Рождение личности – Этапы рождения личности по А. Н. Леонтьеву

Этапы рождения личности по А. Н. Леонтьеву

Основные положения данной теории сводятся к следующему.

А. Н. Леонтьевым были определены и этапы развития личности, в общем смысле отраженные в образном выражении исследователя: «личность рождается дважды».

«Первое рождение» личности

«Первое рождение» протекает в дошкольном возрасте, знаменуя формирование первых иерархически выстроенных отношений и мотивов, первое подчинение неосознанных побуждений и влечений нормам общественного устройства («эффект горькой конфеты»).

Возможно определение временных рамок «первого рождения»: оно начинается ориентировочно в возрасте 3 лет и продолжается вплоть до младшего школьного возраста. Следовательно, это не единовременный, а достаточно длительный процесс.

Отдельно необходимо описать выявленный в процессе одного из экспериментов А. Н. Леонтьевым «эффект горькой конфеты». В данном исследовании принимал участие ребенок-дошкольник. Суть эксперимента была сведена к следующему. Перед ребенком было поставлено задание: достать со стола предмет, не вставая с места, при том, что стол располагался на значительном расстоянии от ребенка. Каждый раз за успешное выполнение задания ребенок получал конфету. В течение того времени, пока взрослый контролировал процесс, ребенок справлялся с заданием, как и необходимо – не вставая с места. На середине эксперимента взрослого якобы просили ненадолго выйти из кабинета, взрослый выходил (на самом деле он наблюдал за ребенком из соседней комнаты). Как только ребенок оставался один, чтобы достать предмет, он просто вставал с места, подходил его и брал. Взрослый, вернувшись в комнату и обнаружив предмет в руках ребенка, предложил ему конфету за правильно выполненное задание. Но ребенок сначала отказался от награды, а потом, когда взрослый стал настаивать, тихо заплакал.

А. Н. Леонтьев предлагал следующее объяснение данному феномену. Любое действие ребенка является объективно вписанным в систему особых отношений с окружающей действительностью. Одним из таких отношений является отношение «ребенок – взрослый», другим – «ребенок – предмет». А в связи с тем, что любое отношение субъекта к объекту может быть реализовано лишь в формате деятельности этого субъекта, движимого конкретным мотивом, А. Н. Леонтьев указывает, что действие ребенка по-разному соотносилось с двумя значимыми для него мотивами: желание взять предмет (так как за него предполагается награда), но социально одобряемым образом его получить достаточно сложно (а ребенок в таком возрасте стремится соответствовать ожиданиям взрослых). Когда экспериментатор вернулся в комнату и предложил награду за «правильно» выполненное задание, ребенок переживал конфликт мотивов, в связи с чем конфета для него была «горькой» относительно личностного смысла.

Данный эксперимент доказал, что у ребенка начался процесс соподчинения мотивов, при этом наиболее важными представляются именно социально значимые мотивы, отражающие следование социальной норме.

«Второе рождение» личности

Процесс «второго рождения» протекает в подростковом возрасте, выражаясь в оформлении умений распознавать мотивы собственной деятельности, контролировать, соподчинять их друг другу.

Непосредственно перед «вторым рождением» личность обладает уже сложившейся в результате предшествовавшей деятельности достаточно устойчивой иерархией мотивов, но оказывается перед необходимостью ее пересмотра. Это происходит потому, что все больше и больше расширяется круг социальных отношений, в которые входит ребенок, увеличивается число реализующих эти отношения видов деятельностей и возникают противоречия уже внутри круга соответствующих им социальных мотивов. Особенно отчетливо это впервые может обнаружиться, когда социально одобряемый родителями ребенка поступок (например, не пропускать ни одного урока) вдруг получает резко отрицательную оценку других учеников класса, ставших для подростка «значимыми другими».

В этом возрасте ребенок начинает ставить перед собой глобальные вопросы о том, что такое добро, что такое зло, к чему следует стремиться и чего избегать, каковы должны быть жизненные идеалы и т. п. Естественно, это требует большой работы самосознания.

Ключевым показателем прохождения этапа «второго рождения» личности выступает первый самостоятельный и ответственный поступок человека.

Рассматривая данный показатель, выделенный А. Н. Леонтьевым, исследователи теории личности В. В. Петухов и В. В. Столин предлагают еще больше сузить объем понятия «личность», указав, что личностью может быть назван лишь индивид, способный на такой поступок.

Таким образом, после «первого рождения» еще нельзя говорить о личности, а лишь о социальном индивиде, который способен воспринимать социальную норму в качестве значимого внутреннего регулятора поведения, но не задумывается при этом о потенциально возможных иных социальных нормах.

Однако социальный индивид не всегда становится личностью, так как этап «второго рождения» предполагает повышение уровня ответственности и самостоятельности личности, следствием которого может быть выявление новых проблем субъекта.

Одной из таких проблем может выступить, например, обладание большей свободой деятельности, к которой субъект не привык – и потому бежит от нее (одна из книг рассматривавшего эту проблему Э. Фромма так и называлась – «Бегство от свободы»). Тем более что индивид, решившись на поступок, всегда рискует ошибиться, выбрав не самую удачную стратегию поведения.

spravochnick.ru

§ 3. Индивид и личность. Два рождения личности, по а.Н.Леонтьеву, и их критерии

Возвратимся к
проблеме определения понятия «личность»
в современной психологической литературе.
В широком смысле слова личность — это
синоним человека с момента его рождения
(самая распространенная точка зрения
в современной психологии). Эта точка
зрения на личность подразумевает, что,
изучая, например, телосложение и его
связь с особенностями темперамента, мы
занимаемся личностью. При этом
подчеркивается уникальная не-

1
Эта проблема часто формулируется в
психологии как проблема соотношения
«интеллекта» (под которым в данном
случае подразумеваются все познавательные
процессы) и «аффекта» (под которым в
данном случае имеются в виду все
мотивационно-смысловые стороны
деятельности человека). Как мы видим, в
деятельностном подходе эта проблема
диалектически решена: аффект и интеллект
находятся друг с другом в конкретном
единстве.

257

повторимость
личности уже на уровне телесной
организации (рост, вес, цвет глаз,
особенности внешности и т.п.). «Правда»
этой точки зрения состоит в том, что
человек действительно уникален и
индивидуален уже на уровне телесной
организации, а психофизиологические
особенности служат основой для
формирования особых уже собственно
личностных свойств. Но войдет ли та или
иная физическая особенность в структуру
собственно личности — в этом можно
сомневаться.

А. Н.Леонтьев
приводит в этой связи следующий пример.
У мальчика врожденный вывих бедра.
Определит ли данный грубый анатомический
дефект его личностные особенности, как
думают некоторые люди (считая, что,
родившись с тем или иным уродством,
например с горбом и т.п., человек уже
автоматически становится злобным
завистником, мечтающим отомстить всему
человечеству за свои недостатки)? Нет.
Сам по себе дефект выступает лишь
«органической предпосылкой» формирования
личности, а на базе этих предпосылок
могут быть сформированы разные типы
личности. Как говорил в таких случаях
Л. С. Выготский, если взрослый определенным
образом не «означит» этот дефект, он
может вообще не существовать для ребенка
или восприниматься им просто как
индивидуальная особенность. Впрочем,
нельзя отрицать, что имеющиеся дефекты
накладывают ограничения на приемы и
технику воспитания.

Обратимся в этой
связи к литературному примеру (может
быть, он покажется кому-то немного
искусственным, но зато он хорошо
иллюстрирует процесс означивания
дефекта другим человеком и тем самым
осознания данного индивидного свойства
как «дефекта» его обладателем). В опере
П.И.Чайковского «Иоланта» главная
героиня слепа от рождения, но не знает
об этом, поскольку окружающие тщательно
выстроили способы общения с ней и
избегают упоминаний в речи соответствующих
слов. Случайная встреча «открывает ей
глаза»: она не такая, как все, она не
знает о мире, который знаком любому
зрячему человеку. И девушка переживает,
можно сказать, душевный кризис и чувствует
себя неполноценной. Так что какой именно
будет личность мальчика с врожденным
вывихом тазобедренного сустава (станет
ли он завистником или будет, напротив,
чрезвычайно доброжелателен к людям) —
зависит от очень многих факторов, которые
нельзя искать в самом дефекте и в самом
индивиде.

Поэтому
в школе А.Н.Леонтьева настаивают на
разведении понятий «индивид» и «личность»,
сужая при этом объем последнего понятия
(индивидом рождаются, личностью
становятся). Мы называем словом «индивид»
отдельного человека как субъекта его
деятельности уже с момента его рождения.
Он целостен и неделим, но данная
целостность обеспечивается закономерностями
биологической1
эволюции. Индивид — продукт онтогенетическо-

1
Выше говорилось, что в чистом виде
биологического развития человека в
условиях человеческого общества не
бывает. Поэтому надо помнить об условности
термина «биологическое» по отношению
к развитию человека даже на самых ранних
этапах его приобщения к культуре.

258

го развития
заложенных в его организме генетических
программ в конкретных условиях его
деятельности в определенной среде.
Конечно, становление индивида как
носителя врожденных и приобретенных
свойств можно лишь в абстракции отделить
от становления собственно личности,
которая характеризует человека уже с
другой — социальной — стороны. Поэтому
А. Н.Леонтьев давал более узкое определение
личности, чем это встречалось в подавляющем
числе концепций зарубежной психологии,
и с данной позицией согласны практически
все отечественные психологи.

Личностью человека
можно назвать лишь с определенного
момента его развития. Личность «рождается»
в онтогенезе «дважды», говорил А.
Н.Леонтьев. Первое рождение личности
начинается (это не одномоментное событие)
в возрасте около 3 лет и продолжается
фактически все дошкольное детство.
Критерием произошедшего рождения
является принятие субъектом социальных
норм и ценностей как мотивов своего
собственного поведения. Внешне это
проявляется, например, в способности
ребенка «не взять» понравившийся ему
предмет только потому, что «мама запретила
его трогать». Даже когда его никто не
видит, ребенок может ходить вокруг этого
предмета, но трогать не будет. Значит,
социальная норма, выступавшая внешним
регулятором поведения ребенка (раньше
ребенок не трогал предмет только в
присутствии мамы или другого взрослого),
теперь становится внутренней формой
регуляции.

Одним
из внешних признаков начальной стадии
процесса интериори-зации социальных
норм является «феномен
горькой конфеты»
(полученный
однажды в качестве побочного результата
одного из экспериментов школы
А.Н.Леонтьева). Ребенок-дошкольник,
участвовавший в эксперименте, должен
был, не вставая с места, достать предмет
со стола, стоявшего довольно далеко от
него. За успешное выполнение действия
в этих условиях ребенку обещали дать
конфету. Пока взрослый был в комнате,
ребенок не вставал с места. Но тут
взрослого якобы вызвали — и он ушел (на
самом деле из соседней комнаты он
наблюдал, что делает оставшийся один
ребенок). Ребенок встал с места и взял
тот предмет, который ему нужно было
взять, по инструкции не вставая с места.
Взрослый тут же вернулся в комнату и
предложил обещанную конфету в качестве
награды за выполненное действие. Ребенок,
однако, сначала отказался от вознаграждения,
а затем, когда взрослый стал настаивать,
тихо заплакал.

Как объяснял этот
феномен А.Н.Леонтьев? Действие ребенка
объективно вписано в систему двух разных
отношений ребенка к действительности.
Одно отношение — отношение «ребенок —
взрослый», второе — «ребенок — предмет».
Как мы помним, любое отношение субъекта
к объекту реализуется (существует)
только в форме какой-либо деятельности
субъекта, побуждаемой соответствующим
мотивом. Таким образом, мы имеем дело с
тем, что

259

одно и то же действие
ребенка оказалось в разном отношении
к двум значимым для него мотивам: очень
хочется достать предмет (поскольку за
него обещана награда), но социально
одобряемым способом его взять нельзя
(а ребенок в этом возрасте стремится
соответствовать ожиданиям взрослого).
Появление экспериментатора привело к
переживанию ребенком конфликта мотивов,
и полученная им конфета оказалась
«горькой» по своему личностному смыслу.
Таким образом, у данного ребенка начался
процесс иерархизации мотивов, при этом
все более и более значимым для него
становится выполнение им социальной
нормы.

Второе рождение
личности, по А. Н.Леонтьеву, происходит
в подростковом возрасте, когда ребенок,
у которого сложилась уже в результате
предшествующей деятельности определенная
более или менее устойчивая иерархия
мотивов, оказывается вдруг перед
необходимостью ее пересмотра. Это
происходит потому, что все больше и
больше расширяется круг социальных
отношений, в которые входит ребенок,
увеличивается число реализующих эти
отношения видов деятельностей и возникают
противоречия уже внутри круга
соответствующих им социальных мотивов.
Особенно отчетливо это впервые может
обнаружиться в подростковом возрасте,
когда социально одобряемый родителями
ребенка поступок (например, не пропускать
ни одного урока) вдруг получает резко
отрицательную оценку других учеников
класса, ставших для подростка «значимыми
другими». В этом возрасте ребенок
начинает ставить перед собой глобальные
вопросы о том, что такое добро, что такое
зло, к чему следует стремиться и чего
избегать, каковы должны быть жизненные
идеалы и т.п. Естественно, это требует
большой работы самосознания, особенности
которой раскрыть в вводном курсе не
представляется возможным. Завершим
разговор о втором рождении личности
выделением критерия этого рождения.

Таким критерием
может быть первый в жизни самостоятельный
и ответственный поступок. Обсуждая этот
критерий, В. В. Петухов и В. В. Столин еще
больше сужают объем понятия «личность»
и считают, что в подлинном смысле
личностью может быть назван субъект,
способный на подобного рода поступок.
Согласно этой точке зрения, в результате
«первого рождения» рождается не личность,
а социальный индивид, который воспринимает
социальную норму как значимый для него
внутренний регулятор поведения, но при
этом даже не задумывается о возможных
альтернативных социальных нормах.
Социальный индивид может так и не
превратиться в личность: ведь становление
субъекта личностью предполагает
повышение его ответственности и
самостоятельности, которое часто имеет
своим следствием появление новых проблем
для субъекта. Особой проблемой, например,
может выступить появление большей
свободы деятельности, к которой субъект
не привык (он привык к тому, чтобы все
решали за него другие, а теперь надо

260

решать самому) —
и потому бежит от нее (одна из книг
рассматривавшего эту проблему Э.Фромма
так и называлась — «Бегство от свободы»).
Тем более что индивид, решившись на
поступок, всегда рискует ошибиться и
оказаться в проигрыше, выбрав не самую
удачную стратегию поведения, потерпеть
фиаско в борьбе с людьми, которые
придерживаются иных систем ценностей.

Впрочем, всю
диалектику становления человека
личностью можно понять, лишь изучив
соответствующую систему курсов по
психологии личности. В следующем
параграфе мы представим ориентировочную
основу дальнейшего движения в проблематику
психологии личности, предложив возможную
схему строения личности (в данном случае
мы используем понятие «личность» в
самом широком смысле — как синоним
понятия «человек»). В создании данной
схемы (имеющей исключительно учебный
характер) были использованы материалы
исследований А. Г.Асмолова и Д.А.Леонтьева,
работы которых можно рекомендовать
читателю для дальнейшего знакомства с
проблемами психологии личности [5; 68].

studfiles.net

Е.Е. Соколова. Индивид и личность. Два рождения личности, по А.Н.Леонтьеву, и их критерии: Psychology OnLine.Net

Е.Е. Соколова. Индивид и личность. Два рождения личности, по А.Н.Леонтьеву, и их критерии

Добавлено Psychology OnLine.Net

03.03.2009 (Правка 03.03.2009)

Возвратимся к проблеме определения понятия «личность» в современной психологической литературе. В широком смысле слова личность — это синоним человека с момента его рождения (самая распространенная точка зрения в современной психологии). Эта точка зрения на личность подразумевает, что, изучая, например, телосложение и его связь с особенностями темперамента, мы занимаемся личностью. При этом подчеркивается уникальная неповторимость личности уже на уровне телесной организации (рост, вес, цвет глаз, особенности внешности и т.п.). «Правда» этой точки зрения состоит в том, что человек действительно уникален и индивидуален уже на уровне телесной организации, а психофизиологические особенности служат основой для формирования особых уже собственно личностных свойств. Но войдет ли та или иная физическая особенность в структуру собственно личности — в этом можно сомневаться.

А.Н.Леонтьев приводит в этой связи следующий пример. У мальчика врожденный вывих бедра. Определит ли данный грубый анатомический дефект его личностные особенности, как думают некоторые люди (считая, что, родившись с тем или иным уродством, например с горбом и т.п., человек уже автоматически становится злобным завистником, мечтающим отомстить всему человечеству за свои недостатки)? Нет. Сам по себе дефект выступает лишь «органической предпосылкой» формирования личности, а на базе этих предпосылок могут быть сформированы разные типы личности. Как говорил в таких случаях Л. С. Выготский, если взрослый определенным образом не «означит» этот дефект, он может вообще не существовать для ребенка или восприниматься им просто как индивидуальная особенность. Впрочем, нельзя отрицать, что имеющиеся дефекты накладывают ограничения на приемы и технику воспитания.

Обратимся в этой связи к литературному примеру (может быть, он покажется кому-то немного искусственным, но зато он хорошо иллюстрирует процесс означивания дефекта другим человеком и тем самым осознания данного индивидного свойства как «дефекта» его обладателем). В опере П. И.Чайковского «Иоланта» главная героиня слепа от рождения, но не знает об этом, поскольку окружающие тщательно выстроили способы общения с ней и избегают упоминаний в речи соответствующих слов. Случайная встреча «открывает ей глаза»: она не такая, как все, она не знает о мире, который знаком любому зрячему человеку. И девушка переживает, можно сказать, душевный кризис и чувствует себя неполноценной. Так что какой именно будет личность мальчика с врожденным вывихом тазобедренного сустава (станет ли он завистником или будет, напротив, чрезвычайно доброжелателен к людям) — зависит от очень многих ‘ факторов, которые нельзя искать в самом дефекте и в самом индивиде.

Поэтому в школе А.Н.Леонтьева настаивают на разведении понятий «индивид» и «личность», сужая при этом объем последнего понятия (индивидом рождаются, личностью становятся). Мы называем словом «индивид» отдельного человека как субъекта его деятельности уже с момента его рождения. Он целостен и неделим, но данная целостность обеспечивается закономерностями биологической1 эволюции. Индивид — продукт онтогенетического развития заложенных в его организме генетических программ в конкретных условиях его деятельности в определенной среде. Конечно, становление индивида как носителя врожденных и приобретенных свойств можно лишь в абстракции отделить от становления собственно личности, которая характеризует человека уже с другой — социальной — стороны. Поэтому А. Н.Леонтьев давал более узкое определение личности, чем это встречалось в подавляющем числе концепций зарубежной психологии, и с данной позицией согласны практически все отечественные психологи.

Личностью человека можно назвать лишь с определенного момента его развития. Личность «рождается» в онтогенезе «дважды», говорил А. Н.Леонтьев. Первое рождение личности начинается (это не одномоментное событие) в возрасте около 3 лет и продолжается фактически все дошкольное детство. Критерием произошедшего рождения является принятие субъектом социальных норм и ценностей как мотивов своего собственного поведения. Внешне это проявляется, например, в способности ребенка «не взять» понравившийся ему предмет только потому, что «мама запретила его трогать». Даже когда его никто не видит, ребенок может ходить вокруг этого предмета, но трогать не будет. Значит, социальная норма, выступавшая внешним регулятором поведения ребенка (раньше ребенок не трогал предмет только в присутствии мамы или другого взрослого), теперь становится внутренней формой регуляции.

Одним из внешних признаков начальной стадии процесса интериоризации социальных норм является «феномен горькой конфеты» (полученный однажды в качестве побочного результата одного из экспериментов школы А.Н.Леонтьева). Ребенок-дошкольник, участвовавший в эксперименте, должен был, не вставая с места, достать предмет со стола, стоявшего довольно далеко от него. За успешное выполнение действия в этих условиях ребенку обещали дать конфету. Пока взрослый был в комнате, ребенок не вставал с места. Но тут взрослого якобы вызвали — и он ушел (на самом деле из соседней комнаты он наблюдал, что делает оставшийся один ребенок). Ребенок встал с места и взял тот предмет, который ему нужно было взять, по инструкции не вставая с места. Взрослый тут же вернулся в комнату и предложил обещанную конфету в качестве награды за выполненное действие. Ребенок, однако, сначала отказался от вознаграждения, а затем, когда взрослый стал настаивать, тихо заплакал.

Как объяснял этот феномен А.Н.Леонтьев? Действие ребенка объективно вписано в систему двух разных отношений ребенка к действительности. Одно отношение — отношение «ребенок—взрослый», второе — «ребенок —предмет». Как мы помним, любое отношение субъекта к объекту реализуется (существует) только в форме какой-либо деятельности субъекта, побуждаемой соответствующим мотивом. Таким образом, мы имеем дело с тем, что одно и то же действие ребенка оказалось в разном отношении к двум значимым для него мотивам: очень хочется достать предмет (поскольку за него обещана награда), но социально одобряемым способом его взять нельзя (а ребенок в этом возрасте стремится соответствовать ожиданиям взрослого). Появление экспериментатора привело к переживанию ребенком конфликта мотивов, и полученная им конфета оказалась «горькой» по своему личностному смыслу. Таким образом, у данного ребенка начался процесс иерархизации мотивов, при этом все более и более значимым для него становится выполнение им социальной нормы.

Второе рождение личности, по А.Н.Леонтьеву, происходит в подростковом возрасте, когда ребенок, у которого сложилась уже в результате предшествующей деятельности определенная более или менее устойчивая иерархия мотивов, оказывается вдруг перед необходимостью ее пересмотра. Это происходит потому, что все больше и больше расширяется круг социальных отношений, в которые входит ребенок, увеличивается число реализующих эти отношения видов деятельностей и возникают противоречия уже внутри круга соответствующих им социальных мотивов. Особенно отчетливо это впервые может обнаружиться в подростковом возрасте, когда социально одобряемый родителями ребенка поступок (например, не пропускать ни одного урока) вдруг получает резко отрицательную оценку других учеников класса, ставших для подростка «значимыми другими». В этом возрасте ребенок начинает ставить перед собой глобальные вопросы о том, что такое добро, что такое зло, к чему следует стремиться и чего избегать, каковы должны быть жизненные идеалы и т.п. Естественно, это требует большой работы самосознания, особенности которой раскрыть в вводном курсе не представляется возможным. Завершим разговор о втором рождении личности выделением критерия этого рождения.

Таким критерием может быть первый в жизни самостоятельный и ответственный поступок. Обсуждая этот критерий, В. В. Петухов и В. В.Столин еще больше сужают объем понятия «личность» и считают, что в подлинном смысле личностью может быть назван субъект, способный на подобного рода поступок. Согласно этой точке зрения, в результате «первого рождения» рождается не личность, а социальный индивид, который воспринимает социальную норму как значимый для него внутренний регулятор поведения, но при этом даже не задумывается о возможных альтернативных социальных нормах. Социальный индивид может так и не превратиться в личность: ведь становление субъекта личностью предполагает повышение его ответственности и самостоятельности, которое часто имеет своим следствием появление новых проблем для субъекта. Особой проблемой, например, может выступить появление большей свободы деятельности, к которой субъект не привык (он привык к тому, чтобы все решали за него другие, а теперь надо решать самому) — и потому бежит от нее (одна из книг рассматривавшего эту проблему Э.Фромма так и называлась — «Бегство от свободы»). Тем более что индивид, решившись на поступок, всегда рискует ошибиться и оказаться в проигрыше, выбрав не самую удачную стратегию поведения, потерпеть фиаско в борьбе с людьми, которые придерживаются иных систем ценностей.

Впрочем, всю диалектику становления человека личностью можно понять, лишь изучив соответствующую систему курсов по психологии личности. В следующем параграфе мы представим ориентировочную основу дальнейшего движения в проблематику психологии личности, предложив возможную схему строения личности (в данном случае мы используем понятие «личность» в самом широком смысле — как синоним понятия «человек»). В создании данной схемы (имеющей исключительно учебный характер) были использованы материалы исследований А. Г.Асмолова и Д.А.Леонтьева, работы которых можно рекомендовать читателю для дальнейшего знакомства с проблемами психологии личности [5; 68].


  1. Выше говорилось, что в чистом виде биологического развития человека в условиях человеческого общества не бывает. Поэтому надо помнить об условности термина «биологическое» по отношению к развитию человека даже на самых ранних этапах его приобщения к культуре.

www.psychology-online.net

Рождение личности — Психология Дома Солнца

Когда малыш появляется на свет, мы хотим, чтобы он был здоров и хорошо развивался психически. И только значительно позже, задумавшись о том, каким человеком он станет, мы начинаем формировать личность.

Наш малыш постепенно овладевает общими, свойственными человеку формами поведения среди людей и развивается как индивидуальность. Сохранение положительных взаимоотношений со своими родителями и близкими — условие, при котором личность ребенка будет развиваться благополучно.

Хорошее отношение со стороны близких, особенно мамы и папы, необходимо ребенку. Желание заслужить родительское одобрение, похвалу является одним из наиболее действенных рычагов воспитания. Оценка поведения со стороны родителей и близких — один из важнейших источников чувств малыша. Похвала вызывает чувство гордости, постепенно начинает появляться такое важное образование, как самоуважение. Это еще больше обращает ребенка к взрослым -он начинает притязать на их признание.

Притязание на признание — одна из самых значимых человеческих потребностей. Она основана на стремлении получить высокую оценку своих достижений, отвечающих общественным ожиданиям людей. Стремление к реализации притязаний развивает ребенка, делает его совершеннее. Ребенок стремится к самосовершенствованию: он учится лучше бегать, прыгать, кувыркаться, он стремится лучше рисовать, конструировать, он хочет вообще все делать лучше! Он стремится сделать лучше и самого себя: он хочет утвердиться в своих моральных качествах, он хочет быть хорошим, хочет, чтобы люди были ему благодарны, и он так старается!

Не будем же иронизировать над нашим малышом! Ведь и мы сами тоже стараемся (и очень!), чтобы нас признали хорошими, интересными и надежными. Мы не будем обрушивать на нашего ребенка реплики типа: «У тебя не выйдет, оставь это занятие…», «Помолчи, ты не знаешь…», «Оставь меня в покое, твое дело пустое…» и пр. Ведь за подобными словами стоит пренебрежение, обесценивание малыша. А ведь он уже личность. Правда, детская личность.

Когда же малыш стал личностью? Был в пеленках, мы его тормошили, как куклу, но он начал улыбаться… сел, встал, пошел, заговорил и, наконец, заявил: «Я сам». Где же эта точка отсчета: не личность (еще не личность!)… личность (уже личность!)?

Точки-то и нет. Когда ребенок появляется на свет, мы устанавливаем дату его рождения: год, месяц, день, час. Это родился человеческий индивид. Личность родится иначе — в развивающемся ребенке появляются такие образования, которые позволяют назвать его личностью.

К определяющим личность образованиям относятся: притязание на признание, осознание себя во времени (в прошлом, настоящем и будущем), осознание своей половой принадлежности, осознание себя в социальном пространстве (осознание своего долга перед другими и своих прав среди других). В самом деле, малыш в 3 года уже имеет чувство собственного достоинства, он гордится своими достижениями и стремится в чем-то быть лучше. Это замечательная позиция — хотеть быть лучше.

После того как у ребенка возникло отношение к самому себе как «хорошему», у него появляется стремление к тому, чтобы соответствовать требованиям взрослых, быть признанным сейчас и в будущем. Поэтому важно, чтобы взрослый выражал уверенность в том, что малыш обязательно научится тому, чего еще пока не умеет; что он действительно хороший, честный, добросовестный, доброжелательный, замечательный ребенок.

Никогда не обесценивайте своего ребенка! Нельзя срывать на нем зло, нельзя в гневе (даже справедливом) заявлять своему ребенку: «Уйди, я тебя не люблю!» Во-первых, это неправда. Во-вторых, бесчестно по отношению к малышу, который вдруг испытывает чувство крушения и отчаянного ужаса только потому, что у его мамы не хватило терпения и он, несмотря на ее запреты, ослушался. Нельзя также сообщать ребенку, что он тупица, лгун, воришка, безвольный, бесчестный, упрямый осел и пр., что должно разоблачить его, больно ударить и поставить на место. Не воображайте, пожалуйста, что унижение — действенное средство. Как бы ни был мал ребенок, он оскорбится и тут же займет негативную позицию. Унижение никогда не давало положительного результата. Не сообщайте ребенку о том, что из него «в будущем ничего не выйдет». «Из тебя ничего путного не получится» — ходовое оскорбление достоинства ребенка не только сейчас, но и в будущем.

Лишение ребенка перспективы, обесценивание его личности в настоящем и в будущем не укрепляют его веры в свои возможности и не вызывают желания стать лучше. Только родительская любовь и вера рождают оптимизм, желание быть хорошим. Это желание как бы подталкивает малыша к исполнению родительских ожиданий.

Ребенок всегда нуждается в эмоциональной поддержке, особенно родительской. И совсем маленький, и когда вырастет — тоже. Но сейчас родители эмоционально всегда с ним, всегда за него, даже когда он очень провинился.

«Не люблю!» — неправильно, противоестественно, опасно.

«Люблю, но так огорчен!» — правильно, естественно, перспективно.

В первом случае отплатит криком, негативизмом. Во втором — будет ужасно огорчен и у него появится ответственность за того, кто огорчается из-за его ошибок. Именно этот путь пробуждает и стыд, и совесть. Наш малыш уже личность. Но на пути к развитой взрослой личности его ждет столько испытаний!

Стараясь не снижать притязания ребенка на признание, надо придавать правильное направление развитию потребности в признании. Для этого необходимо искать пути к снятию негативных образований, сопутствующих притязаниям ребенка. Для каждого ребенка эти пути индивидуальны. Именно здесь следует обратиться к родительской интуиции и знанию того, что ребенок должен по собственной потребности, осознанно преодолевать свои недостатки. Так, ложь, например, у него появляется тогда, когда еще не сформирована потребность в правдивом отношении к другим людям, когда честность не стала качеством, повышающим значимость ребенка в глазах значимых для него родных и близких людей.

Но наш малыш живет не только с нами. Он психологически занят своими сверстниками. Это соседи по лестнице, это дети из группы в детском саду. Сверстники находятся в сложных отношениях, в которых переплетены симпатия, конкуренция, стремление взять реванш, возможность играть и, наконец, радость общения.

В играх потребность в признании каждого ребенка сталкивается с теми же потребностями остальных детей. Потребность в признании создает особенно острое внутреннее напряжение, когда наш малыш хочет быть лучше, чем другие. Например, ребенок стремится всеми силами к престижной роли в игре. Но он не так уж прост, этот малыш 5-6 лет! Его притязания не открыты стороннему наблюдателю. Только материнское сердце да отцовская проницательность помогают родителям рассмотреть свое чадо в его притязаниях и внутренней борьбе с самим собой.

Однако предоставим малыша самому себе. Его притязания на значимое место среди сверстников нормальны. Желание быть принятым, признанным, даже желание занять престижное место в игре нормально. Для того чтобы реализовать эти свои желания, ребенок должен научиться чувствовать и верно оценивать других детей, он должен научиться рефлексии.

Способность тонко рефлексировать — человеческая способность. Она дает возможность понять другого и в случае его неудач вчувствоваться в его состояние и суметь сопереживать, прочувствовать желания и стремления другого. Одним словом, рефлексия открывает внутренние эмоциональные состояния другого человека, дает возможность понять мотивы его поведения. Развитие рефлексии определяет развитие личностных способностей человека.

Но для того чтобы занять престижное место, надо не только уметь понимать других людей, не только научиться предвидеть их поведение, не только уметь установить желаемые отношения и соорганизовать других, надо еще уметь многое делать действительно лучше, чем другие. Одним словом, стремление к успеху способствует развитию многих умений и способностей ребенка.

В то же время, когда дети начинают претендовать на значимую для всех роль в игре, на единственно возможную победу в соревновании или на первенство в своей группе, ожидания многих разбиваются об удачу какого-то одного. И тут-то нашего малыша поджидают вместе с разочарованиями и огорчениями тяжелые, черные чувства досады и глубокой неприязни к сверстнику. Это яд зависти. Зависть — это чувство досады, ненависти, вызванное благополучием, успехом другого. Зависть возникает спонтанно при неуспехе, когда собственные притязания не удовлетворены, а другой в это время достиг желаемого успеха.

Мы так же не можем принять зависти ребенка, как не можем принять его лжи. Мы будем внушать ему, как постыдна зависть, и постараемся помочь ему избавиться от нее. Если увидим, что он стремится расправиться с более удачливым сверстником или злится и не желает играть с ним, попробуем пристыдить его, даже если наш малыш будет выдвигать мотивы, якобы не связанные с завистью («А он ударил меня еще вчера!», «А она не дает мне колясочку покатать. Она — жадина!» и пр.). Но важно быть уверенным, что мы правильно понимаем, что происходит.

Чтобы наш малыш развивался, как мы того хотим, чтобы он научился если не управлять своими негативными желаниями и чувствами, то стыдиться их и стремиться от них освободиться, необходима постоянная совместная с ним работа, искренность и последовательность самих родителей. И хотя ребенок 5-6 лет уже может сознательно управлять своим поведением, своими действиями и помыслами, однако сфера применения этой способности весьма ограничена.

Родители не должны пропускать победы ребенка над самим собой. Заметить его борьбу с самим собой, поддержать малыша — значит придать ему силы для самого трудного — строить самого себя, опираясь на свои внутренние стремления и поступки.

Наш ребенок уже хочет быть личностью. И он является ею в те мгновения, когда преодолевает в себе плохое, когда огорчается и стыдится за свое несовершенство, свои слабости и проступки, когда стремится быть хорошим, когда «надо» побеждает «хочу». И это нас, родителей, очень радует. Но все-таки самая большая радость родителей в том, что их ребенок не похож ни на кого на свете! Все дети отличаются друг от друга, даже если они дети одних и тех же родителей (даже если близнецы). Независимо от генотипа и условий воспитания в этом мире живут непохожие друг на друга малыши, которым предстоит стать непохожими взрослыми.

С самого начала дети различаются между собой природными особенностями. При этом одни природные особенности определяются наследственностью, другие возникают в результате тех или иных условий развития во внутриутробном периоде. Однако самые большие различия образуются в процессе самого развития.

Как смеется ваш малыш, так не смеется никто! Как он ест, говорит, бегает, шалит, шутит, так никто никогда этого не делал. Даже если он «как две капли воды» похож на папу, маму, прадедушку или кого-то из близких или далеких по крови. Ваш ребенок уникален. Он индивидуален во всем: в своих желаниях, мотивах, которые определяют его поведение, в том, как он любит своих родителей.

Со временем различия в индивидуально-психических качествах детей становятся все разительнее: черты характера, интересы, склонности и способности каждого ребенка развиваются совершенно особенным образом. Второго такого человека больше никогда не будет на свете!

Развитие вашего ребенка во многом будет совпадать с установленными наукой общими закономерностями развития детей в современных условиях их воспитания. Однако ваш ребенок в своих проявлениях и особенностях развития во многом не будет соответствовать обобщенному «типичному» ребенку. Не торопитесь делать вывод, что ваш ребенок плох в сравнении с «типичным». Не торопитесь делать вывод, что ваш ребенок во многом превосходит «типичного». Во-первых, вы можете просто заблуждаться относительно реальных особенностей вашего малыша — это устанавливается при тщательной диагностической проверке психолога. Во-вторых, каждый ребенок развивается в разные возрастные периоды с разным «ускорением»: одни дети опережают сверстников, другие — отстают. Но это движение в развитии переменчиво: «ускорение», делающее из малыша вундеркинда, может вскоре угаснуть, а замедленно развивающийся ребенок вдруг как бы пробуждается и удивляет окружающих своими достижениями.

Сказанное об уникальности вашего ребенка не должно создать неправильного впечатления о том, что индивидуальность развивается за счет одних лишь врожденных особенностей. Малыш не может развивать свою уникальность сам. Ему нужны постоянное поощрение, доверительное общение и родительская любовь.

www.sunhome.ru

Первое рождение личности леонтьев относит. Рождение личности

Поведе́нческая терапи́я; бихевиора́льная терапи́я
(от англ. behaviour — «поведение») — одно из ведущих направлений современной психотерапии . Поведенческая психотерапия основана на теории научения, а также на принципах классического и оперантного обуславливания. В основе этой формы психотерапии лежит идея, что симптомы некоторых психических расстройств обязаны своим появлением неверно сформированным навыкам. Поведенческая психотерапия ставит своей целью устранение нежелательных форм поведения и выработку полезных для клиента навыков поведения. Наиболее успешно поведенческая терапия применяется для лечения фобий , поведенческих расстройств и зависимостей, то есть тех состояний, в которых возможно выделить какой-то определенный симптом как «мишень» для терапевтического вмешательства. Научной базой поведенческой психотерапии является теория бихевиоризма .

История

Несмотря на то, что поведенческая терапия является одним из новейших методов лечения в психиатрии, приемы, которые в ней применяются, существовали уже в глубокой древности. Издавна было известно, что поведением людей можно управлять с помощью положительных и отрицательных подкреплений, то есть вознаграждений и наказаний (метод «кнута и пряника»). Однако лишь с появлением теории бихевиоризма эти методы получили научное обоснование.

Бихевиоризм как теоретическое направление психологии возник и развивался примерно в то же время, что и психоанализ (то есть с конца XIX века). Тем не менее, систематическое применение принципов бихевиоризма для психотерапевтических целей относятся к концу 50-х — началу 60-х годов.

Методы поведенческой терапии в значительной степени основаны на идеях русских ученых Владимира Михайловича Бехтерева (1857-1927) и Ивана Петровича Павлова (1849-1936). Работы Павлова и Бехтерева были хорошо известны за границей, в частности, книга Бехтерева «Объективная психология» оказала большое влияние на Джона Уотсона. Павлова называют своим учителем все крупнейшие бихевиористы Запада. (См. ещё: рефлексология)

Уже в 1915-1918 годах В. М. Бехтерев предложил метод «сочетательно-рефлекторной терапии». И. П. Павлов стал создателем теории об условных и безусловных рефлексах и о подкреплении, с помощью которого поведение может быть изменено (благодаря выработке желательных условных рефлексов или «угасанию» нежелательных условных рефлексов). Проводя эксперименты с животными, Павлов установил, что если кормление собаки сочетается с нейтральным стимулом, например, со звоном колокольчика, то в дальнейшем этот звук будет вызывать слюноотделение у животного. Павлов также описал феномены, связанные с выработкой и исчезновением условных рефлек

uformat.ru

Е.Е. Соколова. Индивид и личность. Два рождения личности, по А.Н.Леонтьеву, и их критерии: Psychology OnLine.Net

Е.Е. Соколова. Индивид и личность. Два рождения личности, по А.Н.Леонтьеву, и их критерии

Добавлено Psychology OnLine.Net

03.03.2009 (Правка 03.03.2009)

Возвратимся к проблеме определения понятия «личность» в современной психологической литературе. В широком смысле слова личность — это синоним человека с момента его рождения (самая распространенная точка зрения в современной психологии). Эта точка зрения на личность подразумевает, что, изучая, например, телосложение и его связь с особенностями темперамента, мы занимаемся личностью. При этом подчеркивается уникальная неповторимость личности уже на уровне телесной организации (рост, вес, цвет глаз, особенности внешности и т.п.). «Правда» этой точки зрения состоит в том, что человек действительно уникален и индивидуален уже на уровне телесной организации, а психофизиологические особенности служат основой для формирования особых уже собственно личностных свойств. Но войдет ли та или иная физическая особенность в структуру собственно личности — в этом можно сомневаться.

А.Н.Леонтьев приводит в этой связи следующий пример. У мальчика врожденный вывих бедра. Определит ли данный грубый анатомический дефект его личностные особенности, как думают некоторые люди (считая, что, родившись с тем или иным уродством, например с горбом и т.п., человек уже автоматически становится злобным завистником, мечтающим отомстить всему человечеству за свои недостатки)? Нет. Сам по себе дефект выступает лишь «органической предпосылкой» формирования личности, а на базе этих предпосылок могут быть сформированы разные типы личности. Как говорил в таких случаях Л. С. Выготский, если взрослый определенным образом не «означит» этот дефект, он может вообще не существовать для ребенка или восприниматься им просто как индивидуальная особенность. Впрочем, нельзя отрицать, что имеющиеся дефекты накладывают ограничения на приемы и технику воспитания.

Обратимся в этой связи к литературному примеру (может быть, он покажется кому-то немного искусственным, но зато он хорошо иллюстрирует процесс означивания дефекта другим человеком и тем самым осознания данного индивидного свойства как «дефекта» его обладателем). В опере П. И.Чайковского «Иоланта» главная героиня слепа от рождения, но не знает об этом, поскольку окружающие тщательно выстроили способы общения с ней и избегают упоминаний в речи соответствующих слов. Случайная встреча «открывает ей глаза»: она не такая, как все, она не знает о мире, который знаком любому зрячему человеку. И девушка переживает, можно сказать, душевный кризис и чувствует себя неполноценной. Так что какой именно будет личность мальчика с врожденным вывихом тазобедренного сустава (станет ли он завистником или будет, напротив, чрезвычайно доброжелателен к людям) — зависит от очень многих ‘ факторов, которые нельзя искать в самом дефекте и в самом индивиде.

Поэтому в школе А.Н.Леонтьева настаивают на разведении понятий «индивид» и «личность», сужая при этом объем последнего понятия (индивидом рождаются, личностью становятся). Мы называем словом «индивид» отдельного человека как субъекта его деятельности уже с момента его рождения. Он целостен и неделим, но данная целостность обеспечивается закономерностями биологической1 эволюции. Индивид — продукт онтогенетического развития заложенных в его организме генетических программ в конкретных условиях его деятельности в определенной среде. Конечно, становление индивида как носителя врожденных и приобретенных свойств можно лишь в абстракции отделить от становления собственно личности, которая характеризует человека уже с другой — социальной — стороны. Поэтому А. Н.Леонтьев давал более узкое определение личности, чем это встречалось в подавляющем числе концепций зарубежной психологии, и с данной позицией согласны практически все отечественные психологи.

Личностью человека можно назвать лишь с определенного момента его развития. Личность «рождается» в онтогенезе «дважды», говорил А. Н.Леонтьев. Первое рождение личности начинается (это не одномоментное событие) в возрасте около 3 лет и продолжается фактически все дошкольное детство. Критерием произошедшего рождения является принятие субъектом социальных норм и ценностей как мотивов своего собственного поведения. Внешне это проявляется, например, в способности ребенка «не взять» понравившийся ему предмет только потому, что «мама запретила его трогать». Даже когда его никто не видит, ребенок может ходить вокруг этого предмета, но трогать не будет. Значит, социальная норма, выступавшая внешним регулятором поведения ребенка (раньше ребенок не трогал предмет только в присутствии мамы или другого взрослого), теперь становится внутренней формой регуляции.

Одним из внешних признаков начальной стадии процесса интериоризации социальных норм является «феномен горькой конфеты» (полученный однажды в качестве побочного результата одного из экспериментов школы А.Н.Леонтьева). Ребенок-дошкольник, участвовавший в эксперименте, должен был, не вставая с места, достать предмет со стола, стоявшего довольно далеко от него. За успешное выполнение действия в этих условиях ребенку обещали дать конфету. Пока взрослый был в комнате, ребенок не вставал с места. Но тут взрослого якобы вызвали — и он ушел (на самом деле из соседней комнаты он наблюдал, что делает оставшийся один ребенок). Ребенок встал с места и взял тот предмет, который ему нужно было взять, по инструкции не вставая с места. Взрослый тут же вернулся в комнату и предложил обещанную конфету в качестве награды за выполненное действие. Ребенок, однако, сначала отказался от вознаграждения, а затем, когда взрослый стал настаивать, тихо заплакал.

Как объяснял этот феномен А.Н.Леонтьев? Действие ребенка объективно вписано в систему двух разных отношений ребенка к действительности. Одно отношение — отношение «ребенок—взрослый», второе — «ребенок —предмет». Как мы помним, любое отношение субъекта к объекту реализуется (существует) только в форме какой-либо деятельности субъекта, побуждаемой соответствующим мотивом. Таким образом, мы имеем дело с тем, что одно и то же действие ребенка оказалось в разном отношении к двум значимым для него мотивам: очень хочется достать предмет (поскольку за него обещана награда), но социально одобряемым способом его взять нельзя (а ребенок в этом возрасте стремится соответствовать ожиданиям взрослого). Появление экспериментатора привело к переживанию ребенком конфликта мотивов, и полученная им конфета оказалась «горькой» по своему личностному смыслу. Таким образом, у данного ребенка начался процесс иерархизации мотивов, при этом все более и более значимым для него становится выполнение им социальной нормы.

Второе рождение личности, по А.Н.Леонтьеву, происходит в подростковом возрасте, когда ребенок, у которого сложилась уже в результате предшествующей деятельности определенная более или менее устойчивая иерархия мотивов, оказывается вдруг перед необходимостью ее пересмотра. Это происходит потому, что все больше и больше расширяется круг социальных отношений, в которые входит ребенок, увеличивается число реализующих эти отношения видов деятельностей и возникают противоречия уже внутри круга соответствующих им социальных мотивов. Особенно отчетливо это впервые может обнаружиться в подростковом возрасте, когда социально одобряемый родителями ребенка поступок (например, не пропускать ни одного урока) вдруг получает резко отрицательную оценку других учеников класса, ставших для подростка «значимыми другими». В этом возрасте ребенок начинает ставить перед собой глобальные вопросы о том, что такое добро, что такое зло, к чему следует стремиться и чего избегать, каковы должны быть жизненные идеалы и т.п. Естественно, это требует большой работы самосознания, особенности которой раскрыть в вводном курсе не представляется возможным. Завершим разговор о втором рождении личности выделением критерия этого рождения.

Таким критерием может быть первый в жизни самостоятельный и ответственный поступок. Обсуждая этот критерий, В. В. Петухов и В. В.Столин еще больше сужают объем понятия «личность» и считают, что в подлинном смысле личностью может быть назван субъект, способный на подобного рода поступок. Согласно этой точке зрения, в результате «первого рождения» рождается не личность, а социальный индивид, который воспринимает социальную норму как значимый для него внутренний регулятор поведения, но при этом даже не задумывается о возможных альтернативных социальных нормах. Социальный индивид может так и не превратиться в личность: ведь становление субъекта личностью предполагает повышение его ответственности и самостоятельности, которое часто имеет своим следствием появление новых проблем для субъекта. Особой проблемой, например, может выступить появление большей свободы деятельности, к которой субъект не привык (он привык к тому, чтобы все решали за него другие, а теперь надо решать самому) — и потому бежит от нее (одна из книг рассматривавшего эту проблему Э.Фромма так и называлась — «Бегство от свободы»). Тем более что индивид, решившись на поступок, всегда рискует ошибиться и оказаться в проигрыше, выбрав не самую удачную стратегию поведения, потерпеть фиаско в борьбе с людьми, которые придерживаются иных систем ценностей.

Впрочем, всю диалектику становления человека личностью можно понять, лишь изучив соответствующую систему курсов по психологии личности. В следующем параграфе мы представим ориентировочную основу дальнейшего движения в проблематику психологии личности, предложив возможную схему строения личности (в данном случае мы используем понятие «личность» в самом широком смысле — как синоним понятия «человек»). В создании данной схемы (имеющей исключительно учебный характер) были использованы материалы исследований А. Г.Асмолова и Д.А.Леонтьева, работы которых можно рекомендовать читателю для дальнейшего знакомства с проблемами психологии личности [5; 68].


  1. Выше говорилось, что в чистом виде биологического развития человека в условиях человеческого общества не бывает. Поэтому надо помнить об условности термина «биологическое» по отношению к развитию человека даже на самых ранних этапах его приобщения к культуре.

www.psychology-online.net

Рождение человека новой формации сознания. : wangeliy — LiveJournal


Рождение человека новой формации сознания обязательно сейчас. Невожможно строительство нового общества с таким дебилтным стадом озабоченных плевел.

Злата в этом ролике озвучила очень важные моменты. Все публичные проститутки, типа Собчвк, Волочкова, Навка и прочие падшие бабы и пидорасты мужики- это мусор социума. Еще раз хочу напомнить, что вся эта шобла падших бесов — ваша проверка , тест на осознанность. Тренировка на различение добра и зла. Ваше отношение к этим бесам фиксируется в вашей базе данных. Если вы интересуетесь их бесовской жизнью. Если вы хотите быть похожим на них, то это ваш приговор. У вас нет разума, просто дебил. Нет своего пути , нет духовного различения Наблюдаю такое явление в блоке рептилии Лены Миро. Таких Лен создают с целью выявления духовных деградантов которых привлекают только такие бесы и их жизнь. Как вы думаете — нужны такие дебилы Богу? Все это пустая порода , которая , как шлак уйдет очень скоро в пекло. .

Человек новой формации должен иметь различение всех Тварей . Тварные- есть зло. Вся эта звериная бесовская порода исчезнет с земли бесследно. Даже следа не останется. Чему зверобесы радуются не понятно. Некоторые даже гордятся тем, что они звери. Ну, дебилы , же.
Запомните: шелухи и пустых людей будет много, вы должны отличить их и отобрать “зёрна” от “плевел”.Как мы уже знаем, плевла — зверобесы уйдут адд.

Я помогу выбрать и приблизить людей творческих, бескорыстных, стремящихся к Истине и поставивших целью своей жизни служение Мне!

Бизнес и проверка черными жрецами Амона, называемыми Дьяволом

на Земле у человека есть право выбора и шанс поменять свою жизнь, несмотря на соблазны Лукавого.И ещё, человек на любом месте лестницы власти проверяется Им (Лукавым) для Меня, потому что общение со Мной – это тоже проверка.
Оценка же коммерческих решений и принятие действий по получению прибыли есть уже Моя попытка помочь человеку в бизнесе, что соответствует планам Лукавого при проверке его достатком, комфортом и властью. Ведь деньги – это власть! Помогать Лукавому – это не Моё дело, да и не только.

Сам факт возможной помощи человеку бизнеса есть нарушение Мною Моих же строгих Правил, когда Я предоставляю право выбора человеку: идти со Мной вверх или с Лукавым вниз!
Поэтому вопросы о судьбе члена команды – это ко Мне, а вопросы по бизнесу – это к гадалкам или провидцам.
Я думаю и делаю Будущее, а не настоящее, а тем более на Земле, в Материальном Мире, где властвует Лукавый.

Узнать судьбу человека относительно событий по переустройству России, её новых Общественных отношений – это пожалуйста!. Шанс есть у каждого, а вот как этот шанс используется – Мы определим “Завтра”, потому что в любом случае Я уже предупредил тебя, что Мы не будем руководствоваться эмоциями, а будем терпеливыми.
И если к скотам- зверобесам Я призываю быть терпеливыми и игнорировать их наличие как плевел , то к своим вы должны быть терпеливыми в тысячу раз больше.
Таких искренне верящих людей, праведных людей действительно будет немного.

Откровения Мои и волна общественного Движения за возрождение России всколыхнут массы людей, и в этой толпе – ещё не людей, а только стремящихся таковыми стать, – будет много мусора и людей, желающих снять “сливки” в этой суете и пристроиться к раздаче пирогов.. Ну что поделаешь, людей праведных немного, а с остальными ещё работать и работать.

И не правы те люди, которые холодным расчётом хотят показать, что Россия – не самый удачный пример для подражания и с точки зрения политической и религиозной разрозненности, и с точки зрения экономических возможностей страны, расположенной в северных широтах, где требуется огромное количество энергии для поддержания комфортных условий существования населения.
Это примитивное, механистическое представление об обеспечении достаточного количества тепла (энергии) и, соответственно, “хлеба насущного”.. Но ещё Мой Сын говорил: “Не хлебом единым жив человек”, поэтому нельзя говорить в стране с огромным энергетическим запасом о том, что слишком велики затраты на обеспечение комфортных условий существования населения северных широт.

Во-первых, это в Моей Власти – дать этим людям, этой стране новые источники энергии, ведь сырьевые запасы России не имеют себе равных.Во-вторых, по логике этих учёных, страны африканского континента и вообще экваториальные страны должны быть самыми богатыми, потому что солнечной энергии им девать некуда, а комфортные условия достигаются природными данными этих широт.

Но не так всё просто, и нельзя страны классифицировать по категориям широт. Нужен глубокий анализ наций, их менталитета, глубины национальных и религиозных традиций.
По всем этим параметрам Россия не имеет себе равных не только на этом полушарии, но и вообще на Земле.

Сбалансированная природа, нормальный климат, огромные запасы природных ресурсов совместно с сильнейшей энергетикой граждан этой страны делают этот народ уникальным, а если вспомнить глубокие народные традиции и повышенную религиозность, то вопрос о выборе народа для подражания у Меня не вызывает сомнения.
Не хочется опускаться до “научных” дискуссий, “где жить хорошо” и какие размеры страны, по мнению учёных, являются оптимальными.
Нет здесь и не может быть никаких рецептов, так сложилась История, и Российский этнос занимает почётное лидирующее место среди народов или народностей Земли, имеющих глубокие корни на своей исторической Родине.
Нельзя забывать о том, что менталитет народа, его энергетика, его религиозность, если хотите, Духовность, определяется не только самим народом и, как Я сказал, его глубокими традициями, но и, что очень важно, территориальными границами распространения российского этноса.

Вызывающая смех на Западе открытость русской Души, примитивно характеризуемая водкой и матрёшками, действительно есть, и она сформировалась на бескрайних просторах этой страны.Сравните менталитет стран народов ограниченных территорий и менталитет стран, когда масштабы территории позволяют свободное перемещение этноса без ограничений и препятствий. Только на большой, бескрайней территории может сформироваться менталитет великого Народа с высокой Духовностью, позволяющей воспринимать Моё Мироустройство, Каноны Мои Вечные и Мою структуру власти безоговорочно, как органически вплетаемую модель развития общества в своё видение власти Божественной, или от Бога.
Не надо обсуждать между людьми того, что они не знают из-за узости материального мышления, и нельзя обсуждать с людьми, не знающими “Завтра”, то, что решено и реализуется на базе Высших Законов, Высшего Разума.

Люди в мире, и в России особенно, могут сколько угодно обсуждать возможности построения “измов”, манипуляций властных структур, но результата этих дискуссий нет и не будет. Не видят люди Будущее, не дано им знать “Завтра”. Это может случиться только в случае Веры людей в Меня, Мне и признания (Любовь) Меня, Дел Моих и произведение Моё, детей Моих, а значит, вас.
Процесс преобразования России идёт независимо от учёных или неучёных. Да и какая разница, какая категория учёности у людей этой страны!

Всем им жить в этой стране, и потому, хотят они или нет, но будут вынуждены принять Мои “правила игры”. А смирившись или приняв их, постепенно созреют для осознанного принятия новой системы общественных отношений.
Мы ещё обсудим эту систему общественных отношений в России – и как выстроить их, и по каким нормативным актам будет она создана.
Эти “технологические” решения мы обсудим позже, потому что ещё не пришло время объяснить людям, как будет меняться власть и какая форма, юридическая форма власти будет приемлема и Мною поддержана.
Это – “Завтра”, и не будем его торопить.

И ещё: нам не надо никуда идти или объединяться с каким-либо политическим движением, потому что все политические силы, сообщества или партии России через некоторое время будут считать за честь приблизиться к нам, или стать в наш строй
Продолжается энергетическая бомбардировка Земли, продолжается подготовка людей к Квантовому переходу.
И никуда не уйти от этого эпохального события и никакие ковчеги не смогут помочь людям избежать собственного выбора между Добром и Злом, собственного выбора между этими полюсами Вечности.
Увещевания и разговоры о необходимости прививания чувства Любви к Природе, в большом смысле этого слова, и чувства благодарности ко Мне, Создателю, подходят к концу.

Великое изменение Порядка на Земле незаметно для людей становится явью и требует участия каждого (Я подчёркиваю: каждого) человека без исключения.
Мы говорили недавно о рождении человека, о том, что энергии Инь и Ян дают при слиянии (соединении) мощный энергетический импульс, достаточный для образования новой энергетической Сущности, нового человека ещё до формирования его материальной оболочки.
Рождением нового человека следует считать не выход его из чрева матери, как сформировавшегося материального субъекта, а именно момент объединения энергий разного знака, дающих образование новой энергетической Сущности.

Лишь после этого объединения энергий и начинает формироваться материальная оболочка, пол которой определяется разницей мощности энергий Инь и Ян.
Только тогда, когда определилась разница в мощности энергий, становится понятным превалирование того или иного знака, и начинает формироваться материальная оболочка того или иного пола человека.

Я подчёркиваю, что рождением нового человека следует считать не факт выхода ребёнка из чрева матери, а именно факт соединения энергий Инь и Ян в процессе апогея полового акта.
Но нельзя считать половой акт, направленный на создание нового человека, только материальной связью, поскольку это только примитивное, можно сказать, животное, представление о продолжении рода человеческого.
Соединение двух людей разного пола, а значит, и разного знака энергий, даёт возможность (при их объединении) образования нового энергетического фантома.
В этом отношении все проблемы человечества, связанные с отсутствием деторождения, есть энергетические проблемы двух энергетических Сущностей, мощности которых недостаточно для “зажигания” нового вечного огня – человека.
Ещё никогда люди не обращали внимания на состояние своей энергетической оболочки, ещё никогда люди не думали о продолжении рода человеческого, как о появлении “вечного Священного огня”, как об элементарной “свече” Сознания и как о результате слияния двух Божественных энергий.

Священный Огонь на Пасху есть напоминание людям о том, что Огонь Воскресения есть проявление Моей Божественной Силы.
Рождение человека есть тоже объединение двух Божественных энергий (Сил), есть тоже проявление Моей Божественной Силы, дарующей жизнь человеку.
Да, конечно, слияние двух энергий Инь и Ян даёт импульс, даёт искру для образования энергии нового человека, но в этом также таится и проявление Божественной силы.
При рождении нового человека необходимы: первое условие – соединение двух энергий Инь и Ян; и второе, главное условие – это проявление Божественной силы, Моей Воли, дающей возможность “зажигания” новой энергии, нового Огня Сознания Вечности.
Всё остальное делает Природа с заложенным в Ней кодом (ДНК), несущим родовую память формирования материальной оболочки человека. Оплодотворение яйцеклеток есть возможность формирования (оболочки) человека, как Материи, отвечающей за обеспечение жизни человека в условиях Земли.
Соединение двух энергий Инь и Ян есть условие формирования энергии новой Сущности (Я подчёркиваю: новой энергетической Сущности) Духовного Мира.

Две энергии Инь и Ян и Божественные силы есть условие рождения человека как энергетического фантома, подчиняющегося Системе Миров, Системе энергий Космоса, Системе Божественных сил, импульс которых был и есть главное и необходимое условие нового энергетического образования.
Когда Я говорю о рождении и экологии человека, Я меньше всего волнуюсь об изменении окружающей среды Материального Мира. Меня больше всего волнует окружающее человека энергетическое поле, создаваемое самим человеком и создаваемое техникой, которая окружает человека в быту, обеспечивая, с одной стороны, материальные удобства, но, с другой стороны, разрушая его энергетическое поле или пространство, делая его беззащитным перед внешней энергетической агрессией.
Современный человек уже не в состоянии защищаться самостоятельно от внешней энергии Космоса, поскольку ослабленное энергетическое поле или энергетическое поле с дефектами не представляет собой плотную энергетическую систему защиты.

Такой человек уже не так интересен Мне, потому что не может быть проводником или помощником Моим в Вечности, ибо не может защититься собственным энергетическим полем от воздействия низших сил (сил Зла), а значит, имеется возможность захвата его незащищённой материальной оболочки силами Зла.
Начинающийся Квантовый переход – это в некотором смысле искусственный переход человека на новый энергетический уровень, заставляющий людей самим исправлять своё энергетическое поле и выбирать для себя критерии существования в новом, более насыщенном энергетическом Пространстве.

Энергетические фантомы, упорядоченные в Вечности, есть гармоничное существование человека в системе Миров, есть выполнение предначертания человека, определяемое Мной при объединении двух энергий Инь и Ян и при зажигании Мной “Огня Вечности” в Душе человека, при зажигании Мной Божественного Огня Любви и Гармонии.

wangeliy.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *