенка. Материнская забота рассматривалась как незаменимая, а успешность разви-тия взаимоотношений между матерью и ребен-ком ставилась в исключительную зависимость от уровня эмоционального контакта в паре. Эта теория, впервые выдвинутая Д. Боулби [З], затем получила свое дальнейшее развитие в психиатрической практике. Однако ее ограниченность заключалась в следующем: макаки-резус представляют собой приемлемую модель для изучения развития человеческого поведения. При этом су-ществование специфически человеческих форм поведения, отличных от тех, которые наблюдаются у приматов, полностью игнорировалось. Отчасти такое положение было вызвано недостаточной изученностью в то время филогенеза и онтогенеза человеческого поведения.

С этого момента началось бурное исследование ранних стадий развития поведения и превербальной коммуникации. Совершенствование техники позволило провести новые наблюдения и разработать новые методы оценки данных. Актуальность и важность проводимых работ в этой области предопределили междисциплинарный характер исследований и рост числа занятых в ней ученых. Психиатры и психотерапевты при-знали, что развитие младенца может быть рассмотрено лишь в контексте его отношений с матерью или другими ухаживающими лицами из его социального окружения, а ранние формы интеракции означают больше, чем простой эмоцио-нальный взаимообмен. Они заинтересовались возможностью оказывать превентивное терапевтическое воздействие на детско-родительские отношения уже в раннем возрасте. Ключевым моментом в истории вопроса стал Первый всемирный конгресс по психиатрии младенческого возраста в Каскаисе (Португалия, 1980), где были представлены новые теоретические и методические достижения в области превербальной коммуникации, уточнены терапевтические возможности и высказана идея о недопустимости гипердиагностики психических нарушений в раннем возрасте.

2. Вклад младенца в общение

В отличие от прежних представлений о младенце как пассивном участнике общения, который обладает лишь простейшими эмоциональными реакциями, в настоящее время укрепилось представление о том, что новорожденный, испытывая новые переживания, т.е. получая новый опыт, может обучаться и выражать собственные намерения [5, 16, 17]. В ряде исследований было подтверждено, что уже 4-месячные младенцы в результате получения нового опыта строят собственные базовые представления (или концепты) и ведут себя в дальнейшем в соответствии с ними [19]. Изучение мотивации младенческого поведения отчетливо показало, что необходимо принимать к рассмотрению потребности ребенка не только чисто физиологические, но и интегративные, коммуникативные, в частности потребность аккумулировать новые переживания, проверять взаимосвязь между собственным поведением и его последствиями, вызываемыми в непосредст-венном окружении, а также потребность находить себе подобных и общаться с ними.

Для объяснения ранних форм поведения чело-века и определения его роли в эволюции необходимо проанализировать биологические аспекты этого поведения. Цель — обнаружить специфически видовые формы, присущие только человеку, в отличие от аналогичных форм поведения животных. В связи с этим взгляды ученых были на-правлены на развитие ребенка еще до рождения. Видеосъемка поведения плода в утробе матери показала, что в раннем развитии моторики участвует определенная генетическая программа. Но было также продемонстрировано, что в интеграции раннего опыта задействованы процессы обу-чения и когнитивные способности малыша. Это позволило уточнить прежнее представление о происхождении (табл. 1) и базовых тенденциях (табл. 2) процесса интеграции опыта, получаемого ребенком на ранних этапах развития. Стало ясно, что мир наших переживаний и филогенетический опыт человеческого рода включают в себя определенные поведенческие тенденции, которые были отобраны из большого количества генетической информации в процессе эволюции и передавались наследственным путем. В процессе обучения впервые выделились сознательные и бессознательные компоненты. Роль бессознательного обучения и мышления стала более понятной после того, как была показана зависимость протекания бессознательных процессов функционирования полушария головного мозга, доминантного по речи [8, 9]. 
 

Таблица 1. Интеграция опыта. Происхождение
Формы, отобранные в процессе филогенезаВрожденное поведение 
Интуитивное поведение
Формы, выработанные в процессе онтогенезаВыученные бессознательно 
Выученные осознанно 
Переданные при помощи речи 
Креативно возникшие 
Интегрированные логическим путем

 

Таблица 2. Интеграция опыта. Базовые тенденции
Название тенденцииФорма проявления
Перепроверка и экономизация собственного контроляИзбегание, отход, торможение 
Внимание, исследование 
Перепроверка социального соответствия (общения)Координация 
Социальное соответствие 
Репродуктивное соответствие 
Власть 
Культура и мораль

Как видно из представленного списка (табл. 2), в развитии человеческого поведения наблюдаются различные тенденции, имеющие наследственный характер и широко распространенные в животном мире. К ним относятся: внимание, исследовательский инстинкт, отход, избегание и потребности, тесно связанные с коммуникативным и когнитивным развитием, прежде всего потребность устанавливать контроль за изменением окружающего мира или определять различные результаты собственных действий. Общение играет решающую роль при перепроверке ребенком социального соответствия своих действий. В этом смысле человеку так же, как и животным, важно научиться получать помощь от ближних, находить партнера для продолжения рода и завоевывать оптимальное положение в обществе.

Человеческому общению свойственны все атрибуты, типичные для известных в природе приспособительных форм поведения: универсальность, развитие на ранней стадии онтогенеза, ко-эволюция в соответствии с подкрепляющими тенденциями социального окружения. Однако есть и существенные отличия между мотивацией и социальным поведением человека и животного. К ним относятся: 1) возможность сдвига мотива на цель, 2) альтруизм и мораль, 3) высокий интеллект и высокоразвитый речевой аппарат, 4) развитая тонкая моторика, тесная связь с формированием интегративных способностей.

При формировании привычек, связанных с кормлением, утоление голода может уступить свое место другим мотивам, как только ребенок поймет, что его поведение способно оказывать влияние на окружающих его людей. Еще чаще такое смещение мотива наблюдается во время крика, который может быть вызван не только голодом, болью, страхом, но и требованием удовлетворить познавательную или социальную потребность. И тогда он становится важным средством, позволяющим ребенку манипулировать ухаживающими за ним взрослыми.

В отличие от животных, у человека развита альтруистическая потребность в помощи ближним, если они в ней нуждаются. Кроме того, в мотивации человеческого поведения большую роль играют мораль, специфически человеческие отношения долга, социального соответствия, отсутствующие в сообществе животных.

Человеческое общение — уникальное явление природы, обеспечивающее наиболее высокую степень адаптации человека к окружающей среде по сравнению с животными. Его предпосылки — высокий интеллект, способность к абстрактной символизации, модуляция голоса в быстро меняющейся последовательности — не являются уникальными природными данными, однако в такой полной комбинации, как у человека, не встречаются ни у одного животного. Так, шимпанзе, которые могут общаться с человеком при помощи жестов, для вербальной коммуникации не хватает развитого речевого аппарата. А некоторые тропические птицы, несмотря на хорошие подражательные способности, позволяющие копировать человеческий голос, никогда не используют речь для общения между собой.

Другая отличительная черта развития общения между людьми — это уникальная комбинация вербальных способностей с движениями пальцев и рук. Вследствие хорошо развитой тонкой моторики человек научился также фиксировать и накапливать свои знания в различных наглядных и доступных для прочтения закодированных формах. Возможность передавать информацию с помощью речи сделала интеграцию опыта более эффективной, ускоренной и экономной. Способность к вербальному опосредствованию открыла уникальные возможности, положенные в основу культуры и вместе с тем повысила степень биологической приспособленности человека.

Основные, базовые тенденции в поведении обнаруживаются уже на ранней стадии развития, другие появляются одновременно с развитием речи, либо после его завершения. Превербальные проявления младенцев — голосовые, мимические или жестовые — имеют гораздо большее значение, чем просто эмоциональный сигнал. Еще К. Бюлер [4] подчеркивал, что такие сигналы наряду с выражением собственного состояния отражают еще и актуальную ситуацию общения и в качестве просьбы или требования направлены к партнеру. Очевидно, развитие коммуникативных способностей с самого начала тесно связано не только с эмоциональным состоянием, но и с развитием интегративных способностей: мыслительной и способности к обучению. 
 

Таблица 3. Основные формы поведения человека
Характеристики поведенияВрожденноеИнтуитивноеРациональное
Латентный период возникновения (в мс)40-60200-400Минимум 500
Биологическое происхождениеМаксим.СильноеМиним.
ПредсказуемостьМаксим.ВысокаяМиним.
Сознательный контрольМиним.СлабыйМаксим.
Социокультурное происхождениеМиним.Незначит.Максим.
Передача через речьМиним.СлабоеМаксим.

3. Вклад родителей в общение

Второй составляющей интерактивного процесса является участие родителей. При детальном рассмотрении видеосъемки детско-родительских интеракций были обнаружены новые способности родителей, которые оставались незамеченными при применении глобальных методов наблюдения. Особенно четко они проявились в поведении, которое перенималось детьми бессознательно и не могло быть передано через речь. Эти формы поведения, необходимые для овладения ранними мыслительными способностями и вокализацией, были обозначены как интуитивная родительская дидактика [25].

Как можно определить содержание данного понятия? Повседневные действия родителей в диалоге с их малышами точно соответствуют актуальному физическому состоянию ребенка, которое определяется степенью его бодрствования и внимания. При помощи различных способов родителям удается пробудить и в дальнейшем поддерживать внимание ребенка, «дозируя» при этом степень своего вмешательства таким образом, чтобы младенец был в состоянии переработать идущие от них сигналы без особых усилий. Частый повтор таких побуждений, исходящих от родителей, и сильное, эмоционально окрашенное вознаграждение, которое сопровождает каждый маленький шаг в продвижении ребенка вперед, отражает дидактический характер родительского поведения. Так же восприимчиво родители реагируют на снижение внимания со стороны ребенка.

В этом случае они усиливают интенсивность побуждений, изменяют свое поведение или позволя-ют ребенку просто отдохнуть.

Дидактические способности родителей принадлежат к особой категории биологически обусловленных предпосылок, которые принципиально отличаются от врожденных рефлексов или рационально управляемых форм поведения. Из табл. 3. видна разница между тремя типами поведения: врожденным, интуитивным и рациональным.

В интуитивном поведении родителей большая роль принадлежит генетическим программам, что подтверждается многочисленными проявле-ниями. Так, например, интуитивные дидактические способности достаточно универсальны и не зависят от пола, возраста и культурного проис-хождения воспитателей. Они возникают в результате непроизвольных тренировок [34]. Их постоянное проявление вполне соответствует господствующему в природе принципу, согласно которому в ходе эволюции отбираются жизненно необходимые для выживания, специфические для каждого вида приспособительные механизмы. У человека такого рода приспособительными механизмами являются высокий интеллект и вербальная коммуникация. И именно в обучении ребенка речи и действиям, которые можно передать при помощи речи [21], наиболее наглядно проявляются интуитивные дидактические способности, т.е. тонко дифференцированная и дидактически осмысленная родительская поддержка.

Особенностями дидактического поведения являются: специфическое использование зрительного контакта, лицевой мимики, артикуляции; определение степени бодрости младенца; соот-ветствие ожиданиям ребенка на уровне действий; применение особой «детской речи»; бессознательное использование интонации для сообщения эмоционального состояния и когнитивной информации.

Обращение людей к зрительным контактам — один из примеров видоспецифического поощрения коммуникативных способностей. В то время как все другие виды, включая человекообразных обезьян, избегают прямого зрительного контакта, сигнализирующего об угрозе и возможной агрессии, в человеческом общении он, наоборот, наиболее необходим и способствует обмену очень важными сигналами. Сам того не осознавая, взрослый ищет зрительного контакта с младенцем, размещая свое лицо в поле зрения ребенка и облегчая тем самым его (пока еще ограниченное) зрительное восприятие [34]. Взрослые также вознаграждают младенца за каждый полученный от него взгляд особой, так называемой «приветственной реакцией».

Родители постоянно повторяют звуки и мимику малыша, тем самым предоставляя ребенку использовать их лица как «биологическое зеркало», или «биологическое эхо», и развивают таким образом его способность к самовосприятию. Эмоционально окрашенные мимические выражения родителей служат подтверждением желательных форм поведения ребенка и отвержением — нежелательных либо сигнализируют еще неопытному младенцу о том, что он может ожидать от встречи с новым человеком или с незнакомой ситуацией.

Перед тем как вступить в диалог с ребенком, взрослый вначале интуитивно определяет степень бодрости и внимания ребенка, пробуя раскрыть его ручки или открыть ротик, проверяя его мышечный тонус [24]. Сонный ребенок не оказывает никакого сопротивления, в то время как голодный реагирует поисковой реакцией или сосательными движениями. Б. Кестерманн [14] продемонстрировал в своих экспериментах, как язык детских жестов влияет на поведение родите-лей. Так, например, спокойное поигрывание пальцами полураскрытых ручек сигнализирует о вполне подходящей возможности для вступления в диалог, сильный хватательный рефлекс отражает повышенное напряжение, сниженный мы-шечный тонус в ручках свидетельствует об усталости и сонливости.

Для успешного развития самовосприятия важно как можно чаще давать младенцу возможность отвечать на чужое обращение таким образом, чтобы эти ответы были, в свою очередь, поняты взрослым. Для этого «достаточно интуитивные родители» часто позволяют малышу манипулировать (в положительном смысле) их поведением, т.е. отвечают на «ходы ребенка» так, как он и ожидает. Они как бы играют с ним в поддавки. Это создает у младенца ощущение того, что он понят и принят. Тем самым подкрепляется один из самых важных интегративных процессов — распознавание того, как можно достичь определенных целей путем изменения собственного поведения.

Наиболее интересные и распространенные примеры интуитивной родительской поддержки обнаруживаются в вокальном общении между младенцем и родителями или другими взрослыми во время овладения ребенком речью. Родители демонстрируют артикуляцию, перенимая которую дети учатся воспроизводить различные звуки. Вна-чале малышу не хватает умения задерживать дыхание, что необходимо для спокойной вокализации. Еще сложнее продуцировать согласные и слоги. Как только дыхание развивается настолько, что ребенок научается управлять своими вокализациями, он уже может модулировать мелодию из первых базовых звуков. Постепенное развитие таких шагов поддерживается со стороны социального окружения ребенка как намеренно, так и непроизвольно. Окружающие ребенка родственники — от 2-3-летних братьев и сестер до бабушек и дедушек — используют для этого манеру общения и речи, которая характеризуется на удивление простыми мелодическими единицами с повышенным и расширенным диапазоном и более длительными, певучими гласными («infant-directed speach») [26].

Компьютерный анализ речи, обращенной к младенцу, показал, насколько важную роль в диалоге с ним играет интонация. Взрослый передает при помощи различных мелодий хорошо дифференцированную информацию и первые категориальные послания, переработка которых подготавливает почву для дальнейших вербальных посланий. Мелодика родительской манеры речи при этом чрезвычайно насыщена информационно [27]. Ухаживающие за ребенком взрослые используют в разговоре, обращенном к нему, такие элементы вокализации, которые сам малыш обнаружил во время подражания и модулирования своих первых вокализаций. Подобным же образом протекают и дальнейшие неосознанные, но на удивление систематически выполняемые шаги, приводящие в конечном итоге к появлению первых слов [28].

Впервые коэволюцию детской и родительской предготовностей к обучению речи помогли понять новые данные о различном вкладе каждого из полушарий головного мозга в овладение речью и тонкой моторикой рук [18]. В первые семь месяцев младенец упражняется в различных технических приемах и развивает способности, релевантные речи. Так, например, он обучается тому, как можно продуцировать и модулировать звуки, распознавать и следовать правилам диалога, комбинировать голосовые проявления с невербальными и т.д. Такое обучение процедурным моментам начинается сразу же после рождения, тогда как декларативное обучение (как что называется, как можно комбинировать абстрактные понятия) зависит от созревания соответствующих мозго-вых структур и появляется к концу первого года жизни.

На ранних этапах развития ребенка общение играет двоякую роль. С одной стороны, оно есть необходимое условие развития речи, с другой — предлагает множество возможностей для отработки и автоматизации базальных интегративных процессов. В отсутствие у ребенка таких возможностей под угрозой оказывается не только речевое, но и психическое развитие в целом [23]. Этот факт был подтвержден экспериментально данными наблюдений за развитием близнецов, каждый из которых получает от родителей в два раза меньше внимания, чем единственный ребенок [2].

4. Нарушения общения в раннем возрасте и их терапия

Универсальность предпосылок интегративного и коммуникативного поведения у детей и их воспитателей не означает, однако, что они всегда проявляются автоматически и в ненарушенном виде. Речь идет, скорее, о поведенческой готовности, которая может иметь самые различные формы проявления. Из первичного, универсального для всех набора возникает совершенно своеобразная мозаичная картина детско-родительского взаимодействия. Отдельные действия постепенно отрабатываются, синхронизируются и координи-руются между собой в ходе взаимных интеракций, специфических для каждой пары.

Развитие и протекание общения при воздействии большого количества неблагоприятных фак-торов задерживается или нарушается [22]. Так, например, нарушение интуитивного родительского поведения может возникнуть вследствие неразрешенных психосоциальных проблем и конфликтов в партнерстве, реально обусловленных или невротических страхов, связанных с ребенком, из-за переутомления или психических забо-леваний родителей [1, 32]. Особое значение имеет также наличие неблагоприятного опыта собственных детских переживаний родителей. В подобных случаях они могут быть настолько заняты разрешением своих проблем, что с трудом воспринимают или вообще игнорируют сигналы, исходящие от ребенка, пренебрегают его потребностями и избегают игрового контакта. Другая форма нарушения: взрослые, наоборот, чрезмер-но предупредительны в своих проявлениях или слишком стимулируют ребенка, вплоть до того, что он перестает понимать родительские сигналы, переносит их с трудом и в конце концов отвергает вообще. Отказ от общения со стороны ребенка может возникнуть и в том случае, когда женщина не ощущает себя матерью и отвергает младенца [15, 38].

Нарушения родительского отношения проявляются наиболее сильно, когда ребенок принадлежит к категории так называемых «трудных детей» [36], «крикливых детей» [7] или к другим группам риска. При этом не обязательно наличие врожденных глухоты, слепоты, церебральных нарушений движений или синдрома Дауна. Зачастую даже легкие изменения координации, гипотония, пониженный порог возбудимости и сходные с ними симптомы неспецифических нарушений [33] приводят к тому, что сигналы, идущие от ребенка, трудны в распознавании и интерпретации, а сам младенец бывает слишком пассивен, если взрослый не привлекает его внимания. Такие дети могут избегать социальных контактов или реагировать на них возбуждением и усилением крика. В подобных случаях «трудное» поведе-ние ребенка вызывает у родителей ощущение, что к их родительской компетенции предъявляются чрезмерные требования. Это часто приводит к возникновению синдрома родительского отказа, характеризующегося бессилием и чувством вины [29]. В этом случае общение приобретает постоянное декомпенсирующее влияние на ребенка [20]. Опасность такого положения состоит в том, что в наиболее грубых случаях коммуникативные нарушения усиливаются, фиксируются и приводят к небрежному и/или жестокому обращению с детьми.

В настоящее время все еще наблюдается дефицит надежных и простых в применении методов распознавания ранних нарушений превербальной коммуникации. Вместе с тем на практике неоднократно подтверждено, что знаками возможных последующих нарушений у ребенка являются: чрезмерная пассивность; избегание контакта; повышенная возбудимость и частый плач; недостаточное развитие дифференцированных форм общения; отказ от еды; нарушения сна, не обусловленные органическими причинами; сильная тревога или выраженные защитные реакции при столкновении с новой ситуацией или незнакомым человеком. В поведении родителей такими предвестниками служат: игнорирование непринужденного, расслабленного диалога с младенцем в те моменты, когда он выражает свою готовность к общению; недостаток игровых элементов; игнорирование или замедленное реагирование на детские сигналы; неадекватное «дозирование» побуждений в отношении ребенка; чрезмерно рациональное, «дирижерское» вмешательство; недостаточные усилия по поддержанию диалога, игры, удерживанию внимания ребенка или отсутствие побуждений к общению.

В настоящее время существует множество разнообразных, часто перекликающихся между собой терапевтических методов коррекции детско-родительских отношений на ранних этапах развития. Зачастую эти программы, предполагающие вмешательство в процесс общения, оставляют без внимания главную особенность интуитивного родительского поведения: незначительную возможность контролировать его сознательно, рационально и произвольно. При работе с родителями в программах Института социальной педиатрии при Людвиг-Максимилиан Университете в Мюнхене основными принципами являются: 1) снятие психофизического напряжения у родителей; 2) облегчение реализации и терапевтическая поддержка интуитивного родительского воспитания; 3) выработка эффективных форм интуитивного родительского воспитания в естественно протекающих повседневных ситуациях обучения [29]. Представляется важным направить терапевтические усилия на то, чтобы родители полностью следовали темпу и уровню развития своего ребенка и позволили бы себе в собственном интуитивном поведении следовать предпочтениям младенца, его спонтанно возникающим интересам и динамике, а также полагались бы на свою интуитивную готовность к совместному диалогу или игре с малышом. Использование такой психотерапии совместно с медикаментозным лечением первичных органических нарушений способно предотвратить или прервать угрожающий декомпенсацией порочный круг нарушенных интеракций, активировать уже имеющиеся оздоровительные силы и пробудить новые. Наш опыт показывает, что однажды пережитый, даже самый скромный успех может значительно повлиять на дальнейшую мотивацию в достижении новых результатов.

когда знание психологии хорошо, а когда – не очень — Анастасия Пашкевич — Хайп

Тело человека порой говорит больше, чем слова: жесты, мимика, поза — всё это кричит о том, как он себя чувствует и как относится к окружающим. Понимание того, что стоит за невербальными сигналами, может качественно улучшить жизнь, а может наоборот стать «горем от ума». Разберемся, что за зверь такой — невербальная коммуникация, и с чем его правильно есть.

О чем говорит язык тела и жестов в психологии

Если вашему собеседнику нравитесь вы, то, что вы делаете или спрашиваете, проявляется положительный язык тела: человек движется к вам, уменьшая расстояние между вами, наклоняется к вам, направляет ступни в вашу сторону. Ноги не скрещены, руки открыты и ладони смотрят вверх. Другие сигналы: смотрит в глаза или стесняется, улыбается, девушки проявляют романтический интерес, играя с украшениями или волосами.

Если ему или ей не нравится общение с вами, о холодке или неприязни говорит отрицательный язык тела и жестов. Человек отходит от вас, увеличивая расстояние между вами, отклоняется, направляет ступни в сторону от вас, скрещивает ноги или руки, держит ладони направленными вниз. А также может чесать нос или растирать шею, хмуриться, морщиться и смотреть по сторонам.

Психологи предупреждают, что делать какие-либо выводы, исходя из такой коммуникации, можно только если вы наблюдаете не один сигнал, а несколько проявлений из положительного или отрицательного набора.

Помимо симпатии и расположения, невербальные сигналы выдают целую гамму чувств и качеств, находящихся в подсознании человека, включая уверенность или неуверенность в себе.

Чем в жизни пригодится знание тонкостей невербальной коммуникации

Во-первых, это поможет лучше понять себя. Попросите друзей и близких рассказать какой они видят вашу невербалочку, а также заснять вас на видео. Проанализируйте свои позы, жесты, мимику — что вы транслируете. Возможно, лучше увидите свои комплексы и зажимы, и отчетливо поймете, над чем работать. Мне не пришлось даже спрашивать: прочитав этот материал близким, услышала массу конструктивной критики в адрес своей скованной позы. Ой, сколько всего исправлять ?

Во-вторых, эти знания позволяют лучше понимать других и делать общение гармоничным.

Речь не идет о манипуляции: просто вы будете вовремя отмечать приятно ли вашему собеседнику, и, если нет, корректировать свое поведение либо тему разговора.

Это усилит вашу чувствительность, осознанность и эмпатию. А также поможет в достижении целей и получении помощи от других, потому что вы будете хорошо чувствовать меры и границы.

В-третьих, прокачка собственных невербальных сигналов и более глубокое понимание особенностей коммуникации других людей позволяет стать для других более привлекательным. Речь как о романтических отношениях, так и о любых жизненных ситуациях, включая собеседование на работу или выступление со сцены.

Например, с незнакомцем, которому вы хотите понравиться, психологи советуют поддерживать дистанцию: отклониться назад, чтобы не нарушать личное пространство человека, говорить спокойно и плавно, сдержанно жестикулировать, тепло улыбаться. Если язык его тела меняется: плечи расслабляются, он наклоняется в вашу сторону, смотрит в глаза и улыбается, можно также показать свой интерес, наклонившись вперед, используя более открытые жесты и энергичную речь.

Тренируюсь на павлинах))

При подаче заявления на работу, разговоре с начальником или ведении переговоров о коммерческой сделке, также можно контролировать впечатление, которое вы производите, осознанно глядя на собеседника или в сторону. Взгляд на собеседника покажет уверенность, что особенно важно для руководящих должностей. Отведенный взгляд — сигнал подчинения. Правильное сочетание этих двух взглядов, в зависимости от того, с каким человеком вы имеете дело, поможет достичь успеха.

Для оратора также важно знать, какими жестами пользоваться, чтобы придать веса своей речи. И получать обратную связь — отслеживать реакцию слушателей.

В общем, как ни крути, полезный навык. Но…

Почему не стоит постоянно «читать» людей

Знаете, есть такая неполезная для личности штука, как профессиональная деформация. О которой, кстати, здесь писала Зира Якивчук. Например, я, даже отдыхая с друзьями, «пеленгую» у кого бы взять интервью или гаджет на обзор, либо какую интересную мысль из разговора можно взять за основу для очередной статьи.

Так вот, у некоторых людей, увлеченных психологией, случается нечто наподобие: только если я сканирую людей на предмет «подбросьте мне идейку, а», то такие товарищи начинают, прищурив глаз, «читать» людей.

И здесь речь не о том, что вы понимаете нюансы поведения и улавливаете: кажется, он чувствует себя неуверенно, или, возможно, я ей понравился. А об «а ну, а ну, покажи какой ты, как ты ко мне относишься». И не о том, чтобы понять человека, а о том, чтобы выявить его слабые стороны.

Порой такие Холмсы могут даже высказывать вслух свои наблюдения, оповещая свой объект исследования, чегой-то в нем ясно видно. Однажды при мне парень сделал замечание девушке за то, что она накручивала на палец волосы — мол, знаешь, что это означает в психологии.

Для человека, которого откровенно «читают», общение в таком случае превращается в нечто а-ля следователь и подсудимый, лампа в лицо, пристальный взгляд. Нет легкости.

Да и для самого чрезмерно увлеченного анализом невербальной коммуникации в этом мало хорошего — сложно построить близкие отношения, когда ты рационально раскладываешь окружающих по полочкам.

Кроме того, не всегда полезно знать, что думает или чувствует другой человек. Порой лучше блаженное неведение: много знаешь — хуже спишь.

И, наконец, язык тела и жестов в психологии — не язык по своей сути. Не существует «словаря» невербальной коммуникации: значение определенного жеста, движения глаз или тона голоса очень сильно зависит от контекста, вовлеченных в общение людей и их отношений.

Например, то, что человек скрестил руки или ноги, еще не означает, что он закрыт к вам. Возможно, это личный стиль коммуникации, или ему попросту холодно — это может не иметь к вам вообще никакого отношения.

Личный стиль коммуникации :)))

Также существует ошибочное мнение, что есть определенные подсказки, показывающие, что ваш собеседник лжет. Например, что лжец выглядит нервным или не может смотреть вам в глаза. Но Psychology Today пишет, что почти невозможно точно обнаружить ложь, просто читая язык тела.

Во-первых, лжецы стараются избегать стереотипных сигналов. Например, исследователи обнаружили, что лжецы наоборот чаще контактируют глазами, чем люди, рассказывающие правду. Своего рода «чрезмерная компенсация».

Во-вторых, некоторые люди, просто из-за их невербального стиля, кажутся более честными или более лживыми, и это может вводить в заблуждение. Человек может попросту волноваться, но при этом говорить правду. А вы его тут уже «раскусили».

Поэтому не спешите с выводами, чтобы знание или иллюзия такового не сыграла с вами дурную шутку.


Знание без любви делает человека надменным, и наука о невербальной коммуникации — не исключение. Поэтому давайте если и пользоваться ею, то на благо: не для того, чтобы следить и судить, а чтобы становиться лучше и делать приятно окружающим.

А что вы думаете о языке тела? Глубоко разбираетесь в сигналах, интуитивно обращаете внимание или вообще не задумываетесь об этом? Пишите в комментариях.

Ваше окончательное руководство по навыкам невербального общения

В 1956 году социолог Эрвинг Гоффман написал Представление себя в повседневной жизни .

В нем он вводит концепцию драматургии, которая сравнивает повседневные социальные взаимодействия с изображениями персонажей актерами, предполагая, что социальные взаимодействия аналогичны череде различных представлений (Ritzer, 2021).

Работа

Гоффмана также включала концепцию управления впечатлениями.Ключ к управлению впечатлением — это внешний вид; ваша манера взаимодействия; и отношения, передаваемые с помощью жестов, мимики и невербальных навыков (Ritzer, 2021).

Уильям Шекспир сказал: «Весь мир — сцена».

Я не обученный актер, но преподавание курсов публичных выступлений дало мне понять, что аудитория, похоже, предпочитает ораторов, которые используют различные жесты рук. Эти жесты обозначают говорящего как «теплого, приятного и энергичного» (Goman, 2021).

Именно этот кусочек информации научил меня использовать жесты рук для развития моих навыков публичных выступлений.

Какие другие невербальные коммуникативные навыки улучшают повседневное общение?

Что такое невербальное общение?

Невербальное общение — это способ передачи информации, «достигаемой с помощью мимики, жестов, прикосновений (тактильные ощущения), физических движений (кинезика), позы, украшений тела (одежда, украшения, прическа, татуировки и т. Д.) И даже тона, тембр и громкость голоса человека (а не речевого содержания) »(Navarro & Karlins, 2008, стр.2–4).

В этом видео на YouTube Джо Наварро объясняет несколько невербальных сигналов, разоблачает некоторые мифы и обсуждает свою работу с невербальной коммуникацией в правоохранительных органах.

Марко Якобони (2008, стр. 81), автор книги Mirroring People , делает еще один шаг вперед, заявляя, что «жесты, сопровождающие речь, играют двойную роль, помогая говорящим выразить свои мысли и помогая слушателям / зрителям понять, что говорится. »

Чтобы грамотно читать язык тела, Наварро и Карлинс (2008) предлагают такие рекомендации, как тщательное наблюдение и знакомство с базовым поведением человека.Они также рекомендуют следить за изменениями или «телеграфировать».

Наварро и Карлинс (2008) советуют познакомиться с универсальным поведением и контекстуализировать невербальные сигналы. Однако культурные нормы могут препятствовать строгому наблюдению.

Характеристики невербального общения

Соединенные Штаты считаются культурой коммуникации с низким уровнем контекста (MacLachlan, 2010). Это означает, что большая часть информации в сообщении исходит непосредственно из слов, а не посредством импликации или языка тела.

Этот стиль общения включает множество словесных деталей, чтобы не сбивать с толку слушателей. Культуры с низким контекстом меньше полагаются на невербальную коммуникацию, которая может скрывать или подвергать цензуре части сообщения.

Невербальное общение определяется культурой и в значительной степени бессознательно. Он указывает на эмоциональное состояние говорящего. Когда невербальные сигналы вступают в конфликт с вербальным сообщением, это может означать замешательство или обман (Navarro & Karlins, 2008).

Наконец, невербальное общение зависит от пола и демонстрирует различия во власти, информацию, которую эффективные лидеры могут использовать для влияния на других (Hybels & Weaver, 2015; Henley, 1977).

Невербальное общение успешных лидеров

Лидерам важно понимать язык тела, также известный как расшифровка. Расшифровка взаимодействия (например, кивок, наклон головы, открытые позы тела) и разъединения (например, наклон тела, скрещенные руки и ноги) может быть разницей между успехом и неудачей (Goman, 2021).

Успешных актеров можно считать профессиональными артистами, которые производят первое впечатление. Подобно актерам, лидеры часто оказываются в центре внимания; они должны научиться создавать первое впечатление.

Субъективная осведомленность и способность невербально выражать себя известны как кодирование, что имеет решающее значение для положительного первого впечатления. Советы профессиональных актеров включают в себя поддержание приятного выражения лица, правильную осанку, паузу, дыхание, расслабление и избегание прикрытия рук (Shellenbarger, 2018).

Это видео, 8 вещей, которые делают успешные люди, чтобы выглядеть уверенно , дает быстрые советы для уверенного языка тела, даже если вы не чувствуете себя уверенно.

Считается, что первое впечатление формируется менее чем за семь секунд (Goman, 2021). За это короткое время другие формулируют такие ярлыки, как «сильный», «покорный» или «заслуживающий доверия». Развитые лидеры используют внимательность, чтобы помогать.

Наз Бехешти (2018) утверждает: «Развитые лидеры … сознательно и сознательно используют невербальные инструменты, чтобы усилить свое послание». Она продолжает: «Это повышает ценность вашего общения и вашу ценность как лидера» (Beheshti, 2018).

Осознание себя, других и ситуации (внимательность) позволяет нам гарантировать, что наши жесты и язык тела соответствуют нашим произнесенным словам.Это создает согласованность и надежность (Beheshti, 2018; Newberg & Waldman, 2013).

9 типов навыков невербального общения

Знание того, как декодировать невербальные кластеры , также помогает различать сообщения.

Это означает, что мы анализируем несколько одновременных невербальных сигналов. Расстроенный человек может постучать ногой, скрестить руки и сильно сжать бицепс (Jones, 2013). Эти кластеры могут пересекаться и включать в себя множество невербальных категорий, кратко изложенных ниже.

1. Кинезика

Кинезика — это исследование того, как мы двигаем нашим телом, в частности головой, руками, телом и руками (Jones, 2013). Это включает отправку сообщений с помощью мимики, жестов, зрительного контакта и позы.

2. Тактильные ощущения

Тактильные ощущения — это исследование прикосновения или физического контакта с другим человеком (Hybels & Weaver, 2015). На протяжении всей истории прикосновение было окружено тайнами и табу. Нас сбивает с толку исцеляющее прикосновение и приковывают истории о младенцах, погибших из-за отсутствия прикосновения.Прикосновение может обозначать отношения, статус, власть и личность (Henley, 1977).

Культурные нормы диктуют правила касания. Внимательное отношение к социальным и экологическим условиям является благоразумным. Мы здороваемся с другом на неформальной вечеринке иначе, чем с начальником или коллегой в профессиональной обстановке.

3. Проксемикс

Исследование пространства и расстояния называется проксемикой, и оно анализирует, как люди используют пространство вокруг себя (Hybels & Weaver, 2015).

Это видео на YouTube представляет собой забавную демонстрацию учеников, завершающих школьный проект по личному пространству, и дискомфорт, который испытывают как люди, так и животные, когда нарушаются социальные нормы.

4. Территория

Территория часто используется для демонстрации силы или ее отсутствия.

«[P] osture экспансивность», позиционирование себя таким образом, чтобы раскрыть тело и занять пространство, активировало чувство власти, которое произвело поведенческие изменения у субъекта независимо от его фактического ранга или роли в организации »(Гоман , 2021).

Расширяемость передает мощность.

5. Окружающая среда

Окружающая среда включает в себя предметы, которые мы используем, чтобы украшать себя, и артефакты, которыми мы себя окружаем, чтобы произвести впечатление. Эти объекты предоставляют невербальные сигналы, которые помогают другим формировать впечатления (Jones, 2013).

6. Паралингвистика

Паралингвистика, также известная как вокализация, изучает то, как мы говорим, и включает высоту, громкость, скорость речи, тон, качество, темп, резонанс, ритм и артикуляцию, чтобы помочь определить контекст сообщения (Jones, 2013) .

7. Хронемика

Хронемика — это исследование времени, в том числе того, как оно используется. Нэнси Хенли (1977, стр. 43), автор книги Политика тела: власть, секс и невербальная коммуникация , утверждает: «Время далеко от нейтральной философской / физической концепции в нашем обществе: это политическое оружие».

Хенли (1977, стр. 47) описывает концепцию «ритуального ожидания», заявляя: «Чем важнее человек, тем дольше мы будем неохотно ждать услуги или почестей внимания.”

8. Привлекательность

Способность привлекать к себе внимание не зависит только от физической привлекательности. Хотя симметрия лица и стиль украшения важны (Jones, 2013), привлекательными также считаются люди, которые умеют хорошо смотреть в глаза, имеют живое лицо, поощряют и используют открытые жесты (Kuhnke, 2012).

9. Олфактик

Изучение нашего обоняния и того, как воспринимаются запахи, известно как ольфактика (Hybels & Weaver, 2015).

Важна ли невербальная коммуникация?

Утечка: непреднамеренные сообщения

Обучение людей, находящихся в заключении, социально-эмоциональным навыкам дало мне важный урок о нюансах невербального общения. В особенно трудный день я подумал, что перед тем, как попасть в тюрьму, будет разумно медитировать и сосредоточиться. Однако, увидев меня, люди внутри начали спрашивать , что со мной происходит . Что они обнаружили?

Невербальная утечка может быть показана с помощью микровыражений, которые представляют собой «очень быстрые движения лица продолжительностью от 1/25 до 1/5 секунды» и указывают на настоящие чувства человека (Ekman, 2003, стр.214).

Это видео на YouTube — первая сцена из сериала Обмани меня , основанного на работе Пола Экмана о микровыражениях.

Различные статистические данные о ценности невербального общения могут вызвать беспокойство у тех, кто менее практичен, но какие статистические данные являются точными?

Перечеркнутые сообщения

Оригинальное исследование невербальной коммуникации Мехрабиана и Ферриса (1967) широко интерпретируется.Элизабет Кунке (2012, с. 10), автор книги Body Language for Dummies , интерпретирует исследование, говоря: «55% эмоционального сообщения в личном общении является результатом языка тела». Однако другие беспечно приписывают 97% сообщения невербальным словам (Lapakko, 2007).

Часто цитируемая невербальная коммуникационная формула — 7–38–55, что означает: «7% сообщения исходит из слов, 38% — из голоса и 55% — из лица» (Лапакко, 2007, стр. 7). Когда я вижу такую ​​статистику, меня заставляют задуматься об особо тяжелых фразах, таких как «у вас рак» или «вы уволены.«Более пристальный взгляд на исследование проливает свет на дальнейшие выводы.

Лапакко (2007) считает эту формулу безрассудной, ошибочной и вводящей в заблуждение. Оригинальное исследование Мехрабиана и Ферриса (1967) было проведено на 37 специальностях женской психологии и включало использование одного слова: «может быть» (Лапакко, 2007).

Как оказалось, формула 7–38–55 «применима в сфере интерпретации аффекта или эмоционального состояния других», а не общения в целом (Лапакко, 2007, стр. 5).

Независимо от статистики, мы знаем, что невербальное общение имеет важное значение и что люди, обладающие навыками чтения и интерпретации языка тела, обычно добиваются большего успеха в жизни, чем неопытные (Goleman, 1997).

2 Психологические теории и модели

Базовая теория эмоций

Предполагая, что Элизабет Кунке и другие правы и что более половины эмоций сообщения происходит от языка тела, нам следует изучить теоретические основы выражения эмоций, чтобы лучше понять этот процесс.

Базовая теория эмоций (BET) утверждает, что эмоции — это «грамматика социальной жизни», которая помещает нас в социальный и моральный порядок общества (Keltner, Sauter, Tracy, & Cowen, 2019, p. 133). Кроме того, эмоции структурируют взаимодействия, особенно в важных отношениях. СТАВКА является неотъемлемой частью эмоционального выражения.

В основе СТАВКИ лежит предположение, что эмоциональные выражения координируют социальные взаимодействия тремя способами:

  1. За счет быстрой передачи важной информации для помощи в принятии решений
  2. Вызвать определенные реакции
  3. Чтобы служить стимулом для действий других

Это достигается с помощью систем вознаграждения, например, улыбаются и ласкают родители ребенка, демонстрирующего определенное поведение (Keltner et al., 2019).

BET изначально ориентирован на шесть основных эмоций. Литература показывает, что существует более 20 эмоций с различными мультимодальными выражениями, что обеспечивает более глубокую структуру и подчеркивает прогрессирующую природу эмоционального выражения (Keltner et al., 2019).

Нейронный резонанс

Два человека, которые любят друг друга, будут отражать выражения лиц, жесты, позы, вокал и движения друг друга. Это известно как нейронный резонанс, и он помогает точной передаче информации от одного человека к другому (Newberg & Waldman, 2013).

Чтобы полностью понять, что говорит другой, «вы должны слушать и наблюдать другого человека настолько глубоко и полно, насколько это возможно» (Newberg & Waldman, 2013, p. 81). Нейронный резонанс использует зеркальные нейроны для создания сотрудничества, сочувствия и доверия.

8 захватывающих результатов исследований

Изучение невербальной коммуникации показательно и интригующе. Большинство экспертов будут включать такие аспекты, как глаза, мимика и руки, но если копнуть глубже, вы обнаружите менее известные невербальные самородки.

1. Преимущества зевоты

Зевание — один из самых быстрых и простых способов снизить психическое напряжение и тревогу (Waldman & Manning, 2017). Социальные нормы диктуют, что мы воздерживаемся от зевоты в определенных условиях, но у зевоты есть много преимуществ. Знаете ли вы, что снайперов учат зевать, прежде чем нажать на курок (Waldman & Manning, 2017)?

Согласно Waldman and Manning (2017), зевота стимулирует бдительность и концентрацию; оптимизирует мозговую деятельность и обмен веществ; улучшает когнитивные функции; увеличивает память, сознание и самоанализ; снижает стресс и расслабляет верхнюю часть тела; перенастраивает чувство времени; повышает социальную осведомленность и сочувствие; и увеличивает чувственность и удовольствие.

2. Ноги не лги

Согласно Наварро и Карлинс (2008), самая честная часть нашего тела — это наши ступни, что демонстрируют маленькие дети, которые танцуют от счастья или топают в отчаянии. Многие люди ищут истину в глаза; Наварро и Карлинс придерживаются противоположного подхода:

«Когда дело доходит до честности, правдивость уменьшается по мере того, как мы переходим от ступней к голове» (Navarro & Karlins, 2008, стр. 56), аргументируя это тем, что эмоции подавляются с помощью сфабрикованного выражения лица.

3. Жесты, помогающие

Жесты улучшают память и понимание. Жесты могут передавать информацию, которая может влиять на реакцию слушателей, в зависимости от используемой руки. «Мы склонны выражать положительные идеи доминирующей рукой, а отрицательные — другой» (Newberg & Waldman, 2013, стр. 44).

4. Глаза есть

«Социальные сети стимулируются через зрительный контакт лицом к лицу, снижение уровня кортизола и повышение содержания окситоцина.В результате повышается эмпатия, социальное сотрудничество и позитивное общение »(Newberg & Waldman, 2013, p. 135).

Глаза многое говорят о нас. Когда мы возбуждены, обеспокоены, обеспокоены или нервничаем, наша частота морганий увеличивается. Когда мы расслабляемся, наша частота морганий возвращается к норме (Navarro & Karlins, 2008).

5. Сила, позирующая для успеха

Язык тела влияет на то, как другие видят нас и как мы сами себя. В этом видео на YouTube Эми Кадди рассказывает о своем исследовании силового позирования и его влиянии на успех.

Книга Эми Кадди также обсуждается в нашей статье, где перечислены книги о синдроме самозванца.

6. Скрещенные пальцы

Одно из объяснений происхождения скрещивания пальцев на удачу происходит от ранних убеждений в силе креста. Считалось, что пересечение цифр, олицетворяющих крест, означает концентрацию хорошего настроения и служит закреплением желания до тех пор, пока оно не сбудется (Keyser, 2014).

7.Фальшивый позитив вреден

Позитив, который не регистрируется в вашем теле или сердце, может быть вредным. По словам Барбары Фредриксон (2009, с. 180), «фальшивые улыбки, как и гневные насмешки, предсказывают коллапс сердечной стенки». Чтобы действительно получить пользу от улыбки, прикосновения или объятий, вам нужно замедлиться и сделать их искренними.

8. Встань прямо

Плохая осанка может снизить потребление кислорода на 30%, что приведет к снижению энергии (Gordon, 2003). Наклонившись, мы можем выглядеть и чувствовать себя старыми и оторванными от нас.Выпрямляясь, мы можем существенно изменить то, как мы думаем и чувствуем. Эффект двунаправленный; отношение влияет на осанку, так же как поза влияет на отношение.

Важность консультирования и здравоохранения

Многие исследования коммуникации в терапевтических условиях сосредоточены на вербальном общении, но невербальные сообщения имеют решающее значение.

Хорошие взаимопонимания между клиентами и практикующими врачами проистекают из зеркального отражения и синхронности, связанных с нейронным резонансом (Finset & Piccolo, 2011; Newberg & Waldman, 2013).

Клиентоцентрированная терапия Карла Роджерса основана на чутком понимании клиентов. Невербальное общение предоставляет ценную информацию как для клиента, так и для терапевта. Демонстрация того, что вы любите клиента и принимаете его, может быть самой важной информацией, которую может передать терапевт (Finset & Piccolo, 2011).

Невербальные паттерны терапии со временем развиваются. Конкретные формы поведения, которые способствуют терапевтическому процессу, включают «умеренное количество кивков и улыбок; частый, но не пристальный зрительный контакт; активная, но не экстремальная отзывчивость лица; и теплый, расслабленный, заинтересованный голос »(Finset & Piccolo, 2011, стр.122).

Осознание невербальных сигналов может помочь в установлении взаимопонимания. Наклонение к другим сигнализирует о комфорте, тогда как отклонение или скрещивание рук сигнализирует о дискомфорте (Navarro & Karlins, 2008).

Торсы и лопатки кажутся безобидными; тем не менее, уклонение (легкий поворот) от другого человека показывает дискомфорт, в то время как уклонение или прямое столкновение с другим человеком показывает уровень комфорта (Navarro & Karlins, 2008).

Открытые ладони — древний знак надежности, помогающий установить взаимопонимание и считающийся безопасным (Kuhnke, 2012).Скрытые руки (помещенные в карманы или за спину) сигнализируют об отключении и нежелании вступать в бой. Чтобы проявить уважение, примите открытую позу, расслабьте мышцы и распределите вес равномерно.

Зеркальное отображение и сопоставление имеют большое значение для демонстрации синхронности. Будьте осторожны, чтобы избежать мимикрии, которая сигнализирует о неуважении (Kuhnke, 2012). Слишком много хорошего может поставить под угрозу доверие. Вытянутый пристальный взгляд в глаза или усердная улыбка могут показаться неловкими или даже хуже.

Это короткое видео на YouTube, основанное на работах Чарльза Дарвина и Пола Экмана, объясняет динамику меняющихся выражений лица.

Ресурсы с сайта PositivePsychology.com

«Визуализация телесного переживания эмоции» — это упражнение из набора инструментов «Позитивная психология», в котором акцент делается на воплощении эмоции для повышения эмоционального осознания. Это упражнение помогает клиентам распознать, где в теле проявляются различные эмоции.

Чтение выражений эмоций на лице, также из нашего Инструментария, помогает в развитии невербального декодирования, отображаемого именно через выражения лица.

Этот рабочий лист «Бесшумные связи» представляет собой упражнение для групп, которое сочетает внимательность и невербальное общение для построения связей.

Того, кто не умеет смотреть в глаза во время разговора, легко неверно истолковать. Чтобы преодолеть эту проблему невербального общения, могут быть очень полезны наши стратегии поддержания зрительного контакта.

В нашем блоге 49 Коммуникационные упражнения, упражнения и игры включает шесть невербальных коммуникативных упражнений для взрослых и три невербальных упражнения, которые подходят семьям и детям.

Сообщение в блоге Что такое напористое общение? 10 примеров из реальной жизни включает невербальные качества, которые дополняют и усиливают напористые утверждения. Подсказки относительно зрительного контакта, выражения лица и осанки можно найти повсюду.

В сообщении блога Развитие социального интеллекта: 3 способа понять других мы обсуждаем характеристики социального интеллекта, включая язык тела.

17 упражнений на позитивное общение. Если вы ищете более научно обоснованные способы помочь другим лучше общаться, эта коллекция содержит 17 проверенных инструментов позитивного общения для практиков.Используйте их, чтобы помочь другим улучшить свои коммуникативные навыки и наладить более глубокие и позитивные отношения.

Сообщение о возвращении домой

Невербальное общение — важный коммуникативный навык. Невербальный опыт помогает донести четкие сообщения и сформировать положительные впечатления. Необязательно быть большим жестом, чтобы что-то изменить. Мягкое поглаживание руки скорбящего друга говорит о многом.

Рассмотрение жизни как серии драматических представлений, как это подразумевают и Шекспир, и Гоффман, может добавить интриги и приключений в улучшение невербального общения.Эти важные навыки помогут нам достичь целей.

Подобно тому, как высокомотивированный актер будет изучать и оттачивать свое мастерство, любой, кто хочет добиться успеха в своей карьере или межличностных отношениях, может изучать и практиковать нюансы невербального общения.

Актеры и ораторы часто практикуют свое мастерство перед зеркалом или на видеопленку, чтобы поразмышлять о своих сильных и слабых сторонах.

Эта статья включает в себя множество ресурсов, которые помогут улучшить невербальные коммуникативные навыки, с множеством доступных дополнительных ресурсов.

Начав с такой простой вещи, как поза, мы выходим со сцены вправо и направляемся к компетенции центральной сцены. Удачи!

Надеемся, вам понравилась эта статья. Если вы хотите узнать больше, не забудьте посетить наш мастер-класс по позитивным отношениям ©. Этот мастер-класс представляет собой полный научно обоснованный шаблон обучения для практиков и тренеров, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы помочь вашим клиентам улучшить их личные и профессиональные отношения, в конечном итоге улучшив их психологическое благополучие.

  • Бехешти, Н. (20 сентября 2018 г.). Сила внимательного невербального общения. Форбс . Получено 26 апреля 2021 г. с сайта https://www.forbes.com/sites/nazbeheshti/2018/09/20/beyond-language-the-power-of-mindful-nonverbal-communication/?sh=6f40b3d71501
  • .
  • Экман П. (2003). Выявленные эмоции: распознавание лиц и чувств для улучшения общения и эмоциональной жизни . Холт в мягкой обложке.
  • Финсет А. и Пикколо Л. Д. (2011).Невербальное общение в клиническом контексте. В М. Римондини (ред.), Коммуникация в когнитивно-поведенческой терапии (стр. 107–128). Springer Science + Business Media.
  • Фредриксон, Б. Л. (2009). Положительность . Издательская группа «Корона».
  • Гоффман Э. (1956). Представление себя в повседневной жизни . Эдинбургский университет.
  • Гоулман Д. (1997). Эмоциональный интеллект . Bantam Trade в мягкой обложке.
  • Гоман, К.К. (26 августа 2018). 5 способов, которыми язык тела влияет на результаты лидерства. Forbes. Получено 1 мая 2021 г. с https://www.forbes.com/sites/carolkinseygoman/2018/08/26/5-ways-body-language-impacts-leadership-results/?sh=5c1b235c536a
  • .
  • Гордон, Дж. (2003). Энергозависимый: 101 физический, умственный и духовный способ наполнить вашу жизнь энергией . Издательская группа Беркли.
  • Хенли, Н. М. (1977). Политика тела: власть, секс и невербальное общение .Саймон и Шустер.
  • Hybels, S., & Weaver, R.L. (2015). Эффективное общение . McGraw-Hill Education.
  • Якобони М. (2008). Подражание людям: новая наука о том, как мы общаемся с другими . Фаррар, Штраус и Жиру.
  • Джонс, Р. (2013). Коммуникация в реальном мире: Введение в коммуникативные исследования . Библиотеки Университета Миннесоты.
  • Келтнер, Д., Заутер, Д., Трейси, Дж., И Коуэн, А.(2019). Выражение эмоций: успехи в базовой теории эмоций. Журнал невербального поведения , 43 (3), 133–160.
  • Кейзер, Х. (21 марта 2014 г.). Почему мы скрещиваем пальцы на удачу? Ментальная нить . Получено 27 мая 2021 г. с https://www.mentalfloss.com/article/55702/why-do-we-cross-our-fingers-good-luck
  • .
  • Кунке, Э. (2012). Язык тела для чайников . Джон Вили и сыновья.
  • Лапакко Д. (2007). Коммуникация на 93% невербальна: городские легенды множатся. Ассоциация коммуникаций и театра Миннесоты Журнал , 34 (2), 7–19.
  • Маклахлан, М. (12 февраля 2010 г.). Стили межкультурного общения: высокий и низкий контекст. Коммуникейд. Получено 10 мая 2021 г. с https://www.communicaid.com/cross-cultural-training/blog/high-and-low-context/
  • .
  • Мехрабиан А. и Феррис С. Р. (1967). Вывод установок из невербального общения по двум каналам. Журнал консалтинговой психологии, 31 (3), 248–252.
  • Наварро Дж. И Карлинс М. П. (2008). Что говорят все . Харпер-Коллинз.
  • Ньюберг, А. М., и Вальдман, М. Р. (2013). Слова могут изменить ваш мозг . Эйвери.
  • Ритцер, Г. (2021 г.). Основы социологии (4-е изд.). МУДРЕЦ.
  • Шелленбаргер, С. (30 января 2018 г.). Ошибки, которые вы делаете в первые миллисекунды встречи. Уолл Стрит Джорнэл . Получено 22 мая 2021 г. с сайта https: // www.wsj.com/articles/the-mistakes-you-make-in-a-meetings-first-milliseconds-1517322312
  • Уолдман М. Р. и Мэннинг К. П. (2017). NeuroWisdom: новая наука о деньгах, счастье и успехе . Диверсионные книги.

Невербальная коммуникация в психотерапии

Психиатрия (Эдгмонт). 2010 июн; 7 (6): 38–44.

Опубликовано в Интернете, июнь 2010 г.,

, MD и, MD

Гретхен Н. Фоули

Доктор Фоули является резидентом четвертого года обучения в Медицинской школе Буншофта государственного университета Райта, факультет психиатрии, Дейтон, Огайо

Джули П. .Джентиле

Д-р Джентиле — адъюнкт-профессор психиатрии и директор службы психического здоровья студентов-медиков в Государственном университете Райта, а также медицинский директор Программы охраны психического здоровья Совета округа Монтгомери.

Полетт М. Гиллиг, доктор медицинских наук, редактор серии

Полетт М. Гиллиг, профессор психиатрии, факультет психиатрии, Медицинская школа Буншофт, Государственный университет Райта, Дейтон, Огайо;

Гретхен Н. Фоули, доктор Фоули, четвертый курс ординатора медицинского факультета Буншофт государственного университета Райта, факультет психиатрии, Дейтон, Огайо;

Автор, ответственный за переписку. АДРЕС ДЛЯ ПЕРЕПИСКИ: Гретхен Н. Фоли, доктор медицины, отделение психиатрии, первый этаж, East Medical Plaza, 627 S. Edwin C. Moses Blvd., Dayton, OH 45408-1461; Телефон: (937) 223-8840. Факс: (937) 223-0758; Электронная почта: [email protected]

ФИНАНСИРОВАНИЕ: Финансирования на разработку и написание этой статьи не было.

РАСКРЫТИЕ ФИНАНСОВОЙ ИНФОРМАЦИИ: У авторов нет конфликта интересов в отношении содержания этой статьи.

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: Примеры, представленные здесь, являются вымышленными и созданы исключительно с целью иллюстрации практических моментов.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Обследование психического статуса является объективной частью любого комплексного психиатрического обследования и имеет ключевое значение для диагностики и лечения. Сюда входят такие элементы, как исходный общий внешний вид и поведение пациента, аффект, зрительный контакт и психомоторное функционирование. Изменения этих параметров от сеанса к сеансу позволяют психиатру собрать важную информацию о пациенте. В психиатрии большое внимание уделяется не только слушанию того, что пациенты говорят устно, но и наблюдению за их взаимодействием с окружающей средой и психиатром.В качестве комплимента психиатры должны знать о своем невербальном поведении и общении, поскольку они могут либо способствовать, либо препятствовать взаимодействию пациента с врачом. В этой статье клинические эпизоды будут использоваться для иллюстрации различных аспектов невербальной коммуникации, которые могут возникать в рамках психотерапии. Осведомленность об этих невысказанных тонкостях может дать психиатру ценную информацию, которую пациент может не пожелать или не сможет выразить словами.

Ключевые слова: невербальное общение, психотерапия, отношения пациент-врач

Введение

По оценкам, от 60 до 65 процентов межличностного общения передается через невербальное поведение. 1 К сожалению, в клинических условиях непропорционально большое внимание уделяется вербальному взаимодействию. 2 Многие невербальные формы поведения являются бессознательными и могут более точно отражать отношение и эмоциональное состояние пациента. 2 Они могут опровергнуть беспокойство пациента по поводу конкретной темы, обсуждаемой в терапии, несмотря на словесные утверждения, что эта тема несущественна и не вызывает дистресс. Критически важно учитывать невербальное поведение пациента при оценке риска причинения вреда себе или другим людям.С другой стороны, невербальное поведение может пролить свет на чувства переноса и контрпереноса между пациентом и врачом.

Невербальное общение

Все невербальное поведение следует интерпретировать в контексте. Кнапп и Холл специально обращаются к проблеме ограниченной подготовки врачей невербальной коммуникации. 3 «Очевидно, что врачи могут использовать такие знания. Однако очень важно, чтобы врачи не только замечали сигналы, но и делали из них соответствующие интерпретации. 3 Невербальные сигналы нельзя интерпретировать в вакууме. Ни одно поведение или жест не означает одно и то же во всех мыслимых контекстах. Например, представьте себе жест руки, когда вы вытягиваете только указательный и средний пальцы, разводите их в стороны в форме буквы V, при этом смыкая остальную руку. Это может означать число, два. В Соединенных Штатах, если ладонь обращена к человеку, использующему этот жест, это означает «победу», а если ладонь обращена к другим, это идентифицируется как символ, означающий «мир».В Англии, однако, американский знак «V» означает победу — это оскорбление с сексуальным подтекстом. В Лондоне вместо этого демонстрация американского знака мира означает победу.

Необходимо учитывать несколько уровней контекста. Во-первых, психиатр должен учитывать среду, в которой происходит взаимодействие. Во время первоначального собеседования пациенты могут казаться озабоченными разговором с совершенно незнакомым человеком о своих проблемах или казаться отвлеченными, поскольку они воспринимают новизну кабинета психотерапевта.Скрещивание рук на груди может означать, что пациент не готов идти по определенному пути исследования; однако в другом случае это может просто указывать на то, что температура в офисе слишком низкая для комфорта. Во-вторых, психиатры должны учитывать типичное состояние конкретного человека и обычное обследование психического статуса. Некоторые люди от природы более выразительны с точки зрения общей анимации, жестов и аффекта. Другие могут тщательно контролировать свои чувства и изменять их.В некоторых культурах действуют разные правила относительно того, когда и в какой степени допустимо выражать определенные эмоции. В-третьих, полезно смотреть на невербальное поведение глобально, а не сосредотачиваться на мелочах. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на каком-то одном жесте, более эффективно и полезно точно интерпретировать несколько действий, которые происходят одновременно. Наконец, психиатр должен размышлять о взаимодействии, происходящем между пациентом и врачом в режиме реального времени. Собственные невербальные действия психиатра могут, в свою очередь, повлиять на поведение пациента.

Clinical Vignette

Миссис Джонс, 44-летняя замужняя женщина, первоначально беспокоила усиление тревожности в течение последних нескольких месяцев.

Миссис Джонс сообщила, что ее беспокоит усиление беспокойства, плохой сон, чувство усталости и снижение способности сосредотачиваться. Ее симптомы были особенно острыми в ее профессиональной обстановке, когда она работала секретарем в загруженном медицинском кабинете. Она решила обратиться за лечением после ссоры с пациентом, с которым она была «очень грубовата», в результате чего одна из практикующих врачей отвела ее в сторону, чтобы спросить, все ли в порядке.Миссис Джонс была искренне удивлена, когда этот врач упомянул, что в последнее время она казалась «раздражительной». Позже, когда она подумала об этом комментарии, она поняла, что она увеличила курение с половины пачки в день до почти полной пачки в день. Она сообщила, что «всегда беспокоила», но никогда раньше не получала психиатрических услуг. Единственным ее опытом применения психотропных препаратов был золпидем (Амбиен®), прописанный ее лечащим врачом после того, как в начале года она пожаловалась на бессонницу.Она признала, что испытывает дискомфорт при посещении психиатра, потому что «вы можете подумать, что я сошла с ума». Во время первой консультации миссис Джонс зрительный контакт был мимолетным, а ее ладонь вспотела после рукопожатия с психиатром. Она выбрала место на кушетке, как можно дальше от психиатра, и положила подушку себе на колени. Ее речь была мягкой и несколько быстрой. Она выглядела нервной, суетливой и продолжала тереть шею сзади. Когда психиатр обратил ее внимание на этот повторяющийся жест, она сообщила о частых головных болях и боли в шее.

Практическое задание: обследование психического статуса

Определение исходного психического статуса. Первоначальное обследование психического статуса может предоставить ценную информацию о пациенте и начинается, когда новый пациент впервые появляется в зоне ожидания. Однако требуется время, чтобы точно определить исходный уровень конкретного человека. На первое впечатление может повлиять тревога по поводу посещения психиатра. Какая осанка у пациента? Пациент нервничает и ерзает или выглядит спокойным и расслабленным? Пациент выглядит подавленным или легко напуганным, например, когда дверь захлопывается? Есть ли нарушение походки, когда пациент входит в офис?

Попав в комнату для интервью, можно наблюдать ряд наблюдаемых невербальных форм поведения, которые позволяют получить информацию о пациенте.Следует обращать внимание на то, где пациент выбирает сесть, позу во время интервью, поддерживается ли зрительный контакт и как пациент реагирует на интерпретации помимо простого словесного подтверждения. Со временем психиатр привыкает к исходному внешнему виду, отношению и поведению пациента. Некоторые из этих невербальных форм поведения могут указать психиатру на постановку конкретного диагноза (). 4

Таблица 1

Примеры невербального поведения в качестве диагностических критериев

Аутистическое расстройство Заметное нарушение взгляда между глазами, выражения лица и положения тела; жесты стереотипны; повторяющиеся моторные манеры
Синдром дефицита внимания и гиперактивности Похоже, что не слушает, когда говорят, легко отвлекается, ерзает, не может оставаться на месте
Состояние интоксикации или отмены психоактивных веществ Конъюнктивальная инъекция с каннабисом; миоз при опиатной интоксикации; слезотечение, ринорея и зевота при отмене опиатов
Шизофрения Плоский аффект, плохой зрительный контакт, аволиция (негативные симптомы), растрепанный вид, непредсказуемое возбуждение, ригидные или странные позы (крайне дезорганизованное или кататоническое поведение)
Большое депрессивное расстройство Психомоторное возбуждение или заторможенность ограничены или притуплены, дисфорический аффект, плаксивость
Посттравматическое стрессовое расстройство Повышенная бдительность, чрезмерная реакция испуга, ограниченный диапазон аффекта
Принципы поведения 5 характеризует основные принципы невербального поведения в трех областях: проксемика, кинезика и параязык.Проксемика относится к тому, как межличностные отношения и поведение меняются расстоянием между двумя людьми. Кинезика включает в себя то, как тело движется. Сюда входят такие элементы, как поза, движения тела, жесты, поведение глаз и мимика. Каждый из них относится к элементам экзамена на психическое состояние в различной форме (например, общий внешний вид и поведение, психомоторное функционирование, зрительный контакт и аффект). Параязык включает в себя другие элементы психического статуса, такие как просодия, темп, ритм, громкость, тон и высота речи. 5

Кнапп и Холл 4 концептуализируют эти базовые элементы аналогичным образом, имея в виду среду общения, которая включает в себя как физические, так и пространственные элементы, физические характеристики человека, движения и положение тела. Они также подразделяют последний элемент на жесты, позу, поведение при прикосновении, мимику, поведение глаз и голосовое поведение. К прикосновениям относятся простые «нервные привычки», в том числе игра тканью или предметами на столе во время сеанса или сцепление рук вместе, а также поведение, предназначенное для уменьшения беспокойства или служащих самоуспокоением, в том числе потирание лба, перекрещивание рук. руки по телу или проведите ладонями по коленям.

В клиническом эпизоде ​​поведение миссис Джонс ясно указывало на то, что она беспокоилась о встрече. Она установила максимальное физическое расстояние между собой и психиатром. Кроме того, она «спряталась» за подушкой как своего рода защитным барьером и с трудом выдерживала зрительный контакт.

Было бы благоразумно посмотреть, изменится ли поведение, подобное тому, которое проиллюстрировано на примере случая, после того, как пациенту станет более комфортно с психиатром.Если они не исчезнут с течением времени, психиатр может заключить, что этот уровень тревоги на самом деле является исходным психическим состоянием пациента. Комментарии к поведению миссис Джонс, когда она трет шею, вызвали отчет о мышечном напряжении и дополнительно подтвердили предварительную оценку психиатра.

Продолжение клинической картины

Миссис Джонс сначала не могла определить причину ухудшения своего беспокойства. «Я не знаю, почему я так взволнована», — ответила она, когда ее спросили. Когда психиатр спросил о серьезных жизненных изменениях или факторах стресса, она настояла на том, что ничего особенного не беспокоит ее, и скрестила руки на груди, застегивая при этом кардиган.Миссис Джонс описала свое детство как «нормальное» и «хорошее» и отрицала любые случаи жестокого обращения, травм или пренебрежения. Она сообщила об относительно стабильном браке в течение последних 24 лет и сказала, что в последнее время не наблюдалось увеличения числа семейных конфликтов. Она охарактеризовала своего мужа как «благосклонного» и не жаловалась на их отношения, но избегала зрительного контакта, когда ее брак был темой обсуждения. У нее было двое детей: 17-летний сын, который готовился к выпуску из средней школы в течение нескольких месяцев, и 24-летняя дочь, которую зачислили в аспирантуру, расположенную в нескольких штатах.Миссис Джонс сообщила о близких и неконфликтных отношениях с ними обоими. Психиатр отметила, что почти каждый раз, когда ее сын поднимал вопрос, миссис Джонс вынимала из кармана зажигалку и крутила ее в руке. Дальнейшие исследования показали, что он планировал поступить в армию после окончания учебы, и миссис Джонс не поддержала это решение.

Практическое задание: экзамен по изменению психического статуса

Когда аспекты экзамена по психическому статусу меняются, важно, чтобы психиатр исследовал это дальше, чтобы определить значимость отклонения от исходного уровня.Всегда следует отмечать отклонение от нормального исходного внешнего вида и поведения пациента. Именно потому, что невербальное общение часто бывает бессознательным, такое поведение может быть более точным отражением внутреннего эмоционального состояния пациента. 2 Изменения невербального поведения, происходящие во время терапевтического взаимодействия, могут предупредить психиатра о том, что пациент еще не может терпеть обсуждение конкретной проблемы.

В случае с миссис Джонс всякий раз, когда упоминались ее супружеские отношения, возникала сильная невербальная реакция.Уменьшение зрительного контакта миссис Джонс, скрещивание рук и застегивание молнии на свитере буквально служат тому, чтобы отгородиться от психиатра. Несмотря на отрицание каких-либо опасений по поводу ее брака, психиатр на основании ее поведения пришел к выводу, что в этой теме было что-то угрожающее пациенту. Возможно, миссис Джонс будет более открыта для обсуждения этого в будущем. В других случаях невербальное поведение может помочь психиатру обратиться к проблеме, требующей дальнейшего изучения, даже если пациент заявляет, что затронутая тема не важна или неуместна.

В этом эпизоде ​​прикосновение к зажигалке было индикатором дискомфорта, поскольку курение — один из способов, которыми миссис Джонс пыталась справиться со своим беспокойством.

Настроение против аффекта: конгруэнтно или неконгруэнтно

Другой аспект исследования психического статуса включает сравнение заявленного настроения пациента с его или ее воспринимаемым аффектом. Если пациент заявляет, что он или она чувствует себя «подавленным», выглядит грустным, плачущим и не заинтересованным в поддержании личного ухода, а также демонстрирует психомоторную отсталость, психиатр приходит к выводу, что аффект соответствует заявленному настроению.И наоборот, если человек заявляет, что чувствует себя «подавленным», но выглядит нормальным, улыбающимся, смеющимся и восторженно интерактивным, можно сделать вывод, что аффект несовместим с заявленным настроением. Это не обязательно означает, что рассматриваемый пациент не чувствует себя подавленным, но психиатр должен принять во внимание несоответствие и продолжить исследование посредством интервью и постоянного наблюдения за пациентом.

Невербальное поведение очень похоже. Иногда выражение лица, внешний вид, зрительный контакт и движения тела соответствуют словесному выражению пациента.С другой стороны, невербальное поведение может посылать противоположное или неконгруэнтное сообщение относительно вербального общения пациента. Эти несоответствия могут отражать бессознательные чувства или невысказанные мысли пациента и требуют дальнейшего изучения для проведения эффективной психотерапии. Несоответствующий или притупленный аффект и дезорганизованное поведение, часто наблюдаемые у пациентов с шизофренией, затрудняют для психиатра точное понимание внутренних эмоциональных переживаний пациента.

Невербальное поведение может иметь решающее значение для выявления и оценки риска опасности для себя или других. Пациент, который отрицает факт самоповреждения в анамнезе, но имеет множественные линейные шрамы на предплечьях, считается подверженным повышенному риску самоповреждения или случайного самоубийства. Пациент, который расстроен из-за того, что его принудительно положили в больницу, может проявить свой гнев невербальным поведением. Он или она может повысить громкость голоса, сжать челюсти и сжать руки в кулаки.Психиатр может распознать это как признаки возбуждения и предпринять упреждающие действия, чтобы предотвратить обострение ситуации. Если у пациента также расширены зрачки и наблюдается потливость, это может дополнительно предупредить психиатра о повышенном риске импульсивного или агрессивного поведения.

Клинический эпизод (продолжение)

В ходе психотерапии миссис Джонс стала более комфортно проводить сеансы. Ее зрительный контакт улучшился, а нервозность уменьшилась. Она стала сидеть на краю кушетки поближе к психиатру.Во время одной встречи миссис Джонс спонтанно рассказала больше о своей ситуации с работой. Она много лет проработала в одном медицинском кабинете. Это была напряженная практика, и она получала огромное удовольствие от своей работы до последних нескольких месяцев. Описывая свою работу, она выглядела счастливой и взволнованной, пока не заявила, что недавно к персоналу присоединился новый врач-мужчина. В этот момент выражение лица миссис Джонс изменилось, и она казалась подавленной. Психиатр также отметил, что она вернулась к своим тревожным манерам, которые наблюдались при первом обращении, поэтому психиатр пригласил г-жуДжонс, чтобы обсудить то, чем ей удобно делиться.

Миссис Джонс указала, что новый врач флиртовал с ней, и это доставляло ей дискомфорт. В одном случае врач сделал ей незапрошенный массаж шеи. Она сообщила, что в то время чувствовала себя «замороженной и запертой». Миссис Джонс не ответила взаимностью на чувства этого врача, но не знала, как справиться с нежелательным вниманием, не создавая проблем в офисе. Однажды она сказала врачу, что ей это неинтересно, но он пошутил и, похоже, не воспринял ее опасения всерьез.Когда миссис Джонс делилась этой информацией с психиатром, ее голос стал мягким и кротким. Миссис Джонс приложила руку к брови, прикрыла одну сторону лица, посмотрела в пол и замолчала нехарактерно. Психиатр поинтересовался, не стыдно ли ей общаться с этим врачом. Миссис Джонс сразу же заплакала и призналась, что никогда никому не рассказывала о флирте. Она чувствовала себя очень виноватой за то, что не рассказала мужу о взаимодействиях на работе.Вдобавок миссис Джонс чувствовала, что она, должно быть, сделала что-то, чтобы «навести его», поскольку врач продолжал такое поведение, несмотря на ее неинтересность. Она сообщила, что проблемы на ее работе напомнили ей об инциденте в подростковом возрасте, когда она подверглась сексуальному насилию со стороны бойфренда после попытки разорвать отношения. «Тогда это была моя вина, и теперь это моя вина».

Практический совет: важная информация, раскрываемая посредством невербального поведения

Невербальное поведение, в частности, мимика и параязык, могут раскрыть важную информацию, относящуюся к аффективному состоянию пациента.

Выражение лица. Выражение лица — одно из самых простых невербальных форм поведения для идентификации и интерпретации, а также один из наиболее изученных элементов невербального общения. Экман и Фризен 6 определили несколько выражений эмоций на лице, которые относительно схожи и легко распознаются в разных культурах. Шесть классических эмоций, которые признаются и понимаются представителями большинства культур, — это удивление, страх, отвращение, гнев, счастье и печаль. 7 Экман и Фризен позже разработали атлас лица, в котором перечислены все мускулы лица и их роль в каждом из этих эмоциональных состояний (). Эта информация является основой системы кодирования, используемой для классификации выражений лица в исследовательских целях. 8 В клинической практике способность распознавать и различать похожие выражения (например, страх и печаль или отвращение и гнев) важна при лечении алекситимических пациентов, которым трудно выразить свое эмоциональное состояние.Изучение выражения лица было дополнительно усовершенствовано с целью обнаружения эмоциональной «утечки» с помощью очень тонких «микровыражений» или мимолетных, непроизвольных, невербальных лицевых индикаторов эмоции, которую кто-то пытается скрыть, добровольно демонстрируя другое аффективное состояние. 8

Таблица 2

Универсальные выражения эмоций на лице

Сюрприз Челюсть опускается, рот открывается без напряжения; глаза широко открываются; брови приподняты, высокие и изогнутые; морщины на лбу по горизонтали
Страх Губы напрягаются, растягиваются и отводятся назад; глаза открыты, нижнее веко напряжено, а верхнее — поднято; брови приподняты, сдвинуты близко друг к другу; морщины на лбу только по центру по горизонтали
Отвращение Поднимается верхняя губа и складывается морщинка на носу; нижнее веко движется вверх; брови опущены
Злость Губы плотно сомкнуты; веки напряжены; брови опущены и сближены; между бровями вертикально появляются морщинки
Счастье Углы губ подтягиваются вверх, носогубные складки становятся заметными; нижнее веко приподнимается, вокруг глаз появляются морщинки
Печаль Губы дрожат или уголки опускаются вниз; глаза могут слезиться; внутренние брови приподняты и часто сближены

Паралингв. Параязык тоже показателен. Так же, как есть выражения лица, которые кажутся понятными для всех, так и выраженные голосом эмоции легко распознаются представителями разных культур. 9 Фактически, человек часто может определить соответствующее эмоциональное состояние говорящего, когда произносимые слова не имеют контекстуальной связи с выражаемой эмоцией, даже если слова произносятся на иностранном языке. 10 В исследовании Пелла 10 испаноязычных (и одноязычных) слушателей из Аргентины точно определили эмоцию радости в 89 процентах случаев и чувство гнева в 81 процентах случаев, когда произносились «псевдо-высказываниями», которые представляют собой бессмысленные слова, смоделированные по образцу испанских лингвистических свойств, которые удаляют любое содержание или контекстные подсказки, с помощью которых можно идентифицировать эмоцию. 10 Более того, те же слушатели также довольно успешно распознавали эмоции говорящих на других языках. Фактически, 77 процентов слушателей правильно определили чувство гнева, когда слова были сказаны на немецком языке, 74 процента точно определили печаль, сказанную на английском языке, и 77 процентов правильно определили печаль, когда говорили на арабском языке. 10

Психиатр может полагаться как на визуальный (т.Однако бывают случаи, когда та или иная переменная отсутствует в уравнении. Например, невербальный пациент по-прежнему сможет выразить состояние чувств с помощью мимики или жестов рук. Также существуют взаимодействия между пациентом и врачом, при которых отсутствует возможность увидеть пациента. Если пациент заявляет, что он не злится во время телефонного разговора с психиатром, но его голос становится громче и становится более резким, врач может обоснованно сделать вывод, что пациент чем-то злится, но не может или не желает его распознать. эмоциональное состояние или неохотно делится своими истинными чувствами в этот момент.

В эпизоде ​​миссис Джонс продемонстрировала значительный и быстрый сдвиг в выражении лица от счастливого к грустному, когда возникла тема нового врача-мужчины в ее кабинете. Психиатр заметил это, а также возвращение ее беспокойства и мягко посоветовал миссис Джонс поделиться тем, что у нее на уме. Миссис Джонс тогда выглядела пристыженной и смущенной, на что указали ее опущенные глаза и то, что она закрыла лицо, однако она не могла свободно говорить об этом эмоциональном состоянии, о чем свидетельствовало ее молчание.И снова психиатр распознал изменение ее невербального поведения и сделал интерпретацию, касающуюся видимого аффекта пациентки. Это помогло миссис Джонс поделиться более подробной информацией о ситуации на работе, а также о травмирующем прошлом событии, которое, вероятно, оказало значительное влияние на то, как она чувствовала себя и как справлялась с трудным положением, с которым она столкнулась.

Невербальное поведение психиатра и ценность видеозаписей и записей процесса. В случае виньетки миссис.Джонс, когда лечащий психиатр рассмотрел детали предыдущего приема, обратившись к протоколам и видеозаписи этого сеанса, она пришла к выводу, что психотерапия застопорилась. Когда миссис Джонс упомянула тему сексуального насилия в прошлом, лечащий психиатр заметил, что ей самой было неудобно, слегка откинулся на спинку стула и скрестил руки и ноги. Сразу после этого миссис Джонс резко сменила тему, заявив: «Но вы не хотите слышать обо всем этом.

Размышляя о собственном поведении, лечащий психиатр поняла, что она не комментирует это, и впоследствии миссис Джонс обсуждала более поверхностные темы. Она отметила, что миссис Джонс выглядела значительно менее оживленной и вовлеченной в сеанс после того, как тема перешла к более приземленным событиям.

Психиатр размышляла о том, что она чувствовала во время этого конкретного сеанса. Она поняла, что не знала, как исследовать сексуальное насилие в тот момент, потому что пациентка казалась неудобной.Она подумала, не проецировала ли она свои собственные опасения и дискомфорт по поводу обращения к такой вызывающей беспокойство теме на миссис Джонс. Психиатр осознал, что она не ответила устно на комментарий миссис Джонс о нежелании слышать дополнительную информацию о сексуальном насилии, но невербально сообщила о своей тревоге. Психиатр не осознавал, что пациент реагировал на собственный дискомфорт психиатра и соответствующее невербальное поведение.

Практический совет: невербальное поведение психиатра

Невербальное поведение психиатра сильно влияет на диалог в психотерапии.Подобно тому, как психиатр наблюдает за пациентом в офисе, пациент наблюдает за психиатром. Невербальное поведение играет важную роль в установлении терапевтического альянса при любом взаимодействии пациента и врача. В условиях психотерапии критически важно наладить взаимопонимание между пациентом и психиатром. Раппорт — это важная основа, которая должна быть заложена между обеими сторонами, чтобы они продолжали строить прочный терапевтический альянс, в котором они могли бы работать вместе для достижения общих целей.На раппорт влияют три невербальных элемента поведения: внимательность, позитивно-негативность и координация. 11

Внимательность. Внимательность — это способность каждого человека фокусировать внимание на взаимодействии, происходящем между пациентом и психиатром здесь и сейчас. 11 Очевидно, если пациент чувствует, что психиатр отвлекается или не интересуется тем, что он говорит, это подрывает взаимопонимание. Психиатр может проявлять интерес к пациенту, уделяя пристальное внимание разговору и поощряя дальнейшее общение с помощью невербального поведения, такого как зрительный контакт и кивание.

Положительность-отрицательность. Позитивность-негативность относится к тому, как взаимодействующие люди реагируют друг на друга. 11 Наслаждаются ли они обществом друг друга и демонстрируют ли это невербальным поведением, таким как улыбка, смех, наклоны вперед в креслах и открытые позы? Или они чувствуют себя некомфортно друг с другом и демонстрируют безразличие или враждебность и создают физическую дистанцию ​​или барьеры между собой?

Координация. Координация означает сходство невербального поведения пациента и психиатра. 11 Это можно концептуализировать, подумав о том, как один человек отражает поведение другого. Примеры включают установление зрительного контакта в один и тот же момент, ответную улыбку или принятие и изменение положения в тандеме с пациентом.

В клиническом эпизоде ​​психиатр бессознательно показал сигналы дискомфорта, которые опознала миссис Джонс, даже несмотря на то, что не было сказано ни одного слова по этому поводу.Хотя пациент, читавший невербальную коммуникацию психиатра, мог быть сознательным или бессознательным, это, вероятно, способствовало комментарию пациента о том, что психиатр не хочет больше слышать о прошлом сексуальном насилии. Более того, психиатр упустил эмпатическую возможность перегруппироваться и заверить пациентку в том, что она открыта для того, чтобы выслушать все, чем миссис Джонс хотела бы поделиться. Благодаря тщательному просмотру записей процесса и видеозаписи лечащий психиатр узнал об этом и смог использовать эту информацию на последующих сессиях, облегчая пациенту изучение прошлого жестокого обращения при следующей подходящей возможности.

Заключение

Невербальное поведение вносит значительный вклад во все межличностные взаимодействия, но, к сожалению, часто является лишь периферийной областью внимания в психотерапевтической среде. Хотя внимательное слушание пациента, очевидно, является фундаментальным аспектом психотерапии, можно получить дополнительную диагностическую и терапевтическую информацию, наблюдая за невербальным поведением пациента. Невербальные сигналы могут предупредить психиатра о важных аффективных состояниях, которые в противном случае можно было бы упустить из виду или отрицать.Они также могут помочь определить, насколько пациенту комфортно с данной темой обсуждения. Затем эту информацию можно использовать для проведения психотерапии, чтобы она была терпимой и терапевтической для пациента. Осознание нашего собственного невербального поведения и того, как оно может повлиять на взаимодействие с пациентами, играет ключевую роль в улучшении нашей способности устанавливать взаимопонимание и поддерживать прочный терапевтический альянс.

Информация для авторов

Гретхен Н. Фоули, доктор Фоули, четвертый год проживает в Медицинской школе Буншофта государственного университета Райта, факультет психиатрии, Дейтон, Огайо.

Джули П. Джентиле, доктор Джентиле, адъюнкт-профессор психиатрии и директор службы психического здоровья студентов-медиков в Государственном университете Райта, а также медицинский директор Программы психического здоровья Совета округа Монтгомери по проблемам развития.

Ссылки

1. Бургун Дж. К., Герреро Л. К., Флойд К. Невербальная коммуникация. Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон; 2009. [Google Scholar] 2. Филиппот П., Фельдман Р., Коутс Э. Роль невербального поведения в клинических условиях.В: Филиппот П., Фельдман Р., Коутс Э., редакторы. Невербальное поведение в клинических условиях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2003. С. 3–13. [Google Scholar] 3. Кнапп М.Л., зал JA. Невербальная коммуникация в человеческом взаимодействии, седьмое издание. Уодсворт, Канада: Cengage Learning; 2010. [Google Scholar] 4. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание, редакция текста. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press Inc; 2000. [Google Scholar] 5.Shea SC. Психиатрическое интервьюирование: искусство понимания, второе издание. Филадельфия, Пенсильвания: Сандерс; 1998. [Google Scholar] 6. Экман П., Фризен В.В. Константы в разных культурах в лице и эмоциях. J Personal Soc Psychol. 1971. 17 (2): 124–129. [PubMed] [Google Scholar] 7. Экман П., Фризен В.В. Разоблачение лица. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл Инк .; 1975. [Google Scholar] 9. Шерер К.Р., Банс Р., Уолкботт Х. Эмоциональные помехи от вокального выражения коррелируют между языками и культурами.J Cross-Cultur Psychol. 2001; 32: 76–92. [Google Scholar] 10. Пелл, доктор медицины, Монетта Л., Паульманн С., Коц С. Распознавание эмоций на иностранном языке. J Негласное поведение. 2009; 33: 107–120. [Google Scholar] 11. Tickle-Degnen L, Gavett E. Изменения невербального поведения во время развития терапевтических отношений. В: Филиппот П., Фельдман Р., Коутс Э., редакторы. Невербальное поведение в клинических условиях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2003. С. 75–110. [Google Scholar]

невербальных сигналов и коммуникации — Психология

Введение

Задолго до того, как люди стали общаться вербально, то есть посредством слов, они общались невербально, посредством жестов, звуков, дистанцирования, прикосновения и всех дополнительных средств передачи сообщений, кроме самих слов.Эти невербальные средства выражения и интерпретации обычно анализируются в соответствии с отдельными системами кодирования (например, кинезикой, вокаликой, проксемикой), которые передают невербальные сообщения через функции, которые невербальные сигналы выполняют в сочетании (например, выражают эмоции, управляют разговорами) или через их роль в конкретных приложениях и контекстах (например, взаимодействие врача и пациента, социальные сети, управление конфликтами). Также критически важными для анализа невербальных сигналов являются эволюционные, биологические, социальные и культурные влияния, которые определяют то, как невербальные сигналы отображаются и понимаются.Исследования, проведенные в конце 20-го и начале 21-го веков, показали, что для большинства коммуникативных функций невербальные сигналы имеют больший вес, чем вербальные сигналы при передаче значения. Таким образом, понимание человеческого общения требует глубокого понимания места невербальных сигналов при отправке и получении сообщений.

Общие обзоры

Несколько дисциплин предлагают взгляды на невербальную коммуникацию, центральными из которых являются психология, коммуникация, антропология и лингвистика.Несмотря на то, что невербальные подсказки являются предметом многочисленных популярных (отраслевых) книг и веб-сайтов, цитируемые здесь работы ограничиваются авторитетными материалами, созданными учеными с признанным опытом невербальной коммуникации. Включены четыре учебника (Andersen 2008; Burgoon и др. 2010; Knapp and Hall 2010, Remland 2009) и одно руководство (Manusov and Patterson 2006) с разными подходами и разным уровнем подготовки. Это, конечно, самые исчерпывающие работы. Они различаются по степени охвата различных кодов (форм) и функций (целей) невербального общения, а также факторов, таких как биология, культура и пол, которые влияют на невербальное общение.Burgoon и др. 2010 год — третье издание первого учебника, исследующего невербальную коммуникацию с функциональной (то есть коммуникативной цели невербальной коммуникации) точки зрения. Также включены главы справочника Burgoon, et al. 2011, в котором дается легко усваиваемый обзор текущих теорий и программ исследований, и DePaulo and Friedman 1998, в котором рассматриваются как декодирующие, так и выразительные стороны невербального поведения с социально-психологической точки зрения. Герреро и Хехт 2008 предлагает обширную коллекцию отрывков из классических и новых произведений по всему спектру невербальных коммуникационных тем.Оставшаяся статья, Mehrabian 2007, является одной из первых научных книг, в которых представлена ​​связная модель кодирования и декодирования безмолвных сообщений. Более узкий по своему охвату трехмерный подход Мехрабиана к невербальным сообщениям остается влиятельным в начале 21 века.

  • Андерсен, Питер А. 2008. Невербальная коммуникация: формы и функции . 2-е изд. Лонг-Гроув, Иллинойс: Waveland.

    Этот вводный учебник охватывает коды невербальной коммуникации (кинезика, внешний вид, тактильные ощущения, проксемика) и коды, обозначенные как контекстные коды (вокальные, средовые и обонятельные сигналы).В других главах показано, как невербальное общение связано с эмоциональным состоянием и используется для влияния на других и обмана. Также представлены фундаментальные силы пола и культуры.

  • Бургун, Джуди К., Лаура К. Герреро и Кори Флойд. 2010. Невербальное общение . 3-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

    Этот текст определяет невербальную коммуникацию, исследует биологические и культурные силы и описывает семь кодов (внешний вид, кинезика, вокализация, тактильные ощущения, проксемика, артефакты, хронемика).Остальные рассматривают коды взаимозависимо, поскольку они выполняют эти функции: социальное познание и формирование впечатлений, управление идентичностью, эмоциональное выражение, реляционное общение близости, общение о доминировании и власти, разговорный менеджмент и обман.

  • Бургун, Джуди К., Лаура К. Герреро и Валери Манусов. 2011. Невербальные сигналы. В Справочник межличностного общения SAGE . 4-е изд. Под редакцией Марка Л. Кнаппа и Джона А.Дейли, 239–280. Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.

    В этой главе представлен обзор исследований невербальной коммуникации в межличностных контекстах, резюмируя результаты исследования, относящегося к идентификации и управлению идентичностью, формированию впечатления, эмоциональному выражению и управлению, реляционному общению и управлению отношениями (включая интимность, доминирование и ухаживания). ) и обман. Акцент делается на исследованиях начала 21 века. Содержит обширную библиографию по теории и исследованиям в межличностном контексте.

  • ДеПауло, Белла М. и Ховард С. Фридман. 1998. Невербальное общение. В Справочник по социальной психологии . Vol. 2. 4-е изд. Под редакцией Дэниела Т. Гилберта, Сьюзен Т. Фиск и Гарднер Линдзи, 3–40. Бостон: Макгроу-Хилл.

    Эта всеобъемлющая глава справочника рассматривает как выражение, так и восприятие невербального поведения, изучая его в контексте самовосприятия, самопрезентации, межличностных ожиданий, динамики разговора, социального влияния и обмана.

  • Герреро, Лаура К. и Майкл Л. Хехт, ред. 2008. Читатель невербального общения: классические и современные чтения . 3-е изд. Лонг-Гроув, Иллинойс: Waveland.

    В этом отредактированном томе представлены классические чтения и более свежие чтения, некоторые из которых написаны специально для этого сборника, а другие взяты из опубликованных статей. Включены чтения, охватывающие определения, методы исследования и невербальные навыки. Во втором разделе рассматриваются различные невербальные коды (например,г., внешний вид, прикосновение, время). Третий раздел посвящен эмоциям, власти и обману. Книга заканчивается популярными коммуникативными теориями адаптации.

  • Кнапп, Марк Л. и Джудит А. Холл. 2010. Невербальная коммуникация в человеческом взаимодействии . 7-е изд. Бостон: Wadsworth Cengage.

    Этот популярный учебник, составленный в соавторстве с двумя новаторами невербальных ученых, предлагает всеобъемлющий, научный и легко читаемый подход. Главы относятся к биологическим корням; невербальные навыки; влияние окружающей среды, пространства и территории; физические характеристики коммуникатора; и поведение коммуникатора, с отдельными главами, посвященными глазам, лицу, жестам / позам, внешнему виду, прикосновениям и голосу.В меньшей степени обсуждаются конкретные невербальные контексты.

  • Манусов, Валери и Майлз Л. Паттерсон, ред. 2006. Справочник SAGE по невербальной коммуникации . Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.

    Это пособие для выпускников, отредактированное двумя ведущими невербальными учеными, состоит из пяти частей, начиная с основополагающего исторического, теоретического и методологического материала и отношения к вербальному общению. Часть 2 посвящена биологическим, культурным, личностным, гендерным, возрастным и медийным факторам.Часть 3 охватывает семь функций. Часть 4 изучает контексты (например, обучение, близкие отношения, группы, компьютерное общение). В Части 5 кратко излагаются основные проблемы и дается прогноз на будущее.

  • Мехрабиан, Альберт. 2007. Невербальное общение . Пискатауэй, Нью-Джерси: Алдин.

    Этот новый подход к семантическому пространству для выражения и понимания невербальной коммуникации фокусируется на трех измерениях: позитивность; потенция или статус; и отзывчивость «безмолвных сообщений».В главах рассматриваются неявные невербальные сообщения, особенно эмоциональные и основанные на отношениях, а также вербальные сообщения, отражающие «вербальную непосредственность». В приложениях представлена ​​система кодирования и личностные характеристики, относящиеся к выражению аффекта.

  • Ремланд, Мартин С. 2009. Невербальное общение в повседневной жизни . 3-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

    В этом вводном томе некоторые теории сочетаются с многочисленными практическими приложениями. За разделом об основах следуют главы, посвященные кодам, включая жесты, мимику, поведение глаз, внешний вид, прикосновение, голос и пространственные отношения при личном общении.Раздел приложений посвящен общению на рабочем месте, близким отношениям и публичным выступлениям.

к началу

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Как подписаться

Oxford Bibliographies Online доступен по подписке и постоянному доступу к учреждениям. Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

Психология вербальной и невербальной коммуникации — Видео и стенограмма урока

Вербальное общение

Вербальное общение — это использование слов и звуков для выражения себя другому человеку. По сути, это относится к звукам, которые исходят из вашего рта, передавая слова, которые создадут диалог, в котором вы будете общаться с другими. При общении на устной основе вы будете концентрироваться только на словах, которые говорит человек, что поможет вам понять его потребности и идеи.Вербальное общение должно быть эффективным, поэтому давайте посмотрим, как мы можем улучшить наше вербальное общение.

Начиная разговор с другими людьми, неплохо понаблюдать за тем, как вы начинаете разговор. Это называется открытием общения. Например, вы, вероятно, здороваетесь с друзьями иначе, чем с директором школы. Мы можем начать разговор с друзьями менее формально, сказав «как дела?» Или «как дела?», Но, обращаясь к незнакомому человеку или пожилому человеку, мы обычно говорим «доброе утро» или просто «привет».«Важно, чтобы при устном общении мы общались надлежащим образом, поскольку вступительное заявление будет определять то, как человек реагирует на наши слова и остальную часть разговора.

Четкость речи также имеет первостепенное значение при устном общении. При общении с окружающими важно не бормотать и говорить четко. Это позволяет вашим друзьям, учителям и родителям четко понимать, о чем вы говорите. Например, ваши друзья могут понимать сленговые слова.Однако ваши родители, бабушки и дедушки могут быть не настолько модными, чтобы использовать сегодняшние сленговые слова. Всегда думайте о своей аудитории при общении с другими и убедитесь, что они могут ясно понимать слова, которые вы используете.

Всегда оставайтесь сосредоточенными во время разговора и убедитесь, что слова, которые вы используете, соответствуют разговору. Например, придерживайтесь темы того, о чем вы говорите, чтобы собеседник не запутался. Переключение тем без предупреждения может сбить с толку получателя, поэтому старайтесь общаться эффективно и не сбивайтесь с пути.

Невербальное общение

Невербальное общение относится к телесным жестам и действиям, которые человек демонстрирует во время разговора. Невербальное общение всегда происходит при общении с людьми лицом к лицу. Согласно исследованиям, эксперты говорят, что невербальное общение даже более важно, чем вербальное общение, просто потому, что до 90 процентов нашего общения заключается не в словах, которые мы говорим, а в действиях, которые мы используем.

При разговоре с друзьями есть вероятность, что вы будете смотреть им в глаза во время разговора.Устанавливая зрительный контакт, мы также принимаем их невербальные сигналы. Например, мы можем определить, счастливы ли наши друзья, грустны, удивлены или зол, просто взглянув на их выражения лиц или язык тела. Поскольку невербальные сигналы являются наиболее важным аспектом общения, нам необходимо определить, как мы можем определить чье-то поведение, основываясь не только на том, что они говорят, но и на том, как они это говорят. Давайте посмотрим, как невербальные сигналы играют роль в наших разговорах.

Во-первых, способность читать выражения лица и язык тела зависит от уровня эмоционального и социального интеллекта человека.Некоторые люди очень осведомлены и очень хорошо читают невербальные сигналы, а другие нет. Например, определенные расстройства и медицинские условия могут заставлять людей бороться с социальными сигналами и взаимодействиями.

Еще один фактор, влияющий на невербальное общение, — это культура. Таким образом, при общении всегда важно помнить о чьей-либо культурной среде. Хорошим примером этого может быть зрительный контакт. Ваши родители когда-нибудь говорили вам, что всегда полезно смотреть на человека, когда вы с ним разговариваете? Что ж, в США это правда.Однако в других культурах это не всегда так. На Ближнем Востоке и в некоторых азиатских культурах зрительный контакт можно рассматривать как признак неуважения.

Знаете ли вы, что мы всегда показываем невербальные сигналы, о которых не подозреваем? Вспомните свой последний разговор с друзьями или родителями и подумайте о действиях, которые вы, возможно, совершили. Например, если вы постоянно смотрите на часы во время разговора, это может сигнализировать собеседнику о том, что вы торопитесь или не интересуетесь тем, что он говорит.Часто мы не замечаем поведения, которое проявляем во время разговора, поэтому будьте начеку и осознавайте эти моменты.

Краткое содержание урока

Общение — важная тема, которая переплетается в нашей повседневной жизни, будь то общение с друзьями, родителями или учителями в школе. Есть два основных компонента общения: вербальный и невербальный. Вербальное общение фокусируется на словах, которые мы говорим, побуждая нас осознавать, какие слова мы выбираем и как мы начинаем разговор с аудиторией, с которой мы говорим.Открытое общение, ясность речи и сосредоточенность — все это аспекты вербального общения.

Невербальное общение позволяет нам осознавать свой язык тела и выражения лица, что делает этот стиль общения на 90 процентов более важным, чем слова, которые мы произносим. При общении с другими важно практиковать осознанность, в том числе осознавать культуру другого человека и уровень эмоционального или социального интеллекта, а также наши собственные невербальные сигналы, которые мы можем не осознавать, что отображаем.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

журналов по психопатологии | Insight Medical Publishing

Импакт-фактор журнала: 2,3 *

Индекс Коперника Значение: 87.25

Acta Psychopathologica — это рецензируемый журнал с открытым доступом, который вносит значительный вклад в основные области психологии. Этот журнал помогает психотерапевтам, которые сталкиваются со сложностями и противоречиями наряду с передовыми аспектами психопатологических дисфункций и психиатрической диагностики.

Acta Psychopathologica специализируется на темах, связанных с психопатологией депрессии, психопатологией взрослых, детской психопатологией, психологией гипноза, криминальной психопатологией, клинической психопатологией, психопатологией развития, психопатологией биполярного расстройства, пироманией, психогенным тремором, парано-психической дисфункцией личности, нейропсихиатрической параличом , Психопатологическое расстройство, Психопатология нервной анорексии.

Целью этого журнала является публикация высококачественных статей по смежным аспектам психологии и психопатологии, которые могут улучшить результаты для людей, страдающих психическими расстройствами, и, кроме того, смягчить проблемы, связанные с психологией во всем мире.

Отправьте новую рукопись по телефону:

www.imedpub.com/submissions/acta-psychopathologica.html

Отправьте в виде вложения по электронной почте в редакцию по адресу [электронная почта]

Психиатрическая диагностика

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM) — официальное руководство по диагностике психических расстройств.Он служит справочником для ряда специалистов в области здоровья и психического здоровья.

Некоторые примеры DSM: • Большое депрессивное расстройство • Биполярные расстройства • Дистимия • Шизофрения • Пограничное расстройство личности • Нервная булимия • Фобии • Пиромания.

Связанные журналы психиатрической диагностики
Неврология и клинические исследования, Международный журнал нейрореабилитации, Acta Psychopathologica, Журнал психического здоровья, Журнал молекулярной психиатрии, Журнал медицинской этики, Журнал психологии в Африке, Журнал консалтинговой и клинической психологии, Журнал прикладной психологии, Журнал клинической психиатрии, Журнал общественного психического здоровья.

Психопатология депрессии

Большое депрессивное расстройство — это расстройство настроения, определяемое симптомами потери мотивации, пониженного настроения, недостатка энергии и мыслей о самоубийстве. Биполярные расстройства — это расстройства настроения, характеризующиеся депрессивными и маниакальными эпизодами различной продолжительности и степени.

Симптомы включают:

Усталость или потеря энергии

Чувство никчемности или вины

Нарушение концентрации внимания, нерешительность

Беспокойство или чувство заторможенности

Связанные журналы психопатологии депрессии
Неврологические расстройства, Клиническая депрессия, Acta Psychopathologica, Депрессия и тревога, Журнал экспериментальной психопатологии, Журнал аффективных расстройств, Журнал аномальной и социальной психологии, Журнал расстройств настроения, Международный журнал психоанализа Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии.

Психология гипноза

Гипноз — это терапевтическая техника, при которой врачи делают рекомендации людям, прошедшим процедуру, призванную расслабить их и сосредоточить внимание.

Хотя это противоречиво, но большинство клиницистов теперь согласны с тем, что это может быть мощная и эффективная терапевтическая методика для широкого спектра состояний, включая боль, тревогу и расстройства настроения. Гипноз также может помочь людям изменить свои привычки, например бросить курить.Гипноз обычно выполняется с помощью терапевта с использованием словесного повторения и мысленных образов.

Связанные журналы психологии гипноза

Американский журнал клинического гипноза, Acta Psychopathologica, Международный журнал клинического и экспериментального гипноза, гипноза и экспериментальной психологии, Европейский журнал клинического гипноза, журналы психологии гипноза, современного гипноза и комплексной терапии.

Психопатология взрослых

Психопатология взрослых специализируется на психопатологии и поведенческих, когнитивных и эмоциональных расстройствах у взрослых.Изучаются поведенческие, когнитивные, социально-эмоциональные, нейробиологические, поведенческие и молекулярно-генетические подходы, а также нейровизуализационные подходы.

Связанный журнал психопатологии взрослых

Международный журнал школьной и когнитивной психологии, клинической и экспериментальной нейроиммунологии, Американский журнал психиатрии, Британский журнал психиатрии, Журнал детской психологии и психиатрии, Международный журнал зависимостей, Журнал расстройств личности, Журнал детской психологии и психиатрии и союзные дисциплины.

Детская психопатология

Детская психопатология — это проявление психологических расстройств у детей и подростков. Оппозиционно-вызывающее расстройство, синдром дефицита внимания с гиперактивностью и всеобъемлющее расстройство развития являются примерами детской психопатологии. Детская психология направлена ​​на то, чтобы помочь родителям, учителям и опекунам создать среду, благоприятную для эмоционального, познавательного и социального развития детей.

Родственные журналы детской психопатологии
Психологические отклонения у детей, Детская неврология и медицина, Acta Psychopathologica, Детское и подростковое поведение, синдром Дауна и хромосомные аномалии, Журнал экспериментальной детской психологии, Журнал клинической детской и подростковой психологии и Психиатрия, Журналы о детских аномалиях, Журнал детской психологии, психиатрии и смежных дисциплин, Международное общество исследований детской и подростковой психопатологии.

Криминальная психопатология

Криминальная психология, также называемая криминологической психологией, — это изучение воли, мыслей, намерений и реакций преступников, всего, что участвует в преступном поведении. Это относится к области криминальной антропологии.

Связанные журналы криминальной психологии
Социология и криминология — открытый доступ, журнал психиатрии, журнал криминальной психологии, журнал полиции и криминальной психологии, журнал поведения, здоровья и социальных вопросов, личности и индивидуальных различий, прикладной психологии в уголовном Правосудие, Американское общество криминологии.

Клиническая психопатология

Клиническая психология — это психологическая специальность, которая обеспечивает непрерывную и всестороннюю помощь в области психического и поведенческого здоровья отдельным лицам и семьям. Клинические психологи должны ставить функциональные диагнозы в отношении интеллектуального уровня, когнитивных, эмоциональных, социальных, поведенческих функций, психических и психологических расстройств.

В целом клиническая психология пытается оценивать и лечить различные психические заболевания, психиатрические проблемы и ненормальное поведение.Он применяет психологические принципы к оценке, предотвращению и реабилитации психологического стресса, инвалидности, дисфункционального поведения и других.

Связанные журналы клинической психопатологии
JBR Journal of Clinical Diagnosis and Research, Clinical & Medical, Clinical Trials, Clinical Pediatrics: Open Access, Journal of Clinical Psychopathology, Journal of Psychopathology, Journal of Clinical and Experimental Psychopathology, Integrative Psychological and Behavioral Science, Журнал фундаментальной и клинической патофизиологии, Журнал социальной и клинической психологии, предрасположенности к психозам и клинической психопатологии, Журнал клинической детской и подростковой психологии, Средиземноморский журнал клинической психологии.

Психопатологическое расстройство

Термин «психологическое расстройство» иногда используется для обозначения того, что более часто известно как психические расстройства или психические расстройства. Психические расстройства — это модели поведенческих или психологических симптомов, которые влияют на несколько сфер жизни.

Следующий список включает некоторые из основных категорий расстройств, описанных в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM):

Расстройства нервного развития, расстройства личности, расстройства сна и бодрствования, соматические симптомы и связанные с ними расстройства, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ и аддиктивные расстройства, травмы и расстройства, связанные со стрессом, тревожные расстройства, биполярные и связанные с ними расстройства, деструктивные, импульсные и кондуктивные расстройства Расстройства, нарушения питания и приема пищи, нейрокогнитивные расстройства.

Связанные журналы психопатологического расстройства

Acta Psychopathologica, Международный журнал психического здоровья и психиатрии, Журнал психопатологии и оценки поведения, Журнал психологических отклонений, Журнал психопатологии, Американский журнал психиатрии, Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, Журнал расстройств личности, Журнал Нервные и психические заболевания.

Психопатология развития

Психопатология развития — это подход или область исследования, разработанная для лучшего понимания сложностей человеческого развития.Его основная цель — обозначить различные пути, по которым люди развивают психологические трудности (агрессия, депрессия, употребление психоактивных веществ) и нормальное или оптимальное психологическое здоровье (самооценка, успехи в учебе, нравственное развитие). Психопатология развития — это исследование развития психологических расстройств, таких как психопатия, аутизм, шизофрения и депрессия.

Связанные журналы психопатологии развития
Уход за пациентами, злоупотребление наркотиками, неврологические расстройства, расстройства мозга и терапия, журнал прикладной психологии развития, Британский журнал психологии развития, журнал развития и психопатологии, психология развития, Европейский журнал психологии развития.

Психопатология биполярного расстройства

Биполярное расстройство, также называемое маниакально-депрессивным заболеванием, представляет собой аффективное расстройство, характеризующееся чередованием периодов мании и депрессии. Настроение человека может быть чрезвычайно раздражительным и импульсивным во время маниакальной фазы и чрезвычайно грустным и вялым во время депрессивной фазы.

Связанные журналы психопатологии биполярного расстройства
Биполярное расстройство: открытый доступ, травматические стрессовые расстройства и лечение, Acta Psychopathologica, расстройства сна и терапия, Международный журнал биполярных расстройств, Журнал аффективных расстройств, Архив общей психиатрии, Американский журнал Академия детской и подростковой психиатрии, журнал психопатологии и оценки поведения, журнал психиатрии и неврологии.

Психопатология нервной анорексии

Нервная анорексия — это потенциально опасное для жизни расстройство пищевого поведения, характеризующееся неспособностью поддерживать минимально нормальный вес, разрушительным страхом набора веса, безжалостными диетическими привычками, препятствующими увеличению веса, и нарушением способа изменения веса и формы тела. воспринимается.

Нервную анорексию можно разделить на 2 подтипа:

-Ограничение, при котором строгое ограничение приема пищи является основным средством потери веса.

— Переедание / очищение организма, при котором существуют периоды приема пищи, которые компенсируются самовыраженной рвотой, злоупотреблением слабительными или мочегонными средствами и / или чрезмерными физическими упражнениями.

Пациенты с нервной анорексией часто проявляют такие черты, как стремление к совершенству и учебе, отсутствие соответствующей возрасту сексуальной активности и отрицание голода перед лицом голода. Психиатрические характеристики включают чрезмерную зависимость, незрелость в развитии, социальную изоляцию, обсессивно-компульсивное поведение и ограничение аффекта.

Связанные журналы психопатологии нервной анорексии

Acta Psychopathologica, Журнал ожирения и расстройств пищевого поведения, Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, Международный журнал расстройств пищевого поведения, Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, Американский журнал клинического питания.

Пиромания

Пиромания проявляется в увлечении, любопытстве или влечении к намеренному поджиганию вещей.Это может произойти из-за бредового мышления, нарушения суждений из-за других психических расстройств или просто как агрессивное поведение для выражения гнева.

Симптомы могут включать:

Быть очень напряженным или возбужденным перед поджогом.

Влечение к огню и предметам, людям или ситуациям, связанным с огнем.

Не заботиться о потере имущества, травмах или даже смерти в результате пожаров.

Связанные журналы пиромании
Клиническая и экспериментальная нейроиммунология, Психическое здоровье в семейной медицине, Acta Psychopathologica, Психическое расстройство и лечение, Pyromania Journals, Pyromania — Британский журнал криминологии, журнал судебных наук, журнал психологической медицины и психической патологии , Журнал детской и подростковой психофармакологии, Журнал Американской академии психоанализа.

Психогенный тремор

Психогенный тремор, также называемый истерическим тремором, может возникать в покое, во время постурального или кинетического движения.

Характеристики этого вида тремора могут различаться, но обычно включают в себя внезапное начало и ремиссию, учащение случаев стресса, изменение направления тремора и / или пораженных частей тела, а также значительное снижение или исчезновение треморной активности, когда пациент отвлекается. Многие пациенты с психогенным тремором страдают конверсионным расстройством.

Связанные журналы психогенного тремора
Неврология и нейробиология, неврологические расстройства, клиническая и экспериментальная нейроиммунология, Acta Psychopathologica, неврологические журналы, Психогенный тремор и асоматогнозия, Канадский журнал неврологических наук, журнал неврологических наук, журнал электромиологии Журнал нейронной передачи.

Умственная отсталость

Интеллектуальная инвалидность (ID), также называемая расстройством интеллектуального развития (IDD) или общей неспособностью к обучению и ранее известная как умственная отсталость (MR), является генерализованным расстройством нервного развития, характеризующимся значительным нарушением интеллектуального и адаптивного функционирования.

Умственная отсталость имеет ограничения в двух областях:

Интеллектуальное функционирование — также известное как IQ, это относится к способности человека учиться, рассуждать, принимать решения и решать проблемы.

Адаптивное поведение — это навыки, необходимые для повседневной жизни, такие как способность эффективно общаться, взаимодействовать с другими и заботиться о себе.

Связанные журналы интеллектуальной инвалидности
Психическое здоровье в семейной медицине, Международный журнал экстренного психического здоровья и устойчивости человека, деменции и психического здоровья, Международный журнал психического здоровья и психиатрии, Acta Psychopathologica, Журнал исследований интеллектуальной инвалидности, Журнал интеллектуальных и нарушение развития, Американский журнал по интеллектуальным нарушениям и нарушениям развития, Журнал интеллектуальных нарушений и оскорбительного поведения, Журнал прикладных исследований в области интеллектуальных нарушений, Европейский журнал интеллектуальных нарушений, Австралазийское общество интеллектуальных нарушений.

Шизофрения

Шизофрения характеризуется измененным восприятием реальности, включая бредовые мысли, галлюцинации и неорганизованную речь и поведение.

Шизофрения — серьезное заболевание, которое влияет на то, как человек думает, чувствует и действует. Человеку, страдающему шизофренией, может быть трудно отличить реальное от воображаемого; может не отвечать или отозван; и могут испытывать трудности с выражением нормальных эмоций в социальных ситуациях.

Связанные журналы по шизофрении
Нейроинфекционные заболевания, Международный журнал нейрореабилитации, Acta Psychopathologica, Неврологические расстройства, Исследования шизофрении, Журнал исследований шизофрении, Исследования и лечение шизофрении, Журнал клинических исследований шизофрении и шизофрении, Журнал исследований по шизофрении и родственной шизофрении .

Биопсихология

Поведенческая нейробиология, также известная как биологическая психология, биопсихология или психобиология, представляет собой приложение принципов биологии к изучению физиологических, генетических и связанных с развитием механизмов поведения людей и животных.

Биопсихология — это раздел психологии, который анализирует, как мозг и нейротрансмиттеры влияют на наше поведение, мысли и чувства.

Связанные журналы биопсихологии
Исследования и обзоры: Исследовательский журнал биологии, заболеваний мозга и терапии, клеточной биологии: исследования и терапия, биология новорожденных, журналы психологии, Международный журнал индийской психологии, Международный журнал психологических исследований, Международный журнал психологии и консультирования, журнал психологии, испанский журнал психологии, журнал Индийской академии прикладной психологии, южноафриканский журнал психологии, журнал управленческой психологии, журнал открытой психологии.

Психомоторная отсталость

Это не заболевание, а симптом некоторых психических расстройств, психических расстройств, болезней и других общих причин. Это также известно как психомоторное нарушение.

Симптомы Включает:

Время от времени снижается способность заботиться о себе.

Трудности в том, чтобы встать с постели по утрам, принять душ.

Физически двигательные нарушения, например, внезапно стало трудно жить с легкими предметами, сложно подняться на холм.

Связанные журналы психомоторной отсталости
Архивы медицины, семейной медицины и медицинских исследований, Acta Psychopathologica, Международный журнал физической медицины и реабилитации, Журнал поведенческой медицины, Журнал медицины и здравоохранения, Журнал истории неврологии , Американский журнал генетики человека, Американский журнал офтальмологии.

Психопатологические дисфункции

Этот термин означает неадаптивное поведение, которое ухудшает способность человека выполнять обычные повседневные функции.Такое неадаптивное поведение мешает человеку вести нормальный здоровый образ жизни.

Дисфункциональное поведение не всегда вызвано расстройством, оно может быть добровольным. Эти дисфункции включают депрессию, деменцию, психоз, нарушения сна, возникающие из-за болезни Паркинсона и Хантингтона, синдрома Туретта, а также множественную системную атрофию, прогрессирующий надъядерный паралич, кортикобазальную дегенерацию.

Связанные журналы психопатологических дисфункций

Acta Psychopathologica, Аномальная и поведенческая психология, Международный журнал психического здоровья и психиатрии, Международный журнал кардиологии, Журнал психопатологии и оценки поведения, Журнал половой и семейной терапии, Журнал клинической психофармакологии, Журнал психиатрии и права, Американский журнал Умственная отсталость.

Нейропсихиатрия

Раздел медицины, изучающий психические расстройства, связанные с заболеваниями нервной системы.

Нейропсихиатрия — это комплексное исследование психиатрических и неврологических расстройств. Он включает в себя следующие состояния: пристрастия, детство и развитие, расстройства пищевого поведения, дегенеративные заболевания, расстройства настроения, невротические расстройства, психозы, нарушения сна.

Связанные журналы нейропсихиатрии
Детская неврология и медицина, Нейропсихиатрия, Acta Psychopathologica, Неврология и клинические исследования, Журнал нейропсихиатрии и клинической неврологии, Журнал клинической нейропсихиатрии — Журнал оценки неврологии и лечения, Журнал неврологической психиатрии Журнал нейропсихиатрических заболеваний, журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии, неврологии и нейропсихиатрии, журнал Austin Journal of Neuropsychiatry and Cognitive Science, Международный журнал детской нейропсихиатрии.

Параноидальное расстройство личности

Параноидальное расстройство личности (PPD) — это психическое расстройство, характеризующееся паранойей и повсеместной, давней подозрительностью и общим недоверием к другим. Человек с параноидальным расстройством личности почти всегда верит, что мотивы других людей являются подозрительными или даже злонамеренными.

Людей с этим расстройством:
Неумолимы и злопамятны.
Гиперчувствителен и плохо воспринимает критику.
Прочтите скрытый смысл в невинных замечаниях или небрежных взглядах окружающих.

Связанные журналы параноидального расстройства личности
Психология и психотерапия, Прикладная и реабилитационная психология: открытый доступ, Acta Psychopathologica, Клиническая психология и психотерапия, Журнал психиатрических исследований, Международный журнал судебной психиатрии, Журнал консалтинга и клинической психологии, Журнал травматического стресса, Международный журнал права и психиатрии, Европейский журнал психиатрии.

Акафизия

Нейролептики, особенно антипсихотики первого поколения, могут вызывать акатизию.

Расстройство движений, характеризующееся чувством внутреннего беспокойства и непреодолимой потребностью в постоянном движении, а также такими действиями, как раскачивание в положении стоя или сидя, поднятие ступней, как будто марширует на месте, и скрещивание и расхождение ног. сидя.

Связанные журналы акатизии
Неврология и нейрофизиология, позвоночник и нейрохирургия, Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии, Журнал неврологических наук, Международный журнал нейропсихофармакологии, Международный журнал рисков и безопасности в медицине, Журнал психиатрической и психиатрической помощи .

Импакт-фактор журнала: 1,2 *
Значение индекса Коперника: 87,25

Acta Psychopathologica — это рецензируемый журнал с открытым доступом, который вносит значительный вклад в основные области психологии. Этот журнал помогает психотерапевтам, которые сталкиваются со сложностями и противоречиями наряду с передовыми аспектами психопатологических дисфункций и психиатрической диагностики.

Acta Psychopathologica специализируется на темах, связанных с психопатологией депрессии, психопатологией взрослых, детской психопатологией, психологией гипноза, криминальной психопатологией, клинической психопатологией, психопатологией развития, психопатологией биполярного расстройства, пироманией, психогенным тремором, парано-психической дисфункцией личности, нейропсихиатрической параличом , Психопатологическое расстройство, Психопатология нервной анорексии.

Целью этого журнала является публикация высококачественных статей по смежным аспектам психологии и психопатологии, которые могут улучшить результаты для людей, страдающих психическими расстройствами, и, кроме того, смягчить проблемы, связанные с психологией во всем мире.

Отправьте новую рукопись по адресу: www.imedpub.com/submissions/acta-psychopathologica.html

Отправьте в виде приложения к электронному письму в редакцию по адресу [электронная почта]

Множественное расстройство личности

Диссоциативное расстройство идентичности (DID), также известное как расстройство множественной личности (MPD), представляет собой психическое расстройство диссоциативного спектра, характеризующееся как минимум двумя различными и относительно устойчивыми идентичностями или диссоциированными состояниями личности, которые поочередно контролируют поведение человека и сопровождаются нарушением памяти на важную информацию, не объяснимым обычной забывчивостью.

Связанные журналы множественного расстройства личности
Исследования и обзоры: журнал медицинских наук, психотерапии и психологических расстройств, Acta Psychopathologica, сестринский уход и уход за пациентами, Международный журнал семейной психиатрии, Американский журнал психотерапии, Журнал аномальных и социальных Психология, Американский журнал психотерапии, Журнал Американской ассоциации психиатрических медсестер, Американский журнал клинического гипноза, Журнал медицины и философии.

Невербальная коммуникация — Штаб-квартира психологических заметок

Сообщите об этом объявлении

Невербальная коммуникация — это очень мощное средство коммуникации, которое влечет за собой отправку и получение сообщений через любой из каналов человеческого восприятия без использования языка. Сообщения могут появляться на сознательном или бессознательном уровне, могут быть преднамеренными или нет, и обычно так и есть, хотя и не ограничиваются визуальными проявлениями. Некоторые формы невербального общения включают жесты, язык тела, мимику, зрительный контакт, позу, а также температуру тела, движения, время и личное пространство.Говорят, что невербальное общение составляет примерно две трети всего общения между людьми и группами.

Функции невербального общения

В то время как вербальный язык используется для передачи информации о внешних событиях, невербальное общение может служить цели установления и поддержания межличностных отношений. В частности, было установлено, что невербальное поведение в человеческом общении выполняет следующие функции:

  1. для выражения эмоций
  2. для представления своей личности
  3. для передачи отношения
  4. для сопровождения и облегчения речи при управлении сигналами взаимодействия между людьми и группами
  5. для увековечения ритуалов, таких как приветствие и уход. различаются интерпретациями в разных культурах.В Соединенных Штатах рукопожатие является наиболее подходящей формой приветствия при первой встрече. В Японии, однако, прикоснуться к знакомому и пожать ему руку будут считаться довольно грубыми, поэтому вместо этого рекомендуется поощрять их кланяться друг другу в знак приветствия.

    Chronemics , еще один пример невербальной коммуникации, включает в себя восприятие времени и то, как время используется для определения идентичности. То, как люди структурируют свое время и реагируют на него, — мощный инструмент для общения.Скорость, с которой человек говорит, продолжительность времени, в течение которого кто-то готов кого-то выслушать, готовность ждать и время действия являются примерами того, как время может восприниматься по-разному людьми и в разных культурах. Американцы, например, всегда торопятся, спешат куда-нибудь, чтобы успеть, в то время как жители островных стран привыкли не торопиться и почти никогда не торопятся.

    Кинезическая коммуникация или кинезика связана с движением мышц или тела, например кивками головы, мимикой, жестами рук и зрительным контактом.Эти движения очень богаты содержанием сообщений. Поза тела или поза человека могут использоваться для обозначения уровня интереса или вовлеченности, а также отношения к другому человеку. Такие жесты, как закатывание глаз, взмах руки и пожатие плечами, в значительной степени универсальны в интерпретации, в то время как другие жесты очень зависят от культуры. Зрительный контакт и его различные аспекты, такие как продолжительность, частота, расширение зрачка и скорость моргания, — все это сигналы, которые предоставляют важную эмоциональную и социальную информацию.

    Proxemics включает отношения пространства, расстояния, территории и продолжительности в дополнение к тому, как люди воспринимают и используют физическое пространство вокруг себя. Опять же, их интерпретации варьируются от культуры к культуре. Личное пространство для американца покрывает два фута вокруг человека, в то время как для латиноамериканца стоять на расстоянии одной ноги от другого человека довольно удобно, а прикосновение или похлопывание незнакомцев по плечу — обычное дело, что американцы сочли бы довольно оскорбительным и сочли бы вторжением. .

    Параязык , хотя и является голосовым средством общения, не включает слов и поэтому по-прежнему считается частью невербального общения. В параллельный язык включены шепот, вздохи, вздохи и даже качество голоса, высота и интонация.

    Другие примеры невербального общения включают артефакты, такие как прическа, одежда, даже архитектура и среда, в которой происходит общение. Письменные тексты также имеют невербальные аспекты, такие как пространственное расположение слов и стиль почерка.

    Невербальная коммуникация у разных полов

    Гендерные различия также наблюдаются в использовании и интерпретации невербальной коммуникации. Документально подтверждено, что женщины более искусны, чем мужчины, в кодировании и декодировании невербальных сигналов, когда люди говорят правду. Однако, когда люди лгут, мужчины более эффективно интерпретируют невербальные сигналы и обнаруживают ложь. Возможное объяснение этого гендерного различия — разделение труда между двумя полами в обществе.

    Невербальное общение в разных культурах

    Невербальное поведение изучается так же, как вербальному общению в контексте общества. Паттерны невербального общения и поведения определяются культурой и являются частью произвольного выбора символов культуры. В каждой культуре есть свой способ невербального общения, и эти модели невербального поведения необходимо изучать по мере того, как человек входит в новую культуру.

    Однако изучение невербальных сигналов может быть довольно проблематичным, поскольку один и тот же символ может означать разные вещи в разных культурах, тогда как противоположные сигналы могут фактически означать одно и то же в разных культурах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *