Научная биография а н леонтьева психология: Леонтьев Алексей Николаевич

Леонтьев, Алексей Николаевич — Психологос

Советский психолог — (1903-1979).

​Разрабатывая в 20-х гг. совместно с Л.С.Выготским и А.Р.Лурия культурно-историческую теорию, провел цикл экспериментальных исследований, раскрывающих механизм формирования высших психических функций (произвольное внимание и память) как процесс “вращивания”, интериоризации внешних форм орудийно-опосредованных действий во внутренние психические процессы (“Развитие памяти”, 1931). Опираясь на идеи культурно-исторической теории, выдвинул и детально разработал общепсихологическую концепцию деятельности, являющуюся одним из влиятельных теоретических направлений в советской и мировой психологии. Содержание этой концепции тесно связано с проведенным Леонтьевым анализом развития психики в фило- и онтогенезе, раскрывающим механизмы происхождения сознания и его роли в регуляции деятельности человека (“Проблемы развития психики”, 1959).

На основе предложенной Леонтьевым схемы структуры деятельности (деятельность — действие — операция — психофизиологические функции), соотнесенной со структурой мотивационной сферы (мотив — цель — условие), изучался широкий круг психических явлений (восприятие, мышление, память, внимание и др.), среди которых особое внимание уделялось анализу сознания (выделение значения, смысла и “чувственной ткани” в качестве главных его компонентов) и личности (трактовка ее базовой структуры как иерархии мотивационно-смысловых образований). Концепция деятельности Леонтьева стимулировала рост многочисленных исследований в различных отраслях психологии (общей, детской, педагогической, медицинской, социальной и др.), в свою очередь обогащавших ее новыми данными. Дальнейшее развитие этой концепции, согласно Леонтьеву, ориентировано на создание целостной системы психологии как “науки о порождении, функционировании и строении психического отражения реальности в процессах деятельности” (“Деятельность. Сознание.
Личность”, 1975).

Леонтьев Алексей Николаевич — Психологическая газета

Доктор педагогических наук, профессор. Действительный член Академии педагогических наук СССР. Почетный доктор Парижского и Будапештского университетов. Почетный член Венгерской академии наук.

Советский психолог, философ, педагог и организатор науки. Создатель теории деятельности.

Основатель и первый декан факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Окончил факультет общественных наук МГУ, среди его учителей того времени Г. И. Челпанов и Г. Г. Шпет.

По окончании университета работал в Психологическом институте вместе с Н.А. Бернштейном, А.Р. Лурией, П.П. Блонским, Л.С. Выготским.

С конца 1931 г. — заведующий отделом в секторе психологии Украинской психоневрологической академии (до 1932 года — Украинский психоневрологический институт) в Харькове.

В 1933-1938 гг. — заведующий кафедрой Харьковского педагогического института.

С 1941 г. — профессор МГУ им. М.В. Ломоносова.

В 1943 г. заведовал научной частью в восстановительном госпитале.

С 1947 г. — член-корреспондент, с 1950 г. — действительный член АПН РСФСР, с 1968 года — АПН СССР. В 195-0-1957 гг. — академик-секретарь Отделения психологии, в 1959-1961 гг. — вице-президент АПН.

С 1951 г. — заведующий кафедрой психологии философского факультета МГУ.

В 1966 г. основал и стал первым деканом факультета психологии МГУ.

В 1976 г. открыл на факультете лабораторию психологии восприятия, действующую по сегодняшний день.

Занимался проблемами общей психологии (эволюционное развитие психики; память, внимание, личность и др.) и методологией психологического исследования. Создатель теории деятельности.

С 1925 г. под руководством Л.С. Выготского работал над проблемами культурного развития памяти (книга «Развитие памяти: Экспериментальное исследование высших психологических функций» была издана в 1931 г.

).

Один из лидеров Харьковской психологической школы. Харьковская психологическая группа под его руководством известна плеядой исследований детского развития, игры, саморегуляции на основе анализа становления психических процессов ребёнка как субъекта деятельности.

Докторская диссертация 1940 г. была посвящена развитию психики в филогенезе (книга «Проблемы развития психики»). А. Н. Леонтьев предложил свою классификацию стадий этого развития (элементарная сенсорная психика, перцептивная психика и стадия интеллекта) и обосновал критерии анализа психики и сознания.

С 1960-х г. исследовал проблемы личности, обобщив свои идеи в монографии «Деятельность. Сознание. Личность» (1975). В это же время занимался проблемами восприятия, обосновывал систему категорий для анализа сознания: чувственная ткань, предметное значение и личностный смысл.

Основные работы:

  • Развитие памяти: Экспериментальное исследование высших психологических функций. — М.-Л.: Государственное учебно-педагогическое издательство, 1931
  • Восстановление движения. — М., 1945 (соавт.)
  • К вопросу о сознательности учения, 1947
  • Психологические вопросы сознательности учения // Известия АПН РСФСР. — М., 1947. — Вып. 7.
  • Очерк развития психики. — М., 1947
  • Анализ системного строения восприятия: Сообщение V: О механизме звуковысотного анализа слуховых раздражителей // Доклады АПН РСФСР, 1958, № 3 (соавт.)
  • Психологическое развитие ребёнка в дошкольном возрасте // Вопросы психологии ребёнка дошкольного возраста. — М.-Л., 1948
  • Ощущение, восприятие и внимание детей младшего школьного возраста // Очерки психологии детей (мл. шк. возраст). — М., 1950
  • Умственное развитие ребёнка. — М., 1950
  • Проблемы развития психики. — М., 1959; 4-е изд. 1981
  • О формировании способностей // Вопросы психологии, 1960, № 1
  • Биологическое и социальное в психике человека // Вопросы психологии, 1960, № 6
  • Психология человека и технический прогресс. — М., 1962 (в соавт.)
  • Потребности, мотивы и эмоции. — М., 1973
  • Деятельность. Сознание. Личность. — М., 1977
  • Воля. — 1978
  • Категория деятельности в современной психологии // Вопросы психологии, 1979, № 3
  • Проблема деятельности в истории советской психологии // Вопросы психологии, 1986, № 4
  • Дискуссия о проблемах деятельности // Деятельностный подход в психологии: проблемы и перспективы. — М., 1990 (соавт.)
  • Лекции по общей психологии. — 2000

Награды. Лауреат медали К. Д. Ушинского (1953), Ленинской премии (1963), Ломоносовской премии I степени (1976).

(PDF) Школа А.Н. Леонтьева: проблемы общей психологии

Школа А.Н. Леонтьева в семантическом пространстве психологической мысли 141

здания университета). В психологические

школы студенты попадали по рекоменда-

ции НСО (научного студенческого обще-

ства), и необходимым условием являлась

подготовка ими доклада по теме школы.

Психологические школы проводились

обычно в спортлагере МГУ на Черном

море. После утренних купаний участники

школы собирались на заседания, где под

руководством президента школы – сту-

дента, избранного всеобщим голосова-

нием участников школы (чем не предтеча

нынешних демократических выборов),

проводились слушания докладов. Леон-

тьев, обычно сидевший в углу в светлом

костюме (большее, что он себе мог позво-

лить, – это снять пиджак), внимательно

слушал, изредка затягиваясь сигаретой в

характерной леонтьевской манере. По-

луобернувшись к аудитории и держа

сигарету длинными пальцами, он вы-

дыхал дым в противоположную сторону

(привычка, идущая от заседаний Учено-

го совета, где, занимая привилегирован-

ную позицию единственного курящего,

он позой демонстрировал извинительное

оправ дание – курю, но как бы исподтиш-

ка). После выступлений докладчиков и

последующего их всеобщего обсуждения

заключительное слово брал Леонтьев, и

его выступление-рассуждение обычно да-

леко выходило за рамки непо средственно

доклада. Это была импровизация на за-

данную тему, задающая «зону ближайшего

развития» самой нашей нау ки. Вечером же

студиозы собирались за стаканом сухого

вина по слушать гитару. В этой неформаль-

ной обстановке осуществлялась передача

уже не знаний, а смыслов, личностных

смыслов (в терминах Леонтьева) научной

деятельности, где он рассказывал о ста-

новлении психологиче ской науки в Рос-

сии, о школе Выготского, о нем самом, о

наших учителях, о прошлом и настоящем.

Как пишет М. Полани [52], любое

знание является личностным (и доба-

вим – тем более психологическое). Как

в любом художественном произведении

содержится проекция личности творца

(портреты Рембрандта или музыку Шос-

таковича не мог создать другой человек,

в другом месте и в другое время), так и в

науке: идеальная модель, которую создает

ученый, несет в своих конструктивных ос-

новах его мировоззрение, особенности его

картины мира, личности. Даже математи-

ка, по мнению О. Шпенглера, может быть

арабской или индийской, неся отпечаток

культуры, в которой она создавалась. Эта

идея своеобразной лингвокультуральной

относительности может быть распростра-

нена и на индивидуальное творчество, где

подразумевается, что, например, теорию

относительности (по крайней мере, как

полагает сам Альберт Эйнштейн, – «об-

щую теорию относительности») не мог со-

здать иной человек, с иной ментальностью

и иного личностного склада. Также и куль-

турно-историческую концепцию Выгот-

ского мог создать только человек, живший

в эпоху революционных перемен, атеист,

свято веривший в возможность «форми-

рования нового человека» в рамках марк-

систской психологии, т.е. исповедовавший

иудейско-христианскую идею мессианства

в ее новой сайентистской форме.

Фактически психологические школы,

придуманные Леонтьевым (возможно, по

аналогии со свободным духом немецких

университетов времен Гете, где у вольных

студентов было принято путешествовать

совместно с профессурой), и являлись

формой трансляции личностного знания,

когда передавался дух школы – «живое

знание» (в терминах В. П. Зинченко [26]).

Леонтьев внимательно приглядывался к

студентам, отбирал себе будущих сотруд-

ников. Жизнь плавно перетекала в науку.

Как значение существует только в

системе значений и раскрывается через

нее, так и научная концепция имеет смысл

только в контексте всех других теорети-

ческих концепций, образующих осно-

ву данной науки. Как говорил Ньютон:

Видеоархив | Главный портал МПГУ

20 февраля 2019 г., читальный зал библиотеки корпуса гуманитарных факультетов МПГУ

Ж. М. Глозман

Александр Романович Лурия: жизненный путь, биография

Глозман Жанна Марковна

– доктор психологических наук, профессор факультета психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, научный руководитель Научно-исследовательского Центра детской нейропсихологии им. А. Р. Лурия, президент Международного общества прикладной нейропсихологии ISAN

Видеозапись

25 сентября 2019 г., читальный зал библиотеки корпуса гуманитарных факультетов МПГУ

Н. Н. Волоскова

Общение у акцентуированных подростков: норма и отклонения

Круг вопросов:

  • системогенетический подход к изучению психического у акцентуированных подростков;
  • феноменология общения акцентуированных подростков;
  • личностно-ориентированные программы пассивной арт-терапии в сочетании с музыкотерапией для акцентуированных подростков.

Волоскова Наталья Николаевна  доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры клинической психологии Ставропольского государственного медицинского университета

Видеозапись

26 февраля 2020 г., читальный зал библиотеки корпуса гуманитарных факультетов МПГУ

В. Д. Шадриков

Системогенетический подход к изучению деятельности

Круг вопросов:

  • двухуровневая структура деятельности А. Н. Леонтьева;
  • структура деятельности по С.Л. Рубинштейну;
  • модель психологической функциональной системы деятельности;
  • способности в структуре функциональной системы деятельности;
  • модель профессионального стандарта с позиций функциональной системы деятельности.

Шадриков Владимир Дмитриевич – академик Российской академии образования, доктор психологических наук, профессор, почётный профессор МПГУ, заслуженный работник высшей школы РФ, заведующий кафедрой психологии младшего школьника Института детства Московского педагогического государственного университета, профессор департамента психологии ФСН НИУ «Высшая школа экономики»

Видеозапись

30 сентября 2020 г.

Онлайн-формат

Е. Е. Ляксо

Становление речи в условиях типичного и атипичного развития ребёнка: взгляд физиолога

Круг вопросов:

  • междисциплинарный подход в изучении речевого онтогенеза;
  • влияние различных факторов на раннее речевое развитие ребенка: особенности вокально-речевого взаимодействия в диадах «мать-ребёнок», влияние неврологических и психоневрологических нарушений на речевое развитие детей;
  • связь между уровнем речевого развития и психофизиологическим показателями типично развивающихся детей и детей с расстройствами аутистического спектра;
  • возможность оценки психоневрологического статуса ребёнка по характеристикам его голоса и речи.

Ляксо Елена Евгеньевна  доктор биологических наук, профессор, профессор кафедры высшей нервной деятельности и психофизиологии биологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Видеозапись

Биография А. Н. Леонтьева — Алексей Николаевич Леонтьев

Алексей Николаевич Леонтьев (1903—1979), один из основателей и лидер отечественной психологической науки в самые трудные для науки времена, отнюдь не входит в число «забытых» авторов: несмотря на неоднозначное отношение к его теоретическому наследию, что во многом связано с принятием им марксизма в качестве методологического основания психологической науки, его имя и идеи живут и активно работают не только в трудах его прямых учеников и учеников его учеников, но и во всем научном сообществе. Более того, он — один из немногих создателей научных школ, ученики которых не ограничились перепевами и конкретизацией идей учителя, но в очень многих отношениях продвинулись далеко вперед, на новые теоретические рубежи.

Вместе с тем публикация и анализ его научного наследия далеки от завершения. Огромный архив А.Н. Леонтьева, хранящийся в его семье, до сих пор разобран лишь частично. После смерти Алексея Николаевича было опубликовано и продолжает публиковаться множество его неопубликованных рукописей и стенограмм; только книг, полностью или частично основанных на архивных материалах, насчитывается уже четыре, что сопоставимо с числом его (разных) прижизненных книг! Работа же с другими биографическими источниками, проливающими свет на перипетии его жизненного пути, занимает еще больше времени и намного кропотливее, чем работа с рукописями.

Интернет предоставляет оптимальные возможности для работы с материалами научных архивов, позволяя делать доступными при минимальных расходах архивные материалы, интересные обычно ограниченному кругу читателей. Благодаря Российскому гуманитарному научному фонду, поддержавшему соответствующий проект, мы открываем архивный веб-сайт, на котором будут концентрироваться и постоянно пополняться как архивные материалы, включая документы, фотографии и малодоступные публикации, так и современные материалы, посвященные актуальной научной жизни психологической школы, связанной с именем Алексея Николаевича Леонтьева.

Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, Э. В. Ильенков: определение деятельностной природы мышления

DOI: 10.24151/2409-1073-2018-3-71-84

Теоретическое значение отечественной культурно-исторической школы и деятельностного подхода в области изучения мышления сегодня, в условиях широкой популяризации и распространения теорий, выстроенных на материале психологии, антропологии, нейронаук, когнитивистики и исследований искусственного интеллекта, остается недооцененным. Поскольку концепция Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева и Э. В. Ильенкова выглядит как недостаточно востребованная альтернатива эволюционному, нейронаучному и информационному взгляду на природу мышления, их идеи рассматриваются как моменты последовательной проработки сущности мышления на основе марксистской методологии. Констатируется, что в трудах трех российских ученых сложилась цельная теория мышления как познавательной деятельности, имеющей социально-историческое и культурное происхождение и специфичной именно для человека.

Ключевые слова: мышление; формы мышления; познание; культурно-историческая психология; деятельностный подход.

Литература

  1. Выготский Л. С. Инструментальный метод в психологии // Собрание сочинений: в 6 т. / Л. С. Выготский; гл. ред. А. В. Запорожец. Т. 1. М.: Педагогика, 1982. С. 103—108.
  2. Выготский Л. С. О психологических системах // Собрание сочинений: в 6 т. / Л. С. Выготский; гл. ред. А. В. Запорожец. Т. 1. М.: Педагогика, 1982. С. 109—131.
  3. Выготский Л. С. Мышление и речь // Собрание сочинений: в 6 т. / Л. С. Выготский; гл. ред. А. В. Запорожец. Т. 2. М.: Педагогика, 1982. С. 5—361.
  4. Выготский Л. С. Педология подростка // Собрание сочинений: в 6 т. / Л. С. Выготский; гл. ред. А. В. Запорожец. Т. 4. М.: Педагогика, 1984. С. 5—242.
  5. Брушлинский А. В. Культурно-историческая теория мышления: Философские проблемы психологии. М.: Высшая школа, 1968. 104 с.
  6. Розин В. М. Мышление: сущность и развитие: концепции мышления, роль мыслящей личности, циклы развития мышления. М.: Ленанд, 2015. 368 с.
  7. Леонтьев А. Н. Мышление // Философская энциклопедия: в 5 т. Т. 3. М.: Советская энциклопедия, 1964. С. 514—519.
  8. Леонтьев А. Н. Лекции по общей психологии. М.: Смысл, 2000. 511 с.
  9. Ильенков Э. В. Психология (публикация А. Г. Новохатько) // Вопросы философии. 2009. № 6. С. 92—105.
  10. Ильенков Э. В. К понятию «тело человека», «человеческое тело» // Эвальд Васильевич Ильенков: [сб.] / Под ред. В. И. Толстых. М.: РОССПЭН, 2008. С. 396—408.
  11. Ильенков Э. В. Соображения по вопросу об отношении мышления и языка // Философия и культура / Э. В. Ильенков. М.: Политиздат, 1991. С. 270—274.
  12. Ильенков Э. В. Материалистическое понимание мышления как предмета логики // Философия и культура / Э. В. Ильенков. М.: Политиздат, 1991. С. 212—228.
  13. Куликов Д. К. Платон и открытие идеального // Философия Э. В. Ильенкова и современность: мат-лы XVIII Междунар. науч. конф. «Ильенковские чтения» / Под общ. ред. А. Д. Майданского. Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2016. С. 55—59.
  14. Ильенков Э. В. Античная диалектика как форма мысли // Философия и культура / Э. В. Ильенков. М.: Политиздат, 1991. С. 56—100.
  15. Ильенков Э. В. Вершина, конец и новая жизнь диалектики (Гегель и конец старой философии) // Философия и культура / Э. В. Ильенков. М.: Политиздат, 1991. С. 115—141.
  16. Энгельс Ф. Диалектика природы // Сочинения: в 50 т. / К. Маркс, Ф. Энгельс. 2-е изд. Т. 20. М.: Госполитиздат, 1961. С. 343—625.
  17. Ильенков Э. В. К докладу у Н. П. Дубинина // Эвальд Васильевич Ильенков: [сб.] / Под ред. В. И. Толстых. М.: РОССПЭН, 2008. С. 392—395.
Просмотреть статью

Алексей Леонтьев | PSYERA

Леонтьев Алексей Николаевич родился в Москве в 1903 г. Его родители были служащими, они дали Алексею хорошее образование. Научная деятельность Алексея началась еще в студенческие годы.

В 1924 г. он закончил факультет общественных наук Московского университета, где общий курс психологии читал Г.И. Челпанов. В стенах университета Алексей Николаевич написал первые научные работы. По окончании университета Леонтьев стал аспирантом Института психологии. Здесь в 1924 г. произошла встреча А.Н. Леонтьева с Л.С. Выготским и А.Р. Лурией. Началась их совместная работа.

Опубликованная Леонтьевым и Лурией статья «Природа человеческого конфликта» имела огромный успех.

Интересы Леонтьева лежали в самых различных областях психологии: от психологии творческой деятельности до экспериментального человеческого восприятия предметности.

В конце 1925 г. зарождается его знаменитая «культурно-историческая концепция», которая основывалась на известной формуле Л.С. Выготского S-X-R, где S — стимул, мотив; X — средство; R — результат деятельности. В 1930 г. Леонтьев стал заведующим отделом детской и генетической психологии при Украинском психоневрологическом институте.

А.Н. Леонтьев выпустил в свет книгу «Деятельность. Сознание. Личность», где отстаивает свою точку зрения о том, что человек не просто подстраивает свою деятельность под внешние условия общества, а эти же условия общества несут в себе мотивы и цели его деятельности.

Во второй половине 30-х гг. Леонтьев разрабатывал следующие проблемы, которые были отражены в его докторской диссертации:
1) филогенетическое развитие психики, и в частности генезис чувствительности;
2) «функциональное развитие» психики, т.е. проблема формирования и функционирования деятельности;
3) проблема сознания.

Диссертация содержала статьи, посвященные, в частности, памяти, восприятию, эмоциям, воле и произвольности. В главе под названием «Деятельность — действие — операция», дается основная концептуальная система деятельностной психологической теории. По мнению Леонтьева, деятельность неотделима от предмета своей потребности, и для овладения этим предметом необходимо ориентироваться на такие его свойства, которые сами по себе витально безразличны, но тесно связаны с другими жизненно значимыми свойствами объектов, т. е. «сигнализируют» о наличии или отсутствии последних.

Таким образом, благодаря тому, что деятельность животного приобретает предметный характер, в зачаточном виде возникает специфическая для психики форма отражения — отражение предмета, обладающего свойствами, жизненно значимыми, и свойствами, о них сигнализирующими. А.Н. Леонтьев определяет чувствительность как раздражимость по отношению к такого рода воздействиям, которые соотносятся организмом с другими воздействиями, т.е. которые ориентируют живое существо в предметном содержании его деятельности, выполняя сигнальную функцию.

Леонтьев впервые в истории мировой психологии сделал попытку определить объективный критерий элементарной психики, учитывая источник ее происхождения в процессе взаимодействия живого существа с окружающей средой.

В 1966 г. А.Н. Леонтьев перешел на факультет психологии Московского университета, где был деканом и заведующим кафедрой общей психологии. Умер 21 января 1979 г.

А.А. Леонтьев — российский психолог и лингвист: биография, основные труды

Алексей Алексеевич Леонтьев, известный психолог и специалист по психолингвистике, автор многочисленных работ, во многом повлиявших на развитие отечественной науки. Биография этого выдающегося ученого достаточно насыщена, как и его профессиональная деятельность. Он прошел долгий научный путь от филологии до психологии и педагогики.

Получив основное филологическое образование, А.А. Леонтьев тяготел к междисциплинарному пространству в области гуманитарных знаний. Со временем центральной темой его исследований стала тема коммуникации, которую он считал общетеоретической и оказал влияние на другие дисциплины, смежные с психологией.

Леонтьев — один из первых российских исследователей из числа разработчиков теории «педагогического общения» в дидактике. Несмотря на огромное количество собственных известных научных трудов (около 900 работ и 30 книг), Алексей Алексеевич стал первым издателем некоторых работ таких известных ученых, как И.А. Бодуэн де Куртенэ, Л.С. Выготский, Е.Д. Поливанов, А.Н. Леонтьев и Л. П. Якубинский.

Семья Леонтьевых

14 января 1936 года у Леонтьева родился сын Алексей. Его семья — мать Маргариты Петровны (1905-1985), отец Алексей Николаевич (1903-1979) и его родители, Александра Алексеевна и Николай Владимирович, тогда жили в Москве.

По словам их друзей, отношения в семье были очень теплыми. Это касалось как отношений с родителями Алексея Николаевича, так и супругов между собой.Маргарита Петровна посвятила свою жизнь семье и поддержке великого мужа, была для него надежной опорой и опорой до последнего дня его жизни.

Отец. Профессиональная деятельность

Отец — выдающийся российский психолог Алексей Николаевич Леонтьев. Биография А. Н. Леонтьева чрезвычайно насыщена научной деятельностью. Под руководством Льва Семеновича Выготского (1896-1934) вместе с Александром Романовичем Луриа (1902-1977), с которым Леонтьев познакомился в Институте психологии, придя на работу после окончания МГУ, они разработали известную культурно-исторической теорией и провел многочисленные экспериментальные исследования, направленные на изучение механизмов формирования психологических процессов.

В совместной работе с ними, а также с рядом других коллег, он подробно изучил проблемы взаимосвязи практической деятельности и сознания, понимания, общения через деятельность. Таким образом, в 1930-е годы он сформировал общепсихологическую концепцию деятельности, которая и по сей день оказывает большое влияние на развитие теоретических направлений психологии как отечественных, так и зарубежных исследователей.

Таким образом, А. Леонтьева по праву считают создателем обширной научной психологической школы и многочисленных работ, оказавших влияние не только на развитие психологии, но и педагогики, философии, культурологии и других гуманитарных наук.Знаменитый научный труд, опубликованный в 1975 году старшим Алексеем Леонтьевым «Деятельность. Сознание. Личность», является обобщающим трудом по теории деятельности.

Детство

Учитывая, что детство Алексея Алексеевича пришлось на предвоенные годы, его детские воспоминания так или иначе связаны с войной, бомбоубежищами и поездкой в ​​Ашхабад (конец 1941 г.) и Свердловск (середина 1942 г.), где находился МГУ. эвакуированы. Семья смогла вернуться в свой дом только в 1943 году.

Еще до того, как Леонтьев А. А. начал учиться в школе, он учился в детской группе по изучению немецкого языка. Подготовка была достаточно серьезной, а задачи — сложными (например, перевод текстов). При поступлении в школу №110 Алексея Алексеевича опознали не в первом классе, а сразу во втором. Более того, по результатам исследования, проведенного среди студентов, он был зачислен в список компьютерных фанатов. Результатом обучения в школе стала золотая медаль.

Institut лет

По словам самого Алексея Алексеевича, еще в 1953 году, когда он окончил школу, было абсолютно ясно, что заниматься наукой — его истинное призвание. Среди всех возможных вариантов поступления он рассматривал различные гуманитарные науки и даже органическую химию.

Как вспоминает А. Леонтьев, психология, безусловно, была среди тех наук, которые его привлекали. Но он не посещал этот факультет. Конечно, одной из главных причин было то, что его отец заведовал кафедрой психологии МГУ.Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова. Психология как специальность в других учебных заведениях либо отсутствовала, либо только зарождалась. Поэтому А.А. Леонтьев выбрал филологический факультет.

Начало профессиональной деятельности

Алексей Алексеевич успешно окончил университет по специальности «языкознание» в 1958 году. Его дипломная работа была высоко оценена преподавателями и стала основанием для 2 публикаций. Результатом этой работы стало предложение о должности преподавателя в Институте языкознания АН СССР.

В свое время он стал автором и соавтором публикаций, различающихся по тематике. Кроме того, к 1963 году он отстоял своего кандидата на общелингвистические взгляды Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ.

Психолингвистика

Помимо выдающихся филологических способностей и знаний, Алексей Алексеевич привлекал и другие гуманитарные науки. Его работа подтвердила, что Алексей Леонтьев — психолог, психолингвист и педагог. Его основной темой того периода научной деятельности была психолингвистика (книга вышла в 1967 г. ).В то же время в МГУ был основан факультет психологии, где был введен одноименный предмет. Помимо этого курса, который Алексей Алексеевич преподавал всю оставшуюся жизнь, он разработал и прочитал также другие дисциплины психологического, социально-психологического, психолингвистического, педагогического, криминалистического и других направлений.

Алексей Алексеевич стал доктором философских наук в 1968 году. Следует также отметить, что выходу этой докторской диссертации по психолингвистическому моделированию речи предшествовали 9 монографий разных тематических областей, не теряющих актуальности и в наше время.Докторантура позволила Алексею Алексеевичу в 1969 году организовать психолингвистическую исследовательскую группу на базе Института языкознания.

Поле интересов этого выдающегося ученого достаточно велико, но проблема коммуникации стала для него объединяющей проблемой. А.А. Леонтьев видел в этом общетеоретический аспект, который проявляется во многих гуманитарных науках. Результатом его многочисленных работ и исследований стало продвижение многоуровневой междисциплинарной теории человеческого общения и книги по психологии общения, опубликованной в 1974 году.

Переход от лингвистики к педагогике

Со временем для Алексея Алексеевича лингвистика стала отходить на второй план, и он обратил свое внимание на образование. Подтверждением стала докторская по психологии речевого общения (1975). После этого он перешел работать в созданный тогда Институт русского языка. А.С. Пушкина, а в 1976 году стал профессором.

Также в определенные периоды жизни работал в методическом центре русского языка при МГУ, возглавлял различные советы.С 1986 г. — профессор Московского государственного педагогического университета. В 1988-1991 гг. — заведующий лабораторией языкового образования, в 1990 году — генеральный секретарь Международной ассоциации коллективной помощи в изучении языков. В 1992 году Леонтьев был избран действительным членом РАО.

В 1994 году возглавил Институт языков и культур им. Л. Н. Толстой, который сам творил. С 1995 г. стал членом Совета по русскому языку. С 1997 года руководил «Школой 2000».Параллельно с другой работой в 1998 году он стал профессором МГУ. В 2000 году он начал сотрудничество с Центром радиоактивных отходов.

Достойная сдача

У Алексея Алексеевича есть сын Дмитрий (1960 г.р.), который также стал продолжателем семейного дела. Сейчас он достаточно известный психолог, доктор наук, профессор МГУ, директор Института экзистенциальной психологии и жизнотворения.

Также у А.А. Леонтьева есть дочь, но, к сожалению, о ней ничего не известно, кроме того, что она тоже училась в МГУ.

p >>

Леонтьев да Психология выбора. Леонтьев Дмитрий Алексеевич. Смысл жизни нужно четко сформулировать для себя

  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1.Подходы к пониманию значения «
  • »
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1.Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1.Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2.Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2.Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2, Онтология смысла
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2.Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 3
  • Глава 3. Семантические структуры, их взаимосвязь и функционирование
  • Глава 3. Семантические структуры, их взаимосвязь и функционирование
  • 3.8. Смысл жизни как целостная смысловая направленность
  • Глава 4
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4.Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4.Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4, динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4, динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4.Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4.Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4.Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4. Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 4.Динамика и трансформации семантических структур
  • Глава 5
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5.Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5.Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5.Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 5. Безличностные и межличностные формы смысла
  • Глава 1. Подходы к пониманию смысла
  • Глава 2. Онтология значения
  • Глава 3. Семантическая структура,
  • Глава 4. Динамика и трансформации
  • ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

    Д.А. Леонтьев

    ПСИХОЛОГИЯ ЗНАЧЕНИЯ

    ПРИРОДА, СТРУКТУРА И ДИНАМИКА СМЫСЛА РЕАЛЬНОСТИ

    2-е исправленное издание

    в классическом университетском образовании

    в качестве учебного пособия для студентов

    43 ВУЗов

    42
    по направлению и специальностям психология

    УДК 159.9 BBK88

    МГУ им. Ломоносова, кафедра психологии

    Рецензенты:

    др.Psychol. наук, проф., член РАО Б.С. Братуш др. Psychol. наук, проф., член РАО В.А.Иванников др. Psychol. наук, проф., академик РАН В.Ф. Петренко др. Psychol. наук, проф. И.Л. Васильев

    Леонтьев Д.А.

    L478 Психология значения: природа, структура и динамика смысловой реальности. 2-й, ред. изд. — М .: Смысл, 2003. — 487 с.

    Монография посвящена комплексному теоретическому анализу смысловой реальности: аспектам проблемы смысла, форм его существования в отношениях человека с миром, в сознании и деятельности человека, в структуре личности, в межличностном взаимодействии, в искусство и искусство и культура.

    Адресовано психологам и представителям смежных дисциплин.

    Рукопись подготовлена ​​при поддержке Российский гуманитарный научный фонд, научный проект № 95-06-17597

    Публикация выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований исследования по проекту 98-06 -87091

    ISBN 5-89357-082-0

    ДА. Леонтьев, 1999, 2003.Издательство «Смысл», дизайн, 1999.

    введение

    «Проблема значения … это последнее аналитическое понятие, венчающее общее учение о психике, так же как понятие личности венчает всю систему психологии»

    AN Леонтьев

    Последние два десятилетия психология переживает кризис моих методологических основ, связанный с очередным открытием не только границ ее предмета, но и границ науки и представлений о науке в целом, с разрушение фундаментальных и очень четких в предыдущий период бинарных противопоставлений «живая психология — научная психология», «академическая психология — прикладная психология», «гуманистическая психология — механистическая психология», «глубокая психология — психология высшего уровня IS1», а также концептуальные противопоставления «аффект — нтеллект», «сознание — бессознательное», «знание — действие» и др. Активизировалась работа по методическому осмыслению основ психологии и построению нового ее образа, что в отечественной психологии выразилось прежде всего в возрождении идеи «неклассического психо-1И», принадлежащего Л. Выготский (Эльконин, 1989; Асмолов, 1996 г. б; Dorfman 1997 и др.) Или иронической психологии » (Зинченко, 1997), а на Западе — в обсуждении идеи« постмодернистской психологии »(например, Shatter , 1990).Неклассическая психология еще не получила четкого определения; это больше идея, чем конкретная теория. Однако можно обозначить общий вектор движения от классической психологии к неклассической: от статического представления о человеке к динамическому и от изучения его в виде изолированного «препа-лаваша» к осознанию его неразрывная связь с миром, в котором протекает его жизнь.

    В этом контексте интерес к понятию смысла вызывают многие ученые, как в нашей стране, так и за рубежом.Это понятие пришло ко мне из философии философии и наук о языке и до сих пор не вошло в основной тезаурус психологии личности, за исключением отдельного введения

    научных школ; В то же время интерес к нему растет, и частота использования этого понятия в различных контекстах и ​​в рамках различных теоретико-методологических подходов. В отечественной психологии понятие личностного смысла, введенное А.Н. Леонтьев еще в 40-х годах уже давно продуктивно использовался как одно из основных объяснительных понятий не только в психологии, но и в смежных научных дисциплинах. Это понятие не случайно получило такое широкое признание в нашей стране — ведь в русской культуре, в русском сознании поиск смысла всегда был главной ценностной ориентацией. Менее известно, что понятие значения стало популярным на Западе в последние десятилетия, оно занимает важное место у В.Логотерапия Франкла, психология личностных построений Дж. Келли, этогенетический подход Р. Харре, феноменологическая психотерапия Дж. Джендлина, теория динамики поведения Дж. Наттена и другие подходы, несмотря на трудность Адекватный перевод этой концепции на английский и многие другие языки. Немецкий язык — редкое исключение, и естественно, что это понятие впервые появилось в философии, психологии и науке о языке у немецкоязычных (Г. Фреге, Э.Гуссерль, В. Дильтей, Э. Шпрангер, З. Фрейд, А. Адлер, К. Юнг, М. Вебер, В. Франкль) и русскоязычных (Г. Г. Шпет, М. М. Бахтин, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев) авторов.

    Интерес к понятию значения вызван, на наш взгляд, тем, что это понятие, как показывает даже беглый взгляд на практику его использования со всей отчетливостью, позволяет преодолеть бинарные оппозиции, перечисленные выше. Это становится возможным благодаря тому, что понятие значения является «нашим» как для повседневной, так и для научной психологии; как для академических, так и для прикладных; как для глубоких, так и для верхних; как механистический, так и гуманистический.Более того, он соотносится с объективной, субъективной и интерсубъективной (групповой, коммуникативной) реальностью, а также находится на пересечении активности, сознания и личности, связывая все три фундаментальные психологические категории. Таким образом, понятие значения может претендовать на новый, более высокий методологический статус, на роль центрального концепта в новой, неклассической или постмодернистской психологии, психологии «изменяющейся личности в меняющемся мире» (Асмолов, 1990 , с. 365).

    Однако такие широкие возможности создают трудности в работе с этой концепцией. Многие его определения часто несовместимы. Это имеет смысл, если вы используете pop

    YOU

    в последнее время дирма — это метафора, природа Proteus — она ​​изменчивая, текучая, многогранная, не закрепленная в своих границах. Отсюда значительные трудности в понимании этого явления, расхождения в определениях и нечеткость в операционализации. . Когда автор этой книги, еще будучи студентом психологического факультета МГУ, заинтересовался проблемой значения (примерно 1979-1980 гг.), Большая группа преподавателей и сотрудников — непосредственные ученики А.Н. Леонтьев — активно и с энтузиазмом обвинял развитие этой проблемы. Их количество сейчас уменьшилось. Из тех, кто в этот период внес основной вклад в развитие концепции it01, одних уже нет с нами (Б.В. Зейгарник, Е.Ю. Арте-месна), другие достаточно резко поменяли свои задачи и направления исследований ( В.В. Столин, А.Ю. Хараш), третий, не поверив понятию значения, фактически отказался от него (В. К. Вилюнас, Е.В. Субботский), четвертый не отказался, а впоследствии отправил свое непосредственное научное исследование другу | хотя и близкие проблемы (А.Асмолов, Е.Е. Насиновская, В.Л. Петровский). При этом отнюдь не снижается интерес к этому понятию (скорее, наоборот) среди психологов всех школ и направлений.

    Разработка общепсихологических представлений о семантическом взгляде на жизнь человека осуществляется автором этой книги с начала 1980-х годов. Основная задача (можно сказать, сверхзадача) — собрать целостную картину смысловой реальности из увлекательных кусочков мозаики, сформированной существующими идеями и публикациями по этой теме.Первым промежуточным результатом стала диссертация Кппдидата «Структурная организация семантической | сферы личности», которую мы защищали в 1988 году. В ней предложена классификация семантических структур и модель структуры личности-81, основанная на общем понимании семантические структуры личности Кпк трансформированной формы жизненных отношений. Мы разработали концепцию семантической регуляции жизни Тикже, показав специфические функции в этой регуляции различных семантических структур.Этот промежуточный результат соответствовал первому из трех этапов, определенных Н.А. Бернштейном (1966, с. 323-324) для развития любых теоретических концепций, — этапу объединения и логического упорядочивания разрозненных фактов. Мы осознавали неизбежные ограничения схемы, предложенной в этой работе. Это различие СИ проявилось не только в том, что семантическая сфера личности рассматривалась в статическом морфологическом разделе, но и в том, что сам выбор дискретных семантических структур в мхоруме был произвольным.У нас не было другого языка описания, но мы поняли, что используемые нами концепции на самом деле не так много семантических структур, как семантические процессы. (

    введение

    ). Понимая отдаленность перспективы развития процедурного языка, мы сформулировали в заключение тезис и задачи на ближайшее время. Среди них: анализ условий и механизмов фактического генетического развития и критических перестроек существующих семантических структур и динамических семантических систем; анализ межиндивидуального перевода смыслов, в том числе в формы материальной и духовной культуры; анализ развития смысловой сферы личности в онтогенезе, а также психологических предпосылок и механизмов аномального развития смысловой сферы; разработка методов исследования и воздействия на смысловую сферу. Решение этих проблем позволило бы перейти от статической морфологической схемы семантической сферы личности к концепции динамической семантической реальности, естественная форма которой! Копание — это непрерывное движение к концепции, имеющей предсказательную силу, которая присуща второму этапу развития теории по Н. А. Бернштейну (1966, стр. 323-324).

    Эта программа-минимум, как мы ее видим, была реализована в данной работе, которая является результатом почти двух десятилетий научных исследований.Он посвящен решению проблемы построения единой общепсихологической концепции смысла, его сущности, форм существования и механизмов функционирования в структуре деятельности, сознания, личности, межличностного общения и в содержательно воплощенных формах. В нем мы постарались наполнить мысль А.Н. Леонтьева с конкретным психологическим содержанием (1983 а) около о том, что проблема личности образует особое психологическое измерение, отличное от того измерения, в котором происходит изучение психических процессов, а также В. Мысль Франкла ( Франкл , 1979) о семантическом измерении человека, построенном на биологическом и психологическом измерениях.

    это * * * , \

    Завершая это вступление словами признательности, невозможно не перейти от академического «мы» к сознательному и «партисипативному» (М. М. Бахтин) «Я».

    Я посвящаю эту книгу своему дедушке Алексею Николаевичу Леонтьеву. Было бы неправильно сказать «его память», потому что его присутствие — и прежде всего в этой работе — не ограничивается памятью.Научная работа всегда в некотором смысле преодолевает время — мы можем вести очень содержательный диалог с Декартом и Спинозой, Гиппократом и Аристотелем. Я отчетливо чувствую присутствие Алексея Николаевича в одном из меня «

    viiiom time» и надеюсь, что моя книга внесет свой вклад в его полет

    «в этом временном измерении. Он был и остается для меня не образцом научной добросовестности и преданность науке.

    Я всегда был жаждущим знаний и прилежным учеником, я учусь у многих, и непросто перечислить всех, кто повлиял на мое профессиональное развитие — не только тех, с кем я лично общался, но и тех, с кем Я никогда не встречал и не буду. N среди последних — Л.С. Выготский, М. Бахтин, А. Адлер, Г. Олпорт, И М> у, М.К. Мамардашвили и другие учителя. Среди тех, кого я изучал с fcuio в традиционном смысле этого слова, я хотел бы, не недооценивая чей-либо вклад, отдельно поблагодарить их двоих, влияние co-vupiiix на мою работу (и не только работу) невозможно оценить с помощью мои студенческие годы. Александр Григорьевич Асмолов во многом «» способствовал возникновению и усилению моего первого интереса к психологии личности и проблеме значения, постоянно давая

    А (дологические ориентиры также помогли мне решить проблему значения тун «, что я делаю.Елена Юрьевна Артемьева учила, что кроме концепции должна быть еще и позиция, она ненавязчиво способствовала наведению границ между научным исследованием и пониманием жизни в целом, методическим мышлением.

    У любого исследователя есть свой тесный круг общения — люди, которые бок о бок работают в проблемной сфере, чье профессиональное джешпомпирование особенно продуктивно. Полный список тех *, которые своими исследованиями помогли мне продвинуться в моем, будет очень длинным.Я очень благодарен многим из них, особенно Б.С. Братусь, Ф.Е.Василюк, В.П. Зинченко, А.И., Ванников, А.М. Лобка, Е. Эйдман. Теоретическая композиция этого друга ЖИ1И помогала строить теоретические идеи моего друга и коллеги Л. М. Дорфмана. Я также благодарен всем тем друзьям и коллегам, которые поддержали меня морально и поддержали в моем плане новых маршрутов на малоизученной территории.

    Особая благодарность моим ученикам, студентам и аспирантам. Не только потому, что для того, чтобы что-то понять, нужно это кому-то уколоть.Без их участия я не смог бы в одиночку довести множество теоретических идей до уровня эмпирической проверки и практического применения. Особенно благодарен тем из них, чей ПМ1Ш тоже есть в этой книге: Ю.А. Васильева, М. Снеткова, И.И. Бузин, Н.В. Пилипко, М.В. Калашникова, О. Калашникова, А.И.Пойогребский, М.А.Филатова.

    Напоследок еще одна благодарность моим родственникам, у которых на это давно отняли изрядную сумму, и которые относились к ней максимально стоически.

    глава !. Смысл Подходы

    В ПСИХОЛОГИИ И ГУМАНИТАРНОМ

    И он представил государю, что у мастеров Аглица есть абсолютно все другие правила жизни, науки и питания, и что у каждого человека есть все необходимые условия для себя, и благодаря этому они имеют совершенно другое значение.

    Н.С. Лесков

    1.1. понятие значения в гуманитарных науках

    В большинстве толковых, философских и лингвистических словарей значение определяется как синоним значения.Это относится не только к русскому слову «смысл», но и к его немецкому аналогу «Sinn». В английском языке ситуация более сложная: хотя в языке есть этимологически близкое понятие «смысл» (значение), используемое, в частности, в распространенных фразах «здравый смысл» (здравый смысл), «иметь смысл» (делать смысл), тем не менее, в подавляющем большинстве случаев в научном дискурсе, а также в повседневной речи русские понятия «значение» и «значение» переводятся одним и тем же словом «значение».Французское «sens», напротив, гораздо более распространено, чем чисто академический термин «сигнификация» (значение).

    Этимология этого понятия также не совпадает в разных языках. Русское «значение» означает «с мыслью». Немецкое «Sinn», как указывает М. Босс, происходит от древнегерманского литературного глагола «sinnan», означающего «идти к цели» (Boss, 1988, p. 115). В связи с этим Э. Крейг отмечает, что связь с интенциональной ориентацией, присутствующей в слове «Sinn», теряется при переводе его на английский язык как «значение», и более адекватным было бы перевод слова «смысл» (Craig , 1988, с.95-96). С другой стороны, Дж. Риклак, ссылаясь на словари, утверждает, что слово «значение» происходит от англосаксонских корней с семантикой «желание» и «намерение» и, соответственно, является понятием целевой природы, обозначающим корреляцию

    /./. понятие смысла в гуманитарные 9

    между несколькими конструкциями, которые он называет полюсами значения (Rychlak, 1981, стр. 7).

    Исторически исходным проблемным контекстом, в котором понятие значения возникло как научное понятие, не совпадающее с понятием значения, было изучение понимания текстов, а первой йоретической парадигмой была герменевтика. Задача отличить Срменевича от философии, с одной стороны, и лингвистики, с другой, очень сложна и выходит далеко за рамки данной работы; По утверждению В.Г. Кузнецова, герменевтика, гуманитарные науки и философия «развиваются в едином историко-культурном контексте (skste, зависят друг от друга, влияют друг на друга» (1991а, с. 4). Герменевтика возникла как учение об интерпретации Скрытые смыслы Священного Писания, постепенно превращаясь в учение о понимании скрытых смыслов в более широком контексте и слившись в начале нашего века с философской мыслью в трудах таких представителей, как В.Дильтей, Х.-Г. Гадамер и другие. Поэтому, относя те или иные взгляды на проблему значения к рменевтической традиции, мы используем чисто исторические критерии.

    Возможно, первое значимое понимание в нашем контексте находится у Матиаса Флация Иллирийского (16 век). Флациус предлагает решение одной из главных герменевтических дилемм, имеет ли слово одно значение или много, путем введения различия между значением и значением: слово, выражение, текст имеют одно значение, но разные контексты могут определять разные значения. Вне контекста это слово не имеет значения; в каждом конкретном контексте смысл ясен. Таким образом, проблема значения сводится к проблеме контекста (Кузнецов, , 1991). а, с. 25). Герменевт, работая с различными контекстами, должен раскрыть им единственное божественное значение и интерпретировать его семантические нюансы, введенные в библейские тексты их авторами. Тип интерпретации, учитывающий субъективные характеристики горного положения. Задача Херменейтта — определить цель и намерения автора » (там же. с. 26). Концепция контекста, введенная Флациусом в концептуальный аппарат герменевтики, впервые позволила разделить понятия значения и значения как несинонимичные.

    Проблема соотношения, точнее разграничения смысла и значения текстов и речевых выражений получила дальнейшее развитие> в конце 19 — первой половине 20 веков в науках о языке — лингвистике, семиотике. , и логическая семантика.Однако по мере того, как мы объединяемся дальше, отождествление смысла и смысла еще не вошло в историю сегодня. Использование понятия значения

    в этом контексте далек от окончательной определенности. Существуют две принципиально разные традиции употребления понятия «смысл». В одном из них значение выступает как полный синоним значения; эти два понятия взаимозаменяемы. Мы не будем специально останавливаться на таких определениях. Во второй традиции понятия «значение» и «значение» образуют более или менее выраженную концептуальную оппозицию.В свою очередь, вторая традиция также неоднородна.

    Готлиб Фреге считается основоположником концептуальной оппозиции «значение — значение» в науках о языке. В своей классической работе столетней давности «Смысл и обозначение» (Fre ge 1977; 1997) он вводит его так: обозначение, или значение текста (знака) — это объективная реальность, которая есть обозначается или суждение, которое делает текст (знак); значение — это способ определения денотата, характера связи между денотатом и знаком, или, говоря современным языком, «информация, которую несет знак о своем значении» (Мусхешвили, Шредер, 1997, с. 80). Текст может иметь только одно значение, но несколько значений, или он может не иметь значения (если в действительности ему ничего не соответствует), но иметь смысл в то же время. «В поэтическом употреблении достаточно того, что все имеет смысл, в научном использовании — вы не должны упускать значения» (Frege, 1997, p. 154-155). Тексты Фреге содержат указания на связь между смыслом и контекстом их использования. Тем не менее, по мнению, в частности, Е.Д. Смирновой и П.В. Таванец (1967), Фреге не создавал теорию значения.Тем не менее, его работа по-прежнему является наиболее цитируемой, в которой поднимается вопрос о значении и значении.

    Вот еще несколько подходов к соотношению значения и значения речевых выражений. К.И. Льюис (1983), анализируя типы значений, различает лингвистические и семантические значения. Лингвистическое значение слова можно усвоить с помощью толкового словаря, сначала найдя его определение, затем определив все слова, которые включены в это определение, и т. Д.В этом случае ускользает семантическое значение, связанное со знанием всех вариантов правильного употребления слова в разных контекстах. М. Даммит (1987) рассматривает теорию значения как один из компонентов теории значения наряду с теорией референции. Теория значения «… связывает теорию истины (или референции) со способностью говорящего говорить на языке, соотносит его знание суждений теории с практическими языковыми навыками, которые он демонстрирует» (там то же из .144). Он должен «… определять не только то, что знает говорящий, но и то, как его знания проявляются» (там же из 201).

    /./. понятие смысла в гуманитарные 11

    Таким образом, значение определяется в более широком контексте, чем значение.

    По-иному расставлен акцент в работах представителей современной французской школы дискурсивного анализа, в которых проблема значения всегда находится в центре внимания, но при этом рассматривается вне традиционного противопоставления значения и смысла. для лингвистики (Guillaume, Maldidier, 1999, p.124, 132). Специфика этого подхода заключается в анализе взаимосвязи дискурса и идеологии. Понятие дискурса здесь выступает как проясняющая идея контекста. Так, М. Пеше и К. Фукс (1999), отмечая неоднозначность связи текста с его смыслом, связывают его с драгоценным камнем, что последовательность текста привязана к тому или иному дискурсивному образованию, за счет чего он наделен смыслом; также невозможно связать одновременно несколько дискурсивных формаций, что придает тексту несколько значений.Ж. Гийом и Д. Мальдидье (1999) утверждают, что «тексты, дискурсы, дискурсивные комплексы приобретают определенный смысл только в конкретной исторической ситуации» (стр. 124). Анализируя тексты токсинов Великой французской революции, авторы показали, что, хотя значение выражения далеко не полностью определяется его внутренней структурой, как традиционно считала лингвистическая семантика, другая крайность — считать значение полностью обусловленным снаружи — тоже себя не оправдала. Авторы формулируют продуманный SBA вывод: «Смысл не придается a priori он создается на каждом этапе описания; он никогда не бывает структурно завершенным. Значение происходит из языка и архивов; он одновременно ограничен и открыт » (там же, , с. 133). Другой автор видит процесс создания открытого значения следующим образом: «Одно чувство раскрывается в другом, в других; или он запутывается в себе и не может освободиться от себя. Он дрейфует. Он теряется в себе или приумножается.Что касается времени, то здесь речь идет о моментах. Смысл не склеить. Он неуравновешен, все время блуждает. Смысл не имеет продолжительности. Долгое время существует только его «каркас», закрепленный и увековеченный при его институционализации. Само значение блуждает в разных местах … Определенная ситуация значения, в которой значение и его удвоение взаимодействуют: отсутствие различия, несущественность, недисциплинированность, непостоянство. При таком подходе значение в значительной степени неконтролируемо. (Pulcinella Orlandi, 1999, стр.215-216). Постоянство значения может быть достигнуто на основе функционирования пересказа и метафоры; таким образом «значение приобретает« плоть »как историческое значение, возникающее в условиях напряженных отношений между фиксированностью и изменчивостью» (там же, , с. 216-217).

    ) Специалист в области психологии личности, мотивации и смысла, теории и истории психологии, психодиагностики, психологии искусства и рекламы, психологической и комплексной гуманитарной экспертизы, а также в области современной зарубежной психологии.Автор более 400 публикаций. Лауреат Венской премии Фонда Франкла (2004) за достижения в области смысло-ориентированной гуманистической психотерапии. Редактор многих переведенных книг ведущих психологов мира. В последние годы он занимается разработкой вопросов нетерапевтической практики психологической помощи, профилактики и содействия развитию личности на основе экзистенциальной психологии.

    Научно-исследовательская деятельность

    Исследование личности

    На основе пристрастного и многостороннего анализа различных психологических теорий, а также более широкого взгляда на развитие социальных и гуманитарных наук, Д. А. Леонтьев обосновывает и развивает понятие личности как единства возможного и необходимого , в рамках которого человек может, используя рефлексивное сознание, выйти за границы необходимого к возможному. Это представление о личности связано с выделением возможности существования как минимум двух психологических взглядов на человека, а также способов его существования: в первом «физическое лицо» рассматривается как пассивное, нарисованное, управляемое, предсказуемое существо; в рамках второго обращено внимание на «рефлексивную личность», являющуюся субъектом собственной деятельности.Причем «второй» взгляд на человека возможен, но не обязателен. Этот взгляд в настоящее время представлен экзистенциальной психологией и культурно-исторической психологией деятельности.

    Переосмысление психологии личности, предложенное Д.А. Леонтьева — это попытка понять, на каком уровне человеческой деятельности он, по словам Л.С. Выготский не только развивается, но и строит сам.

    Основные положения новой, «возможной» теории личности по Д.
    А. Леонтьев

    1. Психология личности включает в себя особую группу явлений, относящихся к области «возможного», и эти явления не порождаются причинными паттернами.

    Эти явления не являются обязательными, но они не случайны, т.е. не имеют чисто вероятностной природы.

    Так называемая «естественнонаучная психология» изучает человека как условное существо, чрезвычайно сложный автомат, механизм. При таком понимании психологические феномены кажутся «необходимыми», т.е.е. порождается причинными паттернами, подобными тому, чего не может не быть. Гуманитарная («неклассическая») психология изучает человека в его «возможных», а не необходимых аспектах, как недетерминированное существо.

    2. Человек только некоторые периоды своей жизни действует и функционирует как личность, реализуя свой человеческий потенциал , т.е. он может жить с промежутками «необходимое», затем с промежутками «возможное».

    В 3-м издании своей книги Психология смысла (2007) Д. А. Леонтьев представил в обобщенном виде структуру режимов, по которым может жить человек. Эти режимы расположены по шкале от полностью детерминированного человека до полностью свободного, или «самоопределенного» (См. Мультирегуляторная модель личности , ДА. Леонтьев, в рамках которой рассматриваются 7 взаимодополняющих механизмов регуляции человеческого поведения. считается). В более поздних работах Д.А. Леонтьев предлагает обратиться к метафоре «точечного человека», в рамках которой понимается, что человек реализует свой человеческий потенциал только в определенные промежутки своей жизни, а в другие он более-менее находит / находит себя. под давлением и контролем различных жизненных обстоятельств, какими бы они ни были.

    Как Д.А. Леонтьев пишет: «В человеке есть все, что есть у низкоорганизованных животных, благодаря чему он может функционировать на« животном уровне », не считая своих специфических человеческих проявлений. Траектория человека в мире пунктирная, прерывистая, потому что сегменты функционирования на человеческом уровне перемежаются сегментами нечеловеческого функционирования. «

    Функционирование человека на нечеловеческих уровнях не требует усилий, это «энергосберегающий режим функционирования».«Все по-настоящему человеческое требует энергии, не течет автоматически, не порождается причинно-следственными связями и требует усилий», что, конечно, окупается, но именно по этой причине многие отказываются и уходят с «человеческого» пути , переходя в другие режимы работы.

    3. Существование в человеческой жизни, помимо необходимой, сферы возможного, вносит в нее измерение самоопределения и автономии .

    Автономия и самоопределение (способность делать независимый, причинно-безусловный выбор) не возникают в человеческой жизни в результате причинно-детерминированного процесса, и человеку необходимо ориентироваться и свое поведение в пространстве возможного.А превращение возможностей в реальность происходит не в результате какой-либо причинной детерминации, а в результате самоопределения, посредством выбора и принятия решения субъектом.

    Даже «значения», «ценности» и «истины» в человеческой жизни не являются автоматическими, самодействующими механизмами; они влияют на жизнь человека только через его самоопределение по отношению к ним как к субъекту.

    4. В течение жизни человека степень детерминизма одних и тех же психологических явлений может меняться .

    5. Самоопределение своей жизни человеком как произвольное воздействие субъекта на причинные паттерны, влияющие на эту жизнь, становится возможным благодаря использованию рефлексивного сознания .

    6. Уровень личностного развития определяет характер взаимосвязи между переменными в личности: на более низком уровне характер взаимосвязи переменных более жесткий и детерминированный; на более высоком уровне развития одни появляются по отношению к другим только как предпосылки, не определяя их однозначно .Само же «развитие личности идет в направлении от генетически детерминированных универсальных структур к менее универсальным структурам, изначально существующим в модальности возможного».

    7. «Эмпирическим индикатором действий в области возможного, но не необходимого является неспровоцированный выход за рамки, установленные ситуацией».

    Этот выход осуществляется по мере развития личности, все больше и больше в сторону выбора значимых и разнообразных возможностей, а не однозначных потребностей.

    8. По мере усложнения и совершенствования форм и механизмов человеческой жизни и психологических процессов их причины все больше и больше начинают заменяться предпосылками, которые, в отличие от причин, порождают не необходимые следствия, а возможности, а их отсутствие невозможность. .

    9. « Признание психологической реальности и значимости категории возможного переносит нас из ясного и четко структурированного мира в мир, в котором преобладает неопределенность, и преодоление этой проблемы является ключом к адаптации и эффективному функционированию ».

    Понимание мира, в котором человек оказывается бесконечно предопределенным, — это экзистенциальное понимание мира.

    10. Введение категории возможного дополняет описание взаимодействия человека как субъекта с миром экзистенциальным измерением, и в таком «расширенном» описании есть место и ориентации на определенность. и ориентация на неопределенность .

    Прототипом такого описания является модель rubicon (H.Хекхаузен, Я. Куль, П. Гольвитцер), в рамках которых возникла идея так называемого «перехода Рубикона» — резкого перехода, осуществляемого в акте принятия субъектом внутреннего решения. от «мотивационного состояния сознания», максимально открытого по отношению к получению новой информации и взвешиванию имеющихся возможностей, к «волевому состоянию сознания», когда решение уже принято, действие приобретает определенную направленность и сознание «закрыто» от всего, что может пошатнуть эту ориентацию.

    11. « Возможности никогда не реализуются сами по себе, это происходит только через активность субъекта, который воспринимает их как возможности для себя, выбирает что-то из них и делает свою« ставку », вкладывая себя и свои ресурсы в реализацию выбранная возможность ». В то же время они берут на себя ответственность за реализацию этой возможности и возлагают на себя внутреннее обязательство приложить усилия для ее реализации. При этом переходе происходит преобразование: возможное — ценное (значимое) — должное — цель — действие .

    В целом в развитии Д.А. Леонтьевым новых руководящих принципов построения теории личности, которую в психологии можно назвать «возможной», точнее — «возможной» личности, люди представлены как находящиеся на разных этапах своего пути к гуманизации, на разных этапах своего развития. их индивидуальная онтогенетическая эволюция, которая является следствием их личного выбора и усилий.Иными словами, предлагается рассматривать людей как находящихся на пути к самореализации, мерой которого являются собственные шаги людей в этом направлении, а также приложенные усилия. Однако самореализация — это не осознание того, что заложено наследственностью или окружающей средой, а путь свободных решений и выборов самого человека, которые не определяются средой и наследственностью.

    Ключевые концепции психологии личности, разработанные Д.А.Леонтьева являются: пространство возможных , рефлексивное сознание и акт .

    Закон можно понимать как действие, которое не вписывается в традиционные модели психологической причинности, но требует признания другого вида причинности, основанного на значении, возможностях и ответственности , понимаемых как личностная причинность. Действие — это «сознательное ответственное действие, основанное на личной причинности и продвигающее личность в измерении личного пути».«

    Одна из ключевых проблем психологии личности для Д.А. Леонтьева — осуществление перехода человека из режима определения в режим самоопределения при подключении рефлексивного сознания.

    Механизмы перехода личности от детерминизма к самоопределению

    Механизмом перехода человека из детерминированного режима в режим самоопределения являются определенные психотехнические действия или «экзистенциальные психотехники», разработанные в различных культурах и значимые, в основном экзистенциальной философией, экзистенциальной психологией, а также диалогическим подходом к пониманию сущего. человек и его жизнь.

    1. Пауза — между раздражителем и реакцией на включение и работой рефлексивного сознания, во время которой вы можете не реагировать «естественным» образом, обычным для себя или ситуации, а начинаете выстраивать свою поведение.

    2. Посмотрите на себя со стороны . Включение рефлексивного сознания, вдумчивого размышления и осознания всех вариантов и альтернатив приводит к возможности сделать любой выбор.

    3. Расщепление самоощущения, осознание несоответствия тому, что я есть . Как человек, я то, чем я хочу быть или чем занимаюсь сам.

    4. Выявление альтернативы любых выборов и поиск неочевидных альтернатив . То же самое и с уже состоявшимися выборами, особенно с теми, которые люди сделали незаметно. Выбор заключается не только в том, что человеку еще предстоит сделать, но и в том, что он на самом деле уже делает.

    5. Осведомленность о цене, которую вы должны заплатить за каждый из возможных вариантов , то есть — экзистенциальное вычисление .

    6. Осознание ответственности и инвестирование в выбранную альтернативу .

    Проблема идентификации

    По данным Д.А. Леонтьева, человек использует 2 стратегии определения своей личности:

    • стратегия социальной идентичности включает идентификацию себя через принадлежность к группе; в этом случае, как правило, человек полностью или частично отказывается от собственной личности, путем ее минимизации в мире больших социальных групп.Эта стратегия реализуется в так называемом «бегстве от свободы» (Э. Фромм) в целом и, в частности, в экстремальных ситуациях, когда человек «регрессирует» к эволюционно более ранней стадии развития, отказываясь от тех эмансипаций, которые он / она приобрела в своей жизни и сливается с толпой, чувствуя себя в ней хорошо, нормальную, уверенную в себе часть коллективной личности, не принимающую решений вне группы.

    Современный мир по Д.А. Леонтьева, наполнены инфантилизмом, отказом от ответственности, замкнутостью и др. формами ухода от личности в социальные группы.Именно последний, по мнению Д.А. Леонтьеву в целом присуща стратегия социальной идентичности, которую сейчас выбирают многие.

    Стратегия социальной идентичности, как правило, реализуется через образы человека, образы его Я, понимаемые как своеобразные описания и восприятие нас другими, а также наши самоописания и самовосприятие через в которых мы участвуем в общении с другими. Эти социальные образования в нас (или даже в нас) зависят от контекста и ситуации общения и создают лабиринт человеческих идентичностей.

    • стратегия идентификации включает:

    По данным Д.А. Леонтьев, «Решение проблемы множественных, нестабильных и часто конфликтующих идентичностей современного человека возможно, если это будет сделано не представителем определенного набора социальных групп и сообществ, а автономным человеком, имеющим точку опоры. независимо от того, какие социальные и ролевые категории или индивидуальные характеристики, она может ответить на вопрос «кто я?«Главный ответ такого понятного человека -« Я есть Я ». Идентичность для человека, который ощущает свой внутренний центр вне каких-либо словесно сформулированных идентичностей, не является, согласно проблеме Д.А. Леонтьева, поскольку такой человек разрешает конфликты идентичностей путем конструирование себя, себя со своими собственными ценностями, а не с процессами, которые происходят наоборот.

    В общественном масштабе Д.А. Леонтьев говорит, что благополучие общества зависит от наличия в нем критической массы людей, имеющих внутри себя опору и источник собственной активности, способных что-то делать и брать на себя ответственность.

    Психолингвистические исследования

    Поэзия

    ДА. Леонтьев отмечает тенденцию исследования поэтического произведения выходить за рамки изучения его только как текста в более широкий экзистенциальный контекст, где субъект должен быть творцом и воспринимателем поэзии, а также тем, что послужило причиной создания этого произведения. ДА. Леонтьев систематизировал и реконструировал современное понимание поэзии и ее функционирования:

    Лепка на стихи Д. А. Леонтьев предлагает сказать, что искусство моделирует жизнь, но не как образ, а как деятельность, то есть как то, что мы можем (иметь возможность) делать со своей жизнью , и добавляет к своему нынешнему пониманию такие особенности как:

    • В поэтическом произведении задействован жизненный опыт его автора и читателя.
    • Это человек, а не сама форма поэтического произведения преодолевает и трансформирует его содержание; это происходит через творческую деятельность (экзистенциальные действия самоопределяющейся личности) над материалом произведения, автором которого он является и в течение которого его личность изменяется.
    • Акт создания поэтического произведения сочетает в себе процессы понимания смысла и творческое усилие создания формы; [Поэтический] текст — это не то, что мы читаем, а тот, «через который мы читаем что-то другое» (М.К. Мамардашвили). Понимание смысла связано с личностным развитием. , которые возникают в творческом, опосредованном усилии человека, чтобы фактически «практиковать сложность» через «определенность формы». Поэтическая речь в высшей степени произвольна, опосредована и рефлексивна, потому что при написании стихов человек «должен быть полностью самим собой».«Поэзия, как и другие формы культуры, культивирует произвол, самодисциплину, личную культуру преодоления».

    Культура преодоления важного для поэтического творчества материала прошла, по мнению Д.А. Леонтьева не менее 2 ступеней своего развития:

    • сила канона и художественной традиции, где каконе, традиция служат инструментом преодоления материала.
    • преодоление канона в индивидуальном творчестве (проблема прошлого века), т.е. конфликт между личным и социальным, и преодоление первого из второго.

    Говоря о восприятии и эмпирическом исследовании поэзии, Д.А. Леонтьев предлагает сказать, что:

    • В настоящее время отсутствуют целостные, разработанные подходы к рассмотрению и пониманию механизмов восприятия и воздействия поэтических произведений, а также эмпирических исследований восприятия поэзии реальной аудиторией, хотя фундаментальные теоретические и феноменологические исследования построения самих поэтических произведений. Этот разрыв можно объяснить «элитарностью» поэзии как вида искусства.
    • В современном понимании восприятия поэзии можно выделить 2 крайности:
      • внимание исследователей на формальных, лингвистических, структурных элементах образа поэтического произведения, заложенных в сознании читателей, без учета их взаимодействия. с целостной системой стихотворения и без соотнесения с их жизненным контекстом.
      • традиционный взгляд на понимание воздействия поэзии на человека, ведущего только к аффективным переживаниям, через понимание поэзии как явления эмоционального характера.

    Издательство

    Общественная деятельность и научные контакты

    Научная школа, студенты и последователи

    Последние разработки автора

    Внутри психология личности , ДА. Леонтьев разрабатывает «возможный» подход к пониманию личности (2011). Он предложил мультирегулирующую модель личности (2007), которая соответствует этому компоненту.

    Список литературы

    1. Леонтьев Д.А. Философия жизни М. Мамардашвили и ее значение для психологии // Культурно-историческая психология, 2011, № 1. — С. 2.
    2. Леонтьев Дмитрий Алексеевич
    3. ЛЕОНТЬЕВ Дмитрий Александрович, канд. »CV
    4. « Леонтьев Д.А. // Вопросы психологии, 2011, № 1. — С. 3-27.
    5. Выготский Л.С. Специфическая психология человека // Вестник МГУ. Серии. 14.Психология, 1986, № 1. — С. 58.
    6. .
    7. Леонтьев Д.А. О предмете экзистенциальной психологии // 1 Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии / Под ред. ДА. Леонтьев, Э. Мазур, А. Сосланда. — М .: Смысл, 2001. — С. 3-6.
    8. « Леонтьев Д.А. Новые ориентиры понимания личности в психологии: от необходимого к возможному // Вопросы психологии, 2011, № 1. — С. 11-12.
    9. Леонтьев Д.А. « Новые ориентиры понимания личности в психологии: от необходимого к возможному // Вопросы психологии, 2011, № 1. — С. 12.
    10. Леонтьев Д.А. « Новые ориентиры понимания личности в психологии: от необходимого к возможному // Вопросы психологии, 2011, № 1. — С. 16.
    11. Леонтьев Д.А. Личностный потенциал как потенциал саморегуляции // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М.В. Ломоносов / Под. изд. Б.С. Братуся, Е.Е. Сокол. — М .: Смысл, 2006 (а). С. 85–105.
    12. « Леонтьев Д.А. Новые ориентиры понимания личности в психологии: от необходимого к возможному // Вопросы психологии, 2011, № 1. — С. 19.
    13. « Леонтьев Д.А. Новые ориентиры понимания личности в психологии: от необходимого к возможному // Вопросы психологии, 2011, № 1. — С.13-14.
    14. « Леонтьев Д.А. Новые ориентиры понимания личности в психологии: от необходимого к возможному // Вопросы психологии, 2011, № 1. — С. 24; Леонтьев Д.А. К психологии поступка // Экзистенциальное. традиции: философия, психология, психотерапия. — Ростов н / А., 2006. — Вып. 2. — С. 153-158.

    Всегда в отличной форме, с красивой улыбкой, с добрыми глазами. Он всегда поднимет настроение и найдет, что сказать, когда, казалось бы, а сказать нечего.Именно таким в глазах миллионов кажется Дмитрий Леонтьев, мудрый психолог и талантливый писатель.

    Биография

    Дмитрий Леонтьев родился 28 июля 1960 года в городе Москва. Ему с детства была предоставлена ​​возможность стать психологом, ведь его отец и дед добились в этой сфере потрясающих успехов. Поэтому он не сомневался, куда ему идти после окончания школы.

    В 22 года он уже блестяще окончил Московский гуманитарный университет.Его достижения в этой сфере на этом не закончились, через 6 лет он защитил диссертацию, а в 29 лет стал доктором психологических наук.

    После окончания университета бывший студент остался работать в нем преподавателем и ученым. Ему принадлежат две лаборатории, в которых он анализирует важные человеческие проблемы: в чем смысл существования человека, ценности, мотивация к жизненному созиданию и многие другие.

    Дмитрий Леонтьев — писатель с большой буквы, педагог, умеющий найти подход к каждому ученику, и просто талантливый человек.Это то, что привыкли видеть его коллеги по работе, друзья и родственники.

    Карьера

    В жизни талантливого писателя можно выделить несколько важных этапов:

    1. В 1990 году он возглавил лабораторию позитивной психологии.
    2. К 2004 году Дмитрием Леонтьевым уже написано более 600 научных статей, за что он получил звание лауреата премии Фонда Виктора Франкла.
    3. С 2009 по 2012 год возглавлял лабораторию по изучению личности с ограниченными возможностями.
    4. В 2014 году стал почетным членом Общества логотерапии.

    Всю свою жизнь ученый занимался изучением личности, в качестве которой выступал человек с различными способностями. У него активизировалось рефлекторное сознание, которое периодически выходит за рамки дозволенного. В своих статьях он указывает, что человек — существо пассивное, управляемое множеством факторов. Скорее, он субъект собственной деятельности, а не объект.

    В Москве многие знают такого автора, как Дмитрий Леонтьев, книги этого человека помогают человеку развиваться, понимать жизненные ценности и суть его миссии. Всего можно выделить несколько самых популярных работ современного психолога.

    «Бастион»

    Небольшое произведение автора, изложенное на 42 страницах. Это первая книга, написанная автором в жанре научной фантастики. В нем главная героиня — молодая девушка с красивой внешностью и честолюбием.Когда она входит в комнату, то все мужчины начинают ухаживать за ней и считать шаги этого прекрасного человека. Как будто все вокруг при виде нее впадают в ступор. Но так ли проста судьба девушки с яркой внешностью? Что происходит в ее душе и какую судьбу принесла ей жизнь?

    Читателями этого произведения становятся в основном женщины. После прочтения они обязательно поделятся своими впечатлениями от этой книги. В основном обзор таков: женщинам нравится яркий сюжет, который начинает захватывать с самого начала и содержит интригу до конца произведения, он раскрывает самые сложные человеческие отношения, каждый абзац несет свое значение, на протяжении всего произведения нет лишней «воды».

    «Роса в аду»

    «Роса в аду» — это первая книга в истории автора, написанная в фантастическом стиле. Главным героем этого произведения стал молодой человек, который, казалось бы, должен был быть полон энергии, но у него уже нет сил существовать, работать и переносить все, что ему подарит жизнь. Все эти мучения приводят к тому, что сначала весь мир презирает человека, а потом он начинает ненавидеть себя.

    Если вы любите фантастику, обратите внимание на произведение Дмитрия Леонтьева «Роса в аду».Отзывы об этом произволе в основном положительные. Их оставляют в равных частях как представители мужской, так и женской половины. Отмечают остроту сюжета, его «поворот», яркое описание сцен и невозможность предугадать исход сюжета.

    «Полет в сон»

    Дмитрий Леонтьев несколько лет занимался современной поэзией. Результатом его творчества стала работа «Полет в мечту». Главное в нем то, что все люди всю жизнь живут иллюзиями, они не ценят настоящее и думают, что живут плохо, но когда-нибудь все получится. Так думала и героиня этой картины, пока ей не досталась загадка.

    В основном читатели утверждают, что это не просто произведение, а реальная правда жизни, которая может случиться с каждым человеком.

    Психология в нашей жизни имеет большое значение. Ведь именно она помогает изучить состояние души человека, направить мысли в нужное русло, избежать конфликтов. Важную роль в этой сфере играет Дмитрий Леонтьев. Именно он сумел проникнуть в душу читателя и помог ему все расставить по своим местам.

    Краткое и доступное изложение современных идей и теоретических взглядов автора на сущность личности, ее структуру, механизмы развития и взаимоотношения с окружающим миром.

    Особое внимание уделяется внутреннему миру личности — ее ценностно-смысловой сфере, а также механизмам зрелости, автономности и самоопределения личности.

    Психология свободы

    «Завершая эту статью, мы оставляем ее открытой. Наша задача ограничилась постановкой задачи и указанием основных рекомендаций для ее более детального развития. Наиболее важным, на наш взгляд, является изменение взгляда на человеческие действия, потребность в котором, конечно, назрела. Это заметили три десятилетия назад. «Ошибка состоит в том, чтобы считать, что поведение должно быть зависимой переменной в психологических исследованиях. Для человека это независимая переменная. ”

    Психология смысла

    Монография посвящена комплексному теоретическому анализу смысловой реальности: аспектам проблемы значения, форм его существования в отношениях человека с миром, в сознании и деятельности человека, в структуре личности, в межличностном взаимодействии, в искусстве, искусстве и культуре.

    Современная психология мотивации

    Сборник работ ученых, представляющих научную школу факультета психологии МГУ, посвященных современным проблемам психологии мотивации. Статьи сборника содержат теоретические обзоры, теоретические и экспериментальные и прикладные исследования, основанные на новых тенденциях в психологии мотивации и саморегуляции, которые сложились за последние два десятилетия.

    Тематический апперцептивный тест

    Книга является первым отечественным полным руководством по работе с одной из самых сложных и интересных психодиагностических методик. В нем изложена история развития ТАТ, дано теоретическое обоснование, обзор родственных методов, подробные инструкции по работе с предметом, подробная схема интерпретации, описание и анализ конкретного случая.

    Тест жизненной ориентации

    Неспособность человека найти смысл своей жизни (экзистенциальное разочарование) и возникающее в результате чувство потери смысла (экзистенциальный вакуум) являются причиной особого класса психических заболеваний — ноогенного невроза. которые отличаются от описанных ранее видов неврозов.

    Тест LSS — это адаптированная версия теста «Целенаправленность в жизни» (PIL), проведенного Джеймсом Крамбо и Леонардом Махоликом. Методика разработана авторами на основе теории желания смысла и логотерапии Виктора Франкла и направлена ​​на эмпирическую проверку ряда идей этой теории, в частности, идей о экзистенциальном вакууме и ноогенных неврозах.

    Для профессиональных психологов — исследователей и практиков.

    Леонтьев Дмитрий Алексеевич
    (1960)

    Психология смысла

    Леонтьев Дмитрий Алексеевич — российский психолог, доктор психологических наук, профессор.Представитель научной династии российских психологов: сын А.А. Леонтьева, внук А.Н. Леонтьева.

    Переосмысление психологии личности, предложенное Д.А. Леонтьева — это попытка понять, на каком уровне человеческой деятельности он, по словам Л.С. Выготский не только развивается, но и строит сам. Основные положения новой, «возможной» теории личности по Д.А. Леонтьев:

    1. Психология личности охватывает особую группу явлений, относящихся к области «возможного», и эти явления не порождаются причинными паттернами.Эти явления необязательны, но они не случайны, т.е.не имеют чисто вероятностного характера.

    2. Человек действует только некоторые периоды своей жизни и действует как личность, реализуя свой человеческий потенциал, то есть он может жить в промежутках «необходимое», затем в промежутках «возможного». В 3-м издании своей книги «Психология смысла» Д.А. Леонтьев представил в обобщенном виде структуру режимов, по которым может жить человек. Эти режимы расположены по шкале от полностью решительного человека до полностью свободного или «самоопределенного».

    ДА. Леонтье: — «У человека есть все, что есть у низкоорганизованного животного, благодаря чему он может функционировать на« животном уровне », не считая своих специфических человеческих проявлений. Траектория человека в мире пунктирная, прерывистая, потому что сегменты функционирования на человеческом уровне перемежаются сегментами нечеловеческого функционирования ».

    3. Существование в человеческой жизни, помимо необходимого, сферы возможного, привносит в нее измерение самоопределения и автономии.

    Даже «значения», «ценности» и «истины» в человеческой жизни не являются автоматическими, самодействующими механизмами; они влияют на жизнь человека только через его самоопределение по отношению к ним как к субъекту.

    4. В течение жизни человека степень детерминизма одних и тех же психологических явлений может меняться.

    5. Самоопределение своей жизни человеком как произвольное воздействие субъекта на причинно-следственные законы, влияющие на эту жизнь, становится возможным благодаря использованию рефлексивного сознания.

    6. Уровень личностного развития определяет характер взаимосвязи между переменными в человеке: на более низком уровне характер взаимосвязи переменных более жесткий и детерминированный; на более высоком уровне развития одни выступают по отношению к другим только как предпосылки, не определяя их однозначно. Само же «развитие личности идет в направлении от генетически детерминированных универсальных структур к менее универсальным структурам, изначально существующим в модальности возможного.«

    7. «Эмпирическим индикатором действий в области возможного, но не необходимого является неспровоцированный выход за рамки, установленные ситуацией».

    Этот выход осуществляется по мере развития личности, все больше и больше в сторону выбора значимых и разнообразных возможностей, а не однозначных потребностей.

    8. По мере усложнения и совершенствования форм и механизмов человеческой жизни и психологических процессов их причины все больше и больше начинают заменяться предпосылками, которые, в отличие от причин, порождают не необходимые последствия, а возможности, а их отсутствие невозможно. .

    9. «Признание психологической реальности и значимости категории возможного переносит нас из ясного и хорошо структурированного мира в мир, в котором преобладает неопределенность, и преодоление ее проблем является ключом к адаптации и эффективному функционированию». Понимание мира, в котором человек оказывается бесконечно предопределенным, — это экзистенциальное понимание мира.

    10. Введение категории возможного дополняет описание взаимодействия человека как субъекта с миром экзистенциальным измерением, и в таком «расширенном» описании есть место как ориентации на достоверность, так и ориентация на неопределенность.

    11. «Возможности сами по себе никогда не реализуются, это происходит только через активность субъекта, который воспринимает их как возможности для себя, выбирает что-то из них и делает свою« ставку », вкладывая себя и свои ресурсы в реализацию выбранная возможность «. В то же время они берут на себя ответственность за реализацию этой возможности и возлагают на себя внутреннее обязательство приложить усилия для ее реализации. В этом переходе происходит трансформация: возможное — ценное (значимое) — должное — цель — действие.

    Предлагается «возможная» теория личности, рассматривающая людей как находящихся на пути к самореализации, мерой которой являются собственные шаги людей в этом направлении, а также приложенные усилия. Однако самореализация — это не осознание того, что заложено наследственностью или средой, а путь свободных решений и выборов самого человека, не определяемых средой и наследственностью.

    Механизмом перехода человека из детерминированного режима в режим самоопределения являются определенные психотехнические действия или «экзистенциальные психотехники», разработанные в различных культурах и значимые, в основном экзистенциальной философией, экзистенциальной психологией, а также диалогическим подходом к пониманию сущего. человек и его жизнь:

    • Остановка, пауза — между раздражителем и реакцией на включение и работой рефлексивного сознания, во время которой можно не реагировать «естественным», обычным для себя или ситуации способом, а начать выстраивать собственное поведение.
    • Посмотрите на себя со стороны. Включение рефлексивного сознания, вдумчивого размышления и осознания всех вариантов и альтернатив приводит к возможности сделать любой выбор.
    • Расщепление самоощущения, осознание несоответствия тому, что я есть. Как человек, я то, чем я хочу быть или чем занимаюсь сам.
    • Выявление альтернативы любых выборов и поиск неочевидных альтернатив. То же самое и с уже состоявшимися выборами, особенно с теми, которые люди сделали незаметно.Выбор заключается не только в том, что человеку еще предстоит сделать, но и в том, что он на самом деле уже делает.
    • Осознание цены, которую вы должны заплатить за каждый из возможных выборов, т.е. экзистенциальный расчет.
    • Осознание ответственности и инвестирование в выбранную альтернативу.

    История факультета

    Научный фундамент был заложен в 19 веке профессором И. Шадом, мастером П.Любовским, профессором П. Ковалевским, его преемником М. ТАБЛИЦА и др. Важным событием в доисторической части кафедры стало формирование в начале ХХ века харьковской психологической школы, научных и социокультурных ценностей, которые трудно переоценить. И культурно-исторические теории, и общие теории таким образом стали достоянием мировой психологической науки. В 20-х годах Харьков имел репутацию известного исследовательского центра, в котором развивались разные направления как гуманитарные, так и естественные науки.В этот период Харьков был также столицей Украины, в результате чего были открыты новые научные и образовательные учреждения, тем более, что в XIX веке для этого была заложена хорошая база. В 1922 году в Харькове был открыт Украинский научно-исследовательский институт психоневрологической и психиатрической помощи. под руководством известного невролога А.И. Геймановича, а с 1926 г. в психиатрической клинике — Украинском институте клинической психиатрии и социальной психогигиены (директор В.П.Протопопов).

    В 1932 году было принято решение об объединении этих учреждений, и они объединились в одну организацию — Всеукраинскую психоневрологическую академию.Это был уникальный полифункциональный институт, в который входили сектор и психология. Он состоял из кафедр общей и генетической психологии и клинической психологии. В связи с этим возникает необходимость поиска и приглашения психологов и специалистов для работы в этих отделах. Из Москвы были приглашены О.Р. Лурия, О.М. Леонтьев, М.С. Лебединский. Место заведующего сектором предложили О.Р. Лурия и заведующего кафедрой генетической психологии — О.М. Леонтьеву. Однако вскоре О.Р. Лурия вернулся в Москву, а начальником сектора остался О.М.Леонтьев. Вместе с ним из Москвы в Харьков переехал О.В. Запорожец и Л.И. Божович. Л.И. Божович практически сразу переезжал в Полтаву и всегда приезжал в Харьков, чтобы встретиться со всей группой. Планировалось переезд в Харьков и Л.С.Выхоцкого, но этого не произошло. Он лишь изредка приезжал в Харьков и даже заочно учился в Харьковском медицинском институте. В отделении, которым руководил О.М. Леонтьев, работал П.Я. Гальперин, харьковский психоневролог и психолог, считавший, что группа Л.Большое будущее С.Выхоцкого. Еще одна группа психологов, присоединившаяся к ним, училась в аспирантуре Харьковского педагогического института и Украинского научно-исследовательского института педагогики — в нее входили В.И. Аснин, П.И. Зинченко, Х.Д. Луков. Все они вместе составляют костяк психологов Харьковской школы. (О.О. Леонтьев считает правильным говорить о школе Выготского и Харьковской группе). Оставляя в стороне дискуссионный вопрос о существовании единой школы Выготского — Леонтьевой или двух разных школ (культурно-исторической Выготской и Леонтьевской дияльнистной), по поводу которых существуют разные точки зрения, следует отметить, что, конечно, группа психологи под руководством А.Леонтьев, работавший в Одессе в начале 30-40-х годов, имел свою специфику, которая их объединяла. Они заложили теоретические и экспериментальные основы теории. Помимо этих психологов, за 30 лет в эту группу вошли Д.М.Арановская, Ф.В.Бассин, Е.В.Хордон, О.М.Концева, Л.И.Котлярова, Н.В. Мазуренко, В.В. Мистюк, Т. , К.Е.Хоменко. Таким образом, харьковская группа просуществовала 10 лет. Хотя в 1934 году О.М. Леонтьев вернулся в Москву, он постоянно бывал в Харькове и руководил группой.П.Я. Гальперин, О.В. Запорожец, П.И. Зинченко остались в Харькове до Великой Отечественной войны. После войны ни П.Я. Гальперин, ни О.В. Запорожец в Харьков не вернулись. Однако в 1936 году, когда столица Украины переехала в Киев, различные психологические исследования, проведенные в Украинской психоневрологической академии, начали свертываться. и постановлением 1936 г. педологични перекосы в системе Наркомата, процесс завершен.

    Итак, психоневрологическая академия перестала быть основной базой экспериментальных исследований харьковской школы.Однако они продолжились в Украинском научно-исследовательском институте образования, Харьковском педагогическом институте, где заведовали кафедрой психологии и работали О. В. Запорожец, В.И.Аснин, К.Е. Хоменко, Х.Д.Луков и др., И Харьковском институте иностранных языков, где работал П.И. Зинченко.Решение педологии не остановило научную деятельность харьковского коллектива, потому что они никогда не занимают педологичных позиций, рассматривая психологию и педологию в двух разных науках. Однако их деятельность остановила войну.П.И. Зинченко и Х.Д.Луков ушли на фронт, А.В. Запорожец, П.Я. Гальперин, О.М. Леонтьев и работали в военных госпиталях (с 1943 г. вместе с Кауровцами в Свердловске) и проводили работы по восстановлению двигательных функций пострадавших после травм. , направления исследований этих исследователей несколько разделены, почти каждый из них начал свои проблемы и стал основоположником направления в психологии: О. М. Леонтьев — теория, О. В. Запорожец — теория восприятия, П. И. Зинченко — теория памяти. П.Я. Гальперин — теория формирования мыслительных действий, Л. И. Божович — теория личности. Однако все эти направления имеют общую основу — совместную разработку теории деятельности. Как отмечал О.О. Леонтьев, О.М. Леонтьев был «несомненно лидером харьковской группировки, но он создал концепцию коллективного разума». К этому добавилось и еще одно: все они, как бы мы не оценивали свои взгляды, считали сами студенты Л.С.Выхоцкого. В послевоенные годы в Харькове продолжаются исследования познавательных процессов, прежде всего мышления и памяти, в соответствии дияльнистного подхода.Эти исследования проводились, в первую очередь, кафедрой психологии педагогического института и кафедрой психологии Харьковского университета, которая была открыта в 1963 году усилиями П.И. Зинченко. Он стал первым руководителем и основоположником школы психологии и памяти. Все последующие годы этой проблеме занимался один из ведущих последователей харьковских психологов и школьников П.И. Зинченко. Таким образом, концепции памяти были заложены С.П. Бочаровой и Г.К. Середой, и теперь они находят свое дальнейшее развитие в творчестве своих учеников.С середины 60-х годов в Одессе при Педагогическом институте началась активная разработка принципов и экспериментальных исследований развивающего обучения, очередного применения теоретического дияльнистного подхода и его внедрения в практику школьного обучения. Эти исследования проводились в соответствии с генеральной программой Д. Б. Элконина и В. В. Давыдова, последователей Л. С. Выгоцкого и О. М. Леонтьевой. В Харькове общее руководство этой работой осуществлял В.В. Рёпкиным. Дальнейшее развитие развивающего образования и внедрение его в практику массовых школ продолжается и сейчас под руководством А.К. Дусавицкого.Через несколько лет на кафедре психологии при биологическом факультете было открыто отделение психологии, которое в 1972 году начали готовить профессиональных психологов. Выдающаяся роль в организации кафедры принадлежит профессору Середа Г.К., который был учеником и преемником П.И. Зинченко. На протяжении 80-х годов ХХ века на кафедре психологии основным направлением научных исследований стояла проблема психологии памяти и психологии. обучения, благодаря работе видных специалистов в области доктора психологических наук, профессора Г.К. Середа, который в это время возглавлял кафедру психологии.В 80-е годы Г.К. Середа создал общетеоретическую модель системно-деятельностного подхода к памяти позиции. Ему принадлежит идея многоуровневого подхода к памяти и ее футурологический характер, связанный с ориентационной памятью на будущие результаты. Впервые в нашей психологии на основе этой теории были решены механизмы неспецифических эффектов памяти. Эти работы реализованы на практике и в организации высшего образования. Профессор. Г. К. Середа теоретически поднял проблему «памяти и идентичности», которая получила дальнейшее развитие в своих исследованиях и экспериментальных работах его последователей.Под руководством доктора психологических наук, профессора А.К. Дусавицкого сформировалось второе направление исследований в области психологии развивающего обучения, изучения условий, источников, закономерностей и механизмов психического развития для жизни человека. Практической реализацией развития этого направления стало создание методик, программ и учебников для школ по развитию системы образования. В академической жизни кафедры активно участвовали студенты, работающие в студенческом научном обществе кафедры психологии.Традиционно основным направлением научных исследований кафедры биологической психологии в 1991-2000 гг. Оставалась проблема психологии памяти.

    Это направление продолжили развивать исследования профессор Середа Г.К. и его последователи. Был проведен обширный объем теоретических и прикладных исследований, в частности, в области выявления механизмов мнемической памяти, обучения и системогенеза индивидуального опыта. Комплексно изучены закономерности и коллективная историческая память профессора А.Ф. Иванового, память, личность и система коммуникации как доцент И.М.Мельник, профессор Лактионова по долговременной памяти и биографии. В контексте развивающего обучения психология изучала развитие личности в начальной школе, подростковом возрасте, молодежи и учащихся под руководством профессора А.К. Дусавицкого. Фундаментальные исследования в этой области нашли широкое практическое применение при построении развивающего образования в Украине, России и других странах. Разработала систему практических приемов формирования и развития познавательных процессов и творческой активности детей преподаватель Е.В.Зайкою. За время независимости украинского государства в научном отделе психологии появились новые направления теоретических и прикладных исследований. Да, наука — это отрасль психологии, развитая в области развития личности при здоровье и болезни: гендерный подход и психотерапия изучались профессором О.С.Кочаряном, этнопсихологические проблемы современного украинского общества изучались доцентом В.Н.Павленко, структурной и динамической организацией личности. опыт профессора А.М. Лактионов, современные психологические проблемы профессора-правозащитника О. Ф. Ивановой, психологические проблемы социальных отклонений доцент Н. Крейдун. Также проводятся исследования в области психологии мотивационных когнитивных процессов, политической психологии, психологии окружающей среды, психологии пользователей компьютеров, психологии бизнеса и др. С учетом расширения научных и прикладных исследований в 1992 г. на кафедре психологии открылся новый отдел прикладных и клиническая психология.И вскоре открылась кафедра психологии. Кафедра психологии Харьковского национального университета им. Каразина была создана Министерством образования и науки Украины № 429 от 5 сентября 2000 г. Видную роль в организации и открытии факультета играют профессор Лактионов А.М. и профессор Крейдун К кафедре присоединились кафедра психологии (заведующая проф. Е.Ф. Иванова), прикладной психологии (заведующий проф. Лактионов) и педагогики (заведующий проф. Л. Нечепоренко). В 2006 году открыта кафедра белого открытого психологического консультирования и психотерапии.С момента основания в 2008 г. факультет возглавлял доктор психологических наук, профессор, вице-президент Ассоциации политической психологии Украины (с 2001 г.), действительный член Нью-Йоркской академии наук (1998 г.), действительный член. Общества психологов Украины (с 1995 г.). Лактионов Александр (1946 2008г.) В настоящее время деканом факультета является кандидат психологических наук, профессор, член Общества психологов Украины (с 1995 г.), член Ассоциации политической психологии Крейдун Надежда Петровна.

    Советская психология: А. Леонтьев

    Советская психология: А. Леонтьев

    А.Н. Леонтьев 1978

    Деятельность, сознание и личность

    «На самом деле философское открытие Маркса состоит не в отождествлении практики с познанием, а в признании того, что познание не существует вне жизненного процесса, который по самой своей природе является материальным, практическим процессом. Отражение действительности возникает и развивается в процессе развития реальных связей познавательных людей с окружающим их человеческим миром; он определяется этими связями и, в свою очередь, влияет на их развитие.Таким образом, человеческое сознание перестает быть «внутренним качеством человеческого духа», не имеющим истории или неподдающимся каузальному анализу. Мы начинаем понимать его как высшую форму отражения реальности, которую создает социально-историческое развитие: система объективно существующих агентов порождает ее, а причинно-исторический анализ делает ее доступной для нас ». Марксизм и психологические науки


    Первая публикация: 1978 год
    Источник: активность, сознание и личность
    Издатель: Прентис-Холл
    Перевод: Мари Дж.Зал
    Транскрипция / разметка: Nate Schmolze (marxists.org) 2000.

    PDF всей книги и PDF этой статьи.


    Предисловие

    Методологический кризис, который пытается преодолеть мировая психология. решить за последние 100 лет разрушенную единую систему психологического знание. Психологи разделились на несколько школ и направлений, и их представители спорят между собой о предмете их наука.Рассматривая пути выхода из кризиса, А. Леонтьев Активный Действительный член Академии педагогических наук СССР и Ленинской премии. Лауреат в своей новой книге демонстрирует примат марксистской методологии. в решении фундаментальных проблем современной психологии.

    Книга предназначена для философов, психологов и учителей, а также для всех, кто интересуется теоретическими вопросами науки что касается происхождения, функции и структуры психологического отражение реальности.


    Содержание

    Введение

    Глава 1 — Марксизм и Психологическая наука
    1.1 Общие основы марксистской психологии
    1.2 Теория сознания
    1.3 Психология когнитивных процессов

    Глава 2 — Экстрасенс Отражение
    2.1 Уровни исследования отражения
    2.2 Активность психического отражения

    Глава 3 — Проблема деятельности и Психология
    3.1 Два подхода в психологии — два плана анализа
    3.2 Категория объективной деятельности
    3.3 Объективная деятельность и психология
    3.4 Взаимосвязь внутренней и внешней деятельности
    3.5. Общая структура деятельности

    Глава 4 — Деятельность и Сознание
    4.1 Происхождение сознания
    4. 2 Сенсорная ткань сознания
    4.3 Смысл как проблема психологического сознания
    4.4 Личное чувство

    Глава 5 — Деятельность и Личность
    5.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.