Ананкасты – Ананкастное расстройство личности — Википедия

симптомы, лечение, ананкастный тип личности


Ананкастное расстройство личности — это разновидность болезненного педантизма и приверженности к ритуалам, часто сопровождается обсессиями и/или компульсиями. В последнем случае диагностируют
ананкастное обсессивно компульсивное расстройство личности.

Стремление к упорядочиванию и систематизации при этом становятся самоцелью и подменяют собой обычный ритм жизни.

Необходимый информационный минимум

Термин ананкаст происходит от древнегреческого слова означающего принуждение.

Болезненные симптомы проявляются в виде обсессий и компульсий. Обсессии это навязчивые состояния мышления. Компульсии − навязчивые действия в результате обсессивных изменений личности.

Ананкастное расстройство проявляется в таких изменениях характера, при которых здравый смысл и результат часто приносятся в жертву формальным представлениям о порядке.

Казалось бы, что плохого в педантизме, ведущем к аккуратности, обязательности и чистоплотности. Но при ананкастном расстройстве личности все эти благие свойства характера доведены до абсурда. Человек с такими изменениями не просто аккуратен, но аккуратен болезненно. Каждая вещь у него лежит на отведенном для нее раз и навсегда месте. В случае, если ситуация изменилась и требуется изменить порядок расположения предметов, ананкастная личность будет упрямо хранить их на прежнем месте в ущерб здравому смыслу.

Поведенческие реакции такого типа людей обусловлены особенностями их психики. Для каждого события или предмета они стараются найти свое место в окружающем их мире. Человек с болезненно педантичным характером всю жизнь сортирует предметы и события по отведенным им местам. Любое отклонение от установленных им для себя привил и норм он воспринимает очень болезненно, так как это вносит разлад в раз и навсегда установленную им для себя картину мира.

Ананкастная личность редко занимает руководящие должности, так как не обладает гибкостью мышления. Такой человек хорош там, где нужно постоянно соблюдать строго установленные правила, например, при проверке транспорта перед его эксплуатацией.

Причины расстройства

Исследования больных с ананкастными изменениями зачастую выявляют в прошлом наличие родовой травмы головного мозга. Иногда в анамнезе таких людей встречается упоминание о черепно-мозговой травме в раннем детстве.

По статистике вероятность возникновения болезненной педантичности выше у лиц имевших в роду сходную психопатологическую симптоматику. По некоторым данным возможность передачи болезненных изменений по наследству достигает 7%.

Причиной ананкастных личностных изменений могут быть и психические травмы, перенесенные в детстве.

Особенности клинической картины

Симптомы, характерные для ананкастного расстройства личности:

  • тревожность;
  • патологический перфекционизм;
  • ригидность;
  • обсессивные состояния;
  • приверженность к ритуалам.

Педантичный человек делает все по установленным правилам. Все действия сопровождаются тягостными размышлениями. Больной постоянно сомневается в том, все ли он правильно сделал. Это чувство тревожности и мнительности не поддается логической коррекции. Такие изменения эмоциональной сферы являются постоянным фоном всей жизни больного.

Стремление сделать все как можно лучше переходит пределы простого перфекционизма. Один из известных отечественных психиатров высказался, что ананкаст это педант, перешедший определенную границу, за которой уже начинается болезнь.

Как пример такого педантизма, в одном из роликов продавец-ананкаст ходит по залу супермаркета вслед за покупателями и поправляет после них товары на полках.

Ригидность психики ананкастной личности еще один из симптомов. Будучи один раз приверженным определенным правилам и представлениям, такой человек не может изменить свое отношение к предметам и событиям, даже если обстоятельства и изменились кардинальным образом. В случае же, если в силу событий необходимо идти наперекор сложившимся убеждениям ананкаст очень тяжело переживает такой «проступок».

Навязчивые состояния или как их называют обсессии тоже характерный симптом описываемой патологии. Обычно они носят вид тягостных сомнений. Записавшись на прием к врачу, человек заранее переживает, сможет ли он туда вовремя попасть. Послав письмо, беспокоится о судьбе почтового отправления, хотя оно и не имеет большой важности. Субъект, как бы ему этого ни хотелось, не в силах отказаться от навязчивых размышлений о возможных негативных событиях.

Закономерным продолжением обсессий служат ритуальные действия или как их называют компульсии. Ананкастную личность можно легко распознать по ритуалам. К примеру, такой человек специально переступает через трещины в асфальте, считая, что это предохранит его от несчастья. Для того, чтобы дверь была хорошо заперта, он запирает ее определенное количество раз.

Постановка диагноза

Диагноз ставится на основе анализа следующих психопатологических симптомов:

  • постоянные сомнения и беспокойство;
  • патологический перфекционизм;
  • болезненный педантизм;
  • чрезмерное детализирование;
  • упрямство;
  • требование от других соблюдения его правил;
  • подавление собственных желаний в угоду собственным правилам.

Считается, что если у человека присутствуют хотя бы три из перечисленных признаков то такой человек ананкаст.

Возможности современной медицины

Лечение ананкастного расстройства личности в основном психотерапевтическое.

При легких видах нарушений бывает достаточно регулярных индивидуальных психотерапевтических сеансов с использованием методик психоанализа.

Для коррекции компульсивных проявлений проводят сеансы поведенческой терапии. Это необходимо для уменьшения чувствительности пациента к раздражителям, провоцирующим навязчивые действия.

В тяжелых случаях используют медикаментозную терапию. Для снижения тревожного фона применяют анксиолитики. Такое временное медикаментозное снижение состояния тревожности существенно помогает в ходе психотерапевтических сеансов. Назначают и атипичные нейролептики, которые сглаживают патологическую симптоматику без возникновения двигательных нарушений. В случаях, когда болезненные изменения усугубляются депрессией, рекомендованы ингибиторы моноаминоксидазы и легкие антидепрессанты.

Прогноз при своевременном лечении благоприятный. Симптомы расстройства после курсов психотерапии практически всегда нивелируются. Если они и не проходят полностью, то снижаются до уровня приемлемого для социальной адаптации.

Предупреждение возникновения родовых травм и травм головного мозга в раннем детстве − один из методов профилактики ананкастных расстройств личности. В случаях отягощенной наследственности следует бережно относиться к психике ребенка, особенно в раннем возрасте.

neurodoc.ru

Размышления на тему 11. — avgur65 — LiveJournal

                                                      АНАНКАСТНЫЙ ТИП ЛИЧНОСТИ.

 

  Ананкастный тип личности в целом характеризуется заниженной самооценкой, постоянными сомнениями в себе и склонностью к самоанализу. Вместе с тем, для них характерно раннее интеллектуальное развитие, повышенное самолюбие, обидчивость и упрямство. Типичные механизмы защиты – вытеснение, регрессия, инстинктуализация, фантазирование, конверсия, перенос, отрицание, изоляция, идентификация, рационализация, механизм реактивных образований, гиперкомпенсация, расщепление и механизм доминирующих идей.
  В детстве подобные дети отличаются стеснительностью и деликатностью. Они охотно пребывают в обществе своих сверстников, но не тяготятся и одиночеством, где пребывают в своих фантазиях и мечтаниях. В своих компаниях они уступают лидерские позиции своим более активным сверстникам. Нельзя сказать, что это делается с удовольствием, скорее здесь отражается позиция уступок и компромиссов, которую они занимают в этот период жизни.
  В ранний школьный период стеснительность и мнительность нарастают. Им достаточно сложно отвечать у доски. Детьми данного типа болезненно воспринимается любое замечание в свой адрес. Но эта болезненность не носит реакции активного протеста. Скорее, наоборот, в этих случаях они становятся более молчаливыми, впадают в уныние, иногда наблюдаются нерезко очерченные депрессивные эпизоды. В то же время уже в этот период начинают проявляться такие черты, как добросовестность в исполнении как учебных, так и домашних обязанностей, чрезмерная скрупулёзность и озабоченность деталями. Такие дети мало заметны среди ровесников на переменах, но при этом являются прилежными учениками в классе.
  В подростковый период, при сохранности описанных черт, на первый план выступает самолюбие и, как следствие, упрямство и упорство. Кроме того отмечается выраженный педантизм. Именно в этом периоде появляется склонность к самоанализу и излишнему рассуждательству. Требования, предъявляемые к себе личностью, переносятся на окружающих. В этот период жизни у ананкастов впервые на фоне переживаемых сомнений и внешних тревог впервые можно отметить поведенческие реакции с элементами жестокости, а порой даже садизма. Причиняя боль, как правило душевную и как правило, своим близким, они таким образом преодолевают порог своих внутренних сомнений, тревог и неуверенности. Иногда, в отличие от тревожно-мнительных подростков, с целью подавления своей внутренней неуверенности и робости они могут совершить и физический акт, сопряжённый с насилием. Так как эти черты обостряются на фоне сохраняющихся внутренних сомнений, это иногда приводит к надлому личности. В клинической картине этого типа именно в подростковом периоде возникают навязчивые страхи, эпизоды тревоги и ситуации ухода в болезнь. В случаях возникновения навязчивых страхов, в клинической картине ананкастов периодически наблюдались идеаторные и двигательные компульсии принимающие защитный характер – характер ритуалов. Увлечения ананкастов в большинстве своём носят коллективный характер, где он пытается достичь успеха в соревновательном ключе, компенсируя, таким образом, своё чувство неполноценности.
  Половую жизнь данный тип начинает в зависимости от условий и окружения, в которых он пребывает. Ананкасты испытывают сложности в плане проявления чувств, за исключением раздражения и меланхоличной грусти, порождаемой внутренней неуверенностью и страхом. Однако, учитывая, что сексуальное развитие у лиц данного типа часто опережает физическое, в большей части случаев начало половой жизни достаточно раннее. В семейном плане они отличаются своей надёжностью, однако единожды переступив черту верности, в дальнейшем чувство стыда трансформируется механизмом реактивных образований в ощущение вседозволинности. Существенным недостатком в супружеской жизни будут являться излишняя приверженность к чистоте, и аккуратность, предъявляемая в качестве требования к своим домашним.
   Выбор профессии либо определяется старшими, либо самим лицом данного типа, после длительных мучительных раздумий. В работе это прекрасные исполнители или организаторы низшего и среднего звена, редко вступающие в конфликт, добросовестно исполняющие свои обязанности. В исполнительном плане они надёжны, аккуратны и практичны. Для них характерна приверженность дисциплине и порядку. При принятии решения за счёт такой черты, как стеничность, они решают любую поставленную перед ними или перед собой задачу, как бы сложна она не была. Упорство, граничащее с упрямством, пунктуальность и дотошность делает их незаменимыми работниками. Практически всегда добиваются любой цели, даже если эта цель является практически недостижимой. Этим людям свойственны трудоголизм и перфекционизм (достижение наивысшего результата, независимо от уровня важности дела).
  Таким образом, перед нами предстаёт рациональный экстравертированный интроверт с поведенческими реакциями биологического радикала. Это личность склонная к сомнениям, с заниженной самооценкой и при этом очень самолюбивая. Это группа лиц представленная трудоголиками и перфекционистами. Субъекты данного типа поглощены установками, правилами, деталями, приверженностью к социальным условностям и достижением совершенства. Исходя из этих свойств, страдают их гибкость, терпимость и способность к компромиссам. В целом они стараются заслужить одобрение тех, кого считают сильнее себя. Но если они почувствуют, что данная личность, хоть в какой-то мере зависит от них, то тут, же проявляют такую черту, как упрямство. В случаях столкновения с теми, кого считают слабее себя или подчинёнными авторитарны в своих решениях и действиях. Но при этом старательно избегают в формальных ситуациях прямых конфликтов. Самым сложным для данного типа является наличие возможности выбора. На принятие собственных решений у них уходит много времени в силу выше указанных внутренних сомнений и нерешительности. Вечернее время даже при наличии внешней занятости у них уходит на самоанализ и анализ сложившихся ситуаций в течение дня. Кроме того их важными характерологическими чертами являются надёжность, добросовестность и аккуратность. Основными эмоциональными реакциями данного типа являются страх и раздражение, в основе которых лежит постоянное ощущение опасности. И если в доподростковом периоде превалирует страх, то начиная с пубертатного возраста, на первое место выступает раздражение. А раздражение, в сочетании с элементами страха подпитывают такую черту, как упрямство. Однако проявление этих эмоций выражаются более в вегетативных реакциях, нежели, во внешних проявлениях, так как данный индивид старательно контролирует свои эмоции. Лишь в тех случаях, когда вы наносите удар по его самолюбию, ананкаст теряет контроль. Он выдаст раздражение, если вы равного с ним положения или страх, который проявится под видом депрессивной реакции, если данная личность от вас зависима. Основным механизмом защиты данного типа мне видится механизм реактивных образований. Выше я уже указывал на то, что личности свойственно предъявлять внешнему миру требования, которые, по сути, идентичны внутренним установкам, но абсолютно противоположны тому, что мы представляем в бессознательном. Данный механизм работает по тому же принципу. Помню, как после дефолта девяносто восьмого года несколько моих пациентов ананкастов потерявших всё при этой реформе, буквально в одночасье из рачительных, скуповатых, педантичных и пунктуальных хозяев жизни превратились в неряшливых, безответственных, швыряющихся остатками денежных ресурсов особей. Таким образом, могу с уверенностью сказать, что секрет успеха данного типа кроется в возможностях самоконтроля. 
  Деформационный этап развития данного типа представлен заострением таких черт, нарастающая неуверенность и перфекционизм, излишняя склонность к детализации сомнениям. В ряде случаев, на этом этапе мне приходилось наблюдать пациентов практически неэмоциональных и даже, в какой-то степени бесчувственных. На самом деле, эта реакция ни что иное как, коллективное желание защитных механизмов рационализации и изоляции оградить личность от развития обсессивно-фобической симптоматики, характерной для этого периода. Чаще, на фоне обострения черт могут возникать навязчивые мысли и страхи, ипохондрическая фиксация (обострённое внимание к своим болезням и чрезмерное преувеличение их тяжести), навязчивые движения и опасения, приобретающие характер идеаторных и моторных ритуалов, психосоматические наслоения, тяжёлые депрессивные эпизоды.
  На этапе формирования личностной аномалии или собственно расстройства личности можно наблюдать такие нарушения, как перфекционизм достигающий патологического уровня, обстоятельность, постоянные сомнения, достигающие уровня «мысленной жвачки». Достаточно часто они сочетаются с навязчивыми страхами, паническими атаками, ипохондрической фиксацией, которые в будущем приобретали эндогенную очерченность. И, к сожалению, в большинстве случаев подозрения в пользу формирующегося процесса оправдывались. Данные нарушения могут возникать независимо от возраста, начиная с младшего школьного периода.

 С наступающим Новым Годом! И удачной недели.

avgur65.livejournal.com

Педантичный характер (ананкаст). О характерах людей

Педантичный характер (ананкаст)

Описан Куртом Шнейдером (1923), Н. Петриловичем (1966). Изначальная тревожность здесь, по причине педантичного характерологического склада, переживается иначе, нежели тревожно-сомневающимся (психастеническим) человеком. Тревожно-сомневающийся характерологический склад претворяет внутреннюю тревогу, наполняющуюся содержанием окружающей жизни, в болезненные сомнения, а педантичный – в символически-ритуальные навязчивости, ананказмы (от Ананке – имя древнегреческой богини неизбежности-судьбы).

Поскольку педант привержен внешнему порядку до мелочной точности, формалист, «профессионально-скрупулезный» коллекционер до мозга костей – постольку и содержание многих его тревог (как он и сам это понимает) становится тоже, в сущности, бессодержательным в житейски-практическом смысле. Часто при этом бессодержательность выступает уже в таком гротескном виде, что и самому уже остро-неприятно инороден карикатурный педантизм в виде каких-то навязчивостей. Если навязчивое стремление-боязнь ни в коем случае не наступить на какую-черту (чтобы не случилось плохого) или навязчивый страх, что вырвется в разговоре с какими-то людьми совсем не подходящее здесь нецензурное слово и опозорит, порушит карьеру, еще могут не выглядеть для педанта (ананкаста) такой уж ненормальностью, то навязчивое желание во что бы то ни стадо (чтобы все было хорошо) узнать ненужную фамилию продавца какого-то овощного магазина, промелькнувшего вчера на экране телевизора, – это уже и для него самого «окончательный идиотизм».

Истинная, мучительная ананкастическая навязчивость всегда содержанием своим чувствуется страдающим ею человеком как нечто изначально неправильное, глубоко чуждое его отношению к конкретным событиям и людям. Но если это символически-ритуальное «судьбоносное» стремление-желание все же выполнить (чтобы все было хорошо), встревоженная душа смягчается-успокаивается до следующего ананказма.

Ананказмы выполняются обычно лишь тогда, когда возможно их выполнить (скажем, узнать какую-то фамилию) и лишь в пределах морально дозволенного (с точки зрения ананкаста). К примеру, навязчиво убить кого-то или поранить тут практически невозможно (по литературе и опыту моей психиатрической жизни). Но навязчиво убить себя возможно – ананкастически испытывая судьбу на краю пропасти или в попытках застрелиться (навязчивое желание испытать, будет ли осечка). Так, видимо, погиб Маяковский. Как ананкаст он довольно содержательно-отчетливо изображен в книге Ю.А Карабчиевского (1990).

Педанты (ананкасты), будучи нередко страстными коллекционерами, случается, попросту навязчиво крадут важные для них предметы коллекций.

Таким образом, педант (ананкаст) есть человек, природой своей предрасположенный к разнообразным ананказмам, которые вместе с обострениями материнской своей основы – изначальной тревоги-тоскливости – то разрастаются, то увядают. Какая-то увлеченность жизнью, влюбленность или просто перемена места (путешествие), улучшая, оживляя настроение, нередко смягчают или выключают навязчивости.

Частые здесь ипохондрические переживания, тревожная мнительность, боязнь загрязниться, боязнь воров, негодяев, насекомых, сверхаккуратность, страх смерти, муки совести – все это у ананкаста также чаще всего насквозь навязчиво, то есть чуждо своим содержанием душе, не по жизненному существу. Например, не страх смерти от рака (как это случается у психастеника), а страх страха рака. Не страх обидеть человека, а страх страха кого-то обидеть. И так до бесконечности.

Ананкаст обычно не боится смерти, но боится жизни со всеми ее возможными неприятностями, даже самыми крохотными. Боится и собственного несовершенства, своих грехов. Но это, однако, не муки совести, а, к примеру, навязчивые переживания, что совершил что-то недозволенное. Так, Раскольникову ничуть не жалко загубленных им женщин, но навязчиво страшно, что «нарушил букву закона» и теперь накажут. Ведь и в каторге он не раскаялся и так и не открыл Евангелие, лежавшее у него под подушкой.

Один ананкаст, писатель, навязчиво-мучительно волнуется, как бы не случилось чего плохого с женой: по многу раз в день тревожно звонит ей на работу, но, случается, говорит по телефону очень тихо, потому что в соседней комнате в постели его ждет любовница.

Что же есть самое существо ананкастического строя души? Педантически-ананкастическая личностная почва, представляющая собою, по сути дела, ослабленные ананказмы жизни. К навязчивостям (в том числе ананказмам) предрасположены люди с разными характерами, болезнями, но у педантов (ананкастов) как бы сам характер есть ананказм.

Существо педантичного характерологического склада – в навязчивом соблюдении какой-то формы при многих жизненных обстоятельствах на основе чаще материалистического (реалистического) мироощущения. Но реалистичность здесь не синтонная, не напряженно-авторитарная, не тревожно-сомневающаяся, а тревожно-ананкастическая с навязчивым переживанием своей неполноценности, но и с обостренной чувственностью, мощными влечениями.

Гиперкомпенсация нередко внешне искажает внутреннюю беспомощность, инертность-дефензивность педанта (ананкаста) грубоватой демонстративностью-высокомерием, авторитарной бесцеремонностью.

Среди педантов (ананкастов), как и в любом характере, встречаются и щепетильно-нравственные, и зловещие безнравственники с инфантильно-брюзгливой капризностью, морализаторской занудливостью. Но любой ананкаст – мученик. Вот он кому-то нагрубил, принес какое-то крохотное зло – и мучается навязчивым ужасом, что ему теперь отомстят. Изменил жене – и мучается навязчивым страхом венерического заболевания. Самый благородный ананкаст может весь день тревожно-навязчиво мучиться тем, что вот-вот случится страшное, а когда убеждается в том, что вроде бы ничего дурного-то и не случилось, то уж и день прошел.

Многие ананкасты, дабы смягчить свою тревогу, претворяющуюся в мучительные навязчивые ритуалы бесконечного мытья одежды и тела, бесконечные притоптывания и постукивания (чтобы все было хорошо), отворачивания острых углов и другого острого (например, угол книжки, вилка) от близких людей, чтобы не принести им вреда, и т. д., и т. п. – сами устраивают себе (обычно стихийно) более интересную лечебно-навязчивую работу. Этой часто увлекательной ананкастической работой («плетение»-сочинение в голове детектива, сверхтрудолюбивый поиск метафор для каких-то своих писаний, бесконечное погружение в коллекционирование и т. п.) человек заменяет-вытесняет навязчивости мучительные. Так Природа подсказывает пациентам и психотерапевтам прекрасный целебный прием.

Вообще характерологическую педантичность свою следует научиться применять в тех жизненных полезных делах, в которых она именно требуется, чтобы не вырастали из нее тяжелые навязчивости, способные серьезно вредить людям.

Так, один жалкий, но безнравственный ананкаст (покойный уже) более года навязчиво-каждодневно «плел» доверчивой страдающей жене «детективную» историю о том, что прах ее матери он сам, как обещал, захоронил под прекрасным богатым памятником, но туда по каким-то причинам никак нельзя еще поехать. Жена так тяжело переживала смерть матери, что не смогла быть на похоронах и боялась кладбища. Позднее, к ужасу жены, выяснилось, что деньги, предназначенные на похороны, истрачены, а капсула с прахом матери все еще не захоронена. Она хранилась все это время в каком-то шкафу в ресторане, где работал приятель писателя, хранилась под бравурную ресторанную музыку. У этого ананкаста-писателя в голове постоянно в течение многих лет усложнялось-развивалось одновременно по нескольку сюжетов подобных четко-программных лжесплетений, которые он с азартом рассказывал в бесконечных, в том числе телефонных, разговорах со знакомыми, верившими ему поначалу, будто он в чем-то им поможет. При всем этом ему семь раз в день надобно было поцеловать жену, чтобы все было хорошо.

Ананкасту-писателю и ананкасту-ученому в их творчестве обычно свойственны не столько искания духа и мысли, сколько «вымучивание» метафор, сказочно-ярких элегантных построений (как у Юрия Олеши), формул и графиков.

Многие педанты (ананкасты) превосходно выполняют точные, важные для человечества работы, где необходима щепетильная добросовестность.

Педанты (ананкасты) нередко крепкого атлетоидно-диспластического («мосластого») сложения. В России их не так много, но много в скандинавских странах и в Германии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Ананкастное расстройство личности — блог добрых психиатров — LiveJournal

 

K.Schneider
называет их также
неуверенными, П.Б.Ганнушкин и Е.А.Попов
— психастениками. Кстати, именно
психастенический тип акцентуации
характера при неблагоприятном развитии
даёт ананкастное расстройство личности
(от др.-греч. ἀναγκαστῶς — «принуждённый»).
 

 

Яркий пример
того, как червячок сомненья, так и не
став змеем мудрости, мутировал в солитеров
самокопания и аскарид нерешительности.
Сделать выбор — для них великий труд,
на грани подвига сапёра— разве что без
медалей и ежедневный, с разноцветными
проводами и кусачками. Отсюда же и
осторожность: а вдруг что-то пойдёт не
так? Каак сдетонирует!

Ставя знак
равенства между необходимостью выбирать
и хаосом, стараются уменьшить количество
злой коварной энтропии в своём ближайшем
окружении. Отсюда следование правилам
и инструкциям, знакомство с бытовой
техникой исключительно с руководством
пользователя в руках (что значит —
интуитивно понятный интерфейс, вы
издеваетесь?!), любовь к графикам,
перечням, спискам, ранжирам и классификациям
— каждому предмету и явлению должен
соответствовать свой инвентарно-хозяйственный
номер, всё остальное мусор, непорядок
и must die!

По отношению
к будущему закоренелый пессимист — уже
из-за того, что оно упорно отказывается
быть определённым, с гарантийными
талонами и чётким алгоритмом развития
событий, вроде «хорошая учёба — успешный
брак — престижная работа — обеспеченная
старость — забронированное место на
кладбище». Отсюда навязчивые страхи и
мысли — а ну как чего не выйдет да не
так пойдёт? Отсюда же — суеверность,
ритуалы, амулеты и обереги — Папюсу
хватило бы на второй том «Практической
магии».

Будущей
половинке настоятельно рекомендуется
проявлять решительность, не ведя
куртуазных бесед о погодах и модах, а
проведя один сокрушительный
марьяжно-кавалерийский рейд, и чтоб с
безоговорочной капитуляцией! Зато потом
неверности можно не опасаться — ЭТОТ и
Чехова застыдит. Другое дело, что не
только Антона Палыча, но и более живых
и близких, но это уже, как говорится —
за что боролись… Так что показатели
морали, этики и правильного понимания
общечеловеческих ценностей придётся
прокачивать и поднимать до нужного
уровня. Дабы соответствовать. При этом,
правда, будет нелишне обзавестись
мухобойкой, чтобы аргументированно
объяснять, что условности поведения,
дресс-код и всё прочее, принятое в
определённых кругах — это, конечно,
здорово и наверняка имеет под собой
какое-то чёткое логическое обоснование,
но — ХРЯСЬ! — дорогой, давай не будем
возводить всё это в ранг религии… Вот
и ладно, ты у меня такой лапушка!

На работе —
очень хороший исполнитель. Иногда даже
слишком. Такому, с его перфекционизмом,
мечи бы самурайские затачивать, да
клинком в лунном свете любоваться. А
вот обычная работа от этого порой может
пострадать, поскольку будет наш самурай
терзаться невозможностью сделать её
лучше всех, может погрязнуть в подготовке
и мелочах, а там и дедлайн не за горами,
и харакири ему уже начальство сделает.
Плохо заточенным инструментом. Посему
— только чёткие инструкции, пошаговый
алгоритм и готовность простимулировать
коленом под зад, если сильно загонится.
А вот беспокоиться, что уйдёт с работы
раньше, не стоит. Этого ещё и выгонять
придётся. И уговаривать, что нельзя о
производственном процессе думать
постоянно — друзья не поймут, да и
супружеский долг процентами обрастает…

В хозяйстве
быстро обрастает всяким хламом, объяснить
предназначение, историческую или
материальную ценность которого сам не
в состоянии, но уверен, что «когда-нибудь
пригодится». Да и вообще оно уже родное
— как его выкинешь?

Поскольку
от будущего подарков, призов и прочих
бонусов не ждут, склонны к бережливости
вплоть до скупердяйства (чего, к слову,
ждут и от окружающих) — вдруг атомная
война, а запасов гречки, соли и спичек
недостаточно? На тот же всякий
военно-пожарно-катастрофический случай
откладывают денежку — пусть лежит, раз
есть не просит…

При некотором
усилии воображения можно представить
человека такого типа в роли начальника.
Вряд ли крупного — не та психопатология,
не тот полёт… Будет очень добросовестный
начальник. Идеальный для организации
конвейерного процесса — алгоритм,
стандарты… графики, опять же. Правда,
всех задолбает, слоняясь по цеху и лично
вникая в производственный процесс
вместо того, чтобы делегировать полномочия
и предаться приятственной стороне
пребывания в кресле босса.

Ананкастный
научный сотрудник подобен Зенону с его
апорией об Ахиллесе и черепахе: будет
так же мудрствовать — догонит или нет?
Догонит, поимеет и вернётся, расчёсывая
густую эллинскую растительность
черепаховым гребнем. Так что вернёмся
к нашим баранам (тьфу, к МНС) и основной
теме кафедры, хватит на Шнобелевку
нарабатывать!

dpmmax.livejournal.com

Служба знакомств. Учет характеров людей в работе свахи.. Серьезные знакомства и серьезные отношения. Элитные знакомства для серьезных отношений в Москве

Основные проявления и анализ ядра характера.

          Главной чертой данного характера является педантизм, то есть мелочное, придирчивое соблюдение формаль­ных требований. Педантизм имеет такие положительные проявления, как аккуратность, добросовестность, редкая тщательность при выполнении работы без всякого контро­ля со стороны. Педантичный человек остерегается поспеш­ных суждений, взвешивая, словно на аптекарских весах, свои слова и поступки, нередко отличается толковостью, так как досконален в своей практичности. Такие люди не­заменимы там, где требуется точное, пунктуальное выпол­нение обязанностей.

 

         Прекрасно, если авиатехник, проверяющий перед вы­летом самолет, окажется человеком с подобными свойства­ми. Однако если педантизм выражен чрезмерно, то тогда такой авиатехник, многократно проверяя закрученность винтов, может настолько переусердствовать, что свернет винт. У педантичной домохозяйки на кухне царит музей­ный порядок, каждую ночь она встает, чтобы проверить электроприборы и газ, хотя ни разу в жизни не забывала их выключить. В бухгалтерских книгах ананкаста видна чет­кость, законченность. В работе таким людям совершенно не свойственна установка — «и так сойдет».

 

         Внешний облик педанта обычно отличается особой ак­куратностью: ботинки начищены до блеска, одежда всегда чистая и выглаженная, нередко изысканная, волосы хоро­шо подстрижены и уложены. Дажев домашней обстановке такой человек не выглядит неряшливо.

 

         Очень часто ананкасты увлекаются коллекционирова­нием и содержат свои коллекции в образцовом порядке. Если авторитарно-напряжённому человеку важна денежная ценность коллекции или сознание того, что у других такой коллекции нет, то для ананкаста важна ее полнота. Для ряда ананкастов не столь важны предметы коллекционирования, сколько сам процесс. 

 

         Ананкастический человек доволен своей педантич­ностью, считает, что именно так и надо жить. Но при её чрезмерной выраженности, педантичность может лишить покоя, радости жизни, отда­лить от людей, эмоционально иссушить. Патологическая педантичность несет в себе оттенок бессмысленности, навязчивости. Скрупулезно придираясь к деталям, такой человек «закапывается» в них и не способен закончить начатое дело. Буква законов, правил, приказов становится важнее духа самого дела настолько, что оно те­ряет смысл. Гибкость и терпимость порабощаются мелоч­ной придирчивостью, от которой страдают отношения с ок­ружающими.

 

         Даже добродетель, справедливость такого человека, пропитываясь бессмысленным педантизмом, ста­новится тяжелой, давящей. Особенно тяжело, если нет па­уз на юмор, веселье, хоть небольшое, легкомыслие. О таком человеке психологически тонко пишет Чехов в рассказе «Необыкновенный». Главный герой Кирьяков «…честен, справедлив, рассудителен, разумно экономен, но все это в таких необыкновенных размерах, что простым смертным делается душно».

 

         Порой сам ананкаст чувствует, что доходит до абсурда в своей педантичности, но тем не менее продолжает следо­вать ей. (Пример: Учительница началь­ных классов, так тщательно проверяла тетради учеников, что заканчивала этот процесс уже ночью. Через какое-то время она совершенно выбилась из сил, плакала, приходила в отчаяние, но не могла ничего поделать со своей педантичностью. Она уже сама ясно понимала, что это не нужно ни ей, ни ребятам. Более того, реальная учеба уче­ников интересовала ее все меньше, так как в ближайшее время она должна была эмигрировать из страны. В конце концов, она поняла, что ее добросовестность выродилась в навязчивость.)

 

         Навязчивость (ананказм) есть проявление своеобразного педантизма, только перешедшего уже известную грань; частое повторение какого-то действия переходит в навязчивую при­вычку. Навязчивость является родной «дочерью» педантизма, произрастая из него, а затем эмансипируя в самостоятельный феномен. И навязчивость, и патологический педантизм имеют общее в дошедшем до бессмысленности формализме, отрыве от живой, содержа­тельной связи с жизнью. Навязчивость ананкаста — это чрезмерный педантизм, вышедший из-под контроля челове­ка. Навязчивость — это маленький карикатурный портрет педантизма. Разберемся в навязчивостях подробнее.

 

         Навязчивости — это разнооб­разные тягостные мысли, переживания, действия, желания, страхи, навязывающиеся человеку против его воли. Он, по­нимая их ненужность и безосновательность, борется с ни­ми. Иначе говоря, человек к ним критичен. В пылу эмоци­ональной захлестнутости критичность может временно теряться, но стоит человеку успокоиться, как она полно­стью восстанавливается, и он говорит о навязчивостях, как о нелепости, от которой не может отвязаться. В этом отли­чие навязчивостей от бреда и от сверхценных идей, убеж­денность в правильности которых человек отстаивает. При навязчивости мы тоже имеем дело с убежденностью, но только в прямо противоположном — в ее абсурдности. При сомнении речь идет о неуверенности, в которой человеку надо логически разобраться. Если сомнения вытекают из образа мыслей человека, его мироощущения, то навязчиво­сти чужеродны ему.

 

         Наиболее распространено деление навязчивостей на фобии и обсессии (ананказмы). Фобии (страх, боязнь — в пер. с греч.) — это навязчивые страхи конкретного содер­жания, охватывающие человека лишь в определенной об­становке и обычно сопровождающиеся бурными вегетативными проявлениями (обильный пот, сердцебиение, затруднение дыхания и т. д.). Фобии — это непроизвольные реакции на вполне конкретные жизненные ситуации, вне которых они не возникают: избегая подобных ситуаций, можно избегать и фобий.

 

         Ананказмы (от греч., принуждение) или обсессии (от лат., блокада, осада) — спонтанные, идущие изнутри навяз­чивые переживания и действия, которые, в отличие от фобий, не требуют для своего возникновения какой-то кон­кретной обстановки. Навязчивое повторение определенных слов или прикосновение к кончику носа может осуществ­ляться в самых разных ситуациях. В этом смысле от них не убежишь, как невозможно убежать от себя.

 

         Часто говорят об обсессивно-компульсивных расстройствах, суть которых заключается, в том, что навязчивое переживание (обсессия) сопровожда­ется идущим изнутри человека принудительным желанием (компульсия) выполнить какое-либо действие. Компульсия, в переводе с латинского языка, означает принуждение. Компульсивному желанию противостоять весьма трудно, но, в отличие от импульсивного, возможно.

 

         Обсессии и ананказмы встречаются у людей разных ха­рактеров, но везде обнаруживается общность почвы: педан­тизм, склонность к формализму, известная рассудочность, душевная инертность, тревожность, достаточно яркая чувственность.

                                                                

         У ананкастического человека (с резко выраженным характерологическим профилем) обычно масса навязчи­востей, одни из которых представляются ему менее неле­пыми, другие более. Например, опасение не справиться с каким-то заданием (оснований такому опасению нет) и по­терять работу не кажется ему уж столь нелепым. Навязчи­вая мысль, что с кем-то может случиться что-то плохое, со­провождающаяся защитными «оберегами» не вызывает у него чувства глубокой патологичности. Однако, навязчи­вая потребность узнавать породу каждой встреченной со­баки (хотя к собакам он не испытывает никакого интереса), по причине которой он реже выходит на улицу и накупил кучу кинологической литературы, им самим воспринима­ется как «стопроцентный маразм».

 

         Почему же ананкаст, осознавая безосновательность на­вязчивостей, тем не менее продолжает их выполнять? Дело в том, что навязчивости возникают непроизвольно, и чем больше человек старается не думать о них, тем больше ду­мает. Если ананкаст сопротивляется выполнению навязчи­вого действия, то в его душе все сильнее нарастает тревож­ный дискомфорт, и чтобы избавиться от него, человек вынужден уступить и совершить навязчивое действие.

 

         По­сле этого на какое-то время он успокаивается. Суть в том, что с помощью выполнения навязчивостей, ананкаст об­легчает свою душу от свойственной ему изначальной тре­воги. Приведем аналогию: как воду из лодки, в которой по­явилась течь, можно вычерпывать ковшами, уменьшая вес лодки, так и подспудную тревожную напряженность мож­но уменьшить, совершая определенные навязчивости.

 

         Навязчивости ананкаста имеют целебную «хитрость»: ананкаст мучается теми навязчивостями, которые возмож­но, пусть при некотором усилии, выполнить и таким обра­зом ослабить внутреннюю напряженность. Ананкасту не приходит навязчиво-неотступное желание потрогать кам­ни на Луне или пообщаться с Олимпийскими богами. За­крепляются навязчивости за счет инертности, неотделимой от педантизма, то есть по механизму привычки.

 

         Итак, важная особенность ананкастического характера заключается в том, что изначальная, базальная тревога, преломляясь скрупулезной педантичностью, превращается в разнообразные навязчивости, которые можно выполнить и тем самым облегчить душу от тревожной напряженности. У человека с резко выраженным характерологическим профилем ананказмы возникают в обычной повседнев­ной жизни, у человека с умеренно выраженным профилем — в сложных, конфликтных си­туациях.

 

Схематично эту особенность можно выразить так:

 

1. Изначальная (базальная) тревога.

 

2. Педантичность.

 

3. Навязчивости (ананказмы).

 

         У педантических личностей слабый механизм вытеснения неприятностей и опасностей. Ананкасты страдают как от навязчивостей, так и от сомнений. Совесть ананкаста незрелая, «застывшая», ему присущи категории традиционной морали (резкое «или — или»), совесть может угнетать его. Ананкаст может ост­ро переживать по поводу того, что переступил недозволенную черту, что его поступок расходится с его ригидной мо­ралью, и при этом не мучиться по существу: переживания людей, пострадавших от его безнравственности, могут со­вершенно его не трогать.

 

         Страх наказания за совершенный поступок порой превышает раскаяние и чувство вины пе­ред пострадавшим. То есть совесть ананкаста, нередко, также бывает навязчивой, оторванной от его реальных мыслей и чувств. Совестливость же психастеника не несет навязчи­вого оттенка. Даже если психастеник обидел не близкого для себя человека, ему тем не менее стыдно перед ним, он ощущает раскаяние, желание искупить вину, а не просто навязчиво мучается совестью. Совесть психастеника доста­точно подвижна, склонна к компромиссам, к преувеличе­нию вины за совершенный проступок. Ананкаст же может смотреть сквозь пальцы на какой-то свой реальный дурной поступок и изводить себя надуманным грехом.

 

         Некоторые авторы описывая личности обсессивно-компульсивного типа, также отме­чают у них скрупулезность и отсутствие гибкости в обла­сти ценностей и этики, не объясняющиеся культурными или религиозными убеждениями. Они отмечают, что лица с этими расстройствами поглощены правилами, законами, порядками, опрятностью, подробностями и до­стижением совершенства. У таких людей бывает прочный брак и устойчивое положение на работе, но мало друзей. Допускают, что обсессивно-компульсивные особенности личности связаны с жесткой дисциплиной воспитания.

 

         Большинство авторов сходятся на том, что ананкасты отличаются избыточной заботливостью, педантичностью, корректнос­тью, точностью, неуверенностью, компенсация которой ча­сто вымучена и неестественна.

 

        Термин ананказм ведет свое происхождение от имени древнегреческой богини неизбежности и судьбы Ананке, что неслучайно, если обратить внимание на символически ритуальную грань некоторых ананказмов. Ананкаст, про­живая свою судьбу, оберегает ее от неприятностей, совер­шая массу навязчивых ритуалов, как если бы приносил жертву богине Ананке. Его жизнь проходит в добросовест­ной двойной работе: первая заключается в труде по испол­нению навязчивостей, а вторая в его конкретной профес­сии, которую он часто умудряется, при всей ритуальной загруженности, делать не хуже других людей.

 

         Слово «ритуал» имеет, по крайней мере, два смысла: оп­ределенный церемониал и судьбоносное деяние. Под пер­вое определение ритуала навязчивости ананкаста подпада­ют тогда, когда образуют из себя длинные, строго определенные, требующие пунктуального выполнения, це­пи разнообразных действий. Под второе определение на­вязчивости подпадают тогда, когда имеют магически дейст­венный смысл. Ситуация выглядит так, словно, действуя или мысля определенным образом, больной способен магически предотвратить ход событий или повлиять на него. Например, если ананкаст при чтении или письме избежит букву «Х» (знак зачеркива­ния), то ему станет легче, словно он предотвратил неудачу. Он может попросить близкого человека заштриховать в книге все буквы «Х», и только после этого начнет ее читать. Или же, ананкаст никогда не наденет ничего черного, так как черное напоминает о трауре. Если же вдруг недосмот­рит, и в ботинках окажутся черные подметки, то, чтобы «уберечь» себя от злой судьбы, ему придется, перекрестив пальцы, сказать сто раз про себя слово «здоровье».

 

         Соблазнительная черта магии — непропорциональное взаимоотно­шение причины и следствия; малое усилие — движение ру­ки, произнесение проклятия — дает непредвиденный, порой очень большой  эффект». Тогда происходит защитная подмена: вместо того чтобы бояться непредсказуемых жизненных неприятностей, ананкаст бо­ится малейшего нарушения ритуала, контроль над кото­рым находится в его руках. Ирония ситуации заключается в том, что трудно понять, ананкаст ли контролирует ритуал или ритуал ананкаста. Другая защитная грань ритуалов со­стоит в том, что ананкаст, боясь спонтанности жизни, со­здает из ритуального церемониала видимость нерушимого порядка. К тому же навязчивость помогает как бы изолиро­вать, замкнуть свои страхи. (Пример: Когда молодую мать преследует мысль, что она может сделать что-то плохое своему ребенку, и она прячет острые предметы, чтобы ненароком не осуществить свою мысль, то в этом казалось бы бессмысленном действии она замыкает, как в магическом круге, все свои страхи и тревоги, амбивалентные чувства, неуверенность в себе, связанные с мате­ринством).

 

         Нередко ананкаст попадает в ловушку своего защитно­го магического механизма. Придумав защиту от одной на­пасти, он думает о другой, защищается от нее, тогда в голо­ву приходит третья и т. д. К тому же, чем больше защит он выстраивает, тем актуальнее становится чувство, что есть от чего защищаться. Он понимает абсурдность всей своей магической защиты, но отставить ее и жить в мире, полном многочисленных неприятностей, он мало способен. Если бы он не боялся этих возможных неприятностей или мог бы иронически смеяться над своими страхами, то и защит­ные ритуалы не понадобились бы. Ему же не до смеха, страх гонит его от ритуала к ритуалу. Он выполняет их ты­сячами, и все ради одной заветной цели, — чтобы возникло ощущение безопасности.

 

         Ананкаст способен совершать рискованные для жизни действия, что­бы реальными страхами заглушить болезненно-навязчи­вые. Со страшной скоростью он может гнать на мотоцикле или, не умея плавать, переходить через реку по узкой доске.

 

         Ананкастическая педантич­ность может проявляться даже в детстве, хотя возрастное отсутствие собранности мешает цельности педантизма. Ананкастические дети отличаются добросовестностью, дисциплинированностью, стремлением к чистоте, любовью кпорядку. Родителям не нужно следить за их учебой, выпол­нением обязанностей: дети сами себя контролируют. На них можно положиться, они исполнительны. Отмечается интересный парадокс, что у сверх­аккуратных педантов может быть настоящий беспорядок в каких-то областях жизни, потому что они, концентрируясь на определенной теме, уже мало способны выйти за ее пре­делы. Так, домохозяйка, которая часами моет руки, неволь­но запускает свое хозяйство.

 

         Ананкасты бывают разные: нравственные и страшные в своей безнравственности. Интересно, что этическая сторо­на навязчивостей может не совпадать с душевной сутью ананкаста. Например, ананкастическая женщина должна навязчиво позвонить матери пять раз, чтобы справиться про ее дела, самочувствие и при этом давно к ней безраз­лична, холодна. И наоборот, ананкаст может навязчиво высчитывать каждую копейку дома, замучивать навязчивым формализмом подчиненных и в то же время относиться благожелательно ко всем окружающим, приходя им серьез­но на помощь, когда таковая требуется. Ананкасты бывают сложными или примитивными, некоторые из них, несмот­ря на педантизм, даже отличаются тонким чувством юмора. У одних педантизм ярче проявляется на работе, у других — дома, у третьих — практически везде.

 

         Часто людям сложно психологически понять характер ананкаста. Им трудно представить, как можно бояться то­го, во что не веришь. Наверное, стрит вспомнить много­численные «нормальные» навязчивости (постучать по де­реву, обойти черную кошку, помахать на прощание из окна и т. д.), чтобы, оттолкнувшись от этого, лучше понять ананкаста.

Не следует думать, что у ананкастического психопата все переживания только навязчивые и нет настоящих, подлинных. Такое представляется невозможным: ведь нечто ощущается навязчивым только по контрасту с подлинным — в этом суть ананказма. У ананкаста могут быть настоящая застенчивость, муки совести, горе.

 

         Другое дело, что они до­полняются навязчивыми переживаниями или порой сами навязчиво преломляются. У людей с умеренно выраженным характерологическим профилем все может ограничиваться педантичностью, которая не несет для них на­вязчивого оттенка, их полностью устраивает, и которую они хотят видеть в других людях.

  

 О сходстве и различии ананкастного и психастенического характеров.

 

         Несколько слов о сходстве. Оба могут быть самолюби­вы, обидчивы (ананкаст даже острее), добросовестны, при­вязаны к близким, инертны, рассудочны, занудливы, чрез­вычайно тревожны. И тот и другой могут стремиться к порядку и аккуратности, быть склонны к сомнениям. Прав­да ананкаст больше мучается от навязчивостей, а психасте­ник от сомнений.

 

Теперь о принципиальных отличиях.

 

         У ананкаста есть острая чувст­венность, с нередко сильными влечениями. В нем нет двигательной неловкости, он быстр в реакциях, четок. Многие ананкасты весьма практичны, решительны и высокомерны, чего не скажешь о психастениках. Психастеник занудлив ради того, чтобы быть уверенным, что его пра­вильно поняли, или, чтобы удостовериться, что он пра­вильно понял. Он не очень способен к аккуратности, стре­мится же к ней для борьбы со своей рассеянностью, суетливостью, даже неряшливостью в случае усталости. Многие психастеники, принципиальные в существенных вопросах, весьма уступчивы в мелочах, часто безразличны к ним. Ананкаст же занудлив ради занудливости, аккуратен ради аккуратности, порой мелочно бескомпромиссен — все это грани его педантизма.

 

         Психастеник всегда боится смерти, ананкаст обычно ее не боится, но боится мелких жизненных неприятностей. В психастенических ипохондриях острее всего звучат смертельные болезни, а к мелким болезням у него наплева­тельское отношение. Ананкаст может не бояться рака, который у него подозревают врачи, но навязчиво беспокоит­ся по поводу аллергии. Психастеник в отличие от ананкаста не борется со своей тревожностью с помощью опасных для жизни действий.

И психастеник и ананкаст склонны к многократным проверкам. Однако еще до первой проверки ананкаст убеж­ден, что дверь надежно закрыта, а психастеник через мину­ту после третьей проверки снова сомневается — а точно ли, что хорошо закрыл дверь.

 

         Психастенические опасения практически всегда реали­стичны, а в навязчивых, оторванных от реальности, опасе­ниях ананкаста может быть явная нелепость, ясная как не­лепость и ему самому. Проезжая в машине с закрытыми окнами в километре от туберкулезного диспансера, он мо­жет опасаться туберкулеза, даже пойти к врачу и сразу, без всяких анализов, успокоится, когда врач просто уверенно скажет, что никакого туберкулеза нет. Или, наоборот, при самом добросовестном разубеждении, не успокаивается. Психастеник в подобной ситуации не испугается. При ипохондрии внушение на него обычно не действует, разубеждение же помогает радикально.

 

         Ананкасты чаще психастеников оказываются более призем­ленными. Большинству из них свой­ственно реалистическое мироощущение. Некоторые из них атеисты «до мозга костей». Однако в отличие от психасте­ников, некоторым ананкастам свойственно аутистическое мироощущение. 

    

         Службы знакомств и даже свахи должны учитывать характеры людей в своей работе. 

 

xn—-itbaabjk0bcbibsmx2hybo5e.xn--p1ai

2. О сходстве и различии характера ананкаста и психастеника

2. О сходстве и различии характера ананкаста и психастеника

Несколько слов о сходстве. Оба могут быть самолюбивы, обидчивы (ананкаст даже острее), добросовестны, привязаны к близким, инертны, рассудочны, занудливы, чрезвычайно тревожны. И тот и другой могут стремиться к порядку и аккуратности, быть склонны к сомнениям. Правда, ананкаст больше мучается от навязчивостей, а психастеник от сомнений. Теперь о принципиальных отличиях.

У ананкаста нет психастенической «второсигнальности» с «жухлой» подкоркой — наоборот, у него острая чувственность, с нередко сильными влечениями. В ананкасте нет двигательной неловкости, он быстр в реакциях, четок. Многие ананкасты весьма практичны, решительны и высокомерны, чего не скажешь о психастениках. Психастеник занудлив ради того, чтобы быть уверенным, что его правильно поняли, или чтобы удостовериться, что он правильно понял. Он не очень способен к аккуратности, стремится же к ней для борьбы со своей рассеянностью, суетливостью, даже неряшливостью в случае усталости. Многие психастеники, принципиальные в существенных вопросах, весьма уступчивы в мелочах, часто безразличны к ним. Ананкаст же занудлив ради занудливости, аккуратен ради аккуратности, порой мелочно бескомпромиссен — все это грани его педантизма.

Психастеник всегда боится смерти, ананкаст обычно ее не боится, но боится мелких жизненных неприятностей. В психастенических ипохондриях острее всего звучат смертельные болезни, а к мелким болезням у него наплевательское отношение. Ананкаст может не бояться рака, который у него подозревают врачи, но навязчиво беспокоится по поводу аллергии. Психастеник в отличие от ананкаста не борется со своей тревожностью с помощью опасных для жизни действий.

И психастеник, и ананкаст склонны к многократным проверкам. Однако еще до первой проверки ананкаст убежден, что дверь надежно закрыта, а психастеник через минуту после третьей проверки снова сомневается — а точно ли, что хорошо закрыл дверь.

Психастенические опасения практически всегда реалистичны, а в навязчивых, оторванных от реальности опасениях ананкаста может быть явная нелепость, ясная как нелепость и ему самому. Проезжая в машине с закрытыми окнами в километре от туберкулезного диспансера, он может опасаться туберкулеза, даже пойти к врачу и сразу, без всяких анализов, успокоится, когда врач просто уверенно скажет, что никакого туберкулеза нет. Или наоборот, при самом добросовестном разубеждении не успокаивается. Психастеник в подобной ситуации не испугается. При ипохондрии внушение на него обычно не действует, разубеждение же помогает радикально.

Ананкасты чаще психастеников оказываются приземленными, без духовного полета. Большинству из них свойственно реалистическое мироощущение. Некоторые из них атеисты «до мозга костей». Однако в отличие от психастеников некоторым ананкастам свойственно аутистическое мироощущение. Телосложение у ананкастов чаще крепкое, атлетоидно-диспластическое.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Ананкастное расстройство личности

Ананкастное расстройство личности проявляется у человека повышенной сомнительностью, склонностью заострять внимание на мелких деталях, доводить некоторые ситуации до абсурда.

Люди, страдающие от этой напасти, зачастую бывают раздражительными, и несмотря на свою вечную озабоченность, они редко могут сосредоточиться на чем-то действительно важном.

Ананкасты по-разному проявляют свой перфекционизм. Они могут выйти из себя, заметив небольшое пятно на обуви, но при этом не замечать явного беспорядка в квартире. Это расстройство личности входит в МКБ-10, что делает его куда более серьезным, чем оно может показаться на первый взгляд.

Причины возникновения

Обычно ананкастное расстройство личности зарождается еще в раннем детстве из-за морального давления родителей и учителей. Те малыши, которые постоянно находятся «под прессом», склонны впоследствии становиться чрезмерно требовательными к себе и окружающему миру. Многие родители сами порождают в своих детях скрытые комплексы, из-за чего подобные расстройства являются не редкостью.

Также это психическое заболевание является симптомом растущей опухоли, шизофрении или даже аутизма. Но стоит отметить, что в 7% от всех случаев напасть передается генетическим путем. В такой ситуации, человек может столкнуться с ней в любом возрасте и при любых обстоятельствах.

О причинах возникновения ананкастного расстройства также можно прочитать на psy-hospital.ru.

Симптомы

Любое расстройство личности МКБ-10 квалифицируется как особо опасное. Ананкасты редко причиняют вред другим людям, зато их собственное моральное состояние оставляет желать лучшего.

Больных беспокоят постоянные навязчивые мысли, которые могут развиваться на пустом месте. Например, если человеку с ананкастным расстройством покажется, что он с утра забыл выключить чайник, выходя из дома, то он будет думать только об этом весь оставшийся день. Эти люди склонны гиперболизировать бытовые ситуации и доводить их до абсурда.

Также они предпочитают скрывать свои истинные эмоции от окружающих, из-за чего зачастую кажутся холодными и отстраненными. С настоящим энтузиазмом они готовы погрузиться лишь в любимую работу, при этом она не должна требовать от ананкастов быстрого реагирования и скоропостижного принятия решений. Такие люди зачастую занудны, им нравится долго разговаривать на одну тему, перебирать мельчайшие факты, рассказывая о чем-то.

На psy-hospital.ru есть заметка о том, что ананкасты склонны к фобиям, навязчивым состояниям и агрессии. Это действительно так, более того, у них периодически могут случаться неконтролируемые срывы. Именно в такие моменты больные могут нанести вред тем, кто находится рядом с ними.

Диагностика

Установить точный диагноз поможет индивидуальная беседа больного с психологом, прохождение специальных тестов.

У ананкастного расстройства, тем не менее, есть свои характерные особенности, такие как:

1. Навязчивые состояния, абсурдные мысли и идеи.
2. Неожиданные появления нервозности.
3. Упрямство.
4. Излишняя озабоченность мелкими деталями.
5. Боязнь нарушить даже самое незначительное правило.

Все эти факторы являются весьма расплывчатыми, так как они могут проявляться в той или иной мере у каждого человека. Важно учитывать, что ананкасты – зацикленные люди, которые помешаны на мелочах. Это сильно бросается в глаза, как при общении, так и при простом наблюдении за больным.

Но любое расстройство личности МКБ-10 практически невозможно диагностировать без помощи специалиста. Некоторые симптомы могут совпадать у нескольких психических заболеваний, так что риск ошибиться очень велик. Подробнее о диагностике ананкастного расстройства можно прочитать на psy-hospital.ru.

Если есть что сказать по данной теме, ждем Ваши комментарии!

miralady.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *