Субъект субъектные отношения предполагают: Субъект-субъектные отношения — это… Что такое Субъект-субъектные отношения?

Субъект-субъектные отношения — это… Что такое Субъект-субъектные отношения?

Субъект-субъектные отношения
это тип отношений, складывающийся в учебно-воспитательном процессе образовательного учреждения, состоящих в создании паритетного участия обучающихся и обучающих в организации и осуществлении совместной деятельности. Это те отношения, которые формируют так называемые «педагогику сотрудничества» и соуправление, «педагогику ненасилия». Это то, что мы называем «диалоговым обучением». Происходит это при субъективации личности ученика, что возможно следующими средствами: а) делегирование учащимся ряда учительских, В том числе и дидактических полномочий; б) признание и обеспечение выполнения прав ребенка и его родителей по отношению к школе и обучению; в) развитие детского самоуправления как в учебном, так и внеучебном процессе; г) повышение доверия к детям со стороны педагогов, уважения к их достоинству и чести; воспитание у детей духовно-нравственных качеств; е) создание в образовательном учреждении уклада жизни, соответствующего и развивающего культурологические традиции народа, выходцами из которого являются дети. Все это есть пути и средства реализации принципов демократизации, природосообразности и культуросообразности отечественного образования. В практике образовательных учреждений должны разумно сочетаться оба типа отношений, субъект-объектные и субъект-субъектные, при ведущей роли второго типа.

Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург. В.С. Безрукова. 2000.

  • Субъект-объектные отношения
  • Суггестия

Смотреть что такое «Субъект-субъектные отношения» в других словарях:

  • Субъект общения — В рос. психологии отсутствует общепринятая трактовка С. о., несмотря на то что ведущие отеч. психологи постоянно обращались к данному понятию. Анализ работ филос. психол. плана приводит к выводу о том, что имеется ряд основополагающих параметров… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • СУБЪЕКТ ОБЩЕНИЯ — – понятие, которое благодаря введенному Б.Ф. Ломовым принципу субъект субъектных отношений позволило преодолеть представление о личности как единственном инициаторе общения, лишь обладающем необходимым для общения набором коммуникативных качеств… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Субъект и объект в политике — в политологии рефлективные понятия, обозначающие взаимодействие в политике и показывающее вектор её направленности. Объект в политике та часть политической реальности, системы, которая включена и на которую направлена деятельность субъекта в… …   Политология. Словарь.

  • субъект — а, м. 1) В философии: познающий и действующий человек, существо, противостоящее внешнему миру как объекту познания. Субъект и объект познания. В индивидууме часто преобладает та или другая сторона, только во вселенной в совокупности вещей субъект …   Популярный словарь русского языка

  • СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА — вся совокупность социально классовых отношений между индивидами, объединенными в социальные классы, социально классовые группы и в элементарные профессиональные, имущественные и объемно правовые группы и самих этих индивидов. С. К.О. охватывает… …   Социология: Энциклопедия

  • СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ —     СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. До недавнего времени средневековую философию чаще всего представляли как конгломерат эклектических идей. Поскольку господствующим мировоззрением Средних веков было христианство, магистральные идеи… …   Философская энциклопедия

  • Гуманизация образования — принцип образования, предполагающий субъект субъектные отношения и рост личностного потенциала каждого из субъектов. В парадигмах современного образовательного процесса субъект субъектные отношения рассматриваются как педагогическое… …   Словарь-справочник по философии для студентов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов

  • БОГ — сакральная персонификация Абсолюта в религиях теистского типа: верховная личность, атрибутированная тождеством сущности и существования, высшим разумом, сверхъестественным могуществом и абсолютным совершенством. Персонифицирующая интерпретация… …   Новейший философский словарь

  • АРГУМЕНТАЦИЯ

    — (лат. argumentatio) понятие, обозначающее логико коммуникативный процесс, служащий обоснованию определенной точки зрения с целью ее восприятия, понимания и (или) принятия индивидуальным или коллективным реципиентом. С этой точки зрения, А,… …   Новейший философский словарь

  • АРГУМЕНТАЦИЯ — (лат. argumentatio) понятие, обозначающее логико коммуникативный процесс, служащий обоснованию определенной точки зрения с целью ее восприятия, понимания и (или) принятия индивидуальным или коллективным реципиентом. С этой точки зрения, А.… …   Социология: Энциклопедия

Методика оценки

МЕТОДИКА ОЦЕНКИ

УРОВНЯ КВАЛИФИКАЦИИ

ПЕДАГОГИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ

Москва 2010

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ИНСТИТУТ СОДЕРЖАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА – ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ЭКОНОМИКИ

МЕТОДИКА ОЦЕНКИ

УРОВНЯ КВАЛИФИКАЦИИ

ПЕДАГОГИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ

Материалы подготовлены на основе обобщения и анализа результатов общественно-профессионального обсуждения и апробации методики в условиях реальной аттестации педагогических работников

Москва 2010

Методика оценки уровня квалификации педагогических работников. Под ред. В.Д. Шадрикова, И.В. Кузнецовой.
Методика разработана на основе исследований, проведенных в рамках проекта: «Апробация и внедрение разработанных подходов к проведению аттестации педагогических работников образовательных учреждений на региональном уровне в условиях внедрения нового Порядка аттестации». Материалы методики были подвергнуты общественно-профессиональному обсуждению и апробации в условиях реальной аттестации педагогических работников. Они содержат описание оснований для разработки методики: профессионального стандарта и педагогических компетенций; методы оценки уровня квалификации при установлении соответствия занимаемой должности и требованиям первой (высшей) квалификационных категорий; обсуждение результатов присвоения квалификационной категории; комментарий к методике: ответы на типичные вопросы, возникающие в процессе аттестации.

Руководитель проекта: В.Д. Шадриков — академик РАО, доктор психологических наук, профессор, директор института содержания образования НИУ-ВШЭ.

Соруководители проекта: А.В. Карпов – член-корреспондент РАО, д. психол. наук, профессор, декан ф-та психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова, зав. кафедрой психологии труда и организационной психологии; И.В. Кузнецова — канд. психол. наук, директор ГОУ ЯО Центр «Ресурс».


Участники проекта: Н.П. Ансимова — д. психол. наук, профессор кафедры общей и социальной психологии ЯГПУ им. К.Д. Ушинского; О.В. Борисова — менеджер Института содержания образования НИУ-ВШЭ; В.В. Емельянова – канд. экон. наук, заместитель губернатора Псковской области; Н.А. Зиновьева — канд. психол. наук, ведущий научный сотрудник Института содержания образования НИУ-ВШЭ; Л.П. Ильина – канд. пед. наук, и.п. начальника Государственного управления образованием Псковской области; М.М. Кашапов — д. психол. наук, профессор, заведующий кафедрой педагогики и педагогической психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова; И.В. Кувалдина — заместитель министра образования Ставропольского края; М.Д. Кузнецова — канд. психол. наук, научный сотрудник Института содержания образования НИУ-ВШЭ; Е.В. Маркова — канд. психол. наук, доцент кафедры психологии труда и организационной психологии ф-та психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова; Н.Б. Погребова — канд. пед. наук, ректор СКИПКРО Ставропольский край; В.Ф. Покасов – канд. исторических наук, проректор по научно-методической работе СКИПКРО, член главной аттестационной комиссии при Министерстве образования Ставропольского края; Т.В. Огородова — канд. психол. наук, доцент кафедры педагогики и педагогической психологии ф-та психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова; Ю.В. Пошехонова — канд. психол. наук, доцент кафедры педагогики и педагогической психологии ф-та психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова; Т.А. Степанова — доктор пед. наук, директор департамента образования Ярославской области; Л.Ю. Субботина — д. психол. наук, профессор кафедры психологии труда и организационной психологии ф-та психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова; О. В. Сухачева — менеджер Института содержания образования НИУ-ВШЭ; В.И. Молодцова — директор ГУ ЯО Центр оценки и контроля качества образования; Н.Л. Серова — начальник отдела аттестации ГУ ЯО Центр оценки и контроля качества образования; Л.К. Фомичева – канд. пед. наук, ректор ПОИПКРО и др.

Содержание


Предисловие……………………………………………………

5

Введение…………………………………………………………

6

1. Методика оценки уровня квалификации педагогических работников
………………………………………………………………..

11

1.1. Описание исходных позиций для оценки уровня квалификации педагога……………………………………………….

11

1.1.1. Базовые принципы проведения аттестации педагогических работников………………………………………….

11

1.1.2. Профессиональный стандарт педагогической деятельности…………………………………………………………….

16

1.2. Выявление уровня квалификации педагогических работников………………………………………………………………….

20

1.2.1. Выявление уровня квалификации педагогических работников с целью подтверждения соответствия занимаемой должности………………………………………………..

20

1.2.2. Выявление уровня квалификации педагогических работников для установления соответствия требованиям, предъявляемым к первой и высшей квалификационным категориям………………………………………………………………..

40

1.3. Обсуждение результатов оценки уровня квалификации педагогических работников в пилотных регионах …………….

77

2. Комментарии к методике: ответы на типичные вопросы, возникающие в процессе аттестации педагогических работников……………………………………………………………….

84

3. Литература………………………………………………………….

104

Приложения……………………………………………………………

109

Приложение 1 Словарь основных понятий……………………………

Приложение 2. Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации «О порядке аттестации педагогических работников государственных и муниципальных образовательных учреждений» 24.03.2010 N209………………………………………….

Приложение 3. Описание профессиональных компетенций педагогической деятельности……………………………………………

Приложение 4. Схема написания конспекта урока…………………….

Приложение 5. Банк заданий для проведения письменного квалификационного испытания в форме решения педагогических ситуаций с целью подтверждения соответствия занимаемой должности………………………………………………………………….

Приложение 6. Возможные источники информации для заполнения экспертного листа……………………………………………………….

Приложение 7. Типовые характеристики педагога, соответствующего требованиям первой и высшей квалификационных категорий………

Приложение 8. Лист самооценки педагогической компетентности учителя (второй вариант)………………………………………………


109

112
118

136

140
150
166
171


Предисловие
Оценка уровня квалификации педагогических работников, являющаяся сердцевиной аттестационной процедуры, рассматривается сегодня как весьма значимая всеми участниками образовательного процесса. Это важный этап профессиональной жизни, который обеспечивает повышение качества деятельности за счет получения внешней оценки и самооценки деятельности, осмысления достигнутого и проектирования дальнейших шагов повышения квалификации и профессионального развития педагога.

Предлагаемая методика построена на компетентностном подходе, она вносит прозрачность в критерии и методы оценивания профессиональной квалификации педагога.

Материалы, включенные в методику, содержат ответы на следующие вопросы: что является предметом оценки (самооценки) в процессе аттестации, как проводится оценка, что является основанием для принятия решения о соответствии занимаемой должности и требованиям первой и высшей квалификационных категорий, какие рекомендации могут быть даны педагогу на основании результатов аттестации.

Методика предназначена экспертам аттестационных служб, руководителям образовательных учреждений и системы образования, для которых процедура аттестации – это процесс управления качеством педагогической деятельности. Она будет полезной также педагогам, заинтересованным в собственном профессиональном развитии.

Хочется пожелать творческого настроя всем участникам аттестационного процесса. От вашей позиции во многом зависит, станет ли процесс оценки скучным, формальным, эмоционально напряженным действием или же творческим процессом поиска, который приведет к профессиональному развитию педагога.
Елена Леонидовна Низиенко,

директор департамента общего образования Минобрнауки РФ

Введение

Чтобы быть хорошим учителем надо любить то,

что преподаешь и тех, кому преподаешь

В. Ключевский
Современная ситуация характеризуется осознанием высокой значимости не просто человеческого ресурса, а эффективно действующего человека для планирования и осуществления социально-экономических изменений. Развитие системы образования, вынужденной реагировать на вызовы времени, возможно только при условии высокой компетентности педагогических работников. Самые замечательные идеи и начинания в системе образования могут быть проиграны из-за отсутствия профессионализма педагога.

Профессиональная квалификация является интегральным образованием, включающим в себя профессиональный опыт, мотивацию, личностные качества и другие профессиональные характеристики. Она непосредственно влияет на качество и результативность деятельности работника, обеспечивает готовность и способность выполнения различных профессиональных задач.

Квалификационные категории предполагают, прежде всего, дифференциацию уровня сложности и качества решения профессиональных (функциональных) задач, стоящих перед работником. Они носят иерархический характер. Соответствие занимаемой должности означает, что педагог способен решать основные профессиональные задачи по своей должности на достаточном уровне. Первая и высшая квалификационные категории предъявляют более высокие требования к качеству решения профессиональных задач. Они предполагают более высокий уровень квалификации педагога.

Одним из важнейших средств оценки и развития профессионализма педагогических работников является аттестация. В соответствии с Порядком аттестации педагогических работников государственных и муниципальных образовательных учреждений (Утвержден приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 24 марта 2010г. № 209; зарегистрирован в Минюсте России 26 апреля 2010 года). См. Приложение 2) аттестация проводится в целях подтверждения соответствия педагогических работников занимаемым ими должностям на основе оценки их профессиональной деятельности или установления соответствия уровня квалификации педагогических работников требованиям, предъявляемым к квалификационным категориям (первой или высшей).

Основными задачами аттестации являются:

О базисных логико-философских константах теории коммуникации

Алгоритм изложения категории (теории) коммуникации является общим с другими философскими понятиями, отличаясь в то же время своим конкретным содержанием. Этот единый логический алгоритм, как мы его понимаем, предполагает предварительное уточнение сущности исходной категории (в данном случае категории коммуникации). Затем необходимо выполнить три теоретико-методологических требования, а именно исследовать: 1) атрибуты; 2) стороны основного (диалектического) противоречия; 3) структуру коммуникации1.

В чем заключается сущность коммуникативной деятельности? Соответствующие представления достаточно разнородны, но при этом значительное число отечественных специалистов (среди них Г. С. Пшегусова, Е. Н. Юхвид и многие другие)2 склонны сводить ее к информационной. Эта теоретическая парадигма разделялась и разделяется многими авторами. В то же время немало тех, кто указывает на факт колоссальной потери информации при некоторых сопутствующих коммуникации условиях. Так, В. М. Снетков отмечает, что потери информации могут составлять при стрессовых состояниях до 80 %3.

М. С. Каган отмечал популярность информационного подхода в Европе еще в 60-х гг. прошлого столетия. Данная парадигма интерпретирует коммуникацию как «любой обмен информацией между динамическими системами или подсистемами этих систем»4. Смешение данных двух видов человеческой деятельности присуще исследователю медийной коммуникации М. Маклюэну, который понимает коммуникацию предельно широко, включая в нее любое человеческое взаимодействие, чем бы оно ни было опосредовано5. Технологии коммуникации раскрываются через конструкт «расширения органов чувств», то есть человеческого тела6. Подобного рода совместное «вынесение» части своего тела способствует установлению отношений, то есть коммуникации. В таком случае под коммуникацией понимается не столько передача информации, сколько установление связи, некой «совместности». Именно сов-местное «знание», или «код», в теории другого исследователя – М. Кастельса – делает возможным установление «связи», коммуникации, в рамках которой генерируются и передаются «сообщения»7.

Информационный подход является удобной номологически-дедуктивной моделью объяснения упрощенного функционирования ряда взаимосвязанных социальных процессов. Не исключая возможности применения некоторых положений теории информации при описании фактора коммуникации, важно все же не смешивать и не отождествлять эти два родственных и одновременно специфических вида человеческой деятельности. Природа феноменов информации и коммуникации далеко не одинакова. Обмен информацией – необходимое, но недостаточное условие коммуникации8. Описание последней требует привлечения дополнительных (в частности, эмоциональных, социально-психологических) концептов и теоретических конструктов. Коммуникативное влияние есть не что иное, как психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось такое воздействие. Следовательно, при обмене информацией происходит изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации. Ничего похожего не происходит в «чисто» информационных процессах. Коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации.

Это особенно важно потому, что коммуникатор и реципиент в коммуникативном процессе постоянно меняются местами. Всякий обмен информацией между ними возможен лишь при условии, что знаки и, главное, закрепленные за ними значения известны всем участникам коммуникативного процесса. Только принятие единой системы значений («тезаурус») обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга. Все дело, однако, в том, что, даже зная значения одних и тех же слов, люди могут понимать их неодинаково: социальные, политические, возрастные особенности могут быть тому причиной. Еще Л. C. Выготский отмечал, что мысль никогда не равна прямому значению слов. Поэтому у общающихся должны быть идентичны – в случае звуковой речи – не только лексическая и синтаксическая системы, но и одинаковое понимание ситуации общения. А это возможно лишь в случае включения коммуникации в некоторую общую систему деятельности.

В условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры. Они не связаны с уязвимыми местами в каком-либо канале коммуникации или с погрешностями кодирования и декодирования, а носят социальный или психологический характер. С одной стороны, такие барьеры могут возникать из-за того, что отсутствует понимание ситуации общения, вызванное не просто различным языком, на котором говорят участники коммуникативного процесса, но различиями более глубокого плана, существующими между партнерами. Это могут быть социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мироощущение, мировоззрение, миропонимание. Такого рода барьеры порождены объективными социальными причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным социальным группам; при их проявлении особенно отчетливо выступает включенность коммуникации в более широкую систему общественных отношений и деятельности. Естественно, что процесс коммуникации осуществляется и при наличии этих барьеров – даже военные противники ведут переговоры. Но вся ситуация коммуникативного акта значительно усложняется благодаря их наличию.

Наиболее перспективным и открывающим широкий исследовательский простор мы считаем понимание сущности коммуникативной деятельности как процесса установления связи9, обеспечения всесторонних контактов субъекта с объектом. Информационная же деятельность выполняет задачу обеспечения общества разнообразными сведениями и тем самым снимает неопределенность, которая возникает при их недостаточности или избыточности.

К атрибутам коммуникативной деятельности мы относим технокоммуникацию и общение. В данной связи необходимо уточнить взаимосвязь понятий «коммуникация» и «общение». К общению следует относить исключительно межсубъектные, или субъект-субъектные, отношения. Они, следовательно, являются одной из двух основных форм коммуникативной деятельности, которая бывает также и объект-объектной (технокоммуникация). Правда, нередко говорят об «общении» человека с природой, компьютером и т. п. Однако в данном случае употребление этого термина некатегориально. К контактам подобного типа более применим термин «коммуникация».

В ходе общения между субъектами (индивидами, социальными группами, макрообщностями) происходит обмен знаниями и оценками, мыслями и переживаниями, чувствами и эмоциями. Наиболее глубокий смысл общения – в установлении с другим человеком не просто любого контакта, а положительной эмоциональной связи (состояния взаимопонимания и взаимоподдержки).

Технологическое (объект-объектное) отношение в сфере коммуникации складывается между различными материальными системами, к которым относится все то, что чаще всего именуется инфраструктурой: железнодорожные, воздушные и морские пути, телефонная и телеграфная связь и многое другое. Технокоммуникация выступает тем реальным фундаментом, на котором базируется массовое общение субъектов. Ведь морские и железнодорожные перевозки людей, системы радио- и видеосвязи во многом призваны обеспечивать стабильные контакты субъектов путем создания различных материальных каналов для их разностороннего общения.

Сложность разведения коммуникативных субъект-субъектных и объект-объектных отношений гносеологически обусловлена тем, что они не существуют вне и за пределами деятельности людей. Технокоммуникация в качестве объект-объектного отношения – это не то же самое, что естественные связи материально-природных образований, которые функционируют за границами и независимо от общественной формы движущейся материи.

Человек – участник не только субъект-субъектных, но и объект- объектных отношений. Субъект-субъектное общение предполагает в первую очередь взаимосвязь и эмоционально-духовное взаимодействие людей. Напротив, объект-объектная технокоммуникация использует прежде всего телесно-физические свойства человека: силу его рук, ног и т. д. Когда индивид реализует не столько свои интеллектуальные, сколько телесные способности (например, мускульную силу собственного тела), он выступает скорее объектом, чем субъектом коммуникативной, информационной или какой-либо иной деятельности.

Если первоначально объект-объектное отношение вбирало в себя главным образом телесно-физические качества работника, то со временем по мере возрастания информационно-орудийной оснащенности технокоммуникация все больше использует его субъективные духовные силы. Так, современная электронно-вычисли-тельная техника успешно продуцирует новую информацию.

Различие между объект-объектной и субъект-субъектной формами коммуникации предполагает моменты абсолютного и относительного. Абсолютность разделения целостной коммуникативной системы на два вида детерминируется их принципиальной несводимостью друг к другу. Это и понятно, если учесть, что отношение машины к машине отнюдь не эквивалентно взаимодействию между людьми как субъектами. Способность человека превращать в объект деятельности самые разные свои качества и свойства вносит в проводимое здесь разграничение момент относительности. Поэтому субъект-субъектные и объект-объектные связи не являются абсолютно противоположными или рядоположенными. Их взаимодействие носит совсем иной характер: они переплетаются, взаимопроникают и взаимопредполагают друг друга, существуя в единой коммуникативной системе.

Как следует понимать тезис о том, что отношения субъекта с другим субъектом и объекта с объектом выступают таковыми лишь по форме, а не по содержанию? Остановимся вначале на субъект-субъектном отношении. Оно представляет собой взаимосвязь субъектов различных уровней. При этом мы сталкиваемся с тем, что определенные социальные общности относятся к другим людям не как к равноправным субъектам, а как к типичным объектам: животным, машинам или вещам. Тем самым возможности одних индивидов и социальных общностей как субъектов ограничиваются другими субъектами, в результате чего их отношение приобретает характер субъект-объектного.

Конечно, вполне реально существование типа отношений, который иногда называют «атомистическим» и который выражается в стремлении людей вести предельно замкнутый образ жизни, не позволять обращаться с собой как с объектом. Можно сказать, что эти люди стремятся как бы замкнуться в своей субъектности. Однако подобный стиль жизни невозможно возвести в норму, ибо он привел бы к распаду общества, да и характерен он лишь для отдельных индивидов и социальных групп. Впрочем, даже отдельная личность осуществляет свою жизнедеятельность субъект-объектным образом: человек должен поддерживать здоровье своего тела и его отдельных органов, потреблять воду и продукты питания, а также решать те или иные умственные задачи, которые ставит перед ним жизнь, тем самым выделяя как материальные, так и идеальные предметы деятельности. Следовательно, даже предельная степень автономизации не позволяет человеку полностью «избавиться» от объекта: внутреннего или внешнего, идеального или материального. В еще большей степени сказанное относится к таким сложным субъектам-объектам, как общность или население региона, государства, мира в целом. Таким образом, население и индивид могут быть рассмотрены не только как субъекты, но и в качестве особых объектов общественной технологии. С точки зрения объекта-субъекта, люди интегрируют все плюсы и минусы сложившейся социальной технологии, начиная с процесса их воспроизводства естественным или искусственным путем. Иными словами, человек «технологичен» не только в смысле прямой связи его телесности с материальной природой и общественной средой. Уже при рождении возможны различные методы появления ребенка на свет, в ходе жизни человеку приходится обзаводиться всяческими техническими искусственными приспособлениями.

Устойчивость общества во многом обеспечивается эффективно функционирующим государством, где действуют чиновники, которые управляют людьми как вещами. Поэтому взаимоотношения между управленцами-бюрократами и управляемыми, являясь по форме типично человеческой межсубъектной связью, по содержанию выступают в качестве субъект-объектных, ибо одна из сторон присваивает себе функции субъекта, тогда как вторая нередко приравнивается к рядовому объекту среди других объектов. В художественной литературе красочно представлена многовековая картина этого отчужденного, часто унизительного и бесправного положения простого гражданина, его многосторонней зависимости от воли чиновника.

Вместе с тем было бы ошибочным думать, что в какой-то период истории отношения людей способны оказаться вне или за пределами субъект-объектной связи (выражающейся в отношениях неравноправия, неравновеликости, асимметричности). Каждая формация или историческая стадия должны обеспечить интересы социума, ограничив в чем-то реализацию жизненных целей отдельных социальных групп и индивидов в пользу общества. Дисимметрия присуща и отношениям субъектов на межличностном уровне. Приведем характерный пример. Скажем, пациент нуждается в медицинской помощи. Хирург делает ему операцию по удалению аппендикса. Взаимодействие этих двух людей, будучи по форме субъект-субъектным, по содержанию остается субъект-объектным, то есть неравновеликим. Для больного от удачи в этом взаимодействии зависит нередко вся его дальнейшая жизнь и здоровье, а для врача это один из рядовых эпизодов в его профессиональной деятельности. В иной ситуации уже врач может оказаться в положении объекта-субъекта у того же самого бывшего своего пациента.

Для описания субъект-субъектного характера человеческого общения обычно используют термин «диалогичность». Действительно, общение есть своеобразный диалог на равных или взаимодействие двух равнозначных субъектов. Вместе с тем диалог двух человек по содержанию остается субъект-объектным, то есть в какой-то мере асимметричным, ибо один из людей играет ведущую и более активную роль, тогда как второй менее активен. Но даже в ситуации полного интеллектуального и эмоционального равновесия общение, если оно не хочет превратиться в диалог глухих, предполагает попеременную активность одного из субъектов: один говорит – другой слушает, затем они меняются местами, следовательно, говорит второй – первый слушает.

Все сказанное выше свидетельствует о фундаментальности субъект-объектной (объект-субъектной) связи и ее принципиальной неотделимости от межсубъектных и межобъектных отношений. Эта субъект-объектная связь может осуществляться в одной из двух форм – субъект-субъектной или объект-объектной; наличие сразу двух форм не является в каждом конкретном случае обязательным. В то же время объект-субъектная связь не способна существовать сама по себе, то есть вне своей конкретной формы.

К сторонам основного (диалектического) противоречия феномена коммуникации мы относим гратуал (от лат. gratus – привлекательный) и ингратуал (от лат. ingratus – непривлекательный). Эти термины введены в философскую теорию с целью описания особенностей феномена виртуальности. Мы полагаем необходимым расширить понимание гратуала и ингратуала до важнейших констант не только виртуальной, но и более объемной коммуникативной деятельности.

Гратуальность коммуникации означает не только ее привлекательность, приятность, но и необычные, непривычные, экстатические события, которые сопровождают процесс установления общественной связи. Гратуальная составляющая – это как бы наиболее интенсивный (эмоционально, информационно) способ коммуникации, сопровождаемый актуализацией или укрупнением образа реципиента. Эмоционально-психологическое содержание гратуальной стороны процесса коммуникации конкретизируется и коррелируется с соответствующим ему информационным, управленческим и иным содержанием.

Другой стороной движущего противоречия коммуникации является ингратуал. В ингратуале процесс установления связи становится вязким, тяжелым, непривлекательным. Сфера коммуникативной деятельности здесь как бы уменьшается – отрицательный эмоциональный фон не позволяет информации схватываться, она перерабатывается с трудом. В ингратуале сознание субъекта как бы сужается и становится «темным», а мышление – вязким, внимание – рассеянным и т. д. В ингратуале осуществление коммуникации возможно только с помощью напряжения волевых усилий, процесс установления связи «не идет».

Таким образом, для общественной связи имеет существенное значение, какая именно сторона окажется превалирующей: гратуальная или ингратуальная. В зависимости от преобладания одной из них эффективность коммуникативного процесса значительно меняется: она повышается в гратуале и уменьшается в ингратуале. Усиление гратуальной стороны основного движущего противоречия коммуникации можно трактовать как переход на более высокий эмоциональный уровень процесса установления общественной связи, актуализация же ингратуальной составляющей означает ее переход на более низкий уровень. Психологически гратуал переживается человеком как расширение и усиление своих коммуникативных способностей, а ингратуал – как их сужение и ослабление.

В качестве примера можно привести динамику развития отношений семейной пары. Первоначально отношения молодых людей носят ярко выраженный гратуальный характер. Их общение интенсивно и, как правило, доставляет партнерам немало приятных переживаний. Это первый период в жизни семьи, который может длиться от нескольких дней до многих лет. В границах второго периода гратуальные и ингратуальные эмоции обладают тенденцией уравновешивать друг друга. Общение супругов становится менее интенсивным и уже не доставляет тех приятных волнений, которые были ранее. В границах третьего временного цикла постепенно начинают преобладать ингратуальные настроения, которые способны привести к распаду прежней семьи. Показательна в рассматриваемом плане история семейных уз Л. H. Толстого и его супруги. На первом этапе оба пережили яркое и незабываемое чувство любви, гратуальные чувства здесь несомненно превалировали над ингратуальными. Позднее устанавливается примерное равновесие этих двух противоположных сторон коммуникации. И, наконец, на третьем этапе в отношения супругов все более примешивается ненависть, результатом чего и стал побег знаменитого писателя из семьи. Ингратуальные настроения взяли верх над гратуальными.

Приведем далее пример из области технокоммуникации. Завод-изготовитель выпускает какое-либо новое удачное средство связи: машину, самолет или что-либо другое. Начинается этап экспансии этого изделия по всему миру. Это период гратуала. Затем постоянно меняющиеся условия жизни и ее динамика требуют более мощных и эффективных средств связи. До определенного момента удается повышать их характеристики (скорость передвижения, вместимость салонов и т. п.). Однако такой рост (преимущественно количественный) рано или поздно обнаруживает свои границы, за которые уже невозможно выйти в рамках данного производственного стандарта. И тогда начинаются поиски новых принципов средств передвижения (допустим, на смену прежним самолетам приходят сверхзвуковые). Какое-то время старые и новые артефакты сосуществуют, что в контексте нашего исследования означает совмещение гратуальной тенденции с ингратуальной. Затем наступает третий период существования и эксплуатации изделия, когда оно становится старым и неэффективным в технологическом или ином измерении и устраняется из эксплуатации. Например, сегодня в ряде регионов мира запрещено использование самолетов, уровень шума которых превышает определенные пределы, которые еще недавно считались допустимыми.

Приведенные нами примеры свидетельствуют о том, что гратуал и ингратуал не являются исключительно психологическими (эмоциональными) или социально-психологическими факторами коммуникации, но имеют и отчетливо выраженные техногенные свойства.

Далее перейдем к описанию структуры коммуникации, которая, на наш взгляд, включает в себя три основных компонента.

Первым ее компонентом выступает повседневная (обычная), или консуетальная, коммуникация. К ней следует относить привычное для нас массовое общение людей, технологические системы его обеспечения и т. п.

Вторым функциональным компонентом является симулятивная (неконсуетальная) коммуникация. Феномен симулятивности (неконсуетальности) свое непосредственное выражение находит в виртуальной деятельности.

Виртуальные процессы, как и вся коммуникативная деятельность, по своему содержанию субъект-объекта осуществляются одновременно (параллельно) в двух своих формах – субъект-субъектной и объект-объектной. Так, с одной стороны, работая с компьютером, человек постоянно общается с самим собой: ведет внутренний диалог, проговаривает «про себя» и оценивает новые идеи, оценки, образы и т. д. С другой стороны, компьютер представляет собой системное техническое устройство, в котором различные его подсистемы обеспечивают единый, согласованный контакт с человеком или с другими компьютерами.

Пользователь берет в руки мышку и начинает работать на компьютере. Это типичная субъект-объектная по своему содержанию (виртуальная) деятельность. Субъект, включая компьютер, тем самым устанавливает контакт с объектом, в данном случае с объективированным коллективным рассудком (искусственным интеллектом). Или человек приходит в картинную галерею и начинает рассматривать находящиеся там экспонаты. В ходе этого процесса актуализируются его эстетические интенции. Аналогичные явления возникают при посещении концерта, театра и т. д. Субъект-субъектная форма виртуальности устанавливается между людьми в процессе их общения: двое партнеров слушают музыку и достигают совместной эйфории или впадают в транс. Процесс актуализации имеет свои этапы. С их завершением виртуальная реальность становится консуетальной.

Типичным примером объект-объектной виртуальной деятельности является ситуация, когда два (или более) компьютера совместно решают какую-либо задачу (например, проходит чемпионат мира среди шахматных программ). Разумеется, виртуальной эта деятельность выглядит с точки зрения человека как субъекта.

Отличительным признаком виртуальной коммуникации выступает неконсуетальность (неконстантность). Что означает этот признак и в чем заключается смысл оппозиции консуетальность/ неконсуетальность (константность/неконстантность)? Под консуетальной (константной) деятельностью специалисты в области виртуалистики понимают достаточно привычную для субъекта деятельность. Подобная нормальная (нормативная) деятельность является не виртуальной, а константной. И, следовательно, виртуальности противостоит невиртуальность, то есть консуетальность, которая представляет собой обычную, повседневную, следовательно, хорошо известную и апробированную субъектом деятельность. Напротив, неконсуетальная деятельность необычна, ненормативна, непривычна, то есть в определенном плане неестественна для человека. Константными выступают свойства, постоянно присущие человеку, например способности. Благодаря константности обеспечивается требование воспроизводимости результатов, то есть реализация определенного свойства в любое время и в любом месте. Причем эти свойства могут носить как социально позитивный, так и негативный характер10.

Психологически неконстантность виртуальности проявляется в том, что к событиям последней нельзя привыкнуть. Иными словами, сколько бы раз данное событие (виртуал) ни возникало, каждый раз оно переживается как необычное и непривычное11. Это событие протекает спонтанно и переживается как фрагментарное, в нем изменяется топос реальности.

Повседневная коммуникация имеет тенденцию усреднять и стандартизировать отношения субъектов, унифицировать нормы морали и поведения. Виртуальная же коммуникация дает человеку ощущение неограниченной свободы, возможность самому создавать этические нормы и модели поведения. Вследствие опосредованности компьютером большинству форм технической виртуальной коммуникации присуща такая характеристика, как анонимность (понимаемая как анонимность диалога, в котором партнеры не представлены друг другу), что в сочетании с возможностью в любой момент уйти от контакта приводит к снижению психологического риска в процессе общения. В результате виртуальная коммуникация делает возможным удовлетворение обычно подавляемых побуждений, что способно спровоцировать маргинальное поведение.

Кроме того, следствием анонимности является отсутствие у коммуникантов достоверной информации друг о друге. Поэтому в ходе виртуальной коммуникации происходит непрерывное конструирование как образа виртуального собеседника (зачастую путем приписывания ему тех характеристик, которыми он на самом деле не обладает), так и правил взаимодействия с ним. В таком случае общение с виртуальным собеседником посредством Интернета или электронных коммуникаций – это установление связи со сформированным виртуальным образом, находящимся уже в сознании человека, в «самообразе» (по терминологии Н. А. Носова).

Более того, в процессе виртуальной коммуникации происходит постоянное конструирование личности самого коммуникатора: специфика виртуального взаимодействия позволяет создавать о себе какое угодно впечатление, например любую маску и роль, иными словами, экспериментировать со своей идентичностью. Не случайно большинство участников виртуального взаимодействия пользуются псевдонимами (никами): смена имени фиксирует символический отказ от реальной личности и выход из реального социума, что сближает виртуальную коммуникацию со средневековым карнавалом.

Поскольку в ситуации виртуального взаимодействия изначально отсутствуют те факторы, которые образуют и поддерживают социальное неравенство в реальном мире (у виртуальных персонажей нет тел, а значит, нет и пола, возраста, расы, национальности), виртуальная реальность носит принципиально нестатусный характер, а единственным критерием социальной эффективности в Интернете являются личностные качества и коммуникативные навыки участника взаимодействия. Размывание реальных ролей и статусов, уничтожение пространственных барьеров и географических границ, наконец, деконструирование самих субъектов взаимодействия затрудняет контроль над виртуальной коммуникацией со стороны тех или иных социальных институтов, поэтому еще одной существенной ее особенностью является неинституциональность, которая неизбежно сопровождается неопределенностью социальных норм, регулирующих поведение людей в этой сфере12.

Различие между симульным (виртуальным) и консуетальным включает в себя моменты абсолютного и относительного. Абсолютность их различия заключается в том, что определенное явление не может быть в одно и то же время константным (виртуальным) и неконстантным. Относительность такого их противополагания обусловлена тем, что виртуальная реальность может породить виртуальную реальность следующего уровня, став относительно нее константной реальностью; и так, в принципе, до бесконечности. И в обратную сторону – виртуальная реальность может умереть в своей константной реальности. Кроме того, в отличие от виртуальной константная реальность представляет собой порождающую реальность13.

Итак, ранее мы определили природу виртуальности как неконсуетальную (неконстантную) коммуникацию. Между тем термин «неконсуетальность», во-первых, содержит в себе отрицательную частицу «не», что отнюдь не приветствуется научной логикой; во-вторых, неконстантный характер, скорее всего, присущ не только виртуальной, но и другим формам коммуникации, в частности игровой деятельности. Точнее, здесь, по-видимому, примерно в равной степени неконстантность сочетается с константностью. Данная ситуация требует поиска термина, который бы вполне позитивно раскрывал специфику именно виртуальной реальности. С этой целью целесообразно рассмотреть возможность использования термина симулякр.

В силу ряда причин термин приобрел во многом негативное содержание, что не в последнюю очередь обусловлено теми коннотациями, которые он получил в постструктуралистской и постмодернистской философии. Так, Ж. Делёз выдвинул задачу «низвержения платонизма», имея в виду в первую очередь проблему установления адекватных различий между самой вещью и ее образами, между оригиналом и копией, моделью и симулякром. Применяя весьма субъективистский метод, Делёз стремится предельно отделить подлинные копии реальности от симулякров. Приводимые им доводы порой не лишены оригинальности и изобретательности, однако позиция мыслителя все-таки выглядит шаткой. В качестве «доказательства» Делёз и самого человека именует симулякром14. Ж. Бодрийяр также полагает, что симулякр не соотносится ни с какой реальностью, кроме своей собственной. Таким образом, симулякр рассматривается ими в качестве исключительно искусственной (негативной) сущности и выходит за границы оппозиции «подлинник – копия».

В действительности виртуальное не есть нечто исключительно субъективное (мнимое, воображаемое, несуществующее). Мало того, виртуальная реальность в отличие от всех других психических производных типа воображения характеризуется тем, что человек воспринимает и переживает ее не как порождение своего собственного ума, а как объективную реальность15. В целом же здесь отсутствует четкое разделение объективного и субъективного и различные содержания перетекают друг в друга, становясь неразличимыми. далее, невозможно согласиться с тем, что какие-то исторические или современные явления и процессы (первобытное общество, виртуальная реальность и т. д.) могут существовать вне диалектического процесса16. В подобных представлениях о специфике виртуальности и симулякра отчетливо просматриваются тенденция абсолютизации субъективной стороны и недооценка другой стороны – объективной, которая как бы остается за скобками постмодернистских и постструктуралистских концептов.

В определенной мере негативной окраске термина способствует языковая проблема, которая связана с употреблением в качестве прилагательного от существительных «симуляция» и «симулякр» одного и того же слова «симулятивный» («симульный»). Между тем помимо гносеологических существуют также аксиологические (социальные) причины: новые технологии, включая виртуальные, в обществе отчуждения не могут не быть также отчужденными, то есть во многом социально негативными. Виртуальная реальность, как и любая иная, сама по себе не является чем-то сугубо отрицательным. Ее оценочный статус зависит от тех целей, для которых она используется.

Понятие симулякра, на наш взгляд, – обязательный и неотъемлемый элемент в общей системе виртуальной реальности. Но чем именно он здесь является? Или, по-другому, в каких традиционных философских категориях можно было бы его истолковать? По-видимому, симулякр следует рассматривать в качестве сущностной черты виртуальной деятельности, которая, будучи целостным явлением, включает в свою ткань также элементы консуетального бытия.

Сказанное выше позволяет уточнить дефиницию виртуальности и определить ее сущность как симулятивную (неконсуетальную) коммуникацию.

Симулятивная (внутриличностная или межличностная) виртуальная коммуникация, будучи по форме субъект-субъектной, в содержательном формате остается субъект-объектной, роль объекта здесь выполняет искусственный самообраз, созданный психикой человека, но воплощенный компьютером в техническую виртуальную реальность.

Так, шахматная игра человека с компьютером представляет собой процесс установления симулятивной (неконстантной) связи между сознанием (знаниями, умениями) игрока и заложенным в компьютер алгоритмом шахматной программы, реагирующей на его ходы. В то же время у человека, играющего с компьютером, возникает стойкое убеждение в том, что ему противостоит не машина, наделенная возможностями быстрого перебора ходов и выбора из них оптимального, а достойный противник, скрывающийся за экраном монитора.

В первом приближении отличия виртуальных шахмат от обычных могут показаться не слишком серьезными: перед игроком те же правила игры, 64 черно-белые клеточки доски и т. п. Иными словами, ситуация выглядит во многом константной. Между тем разница между обычными и виртуальными шахматами достаточно значима и определенна: она касается как самого процесса игры, так и особенностей общения субъекта с компьютерной программой. С одной стороны, стиль компьютерных программ в отличие от мышления человека выглядит во многом предсказуемым и не таит в себе неожиданностей иррационального или крайне субъективного плана. С этой точки зрения шахматная программа, имеющая тот же коэффициент (уровень), что и человек, казалось бы, выступает менее грозным соперником, нежели белковый интеллект. Однако, с другой стороны, компьютерная программа в рамках своего уровня не делает в отличие от человека досадных ошибок или «зевков» (позиционных или тактических). И в силу этого при равных уровнях естественного и искусственного интеллектов последний окажется в конечном счете сильнее первого (он будет чаще выигрывать). Это обстоятельство психологически крайне неприятно для человека. В обычных же шахматах ошибки одного из игроков уравниваются аналогичными ошибками партнера. Даже если шахматная игра ведется между двумя партнерами по Интернету, то и в этом случае ситуация не теряет своего неконстантного характера. Прежде всего это касается психологической ситуации – ведь играющие не видят и не чувствуют эмоционального состояния друг друга, что так важно в любом нормативном спортивном состязании. При этом следует учесть, что в спортивных виртуальных играх симулякров в количественном плане значительно меньше, чем в коммуникациях неспортивного плана (различные контакты через Интернет и т. п.).

Третьим компонентом в структуре коммуникации выступает смешанная – консуетально-неконсуетальная – коммуникация, которая находит весьма зримое воплощение в игровой деятельности.

Для обозначения данного компонента коммуникации воспользуемся термином «аугментированная деятельность». Этот термин заимствован нами у B. C. Бабенко, который обозначил с его помощью особый, или «расширенный», вид реальности17. Первоначально термин «аугментированная реальность» использовался для характеристики ситуации, когда деятельность человека предполагала наличие неких дополнительных кибернетических средств. Впоследствии под аугментированной реальностью подразумевалась ситуация, когда на реальную картину, видимую наблюдателем, накладывалось синтезированное изображение в виде графиков, символов и т. п.

Эталоном аугментированной коммуникации выступает игровая деятельность. Как известно, существует бесчисленное множество концептов, касающихся проблемы сущности, функций или способов классификации игр. В данной работе не ставится цель их критического или какого-либо иного анализа. Наша задача – обосновать коммуникативно-аугментированную природу игры. Подлинная игра осуществляется в коллективе. Поэтому мы солидарны с теми исследователями, которые рассматривают игру как школу общения.

В то же время реально возможны «чисто» технические игры без участия человека, например чемпионат шахматных программ или футбольный матч среди роботов и т. п.

Коммуникативная специфика игры заключается в неразрывной связи в ее содержании феноменов консуетальности и симулятивности. Возможны также ситуации, когда в игровой деятельности доминирующей является симульная составляющая или, наоборот, когда доминирует реальность консуетального плана. Однако если брать игровую деятельность в ее всеобщности, эти противоположности уравновешивают друг друга.

Всякая полноценная игра, с одной стороны, содержит в себе неустранимый элемент новизны, креативности, с другой – она никогда не покидает реальность нормативную (привычную). В игре обе эти стороны дополняют и взаимообусловливают друг друга. Исследователи отмечают, что в игре людей наличествуют как отлет от действительности, так и проникновение в нее. В игре отсутствует воздействие на предметы, аналогичное, скажем, материально-практической деятельности, но вместе с тем все существенное в ней обладает статусом подлинной реальности (чувства, желания, замыслы). Так, в футбольном матче или шахматном турнире участники стремятся добиться реальной, а не виртуальной победы над соперником.

Симульный характер игры во многом определяется наличием в ней чувства свободы. Иными словами, в игре человек чувствует себя свободным. Играя, например, в футбол, индивид волен избрать различную стратегию или тактику: скажем, играть от обороны или, напротив, дать простор открытому атакующему футболу, использовать приемы борьбы, еще неизвестные соперникам, и т. д.

В рассматриваемой связи характерно противопоставление игры и труда. Не отрицая взаимосвязи между ними (свободный, творческий труд может быть игрой физических и интеллектуальных сил), исследователи все же указывают на то, что труд – это не игра, а игра – не труд. И хотя игровой элемент присущ буквально всем видам деятельности, акцентированные игры характерны в первую очередь для сферы досуга, которая и предоставляет человеку максимум свободы.

Разумеется, свобода в игровой деятельности поставлена в более или менее жесткие рамки, поскольку в большинстве случаев опирается на определенные правила (устойчивые связи, отношения). Последние либо определяются самими играющими по образцу отношений в неигровой реальности, либо заранее устанавливаются местным, региональным или международным социумом. Специалисты отмечают, что игры, которые предполагают соревнование, могут перерасти в спортивные игры, где важен уже не только процесс игры, но и ее результат (выигрыш или проигрыш). Здесь проходит тонкая грань, за которой, собственно игра переходит в спорт. В этом случае доминирующим мотивом становится уже не столько содержание игры, сколько ее результат. Игровое начало хотя и сохраняется, однако игра переходит в свою противоположность, где целью уже выступает выигрыш. Последний является относительно внешним фактором для самого процесса игрового действия. Как отмечает в данной связи А. Н. Леонтьев, мотив игры лежит не в результате, а в содержании самого действия. Поэтому игровое действие свободно от той обязательной стороны, которая определяется его реальными условиями, то есть свободно от обязательных способов действия, операций.

Итак, структура коммуникации трехмерна и включает в себя повседневную (консуетальную), виртуальную (симульную) и игровую (аугментированную) деятельность.

В заключение приведем алгоритмическую схему изложения категории коммуникативной деятельности.

Коммуникативная деятельность

1

2

3

Атрибуты

Стороны основного противоречия

Структура

Технокоммуникация

Общение

Гратуал

Ингратуал

Виртуальная

Игровая

Повседневная

1 Булычёв, И. И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. – Тамбов: Тамбов. гос. ун-т, 1999. – С. 5.

2 Пшегусова, Г. С. Социальная коммуникация: сущность, типология, способы организации коммуникативного пространства: дис. … д-ра филос. наук. – Ростов н/Д., 2003; Тихонова, С. В. Социальная мифология в коммуникационном пространстве современного общества: автореф. дис. … д-ра филос. наук. – Саратов, 2009; Юхвид, Е. Н. Социально-философский анализ информативно-коммуникативной системы общества в концепции М. Маклюэна: автореф. дис. … канд. филос. наук. – М., 2007; Михайлова, Т. Л. Системный подход в коммуникативистике // Вестник Нижегородского ун-та. Серия «Социальные науки». – 2007. – № 3(8). – С. 64–71; Ионов, А. С. Социально-философский анализ проблемы исследования коммуникативной деятельности: автореф. дис. … канд. филос. наук. – М., 2006 и др.

3 Снетков, В. М. Психология коммуникации в организациях. – СПб., 2000.

4 Каган, М. С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. – М., 1988.

5 Маклюэн, М. Понимание медиа: Внешние расширения человека. – Жуковский: Канон-Пресс-Ц; Кучково поле, 2003. – С. 29.

6 Там же. – С. 59.

7 Кардинская, С. В. Самоактуализация социального воображаемого в фигурах рекламной коммуникации // Визуальные аспекты культуры: сб. науч. ст. / под ред. В. Л. Круткина. – Ижевск, 2006. – С. 76.

8 Черникова, Д. В. Коммуникация и управление в аспекте синергетики: дис. … канд. филос. наук. – Томск, 2004; Матьяш, О. И. Что такое коммуникация и нужно ли нам коммуникативное образование // Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.russcomm.ru/rca-biblio/ m/matyash01.shtml

9 Булычёв, И. И. Основы философии, изложенные методом универсального логического алгоритма. – Тамбов, 1998; Обухов, К. Н. Коммуникативные основания сетевых структур социального // Вестник Удмуртского ун-та. – 2009. – Вып. 1. – С. 145–148; Парыгин, Б. Д. Социальная психология. – СПб., 1999; Хохлова, Е. А. Коммуникационные процессы в современном социокультурном пространстве: автореф. дис. … канд. филос. наук. – Ставрополь, 2006. – С. 7. и др.; Мартишина, Н. И. Функции коммуникации в науке // Философия XX в. о познаниях и его аксиологических аспектах: материалы межвузовской научной конференции. – Ульяновск, 2009. – С. 87. и др.

10 Носов, Н. А. Виртуальный человек: Очерки по виртуальной психологии детства. – М.: Магистр, 1997. – С. 7.

11 Там же. – С. 15.

12 Малькова, Е. Ю. Этические проблемы виртуальной коммуникации: автореф. дис. … канд. филос. наук. – СПб., 2004. – С. 7–8.

13 Носов, Н. А. Указ соч. – С. 13.

14 Делёз, Ж. Логика смысла. – М.: Раритет; Екатеринбург: Деловая книга, 1998. – С. 229.

15 Носов, Н. А. Указ. соч. – С. 14.

16 Бодрийяр, Ж. Символический обмен и смерть. – М.: Добросвет, 2000. – С. 3, 20, 268, 360.

17 Бабенко, B. C. Виртуальная реальность: Толковый словарь терминов. – СПб.: ГУАП, 2006. – С. 13–14.

ОСНОВЫ ПАТРИАРХАТА и ЦЕННОСТИ ФЕМИНИЗМА

В известной книге «Происхождение патриархата» (1986) Герда Лернер утверждает, что последний не пришел на смену матриархату, что не существовало в истории человечества периода, когда бы власть в обществе осуществляли женщины. И в то же время патриархат не явился естественным и непреложным. Этот социальный строй стал результатом развития человеческих сообществ, он имеет свою историческую точку отсчета, свои основания и закономерности развития. А значит, у него может и должен быть логический конец.

В своих рассуждениях я иду дальше — раскрываю механизм возникновения патриархата и вскрываю основы данного общественного устройства. Я отвечаю на вопросы, которые уже ставились феминистскими философинями, но до сих пор не были оформлены в убедительную концепцию «откуда есть пошел патриархат». Каковы основания появления патриархата как социальной системы? Когда произошел переход человеческих сообществ к данной социальной организации? Какая система ценностей лежит в фундаменте этого строя? И что можно ей противопоставить? Ответы на эти вопросы раскрываются в статье.

________________________________

Ежедневно просматриваю различные новостные ленты и социальные сети, чтобы подкинуть пищу для размышлений участницам Школы феминизма. Могу сказать со всей ответственностью, что тема феминизма в новостном пространстве поднимается каждый день. Слово на букву «Ф» может и не прозвучать, но о женщинах как о социальной группе со своими интересами, проблемами и своим видением происходящего в стране и мире пишут постоянно, и, очень редкие пока, СМИ учатся применять фемоптику при освещении данной темы.

2018 год был назван годом сопротивления и протеста женщин. Этому способствовала развернувшаяся тогда кампания против сексуального насилия #MeToo (*о Третьей волне феминизма, которая сейчас набирает силу, можно прочитать здесь: https://syg.ma/@olgerta-ostrov/trietia-volna-fieminizma). С тех пор интерес, не только женщин, к феминизму растет. Всё чаще данная тема выходит в топовые. Поэтому легко представить спор на феминистскую проблематику — он может возникнуть и при общении с друзьями, и в курилке на работе, и при публичном обсуждении женской темы. В подавляющем большинстве разговоров о феминизме женщине-участнице-беседы с первых же фраз начинают предъявлять претензии: вот раньше были феминистки, они действительно боролись за равноправие, а сейчас озлобленные и страшные мужененавистницы… только доминировать хотят.

Собеседники попроще незатейливо предполагают и предлагают:
— Если все равны, то я могу бить телок так же, как меня всю жизнь метелят пацаны.
— Хотите равенства, идите в шахты, армию, шпалы таскать… далее везде.
— У нас уже давно вагинокапитализм, — утверждают продумавшие тему. Под последним они понимают «общественные отношения, основанные на подчинении всей политики и экономики власти женщин-вагинокапиталисток». Идеологи данного «учения» объявляют половые органы женщины врожденными средствами производства, вокруг которых крутится общественная система, состоящая из вагинокапиталистов (женщин и статусных мужчин) и вагинопролетариев (наемных работников). Вся власть концентрируется в руках у женщин, ведь именно они решают, кто будет иметь доступ к сексу. При этом допуск к телу — это не единственный ресурс, который узурпировали женщины. Они умело пользуются и своими природными репродуктивными способностями, самостоятельно принимая решение о рождении ребенка, то есть создании прибавочного продукта вагины.

Вступать в споры с теми, кто разделяет взгляды, определяющие Мужское движение, бессмысленно. Последним аргументом любого такого деятеля в реальном споре будет кулак, а в виртуальном — дикпик (обычно очень жалкий… аргумент, но другого они не припасли).

Если же разговор о феминизме возникает среди женщин, считающих себя не-феминистками, то перед тем как вовлекать их в дело переосмысления собственных позиций, следует:

1. почитать о том, что есть феминизм как таковой (*здесь: https://syg.ma/@olgerta-ostrov/drievo-fieminizma),

2. научиться оперировать красивым и легко произносимым словом «гинакси» (более благозвучным, чем например «экзистенциализм»). Оно удобно, если хочется кого-то поставить на место, и его легко объяснить, если хочется продолжить разговор.

Гинакси — это «женские» ценности, то есть такие, которые возникают, существуют и развиваются в женской культуре. В момент (длящийся более трехсот тысяч лет) зарождения и формирования человеческого общества женщины и мужчины постепенно разошлись в способах выживания, образах жизни, в методах выстраивания отношений с окружающим миром. Безусловно, ведущую роль в этом сыграла физиология. Женщины как люди-рожающие, создающие новую жизнь, остались внутри практики построения с миром субъект-субъектных отношений. Эти отношения были первичными. Первобытные люди не выделяли себя из природы, не противопоставляли себя ей. Природа, весь окружающий мир был для них действующим, живым субъектом, к которому следует относиться с уважением и благодарностью.

Однако постепенно, с развитием сельского хозяйства, появлением частной собственности и налаживанием обмена женщинами между архаическими обществами, всё большее распространение получали субъект-объектные отношения, проводниками которых оказались мужчины. Именно они увидели в своих соплеменницах объекты дарения.

Об обмене подарками, о даре и дарении в архаических обществах писали французские этнографы и социологи Марсель Мосс и Клод Леви-Стросс. Последний предположил, что основополагающей формой обмена дарами явился брак, где наиболее ценным подношением, пожертвованием выступала женщина. Смысл дарения в архаических обществах — не получение материальных благ, а создание социальных связей между участниками обмена, отношений доверия, солидарности и взаимопомощи. Дар — это примитивный способ достижения мира и построения отношений с соседними племенами, это такое налаживание связей с другими общностями людей, каким сейчас занимаются политики. С точки зрения Леви-Стросса, запрет инцеста обеспечивал функционирование обмена, дарения и соответственно установление социальных связей между семьями и группами. Запрет инцеста — это правило, обязывающее отдавать мать, сестру или дочь другим мужчинам — главное правило дарения. В результате дарения-женщин налаживались не обычные мирные отношения, а отношения родства, которые налагали на их носителей более крепкие и устойчивые обязательства. Брак устанавливал отношения не между мужчиной и женщиной, а между двумя группами мужчин, из которых одна дарила женщину, а другая принимала дар. Женщина — лишь объект обмена, сама себя она никому отдать не может.

Женщины являлись наиболее ценными дарами, скорее всего потому, что они могли родить, то есть принести в дар еще не одну жизнь. Это так же как в скотоводстве, где на мясо режут баранов, а овец оставляют для разведения. Дарили не тех, кто назывался женщинами, а тех, кто обладал потенцией родить, то есть самок вида Homo sapiens — именно они представляли собой значимость для установления последующих отношений родства.

Женщины имели наибольшую ценность, но сами они ею не распоряжались. Они были объектами дарения, а отдавали и получали их, вступая тем самым в социальные связи, мужчины. Мужчины обменивались женщинами, они становились партнерами, и именно мужчины извлекали выгоду из продукта данного обмена — из возникающих социальных связей, из формирующейся общественной организации. Таким образом, появились выгодополучатели, бенефициары и объекты отношений.

В зарождающейся социальной организации женщины с самого начала ограничивались в праве распоряжаться собой. Несмотря на то, что объекты дарения были, безусловно, персонифицированы, их ценность осознавалась всеми (самими женщинами в том числе), к ним испытывали уважение и благодарность, отношения с ними устанавливались субъект-объектные: носителем активности, действия, актором выступал мужчина, а предметом обмена служила женщина.

Устанавливающиеся субъект-объектные отношения подвергали объективации живых людей. Современная сексуальная объективация женщин в основе своей имеет те первоначальные субъект-объектные отношения Дара. Хотя по проявлениям своим она отличается от них так же, как XXI век нашей эры от CI века до нашей эры, механизм у этих явлений один — превращение живого человека со своими потребностями и интересами, своими целями и чаяниями в объект манипуляций других людей, преследующих свои интересы.

И в это же время в обществах с новой социальной организацией, выстраиваемой на субъект-объектных отношениях, сохранялись и преобладали в частной сфере субъект-субъектные отношения, например у женщин с народившимися детьми: детей они от себя не отчуждали, продолжали видеть в них таких же живых существ, какими были сами, и относились к ним соответственно, как к себе.

Субъект-субъектные отношения — это отношения горизонтальные, глаза-в-глаза. Два человека, вступающие в такие отношения, признают субъектность друг друга, то есть независимость, автономность, активность, свободу, наличие собственных целей, интересов, ценностей и потребностей. Даже младенец, пусть потенциально, — это автономный человек, обладающий субъектностью. У него точно есть свои потребности. Навязать ему иные можно, но в этом случае также можно или убить его физически, или не дать развиться в нем субъектности во всем потенциале. С точки зрения субъект-субъектных отношений, человеком нельзя распоряжаться, с ним можно только договариваться, иногда без слов, но договариваться. В данные отношения вступают два равноценных, равнодостойных субъекта.

Субъект-объектные отношения — это отношения вертикальные, сверху-вниз. Тот, у кого больше ресурсов и более выгодная позиция, рассматривает другого как объект, которому можно навязать свою волю, свои представления, использовать его как средство для достижения своих целей, заставить его делать что-либо вопреки его собственным интересам. Объект — это то, на что направлена активность субъекта. Человек-субъект, навязывающий другому субъект-объектные отношения, отказывает личности своего визави в субъектности, в целеполагании, воле и свободе. Он относится к другой личности как к предмету, объекту своего воздействия. Любые патерналистские отношения в основе своей имеют субъект-объектные. Ни о каком равенстве речь идти не может: субъект всегда полноценен, а объект нет.

Мы рассматриваем грубую, упрощенную схему, элементарный механизм построения общества. Живая ткань, безусловно, богаче и проявлениями, и эмоциями. На уровне субъект-субъектных отношений можно ненавидеть и желать другому смерти, но относиться к нему как к человеку. На уровне субъект-объектных отношений можно любить и желать добра своей… рабыне. В архаических обществах к женщинам относились с благоговением, но это не помешало приносить их в дар другому племени.

В основу социальной организации общества 10–12 тысяч лет назад легли не субъект-субъектные отношения (они остались внутри женского мира), а субъект-объектные, где мужчина — субъект, а женщина, соответственно, — объект. Конечно, мужчины не строили планов узурпации власти. Такого понятия еще не было. Но если отбросить все человеческие эмоции, то в сухом остатке мы получим схему, с которой началось развитие и падение человеческого общества.

Итак, в фундамент функционирования социума положены отношения, приведшие к отчуждению и к построению иерархичного общества патриархата, где право распоряжения принадлежит мужчинам, а женщины продолжают оставаться объектами распоряжения. Никто не формулировал: сейчас мы возьмем власть. Но в дар, для установления отношений с другим племенем, отдавали то, чем владели, — владело всё племя, однако отдавали дары и устанавливали связи мужчины. Мужчины, которые не могли овладеть женщинами-родственницами, так как иначе им нечего было бы дарить. Они отдавали то, что им не принадлежит и получали взамен в дар женщин из другого племени, которые становились их женами, их собственностью — теперь у них были женщины, которыми они владели. Так формировались отношения распоряжения, отношения владения, отношения власти.

Мужчины «не виноваты» в том, что они не могли играть роль Дара, что они не представляли и не представляют такой ценности, как женщины. Исторически сложилось так, что наименее ценный приносит в дар более ценную. На этом выстроили человеческое общество. Объективация, а затем и подчинение женщин стали рассматриваться как «естественные», сделались невидимыми. И в конечном итоге получилось общество, где мужчины обладают практически всеми правами на женщин, а женщины не имеют прав не только на мужчин, но и на самих себя.

Субъект-объектные отношения — модус вивенди, способ существования, мужского мира. И если изначально мужчины, как и женщины, относились к окружающему живому миру природы с уважением и благодарностью, воспринимая и животных, и природные стихии как субъекты, то очень-очень постепенно они выстроили с миром отношения «Большого Брата», где человек (читай, мужчина) — венец природы, ее покоритель и хозяин. Это отношение мужчин к окружающему миру составило базис социального мира, вернее сказать, его первооснову, Urgrund. И послужило поворотным пунктом в развитии человеческого общества. Признав это, мы можем сказать, откуда есть пошел патриархат.

Женщинам же мужчины делегировали выполнение функций по поддержанию жизни в созданном обществе. Субъект-субъектные отношения — это модус вивенди, способ бытия, женского мира — составляют необходимейшее условие выживания социума. Как ребенок не может вырасти без человеческого тепла, так и общество не может существовать без ухода, заботы, отзывчивости — этих смазочных материалов социальных механизмов.

При этом женские функции в обществе обесценили настолько, что они в прямом смысле слова ничего не стоят. Весь оплачиваемый производительный труд происходит внутри субъект-объектных отношений. А работа по воспроизводству человечества, репродуктивный труд по созданию и восстановлению человеческой рабочей силы внутри семей, не оплачивается. Частная сфера жизни, где происходит рождение и вскармливание, уход и питание, создание уюта и чистоты в доме, отдых и обучение, а также менеджмент всего этого и многого другого, что помогает с новыми силами приступить к работе в сфере производства материальных благ, — эта сфера не регулируется денежными отношениями. В общественной же сфере оплачиваются всё те же субъект-объектные отношения, которые пронизывают и медицину, и образование, и социальную работу. Подлинные забота, сострадание и уход, отношение к неблагополучным гражданам как к субъектам своих жизней — ничего не стоит, не имеет денежного эквивалента.

Человеческие чувства, эмпатия сохраняют свою ценность внутри женского мира, внутри субъект-субъектных отношений. Здесь за каждым человеком признается его субъектность, даже за младенцем, у которого тоже есть свои потребности и они не могут быть удовлетворены с позиции сверху, с высоты объективации — так люди не вырастают, а если и вырастают, то кривыми. Для формирования личности отношение к человеку как к субъекту — необходимое условие. Только благодаря тому, что наряду с патриархатом, внутри него и вопреки ему существует женский мир, мир женских ценностей — гинакси, человеческое общество состоит из людей, а не из набора механических кукол.

И как бы феминистки ни ругали ЖГС (женскую гендерную социализацию), которая навязывает — «тыжедевочка» — растущим девочкам стереотипы женской гендерной роли: слабая, женственная, аккуратная, скромная обслуга — вместе с ними передается и подлинная сила женщин: эмпатичность, ответственность, сострадательность, отношение к другому как к субъекту, забота, проявление доброжелательности, симпатии (а не заинтересованности), действенная поддержка и помощь слабым. То есть вместе с теневой стороной ЖГС, которая падает со стороны патриархата, жизнеутверждающее женское начало — давать и поддерживать жизнь — остается, и благодаря ему сохраняется и передается мир женской культуры со своими женскими ценностями.

Некоторые феминистки, разоблачая патриархат и навязываемые им гендерные роли, видят в ЖГС один негатив и призывают отказаться от рекламируемой женственности. От сексуализированного образа служанки отказаться можно и нужно без труда, но не следует вместе с водой выплескивать ребенка. Не все характеристики, приписываемые женщинам, следует оставлять в прошлом. Да, эмпатичность, нежность, заботливость, сострадательность не позволяют занимать высшие ступени социальной иерархии. Но может быть, лучше отказаться от этой иерархии, чем от взаимопомощи и поддержки слабых? Есть ли смысл менять шило на мыло, смещать мужской пол с первого места и ставить на это место женский? Есть ли смысл равняться на мужчин в борьбе за жизнь, за место под солнцем? Радикальные феминистки предлагают не отдавать власть в руки женщинам, а пересмотреть само понятие «власти», как организующего социум начала, пересмотреть всю систему патриархатных ценностей и построить общество на других основаниях — на ценностях женского мира.

Ценность как таковая — это важность, значимость чего-либо для личности, оценка конкретных свойств того, в чем человек заинтересован или испытывает потребность. Ценности представляют собой разделяемые многими людьми убеждения относительно целей, к которым следует стремиться. Ценности можно разделить на уровни: высшие, или метаценности, относящиеся к основам человеческого бытия (Добро, Истина, Красота, Благо и т.п.), и ниже по значимости — средства достижения этих целей (инструментальные ценности), промежуточные цели, частные цели отдельных людей. При этом ценность — это характеристика оценивающего человека, а не предмета. Объект имеет ценность только в глазах смотрящего. Сам-по-себе он — бесценен.

Система ценностей представляет собой совокупность сложившихся у людей мнений о значении в их жизни вещей и явлений, встречаемых в природе и обществе. Человек и общество опирается на систему ценностей при выборе целей и путей их достижения, когда приходится решать возникающие задачи. Отражением ценностей являются нормы и установки, действующие в жизни социума. Например, юридические нормы правового, демократического государства отличаются от норм и установок, царящих в деспотии или сатрапии, так же, как демократические ценности отличаются от авторитарных.

С того переломного момента, когда началась объективация женщин и в обществе в качестве организующего принципа установились субъект-объектные отношения, в основу социума легла система так называемых «мужских» ценностей. Наступил патриархат (от греч. pater — отец и arche — начало, основа) — общество, построенное на мужских ценностях как системообразующих.

Для того чтобы избежать однозначной привязки «мужского» и «женского» к конкретным биологическим мужчинам и женщинам, я ввожу такие понятия как «гинакси» (gynе — женщина и axia — ценность) и «андракси» (aner, родительный падеж andrys, — мужчина, человек и axia — ценность). Ценности — это не рефлексы, они не передаются генетически. Человек сам выстраивает свою систему ценностей в соответствии с той социализацией, которую он проходит, а также с теми целями и интересами, которые у него формируются в течение жизни.

Система женских ценностей, или гинакси, развивающаяся внутри женского мира, женской культуры, передается через ЖГС. И очень часто девочки усваивают ее неосознанно, а затем, выстраивая личные отношения с окружающим миром, социальным и природным, опираются на эту освоенную систему ценностей.

Мальчики благодаря МГС (мужская гендерная социализация) получают андракси и в дальнейшем опираются на эту систему. Это не значит, что мужчины не могут разделять ценности из женского мира, гинакси. Могут, но здесь возникают сложности, которые можно сравнить с теми, что преследуют изучающих иностранный язык. Ухо младенца открыто для восприятия любого говора. Однако со временем оно научается различать речь матери и как бы «закостеневает» в восприятии данного конкретного языка. И потом, когда ребенок начинает учить иностранный язык, ему трудно не только заговорить на нем, но и даже просто услышать все фонетические тонкости, которые в родном языке для него не составляют никаких трудностей.

Так и с освоением другой культуры. Тем более что для восприятия гинакси надо сперва усомниться в исключительной верности андракси. А это не просто. Когда весь социум провозглашает единственно верный путь к успеху — стать настоящим мужиком, трудно увидеть и поверить в существование иного жизненного модуса, противоположного андракси. Так же например, как невозможно освоить ценности правового государства, не отказавшись от тирании. При этом предыдущую версию «программы» полностью стирать не стоит. Человечество прошло уже долгий путь и добилось многого. Однако продолжая путь патриархата, оно может зайти в тупик. И тем не менее, я совершенно убеждена в том, что мужчина тоже человек и ничто человеческое ему не чуждо. Он многое может, в том числе освоить другую систему ценностей. Дело упирается в желание.

Есть такая фонетическая слоговая письменность нюйшу, предназначенная для общения женщин уезда Цзянъюн южно-китайской провинции Хунань исключительно между собой, то есть подруга с подругой. Сельские женщины не имели доступа к образованию, их не обучали традиционной китайской письменности. И нюйшу стала единственно возможной формой общения на расстоянии. Женская письменность передавалась из поколения в поколение. Ею активно пользовались подруги и сестры для написания своих биографий, записи фольклорных песен или стихов. С ее помощью часто делились событиями повседневной жизни, личными переживаниями, мыслями и надеждами. Благодаря нюйшу девушки, не имеющие возможности научиться другой письменности, могли поддерживать друг с другом связь, рассказывать о всех своих несчастьях и радостях. Это была целая культура, делающая жизнь женщин более теплой и сердечной. Маленький «рай для души», который помогал пережить любые трудности и печали, который придавал смелости и уверенности в себе. В 1993 году в Нанкине (провинция Цзянсу) нашли бронзовую монету, на которой при помощи символов нюйшу была выгравирована надпись «все женщины, живущие под этим небом, принадлежат одной семье». Монету отчеканили в период «Небесного царства великого благоденствия» (1851–1864 гг.). Конечно, мужчины видели женские иероглифы, но они не уделяли внимания исполнению и содержанию женских текстов и тем более не предпринимали попытки освоить нюйшу. Этот язык мужчинами всерьез не воспринимался.

Точно так же мужской мир не воспринимает всерьез и женскую культуру. Это — что-то «бабское», слабое и слезливое. Женская культура существует внутри патриархата, как нюйшу внутри китайской письменности. Она живет не только для поддержки самих женщин, но и для поддержания жизни всего социума. Без гинакси мир бы распался, он бы убил сам себя уже давно, как это сделала культура майя.

Женская культура передается от поколения к поколению, осовремениваясь в проявлениях, но не изменяясь в основах. Можно выделить ее базовые ценности. И лучше это сделать, сопоставляя их с ценностями патриархата. Вот несколько пар противоположностей из гинакси и андракси:

1. гинакси: субъект-субъектные,
андракси: субъект-объектные отношения.

Как я уже писала, субъект-субъектные отношения — это модус вивенди женского мира, а субъект-объектные — мужского.

2. гинакси: быть, а не иметь,
андракси: овладение, обладание, собственность, иметь, а не быть.

Частная собственность появилась после и вследствие перехода на субъект-объектные отношения как организующего социум принципа. Способ бытия без объективации Другого, существовавший до обмена женщинами в качестве даров, сохраняется внутри частной жизни. А в сфере общественной жизни первостепенную важность приобретает обладание, собственность. И вот уже патриархат стремится иметь, а не быть, стремится овладеть другими, и миром природы в том числе.

3. гинакси: горизонталь, структура, гетерархия,
андракси: вертикаль, иерархия.

В паре субъект–объект субъект всегда занимает позицию сверху. Он не рассматривает объект как равный себе, находящийся с ним на одном уровне. Субъект распоряжается объектом, а это можно делать только возвышаясь над ним. Так в обществе, построенном на субъект-объектных отношениях, связях, появляется социальная иерархия. И человечество настолько привыкло к жизни в обществе с вертикальными структурами, что другую организацию представляет уже с трудом. И тем не менее, она существует: не иерархия, а гетерархия — система, образованная пересекающимися, разнообразными и одновременно сосуществующими структурами.

4. гинакси: договор,
андракси: власть, властные отношения.

Иерархия пронизывает всё общество: сверху до низу, все его элементы, начиная с семьи и заканчивая ООН. Почему феминистки Второй волны утверждают, что «Личное — это политическое»? Потому что политика, то есть властные отношения, проникает даже в постель, где кто-то сверху, а кто-то снизу. И в подавляющем большинстве случаев это происходит не по договоренности сторон, а потому что так принято. Но бывают и другие отношения: когда равноценные, равновеликие партнеры договариваются. И это возможно не только на уровне личных связей. Договорные отношения работают между социальными группами любого масштаба.

5. гинакси: сила, направленная на поддержание, созидание,
андракси: культура насилия.

Женщин называют слабым полом не потому, что мы слабые, а чтобы утвердить силу за другим полом, мужским. В реальности для того, чтобы созидать жизнь, нужно обладать силой, которая противоположному полу не по плечу. Воспроизводство человечества было бы невозможно без женских усилий. Мужчины же преуспели не в созидании жизни, а в разрушении жизней. В патриархатном обществе царит культура насилия, то есть система отношений, организуемых по принципу господства-подчинения, способ решения любых проблем с помощью избыточной силы, направленной на подавление и унижение другого.

6. гинакси: мир, дарующий жизнь, под знаком Эроса,
андракси: отчужденный мир под знаком Танатоса.

Патриархат — это мир отчуждения, где от человека отчуждены не только его силы, но и он сам от себя отчужден. Он сам для себя становится объектом. А объект — это то, что не имеет потребностей, интересов, целей, не развивается, и значит, не живет. Отчужденный мир — это мир смерти. Жизнь сохраняется внутри субъект-субъектных отношений.

7. гинакси: хаос животворящий,
андракси: жесткий, тотальный, убивающий живое порядок.

Хаос похож на вакуум. Последний не пуст, он наполнен виртуальными частицами. Так и хаос: в нем бездна возможностей. Они развернутся, разовьются, воплотятся в жизнь или нет — возможно всё. Патриархат же стремится к абсолютной, убивающей жизнь, упорядоченности. Он выстраивает структуру над структурой, организацию над организацией и добился в этом деле заметных успехов — мы живем в очень сложно-соподчиненном обществе. Но живем, скорее, не благодаря, а вопреки этому.

8. гинакси: множественность, многообразие, совместность, коммуникация, принцип убунту,
андракси: единица, индивидуальность.

В современном обществе с модой на политику неолиберализма индивидуум, индивидуальность, человек как социальная единица выходит на первый план. Да и на протяжении всей истории человечества с самых ранних времен в ней царили герои-одиночки или их высокородные величества. Другой принцип жизни предлагает убунту: «Я есть, потому что мы есть». Мы все разные и мы все ценные. Без «мы» нет «я». Каждая из нас входит в целое и если кому-то внутри целого плохо, плохо всему сообществу. При взаимодействии людей из разных общностей должна действовать презумпция человечности. Каким бы иным ни выглядел встреченный человек: другой пол, сексуальность, цвет кожи, возраст, рост, вес и т.п. — он относится к единой для всех общности homo sapiens, а значит, с ним можно и нужно договариваться на равных. Всякая личность равноценна, равновелика и равнодостойна любой другой. Только когда не удается договориться глаза-в-глаза, можно применять силу в отстаивании своих интересов. Моя толерантность заканчивается там, где чужая сила направлена на подавление и уничтожение слабых.

9. гинакси: эмоциональный интеллект, разум, эмпатия,
андракси: рациональность, рассудочность, количественные анализы.

Человечество хорошо научилось считать и прекрасно развило цифровые технологии. Поставило себе цель просчитать всего человека и скалькировать его. Мы стремительно приближаемся к созданию искусственного интеллекта. Но почувствовать радость или боль и поддержать другого — это по-прежнему проблема для подавляющего большинства людей.

10. гинакси: «материнская» любовь, равноценность,
андракси: «отцовская» любовь за что-то.

Очень часто отец хочет сына и готов его пестовать в надежде на то, что тот вырастет и станет его опорой или воплотит все его мечты, или этим сыном можно будет гордиться — в общем, он любит его за те смыслы, которые сам же в него и вкладывает. Мать любит дитя ни за что, особенно любит тех, кого не за что любить, — особенных детей. Мать относится к ребенку как к равноценному субъекту со своими интересами и целями. И готова поддержать свое дитя, даже когда не разделяет эти цели.

Думаю, можно было бы еще подобрать пары таких противоположных ценностей. Однако для базовых, основополагающих, этого достаточно.

Цивилизация, в которой все мы живем, фаллогоцентрическая, построена на основе андракси. В ее базисе лежат субъект-объектные отношения, которые, с одной стороны, позволили человечеству создать цивилизацию, с другой стороны, привели к расчеловечиванию человечества, к отчуждению человека от самого себя. О проблеме отчуждения и том кризисе, к которому оно привело патриархат, надо писать отдельную статью. Многое о кризисе фаллогоцентрической цивилизации было сказано философами Франкфуртской школы.

Феминистки предлагают сменить парадигму и в деле развития общества перейти на другие основания — систему женских ценностей — гинакси. Благодаря этому переходу, можно будет вывести человечество из кризиса и создать равновесное общество — не матриархат, а живое, развивающееся, где действует презумпция человечности, нет господства и подчинения, а значит, нет ни «второго пола», ни первого, есть женщины и мужчины, без навязанных феминности и маскулинности.

______________________

под светлым хэштегом #сгинь_патриархат

Педагогическое взаимодействие как основа педагогического процесса — Педагогическая деятельность, педагогический процесс и общие основы педагогики


Робот советует заглянуть также в список других материалов, который он составил по данной теме. Посмотреть
По материалам моих лекций.  
Педагогическое взаимодействие — универсальная характеристика педагогического процесса, его основа. Педагогическое взаимодействие в широком смысле — это взаимосвязанная деятельность педагога и воспитанников. Благодаря этой деятельности и обеспечивается динамика педагогической системы и протекание педагогического процесса.

Взаимодействия, происходящие в педагогическом процессе, разнообразны: «ученик — ученик», «ученик — ученический коллектив», «ученик — учитель», «учащиеся — усваиваемые ими знания и опыт (объект усвоения)» и т.д. При этом основным отношением для педагогического процесса является взаимосвязь «деятельность педагога — деятельность воспитанника» (именно эта взаимосвязь обеспечивает взаимодействие между педагогом и ребенком). Однако, поскольку результатом педагогического процесса являются усвоенный воспитанником знания, опыт, компетенции, то и результат взаимодействия в конечном итоге определяется по отношению «воспитанник — объект усвоения».

Это определяет специфику педагогических задач, которые могут быть решены только посредством руководимой педагогом собственной деятельности детей. Таким образом, главная особенность педагогической задачи состоит в том, что результатом её решения является не правильное выполнение воспитанником требуемых действий или получение им правильного ответа, а приобретение учеником определённых свойств, качеств, овладение способами действия. 

В педагогической науке существуют термины «педагогическое воздействие» и «педагогическое взаимодействие».
 
Педагогическое воздействие предполагает активные действия педагога в отношении воспитанника и готовность воспитанника принять их и измениться вод их влиянием. Иначе говоря, педагог в таких отношениях выступает субъектом, а воспитанник – объектом, а сами отношения являются субъект-объектными. Педагогическое воздействие может строиться, например, так: педагог демонстрирует образцы, правила, алгоритмы деятельности и поведения, а ребёнок их запоминает и воспроизводит. При неправильном воспроизведении педагог разъясняет ошибки, снова демонстрирует образец, а ребёнок снова запоминает и воспроизводит его до тех пока, пока не усваивает данную норму, правило.
 
При чёткой организации педагогическое воздействие даёт хороший эффект, однако имеет существенный недостаток: оно крайне неэффективно для формирования самостоятельности, творчества, инициативы, активной жизненной позиции – тех качеств, без которых немыслима свободная саморазвивающаяся личность (а именно такая личность является целью современного воспитания).
 
Педагогическое взаимодействие – это согласованная деятельность педагога и воспитанника по достижению совместных целей и результатов. При взаимодействии педагога и воспитанника оба они являются субъектами, их взаимоотношения приобретают субъект-субъектный характер. Таким образом, понятие педагогического взаимодействия гораздо шире понятия педагогического воздействия. Педагогическое взаимодействие всегда имеет два взаимообусловленных компонента: педагогическое воздействие и ответную реакцию воспитанника.

Педагогические взаимодействия возникают и тогда, когда воспитанники и без участия воспитателей в повседневной  жизни вступают в контакт с окружающими людьми и предметами. В этом случае наиболее существенным для отнесения таких ситуаций к педагогическим взаимодействиям являются наличие обратной связи и изменения, происходящие с субъектом-воспитанником.

Идея приоритетности в педагогическом процессе субъект-субъектных отношений была реализована в «педагогике сотрудничества» учителями-новаторами Ш.А. Амонашвили, И.П. Волковым, Е.Н. Ильиным и др. И это неслучайно, поскольку именно сотрудничество (партнёрство) взрослых и детей является ключевым для понимания сущности педагогического взаимодействия.
 
В основе сотрудничества педагога и ребёнка лежит диалогичность общения, требующая от педагога демократического стиля педагогического управления. По Ш.А. Амонашвили, оптимальным вариантом педагогического взаимодействия при сотрудничестве является повышение статуса воспитанника при сохранении статуса педагога. Это предполагает, что при педагогическом взаимодействии развиваются оба субъекта: педагог помогает детям в их разностороннем развитии, но и дети стимулируют развитие педагога, его самосовершенствование как в профессиональном, так и общечеловеческом плане. Таким образом, реализация педагогического взаимодействия предъявляет более высокие требования к профессионально-личностным качествам педагога, чем реализация педагогического воздействия.

Благодаря педагогическому взаимодействию наиболее успешно развиваются инициативность, способность строить свои действия с учётом действий партнёра, понимать эмоциональные состояния участников совместной деятельности, способность добывать недостающую информацию в диалоге, готовность предложить свою помощь и план общего действия, способность к мирному разрешению конфликтов,

Спонсор публикации
Решившись купить Сузуки Suzuki в нашем автосалоне, вы сможете получить.. Описание модели. Цена от 584 000 р. Grand Vitara 3d.


Робот пришёл к выводу, что со статьёй «Педагогическое взаимодействие как основа педагогического процесса» тематически связаны:
Для ссылки:
Сидоров С.В. Педагогическое взаимодействие как основа педагогического процесса [Электронный ресурс] // Сидоров С.В. Сайт педагога-исследователя – URL: http://si-sv.com/publ/20-1-0-218 (дата обращения: 17.04.2022).


Словарь терминов

А

Аттестация – выявление соответствия работника определенному уровню квалификации — готовности и способности решать функциональные задачи определенной сложности.

Д

Деятельность человеческая форма активности, выражающаяся в целенаправленном преобразовании им природной и социальной действительности.

К

Квалификационная категория – соответствующий нормативным критериям уровень квалификации, профессионализма и продуктивности (устойчивых результатов деятельности) педагогического и управленческого труда, обеспечивающий работнику возможность решать профессиональные задачи определенной степени сложности. Различные квалификационные категории предполагают, прежде всего, дифференциацию уровня сложности функциональных задач, которые решает работник. Они носят иерархический характер. Более высокая категория предполагает способность выполнять все виды работ, относящихся к предыдущей категории плюс еще что-то.

Квалификационные характеристики должностей работников образования представлены в Едином квалификационном справочнике (ЕКС) должностей руководителей, специалистов и служащих (Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 14 августа 2009 г. N 593). Они включат несколько разделов: должностные обязанности, должен знать, требования к квалификации.  Требования, предъявляемые ЕКС к работникам образования, направлены на повышение результативности их труда, трудовой активности, деловой инициативы и компетентности работников образования, наиболее полное использование их профессионального и творческого потенциала, рациональную организацию труда и обеспечение его эффективности.

Компетентностный профиль – совокупность компетенций, необходимых для решения всех функциональных задач соответствующей профессиональной деятельности. Компетентностный профиль работников различных квалификационных категорий должен содержать как качественный состав компетенций, так и меру их выраженности.

Компетентность новообразование субъекта деятельности, формирующееся в процессе профессиональной подготовки, представляющее собой системное проявление знаний, умений, способностей и личностных качеств, позволяющие успешно решать функциональные задачи, составляющие сущность профессиональной деятельности.

Контрольно-измерительные материалы – конкретные способы измерения и оценки того или иного показателя. Среди достаточно распространенных контрольно-измерительных материалов, используемых для аттестации работников системы образования – диагностические карты, экспертные листы, листы самооценки, психолого-педагогические тесты, тесты знаний

Критерий (греч. kriterionмерило) — отличительный признак, на основе которого, производится оценка или принимается решение. Аттестационные критерии устанавливаются в соответствии с целями экспертизы, они позволяют вынести суждение относительно соответствия имеющейся квалификации той или иной квалификационной категории. Обычно критерий выражается через определенные показатели. Используемые в ходе аттестации критерии могут быть качественными и количественными. Качественные критерии (словесные, сравнительные) позволяют описать содержание и специфику рассматриваемого признака и дать его оценку, например: «превышает требования должностной инструкции», «соответствует должностной инструкции», «существенно ниже, чем требует должностная инструкция». Количественные (числовые, балльные) критерии отражают  меру выраженности. К ведущим критериям отнесения педагогов к соответствующей квалификационной категории выступают: уровень развития педагогической компетентности,  результативность учебной и воспитательной деятельности, удовлетворенность потребителей образовательной услуги.

М

Методы диагностики профессиональных компетенций – конкретные способы получения информации о мере выраженности и индивидуальном своеобразии различных профессиональных компетенций. В процессе аттестации могут использоваться следующие методы диагностики: психолого-педагогические тестирование, экспертная оценка; анализ процесса выполнения деятельности и ее результатов; самооценка; анализ документации, программной продукции, методических и дидактических материалов и др.

П

Педагогическая деятельность один из видов деятельности, выражающийся в целенаправленном развитии обучающегося, овладение им основами культуры, всестороннем развитии его способностей.

Педагогическая деятельность как совместная  предполагает «субъект-субъектные отношения» в процессе деятельности. Педагог и обучающийся выступают как равнозначные субъекты педагогического процесса.

Показатель – данные, по которым можно судить о состоянии, ходе, развитии чего-нибудь. Показатели могут подразделяться на: 1) единичные и групповые; 2) аналитические, плановые, прогнозные, отчетные, статистические; 3) технические, экономические, социальные, организационные и др.; 4) абсолютные, относительные, удельные; 5) среднеарифметические, средневзвешенные и др.

Профессиональная квалификация является интегральным образованием, включающим в себя профессиональное образование, профессиональный опыт, мотивацию, профессиональную компетентность и другие профессиональные характеристики. Профессиональная квалификация непосредственно влияет на качество и результативность деятельности работника, она обеспечивает готовность выполнения профессиональных задач соответствующего уровня.

Профессионально важные качества (ПВК) индивидуальные свойства субъекта деятельности, которые необходимы и достаточны для реализации на нормативно заданном уровне профессиональной деятельности и которые значимо и положительно коррелируют с одним или несколькими ее основными результативными параметрами – качеством, производительностью, надежностью. В качестве ПВК могут выступать как психологические, так и другие свойства субъекта – соматические, биологические, морфологические, конституциональные, типологические, нейродинамические и др.

Профессиональный стандарт  педагогической деятельности – система требований к качествам (компетентности) субъекта деятельности, которые в своей целостности определяют возможность занятия конкретной должности и определяют успех в педагогической деятельности. Эти качества не сводятся к знаниям, умениям, способностям и личностным характеристикам работника, которые в своих интегральных проявлениях лежат в основе профессиональной компетентности.

Профессиональный стандарт система требований к работнику, определяющая возможность занять определённую должность, быть допущенному к определённой деятельности.

Процедура аттестации – порядок выполнения, последовательность шагов и действий при реализации различных форм аттестации.

Ф

Форма аттестации – способ существования содержания аттестации, неотделимый от него и служащий его выражением. Форма задает некоторый образец, вид, способ, который позволяет провести оценку уровня квалификации. К наиболее распространенным способам аттестации относятся: психолого-педагогическое тестирование, экзамен, творческий отчет, авторский проект, представление методических, научно-методических, опытно-экспериментальных разработок, самоанализ деятельности, экспертиза компетентности работников, анализ результативности деятельности. В каждом конкретном случае могут быть выбраны различные формы осуществления аттестации.

Э

Экспертиза – исследование сведующими людьми какого-либо вопроса (процесса), требующего специальных знаний в области в определенной области с предоставлением мотивированного заключения.

Источник: В.Д. Шадриков, И.В. Кузнецова «Методика оценки уровня квалификации педагогических работников»

Отношение между субъектами и их сознательным опытом

Резюмируя два элемента отношения: переживания не могут быть получены субъектами, кроме тех, которые на самом деле имеют их (элемент 1). Но тот же субъект мог контрфактически иметь опыт, отличный от того, который у нее был на самом деле (элемент 2).

Взгляд

Предположим, мы принимаем сознательные переживания за события PE. Это вещества, время от времени проявляющие свойства. Возникают два вопроса.Во-первых, о каких свойствах идет речь? Во-вторых, что это за вещества? Очевидный ответ на первый вопрос состоит в том, что свойства, частично составляющие сознательные переживания, суть феноменальные свойства, свойства, в силу которых переживания имеют феноменальный характер. Чтобы ответить на второй вопрос, предположим, что мы отождествляем рассматриваемую субстанцию ​​с субъектом опыта. Если мы это сделаем, у нас теперь будут основные инструменты для объяснения первого элемента отношения между субъектом и опытом.Возьмем опыт (e), который с этой точки зрения является событием PE, так что субстанция, свойство и время (e) могут быть выражены как . Мы отождествляем s (субстанцию ​​(е)) с субъектом опыта: человеком, имеющим (е). Согласно приведенному выше условию тождества, чтобы события PE были идентичными, они должны иметь одну и ту же конституирующую субстанцию, поэтому из этого следует, что если опыт имеет некоторый субъект, отличный от s, то он не может быть тем же событием, что и (e). Это объясняет, почему (е) не может иметь субъекта, отличного от того, который на самом деле его имеет.

Это был первый взгляд на то, как работает объяснение, но нужно больше деталей. С точки зрения PE событие PE — это именно то, чем оно является благодаря особой субстанции, определенному свойству и определенному времени, которые вместе составляют его. Эти три элемента фиксируют идентификатор события PE. Сноска 5 То есть событие PE является конкретной вещью, которой оно является благодаря этим трем элементам. Сноска 6

Мы можем представить это следующим образом:

  1. (1)

    Для любого PE событие (e), (e) есть то самое, чем оно является в силу особой субстанции, свойства и времени, которые вместе составляют его.

Утверждение (1) порождает очень специфическое объяснение того, почему события PE имеют определенные составляющие, которые они имеют. Вопросы абстрактны, поэтому поможет конкретная аналогия с видами. Сноска 7 Возьмите золото. Золото имеет атомный номер 79. Сноска 8 Более того, любое вещество, имеющее какой-либо другой атомный номер, не будет золотом. Даже в гипотетических ситуациях у золота не могло быть атомного номера, отличного от того, который у него есть на самом деле.Чем это объясняется? Почему у золота не может быть другого атомного номера? Причина в том, что что-то является золотом в силу того, что оно имеет атомный номер 79. Наличие этого атомного номера необходимо для того, чтобы что-то было золотым в первую очередь. Это объясняет, почему у золота не может быть другого атомного номера, даже в гипотетических сценариях. Точно так же именно благодаря определенному веществу, определенному свойству и определенному времени событие PE является тем самым событием PE, которым оно является в первую очередь, а не каким-то другим отдельным событием PE.Это объясняет, почему конкретное событие ПЭ не может иметь субстанции, отличной от той, которая у него есть на самом деле. Это в точности аналогично объяснению того, почему золото не может иметь атомный номер, отличный от 79.

Это все общие утверждения о событиях PE. К ним теперь мы добавляем два утверждения идентификации:

  1. . (2)

    Сознательные переживания — это события PE.

  2. (3)

    Субстанция, частично составляющая сознательные переживания, тождественна субъекту переживаний.

Вместе (1–3) сгенерируйте объяснение первого элемента. Возьмите опыт (e) и предмет s снова. Причина того, что (е) не могло иметь субъекта, отличного от того, который на самом деле имеет его, заключается в том, что (е) есть то самое, чем оно является отчасти благодаря наличию этого конкретного субъекта s. Этот конкретный предмет требуется для того, чтобы сделать (e) именно то, чем он является, а не другую отдельную вещь; точно так же, как для получения золота требуется иметь атомный номер 79, а не какой-то другой отдельный элемент.По этой причине, если бы присутствовал какой-то субъект, отличный от s, то это был бы не (е), это был бы какой-то другой опыт. Это объяснение первого элемента.

Переходим ко второму элементу. На самом деле субъект мог иметь опыт, отличный от того, который у него был на самом деле. Как объяснялось, переживание (e) зависит от присутствия конкретного субъекта s, потому что s является одним из элементов, делающих переживание тем, чем оно является. Но обратное неверно.Субъект не является тем, чем он является в силу опыта. Таким образом, ничто не препятствует тому, чтобы один и тот же субъект существовал, когда событие PE не существует. Иными словами, отношение, фиксирующее идентичность, протекает только в одном направлении: (e) опирается на s, чтобы оно было тем самым опытом, которым оно является. Но s не полагается на (e), чтобы s было именно тем, чем оно является. Именно это объясняет второй элемент. Этот факт, в свою очередь, объясняется более общей чертой событий PE: они зависят от своих конкретных веществ, конкретных свойств и определенного времени, чтобы быть теми самыми событиями PE, которыми они являются, но вещество не зависит от события PE для этого. быть тем, что есть.В качестве иллюстрации, извержение Везувия является особым явлением в силу своих трех элементов. Но Везувий не является тем, чем он является в силу PE события извержения. Таким образом, на самом деле Везувий мог существовать и без того конкретного извержения. Таким образом, мы удовлетворили оба элемента отношения. Мы сохранили отношения достаточно тесными, но не слишком.

Феноменальные свойства и объяснительная роль сознания

Подводя итог, на картинке, которую я рекомендую, когда у человека есть опыт, он модифицируется определенным образом: он приобретает определенное свойство.Человек реализует свойство (например, свойство пробовать лимон) в течение определенного времени, и это воплощение феноменального свойства во времени составляет сознательный опыт. С этой точки зрения, это фундаментальная онтологическая структура всех сознательных переживаний. Связь между субъектом и опытом теперь ясна: субъект — это субстанция, которая реализует феноменальное свойство, а опыт — это событие, которое конституируется субъектом, реализующим это свойство в течение определенного времени. Сноска 9 Чтобы было ясно, это аргумент объяснительной силы: мы должны принять этот онтологический взгляд на сознательный опыт, потому что он объясняет отношение между опытом и субъектом.

Обратите внимание, что, согласно рекомендуемой точке зрения, феноменальные свойства — это свойства, воплощенные субъектами, они не воплощены самим опытом. Сноска 10 Феноменальные свойства частично составляют сознательные переживания, но такие свойства не реализуются этими переживаниями.Феноменальные свойства не изменяют и не характеризуют сам опыт. Скорее, они изменяют субъекта определенным образом, и эта модификация субъекта посредством феноменального свойства составляет сознательный опыт. Это имеет смысл в рамках PE. По аналогии, именно Везувий реализует свойство извержения, и само извержение частично конституируется этим свойством. Извержение само по себе не реализует свойство извержения.

Это важный момент, потому что он затрагивает некоторые из самых основных объяснительных ролей, которые играют сознательные переживания.На этой картине , а не то, что сам опыт обладает некоторыми феноменальными свойствами, и тогда субъект каким-то образом вступает в контакт с этим сознательным опытом (включая его феноменальные свойства) и, следовательно, приходит в определенное сознательное состояние. Скорее, первичным источником объяснения является то, что феноменальное свойство определенным образом модифицирует субъект. Реализация субъектом этого феноменального свойства (с течением времени) составляет сознательный опыт. Таким образом, в некотором роде именно воплощение субъектом феноменального свойства затем объясняет наличие и природу сознательного опыта.Не сам сознательный опыт объясняет, почему субъект находится в определенном состоянии сознания.

Конечно, если мы примем, что феноменальное свойство является составной частью опыта, из критерия тождества Кима следует, что опыт не мог иметь феноменальное свойство, отличное от того, которое он имеет на самом деле. Это кажется правильным. Возьмите дегустацию лимона, которую я сейчас ем. Предположим, что в контрфактическом сценарии я испытал боль. Кажется очевидным, что это будет не тот опыт. Footnote 11

Эти идеи имеют отношение к более широкой философии сознания. Мартина Нида-Рюмелин указала, что почти повсеместно предполагалось, что феноменальные свойства являются свойствами опыта (2017, 2018). Нида-Рюмелин отвергает эту господствующую картину, утверждая на эпистемологических основаниях, что феноменальные свойства являются свойствами субъектов. Аргументы этой статьи дают сходящиеся основания отвергнуть широко распространенное предположение и согласиться с Нида-Рюмелин. Footnote 12

Гален Стросон

Здесь будет полезно сравнить картину опыта, данную выше, с точкой зрения Галена Стросона, так как это, вероятно, наиболее известная альтернатива. Представление Стросона о себе активно развивалось в течение длительного периода (2003, 2009, 2017), и я, конечно, не могу заниматься им всем. Я ограничиваю свое внимание той частью его работы, которая наиболее актуальна для этой статьи, а именно его взглядами на отношения между субъектом и опытом.

Стросон считает, что субъект и опыт численно идентичны (2003). Сноска 13 Очевидно, это нарушает наше обычное представление о предметах (и переживаниях). Обычно я не думаю о себе как о тождественном, например, вкусе лимона, и я не думаю, что умираю каждый раз, когда уходит какое-то переживание. Тем не менее, отчет Стросона должен быть чрезвычайно пересмотренным. В частности, он утверждает, что это отчет о том, что он называет «тонкими субъектами» (2003 и 2017, стр.172–173), что он считает наиболее полезным понятием в этом отношении. По этой причине бесполезно утверждать, что описание Стросона непоследовательно, потому что Стросон работает с концепцией «субъекта», относительно которого такая непоследовательность не возникает. Так что я не буду возражать Стросону, заявляя о непоследовательности. Скорее, мое возражение состоит в том, что его пересмотренная концепция самости (и вытекающий из этого взгляд на отношения между субъектом и опытом) не оправдана.

Чрезвычайно пересмотренные описания важных с философской точки зрения понятий иногда совершенно законны.Такие отчеты следует использовать только в том случае, если они объясняют соответствующие данные более успешно, чем менее пересмотренный отчет. Взгляд Стросона не соответствует этому порогу. У его точки зрения есть ресурсы, чтобы объяснить один элемент утверждения о близости (что переживания не могут быть получены кем-то другим, кроме человека, у которого они действительно есть). Однако его точка зрения не может объяснить второй элемент утверждения о близости, а именно то, что субъект может существовать, не имея того конкретного опыта, который у него есть на самом деле.Действительно, его точка зрения не только не объясняет этого, но и противоречит ей. Моя собственная точка зрения может объяснить этот элемент притязания на близость, а также первый элемент, без каких-либо чрезвычайно ревизионных последствий позиции Стросона.

Конечно, Стросон отрицает этот второй элемент отношения и утверждает, что субъекты не могут существовать без рассматриваемого опыта. Тем не менее, причины, которые он приводит, должны быть отвергнуты. Он указывает, что мы можем развивать альтернативные способы мышления о субъекте, из чего следует, что субъект не может существовать без переживаний, и что это понятие может сосуществовать с другими понятиями субъекта (2003, с.154–157; 2017, с. 173). При такой картине субъектности второй элемент притязания на близость окажется ложным. Однако мое возражение состоит не в том, что мы не можем придумать альтернативную концепцию субъектности (относительно которой второй элемент утверждения о близости является ложным), а скорее в том, что нет серьезной теоретической причины использовать эту ревизионную концепцию, поскольку -Ревизор можно сделать работу.

Важно четко понимать критику Стросона. Дело не в том, что его точка зрения непоследовательна или слишком экстремальна, чтобы в нее можно было поверить.Дело в том, что мой отчет объясняет данные неревизионным способом и, следовательно, в первую очередь подрывает необходимость такой крайней позиции, как у Стросона. Как я уже подчеркивал выше, у Стросона много работ, которыми я не могу заниматься, поэтому я не утверждаю, что это окончательное опровержение его точки зрения. Я утверждаю только, что именно при объяснении отношения между субъектом и опытом предпочтение следует отдавать менее ревизионному объяснению.

Тематическое предложение и формулировка диссертации: краеугольные камни организованного письма

Тезис

Тезис — это основная позиция, которую занимает автор, мнение, которое он выражает, и основная мысль, которую он хочет сделать по своему предмету.Он содержит управляющую идею эссе, а потому придает направленность и единство всем отдельным элементам письма. Цель эссе — убедить читателя в том, что тезис действительно верен.

  1. Первый шаг в написании эффективного тезиса включает в себя фокусировку, ограничение или сужение темы. Объем диссертации будет зависеть от объема, цели, аудитории, повода и знаний (см. раздаточный материал — Сужение темы)
  2. Каждый тезис будет (а) четко и конкретно излагать предмет, чтобы его можно было разбить на части; (б) занять позицию или отношение к предмету; и (c) указать направление, указав, неявно или явно, порядок, в котором эссе будет развивать пункты.
  3. Управляющая идея в диссертации — это слово, фраза или предложение, выражающее мнение, позицию или точку зрения автора в отношении предмета; он обеспечивает угол, с которого писатель хочет подойти к своему предмету.
  4. Тезис всегда представляет собой одно декларативное утверждение: 

 

Диссертация не является заглавием
 
Бедные:   Упадок бейсбола
Лучше: Бейсбол, который когда-то был национальным развлечением и даже зависимостью, потерял свою популярность из-за нового интереса к более жестоким видам спорта.
 
Бедные: Дома и школы.
Лучше: Если родители хотят лучшего образования для своих детей, они должны быть готовы посвятить свое время работе со школами.
 
Диссертация не является изложением предмета
 
Бедные: Я хочу поделиться с вами некоторыми мыслями о нашей космической программе.
Лучше: Поскольку космическая программа еще не принесла американскому народу какой-либо существенной практической отдачи, она является пустой тратой денег и должна быть распущена.
 
Тезис не является констатацией абсолютного факта
 
Бедные: Уильям Шекспир написал «Короля Лира».
Лучше: «Король Лир» представляет собой лучшее развитие драматического таланта Шекспира.
 
Хорошая диссертация ограничена:
Она ограничивает тему управляемой суммой

 
Бедные: Люди слишком эгоистичны.
Лучше: Движение в час пик служит примером худшего проявления человеческого поведения.
 
Бедные: Преступление должно быть остановлено.
Лучше: Чтобы остановить тревожный рост числа насильственных преступлений, совершаемых каждый год, наши суды должны выносить более суровые приговоры.
 
Хорошая диссертация унифицирована:
Она должна выражать одну основную идею по одному предмету

 
Бедные: Детективы не являются высокой формой литературы, но люди всегда были очарованы ими, и многие прекрасные писатели экспериментировали с ними.
Лучше: Детективные истории взывают к основному человеческому желанию острых ощущений.
 
Хорошая диссертация конкретна
 
Бедные: Новый художественный музей Денвера впечатляет.
Лучше: Новый художественный музей Денвера — памятник человеческой глупости.
 
Бедные: Военные рассказы Хемингуэя очень хороши.
Лучше: Военные рассказы Хемингуэя помогли создать новый стиль прозы.

Тема Предложение

Тематическое предложение и тезис аналогичны. Другими словами, тематическое предложение относится к абзацу так же, как тезис ко всему эссе, главе или книге.В то время как тезис придает эссе единство, тематическое предложение придает единство абзацу, развивая один важный момент, предложенный в ключевой идее тезиса. Как и тезис, тематическое предложение является неотъемлемой частью организации эссе. В каждом абзаце должно быть тематическое предложение.

  1. Содержит доминирующую идею, которую будет развивать абзац.
  2. Обычно это первое предложение в каждом абзаце.
  3. Управляющая идея тематического предложения является существенной описательной, оценочной или аргументативной частью предложения и попадает в сказуемое предложения
  4. Тематическое предложение, как и тезис, также сфокусировано.
  5. Это никогда не предсказание и не вопрос, а скорее отдельное декларативное утверждение.

ТЕМАТИЧЕСКАЯ ОБЛАСТЬ ПРЕДИКАТНАЯ ОБЛАСТЬ ТЕМА ТЕМА ВЫБОР КОНТРОЛЬНАЯ ИДЕЯ

Введение: с чего начать

Введение предназначено для привлечения внимания читателя, определения цели и указания направления.

«Начните с самого начала, продолжайте, пока не дойдете до конца, а затем остановитесь.» (Алиса в стране чудес)

Привлечение внимания читателей: некоторые возможности

  1. Спорное заявление:
    Некоторые люди утверждают, что высшее образование означает хорошую работу с хорошей оплатой; тем не менее, кандидат наукД., заправляющий газ на угловой заправочной станции, может не согласиться.
     
  2. Использование цитаты из примечательного источника:
    «Правильные слова в нужных местах дают истинное определение стиля», — пишет Джонатан Свифт в «Письме молодому джентльмену».
     
  3. Ссылка на текущее событие:
    В недавнем иранском скандале президент Рейган еще раз доказал, что террористам и людям, поддерживающим терроризм, нельзя доверять.
     
  4. Подтвердите свою власть:
    Будучи алкоголиком и наркоманом последние десять лет, я знаю болезненные последствия зависимости.
     
  5. Открыть риторическим вопросом:
    «Что за мужчина читает Playboy?» Вопрос должен заключаться в том, что за человек будет брать интервью у Playboy?
     
  6. Используйте статистику:
    Поскольку федеральное правительство снизило ограничение скорости до 55 миль в час, уровень смертности в результате несчастных случаев в стране снизился на 25%.
     
  7. Короткое драматическое заявление:
    101-й Конгресс будет в центре ринга, поскольку его члены пытаются сбалансировать бюджет в триллион долларов.
     

Начало: чего следует избегать и что делать

Избегает:

  1. Избегайте громких прописных истин о жизни в целом.
  2. Избегайте традиционных жалоб на трудности написания на заданную или выбранную тему.
  3. Избегайте личных извинений перед учителем (или любым читателем). На самом деле, никогда не извиняйтесь перед читателем за недостаток знаний или плохой стиль. Почему читатель должен тратить время на чтение того, что даже автор считает плохим?
  4. Избегайте словарного определения (я объясню почему, когда мы будем обсуждать определения — если кто-то не задаст вопросов).
  5. Не утомляйте своего читателя такими вступлениями, как «Я собираюсь рассказать вам о.»
  6. Избегайте переходов к вашей теме через череду неуместных вопросов. Оставайтесь со своей темой и ее последствиями.

Можно:

  1. Прямо излагайте факты и детали.
  2. Объявите свою тему в эффективном вступлении.
  3. Начните с грубой констатации факта, предназначенной для того, чтобы напугать вашего читателя, если этот факт относится к вашей теме.
  4. Начните с драматического инцидента, а затем предшествовавших ему шагов.
  5. Представить ответ на нерешенную проблему.
  6. Начните с цитаты, но убедитесь, что цитата тесно связана с вашей темой.
  7. Начните с повествования, соответствующего опыта, который может привести к вашей теме.
  8. Используйте первый абзац, чтобы направить свое эссе, но не добавляйте в него слишком много деталей. Оставьте что-нибудь для тела из бумаги.
  9. Используйте описание, если оно относится к вашей теме.

Верх

тем, основные идеи и поддержка | Колледж Куэста

Определение тем, основных идей и вспомогательных деталей

Понимание темы , сути или более широкой концептуальной основы главы учебника, статьи, абзаца, предложение или отрывок — сложная задача чтения.Уметь делать выводы, оценивать и критически интерпретировать статьи или главы важно для общего понимания в чтении колледжа. Главы, статьи, абзацы, предложения или отрывки из учебника у всех есть темы и основные идеи. Тема — это широкая общая тема или сообщение. Это то, что некоторые называют предметом. Основная идея является выражаемой «ключевой концепцией». Подробности , основные и второстепенные, поддержите основную мысль, рассказав как, что, когда, где, почему, как много или сколько. Определение темы, основной идеи и вспомогательных деталей поможет вам понять точку (ы), которую автор пытается выразить. Выявление отношения между ними увеличит ваше понимание.

Успешная коммуникация любой авторской темы настолько хороша, насколько хороша организация автор использует для построения и определения своего предмета.

Понимание основной идеи:

Абзац — это группа предложений, относящихся к определенной теме или центральной теме. В каждом абзаце есть ключевая концепция или основная идея.Основная идея – самая важная часть информации, которую автор хочет, чтобы вы знали о концепции этого абзаца.

Когда авторы пишут, у них в голове есть идея, которую они пытаются донести. Это особенно верно, когда авторы составляют абзацы. Автор организует каждый абзац основная идея и вспомогательные детали в поддержку темы или центральной темы, и каждый абзац поддерживает предыдущий абзац.

Автор явно изложит свою основную мысль где-то в абзаце. Тот Основная мысль может быть изложена в начале абзаца, в середине или в конце абзаца. конец. Предложение, в котором изложена основная мысль, является топическим предложением этого абзаца.

Тематическое предложение объявляет общую тему (или часть темы), которая будет рассмотрена с в абзаце.Хотя тематическое предложение может появиться в любом месте абзаца, обычно он первый — и на то есть очень веская причина. Это предложение фокусирует внимание для писателя во время письма и для читателя во время чтения. Когда вы найдете тематическое предложение, обязательно подчеркните его, чтобы оно выделялось не только сейчас, но и также позже, когда вы просмотрите.

Определение темы:

Первое, что вы должны сделать, чтобы уловить основную мысль абзаца, — это определите тему – тему абзаца.Думайте о абзаце как о колесе с темой, являющейся ступицей – центральным стержнем, вокруг которого вращается все колесо (или абзац) спины. Ваша стратегия определения темы состоит в том, чтобы просто задать себе вопрос, «О чем это?» Продолжайте задавать себе этот вопрос, когда читаете абзац, пока не станет ясен ответ на ваш вопрос. Иногда вы можете определить тему ища слово или два, которые повторяются.Обычно вы можете изложить тему за несколько слова.

Давайте попробуем эту стратегию поиска темы. Перечитайте первый абзац под заголовком Понимание основной идеи . Задайте себе вопрос: «О чем этот абзац?» Чтобы ответить, скажи себе у вас в голове: «Автор продолжает говорить о абзацах и о том, как они оформлены. Это должна быть тема — организация абзаца». Перечитайте второй абзац тот же раздел. Спросите себя: «О чем этот абзац?» Вы сказали себе, «Этот абзац о разных способах организации абзаца»? Это тема. Затем перечитайте третий абзац и посмотрите, сможете ли вы найти тему абзаца. Как? Напишите тему на полях рядом с этим абзацем.Помните, получение Основная идея абзаца имеет решающее значение для чтения.

Основная часть пояснительного абзаца состоит из вспомогательных предложений (основных и второстепенных деталей), которые помогают объяснить или доказать основную мысль. В этих предложениях представлены факты, причины, примеры, определения, сравнение, контрасты и другие важные детали.Они наиболее важны, потому что они продают основную идею.

Последнее предложение абзаца, скорее всего, будет заключительным предложением. Это использовано подвести итоги обсуждения, подчеркнуть точку зрения или переформулировать всю тему или ее часть предложение, чтобы закончить абзац. Последнее предложение также может быть переходное предложение, ведущее к следующему абзацу.

Конечно, абзацы, которые вы будете читать, будут частью более длинного текста — глава учебника, раздел главы, статья в газете или журнале. Кроме пояснительные параграфы, в которых представлена ​​и обсуждается новая информация, эти более длинные тексты содержат три типа абзацев: вводный , переходный и резюмирующий .

Вводный абзацы заранее сообщают вам такие вещи, как (1) основные идеи главы или раздел; (2) степень или пределы покрытия; (3) как тема разработана; и (4) отношение писателя к теме. Переходные абзацы обычно короткие; их единственная функция — связать воедино то, что у вас есть прочитано до сих пор и что будет дальше — чтобы подготовить почву для последующих идей главы или раздел. Подведение итогов абзацы используются для краткого повторения основных идей главы или раздела. Писатель может также сделать какой-то вывод из этих идей или спекулировать на каком-то выводе. на основании представленных им доказательств.

Все три типа должны предупредить вас: вступительный абзац о грядущих событиях; переходный пункт новая тема; и резюмирующий абзац основных идей, которые вы должны были получить.

Упражнение :

Прочитайте следующий абзац и подчеркните изложенную основную мысль. Запишите в свой своими словами, что вы можете сделать из информации.

Правила поведения на экзамене ясны.Никаких книг, калькуляторов или бумаг допускаются в тестовую комнату. Прокторы не позволят никому с такими предметами брать тест. Всех, кого поймают на мошенничестве, попросят покинуть комнату. Его или ее тест лист возьмут. О происшествии будет сообщено в соответствующие органы. В по окончании тестового периода все материалы будут возвращены проктору.Неспособность соблюдение этих правил приведет к неудовлетворительной оценке этого теста.

Ответ :

Вы должны были подчеркнуть первое предложение в абзаце — это указано Основная идея. Из этой информации можно сделать следующий вывод: если вы не будете следовать правил, вы автоматически провалите тест.Эта заключительная информация находится в последнем предложении.

Вы не сможете понять предмет, если не определили
тему, основную идею и вспомогательные детали.

Определение предмета и значение | Английский словарь Коллинза

существительное1.то, что формирует основной предмет для размышлений, дискуссий, исследований и т. д.

тема для разговора

2.

отрасль знаний как курс обучения

Он изучал четыре предмета на первом курсе колледжа

3. 

мотив, причина или основание

предмет для жалобы

5. 

основной мелодический мотив или фраза в музыкальном произведении, особ. в фуге

6. объект, сцена, инцидент и т. д., выбранные художником для изображения или представленные в искусстве. 8.человек, который подчиняется правительству и живет под его защитой

четыре субъекта Швеции

9. Грамматика (на английском и многих других языках) синтаксическая единица, которая функционирует как одна из двух основных составляющих простого предложения, а другая является сказуемым, и которая состоит из существительного, именной группы, или заменитель существительного, который часто относится к тому, кто выполняет действие или находится в выраженном состоянии сказуемым, поскольку Он в Он уведомил 10. 

человек или вещь, которая подвергается или может подвергнуться какому-либо действию

Как инакомыслящий, он оказался объектом враждебности группы

11.

лицо или вещь, находящиеся под контролем или влиянием другого лица

14. Логика

тот член предложения, относительно которого сказуемое утверждается или отрицается

16. Метафизика то, чему присущи качества или атрибуты; вещество имя прилагательное 18. (часто следует to) находиться под господством, правлением или властью суверена, государства или какой-либо руководящей власти; из-за верности или повиновения 19. (обычно следует до)

открытое или открытое

высмеивается

20.(обычно следует за to) быть зависимым или обусловленным чем-то

Его согласие зависит от вашего одобрения

21. (обычно следует за to) необходимость пройти через что-то

Все существа подвержены смерти

22. (обычно следует до)

склонность к головным болям

переходный глагол 23. (обычно следует to)

поставить под господство, контроль или влияние

24. (обычно следует за to) подчинить себе господство, правило или власть завоевателя или правящей державы. 25.(обычно следует за to)

, чтобы заставить подвергнуться действию чего-то определенного; выставить

подвергать металл интенсивному нагреву

26. (обычно следует to) сделать ответственным или уязвимым; лежать открытым; разоблачать

подвергнуть себя насмешкам

27. устарело

разместить под чем-то; сделать ниже

Большинство материалов © 2005, 1997, 1991, Penguin Random House LLC. Измененные записи © 2019 Penguin Random House LLC и HarperCollins Publishers Ltd.

Происхождение слова

[1275–1325; (прил.) ‹ L subjectus расположен снизу, снизу, открыт для осмотра, ориг. птп. of subicere бросить или положить под, сделать предметом, экв. к под- под- + -jec-, греб. форма jacere бросить + -tus ptp. суффикс; р. ME suget ‹ OF ‹ L, как указано выше; (сущ.) ‹ LL subjectum грамматическое или диалектическое подлежащее, сущ. использование нейтрал. субъекта; р. ME suget, как указано выше; (v.) ‹ L subjectāre, freq. подледниковый; р. ME suget(t)en ‹ OF sugetter ‹ L, см. выше]

Схема исследования между испытуемыми и внутри испытуемых

Если вы хотите сравнить несколько пользовательских интерфейсов в одном исследовании, есть два способа распределения участников тестирования. к этим множественным условиям:

  • Схема исследования между испытуемыми (или между группами ): разные люди проверяют каждое условие, так что каждый человек работает только с одним пользовательским интерфейсом.
  • Внутрисубъектные (или повторные измерения) план исследования: один и тот же человек тестирует все условия (т. е. все пользовательские интерфейсы).

(Обратите внимание, что здесь мы используем слово «дизайн» для обозначения дизайна эксперимента , а не дизайна веб-сайта.)

Например, если бы мы хотели сравнить два сайта по аренде автомобилей A и B, наблюдая за тем, как участники бронируют автомобили на каждом сайте, наше исследование можно было бы построить двумя разными способами, оба из которых вполне законны:

  1. Между субъектами: Каждый участник мог протестировать один сайт проката автомобилей и забронировать автомобиль только на этом сайте.
  2. Внутри тематики: каждый участник мог протестировать оба сайта проката автомобилей и забронировать автомобиль на каждом из них.

Любое исследование пользователей, включающее более одного условия тестирования, должно определять, должно ли оно проводиться между субъектами или внутри субъектов. Однако это различие особенно важно для количественных исследований.

Экспериментальный план в количественных исследованиях

В отличие от качественных исследований, количественные исследования юзабилити нацелены на получение результатов, которые статистически вероятно обобщаются на всю популяцию пользователей.То, как анализируются данные таких исследований, зависит от того, как было спланировано исследование (то есть от плана эксперимента исследования ).

Часто основной целью количественных исследований юзабилити является сравнение — сайта с его конкурентами, двух разных итераций дизайна или двух разных групп пользователей (например, экспертов и новичков). Как и в любом научном эксперименте, в котором мы хотим выявить причинно-следственные связи, количественное исследование включает в себя два типа переменных :

  • Независимые переменные , которыми непосредственно управляет исследователь
  • Зависимые переменные , которые измеряются (и ожидается, что они изменятся в результате манипулирования независимыми переменными)

(Если исследование дает статистически значимые результаты, то можно сказать, что изменение независимой переменной вызвало изменение зависимой переменной.)

Вернемся к нашему первоначальному примеру с арендой автомобиля. Если бы мы хотели измерить, какой из двух сайтов, A или B, лучше подходит для задачи резервирования автомобиля, мы могли бы выбрать Site (с двумя возможными значениями или уровнями — A и B) в качестве независимой переменной, а время выполнения задания и точность бронирования автомобиля могут быть зависимыми переменными. Целью исследования было бы увидеть, изменяются ли зависимые переменные (время и точность) при изменении сайта или они остаются прежними.(Если они останутся прежними, то ни один из сайтов не лучше другого.)

Чтобы спланировать наше исследование, следующий вопрос, на который нам нужно ответить, заключается в том, должен ли план исследования быть межсубъектным или внутрисубъектным, то есть должен ли участник исследования подвергаться воздействию всех различных условий для независимой переменной. в нашем исследовании (внутри субъектов) или только к одному условию (между субъектами). Выбор плана эксперимента повлияет на тип статистического анализа, который следует использовать для ваших данных.

План эксперимента может быть как внутри субъектов, так и между субъектами. Например, предположим, что в случае нашего исследования проката автомобилей нас также интересовало, как участники моложе 30 лет работают по сравнению с участниками старшего возраста. В этом случае у нас было бы две независимые переменные:

  • Возраст , с 2 уровнями: до 30 лет, старше 30 лет
  • Место , с 2 уровнями: A и B

Для исследования мы наберем равное количество участников в каждой возрастной группе.Предположим, что мы решили, что каждый участник, моложе или старше 30 лет, забронирует автомобиль напрокат как на сайте A, так и на сайте B. В этом случае исследование является внутрисубъектным по отношению к независимой переменной . Сайт . (потому что каждый человек видит оба уровня этой переменной — то есть и сайт А, и сайт Б). Тем не менее, исследование является межсубъектным в отношении возраста : один человек может принадлежать только к одной возрастной группе (младше или старше 30 лет, а не к обоим). (Ну, технически, вы можете выбрать группу моложе 30 лет и подождать, пока им исполнится 30, чтобы они снова протестировали сайты, но такая установка крайне непрактична для большинства реальных ситуаций.)

Некоторые независимые переменные могут повлиять на выбор плана. Эпоха — одна из них, как видно выше. Другие: Экспертиза (если мы хотим сравнить экспертов и новичков), Тип пользователя (если мы хотим сравнить разные группы пользователей или персоны — например, деловые путешественники и туристы) или Пол (при условии, что человек не может быть одновременно нескольких полов). Помимо удобства использования, испытания лекарств являются одним из распространенных случаев межсубъектного дизайна: участники подвергаются только одному лечению: либо тестируемому лекарству, либо плацебо, но не тому и другому одновременно.А иногда сама манипуляция изменяет состояние участника: например, если вы хотите увидеть, какой из двух учебных планов более эффективен для обучения чтению, вы не можете предложить одному и тому же ученику оба, потому что, как только он научится читать , она не может разучиться.

Что лучше: между субъектами или внутри субъектов?

К сожалению, на этот вопрос нет простого ответа. Как показано выше, иногда ваши независимые переменные будут диктовать план эксперимента.Но во многих ситуациях возможны оба варианта.

  • Между субъектами сводит к минимуму обучение и перенос в разных условиях. После того, как человек выполнил ряд задач на сайте проката автомобилей, он лучше разбирается в домене, чем раньше. Например, теперь она может знать, что сайты по аренде автомобилей взимают дополнительную плату с водителей моложе 21 года или что такое освобождение от ответственности за ущерб при столкновении. Это знание, вероятно, поможет ей стать более эффективной на втором сайте проката автомобилей, даже если этот второй сайт может сильно отличаться от первого.

    При планировании между субъектами такая передача знаний не является проблемой — участники никогда не подвергаются воздействию нескольких уровней одной и той же независимой переменной.

  • Межпредметные исследования имеют более короткие сессии, чем внутрипредметные. Участник, тестирующий один сайт проката автомобилей, будет иметь более короткую сессию, чем тот, кто тестирует два. Более короткие сеансы менее утомительны (или скучны) для пользователей, а также могут быть более подходящими для удаленного немодерируемого тестирования (особенно с учетом того, что такие инструменты, как UserZoom, обычно требуют довольно короткой продолжительности сеанса).
  • Эксперименты между субъектами легче настроить, особенно если у вас есть несколько независимых переменных. Когда исследование проводится внутри субъектов, вам придется использовать рандомизацию ваших стимулов, чтобы убедиться, что нет эффектов порядка. Например, в нашем исследовании по аренде автомобилей нам нужно убедиться, что участники не всегда начинают с сайта А, а затем переходят к сайту Б. Порядок сайтов должен быть случайным для каждого участника. Это легко сделать всего с двумя сайтами: случайным образом назначьте 50% пользователей для начала работы с каждым сайтом.Но по мере увеличения числа независимых переменных и уровней для независимой переменной становится все труднее реализовать рандомизацию на некоторых из существующих платформ для количественного юзабилити-тестирования.
  • Внутрипредметные проекты требуют меньшего количества участников и обходятся дешевле. Чтобы обнаружить статистически значимую разницу между двумя состояниями, часто требуется достаточное количество точек данных (часто более 30) в каждом условии. Если у вас внутрисубъектный план, каждый участник предоставит точку данных для каждого уровня независимой переменной.Для нашего исследования проката автомобилей 30 участников предоставят точки данных для обоих сайтов. Но если исследование проводится между субъектами, вам потребуется в два раза больше, чтобы получить такое же количество точек данных. То есть в два раза дороже.
  • Конструкция внутри объекта сводит к минимуму случайный шум. Возможно, наиболее важным преимуществом внутрисубъектных планов является то, что они снижают вероятность того, что реальная разница, существующая между вашими условиями, останется незамеченной или будет скрыта случайным шумом.

    Отдельные участники приносят на тест свою собственную историю, базовые знания и контекст.Кто-то может устать после долгой ночи вечеринок, кому-то может быть скучно, а кто-то может получить отличные новости прямо перед учебой и быть счастливым. Если один и тот же участник взаимодействует со всеми уровнями переменной, он повлияет на них одинаково. Счастливый человек будет счастлив на обоих сайтах, усталый будет утомлен на обоих. Но если исследование проводится между субъектами, счастливый участник будет взаимодействовать только с одним сайтом и может повлиять на окончательные результаты. Вы должны убедиться, что у вас есть такой же счастливый участник в другой группе, чтобы противодействовать ее эффектам.

    На практике исследователи не смогут оценить такие различия между участниками — хотя они могут совпадать по полу, опыту и возрасту в разных группах, будет сложно предсказать или обнаружить другие факторы, характерные для каждого участника.

Рандомизация: необходима для обоих типов дизайна

Независимо от того, является ли ваш экспериментальный план внутрисубъектным или межсубъектным, вам придется заниматься рандомизацией, хотя и несколько по-разному.

Выше мы обсуждали, почему рандомизация важна для внутрисубъектных планов: она противодействует возможным эффектам порядка и сводит к минимуму перенос и обучение в различных условиях.

Для планов между субъектами вы должны убедиться, что участники распределены по условиям случайным образом, потому что вы хотите гарантировать, что ваше распределение участников не повлияет на результаты вашего исследования. Таким образом, если исследователь решит, что все участники, которые ему нравятся, должны взаимодействовать с сайтом А, а затем обнаружит, что сайт А работает лучше, чем сайт Б, он не будет знать, обнаружил ли он истинное различие между сайтами или результат просто отражает его задание (например, потому что люди, которые чувствуют, что им нравятся, обычно возвращают услугу и могут быть более терпеливыми или иметь позитивный настрой во время теста).

Даже без такой очевидной предвзятости, как ваши личные предпочтения, легко ошибиться в рандомизации. Скажем, вы проводите исследование в течение четырех дней, с субботы по вторник. Вы можете решить, чтобы первая половина тестовых пользователей начинала с сайта А, а вторая половина пользователей начинала с сайта Б. Однако это не настоящая рандомизация, потому что весьма вероятно, что определенные типы людей согласиться на исследование в выходные дни, и другие типы людей с большей вероятностью запишутся на ваши тестовые слоты в будние дни.

Заключение

Исследование пользователей может быть межсубъектным или внутрисубъектным (или и тем, и другим), в зависимости от того, подвергается ли каждый участник только одному условию или всем условиям, которые варьируются в рамках исследования. Каждый из этих типов экспериментального дизайна имеет свои преимущества и недостатки; внутрисубъектный дизайн требует меньшего количества участников и увеличивает вероятность обнаружения истинной разницы между вашими условиями; дизайны между субъектами минимизируют эффекты обучения в разных условиях, приводят к более коротким занятиям и могут быть проще в настройке и анализе.

Что такое международные отношения | Что такое международные исследования

Международные отношения — это изучение взаимодействия национальных государств и неправительственных организаций в таких областях, как политика, экономика и безопасность. Профессионалы работают в академических кругах, правительстве и некоммерческих организациях, чтобы понимать и развивать совместные обмены между странами, которые приносят пользу торговле, безопасности, качеству жизни и окружающей среде.

В нашем многогранном и сложном мире требуются профессионалы, обладающие навыками в области международных отношений — захватывающей области исследований, в которой представлен глобальный взгляд на проблемы, выходящие за рамки национальных границ.

Изучение и практика международных отношений носит междисциплинарный характер, объединяя области экономики, истории и политологии для изучения таких тем, как права человека, глобальная бедность, окружающая среда, экономика, глобализация, безопасность, глобальная этика и политическая обстановка.

Исключительная экономическая интеграция, беспрецедентные угрозы миру и безопасности, а также международное внимание к правам человека и защите окружающей среды — все это говорит о сложности международных отношений в двадцать первом веке.Это означает, что изучение международных отношений должно быть сосредоточено на междисциплинарных исследованиях, направленных на решение, предвосхищение и, в конечном счете, решение проблем государственной политики.

Международные отношения (часто называемые международными делами) имеют широкое назначение в современном обществе, поскольку они стремятся понять:

  • Истоки войн и поддержание мира
  • Природа и осуществление власти в рамках глобальной системы
  • Меняющийся характер государственных и негосударственных субъектов, участвующих в принятии международных решений

Например, некоторые учреждения могут изучать психологические и социально-психологические причины действий иностранных политиков, в то время как другие могут сосредоточить свои международные исследования на институциональные процессы, которые способствуют достижению целей и поведению государств.В конечном итоге изучаемая область международных отношений зависит от целей или задач организации.

Значение международных отношений в глобализированном обществе

Хотя международные отношения приобрели новое значение из-за нашего все более взаимосвязанного мира, это, безусловно, не новая концепция. Исторически заключение договоров между странами служило самой ранней формой международных отношений.

Изучение и практика международных отношений в современном мире ценны по многим причинам:

  • Международные отношения способствуют успешной торговой политике между странами.
  • Международные отношения поощряют поездки, связанные с бизнесом, туризмом и иммиграцией, предоставляя людям возможность улучшить свою жизнь.
  • Международные отношения позволяют странам сотрудничать друг с другом, объединять ресурсы и обмениваться информацией, чтобы решать глобальные проблемы, выходящие за рамки какой-либо конкретной страны или региона. Современные глобальные проблемы включают пандемии, терроризм и окружающую среду.
  • Международные отношения способствуют развитию человеческой культуры посредством культурного обмена, дипломатии и разработки политики.

Практика международных отношений полезна в самых разных условиях. Некоторые примеры inlcude:

    • Гуманитарные организации
      • Действие против голода
      • Oxfam международная программа
      • World Food

    • правительственные учреждения
      • Отдел Государственный
      • Департамент внутренней безопасности
      • Департамент торговли

    • Международные корпорации
      • General Electric
      • BP
      • Exxon Mobile
      • Toyota
      • Nestle
      • Siemens

      • 1
      • BBC
      • BBC
      • 2

      • Der Spiegal
      • Нью-Йорк Таймс
      • Forbes
      • Wall Street Journal

    • Межправительственные организации
      • Всемирная торговая организация
      • Организации Объединенных Наций
      • НАТО

    • Международные связи
      • Amnesty International
      • Freedom House
      • Хьюман Райтс Вотч
      • Репортеры без границ

  • Исследовательские центры / Аналитические центры
    • Институт Брукингса
    • Центр международной политики
    • Совет по международным отношениям
    • Институт глобальной общественной политики

Теории и принципы международных отношений ations

Международные отношения могут быть ответвлением политической науки, но эта область исследования сама по себе исключительно глубока.По мере того, как наше глобальное общество развивается и расширяется, международные отношения будут развиваться и расширяться вместе с ним, поскольку мы продолжаем исследовать новый и захватывающий способ связать наш сложный мир.

Например, традиционные аспекты международных отношений, связанные с международным миром и процветанием, включают такие темы, как международная дипломатия, контроль над вооружениями и политика союзов. С другой стороны, современные исследования в области международных отношений включают такие темы, как международная политическая экономика, экологическая политика, проблемы беженцев и миграции, а также права человека.

Изучение уровней поведения государства

Специалисты, изучающие международные отношения, часто определяют уровень, на котором они будут анализировать поведение государства:

  • Анализ системного уровня : ; более конкретно, как международная система влияет на поведение национальных государств, при этом ключевой переменной является то, что международная система включает в себя власть каждого государства, а не независима от них.
  • Анализ на государственном уровне : Анализ на государственном уровне изучает, как характеристики государства определяют его внешнеполитическое поведение. Этот тип анализа часто рассматривает государства как обладающие культурными характеристиками, основанными на их религиозных или социальных традициях и их историческом наследии, и включает анализ экономических и географических факторов.
  • Анализ на организационном уровне : Анализ на организационном уровне изучает, как организации внутри государства влияют на внешнеполитическое поведение государства.Другими словами, анализ на организационном уровне считает, что организации, а не государства, принимают решения, формирующие внешнюю политику государства.
  • Анализ на индивидуальном уровне : Анализ на индивидуальном уровне показывает, что лидеры государств оказывают наибольшее влияние на внешнюю политику.

Изучение теорий международных отношений

Изучение международных отношений включает теоретические подходы, основанные на убедительных доказательствах.Теории международных отношений по сути представляют собой набор идей, направленных на объяснение того, как работает международная система.

Двумя основными теориями международных отношений являются реализм и либерализм:

Реализм

Реализм фокусируется на представлении о том, что государства работают над усилением своей власти по сравнению с другими государствами. Теория реализма утверждает, что единственная определенность в мире — это сила; поэтому сильное государство — с помощью военной мощи (наиболее важной и надежной формы власти) — всегда сможет пережить своих более слабых конкурентов.Самосохранение — главная тема реализма, поскольку государства всегда должны искать силу, чтобы защитить себя.

В реальности международная система заставляет государства применять военную силу. Хотя лидеры могут быть нравственными, они не должны позволять нравственности руководить своей внешней политикой. Кроме того, реализм признает, что международные организации и закон не имеют власти и силы и что их существование зависит исключительно от признания и принятия избранными государствами.

Либерализм (идеализм)

Либерализм признает, что государства имеют широкие связи, что затрудняет определение отдельных независимых национальных интересов.Таким образом, теория либерализма в международных отношениях предполагает сокращение использования военной силы. Теория либерализма впервые сильно проявилась после Второй мировой войны в 1970-х годах, когда растущая глобализация, коммуникационные технологии и международная торговля заставили некоторых ученых утверждать, что реализм устарел.

Либеральные подходы к изучению международных отношений, также называемые теориями сложной взаимозависимости , утверждают, что последствия военной мощи перевешивают выгоды и что международное сотрудничество отвечает интересам каждого государства.В нем также утверждается, что применение экономической силы по сравнению с военной силой оказалось более эффективным.

Хотя либеральная теория международных отношений доминировала после Первой мировой войны, а президент Вудро Вильсон продвигал Лигу Наций и многие договоры об отмене войны, реализм вернулся на видное место во время Второй мировой войны и сохранялся на протяжении всей холодной войны.

Наверх

Территория | Национальное географическое общество

В широком смысле для целей международного права территория — это географическая область, находящаяся под суверенитетом, контролем или юрисдикцией государства или другого субъекта.

Помимо суши, территория включает прилегающие воды и связанное с ними воздушное пространство. Территориальное море государства, где оно является суверенным, простирается на 19 километров (12 миль) в море. Еще 19 километров (12 миль) составляют прилежащую зону для суверенных государств, в которой может осуществляться некоторый контроль (обычно функции полиции и общественной безопасности). Государства также могут иметь исключительную экономическую зону протяженностью до 322 километров (200 миль), где они могут разрабатывать природные ресурсы.

В соответствии с международным правом территория является неотъемлемой частью определения государства.В 1933 году в Монтевидео, Уругвай, состоялся съезд многих народов Америки. Конвенция установила международные нормы признания суверенитета, границ и международных отношений. В статье 1 Монтевидео-конвенции 1933 г. говорится, что «государство как субъект международного права должно обладать следующими качествами: а) постоянное население; б) определенная территория; в) правительство; и d) способность вступать в отношения с другими государствами».

Статья 11 Конвенции Монтевидео далее предусматривает, что государства не должны признавать территориальные приобретения, полученные силой.Более того, территория государства нерушима и не может быть объектом военной оккупации или иной меры силы. Устав Организации Объединенных Наций (ООН) также предусматривает, что государства-члены должны воздерживаться от применения силы или даже угрозы силой против территориальной целостности любого государства.

Однако территория и суверенитет над территорией могут быть приобретены другими способами. Согласно международному праву, к ним относятся оккупация, давность, аккреция, уступка и, возможно, аннексия.

Оккупация происходит, когда контроль над неконтролируемой территорией приобретается иностранным государством. Как правило, это должно быть мирным и публичным.

Предписание аналогично оккупации, но в остальном касается пустой территории. Если второе государство оккупирует эту территорию мирно и публично в течение длительного периода времени, можно сказать, что оно приобрело эту территорию.

Аккреция — это увеличение территории штата в результате естественных процессов, таких как речные отложения или извержения вулканов.

Цессия — это когда одна нация добровольно уступает территорию другой, обычно по договору или через продажу. Уступка может быть результатом разрешения спора или конфликта. Примеры из Соединенных Штатов включают покупку Луизианы во Франции и покупку Гадсдена в Мексике.

Аннексия подразумевает изъятие земли, часто связанное, по крайней мере, с некоторой степенью принуждения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.