Потребность в безопасности это – Место безопасности в жизни человека и общества и её вес в системе потребностей

Место безопасности в жизни человека и общества и её вес в системе потребностей



Любое животное реагирует на угрозу его жизни защитными действиями. Действия человека, благодаря его разуму, отличаются от инстинктивных действий животных предвидением развития событий, оценкой последствий своих действий, анализом причин опасностей, выбором наиболее эффективного варианта действий.

Не случайно безопасность относится к коренным потребностям человека, а сохранение жизни и здоровья учёные называют первым и главным жизненным интересом личности. Исходная, заложенная природой, продолжительность жизни индивидов каждого вида живых организмов укорачивается за счёт реализации опасностей от окружающей среды. Именно поэтому реальная продолжительность жизни, несомненно, будучи зависимой от природной видовой величины, но отличная от неё, характеризует уровень безопасности.

Потребность — это естественное желание человека. Каждый день, выходя из дома, мы привыкли осматриваться по сторонам. Где-то любуясь чудесными восходами или закатами, где-то осмотреться, что твориться во дворе дома, но по большей части вне зависимости от цели, мы осматриваемся с основной целью — не попасть в какую-либо неприятность. Безопасность себя и своих близких, человека и гражданина, общества и государства — базовые критерии жизни. Безопасность — это то, чему учат с детства.

Согласно общему определению, безопасность — это условия, в которых находится объект, когда действие внешних и внутренних факторов не влечёт последствий, считающихся отрицательными по отношению к данному объекту в соответствии с существующим на данный момент потребностями, знаниями и представлениями. В более узком смысле, безопасность человека — обеспечение сохранности от угроз для жизни и здоровья человека.

Использование принципа пирамиды иерархии потребностей человека американского психолога Маслоу Абрахама Харольда наглядно показывает место безопасности. Маслоу А. Х. отнёс потребность в безопасности к базовым потребностям сразу после физиологических потребностей, таких как употребление человеком воды, воздуха, продуктов питания и др. Необходимо учитывать, что безопасность человека можно разделить на два вида: простую физическую безопасность и более сложную — духовную и социальную. Такой подход позволяет утверждать, что удовлетворение физиологических потребностей первого уровня также подразумевает соблюдение естественных жизненно необходимых требований безопасности для сохранения жизни и здоровья человеческого организма.

Потребность в безопасности касается всех сторон жизнедеятельности человека и затрагивает все области человеческих отношений: человек-человек, человек-общество, человек — государство, человек — техника, человек — среда. Однако, стремление к безопасности — естественная потребность, которая не должна становиться первостепенной задачей человека.

Понятие безопасность связано с базовыми потребностями жизнедеятельности человека. Учёные подчёркивают, что потребности более высокого уровня возникают после удовлетворения потребностей низших.

Пирамида потребностей Маслоу А. Х. представляет собой следующие уровни:

  1. Физиологические потребности
  2. Потребность в безопасности
  3. Потребность в любви и в социальных связях
  4. Потребность в уважении, одобрении и признании общества
  5. Потребность в самоактуализации и развитии личности

Следовательно, под потребностью в безопасности мы должны понимать потребность сохранения и продления устойчивого удовлетворения низших потребностей, а все остальные потребности, отличающие человека, возникают только после удовлетворения потребности в безопасности.

Рассматривая физиолого-биологический уровень продолжительности жизни, мы можем прийти к выводу, что ресурс, заложенный природой, достаточно внушительный, чтобы прожить сто и более лет. Однако различные факторы уменьшают данный срок. Существует три параметра, которые идут в рассмотрение:

  1. Продолжительность жизни индивида в целом.
  2. Личная продолжительность жизни.
  3. Средняя продолжительность жизни в конкретном обществе.


Первый пункт служит исходным показателем. Отведенный срок природой включает классические природы: рождение, становление, развитие, продолжение рода, защита и воспитание детей, старение и смерть.

После того как индивид воспроизведет себе подобных и воспитает полноценного члена общества, базовая функция человека выполнена и он может посвятить оставшееся время на благо общества либо творческое саморазвитие, достигая наивысших ступеней потребностей.

Согласно статистике, большая часть людей до отведенного природой жизненного предела не доживает. Личная продолжительность жизни уменьшается под влиянием различных угроз и опасности, в том числе, которая зависит от их поведения.

Личность, пренебрегающая принципами здорового образа жизни, не умеющая предвидеть, избегать опасностей, а в случае необходимости рационально действовать, не может надеяться на продолжительную жизнь.

Тем не менее индивидуальный уровень безопасности зависит и от того порядка, превентивных мер безопасности, которые созданы в определенном обществе. Если рассматривать среднюю продолжительность жизни не в отдельно взятом обществе, а по миру, то последнее время она неуклонно растет.

Естественно, что ступень физиологических потребностей является более первостепенной. Человек готов рисковать даже своей безопасностью ради утоления голода или жажды, но в то же время внутри человека происходит внутренняя борьба и, чтобы не подвергаться дополнительной опасности, человек готов отказаться от излишеств, а довольствоваться тем минимумом, который позволит поддерживать жизнеспособность организма в целом.

Человек как личность способен обеспечить свою безопасность, но человек- социальное существо и поэтому объединяется в сообщества. Без лишних доказательств мы придем к выводу, что обобщенный коллектив обеспечит защиту надежнее, чем отдельно взятая личность.

Изначально коллектив представляет собой большую семью, которая со временем увеличивается и становится полноценным сообществом. Кровные связи, основанные на любви и доверии, является самой сплоченной ячейкой коллектива. Со стремлением помогать другим тесно связано желание делиться знаниями и опытом, помогать товарищам в любой деятельности. [2, 59 стр.] Несмотря на то, что потребность в любви идет сразу после личной безопасности, уровень привязанности максимально высокий. Этот факт приводит к тому, что защита и безопасность близких приближенна к личной заинтересованности.

Объединение людей в сообщество благоприятно влияет на безопасность, возрастают социальные связи. Но вместе с тем возникают и новые заботы. Новое противоречие связано с эгоцентристными взглядами личности или определенного круга лиц. На весах оказываются интересы общества, то есть большинства, а также личностный интерес. В ряде критических ситуаций приходится приносить в жертву либо один, либо другой интерес.

Сообщество оказывается жизнеспособным только в том случае, если решающее большинство его членов готово поставить интересы сообщества выше индивидуальных, иначе сообщество распадётся или даже погибнет при первой же критической ситуации, эгоистических интересов. Поэтому система общественного поощрения выражается в признании правильности действий, по мнению этого общества, того образа действия и того отношения к действию, которые избраны и реализуются. [1, 59 стр.]

Уважение должно стать тем ключом для решения проблем между обществом и индивидом. Чтобы не подвергать сообщество и себя опасности, нужно уметь приходить к консенсусу. Конфликт индивидуальных и общественных интересов разрешается следующей естественной потребностью каждого человека — потребностью в уважении. С её помощью в сообществе возникает особый механизм преобразования общественных интересов в личные.


Как известно, права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого человека. Если бы на планете было бы всего два человека и жили они на разных полушариях, то их права были бы почти безграничны. Но население планеты уже превысило 7 миллиардов человек, а если учесть, что человек — существо социальное, то постоянный контакт и пересечение интересов является неизбежной частью нашей жизни.

Умение находить общий язык, а также разрешение спорных ситуаций повышает уровень безопасности. Ключевой момент в том, что нахождение общих точек соприкосновения происходит под влиянием внешних угроз. Чем выше внешняя опасность, тем быстрее приходит взаимопонимание. Но как еще можно уладить конфликтные ситуации и разрешать ситуации, если внешних угроз нет или почти нет? Что может регулировать внутренние интересы, если уважения может быть недостаточно?

Сформировав определенную форму управления в сообществе, одновременно с этим появляются и первые негласные правила поведения. Обычаи, традиции, а далее и законы, которые на протяжении длительного времени формируются вместе с обществом, призваны обезопасить и сохранить это общество от каких-либо эгоистических интересов. Парадокс заключается в том, что силы индивида, направленные на сохранение общества, приводят к появлению эгоистический привилегий от этого же общества.

Однако, традиций и закона может быть недостаточно. Всё вышеназванное может исполниться лишь при постоянном контроле. Как только появится возможность поступить иначе, в первую очередь в своих личных интересах, то многие именно так и поступили. Поэтому в современном обществе раскручивается культ самоконтроля, различных учений. Самая идеальная форма самоконтроля называется религией. Это комплекс установок и свод правил для каждого, призванный поступать так, а не иначе. И сложно сказать, чем больше руководствуются граждане: законами государства или религиозными сводами.

Вера в идеалы, духовная нравственность контролирует и оберегает лучше, чем любой писанный закон. Каждый человек становится в ответе перед Всевышним, обмануть которого невозможно. В итоге все ступени: от базовых до духовных прямо или косвенно работают на безопасность и это объяснимо. Как отмечает А. Х. Маслоу: «Так же, как сытый человек не чувствует себя голодным, тот, кто находится в безопасности, не чувствует угроз. Потребность в безопасности рассматривается как активный и основной мобилизующий ресурсы организма фактор лишь в действительно чрезвычайных обстоятельствах, таких как война, болезнь, стихийные бедствия, рост преступности, дезорганизация общества». [2, стр. 149]

Развитие индивида позволяет ему подстроиться к постоянно меняющимся условиям существования. Присущее только человеку развитие духовное имеет конечной целью формирование в сознании человека духовных ценностей — это в свою очередь всегда оказываются общественными ценностями. Поэтому потребность в безопасности заслуживает названия не только первой среди базовых потребностей человека, выделяющих его из остального мира, но и коренной.

Подводя итог, можно отметить, что при важности всех уровней потребностей все они направлены на удовлетворение безопасности. В этом направлении работает система ценностей, направленных на защиту от прямых угроз жизни и здоровью человека; превентивные меры по преобразования окружающей среды обитания человека, а также меры, направленные на созидание общества в области безопасности с преобладанием интересов общественных перед индивидуальными интересами, что позволит сохранить форму общности и сохранность человеческого рода.

Следовательно, безопасность является первоисточником активности человека и является конечной целью во всех сферах его жизнедеятельности. Изложенное позволяет также утверждать, что безопасность является первоисточником активности человека и является конечной целью во всех сферах его жизнедеятельности.

Литература:

  1. Основы практической психологии и педагогики для бакалавров: учеб. пособие для студентов технических вузов / С. А. Дружилов — М.: ФЛИНТА: Наука, 2013. — 240 с.
  2. Юридическая психология: учеб. пособие / В. П. Михайлова, Н. И. Корытченкова, Л. А. Александрова — М.: ФЛИНТА, 2013. — 392 с.

Основные термины (генерируются автоматически): безопасность, потребность, конечная цель, интерес, общество, здоровье человека, безопасность человека, личная продолжительность жизни, естественная потребность, первоисточник активности человека.

moluch.ru

Потребность в безопасности

После удовлетворения
физиологических потребностей их место
в мотивационной жизни индивидуума
занимают потребности другого уровня,
которые в самом общем виде можно
объединить в категорию безопасности
(потребность в безопасности; в стабильности;
в зависимости; в защите; в свободе от
страха, тревоги и хаоса; потребность в
структуре, порядке, законе, ограничениях;
другие потребности). Почти все, что
говорилось выше о физиологических
позывах, можно отнести и к этим
потребностям, или желаниям. Подобно
физиологическим потребностям, эти
желания также могут доминировать в
организме. Они могут узурпировать право
на организацию поведения, подчинив
своей воле все возможности организма
и нацелив их на достижение безопасности,
и в этом случае мы можем с полным правом
рассматривать организм как инструмент
обеспечения безопасности. Так же, как
в случае с физиологическим позывом, мы
можем сказать, что рецепторы, эффекторы,
ум, память и все прочие способности
индивидуума в данной ситуации превращаются
в орудие обеспечения безопасности. Так
же, как в случае с голодным человеком,
главная цель не только детерминирует
восприятие индивидуума, но и предопределяет
его философию будущего, философию
ценностей. Для такого человека нет более
насущной потребности, чем потребность
в безопасности (иногда даже физиологические
потребности, если они удовлетворены,
расцениваются им как второстепенные,
несущественные). Если это состояние
набирает экстремальную силу или
приобретает хронический характер, то
мы говорим, что человек думает только
о безопасности.

Несмотря
на то, что мы предполагаем обсуждать
мотивацию взрослого человека, мне
представляется, что для лучшего понимания
потребности в безопасности имеет смысл
понаблюдать за детьми, у которых
потребности этого круга проявляются
проще и нагляднее. Младенец реагирует
на угрозу гораздо более непосредственно,
чем взрослый человек, воспитание и
культурные влияния еще не научили его
подавлять и сдерживать свои реакции.
Взрослый человек, даже ощущая угрозу,
может скрыть свои чувства, смягчить их
проявления настолько, что они останутся
незамеченными для стороннего наблюдателя.
Реакция же младенца целостна, он всем
существом реагирует на внезапную угрозу
– на шум, яркий свет, грубое прикосновение,
потерю матери и прочую резкую сенсорную
стимуляцию.11

Реакция
младенца на различного рода соматические
нарушения также гораздо более
непосредственна, чем у взрослого
человека. Очень часто соматическое
расстройство воспринимается ребенком
как прямая угроза, как угроза per
se
и вызывает
страх. Так, например, рвота, колики в
животе, острая боль могут полностью
изменить мировосприятие ребенка. Образно
говоря, для ребенка, испытывающего боль,
весь мир становится мрачным, пугающим,
опасным и непредсказуемым, – в таком
мире может произойти все что угодно.
Расстройство желудка, любое другое
недомогание, которое взрослый человек
счел бы «легким», заставляет ребенка
испытывать ужас, вызывает ночные кошмары.
В таком состоянии ребенок особенно
остро ощущает потребность в участии и
защите. Наглядным подтверждением наших
рассуждений может служить недавно
проведенное исследование, в котором
изучались психологические последствия
хирургических вмешательств у детей
(270).

Потребность
в безопасности у детей проявляется и в
их тяге к постоянству, к упорядочению
повседневной жизни. Ребенку явно больше
по вкусу, когда окружающий его мир
предсказуем, размерен, организован.
Всякая несправедливость или проявление
непоследовательности, непостоянства
со стороны родителей вызывают у ребенка
тревогу и беспокойство. В данном случае
главную роль играет не столько
несправедливость как таковая и даже не
боль, связанная с ней, сколько то
обстоятельство, что несправедливость
или непоследовательность заставляет
ребенка ощутить непредсказуемость
мира, его опасность, убеждает ребенка
в том, что этому миру нельзя доверять.
Маленькие дети чувствуют себя гораздо
лучше в такой обстановке, которая, если
уж и не абсолютно незыблема, то хотя бы
предполагает некие твердые правила, в
ситуации, которая в какой-то степени
рутинна, в какой-то мере предсказуема,
которая содержит в себе некие устои, на
которые можно опереться не только в
настоящем, но и в будущем. Вопреки
расхожему мнению о том, что ребенок
стремится к безграничной свободе,
вседозволенности, детские психологи,
педагоги и психотерапевты постоянно
обнаруживают, что некие пределы, некие
ограничения внутренне необходимы
ребенку, что он нуждается
в них, или, если сформулировать этот
вывод более корректно, – ребенок
предпочитает жить в упорядоченном и
структурированном мире, его угнетает
непредсказуемость.

