Изгой психология: Изгой. Как не стать жертвой общества и коллектива? | Константин Борислав

Изгой. Как не стать жертвой общества и коллектива? | Константин Борислав

Изгой – это тот, кто отвергнут обществом. Если это произошло, человеку становится крайне сложно налаживать отношения с социумом, а попытки сделать это лишь усугубляют ситуацию. В эту категорию может попасть любой, пол и возраст роли не играют. Чтобы избежать такой ситуации и не стать жертвой, необходимо знать все об этом конфликте с обществом и о причинах его возникновения.

Кто может стать изгоем

Есть множество различных способов, которые использует коллектив, превращая человека в изгоя. Школьники используют издевательства и насмешки, оскорбительные выходки, моральное и физическое насилие. Во взрослом обществе все обстоит намного культурней. Как правило, используют игнорирование. Человека не трогают, над ним не издеваются, но он начинает остро ощущать, что коллектив его не замечает, он отвернулся от человека.

На роль изгоя общество всегда выбирает того, кто не соответствует его взглядам. Черты неуверенности в себе, замкнутости или вульгарности в общении для многих лично неприемлемы. Причинами для общественного отторжения могут стать модель поведения, личностные качества и черты характера, которые не приняты и не приветствуются отдельно взятым коллективом.

Люди становятся изгоями лишь по отношению к определенному коллективу или обществу. Будучи изгоем в одном коллективе, человек может попасть в другой, где его качества приемлемы и воспринимаются без отторжения. В таком обществе человек будет чувствовать себя свободно и комфортно. В обществе детей в число изгоев попадают обычно те дети, которые находятся под чрезмерной опекой и слишком бдительным контролем родителей.

Причина отверженности обществом может заключаться и в особенностях характера, и в социальной принадлежности. В любом случае нужно выявить какие из качеств человека коллектив ценит, а какие отвергает. Далее, человек должен либо принять ценности общества и начать жить в их рамках, либо уйти из этого коллектива.

Изгои по природе

Есть исключительные люди, которые становятся изгоями любого общества. Здесь необходимо понять причины и качества, делающие из людей повсеместных изгоев.

1. Человек не приемлет, принятые в коллективе, ценности. Он не уважает людей, резко изъясняется и вызывающе действует, общество отторгает его в ответ.

2. В общественной команде каждый человек выполняет определенные функции, за которые несет ответственность и делает это ради общего блага. Изгой отказывается от этого, он сосредоточен лишь на собственном комфорте и выгоде, таким образом он противостоит коллективу, провоцируя его на конфликт. Общество не может принять человека, который его отвергает.

3. Иногда, в силу психологических особенностей и черт характера, человек не умеет строить отношения с коллективом. Человек не реагирует на сигналы общества, не умеет налаживать взаимоотношения с людьми, он замкнут и зациклен на себе. В данной ситуации человек будет изгоем, но проявление отчуждения будет достаточно мягким в сравнении с предыдущими случаями.

Как избежать роли жертвы

Стать изгоем в обычных ситуациях достаточно просто даже при наличии одного или двух провоцирующих факторов, которые приводят к бойкотированию человека. Чтобы этого избежать и не стать жертвой такого конфликта, необходимо четко осознавать то, что приводит к таким проблемам. Как только между человеком и коллективом возникла напряженная атмосфера, необходимо найти причины и выход из этой неприятной ситуации в самом начале, не доводя ее до кризисной точки.

Дети-изгои: психологическая работа с проблемой

В каждом детском коллективе есть популярные дети и не очень. Есть дети активные, общительные, а есть тихие, одиночки. Одних устраивает второстепенная роль в классе, другие страдают от такого положения, но не знают и не умеют его изменить. Некоторые дети так стремятся оказаться в центре внимания одноклассников, занять лидерскую позицию, не умея при этом вести себя в соответствии со своими притязаниями, выбирая неадекватные способы поведения, что добиваются внимания «со знаком минус» — становятся объектом насмешек и презрения. И вот эти активно отвергаемые сверстниками ребята — явление, к сожалению, частое и трудноисправимое.

Наверное, многие психологи и педагоги размышляют над тем, как помочь ребенку не чувствовать себя лишним в коллективе, можно ли научить его общаться, могут ли взрослые (педагоги, психологи, родители) специально обратить на него внимание сверстников, сделать его своим для окружающих. Но самый главный и трудноразрешимый вопрос: как избежать травли и что делать, если ситуация критическая?

Психологические аспекты проблемы отверженности

Собственные наблюдения, биографии разных людей и примеры из художественной литературы наводят на мысль, что в любом детском коллективе неизбежно есть популярные дети и дети-изгои. Иногда отверженных детей просто игнорируют, пассивно не любят или терпят, иногда у них находятся защитники. А другим везет меньше — их не любят активно. Они становятся объектами насмешек и травли со стороны одноклассников. Попробуем разобраться в природе такого явления, как отвержение одного или нескольких членов коллектива.

Действующие лица

Каждая драма предполагает четкое распределение ролей. В ситуации травли всегда есть зачинщики, их жертвы и, конечно, преследователи — основная масса детей, которая под руководством зачинщиков осуществляет травлю. Иногда в классе есть нейтральные наблюдатели. На мой взгляд, наблюдатели ничем не отличаются от преследователей, так как своим молчанием они поощряют травлю, никак ей не препятствуя. Часто дети про себя осуждают поведение агрессивных одноклассников, но ничего не предпринимают, боясь стать следующей жертвой.

«Любимой игрой Эндрю Саски (тогда обязательный в каждом классе хулиган и драчун) было снять с Колина штаны и спрятать их. Тогда как некоторые из нас сочувствовали Колину, большинство, я подозреваю, были рады, что он существует: с ним Эндрю Саски постоянно был занят и не трогал остальных» — вот как объясняет эту типичную для многих школьных коллективов ситуацию в своем романе «Скоро тридцать» английский писатель Майкл Гейл.

Бывает, что среди одноклассников находятся и защитники жертвы. Иногда появление защитника способно в корне изменить ситуацию (особенно если защитников несколько или с их мнением в классе считаются) — большинство преследователей оставляют изгоя в покое, конфликт сходит на нет в самом начале.

Например, пятиклассница Света, стремящаяся стать королевой класса, подговаривала одноклассников объявить бойкот своей сопернице Наташе. Света своими насмешками и проделками могла испортить жизнь любому, поэтому с ней никто не хотел связываться, хотя тихая Наташа многим нравилась. В бойкоте согласились участвовать все, кроме Аркаши. Он сказал, что Наташа его друг, поэтому он будет продолжать с ней дружить. Поступок Аркаши, который до этого ничем особым не выделялся, учился средне, мог начать плакать из-за двойки или испачканных брюк, опасаясь наказания, произвел на одноклассников такое впечатление, что Свете пришлось оставить Наташу в покое.

Но довольно часто защитник изгоя и сам становится изгоем. Например, когда, подчиняясь воле учителя, ребенок вынужден сидеть за одной партой с изгоем, то он может постепенно стать объектом насмешек, если только не начнет активно принимать участие в травле соседа по парте.

Рассмотрим психологические особенности основных действующих лиц:

Травля ребенка – истоки неприязни

Проблема любого детского коллектива состоит не только в активном неприятии или травле одного из членов группы (класса) — это явление заметное для окружающих, и, следовательно, его легче отследить и попытаться пресечь в самом начале. Но дело в том, что многим детям очень трудно войти в коллектив, почувствовать себя уютно и уверенно среди сверстников. Если ребенка не обижают, но и не принимают (например, последним выбирают в команду, не радуются его успехам), то ему не менее одиноко и плохо, чем жертве активной неприязни со стороны сверстников. Он думает: «Если однажды я вообще перестану ходить в школу, никто и не заметит». См. →

Типы отвергаемых детей

Типы отвергаемых детей, которые чаще всего подвергаются нападкам.

См. →

Травля ребенка – моральное насилие

Чаще всего ребенок-изгой подвергается не столько физическим нападкам со стороны сверстников, сколько словесным. К моральному насилию можно отнести угрозы физической расправы, шантаж и ругань (в том числе обзывательства). Шантаж чаще всего связан с угрозой рассказать о чем-то взрослым, выдать им какой-то проступок жертвы, если та не будет выполнять требования преследователя. Также в качестве шантажа используется угроза перестать дружить с жертвой. См. →

Статьи:

Дети-изгои – последствия травли

В 1981 году американские психологи Ахенбах и Эдельброк провели исследование, результаты которого показали, что «уверенность ребенка в своем положении может способствовать развитию у него навыков жизни в коллективе, а неприятие сверстниками влечет за собой развитие замкнутости, но не приводит к ослаблению тех черт, которыми оно вызвано». Кроме того, появившаяся в детстве затрудненность отношений со сверстниками часто бывает предвестницей эмоционального неблагополучия в будущем.

См. →

Ребенок-изгой в классе (советы учителям и родителям)

Самое главное — помнить: положение ребенка в классе вплоть до подросткового возраста на 90% зависит от того, как к нему относится учитель. А у первоклашек — на все 100. Поэтому, если у ребенка не складываются отношения с одноклассниками, решить проблему может учитель, подав ребятам знак, что ребенок ей нравится, что у него что-то (неважно что, хоть с доски вытирать) получается лучше всех, что он важен и нужен в классе. См. →

Внестандартные личности — изгои?.. — Н.Нарицын, М.Нарицына

Дата создания: 17.08.2015
Дата обновления: 10.07.2020

Можно сказать, что цензурно-сценарные страшилки многих родителей – «будешь не как все и умрёшь под забором» – не лишены некоей исторической правды: разве что с учётом того, что правдой это было когда-то очень давно, а сейчас времена изменились.

Сегодня человек-одиночка может спокойно выжить самостоятельно, поддержки родни-мегасемьи-клана для базового жизнеобеспечения ему не нужно…

 

Говоря о внестандартных личностях, часто становящихся изгоями, начнем с этимологического происхождения слова «изгой»: от слова «гоить» – жить, то есть по сути изгой – тот, который пусть не живёт. Лишённый права на жизнь с точки зрения остального общества.

Так что можно сказать, что цензурно-сценарные страшилки многих родителей – «будешь не как все и умрёшь под забором» – не лишены некоей исторической правды: разве что с учётом того, что правдой это было когда-то очень давно, а сейчас времена изменились. Сегодня человек-одиночка может спокойно выжить самостоятельно, поддержки родни-мегасемьи-клана для базового жизнеобеспечения ему не нужно. А ранее угроза «сделать изгоем» была весьма действенна, так как угрожала самой что ни на есть базовой ценности – человеческой жизни. А изгнать угрожали каждого, кто плохо вписывался в общепринятые традиции и нормы поведения, принятые в конкретном микросоциуме.

И самое печальное – что изгоями нередко становились люди, которые сами по себе не были против общества, но оказывались вне его. И практиковалось это в основном в кланово-мегасемейных иерархических системах, где основной подход был ожидаемо бинарный: «Либо ты винтик в системе, такой же, как все – либо умри». Пусть даже ты не против общества – но если ты резко выделяешься, общество не принимает и фактически убивает тебя. При этом никто не берет, что называется, грех на душу.

Ещё здесь можно припомнить слово «инакомыслие». Его этимология говорит буквально, что в социумах, где это слово имеет отрицательную коннотацию, нормой считается – мыслить одинаково. Всем. По любому поводу. А мыслить как-то «инако» – чревато разными последствиями.

Если продолжить упоминанием известного эксперимента с линиями (испытуемый находится среди группы статистов, а на доске нарисованы две линии, из которых первая ощутимо длиннее второй, и все статисты утверждают, что наоборот, вторая длиннее первой; испытуемого спрашивают последним, и многие говорят не то, что видят, а то, что сказали все), то результаты этого эксперимента вполне объяснимы: многие боятся идти против мнения толпы, даже если толпа несёт очевидную чушь. Потому что опасаются до сих пор «стать изгоями». Если ты не думаешь, как все – ты умрёшь. Это сценарно-цензурная установка.

А теперь, собственно – почему разговор про изгоев мы на скайп-конференциях повели, изучая шизоидность.
Всё по той же причине, что иерархическое мышление обсуждали вместе с эпилептоидностью, а оценочную зависимость и синдром самозванца – вместе с психастенией.

Эти явления сцеплены. Шизоидность в принципе есть не столько нестандартность, сколько ВНЕстандартность всех личностных восприятий, некоторое «перпендикулярное» мироощущение; но таким образом все шизоиды рискуют стать в иерархической системе изгоями. И если психастеников этот страх обычно ломает с детства (и многие из них с детства же нарабатывают методы альтернативной адаптации, пусть и не всегда адекватной), то шизоид обычно в детстве пребывает в своём мироощущении и вынужденно сталкивается с реальным обществом уже в полноценном взрослом состоянии. А это примерно то же самое, как во взрослом возрасте заболеть ветрянкой: в определённом смысле протекает намного тяжелее.

И чем больше выражена стандартизация общества, чем более узкими оказываются рамки этих стандартов и более жёсткими – требования по их соблюдению, тем выше вероятность стать изгоем в таком обществе: точно по поговорке «шаг влево, шаг вправо – побег, прыжок на месте – попытка улететь».

Однако возникает вопрос: мы говорим – нестандартных отвергает и изгоняет общество, но общество состоит из людей, из отдельных личностей. А зачем личности в таком обществе нужно, чтобы кто-то был изгоем?

Общество с жёсткими стандартами и наказанием за отступление от них чаще всего выраженно иерархическое, где отношения строятся по бинарному принципу «Ты Начальник – я Дурак, я Начальник – ты Дурак». И наиболее агрессивны в таком обществе те, кто в иерархии ощущает себя без пяти минут омегами, наиболее активно ищет кого-то «омежнее себя».  То есть если вы видите человека, который готов активно травить любого инакомыслящего, инаколюбящего, инакоживущего по принципу «да я удавлюсь, но не позволю, чтобы ЭТО получило равные со мной права», знайте: перед вами без пяти минут омега. Пожалейте его, ему и так тяжело.

Во многих социумах пресловутая иерархическая пирамида, она же пирамида власти, вообще сведена до уровня чёткой вертикали. Один процент правит, 99% становятся потенциальными изгоями. И главное, чтобы они это как можно дольше не осознавали, почему находится постоянно то один, то другой, извините, козёл отпущения. На фоне его остальные граждане чувствуют себя вроде бы неплохо: вот, этих бьют палкой, а нас нет! И страх уравнивания в правах тянет за собой ощущение: «Это что же, и нас скоро будут так же бить палкой?..»

Но государство с выраженной диктатурой и чёткой иерархической вертикалью постоянно нуждается в тех или иных изгоях. Хотя бы для того, чтобы для остальных был жупел: не будешь слушаться — Не захочешь укладываться в имеющиеся стандарты — будешь как они! Это тот самый стимул: острая палочка, которой в древности нерадивых волов тыкали в зад, чтобы они двигались в нужную погонщику сторону.

У людей, которыми возможно таким образом манипулировать, исчезающе мало бёрновского внутреннего Взрослого, а то и нет совсем. Потому что формирование внутреннего Взрослого – интеллекта, логики, прогностического мышления – угнетающему режиму, мягко говоря, не выгодно.

Но, как известно, шизоиду далеко не всегда просто следовать общепринятым стандартам: часто он банально их не понимает. А на вопрос «А почему так, а не иначе» ему сплошь и рядом обычно отвечают: потому. Так принято, так здесь заведено, и точка. И тогда у шизоида грубо есть два пути адаптации. Первый – найти себе человека, сведущего в общепринятых порядках, стандартах и традициях, и оказаться зависимым от него: с учётом того, что и этот человек вряд ли растолкует, почему все делают так, а не иначе. И второй вариант – отрастить себе собственного внутреннего Взрослого и с его помощью самому решать все-таки, под какие стандарты иногда выгоднее мимикрировать (по принципу «слушаю приказ, пока при вас»), а какие допустимо и игнорировать: вплоть до решения «пусть меня в этом конкретном социуме назовут изгоем, а я в ответ сам пошлю его подальше».

Кроме того, что традиции устаревают и отмирают – сейчас в мире становится ощутимо больше шизоидов. Нестандартное мышление становится востребованным в силу бурного технического и социального развития человечества. В обществе происходят выраженные антропогенные изменения, и система, базирующаяся на устаревших принципах ручного земледелия и связанной с ним иерархически-клановой основе, потребности нового общества обеспечить уже не в силах. Если хотите, иерархическое мышление постепенно утрачивает свою гегемонию, а шизоиды перестают быть чужаками среди своих.

Но основной проблемой все-таки остаётся, как правило, выраженная контаминация внутреннего бёрновского Родителя шизоида Родителем внешним. Условно говоря, даже если шизоид пока что вынужден мимикрировать под стандарты в какой-то системе типа рабочего коллектива, то после работы ему важно прийти в дом, где налажен его порядок и удобная ему система, или в социум, где есть понимающие его люди, не грозящие ему наказанием за отход от стандартов, и получить там необходимую рекреацию. Но если он носит в себе внутреннего цензора, который и дома, и в общении с близкими по духу людьми все время ему диктует «если ты делаешь не как принято – это опасно и нельзя», тревожный сигнал у него не выключается никогда, и жизнь превращается в реальную пытку. И помощь консультативного психотерапевта, который умеет работать с внутренним Взрослым клиента, в данных ситуациях состоит в том, чтобы помочь клиенту отделить и вывести за границы личности чужого Родителя-цензора, убрать контаминацию и содействовать формированию его, клиента, личного Взрослого и адекватного Родителя, которые будут работать на самого человека и в том числе помогать ему в адаптации.

 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу быть оптимистом
Я хочу быть разумным
Я хочу восстановить карьеру
Я хочу восстановиться после конфликта на работе
Я хочу выяснить причины неуверенности
Я хочу выяснить причины развода
Я хочу выяснить причины тревоги
Я хочу добиться гармонии
Я хочу жить без тревоги
Я хочу забыть о неуверенностиТемы: Взрослый-Родитель-Ребенок по Э.Берну, здравый смысл, моббинг, психастения, шизоидность.

© Нарицын Николай Николаевич
врач-психотерапевт, психоаналитик
© Нарицына Марина
психолог, психоаналитик
г. Москва

«Изгои» и «изгойничество» как социально-психологическая позиция в русской культуре преимущественно допетровского времени

(«Свое» и «чужое» в истории pусской культуры)

 

1. «Изгой» — термин, означающий определенное социально-юридическое понятие раннего русского средневековья. Однако в дальнейшей истории рус­ского языка слово это оторвалось от первоначальных конкретных значений и заполнилось широким и нечетким содержанием, которое, однако, весьма существенно для определения некоторых типологических черт русской культуры, обозначая социальную позицию одновременной включенности и выключенности из общественной структуры. С такой позицией связан и опреде­ленный социально-психологический тип, рассмотрение которого — предмет настоящей статьи.

2. Эвристически-исходной можно считать ситуацию родового общества, вкладывавшую в понятие «чужой» некую исконную двойственность.  С одной стороны, «чужой» — пришелец извне, враг или лишенный полноты общест­венных прав метек, находящийся на «нашей» территории, но принадлежащий какому-то иному миру, из которого он пришел. С другой, «нашим-чужим» оказывается шаман, колдун, пророк, принадлежащие одновременно «на­шему» — земному и «чужому» — потустороннему миру.  В первом случае «чужой» — объект вражды или защиты, во втором — страха и уважения. Это создает возможность психологической мены в отношении коллектива к двум данным разнородным группам  во всяком чужом можно подозревать колдуна и относиться к нему с опасливым уважением, а к колдуну и шаману, даже при очевидной их родственности, — с подозрительностью как к агентам враждебных соседей.

Это общее положение полностью применимо к восточным славянам, где имел место отчетливо выраженный культ рода и особое значение имеет «мир» как социально значимая единица и где, по-видимому, может просле­живаться шаманистская традиция, сочетающаяся, в рамках дуальной органи­зации, с жреческой.

2.1. Одновременно с охарактеризованным  выше социальным аспектом данное явление может получать объяснение и в мифологическом ряду: вся­кое знание, умение, «хитрость» — творчество. С мифологической позиции возможны два рода сверхъестественных сил: силы, устанавливающие поря­док, обладающие начальной активностью и переходящие потом в состоя­ние охранительного покоя, и силы, постоянно меняющие мир, нарушающие исконный порядок, являющиеся носителями беспорядка (неупорядоченно­сти), нового порядка и творчества. В этой перспективе всякое индивидуальное творчество выглядит как приобщение к силам второго рода. А эти по­следние мифологически выглядят как потенциально опасные, несущие угрозу человеческому обществу, а с манихеиской позиции — как злые. Поэтому всякая творческая деятельность, обладание знанием свыше меры, положен­ной для всех членов общества, представляется, с одной стороны, полезным

качеством, а с другой — опасным, таящим угрозу и выводящим человека за пределы его социума.

В представлении разных народов индивидуальное творчество связывается с шаманизмом или колдовством, общество испытывает в нем нужду и посто­янно к нему обращается, и одновременно общество видит в нем силу, нару­шающую его равновесие и таящую потенциальную угрозу для сложившегося порядка. Это вызывает двойные обряды для получения знаний, с одной сто­роны, и оберегов от носителей знания — с другой.

Получение знания воспринимается как приобщение к потустороннему миру. Таким образом, получающий знание оказывается в позиции «своего чужого».

В родовом обществе, как правило, самоназвание идентично понятию человека, а «чужой» естественно противопоставляется в виде «нечеловека» — опасного сверхъестественного существа. Внутреннее, культурно освоенное пространство мыслится как земное («свое» — земное — человеческое), а про­странство чужого коллектива, «чужие земли» — как потусторонние. Отожде­ствление враждебных, злых потусторонних сил и чужого этноса лингвисти­чески выражается в семантике таких слов, как «mimicus» (латинское «черт») или русского «враг» с тем же значением.

3. С возникновением восточнославянских государств порубежное поло­жение русской культуры делает противопоставление «свое — чужое» особо актуальным и насыщенным историко-семиотическим содержанием. Самосо­знание Русской земли как некоторого национально-культурного целого сразу же ставит вопрос о месте Руси на национальной, религиозной и политической карте мира той поры. Самооценка Руси периода крещения и подъема киев­ской государственности отличается двойственностью. С одной стороны, Русь осознает себя как часть христианского мира. Граница «свои-чужие» пролега­ет между культурно освоенными, христианскими, связанными с оседло-городской цивилизацией землями и «дикой» степью. С другой — напряженность в русско-византийских отношениях, а затем раскол между западной и восточ­ной церковью заставляют проводить эту черту по линии Русь — Греция, Русь — католическая Европа, в конечном счете — уже сложившаяся «старая» (по Илариону) христианская цивилизация — «молодая» христианская циви­лизация восточных славян. Однако своеобразие положения проявляется в том, что Византия остается, при любых военно-политических конфликтах, религиозной митрополией. В равной мере складывающаяся феодальная структура Киевского государства испытывает влияние норм развитой рыцар­ской культуры европейских государств, образовавшихся от слияния норманн­ского и местного элементов.

Это приводит к тому, что «чужое» получает значение культурной нормы и высоко оценивается на шкале культурных ценностей, а «свое» или вообще выводится за пределы культуры, как «докультурное», или же получает низ­кую оценочную характеристику. Таким образом, создаются условия для свое­образной культурной травестии. В предепьных случаях это может (даже на ранних стадиях культуры) создавать возможность полной мены «своею» и «чужого». Так, волхвы уже в XI в. выводятся за пределы культуры и физи­чески уничтожаются. Однако в тех случаях, когда факт существования скомо­рохов в христианской Византии позволял просматривать местную культуру в перспективе византийской традиции, оказывалось возможным сохранение ее на низших ступенях культурной иерархии.

3.1. Осознание «чужого» как ценного (и в религиозном аспекте — как нормативного) не отменяет психологического недоверия, вызываемого постоянно обновляемым чувством его инородности. Психологически это чувство могло получить разрешение в двух направлениях. Во-первых, — путем рас­слоения социальной практики. Так, признавая чужой византийский мир своей религиозной нормой, ранняя русская государственность тем энергичнее отде­лялась от него в политическом отношении, утверждая свой военный приори­тет и государственную независимость. Одновременно возможно было и дру­гое создание психологической ситуации раздвоенности, мир высоких ценно­стей вызывал двойственное отношение, будучи также источником подозри­тельности и недоверия.

Это характерно отразилось в психологии отношения русского средневеко­вого общества к церковному клиру. С одной стороны, человек, приобщаясь к миру церкви, делался носителем высшего авторитета и высших духовных ценностей. С другой — он попадал в атмосферу недоверия и отчуждения от основного коллектива. В данном случае имеется в виду не возможное в прин­ципе двойственное отношение к сакральным идеям, а известная противо­поставленность отношения к сакральной истине и к ее носителям. В свете позднейшей культурной традиции (реформационные, просветительские идеи) это осмыслялось как сатирическое отношение к плохим носителям сана или антирелигиозная (антиклерикальная) сатира. Однако анализ примет, обере­гов, сказок убеждает, что в основе лежит не насмешка, а боязнь, распрост­раняющаяся на весь клир, как таковой. Это отчетливо проявляется в приме­тах, в которых священник ясно заменяет языческого колдуна (несчастливая встреча (Свидетельство о встрече с клириком как дурном предзнаменовании находим уже в «Повести временных лет»)), и заговорах, где колдун и клирик наравне выступают как носители опасности, а также в эротических сказках, сатирическая функция которых явно вторична по отношению к магической и колдовской. Во всех этих слу­чаях клирик выступает в роли нечистого и потенциально опасного посред­ника между миром и истиной. В этой связи недостойное поведение клирика скорее входило в ожидание аудитории, чем противоречило ему (Ср. распространенное представление, что архиереи или вообще монахи большей частью попадают в ад. Можно сослаться на известную икону Страшного Суда, где в аду изображены Лермонтов и митрополит Филарет (Дроздов)).

3.2. Печать «чужака», «изгойство» в отношении к клиру в значительной мере смягчались высотой авторитета церкви в феодальном обществе, мощью разнообразных ее социальных связей и прослеживаются как тенденция, выяв­ляющаяся лишь на фоне более широкой культурной традиции. Зато в чистом виде наблюдается она в отношении к менее авторитетным социальным пози­циям, связанным со знанием. Врачество, умельство разного рода, «хитрости художнические», связанные с приобщением к знанию, одновременно озна­чают и постижение некоей тайны. Человек же, приобщенный к тайне, воспри­нимается как «чужой» и опасный. Это отразилось на национальном распре­делении этих профессий (коновалы и кузнецы — цыгане, врачи — немцы и прочие иноземцы). Иноземцы этих профессий допускались или даже при­глашались (ср. приглашение артистов при Алексее Михайловиче) ко двору, что не отменяло настороженного к ним отношения. Одновременно русский человек, приобретая любую из профессий этого рода, становился как бы ино­земцем, наследуя и выгоды, и опасности этого положения. Национальность могла делаться как бы профессий (ср. «царский арап» или унаследованное из французского языка «швейцар», то есть «швейцарец», заполняемое в реаль­ном русском быту XVIII в. чаще всего представителем восточной националь­ности калмыком, черкесом и пр.).

Сказанное объясняет своеобразное сочетание ксенофобии и тяготения к иностранцам, характерное для русской феодальной культуры в самые раз­личные ее исторические периоды.

В генетическом плане подобное отношение к клирику, врачу и т. п. может быть понятно как результат перенесения на них отношения к языческому волхву или колдуну. Для нас, однако, важен функциональный аспект проб­лемы, позволяющий рассматривать позицию «чужака» как особую социаль­ную позицию, необходимость которой в общем оказывается предусмотрен­ной в обществе.

Следует подчеркнуть, что изгой мог непосредственно отождествляться с колдуном-оборотнем. Так, отщепенец, поведение которого противосто­ит поведению всего общества, мог называться «медведем» (Мельников-Печерский).

3.2.1. Описанная ситуация порождала исключительно сложное отноше­ние коллектива к чужому. Широко распространенная ситуация, при которой новатор приходит извне («несть пророка в своем отечестве»), осложнялась реально-исторической коплизией «Русь — Византия» или «Россия — Запад». Двойственность внешнего мира (источник святости или знания, с одной стороны, источник греха или безверия, с другой) приводила к внутренней противоречивости отношения к контактам с ним; путешествие (или связь) с чужими землями могло быть в принципе амбивалентным — и источником добра, и причиной зла. Характерно, например, отношение к Максиму Греку причастность его к центрам православной ортодоксии на Афоне делает его высоким авторитетом в делах веры и церковного знания. Однако одновремен­но он постоянно окружен атмосферой недоверия, чем пользуются его враги и что оказало гипнотизирующее воздействие даже на последующих исследователей. То, что знание делает человека подозрительным как потенциального ересиарха — общее место в средневековой письменности. Таково же отноше­ние и к «немецкой» или «халдейской», «эллинской» мудрости. Сложное отно­шение к грекам в период русского средневековья напоминает двойственность общественной реакции на «француза» в русской культуре XVIII в.

Рассмотрение набора позиций, свойственных русской культуре в разные моменты ее развития (в пределах рассматриваемою периода), открывает «парадигму отчуждения» — целый набор разной степени выключенности из коллективных связей. Позиция «чужого» оказывается органически вклю­ченной в разнообразные бытовые, культовые, государственные и прочие ситуации, причем неизменно будет прослеживаться двойственность отношения к нему коллектива.

3.2.2. Лингвистически эта двойственность находит свое выражение в се­мантике слова «странный», с одной стороны, имеющего значение «странник» (то есть носитель святыни), а с другой — «иностранец» (носитель «нечисто­го» начала).

3.2.3. Не менее показательна в этом отношении семантика слова «отпетый». Этимологически оно означает приравнивание отщепенца, изгоя к мертвецу (по которому совершен обряд отпевания). Однако образ живого мертвеца  имел двойную наполненность, с одной стороны,  он  отождеств­лялся  с  монахом  —   носителем  святыни (обряд  пострижения  формально соответствует отпеванию). С другой, ходящий по земле мертвец — олицетворение  нечистой силы,  образ нарушения естественного порядка. Таким образом, исключенный из «мира» оказывался соотнесенным с потусторон­ним светом — в положительном или отрицательном значении. В этом отно­шении  характерны социальные  позиции  «пропащего», деревенского  озор­ника, отчаянного.

С позиции социума, это отщепенец, который не связан никакими норма­ми поведения, от которого можно «ждать всего». С субъективной внутрен­ней позиции, он противопоставляет себя обществу и связан законами антиповедения. Своеобразной разновидностью этой позиции в русском быту после Петра I была функция рекрута (до сдачи). Существует ряд фоль­клорных свидетельств, трактующих солдата-странника как представителя нечистой силы. Леший часто является в солдатской одежде. Вместе с тем уход в рекруты естественно отождествлялся со смертью, а сам рекрут — с покойником. Это выразилось в характере рекрутских плачей, копирующих структуру плача по покойнику, и в ряде обрядов (в доме рекрута перевер­тывают иконы и бытовые предметы). Здесь характерна связь поведения кан­дидата в рекруты с нормами поведения «отчаянного». Связь эта имела и прямой характер — «отчаянный» становился наиболее вероятным канди­датом для сдачи в рекруты. Одновременно человек, заранее — иногда за долгий срок — предназначаемый для рекрутчины, как бы получает дозволе­ние от общества вести себя недозволенным образом, то есть реализовывать нормы антиповедения.

3.2.4. Возможность трактовки живого мертвеца и как носителя святыни, и противоположным образом создавала потенцию соединения в одном лице озорника и святого (= юродивого). При этом возможно было сочетание, при котором «озорник» выступал как выражение, а «святой» — содержание данного социального знака (юродивый во Христе) или же инверсия того же — «святой» выступает как выражение, а «озорник» как содержание (бесноватый). Из этого вытекает, что различие между юродивым во Христе и бесноватым недоступно внешнему наблюдателю. В связи с этим и со ска­занным выше о семантике слова «странный» показательно, что заметное число русских юродивых неожиданно оказывается иностранцами, прибыв­шими в Россию.

4. «Изгойничество» подразумевает положение выключенности из неко­торой авторитетной организации. Организация эта может иметь характер социальной иерархии или пространственно выраженной структуры (место поселения в культурно освоенном пространстве общины). Человек, находя­щийся «вне», выключен из социальных структур, пространственно он прожи­вает вне — вне дома, шатаясь по улицам и ночуя под заборами (или в каба­ках, в новое время на вокзалах, которые не жилье), странствуя по дорогам, живя в лесу или на кладбище или селясь за городской чертой. Существенно, что в случае, когда людей этого типа скопляется много и со своей внутренней позиции они образуют некое сообщество, с точки зрения основной для дан­ного общества классификации они никакого сообщества не образуют, оста­ваясь аморфной массой отдельных «изгоев».

4.1. Пространственно такое положение связано с двумя моментами ухо­дом (переход в состояние изгойничества определяется разрывом с опреде­ленным местом проживания, освещенным традицией и закрепленным в куль­турном пространстве данного общества) и поселением в не-пространстве (в месте, в котором члены общины не селятся в силу определенных культур­но-социальных или религиозных запретов). В мифологическом осмыслении это создает параллель со смертью.

4.1.1. Характерным примером такого сообщества является казачество. Если с внутренней точки зрения казаки образуют особый социально орга­низованный мир, пространственно расположенный в середине некоего геогра­фического горизонта (между Москвой = Русской землей и Крымом = тур­ками, — подразумевается ситуация XVII в. ), то с точки зрения Москвы они находятся но краю культурного пространства и вне его. Собственная их орга­низация с официальной точки зрения выглядит как не-организация. Эта точка зрения отразилась в многочисленных документах отношений Москвы с Доном в XVII в. Одновременно и сами казаки могут усваивать эту точку зрения, рассматривая себя как людей, живущих вне, за пределами урегулиро­ванного пространства. С этим связана тема «воли» в казацком фольклоре. Сравним в «Казаках» Л. Толстого наименование «русские», которое приме­няется казаками к пришлым солдатам, но не применяется к терскому казачье­му населению.

4.1.2. Другой и еще более очевидный пример того же — разбойничество, составлявшее для средневековой Руси своеобразный социальный институт. Несмотря на широкое распространение, повсеместность разбойничества, самый статус разбойника подразумевает положение выключенности из основ­ной социальной иерархии. И казак, и разбойник не только вне общества, но и активно ему противостоят. Кроме способа и места поселения они отли­чаются особыми нормами поведения, которое является антиповедением. Разбойник живет в некотором вывернутом мире его «день» — время бодрст­вования и «работы» — это ночь для всех других людей (ср. наименование месяца как «воровского солнышка» или «цыганского солнца»), жилище — лес и овраг, обычные люди из дома приходят днем в лес. разбойники из лесу приходят ночью в дом, разбойники выходят на работу, но работа их — это антиработа с точки зрения других людей, и описывается она в парадок­сальной и вывернутой терминологии.

 

Уж мы рыбу-то ловили

По сухим по берегам,

По сухим по берегам —

По амбарам по клетям

 

Разбойники не хранят, а разбрасывают в кабаках «нажитое», а если сохраняют, то не в доме, а в форме кладов, поручая деньги нечистой силе.

Такой «вывернутый» образ жизни придает разбойникам определенные мифологические черты: разбойник, выходящий на добычу ночью, а днем ведущий «обычный» образ жизни (что было весьма распространено в быту XVII—XVIII вв., когда разбоем занимались не только владельцы постоялых дворов, но и многие помещики, отправлявшиеся ночью со своей дворней на большие дороги), ассоциировался с волком-оборотнем. Многообразны свидетельства осмысления разбойника (особенно атамана разбойников) как колдуна.

В ассортимент деятельности разбойника входят такие типично ведовские и колдовские действия, как закладывание кладов и кладоискательство. Многочисленные легенды связывают атаманов разбойников и казаков с тай­нами кладов, рассказами о зарытых или найденных сокровищах и таинст­венных способах их получения из земли. Сюда же следует отнести «бугрование» — разрывание языческих курганов с целью нахождения сокровищ. Следует подчеркнуть, что скрытые в земле клады находятся под охраной нечистой силы (= языческих богов),  и  всякая деятельность по закладыва­нию или откапыванию их подразумевает знание путей и способов обра­щения с ней.

Весь комплекс поведения разбойников заставлял воспринимать его как связанного с нечистой силой (этому способствовала вера в то, что удачу, «везение», непредвиденное счастье, неуязвимость дает сатана). Вера эта опре­деляла и отношение коллектива к разбойнику, и его отношение к самому себе — разбойник сознательно стилизует себя «под колдуна». Сравним образец колдовского поведения в записи «былинки» П. Г. Богатырева (1916): «Это дело было на Усье в Прокопьев день во время крестного хода. Вышли с иконами на воду, а они (разбойники) приплыли в лодке, оголили задницы и задницами кланялись крестному ходу. Крестьяне стреляли, пуля все-таки не берет. А дьякон зарядил армячной пуговицей и убил ихнего атамана, который всех сорока человек от смерти заговаривал, от побоев, от пули — разбойника никак не убить было задушить» (Богатырев П. Г. Верования великоруссов Шенкурского уезда // Этнографическое обозрение. 1916. № 3—4. С. 60).

Характерным признаком разбойника является свист (свист традиционно считался средством накликания нечистой силы). Свист является отличи­тельным признаком, как бы «мундиром» разбойника, по которому его узнают остальные люди (Ср. «Молодецкий посвист слышится», Некрасов ).

Мифологический характер образа разбойника в народном сознании был точно подмечен Пушкиным (слияние в сне Татьяны и в «Женихе» разбойника и колдуна, хозяина нечистой силы по признаку «владелец лесного дома»). В этом отношении характерно также противопоставление в фольклоре образа казака Разина, выступающего в мифологизированных очертаниях, Пугачеву, который ассоциируется не с изгоем-разрушителем, а с «законным царем» Петром Федоровичем. Показательно поглощение в народной поэзии пугачев­ских песен разинским циклом.

5. Аналогичной, в функциональном отношении, рекруту и разбойнику была фигура палача. «Изгойническое» положение палача подчеркивается рядом узаконенных норм. Еще в середине XIX столетия действовал указ 15 марта 1798 г., предписывавший выходящих в отставку палачей селить на расстоянии не ближе, чем в 60 верст от губернских городов. Находящиеся на службе палачи поселялись в тюрьмах, в особых помещениях, выход из которых им был практически запрещен. Изгоями были палачи и в социаль­ном отношении. Боярский приговор 16 мая 1681 г. предписывал выбирать их из «самых из молодших или из гулящих людей». Однако охотников посту­пать в заплечные мастера добровольно не находилось, и в них испытывалась острая нехватка, которая ощущалась на всем протяжении XVII — начала XIX в. Это привело к законодательному утверждению в 1833 г. порядка (явочно существовавшего и прежде), согласно которому палач был уголов­ный преступник, выкупившийся от наказания ценой отчуждения себя не толь­ко от вольного, но и от тюремного коллектива.

5.1. Отмеченный выше порядок вполне соответствовал отождествлению в культурном сознании народа палача и разбойника. Сравним в «Фальши­вом купоне» Л. Толстого: «Двух мужиков — старого и молодого повесили с помощью выписанного из Казани жестокого убийцы и скотоложника, тата­рина-палача» (Toлстой Л. H.  Полн. собр. художественных произведений. M., Л., 1930. Т. 14. С. 104).

5.2. Отождествление палача и рекрута также засвидетельствовано: «Наем­ный заместитель рекрута, которому следовало идти в службу по очереди или по жеребью, почитался в народе за человека не только «пропащего», но и презренного о наемщике никогда не говорили с жалостью, а всегда, как о палаче, говорили с омерзением <…> Иметь общение с наемщиком считалось так же противно, как иметь общее с палачом, которому, по мнению простолюдинов, будто даже «не дают причастия»» (Лесков H. С. Собр. соч. В 11 т.  M., 1958.  Т. 9. С. 277).

5.3.   Последнее  представление связывает палача  в  народном создании с колдуном (ср. новеллу H. С. Лескова «Пугало») (Там же Т. 8. С. 10—12). Представляется знаме­нательным,  что роль палачей часто отводилась иностранцам — татарам, немцам и т.  п.

6. Вышеприведенные примеры сознательно почерпнуты  из  различных областей социальной жизни и характеризуются различной степенью отчуж­денности от основного коллектива. Демонстрация их призвана убедить в ши­роком как историческом, так и социально-культурном диапазоне этого явле­ния. В одних случаях качество «изгойничества» очевидно и бросается в глаза, в других — оно скрыто и обнаруживается лишь при анализе всего культур­ного контекста данной эпохи.

6.1. Следует обратить внимание, что само понятие «быть чужаком» под­вержено в любом социуме градуальности и имеет релятивный характер можно выделить социальные позиции, воспринимаемые в том или ином обществе как безусловно «чужие», и такие, связанное с которыми изгойничество имеет относительный характер, выступая лишь на определенном социально-структурном фоне. В частности, следует обратить внимание на такие оппозиции «индивидуальное ↔ корпоративное», «наследственное, данное каждому отдельному индивиду без, а иногда и вопреки его воле ↔ требующее индивидуального усилия и акта вступления», «пассивное ↔ ак­тивное».

6.2. «Индивидуальное ↔ корпоративное» раскрывается как противопо­ставление изгойничества, вытекающего из активных действий отдельной личности, выпадающей из общества в порядке некоторого эксцесса, и некое­го коллектива изгоев (= «антиколлектива», с точки зрения основной соци­альной структуры). При этом между социумом и вне его находящимся миром изгоев могут складываться как отношения дополнительности (чем корпоративной основная структура, тем индивидуалистичней изгойство) и уподобления, когда вне общества лежащий мир воспроизводит его социаль­ную структуру.

6.3. Противопоставление «наследственного» «личному» должно истол­ковываться как оппозиция прирожденного изгойства изгойничеству, требующему вступления, некоторого выбора и активности. В частности, ненаследственными являются те группы изгоев, которые подразумевают некоторый обряд вступления.

6.4. Пассивное изгойничество связано с невыполнением норм и правил, влекущим изгнание из некоторого коллектива (исключение офицеров из полка, исключение банкрота из купеческой гильдии), активное — с выполне­нием некоторой функции, подразумевающей пребывание вне общества.

6.5. Положение   изгойничества стимулирует создание арго. Особенно отчетливо это проявляется в тех случаях, когда изгойничество отливается в корпоративные формы. Отличие социального жаргона от социального диа­лекта состоит в том, что первый не усваивается изначально, а приобретается при вступлении в некоторый социум,  когда речевое поведение выступает как знак социума. Поскольку изгой сам на себя глядит как на иностранца, его социолингвистическая позиция характеризуется говорением на «чужом» языке.  Это приводит к превращению социального жаргона в арго, непонят­ное  для окружающих, активно усвающее элементы иностранных языков (ср. европеизмы блатной речи).

7. Люди, выброшенные за пределы социальной структуры или по какой-либо иной причине находящиеся вне ее, воспринимаясь как социальная ано­малия, являются одновременно социальной необходимостью. В отношении к ним часто наблюдается определенный структурный круговорот: с одной стороны, общество на разных этапах по различным причинам выбрасывает за свои пределы определенный человеческий материал. Это, как правило, бывают наиболее активные, склонные не мириться со сложившимися норма­ми и находящие выход в творчестве, протесте, чудачестве или преступлении люди. Они оказываются в положении отвергнутых или обреченных на жалкое существование людей (за ними закрепляется круг низших профессий, без­домность, бесправие). С другой стороны, как это обычно для внесистемных элементов, в моменты социального движения они оказываются структурным резервом общества.   Именно из их числа рекрутируется еще рождающаяся сила нового социального верха. Так, например, «люди длинной воли» в Мон­голии XII в. оказываются сначала изгоями, бездомными бродягами, посколь­ку их личная активность не дает им примириться с одеревеневшей стабиль­ностью сложившегося строя. Однако именно они образуют на следующем этапе военную верхушку складывающейся степной империи. Примеры этого рода в истории встречаются в значительном числе.

7.1. В специфически русских условиях этот процесс получает особую окраску, поскольку потерявший свой социальный статус и выброшенный в позицию социальной аномалии человек оказывается на положении «как бы иностранца», что в одних случаях обеспечивает ему некоторую долю уваже­ния, а в других делает его объектом еще более решительных преследований. Одновременно и иностранец воспринимается как изгой, бродяга, человек «без роду и племени». Характерно, что, когда Петр I открыл широкие воз­можности для общественного продвижения иностранцев, с ними на равных правах оказываются многочисленные отечественные авантюристы. Статус и тех и других в отношении к общей системе государства оказывается одина­ковым. Характерно смещение в составе лиц, отторгнутых от разных слоев русского общества, и иностранцев, а также высокий процент иностранцев среди древнерусских юродивых.

7.1.1. В силу особого отношения к иностранцу как к носителю знания, что в XVIII в. усугублялось представлением о Западе как о царстве просве­щения, за изгоем закрепляется монополия интеллектуальной силы. Это при­водит к злоупотреблениям: так, сатирическая литература XVIII в. полна жалоб на то, что учителями в дворянских семьях оказываются бродяги-ино­странцы (известен случай, когда провинциальные помещики наняли под видом француза пленного финна и он научил воспитанников финскому языку, который родители считали французским).

7.1.2. Другим проявлением слияния изгойничества и интеллектуальности явилось создание в XVIII в. такого аномального явления, как крепостная интеллигенция. Одновременно и всякий интеллигентный труд престижно оце­нивался по самой низшей категории. Известен пример конфликта между юно­шей Вяземским и приглашенным к нему для уроков университетским профессором, талантливым и популярным в Москве лектором Мерзляковым, буду­щий бунтарь и свободолюбец Вяземский не мог понять разницы между профессором и наемным лакеем, что привело к конфликту и разрыву между учеником и учителем.

7.1.3. Переход от социальной униженности профессиональных деятелей интеллектуального труда к той общественно ответственной роли, которая выпала на их долю во второй половине XIX в., произошел в форме скачка. Это приводило к тому, что такие известные деятели, как, например, M. По­годин, живя уже в период, когда интеллигенция заняла высокопрестижное общественное положение, не могли избавиться от психологии предшест­вующего этапа.

7.2. Традиция «изгойничества» наложила определенный отпечаток на социально-психологический комплекс, характерный для русской интеллиген­ции середины XIX в. С одной стороны, общественное отношение к этой груп­пе включало в себя смесь признания, как силы общественно необходимой, и опасений. В разных слоях общества (от правительственной бюрократии до гостинодворских кругов) по-разному формулируются опасения, которые внушает интеллигенция, однако сам факт подобных опасений чрезвычайно устойчив. С другой стороны, для самой интеллигенции, усваивающей внеш­нюю точку зрения на себя, характерен комплекс социальной вины, мотив «искупления», моральное требование к себе самой преодолеть изгойничество и слиться с основной общественной структурой.

 

1982

Почему школьные задиры во взрослой жизни катятся по наклонной, а изгои, как правило, добиваются успеха

В каждом классе непременно есть популярная девочка. Она красивая и уверенная в себе, все хотят с ней дружить. И есть мальчик, по которому тайно воздыхают его одноклассницы. Кажется, что перед этими ребятами открыты все двери, но в жизни все совсем не так. Американские ученые пришли к выводу, что дети, считавшиеся крутыми в школе, зачастую менее успешны тех, кто вел обычную жизнь и даже считался изгоем.

Мы в AdMe.ru заметили, что наш детский опыт совпадает с мнением ученых, и решили разобраться, в чем же причина таких резких изменений.

В реальной жизни все не так, как в школе

Школьные лидеры обычно красивые, сильные и уверенные в себе. Они всегда в центре внимания, для них не существует авторитетов. Они управляют общественным мнением и издеваются над теми, кому не повезло попасть в их черный список. Родители, учителя и мы сами ждем от них небывалых побед, а через много лет оказывается, что они стали самыми обычными, неинтересными людьми. Наверняка вам уже пришли на ум свои примеры вроде тех, что описаны в историях ниже?

  • Один из лидеров всей нашей школы позвал на стрелку изгоя (причину не помню). В итоге изгой не испугался, пришел и побил крутого, причем нормально. И чем все кончилось? Его поймали и толпой избили, отомстили, так и остался изгоем. Зато потом, лет через 10, встретил того самого крутого в Burger King за кассой. © Aka47m2
  • Я сидела за одной партой с самой красивой девочкой класса. Думала, что мы подруги. Она, как и положено королеве, решила захомутать популярного старшеклассника, а он, как назло, положил глаз на меня. Так я из ее подруги превратилась в изгоя. К слову, сейчас одноклассница разведена и живет с мамой, в активном поиске нового мужа, в соцсетях зовет «записываться на ноготочки». А популярного парня родители устроили в школу физруком.

Психолог Джозеф Бурго считает, что популярные школьники часто страдают психологическими расстройствами, в том числе нарциссизмом. Нарцисс живет в мире, где есть 2 вида людей: победители и проигравшие. Его постоянная цель — доказать, что он победитель. Такой человек нуждается в неудачниках и зависит от них, тем самым укрепляя уверенность в себе.

Поэтому популярные ребята, не считая редких исключений, не добиваются в жизни больших успехов, ведь им не нужен результат. Им важно только создать иллюзию своего успеха, убедить всех окружающих в своей победе, вызвав зависть и восхищение. Они пытаются произвести впечатление, но не ведут себя как эмоционально зрелые люди, не умеют строить здоровые отношения.

Лидеры боятся неудачи, а изгои принимают ее

Многие люди в школе подвергались насмешкам, некоторые даже откровенным издевательствам. Сейчас общество активно обсуждает проблему буллинга и находит пути борьбы с ней. Раньше дети просто замалчивали жестокие поступки одноклассников. Но спустя время находили в себе силы рассказать о своем опыте и освободиться от него.

  • Я в школе была жирная. Откровенно жирная. Плюс рост чуть выше среднего. В сумме — метательница ядра (только не мышцы, а жир). После окончания школы взялась за себя, сбросила вес (в результате постоянной травли развилось расстройство пищевого поведения, каждые набранные 100 г — истерика и паника), приняла свой рост и начала носить каблуки. Обзавелась семьей и друзьями. © elektri4e4ka
  • В меня плевались одноклассники и говорили в лицо, что я никому не нужна, что я бесполезная и ничего не умею и еще что смогу заработать, только стоя на трассе (расписывали в подробностях). До сих пор вокруг вижу врагов и смущаюсь от странных взглядов. Мне 23 года, на трассе не стою, руку не протягиваю. А если вдруг срывы, то просто переживаю их. Все у меня хорошо. © Keth

Жертвы издевательств тоже имеют психологические травмы, которые могут пронести через всю жизнь. Но они более осознанно подходят к своей проблеме, чем хулиганы и задиры, и чаще обращаются к специалистам. Например, Дженнифер Лоуренс призналась, что часто меняла школы из-за травли одноклассниц. Но актриса благодарна за этот опыт, который сделал ее сильнее, ведь, по ее словам, в жизни часто приходится сталкиваться с неприятными людьми.

Успешные личности постоянно подвергаются осуждению, тысячи людей наблюдают за каждым их шагом в надежде на то, что те споткнутся. Но они признают свои ошибки, учатся на них, не принимая близко к сердцу злые комментарии и не пытаясь понравиться всем и каждому.

То, что делает ребенка популярным или отвергнутым в школе, во взрослой жизни будет оцениваться совсем по-другому

Ученые подмечают, что на репутацию в старших классах влияют 2 главных фактора: агрессивность и привлекательная внешность. Выходит, чем чаще школьник устраивает перепалки и чем он выше, крупнее и симпатичнее, тем больше у него шансов завоевать расположение одноклассников. Но если в школе считается крутым дерзить учителям, прогуливать уроки и пробовать алкоголь, то во взрослой жизни это скорее недостатки, чем достоинства.

Стоит отметить, что лидеры не всегда подают плохой пример. Профессор психологии Митч Принштайн уверяет: звезды школы оказывают положительное влияние на коллектив, помогая одноклассникам или занимаясь волонтерством. Ответственный староста или харизматичный кавээнщик не только создадут доброжелательную атмосферу среди сверстников, но и в будущем могут проявить свои таланты и стать успешными.

Непопулярные, замкнутые подростки тоже работают над собой, меняются к лучшему и даже превращают предмет насмешек в достоинство. Например, со временем полненький прыщавый мальчик может вытянуться и стать симпатичным парнем или скромная девушка, выступающая в школьном театре, вырасти в известную актрису. Так, Зак Эфрон был тощим и неуклюжим подростком, над которым часто издевались за его любовь к пению и танцам. Зато сейчас он один из самых красивых мужчин Голливуда.

При этом мало кто задумывается, что агрессоры тоже нуждаются в помощи

Вспомним один из самых известных примеров: в мультфильме «Эй, Арнольд!» главная героиня Хельга — типичная школьная задира. Но мы сопереживаем ей, ведь знаем, что за маской грубиянки она прячет нежную любовь к однокласснику. Девочка не знает, как проявить ее, поэтому оскорбляет и всячески достает Арнольда. Ведь сама она очень одинока, родители больше любят старшую дочь и их совершенно не интересует Хельга.

В реальной жизни дети-агрессоры также могут тайно бороться со своими проблемами: жить с жестокими или равнодушными родителями, переживать разводы, потерю близких или, наоборот, быть заложниками завышенных ожиданий. Ребенок почувствует себя лишним или неудобным, неправильным и станет отчаянно хулиганить, чтобы привлечь внимание к себе. Так дети показывают свою боль и зовут на помощь.

Если взрослые не ответят на их зов, то в будущем такие дети не перестанут вести себя агрессивно и вызывающе. Ученые отмечают, что бывших задир чаще увольняют с работы, они больше других подвержены влиянию вредных привычек.

В итоге и лидеры, и изгои переживают стресс, который отражается на их дальнейших судьбах. Поэтому задача взрослых — помочь выстроить доброжелательный здоровый коллектив, в котором каждый ребенок будет выслушан и оценен по заслугам. Поощряя успехи школьника и мягко указывая на промахи, взрослый (будь то учитель или родитель) помогает ему найти свое место в жизни.

Были ли в вашем классе изгои и лидеры? Что стало с ними, когда они повзрослели?

Дети-изгои. Помощь родителей | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

 

Именно семья обеспечивает ребенку определенный уровень интеллектуального развития и прививает навыки общения. Ко-нечно, родители не могут прямо воздействовать на ситуацию, сложившуюся в коллективе. Но часто они раньше учителей за-мечают, что их ребенку некомфортно в классе, что у него пло-хие отношения с одноклассниками. В таком случае необходимо немедленно принимать меры — лучше пойти и поговорить о тревожащих симптомах с классным руководителем, чтобы рас-сеять сомнения, чем позволить ситуации выйти из-под контро-ля. В подобной ситуации родители обращаются за помощью и к школьному психологу. Общаясь с родителями непопулярных школьников, я условно выделила несколько типов их реакций на сложившуюся в классе ситуацию.

* Родители понимают, что у ребенка есть проблемы в об-щении, но не знают, как ему помочь (иногда убеждены, что сде-лать это невозможно). Признаются, что в детстве также испы-тывали трудности в общении со сверстниками.

 

Мама второклассника Феди сама очень замкнута, в школе почти ни с кем не общается, ожидая сына после уроков, на родительс-ких собраниях и праздниках обычно сторонится других родите-лей. Всегда вижу ее с тревожным выражением на лице, во время беседы со мной или классным руководителем она держится на-пряженно. Однажды мы с ней стали свидетелями ссоры Феди с одноклассниками. Мама была растеряна и испугана.

 

Необщительные, замкнутые родители не могут научить ре-бенка эффективному взаимодействию с окружающими. Ведь наиболее важным является тот пример, который, общаясь с дру-гими людьми, подают детям родители.

* Родители считают, что у ребенка все в порядке, а если и есть какие-то проблемы, то в них виноваты окружающие: учи-теля, которые неправильно организуют общение в классе; дети, агрессивные и не умеющие нормально общаться; их родители, неправильно воспитывающие своих детей.

 

Мама весьма агрессивного мальчика Андрея не желала признавать, что проблема заключается не в одноклассниках ее сына, а в его неумении общаться с ними. Андрей любил посмеяться над неуда-чами товарищей, обзывал их, в играх стремился руководить. По результатам социометрии выяснилось, что Андрея никто из одно-классников не хочет брать в свою команду и никто не доверил бы ему свой секрет1).

 

Кстати, иногда именно позиция родителей и становится причиной неприятия их ребенка окружающими. Ребенок при-выкает считать виноватыми в своих проблемах окружающих, не умеет признавать свои ошибки, относится к сверстникам с чув-ством превосходства, не желает считаться с их интересами и мнением. В исследованиях В.М. Галузинского подчеркивается, что причины отторжения некоторых десятиклассников заклю-чаются в индивидуализме, подогреваемом родителями (напри-мер, подчеркивание особой одаренности их ребенка по сравне-нию с окружающими) 2).

Иногда родители бывают правы — в плохом отношении к их ребенку действительно в первую очередь виноваты окружающие.

 

Негативное отношение к Сене с первого класса было спровоци-ровано классным руководителем, которому неприятен был и сам Сеня, и его родители. Учительница называла мальчика только по фамилии, никогда не хвалила его, чаще, чем остальным, делала замечания. Ее неприязненное к нему отношение постепенно пе-редалось и остальным учащимся.

 

В ситуации, когда есть конкретный обидчик (учитель или одноклассник), родители часто стремятся сами «разобраться» с ним. Они идут жаловаться администрации на несправедли-вое отношение к их ребенку со стороны учителя. Если же ребенка травят одноклассники, то родители, придя в школу, отчитывают обидчика, угрожают ему или делают выговор его родителям. К сожалению, такие поступки не помогают, а вре-дят ребенку. В результате учитель, узнав о жалобе, проникает-ся еще большей неприязнью к несчастному ученику. Пре-следователи становятся осторожнее и изощреннее в своих издевательствах, угрожая расправой, если жертва кому-нибудь еще раз пожалуется. А родители обидчика тоже не остаются в долгу. Иногда приходится наблюдать очень некрасивые сцены, когда родители обидчика и жертвы кричат, оскорбляя друг друга на глазах у ребят. Естественно, такой пример «разреше-ния» конфликтов не является полезным для детей. Кроме того, подобным заступничеством родители оказывают своему ребен-ку медвежью услугу.

 

Мама Сони, начиная с первого класса, приходила «разбираться» с одноклассницами дочери, которые ее дразнили. Девочка при-выкла чуть что жаловаться маме, а среди одноклассников прослы-ла ябедой, с ней никто не хотел дружить.

 

* Родители, обратившиеся за помощью, осознают, что ре-бенку плохо в классе в силу особенностей его личности. Они готовы сотрудничать с психологом и классным руководите-лем и помогать ребенку. Такой тип реакции встречается чаще всего.

Проблема отвергаемых детей — это палка о двух концах. Никому из родителей не хочется, чтобы их ребенок стал жерт-вой, подвергался нападкам и травле со стороны окружающих. И в то же время вряд ли кто-нибудь захочет, чтобы его ребенок был инициатором травли другого.

Работать с родителями детей-зачинщиков или детей-пресле-дователей непросто. Не каждый родитель может признать, что его ласковый, добрый ребенок может получать удовольствие, унижая сверстника.

Вот что сказала мама одного ребенка: «Пяти-шестилетние дети на площадке все время объединяются и нападают на кого-то одного. Я говорила с сыном, что это делать непозволитель-но. Однажды объектом нападок стал он сам. Но это ничего не изменило. На следующий день он с таким же восторгом напа-дал на товарища вместе со всеми». Дети склонны объединяться против чем-то не угодившего им сверстника. Это называется «дружить против кого-то». Родителей расстраивает, что их ребе-нок поддается всеобщему настроению и совершает неблаговид-ные поступки. В этом случае им следует постараться объяснить ребенку, как его поведение выглядит со стороны, заставить его задуматься о чувствах жертвы. Стремящемуся к самостоятель-ности ребенку можно сказать, что в данной ситуации он ведет себя как мячик — куда пнули, туда и покатился. Никакого проявления собственной воли. А вообще умение противостоять коллективу приходит не сразу. Но именно давая возможность проанализировать собственное поведение, можно приблизить момент, когда ребенок перестанет поддаваться влиянию окру-жающих.

Надо объяснять ребенку, что недопустимо обзывать других, смеяться над ними — пусть поставит себя на их место. Надо учить ребенка считаться с мнением окружающих, находить ком-промиссы.

Если пострадавший родителям несимпатичен, не стоит «под-ливать масла в огонь», обсуждая это с ребенком. В конце кон-цов, ребенок должен учиться терпимости и уживчивости.

В разговорах с ребенком или в его присутствии не следует давать оценки другим родителям, детям, учителям.

Что делать, если ребенка отвергают

Не все дети могут и хотят рассказывать родителям о своих проблемах, и чем старше ребенок, тем меньше вероятность, что он пожалуется родителям на происходящее. Стоит проявлять интерес к делам своего ребенка, но делать это ненавязчиво. Если он ничего сам не рассказывает, следует понаблюдать за ним.

В первую очередь надо сходить в школу, поговорить с учи-телями об отношениях своего ребенка с одноклассниками, по-смотреть, как себя ведет ребенок в классе после уроков или на перемене, на праздниках: проявляет ли инициативу в общении, с кем общается он, кто общается с ним и т.д. Можно обратить-ся за помощью к школьному психологу, ему легче осуществлять наблюдение за детьми.

Следующие симптомы могут свидетельствовать о том, что ребенку плохо в классе, его отвергают.

Ребенок: 
— неохотно идет в школу и очень рад любой возможности не ходить туда; 
— возвращается из школы подавленным; 
— часто плачет без очевидной причины; 
— никогда не упоминает никого из одноклассников; 
— очень мало говорит о своей школьной жизни; 
— не знает, кому можно позвонить, чтобы узнать уроки, или вообще отказывается звонить кому-либо; 
— ни с того ни с сего (как кажется) отказывается идти в школу; 
— одинок: его никто не приглашает в гости, на дни рожде-ния, и он никого не хочет позвать к себе.

Как помочь своему ребенку наладить взаимоотношения в классе (обращение психолога к родителям)

Обязательно предупредите учителя о проблемах своего ребенка (заикание, необходимость принимать лекарства по часам и т.д.). Заикания, тики, энурез, энкопорез, кожные заболевания необходимо отслеживать и по возможности лечить. Все это может стать причиной насмешек со сто-роны сверстников.

Необходимо обеспечить ребенку все, что позволит ему соответствовать общим школьным требованиям. Если для уроков физкультуры нужны черные шорты, то не следует предлагать ребенку розовые, считая, что это не важно. Для учителя может быть и не важно, а одноклассники станут дразнить ребенка. Это не значит, что надо идти у ребенка на поводу и покупать ему шапку «как у Ленки из 5 «Б»».

Посоветуйте ребенку изменить тактику поведения. Ведь если стереотип сложился, то любой поступок является предсказуемым: Ребенок ведет себя по заданной окру-жающими схеме. Но если на стандартные обстоятельства он отреагирует неожиданным образом, то, возможно, он сумеет не только озадачить своих преследователей, но и сделать шаг к преодолению сложившейся ситуации. На-пример, можно предложить ребенку вместо того, чтобы на-чинать плакать или лупить всех подряд, посмотреть в гла-за обидчикам и спокойно спросить: «Ну и что?» — или начать смеяться вместе с ними. В общем, сделать то, чего от него совсем не ожидают.

Постарайтесь обеспечить ребенку общение с одноклас-сниками вне школы. Приглашайте их в гости, устраивай-те праздники, поощряйте общение ребенка с ними.

Необходимо всячески способствовать участию ребенка в классных мероприятиях, поездках. Не стоит сразу после уроков забирать ребенка из школы даже ради занятий ан-глийским или музыкой. Иначе все ребята сдружатся меж-ду собой, а ваш ребенок так и будет чужим в классе.

Не следует приходить в школу лично разбираться с обидчиками своего ребенка, лучше поставить в известность классного руководителя и психолога. Не спешите бро-саться защищать ребенка в любой конфликтной ситуации с одноклассниками. Иногда ребенку полезно пережить все стадии конфликта — это поможет ему научиться само-стоятельно решать многие проблемы. Но, приучая ребен-ка к самостоятельности, важно не переусердствовать и не пропустить ситуацию, с которой ребенок не в состоянии справиться без вмешательства взрослых. Такой ситуацией, безусловно, являются систематические издевательства и травля ребенка со стороны сверстников.

Внимание! Если ситуация зашла слишком далеко, на-пример, ребенка постоянно унижают или избивают — немедленно реагируйте. В первую очередь оградите ребенка от общения с обидчиками — не отправляйте его в школу. Разбираться с обидчиками — не самое глав-ное (хотя и оставлять их безнаказанными не стоит — они изберут себе новую жертву). Важно помочь ребенку пережить полученную психическую травму, поэтому скорее всего его придется перевести в другой класс. Ребенку нужно будет научиться не бояться сверстников и доверять им.

Несколько слов об уверенности в себе

Если ребенка в классе не любят и отвергают, его родителям необходимо:

— быть готовыми к сотрудничеству с учителем и психологом; 
— проявлять по отношению к обидчикам терпимость и сдер-жанность; 
— и самое главное — оказать поддержку своему ребенку.

Я уже говорила, что часто непопулярными становятся дети, имеющие какие-либо физические недостатки или поведенчес-кие проблемы, неуверенные в себе. Именно родители могут помочь ребенку преодолеть чувство неполноценности, превра-тить недостаток в достоинство. Однако родители, наоборот, часто бывают слишком критичны и нетерпимы к особенностям своего ребенка. К сожалению, мы слишком часто даем какую-либо оценку поступкам и словам своих детей, порой даже не замечая этого. Ребенок кажется нам слишком активным, и мы, сокрушаясь, говорим подруге: «Он неусидчив». Таким образом мы прогнозируем его будущее, исходя из своей оценки, и, об-щаясь с ребенком, начинаем загонять его в рамки нашего не-гативного прогноза. «Вечно ты вертишься, бесишься! Ты ведь никогда не можешь посидеть молча…» и т.д. Если ребенок тих и не стремится к общению с окружающими, мы переживаем, что ему будет трудно заводить друзей, он будет одинок. Ребе-нок говорит что-то, не соответствующее нашему настроению, мы резко обрываем его: «Опять ты говоришь, глупости!» При-клеивая ярлыки, мы убеждаем ребенка — он именно такой:

неуверенный, неусидчивый, глупый. Ребенок сначала неосоз-нанно, а затем и сознательно начинает строить свое поведение, исходя из предписанной ему взрослыми роли.

Мальчика Васю, героя рассказа Ю.Я. Яковлева «Рыцарь Вася», из-за его полноты и неуклюжести прозвали Тюфяком, а он мечтал о рыцарских доспехах. Но «кроме насмешливого зер-кала, к действительности его возвращала мама. Услышав из кух-ни его шаги, от которых жалобно звенели стаканы, мама кри-чала: «Осторожно! Слон в фарфоровой лавке!»». И родители в этой непростой ситуации из союзников и помощников сами превращаются в преследователей, а ребенок остается один на один со своей проблемой. Если уж родители не принимают ре-бенка таким, какой он есть, насмехаются над ним, то чего же ждать от остальных.

В детстве мне очень нравились сказки замечательной фин-ской писательницы Туве Янсон о Муми-тролле. В одной из них Муми-тролль, играя с друзьями в прятки, спрятался в шляпе Волшебника и вышел оттуда настолько преобразившимся, что друзья не узнали его и даже задали ему взбучку. Пришедшая на шум Муми-мама тоже сначала не узнала своего сына, но, при-стально вглядевшись в его «испуганные глаза-тарелки», призна-ла, что это Муми-тролль. И тогда он снова стал самим собой. Муми-мама обняла его и произнесла особенно впечатлившие меня слова: «Уж моего-то маленького Муми-сына я узнаю всег-да, что бы ни случилось». Для меня в этих словах заключается основной смысл родительской любви и поддержки: принятие и помощь ребенку в любой ситуации. Главное -уметь принимать своего ребенка (может быть, более застенчивого или излишне эмоционального по сравнению с другими) таким, какой он есть…

Спокойные, уверенные в себе родители, не ждущие от ре-бенка моментальных сверхдостижений, с пониманием относя-щиеся к его успехам и неудачам, — вот залог развития у ребен-ка уверенности в своих силах и адекватной самооценки.

Как помочь своему ребенку стать увереннее (обращение психолога к родителям)

В сложных ситуациях не стремитесь все сделать за ребенка, но и не бросайте его одного. Предложите справиться с проблемой вместе (не важно, что это — шнурки на ботинках или первая ссора с приятелем). Иногда достаточно просто побыть рядом с ребенком, пока он пытается сделать что-то.

Родительская любовь для ребенка вещь не очевид-ная; если родители никак не проявляют своих теплых чувств, то ребенок может решить, что его не любят. Это сформирует у него чувство беспомощности и незащи-щенности, а следовательно, и неуверенности в себе. Преодолеть это чувство помогает телесный контакт. Можно просто погладить ребенка по голове, обнять, посадить на колени. Это никогда не будет лишним ни для малышей, ни для дошкольников, ни для младших школьников.

Все сказанное отнюдь не означает, что ребенка не следует критиковать. Но, порицая его, следует дать по-нять, что вы критикуете конкретный поступок ребен-ка, а ваше отношение к нему не меняется. Можно ска-зать ребенку: «Мы любим тебя всегда, что бы ты ни сделал, но иногда нам бывает трудно не сердиться (оби-жаться) на тебя!»

Друзья детей

Родителей часто волнует проблема дружеских отношений ребенка со сверстниками. Обычно они переживают, что их ре-бенок либо ни с кем не дружит, либо дружит не с тем, с кем надо.

Проблемы с друзьями обычно возникают у застенчивых де-тей. Действительно, застенчивые и робкие дети чаще, чем аг-рессивные, страдают от изоляции. Поэтому очень стеснитель-ному и замкнутому ребенку нужна помощь взрослых, чтобы наладить общение. При благоприятной обстановке в классе такой ребенок постепенно находит себе подходящего товарища и чувствует себя вполне комфортно.

Иногда очень общительных родителей тревожит, что их ре-бенок не стремится активно общаться со сверстниками, у него мало друзей. Но одним надо много друзей, чтобы чувствовать себя счастливым, а другим достаточно одного друга. Согласно исследованиям психологов, хотя бы одна взаимная привязан-ность в классе делает ребенка более уверенным в себе и обес-печивает ему более комфортное существование в коллективе по сравнению с ребенком, которого выбирают многие, но не те, кого выбирает он. Наличие друзей — весьма важная составля-ющая эмоционального благополучия ребенка. Независимо от возраста друг для ребенка — это тот, с кем интересно, кто под-держит, с кем можно вместе что-то делать, это чувство, что ты не один и кому-то интересен. Взрослея, ребенок вкладывает в понятие дружбы более серьезные и глубокие отношения.

Родители обычно расстраиваются, если те, кого их ребенок называет друзьями, обижают его, пренебрегают им, не дорожат дружбой. Если родителям не нравятся друзья их ребенка, то не стоит настаивать на прекращении отношений и постоянно кри-тиковать друга или подругу. Имеет смысл обратить внимание ребенка на отрицательные стороны сверстника и предоставить ему самому решать, поддерживать ли эти отношения дальше. Иногда достаточно как бы между прочим спросить: «И что же, Петя тебя не подождал?», «А Таня тебя чем-нибудь угостила?», чтобы ребенок задумался о том, как друзья относятся к нему. Бывает, что ребенок сохраняет унизительные для него отноше-ния от безысходности. Например, на даче ему не с кем больше общаться, и он рад любому компаньону. А другой ребенок по-нимает, что от него зависят, и пользуется этим.

Тихая, мечтательная Настя дорожила дружбой с бойкой и само-уверенной Машей, которая постоянно руководила ею, заставляла подчинятся себе. Чуть что было не по ней. Маша угрожала На-сте, что не будет с ней дружить. Настя часто расстраивалась из-за этого, но, по мнению ее мамы, продолжала «плясать под Ма-шину дудку». Так было до тех пор, пока Настя не пошла в школу, где у нее появились новые подруги, — она увидела, что отноше-ния можно строить и по-другому, без шантажа и угроз, на рав-ных. Настя стала более критично относиться к Маше. На мой вопрос, что ей больше всего не нравится в сверстниках, Настя сказала: «Не нравится, когда заставляют делать то, что не хочу, и говорят: «Тогда не буду с тобой больше играть!» Вот моя подруга Маша так делает». Я поинтересовалась, почему же она продолжает с ней общаться. Настя ответила: «Маша много чего придумыва-ет, с ней интересно».

Как показывает практика, у активно отвергаемых однокласс-никами детей обычно нет устойчивых дружеских отношений и вне школы. Однако если непопулярный в классе ребенок имеет возможность общаться со сверстниками помимо школы — во дворе или кружках, где его принимают и ценят, — то отсутствие признания в школе его не травмирует.

Как помочь ребенку в выборе друзей (обращение психолога к родителям )

Необходимо знать всех друзей своего ребенка, осо-бенно если вы опасаетесь негативного влияния с их сто-роны. Надо помочь организовать общение ребенку, со-здать соответствующее окружение. Мало просто отдать его в подходящий коллектив, приглашайте детей домой, по возможности познакомьтесь с их родителями. Самое главное, ненавязчиво создайте ребенку приемлемый круг общения (позаботиться об этом следует, пока ребенок еще маленький). Это могут быть дети ваших друзей, од-ноклассники, какой-либо клуб, кружок, секция, словом, любое общество, объединяющее людей со схожими ин-тересами и доброжелательно относящихся друг к другу.

Задача родителей — не только поддержать ребенка, попавшего в непростую ситуацию, но и научить его вза-имодействовать с окружающими. Не надо пытаться пол-ностью оградить ребенка от отрицательных пережива-ний. В повседневной жизни избежать гнева, обид или столкновения с жестокостью невозможно. Важно на-учить детей противостоять агрессорам, не уподобляясь им. Ребенок должен уметь сказать «нет», не поддавать-ся на провокации товарищей, с юмором относиться к неудачам, знать, что в свои проблемы иногда правиль-нее посвятить взрослых, чем разбираться самостоятель-но, и быть уверенным, что родные не отмахнутся от него, а помогут и поддержат в трудную минуту.

Примечания

1) Описание методики см. в Приложении 3.

2) Проблемы общения и воспитание. Т. 2. Тарту, 1974.

Как не стать изгоем в школе

Проверьте себя на готовность ему помочь. Честно ответьте на вопрос о том, достаточно ли доверия в ваших с ребенком отношениях, вспомните, вставали вы раньше на его сторону, когда ребенок оказывался в конфликте. И вообще, знаете ли вы, что делать в таких ситуациях, как восстанавливать утраченное самоуважение и помогать ребенку выходить из жертвенной позиции? Если не знаете, честно скажите: «Я хочу тебе помочь, но не знаю, как!» — и отведите его хотя бы к детскому психологу.

В продолжение предыдущего вопроса: что родители могут и должны сделать, когда узнают, что их ребенка не принимают в классе? Как правильно поговорить с ним?

— Важно поговорить не только с ребенком, но и с учителем, чтобы понять его отношение к такой ситуации и проверить его готовность не допускать травлю. Ребенка можно поддержать в том, что никто не вправе его унижать, обижать, бить, преследовать, прогибать. И соответственно практиковать отсутствие всего перечисленного дома, в своей семье. Говорить о том, что вы цените и уважаете его, и говорить, за что именно.

Простые призывы «давай сдачи», «бей в ответ» часто не срабатывают, потому что если ребенок до сих пор не решился проявлять насилие в отношении других детей (а это не самоцель, задача — дать понять, что нельзя нарушать его границы и травить, отстоять свое достоинство, для этого далеко не всегда стоит прибегать к драке), то ребенку трудно будет делать это, даже если вы разрешите ему «давать сдачи».   Дело не в умении драться, а в способности ребенка транслировать миру «я ценный, я уважаю вас и жду ответного уважения».

Восстановить порушенную самооценку, самоуважение не всегда просто, часто для этого требуется время, а иногда без изменений во всей семье это просто невозможно. Родители, конечно, должны изменить отношение к ребенку, самими себе, и друг к другу. Проявлять уважение к интересам, ограничениям, возможностям, чувствам, потребностям, при этом уважать самих себя и друг друга. Важно, чтобы в семье могли говорить открыто, обсуждать что-то, проявлять несогласие, защищать свою точку зрения, позицию.

Создание мошенника-психолога

Не вырастают с стремлением стать психологом-мошенником, и это не происходит в одночасье. Хотя путь варьируется от человека к человеку, есть определенные факторы, которые предрасполагают человека к этой роли. Для меня ключевым элементом было мое взросление в монокультуре традиционного сообщества среднего класса, только чтобы обнаружить, что его ценности и принципы были относительными и приносили ограниченную пользу в подготовке меня к более широкой культуре, которая включает в себя разнообразие точек зрения и мнений. образ жизни.

Я вырос в консервативном городке белых воротничков Бартлсвилл, штат Оклахома, среди суровых ландшафтов Великих равнин, между плоскими прериями и холмистыми холмами Осейдж. В то время это были штаб-квартиры двух нефтяных компаний, Phillips и City Service (которая с тех пор превратилась в Citgo). Сообщество с готовностью одобрило традиционные ценности господствующего христианства, консервативную политику, свободное предпринимательство и капитализм. Культуры меньшинств (например, афроамериканцы, коренные американцы, евреи и католики) обычно либо переживали сегрегацию de facto , либо смешивались как можно лучше, либо сохраняли низкий профиль, чтобы не привлекать внимание к их различиям.Культура этого родного города вряд ли была питательной средой для инакомыслия. Любое отклонение от господствующего консерватизма, как правило, происходило вправо, а не влево. Я вспоминаю, как слушал в своем собственном доме записанные на пленку диатрибы против коммунизма и социализма на собраниях Форума «Скорой свободы», уменьшенной версии Общества Джона Берча в Оклахоме. Сенатор Джозеф Маккарти с его антикоммунистической охотой на ведьм чувствовал бы себя как дома.

Семья Дэниела изо всех сил пыталась вписаться в сообщество, но не смогла.Одним из препятствий был смешанный брак моих родителей — нет, не по расовому признаку (что в те дни было вообще незаконно на Юге), а по религиозному признаку, между католиками и протестантами. Это вызвало в основном негласные семейные трения, даже с их брачным соглашением, чтобы дети воспитывались католиками. Другие области конфликтов или напряженности, как правило, игнорировались или игнорировались, возможно, чтобы соответствовать культурному идеалу базовой семейной гармонии, примером которого являются семейные комедии 1950-х годов, такие как Оставь это Бобру , Оззи и Гарриет и Отец знает лучше .Результат был больше похож на репрессивные модели общения, драматизированные в фильме Обычные люди или семьей Холла на праздничном ужине в Annie Hall Вуди Аллена. Мы подделали это, но так и не дошли до того, чтобы это сделать. Спустя годы я смог вспомнить пародию на SNL о Коноголовых, инопланетянах, которые отчаянно пытались вписаться в американскую культуру, хотя мое чувство отчуждения не было внеземным, незаконным или даже задокументированным.

В соответствии с брачным соглашением моих родителей, в первые восемь классов моего обучения в нашей местной католической приходской школе меня обучали католической мысли.Только позже я осознал оксюморон слов «католический», что означает универсальный, и «местнический», что означает узкую, локальную перспективу. Конечно, попытка церкви примирить это противоречие сводилась к предположению, что ее собственное мировоззрение является правильным, а все остальные — ложными или даже еретическими. На какое-то время такая позиция избавила меня от бремени борьбы с моральными и этическими дилеммами, поскольку я мог верить в непогрешимость Папы и решений церкви по таким вопросам.Однако в конечном итоге результат был катехизматическим. (Да, я понимаю, что синтезирую новое слово из катехизиса и катаклизма , но я просто не мог сопротивляться своему желанию неологизировать [это вообще слово?])

Переход в государственную школу стал для меня первой серьезной культурной проблемой. Я поступил в среднюю школу в 9 -й класс , в то время как большинство других учеников делили классы с 7 -го класса , если не раньше. Мое отставание в физическом развитии не помогло, так как я достиг половой зрелости на пару лет позже, чем другие мальчики.Я был довольно встревожен своим католическим воспитанием в отношении греха. В общем, я был довольно ботанистым парнем. Моим основным убежищем и нишей в идентичности было соревновательное плавание. Я был занят ежедневными или двукратными тренировками в дополнение к моей домашней работе, и к старшему классу я был на вершине штата в своих двух дистанционных соревнованиях. Я получил прозвище «Машина», которое даже цитировалось в газете Талсы. Эта дурная слава, возможно, только сделала меня более заметным в школе, а мою занудство — еще более очевидной.

Моя следующая крупная культурная перестройка произошла с поступлением в колледж.Несмотря на то, что Канзасский университет находился менее чем в 200 милях от отеля, он стал культурным шоком, начиная с встречи с моими соседями по комнате. В то время как один был пловцом из католического университета, что вполне соответствовало моему прошлому, другой был еврейским членом радикальной SDS (Студенты за демократическое общество) из Майами. (Тото, мы больше не в Канзасе — нет, подожди! Мы только что приехали!) Фактическая корректировка происходила довольно постепенно, так как мои первые три года обучения химии и мое участие в студенческом плавании занимали меня, и мое внимание было сосредоточено. на культурно нейтральные темы и мероприятия.Тем не менее, у меня были разные гуманитарные предметы, которые бросали вызов узкому мировоззрению, которое я принес с собой из Бартлсвилля. Обязательный курс основополагающих работ по западной цивилизации и вводный курс философии познакомили меня с альтернативными взглядами на условия жизни человека, а курс культурной антропологии познакомил меня с разнообразным образом жизни различных культур. Курс истории живых религий мира вытеснил христианство, и католицизм в частности, из теологического центра вселенной, по крайней мере, с моей точки зрения.

Мое культурное пробуждение достигло апогея в последний год обучения в Канзасе. Шестидесятые годы были в самом разгаре. Актуальность была ключевой проблемой, и изучение химии просто не казалось таким актуальным, как то, как оно применялось — например, путем сброса напалма и Agent Orange над Вьетнамом, что не соответствовало моему представлению о «лучшей жизни с помощью химии». Незадолго до осеннего семестра я понял, что могу получить специализацию по психологии в дополнение к моей специальности по химии, не продлевая свое образование в бакалавриате сверх стандартных четырех лет.Я ухватился за возможность. После завершения моей неблагоприятной студенческой карьеры плавания в конце зимы (когда я был маленькой рыбкой в ​​пруду среднего размера, в отличие от моих дней, когда я ловил большую рыбу в маленьком пруду в старшей школе), я у них было больше времени и свободы, чтобы испытать воду в политике университетского городка, которая в те дни варьировалась от либеральной до радикальной. Я участвовал в антивоенных мероприятиях и мероприятиях за гражданские права и предстал перед советом по поведению студентов за участие в демонстрации против ROTC.Я избегал порицания только потому, что я в буквальном смысле оставался на трибуне, а не выходил на игровое поле, чтобы сорвать церемонию.

Мои планы поступить в аспирантуру по социальной психологии на следующий год были прерваны дядей Сэмом, который забрал два года моей жизни, включая девятимесячный тур по Вьетнаму. На основе моей степени бакалавра психологии и обучения без отрыва от производства мне была предоставлена ​​возможность работать специалистом по социальной работе / психологии, что избавило меня от ужаса активных боевых действий и моральной дилеммы ведения войны в чему я не поверил.Так же, как я избежал запретной игры во время протестов в колледжах, я сбежал с поля боя во Вьетнаме. Как и большинство американских солдат в стране, я выполнял вспомогательную роль, в которой моя привилегированная в экономическом и образовательном плане жизнь дала мне преимущество перед менее удачливыми, но не менее достойными. Однако я не чувствовал себя обязанным протестовать против этой несправедливости. Тем не менее, опыт работы с психиатрами и социальными работниками переместил мой интерес к психологии из социальной и политической сфер в более личную направленность психического здоровья.

Хотя мой переход от химии к психологии был довольно заметным, он не был таким сложным, как переход от академического обучения к клинической практике в психологии, который произошел во время моего обучения по программе клинической психологии в Университете Теннесси. В соответствии с теоретической школой эта программа предлагала три параллельных трека — поведенческий, экзистенциальный и психодинамический. В то время как поведенческая школа действовала в рамках объективной области науки, с которой я был хорошо знаком по моим академическим исследованиям, экзистенциальный и психодинамический подходы представляли более субъективный взгляд на человеческое функционирование.Даже у этих более субъективных ориентаций были свои теоретические формулировки, к которым я тяготел из-за того, что мне было хорошо знакомо и комфортно с объективным пониманием. Я вспоминаю, как я сосредоточился на концептуальных объяснениях в текстах, бегло просматривая тематические исследования, в которых приводились конкретные примеры, необходимые для воплощения этих довольно абстрактных концепций в жизнь. В то время мне не хватало интереса к особенностям личного опыта, необходимого для прохождения биографического отчета, подобного тому, который вы сейчас читаете.

Мое механистическое понимание того, что движет людьми, хотя, возможно, соответствовало моему школьному прозвищу «Машина», не подготовило меня к задаче проведения психотерапии. Я начал понимать, что терапия была больше связана с исцелением эмоциональных ран и стимулированием роста, чем с решением проблем. Передо мной стояла задача связать эмоциональный стресс на личном уровне, а не понять его с абстрактной теоретической точки зрения. Для этого понимания мне пришлось заглянуть внутрь себя.Пока наука расширяла наши границы в космическое пространство, моим призванием было исследовать внутреннее пространство. Из-за моего культурного фона, который поощрял социальное соответствие, и моего образования, которое способствовало объективной перспективе, это была незнакомая территория — я определенно больше не был в Канзасе. Я был очень похож на Железного человека, который искал Волшебника, чтобы найти его сердце. Конечно, в нашем сложном мире мало места для волшебников, поэтому я остановился на следующем лучшем, что смог найти, — на психотерапевта.Благодаря этому процессу я понял, что у меня есть более личная причина для смещения моего внимания в психологии с социальной и политической области психологии на терапевтическую.

Наряду с моими личными поисками я расширил свои интеллектуальные исследования, включив в них гуманитарные науки, при этом практика психотерапии была больше искусством, чем наукой. В выпускном курсе Говарда Поллио «Психология юмора» я научился понимать разницу между проблемой и парадоксом. Здесь я познакомился с книгой Артура Кестлера «Акт сотворения мира» , в которой проблемы определены как правильное изучение науки, тогда как парадокс является центральным мотивом искусства, как комедии, так и трагедии. На занятиях Дэна Шнайдера по английской литературе начала годов я познакомился с художественной литературой Д. Х. Лоуренса. Хотя он был известен чувственностью своего романа «Любовник леди Чаттерлей », я был заинтригован его исследованием взаимодействия субъективных и объективных способов переживания, которое он исследовал как с помощью символизма, так и с помощью драматизации, за десятилетия до того, как этот вопрос был изучен в господствующая психология. Этот опыт, наряду с моими более традиционными психологическими курсами и практическими занятиями, помог мне оценить ценность субъективного понимания, и я пришел к выводу, что оно имеет статус, сопоставимый с объективным знанием, хотя и совершенно иной качественно.

Вернувшись в кампус после стажировки в Йельской медицинской школе, я столкнулся с последним препятствием на пути к карьере психолога — написанием диссертации. В соответствии с моделью практикующего специалиста Американской психологической ассоциации для психологической практики, большинство программ для аспирантов, предлагающих докторскую степень, использовали контролируемый научный эксперимент в качестве метода выбора (т. Е. Количественное различие зависимой переменной между экспериментальной и контрольной группами испытуемых. необходимо достичь уровня статистической значимости, чтобы подтвердить гипотезу о влиянии независимой переменной).В некотором смысле этот подход — попытка интуитивно доказать то, что мы уже знаем. Считалось, что более качественные подходы, такие как тематические исследования, не очень полезны для расширения общих знаний о функционировании человека. Однако факультет психологии Теннесси предлагал такие варианты. В частности, феноменологическая лаборатория Говарда Поллио использовала методологию для изучения человеческих переживаний, таких как время, любовь, одиночество и смерть, с эмпирической точки зрения посредством глубинных интервью с «нормальными» людьми на эти темы.Студенты, изучающие клиническую психологию, обнаружили, что это дает возможность исследовать экзистенциальные идеи, которые изучались на занятиях Чарли Коэна. Эти подходы дали мне достаточную поддержку, чтобы предложить свое психолитературное исследование вопросов развития самости, отраженных в художественных произведениях Д. Х. Лоуренса. Мне повезло, что Гарольд Файн поддержал мои усилия в качестве председателя моей диссертации, и я приступил к осуществлению проекта, который имел интеллектуальное и личное значение для меня.Изучая художественную литературу Лоуренса, я пришел к пониманию, что объективные и субъективные взгляды, часто рассматриваемые как противоположные точки зрения, на самом деле обеспечивают дополнительные точки зрения, необходимые для здорового личного развития. Я процитировал символизм и повествование Лоуренса, чтобы документально подтвердить, как интеграция этих взглядов способствует здоровой, реалистичной самости, в отличие от эгоистичного нарциссизма с одной стороны и самообвинения с другой. Хотя это довольно пьянящий интеллектуальный материал, его драматизация в художественном повествовании воплотила эти концепции в жизнь для меня лично значимым образом.Я надеюсь разделить эту признательность в моих следующих публикациях в этой области.

Оглядываясь назад на неортодоксальный проект, замечу, что у меня в работе была только одна таблица — оглавление, и что практически все числа были в верхнем правом углу страниц или были датами и страницей и номера томов цитируемой литературы. Это наблюдение раскрывает один из аспектов моей склонности к мошенничеству, когда я ставлю под сомнение или оспариваю традиционный подход и исследую путь, по которому не ходили.Этот путь был в значительной степени отклонен в сторону после получения докторской степени, когда я столкнулся с задачей зарабатывать себе на жизнь. Я освоил традиционную роль клинического психолога, сначала в общественном центре психического здоровья, а затем в частной практике. Я предполагаю, что я потерял некоторую концентрацию на своей конкретной точке зрения, приспособившись к обычному повседневному миру и приняв многие из его ценностей и предположений, часто даже не подвергая их сомнению. Мои склонности к мошенничеству обычно оставались в подполье, а моя собственная точка зрения тонко влияла на мою работу, что ускользало от внимания других и, возможно, даже меня.Иногда я писал терапевтические басни, например, на этом веб-сайте, чтобы выразить свои мысли в аллегорической манере — довольно подрывная стратегия, как упоминается в книге «Президент Буш — Затерянные в киберпространстве: Сможете ли вы помочь найти Его?». Позже моя групповая работа с наркоманами поставила меня перед задачей сформулировать свои идеи таким образом, чтобы это было лично актуально для тех, кто борется с такими проблемами в своей повседневной жизни. Я начал писать статьи по саморазвитию, которые отражали мою точку зрения на такие темы, как идентичность, самооценка, конфликты и паттерны порочного цикла в отношениях.Я также время от времени проводил презентации, иногда для моих коллег по профессии, а иногда для широкой публики. Я спускался с трибун на тренировочное поле, чтобы проверить, соответствует ли моя точка зрения аудитории. Только когда я воспользовался своей свободой и сократил свои клинические часы, я перефокусировал свои усилия на более четкое изложение своей позиции и предложение ее в качестве альтернативы когнитивному бихевиоризму, самопровозглашенному лидеру в области психологии и психического здоровья.

Эта сокращенная автобиография должна помочь читателю глубже понять более личную разработку идей этого психолога-мошенника. Я представляю это с некоторым опасением, из опасения, что некоторые аналитические типы объяснят мои прозрения как продукт определенного опыта, вместо того, чтобы признавать более универсальные истины, которые были прояснены посредством взаимодействия субъективного опыта и объективного размышления. С другой стороны, я представляю свое развитие как психолога-мошенника как своего рода тематическое исследование, так же как я использовал Д.Художественная литература Х. Лоуренса, проливающая свет на проблемы развития жизнеспособной самости. Представление моих идей на этом веб-сайте представляет собой мое стремление перейти от тренировочного поля к игровому полю с трибунами с обеих сторон. В этом формате я не могу контролировать, кто и сколько появится в игре. Если представленные здесь идеи вам нравятся, я прошу вас рассказать об этом. Если они вызывают у вас реакцию, я призываю вас выйти на поле боя, поделившись своими комментариями по теме, независимо от того, присоединяетесь ли вы к той или иной команде, или имеете более нейтральную реакцию.

Нравится:

Нравится Загрузка …

CV | Интегративная терапия Rogue Valley

Келли М. Берч, MS, NCC, C-IAYT

827 Morton St., Ashland OR 97520

(541) 326-5017 ▫ [email protected][email protected]

RogueValleyTherapy.com

…………………………………………………………………………………………….

ОБРАЗОВАНИЕ И ПОЛНОМОЧИЯ

______________________________________________________________________________________________________

  • Степень магистра клинического консультирования по вопросам психического здоровья (Университет Южного Орегона, Ашленд, штат Орегон)

  • Лицензированный профессиональный консультант-стажер (Орегонский совет лицензированных национальных профессиональных консультантов

  • )

    7 Сертифицированный консультант (NBCC)

  • Бакалавр биологии с отличием (Миллс-колледж, Окленд, Калифорния)

  • Английский язык, социология, психология Уровень A (Вест-Кентский колледж дальнейшего образования, Англия)

  • Сертифицированный йога-терапевт ( C-IAYT, Международная ассоциация йога-терапевтов)

  • Подготовка учителей по снижению стресса на основе осознанности (UCSD)

  • Медицинская гипнотерапия (Школа гипнотерапии Ashland)

  • Клиника обучение гипнотерапии (школа Лилы, Ашленд)

  • Изучение буддийской медитации и философии (Лондонский буддийский центр, Англия)


ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ЧЛЕНСТВО И ОБСЛУЖИВАНИЕ

______________________________________________________________________________________________________

9001 Ресурсы и образовательная сеть

  • Член консультативного совета Международной ассоциации йога-терапевтов

  • Рецензент книжных предложений, Handspring Publishing, Великобритания

    • Национальное общество чести Phi Beta Kappa

    • Консультационная ассоциация штата Орегон

    • Американская ассоциация консультантов по психическому здоровью

    • Институт интегративного восстановления

    • Международная ассоциация йога-терапевтов


    SU ГЛАВНАЯ БАЗА НАВЫКОВ

    ______________________________________________________________________________________________________

    НЕДАВНИЙ ОПЫТ РАБОТЫ

    ______________________________________________________________________________________________________

    Интегративная терапия Rogue Valley, 2017-настоящее время

    Южный Орегонский университет, Ashland

    , штат Орегон

    ,

    Университет Орегона, Ашленд, штат Орегон, приглашенный инструктор

    Основы осознанности и воплощенной внимательности, весна 2018 г.

    Осознанность как транс-теоретическая ориентация и общий терапевтический фактор, осень 2017 г.

    Осознанность, духовность и сострадание, осень 2017 г.

    Внимательность , Медитация и принятие, лето 2017 г.

    Стратегии разума и тела, осень 2016 г.

    Эндикотт Колледж, Беверли, Массачусетс,
    Дополнительный факультет, 2017-настоящее время
    Онлайн-курсы бакалавриата

    • Йога, теория, культура и практика

    • Психологические перспективы

    • Психология здоровья

    Центр здоровья La Clinica OR, Медфорд , 2016–2017

    • Стажировка по консультированию по психическому здоровью (300 часов работы с клиентами).Индивидуальные консультации с разными группами населения в центре первичной медико-санитарной помощи La Clinica. Проблемы пациентов включали сложные травмы и посттравматическое стрессовое расстройство, сексуальное насилие в детстве, депрессию и биполярные расстройства, расстройства, связанные с тревогой, ожирение и расстройство пищевого поведения. Методы консультирования касались когнитивных и соматических подходов, включая техники внимательности и управляемые образы.

    Журнал Yoga Therapy Today (Международная ассоциация йога-терапевтов), 2010–2017 гг.

    • Главный редактор.Ответственный за надзор за производством, включая команду редакторов, корректора, графического дизайнера; отвечает за получение и запрос контента, включая статьи и изображения, а также за редактирование контента.

    Журнал службы йоги (Совет службы йоги), 2012–2014 гг.

    • Редактор-учредитель, главный редактор. Основал рецензируемый журнал, редактировал представленные рукописи, руководил командой добровольных редакторов и корректоров и создал онлайн-журнал.

    Йога-терапевт, Орегон, с 2005 г. по настоящее время

    • Работа с клиентами индивидуально и в небольших группах в отношении конкретных состояний здоровья, включая психическое здоровье и хорошее самочувствие. Состояния включают в себя управление стрессом и устойчивость, хроническую боль, нарушения сна, беспокойство, депрессию, травму, управление весом, гипертонию, осанку и характер дыхания, качество жизни и общее благополучие. Техники включают упражнения йоги и дыхательные упражнения, йога-нидру iRest®, управляемую медитацию, управляемую релаксацию, медитацию

    Преподаватель йоги в различных сообществах, университетах и ​​студиях, 2004-2016 гг. , CA, 2000–2003

    Исследование CHAMACOS, Калифорнийский университет, Беркли (см. Erch.org / research-programs / chamacos)

    • Координатор лаборатории, отвечающий за мониторинг сбора, хранения и доставки биологических образцов, а также анализов образцов; редактор веб-сайтов, писатель (учебные пособия, гранты, публикации, презентации).

    Центр здоровья Стэнфордского университета, Пало-Альто, Калифорния, 1999–2000 гг.

    Roche Molecular Systems, Аламеда, Калифорния, 1996–1998 гг.

    ЗАНЯТИЯ И СЕМИНАРЫ ЙОГИ И РАЗУМНОСТИ

    ______________________________________________________________________________________________________

    Внимательность для консультантов, шестинедельная серия для стажеров по психическому здоровью, февраль-март 2018 г.

    Эшленд, штат Орегон

    Событие с желтой лентой: iRest, два 50-минутных сеанса медитации iRest с гидом, январь 2018

    для Национальной гвардии до и после развертывания, Кламат-Фолс, штат Орегон

    Групповой урок осознанности, восемь 1-часовых занятий для пациентов, оздоровительный центр La Clinica, Медфорд, Орегон, март-апрель 2017 г.

    (заместитель инструктора), оздоровительный центр La Clinica, Медфорд, штат Орегон,

    Событие с желтой лентой: iRest , два 1-часовых семинара по развитию навыков перед развертыванием

    Национальная гвардия, Кламат-Фолс, штат Орегон, 2016

    Красота и принадлежность: связь с Дэниелом Сперри, мастер-класс по йоге и игре на виолончели, 2015, Центр йоги Эшленд, Ашленд, штат Орегон. Программа обучения управлению стрессом и жизненным навыкам на основе йоги, 2012

    6-недельные занятия два раза в неделю, адаптированные для ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством и проблемами мобильности

    SORCC VA, White City, OR

    Установка вашего намерения на Новый год с помощью Yoga Nidra, 3-часовой семинар, 2012 г.

    Центр йоги Ашленда, Ашленд, штат Орегон

    Программа MOVEmployee, 8-недельная серия занятий йогой для персонала, 2010 г.

    SORCC VA, Белый город, Орегон Йога для облегчения боли, 3-х классная серия терапевтической йоги, адаптировано для частных лиц, 2010 г.

    Физиотерапия округа Джексон, Ашленд, штат Орегон

    Практикум iRest Yoga Nidra и виолончели с Дэниелом Сперри, 2010

    Центр йоги Ashland, Ашленд, штат Орегон

    Расслабьтесь и восстановите силы с помощью йога-нидры, 3-часовой семинар , 2009

    Центр йоги Ashland, Ashland, OR

    Yoga for Wellness, 8-недельный курс терапевтической йоги, адаптированный для частные лица, 2006 г.

    Расширение Университета Южного Орегона, Ашленд, штат Орегон

    Йога для бессонницы, 6-часовой семинар, адаптированный для отдельных лиц (серия из 2 занятий), 2005 г.

    Joyfull Yoga, Джексонвилл, штат Орегон

    Йога для здоровья, 8- недельный курс терапевтической йоги, адаптированный для отдельных лиц, 2005 г.

    Расширение Университета Южного Орегона, Ашленд, штат Орегон,

    Семинар по лечению боли для детей с хронической болью, 2004 г.

    Научно-исследовательский институт детской больницы, Окленд, Калифорния

    РЕДАКТИРОВАНИЕ

    ______________________________________________________________________________________________________ Внештатный сотрудник редактор, 2013 – настоящее время

    Книги

    Йога для психического здоровья, 2018

    Соредактор с Хизер Мейсон, соавтором главы

    «Будущие направления» (Handspring Press, 2018

    Принципы и практика в йоге и здравоохранении, редактор / разработка текста

    Handspring Publishing, 2016

    Гуру не стучат, Молли Ланнон Кенни, редактор (самоиздание), 2014

    Мудры для исцеления и трансформации, Джозеф и Лилиан Ле Пейдж

    (Интегративная йога-терапия, издательство), соредактор , 2013

    Терапевтическое использование йоги, Шерри Бруман (Handspring Publishing, в разработке), советник редакции, 2013

    КОПИРОВАНИЕ

    ______________________________________________________________________________________________________ Premedia Global, Плимут, Массачусетс, 2007–2014 гг.

    • Учебник уровня 70+ (биология, химия, органическая химия, математика, социальные науки, здоровье и благополучие)

    International Journal of Yoga Therapy, 2007–2013

    Йога-терапия на практике / Йога-терапия сегодня, 2007–2010

    Demand Media, Санта Моника, Калифорния, 2009–2010 гг.

    ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ: TRAI NING

    ______________________________________________________________________________________________________

    Консультации и терапия

    Поиск внутреннего героя, набор инструментов для восстановления жизни для обездоленных, однодневный семинар, сентябрь 2019 г.

    Создание внутренней среды удержания: интенсивный курс для специалистов в области психического здоровья, 7-дневное обучение с Биллом и Сьюзан Морган и Роном Сигелом.Включены тренировки по медитации и дидактические периоды. Vallecitos Mountain Retreat Centre, август 2019 г.

    Этика с душой: традиционные терапевтические границы и цифровая этика, однодневный семинар, апрель 2019 г.

    DBT для лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами, 2-дневный семинар с Линдой Даймефф, PhD, Портлендский институт DBT, май 2019.

    DBT в двух словах, 2-дневный семинар с Шарлоттой Томас, LCSW, Портлендский институт DBT, июль 2018 г.

    Терапия пар по методу Готтмана, уровень 1: преодоление пропасти (Институт Готтмана), 2-дневный тренинг для терапевтов представлен Стейси Хаббард, Ашленд, Орегон, ноябрь 2017 г.

    ASIST (Тренинг по навыкам прикладного суицидального вмешательства), 2-дневный тренинг, Ашленд, Орегон, февраль 2017 г.

    Осознанное самосострадание: доказанная сила доброты к себе, Core Семинар по обучению навыкам, 2-дневный семинар по FACES с Кристин Нефф, доктор философии, и Кристофером Гермером, доктор философии, Сиэтл, Орегон, октябрь 2016 г.

    Приспособление осознанности: адаптация практики к личности, 1-дневный обучающий семинар по FACES с Роном Сигелем , PsyD, Сиэтл, Орегон, октябрь 2016 г.

    6-дневный тренинг для учителей по снижению стресса на основе осознанности для специалистов в области психического здоровья со Сьюзан Вудс, LICSW, и Чаром Уилкинсом, LCSW, Центр внимательности UCSD, в ретритном центре Royal Way, Люцернская долина , Калифорния, сентябрь 2015 г.

    Медицинская гипнотерапия, 40 часов, Школа гипнотерапии Ашленда, Эшленд, штат Орегон, 2010

    Исследования Эриксоновского гипноза, нейролингвистического программирования и эннеаграммы, Школа Лилы, Ашленд, штат Орегон, 2002–2006 гг.

    Содействие работе с жертвами / Диалоги с особым вниманием к преступникам, 10-дневный тренинг с Дэвидом Дёрфлером (Concentric Journeys) и Джоном Уилсоном (Just Alternatives), Сан-Ансельмо, Калифорния, 2005

    Йога и осознанность

    Кормление сердца Хорошая еда: культивирование Внутреннее сострадание, 5-дневный ретрит по онлайн-медитации с Биллом и Сьюзан Морган, Роном Сигелом и Крисом Гермером, август 2020 г.

    Программа сертификации учителей медитации осознанности, 5-дневная подготовка учителей (отрывок из 2-летней программы), Институт осведомленности и Большой научный центр, с Джеком Корнфилдом и Тарой Брач, Скоттс-Вэлли, Калифорния, май 2017 г.

    Сила осознанности , 7-недельный онлайн-тренинг по осознанности для развития ясности, сострадания и благополучия, представленный Джеком Корнфилдом и Тарой Брач, еженедельное наставничество старшего тренера по внимательности, ноябрь 2016 г.

    Онлайн-видео-курс по снижению стресса на основе осознанности (звучит верно ), 7-недельный курс, представленный Саки Санторелли и Флоренс Мелео-Мейер, май 2015 г.

    10-я Ежегодная конференция по интегративной онкологии для учителей йоги / специалистов, занимающихся разумом и телом,

    Техасский университет, онкологический центр доктора медицины Андерсона.3-дневный тренинг по интегративной онкологии, июль 2014 г.

    Warriors at Ease: Teleseminar — Основы преподавания йоги и медитации в военных сообществах, 7-недельный курс с Робином Карнесом и другими преподавателями, 2011 г.

    Уровень II: Продвинутое обучение iRest (аудит ), 5-дневное обучение, Институт интегративной реставрации, Сан-Рафаэль, Калифорния, 2013

    Уровень II: Расширенное обучение iRest, 5-дневное обучение, Институт интегративной реставрации, Сан-Рафаэль, Калифорния, 2009

    Обучение iRest уровня I, интегративное восстановление Институт, Сан-Рафаэль, Калифорния, 2009 г.

    Тренинг профессионального йога-терапевта, интегративная йога-терапия, Джозеф Ле Пейдж, 2007–2009 (300 часов)

    Тренинг учителей терапевтической йоги, 40 часов, Центры йоги, Белвью, Вашингтон. Адил Палкхивала, 2005

    Включение аюрведических принципов в практику йоги, однодневный семинар, Центр йоги Биджай, Сан-Франциско, Калифорния. Адил Палкхивала, 2005 г.

    Обучение учителей Анусара, Йога-Кула, Беркли, Калифорния, 2004 г. (100 часов)

    Наставничество по обучению йоге с Тони Бриггсом, Йога Черепашьего острова, Сан-Рафаэль, Калифорния, 2004–2005 гг. Посещал еженедельные общественные занятия, проходил индивидуальные занятия.

    Наставничество по обучению йоге с Родни Йи, Пьемонтский центр йоги, Окленд, Калифорния, 2004–05.Содействие в публичных занятиях, включая Конференцию по йоге, Эстес-Парк, 2004 г., наставничество

    Прогрессивный подход к прогибам назад, 2-дневный семинар для учителей с Патрисией Салливан, Ларкспур, Калифорния, 2004 г.

    Обучающие инверсии, 1-дневный семинар с Патрисия Салливан, Ларкспур, Калифорния, 2004

    Прогибы и корректировки, выходные с Патрисией Салливан, Санта-Роза, Калифорния, 2004

    Анализ движения, Жан-Клод Уэст и Патрисия Салливан, Сан-Франциско, Калифорния, 2004

    Развитие стабильности и легкости в стойке на голове и плечах, семинар для учителей с Патрисией Салливан, 2004

    Йога и сколиоз с Элис Миллер, Сан-Франциско, Калифорния, 2004.

    Anusara Teacher Training, Yoga Center, Larkspur, CA. Марица, 2003 (100 часов)

    ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ: КОНФЕРЕНЦИИ И СЕМИНАРЫ

    ______________________________________________________________________________________________________

    Буддизм и йога: интеграция традиций, однодневный семинар с Шоном Фейтом Оуксом, Центр медитации Spiritacre, Калифорния, февраль 2018

    Психотерапевт, 3-дневная конференция, Вашингтон, округ Колумбия, апрель 2017 г.

    Йога в медицине при расстройствах настроения, 3-дневная конференция, Сан-Диего, Калифорния, январь 2017 г.

    Негласным голосом, Как тело снимает травму и восстанавливает добро: разум, мозг и тело в трансформации травмы, однодневный семинар FACES с Питером Левином, доктором философии, Портленд, штат Орегон, ноябрь 2016 г.

    Конференция Ассоциации консультантов штата Орегон, Портленд, штат Орегон, 5 ноября 2016 г.

    Симпозиум по йога-терапии и исследованиям, 4-дневная конференция (участники / сотрудники), Международная ассоциация йога-терапевтов, Re Стон, Вирджиния, июнь 2016 г.

    Путешествие в исцеление, 2-дневная конференция, Консультационная ассоциация штата Орегон, Ашленд, октябрь 2015 г.

    Симпозиум по йога-терапии и исследованиям, Международная ассоциация йога-терапевтов (IAYT), Ньюпорт-Бич, Калифорния, июнь 2015 г. 4-дневная конференция (участник / персонал)

    Мудрость и сострадание в психотерапии, 3-дневная конференция FACES с Роном Сигелом, доктором философии, Риком Хансоном, доктором философии, и Питером Левином, доктором философии, Сан-Диего, февраль 2015 г.

    Неврология пробуждения, 1 день мероприятие с Риком Хэнсоном и Дж.Ричард Мендиус, Центр медитации Spirit Rock, Вудакр, Калифорния, 2015

    Конференция Yoga Journal, терапевтический курс, 2 дня, Сан-Франциско, Калифорния, январь 2015

    Симпозиум по йогической терапии и исследованиям, 4-дневная конференция (координатор тезисов плакатов и редактор приложения к программе; участник / сотрудники), Международная ассоциация йога-терапевтов, Остин, Техас, июнь 2014 г.

    Конференция недвойственной мудрости и психологии, 1 день, Калифорнийский институт интегральных исследований, 20 марта 2014 г.

    Конференция Совета по йоге , 3-дневная конференция (сотрудники), Институт Омега, Райнбек, Нью-Йорк, июнь 2013 г.

    Симпозиум по йога-терапии и исследованиям, 4-дневная конференция (координатор тезисов плакатов и редактор приложений к программе; участники и сотрудники), Международная ассоциация йога-терапевтов, Ньютон, Массачусетс, июнь 2013 г.

    Симпозиум по исследованиям йоги, 3-дневный конференция (координатор научных постеров и редактор дополнений к программе, участники и сотрудники), Международная ассоциация йога-терапевтов, Ленокс, Массачусетс, июнь 2013 г.

    Йога, мозг и психическое здоровье, 3-дневная конференция, посвященная изучению роли йоги в регулирование эмоций, Лондон, Англия, ноябрь 2012 г.

    Международный исследовательский конгресс по интегративной медицине и здоровью, 3-дневная конференция, участник и представитель Международной ассоциации йога-терапевтов, Портленд, штат Орегон, 2012.

    Симпозиум по йога-терапии и исследованиям, 3-дневная конференция (координатор научных постеров и редактор приложений к программе; участники и сотрудники), Международная ассоциация йога-терапевтов, Пасифик-Гроув, Калифорния, 2011

    Симпозиум по исследованиям йоги, 3-дневный конференция (координатор научных постеров и редактор приложений к программе, участник / сотрудники), Международная ассоциация йога-терапевтов, Ленокс, Массачусетс, 2011

    Симпозиум по исследованиям йоги, 3-дневная конференция (координатор научных постеров и редактор приложений к программе; участник / персонал), Международная ассоциация йога-терапевтов.Хонсдейл, Пенсильвания, 2010 г.

    Симпозиум по йога-терапии и исследованиям, 3-дневная конференция Международная ассоциация йога-терапевтов, Лос-Анджелес, Калифорния, 2009 г.

    Конференция по терапевтической йоге, 3-дневная (участник / волонтер), Yoga Therapy International, Сан Рафаэль, Калифорния, сентябрь 2008 г.,

    Симпозиум по йога-терапии и исследованиям, 3-дневная конференция, Международная ассоциация йога-терапевтов, Лос-Анджелес, Калифорния, сентябрь 2007 г.

    Конференция по терапевтической йоге, 3-дневная (участник и волонтер), Йога Therapy International, Тибурон, Калифорния, май 2006 г.

    Конференция по журналу йоги, курс обучения учителей, 3 дня, Эстес-Парк, Колорадо, январь 2004 г.

    ПУБЛИКАЦИИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ПРЕЗЕНТАЦИИ

    ______________________________________________________________________________________________________

    Бренда Эскендази, Элеан Эскендази, Ас. .Гладстон, Селена Харамилло, Келли Берч, Нина Холланд.

    Уроки с полей: включение детей из сельскохозяйственных общин в Национальное детское исследование. APHA, 17 ноября 2003 г.

    Бренда Эскенази, Аса Брэдман, Элеонора Гладстон, Селена Джарамилло, Келли Берч, Нина Холланд.

    CHAMACOS, Лонгитюдное когортное исследование рождения: уроки с полей. J. of Children’s Health, 1, 3-27, 2003.

    P. Duramad, Dan Golden, Sean Swearingen, Kristina Vander Wall, Kelly Birch, Jin Bae, N.Голландия.

    Валидация анализов внутриклеточных цитокинов и IgE как биомаркеров воздействия окружающей среды на детей. EMS 2003, Флорида, 10–14 мая 2003 г.

    Нина Холланд, Клемент Ферлонг, Келли Берч, Ребекка Рихтер, Мария Бастаки, Аса Брэдман, Бренда Эскенази. Функциональная геномика и воздействие пестицидов у детей и беременных женщин, EMS 2003, Флорида, 10-14 мая 2003 г.

    П. Дурамад, Дэн Голден, Шон Свиринген, Кристина Вандер Уолл, Келли Берч, Джин Бэ, Н. Холланд.

    Использование профилей внутриклеточных цитокинов Th2 / Th3 и тестов IgE в качестве биомаркеров воздействия окружающей среды на детей. ICEMHP 2003, Флорианополис, Бразилия, 4–9 мая 2003 г.

    Нина Холланд, Клемент Ферлонг, Келли Берч, Ребекка Рихтер, Мария Бастаки, Аса Брэдман, Бренда Эскенази. Функциональная геномика и воздействие пестицидов у детей и беременных женщин, ICEMHP 2003, Флорианополис, Бразилия, 4-9 мая 2003 г.

    Паурен Дурамад, Дэн Голден, Шон Свиринген, Кристина Вандер Уолл, Келли Берч, Джин Бэ, Нина Холланд.Применение проточного цитометрического измерения внутриклеточных цитокинов Th2 / Th3 в эпидемиологических исследованиях детей, подвергшихся воздействию токсичных веществ из окружающей среды. Сорок вторая конференция иммунологов в середине зимы, Пасифик Гроув, Калифорния, 25-28 января 2003 г.

    Нина Холланд, Аса Брэдман, Келли Берч, Элеонора Гладстон, Селена Харамилло, Бренда Эскенази.

    Воздействие воздействия окружающей среды на здоровье детей, проживающих в сельскохозяйственных сообществах, Конференция ВОЗ по гигиене окружающей среды детей, Бангкок, Таиланд, март 2002 г.

    Стив Тервиллигер | Дрессировка бродячих собак Милуоки, Висконсин

    Сертифицированный дрессировщик собак в Милуоки со степенью психолога: редкая порода

    Стив Тервиллигер из дрессировки собак-бродяг — исключительно редкая порода дрессировщиков собак. Он является профессиональным членом APDT и сертифицированным тренером ABCDT, а также имеет степень в области психологии Кентского государственного университета. Его исследования в области психологии привели к глубокому пониманию классической и оперантной поведенческой обусловленности и ее воздействия на животных.

    От поведенческой психологии до класса дрессировки щенков

    Путь от изучения психологии к сертифицированным курсам дрессировки собак был для Стива легким. Животные всегда были для него важны, и большая часть его курсовой работы по психологии заключалась в изучении способов обучения животных. Вскоре после окончания школы Стив поступил в Колледж поведения животных и стал сертифицированным дрессировщиком собак. Оттуда он вошел в индустрию ухода за домашними животными в качестве кинолога и быстро стал менеджером питомника.Несколько лет управления питомником позволили Стиву понять, что его истинная страсть — дрессировка собак, и так родилась Rogue Dog Training.

    Rogue Dog Training предлагает групповые и частные домашние уроки послушания собак для владельцев домашних животных в районах Милуоки и Вокеша. Все классы преподаются с использованием поощрений и похвалы, что гарантирует веселый опыт как для собаки, так и для человека. Доступны базовые и продвинутые классы послушания для собак всех возрастов, чтобы научить и отточить простые команды, такие как приходи, сиди и оставайся. Предлагаются уроки по конкретному поведению, чтобы преодолеть собачью застенчивость, нежелательную агрессию и чрезмерную реакцию на определенные раздражители. Если ваша собака болтает, слишком много лает или всего боится, Rogue Dog Training здесь, чтобы помочь.

    Единственная летучая мышь, которую вы должны когда-либо использовать для дрессировки собаки

    Многие инструменты для дрессировки собак — это просто уловки, а некоторые на самом деле причиняют вред. Дрессировка собак-разбойников категорически против использования шокового ошейника для дрессировки собаки. Стив использует только проверенную технику усовершенствованного обучения коррекции поведения собак (BAT), чтобы добиться стойких результатов даже у самых сложных собак.Используя награды, такие как угощения, игрушки или похвалы, собака узнает, каким поведением она должна и не должна заниматься. Это положительное подкрепление оказывает долгосрочное влияние и учит собаку ХОЧЕТ принимать правильные решения, даже когда игрушка или угощение удаляются . Обучение BAT можно использовать для обуздания нежелательного поведения, в том числе застенчивости, лая, покачивания и агрессии. Правильное понимание поведенческой психологии в сочетании с сертификатами дрессировки собак всегда дает лучшие результаты для собаки и владельца.Методы обучения Rogue Dog Training, основанные на вознаграждении, — лучший способ научить вашу собаку хорошему поведению.

    Обратитесь к сертифицированному дрессировщику собак ABCDT в Rogue Dog Training, чтобы получить бесплатную консультацию о поведении вашей собаки.

    Роуг Ривер, Орегон (Орегон) Терапевты, психологи и консультанты

    Поиск подходящего терапевта может показаться пугающим, но есть простые способы сузить круг поиска в районе Роуг Ривер; особенно когда вам трудно найти терапевтов, принимающих новых клиентов.

    Прежде чем пытаться найти терапевта или психолога, выясните, какой вид терапии вы хотите использовать. Может быть, это психодинамическая, когнитивно-поведенческая терапия, групповая терапия, семейная терапия или консультирование пары; просто выберите терапевта Rogue River, который подходит именно вам. Затем подумайте, имеет ли значение пол вашего терапевта, виды терапии, с которыми он наиболее опытен, и затем, наконец, выберите терапевта, который находится рядом с вами в городе Роуг-Ривер, или в другом месте в округе Джексон или в штате Орегон.


    Какая разница в стоимости между традиционной терапией и работой с одним из перечисленных выше терапевтов?

    В Соединенных Штатах есть много терапевтов, которым удобно брать 200 долларов или больше за сеанс, и в некоторых случаях вы можете обнаружить, что средняя цена сеанса терапии в Rogue River, ИЛИ колеблется от 85 до 150 долларов.

    Некоторые терапевты в штате Орегон будут работать по скользящей шкале, что означает, что они будут учитывать ваш доход и взимать сумму, которую вы можете себе позволить, за сеанс.С нашими терапевтами, обслуживающими как город Роуг-Ривер, так и другие регионы штата Орегон, вы можете рассчитывать на значительно более доступные варианты с сеансами от 40 до 70 долларов в неделю (с ежемесячной оплатой).


    Знаете ли вы, что наши терапевты не ограничиваются личными посещениями?

    Интернет-терапевты, включая всех перечисленных выше (все они находятся в Соединенных Штатах), которые могут работать с такими людьми, как вы, в Rogue River или вокруг нее, предлагают творческие формы общения, чтобы помочь таким людям, как вы, получить лучший тип лечения для ваших нужд. .

    Будь то SMS-переписка с терапевтом, видеосеансы, на которых вы видите друг друга и обсуждаете свои проблемы, чат или телефонные сеансы, вы и ваш терапевт найдете лучший способ решить ваши проблемы с психическим здоровьем.

    Итак, если вы имеете дело с такими вещами, как проблемы во взаимоотношениях, которые можно решить с помощью парной терапии, вам следует поработать с одним из наших опытных когнитивно-поведенческих терапевтов (специализирующихся на поведенческом здоровье), помочь с расстройствами пищевого поведения или поддержать другие общие психические расстройства. проблемы со здоровьем (например, стресс, беспокойство, депрессия, горе и т. д.)… взгляните на наших доступных терапевтов выше и найдите терапевта, который подходит именно вам.


    Как узнать, подходит ли вам терапия?

    Один из приятных аспектов работы с терапевтом — то, что он прислушивается к вашим чувствам. Наши друзья и близкие часто слышат нас, но им может быть трудно дать объективное руководство так, как это может сделать терапевт; что может быть чрезвычайно ценным, поскольку многие терапевты имеют опыт помощи другим в подобные трудные времена.

    Терапевт хочет поддержать вас на пути к более здоровому эмоциональному состоянию, независимо от того, с чем вы имеете дело (включая проблемы со здоровьем, горе, тревогу, депрессию или стресс). Помимо развития более здоровых эмоций, еще одним преимуществом терапии является то, что у вас есть безопасное пространство для обсуждения проблем, о которых вы, возможно, не решаетесь говорить с людьми в повседневной жизни.

    У многих людей есть деликатные темы для обсуждения; возможно, зависимость или проблема в отношениях, о которой им стыдно говорить со своими друзьями и / или партнером. Психотерапевт Rogue River может помочь вам справиться с подобными проблемами и найти способы справиться с ними и исцелить.

    Поскольку в городе Роуг-Ривер проживает более 2266 человек, ИЛИ поиск терапевта может быть дорогостоящим и сложным. Наша цель со списком терапевтов, показанным выше, — предоставить вам поддержку, в которой вы нуждаетесь сегодня. Если вы ищете терапевта поблизости от 97525 или близлежащих почтовых индексов (показанных ниже), взгляните на других доступных терапевтов в популярных близлежащих городах, перечисленных в нижней части этой страницы.

    Другие часто задаваемые вопросы:

    В чем разница между терапевтом и психологом?

    И терапевт, и психолог могут помочь в самые трудные моменты жизни. Часто психолог работает вместе с психиатром, который также является врачом, чтобы прописать лекарства, если они необходимы для ухода за пациентом; но это не всегда так. В конце концов, оба специалиста по психическому здоровью могут предоставить разные виды терапии, которые нужны кому-то.

    Итак, если вы ищете профессионала, вполне вероятно, что один из наших терапевтов может помочь вам и помочь вам чувствовать себя комфортно и уверенно с помощью онлайн-консультирования. Наши консультационные услуги свяжут вас с лицензированным профессионалом, который готов работать с такими клиентами, как вы, чтобы сформировать полезные терапевтические отношения.

    Ищете ли вы здесь детского психолога в Роуг Ривер, консультацию для пар в Роуг Ривер, терапию семейных конфликтов в Роуг Ривер или консультанта по вопросам брака, открытого для работы с людьми в вашем районе… BetterHelp может помочь вам, возможно, новыми способами, которые вы еще не пробовали использовать.

    Застрахованы ли терапевты?

    Терапия с клиническим психологом часто НЕ покрывается медицинской страховкой. Консультации в Rogue River покрываются лишь некоторыми планами медицинского обслуживания в США, но это не должно затруднять вам поиск терапевтов в вашем районе. Причина в том, что наши новые способы использования таких технологий, как текст, видео, телефон и чат в реальном времени, упростили работу терапевтов с такими людьми, как вы, и сделали ее гораздо более доступной; как описано выше.

    Имея это в виду, вы можете чувствовать себя комфортно, просматривая список доступных терапевтов на нашей платформе, готовых как помогать, так и работать с такими клиентами, как вы; все это при построении здоровых терапевтических отношений, призванных помочь вам. Когда дело доходит до работы с терапевтом BetterHelp на нашей платформе, важно помнить, что предлагаемые здесь услуги обычно не покрываются медицинским страхованием, Medicaid или Medicare.

    Терапевты … что именно они делают?

    Терапия, также известная как психотерапия и / или консультирование, на платформе BetterHelp — это в основном процесс работы и встречи с лицензированным клиническим психологом в Интернете.Ищете ли вы консультацию для пар или когнитивно-поведенческую терапию … у нас есть консультанты, которые активно работают с такими людьми, как вы, и могут работать с вами.

    Обычные запросы, которые люди в Rogue River ищут в Интернете, чтобы получить помощь от терапевта:
    • Терапия в Роуг Ривер
    • Терапевт Роуг Ривер
    • найти терапевтов в Роуг Ривер
    • советников в Роуг Ривер
    • Консультации Роуг Ривер
    • Психолог Роуг Ривер
    • психологов в Роуг Ривер
    • терапия Rogue River
    • Психотерапевт Роуг Ривер
    • терапевтов Роуг Ривер, ИЛИ
    • Психология реки Изгоев
    • найти терапевта в Роуг Ривер
    • . ..etc
    Следуйте за нами здесь: (будьте в курсе новостей ведущей онлайн-платформы для терапевтов)

    Чтобы следить за нами в Интернете и быть в курсе наших инициатив в наших социальных сетях, вы можете подписаться на нас в Pinterest, LinkedIn, Google+, Instagram, Twitter и Facebook. Нажмите здесь, чтобы посмотреть наш канал на YouTube.

    Найдите время, чтобы узнать больше о наших терапевтах и ​​консультантах, чтобы лучше понять наши услуги. Если у вас есть к нам вопросы, свяжитесь с нами на нашей странице контактов или отправьте электронное письмо по адресу contact @ betterhelp.com.

    Чрезвычайные ситуации:

    Если вы находитесь в кризисной ситуации или любой другой человек может оказаться в опасности из-за проблемы, которая носит экстренный характер, не используйте онлайн-сервисы этого сайта.

    Если вам нужна поддержка в связи с насилием в семье, позвоните на национальную горячую линию по телефону 1-800-799-7233

    Если вам нужна поддержка в отношении злоупотребления психоактивными веществами, обратитесь в Управление по вопросам злоупотребления психоактивными веществами и MH по телефону 1-800-662-HELP (4357)

    Если вам нужна поддержка по вопросам сексуального насилия, обратитесь в Национальную сеть по вопросам изнасилования, насилия и инцеста по телефону 1-800-656-4673

    Позвоните в круглосуточную Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону +1 (800) 273-8255 или 911, где вам могут оказать немедленную помощь при вызове службы экстренной помощи или посетить ближайшее отделение неотложной помощи.

    Другие почтовые индексы, которые могут обслуживать терапевты в Роуг-Ривер, штат Орегон, и его окрестностях:

    97525, 97537

    Послушайте дикую виниловую запись мошенника-профессора-психотерапевта и нескольких первых сотрудников Moog.

    Одним из лучших людей, которых я встретил в то время, когда я жил в Итаке, Нью-Йорк, был Джон Леннон, писатель, музыкант и все вокруг отличный чувак. чьи книги издаются под именем Дж. Роберт Леннон по довольно очевидным причинам.

    У Джона есть отличный еженедельный бюллетень SubStack, в котором он обсуждает пересечение письма и музыки, в основном с точки зрения творческих процессов. И в информационном бюллетене на этой неделе Джон обсуждает особенно странную виниловую запись, с которой он столкнулся во время распродажи местной библиотеки, созданную человеком по имени доктор Новинг Джуманд в сотрудничестве с некоторыми ранними сотрудниками Moog из соседнего Трумансбурга, штат Нью-Йорк:

    Джуманд был чем-то о легенде Итаки, когда я впервые переехал сюда в девяностых, хотя сейчас о нем почти забыли. Он приехал в город, чтобы получить степень доктора философии в Корнелле и преподавал в качестве лектора, когда получил одобрение на неоднозначное исследование, посвященное влиянию повествования на человеческое поведение. Некоторые из его испытуемых — студенты, получающие пять долларов в час — были госпитализированы, а один был (и, возможно, до сих пор находится) в психиатрической больнице. Это породило всевозможные параноидальные слухи о рассказах Джуманда — что они в некотором роде магические или финансировались министерством обороны — но оказалось, что он дал половине этих студентов экспериментальный коктейль с наркотиками, полученный из фенциклидина, и это то, что отправило их в опасное диссоциативное путешествие.

    Последовало расследование, в ходе которого выяснилось, что испытуемые знали, что они могут принимать наркотики, и подписали об этом формы освобождения; а те, кто был госпитализирован, уже имели истории психических заболеваний и наркозависимости, которые могли бы объяснить их реакцию. В результате против Джуманда не было предъявлено никаких уголовных обвинений, но университет отменил его исследование и выгнал его из кампуса.

    […]

    Одним из сохранившихся артефактов его короткого периода дурной славы является серия редких записей его рассказов, сделанных в сотрудничестве с некоторыми бывшими сотрудниками Moog, которых он встретил на встрече по обмену в Трумансбурге.

    Итак, напомним: есть запись рассказов этого дикого ученого, который проводил множество странных и сомнительно этичных, но неоспоримых юридических психологических экспериментов с наркотиками и воздействием повествования на человеческий разум, записанные с помощью некоторых пионеров электронной музыки. И Джон нашел одну из редких сохранившихся копий этого драгоценного камня и решил скопировать аудио и загрузить его на BandCamp:

    Если это именно то чудо-причудливое дерьмо, которое вам нравится, я настоятельно рекомендую подписаться на информационный бюллетень Джона. Вы также можете ознакомиться с некоторыми из его книг — Broken River — его последний роман, хотя в апреле 2021 года у него выйдет новый роман, а также новый сборник рассказов.

    Сфера костра и почтовый ящик Бродяга [J. Роберт Леннон / Literambivalence]

    Психологическая сторона травмы

    17 февраля 2020 г.

    В этом эпизоде, который был записан вживую на Rogue, я беру интервью Кэрри Чидл и Синди Кузьма о своей новой книге — Rebound: Train Your Mind to Bounce Спина сильнее из-за спортивных травм.

    Кэрри, сертифицированный консультант по умственной деятельности Ассоциация прикладной спортивной психологии делится стратегиями используя силу своего разума, чтобы запустить свою лучшую гонку, от подключение к пути вашего собственного героя для визуализации как успеха и неудачи.

    Кэрри и Синди также обсуждают свою новую книгу, в которой объясняется, как подобные стратегии могут помочь спортсменам оправиться от травм сильнее.

    Кэрри Джексон Чидл живет в Северной Калифорнии и является тренер по умственным навыкам и сертифицированный консультант по умственной деятельности через Ассоциацию прикладной спортивной психологии. Она автор книги «На вершине своей игры: умственные навыки, позволяющие Спортивные результаты (Feed the Athlete Press, 2013). Популярный источник для СМИ, Кэрри давала интервью для таких публикаций. как Men’s Fitness, Women’s Health, Outside Magazine, Shape Magazine, Runner’s World, Bicycling Magazine и Huffington Post.

    Кэрри получила степень бакалавра психологии в Сономе. Государственный университет Калифорнии и степень магистра спорта. психология у Джона. Университет Ф. Кеннеди, Калифорния.Она была обучение и сопровождение магистрантов по спортивной психологии в том же университете с 2006 года. Кэрри консультируется с спортсменов всех возрастов и любого уровня, от рекреационных спортсменов, спортсменов старших классов и университетов, элитных и профессиональных спортсменов, соревнующихся на национальных и международных уровни. Помимо того, что она известна своим опытом в спорте работоспособность и психологическое восстановление после травм, она тоже одна ведущих специалистов, специализирующихся на обучении умственным навыкам для спортсменов и лиц, занимающихся спортом с диабетом 1 типа, и является директором программы обучения умственным навыкам в учебном лагере по диабету. У Кэрри есть личная приверженность фитнесу на протяжении всей жизни, и когда она не работает со спортсменами, вы можете найти ее кататься по тропе, играть на гитаре или кататься по склонам на сноуборде.

    www.facebook.com/MentalSkillsTrainingforAthletes
    Twitter: @feedtheathlete
    Instagram: @feedtheathlete

    Синди Кузьма — журналист из Чикаго, специализирующаяся на фитнес и здоровье; писатель в Runner’s World журнал; и бегун, завершивший 22 марафона, в том числе семь Бостонских марафонов.Она получила степень магистра в Школа журналистики Медилла Северо-Западного университета и провела последние 15 лет писали для национальной печати и в Интернете публикации, в том числе «Мужское здоровье», «Женское здоровье», «Профилактика», espnW.com, журналы VICE, SELF, Outside и USA Today. У нее есть также предоставил аудиорепортажи для The Runner’s World Show и Человеческая раса, подкасты, выпущенные Runner’s World.

    https://www.facebook.com/cindykuzmawrites
    Twitter: @cindykuzma
    Instagram: @cindykuzma

    Вместе они являются соведущими Клуба травмированных спортсменов. подкаст и модерация онлайн-группы поддержки для травмированных спортсменов.Вы можете узнать больше обо всех этих усилиях на их веб-сайте, www.injuredathletesclub.com.

    курсов для Rogue Community College | Приемная

    Элементы на этой странице могут отображаться в любой из таблиц Articulation или Baccalaureate Core, а также в инструменте поиска по отдельному курсу.

    LDT (перевод на более низкий уровень) : Когда в OSU нет класса, эквивалентного курсу перевода на более низкий уровень, ему дается обозначение LDT.Это означает, что он переносится, но может считаться факультативным или другим, как определит ваш консультант.

    UDT (перевод в высшую ступень): Если в OSU нет класса, эквивалентного курсу перевода в высшую ступень, ему дается обозначение UDT. Это означает, что он переносится, но может считаться факультативным или другим, как определит ваш консультант.

    LD: Некоторые переводные курсы для младших классов могут быть приравнены к курсам OSU для старших классов, и кредиты будут считаться низкими и не будут засчитываться в требуемые 60 кредитов для старших классов.

    UD: Некоторые переводные курсы для старших классов могут быть приравнены к курсам OSU для младших классов, кредиты будут считаться высшими.

    BI LD1 *: курсов считаются преподаваемыми на неосновном уровне в ОГУ. Эти курсы похожи на курсы BI 101, 102 и 103 OSU, хотя они не соответствуют ни одному курсу достаточно близко, чтобы его можно было сформулировать как таковое. Любой курс LD1 *, который НЕ преподается онлайн, будет соответствовать требованиям по биологическим наукам (с лабораторными работами) Базового уровня бакалавриата — подробности см. В списке Основных курсов бакалавриата.Онлайн-курсы не одобрены как эквивалентные, особенно в связи с требованиями к лабораторным наукам в Базе бакалавриата. Если какая-либо часть курса преподается онлайн, онлайн-лаборатория и другой контент должны быть рассмотрены отдельно для утверждения. Если лекция и лабораторная работа преподаются как отдельные курсы, для выполнения основного требования бакалавриата по биологическим наукам необходимо пройти оба курса. Если у вас есть дополнительные вопросы о том, как курсы LD1 * учитываются в конкретной специальности, пожалуйста, свяжитесь со своим главным консультантом или Броком МакЛеодом, главным советником по биологии, по адресу [электронная почта защищена].

    BI LD2 *: курсов считаются преподаваемыми на уровне естественных наук в ОГУ. Эти курсы похожи на курсы BI 211, 212 и 213 OSU, хотя они не соответствуют ни одному курсу достаточно близко, чтобы его можно было сформулировать как таковой. Любой курс LD2 *, который НЕ преподается онлайн, будет соответствовать требованиям по биологическим наукам (с лабораторными работами) Базового уровня бакалавриата — подробности см. В Основном бакалавриате. Онлайн-курсы не одобрены как эквивалентные, особенно в связи с требованиями к лабораторным наукам в Базе бакалавриата.Если какая-либо часть курса или серии преподается онлайн, ее необходимо будет просмотреть для утверждения. Если лекция и лабораторная работа преподаются как отдельные курсы, для выполнения основного требования бакалавриата по биологическим наукам необходимо пройти оба курса. Студенты, которым необходимо пройти всю серию BI 211, 212, 213 в рамках своей специальности в OSU, должны выполнить всю последовательность перед переводом или подождать, чтобы пройти последовательность в OSU. Если у вас есть дополнительные вопросы о том, как курсы LD2 * учитываются в конкретном майор, пожалуйста, свяжитесь со своим главным консультантом или Броком Маклеодом, главным консультантом по биологии, по адресу [электронная почта защищена].

    Звездочка (*): указывает, что курс соответствует требованиям Baccalaureate Core (Bacc Core). Ниже приведен список областей Bacc Core, которые вы можете увидеть в своем отчете. Если курс сформулирован как эквивалент курса OSU, используйте общий онлайн-каталог, чтобы определить, какие требования Bacc Core будут выполнены.

    * W1 = Письмо I
    * W2 = Письмо II
    * W3 = Письмо III
    * MA = Математика
    * FT = Фитнес
    * PS = Физика
    * BS = Биологические науки
    * WC = Западная культура
    * CD = Культурный Разнообразие
    * LA = Литература и искусство
    * SI = Социальные процессы и институты
    * DP = Различие, власть и дискриминация

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.