Несомненно, центральную
роль в процессах формирования чувства
безопасности у ребенка играют родители
и семейная среда. Ссоры и скандалы,
разлука с кем-либо из родителей, развод,
смерть близкого члена семьи – каждое
из этих семейных событий таит в себе
угрозу для ребенка. Родительский гнев,
угроза физического наказания, грубое
обращение, словесные оскорбления подчас
вызывают у ребенка столь сильный ужас
и панику, что мы вправе предположить,
что здесь задействован не только страх
перед болью. Одни дети реагируют на
грубое обращение паникой, которую можно
объяснить страхом утраты родительской
любви, тогда как другие, например,
заброшенные, отверженные дети, реагируют
совсем иначе – они льнут к карающим их
родителям, и судя по всему, не столько
в надежде завоевать или вернуть
родительскую любовь, сколько потому,
что ищут безопасности и защиты.

Реакция
испуга часто возникает у детей в ответ
на столкновение с новыми, незнакомыми,
неуправляемыми стимулами и ситуациями,
например, при потере родителя из поля
зрения или при разлуке с ним, при встрече
с незнакомым человеком, при приближении
незнакомца, при встрече с новыми,
неизвестными или неуправляемыми
объектами, в случае болезни родителей
или их смерти. Именно такие ситуации
заставляют ребенка отчаянно цепляться
за родителей, прятаться за их спины, и
это еще раз убеждает нас в том, что
родитель дает ребенку не только заботу
и любовь, но и защиту от опасности.12

Нашему наблюдению
можно придать более обобщенный характер
и заявить, что среднестатистический
ребенок и – что не так очевидно –
среднестатистический взрослый
представитель нашей культуры стремится
к тому, чтобы жить в безопасном, стабильном,
организованном, предсказуемом мире, в
мире, где действуют раз и навсегда
установленные правила и порядки, где
исключены опасные неожиданности,
беспорядок и хаос, где у него есть сильные
родители, защитники, оберегающие его
от опасности.

Уже сама
констатация того факта, что вышеописанные
реакции с легкостью обнаруживаются у
детей, свидетельствует о недостаточно
безопасном существовании наших детей
(или, если рассматривать этот феномен
в мировом масштабе, можно заявить, что
детям не обеспечена надлежащая забота).
В безопасном, любящем семейном окружении
дети, как правило, не
обнаруживают этих реакций. Реакция
испуга у детей, окруженных надлежащей
заботой, возникает только в результате
столкновения с такими объектами и
ситуациями, которые представляются
опасными и взрослому человеку.

Потребность в безопасности
здорового и удачливого представителя
нашей культуры, как правило, удовлетворена.
Люди, живущие в мирном, стабильном,
отлаженно функционирующем, хорошем
обществе, могут не бояться хищников,
жары, морозов, преступников, им не
угрожает ни хаос, ни притеснения тиранов.
В такой обстановке потребность в
безопасности не оказывает существенного
влияния на мотивацию. Точно так же, как
насытившийся человек уже не испытывает
голода, человек, живущий в безопасном
обществе, не чувствует угрозы. Для того,
чтобы наблюдать потребности данного
уровня в их активном состоянии, нам
приходится обращаться к проблемам
невротиков и невротизированных
индивидуумов, к представителям социально
и экономически обездоленных классов;
массовые проявления активной работы
этих потребностей наблюдаются в периоды
социальных потрясений, революционных
перемен. В нормальном же обществе, у
здоровых людей потребность в безопасности
проявляется только в мягких формах,
например, в виде желания устроиться на
работу в компанию, которая предоставляет
своим работникам социальные гарантии,
в попытках откладывать деньги на «черный
день», в самом существовании различных
видов страхования (медицинское,
страхование от потери работы или утраты
трудоспособности, пенсионное страхование).

Потребность в безопасности
и стабильности обнаруживает себя и в
консервативном поведении, в самом общем
виде. Большинство людей склонно отдавать
предпочтение знакомым и привычным вещам
(309). Мне представляется, что тягой к
безопасности в какой-то мере объясняется
также исключительно человеческая
потребность в религии, в мировоззрении,
стремление человека объяснить принципы
мироздания и определить свое место в
универсуме. Можно предположить, что
наука и философия как таковые в какой-то
степени мотивированы потребностью в
безопасности (позже мы поговорим и о
других мотивах, лежащих в основе научных,
философских и религиозных исканий).

Потребность в безопасности
редко выступает как активная сила, она
доминирует только в ситуациях критических,
экстремальных, побуждая организм
мобилизовать все силы для борьбы с
угрозой. Критическими или экстремальными
ситуациями мы называем войны, болезни,
стихийные бедствия, вспышки преступности,
социальные кризисы, неврозы, поражения
мозга, а также ситуации, отличающиеся
хронически неблагоприятными, угрожающими
условиями.

Некоторые взрослые
невротики в своем стремлении к безопасности
уподобляются маленьким детям, хотя
внешние проявления этой потребности у
них несколько отличаются от детских.
Все неизвестное, все неожиданное вызывает
у них реакцию испуга, и этот страх
обусловлен не физической, а психологической
угрозой. Невротик воспринимает мир как
опасный, угрожающий, враждебный. Невротик
живет в неотступном предощущении
катастрофы, в любой неожиданности он
видит опасность. Неизбывное стремление
к безопасности заставляет его искать
себе защитника, сильную личность, на
которую он мог бы положиться, которой
он мог бы полностью довериться или даже
подчиниться, как мессии, вождю, фюреру.

Мне
представляется, что есть здравое зерно
в том, чтобы определить невротика как
человека, сохранившего детское отношение
к миру. Взрослый невротик ведет себя
так, словно боится, что его отшлепает
или отругает мать, что она бросит его
или оставит без сладкого. Складывается
впечатление, что его детские страхи и
реакции остались неизжитыми, что на них
никак не повлияли процессы взросления
и научения, – любой стимул, пугающий
ребенка, пугает и невротика.13
Всеобъемлющее описание «базальной
тревоги» невротика можно найти у
Хорни (197).

Стремление к безопасности
особенно отчетливо проявляется у больных
компульсивно-обсессивными формами
неврозов. Компульсивно-обсессивный
невротик поглощен лихорадочными
попытками организовать и упорядочить
мир, сделать его неизменным, стабильным,
исключить всякую возможность неожиданного
развития событий. Он окружает себя
частоколом всевозможных ритуалов,
правил и формул в надежде, что они помогут
ему справиться с непредвиденной
случайностью, помогут предотвратить
ситуацию непредсказуемости в будущем.
Такие невротики очень похожи на описанных
Гольдштейном больных с поражениями
головного мозга: те также ищут спокойствия
в попытках избежать всего незнакомого.
Узкий, ограниченный мир невротика, в
котором нет места ничему новому, предельно
организован и дисциплинирован, в нем
все разложено по полочкам, любая вещь
и явление имеет свое, раз и навсегда
отведенное место. Они стараются обустроить
свой мир таким образом, чтобы оградить
себя от любых неожиданностей и опасностей.
Но если все же, вопреки их стараниям, с
ними случается нечто непредвиденное,
они впадают в страшную панику, словно
эта неожиданность угрожает их жизни.
То, что в норме проявляется как умеренная
склонность к консерватизму, к предпочтению
знакомых вещей и ситуаций, в патологических
случаях приобретает характер жизненной
необходимости. Здоровый вкус к новизне,
к умеренной непредсказуемости у
среднестатистического невротика утрачен
или сведен к минимуму.

Потребность в безопасности
приобретает особую социальную значимость
в ситуациях реальной угрозы ниспровержения
власти, когда бал правят беззаконие и
анархия. Логично было бы предположить,
что неожиданно возникшая угроза хаоса
у большинства людей вызывает регресс
мотивации с высших ее уровней к уровню
безопасности. Естественной и предсказуемой
реакцией общества на такие ситуации
бывают призывы навести порядок, причем
любой ценой, даже ценой диктатуры и
насилия. По-видимому, эта тенденция
присуща и отдельным индивидуумам, даже
самым здоровым, они тоже реагируют на
угрозу реалистической регрессией к
уровню безопасности и готовы любой
ценой защищаться от подступающего
хаоса. Но наиболее ярко эта тенденция
прослеживается у тех людей, мотивационная
жизнь которых исключительно или
преимущественно детерминирована
потребностью в безопасности – такие
люди особенно остро воспринимают угрозу
беззакония.

studfile.net

Потребность в безопасности и защите



Потребность в безопасности и защите
— основная потребность, которая мотивирует человека установить разумный порядок, структуру и прогнозируемость своего окружения.

Психология человека от рождения до смерти. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК.
Под общей редакцией А.А. Реана.
2002.

  • Потребность в автономии
  • Потребность в корнях

Смотреть что такое «Потребность в безопасности и защите» в других словарях:

  • Потребность в безопасности и защите — (Safety security need). Основная потребность, которая мотивирует человека установить разумный порядок, структуру и прогнозируемость своего окружения …   Теории личности: глоссарий

  • ПОТРЕБНОСТЬ(И) — (need(s)) 1. Основные нужды, необходимые для поддержания человеческой жизни. Маслоу (1954) определил иерархию потребностей: основные физиологические потребности в продовольствии, безопасности и защите; психологические потребности принадлежности,… …   Большой толковый социологический словарь

  • Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей — …   Википедия

  • НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА (ЛАБОРАТОРИИ, СЕКТОРА) ПО ЗАЩИТЕ ИНФОРМАЦИИ — Должностные обязанности. Организует разработку и внедрение организационных и технических мероприятий по комплексной защите информации на предприятиях, ведущих работы, содержание которых составляет государственную или коммерческую тайну,… …   Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих

  • СПЕЦИАЛИСТ ПО ЗАЩИТЕ ИНФОРМАЦИИ — Должностные обязанности. Выполняет сложные работы, связанные с обеспечением комплексной защиты информации на основе разработанных программ и методик, соблюдения государственной тайны. Проводит сбор и анализ материалов учреждений, организаций и… …   Квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и других служащих

  • КОМИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СССР (КГБ) — одно из названий партийно государственного органа, выполнявшего задачи по защите коммунистического режима советской России (СССР) от внутренних и внешних врагов. В этих целях КГБ обеспечивал внутреннюю безопасность и осуществлял внешнюю разведку …   Юридическая энциклопедия

  • Потребитель — (Сustomer) Содержание Содержание Определение История развития института защиты прав в Источники правового регулирования в Российской Федерации Основные права приобретателя Процессуальные особенности защиты прав потребителей Споры, связанные с ФЗ… …   Энциклопедия инвестора

  • Покупатель — (Purchaser) Определение покупателя, права покупателя, покупательские критерии Инфоормация об определении покупателя, права покупателя, покупательские критерии Содержание Содержание Определение Таинственный покупатель Цели и задачи исследования… …   Энциклопедия инвестора

  • Мотивация — В статье имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из за отсутствия сносок. Вы можете улу …   Википедия

  • Мотив (психология) — Мотивация (от lat. movere ) 1) побуждение к действию; 2) динамический процесс физиологического и психологического плана, управляющий поведением человека, определяющий его направленность, организованность, активность и устойчивость; 3) способность …   Википедия

psihologiya_cheloveka.academic.ru

Потребность в безопасности (Базовые потребности) | Общая психология

fr_dziecko_klutnia_206065lПосле удовлетворения физиологических потребностей их место в мотивационной жизни индивидуума занимают потребности другого уровня, которые в самом общем виде можно объединить в категорию безопасности (потребность в безопасности; в стабильности; в зависимости; в защите; в свободе от страха, тревоги и хаоса; потребность в структуре, порядке, законе, ограничениях; другие потребности). Почти все, что говорилось выше о физиологических позывах, можно отнести и к этим потребностям, или желаниям. Подобно физиологическим потребностям, эти желания также могут доминировать в организме. Они могут узурпировать право на организацию поведения, подчинив своей воле все возможности организма и нацелив их на достижение безопасности, и в этом случае мы можем с полным правом рассматривать организм как инструмент обеспечения безопасности. Так же, как в случае с физиологическим позывом, мы можем сказать, что рецепторы, эффекторы, ум, память и все прочие способности индивидуума в данной ситуации превращаются в орудие обеспечения безопасности.

Так же, как в случае с голодным человеком, главная цель не только детерминирует восприятие индивидуума, но и предопределяет его философию будущего, философию ценностей.

Для такого человека нет более насущной потребности, чем потребность в безопасности (иногда даже физиологические потребности, если они удовлетворены, расцениваются им как второстепенные, несущественные). Если это состояние набирает экстремальную силу или приобретает хронический характер, то мы говорим, что человек думает только о безопасности.

Несмотря на то, что мы предполагаем обсуждать мотивацию взрослого человека, мне представляется, что для лучшего понимания потребности в безопасности имеет смысл понаблюдать за детьми, у которых потребности этого круга проявляются проще и нагляднее. Младенец реагирует на угрозу гораздо более непосредственно, чем взрослый человек, воспитание и культурные влияния еще не научили его подавлять и сдерживать свои реакции. Взрослый человек, даже ощущая угрозу, может скрыть свои чувства, смягчить их проявления настолько, что они останутся незамеченными для стороннего наблюдателя.

Реакция младенца на различного рода соматические нарушения также гораздо более непосредственна, чем у взрослого человека. Очень часто соматическое расстройство воспринимается ребенком как прямая угроза, как угроза и вызывает страх. Так, например, рвота, колики в животе, острая боль могут полностью изменить мировосприятие ребенка. Образно говоря, для ребенка, испытывающего боль, весь мир становится мрачным, пугающим, опасным и непредсказуемым, – в таком мире может произойти все что угодно. Расстройство желудка, любое другое недомогание, которое взрослый человек счел бы «легким», заставляет ребенка испытывать ужас, вызывает ночные кошмары. В таком состоянии ребенок особенно остро ощущает потребность в участии и защите.

Потребность в безопасности у детей проявляется и в их тяге к постоянству, к упорядочению повседневной жизни. Ребенку явно больше по вкусу, когда окружающий его мир предсказуем, размерен, организован. Всякая несправедливость или проявление непоследовательности, непостоянства со стороны родителей вызывают у ребенка тревогу и беспокойство.В данном случае главную роль играет не столько несправедливость как таковая и даже не боль, связанная с ней, сколько то обстоятельство, что несправедливость или непоследовательность заставляет ребенка ощутить непредсказуемость мира, его опасность, убеждает ребенка в том, что этому миру нельзя доверять.

Если ребенок растет в такой ситуации, когда он не знает что может случиться завтра, или даже через час. Он начнет испытывать постоянную тревогу и стресс. Что может привести к плачевным последствиям и ребенок начнет проявлять невротичное поведение.

Маленькие дети чувствуют себя гораздо лучше в такой обстановке, которая, если уж и не абсолютно незыблема, то хотя бы предполагает некие твердые правила, в ситуации, которая в какой-то степени рутинна, в какой-то мере предсказуема, которая содержит в себе некие устои, на которые можно опереться не только в настоящем, но и в будущем. Вопреки расхожему мнению о том, что ребенок стремится к безграничной свободе, вседозволенности, детские психологи, педагоги и психотерапевты постоянно обнаруживают, что некие пределы, некие ограничения внутренне необходимы ребенку, что он нуждается в них, или, если сформулировать этот вывод более корректно, – ребенок предпочитает жить в упорядоченном и структурированном мире, его угнетает непредсказуемость.

blackstone-fig14_003Несомненно, центральную роль в процессах формирования чувства безопасности у ребенка играют родители и семейная среда. Ссоры и скандалы, разлука с кем-либо из родителей, развод, смерть близкого члена семьи – каждое из этих семейных событий таит в себе угрозу для ребенка. Родительский гнев, угроза физического наказания, грубое обращение, словесные оскорбления подчас вызывают у ребенка столь сильный ужас и панику, что мы вправе предположить, что здесь задействован не только страх перед болью.

Одни дети реагируют на грубое обращение паникой, которую можно объяснить страхом утраты родительской любви, тогда как другие, например, заброшенные, отверженные дети, реагируют совсем иначе – они льнут к карающим их родителям, и судя по всему, не столько в надежде завоевать или вернуть родительскую любовь, сколько потому, что ищут безопасности и защиты.

Реакция испуга часто возникает у детей в ответ на столкновение с новыми, незнакомыми, неуправляемыми стимулами и ситуациями, например, при потере родителя из поля зрения или при разлуке с ним, при встрече с незнакомым человеком, при приближении незнакомца, при встрече с новыми, неизвестными или неуправляемыми объектами, в случае болезни родителей или их смерти. Именно такие ситуации заставляют ребенка отчаянно цепляться за родителей, прятаться за их спины, и это еще раз убеждает нас в том, что родитель дает ребенку не только заботу и любовь, но и защиту от опасности.

В безопасном, любящем семейном окружении дети, как правило, не обнаруживают этих реакций. Реакция испуга у детей, окруженных надлежащей заботой, возникает только в результате столкновения с такими объектами и ситуациями, которые представляются опасными и взрослому человеку.

Потребность в безопасности здорового и удачливого представителя нашей культуры, как правило, удовлетворена. Для того, чтобы наблюдать потребности данного уровня в их активном состоянии, нам приходится обращаться к проблемам невротиков и невротизированных индивидуумов, к представителям социально и экономически обездоленных классов; массовые проявления активной работы этих потребностей наблюдаются в периоды социальных потрясений, революционных перемен. В нормальном же обществе, у здоровых людей потребность в безопасности проявляется только в мягких формах, например, в виде желания устроиться на работу в компанию, которая предоставляет своим работникам социальные гарантии, в попытках откладывать деньги на «черный день».

Потребность в безопасности и стабильности обнаруживает себя и в консервативном поведении, в самом общем виде. Большинство людей склонно отдавать предпочтение знакомым и привычным вещам. Мне представляется, что тягой к безопасности в какой-то мере объясняется также исключительно человеческая потребность в религии, в мировоззрении, стремление человека объяснить принципы мироздания и определить свое место.

Некоторые взрослые невротики в своем стремлении к безопасности уподобляются маленьким детям, хотя внешние проявления этой потребности у них несколько отличаются от детских. Все неизвестное, все неожиданное вызывает у них реакцию испуга, и этот страх обусловлен не физической, а психологической угрозой. Невротик воспринимает мир как опасный, угрожающий, враждебный. Невротик живет в неотступном предощущении катастрофы, в любой неожиданности он видит опасность. Неизбывное стремление к безопасности заставляет его искать себе защитника, сильную личность, на которую он мог бы положиться, которой он мог бы полностью довериться или даже подчиниться, как мессии, вождю, фюреру.

Мне представляется, что есть здравое зерно в том, чтобы определить невротика как человека, сохранившего детское отношение к миру. Взрослый невротик ведет себя так, словно боится, что его отшлепает или отругает мать, что она бросит его или оставит без сладкого. Складывается впечатление, что его детские страхи и реакции остались неизжитыми, что на них никак не повлияли процессы взросления и научения, – любой стимул, пугающий ребенка, пугает и невротика.13 Всеобъемлющее описание «базальной тревоги» невротика можно найти у Хорни.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

poligraf36.ru

способы удовлетворения – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Потребность в безопасности «человека потребляющего»: способы удовлетворения

Д.В. Томбу

Создатель известной пирамиды потребностей А.Г. Маслоу проявление потребности в безопасности видел в стремлении человека жить в стабильном, организованном, предсказуемом мире, где действуют раз и навсегда установленные правила и порядки, где исключены неожиданности и хаос, где у ребенка есть сильные родители, защитники, оберегающие его1. В мире взрослых функции защиты и обеспечения безопасности реализуют различные общественные институты. И прежде всего государство, обеспечивающее закон и порядок, стабильность, спасение от страхов и хаоса в самых разных чрезвычайных ситуациях: войны, теракты, наводнения, землетрясения, общественные беспорядки и тому подобное. Помимо потребности в физической безопасности, существует не менее важная потребность — в безопасности социальной. Это выражается в стремлении иметь стабильную занятость, социальные гарантии (здравоохранение, образование, пенсионное обеспечение), банковский счет; а также в различных видах страхования.

Чувство защищенности складывается из удовлетворения потребности как в общественной безопасности (государственной, финансовой, продовольственной в масштабах страны), так и в личной. Удовлетворение первой — одно из очевидных условий выживания социума. Со способами решения проблем личной безопасности все не так однозначно.

Потребность в разных видах и формах безопасности существует на всех этапах развития человечества, однако именно в современных обществах она приобретает статус национальной (и даже транснациональной) идеи. Объективные основания этой отличительной черты современности подробно описаны в рамках теории социологии риска. О.Н. Яницкий в своей работе говорит о превращении безопасности в нормативный идеал современного общества, социальный проект которого имеет ярко выраженный защитный характер1 2. В повседневной жизни современного человека обнаруживается все больше действий, мотивированных поиском защиты от всего и вся. Причем санкционированный обществом алгоритм этих действий, как правило, сводится к акту покупки. Почему это происходит, каковы последствия, хорошо это или плохо и чего здесь больше — экономики или политики? Для того чтобы попытаться

1 Маслоу А.Г. Мотивация и Личность // http://www.bim-bad.ru/docs/maslow_motivation_and_ personality.pdf (дата обращения: 03.02.15).

2 Яницкий О.Н. Социология риска. М.: LVS, 2003. С. 5.

122

Выпуск 5 2015

Д.В. Томбу

ответить на эти вопросы, на наш взгляд, необходимо учесть следующие принципиальные моменты.

Во-первых, опосредованность большинства страхов культурой конкретной общественной модели. Человек приходит в «готовый мир» и начинает бояться того, чего в нем принято бояться. Человек по своей природе довольно слабо приспособлен к окружающей среде, он жизненно нуждается в себе подобных, и только в кооперации с ними может обезопасить себя от внешних угроз, заодно защитив остальных, создавая условную территорию безопасности. С течением времени эти формы кооперации и средства защиты как и «зоны безопасности» становятся все сложнее, и для того чтобы их воспроизводить, общество сообщает каждому своему новому члену о существующих или могущих возникнуть опасностях, прививает ему потребность в безопасности и, конечно же, формы и пути ее удовлетворения. Здесь целесообразно упомянуть, что управление обществом на протяжении всей истории человечества осуществляется правящей элитой, принимающей все важные решения, в том числе и относительно страхов: кого и чего следует или, напротив, не надо бояться. Отдельные страны, социальные общности и группы извлекают прибыль из производства «опасностей» и пользуются производимыми благами, другие подвергаются их воздействию. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что возникает новая расстановка политических сил в обществе, в основе которой — борьба за определение того, что опасно, а что нет. Возникающие при этом в обществе нестабильность, тревожность, недоверие заставляют искать точку опоры в виде «твердой руки», не исключающей, по мнению О. Яницкого, возврата к прошлому, в том числе авторитарному и тоталитарному3.

Во-вторых, процессы, отличающие современный этап развития капиталистической экономики, объективно обусловлены поиском возможностей как для развития традиционных производств и отраслей, так и для создания новых в условиях товарного перепроизводства и перепотребления. В этих обстоятельствах формирование «новых» потребностей становится не просто конкурентным преимуществом производителя или условием его выживания на рынке, а позволяет сохранить саму систему капитализма. Однако социум устойчив прежде всего благодаря неизменности наших потребностей, и ставка в производстве товаров и услуг на потребность в безопасности всегда будет беспроигрышной. Поэтому культурное нормирование в обществе потребления во многом представляет собой бесконечное культивирование страхов и демонстрацию всевозможных опасностей как потенциальных, так и уже причинивших вред. Здоровье, имущество, финансы, информация, окружающая среда, технические средства и приспособления, конкурентоспособность, даже отношения с близкими и несовершенство собственного тела — буквально все таит угрозу или нуждается в защите. И «рынок» спешит на помощь. Сегодня одним из ведущих направлений развития рынка услуг является удовлетворение потребностей в безопасности, это практически составная часть любой сервисной деятельности (охрана личности и имущества, защита информации, медицинские, банковские, страховые и юридические услуги).

3 Яницкий О.Н. Указ. соч. С. 17-19.

ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

123

Научные сообщения

И наконец, в-третьих, ни одно общество, не желает сохранения индивида, если он не разделяет его базовых ценностей. А потребление в современных обществах давно превратилось в законченную систему ценностей и тотальную организацию повседневной жизни4. Сегодняшний человек не просто потребляет, то есть удовлетворяет потребности, он этим восстанавливает прежде всего экономическую структуру общества. Поэтому появление на исторической арене нового социально-антропологического типа — «человека потребляющего» (Homo Consumens), чья онтологическая сущность проявляется в бесконечных потребительских практиках — вполне закономерно. «Человек потребляющий» — это метафора, указывающая как на высокую значимость роли потребления в жизни современного человека, так и на сложившуюся социальную реальность, обнажившую ряд негативных последствий тотального распространения потребительских идеалов5. Как следствие, все прежде совершенно различные виды деятельности (работа, природа, досуг, культура, семейная жизнь и даже избавление от страхов) свелись к бесконечному потреблению услуг, товаров, сертификатов.

Рассмотрим конкретный пример. Любой среднестатистический взрослый человек, в какой бы точке времени и пространства он ни проживал, воспринимает угрозу пожара как реальную, почти обыденную. В стремлении себя обезопасить от этой угрозы человек будет выглядеть сознательным и адекватным гражданином, совершенно не похожим на объект чьих бы то ни было манипуляций. Что же готово предложить ему современное общество, чтобы снять состояние тревоги по этому поводу? В первую очередь, конечно же, — страхование своего имущества. Затем — приобретение в личное пользование соответствующего помещению набора средств пожаротушения, установку специальной сигнализации. При строительстве дачи или ремонте квартиры — использование, несомненно, более дорогих, но безопасных негорючих материалов, покрытия, огнезащитных красок, пропиток и т. п. А еще одежду из невоспламеняющихся тканей и бесконечный ассортимент техники и всяких устройств, в которых противопожарная безопасность будет основной рекламируемой функцией и т. д. и т. п. В результате человек, несомненно, свою потребность в безопасности удовлетворит, причем без всяких усилий, через акт покупки. Потребляя, человек снимает внутренний и внешний дискомфорт. Но проблема заключается в том, что ощущение безопасности ей не равно. К тому же рынок при помощи институтов экспертизы и рекламы обязательно позаботится о том, чтобы чувство удовлетворенности надолго не задержалось, и уже завтра предложит новые «варианты спасения» в самых разных ценовых категориях. Капитализм устойчив не потому, что максимально эффективно удовлетворяет нужды людей, а потому что максимально эффективно их навязывает. Рассуждая об изменяющемся современном мире, важнейшее свойство которого — неопределенность. З. Бауман обращает внимание на «незнание целей вместо незнания средств» и, как следс-

4 Козлова Н. Социально-историческая антропология. М., Ключ-С, 1998. С. 176-177.

5 Лукьяненко В.И., Хабаров М.В., Лукьяненко А.В. Homo Consumens — человек потребляющий // Век глобализации. 2009. Вып. № 2 (4). С. 149.

124

Выпуск 5 2015

Д.В. Томбу

твие, — на отсутствие основы для рационального поведения у современного человека, хаос, дополненный «контейнером возможностей», причем как еще не обнаруженных, так и уже упущенных. И самая нужная компетентность в современном мире — это компетентность неутомимого покупателя6.

Потребность в личной безопасности и бесконечные варианты ее удовлетворения, предлагаемые обществом потребления, во многом абсолютно искусственны. Они являются результатом огромного количества манипуляционных технологий, реализуемых в интересах дальнейшего развития капиталистической экономики самыми разными институтами, такими как СМИ, реклама, мода, экспертное мнение специалистов, социокультурные образцы массового искусства и т. п., последовательно трансформирующих социальное бытие современного человека.

Но справедливости ради нужно отметить, что то же современное общество, помимо целевых товаров и услуг, предлагает еще и систему норм и правил, возвращаясь к нашему примеру, — обучение пожарно-техническому минимуму или проведение противопожарных инструктажей. Однако эти формы удовлетворения потребности нуждаются в усилиях, удовольствия не доставляют и потому совсем не популярны, особенно в России, где ситуация усложняется низкой нормативной насыщенностью культуры в целом.

Нормативная насыщенность проявляется не только в количестве норм и требований общества к своим членам во всех областях их жизни и деятельности — труде, быте, семейных, межгрупповых, межличностных и других отношениях, но и в их соблюдении. Из европейских стран больше всего норм, правил, стандартов, законов, по единодушному мнению специалистов, существует в современной Германии. В конце находятся страны Восточной Европы, в том числе Россия7. Согласно статистике МЧС, количество пожаров составляет 152 638 единиц только за январь — декабрь 2014 г., при этом основными причинами являются: нарушение правил пожарной безопасности, нарушение правил монтажа и эксплуатации электрооборудования и бытовых электроприборов, нарушение технологических процессов производства и т. п.8 То есть каждый раз речь идет о нарушении норм и требований.

Очевидно, что структуры и организации, заинтересованные в том, чтобы безопасность продавалась, впрочем, как и те, что манипулируют, например, доктриной «лекарственного здоровья», никуда не денутся. Потребление способно стимулировать экономику лишь тогда, когда оно встроено в социальную организацию культуры, повседневной жизни, в частную и публичную сферы, когда происходит переформатирование индивидуальных потребительских систем в систему социокультурных смыслов общества9. Сами по себе пассивные средства

6 Бауман З. Текучая современность / пер. с англ. под ред. Ю.В. Асочакова. СПб: Питер, 2008.

7 Кравченко А.И. Культурология. М.: Академический проект, 2001.

8 Официальный сайт МЧС // http://www.mchs.gov.ru/activities/stats/Pozhari/2014 (дата обращения: 03.05.15).

9 Козловский В.В. Общество потребления и цивилизационный порядок современности // Журнал социологии и социальной антропологии. 2011. Т. XIV. № 5 (58). С. 55.

ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

125

Научные сообщения

безопасности, как и мнения экспертов (врачей, фармацевтов, продавцов-кон-сультантов, страховых агентов и т. п.), необходимы, их наличие и роль несомненны, но недостаточны. Увлеченность советами, заканчивающимися всегда одним — призывом к приобретению, препятствует формированию активной, осмысленной позиции самого человека в обеспечении безопасности своей, своих близких, окружающей предметно-пространственной среды. Но, увы, это требует гораздо больше физических и умственных усилий, чем акт покупки: приобретения знаний и навыков, позволяющих сопротивляться постоянно нагнетаемой средствами массовой информации атмосферы напряженности и страхов, соблюдения общественных норм, личной ответственности — в общем, всего того, что все сложнее обнаружить в человеке потребляющем.

Список используемых источников

1. Бауман З. Текучая современность / пер. с англ. под ред. Ю.В. Асочакова. СПб: Питер, 2008. 240 с.

2. Козлова Н. Социально-историческая антропология. М.: Ключ-С, 1998. С. 176-177.

3. Козловский В.В. Общество потребления и цивилизационный порядок современности // Журнал социологии и социальной антропологии. 2011. Т XIV. № 5 (58).

4. Кравченко А.И. Культурология. М.: Академический проект, 2001. 496 с.

5. Лукьяненко В.И., Хабаров М.В., Лукьяненко А.В. Homo Consumens — человек потребляющий // Век глобализации. 2009. Вып. № 2 (4).

6. Маслоу А.Г. Мотивация и Личность // http://www.bim-bad.ru/docs/maslow_ motivation_and_personality.pdf (дата обращения: 03.02.15).

7. Яницкий О.Н. Социология риска. М.: LVS, 2003. 192 с.

8. http://1000bankov.ru/news/id/1132 (дата обращения: 03.05.15).

9. Официальный сайт МЧС // http://www.mchs.gov.ru/activities/stats/Pozhari/2014 (дата обращения: 03.05.15).

126

Выпуск 5 2015

cyberleninka.ru

Потребность в безопасности — Восхождение. Страх и тревога

Потребность в безопасности

Абрахам Маслоу относит к потребности в безопасности также потребность в стабильности, в защите, в свободе от страха, тревоги и хаоса, потребность в структуре, порядке, законе, ограничениях и в зависимости.

Если человек чувствует угрозу, то рассматриваемая потребность может занимать ведущее место в формировании поведения человека, нацеливая его на достижение безопасности. Как пишет Маслоу, «в этом случае мы можем с полным правом рассматривать организм как инструмент обеспечения безопасности». Стремление к безопасности, становясь главной целью, не только определяет восприятие человеком мира, но и, по словам Маслоу, «предопределяет его философию будущего, философию ценностей».

Потребность в безопасности очень рано проявляется у ребенка, проявляясь в тяге к постоянству и к упорядочению повседневной жизни, к доверию взрослым, олицетворяющим для него целый мир. Детей угнетает нестабильность и непредсказуемость, поэтому они предпочитают безграничной свободе и вседозволенности жизнь в упорядоченном и структурированном мире.

«Маленькие дети, — пишет Маслоу, — чувствуют себя гораздо лучше в такой обстановке, которая, если уж и не абсолютно незыблема, то хотя бы предполагает некие твердые правила, в ситуации, которая в какой-то степени рутинна, в какой-то мере предсказуема, которая содержит в себе некие устои, на которые можно опереться не только в настоящем, но и в будущем». Именно непредсказуемые ситуации заставляют ребенка отчаянно цепляться за родителей, прятаться за их спины в поисках защиты от опасности.

«Среднестатистический взрослый представитель нашей культуры стремится к тому, чтобы жить в безопасном, стабильном, организованном, предсказуемом мире, в мире, где действуют раз и навсегда установленные правила и порядки, где исключены опасные неожиданности, беспорядок и хаос, где у него есть сильные защитники, оберегающие его от опасности», — подчеркивает Маслоу.

Маслоу заявляет, что потребность в безопасности редко выступает как активная сила: «люди, живущие в мирном, стабильном, отлаженно функционирующем, хорошем обществе, могут не бояться хищников, жары, морозов, преступников, им не угрожает ни хаос, ни притеснения тиранов».

Эта потребность, считает Маслоу, начинает преобладать «лишь в ситуациях критических, экстремальных, побуждая организм мобилизовать все силы для борьбы с угрозой». К критическими или экстремальными ситуациями можно отнести войны, революции, эпидемии, стихийные бедствия, вспышки преступности, социальные потрясения и кризисы. В такие периоды люди сами призывают тиранов, чтобы те сильной рукой установили порядок и стабильность.

«В нормальном же обществе, у здоровых людей потребность в безопасности проявляется только в мягких формах, например, в виде желания устроиться на работу в компанию, которая предоставляет своим работникам социальные гарантии, в попытках откладывать деньги на «черный день», в самом существовании различных видов страхования», — пишет Маслоу.

По мнению Маслоу, в стабильное время потребность в безопасности и стремление к стабильности обнаруживают себя в консервативном поведении: «большинство людей склонно отдавать предпочтение знакомым и привычным вещам». Он также считает, что «стремление человека объяснить принципы мироздания и определить свое место в универсуме, наука и философия как таковые в какой-то степени мотивированы потребностью в безопасности».

Хочу обратить ваше внимание на то, что, именно потребность в безопасности лежит в основе рассматриваемой нами ТРЕВОГИ НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТИ.

  • Назад
  • Вперёд

www.strah-i-trevoga.ru

Ребенок. Потребность в безопасности — Психологос

​​​​​​​Защитить ребенка означает создать стабильное, безопасное, спокойное и внимательное окружение, в котором ребенок будет чувствовать, что его любят и оберегают, а намерения и поведение близких ему людей продиктованы искренней заботой о его благополучии.

Искусство обхождения с детьми — это, в том числе, искусство балансировать между свободой и контролем. Определенные ограничения неизбежны, без ограничений дети не смогут чувствовать себя в безопасности. Вседозволенность порождает тревогу, ребенок постоянно будет чувствовать какую-то опасность, а незрелость и отсутствие опыта сделают его и вовсе беспомощным.

Но если ограничений слишком много, если к малышу относятся слишком строго, выдвигают непоследовательные дисциплинарные требования, сурово наказывают за малейший проступок, то ребенок может совсем запутаться и полностью выйти из-под контроля. Все это, конечно, нисколько не способствует развитию самодисциплины и уверенности в себе.

Нужно, чтобы дети находились в теплом окружении людей, которые умеют заботиться друг о друге и не устают выражать свою любовь и расположение — и в словах, и в делах.

Взаимоотношения между родителями

Пример для ребенка — это, прежде всего, его родители. Если отец с матерью часто ссорятся, унижают друг друга и редко проявляют свою любовь, дети чувствуют себя очень неуверенно и тревожно. Как говорил один мой знакомый: «Я часто наблюдал ссоры и драки родителей. И все бы ничего, но я никогда не видел их примирений. Это сильно выбивало меня из колеи». Многим детям почему-то кажется, что негативные эмоции отца и матери — это не что иное, как отражение тех чувств, которые родители испытывают к ним, детям, и что они, дети, и есть главные виновники семейных раздоров.

Едва ли не самое лучшее, что могут сделать родители для своих детей, — это вести себя так, чтобы партнер по браку чувствовал, что его (ее) уважают, ценят, принимают, что он (она) «в команде» и в полной безопасности.

Ситуация. Развод родителей

16-летний парень так описывает свою реакцию на развод своих родителей:

«Когда отношения между отцом и матерью ухудшились настолько, что они решили разорвать свой брак, заключенный семнадцать лет назад, я почувствовал себя страшно одиноким. Отец стал жить отдельно, и на меня это подействовало очень угнетающе. Именно тогда я впервые попробовал наркотики. Я ужасно злился, мне было очень больно оттого, что мы не можем жить все вместе, как другие семьи, и что отец собирается бросить нас и начать новую жизнь».

Реакция — боль

Родители редко это замечают, но во время развода ребенок чувствует себя отверженным и даже виноватым; взрослые недооценивают влияние их развода на детей. Если же отец с матерью при этом выказывают негативное отношение друг к другу, то детям наносится еще большая травма. Разговаривать о своих проблемах с детьми родители часто не решаются из-за чувства вины, страха, смущения, слабости.

Реакция — помощь

Если уж развода не избежать, то должен быть хотя бы план действий, которому нужно следовать. Вот пример такого плана:

  1. Беседуйте с ребенком наедине, убеждая его в том, что он всегда будет любим обоими родителями и вовсе не виноват в их разводе.
  2. Чтобы уменьшить страх перед неведомым, расскажите ребенку о грядущих изменениях и о том, как эти перемены отразятся на его жизни.
  3. Старайтесь не перегружать ребенка и не рассказывать всё за один раз. Большую пользу может принести и консультация у психолога.

Примечания

  • Развод родителей негативно сказывается на ребенке и его чувстве защищенности; последствия такого воздействия могут быть серьезными и долговременными.
  • Родители могут уменьшить пагубное воздействие развода. Нужно вместе обсуждать все сложности и до расторжения брака, и во время бракоразводного процесса, и после него. А еще — во имя детей — необходимо прекратить вражду.
  • Пусть родителей не удивляет, если их дети будут злиться и отказываться от разговора. Примите этот гнев и постарайтесь всё выслушать, понять и утешить ребенка.
Заботливое, любящее окружение

В счастливых семьях принято открыто проявлять свою любовь к родным людям. Чтобы чувствовать себя уверенно и в безопасности, ребенку необходимо видеть, что его родители любят друг друга и любят его.

Общеизвестно, что очень важны начало и окончание чего-либо. Начало и окончание дня, недели, месяца, года — прекрасные поводы для того, чтобы снова и снова показать родным, как вы их любите. Помню, одна женщина рассказывала, что в детстве мама будила ее поцелуем и нежными объятиями. А другая — с грустью призналась, что по утрам она обычно будит своих детей криками: «Поторапливайтесь, а то в школу опоздаете!», «Если не уберешь постель до завтрака, не получишь денег на десерт!»

Знаки любви и расположения — объятия, поцелуи, улыбки, нежность в начале и в конце дня или после разлуки — способствуют созданию теплой, позитивной семейной атмосферы, особенно если не перемешивать все это с придирками и нравоучениями. И конечно же, спонтанные проявления любви и привязанности всегда будут кстати и всегда уместны.

Традиции и ритуалы

Укоренившиеся «ритуалы», традиционные семейные праздники еще больше усиливают в ребенке ощущение стабильности и безопасности. Кроме привычных праздников и дней рождений, можно вместе с детьми установить новые традиции. Например, раз в неделю или раз в месяц устраивать семейный обед, на котором каждый сможет поделиться своими впечатлениями от какого-то приятного события. Или же организовывать обеды-дискуссии: каждый готовит какое-то интересное сообщение, делится информацией с родными, после чего все высказывают свои мнения. Это может быть какая-то политическая, спортивная новость, статья в журнале, газете и тому подобное.

Дисциплина

— Ответственность за совершенные поступки

Родители должны уметь объяснять детям, почему те или иные поступки неуместны или безответственны и почему те или иные действия могут иметь негативные последствия. Так, одна мама, обнаружив, что ее ребенок стащил из магазина игрушку, не стала пускаться в длительные рассуждения, а просто сказала: «В нашей семье не заведено брать чьи-то вещи без спроса и не принято грабить других». Потом она отвела ребенка в тот магазин и — к большому огорчению малыша — вернула игрушку менеджеру, извинившись перед ним. Менеджер принял извинения и сообщил, что, если подобное произойдет еще раз, ему придется обратиться в полицию.

— Излишние ограничения

Произвольные и слишком жесткие ограничения, не обоснованные на доступном ребенку языке или же установленные без его участия и без обсуждения с ребенком, часто приводят к «перетягиванию каната». И что характерно, в такой ситуации оба — и ребенок, и родитель — чувствуют себя неуверенно.

Вот примеры излишних для четырнадцатилетнего подростка требований:

  • Ложиться спать в девять вечера.
  • Не тратить карманные деньги на обеды в закусочных.
  • Не смотреть телевизор в будние дни.
  • Никому не звонить по телефону, разве что в субботу-воскресенье.

— Чрезмерные или неуместные наказания

Слишком жесткие наказания очень сложно «навязать» ребенку, так как он интуитивно считает их несправедливыми. Пользы от подобных наказаний мало, поскольку ребенок больше занят мыслями о родительской необъективности. В результате — дети замыкаются, в отношениях с ними может возникнуть напряженность.

Ниже приведены примеры того, как несправедливо наказывают детей разгневанные родители:

  • Не выполнил домашнее задание — две субботы и два воскресенья сидишь дома.
  • Нарушил ограничение на телефонные звонки — три недели вообще не пользуешься телефоном.
  • Потерял какую-то одежку — десять дней не смотреть телевизор.

— Непоследовательность в наказаниях

Если угрожать ребенку наказанием, а потом не наказывать, то дети начинают тревожиться, сомневаться и перестают доверять родителям. Однажды мой сосед велел своему сыну немедленно вылезать из бассейна, так как через пятнадцать минут всей семье нужно было куда-то идти. Примерно через четверть часа мужчина закричал: «Я считаю до десяти! Если ты не вылезешь из бассейна, мы уйдем без тебя». Досчитав до десяти, он еще дважды начинал счет заново, каждый раз повторяя, что для мальчика это последний шанс, и прибавлял новую угрозу.

Если один из родителей обладает слишком мягким нравом, а другой ведет себя чересчур жестко, это сбивает ребенка с толку. Если родители на глазах детей спорят друг с другом, дети чувствуют себя очень неуютно. Ребенку намного легче, когда родители говорят то, что думают, думают, что говорят, живут дружно и вообще знают, что делают.

— Телесные наказания

Телесных наказаний следует избегать. Как правило, таким способом наказывают за серьезные проступки, но подобные наказания мешают найти выход из трудной ситуации и даже порой перечеркивают саму возможность такого выхода.

К тому же ребенок может сделать неправильные выводы. Когда мы шлепаем малыша, он вполне может решить, что рукоприкладство со стороны более сильного человека, имеющего внушительные габариты, — вполне нормальное явление. Иногда реакция на применение силы наступает не сразу, но от этого она не становится менее острой. Ребенок, которого отшлепал директор школы, ничего не сможет сделать в ответ немедленно. Но он может прийти в школу в воскресенье и как-то напакостить. Если ребенка накажет его отец, он может сорвать свою злость на младшем братике или сестричке.

Если мы не будем извлекать уроки из разных жизненных ситуаций, то чувство неуверенности и незащищенности в наших детях так никогда и не исчезнет. Телесное наказание может исказить саму суть воспитания: физическое насилие способно помешать ребенку что-то понять и чему-то научиться. В идеале — выбор наказания осуществляется с участием ребенка, наказание соответствует проступку, а ваш ребенок чувствует, что вы продолжаете его любить. Кроме того, с помощью наказания вашему сыну или дочери неплохо бы усвоить что-то полезное. Наказание должно быть элементом обучения, а не суровым взысканием, призванным причинить боль и страдания.

— Самодисциплина

Ребенка необходимо приучать к самодисциплине. Нужно предоставить детям возможность пронаблюдать и испытать на себе последствия их же поступков: так дети постепенно научатся владеть собой и «не попадать впросак». Излишняя опека со стороны родителей лишает ребенка такой возможности.

Статус, авторитет, влияние

www.psychologos.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *